Ясинская Марина: другие произведения.

Черный пес Шлеолан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1-е место на конкурсе Героической Сказки в номинации Рассказы, 3-е место Зимнего СуперЦарКона 2006 , 1-е место конкурса "Заглянуть за горизонт" в номинации "В поисках алмазного венца" портала "Что хочет автор", 2-е место конкурса Наследники Толкиена-6 на "Проза.ру". Лауреат конкурса "Facultet 2008". Вышел на диске "Мира фантастики" N5, 2008. Опубликован в сборнике "Там, где небо сходится с землей...", январь 2009 (Adventurer/Искатель), в сборнике "Facultet" 2009, в сборник "Кото-собачий разговорник для людей, призраков и ангелом", издательство Шико: Севастополь и в соавторском сборнике "Рунные витражи" в издательстве "Рипол-классик".

ДОСТУП К ПОЛНОЙ ВЕРСИИ ТЕКСТА ОГРАНИЧЕН В СВЯЗИ С ПУБЛИКАЦИЕЙ
   Катберта Уилрайта односельчане не жаловали сызмальства. Виноват он был с самого рождения - за то, что отец его, Иоланн Уилрайт, плотник и дровосек, женился на приблуде неизвестной. Во всем Востершире о ней никто ничего не знал - ни в Дрип-Хилле, ни в Гримсенде, ни даже в самом Пэтчеме - староста Гарвин нарочно справлялся.
   Иоланн был нелюдим: жил на отшибе, ни с кем близко не знался, подолгу пропадал в лесах. Но мастер своего дела был знатный - дерево у него в руках словно таяло, и лепил он из него что вздумается. На ярмарках в Пэтчеме вещицы его вмиг расхватывали, не смотрели, что по десятку шиллингов за иные просил. Не ведал Уилрайт недостатка, исправно кормился своим мастерством, и завидовали тому менее умелые соседи.
   А как привел плотник в дом красавицу Дженет, сельчане решили, что из нелюдей она, из зелигенов, тех фейри, что ликом пригожи - потому как разве ж девка человеческая такой красы позарилась бы на угрюмца Иоланна?
   Может, и прижилась бы в деревеньке Дженет, хоть и за зелигену ее считали, да не вышло. Дом плотницкий, на самом отшибе выстроенный, прямо у речушки Крич-крик стоял, далеко от колодца. Все бабы воду оттуда таскали и в кадке белье терли, а Дженет, видишь ли, прямо в реке полоскала. Нехорошо! Дальше-больше: как в боку у кого заколет или носом кто потечет, так сразу вспомнят - Дженет как раз на днях стирала.
   И поползли по деревне слухи, что, знать, не из зелигенов, а из бенни она, тех самых фейри, что стиркою в речке смерть предсказывают. Бояться ее стали. Без надобности дела с Уилрайтами старались не иметь, сторонились их больше прежнего. И когда рожала Дженет первенца своего и в горячке три дня металась, бабка-травница не пришла, не сняла лихорадку.
   Умерла красавица Дженет. А сельчане не позабыли, что за бенни ее считали, все так же чурались Иоланна и сынишку его, Катберта. И детям своим наказывали стороной Уилрайтов обходить.
   Умер плотник рано, сыну еще и шестнадцати не стукнуло. Тот на место Иоланна встал. Хоть и молодой совсем, а крепкий - вековые стволы валил с десяти лет. И резал по дереву умело - мастерством в отца пошел. Мастерством, силой и нелюдимостью - в отца, красою - в мать. Только если девка какая на красоту эту суровую заглядывалась, тут же одергивали неразумную, говорили: "Не людская это красота, а фейриной крови нечистой знак".
   Шли годы, а сельчане по-прежнему избегали Катберта - по недоброй памяти его отца и матери. А уж как вернулся однажды он из лесу со щенком черным, так и вовсе от него отвернулись. Кто же в своем уме себе псину черную заведет, когда всем ведомо, что проклятый этот зверь одни несчастья и беды несет? Роптали люди, и более всех - мельник Томас да жена бочкаря Джона. Пришлось старосте Гарвину к плотнику идти:
   - Катберт, - говорил он, - всю деревню чудовищем своим ты погубишь. Избавься от него, пока не поздно.
   Молодой плотник смотрел на него угрюмо и долго молчал. Потом сказал нехотя:
   - Какое чудовище? Псина обычная. Вон, без уха одного. Шлеоланом зовется. Я его, изодранного, щенком из запруды вытащил. Выкормил, выходил. Если сызмальства зверя в теплоте да заботе держать, разве ж он вырастет в чудовище?
   Не соглашался с ним староста:
   - Молод ты еще, глуп. Не ведаешь всего. Не хочешь прибить, ну так прогони, пока беды не случилось.
   Катберт еще дольше молчал. Потом ответил:
   - Как пес этот появился, я от тоски и одиночества выть перестал. Есть мне теперь с кем поговорить, о ком позаботиться. А прогоню его, так сам зверем заделаюсь.
   Не послушал старосту Катберт.
   Остался с ним одноухий Шлеолан.
  
   * * *
  
   Когда Катберт жену в дом привел невесть откуда, в деревне зашептались - весь в отца пошел.
   Туирен Уилрайт белье тоже в речке стирала, да только ее за бенни не держали. Молодежь в приметы старинные меньше верила. И правда - зачем ей к колодцу плестись, воду ведрами таскать-надрываться, если дом прямо у речки? И потом, видели Туирен босой. Обычные у нее ноги, без перепонок гусиных - значит, не бенни она вовсе. А там и Гарвин-староста узнал, что и не приблуда Туирен никакая, а сирота из далекого Монмаутшира.
   Успокоились селяне. Надеялись одно время, что, может, жена молодая, раз не фейри, забоится черного Шлеолана и настоит, чтоб избавился муж от нечистой скотины от греха подальше. Да не случилось.
   Злые языки шептали, что не вышло бы у нее, даже если бы и захотела. Мельник Томас рассуждал:
   - Все знают - плотнику зверь его дороже всего на свете. Он с ним и беседует, как с человеком, и кормит его кусками получше, и за загривок треплет нежно, по морде гладит ласково, словно родного.
   Жена бочкаря Джона подхватывала:
   - Да и псина-то за ним ходит неотступной тенью, на нас зверем глядит.
   И хоть не один год прошел, как пес одноухий у Катберта появился, и никаких бед так и не приключилось, все равно селяне недобро косились на черную скотину.
   А Катберт жил как прежде, работал в поте лица, и семья не просто нужды не знала - еще и излишек водился. Завидовали соседи, говорили:
   - За что такие блага нелюдимцу? Нет чтобы добрым людям чего перепало!
  
   * * *
  
   Но однажды ненастье все же настигло деревню. Пожар от молнии случился.
   Выгорела деревня дотла. Виновника быстро нашли. А как же - уцелел ведь только Катбертов дом. А до того, что он на отшибе стоял, и огонь к нему потому и не добрался, погорельцам дела не было. Припомнили все: про мать-фейри, про отца-нелюдима, про жену не из местных. И, конечно, про черного пса.
   Пришли к Катберту собаку на расправу справедливую требовать: староста Гарвин впереди, мельник Томас и жена бочкаря Джона - по сторонам, а за ними - пол-деревни.
   Молодой плотник в дверях их встретил - высокий да крепкий, сам со столетний ствол, который так ловко валит. И молча глядел - решительно и угрюмо.
   Потоптались люди, помялись под его тяжелым взглядом и разошлись, так ничего и не сказав.
  
   * * *
  
   Оставаться на месте, где раз настигло несчастье - плохая примета. Погоревали, поохали - да и решили переселяться. Места свободные совсем недалеко - на другом берегу Крич-крика. Правда, о них издавна шла недобрая слава. Но оставаться там, где беда случилась - еще хуже.
   Катберт переселяться не стал - зачем? Что раньше на отшибе жил, что теперь - все одно, только через речку перейти. Тем более что жена как раз дочку ему родила, малютку Этлинн - куда ж с новорожденной переезжать?
   Зато в первый же день плотник на другой берег перешел, взялся рубить деревья, обтесывать бревна, стены возводить. Работал без устали, все дни напролет. Чуть более месяца прошло, и отстроили деревеньку.
   Староста Гарвин раз подошел - поблагодарить Уилрайта. Постоял, посопел, да так слова и не вымолвил. А плотник приладил последнюю дверь и молча ушел, сам ничего не сказав и слов не дождавшись.
   А вскоре опять заявились селяне к Уилрайтову дому. Вытолкнули вперед старосту Гарвина. Тот, глядя в сторону, начал:
   - На новом месте новый погост заложить следует. Только места там вроде недобрые. Священник сказал - надо охранника завести. Грима (1) церковного.
   Замялся, потоптался, искоса глянул на Катберта.
   - По обычаю на только что освященном кладбище хоронить надо черную собаку, без единого белого волоска, чтобы сторожила кладбище от дьявола. А иначе обязанность эта нелегкая выпадет на первого покойника, на погосте схороненного.
   Хрипло прозвучал голос плотника:
   - А старый погост кто охранял?
   Гарвин смешался.
   - Какая разница! - высунулась жена бочкаря Джона, - Псину свою отдавай!
   Недобро смотрел Катберт. Молчал.
   - Не дашь, что ли? - хмуро осведомился староста.
   - Не дам, - отрезал плотник.
   - Бирюком живешь - совсем одичал! - закричали в толпе.
   - Смотри, сам не захотел по-хорошему, - предупредил мельник Томас.
   Катберт развернулся и в дом зашел - только дверь тяжелая хлопнула.
   А неделю спустя возвращался он из лесу со Шлеоланом, и на подходе к дому углядел жену свою, Туирен, всю в слезах - пришли селяне, малютку Эти силой забрали, унесли.
   Жутко завыл Шлеолан, а плотник рванул во всю мочь через Крич-крик, в деревню. Пес - за ним. В доме старостином Катберт дверь вышиб - на заметил. Глазами дикими глядит, а за ним клыками щерится черный пес - и не скажешь, какой зверь страшнее.
   Там его уже поджидали - мельник, жена бочкаря и староста. Гарвин руки дрожащие за спину спрятал и сказал:
   - Не отдашь псину свою - значит, дочка твоя упокоится на погосте нашем первою и гримом обернется. От дьявола будет кладбище охранять, в окрестностях от неблагих фейри защищать, да заблудившихся из лесу выводить. И век не видать ей покоя. Тебе решать.
   Пошатнулся плотник. Вышел на крыльцо - а во дворе полдеревни собралось. Оглядел он их невидящими глазами, отчаянно вцепился в псиный загривок и пошел, шатаясь, на новый погост. Пришел, на колени перед Шлеоланом опустился, обнял своего пса одноухого и долго не подымался. Любопытные селяне, издалека подглядывавшие, говорили - вроде как шептал он зверю своему что-то и ладонями лицо вытирал. А пес смирно сидел, смотрел на хозяина и будто кивал согласно.
   Потом Катберт лбом к песьему лбу прижался, нож из-за пояса вынул и по черному горлу провел - нежно так, будто лаская. Вырыл яму, закопал Шлеолана и обратно пошел. Страшен он был - руки в земле, рубаха в крови, а глаза белые, мертвые.
   Вмиг опустела деревня, закрытыми дверьми выставилась. Только у колодца на земле лежала, надрывалась плачем в сбившихся распашонках малютка Этлинн.
  
   * * *
  
   А на следующий день приключилась беда. ДОСТУП К ПОЛНОЙ ВЕРСИИ ТЕКСТА ОГРАНИЧЕН В СВЯЗИ С ПУБЛИКАЦИЕЙ
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"