Ясенева Ника: другие произведения.

Путы льда: читательская версия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды Luide решила пошутить и в соавторстве с Ольгой Шеляг написала коротенькую забавную зарисовку об Исмире, продолжить которую попросила читателей. И вот что из этого вышло... Шантаж, вымогательство и нетрадиционные способы использования драконов в хозяйстве в ассортименте!

   Бал в ратуше.
  
   Праздник был в разгаре, смех и тосты, роскошные одеяния дам, блеск драгоценностей и строгость фраков из дорогих тканей, безумный круговорот сплетен и интриг.
   Гости изрядно намерзлись на празднике первого снега, а потому теперь охотно угощались горячим вином со специями. Ароматный дух корицы, имбиря, гвоздики и апельсина витал вокруг.
   Вежливая улыбка будто примерзла к губам Исмира, который неспешно прохаживался по залу с бокалом в руке.
   Безупречный фрак превосходно оттенял эффектную внешность ледяного дракона - сверкающий бриллиант в черненном серебре.
   Однако настроение у Исмира было вовсе не таким лучезарным, как его улыбка. Опротивело все, разве что юные дурочки своей восторженной наивностью и нелепыми попытками флиртовать могли слегка скрасить вечер.
   Но от их приторных духов и нелепых нарядов у Исмира уже начинала болеть голова.
   Незаметно выскользнув из бальной залы, он решил поискать уединения, благо, до речи мэра оставалось еще добрых полночи... Произнести ответную речь он обязан, а смотреть или участвовать уже нет.
   Отвлекшись на особо громкий взрыв смеха (визгливый хохот какой-то дамы, казалось, ввинчивался в уши), Исмир поморщился, отвернулся... и едва не столкнулся в дверях с совсем юной девицей.
   - Простите, - придержав барышню за локоток, дракон привычно светски улыбнулся. - Вы не ушиблись?
   - Ох, - она залилась жаркой волной румянца, что при ее рыжих волосах (самого нелепого и неприятного морковного оттенка) выглядело жалко и смешно. - О нет! А вы, господин...
   Она явно предлагала ему назваться и завязать разговор, отчего Исмир подавил вздох. Как же предсказуемы эти человеческие женщины!
   - Я тоже в полном порядке, благодарю вас! - произнес он резко похолодевшим голосом. - Простите, мне нужно идти!
   Коротко кивнул и скользнул к двери.
   - Но... господин... - попыталась окликнуть его нелепая девица, но Исмир не оглянулся, будто просто не услышал.
   Найдя уединенный коридор, дракон подошел к ближайшему окну, с усилием распахнул почти сросшиеся створки и с наслаждением вдохнул холодный воздух. Как же тяжело ему было дышать смрадным и жарким духом человеческих жилищ!
   Как же ему хотелось оказаться сейчас дома, среди дрейфующих льдин и вечных снегов!
   От пьянящего аромата специй кружилась голова и все сложнее было вести себя, как ни в чем не бывало...
   - А, господин Исмир, вот вы где! - нарушил его покой веселый голос.
   Дракон вздрогнул, будто очнувшись ото сна, и обернулся.
   На него смотрел уже слегка осоловевшими глазами сам мэр.
   - Хм? - одним этим междометием Исмиру удалось выразить всю глубину своего недовольства. Впрочем, мэр все равно не оценил.
   - А вы тут не замерзнете? - с пьяной заботой мэр похлопал гостя по плечу, даже не понимая, насколько нелепо звучит это предположение. - Пойдемте лучше со мной! Выпьем! За Лед!
   Исмир, в который раз за вечер подавив вздох, легко спрыгнул с уютного подоконника. Обидеть хозяина дома он не мог, отказаться выпить за Лед тем более...
   Заверяя в своей дружбе, г-н Асбьерн попытался приобнять собеседника и увлечь его к праздничному шуму и пуншу, но внезапно резко остановился, кажется, даже слегка протрезвев.
   -Йотун побрал бы этих трещоток! Вы не сочтет за грубость, друг мой, если я попрошу лакея принести напитки нам сюда? Мои дочери ваши страстные поклонницы и не дадут нам даже словечком перемолвиться!
   Он подмигнул Исмиру, будто предлагая разделить свое веселье.
   Исмир чуть наклонил голову, что мэр счел согласием.
   - Я быстро! - пообещал он и махнул рукой на боковую дверцу: - Идите туда, там нас не побеспокоят.
   С этими словами он смешно засеменил к дверям в залу.
   Дракон обреченно проследовал в указанном направлении.
   "И зачем мы пустили людей в Хельхейм?!" - печально подумал он. Ледяным драконам уже не раз довелось об этом пожалеть...
   Распахнув дверь, Исмир замер, первым делом заметив в комнате то, чего там никак не должно быть. Эффектная дама, картинно опершись изящной ножкой о каминный экран, поправляла ажурный чулок вишневого оттенка.
   Обернувшись на звук, прелестница округлила ротик и попыталась одернуть платье, но оно зацепилось за витое украшение и... ткань лопнула с едва слышным треском.
   - Простите, что помешал! - взгляд Исмир отвел с некоторым трудом.
   Надо признать, ножка (и дама в целом) были весьма соблазнительны. К тому же эта проклятая корица...
   -К Сурту ваши извинения, помогите же мне! - разъяренно прошипела она, демонстрируя незаурядный темперамент. - Мое платье!!!
   Исмир, мгновение поколебавшись, шагнул к ней.
   - Позвольте, - учтиво начал он, протягивая руку, но договорить не успел.
   Женщина отчаянно вцепилась в его плечи дракона и рванула на себя, отчего Исмир едва удержался на ногах.
   Рефлексы хищника требовали отразить нападение, и ни ленивый вечер, ни выпитое вино никак на них не повлияли. В следующее мгновение Исмир уже перехватил ее тонкие запястья и с силой вжал податливое тело в кирпичную кладку камина.
   Стукнула, открываясь, дверь.
   - Фух, а вот и я, напитки сейчас принесут! - жизнерадостно пообещал возникший на пороге мэр. - Э-э-э...
   - Ох! - томно простонала дама... и забросила ножку на бедро Исмира.
   Надо думать, со стороны это смотрелось весьма эффектно (и вполне однозначно!). По крайней мере, мэр трактовал увиденное именно так.
   - Вот б...- расстроенно сказал он и вышел, плотно закрыв за собой дверь.
   - После такого вы просто обязаны на мне жениться! - сообщила дама, запрокинув голову, будто подставляя шею поцелую. Кажется, она совершенно не испытывала дискомфорта из-за неудобной позы.
   - Уверены? - скептически поинтересовался Исмир, поднимая брови. Кажется, где-то он ее уже видел. Присмотрелся повнимательнее... Память молчала.
   А вот аромат ее духов - горьковатый и тонкий - был ему знаком.
   - Вот после этого - точно! - усмехнулась она и впилась в его губы поцелуем...
   "Это же она! - успел подумать Исмир. - Та девица, которую я нечаянно толкнул!"
   Впрочем, сейчас она нисколько не походила на нелепую особу с морковными волосами. Скорее на хищницу, которая, притворяясь невинной овечкой, завлекла добычу в ловушку.
   Губы ее отчетливо пахли яблоками и корицей, отчего у Исмира закружилась голова.
   "Вот только афродизиака мне недоставало! - подумал он. - Что-то тут неладно! Нужно оглушить ее и допросить".
   Но тело никак не желало подчиняться доводам рассудка.
   А прелестница сдернула с плеч шелковый шарф.
   - Я хочу вас привязать! - сообщила она с придыханием. В глазах ее бушевало темное пламя. - А потом...
   И, прямо глядя в глаза Исмира, принялась перечислять, что с ним сделает после...
   От восхитительных непристойностей у дракона окончательно пошла кругом голова, и он позволил прекрасной фурии связать себя...
   Нежные женские ручки с неожиданной силой стянули с него одежду, опытные губы незнакомки дарили восхитительные ощущения...
   Из расслабленной неги Исмира вырвало небрежное (и какое-то очень хозяйское) похлопывание по бедру.
   - А ты был ничего так, - снисходительно сообщила ему дама. - А теперь извини, мне пора!
   Она была полностью одета, и только слегка растрепанная прическа выдавала, что женщина... хм, участвовала в происходившем недавно.
   Исмир только сжал кулаки привязанных рук. В отличие от своей... любовницы (если в данном случае ее можно так назвать) он был совершенно гол.
   И, увы, почти так же совершенно беспомощен.
   Шелест одежды, легкие шаги и тишина.
   Прошла минута, другая...
   Вряд ли имело смысл кричать. Не дай Лед, его застанут в таком виде! На привязи, как какого-нибудь пса!
   Исмир скрежетнул зубами и принялся за дело. Однако даже крепким драконьим зубам потребовалось какое-то время, чтобы расправиться с путами...
   По счастью, нахалка не забрала его одежду (то ли не додумалась, то ли не посчитала нужным), и вскоре Исмир вывалился в коридор - взъерошенный и злой, как десяток не вовремя разбуженных медведей...
  
  Продолжение 1. Садистское.
  
  Исмир скрежетнул зубами и принялся за дело. Однако даже крепким драконьим зубам потребовалось какое-то время, чтобы расправиться с путами...
   По счастью, нахалка не забрала его одежду (то ли не додумалась, то ли не посчитала нужным), и вскоре Исмир вывалился в коридор - взъерошенный и злой, как десяток не вовремя разбуженных медведей.
  
   Разумеется, предприимчивой дамочки давно и след простыл. Но не человеческим женщинам тягаться с драконьей сутью: Исмир хищно повёл носом и уверенно двинулся влево по коридору - за еле уловимыми яблочными нотками, до сих пор витавшими в воздухе.
   Ароматный след привёл его к порогу малой гостиной, где юные прелестницы, устав от бальной суеты, могли передохнуть на мягких диванчиках, глотнуть прохладительных напитков и поделиться с подругами успехами на поприще охоты за женихами. Смешавшись с буйством запахов - духи, фрукты, человеческий пот, дым, доносившийся из курительных комнат, - и без того еле заметный след духов коварной незнакомки окончательно потерялся, но в нём и не было нужды: эти морковыне патлы Исмир теперь узнал бы и в полной темноте. Только осознание важности дипломатической миссии, с которой дракон присутствовал на этом балу, удержало его от немедленной расправы, но просто так спустить оскорбление он не смог. Медленно, как хищник, скрадывающий жертву, Исмир двинулся сквозь толпу к вызывающе яркому пятну на фоне прочих блондинистых шевелюр. На его счастье и свою погибель девица заметила его слишком поздно - заметалась мышью перед хозяйской кошкой: сытой, но не утратившей охотничьих инстинктов, но плотные ряды товарок, заметивших приближение дракона и не желавших упускать такой шанс покрасоваться перед ним, не дали ей сбежать. Исмир протолкался поближе и в упор смерил жертву уничтожающим взглядом. На удивление, среди толпы девица растеряла весь свой пыл и опять приобрела нелепый и даже гротескный вид - словно курица, рядящаяся в павлиньи перья. Под пристальным взглядом обманутого, но ничуть не смущённого сим фактом дракона она совсем сникла, явно опасаясь, что тот вынесет на всеобщее обсуждение подробности их приватного общения.
   -Что ж вы так скоро лишили меня своего милого общества, милая барышня? - ласково осведомился дракон, и в его голосе бывшая охотница почуяла свою гибель. - Я даже не успел узнать вашего чудесного имени.
   -Р-ракель, - девица с трудом заставила голос не дрожать.
   -Ракель? - переспросил дракон, подняв одну бровь. Девичья стайка вокруг восхищённо ахнула: такой фокус они видели впервые. - Достойное имя для такой особы. Но не забывайте, дорогая: драконы не прочь иной раз разорить стада беспечного пастуха.
   (прим. авт.: Ракель - овца)
   Была в ней какая-то неправильность: почти неуловимая, а оттого особенно раздражающая, как еле заметный аромат, который пытаешься вычленить среди десятков других запахов, но сколько ни прислушивался он к своим ощущениям, сходу разгадать загадку не удалось. Дракон раздражённо фыркнул и, отвесив напоследок девичьему обществу что-то вежливое и светское, стал пробираться к выходу.
   На следующий день его ленивые утренние размышления были бесцеремонно прерваны самым отвратительным способом.
   -К вам посетитель, господин дракон, - почтительно сообщил слуга, - господин Хемминг к вашим услугам.
   В комнату, оттолкнув безропотного слугу, ворвался юный хлыщ вроде тех, что увивались вчера за легкомысленными девицами из гостиной, такой же отвратительно рыжий, как давешняя нахальная девица. Дорогое платье не могло скрыть юношеской угловатости, пухлые щёки ряд ли были основательно знакомы с бритвой, но глаза пылали яростью и угрюмой решимостью, а руки непроизвольно сжимались в кулаки.
   -Господин дракон, - с места в карьер бросился юноша, - вчера на балу вы посмели запятнать честь моей сестры, воспользовавшись её чистотой и невинностью! Когда вы намереваетесь назначить свадьбу, дабы смыть пятно позора с её трепетной души?
   -Невинностью? - дракон от такой нелепости едва не потерял дар речи. - Этой вашей овечки? Да вы смеётесь надо мной, господин Хемминг?
   -Ничуть! - с жаром вскричал преданный брат, хватаясь за отсутствующие ножны. - А если вы намереваетесь уклониться, я вызову вас на дуэль!
   Вид искренне заливающегося смехом дракона несколько поколебал уверенность юнца в выигрышности своей стратегии.
   -Ну, вот что, господин Хемминг, - отсмеявшись, сообщил Исмир, - вашей сестре следует поумерить пыл в своём стремлении выскочить замуж. С такими методами она семейного гнёздышка точно не совьёт, а репутация её зависит теперь только от моего доброго настроения. Так ей и передайте. Свен, проводите господина.
   Подталкиваемый неумолимым слугой, господин Хемминг всё же покинул негостеприимного дракона, суля ему всяческих бед, а Исмир крепко задумался. Была в незваном госте та же неправильность, что вчера насторожила дракона в Ракели: неприятная, царапающая, ускользающая подобно угрю, а оттого особенно противная.
   -Свен, - окликнул он, - ты знаешь этого человека?
   -Да, господин дракон, - Свен почтительно поклонился, - это помощник аптекаря, по слухам, очень толковый юноша. Говорят, он и руны неплохо знает.
   Хм, аптекарь, значит. И руны знает. Руны... Руны!
   Старый Свен только головой покачал вслед стремительно сбегающему с лестницы Исмиру. Порывистости молодого дракона он давно уже не удивлялся.
  
   Очередной бал в ратуше был куда как хорош. Повод был значительный: младшая племянница господина мэра праздновала совершеннолетие и одновременно помолвку с начальником гарнизона. Дракон скользил меж гостей, машинально приветствуя старых знакомых, с упорством акулы выслеживая знакомые морковные пряди. Искомая девица обнаружилась у окна в компании счастливой невесты и её подружек. При виде дракона она счастливо зарделась и одарила его лукавым взглядом из-под веера. Взбешенный этим притворством, Исмир всё же нашёл в себе силы сдержаться и не портить себе игру на самом интересном месте.
   -Ах, Исмир, - нарочито опустив 'господина', пропела Ракель, - как чудесно встретить вас на этом балу! Неужто правда болтают, что вы надумали жениться?
   -Жениться? - саркастически усмехнулся он, - уж не на вас ли, дорогая Ракель? Или я должен называть вас господин Хемминг? - с этими словами он бесцеремонно протянул руку и вытащил из-за корсажа девицы кулон: Перт и перевёрнутая Турисаз. Ракель побледнела и как-то спала с лица, черты её неуловимо изменились, поплыли, и через миг перед почтеннеёшей публикой предстал господин Хемминг собственной персоной: в дамском платье и донельзя смущённый.
   -Мастерская иллюзия, не так ли? - продолжал издеваться Исмир. - Скажите, господин Хемминг, и давно вас посещает столь странное желание замужества?
  
   В общем, скандал вышел преизрядный.
  
   Много позже дракон в компании мэра стоял на балкончике, наблюдая, как констебли усаживают сконфуженного помощника аптекаря в дежурный экипаж. Бокал приятно холодил руку, а осознание чистой победы дарило ничем не замутнённую радость.
   -Скажите, господин Исмир, - осторожно осведомился мэр, - этот... недостойный человек... он в самом деле превращался в женщину?
   -Разумеется, нет. Он всего лишь очень успешно ею прикидывался. (прим. авт. Хемминг - оборотень)
   -Как же вы не распознали-то сразу? Кгхм... - под уничижительным взглядом дракона мэр смешался и сделал вид, что очень увлечён содержимым своего бокала.
   -Люди коварны, - философски сказал Исмир. - А афродизиаки действенны даже для драконов....
   -Что-то? - задохнулся мэр, - да такого распутства себе даже люди не позволяют!
   -Смею напомнить, - ледяным тоном заметил дракон, - что сия неприятная история была затеяна именно человеком.
   Мэр тоскливо заглянул в опустевший бокал.
   -Молодости свойственно совершать глупые поступки, - тоскливо протянул он. - Может, этому самонадеянному юноше повезёт попасть в хорошие руки, и из него ещё выйдет толк.
  
   Мэр как в воду глядел. Будущая бабушка, а сейчас - достойная барышня Роза, невесть какой случайностью занесённая на помолвочный бал, весьма заинтересовалась оригинальными талантами господина Хемминга и даже приняла в его судьбе живейшее участие. Придавленный позором, тот почти не сопротивлялся. Свадьба была скромной, молодые вскоре уехали обратно в Мидгард, на родину Розы, где зажили вполне респектабельной семьёй. Под чутким руководством будущей бабушки к сорока годам из Хемминга получился вполне приличный дедушка, но ни сам он, ни бабушка, ни их дети, ни даже сам Исмир не могли предугадать, чем обернётся для их внучки дедушкино увлечение драконами.
  
   Но всё это было в далёком будущем, а сейчас мэр и дракон мёрзли на балкончике - точнее, это мэр мёрз, а дракон наслаждался, - и старательно делали вид, что вполне удовлетворены обществом друг друга.
   -Скажите, - мэр, наконец, не выдержал и осмелился задать самый мучающий его вопрос, - ну неужели вы совсем не почувствовали разницы?
   -Ах, оставьте этот ханжеский тон, - дракон с лирической печалью глянул сквозь бокал чистейшего хельского самогона на сиявшую над заснеженными садом полную луну. - Мальчик, девочка - какая, в жопу, разница?
  
  Продолжение 2: шантаж, вымогательство, угрозы и некоторые недокументированные последствия использования ледяных драконов в качестве тренажёров для Сил любви! Специально для второй ипостаси любимого автора))) И на закуску - немножко про идеальных женщин для Исмира)))
  
  
   По счастью, нахалка не забрала его одежду (то ли не додумалась, то ли не посчитала нужным), и вскоре Исмир вывалился в коридор - взъерошенный и злой, как десяток не вовремя разбуженных медведей. На пороге комнаты его взгляд зацепился за что-то белое, оказавшееся измятой, должно быть, случайно обронённой визитной карточкой. Коварство драконов сравнимо только с их любопытством: именно последнее заставило Исмира нагнуться и поднять измятый кусочек картона. Исходивший от него знакомый сладковатый аромат не оставлял никаких сомнений в том, кто был его владельцем.
   Владелицей.
   Исмир тщательно спрятал провокационный предмет и хищно ухмыльнулся. Барышня Инга, затевая свою сомнительную авантюру, понятия не имела, насколько мстительными бывают драконы!
  
   Коварная соблазнительница покинула бал в спешке, постаравшись не привлечь к себе излишнего внимания собравшейся публики. К счастью, в главном зале начиналось представление какой-то заезжей знаменитости, невесть каким чудом занесённой в этот холодный край, и ей удалось ускользнуть практически незамеченной. Семейный экипаж без особых проблем доставил девшку к небольшому особняку, где с недавних пор Инга обреталась в гордом одиночестве, не считая двух слуг и приходящей кухарки. После смерти отца девушка в одночасье стала единоличной владелицей небольшого капитала, пакета акций весьма доходной пароходной компании и некоторой недвижимости, и обрушившаяся на неё свобода слегка вскружила Инге голову.
   Оставшись одна, Инга торопливо стянула рыжий парик, сбросила неудобное платье и принялась смывать боевую раскраску. Крем для усталых ног, маска для лица, лёгкая ванна с ароматической солью... Через неделю бал даёт начальник порта, и девушка собиралась появиться там во всеоружии, благо папины акции фактически стали пропуском почти во все аристократические дома. Дракон наверняка запомнил её и обязательно заявится на бал в расчёте на новую встречу, лениво размышляла Инга, нежась в тёплой воде. А там уж она не даст ему ускользнуть!
  
   Но очередная встреча с предметом грёз случилась гораздо раньше и прошла совсем не так, как себе нафантазировала юная барышня. Всего через два дня Инга скучала в отцовском кабинете, для вида перебирая бумаги. Отцов управляющий, отчаявшись вдолбить в эту прелестную головку хоть каплю представлений об управлении акциями, сбежал, отговорившись срочными делами. Внезапно дверь в кабинет бесшумно распахнулась, и на пороге возник молодой дракон - сияющий хищной, снежной красотой, гибкий, бесконечно соблазнительный... и безнадёжно рассерженный.
   -Вам следует лучше следить за своими вещами, барышня Инга, - с порога посоветовал он, демонстрируя онемевшей от изумления девице измятую карточку.
   -О-о! - восторженно выдохнула она, справившись с шоком. - Ты сам нашёл меня! Это так ми-ило!
   -Не припомню, чтобы мы переходили с вами на 'ты', - еле сдерживая ярость, прошипел Исмир. Та кокетливо захлопала ресницами:
   - После всего, что между нами было...
   -Что там между нами было? - невежливо перебил он, - всего ничего! Это отнюдь не повод фамильярничать, госпожа Инга.
   - Ты такой душка, когда сердишься! - девушка расплылась в самой умильной из всех виденных драконом улыбок и со счастливым вздохом утвердила маленький подбородок на сжатых кулачках. Взгляд её, преисполненный беззаветного обожания, был устремлён только на дракона и больше никуда.
   - Я требую объяснений! - Исмир, в общем-то, начал догадываться, что конструктивного диалога с этой человеческой самочкой у него не выйдет, хотя попробовать стоило. Следующая реплика Инги только утвердила его в этом мнении:
   -Ну зачем ты со мной так? Я ведь уже могу быть беременна!
   -Вот как? - с прохладцей уточнил Исмир. - Что же, вы намереваетесь отложить яйцо? Прелюбопытнейший, должно быть, выйдет эксперимент!
   -Яйцо-о?!
   -А что вы хотели от мерзкого ящера? - дракон откровенно наслаждался замешательством обидчицы. - Впрочем, не думаю, что это может что-либо изменить в моём к вам отношении. Не люблю, знаете ли, распутных девиц.
   Девушка возмущённо вскочила с места, готовая разразиться гневной тирадой, но дракон не дал ей такой возможности:
   -Надеюсь, вы сполна удовлетворили своё любопытство в плане драконьей физиологии и в дальнейшем будете держаться от меня подальше. - Исмир смерил напоследок девицу презрительным взглядом и исчез за дверью, не потрудившись даже попрощаться. Инга фыркнула и непримиримо скрестила руки на груди:
   -Мы ещё посмотрим, чья возьмёт!
  
   Две недели спустя Инга всерьёз засомневалась, что шутка насчёт яйца была только шуткой. Будучи девушкой довольно образованной, она представляла себе, откуда берутся дети, и что именно этому предшествует. Но прежде чем радовать неуловимого дракона (о котором, к слову, с той памятной встречи в кабинете не было ни слуху, ни духу) известием о грядущем пополнении, неплохо было бы убедиться в том, что она все признаки этого самого пополнения распознала правильно. А потому, приняв все меры к соблюдению инкогнито, Инга отправилась в уютнейший домик госпожи Брунгильды, слывшей в городе лучшим специалистом в женских делах.
   -Как же это ты не убереглась, деточка? - Брунгильда, которая по виду вполне могла баюкать на коленях ещё бабку Инги, сокрушённо покачала головой. - Дракон, да ещё ледяной? Да ты ж себе всё там поморозила! И о чём только думают нынешние барышни? Ну-ка рассказывай всё по порядку.
   Инга, запинаясь и краснея, выложила краткую версию праздничного приключения. Брунгильда только головой качала:
   -Ещё и привораживать додумалась! Запомни, деточка: драконам любовных зелий вообще давать нельзя, дуреют они и себя не контролируют. Повезло тебе, что так легко отделалась, могла б и вовсе здоровья женского лишиться.
   -Так, может, мне это... огненного дракона найти? - робко предложила незадачливая соблазнительница, комкая юбку. Брунгильда заполошно взмахнула руками:
   -И думать забудь! Думаешь, Лёд заморозил, так Огонь отогреет? Дракон - это тебе не печка. Выбрось из головы эти глупости, коли детишек своих когда-нибудь иметь хочешь, не то так пустоцветом и останешься.
   Потом целительница поила её горькими отварами, сажала в горячую - едва можно было терпеть! - лохань, пахнущую так же терпко и остро, как подозрительное варево в кружке, и долго толковала о простых женских мудростях, какие всякая хорошая мать непременно говорит своей дочери, да вот беда: Инга росла без матери...
   Приговор Брунгильды был неутешительным: лечиться и ещё раз лечиться. Не менее полугода предстояло Инге пить горькие травы, мазаться мазями, принимать противные на вид ванны и надеяться, что всё обойдётся без последствий.
   'Ему-то, гаду чешуйчатому, хорошо!' - с обидой думала девушка по дороге домой, прижимая к груди выданный целительницей свёрток с лекарствами. - 'Удовольствие получил - и смылся, а я теперь расхлёбываю!'
   О том, что без такого удовольствия Исмир с превеликой радостью бы обошёлся, девушка предпочитала не задумываться. Но желание сделать дракону какую-нибудь гадость с каждой минутой становилось всё сильнее.
  
   -Барышня Инга? - господин Давен, владелец единственной в городе юридической фирмы, галантно предложил девушке сесть. - Приятно познакомиться. Чем могу служить?
   Инга, стараясь не запинаться, изложила дело. Выходило, что коварный дракон воспользовался её красотой и доверчивостью и бросил, не предупредив о последствиях. А ведь мог бы. А ей бы теперь хоть какую компенсацию с него стребовать на поправку здоровья: не всё ж ящеру девственница, как говорится. Хотя порядочные мужчины в таких случаях сами, господин Давен, знаете, как поступают.
   -Значит, вы признаёте, что был несанкционированный контакт третьего рода с господином драконом? - невесть чему обрадовался поверенный. - Что ж, это облегчает нам задачу. Вот, ознакомьтесь. - Он плюхнул перед Ингой пухлую папку.
   -Что это? - оторопела девушка.
   - Исковое заявление, - скучным голосом сообщил господин Давен, раскрывая перед незадачливой соблазнительницей дело. - Вам вменяется покушение на изнасилование, незаконное использование приворотных, наркотических и психотропных средств, а также рун. Кроме того, потерпевший утверждает, что нелицеприятным отзывом о его мужских способностях вы нанесли ему глубокую психологическую травму, и требует компенсации морального ущерба - вот счёт на посещение курса психотерапии и восстановительных процедур, рецепт на успокоительный сбор... Также подан иск о защите чести и достоинства: утверждение о его мужской несостоятельности является клеветническим, порочащим доброе имя потерпевшего и преследуется по закону, пожалуйста, ознакомьтесь со свидетельствами очевидиц.
   Инга ошеломлённо посмотрела на стопку упомянутых свидетельств: надушенные листки розовой бумаги, тонко выделанный пергамент, искусная вышивка и даже парочка изящных гравюр - всё это были письма, и в каждом из них девушки заявляли уверенность в недюжинной животворной силе дракона и были готовы присягнуть, что засвидетельствовали её проявление лично.
   -... на момент свершения преступления потерпевший находился при исполнении, что является отягчающим обстоятельством, как и упомянутое ранее использование афродизиака, - меж тем бубнил поверенный. - Вот, пожалуйста, ознакомьтесь с результатами лабораторных анализов... Также вы обвиняетесь в злонамеренной попытке заразить потерпевшего срамной болезнью, с целью скомпрометировать его перед мировой общественностью, анализы тоже прилагаются. К счастью, драконий иммунитет уберёг его от этой напасти, но клан Льда уже прислал нам официальную ноту протеста, а невеста Исмира в одностороннем порядке расторгла помолвку. Сорвался важный политический союз... Сами понимаете, дело политическое...
   -Это какой-то бред, - неверяще прошептала Инга, глядя на груду бумаг. Казавшаяся гениальной идея обернулась полнейшей катастрофой.
   -Ну что вы, милочка? - снисходительно усмехнулся господин Давен, - это вовсе не бред, а пожизненное с конфискацией... Впрочем, принимая во внимание добровольную явку, думаю, пару годиков вам скостят.
  
   Когда в дело вступает политика, обычным людям лучше отступиться - пусть они хоть сто раз наследники приличного состояния. Разбирательство было недолгим: Ингу признали виновной по всем пунктам обвинения, однако учли в качестве смягчающих обстоятельств добровольную явку, молодость и искреннее раскаяние обвиняемой. С пакетом акций пароходной компании пришлось расстаться - он ушёл в качестве компенсации 'ущерба', и то Исмир сопротивлялся так, будто его самого норовили упечь за решётку. Вредного ящера уговаривала на мировое соглашение вся правящая верхушка, и только прямое вмешательство Хель спасло излишне любвеобильную девицу от тюремного заключения. Подписывая бумаги, Инга кляла драконью жадность и собственную глупость, искренне считая, что ещё легко отделалась. О сколь-нибудь приличной карьере, не говоря уже о замужестве, можно было и не мечтать, но невозможность прервать лечение вынуждало девушку повременить с отъездом. Какое счастье, что господин Давен сумел спасти её имущество от полной конфискации! Кое-какие сбережения позволят пережить зиму, а там она уедет из этих постылых краёв, чтобы никогда больше не возвращаться к местам своего позора. Подписав последний документ, Инга швырнула перо и, не прощаясь, покинула контору. Дома её ждали припарки и противные травяные отвары госпожи Брунгильды, недовольный управляющий и полнейшее одиночество.
  
   Бал кипел от края до края, норовя выплеснуться за пределы особняка подобно позабытому на огне супу. Исмир, целый месяц успешно избегавший приглашений, в этот раз отвертеться не сумел и теперь прятался от общественности за довольно уродливой гипсовой статуей, изображавшей утомлённую жизнью носильщицу. Из угла открывался превосходный обзор на всю танцевальную залу, а в плоскую чашу, вскинутую на плечо статуи, оказалось очень удобно ставить бокал и тарелку с закуской, так что в конце концов сегодняшний приём перестал казаться дракону совсем уж отвратительным. Лениво прихлёбывая мятно-полынную настойку, Исмир вполглаза изучал собравшееся общество, как вдруг его внимание привлекло нездоровое оживление у входа. Изящно скользя меж разряженными дамами и чопорными кавалерами, в зал впорхнула юная девица, и от вида её дракон едва не поперхнулся тарталеткой. Довольно длинные волосы незнакомки стояли дыбом и топорщились в разные стороны подобно иглам заморского зверя дикобраза, разделённые посередине головы устрашающего вида зубчатым гребнем - по виду, выполненным из волос же. Правая половина головы была снежно-белого цвета, левая имела тот сочный вишнёвый оттенок, которым по праву гордились огненные драконы. Но Исмир готов был хвост отдать на ощипание: драконом незнакомка точно не была! Наряд девицы был не менее причудливым, чем причёска: кожа, шёлк, кружево, прозрачный тюль и органза, всё густо-чёрного цвета, в немыслимых сочетаниях складывались в узкое длинное платье-футляр, изобилующее шнуровкой, довольно толстыми цепями и металлическими бляхами. В толпе разгорячённых танцами гостей гостья скользила с уверенностью, свидетельствующей о богатом опыте посещения подобных мероприятий. Манеры её были безупречны: ни следа напускного жеманства или кокетства, так раздражавших дракона в подавляющем большинстве молоденьких дурочек, ни малейшего притворства в скромных улыбках, расцветающих в ответ на приветствия и комплименты. Самый строгий ценитель этикета не нашёл бы, к чему придраться. В какой-то момент девица промелькнула совсем рядом с затаившимся драконом - так близко, что он даже успел уловить аромат её духов: мята, можжевельник и тонкая нотка морской свежести. Исмир невольно проводил её взглядом. На миг ему показалось, что в разрезе юбки мелькнул краешек девичьего бедра. Пылкое воображение тут же дорисовало всё остальное, но, присмотревшись, дракон с удивившим его самого разочарованием убедился, что ошибся: за частой шнуровкой скрывались бесконечные слои кружева.
   Стояние за скульптурой перестало казаться чем-то важным и значительным. Любопытство грызло ящера не хуже жука-древоточца, наткнувшегося на коллекционную скрипку. Дракон коварно присовокупил опустевший бокал к грязной тарелке в тазике безропотной гипсовой дамы и отправился знакомиться.
  
   Её звали Исгёрд, и она, оказывается, умела очаровательно краснеть от смущения. Дивная прихоть: заявиться на бал в таком виде она почему-то не постеснялась!
   - Вы весьма отважны, раз решились на такой экстравагантный наряд, - заметил Исмир. Исгёрд кротко взглянула на него:
   -Драконы Льда недавно были коварно преданы людьми. И в знак скорби я покрасила половину волос в белый цвет.
   -О. - Исмир от неожиданности даже растерялся. - А почему только половину?
   -Драконы Огня тоже не раз переживали предательство людей. И в знак скорби я покрасила вторую половину волос в красный цвет.
   -Но... почему они такие... твёрдые?
   -В знак уважения к незыблемости вечных льдов Хель я придала им такую форму.
   - Полагаю, ваше платье тоже символизирует что-нибудь столь же возвышенное?
   -Понимаете, был Рагнарёк... Вы помните, конечно...
   -Да-да, - машинально согласился Исмир, - всё перемешалось и умерло. И в знак уважения и скорби вы... - он не договорил. Девица скромно опустила очи долу. Дракон, не выдержав соблазна (всё-таки он был мужчиной, как бы ни язвили злые языки насчёт 'сил любви глубокой заморозки'), потянулся коснуться нежной кожи шеи... и тут же отдёрнул руку, едва сдержав неприличествующий ему крик: под тонким газовым шарфом на шее девицы скрывался ошейник с шипами едва ли не в сантиметр длиной!
   -Это тоже... какой-нибудь... знак? - раздельно проговорил дракон, заворожено любуясь набухающей на пальце капелькой крови.
   - О да. Символ того, что бдительность не должно ослаблять ни на секунду. За самой красивой упаковкой может таиться опасность.
   -Надеюсь, вы не догадались смазать шипы ядом?
   -Ах, действительно! Как же это я запамятовала? - картинно всплеснула руками Исгёрд, и Исмир против воли тоже заулыбался.
   Был ли её наряд вызовом общественной морали и нравственности? - отнюдь. Нравам - о да, но с точки зрения аргументации позиция Исгёрд была безупречной. Каждой детали своего костюма или причёски она подобрала бы, буде случится в том нужда, возвышенное и абсолютно благопристойное объяснение. Внутренний эстет Исмира бился в экстатическом припадке, а почтенное общество, казалось, пришло в состояние полной ажитации. Но дракон не был бы драконом, если бы и тут не решился на небольшую провокацию:
   -А скажите-ка, дорогая Исгёрд, как, по-вашему, возможен такой союз людей и драконов, чтобы ни одна сторона не пыталась подгадить другой и взять верх?
   - Я всегда считала драконов символами благородства и мудрости, и вряд ли найдётся образованный человек, который не согласится с этим. Люди же - это хитрость и приспособляемость, ложь во благо и смерть во имя любви... Они как вода и масло: слишком разные, чтобы допустить возможность прямого смешивания. - Она лукаво глянула на дракона. - Но при должном эмульгаторе...
  
   Несколькими днями спустя шаловливая Соль заглянула в одну из ледяных пещер и застала там прелюбопытнейшую картину.
  
   '..с глубоким уважением к традициям.... Прошу вас... не позднее третьего часа... взаимно предаться скорби...'
   Коварный, жестокий и мстительный тип, подлый интриган, гад чешуйчатый и вообще премерзкая личность, Исмир, не жалея чернил и пергамента, чёркая и перечёркивая, упоённо строчил первое в своей жизни любовное послание.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"