Адриан Доран: другие произведения.

Музыка мрачных квартир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


МУЗЫКА МРАЧНЫХ КВАРТИР

Автор - Сергей Ясный.

Пролог

---------------------------------------------------------------------

   Позвольте поделиться с вами одной необычной историей, случившейся не так давно, но и не так уж недавно. А необычна она тем, что явилась одним из многих предвестников знаменательных событий, которые, как теперь уже известно, в корне изменили жизнь многих людей. И хотя персонажи и описываемые события этой истории являются художественным вымыслом, а все совпадения следует считать случайными, но она не так далека от истины как может показаться.
   Эта история не имеет точной даты своего начала. С какого же момента и с какого её героя было бы лучше начать повествование? Красиво и замысловато? А может просто, без прикрас и литературных изысков? Пожалуй, будет лучше начать с того самого октябрьского вечера. Рассказать своими словами, без витьеватых описаний и вступлении. И хотя описания в книгах всегда представлялись самой скучной их частью, но позволю себе и начало сделать немножко осенним в этом смысле. Итак...
  
   Бархатные тёмно-бордовые шторы почти наглухо завешивали окно. Сквозь небольшую щель между ними проглядывал тусклый свет от уличного фонаря. Рядом с книжными полками, покрытыми лёгким слоем пыли и на которых хранилось множество толстых книг и фолиантов, привлекавших взгляд своим величием старины, также тускло светила настольная лампа с узорным бордового цвета абажуром. Да, именно этот цвет преобладал и создавал общий фон этой старенькой комнаты с высокими потолками. Стены украшали большие картины, поражавшие воображение и создающие атмосферу таинства, обрамлённые в искусные резные рамы. Над большим чёрным кожаным диваном, висел завораживающий взор "Девятый вал", особенно учитывая довольно большие размеры полотна. То тут то там было развешено множество семейных фотографий. Рядом с самим окном располагался массивный стол из красного дерева и мраморной поверхностью. Различные фигурки и предметы на нём не так притягивали взгляд как находящиеся посередине пергамент, большое гусиное перо и чернильница - атрибуты времени прошлого, славного и давно ушедшего. Хотя и остальные "обитатели" этого стола при детальном рассмотрении также давали большую пищу для воображения. Такое же массивное кресло из тех же материалов что и диван было готово принять в свои объятия хозяина данной комнаты - одной из многих в больших старых мрачных коммунальных квартирах.
   Дверь в эту комнату была также завешена бархатными тёмно-бордовыми занавесками, которые вместе с покрытыми золотистыми узорами обоями в той же общей тональности создавали и вовсе мистический вид. Мистический, немного давящий своими мрачными красками, но одновременно очень уютный и несмотря на цветовую гамму - постепенно успокаивающий, очень домашний.
   И ещё мелодия... Едва слышимая, печальная или скорее сентиментальная ... Возможно из старинной музыкальной шкатулки, что стояла на секретере, а быть может она просто была в воздухе, наполнявшем эту комнату... в её мистической ауре...
   Эта мелодия несла в себе одновременно тяжёлую мудрость прожитой жизни и в то же время веру и желание жизни. Грусть старика или удивление младенца - всё было в этой мелодии, окутавшей эту мрачную, но уютную комнату.
   Незримую волшебную ауру наверняка хорошо чувствовал и очаровательный мопс с большими умными глазами, что лежал на углу дивана и внимательно созерцал вокруг, как бы проверяя всё ли на своих местах к приходу хозяина. А вот и он... В коридоре послышались шаги. Открылась дверь, раздвинулись бархатные занавески. Не спеша он подошёл к дивану, аккуратно расположился на нём, дабы не потревожить своего маленького хранителя комнаты. Они встретились взглядами и как будто улыбнулись друг другу.
   Затем мопс неторопливо поднялся и перебрался на колени к сидящему хозяину. Старые, покрытые морщинами, но не потерявшие своей интеллигентной изящности, руки стали нежно поглаживать его и почёсывать за ушком и под подбородочком, что особенно ему нравилось. Томное урчание от удовольствия, свойственное в основном котам, добавило уютных нот к звучащей тихой мелодии. Какое-то время они так и сидели вдвоём, безмолвно слушая её. Но мопс чувствовал что нечто изменилось в этот раз. Что-то иное вошло в эту комнату вместе с хозяином.
   - Да, дружище, - спокойным, но наполненном грустью голосом, ответил тот, как бы распознав мысли своего глазастого друга. - Похоже время пришло. Они сейчас как никогда нуждаются в нас. И мы должны исполнить свою последнюю, но самую важную и возможно главную миссию...
   Между бархатными тёмно-бордовыми шторами за окном поблёскивал уличный фонарь. Сквозь абажур комнату наполнял мрачный таинственный свет. В воздухе тихо звучала музыка...
  
  

1.

  
   Промозглый октябрьский вечер всё больше окутывал её в своих объятиях, но это лишь прибавляло ей сил двигаться дальше, ускоряя шаг. Изящно маневрируя между лужами, то и время притормаживая на секунду, дабы выбрать место побезопаснее для её усталых ножек и не дать им возможности угодить в отвратительную чвачу, она спешила поскорее добраться до дома. Спешила, хотя прекрасно знала, что дома её никто не ждёт...
   Но сейчас об этом старалась не думать и всячески отгоняла от себя подобные мысли. Ведь это был единственный стимул, придававший ей сил для движения - Дом.
   Плохим ли он был или хорошим, но сейчас именно такой какой есть. Квартира, оставшаяся после смерти бабушки, с которой у неё, к её глубокому сожалению, никогда даже и близко не было тех тёплых и доверительных отношений, о которых она часто слышала в рассказах подруг и знакомых из детства. Но сейчас она всё равно была благодарна ей за то, что у неё появилась возможность обрести свой, пусть и маленький, но Свой Дом. Ведь в условиях того дикого времени, на которое выдались её юность и молодость, это было небывалым счастьем, так как подавляющее большинство людей едва сводили концы с концами и ютились со всей своей роднёй в небольших мрачных квартирках. Всё это было на нервах, всё это вызывало дополнительные ссоры в и без того наполненной стрессами жизни. Поэтому, несмотря на непростые отношения с бабушкой, а точнее - на отсутствие их - она всё равно сейчас была ей благодарна за этот свой собственный уютный уголок мира, который у неё появился в жизни. Да и разве могло быть иначе?
   Да, когда-то она представляла, что он появится у неё раньше и выглядеть он будет совершенно иначе. Также как и её жизнь. Ей было около тридцати, но разочарования в личной жизни уже имели некоторый осадок, похожий на ту отвратительную чвачу, в которую нет-нет да и попадали её сапожки, несмотря на все её изящные манёвры и осторожность. Вот так и в самой жизни видимо нельзя обойти все дорожки и тропинки на своём пути, не угодив в ту или иную лужу грязи и разочарования. Наверное иначе мы не поймём всей прелести тёплого и уютного дома, к которому все эти дорожки рано или поздно нас приведут. Не поймём всей глубины и ценности тех чувств, которые возможно придут к нам как награда за все прошлые невзгоды. Хотя кому-то всё даётся сразу, а кому-то нет. Изначально все мы находимся в неравных условиях и на разных стартовых площадках. Судьба.
   Она прекрасно помнила этот дом, этот двор - воспоминания детства, когда она приезжала в гости к бабушке. А было это всего несколько раз, к её сожалению. Как уже было сказано - к глубокому её сожалению. Правда изменилось тут всё до неузнаваемости. Вместо пышных берёз и кустов сирени, детской площадки и играющей на ней детворы - разбросанный мусор с помойки, на которую изредка заезжал грузовик сменить помойные баки, беспорядочная автостоянка со своими атрибутами - газоны превратились в бесформенную кашу, созданную шинами всех мастей, а окна покрыты обильным слоем пыли и гари от бесконечных выхлопных газов.
   От досады и горечи, что некогда тихое и почти что райское местечко, коим являлся этот бабушкин квартал, превратилось по сути в помойку, она надула свои губы как ребёнок, у которого сломали только что построенный им замок из песка. Но одновременно явственно перед глазами оживилась картинка из прошлого, как бы давая понять что не время ещё отчаиваться.
  
  
   - Машенька! Иди скорее кушать, блинчики остынут, - раздался голос с балкона пятого этажа. Голоса, подобные этому, можно было слышать довольно часто из самых разных домов, самых разных дворов, самых разных районов и городов нашей Родины. Более того - слышать можно их было и на разных языках: русском, украинском, белорусском, молдаванском, латвийском, казахском, грузинском... на языках многочисленных союзных республик Великой Страны.
   Одна из девочек, что играли в "классики" во дворе, на секунду остановилась и подняла голову вверх, в сторону того самого балкона.
   - Уже бегу, бабуля, - звонко крикнула она. - Можно Вика со мной придёт?
   - Конечно, Машенька, - улыбаясь ответила милая женщина средних лет. - Чай с вареньем уже скучают по вам обеим!
   Девочка задорно засмеялась и обратилась к рядом стоящей подружке:
   - Давай наперегонки?
   - Не-е-ет, Маш, - протяжно и угрюмо ответила та. - У меня до сих пор коленки все в зелёнке и болят, а мне ведь нет ещё и десяти лет, - серьёзным тоном добавила она.
   - Ну и старушка же ты, Викусь - так тебе ни одно блина не достанется!
   Тут они обе засмеялись и взявшись за руки, бегом побежали в сторону парадной.
   Где-то слева послышался ещё один призыв из окна:
   - Петя! Домой!
   Из группы мальчишек, игравших чуть поодаль на спортивной площадке в футбол, отделился мальчуган и прокричал в ответ:
   - Ещё пять минуток, ма!
   Секунду спустя он уже снова был в гуще событий и бежал на всех порах с мячом по направлению к воротам команды-противника.
   На другой полянке, по центру двора, группа девочек что-то обсуждала и как будто искала что-то.
   - "Секретики" прячут, - сделала заключение Вика, бросив беглый взгляд в их сторону.
   Уже у самого подъезда, где на скамеечке сидели три милые старушки, пробегая мимо них, девочки слегка притормозили чтобы поздороваться.
   - Здравствуйте - здравствуйте, девочки, - послышался дружный ответ приветливо улыбающейся троицы.
   Кусты сирени у подъезда благоухали, птицы радовали своим пением, а солнышко светило ласково и ярко, освещая путь и окутывая теплом и заботой.
  
  
   - А ну вали отсюда! - рявкнул хриплый бас позади, со стороны мусорных баков и от неожиданности она вздрогнула, едва не поскользнувшись на безобразно грязном не подметаемом уже который год тротуаре.
   Страх мгновенно охватил её целиком, что тотчас подтвердило сердце, застучав в груди с удвоенной силой. Она хоть и замедлила шаг, но решила не останавливаться - до дома оставалось всего ничего. Но глухой удар и протяжный стон заставил её всё-таки обернуться. При этом она уже была готова бежать со всех ног, не взирая на грязь и лужи.
   - Ещё раз увижу - скормлю крысам, падла! - проорал всё тот же туберкулёзный бас и какого же было её внутреннее облегчение, когда выяснилось что все эти тирады относились не к ней. У помойных баков стоял грязный лохматый верзила неопределённого возраста и швырял то ли камни, то ли что-то из мусора (но явно тяжёлое) в спешно удаляющегося и прихрамывающего другого неопрятного типа, который был заметно меньше своего обидчика.
   "Разборки бомжей...", - мысленно заключила она и облегчённо вздохнула.
   Этот молниеносный контраст между прошлым и настоящим оказался настолько сильным и взбудораживающим, что невольно она стала размышлять, продолжая как на автопилоте свой путь домой и также - на автомате - обходя и перепрыгивая ухабы, ямы и колдобины, оставшиеся после многочисленных следов от автомобильных шин.
   "Да уж, - подумала Мария, - спокойные прогулки по городу также остались далеко в прошлом. Некогда единый гармоничный мир разделился как минимум на две части, границей которых является теперь обычная входная дверь. Хотя мало у кого она теперь обычная - почти у каждого уже стоит укреплённая металлическая. А если квартира на первом этаже, то ещё одним бастионом служат железные решётки на окнах.
   Приходя домой и закрывая за собой дверь на засов, с тебя будто бы спадает тяжёлый груз. Ты можешь расслабиться. Ты уже вернулся с войны и можешь передохнуть. Но вернулся ты ненадолго - завтра ты вновь покинешь стены своей крепости и неизвестно с чем снова тебе придётся столкнуться, что тебе приготовили на этот раз. Металлические двери, решётки на окнах, кодовые замки, сигнализации, охранники... Все атрибуты тюрьмы. И номер твоей квартиры - всего лишь номер твоей камеры, а номер дома - номер тюремного блока. А вся радость и благополучие жизни происходят там, за стенами всего этого строения, которое тщательным образом охраняется. И как только ты захочешь хоть на шаг приблизиться к тому празднику жизни - получи дубинкой по рукам, а то и по голове. Не высовывайся. Стой, где воткнули. Каждое утро тебя будут выводить на тяжёлую работу, за которую будут платить крохи, а то и вовсе оплатой станет разрешение на существование. На существование, не на жизнь. В то же время ты можешь приобщиться к барскому столу, для тебя даже возможно откроются многие двери - всё зависит от тебя. Стань "крысой", пресмыкающимся угодливым лизоблюдом или просто торгуй собой. В этом случае охрана и достаток тебе обеспечен. Ну а если ты вся такая правильная и честная - сиди в своей камере, пока выполняешь свою работу и выходи погулять за её пределы, но только ни защиты ни пощады - ничего не жди. Это - бизнес и ничего личного... Бизнес. Почему нельзя просто жить, работать, любить и наслаждаться этой жизнью как когда-то прежде в недалёком прошлом? Что-то придумывать полезное, делать что-то нужное не только себе - ведь это так здорово!... Ах да... Ведь это не даст прибыли. А то что прибыли и выгоды не даёт, то для слабаков и неудачников. Эх...И самое печальное что большинство из тех, кто с тобой в такой же ситуации и кто распределён по всем этим многомиллионным камерам собственной безопасности так и норовят лишний раз уколоть, пнуть и подставить тебя, дабы хоть как-то возвыситься в собственных глазах или глазах многочисленных охранников. Вместо того чтобы помогать друг другу, поддерживать...Странное время... Не моё..."
   Она уже подошла к дверям подъезда и стала открывать дверь электронным ключом от домофона, когда услышала позади себя шушуканье двух старушек, которых без освещения на улице и будучи вся в своих мыслях, не заметила:
   - О, шалава денежная, - злобно, но тихо процедила одна из бабулек. - Своим ремонтом уже надоела.
   - Да, эти молодые при деньгах сидят и наши квартиры скупают, - вторила ей другая.
   Злость и обида одновременно подкатили к горлу как ком, глаза налились влагой. Первый порыв был ответить и ответить резко и в том же духе. Но, собравшись с духом, она решила сделать вид что ничего не слышала и не опускаться столь низко, до уровня этих двух старых и злобных женщин.
   "Господи!- мысленно взмолилась она - Откуда в людях столько злости? Я ведь им ничего не сделала. Я получила эту квартиру от бабушки после её смерти... Я... я не в состоянии купить была свою, потому что никто не в состоянии купить даже крохотную комнату, если он просто честно выполняет свою работу!!. А иначе я работать просто не могу! И иду я с неё сейчас на своих двух и дома меня никто не ждёт... Ремонт делаю мизерный в этой маленькой квартирке, а тут сразу столько грязи вылили... Откуда столько ненависти? Почему?"
   Что и говорить. Эти вопросы задавали себе многие и уже многие же годы. Мир изменился и, увы, изменился к худшему. Он разделился на несколько частей. Были богатые. Были бедные. И были...мёртвые. И за исключением последних, которые давно отошли от всей этой мнимой суеты успеха и достатка, оставшиеся так и норовили укусить друг друга. Богатые кусали друг друга по-крупному. Бедные же применяли доступное им оружие - нахамить, унизить, причинить боль любым доступным им способом. Можно было закрывать на это глаза и, в принципе, преспокойно жить в прострации, делая вид что всё хорошо. Многие так и делали. Но Мария была из числа других - она по-прежнему считала что самое важное в жизни - оставаться Человеком при любых обстоятельствах и не закрывать глаза на несправедливость в любых её проявлениях. Но может ли что-то кардинально изменить один человек? Нет. Но ведь таких людей на самом деле и не так и мало...
  
   Войдя в квартиру и закрыв за собой входную дверь, Мария в отчаянии опустилась на стул, что стоял в маленькой прихожей у зеркала и, закрыв лицо ладонями, заревела... Нет, это не были рыдания навзрыд с огромным количеством слёз и всхлипыванием носа. Это был тихий, но горький плач сильного человека, который просто уже устал быть таковым - сильным. Нельзя постоянно пребывать в состоянии некой войны с этим жестоким внешним миром, который чудовищным образом изменился за последние двадцать лет. Выживать в таком обществе нелегко и оттого становилось ещё больнее, потому как не было рядом того самого человека, с которым любые невзгоды по плечу, а любые радости желаннее во много-много раз. Это было одинокое время. Кто-то переживал его в одиночку, кто-то в одиночестве с другим, что было ещё страшнее на самом деле. Большинство с юных лет просто сожительствовало друг с другом, называя это красиво - "гражданский брак" - что на деле являлось элементарным блудливым образом жизни с отсутствием всякой ответственности друг за друга и друг перед другом. "Бесплатный секс и бесплатная кухня", - как говорила не раз Мария, когда некоторые подруги начинали проводить с ней очередную беседу на тему "Пора бы тебе завести мужика уже". Она никоим образом не осуждала их и не учила жизни, но вот почему они в ответ позволяли себе подобное для неё оставалось загадкой. "Живёте так и живите на здоровье, - говорила уже в который раз им Мария. - Но для меня такие отношения неприемлемы. Уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало." Но мудрость Омара Хайяма далеко не всем была близка и понятна, ибо следовать ей несоизмеримо тяжелее, чем просто соглашаться с ней. И вот сейчас был один из тех многочисленных моментов, когда Мария почувствовала эту тяжесть вновь. Она пришла домой, но встретить, обнять, защитить её в конце концов было некому.
   - Ладно, хватит сопли лить, - приказала она самой себе. - На обиженных воду возят, а на дураков не обижаются.
   Она уверенно поднялась со стула и, глубоко вдохнув, от души выдохнула домашний воздух, в котором присутствовали ещё запахи ремонта. Мария ограничилась небольшим косметическим, так как квартира у бабушки была и оставалась чистенькой, уютной и, конечно же, обжитой. Да и с самим ремонтом она не слишком хотела связываться в больших объёмах. Во-первых, это весьма дорогое удовольствие даже для однокомнатной квартиры в пятиэтажке, а, во-вторых, найти хороших ремонтников была большая проблема. У одной знакомой девочки на работе пришли работники из официальной ремонтной фирмы, составили договор, взяли аванс на материалы, поработали день и... исчезли. На следующее утро из квартиры исчезли и строительные материалы. Искали фирму долго и упорно, но так и не нашли. Другие знакомые наняли частников, но ремонт тянулся более полугода. Третьи намучались и еле отвязались от семьи гастарбайтеров. И так далее и тому подобное. Вообще многие проблемы в этой современной жизни были именно из-за человеческого фактора. Неуважение друг к другу, цинизм, безответственность, лень, наглость и хамство, эгоизм - всё это являлось неотъемлемыми составляющими любых сфер современной жизни. Поэтому ограничившись вызовом специалистов из местной жилконторы, Мария решила не искушать судьбу и поберечь свои собственные нервы и деньги.
   Переодевшись в домашнее, умывшись и пройдя на кухню, она включила одну из своих любимых песен. Сейчас, немного потанцевав под озорную и успокаивающую мелодию, она приготовит себе вкусненький ужин и, удобно расположившись на мягком диване в комнате перед телевизором, будет смотреть очередную серию какого-нибудь очередного сериала. Потом можно почитать книгу, поболтать по телефону или заглянуть в Интернет... А затем спать - ведь завтра с утра снова на работу. Привычный режим, привычный ритм жизни, который уже давно хочется изменить, но так же давно не получается. Видимо ещё не время...

***

  
   - Нет! Нет, я не одна в этом лесу! Он есть! Он рядом! - кричала она, находясь в полном одиночестве посреди мрачного густого леса, чьи деревья почти все без исключения выглядели больными и наполовину прогнившими.
   - Уш-шёл...давно уш-ш-шёл, - словно коварная ядовитая гадина, прошипел мрачный гнилотворный лес.
   - Нет! Это не правда! Это не может быть правдой! Он рядом! - полным отчаяния голосов, прокричала она, подняв голову вверх - туда, где шумели полуопавшие кроны ужасных деревьев.
   - Ты слиш-ш-шком долго ш-ш-шла одна..., - не успокаивалась гадина. - Всё кончено!...
  
   Мария подскочила на кровати. Последняя фраза из её кошмарного сна подействовала как холодный душ. Какое-то время она не могла понять где находится.
   - Господи, - тихо проговорила она. - Ну и сон...Всё кончено?..
   Мария не могла припомнить весь сон - такое бывает, когда открыв глаза, мы всё ещё помним некий сюжет, а подняв голову от подушки, теряем уже половину последних видений во сне. Но она также прекрасно осознавала и чувствовала, что это было нечто важное - весь этот сон, ужасный лес с больными деревьями, зловещий шёпот...
   - Нет, я определённо зря посмотрела перед сном ещё и "Лабиринт Фавна", - растерянно улыбнувшись, как бы подвела она черту.
   Мария снова положила голову на подушку, но спать совершенно не хотелось. А ещё не отпускало ощущение того, что нечто очень важное было только что во сне.
   "Он ушёл...давно..., - прокручивала она в голове запомнившиеся отрывками фразы. - Слишком долго...Всё кончено..."
   Вот последняя фраза почему-то особенно не давала покоя и внушала сильное чувство тревоги и даже отчаяния.
   - Ничего ещё не кончено! - твёрдо и громко произнесла она и отправилась на кухню, чтобы заварить себе зелёный чай.
   Чтобы отвлечься от не дающих покоя мыслей о таинственности сновидения, Мария уютно примостилась в удобном креслице напротив ноутбука. Включив его и почитав последние новости из Интернета на каком-то большом сайте, её взгляд упал на красочный завлекающий баннер о знакомствах. Она невольно содрогнулась. Нет, конечно, она знала ряд примеров, когда люди весьма удачно знакомились таким образом, влюблялись, создавали семьи, растили вместе детей, но дело в том, что её личный опыт был хоть и небольшим, но уж слишком неприятным. Однажды по своей неопытности она оставила свою анкету со своей настоящей фамилией, фотографиями и телефоном. Посыпалось много пошлых и похабных предложений по почте, через сайт и, что особенно неприятно, по телефону. И хотя в её анкете ясно было сказано о поиске только серьёзных отношений, все ответы были исключительно такого нелицеприятного содержания. И не только от мужчин, но и от девушек. Да, мир явно сошёл с ума и погряз в разврате... Но поспешно удалив свои данные, она не знала что впереди её ожидает ещё более неприятное открытие. Некий мужчина выведав посредством оставленных Марией данных её адрес, стал караулить её у дома, разрывать телефон своими бесконечными звонками, в которых клялся ей в вечной любви. Она испугалась не на шутку и её угрозы обратиться в милицию ничего не давали. Человек явно был психически не здоров и невменяем, потому как вовсе не слушал её просьб оставить её в покое, а продолжал одержимо навязывать себя. Однажды он таким образом довёл Марию буквально до нервного срыва и истерики, когда она уже в отчаянии высказала ему всё в весьма грубой форме, что было ей не свойственно, и готова была буквально расцарапать ему лицо. Какое-то время звонки ещё продолжались с некоторой периодичностью, но потом, к счастью, прекратились. Где-то Мария прочла, что только по официальным данным, в нашей стране людей с психическими отклонениями и нарушениями, вообще с нездоровой психикой - более 75% по данным на начало 21 века. Судя по всему, это количество неустанно росло...
   Но всё же, несмотря на то, что столь неприятные воспоминания содрогнули её, что-то заставило её кликнуть по данной красочной ссылке. В чашке оставалось совсем немного чая и она решила для себя кликнуть по пяти анкетам мужчин и, допив чай, лечь в постель и попробовать всё же заснуть. Первая анкета оказалась довольно самоуверенного молодого мужчины, предлагающего свою спонсорскую помощь на фоне разбитой вдрызг "девятки", давно снятой с производства. Второй был малопривлекательным невысоким мужчиной средних лет, который явно уменьшил свой возраст в анкете и также предлагал спонсорскую помощь, но уже на фоне музейных интерьеров. Но если первый и второй тем самым не вызывали ни капли уважения, а скорее жалость, то третий не мог вызвать ничего кроме отвращения, так как фотографии его демонстрировали только одно достоинство, которое, на взгляд Марии, тоже не вызывало ничего кроме жалости.
   - Ужас какой-то, - прошептала она. - Какой-то цирк уродцев.
   Надежда хоть на какой-то успех теплилась при переходе на четвёртую анкету, но она оказалась почти пустой - мужчина ничего не написал ни о себе ни о той, которую хочет найти. А если человеку нечего сказать, то и говорить с ним нечего. Да и внешне он Марии тоже не приглянулся.
   - Ладно, пора спать, - допив остатки чая на донышке, сказала она сама себе. - Раз уж решила пять, то значит для порядка открою пять.
   И безо всякой уже надежды, Мария перешла на пятую анкету.
  
   "Здравствуй, моя потерявшаяся половинка...
   Кому-то такое моё сообщение покажется смешным и чудаковатым, но тогда я просто могу посоветовать этим девушкам сразу же покинуть мою страницу - нам с вами явно не по пути. Извини что прервался... Знаешь, никогда не думал что попаду вот в такую ситуацию. Да, наверное не я один такой и никто об этом не думал в своё время, но от этого, если честно, на душе моей не легче.
   Сколько себя помню, я изначально пытался найти ТЕБЯ. Будто бы сразу же после того как нас с тобой разлучили и дали новую жизнь, я сразу стал тебя искать. Вначале интуитивно, потом вполне сознательно.
   Эти сознательные поиски длятся уже более десяти лет. Более десяти долгих лет. И хоть я не теряю надежды что обязательно найду тебя, но не скрою, что боюсь что мог упустить момент нашей встречи или, отчаявшись, ты была найдена другим... Но тогда ты не сможешь быть счастлива, потому что ты создана для меня, а я - для ТЕБЯ...
   Я видимо однолюб - это у меня от мамы перешло по наследству, но несколько раз я выдавал желаемое за действительное и череда разочарований выбила меня из колеи. Я уже знаю что такое лицемерие и измена, и я знаю как болит разбитое сердце... Но я также знаю, что способен на настоящие чувства, а это уже дорогого стоит. Но я уверен, что не любил по-настоящему, потому что НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ не уходит никуда и никогда. А то, что с тобой не остаётся - не твоё и не стоит вспоминать об этом, пытаться удержать и т.д. Есть влюблённость, есть инстинкты, но ЛЮБОВЬ - она одна и на всю жизнь... Любовью е занимаются, занимаются сексом. А любовь... Любовь - это когда разум, сердце и тело действуют воедино и в одном направление, а не наоборот.
   Не раз я был на грани отчаяния и поддержки особо ждать не от кого, потому что мой самый лучший друг погиб. Это был единственный человек, кто бы мог меня понять и кому бы я смог открыть душу. Сейчас для меня самый дорогой человек - моя мама, которая собственно меня и воспитала и благодаря которой я наверное такой какой есть сейчас. Но я с ужасом представляю что я буду делать потом... когда у меня не останется никого... Без ТЕБЯ моя жизнь потеряет смысл, потому что именно с ТОБОЙ я и связываю её. Знаешь, иногда, когда я мечтаю, глядя в ночное звёздное небо, я вижу наш с тобой дом на берегу удивительного озера, наших детей - девочку и мальчика, большую собаку, с которой мы вместе вышли прогуляться вдоль озера... Я мечтаю как мы с ТОБОЙ объездим весь мир, или хотя бы часть его:-) Именно поэтому я так никуда пока и не выезжал за границу - хочу все свои новые ощущения разделить с ТОБОЙ... Выглядит быть может всё это глупо, но мне нечего стыдиться - сейчас я абсолютно искренен. Отражение своих мыслей я вижу в мониторе, а очень хочу увидеть их в ТВОИХ глазах...
   Да, я не красавец, но я и не урод; я видимо не принц, но наверное и ты не принцесса:-)... На самом деле, всё это такая мишура, под которой всё равно не утаить главного - душу и сердце. У кого они есть - те и так замечательны и красивы. Но любая внешняя красота тает с гнилой душой.
   Где же мне тебя найти? На улице, в метро? Нет, ты не станешь знакомиться на улице, потому что ты слишком осторожна для этого и не легкомысленна. В клубах? Нет. Тамошняя публика вряд ли сулит приятную встречу со своей половинкой. На работе? Тоже маловероятно, ведь именно работа только и отвлекает меня от всех этих мыслей... Но я не могу просто сидеть и ждать. Я хочу найти ТЕБЯ!
   Вот Интернет и оказывается ещё одним шансом, который быть может и принесёт удачу. Хотя ты знаешь, я, пробежав глазами десятки анкет в поисках ТЕБЯ, заметил что очень мало девушек ищут подобное нам с тобой. Подавляющее большинство, как и в реальной жизни, не знают чего хотят. Ищут простого общения и весёлого времяпрепровождения. Кто-то ищет спонсоров, кто-то "прикольного парня для походов в дискотеку", кто-то вообще непонятно что... Грустно на это смотреть, потому как люди перестали ценить жизнь, ценить каждый её миг. Люди перестали искать друг друга. Да и просто люди перестали чувствовать, любить. Что это за жизнь у нас такая стала, если 18-летняя девушка считает себя умудрённой опытом женщиной? Только опыт этот как правило не тот, здравого смысла он ей не прибавляет. Пытаясь быть "прикольными", большинство девушек просто потеряли себе цену - по собственной воле. Перестали себя уважать... Мало кто мечтает быть любящей женой и заботливой матерью, иметь счастливую крепкую семью. Любить и быть любимой - разве не этого хочет каждый нормальный человек? Конечно, почти каждая будет бить себя в грудь и заявлять что именно об этом она и мечтает - ложь, лицемерие или просто извращённое понимание ценностей жизни. Хотя я не осуждаю их - просто с прискорбием констатирую. Ты ведь у меня не такая. И я это знаю.
   Хотя быть может ты так и не прочтёшь это письмо. Возможно сюда никогда не зайдёшь в поисках меня. Знаешь, я размещал тут свою анкету и ранее. За целый год мне пришло лишь немного писем и то или из далёких городов, или содержания наподобие: "...как сладко ты поёшь. если ты такой хороший, то почему один? нельзя так серьёзно относится к жизни" и тому подобное. Что я могу сказать? Если кому-то это кажется ложью, или мои взгляды кажутся чуждыми, то я не прошу мне писать. Видимо поэтому ответов я и не получал, несмотря на то что анкету мою просматривали очень часто. Я знаю что и сейчас случится тоже. И это наверное правильно. Думаю по мере прочтения этого моего послания, желающих хоть как-то со мной познакомиться будет всё меньше и меньше. Но если здесь окажется ОНА, то ОНА поймёт меня, дочитает до конца и напишет мне. Поэтому я пока и один. Потому что не встретил ТЕБЯ. Ведь я не ищу встреч-однодневок, или подругу для переписки, не ищу любовницу или партнёршу по бальным танцам. Я ищу серьёзные постоянные отношения, которые со временем бы логично переросли бы в брак. Я способен на них. Я хочу почувствовать ответственность за ТЕБЯ. Я хочу оберегать ТЕБЯ. Я хочу заботиться о ТЕБЕ и делать ТЕБЕ приятное. Мне кажется, что это должно быть очень приятно:-) Тем более когда взаимно - а как же иначе?:-) Ощущение что ты кому-то действительно и по-настоящему нужен! И моя фраза про "далёкие города" вовсе не означает что ТЫ не можешь быть там. В своём городе во всяком случае я скорее всего не востребован - слишком "гламурный" тут стал образ жизни, к сожалению...
   Очередной Новый Год я встречу без ТЕБЯ... Угадай, какое своё самое заветное желание уже который год я загадываю под бой курантов? Именно. Но встречи нашей пока так и не случилось. И снова я желаю именно этого, и снова буду надеяться что этот год станет переломным и я, наконец, почувствую что значит быть ПО-НАСТОЯЩЕМУ счастливым. Ведь только с ТОБОЙ я смогу это почувствовать.
   Если ты меня понимаешь, то... напиши мне. А вдруг это наш с тобой шанс, наш счастливый случай?..."
  
   Мария не могла точно сказать сама себе сколько времени она сидела так - молча, широко раскрыв глаза, из которых текли слёзы. А мысли путались и перебивали друг друга: "Это Я! Я!.. Нет, не может быть...Как это может быть?!.. Господи..."
   Она перечитывала снова и снова. Её губы безмолвно произносили каждое слово этого послания к половинке. В конце концов, когда она уже знала его наизусть, сохранила текст в папку, которую назвала "Надежда". Как много в этом слове, правда?... Затем, выключив ноутбук, она легла в постель и прокручивала в голове снова и снова каждую строчку, пока не заснула сладким сказочным сном. Предыдущий дурной сон был стёрт из памяти без следа.
  
  
  
  

2.

  
  
   Они ударили по рукам так, как если бы заключили сделку века. Слишком давно они не виделись, слишком давно...
   - Ну ты совсем не изменился, Тёмка, - как бы досадливо отметил тот, что был внешне заметно старше. - Не худеешь, не толстеешь, не лысеешь, не глупеешь!
   - Ну вот насчёт последнего не знаю, не знаю, - специально наигранно улыбаясь, ответил второй. - Да и когда я был умным-то?
   Вместе они искренне и от души посмеялись, как смеются давние друзья, которые не виделись много лет.
   - Поздравляю тебя, старик, - уже серьёзно продолжил тот, что постарше. - Как себя чувствуешь в тридцать три? Говорят кризис среднего возраста.
   - Пф-ф, - небрежно усмехнулся Артём. - Так говорят те, кто слишком рано начал и соответственно слишком рано закончил. Да и какой это средний возраст? Я собираюсь жить больше, чем до шестидесяти и планов у меня полно. И ты не унывай, Стас!
   Он дружески хлопнул по плечу своего собеседника и улыбнулся открытой улыбкой, как это делал всегда. Ещё какое-то время они поболтали о всякой житейской ерунде и мелочах, стоя посреди довольно оживлённой улицы, и двинулись по направлению к кафе, что стояло на окраине парка, неподалёку от которого они встретились.
   Сам парк был необычным, похожим на большой сказочный лес. К счастью, его не коснулись жестокие законы современной жизни, когда из каждого кусочка земли ушлые дельцы старались выжать максимум наживы и посему парки и скверы вырубались, а на их месте строились торговые комплексы, торгующие всяческой дрянью, огромные многоквартирные дома, пугающие своей ужасающей архитектурой. Здесь же пока оставался зелёный островок, достаточно большой.
   Усевшись за столик в тени, под навесом оригинальной беседки, и заказав по бокалу холодного пива, они могли, наконец, в спокойной обстановке погрузиться ненадолго в мир той жизни, что осталась уже позади и от которой веяло юношеской беззаботностью и верой в то, что мечты обязательно сбудутся.
   - Ну, рассказывай, - начал первым Артём. - Как жизнь твоя, дружище? Сколько мы не виделись? Больше десяти лет точно.
   - Больше десяти, - подтвердил Стас. - Да собственно тогда нам было по двадцать.
   - Время летит ужасно быстро конечно...А вся эта монотонная жизнь её только укорачивает, - грустно подытожил Артём. - В детстве, юности каждый день полон событий, а впереди к тому же ещё куча времени и самого разного интересного. Оно так и есть и сейчас, но, с другой стороны, за это десятилетие мало что изменилось.
   - Жизнь вокруг стала ещё более скотской...
   Артём пристально взглянул на друга. Тот неуверенно поднял глаза от зажигалки, которую вертел в руках.
   - Что-то стряслось? Жизнь, конечно, всё хуже и хуже в нашем царстве-государстве, но надо верить в лучшее. Всё равно весь этот их пир во время чумы не будет продолжаться вечно.
   - Не вечно - да, но долго, - уныло отозвался Стас, достал из пачки сигарету и крутанув колёсико зажигалки, обратился к Артёму. - Закуришь?
   - Нет, - поморщив лоб и сделав недовольную гримасу, отметил тот. - Я этой ерундой тогда баловался, но уже давно эту гадость бросил.
   Стас закурил и, сделав пару глубоких затяжек, задумчиво погрузился в свой собственный рассказ.
   - Честно говоря, вовсе не хочу загружать тебя, старик, своими проблемами. Тем более, мы сто лет не виделись и сейчас случайно столкнулись прямо на улице...
   - Ничего в этой жизни случайного нет, - улыбаясь заметил Артём. - Так что не говори глупостей, а рассказывай что стряслось.
   Стас сделал ещё затяжку, стряхнул пепел в стоявшую на столике пепельницу и, утвердительно покачивая головой, выдохнул облако табачного дыма. Только сейчас Артём заметил, что некоторая растерянность в его глазах вовсе не связана с неожиданной встречей спустя много лет, а вызвана куда более весомыми причинами.
   - Да, - продолжая кивать в знак согласия со своим собеседником, продолжил Стас. - Да, ничего случайного в нашей жизни нет... Я на самом деле очень рад встрече, Тёмка!
   Тут он поднял глаза, широко улыбнулся и будто пелена той тревоги и обречённости, что покрывала его всё это время, исчезла без следа. Но только на какой-то миг. Дальше она снова цепко охватила его в своих объятьях.
   - Не виделись мы действительно больше десяти лет, - продолжил он. - Просто в этом году у нас с женой был первый круглый, так сказать, юбилей со дня свадьбы.
   - О-о...а ты молчишь всю дорогу, - улыбаясь и хлопнув по столу рукой, охнул Артём. - Молодцы! От всей души поздравляю вас!
   - Спасибо большое, - как бы виновато ответил Стас. - Её зовут Оля. И у нас двое детишек. Старшей - Лене - как раз тоже вот десять будет, а младшему - Сене - только полтора годика.
   Артём заметил, что рассказывая о своей семье, Стас снова избавился от этого мрачного уныния - глаза его повеселели, а до этого бледно-серое лицо, уже изрядно покрытое морщинами, несмотря на молодой возраст, приобрело здоровый румянец. Это замечательно когда сами мысли о собственной жене и детях так молниеносно вызывают самые-самые лучшие чувства, мысли и переживания. Так и должно быть. Но не так много в это время было семей, которые могли бы этим похвастаться и гордится. Да собственно семей как таковых было совсем немного - только название.
   - Ну вы дважды молодцы! - искренне обрадовался за старого друга Артём. - Нет! Трижды! Личный юбилей в любви и согласии и двое замечательных детишек в подтверждение этому! Об этом можно только мечтать... Цени и береги их, Стас! Хотя ты это и без моих напутствий прекрасно знаешь, старик.
   - Ценю, Тёмка, - всё ещё лучезарно расплывшись в улыбке, ответил Стас, но тут же стал вновь мрачнеть. - Ценю и берегу...И именно поэтому и тошно мне сейчас...Что не могу этого сделать...
   Артём перестал улыбаться и молчал. Он счёл ненужным сейчас что-то говорить или спрашивать. В такие минуты, когда твой собеседник чем-то сильно расстроен или озадачен, лучше просто дать ему время выговориться. От этого будет куда больше пользы, чем если ты начнёшь заваливать его своими вопросами, только сбивая его с мыслей и, тем самым, ещё сильнее расстраивая его.
   Наступившее молчание нарушила очаровательного вида девушка-официантка, которая принесла, наконец, заказанное пиво.
   - Ваше пиво, пожалуйста, - приветливо улыбаясь произнесла она и бокалы вместе с двумя бутылками пива с её лёгкой руки изящно перенеслись с подноса на стол. - Что-нибудь ещё?
   - Нет, спасибо большое, - также приветливо улыбнулся Артём.
   Всё это время Стас смотрел в противоположную сторону от той, с которой подошла официантка и жадно докуривал сигарету. Когда уже задымился фильтр и он обжёг себе пальцы, он, наконец, пришёл в себя от раздумий. Появившееся на столе пиво его вроде бы порадовало, потому как, когда оба наполнили им свои бокалы, он с некоторым задором произнёс:
   - За встречу, старик! Пивом не чокаются.
   - За встречу! - поддержал скромный тост Артём.
   Наполовину осушив бокал, Стас взъерошил пальцами свои волосы, как если бы только проснулся, и, наконец, успокоившись, продолжил:
   - А я вот работу потерял. Попал под сокращение в связи с кризисом. Сейчас как раз шёл с биржи - никакой работы нет.
   Всё это он сказал так быстро и даже весело, что Артём не сразу понял как реагировать.
   - Я ведь - ты быть может знаешь - всё это время работал на нашем Оптико-Механическом Заводе, - продолжил Стас. - Кто бы мог подумать что такое, можно сказать, легендарное производство в нашей стране окажется в итоге ненужным? Хотя директор наш молодец - всё делал до последнего, чтобы людей не выкинули на улицу. В большинстве же случаев именно бывшие директора становились хозяевами, а хозяевами вообще могут быть единицы. И понятное дело, когда в своё время всё государственное пошло с молотка и за копейки в руки вчерашним спекулянтам и аферистам, то добром бы это не кончилось. Наш отдел занимался новыми и очень перспективными разработками... Чёрт! Это могло бы принести много пользы людям... Тем более всё делалось на чистом энтузиазме и своими силами. Спонсирование от акционеров было мизерным, но ты знаешь как сейчас - после нас хоть потоп, а сейчас главное прибыль и только прибыль. Сначала начали сдавать в аренду понемногу, потом целыми цехами... В общем сейчас будут строить бизнес-центр с торгово-развлекательным комплексом и подземной автостоянкой. Сколько же им ещё их нужно?! Чем вообще в нашей стране можно торговать в таких количествах, когда всё собственное производство уничтожили, а из-за рубежа одна дрянь и отрава течёт зловонной рекой? Да и кто у них будет покупать и на что, если такими темпами увеличивают число безработных?
   - Сколько уволили?
   - Три с половиной тысячи. Просто и легко. А четыре года назад я и повышение даже получил, надеялся что может жизнь пойдёт и впрямь, наконец, вверх. Потому и второго решили...но видишь как оно бывает. Да-а-а...
   Стас налил в бокал всё остававшееся в бутылке пиво и прикурил новую сигарету.
   - Оля у меня работала в институте медицинской аналитической техники, - продолжил он. - Ушла в декрет, даже не уволили сразу, - тут он грустно усмехнулся. - Но в начале этого года уволили полторы тысячи их сотрудников, весь состав, и устроили огромный мебельный магазин...Да что говорить-то? Завод "Гвардеец" живёт на аренду помещений, а такой монстр как "ОМО"- производит лишь десятую часть от того, что производил когда-то. Огромнейшее объединение "Елена" - лидер полупроводникового приборостроения сдаёт помещения для расфасофки чая, который чаем-то не назовёшь. Не буду продолжать список. Все всё об этом знают, но всем на это наплевать в нашей стране. Вот торговые центры, похожие на загоны для скотины, в которых всякой разноплановой дряни накидано или бизнес-центры, в которых неизвестно кто и чем занимается - это да. Те, кто работает - своими руками, своими мозгами - этой стране не нужны. Нужны те, кто может купить - продать или перекупить-перепродать. Да уже даже обычного слесаря найти большая проблема. Зато офис-менеджеров, мерчендайзеров, супервайзеров, юристов, экономистов, страховых агентов, риэлторов и генеральных директоров непонятно чего у нас с переизбытком. Каждый пятый - президент. Каждый третий - генеральный директор. Только работать некому. А если ты хочешь именно работать, то это твои проблемы. Парадоксальная ситуация - кризис во всех сферах и недостаток специалистов, но всё продолжают разваливать. Это же дикость - человек хочет и готов работать, но в его услугах не нуждаются!.. Они мне предлагают переучиться на одного из этих дармоедов или на дворника... Я учился шесть лет на любимую специальность, работал много лет именно по ней, а теперь мне говорят чтобы я переучивался на непонятно кого да ещё и за собственные же деньги! Бред!
   У Стаса явно пересохло в горле, потому как он жадно и залпом осушил бокал. Руки у него от волнения затряслись. Было отчётливо видно что он ужасно переживает и, хоть и пытается держаться достойно и по-мужски, но отчаяние вырывается наружу сквозь все его старания.
   - Это я ещё тебе не рассказал как нас с ипотекой кинули, - Стас злобно ухмыльнулся. - Помнишь впаривали рекламу, мол, доступное жильё молодым семьям? Ага...Всё, что было вложили, а застройщик просто заморозил стройку и исчез в неизвестном направлении. Все права перешли к какой-то другой конторе, а она чужие долги и обязательства на себя не берёт. Вот так. "Вы, граждане ипотечники, сами виноваты".
   Сейчас живём у родителей Оли, в двушке..."Рожайте детей! Страна в состоянии стабильного экономического роста!" Сволочи поганые...
   - Стас, - осторожно прервал его Артём. - Послушай, дружище, я понимаю что хуже уже кажется некуда...
   - Да именно что некуда, старик! - взорвался Стас и парочка за соседним столиком даже пугливо покосилась в его сторону. Он откашлялся и взяв себя в руки продолжил уже более спокойным тоном. - Именно что некуда уже хуже. Ну кого рожать в таких условиях в такой стране? Плодить нищету, рабов, налогоплательщиков, пушечное мясо для разборок между богатыми обнаглевшими подонками? Господи...о чём я думал? О какой стабильности? Как можно было быть таким дураков и поверить сладким байкам этих упырей у власти? Как можно приводить в этот современный мир ребёнка? На какую жизнь его обрекать?...
   Стас замолк и отчуждённо устремил свой пустой и ничего не выражавший взгляд в сторону парка. Это был взгляд совершенно растерянного и отчаявшегося человека. Таких взглядов вокруг с каждым годом становилось всё больше и больше.
   - Стас.., - нарушил молчание Артём. - Это всё ужасно и тяжело, но пойми: если ты сейчас сломаешься и поддашься отчаянию, то всё станет хуже настолько, что ты и представить себе не можешь. У тебя любимая и любящая жена, что уже большая редкость в наши дни. Более того - у тебя двое совершенно замечательных здоровых ребятишек, что вообще немыслимо какая редкость сейчас. Ты же просто счастливый человек! Ну как ты этого не понимаешь?!, - Артём развёл в удивлении руки в стороны. - Цени это и береги их, Стас! Ты не должен отчаиваться. Не имеешь на это права. Главное в жизни - это здоровье, счастье, любовь в жизни любого нормального человека и мне думается что ты нормален, а потому, Стас, послушай что я говорю. Хотя ты знаешь что я не любитель давать советы и сам не люблю их получать без надобности, но считай что просто поддержкой со стороны человека, которому не всё равно.
   Стас отвёл взгляд от кошки, которая улеглась на стул у рядом стоящего столика и пристально посмотрел в глаза Артёма. Лицо его при этом не выражало абсолютно ничего, кроме равнодушия и тоски, отчего становилось как-то особенно не по себе и Артём даже на какое-то мгновение засомневался в здравии его рассудка.
   - Сейчас всем всё равно, старик, - угрюмо вдруг сказал Стас. - Сейчас каждый живёт как паразит - только для себя и при этом, если понадобится, перешагнёт через другого без тени сомнения, если это сулит ему хотя бы маленькую, но выгоду.
   - Погоди, - попытался прервать его Артём. - Но ведь не все...
   - Все, - холодно отрезал Стас и ухмыльнулся. - Если человеку на улице становится плохо, то любой из нас пройдёт просто мимо, сделав вид, что ничего не случилось. Скажешь ты сам не проходил?
   - Каюсь, было такое, - опустив глаза, ответил Артём. - Однажды подходил - оказался просто пьяный. Но это, конечно, не оправдание...
   - Вот видишь!, - широко улыбнувшись и откинувшись на спинку стула, восторжествовал Стас. - Все мы сейчас такие. Так что, спасибо тебе, конечно, за слова поддержки, но они, признаться, ни черта не значат и мне не помогут. Нет, ты не обижайся, но просто мне это не поможет.
   - А что поможет? - каким-то ледяным тоном спросил Артём.
   - А ничего, - глупо улыбаясь ответил Стас. - Пойду в хозяйственный магазин и куплю мыло и верёвку. На это ещё хватит.
   И он засмеялся как абсолютно невменяемый умалишённый. Смех был истерический и пугающий. Посетители кафе вновь стали поглядывать в сторону их столика. Посмотрев на это диковатое зрелище секунд десять, Артём почувствовал и злость и отвращение одновременно.
   - А ну завязывай с этим! - рявкнул вдруг он и жевлаки заиграли как заведённые.
   Стас, заведённый своим нездоровым смехом, ещё какое-то время продолжал посмеиваться, хотя было уже видно, что это его отчасти отрезвило. Теперь он смотрел уже только на Артёма. Наконец, когда приступ смеха сошёл на нет, он громко сглотнул и тяжело задышал. Теперь уже казалось что того и гляди из его глаз польют слёзы ручьём, как это бывает у обидевшегося ребёнка.
   - Что ты такое вообще говоришь? - спокойно, но на повышенных тонах, продолжил Артём. - Как ты можешь такое говорить? Всем на всё плевать, да? И тебе в том числе? На кой чёрт ты тогда вообще женился и детей заводил, если тебе и на них плевать получается?
   - Да я...мне..., - возмущённо замямлил Стас и взгляд его тоже посуровел. - Да сам-то что говоришь? Эй!..
   - Эй! - передразнил его Артём. - Что ещё за "эй"? А разве я говорю что-то не так? Тогда, конечно, иди в хозяйственный и вешайся ко всем чертям! Всем, видите ли, всё равно! Да ты знаешь, что куча людей живёт куда хуже чем ты и при этом не теряют ни веры ни достоинства?
   Стас снова опустил глаза и время от времени виновато поднимал их в сторону Артёма.
   - Ты помнишь Надю Добролюбову? - продолжал тот.
   - Надю? - мысленно погрузившись в архивы собственной памяти, переспросил Стас. - Маленькая такая...
   - Маленькая. Хрупкая. Чудесно красивая очаровательная девчонка-хохотушка. Почти все парни были в неё влюблены в нашем классе. Но ты уже, конечно, ни черта не помнишь - старый, лысый и отчаявшийся болван.
   Последнее слово порадовало. Это говорило о том, что Артём без злости, а действительно по-дружески переживал за него.
   - Сначала простыла - кашель, температура, - продолжал Артём. - Медицина у нас теперь сам знаешь какая. Ерунда, мол, грипп у вас и всё такое прочее. А ей всё хуже и хуже...
   Тут он запнулся и уже спокойно глядя в глаза Стасу, продолжил:
   - Она уже восемь лет как парализована. Только лежит. Наша маленькая, хрупкая красавица Надя уже восемь лет как не видит ничего кроме своей кровати и комнаты. Вместо того чтобы любить и быть любимой, вместо того, чтобы растить чудесных детишек... И вот теперь ты представь...Как ты смеешь... Ты - здоровый молодой кабан - жаловаться на жизнь?!
   Стасу вдруг стало как-то на самом деле не по себе. Это было заметно. Он сжимал и разжимал кулаки, потом стал потирать потные ладони, глаза его бегали из стороны в сторону. Вид у него был растерянный и озадаченный. Видя его реакцию на свои слова, Артём окончательно успокоился и допил, наконец, остававшееся в бокале пиво.
   - А вот теперь подумай, - сказал он. - Подумай очень хорошенько.
   Стас остановил, наконец, свой взгляд на его глазах. Покачивая головой из стороны в сторону, как бы пытаясь найти нужные слова, он, наконец, ответил:
  -- Прости, старик. Я и впрямь болван.
   Артём улыбнулся и обратился к официантке, которая пришла за пустыми бокалами:
   - Девушка, будьте добры ещё по бутылочке.
   - Конечно, - лучезарно улыбнувшись, ответила та.
   - Думаешь у неё в жизни тоже нет проблем? - говоря об отошедшей на достаточное расстояние официантке, спросил Артём. - Ни ты ни я не знаем что у неё происходит в жизни. Может быть и всё, слава Богу, замечательно. А может у неё горе или беда, но она не теряет надежды и улыбается тебе и мне, этому миру в целом.
   - Надя Добролюбова..., - тихо проговорил Стас, грустно глядя в сторону удаляющейся официантки.

*****

  
   Он почувствовал лёгкий хлопок не менее лёгкой ладонью по плечу и обернулся. Большие и красивые зелёные глаза внимательно смотрели на него, улыбаясь вместе с их очаровательной обладательницей. Густые, слегка вьющиеся локоны цвета каштана как волны спускались до плеч. Стас почувствовал что краснеет.
   - Стасик, - тихо и ласково произнесла эта маленькая волшебница. - Тебе не сложно будет помочь отнести мне эти карты в кабинет географии, пожалуйста? Я сегодня с Мишей Бочковым дежурная, но его и след простыл... Я буду тебе очень благодарна, - и она вновь наградила его лучезарной улыбкой.
   Стас покраснел уже как рак - так во всяком случае ему казалось. Чувствовалось что и девушке было неловко обращаться к нему с такой просьбой, но карты эти были в два раза больше неё - такие вешали над школьной доской, когда рассказывали про разные страны и континенты.
   - Конечно, Надя, - отчеканил он и как-то глупо улыбнулся в силу своего смущения. - Я все возьму, а ты только скажи куда их отнести. Плёвое дело.
   - Ой, спасибо тебе огромное, - радостно хлопнув в ладоши заулыбалась девушка. Было видно что она почувствовала облегчение, так как такая просьба её саму очень смущала в виду её природной скромности и деликатности. Да и просто элементарного воспитания. - Только я не позволю тебе одному нести, - продолжила она уже несогласным тоном и слегка надула свои губки, - я хоть и маленькая, но сильная. И к тому же дежурная.
   Стас улыбнулся и подойдя к кипе огромных карт, вручил девушке самую маленькую. Она ещё какое-то время пыталась протестовать. Чувствовалось что ей вновь становилось неловко и теперь уже она начала краснеть от смущения, но Стас только улыбался ей в ответ и был непреклонен.
   - Всё в порядке, Надя. А теперь показывай дорогу.
   Подойдя к лестнице, чтобы подняться на этаж выше, они столкнулись со вторым дежурным, от которого за версту несло табаком.
   - Ой..,- робко вырвалось с уст девушки. Она неловко затопталась на месте, глядя то на Бочкова то на Стаса. - Вот зря тебя побеспокоила, Стас, - и уже обращаясь к дежурному: вот пока ты там куришь и отлыниваешь, твою работу делают другие. Возьми у Валидина карты и пошли за мной.
   - Да ладно, - протяжно и нахально протянул неряшливого вида парень. - Он уже несёт. Делов-то. Правда, Стасик?
   - Ты сегодня дежурный, - насупив грациозные брови, ответила она за Стаса. - Побежал курить, а меня оставил одну с этими огромными картами. Как тебе не стыдно?
   - Чего стыдиться, - нагло ухмыльнулся Бочков. - Всегда лопух найдётся и подкаблучник.
   - Да пошёл ты, курилка, - бросил Стас.
   - Чего - чего?
   - Что слышал! Пошли, Надя. А этот пусть скурится вусмерть.
   - Вали-вали, Валидин, - ехидно бросил вслед удаляющимся Наде и Стасу горе-дежурный. - Козлик на верёвочке.
   - Не обращай внимания, - не останавливаясь сказала она. - Дурак он, а на них не обижаются. Они уже и так обижены.
   - Да всё нормально, - улыбнулся Стас. - Главное ты не обращай внимания.
   Тут же оба слегка покраснели от смущения и отвернувшись друг от друга, двинулись по коридору в сторону кабинета географии. Навстречу им неслась, играя в догонялки, группа мальчишек из младших классов. У каждого на школьной курточке красовалась большая красная звёздочка - предмет их гордости. Видимо новоиспечённые октябрята так выплескивали радость и праздновали знаменательное событие в своей жизни. Они пронеслись вихрем мимо Стаса и Нади, едва не сбив с ног миниатюрную и хрупкую девушку.
   - Вот ведь шибздики! - грозно крикнул им вслед Стас, а Надя лишь громко рассмеялась и, обняв покрепче карту, двинулась вперёд после непредвиденной остановки.
   - Сорванцы, - широко улыбаясь сказала она. - Я люблю детей. Вот закончим школу на следующий год и пойду поступать в педагогический. А вообще воспитателем в детском саду хочу быть.
   - Уже точно решила? - спросил Стас.
   - Ага, - задорно ответила она и повернув голову, вновь взглянула на него своими большими зелёными, словно изумруды, глазами. Длинные ресницы хлопнули дважды, а улыбка показала ему такие милые две ямочки на её щеках. Стас чуть не споткнулся на ровном месте. - Точно решила. И вообще у меня самой будет много-много детишек.
   Она снова засмеялась звонким смехом и подойдя к двери кабинета географии, открыла её свободной рукой. Войдя внутрь, они подошли к самой последней парте и аккуратно выложили все карты на неё. В этот же момент прозвучал звонок к уроку. Школьная перемена, а вместе с ней и маленькое путешествие, закончилось. Стас почувствовал грусть.
   - Ой, спасибо тебе ещё раз огромное, Стасик, - благодарно запричитала Надя. - Извини, что попросила о помощи...
   - Ерунда, - прервал её тут же Стас. - Не говори глупости. Ничего особенного я не сделал. Рад, что смог помочь. Если вдруг что - всегда обращайся!
   И тут он впервые ей улыбнулся, поборов своё смущение и робость. Ещё бы не робеть! Сколько раз он тайком поглядывал на это маленькое чудо с большими зелёными глазами, длинными ресницами, каштановыми волнистыми волосами ниже плеч. Вокруг неё всегда столько парней, а тут вдруг он оказался наедине с ней. Она обратилась именно к нему. Как тут не заробеешь?
   - Хорошо, - ласково ответила она и на щеках вновь появился румянец, а глаза опустились.
   Класс быстро заполнялся учениками, а вместе с ними - шумом и гамом. Она села за свою парту в начале классной комнаты как обычно со своим соседом - заводилой класса и любимцем девчонок, с которым она вроде бы встречалась. А Стас сел за последнюю парту вместе с этими самыми картами... Тогда он ещё не знал, что больше у них никогда не случится такого общения друг с другом. Но сейчас он ещё долго смотрел на её густые красивые каштановые волосы.
   - Надя Добролюбова.., - едва слышно произнёс он и также незаметно ни для кого (и для себя в том числе) улыбнулся.
  

*****

  
  
   - Стас, я ведь всё понимаю, - спокойно продолжил Артём. - Да, я не в твоей шкуре и не могу понимать всё настолько остро как ты - признаю, но просто пойми что сейчас огромное количество людей переполнены проблемами и бедами самого разного рода и калибра... Знаешь, безысходность какая-то... Ты постоянно долгие годы находишься в стрессе: а будет ли завтра работа, еда, кров? Мы живём во времена правления варваров. Раздробили нас на части тогда - в 91-м - и вот уже двадцать лет терзают наши бездыханные тушки, которые даже сопротивляться уже зачастую не имеют сил. Мы истощены, унижены и разрозненны. Нас продолжают рвать на части, хотя уже взять с нас нечего, а те, которых ты перечислил в качестве самых "нужных" в этой жизни, считающих себя "успешными" - подобно опарышам, снуют по остатках с барского стола, ощущая себя при этом не такими же остатками, которыми по сути своей и являются, а теша себя мыслями, что они часть празднующих на этом пиру...
   Я вот тебе привёл лишь один пример, но ведь их миллионы. Тысячи убитых на войне в мирное время, взорванные дома, расстрелянные дети, умирающие с голоду пенсионеры и дети, которые выбрасываются на помойку сразу после рождения. С другой стороны: беснующиеся толпы извращенцев, воров и убийц; сходящие с ума в своих оргиях и пирующие на экранах телевидения и на страницах газет...Да что там говорить?.. Это и в самом страшном сне не могло присниться тогда, в той Стране...
   Но быть может этот период нам послан не случайно. Ведь каждому поколению выпадало своего рода Время Икс, когда проверялась на вшивость твоя истинная натура, сущность. Кому-то выпала революция, кому-то страшная война, а кому-то вот вся эта нескончаемая мерзость, начавшаяся с перестройки.. Когда несомненно пора было уже что-то менять, мы обрадовались и дали согласие, но не на то, что стали претворять в жизнь. Я не сомневаюсь что единицы хотели того, к чему мы пришли в итоге. Хаос, Содом и Гоморра... В составе Союза мы жили сказочно хорошо по сравнению с нашим независимым существованием. Но я всё-таки верю, что сказку можно сделать былью. Просто сейчас один из самых длительных периодов, когда и проверяется - являешься ли ты Человеком?
   Помни также что Бог никогда не пошлёт тебе испытания тяжелее, чем ты сможешь перенести. Ты знаешь - я не набожный, к самой церкви я вообще отношусь неоднозначно, но я верю что Он есть и всё в этой жизни идёт по Его Воле и значит так надо.
   Он тебя уже наградил несметным сокровищем, Стас. Я об этом могу пока только мечтать. Ты - счастливый человек, ты понимаешь это?.. Ты должен это понять и осознать, потому что когда мы этого не осознаём, то теряем и вот тогда вся боль утраты и отчаяния познаётся в полной мере. Так что, прошу тебя, не говори больше никогда подобных слов. Не гневи Бога. Да, жить по совести очень тяжело - особенно сейчас. Но это единственный путь, чтобы оставаться Человеком во все времена. А это самое главное наше мерило. Деньги придумали ущербные и завистливые люди, которые просто были бесполезны по причине того, что никогда и ничего не могли сделать сами, а тем более - сделать просто так, как в одном старом мультике, помнишь?
   Вот тогда они и придумали "игру", когда просто ради смеха, после того как кто-то сделает что-то хорошее другому, они бы вознаграждали друг дружку за это железками или бумажками. Но человеческая сущность всегда находится между Богом и Дьяволом, балансируя как канатоходец в цирке. И постепенно тяга к этим безделушкам стала сильнее, чем желание быть Человеком. Ведь выделиться количеством железок и бумажек куда легче, чем количеством добрых дел. Но быть добрым и честным человеком хоть и сложно, но куда как правильнее, на мой взгляд, Стас. Это тяжело и трудно, но всё в итоге будет хорошо - только не отчаивайся. Ты ведь хороший добрый человек.
   - Хмм, - глядя в стол хмыкнул Стас. - Возможно был когда-то...
   - Нет, дружище, - возразил ему Артём. - Люди по своей сути не меняются. Каким ты стал к пяти годам своей жизни - таким ты и будешь до конца своих дней. Ты можешь оступиться, конечно, можешь даже сделать гадость, но ты сам себя этим накажешь, потому что в душе и в сознании останешься тем самым хорошим и добрым человеком. Помнишь как в фильме "Место встречи изменить нельзя" герой Павлова - Левченко? Вот так оно и в жизни происходит.
   - Не представляю с кем бы я так мог поговорить по душам, старик, - после недолго молчания также, глядя в стол, произнёс Стас. - Я и не думал что ты такой философ.
   Артём рассмеялся от души.
   - Нет, правда, - продолжил его друг. - Мне правда как-то легче что ли стало... Хотя, конечно, ситуация аховая...
   - Не отчаивайся, старина, - спокойным уверенным тоном поддержал его Артём. - И это тоже пройдёт. Всё наладится. Я не сомневаюсь в этом. Твоя семья с тобой. Это самое главное.
   Стас поднял, наконец, глаза и посмотрев друг на друга, лица обоих осветила улыбка. Наверное надежда именно такой улыбкой освещает путь. Путь к лучшему, доброму, светлому.
  
  
  
  
  

3.

  
   Мария не помнила как заснула и во сколько, но проснулась довольно легко, хотя и очевидно что столь необычная ночь подарила ей от силы четыре часа спокойного сна. Умывшись, приготовив завтрак и заправив постель, она подошла к столу в комнате и села перед выключенным ноутбуком. Посидев так с минуту, молча глядя на него, она вдруг решительно сказала сама себе вслух:
   - Нет. Не сейчас. Вечером.
   После этих слов она отправилась на кухню к приготовленному завтраку и продолжая собираться на работу. Хоть она и отгоняла свои мысли о желании открыть папку под названием "Надежда", но они вцепились в неё мёртвой хваткой и потому даже не закончив завтрак, она быстренько собралась и отправилась в путь.
   Многие люди жили по такому незатейливому распорядку дня, недели, месяца, года... Работа - дом, дом - работа, а всё то незначительное, что появлялось в кармане исчезало с космической скоростью, ибо жизнь была не просто дорогая, а очень дорогая, а зарплаты, пенсии и стипендии были такими по размерам, что Дюймовочка могла бы с лёгкостью пёрышка принести их на подсчёт Кроту, который бы даже не понял что тут можно считать в принципе? Работа - дома, дом - работа, а всё то незначительное, что появлялось в кармане исчезало с космической скоростью, ибо жизнь была не просто дорогая, а очень дорогая, а зарплаты, пенсии и стипендии были такими по размерам, что Дюймовочка могла бы с лёгкостью пёрышка принести их на подсчёт Кроту, который бы даже не понял что тут можно считать в принципе? Но бесспорно всегда была возможность увеличить своё благосостояние в определённой мере - другой вопрос какими способами. А способы всегда были одними и теми же что и во все времена и они также как и во все времена шли вразрез с искренним желанием оставаться Человеком и жить по совести. Поэтому тот же сантехник может быть несказанно богатым, если отправит совесть и жизненные ценности в долгосрочный отпуск, а чиновник также может быть ужасающе бедным, если будет честно жить и трудиться по самим же созданным законам. Всё в жизни переменчиво и относительно, неизменным остаётся право человека делать выбор.
   Мария свой выбор сделала ещё в детстве, когда мама подарила ей чудесный белый халатик с бабочкой-шоколадницей на кармашке и маленькое зубоврачебное зеркальце. С тех пор она вылечила все зубки у своих кукол и у своих друзей - естественно понарошку. А теперь она уже работала всерьёз. Ей нравилось дарить людям улыбки, ведь улыбаясь, человек преображается не только внешне, но и внутренне становится светлее. И вот, казалось бы, следуя имеющемуся стереотипу, что все стоматологи, мягко говоря, живут не бедно, можно было бы удивиться положению дел у самой Марии. Если помните, она у нас девушка не относящаяся к "успешному сословию". Однако здесь как и в любой другой профессии играет свою важную роль вопрос совести. Мария шла в стоматологию в частности и в медицину в целом по причине искреннего желания помогать людям. Но, к её несчастью, она пришла с такой целью во времена коммерции или, как это красиво называли, во времена рыночных отношений. Во всём должна и обязана быть выгода. Конечно же себе и для себя. Вот с этим Мария никак не могла смириться, ведь задача и суть медицины не преследует никакой иной цели, кроме как оказания помощи страждущему, больному. А вот в этом её никак не могли понять коллеги, шагавшие в ногу со временем.
   После университета она довольно легко смогла устроиться на работу. Это была одна из многочисленных сетей стоматологических клиник, пафосно и громко рекламирующая себя повсюду где только это возможно. Тогда Мария была очень рада, даже более чем. Она очень волновалась собеседования, потому что представляла его чем-то вроде государственного экзамена, что она сдавала в конце обучения в университете. Однако на деле всё оказалось проще. Её профессиональные навыки, которым естественно недоставало ещё практического опыта, волновали принимающую сторону мало. Куда больше это касалось её внешности. Симпатичная шатенка с серо-зелёными глазами, стройная и миниатюрная, с ослепительной улыбкой очень хорошо гармонировала с обложкой рекламируемой сети. Имидж, иллюстрация успешности - вот что лежало в основе основ. Первые три месяца были предложены без оплаты - нечто вроде испытательного срока. Мария согласилась, потому что в конце концов это было началом её пути и в клинике с громким названием к тому же, где она могла впоследствии помогать людям и повышать своё мастерство как зубного врача.
   На первых порах она ассистировала, училась премудростям и правилам общения с пациентами, особенностям и тонкостям работы в полости рта. Старалась честно и бескорыстно, а потому когда её приняли в штат, то для неё это был большой праздник и маленькой победой над своей врождённой скромностью и неуверенностью в себе.
   Но с этого момента всё пошло не совсем, а точнее, совсем не так как она себе представляла. И дело не в том что ей предложили весьма скромный оклад - позднее она поняла, что сотрудникам здесь платят более чем скромно - дело было в пути повышения своей зарплаты и, если пожелаете, карьерного роста.
   - Теперь должно быть всё хорошо, - сказала она с улыбкой пациентке, сидящей у неё в кресле. - Я сделала специальную подкладочку на гидроокиси кальция, которая, наконец, поможет нам решить эту проблему и не доводить до удаления нервов.
   - Ой, спасибо большое, - благодарно улыбнулась в ответ женщина средних лет, изрядно молодящаяся, и после некоторой паузы уже без улыбки взглянувшая на Марию - Но я ведь больше ничего не должна?
   Мария всегда очень неловко чувствовала себя при озвучивании цены за лечение. Она понимала что берёт деньги честно и за работу, но всё равно когда касалось денег ей становилось как-то очень неловко, будто она просит взаймы. Цены были согласно прейскуранту очень высокими - пациенты платили за прорекламированное название клиники, а значит за её статус. И хотя получала она в месяц всего-то четверть от работы одного пациента из числа всех тех кто пришёл за месяц, но ведь её называла она, а не руководитель клиники.
   - Нет, - робко ответила она. - Нет, конечно ничего.
   - Мы ведь с вами это не оговаривали, верно? - вставая с кресла спросила ещё раз пациентка.
   - Да, конечно. Всё так.
   - Замечательно! Спасибо, Машенька, и до свидания, - фальшиво улыбнувшись и открывая дверь, добавила женщина средних лет.
   - Мария Вадимовна, - холодным суровым тоном одёрнул даму голос другой женщины-врача, что-то записывающей в медицинскую карту за соседним столиком.
   Сказала она это не отрываясь от этого занятия, а значит и не поднимая взгляд.
   - Да, конечно, - слегка растерявшись произнесла уходящая пациентка. - Всего доброго, Мария Вадимовна.
   - Всего доброго, - краснея, но с улыбкой ответила Маша.
   Когда дверь закрылась с той стороны, сидящая за столом женщина-врач, отложила ручку и взглянула на Марию.
   - Не позволяй никогда пациентам панибратского отношения, - спокойно сказала она. - Ты - доктор и они должны понимать это, когда приходят к тебе за помощью. Уважение прежде всего.
   - Да...ничего..- краска смущения казалось стала ещё ярче и Мария попыталась взять себя в руки. - Ну я в конце концов ещё молоденькая, Валентина Ивановна, - добавила она улыбаясь.
   - Ты - доктор и возраст тут не при чём, - также спокойно и флегматично продолжила женщина в белом халате. Закинув ногу на ногу и приняв весьма соблазнительную позу для мужчин-пациентов, она пристально уставилась на Марию отчего у той пробежали мурашки по коже. - И с каких это пор мы занимаемся благотворительностью?
   У Маши ком подкатил к горлу. Оказавшись меж двух огней она минутами раньше сделала свой выбор. Теперь ей предстоит его объяснить.
   -Я.., - уверенное начало не получилось. - Я просто не могла...Дело в том что я назвала ей сумму вначале, а так получалось надо было добавить ещё...
   - Ну и прибавила бы, - удивлённо ответила слегка покачивая ножкой Валентина Ивановна - эдакая женщина-вамп в белом халате, эротическая мечта особо настроенных мужчин. - До начала лечения сложно предугадать все возможные нюансы. Возникла надобность предпринять дополнительные меры по сохранению зуба и соответственно дополнительные манипуляции врача. Эта твоя разукрашенная как старая поблекшая матрёшка мадам прекрасно это понимает, также как и понимает что ты человек излишне порядочный. Просто она наглая и знает как сыграть на твоей слабости.
   - Разве порядочность может быть излишней? - удивлённо поднимая глаза, спросила Мария. - И разве это слабость?
   - Да, слабость. Ты так никогда ничего в жизни не добьёшься. Пойми это.
   - Я понадеялась и на её порядочность, поэтому просто растерялась её вопросу про стоимость, - еле слышно произнесла Мария и почувствовала себя в чём-то сильно провинившейся, хотя и не понимающей в чём именно. - Я просто...Да, извините - я виновата.
   - Конечно виновата, - ухмыльнувшись ответила женщина-вамп. - Стоимость материала вычтут из твоей зарплаты, ну а работа - ты сама её не оцениваешь получается. И на будущее, будь любезна, не допускай подобного. Не хочет она платить или знаешь что возникнут трудности - просто не делай лишних манипуляций.
   - Да, но зуб тогда мог бы её беспокоить, - растерянно оправдывалась Маша. - Возник бы пульпит.
   - Ну и пусть беспокоит, - равнодушно ответила Валентина Ивановна. - Пусть пульпит. Бесплатно ей никто ничего делать не обязан. Поняла?
   - Да, - робко и покорно ответила Мария.
   - Вот и хорошо, - ласково улыбнувшись ответила собеседница. - Вот увидишь, только так ты сможешь чего-то добиться - непреклонный и холодный расчёт. Думай о себе, а не о них, - она брезгливо махнула в сторону двери кабинета, за которой находился холл ожидания. - Им нет до тебя дела, вот и отвечай им взаимностью. Доброй и ласковой будь с начальством, тогда может ты тоже со временем станешь ведущим стоматологом-терапевтом как я. И я ведь не останавливаюсь - уверена вскоре стану главным врачом всей сети клиник "МарТиг".
   После этих слов она изобразила одну из тех вульгарных стоек, которые некоторые девушки считают очень удачными, чтобы произвести неотразимый эффект. На самом деле для нормальных мужчин этот эффект неотразим со знаком минус и составляет о девушке нелицеприятное мнение как о глупой и легкомысленной особе.
   Мария долго переживала этот частный случай. Быть может потому что он был первым. В дальнейшем она старалась перестраховаться и порой называла стоимость чуть выше, чтобы затем лучше её снизить. В случае если всё шло по плану и дополнительные манипуляции были не нужны, она всегда убирала ту запасную часть стоимости, что служила ей страховкой. И это тоже её характеризует как порядочного человека, заметьте.
  
   В клиниках подобного типа (не сказать чтобы уровня или класса, так как здесь они совершенно не при чём) в пациентах, по сути дела, не заинтересованы, так как существование идёт не за счёт самоокупаемости огромной сети с огромными ценами. Персонал тут не жаловали, а если и приходили дуралеи, которые баснословно переплачивали истинную стоимость за престиж самого лечения в такой клинике, то с них сотрудники получали дополнительный процент. И вот при таких случаях необходимо было постараться...
   - Машенька, - глумливо улыбаясь обратился к Марии неприятный полный и лысоватый мужчина, развалившись в кожаном кресле своего кабинета. - Поздравляю вас! Испытательный срок закончился и я, надо сказать, весьма доволен. Теперь у вас есть все шансы хорошенько продвинуться вперёд, - он хитро прищурился и будто бы оценивал её своим взглядом.
   - Спасибо большое, - Маша старалась не обращать на подозрительные сигналы никакого внимания, а в душе на самом деле искренне радовалась своей первой маленькой победе. - Марат Тигранович, так вы...вы возьмёте меня на постоянную работу?
   Мужчина за столом засмеялся каким-то нездоровым смехом, чем несколько напугал Марию. Затем он нагнулся вперёд и глядя исподлобья на неё облизнул языком свои сухие потрескавшиеся полные губы, чем вызвал у неё внутреннее чувство отвращения. Ну в конце концов он вовсе не должен ей нравится - это всего лишь руководитель клиники, её работодатель, как теперь было модно выражаться.
   - Так и есть, Машенька, - полушёпотом ответил мужчина. - Теперь вы - член нашей дружной команды, нашего замечательного коллектива.
   Сказав это с деланной улыбкой, он вновь откинулся назад, на спинку кожаного кресла.
   - Я так вам благодарна...- робко запричитала Маша. -Правда...я...
   - Полноте, милая, - небрежно махнув рукой перебил её Марат Тигранович. - Не стоит благодарностей...- тут он запнулся. - Во всяком случае ничего особенного и сверхъестественного не произошло и также ничего особенного вы мне не должны. Только то, что теперь будет входить в ваши обязанности.
   Мария, улыбаясь, кивнула в знак согласия своей головкой, хотя обращение "милая" ей не показалось не слишком позволительным. Но всё это от страха и волнения наверное. Кажется невесть что. Так, во всяком случае, она для себя объяснила все свои внутренние противоречия, которые возникли в стенах данного кабинета.
   - Так, ну раз мы данный вопрос решила, то обсудим некоторые детали, - принял серьёзное выражение лица Марат Тигранович. Мария в волнении сжала свои кулачки и всем своим видом давала понять что слушает очень внимательно. - Вы знаете стандартный месячный оклад врача - десять тысяч вы будете получать в любом случае. Остальное в ваших нежных руках. - Опять эта глумливая ухмылка на какое-то мгновение. - С каждого пациента от суммы его работы, вы теперь будете получать 20 процентов. Это очень хорошее предложение. Ну а от вас уже зависит, сами понимаете, какой будет в этом случае сумма. Ваша задача - раскрутить по максимуму. Наравне со своими знаниями, благодаря которым ваши доводы будут принимать убедительный вид, используйте и своё природное обаяние. - И снова облизывает губы. - Не забывайте что с этой суммы должны получить свой процент и заведующая отделением, и ассистент, и медсестра, и администратор, и даже наша уборщица. Таким образом, называя цену, помните о нашем дружном коллективе, не обижайте его и он тогда не обидится на вас. Это такое моё напутствие-совет. К нам приходят, чтобы потом хвастаться перед другими, говоря где и за сколько им залечили зуб. Та не стесняйтесь зарабатывать на глупости и невежестве других. Следуйте рекомендациям Лисы Алисы и Кота Базилио, - на этот раз ухмылка превратилась в дружелюбную улыбку. - Как видите ничего особенного и сверхъестественного.
   Слушая его, Маше казалось что её начинает медленно затягивать то ли в трясину, то ли в зыбучие пески - нечто в этом роде. И почему-то ей вспомнился скрипичный мастер Джузеппе Гварнери, который всю жизнь мечтал делать скрипки для простых людей, а подписал себе приговор, отдавая их все в угоду Церкви. Она сама не понимала почему, но в сознании вообще произошла какая-то резкая перестановка.
   - Что-то не так, Мария Вадимовна? - в первые раз обратился мужчина к ней по имени и отчеству.
   - Нет-нет, Марат Тигранович, - очнувшись от своего состояния, с улыбкой ответила она. - Всё в порядке. Я всё поняла.
   - Умница, - улыбка растянулась до ушей. - И если вдруг возникнут какие-то вопросы, то обращайтесь к вашему Марату Тиграновичу без стеснений. Мне бы хотелось чтобы ваша карьера пошла в гору. Мне бы это понравилось.
   Последнюю фразу Маша не совсем поняла, но внешне не дала это понять. Мужчина же хлопнул своими пухлыми ладонями и будто с предвкушением чего-то вкусненького стал их потирать.
   - Ну что ж, раз мы всё обговорили, то не смею вас больше задерживать, - сказал он. - Все остальные нюансы вам растолкует при надобности Валентина Ивановна - заведующая терапевтического отделения. У неё вы также сможете многому научиться во всех аспектах.
   При этом он снова глумливо ухмыльнулся и поднялся с кресла. Мария тоже поднялась.
   Ещё раз поблагодарив руководителя клиники, она спешно вышла из его кабинета. Ощущения были противоречивые. С одной стороны она очень радовалась, а с другой...что-то непонятное давило на неё, будто в этом кабинете на неё взвалили непосильный для неё тяжёлый мешок... Но в тот момент она и не подозревала как скоро он придавит ей всем своим весом.
  
   Первый месяц всё куда ещё куда ни шло. Мария старалась соблюдать золотую середину, не слишком завышая цену и при этом оставляя запас для возможности страховки. Это было самое сложное для неё - вместо того чтобы думать только о конкретной проблеме пациента и способе решения её, она всё больше тратила сил на эту мышиную возню со стоимостями работ. Выматывало это куда сильнее, чем сама работа с пациентами, а были они, надо сказать, очень непростые. Люди ведь считают что если платят втридорога, то перед ними должны бегать на задних лапках. На самом деле это глупое заблуждение - никто никому в этой жизни ничего не должен. Выбирая между несколькими предложениями самое дорогое - вы всего лишь выбираете именно самое дорогое, но не более того. Зачем вы платите за одну и ту же работу, вещь, услугу по самой высокой цене - это уже ваши личные проблемы и никого больше.
   И самое неприятное для Марии - она в связи с этим не получала абсолютно никакого удовольствия от своей работы. Но последней каплей в чаше терпения стало не это...
  
   - На эти майские праздники у нас корпоративное мероприятие, - томным голосом сказала ей Валентина Ивановна. - Для тебя первое, а значит особенное и обязательное.
   - Да, но я собиралась с родителями загород, - озадаченно ответила Маша.
   - С родителями. Загород. Ха! - как-то брезгливо хмыкнула ей так в ответ. - Ты большая девочка уже, пора бы не теряя времени делать карьеру. В общем я тебе сообщила - Марат Тигранович тебя особенно хотел бы видеть и произнести в твой адрес тост.
   - Тост? - удивлённо переспросила Мария. - А что же это за мероприятие? Я думала какие-нибудь спортивные игры...
   - Игры, - рассмеялась Валентина Ивановна. - Ну да, игры - можно и так сказать. Выезжаем в коттеджный городок в области. Мы частенько там снимаем коттеджи и дружной командой сплачиваем наш коллективный дух, узнавая друг друга как можно ближе, проникаясь, так сказать, друг другом, что способствует крепости коллектива в целом.
   Мария в некотором отчаянии села на стул. Вид у неё был очень грустный. Она вообще не любила все эти массовые мероприятия, а на работу она приходила только чтобы работать, а не "проникаться друг другом". Хотя в тот момент она ещё не понимала насколько буквальны были слова её заведующей.
   - Ой, а можно я не поеду? - почти по-детски жалобно спросила она. - Не люблю я большие компании да и потом... Это ведь будет способствовать нарушению субординации... Тосты все эти. Никогда нельзя пить вместе с начальством или сослуживцами.
   - Девочка моя, - наклонилась к ней Валентина Ивановна и положила свои руки ей на плечи. - Взрослая жизнь началась вовсю и новое время давно наступило. Чтобы чего-то добиться в этой новой жизни, надо отбросить все свои комплексы и идти к своей цели. Отбрось свои предрассудки. Сейчас все так живут и работают. А корпоративные мероприятия обязательны для всех. Если ты, конечно, не хочешь потерять свою работу. Да и свои десять тысяч тоже надо отрабатывать - ведь за красивые глазки и столько не платят.
   Она тепло и даже нежно улыбнулась после этих слов и по-матерински погладила её по головке. Затем мгновенно приняла свой неприступный образ женщины-вамп и покидая кабинет, оглянулась и ещё раз тепло улыбнулась Марии.
  
   Этот разговор так сильно расстроил Машу, то она приняла решение немедленно обратиться с просьбой не ехать на корпоративное мероприятие к самому Марату Тиграновичу. Не став ждать и собираться с духом, она направилась к его кабинету.
   - Можете пройти, - положив трубку на телефонный аппарат манерно произнесла секретарь. - Марат Тигранович готов вас принять.
   Мария робко постучалась и уже услышав из-за двери приглашающий неприятный голос руководителя клиники, почувствовала что ноги её стали ватными. Мгновенно собравшись с духом, она глубоко вдохнула и уверенно открыв дверь кабинета, ступила на его порог.
   - А-а, Мария Вадимовна, - свойственной ему нахальной улыбкой, встретил её Марат Тигранович. - Ну проходите, присаживайтесь. Внимательно вас выслушаю.
   - Спасибо...- вновь почувствовала робость Маша. - Я хотела вас поблагодарить за приглашение на корпоративное празднество, но, понимаете, я никак не могу, - решила она не откладывать в долгий ящик и сразу перешла к сути дела. - По семейным обстоятельствам.
   Марат Тигранович перестал улыбаться и откинувшись на спинку своего кожаного роскошного кресла, оценивающе осматривал Марию отчего у неё одновременно выступил румянец смущения и мурашки пробежали по коже от неосязаемого страха.
   - Насколько я знаю вы у нас незамужняя девушка, - с прищуром начал он. - В том числе и это сыграло свою роль при принятии вас на работу. В противном случае от вас всегда можно было ждать такой подлянки как декретный отпуск, - и тут он глумливо рассмеялся своим и без того неприятным смехом.
   - Да, я не замужем, - ещё больше покраснев, подтвердила Мария.
   - Ну так и что тогда? - он выказал явное удивление, разведя руки в стороны, на пухлых ладонях которых поблескивал пот. - И потом запомните: работа и коллектив всегда должны стоять на первом месте. Если, конечно, вы хотите чего-то добиться в этой жизни.
   - Но я всегда проводила эти праздники с родителями, - еле слышно ответила она. - И понимаете...я не любительница шумных компаний и таких мероприятий в кругу коллектива. Как-то это не совсем правильно что ли на мой взгляд...
   - Хмм...Вы хотите сказать что общепринятая практика корпоративных мероприятий ошибочна или что может быть я плохой руководитель?- спокойно и со своей ухмылочкой спросил Марат Тигранович.
   - Нет! Что вы! - испуганно вскрикнула Маша. - Ни в коем случае! Я просто...ну возможно не всем это пойдёт на пользу и я из их числа... И потом я обещала родителям...
   - Девочка моя, - по-отечески теплым голосом перебил он её. - Вы уже большая девочка и должны уже сами строить свою жизнь и свою карьеру. Родители сами по себе, вы - сами по себе. И вот что..., - он встал со своего кресла и перешёл к столь же роскошному кожаному дивану, стоявшему вдоль стены. - Присядьте-ка сюда. Будьте так любезны.
   Мария поднялась со стула и пересела на диван, устроившись на самом его краешке у боковой спинки. Убедившись что она уселась и, что самое важное, куда она уселась, присел и Марат Тигранович. Совсем близко к ней - так, что Маша отчётливо почувствовала запах пота, который с лёгкостью перебивал аромат его дорогого парфюма и в совокупности выдавал ужасающую зловонную смесь. К горлу подкатил приступ тошноты. Одна его потная ладонь взяла её за руку и положила свою вторую не менее потную. Мария почувствовала тревогу за саму себя.
   - Машенька, - спокойно и без улыбок и ухмылок, начал он. - Вы хотели бы добиться максимума в своей работе?
   - Я пока не думала об этом... Мне бы сначала освоиться в своей профессии, состояться как врачу.
   - Да, но одно другому не мешает. Вы уже можете защитить для начала кандидатскую. Потом мы вас пошлём на стажировку в Германию. Затем докторская, должность заведующей терапевтическим отделением, а в дальнейшем и возглавить одну из наших клиник. Всё это возможно и весьма осязаемо. Но пора расстаться с детской инфантильностью и начать делать результат пока вы так молоды, красивы, полны сил и энергии, - в этот момент его руки вместе с ладонью Маши переместились на его колени и как будто тянули её дальше. Страх и охватил Марию целиком, а смущения и стыда её и без того румяное личико и вовсе стало буквально красным. Она попыталась аккуратно высвободить свою ладонь, но потные пухлые клешни руководителя держали её крепко. - И начинать надо уже сейчас. Например, с этого мероприятия, которое поможет вам ощутить себя частью нашего дружного коллектива. Уверяю вас я лично прослежу чтобы излишне вас никто не беспокоил и уж тем более не обидел, - он стал поглаживать кисть её руки и вплотную пододвинулся к ней так, что Маша оказалась зажатой между спинкой дивана и собственным начальником. - Никто не обидит... Ну же...я же твой папочка, - и тут он запыхтел как похотливый боров и стал тянуть её руку всё ближе к своему поясу, а сам приближался своими сухими и пухлыми, как и его ладони, губами к шее Марии.
   Она оцепенела от ужаса как наверное цепенеет кролик, глядя на удава. Это было абсолютной дикостью и неожиданностью для неё и потому какое-то время она не знала что делать. Однако когда её рука достигла цели, куда её настойчиво тянули, а шея почувствовала омерзительное прикосновение чего-то сухого и с тяжёлым дыханием, она мгновенно пришла в себя и с силой оттолкнув раздухарившегося похотливого мужика, вскочила на ноги и презрительно глядя на него, слегка опешившего, плюнула в его сторону.
   - У меня отец и папочки мне не нужны! - с победоносной гордостью звучно бросила она. - Сегодня же я пишу заявление по собственному желанию и только попробуйте не подписать его или строить мне козни - я подам на вас в суд за домогательства и, уж поверьте, здесь мне хватит и решительности и желания добиться своей цели!
   С этими словами она ушла, не дожидаясь ответа. Собственно ответа пришлось бы ждать скорее всего долго, потому что Марат Тигранович сейчас скорее напоминал перевёрнутую на панцирь черепаху, которое недоумённо хлопала глазами с открытым ртом, задаваясь вопросом: "Как же я так опростоволосилась?"
   Мария обещание сдержала. Тут же написала заявление об уходе. Препятствий ей чинить не стали, хотя прощальное "сука неблагодарная" она всё-таки получила. Сейчас она не боялась и не думала что будет делать дальше. В настоящий момент она наоборот чувствовала себя замечательно, потому как продолжала оставаться Человеком, а ведь сегодня она могла же могла перестать им быть как многие и многие девушки, которые прельщались на мнимые достоинства материальной жизни и успех, ценой которому становилась часть их души. Самое печальное что многие на это шли даже не понимая, не осознавая этого. А ведь вся наша жизнь - череда таких вот испытаний и выбора. И далеко не всегда очевидный ответ оказывается верным.
  
  
  
   Вот уже почти пять лет Мария работала в маленькой клинике, где трудилась семья её подруги по университету. Здесь не было внешнего пафосного лоска, которым наполняли клиники, подобные той, в которой она начинала свою карьеру. Он и не был нужен. Царила наоборот очень приятная домашняя обстановка, уют, чистота и комфорт. Этого было вполне достаточно всем - и персоналу и, самое важное - пациентам.
   К тому же Мария прекрасно знала что люди, которые покупались на весь напускной шик и лоск, платили втридорога за каждую мелочь - мраморные ступени, позолоченная дверная ручка, лишняя салфетка или бахилы, дополнительная помощь ассистента и телевизор в холле ожидания. Но многие этого не понимали и продолжали считать что чем дороже и гламурнее - тем выше качество и престиж. Несчастные и глупые люди, на глупости и невежестве которых и зарабатывали дополнительные и немалые дивиденты подобные Марату Тиграновичу, который сам отродясь не работал в качестве практикующего врача и был неоднократно отчисляем из института, но зато придумал себе красочную и звучную биографию-миф. Так делали многие и многие же, что печально, во всё это ещё верили.
   Больше всего Марии нравилось, работая в этой небольшой семейной клинике, что не надо было постоянно юлить и придумывать способы обдуривания пациентов. Здесь было то, что она искала изначально - возможность оказывать реальную помощь людям за адекватную цену без всяческих космических накруток. И пациенты соответственно сюда приходили, которые прекрасно понимали всю иллюзию золотых дворцов и формул успеха, а значит и с благодарностью в большинстве своём принимали эту помощь.
   Мария всегда была убеждена что медицина не может быть бизнесом. Это противоречит всем канонам и представлениям о врачевании в принципе. И что тот из врачей кто считает, что занимаясь медициной он занимается бизнесом, не имеет никакого права называться доктором. Но в условиях рыночной экономики и капитализма, которых захлестнул планету с начала 90-х, бизнесом стало считаться всё, что раньше считалось спекуляцией, жульничеством, воровством, шарлатанством. Если человек умирал, но у него не было достаточной суммы денег, то девять врачей из девяти отказали бы ему в помощи. Это дико, но так оно и было. Мерилом всего стали являться деньги, прибыли. И, конечно, очень тяжело было в условиях таких реалий жизни, заниматься пусть даже и маленьким, но своим делом. Тем более делом, при котором люди работали своими руками и головой, честно и на благо людям. При капитализме считалось что ЗАРАБАТЫВАТЬ своим трудом могут только неудачники, тогда как успешный человек будет ДЕЛАТЬ деньги. Но как бы то ни было, Мария и семья её подруги (которая работала здесь же со своим отцом и младшей сестрой) старались выдерживать всю тяжесть самоокупаемости, при этом работая искренне и честно, оставаясь Людьми в первую очередь и Врачами, а не коммерсантами от медицины.
   Работать приходилось много, но всегда случались перепады в работе - благосостояние граждан с каждым годом становилось всё хуже и хуже и даже несмотря на очень невысокие ценные в клинике, они уже и этого многие не могли себе позволить. Но Мария не унывала и продолжала верить в лучшее. На самом деле она считала себя счастливым человеком, который занимается любимым делом по законам совести, и единственное что часто заставляло её грустить и печалиться - отсутствие рядом любимого и дорогого человека. Но сегодня, когда она шла на работу, её душа улыбалась, потому что дома её ждала не просто папка в компьютере под названием "Надежда", а надежда в чистом её виде, к которой в скором времени вполне возможно могли присоединиться сначала вера, а потом и любовь...
  
  

4.

  
  
   После встречи со Стасом, Артём шёл домой и размышлял о том насколько юношеские мечты могут быть далеки от реалий будущего. Он был рад встретить старого приятеля, но скажи им кто тогда, десять-пятнадцать лет назад, какой предмет будет их разговора и в каком статусе пребывания в этой жизни они встретятся, едва ли оба они поверили бы. Нет, работа у Артёма была та, о которой он и мечтал - он был ветеринаром. Сегодня у него был выходной, который он взял чтобы сделать кое-какие давно откладываемые дела. И вот такая случайная встреча. А может и неслучайная, ведь ничего случайного в этой жизни нет. Личная же жизнь была...нет, её по сути и не было. У Стаса же всё наоборот.
   Что и говорить, Артём был искренне рад за Стаса в том, что у него сложилась как нельзя удачно для нынешних времён личная жизнь, но также искренне переживал, что всё это сейчас оказалось под такой серьёзной угрозой. Нынче люди вспоминали как научную фантастику то советское время, когда они и не забивали себе голову политикой; не было и мысли, что можно потерять жильё и работу и жить впроголодь; за год планировали свой отпуск и каждый праздник любой стол в любой семье был накрыт как полагается. Собственно нынешняя пропаганда утверждала и вдалбливала в умы и сознания, что всё было не так и было всё очень и очень плохо. Таким образом оправдывали ужасающее состояние дел и уровня жизни населения в современные дни. Когда тебе изо дня в день твердят это с экранов телевизора и со страниц газет, то ты постепенно начинаешь в это верить. Ты в итоге даже искренне поверишь что молоко чёрное, а уголь - белый. Именно поэтому те спокойные и стабильные времена и воспринимались как утопия, фантастика. Но оставалось много людей, которые помнили правду. Даже из последнего молодого поколения Артёма и Стаса. Тем больнее и воспринималась существующая ложь и несправедливость, абсолютная нестабильность и отсутствие надежд.
   Вот шёл и размышлял Артём о том, что всё они себе представляли десять лет назад совсем не так. Сам он вообще видел себя к тридцати годам отцом семейства, но... Не зря говорят, что мир крутится вокруг Женщины. Если она тянется к солнцу, то Мужчина тянется за ней. Если же она падает вниз, то и Мужчина не отстаёт от неё. И насколько низко падёт Женщина, насколько она опустит рамку дозволенного - тем и Мужчина станет относится к ней хуже, как к вещи. О подобной "несправедливости" громче всего обычно кричали те, кто находился на пути в бездну. И среди этих криков падших, очень сложно было отыскать и встретить Настоящих, которые несомненно были как были и Мужчины, которые их искали. Именно и только их. Но Судьба очень редко когда сводила их так рано, как это получилось со Стасом. И, что говорить, Артём завидовал ему белой завистью, потому как сам безуспешно искал и надеялся встретить свою половинку уже немало лет, в течении которых были, конечно, встречи, но каждый раз которые заканчивались разочарованием, а порой и душевной болью и отчаянием от лицемерия и предательства.
   Но просто жить с кем-то или жениться "для галочки", чтобы "как положено у всех", он не хотел. Знаете, в любом возрасте и даже после ряда неудач, можно продолжать верить в любовь. И хоть Артём её и не встретил ни разу до сих пор, но юношеская чистота и искренность помыслов о ней, его по-прежнему не покидали. Он абсолютно был согласен с Омаром Хайямом:
  
   Чтоб мудро жизнь прожить
   Знать надобно немало,
   Два важных правила запомни для начала:
   Ты лучше голодай, чем что попало ешь
   И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
  
   Сейчас Артём возвращался в квартиру, где жили его родители. Несмотря на то, что у него была и своя собственная, он довольно часто приходил именно в родительский дом, потому как долго в гордом одиночестве находиться не мог. Нет, он легко и даже с удовольствием пребывал в одиночестве, но когда тебя встречает и провожает пустая квартира... Посему пока он предпочитал проводить больше времени с самыми близкими и дорогими ему людьми, которые на данный период у него были. Если бы он встретил Её, то конечно в жизни бы у него изменилось многое, если не всё. И только в лучшую сторону.
   Дома пока никого не было и, налив себе зелёного чая, Артём уселся за стол на кухне, дабы "побаловаться плюшками", как говорил Карлсон. Включил телевизор для фона.
   - Откровенные сенсации! - прокричал истеричным голосом какой-то телеведущий. - Как известный бизнесмен оказался тайным педофилом? Откуда у модной начинающей певицы влиятельные любовники из политики и в чём истинный успех её карьеры? Каким суррогатом нас травят, продавая в аптеках поддельные лекарства? Колбаса из крысиных останков или что мы покупаем в элитных супермаркетах? Почему...
   Артём переключил канал.
   - ...грандиозное супершоу "Звёзды в космосе" на Гламур-ТВ! - не менее истошно верещал другой телеведущий другого канала. - Какая пара долетит до Марса первой?
   Переключил вновь.
   - Как вы можете? - экран показывал молодую женщину, чьё лицо было всё в слезах и полным отчаяния. - Уже три месяца я не получаю зарплату... Я молодая и хочу работать! Но мне уже нечем кормить ребёнка... В магазине он просит купить игрушку, а я не могу себе это позволить, потому что нам даже уже еду купить не на что!... Где же ваша совесть?
  
   Наглые упитанные физиономии (видимо местных депутатов) даже не смотрели в сторону женщины, а некоторые и вовсе глумливо усмехались. Картина повсеместная и знакомая. Чиновников в наши дни распустили хуже некуда. Артём переключил канал на детский.
   - Я порву тебя, Отрыжка! Трансформируйся, Зелепуп! Бей его!
   - И это детский мультфильм?! - недоумённо вслух задал вопрос сам себе вопрос Артём. Рука вновь потянулась к пульту. - Так, ну хоть по спортивному что?
   - Как вы решились сняться для мужского журнала, Элеонора? - задавал вопрос ведущий гостье в студии. - Вы же такая "звезда", чемпионка!
   Артём что-то не мог припомнить кто это вообще. Хотя телевидение жило своей жизнью. Казалось что им абсолютно наплевать на зрителей и они просто снимают свою гламурную, полную грязи, жизнь и упиваются этим, называя каждого из своей тусовки не иначе как "звезда". На деле их вообще никто не знал да и заслуги их были разве чуть более того подвига, чтобы звучно пустить ветры в камеру.
   - Ну я решила показать что я показала не всё ещё что могла бы показать, - откровенно деревенским нескладным и неприятным на слух голосом пролепетала спортсменка. - После того как я стала депутаткой и мне поступило предложение сня...
   - Понятно, - переключая канал, брезгливо заметил Артём.
   - Сегодня у здания городской администрации собрались пикитирующие, среди которых были как пенсионеры так и матери с тяжелобольными детьми, - милая журналистка стояла на фоне огромного скопления людей. - Озвучивались требования по повышению нищенской пенсии и пособиях для лечения детей с диагнозом ДЦП, аутизм и других участившихся в последние годы детских диагнозах. Администрация города пока никак не отреагировала на инициативу собравшихся.
  
   Артём нахмурился. Он не понаслышке знал о таких детях. Медсестра, работающая с ним в ветеринарной клинике, была матерью чудесной очаровательной девочки, которой врачи так и не смогли поставить за двенадцать лет её жизни точного диагноза и отправили её в ту же папку детских диагнозов, которая была последние годы переполнена - детский аутизм. А всему виной ужасающее качество продуктов питания, которых было для видимой картинки с избытком в любом магазине, но которые содержали в себе столько наполнителей, усилителей вкуса и просто генномодифицированной заразы, что рак стал ещё более распространённым карателем человечества, а организм будущих матерей кормил плод всей этой отравой ещё в утробе на стадии развития. Всему виной и не менее ужасающая экология. Были разрушены и разграблены все заводы, фабрики, колхозы и совхозы, а единственным производством в стране являлось машиностроение. Это был огромный бизнес: возможность приобретения автомобиля в кредит сделали возможным для любого и каждого. Доходило до абсурда: у человека не было собственной квартиры, но было два автомобиля. Естественно купленные в кредит. Всё это - забитые отравой и прочей дрянью прилавки, огромное количество автомобилей у простого населения - было величайшей иллюзией благополучия россиян. Самое страшное - живущие вот так в долг граждане, считали себя на самом деле состоятельными людьми. Философия полуголодного холопа, коими сделали население этой страны, крепчала день ото дня. А ведь известный факт, что практически 80% загрязнения окружающей среды - это автомобили. В Петербурге давно не видели звёздного неба, давно не открывали окна нараспашку, потому как оседавшая пыль быстро заполоняла всю квартиру и хозяйки просто не успевали прибираться в доме. Всё покрывал загазованный выхлопными газами смок. Когда вы дышите таким воздухом ежедневно, то можете смело забыть что вы здоровы и полны сил и энергии.
   Всему виной также и ежедневные стрессы, в которым перманентно пребывала подавляющая часть граждан. Когда ты постоянно боишься потерять работу, не знаешь что будет завтра и к чему готовиться. Всему виной и образ жизни. Беспорядочные связи, сожительства, отсутствие нравственных и этических норм - всё это тоже было характерным для данного времени.
   А если и у рождающихся детишек оставался шанс на здоровую жизнь, то его отбирала развалившаяся до основания система здравоохранения, на которую приходилось ужасающее количество родовых травм из-за низкой квалификации специалистов и элементарной преступной халатности, а впоследствии которая добивала вас неконтролируемой фармакологической мафией.
   Всё это было известно и понятно и даже не скрывалось, потому как имело слишком высокие корни, но почему-то очень многие старались упорно не замечать ничего и подходить с позиции страуса. Однако коснуться негативная сторона всего этого мракобесия могла любого из них.
   - А сейчас новости шоу-бизнеса! - широко улыбнувшись и как ни в чём не бывало, даже после такого серьёзного сюжета, объявила телеведущая.
   Артём переключил канал уже интуитивно, понимая что там ничего интересного тоже не будет и собираясь выключить звук как обычно, оставив телеизображение для фона.
   Выступал какой-то чиновник. Кто именно - не разберёшь, они удивительно были похожи друг на друга в последние годы. Невзрачные, серые, но алчные и наглые.
   - Мы рады признать, что из года в год наши граждане живут лучше и лучше. Уровень благосостояния населения неизменно растёт. Созданы тысячи и тысячи новых рабочих мест на вновь строящихся автозаводах. Наша страна, небольшая по площади, но сильна своим потенциалом, своими гражданами, своим непоколебимым духом и является теперь одним из значимых игроков на мировом рынке. Я люблю всем сердцем нашу страну и её граждан. Мы - одна семья. Единая.
   Желание плюнуть в экран телевизора наверняка в данный момент было не только у Артёма, однако телевизор не виноват в той лжи и грязи, что по нему неустанно показывают, поэтому он просто его выключил.
   - Помогите! - раздался истошный женский крик за окном, переходящий в плач.
   Артём выглянул в окно. На дорожке у соседнего дома сидела на земле рыдающая женщина средних лет. Метрах в шестидесяти, отдаляясь от неё, бежали двое худощавых парней. В руке одного был пакет - такие обычно продавали в продуктовых для складывания в них покупок, у другого - женская сумочка. Мимо как ни в чём не бывало проходили люди. Никто даже не попытался помочь женщине встать, не то чтобы задержать двух наркоманов, судя по всему, которые грабили девушек, женщин и старух, чтобы наскрести на очередную дозу. Вот такая семья. Единая.
  
  
   Вечер прошёл тихо и спокойно, родители уже легли спать, а Артём уединился в своей комнате, в которой провёл по сути всё своё детство и юность. Что-то особенное согревало в ней и чего не было в его собственной квартире, в которой он не мог долго быть в одиночестве. Налив себе по обыкновению чашку зелёного чая и удобно устроившись перед экраном монитора, он зашёл в Интернет. Новости спорта, кино, мистические истории - спектр интересов у него был велик, а Интернет при правильном использовании мог дать намного больше пользы людям, если бы они умели правильно задавать вопросы. Взять те же сайты знакомств. Они представляют собой свалку человеческого мусора, на которой организаторы делают очень неплохие деньги. На чистом и светлом, как известно, трудно заработать, а вот на пороках... Поэтому они так и напичканы извращенцами, блудницами и прочими моральными уродами и вот почему так сложно нормальному человеку, находящемуся в поиске любви, так сложно там встретить единомышленника. К сожалению, зла всегда больше. Это как априори: против бесконечных сил зла выступает добро, которое всегда меньше по числу, количеству, но которое сильно духом и верой. И вот чтобы пробраться сквозь вражеские редуты грязи, надо немало сил, времени и терпенья. И конечно веры. Без неё никак. На одном из таких сайтов, Артём когда-то оставил своё послание, которое так и осталось по сути безответным. Хотя с его стороны это было смело и рискованно, потому как никогда не знаешь что за псих окажется по ту сторону монитора и какие безумные мысли и идеи у него возникнут на твой счёт.
   Однако именно вера в лучшее и помогала ему и, возможно, ограждала от такого рода напастей. Он зашёл на свою страничку. Пока она загружалась, посмотрел в окно на ночное небо. Строчки родились сами по себе:
  
   "Когда наступает ночь, тогда обнажаются все самые потайные уголки души, самые искренние, открытые, чистые и сокровенные, которые мы так бережём и прячем от чужих глаз весь день. Когда ты остаёшься один в своей спальне, а сон никак не хочет принимать тебя в свои владения, тогда эта обнажённая душа начинает свой разговор с твоим разумом. 
Человек не должен быть один. Но я говорю не о видимом одиночестве,
ведь можно быть одиноким и чужим, находясь среди большого количества людей. Человек должен быть среди тех, кто его принимает и любит таким какой он есть. Быть среди тех кому он по-настоящему нужен, потому что это он, а не потому что у него что-то есть или потому что так удобно.
Быть среди тех,
кто его понимает всей душой и сердцем. И чем дольше я живу, тем больше я понимаю что таких людей очень мало. Таких людей очень мало, потому что мало кто умеет, а точнее сказать - хочет говорить с самим собой, чтобы понять что ему действительно нужно в этой жизни, кто ему действительно дорог и что такое, в конце концов, любовь.
Я повторюсь,
произнеся слова Форреста Гампа из одноимённого фильма, но "может я и глуп, но я знаю что такое любовь". Я не буду раскрывать эту свою тайну, потому что на самом деле это вовсе и не тайна, а очевидное и высокое чувство, на которое быть может и не все способны, но в этом они виноваты сами, потому что... надо разговаривать со своей душой. Иначе она навсегда оставит вас и вы будете всю жизнь маяться, не понимая ни сути происходящего ни тех причин, по которым ваша жизнь складывается не так как вы когда-то мечтали. 
Оставаться ребёнком. Да,
как много величайших истин и открытий мы с вами знали и открывали в детстве и как легко мы позволили им уйти. А ведь мы просто не обратили даже внимания на их уход... Как важно оставаться в душе тем самым ребёнком, мальчишкой или девчонкой, кто так искренне и наивно полагал что чудеса бывают. И они ведь есть. Не их вина, что мы сами не позволяем им случаться. И мы сами разбиваем мечты в то, во что верили в детстве.
А любовь
... Может быть моя она никому и не нужна пока, но я буду изо всех сил стараться сохранить её, потому что пока горит хотя бы одна звезда и я вижу её в ночном небе, значит кто-то точно также смотрит именно на неё и также верит в неё. Ведь всё в этом мире имеет свои половинки. Я так хочу сохранить это чувство в себе и так боюсь ошибиться, но я знаю что ты если и не слышишь меня, то чувствуешь что я есть и ты также веришь и также бережёшь свою любовь. Верь в нашу с тобой звезду!..."
  
   Артём снова посмотрел в окно. На ночном небе ярко светила лишь одна звезда. Ярко, но одиноко.
  
  

5.

  
  
   Рабочий день прошёл спокойно и Мария на этот раз была не только не утомлена, но и чувствовала какую-то особую жизненную энергию. Ведь обычно она каждый раз, возвращаясь домой, ощущала в первую очередь не радость, а скорее грусть. Ведь дома её никто не ждал. В принципе, так было почти всегда. Когда Марии было пять лет, то её родители развелись и каждый довольно быстро устроил свою личную жизнь заново и завёл новые семьи. Мария официально осталась с матерью, но когда у той появился ребёнок от нового мужа, то для девочки наступили непростые времена. С отчимом отношения не сложились с самого начала, а когда появился малыш да ещё и мальчик, то Маша и вовсе оказалась изгоем и всё внимание и тепло было адресовано её единоутробному брату. В том числе и внимание её матери, которая с остервенением старалась показать свою любовь новому мужу, при этом начисто забыв о родной дочке. Для Марии начался период скитаний - от матери к отцу, от отца к бабушке, от бабушки снова к матери. Как вы понимаете, родному отцу и бабушке она тоже была как обуза. Иногда поражаешься с каким легкомыслием люди создают семьи и заводят детей, а потом также легко и просто разрушают не только свой союз, но, что самое страшное, детские сердца. Стать родителем ума не надо, а вот быть им - это дано далеко не каждому. Однако почти каждый считает обязательным завести хотя бы одного ребёнка, что бы было "как положено". С таким же упорством теперь каждый рвётся взять, к примеру, в кредит машину и сесть за руль, хотя водить автомобиль объективно могут очень и очень немногие. И вот вся эта погоня - "пора замуж/жениться", "пора рожать", "пора купить" и т.д. - непонятно кем придуманная и зачем, приводит человечество к непоправимым ошибкам. Но ошибками являются не дети, которые рождаются в результате. Ошибками являются их нерадивые родители, которые могут так именоваться только по биологическим аспектам.
   И сколько Марии пришлось выслушать не только от сторонних людей, но и от своей родной матери укоров по поводу того, что ей уже, считай, тридцать, а она всё не замужем. И не просто не замужем, а даже не жила ни с одним мужчиной. И как можно объяснить таким людям, что далеко не для всех любовь является сиюминутной страстью многоразового использования и не синонимом секса, которым занимаются в отличие от любви, которую испытывают? И поймут ли они? Вряд ли. Дураки потому и дураки, что слышат только себя и всегда стремятся поучать. Умный же способен слышать и желает учиться.
   В какой-то момент, не выдержав такого давления, она сначала жила у подруги, а когда удалось подыскать квартирку за приемлемую цену, стала снимать. Только бы не видеть и не слышать всех этих лиц, что считают обязательным ткнуть в тебя пальцев и назвать неудачником. В их понятии конечно же. Со сводным братом отношения тоже были как у кошки с собакой. Помимо того, что он был жутко избалован, с самого детства он также наблюдал и впитывал как губка отношение своих родителей к его сводной сестре. Вот так и получилось что из всего своего детства Маша запомнила лишь один их единственный выезд на море вместе с мамой и папой, как раз перед её пятым днём рождения.
   После развода родителей, своего отца она видела редко. Знала только что он платит какие-то "элементы" и только. В те редкие воскресные дни, когда мама отправляла её в гости к папе, тот недолго думая отвозил её к бабушке. Мария была в отцовском доме тоже лишней, ведь там была новая жена её отца, у которой к тому же родилась двойня. И близняшки оказались девочками. Уже учась в медицинском, Маша поняла что отец её был "ювелиром". Только на самом деле многие люди всерьёз воспринимают шутку над отцами, у которых рождаются только девочки, потому что настоящая "ювелирная работа" - это мальчик, так как на начальных стадиях все эмбрионы имеют женский набор хромосом и только потом часть из них разделяется на мужской. Но дело безусловно не в этом - главное каким родителем ты будешь.
   И для себя Мария решила, что если Бог ей подарит свою семью и детей, то она будет полной противоположностью своим родителям.
   С бабушкой отношения у неё были ни хорошие ни плохие. Она всегда радушно привечала свою внучку, но она также до конца своих дней была очень увлечена собственной личной жизнью. Умерла она, тем не менее, в одиночестве. То ли потому что так и не нашла свою любовь, то ли просто потому что не представляла что это на самом деле. Чаще бывать у неё в гостях Маша стала как раз после того как её отец снова женился. Его новая жена была категорически против появления в их доме его дочки от первого брака. Ну а с появлением близняшек тем более.
   Так и получалось: мама привозит Машу к отцу, а отец недолго думая отвозит Машу к бабушке по пути купив ей мороженое за 10 копеек. Только это и отложилось в памяти у Марии. У бабушки же она проводила часы либо во дворе, где довольно быстро нашла себе подружку Вику, либо читая книжки. Общались с бабушкой они мало. Всё-таки взрослый должен первым идти на контакт, а такого стремления со стороны бабушки не было никогда. Очень часто Маша тихо плакала по ночам, уткнувшись в подушку, потому что чувствовала себя никому не нужной - "ошибкой" - как она однажды услышала это в разговоре своей мамы со своей подругой по телефону. И когда случилось несчастье и бабушка умерла, в какой-то мере Мария обрадовалась и была благодарна бабушке уже за то, что она завещала квартиру своей первой внучке - ей. Теперь у Маши был свой мир, который имел окна, стены и дверь - то есть его можно было спрятать от окружающих и не бояться их вероломного вторжения со своими очередными бестактными вопросами, укорами и дурацкими советами. Однако она по-прежнему время от времени тихо плакала по ночам в подушку. Впрочем иногда и громко... Ведь теперь никто её точно не услышит.
   Но сегодня ей не было грустно, что дома её никто не ждёт. Ведь это было правдой лишь отчасти. Кое-что ожидало её. Лучик надежды.
  
  
  
   Быстро взбежав по ступеням лестницы в подъезде и скинув пальто и сапожки, она первым делом включила компьютер и только потом аккуратно сложила всё на свои места и направилась в ванную. Желание побыстрее открыть заветную папку было сильным, но в то же время сдерживал необъяснимый внутренний страх. А вдруг всё это ей приснилось? Приснилось как и тот странный мрачный сон про дремучий сказочный лес. Голода она не чувствовала, но всё-таки заставила себя приготовить лёгкий ужин и покушать. Фоном служила очередная серия какого-то очередногосериала, но вот только на этот раз она была далека от событий на экране да и от ужина собственно тоже. В мыслях творился какой-то кавардак и что больше её саму пугало, она теперь всё больше предполагала что это чей-то розыгрыш для привлечения внимания или чья-то злая шутка, а не искренние откровения столь же одинокого молодого мужчины. Пугали эти предположения, потому что весь день она даже не допускала их присутствия. А теперь её вдруг стало так штормить. Выход был прост - сесть за компьютер и убедиться что это не сон и не ложь. Так она и сделала.
  
   Вначале она открыла папку с названием "Надежда" и вновь с замиранием сердца прочла послание к половинке. Глаза снова стали тяжёлыми. Настолько всё совпадало с её собственными переживаниями, что слёзы предательски вплотную подступили, желая вот-вот выдать все её внутренние переживания. Затем её тонкие пальчики с аккуратным маникюром набрали адрес того самого сайта, на котором она и увидела это послание. При этом она с ужасом вспомнила, что сохранила лишь текст, но не адрес той самой анкеты. Мария прикусила от досады нижнюю губу и тут глаза уже не в силах были сдержать накопившиеся слёзы, которые быстрыми ручейками потекли по щекам.
   "- Как же я его теперь найду? Тут же миллионы анкет..."
   Она пыталась повторить свои действия, что проделала этой ночью, когда нашла заветную анкету, но безрезультатно. Попыталась воспользоваться поиском - тоже. Слёзы всё ещё текли, когда она вновь и вновь перечитывала послание, которое сохранила и отчаяние того, что она не сохранила главного, неожиданно и громко озвучило это плач. Почувствовав стыд, что она превратилась в "рёву-корову" и стараясь заглушить собственные всхлипы, Мария бросилась на диван, глубоко уткнувшись заплаканным лицом в подушку. Сколько она проплакала - она не знала сама, силы покинули её и она погрузилась в сон.
  
  
  
  
   "- Как же здесь темно и страшно, - подумала Мария. - Что хорошего можно вообще найти в таком ужасном месте?"
   Огромные и толстые стволы деревьев тянулись высоко-высоко вверх, где делились на множество чуть менее могучих ответвлений, корявые ветви с густой листвой которых создавали нечто вроде своеобразных куполов, через которые даже если бы был ясный солнечный день вряд ли бы пробился хоть один лучик света. В воздухе чувствовались сырость и какой-то неприятный привкус. Деревья хоть и выглядели могучими, но были явно больными и как будто прогнившими.
   Несильный ветерок ненавязчиво колыхал ветви и шелест листвы был похож на чей-то шёпот. Или на чьё-то шипение...
   - Ты слиш-ш-шком долго ш-шла...- явственно услышала Мария. - Уш-ш-шёл...Без тебя уш-ш-шёл...
   - Кто вы? - испуганно, с ужасом в голосе прокричала Маша тёмным сводам над ней. - Что вы от меня хотите? Кто ушёл?
   Откуда-то с высоты раздался шипящий дьявольский смех какой-то гадины. Марии даже показалось что она увидела нечто большое и ужасное, извивающееся и ползающее над ней по могучим ветвям. И хотя она не могла себе точно дать ответ что она видела и не показалось ли ей это, но сама вероятность этого сиюминутного видения ввергла её в панический страх и дрожь пробежала по каждой клеточке её тела. До этого сухие и прочные холмики на земле, покрытые мхом и поганками, вдруг стали омерзительно пульсировать вверх и вниз будто собирались прорваться как гнойник, а вскоре послышалось глухое бульканье свойственное болотной трясине... Почва под ногами вдруг размякла, проступила зловонная влага и Мария только сейчас заметила что она стоит босиком и в одной ночной рубашке. Её ноги стала окутывать проступающая жижа и постепенно почва стала уходить вниз.
   - Ш-ш-шевелись! - приказывая прошипел отвратительный шёпот. - Ш-шевелись, слыш-ш-шишь?
   Неосознанно и находясь в полной власти безраздельного ужаса и паники, а также поняв что она находится в самой трясине, Мария попыталась оттолкнуться одной ногой, чтобы убежать подальше от этого болота. Но трясина будто ждала её активных действий. Опорная нога быстро стала уходить вглубь, а когда Маша попыталась сделать тоже самой другой ногой, то она повторила путь первой. Естественное стремление выжить заставило её судорожно дёргаться и пытаться помочь себе руками, но теперь уже и руки прочно увязли в трясине. Стоя на четвереньках и медленно погружаясь вниз, Мария издала вопль отчаяния и слёзы хлынули из её глаз.
   - Господи! Не-е-ет! Помогите!
   Сердце казалось вырвется из груди прежде чем она вся с головой уйдёт под зловонную жижу. Навеки...
   Продолжая кричать сквозь плач отчаянья и ужаса, она заметила как что-то большое, извивающееся и склизкое плавно сползло с одного из деревьев. Сверкнули два красных огонька, будто два глаза, устремлённых на неё.
   - Он уш-ш-шёл, - раздалось снова мерзкое шипение, но не со стороны двух огоньков, а также сверху. - Уш-ш-шёл, а ты станешь-ш-шь одной из нас...
   Мария снова взглянула наверх, но быстро, потому что с ужасом ожидала приближающихся красных глаз, приближающегося нечто... Было так темно, что контуры этого существа было невозможно разобрать. Или оно было просто бесформенным? Но зато всё отчётливо слышался мерзкий хлюпающий звук передвижения массивного тела этого нечто. Ужас сковал её окончательно и она уже боялась не то что кричать, но просто плакать. Слёзы по-прежнему градом текли из глаз.
   - Станеш-ш-шь наш-ш-шей, - снова прошипел голос и тут Мария ощутила что что-то происходит с её ладонями и ступнями, находящимися под слоем трясины. Их как будто что-то расплющивало или растягивало. Боль ударила в виски и она вскрикнула каким-то неестественным, не своим голосом. Или прошипела?..
   Грудь и живот уже стали прочно уходить вглубь трясины, а неизвестная тварь приближаться, когда Мария, несмотря на пронзившую всё её тело боль, попыталась вырвать свою правую руку на свободу. Хлюпающие мерзкие звуки раздавались совсем близко, два красных дьявольских огонька уже виделись отчётливо и ярко. Очертания существа стали чуть более видны и походило оно (к горлу Марии подступил приступ рвоты, несмотря на боль и ужас) на мерзкого отвратительного гигантского слизняка, который не только извиваясь полз, но и помогал себе многочисленными перепончатыми лапками. Между двух красных глаз было видно нечто вроде хоботка-присоски, который и издавал такие мерзкие хлюпающие звуки, вгоняя и выгоняя из себя болотную жижу.
   Из последних сил и превозмогая боль, Мария всё-таки вырвала свою руку из плена трясины и крик ужаса, вырвавшийся из её груди, заставил содрогнуться весь мрачный гнилотворный лес. Мария смотрела не на свою ладонь, а на перепончатую отвратительную лапку... В этот же момент что-то, обхватив её с силой вырвало из трясины и отбросило назад. Она видела как слизняк буквально встал на дыбы и издал негодующий булькающий громкий звук, выпустив через через хоботок-присоску большую струю болотной жижы. А затем он упал навзничь и погрузился в трясину.
   Мария ожидала теперь своего падения, смирившись что оно окажется для неё смертельным.
   "Лучше сразу умереть", - только и успела подумать она и почувствовав тупой, но лёгкий удар по затылку, дёрнулась...
  
  
   Темно. Земля твёрдая. Очень. Нет ни сырости, ни зловонья, ни шёпота. Тишина. Боли нет, только немного побаливает затылок. Мария в ужасе вскочила на ноги стала ощупывать свои руки. Никаких перепонок. Вдруг слева от себя заметила огни.
   "Неужели опять та мерзкая тварь?!"
   Нет, огоньков было штук пять и все они были не красного, а желтоватого цвета.
   "Как уличные фонари... Стоп! Это уличные фонари?! Это фонари! Я дома! Это был только кошмар!" - Мария ринулась в сторону огней, споткнулась о стул и упала. Было больно, но это ерунда. Теперь она видела окно, через которое и доходил свет уличных фонарей. С радостным, но отчасти нервным смехом она вскочила на ноги и подбежала к окну, прижавшись ладонями к стеклу, с другой стороны которого текли капли дождя словно слёзы.
  
  
  

6.

  
   Радуга раскинулась широкой разноцветной дугой через весь живописнейший луг, который после дождя благоухал наиприятнейшими ароматами и запахами. Каждый цветок на лугу, каждая травиночка старались привнести в этот букет свой неповторимый вклад. Они как будто приглашали: "Посмотрите как мы прекрасны! Почувствуйте нас! Прикоснитесь!". И с последними каплями дождя луг ожил. Бабочки, зверьки и прочая живность выбежали наружу, радуясь ласковым лучам солнца, влажной траве и сказочному благоуханью. Самые разные птицы пели на всевозможные голоса. Проснулась жизнь и за пределами луга - в лесу, который окружал его со всех сторон. Пышные кроны деревьев перешёптывались с лёгким ветерком на своём наречии. Птицы и звери привычно занялись своими делами. Вот, например, маленький зайчишка весело выскочил из-за пригорка, догоняя бабочку-шоколадницу. Они часто так играли - в догонялки. Сейчас была очередь ушастика. Тут он перепрыгнул ручеёк, даже не замочив свой хвостик. Здесь обогнул столетний дуб и почти что нагнал свою крылатую подружку, но зацепился за сучок и плюхнулся прямо мордочкой в лужицу, появившуюся после дождя. Бабочка захлопала крылышками и стала кружить вокруг зайчонка. Отряхнув мордочку, он грозно помахал хвостиком и решил во чтобы то ни стало поймать крылатую хохотушку. Прыжок, ещё прыжок - влево, затем вправо - теперь она никуда не денется. Они так увлеклись игрой, что не заметили - лес стал меняться.
   Почва становилась всё более сухой, а трава будто выжженной. Да и сами деревья всем своим видом выказывали явное недомогание - они явно болели, хотя быть может ещё не так сильно. Но чем дальше удалялась наша парочка, тем более страшный вид приобретало всё вокруг. Но разве за игрой дети что-то заметят?
   Но заметила белка. Она жила как раз на самой границе где чудесный сказочный лес начинал меняться. Долго и громко она кричала заигравшейся парочке вслед, пытаясь предупредить их, но всё тщетно. Оставив бельчат дома и заперёв дверцу в дупло, она что есть сил побежала в противоположную сторону, в гущу сказочного леса.
  
   - Чудесный дождь! Чудесный день! Чудесное солнышко! - маленького роста (не больше одного метра) старичок в зелёной шляпке с пёрышком, прищурившись смотрел в сторону солнца и по-детски хлопал в ладоши. Хотя назвать его старичком было бы неправильным. В нём не было дряхлости или немощности, не было глубоких морщин и узловатых пальцев рук. Назовём его человечком. Однако в нём чувствовалась длинная и непростая история весьма долгой жизни, мудрость и умение ценить каждый миг этой жизни. В этом смысле седина органично подтверждала впечатление, что перед нами всё-таки человечек в возрасте. Назвать его гномом или карликом было бы тоже неправильно. У него не было бороды и выглядел он абсолютно гармонично и пропорционально. Одежда на нём была вполне обычная для человека - помимо зелёной шляпки с пёрышком, которая и придавала ему несколько сказочный вид, на нём была фланелевая рубашка в бело-зелёную клеточку, мышиного цвета кацавейка и чёрные брючки, заправленные в красные хромовые сапожки.
   Всё ещё прищурившись глядя на солнце, он несколько раз глубоко вдохнул свежий и чистый после дождя воздух, пошмыгал своим носом, похожим на маленькую картофелину и громко чихнул.
   -Аа-ап-чхи! - гулко раздалось эхо по лесу и вокруг сразу послышался шелест листвы, голоса птиц и зверей как будто все тотчас стали желать ему здоровья. - Спасибо мои дорогие, спасибо! Чистый воздух становится всё большей роскошью и в нашем мире, - сменив улыбку на печаль промолвил он, - уже с непривычки начинаешь чихать... Хмм..., - он присел на пенёк, находившийся рядом, - Неужели она сдалась? Неужели окончательно отчаялась? Или он потерял надежду и веру?
   Некоторое время он так и сидел на пеньке, устремив свой задумчивый взгляд куда-то в землю, а затем вдруг подняв голову вверх, произнёс:
   - Не поверю я в это! Они сильные! Правда, Руано?
   Могучий дуб, возле которого сидел забавный человечек и в сторону ветвей которого обращался его вопрос, тяжело заскрипел и издал звук, похожий на басистый гудок какого-нибудь старого судна. Одновременно он стал покачивал ветвями туда-сюда, словно сильный ветер их качал из стороны в сторону.
   - Вот и я так думаю, - улыбка снова озарила лицо человечка, нос вновь зашмыгал, а большие карие глаза засверкали каким-то детским задором. - Им Судьбой это написано. И они это знают, просто...просто пока не могут до конца в это поверить.
   На это раз дуб Руано только утвердительно покачал ветвями, словно кивая в знак согласия. И в этот момент на одну из его могучих веток, прыгнула белка и что есть духу ринулась по стволу вниз на землю. И Руано и старичок сразу заметили её и почувствовали что-то неладное. Едва сбежав на землю, белка тотчас устремилась к человечку и лихо забравшись на его плечо, принялась что-то громко верещать ему на ухо.
   - Тише, тише, - принялся успокаивать её старичок. - Не так быстро. Отдышись.
   Но белочка лишь протестующее замахала лапками и вновь заверещала пуще прежнего.
   - Что?! Пунси и Аринэ в беде?! Зловонные топи?! - человечек сильно изменился в лице. Улыбку исчезла, глаза выражали явную тревогу и беспокойство. Он вскочил на ноги. - Скорей показывай где именно! Нельзя терять ни секунды!
   Белочка бросилась со всех своих лапок в обратный путь. Руано загудел и зашумел как только можно и деревья, по ветвям которых бежала белка, вторили ему. Получалась своеобразная волна, образующая путь.
   Человечек поправил свою шляпку, закрыл глаза и, подняв руки вверх, развёл их в стороны. В этот момент он вдруг озарился ярким не слепящим глаз светом, по форме напоминающим шар. Какие-то доли секунды он будто набирал мощность пока вдруг не вспыхнул, превратившись в луч света, который тотчас последовал сквозь кроны деревьев по пути, что указывали они сами, следуя за белочкой.
   Она выбилась из сил, когда лес стал меняться, а больные деревья не могли поддержать хор своих здоровых и полных сил собратьев. Упав на одну из веток тяжело дыша и осознав свою беспомощность, глазки белочки налились слезами.
   Луч света, следовавший за ней, ласково пробежался по её шёрстке, словно поглаживая её и бережно вытер ей слёзки. В тот же миг белочка почувствовала прилив жизненных сил, будто кто-то вдохнул в неё их. Вскочив на лапки и распухив свой роскошный хвост, она снова бросилась в сторону ожидаемой беды, которую необходимо было успеть предотвратить. Она понимала что если бы сама сразу же побежала за зайчонком и бабочкой, то не смогла бы их догнать, а что самое главное - по сравнению с зайчонком она была слишком маленькой, чтобы вызволить его из трясины. А тогда было бы уже поздно спешить за помощью. Топи окружали лес со всех сторон. Где-то почва в болезненном лесу была сухой и прочной, но чаще всего она была влажной, болотистой. Поэтому надо было указать точный путь куда именно побежали заигравшиеся друзья, чтобы не пришлось искать их долго и тщетно, теряя время и шансы на спасение.
   Наконец, добежав до того места, где она заметила удаляющихся зайчонка и бабочку в последний раз, она вновь громко заверещала, указывая лапкой в правильную сторону. Лучик света закружил вокруг неё, затем на секунду замер и молниеносно унёсся прочь, вглубь мрачного леса, в зловонные топи.
   Долго искать не пришлось. Как только сухая почва перешла в болотистую, зайчонок тут же увяз всеми своими лапками в вязкой трясине. Отчаянно дёргаясь, он лишь быстрее погружался вниз. К счастью, он уцепился зубками за ещё не иссохший прутик одного из деревьев и держался за него из последних сил. Ушки уже извалялись в болотной грязи. Из больших, наполненных непередаваемым ужасом глазок, градом текли слёзы. Кричать и звать на помощь было невозможно - прутик был единственным спасением.
   Но рядом картина была ещё более чудовищной и счастье зайчонка что он не мог её видеть, потому как она оставалась позади него. Бабочка, пытаясь как-то помочь своему другу, видимо пыталась вытянуть его за ушки. Конечно же это было глупо и бессмысленно, но что вы хотите от детей, которые не знают страха и если дружат, то беззаветно? Её крылышки угодили в трясину, когда она старалась помочь зайчонку и это оказалось для неё смертельным. Лёгкая, изящная, слабенькая - трясина мгновенно призвала её к себе и вот уже она всей площадью своих крылышек и брюшком в её зловонной власти. Когда мерзкий слизняк с присоской утягивал её в глубину, она ещё видела что её друг ухватился за прутик и только и успела крикнуть ему из последних сил:
  -- Только не сдавайся, Пунси!..
   Одно оборванное крылышко с узором шоколадного цвета, безжалостно оторванное слизняком, так и осталось на поверхности.
   Оказавшись рядом с утопающим в трясине зайчонком, лучик молниеносно закрутился в несколько оборотов вокруг его ушей, затем сжался будто несколько спасительных узелков обвязали их мёртвой хваткой. Трясина вокруг бедного Пунси как будто расступилась под светом луча. И тогда одним рывком, он вытянул зайчонка из цепких объятий зловонной топи. Недовольно булькнув и издав глухой стон, место, где почти что утонул Пунси, вновь покрылось слоем мха и создавало иллюзию твёрдой почвы.
   Зайчонок всё ещё судорожно сжимал зубками прутик, который обломался при спасении, а из испуганных глаз его по-прежнему текли слёзы.
   Сделав над бедняжкой несколько кругов, лучик света превратился сначала в светящийся шар, а затем предстал в образе забавного человечка с закрытыми глазами в зелёной шляпке с пёрышком и расставленными в стороны руками, которые он медленно поднял вверх. Открыв глаза, он сразу же бросился к зайчонку. Взяв его на руки и проведя по его шёрстке рукой, он одним этим движением заставил всю болотную грязь исчезнуть. Затем он попробовал забрать у него прутик, но тот вцепился мёртвой хваткой.
   - Пунси, хороший мой, - поглаживая по теперь уже чистой и пушистой шёрстке, стал приговаривать человечек. - Всё хорошо. Ты в безопасности. Можешь отпустить прутик. Ну же, всё позади, Пунси...
   Осторожно, боясь что в любую секунду неведомая сила снова станет тянуть его вниз, зайчонок стал отпускать прутик.
   - Вот умница, - продолжая поглаживать его, произнёс старичок. - Давай вытрем тебе слёзки. - Он вытащил из кармашка своей рубашки чистый белый платочек и аккуратно стал им протирать заплаканные глазки зайчонка.
   Только сейчас человечек в зелёной шляпке с пёрышком почувствовал как сильно колотится сердечко у Пунси и как он дрожит всем своим маленьким пушистым телом. Но неожиданно дрожь прекратилась и зайчонок вскочил на лапки. Уши его встали торчком. Оглядевшись по сторонам и видимо не найдя того, кого он искал взглядом, Пунси вновь бросился к трясине, к тому самому месту.
   - Стой, малыш! - попытался остановить его человечек.
   Остановившись в нескольких сантиметрах от перехода сухой почвы в болотистую, зайчонок увидел знакомое крылышко с красивым шоколадным узором. Какое-то время он стоял как окаменевший и смотрел на то, что осталось от его подруги Аринэ. Затем наступившую тишину нарушил плач. Так плачет ребёнок, который потерял своего лучшего друга. Потерял навсегда.
   Старичок осторожно подошёл к плачущему навзрыд зайчонку и снова взяв его на руки, стал ласково гладить, прижал к груди.
   - Не сдерживайся, - промолвил он. - Плачь... Плачь, потому что лучший друг в жизни бывает лишь однажды, как и любовь. Плачь, потому что о такой дружбе как у вас с Аринэ большинство может лишь мечтать. Плачь, потому что только так можно прочувствовать боль и хоть как-то смягчить её. Время не лечит, оно лишь сглаживает углы. Боль утраты навсегда будет с тобой, но ты с этим справишься. Ради неё. Ради Аринэ.
   Он отнёс зайчонка домой - к его маме с папой и многочисленным братишкам и сестрёнкам. Семья поможет ему пережить его первое большое горе в жизни, от которого, увы, никому невозможно скрыться и нельзя избежать.
   Затем он снова вернулся к Руано. Сел на пенёк возле него и тяжело вздохнул.
   - Сегодня умер ещё один ребёнок, - мрачно промолвил он, опустив голову. - Они там...в том мире... неужели они не понимают какому злу они открыли двери и что творят со своими детьми?!... - затем поднял голову и посмотрел на Руано - Но одного ребёнка всё же удалось спасти. На этот раз...
  
  
  
  

7.

  
   Холл ожидания был наполнен людьми, сидящими на удобных стульях и двух стареньких диванах из чёрного кожзаменителя, что придавало им антикварный благородный вид. Возле хозяев сидели и лежали их питомцы, а самые маленькие расположились прямо на коленях своих двуногих друзей.
   - Порой мы даже не задумываемся что все те болячки, которые отравляют нам жизнь и гробят нам здоровье, точно также и с таким же упорством и ожесточением посягают на организм всего живого в этом мире, - тихо промолвил пожилой интеллигентный мужчина с аккуратно зачёсанными назад седыми волосами, поглаживая на своих коленях тяжело дышавшего мопса своему соседу рядом, коим был молодой парень лет двадцати пяти возле которого послушно лежал "боксёр" с благородной сединой по всей мордочке. Одна лапа у него была перевязана. - Человек почему-то привык считать, что только он самое высокоразвитое существо, имеющее душу и разум. Не слишком ли самонадеянно и надменно так полагать? Мы всё бестолково и безуспешно рвёмся покорять космос, при этом утверждая что мы одни-единственные разумные создания во всей Вселенной...
   В эту минуту пожилой мужчина как-то неловко встрепенулся и с виноватой улыбкой добавил:
   - Прошу прощения, я не представился - Мурави Михаил Ракинович.
   - Очень приятно, - безразлично ответил явно расстроенный парень. - Валентин.
   - Взаимно, - широко улыбнулся мужчина. - И всё-таки, а что если оглянуться вокруг? Да, избитая фраза, но вы только подумайте сколько разных Вселенных живёт вокруг нас и сколько существ и цивилизаций окружает нас повсюду.
   - Что вы имеете в виду? - слегка удивлённо спросил парень.
   - Мир животных, например. У них проблемы и заботы порой куда сложнее и опаснее наших. Они также мыслят, чувствуют, видят сны... Они также любят. А порой любят так, что человеку стоило бы поучиться истинным чувствам у них. Собака вот способна любить, а любовь - это главное божественное свойство. Сам Сатана ненавидит собаку за то, что она любит человека и больше всего жертвует для него. Животные безгрешные, и они должны были остаться в раю, но Господь сказал: идите с Адамом и служите ему, а после потопа было сказано: будет всякая тварь тебя бояться, потому что человек так нагрешил. Собака является искупителем наших грехов, она ни на что не обижается, она все нам прощает. Представьте себе, во Франции есть мощи собаки, которая еще в XIII веке спасла ребенка, а жестокий хозяин ее убил. Вокруг этих мощей творятся чудеса, исходит мирра. Люди ей поклоняются много веков. Наши великие святые жили с животными вместе - это и Сергий Радонежский, к примеру, и сам Господь, находясь в пустыне, искушаемый дьяволом, был окружен животными и ангелами. А убийство собаки - тяжкий грех, по поверьям, накладывающий проклятье на несколько поколений в виде онкологических заболеваний... Или возьмём мир птиц. Вы когда-нибудь следили за тем как ворона выбирает место для будущего гнезда, начинает вить его, заботясь о его прочности и соответственно о безопасности будущих птенцов? Только клюв и две маленьких лапки, но ни один ветер не растреплет его на мелкие прутики. Для этого не нужен разум? Но человек со своим разумом в последние десятилетия и вовсе разучился строить даже небольшие строения, а раньше мог обойтись без единого гвоздя, а прочности хватало на века.
   А мир насекомых? Это же и вовсе целый космос. Враждебный, беспощадный, но это целая раса чужих!
   Или подводный мир. О, ну это же и вовсе нескончаемая Вселенная! До сих пор мы не знаем и половины того, что таит в себе океан. Все научные познания по сути на уровне догадок, предположений и гипотез. Да и по большому счёту наука - это большое зло и мракобесие.
   - Мракобесие? - на этот раз парень более явно выразил своё удивление. - Но ведь сколько великих открытий сделала наука. Сколько пользы она принесла человечеству своими достижениями.
   - Да, - добродушно улыбаясь и внимательно вглядываясь в глаза молодого человека, согласился пожилой мужчина, - она помогла найти лекарства для многих болезней, создала массу полезных приборов, конструкций, приспособлений для удобства, безопасности и повышения уровня жизни человека. Но сколько зла она принесла? Отходы от различных научных производств, фабрик и заводов практически уничтожили к 21 веку экологию нашей планеты. Выхлопные газы огромного количества автомобилей, заполонивших города и веси, стали нашим воздухом, о чистоте которого почти все уже забыли. Выбросы АЭС. Генетические разработки и чудовищные продукты генной инженерии в целом. Вместо натуральной пищи - генномодифицированные поделки. Это уничтожает человечество и планету. Искусственная разработка смертоносных вирусов в сверхсекретных лабораториях. И многое-многое другое. Что уж говорить об атомной бомбе, которая накроет всю планету разом. Всё это в совокупности принесло человечеству широкий спектр куда более страшных болезней, нежели те, в излечении которых наука помогла, и к необратимым мутациям и постепенному вырождению. Отрицание всего, кроме самой себя - вот глупая и разрушающая концепция науки. И вот так человек постепенно разучился верить и думать. Верить в высшие силы и в существование чудес. Думать и искать истину, а не довольствоваться со школьной скамьи утверждениями и доказательствами сомнительных теорем и законов. Наука убивает воображение и закрывает душу человека. Он перестал чувствовать себя частью природы, а значит разучился слушать и понимать её, общаться с ней. Как это умели делать древние. Благодаря науке человек стал паразитом. По сути и деньги придумали учёные умы. И с тех пор они стали единственной религией в сознании многих и очень многих. Не любовь, не дружба, не доброта... Деньги. Теперь вот с ума сходят по нанотехнологиям, при этом здравоохранение и образование находятся на пещерном уровне. А ведь это самое важное как ни крути.
   - Вы так считаете? - недоверчиво спросил парень. - Но благодаря этим технологиям и здравоохранение и образование шагнут вверх.
   - Верно, - пожилой мужчина не смог сдержать смешок умиления. - Но не было бы правильным сначала поднять их из руин, в коих они сейчас пребывают? Без элементарной электророзетки любое из удобных для человека научных изобретений бессмысленно. А вот розеток-то у нас уже почти и не осталось, грубо говоря. Да и как больное и глупое существо, которым станет человек без этих важных сфер, сможет пользоваться сверхсовременными достижениями? Да и нужны ли они ему будут?
   Парень внимательно посмотрел на пожилого мужчину, затем, задумавшись, отвёл взгляд в сторону и некоторое время грустно смотрел в одну точку.
   - Да, наверное вы правы, - хмуро согласился он. - Но всё это получается слишком мрачно... Получается у человечества нет шанса.
   - Ну что вы, молодой человек, - снисходительно улыбнувшись, ответил мужчина. - Шанс есть и никогда не поздно им воспользоваться. Для начала достаточно согнать с себя эту никчёмную спесь надменности и научиться слушать и разговаривать с братьями нашими меньшими, - при этих словах он ласково почесал за ухом своего мопсика, после чего тот довольно засопел и благодарно взглянул своими большими чёрными глазами на своего хозяина. - Это будет уже большой шаг к доброте и понимаю своего места в этом мире, в котором мы все без исключения гости.
   - Песчинки во времени, - также задумавшись и глядя в одну точку, дополнил парень, после чего пожилой мужчина с некоторым удивлением повернул голову в его сторону.
   - Верно-верно, молодой человек, - с улыбкой произнёс он и вновь принялся поглаживать своего питомца, который тут же снова засопел, заурчал и довольно запыхтел.
   Парень также наклонился к своему рыжему четвероногому другу и ласково потрепал его, на что тот также как и мопс, ответил благодарным и преданным взглядом двух умных и выразительных карих глаз. Однако в них чувствовались также и боль и испуг.
   В этот момент дверь в кабинет врача отворилась и оттуда вышли улыбающаяся девушка с маленьким белым котёнком на руках.
   - Пожалуйста, - обратился к сидящим в холле доктор. - Кто у нас следующий?
   - Мы, - поднявшись со стула ответил парень с "боксёром".
   - Проходите, пожалуйста, - улыбнувшись пригласил в кабинет врач.
   "Боксёр" тяжело поднялся и прихрамывая и дрожа последовал за своим хозяином.
   - Как нас зовут и что с нами случилось, - вытирая насухо руки, тщательно вымыв их и готовясь к осмотру, с улыбкой глядя на собаку, спросил доктор.
   - Зовут Рэми, - ответил хозяин. - Ему 8 лет. А случилось вот что... Отдыхали загородом, всё замечательно было, но во время одной из прогулок Рэми вдруг упал как подкошенный, при этом у него лапка одна между корней застряла и он, падая, поранил её. Я испугался. Он будто не дышал, но через минут пять поднялся, принялся меня облизывать...
   - Да, они очень хорошо чувствуют нас. Не то что мы...
   - Потом стал зализывать рану и мы потихоньку двинулись к дому. Однако больше он уже не бегал и как-то осунулся весь...
   -Доктор подошёл к Рэми, который грустными умными глазами смотрел на него, опустился перед ним на корточки и ласково потрепал его брыли. Умные глаза пристально смотрели в глаза врача.
   - Ну что ж, Рэми, - с улыбкой обратился к собаке тот. - Давай узнаем что с тобой случилось? Если ты не против, то сейчас я тебя положу на стол и внимательно тебя осмотрю.
   Голова "боксёра" чуть склонилась набок, одно ушко и брови слегка приподнялись.
   - Вижу ты не против, - дружелюбно засмеялся доктор и поднял его на руки.
   - Ой, давайте я, - забеспокоился хозяин. - Вам же тяжело.
   - Ничего не тяжело, - по-прежнему смеясь ответил врач. - К тому же к этой замечательной породе у меня особая трепетная любовь.
   У Артёма (а именно он и был тем самым доктором, что сейчас осматривал Рэми) действительно было особое отношение к этой породе, ведь с самого детства собаки именно этой породы вошли в его жизнь яркой главой. Непонятны родители, которые наотрез отказывают своему ребёнку завести четвероногого друга. Ни одно другое животное никогда не даст вам такой дружбы, любви, преданности. Что-то особенное связывает человека и собаку, которая стала его Другом с незапамятных времён. Вот так и "боксёры" научили во многом Артёма состраданию, ответственности, искренности, благородству, доброте. И он об этом всегда помнил как и всегда помнил о каждом из них. Не зря стены в комнате его квартиры украшали фотографии, а так же вышитые вручную портреты его мальчишек - это подарок был ему подарок на тридцатитрёхлетие от очень хорошего друга. С каждой из картин на него также тепло и внимательно смотрели эти умные выразительные карие "боксёрские" глаза. Как сейчас смотрели на него глаза Рэми. Артём был уверен что они говорят ему что-то очень важное, но что?.. Может быть понять ему мешала полная концентрация на осмотре.
   Рэми послушно лежал на боку, когда его прослушивали, брали кровь на анализ, делали кардиограмму и УЗИ. Он ни разу не шелохнулся, когда промывали, а после зашивали рану на лапе - довольно глубокую и уже успевшую нагноиться.
   После всех необходимых манипуляций и оценки клинического случая, лицо Артёма всё больше выражало беспокойство. Этого не мог не заметить хозяин Рэми.
   - Что? Что такое, доктор?
   Артём ещё раз внимательно посмотрел результаты УЗИ, внимательно прощупал ткани в области живота собаки. В какой-то момент та еле-еле пискнула и повернула голову в сторону Артёма.
   - Не волнуйтесь, - обратился он к хозяину Рэми. - Не могу сказать что повода для беспокойства нет, но и непоправимого ничего нет тоже.
   - Что вы хотите сказать? - ещё сильнее забеспокоился парень.
   - Дело в том что в брюшной области у Рэми целая виноградная гроздь из опухолей, которая давит на внутренние органы и на сосуды. Но она операбельна. Проблема в том, что имеет место аритмия. Несколько нестандартная так скажем. И мне надо посмотреть на результаты анализа крови. Вполне возможно, что ознакомившись с ними, у нас появится возможность обойтись, как говорится, малой кровью, то есть без операции.
   - Проблема не в опухоли?
   - Главная - нет. - Артём глубоко выдохнул. - У Рэми произошла остановка сердца - тогда, когда во время прогулки он упал навзничь. По сути какое-то время он уже был мёртв, то есть имела место клиническая смерть. Что-то заставило его вернуться, мобилизовало все ресурсы его организма.
   - Господи Боже.., - прошептал парень и его глаза выразили и ужас и отчаяние одновременно.
   - Опухоль операбельна, как я сказал, - продолжал Артём. - Метастазов не отмечено. Пока во всяком случае. И мы бы её удалили, но сердце может не выдержать во время операции. Вот это самый и неприятный момент.
   Хозяин Рэми подошёл к своему четвероногому другу, наклонился и поцеловал прямо в нос, который сейчас хоть и был холодный, но абсолютно сухой. Стал чесать его за одним ухом, за другим, трепать брыли и ласково поглаживать по загривку.
   Артём смотрел на них и вспоминал себя. Именно так он терял и своего четвероногого верного друга. Что поделать, но болезни у них точно такие же как у нас, а онкология не щадит и вовсе. Почти все собаки к почтенному возрасту обзаводятся этими смертоносными и так и не нашедшими в науке противоядия опухолями. Но тогда он не мог ничем помочь. Тогда он даже ещё врачом собственно и не был. Сейчас у него был шанс. Он подошёл к едва не плачущему хозяину собаки.
   - Послушайте, - успокаивающим твёрдым голосом обратился Артём к нему. - Ситуация вовсе не безысходна. Мы ознакомимся с результатами анализов, ещё раз внимательно проверим его сердце. Я вам обещаю сделать всё возможное.
   Парень и Рэми, до этого смотревшие друг на друга - они как раз понимали друг друга без слов за столько лет - одновременно повернулись на слова Артёма и внимательно его выслушали. Он даже немного растерялся когда их внимание обратилось на него одновременно.
   - Да, - неуверенно промолвил парень - Конечно.. Но...правда его всё ещё можно спасти?
   - Шанс на это есть. Это я могу сказать точно.
   Хорошо, - парень кивнул головой и снова обратил взгляд в сторону Рэми. - Он мой самый лучший друг. Понимаете?
   - Поверьте - уж в этом я совершенно не сомневаюсь и понимаю прекрасно, - Артём улыбнулся и посмотрел на собаку.
   Рэми снова отвёл взгляд от хозяина и внимательно посмотрел в его сторону. Артёму даже показалось что он едва видимым кивком своей рыже-чёрной головы призвал его к тишине и внимания. А может быть поближе к себе. Артём подошёл ближе к собаке и слегка наклонился. То, что он услышал в своей голове, глядя прямо в глаза Рэми, вначале его ошарашило:
   "Пожалуйста, помоги мне. Я не хочу причинять Вале боль."
   Голос как будто принадлежал измученному болезнями старцу. Хриповатый, едва слышимый.
   Спустя секунд пятнадцать Артём вышел из оцепенения и обратился к парню:
   - Простите, не знаю ещё вашего имени...
   - Валентин.
   Артём перевёл взгляд на Рэми. Тот будто чувствуя что его послание было получено и нашло подтверждение, опустил голову на стол для медицинского осмотра и облегчённо выдохнул, при этом брыли затрепетали как паруса, гонимые ветром.
  
  
   - Ну что, Руня, ты готов? - обратился пожилой мужчина в холле ожидания к мопсу, когда дверь в кабинет открылась и на пороге показался врач. Руня фыркнул в ответ. - Ну тогда пошли. Это хорошо на самом деле что ты в целом здоров. - Мопс фыркнул снова. - Ну ладно, пойдём уже, а то я что-то сам уже начинаю волноваться, а это не к добру.
   Доктор, придерживая дверь рукой, встречал их с приветливой улыбкой. Пожилой мужчина улыбнулся в ответ и сделал лёгкий кивок головой. Артёму на секунду показалось - или не показалось - что мопс, семенящий рядом с хозяином, тоже улыбнулся ему.
   - Здравствуйте, Артём Степанович, - поприветствовал зайдя в кабинет пожилой мужчина. - Я - Мурави Михаил Ракинович, а этот джентльмен - мопс Руня.
   - Очень приятно, Михаил Ра.., - запнулся Артём и с надеждой посмотрел на пожилого мужчину.
   - Ракинович, - с улыбкой пришёл на помощь тот. - Да, необычное отчество. Мой отец был араб и в переводе с арабского Ракин означает "почтительный". А матушка моя была русской и сам я себя считаю до мозга костей русским. Это сложно передать, но русский - это особое состояние души, это особенный склад души, это уникальное единение с самой землёй русской. Мой отец именно влюбился в русскую культуру, в эту землю и, женившись на русской женщине, остался здесь навсегда. А вот фоносемантическое значение имени Руня несёт в себе такие определения как храбрый, сильный, большой, могучий..., - мопс довольно фыркнул - мужественный, простой...
   - Это очень интересно было узнать, Михаил Ра..., - Артём запнулся вновь. - Ох, простите, я снова забыл, увлёкшись вашим рассказом...
   - Ничего страшного, - засмеялся пожилой мужчина. - Мне, конечно, было приятно всё это вам рассказать, но ещё хотелось узнать насколько хватит вашего терпения слушать занудство старика.
   - Ах вон оно что..,- лукаво, но по-доброму, посмотрел на собеседника Артём. - но мне в самом деле было интересно и по поводу, так называемой, "русскости" в том числе. Я с вами тут полностью согласен. Не каждый русский по внешности и паспорту является русским и не каждый не русский по тем же факторам является не русским...
   Тут Артём запнулся и мысленно стал прокручивать фразу, которую он только что произнёс на предмет верного смысла, который он в неё вкладывал.
   - Нет, всё верно вы сказали, Артём Степанович, - заметив это, успокоил его пожилой мужчина. - А возвращаясь к началу - Ракинович. Михаил Ракинович.
   - Очень приятно, Михаил Ракинович, - засмеялся доктор. - Вот теперь без запинок. И очень приятно, Руня.
   Мопс захлопал своими огромными круглыми глазами и довольно фыркнул. А может быть просто чихнул.
   Медсестра, которая уже подготовила смотровой стол, весело засмеялась.
   - Будь здоров, Руня, - сквозь смех обратилась она к мопсу. - Какой забавный. Сколько ему уже?
   - Здравствуйте, Юлия Сергеевна, - обратился к ней пожилой мужчина с улыбкой. - Ох, Руне уже так много лет, что мы с ним оба сбились со счёта.
   - Здравствуйте, Михаил Ракинович, - осторожно отозвалась медсестра. - А откуда вы знаете как меня зовут?..
   - О! Это просто! - вскинув руки, воскликнул мужчина. - Оно написано на вашем халате.
   - Ах да, верно.., - неловко улыбнулась Юлия, но не успела бросить взгляд на левый верхний карман на халате, где располагалась надпись, как Мурави приблизился к ней вплотную.
   - Я просто часто видел вас в нашем дворе с Полюшкой, - лучезарно улыбнулся он и Юлия заметила, что зубы у него, несмотря на преклонный возраст, свои и выглядят идеально. - Мы с вами соседи. Из одного двора, так сказать.
   - Ах..,- растерянно выдохнула медсестра. - Правда? Надо же...
   Мопс фыркнул как бы давая понять, что пациентом собственно является он, а значит пора бы уже всем обратить всё своё внимание на него, а не на все эти пустые разговоры.
   - Да-да, уважаемый Руня, - подойдя к нему и взяв его на руки, сказал Артём. - Итак, что же вас беспокоит?
   - Вы знаете,- подключился к процедуре осмотра Мурави, - Руня жалуется на общее недомогание, слабость, плохой сон и аппетит. Является ли это депрессией или следует начать какое-то лечение? Решили обратиться к вам как к специалисту, так как не одобряем самолечение и шарлатанство в лице народных целителей.
   - Хмм,- Артём задумчиво посмотрел на мопса и тот сначала облизнулся, а затем фыркнул. - Что ж, давайте посмотрим.
  
   Пока он проводил осмотр, а Юлия помогала ему в этом, пожилой мужчина продолжил рассказ о фоносемантическом значении имени Руня, о его родословной, которая была утеряна и не имела никакой по сути ценности, так как не влияла на благородство и мудрость данного мопса, а также ещё о многом-многом другом, чем отчасти в самом деле утомил и Артёма и Юлю.
   Медсестру к тому же не покидал странная мысль, что нечто странное в словах этого пожилого мужчины как и в нём самом определённо есть, но что именно она понять не могла, как будто кто-то нагонял туман на все ё попытки поразмышлять об этом.
   Тем временем, осмотр никаких патологий и заболеваний не выявил, чему мопс со своим хозяином искренне обрадовались. Но Артёму показалось что и до осмотра обоим им было известно - поводов для беспокойства нет.
   - Порой, когда есть какие-то сомнения, - словно прочитав его мысли, сказал Мурави, - чтобы потом не думалось и не пришлось сожалеть - стоит не полениться и сделать шаг в сторону этих самых сомнений. Возможно всё это пустое, но оттого и результат будет положительным как в нашем с Руней случае, - мопс довольно фыркнул, - возможно, сомнения будут иметь под собой неприятный исход...А быть может и сомнения будут оправданы и результат будет очень и очень положительным и весьма значимым для всего дальнейшего течения жизни в целом!..
   Пока Артём и Юля словно заворожённые прокручивали каждое слово в голове, будто бы кто-то или что-то включило в их разуме функцию медленной перемотки, пожилой мужчина и мопс подошли к двери и, обернувшись на прощанье, улыбнулись. Да, Артёму, вновь показалось что мопс в самом деле улыбнулся! Невольно он бросил взгляд на Юлия и по выражению её лица, не скрывавшего искреннего изумления, он понял, то показалось это е только ему.
   - Спасибо вам, Артём Степанович и Юлия Сергеевна, - торопливо стал прощаться пожилой мужчина. - И всего вам самого доброго!
   Доктор и медсестра только вежливо кивнули головами в знак прощания, не в силах выдавить из себя хоть слово. Мурави с пониманием улыбнулся в ответ и поспешил закрыть за собой и мопсом дверь.
   - Послушай, - обратился он с укоризной в голосе к Руне, едва они завернули за угол, - со своими улыбками ты нас запросто выдашь раньше времени. Если они не попадут туда, то всё остальное не будет иметь никакого смысла.
   Мопс виновато захлопал большими круглыми глазами и тихо фыркнул, шмыгнув своим мокрым носом.
  
   - Какая занятная симпатичная парочка, - словно отойдя от лёгкого ошеломления, еле выговорил Артём.
   - Да-а, - также растерянно протянула Юлия. - Мне показалось что он...
   - ...улыбнулся? - осторожно спросил доктор.
   - Кто?
   - Мопс.
   -Мопс?..
   - Улыбнулся...
   Постояв так ещё несколько секунд, оба вдруг громко рассмеялись.
   - Так, пора нам уже собираться домой, - сквозь смех сказал Артём. - А то ещё не то померещится. Давайте, кто там следующий.
   - Ой, отлично! - радостно воскликнула Юлия, направляясь к двери. - Как раз ещё с Полинкой успеем погулять пока не совсем стемнело...
   Неожиданно она остановилась и опустив голову, уставилась на левый верхний карман своего халата, на котором были написаны её фамилия и инициалы с должностью. Медленно, не отрывая взгляда от надписей на халате, она повернулась к Артёму и тот заметил что Юлия более чем напугана.
   - Вы видите? - взволнованно вопросила она. - Вы видите? Здесь нет!..
   - Нет чего? - растерялся Артём.
   - Здесь нет моих имени и отчества..., - уже чуть слышно отозвалась Юлия. - И Полина...Я готова поклясться, что мы его ни разу не встречали в нашем дворе...
  
  
  
  
  

8.

  
  
  
   Раздался звонок в дверь и затем в неё постучали, согласно давней договорённости - условный стук в дверь был своего рода паролем, означавшим: "Я - свой!". Поскольку дверного глазка не было, то такая мера хоть как-то могла обезопасить от непрошенных гостей. А открывать её сразу было нынче очень опасно - если уж могли спокойно среди бела дня ограбить прям на улице, то что уж говорить о квартирных грабежах и взломах?
   Ольга нянчилась с маленьким Сенечкой, а только что вернувшаяся со школы Лена, помогала бабушке на кухне. Услышав звонок, она радостно заверещала:
   - Я открою! Я открою! Это папа!
   - Стой! - крепко ухватив внучку за локоть, грозно остановила её женщина с суровым взглядом, которая и своим внешним вычурным видом и внутренним состоянием всячески, казалось, противилась роли бабушки. - Я сама открою, а ты продолжай дальше замешивать.
   Девочка грустно опустила глаза и надула губки, но женщину послушалась. Тем временем вновь раздался звонок.
   - Леночка, открой папе дверь, пожалуйста! - послышался из гостиной голос Ольги.
   Девочка снова было засобиралась, но грозный рык бабушки остановил и её и успокоил нянчившуюся с ребёнком Олю.
   - Я открою! - рявкнула она. - Ишь ты, голубь, бьётся прям, стучится - не терпится в гнездо обратно. Лучше бы работу нашёл, клоун эдакий.
   Лена продолжала замешивать пюре в маленькой кастрюльке, но глазки её сейчас заблестели от подступивших слёз. Бабушка никогда не стеснялась в негативных тонах и во всеуслышание отзываться о её папе. Особенно с тех самых пор как они вынужденно переехали в их с дедушкиной квартиру.
   Послышался очередной условный стук в дверь, но уже громче.
   - Да иду я! - уже открывая первую дверь, крикнула женщина и судя по всему по ту сторону её услышали и даже, возможно, оторопели.
   Щелчок замка, ещё один и дверь открыта. На пороге стоял довольно жалкого вида молодой мужчина с виновато-затравленным взглядом.
   - Чего притих-то сразу? - в свойственной ей манере спросила его тёща. - Теперь-то хоть работу нашёл? А? Не слышу!
   - Галина Петровна, я...
   - Головка ты от...
   - Мама!!- раздался сзади громкий возглас Оли. - Ты хоть думай что говоришь! При детях!
   - Вот именно что при детях, о которых только бабушка с дедушкой и могут позаботиться, их папочка позволяет себе снова и снова приползать даже без конфетки в кармане. Пусть эти дети знают правду!
   В этот момент послышался топот - мимо них из кухни в дальнюю комнату пробежала Лена. Дверь громко хлопнула и послышался детский плач, который девочка пыталась приглушить подушкой, уткнувшись в неё личиком. Тут же расплакался и полуторогодовалый Сенечка в гостиной.
  
   - Как же тебе не стыдно..,- едва слышно промолвила Оля. - Ты же прекрасно знаешь что произошло. Мы бы никогда вас не побеспокоили, но к кому идти за помощью в такие тяжёлые периоды, если не к самым родным?.. Я раньше никогда не думала что в тебе столько злобы и ненависти...
   - Вот уж спасибо! - взмахнула руками женщина. - Вот уж отблагодарила! Да я тебе и помогаю с твоими детьми! Он же никогда работу не найдёт, если его мордой не тыкать...
   - Это мой муж! - грозно прервала её Ольга. - А это твои внуки! И будь добра, если хочешь что-то высказать, то хотя бы не с открытой дверью на лестницу и не при детях!
   Дверь действительно была по-прежнему открыта и Стас по-прежнему мялся на лестничной площадке. Картина была и в самом деле жалкая и унизительная, но что-либо возразить он не мог. Действительно жили они у родителей Оли, ютились и создавали неудобства - это факт. Работа пока упорно не находилась, но при этом Стас прекрасно понимал, что он мужчина и кормилец и такое положение вещей его не красит. Было и чувство стыда и чувство опустошения одновременно.
   Выслушав свою дочь, Галина Петровна фыркнула и сделав глубоко обиженный вид, направилась обратно на кухню. Стас поднял глаза и взглянул на Олю.
   - Ну что, пока ещё ничего? - с грустной улыбкой тихо спросила она.
   - Оленька...
   - Ничего страшного, - прервала с улыбкой его она и нежно обняла. - Мы справимся. Многим сейчас непросто, но так не будет вечно. Перед рассветом всегда темно.
   - Спасибо, родная, - Стас крепко прижал её к себе и зажмурил глаза.
  
  
   За обедом все молчали. В воздухе витало небывалое напряжение. Время от времени Галина Петровна сурово поглядывала на своего зятя, будто метала молнии. Но в конце концов она уже видимо была не способна сдерживать себя.
   - Кушай, деточка, - обратилась она к внучке. - Пока есть что кушать - надо кушать, а то скоро возможно мы на себе ощутим что означает голодать по-настоящему.
   Стас покраснел как спелый помидор и едва не подавился. Ольга хотела было бросить ложку прямо в тарелку с куриным бульоном, но сумела взять себя в руки и успокоиться.
   - У бабушки сегодня плохой день, доча, - обратилась с улыбкой она к Лене, которую явно напугали слова её бабушки. - Она сегодня злится и говорит нехорошие вещи, потому что ей в глаз попал осколок того зеркала, помнишь?
   - Которое разбили злые тролли, чтобы поссорить между собой людей, да? - широко раскрыв глаза и с удовольствием от того, что причина поведения бабушки для неё стала абсолютно понятной, спросила Лена. Но тут же погрустнела и надув губки вновь склонилась над тарелкой. - Но это же сказки, мам. Я ж не маленькая.
   - На примере бабушки ты можешь убедиться что это вовсе не сказки, - подмигнув Галине Петровне, глядевшей на свою дочь с укоризной, ответила Оля.
   - Тогда ей срочно нужно поплакать! - торжествующе воскликнула Лена. - Слёзы смоют осколок и выгонят его прочь! Бабушка, и ты снова станешь доброй.
   - Лапочка моя, знала бы ты что этот осколок не в глазу у твоей любимой бабушки, а сидит напротив неё и уплетает приготовленный ей куриный бульон, - ответила та.
   Тут уже Стас брякнул ложкой, бросив её с тарелку. Брызги частично полетели в тёщу. Встал из-за стола и ушёл в ванную комнату, закрывшись изнутри. Звук защёлкнувшегося замка не на шутку напугал Ольгу. Такого за Стасом ранее не наблюдалось, чтобы он запирался вдруг в ванной. Ну если не считать те естественные моменты, когда он там закрывался чтобы принять душ. Она медленно и задумчиво встала из-за стола, глядя в одну точку на столе, будто бы пытаясь что-то понять для себя. Но затем спешно бросилась к двери в ванную комнату.
   - Стас! Ты что это вздумал? Стас!
   На кухне вспыхнула газовая колонка, а из ванной послышался звук льющейся из-под крана воды. Одновременно были слышны ещё какие-то звуки, которые Оля распознать не могла и это ещё больше её напугало.
   - Стас! - буквально закричала она и забарабанила в дверь.
   - Господи ты Боже мой! - раздался раздражённый голос Галины Петровны из кухни. Отойдя от некоторого шока после полетевших в неё брызг куриного бульона, она встала из-за стола и протирала стол влажной тряпкой. - С таким отцом ребёнок совсем заикой станет...
   Ольга пулей влетела обратно в кухню, чем напугала уже в свою очередь свою собственную мать, которая явно хотела что-то добавить ещё, но мысли как-то спутались, перемешались и исчезли. Оля, тяжело дыша, испепеляла взглядом Галину Петровну и была похожа на разъярённого быка, уставившегося на красную тряпку. Постояв так секунд пять, которые её матери показались вечностью, она снова бросилась к двери ванной и принялась стучать в неё и звать мужа.
   Лена сидела испуганная, готовая вот-вот расплакаться. А из комнаты уже раздался плач разбуженного криками Сенечки. Вот такая вот картина жизни среднестатистической российской семьи в начале двадцать первого века. Ссоры, злоба, истерики и стрессы в виду абсолютной нестабильности и незащищённости жизни рядовых граждан.
   Услышав плач младшего братика, расплакалась в конце концов и Лена. Ревела уже и сама Ольга, продолжая барабанить в дверь ванной комнаты.
   - Да что же это такое в конце-то концов! - взмолилась Галина Петровна и решительно направилась к дочери.
   Оттолкнув её от двери, она громким, но спокойным голосом обратилась к заперевшемуся в ванной Стасу:
   - Послушай меня внимательно! Прекрати это мальчишество - будь, наконец, мужиком! Моя дочь, к сожалению, хочет видеть в тебе Мужа, а твои дети - Отца! Возьми себя в руки и прекрати вести себя как обиженная девка, распустившая нюни! Всех уже до слёз довёл - тебе самому не стыдно? Открой немедленно дверь или ни жену ни детей ты больше никогда в своей жизни не увидишь - я могу это устроить, ты меня знаешь!
   Высказав всё, она направилась в комнату к плачущим в ней Лене и Сене. Погладила внучку и нежно поцеловала её в лобик, затем взяла на руки внука и принялась укачивать его.
   - Ну, мои хорошие, - приговаривала она. - Всё хорошо, не надо там плакать. Сейчас мы вместе пойдём гулять. Да, Леночка? Погода вон какая чудная! Солнышко светит!
   В двери ванной комнаты тем временем щёлкнул замок. Зарёванная Ольга неуверенно открыла дверь, боясь увидеть уже представленные в её сознании ужасные картины перерезанных у мужа вен на руках или чего-то в этом духе. Но Стас просто сидел на краю самой ванны, опустив голову. Когда он посмотрел на свою жену, то она увидела что его глаза красные от слёз.
   - Мне стыдно, Оля, - виновато проговорил он. - Мне стыдно что я такая тряпка и неудачник. Мужчина, который запирается в ванной и...плачет...
   Ольга медленно подошла и села с ним рядом. Аккуратно положила руку на его плечо.
   - Перестань, - тихо ответила она. - Мы все на взводе и все морально устали от всего этого... Нет ничего страшного в том, что ты сорвался - и мужчины тоже имеют право иногда поплакать. Только обещай мне больше никогда в жизни не пугать так ни меня, ни наших детей.
   Стас вытер лицо руками, повернулся к Ольге и пристально взглянул на её заплаканные глаза.
   - Прости меня, пожалуйста. Твоя мать во многом права, к сожалению. Я сорвался. Такого больше никогда не повторится. Никогда!
  
  
  
   Галина Петровна отправилась на прогулку с внуками. Стас помогал Ольге разобрать вещи, которые они привезли с собой, переехав к родителям Оли. После собирался вновь отправиться на поиски работы. Через пару часов должен был вернуться отец Ольги - работающий пенсионер.
   - Знаешь, - продолжая разбирать вещи, обратился к жене Стас. - Только вчера пообещал одному своему старому другу, которого не видел уже десять лет, что никогда не сделаю подобного тому, что собирался сделать сегодня.
   - А что ты собирался сделать?..- обеспокоенно спросила Оля. - И что за друг?
   - Нет-нет, ничего такого ужасного, что ты могла бы подумать я делать не собирался, - поспешил с улыбкой успокоить её Стас. - А друг...старый друг школьный. Давно не виделись, а тут, представляешь, столкнулись на улице нос к носу. Бывает же.
   - Ты меня пугаешь, - присев на краешек дивана и тревожно глядя на своего мужа, сказала Оля. - Что ты собирался сделать?..
   - Ну вот он мне и говорил, чтобы я пообещал не ныть и не жаловаться на судьбу, - шутливо с улыбкой ответил тот, пытаясь всё перевести в шутку. - А я вот и собирался лить сопли и жалеть себя...
   - Что-то другое ты собирался, - подозрительно ответила Ольга. - Что-то другое...
   Стас отложил пакет с книгами, который разбирал, в сторону и подойдя к жене, присел перед ней на корточках и взял за руки.
   - Оленёнок, - ласково с улыбкой начал он. - Ну что ты там себе выдумываешь? Думаешь я закрылся чтобы утопиться в ванной или вскрыть себе вены, прости Господи? Ну глупости же! Мне стыдно оттого что я проявил такую слабость.
   И вот как раз друг этот и рассказал мне про одну нашу одноклассницу, которая несмотря на все свалившиеся на её хрупкие плечи ужасы и беды, не потеряла силы духа и веры. Это стыдно поступать как я поступил, будучи здоровым крепким мужиком. Тут твоя мама абсолютно права и Артём говорил о том же.
   - Артём?
   - Его так зовут - друга моего школьного. Артём Верус.
   - Никогда не слышала. Почему ты мне не рассказывал о нём?
   - Да мы когда с тобой познакомились уже как-то не общались... Уж не помню что там случилось и почему связь потерялась. В юности порой мы не ценим своих друзей, а ведь именно тогда мы обретаем в последний раз имеем возможность обрести тех, кто может стать настоящим нашим другом по жизни. Во взрослой это уже очень сложно.
   - А чем он занимается?
   - Ветеринар.
   - О, наверное добрый, - с интересом и некоторым удовлетворением отреагировала Оля. - Может ты с ним не просто так вдруг столкнулся после стольких лет? Жаль в гости нам некуда его пригласить...
   - Да ничего, он парень без понтов и всегда был таким.
   - А что за одноклассница? Что с ней произошло?
   - Надя Добролюбова. Учились в одном классе, но как чаще всего и бывает, после окончания школы все мы разбегаемся кто куда, а тем более класс у нас был недружный совсем. Артём сказал что она вот уже восемь лет как парализована...
   - Ой, ужас!- с искренним огорчением воскликнула Оля и вновь, отложив разбираемые вещи, присела на диван и внимательно посмотрела на Стаса, ожидая продолжения.
   - Хрупкая добрая девчонка была, - продолжал он. - Детей любила, мечтала о куче своих детишек. Красивая, миниатюрная - все парни были в неё влюблены. А тут видишь какая беда с ней произошла... И вот она не теряет силы духа, хотя могла бы.
   - Господи, почему вот так? Какой-нибудь поддонок ходит живой и здоровый по земле, а хороший светлый человечек получает столько бед и несчастий?
   - Да...
   Оля вдруг переменилась в лице, резко поднялась с дивана и решительно подошла к Стасу, невольно напугав его таким своим порывом.
   - Я думаю вы не случайно встретились с этим Артёмом и он тебе рассказал про эту девушку, - взяв мужа за руки и глядя ему в глаза сказала Оля. - Вы ведь дружили?
   - С Артёмом?
   - И с Надей.
   - Ну с Надей нет, она тогда была звездой класса, как сейчас говорят, и за ней ухаживал самый красивый и крутой парень в старших классах, не то что я, - со смехом ответил Стас.
   - Ну не важно...- Оля прикусила губу, задумчиво уставившись в пол. Затем снова подняла голову и взглянула на мужа. - Не важно. Всё равно вы учились в одном классе. Я думаю вам надо навестить Надю. Это будет хорошо и для неё и для тебя, милый.
   Стас несколько опешил, хотя сказать, что ему такая мысль в голову не приходила тоже было бы неверно. Но тем не менее, он только вчера вновь познакомился с Артёмом, можно сказать, а Надю и вовсе не видел с выпускного вечера. Но предложение Оли скорее добавило ему уверенности, нежели озадачило. Возможно именно её поддержки в таком решении ему и не хватало. Она всегда и во всём его поддерживала с самого начала их отношений.
   - Ты думаешь это будет удобно? - тем не менее спросил её он.
   - Я уверена что она вам будет рада, а тебе эта встреча даст дополнительный стимул, - уверенным голосом ответила Оля. - Не знаю почему, но уверена что так нужно сделать. Ты знаешь где она живёт? Её телефонный номер?
   - Откуда? - удивлённо спросил Стас. - Но Артём вероятно знает или по интернету можно узнать легко. Сейчас всё равно пойду в пару мест по поводу работы узнать, могу заодно узнать что он думает по этому поводу.
   - Правильно! - согласилась Оля. - Не оттягивай.
   - Тогда, если ты не против, то я пошёл, а то скоро и твоя мама с детьми придёт с прогулки - думаю нам с ней нужно немножко в разных углах постоять, - смеясь отметил Стас.
   Он довольно быстро собрался, проверил зарядку мобильника и поцеловав на прощание Олю, которая пожелала ему удачи, вышел за дверь. Ольга была рада что ситуация недавнего времени разрядилась и тревоги пока отошли далеко назад. Вспомнив что так и не привела себя в порядок, после горьких слёз отчаяния, она прошла в ванну, чтобы умыться. Улыбнувшись своему растрёпанному отражению в зеркале, она ополоснула лицо холодной водой, а затем рукой потянулась за мылом, которое неловко выскользнуло из её ладони и упало в саму ванну. Оля наклонилась, чтобы его достать оттуда и на мгновение окаменела...Рядом с мылом в ванной лежала бритва.
  
  
  
  

9.

  
  
   После долгого умывания, как это обычно любят делать перед трапезой все кошки, Машка - так звали это очаровательное пушистое создание из породы беспородных - принялась, зажмурив глаза от удовольствия, за своё любимое молочко. Конечно, это было не то натуральное цельное молоко, которое употребляли в своё время её бабушка и мама, но в наши дни выбирать не приходилось никому - ни людям, ни животным. Удовольствие необходимо получать даже от самых незначительных с первого взгляда мелочей. И вот, получив свою порцию удовольствия, Машка вновь провела ритуал умывания теперь уже после трапезы и неспешно направилась из маленькой кухни в коридор. Он был чуть более мрачный, нежели та же кухня, но бояться Машке было нечего - она здесь по сути дела выросла и иных времён не знала. А когда-то здесь было тепло и светло, лился детский смех и веселье, слышались застольные песни взрослых в праздничные дни. Удивительно, но старые дома будто также тяжело переживали эпоху зла и духовного опустошения, и словно сговорившись, укрылись мрачным покрывалом скорби по светлым дням ушедшего прошлого...
  
   Минуя коридор, в стенах которого располагались двери в ванную и уборную, Машка повернула в крохотную прихожую, откуда горделиво зашла в гостиную. Тяжёлые шторы были почти завешены, что придавало дополнительную сумрачность комнате, в которой хоть и был порядок, но ощущалось некое сонливое состояние в целом. Добротная обстановка, уютная мягкая мебель и приятный свет от торшера в одном углу и от бра - в другом. Последним "новосёлом" здесь являлся симпатичный журнальный столик, купленный аж двадцать лет назад. Всё остальное было значительно старше его. Но тем более домашним и обжитым выглядело всё это убранство, ведь старое далеко не всегда означает ветхое.
   Также думала и Машка, потому нисколько не расстраивалась если видела по телевизору репортаж из жизни домашних любимцем всяких там гламурных персонажей. У Машки всего было в достатке и даже поболее, потому как искренность и любовь не купить ни в одном модном бутике, не заказать ни у одного из самых модных ювелиров или дизайнеров. Вот и сейчас, подойдя к немолодой уже женщине, сидящей в одном из старых кресел рядом с уютно горящим бра, Машка с нежностью и благодарностью потёрлась о её ногу.
   - Машенька, - ласково обратилась к кошке женщина, не отрываясь от своего любимого занятия - вязания на спицах. - Девочка наша хорошая. Покушала?
   Машка муркнула и заурчала как работающий холодильник.
   - Умничка. Тогда иди к Надюше. Она тебя ждёт.
   На этот раз кошка звонко мяукнула, потянулась вперёд, а затем назад, изящно изогнув свою спинку, и спешно засеменила в соседнюю комнату.
   Проскользнув в приоткрытую щель незакрытой двери, она быстро пересекла небольшую уютную комнату, оклеенную в бежевые обои с кофейного цвета слониками, и прыгнула на кровать к дремавшей, лёжа на спине, девушке.
   Подкравшись к её лицу, Машка ласково лизнула щёку спящей. Девушка проснулась, открыв красивые зелёные глаза и дважды хлопнула длинными ресницами.
   -Ма-а-ашка, - на распев с улыбкой и удовольствием встретила она свою любимицу.- А я уже и задремала, ожидая тебя, моя хорошая.
   Кошка, будто объясняя причины своей задержки, замурлыкала, важно задрав свою голову, а затем свернувшись калачиком, легла на груди девушки.
   - Побудь со мной, - тихо попросила девушка. - Не уходи...
   Машка мяукнула, словно её возмутило само предположение того что она может уйти, и вновь опустив свою мордочку, уткнулась ей в одеяло, накрывавшее девушку.
   Так они вместе отдыхали какое-то время, пока в к комнату вдруг осторожно не заглянула та женщина из гостиной и тихо не спросила:
  -- Надюша, спишь, доченька?
  -- Нет, мама, - не открывая глаз, ответила девушка. - Просто думаю.
  -- О чём, милая?
  -- Да так... Обо всём и ни о чём. Не хочу тебя расстраивать.
  -- Ну, сладкая моя, - глаза женщины заблестели и она подойдя к кровати девушки, присела на край и коснулась её лежащих плашмя рук. - Доченька, родная...
   Девушка открыла глаза и улыбнулась матери.
   - Всё хорошо, мам. Правда. Не расстраивайся.
   Женщина хотела что-то ответить, но в этот момент раздался звонок в дверь.
   - Интересно кто бы это мог быть? - спросила вслух она. - Сейчас посмотрю и вернусь, родная.
   - Хорошо, мам, - также с улыбкой ответила девушка.
   Когда женщина удалилась из комнаты, то глаза Нади заблестели и одна большая слеза быстро скатилась по щеке...
  
  
   Какое-то время Надя слышала раздававшиеся из прихожей голоса - её мамы и какого-то мужчины. Они были достаточно эмоциональны по тону, но совсем не агрессивны. Наконец, голоса затихли и послышались такие знакомые мамины шаги. И верно - через несколько секунд она зашла обратно в комнату. Глаза её светились.
   -Ой, Наденька, - запричитала она. - У нас гости. Вернее гость. Твой одноклассник Стас Валидин.
   Девушка сделала большие изумлённые глаза, явно пытаясь вспомнить кто это. Увы, эти имя и фамилия ей ни о чём не говорили, но к ней много лет никто не приходил в гости, а после того как отец оставил их с матерью пять лет назад, то перестали заходить в гости даже знакомые родителей. Поэтому она была рада любому новому лицу в своей комнате, которая превратилась в её жизнь, чётко ограниченную не только стенами, но и уже такой ненавистной кроватью.
   - Хорошо.., - неуверенно ответила она и в тот момент когда мама собиралась отправиться за гостем, вскрикнула: Мам!
   - Что случилось, доча? - тревога на лице женщины отобразилась мгновенно.
   - А я...я не растрёпа? - покраснев от смущения, спросила Надя.
   Выражение тревоги на лице матери также быстро сменилось на улыбку.
   - Ты самая красивая, Надюша, и выглядишь великолепно!
   - Скажешь тоже...
   Женщина удалилась и через некоторое время вернулась в сопровождении гостя.
   Наде казалось что её сердце вырвется из груди пока она ожидала кто же появится на пороге её комнаты. И вот...
   Около метра восьмидесяти, погрузневший и с видимыми залысинами, но видно что ещё молодой, мужчина с букетом из белых хризантем и коробкой каких-то конфет, неловко стоял на пороге и широко раскрыв глаза, смотрел на неё. Надя захлопала ресницами, чувствуя смущение и растерянность. Мама решила разрядить обстановку и незаметно, но с напором подтолкнула Стаса.
   - Ну вот вы пока вспоминайте школьные годы, а я пойду приготовлю вазу для цветов, - также улыбаясь заверещала она. - Надюша, посмотри какие тебе красивые цветы принёс молодой человек!
   - Правда...- еле промолвила девушка, ведь уже не припомнить когда молодой человек дарил ей цветы.
   - Здравствуй, Надя, - наконец набрался смелости Стас и улыбнулся. - Эти цветы тебе.
   - Правда?..-также еле слышно, но уже слегка расчувствовавшись неуверенно спросила она.
   - Да, конечно правда, - Стас окончательно собрался с духом и подошёл к её кровати. - И конфеты...я не знал правда какие ты любишь...
   - Садись, - с улыбкой ответила Надя, указав глазами на стоявший рядом стул с мягкой обивкой. - Спасибо...
   - Да ну не за что же, - ответил он и пододвинув стул поближе кровати, сел. - Здравствуй, Надя...
   - Здравствуй, Стас...- засмеявшись ответила она и взглянула на него своими большими зелёными, словно изумруды, глазами. Длинные ресницы хлопнули дважды, а улыбка показала ему те самые милые две ямочки на её щеках.
   В какой-то момент ему показалось что они вновь оказались в том самом классе, с картами в руках...
   - Извини, - неловко начал Стас. - Я только буквально вчера узнал что с тобой случилось такое..., - он запнулся, не зная как продолжить, но Надя улыбнулась ему вновь.
   - Всё хорошо, правда. Да и откуда было знать тебе? Если честно, я до конца тебя не помню..,- тут она покраснела и видимо почувствовав это, сама заволновалась.
   - Это понятно,- улыбаясь теперь помог ей уже Стас. - Класс у нас особо дружным не был. Разбежались кто куда...Кстати, узнал я о тебе от Артёма Веруса. Помнишь такого?
   -Артём..,- Надя перевела взгляд на столь ненавистный ей уже потолок и задумалась, пытаясь вспомнить. - Артём...Артём...Вируса?
   - Нет, - засмеялся Стас. - Верус. Ну и хорошо - значит не только на меня ты не обращала внимание.
   На этот раз они уже засмеялись вместе и оба почувствовали впервые себя свободно и комфортно.
   - Так вот он мне подсказал адрес - сказал что в интернете нашёл. И должен по идее сейчас подойти. Сказал чтобы я шёл, так как он немного задержится. Я предупредил твою маму.
   - Ой, правда?- на лице Нади появилось настолько искреннее удивление, какое бывает у ребёнка, когда ему сообщают что ему наконец-то купили щенка, которого он так долго и безнадёжно просил у родителей. Стаса это её выражение очень растрогало.
   - Ну да, - подтвердил он.- Так что ожидай ещё одного гостя, Надя.
   - Я очень рада гостям. Правда... Ты даже себе не представляешь как я рада!
   А откуда он узнал что я... Откуда он узнал обо мне?
   - Признаться не знаю, Надя. Может быть тоже из интернета? - попробовал пошутить он и понял что получилось несколько глупо только когда произнёс фразу вслух.
   - Ну-у, - засмеялась девушка. - Я там никогда и не была, слышала только что-то по телевизору.
   Она указала взглядом на старенький телевизор "Sony" малайзийской сборки, что были в ходу в начале 90-х. Тогда ещё с Надей было всё в порядке. Сейчас, судя по обстановке, они жили совсем небогато. Впрочем обстановка была типичной для подавляющего числа российских квартир - люди в основном сводили концы с концами. А если вы к тому к тому же, не дай Бог, инвалид и родители пенсионеры...
   - Но телевизор смотреть уже давно невозможно, - при этих словах она сморщилась будто раскусила лимон. - Столько гадости, пошлости, грязи. Даже если бы я была здорова и смотрела каждый день телевизор, то наверное бы отупела вконец и не захотела бы жить в таком мире, где есть такое телевидение.
   - Это верно, - согласился Стас.- В нашей стране мало чего осталось человеческого... Надя, но как с тобой...прости, но как всё так случилось с тобой?.. Авария? Травма?.. Прости ещё раз...
   - Нет-нет, - с улыбкой перебила его она. - Всё нормально. Я расскажу, тем более что лично я никуда не спешу уходить, - и засмеялась так искренне, несмотря на то что шутка её была ужасной для неё самой, что Стас поразился мужеству этой хрупкой очаровательной девушки.
   - На самом деле, - начала свой рассказ Надя, - всё насколько обыденно настолько и загадочно. Началось всё с того, что заболела я вдруг детской болезнью. Как и когда - непонятно и даже по прошествии стольких лет и постоянных дум о случившемся, я не могу вспомнить с чего всё толком началось. Это как действительно гром среди ясного неба был для меня...да и для родителей тоже... А заболела я...
   В этот момент раздался звонок в дверь, прервав Надю на полуслове. Она посмотрела на Стаса.
   - Быть может Артём? - с улыбкой предположил он.
   Девушка улыбнулась в ответ и вновь покрылась румянцем. Она как будто только сейчас вспомнила что общается с молодым человеком и что вот-вот в комнате - в её комнате, в которой уже много лет и подруг-то не было, не то что молодых людей - появится ещё один.
   Тем временем вновь были слышны мужской и женский голоса - мама Нади разговаривала с гостем.
   - Давай тогда его дождёмся, чтобы уже никто не прервал твой рассказ, - предложил Стас. - Да и Артёму пересказывать не придётся.
   -Да, конечно, - Надя улыбнулась.
   Было слышно как вдруг Надина мама громко заохала и стала благодарить гостя.
   Стас с Надей вопросительно переглянулись.
   - Нет-нет, пожалуйста, всё нормально, только нужна будет ваша помощь, - теперь уже явно был слышен голос Артёма.
   - Ну вот, точно, - улыбнулся Стас. - Это он.
   Послышались шаги, приоткрытая дверь распахнулась и в комнату буквально влетела Надина мама.
   - Ой, Наденька, - взмахнула руками она. - Там ещё один красивый букет, но это ещё не всё. Мне даже неудобно... Как это называется?..Ой, он сам скажет. Входите, пожалуйста, Артём!
   За спиной Надиной мамы появился обаятельный молодой человек приятной наружности. В его чертах и манерах чувствовалось нечто такое, что сразу выдавало в человеке интеллигентность. Это не приобретаемое качество, оно даётся от рождения. Несколько смущённо, он вошёл в комнату, держа в руках большой ноутбук. Девушка не сразу поняла что это. Стас также недоумённо взглянул на приятеля.
   - Здравствуй, Надя, - с улыбкой поздоровался молодой человек. - Я - Артём. Твой бывший одноклассник. Наверняка не помнишь, но это не страшно.
   Он засмеялся. Надя и Стас поддержали его своим смехом.
   - Здравствуй, Артём. Очень рада что ты пришёл в гости ко мне... Я вам обоим, мальчишки, очень рада, - Надя улыбнулась, ямочки вновь украсили её и без того красивое лицо, но вдруг глаза неожиданно предательски не выдержали так долго сдерживаемые слёзы.
   - Наденька, милая, - сразу подскочила к кровати дочери её мама. - Ну что ты, сладкая моя. Всё хорошо.
   Ребята вначале растерялись, первым нашёл в себе силы Стас.
   - Надя, всё хорошо. Ты не стесняйся - если хочется поплакать - плачь. Хочешь мы выйдем, чаю как раз сообразим?
   - Нет, - сквозь слёзы и уже хлюпая во всю носом, ответила девушка. - Не надо. Не уходите! Я в порядке, правда!
   - Конечно в порядке, - подтвердила её мама, вытирая слёзы и нос своей дочери. - Сейчас мы аккуратно по-девичьи высморкаемся. Молодые люди ведь не считают что милым барышням это стыдно или не позволено делать?
   - Не-ет, конечно, - с улыбкой в один голос ответили Стас и Артём.
   - Во-от, правильно. А чай я уже приготовила и сейчас вам принесу.
   - Я вам помогу, - вызвался Стас.
   Они вышли из комнаты. Надя ещё тяжело дышала, но уже успокоилась. За столько лет она научилась даже сдерживать слёзы и днём и ночью, но порой это было просто невозможно сделать.
   - Присаживайся, Артём, - она постаралась улыбнуться как ни в чём не бывало.
   - Спасибо, Надя, - он сел на стул, на котором сидел Стас и положил ноутбук себе на колени. - Я тогда сразу тебе лучше скажу что я принёс, чтобы долго не держать тебя в неведении.
   - Хорошо, - улыбнулась она и с нескрываемым интересом перевела взгляд на ноутбук.
   - Я сразу хочу сказать, - начал Артём. - что знаю по поводу твоего несчастья... Узнал я пару лет назад в разговоре с другой нашей бывшей одноклассницей - Светой Лукьяновой - она приносила в клинику своего кота... Ах да! Я - ветеринар, - улыбнулся он вновь.
   Надя ответила тем же.
   - Так вот узнал, но.., - тут улыбка сошла на нет и всё существо Артёма приняло виноватый вид. Он вдруг посмотрел ей прямо в глаза. - Извини что только сейчас вот навестил... И то если бы не Стас...
   - Ничего страшного, - казалось улыбка никогда не покидает её лица. Хотя как совсем недавно выяснилось за ней скрывается море слёз. - Мы ведь не дружили, не общались. Вот если бы были друзьями и не приходил, то конечно рассердилась бы, - с этими словами она картинно надула губки и после рассмеялась.
   В этот момент в комнату вошла её мама в сопровождении Стаса - они несли чай и печенье с конфетами. Артём поднялся со стула, чтобы освободить подход к столу. Комната была маленькая, метров девять - кровать Нади, стол, стул и телевизор на тумбе. Поставив всё на стол, женщина подошла к кровати дочери.
   - Давай, родная, - обратилась она к ней. - Сейчас мы тебя посадим.
   - Давайте поможем, - уже собрался подойти Артём, но был в буквальном смыслу остановлен, преградившей ему путь рукой Надиной мамы.
   - Нет-нет, мы сами, - сказала она. - Для нас это дело привычное и лёгкое. Да, доча? А вы сходите в гостиную за вторым стулом, пожалуйста.
   Она действительно довольно быстро и ловко перевела Надю в полусидячее положение, подперев ей спину и голову подушками. Стас принёс второй стул.
   - Ну вот, - поправляя одеяло, сказала женщина. - А теперь можете разговаривать дальше. Угощайтесь чаем. Надюша у нас радушная хозяйка, верно?
   - Ну ладно тебе, мам.
   - Ну а что разве не правда? - как бы удивилась Надина мама и наклонившись к дочери, спросила шёпотом- Доченька, ничего не хочешь? Я попрошу их выйти, придумаю причину.
   - Нет, всё хорошо, - также еле слышно ответила Надя.
   -Ну тогда общайтесь, пейте чай, а мне ещё надо кое-какие дела сделать с вашего позволения...и потом...потом поподробнее мне расскажете что мне надо будет делать с этой...этим...
   - Ноутбуком, - с улыбкой сказал Артём.
   - Да, именно - что мне делать с ним.
   - Обязательно. И спасибо вам большое.
   - Нет, это вам спасибо, молодые люди, - также мило улыбнувшись ответила Надина мама и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь, но не закрыв её.
   - Ну так вот, Надя, - начал Артём. - Я думаю Стас тоже не будет против если я сразу раскрою карты?
   - Нет-нет, давай, конечно, - согласился тот в ответ.
   - Угу, и мне жутко интересно, - в глазах Нади сверкнул озорной огонёк, который заметили ребята и каждый в душе обрадовался ему.
   - И это очень здорово, потому что искренний интерес служит огромным подспорьем и отличным стимулом для освоения новых знаний, - засмеялся Артём.
   - Ну ты уж не думай что я совсем такая неотёсанная, - с наигранной обидой ответила Надя. - Десять лет назад я сама стучала по клавишкам своего первого компьютера. Даже помню это была модель 486DX, - засмеялась она в ответ, но вскоре снова погрустнела, задумавшись. - Потом его пришлось продать за ненадобностью да и деньги нужны были...
   Ребята оба опустили глаза, затем переглянулись. В наступившей гнетущей тишине, первым раздался озорной голос самой Нади:
   - Но свой подарок я никому не отдам! Итак, рассказывай поскорее что да как.
   В очередной уже раз за такой короткий срок, и Стас и Артём отметили насколько силён дух этой красивой хрупкой девушки, с которой так жестоко обошлась эта жизнь. Порой от лёгкого недомогания мы ставим всех вокруг на уши или впадаем в жуткое уныние и грусть, жалуясь то на одну мелочь, то на другую. В такие минуты каждому стоило бы подумать вот о таких людях как Надя Добролюбова и с глубоким чувством стыда прекратить своё нытьё.
   Артём решил что с Надей можно быть откровенным до конца.
   - Надя, - начал он, - я понимаю, что сама ты не можешь напрямую им пользоваться и поэтому мы всё расскажем и покажем на первых порах твоей маме, а дальше, уверен, ты сама окажешься лучшим штурманом по просторам интернета.
   - Да, конечно, - также с улыбкой ответила Надя. - Понятно что самостоятельно у меня мало что получится. Не переживай - говори дальше, мне правда интересно.
   - Ноутбук оснащён всеми современными программами, в первую очередь для просмотра видео и прочей мультимедийной продукции...
   - Да-да, я помню и знаю что это такое - мультимедия, - засмеялась Надя, заметив что Артём с подозрением посмотрел на неё. - Продолжай.
   - В принципе, поставив любой диск - он автоматически запустится, будь то фильм, музыка или игра. Но в первую очередь, я подумал, что интернет будет тебе особенно интересен, потому что это в самом деле окно в мир. Там можно и узнавать много всего нового и общаться...
   -...с такими же инвалидами как я..., - задумавшись перебила и закончила фразу его фразу Надя.
   Артём слегка запнулся, но взглянув в глаза девушки, понял что её это скорее обрадовало, чем наоборот.
   - В том числе, - согласился он. - Осталось только подключить его к высокоскоростной линии. Я проверил - твой дом подключён, надо только сделать заявку - об этом мы уже поговорили с твоей мамой.
   - Но это дорого стоит.., - выражение лица Нади вдруг резко изменилось и казалось она почти в отчаянии и готова расплакаться от вдруг свалившегося непреодолимого препятствия. - Мы с мамой и так живём только на её пенсию и мою инвалидность, а это такие крохи...Тем более хотят урезать и то и другое...
   - Наденька, тут ты не волнуйся! - постарался как можно быстрее её успокоить Артём. - В этом смысле ничего не нужно, я сам подключён к этому же провайдеру и у меня за долгий срок есть уже льготная возможность подключения. Теперь вот и смогу ей воспользоваться.
   - Правда? - с некоторым недоверием спросила Надя. - Бесплатно? Ты уверен?
   - Абсолютно!
   - И я смогу сколько угодно по времени быть там и общаться, смотреть?..
   - Именно так.
   - Ой...я даже не знаю как и благодарить...А ты точно меня не обманываешь что бесплатно? Я не хочу никого обременять и не хочу чтобы меня жалели...
   И снова ребята поразились этой хрупкой девушке.
   - Надюш, всё абсолютно так как я тебе сказал и больше даже не переживай по этому поводу. В ближайшие пару дней должны будут прийти подключить. Мы снова навестим тебя, если ты не против, и я для начала внесу тебе интересные ссылки, адреса - ну чтобы ты смогла начать своё путешествие. Плюс у меня есть свой сайт, там я собираю разное интересное...может и тебе будет интересно и можно будет общаться в том числе. Ещё подключим тебе вебкамеру и можно будет через специальную программу общаться как по видеотелефону.
   - Ой как здорово!- глаза Нади в самом деле светились от счастья. Представьте себе на минуту каково это - даже не днями, а годами лежать неподвижно и кроме своей комнаты, этих стен и потолка не видеть больше ничего. В этом смысле интернет был для неё действительно окном в целый мир до этих пор такой недоступный и неизвестный.
   - А пока на эти пару дней я принёс тебе десяток дисков - может тебе будет интересно посмотреть что-нибудь новенькое из кино.
   - Ой, да я и старенького давно не видела, - охнула Надя. - Телевидение же уже давно не является окном в мир, а скорее замочной скважиной в бордель или на помойку. Я уже почти и не смотрю совсем. Лучше ничего чем то, что показывают. Только когда старые советские фильмы и мультики показывают, но это всё настолько редко, как будто нынешние правители сознательно стирают из памяти и душ людей всё самое доброе и светлое что было.
   - Как же ты права, Надюш, - согласился Стас.
   - Так что, конечно, я с удовольствием всё посмотрю. И мама, уверена, тоже. Мы ведь теперь с ней будем как штурман и пилот.
   Все трое рассмеялись.
   - Спасибо ещё раз огромное тебе Артём и тебе Стас, - Надя с глубокой благодарностью заглянула в глаза каждому и оба почувствовали тепло, которое моментально достигло потаённых уголков души. - Вы даже себе не представляете как я вам благодарна и какой сегодня замечательнейший день для меня...
   - Надя...ты нас прости что только сейчас..., - неловко начал Артём. - Я-то узнал раньше о том что с тобой беда, но... Наверное то, что мы не общались учась в школе вовсе не о чём не говорит и надо было думать не об этом...
   - Тёма, всё в порядке, - ямочки на щеках вновь заиграли. - Но ведь действительно мы даже приятелями не были, не то что друзьями. Тут нечего стыдится и винить себя. Гораздо обиднее и больнее, что те многочисленные друзья и...поклонники...исчезли практически сразу и что как раз те, кого считала друзьями, так быстро и незаметно исчезли из моей жизни. А теперь... Если вы не будете против, то можно я буду считать и называть вас своими друзьями?..
   В глазах Нади явно светилась надежда и одновременно читалась мольба. У Стаса подкатил к горлу ком, Артём также опешил и на мгновение растерялся, но ответили они не сговариваясь громко и в один голос:
  -- Конечно, Надя! - после чего переглянулись, а когда снова посмотрели на девушку, то она счастливая и довольная смеялась, а по щекам потекли две слезы.
   - Это от счастья, не обращайте внимания...друзья! Ой, какой же сегодня день замечательный!..
   После этого они ещё долго смеялись, общались о том и о сём, пили чай и делились своими воспоминаниями о школьных годах. Пока они намеренно обходили стороной тему, которую до прихода Артёма уже затронули со Стасом - о причинах того, что случилось с Надей. Потому что было понятно, что это снова доставит боль и грусть девушке, а хотелось чтобы она смеялась и смеялась. И ей этого хотелось. Но всё равно рассказать бы пришлось и потому она сама перешла к этой болезненной теме.
   - На самом деле даже рассказывать нечего, - увы, она сразу погрустнела как и ожидалось. - Случилось всё настолько быстро и неожиданно, что я даже испугаться не успела. Мне было двадцать пять и я уже два года как работала учительницей младших классов в нашей же школе. К сожалению.., - тут она запнулась, - а может и, к счастью, личная жизнь на тот момент у меня не сложилась. Я ешё в школе встречалась с Кириллом, ну вы помните быть может... Не знаю, я всегда мечтала о настоящей семье, о детишках, но в его планы это не входило - предлагал жить вместе, посмотреть что да как получится. Я этого никогда не понимала и не понимаю - если человека любишь, то принимаешь за него ответственность с радостью, а не устраиваешь учения. В итоге мы расстались и как-то больше никого у меня не было, хотя многих это удивляло - но дело ведь не в том красив ли человек или ещё что-то. У каждого есть душа и свои жизненные ценности, стремления, мечты, желания. Что толку от большого количества поклонников и связи, когда хочешь чтобы рядом лишь был один-единственный?.. В общем не сложилось и я посвятила всю себя работе с детишками, не теряя надежды что когда-нибудь у меня будут свои от любимого человека, которого я встречу...
   Ребята заметили что Наде ужасно тяжело, но она сама продолжала всё острее затрагивать эту тему, намеренно.
   - Не беспокойтесь за меня, - уловив мысли ребят, прервала саму себя Надя. - Я уже многие сотни ночей выплакала, размышляя над этим и каждый раз прокручивая у себя в голове. Я в порядке, не расплачусь, - она снова улыбнулась. - Так вот...Начало учебного года и началось всё неожиданно и будто как обычная простуда... Где-то с неделю температурила, болела голова. Решила что простудилась. Потом тошнота, рвота - решила что отравилась. Я и подумать не могла насколько всё в дальнейшем это окажется опасным для меня... В итоге, боясь заразить вдруг детишек, ушла на больничный. Врачи сказали что ерунда, просто ОРЗ или кишечный грипп. Но когда у меня стали болеть мышцы, а затем частично теряли чувствительность то одна рука, то другая, ноги, шея, то я заволновалась не на шутку. Но было поздно как оказалось... Очень скоро я оказалась парализованной, врачи тем не менее так и не могли поставить мне диагноз. В итоге остановились на полиомиелите и что предположительно заразилась я им в школе от одного из учеников. У детей это заболевание протекает легче и полностью вылечивается, а вот для взрослых вообще случаи редко, а уж если заболел... Правда подбадривали тем что это не так страшно и я могла бы задохнуться, если бы паралич перешёл на горло. Может оно было бы и лучше...
   - Надя..., - попытался было возразить Стас, но девушка, нахмурив брови, дала понять что знает что говорит и в поддержке не нуждается.
   - Так было бы лучше для всех. И для меня самой, чтобы не влачить жалкое существование, и для мамы, чтобы не быть ей непосильной обузой и не стать причиной, по которой отец не выдержал и ушёл из семьи, оставив маму...
   - И тебя? - неуверенно спросил Стас.
   - Да, я давно его уже не видела да и слёз не осталось плакать от горечи, - спокойно и монотонно отвечала Надя. - Я его не осуждаю. Мне просто больно и обидно... В общем, болела я болела, а паралич всё не исчезал, а наоборот отнимал одну часть меня за другой. Уверяли что это временное состояние и скоро всё пройдёт, но...как видите нет. Потом и вовсе бросили лечение - и не помогало ничего, и врачи так толком и не смогли поставить точный диагноз, да и дорого всё это нынче ужасно. В наши дни и умереть дорого, а чтобы оставаться живым и здоровым - это прерогатива избранных. Я знаю, я не одна такая и значит надо терпеть. Одно знаю точно - хорошим добрым людям в наше время неимоверно тяжело жить, может и я отношусь к ним, а это было бы здорово.
   И Надя снова заулыбалась, ямочки заиграли на её щеках.
   - Нет сомнений, Надюш, что ты такая, - сказал Артём. - И, знаешь, чудеса ведь никто не отменял. Это, конечно, всё из категории "бла-бла-бла" быть может, но тем не менее - свет должен быть для светлых, а тьма для тёмных. А не наоборот как в последние лет двадцать. И я уверен что перемены и чудеса грядут, что должно всё, наконец, встать на свои места. Так не должно быть как происходит вокруг и не должно было с тобой случится то, что случилось. Давай вместе верить в лучшее, в перемены, в справедливость?
   - Ты правда так считаешь, Артём? - спросила Надя. - Ты обещаешь что всё изменится? И со мной тоже?
   - Обещать такое я не могу, Надюш, - с сожалением ответил он. - Если бы это зависело от моего желания и действий, то сделал бы всё возможное для этого. Но у меня есть предчувствие. И я верю.
   - Вера - великая движущая сила.., - отведя от Артёма взгляд, задумчиво промолвила Надя. - Нет, не та что культивируется нынче в церквях. Её там уверена нет и в помине. Она в душе. В каждой светлой душе и вокруг нас...Я тоже буду верить...
   Они ещё долго беседовали о самых разных вещах и больше старались не затрагивать болезненные или просто грустные темы. Надина мама давно не видела глаза своей дочери такими счастливыми и горящими. Как же нам немного надо - внимания, понимания и душевного тепла. Не показного, а искреннего, от души. Мы разучились быть таковыми - искренними, бескорыстными, добрыми. Чудовищная система последних десятилетий сделала нас ужасными мерзкими созданиями - алчными, злобными пресмыкающимися. Но даже посреди зловонного болота всегда найдутся дивные по красоте и чистоте цветы. Одним из таких цветков была Надя Добролюбова - о ней знали единицы, вспоминали - ещё меньше, но она была настоящим Человеком и героем своего времени в отличие от многочисленного потока псевдо-"звёзд", что навязывало с экранов телевизоров и со страниц газет это зловонное болото, поглотившее наше сознание. Но, к счастью, оно поглотило далеко не всех.
  
  
  

10.

  
  
   Рабочий день начался как обычно и не предвещал каких-либо тревог или неожиданностей. В ожидании первого пациента, Мария и Ксения коротали время за утренним бодрящим чаем в комнате ожидания, которая пока была пуста. Если вкратце обрисовать общую картину происходящего в этой небольшой уютной семейной клинике, то лишних людей здесь не было - каждый являлся профессионалом до мозга костей и каждый занимался вполне конкретной работой с соответствующими обязанностями. Мария работала исключительно как стоматолог-терапевт. Её подруга Ксения - ортопедом и зубным техником как и её отец, по стопам которого она пошла. Здесь не было всех тех зазывающих размахов перечня услуг и внешнего пафоса, что Марию особенно радовало, особенно после её работы в самой раскрученной стоматологической клинике города. Здесь специалисты именно помогали людям, не накручивая заоблачные цены и предлагали только проверенные и надёжные методы лечения как если бы в роли пациента были они сами. Это именно то зачем Мария и пошла в медицину в целом и в стоматологию в частности. Конечно всегда были те, кто относился к этой клинике с некой снисходительной ухмылкой, мол, "неуспешный бизнес ремесленников" и тому подобное. И, конечно, больших денег здесь было не заработать, приходилось по сути выживать в условиях ужасающего гнёта со стороны государства по отношению к своим гражданам, которые хотят работать, а не воровать. Но всё равно, Марии здесь нравилось, потому что можно было оставаться человеком и не пресмыкаться перед многочисленным руководящим и мало что понимающем в своём деле руководством, как было в подавляющем (да во всех) числе любых других мест возможной работы.
   Однако тем, кто не терял способность оставаться человеком в капиталистических реалиях, всегда имел большой риск столкнуться с такими отвратительными представителями человечества, коими являются подлые, наглые, злобные и просто непорядочные особи. Когда такие видят честного и достойного человека, то помимо желания сделать гадость - сущность их жалкой жизни - они также узревают в таком человеке наивного простофилю, на котором можно нажиться. Проще говоря, видя что можно безнаказанно добиться своих подлых планов, они принимаются за своё трусливое и низменное дело. Это как отнять конфетку у ребёнка.
  
   К примеру, не так давно Мария и Ксения столкнулись с одним таким мерзким типом. Он явился внезапно в начале рабочего дня, без звонка или какого-то предупреждения, как это и бывает в случае с неприятностями. С ходу, без каких-либо любезностей или предысторий, заявил что хочет получить выписку из своей медицинской карты. Такие заявления всегда выглядят весьма подозрительно, потому как выписка может быть полезна и востребована в случае ведения истории болезни для больниц при переводе больного, в примеру, и сопровождается соответствующим запросом. В стоматологии же, когда данные устаревают и теряют свою актуальность буквально спустя два месяца, такие требования связаны с попыткой вымогательства и мошенничества. Принцип действия тут таков: захочет какой-то ваш недобропорядочный пациент содрать с вас как минимум в два раза больше, чем он заплатил вам за вашу качественную работу - заявится к вам с претензией, что вы, мол, сделали работу некачественно по его мнению или по мнению другой клиники, в которую он обратился. Причём он не попросит вначале помочь или исправить и даже денег не попросит. Он сразу начнёт вас пугать различными контролирующими организациями, в которые он будет обращаться, дабы взыскать с вас моральный ущерб и ту круглую сумму, которую ему насчитает "спасительная клиника", участвующая в преступном сговоре. Вся ставка тут идёт на испуг и внезапность. И если в крупной клинике такой номер не пройдёт и оттуда в лучшем случае можно вылететь через входную дверь с такими ультиматумами, то небольшую, состоящую из нескольких работников можно смело попробовать таким образом "развести". Как правило, все уверены, что каждый что-то скрывает и такие угрозы могут иметь успех. Единственный способ хоть как-то спасти себя от такого рода мошенников - не выдавать им абсолютно никакой документации изначально. Даже кассовых чеков и договоров. Дело в том, что если человек или организация работает честно, то она убыточна изначально, ибо сама экономика страны устроена таким безобразным образом, что что-то заработать можно лишь скрывая реальные суммы. Это принципы рыночной экономики.
   Опять-таки, если человек или организация работают честно, то вам и не нужен никакой договор или кассовый чек - у вас и так всё будет в порядке и от вас никогда не откажутся. А если работа изначально делается некачественно и недобросовестно, то никакой договор или чек вам не поможет. Думается это вы уже успели проверить и самостоятельно в процессе своей жизни и её опыта.
   Таким образом, любые такие документации лишь служат предметом для различного рода афёр и мошенничества.
   Даже если вы всё сделали качественно и по совести, такие мошенники вас будут изматывать морально, жалуясь во все инстанции. Многочисленные проверки и встречи с представителями контролирующих органов - куча времени и нервов, хотя в итоге и всё равно будет выявлено, что вы чисты перед законом. Но именно времени и нервов потрачена будет куча. На этом и играет такой "пациент": "А вдруг прокатит и заплатят, чтобы я их оставил в покое?"
   Таким же образом действовал и данный мошенник с символичной фамилией Кучин. В его неприятном злобном лице и таких же бесцветных маленьких бегающих глазках была именно куча всего дурно пахнущего и неприятного. Практически сразу, Мария и Ксения раскусили подвох и отказались выдать такую выписку. Как оказалось, этот Кучин действительно был в их клинике, но два года назад и ни разу не являлся после. По его словам, он мучился все эти два года. Представьте какой героический мазохист с нечеловеческим терпением это должен был бы быть. Ему предложили вначале посмотреть и в случае необходимости оказать помощь, но нет. Не это было нужно мошеннику Кучину. Он хамил, угрожал и всячески вызывал на открытый конфликт. Всё это было неприятно, но успеха не имело. Через неделю он вернулся вновь и угрозы с хамство были подкреплены уже возросшими "аппетитами" - на этот раз он был недоволен качеством лечения не одного зуба, а всех. И не только которые лечил два года назад, но и протезировал. Всё это уже начало попахивать откровенной уголовщиной и отец Ксении стал подумывать о подаче заявления в правоохранительные органы. Была проведена проверка, так как мошенник Кучин безнаказанно рассылал свои жалобы во всевозможные структуры. Рассылал, потому что чувствовал что даже по его неприятной морде ему никто не даст - слишком порядочные люди ему попались и беззащитные. Требуя же выписку, он просто хотел хоть как-то "узаконить" свои противоправные действия. Справедливость в итоге восторжествовала, но скольких нервов она стоила и времени. Увы, таких мерзких и подлых людишек было в то время с избытком.
  
   Были и иные случаи мошенничества в стоматологии, когда некий злоумышленник звонил в разные клиники города, представляясь то родственником пациента, то представителем контролирующих органов и заявляя, что умер пациент, которому производилась анестезия в данной конкретной клинике. Дабы всё замять, предлагалось привести условную сумму денег. Опять-таки запугивание и неожиданность. Весь эффект от таких злодеяний рассчитан на это. И, к сожалению, таких отвратительных людей, которых и людьми назвать сложно, становилось всё больше и больше. Все условия современной жизни способствовали именно их распространению, а не достойных благородных людей.
   Если ещё добавить поборы различных многочисленных контролирующих служб, паразитирующих на, так называемом, малом бизнесе, то многие просто не выживали и закрывались. Перспектив по сути в жизни не было ни у кого, кто хотел бы просто честно жить и работать.
   Но те, кто оставался людьми, старались ими быть несмотря ни на что и верили в лучшее...
  
   Вот также верили в лучшее и Мария с Ксенией, сидя в холле ожидания. В начале рабочего дня.
   - Вчера Кириллу снова дала понять что хочу ребёнка, но...не знаю, не пойму что-то совсем я его, - подавленным голосом сказала Ксения. - В последнее время совсем какой-то чужой стал. Уже не помню когда вместе ходили куда-нибудь.
   - Ну просто может случилось что на работе, - решила подбодрить её Мария. - Ты же знаешь как неприятности могут вывести из колеи, а тем более когда держишь их в себе, не желая расстраивать близких.
   - Не знаю, мне кажется у него есть другая, - чашка в руках Ксении слегка задрожала. - Наверняка моложе и красивее.
   - Тебе самой только двадцать восемь, - рассмеялась Мария. - А ему тридцать пять. Куда моложе? Да и не говори ты глупости. Сама себя накручиваешь.
   - Нет, это не глупости. За пять лет, что мы с ним женаты, я впервые вижу его таким. Чужим...
   - Ну, Ксюша, это называется вроде бы первым послебрачным кризисом в отношениях, - с улыбкой по-доброму ответила Мария. - Ну правда, ну наверняка ничего такого страшного. Или кроме внутренних ощущений было что-то ещё?..
   - Было...
   Мария перестала улыбаться и поставила свою чашку на столик, приготовившись выслушать подругу. Однако прошло не меньше минуты, прежде чем, Ксения оторвала свой пустой отчуждённый взгляд от какой-то точки в полу и, словно очнувшись ото сна, посмотрела в глаза Марии. Та едва заметно улыбнулась и подалась чуть-чуть вперёд, давая понять, что вся во внимании и с нетерпением ждёт её рассказа.
   - Устала я очень, Машка, - тяжело вздохнув от отчаянья, начала Ксения. - Вся эта наша современная жизнь, когда каждый месяц стараешься лишь свести концы с концами не знаешь что будет завтра... Особенно это всё тяжело, когда ты одна... Раньше я чувствовала, ощущала каждой своей клеточкой, что люблю и любима и, знаешь, это так на самом деле важно и так помогает...так важно быть вместе несмотря ни на что, и в горе и в радости...У нас долгое время с Кириллом так и было. Или мне казалось что было?..Я уже ничего не понимаю, Маша, но когда около года назад я стала чувствовать какие-то изменения по отношению ко мне со стороны Кирилла, то подумала, что просто нам необходим теперь ребёнок... Необходим ребёнок, чтобы чувства перешли на новую ступень, снова всколыхнули нас...
   - Ты говорила об этом с Кириллом?
   - Говорила. Пыталась говорить...Но почему-то эти разговоры всё только испортили и ещё больше отдалили нас друг от друга, вовсе не дав никаких ответов...
   Ксения сейчас выглядела совсем подавленной и Мария почувствовала сильную обеспокоенность тем, что понятия не имела как подбодрить подругу. Словно услышав мысли подруги, Ксения продолжила:
  -- Да, я понимаю, тебе это всё наверняка покажется бредом и ерундой, ведь у тебя нет мужа, семьи...
   Вот снова! Мария уже обратила внимание, что почему-то практически никто не избавит себя от сомнительного удовольствия уколоть её, обратив внимание на то, что она по-прежнему без пары. Почему-то у большинства людей есть такой грешок: когда они себя чувствуют плохо, то обязательно постараются если не расплескать, то хотя бы обрызгать своей досадой и обидой кого-то кто окажется рядом. И, как правило, оказавшийся рядом оказывается человеком искренним и беззащитным. Неужели тем слаще яд и легче все невзгоды? Однако, обиды Мария решила не показывать, сделав вид, что не обратила на эту фразу Ксении внимания. А та продолжала:
   - Но для меня это всё так тяжко...Человек, от которого ты хочешь иметь ребёнка, на самом деле отмахивается теперь от тебя как от назойливой мухи...Он так изменился...Ты себе не представляешь, Маш...
   Мария действительно с трудом могла себе представить степень тех перемен в Кирилле, о которых ей сейчас говорила Ксения. Несмотря на то, что дружили они достаточно давно, но общения в пределах работы им вполне хватало. До "дружбы домами" в данном случае не доходило, хотя бы даже по причине того, что людям без пары всегда сложновато дружить с семейными. Однако она явно чувствовала, что Ксении надо выговориться и потому готова была слушать даже её "уколы", потому что понимало что подруге тяжело и что никак иначе она помочь на самом деле ей не может - только выслушать.
   - Ну может у него у самого какие-то неприятности на работе, - сделала предположение Мария. - Может он просто сейчас не готов, ведь это очень важный шаг, важное решение?
   Ксения в этот момент буквально пронзила подругу недружелюбным, полным ненависти взглядом. Её небольшие серые глаза внезапно сильно округлились и сделали её вполне обычную внешность какой-то особенно выразительной. Зловеще выразительной. Красок добавили и едва не вставшие дыбом слегка волнистые белокурые волосы. Тонкие губы практически исчезли без следа.
   - Но я-то готова! - вскрикнула она. - Я-то очень даже уже готова!
   - Успокойся...
   - Я хочу полноценную семью, Маша! Я вовсе не хочу остаться одна на старости лет, когда он захочет молодую да красивую!
   - Ребёнком не удержишь мужчину если так, - осторожно молвила Мария и тут же пожалела об этом, приняв очередной удар на себя.
   - Тебе-то откуда знать? - губы Ксении скривила какая-то жутко неприятная гримаса. Разговор явно шёл совершенно не в правильном направлении. - Тебе может и удобно жить так как ты живёшь, а я хочу жить по-человечески! По-человечески, понимаешь? Да и какие у него могут быть проблемы? Он в этом своём консалтинге и появляется-то только когда надо подписи поставить да деньги получить. Я до сих пор не понимаю, чем он вообще занимается. А теперь ещё эти звонки...
   Наступила продолжительная пауза. Сказать, что Мария чувствовала себя неуютно - значит не сказать ничего. Может и поэтому она старалась всегда держаться на расстоянии от своих замужних и несвободных подруг, потому что боялась получить очередную порцию неприятных комментариев, относительно её личной жизни. Никто даже понять ведь и не пытался, что она вовсе не рада, что рядом нет любимого человека и как часто ночами её подушка скрывает даже от неё самой её же собственные слёзы. Тем более никто не думал о том что вонзает ей нож в сердце, говоря вещи наподобие тех, что позволила только что себе Ксения. Опустив глаза и теребя пальцами краешек своего белоснежного халата, Мария чувствовала что вот-вот и заплачет. Раздавшийся звонок в дверь оказался в данный момент спасительным. Быстро поднявшись и направившись к выходу, Мария вдруг услышала сзади какое-то движение и почувствовала, что её взяли за руку. Обернувшись, она увидела Ксению рядом с собой. На этот раз её взгляд был обычным - он словно улыбался.
   - Прости меня, Маш, - виновато поджав губы, она продолжила - Я просто не знаю что мне делать от и бросаюсь. Извини, пожалуйста...
   - Всё нормально, - подступившие было слёзы сразу куда-то исчезли, а улыбка унесла прочь боль и обиду с лица Марии. - Позже всё расскажешь подробно.
   - Обязательно! - обрадовалась Ксения. - А пока пошли смотреть пациента.
   - Угу.
  
  
  
   Вернуться к разговору получилось лишь в конце дня. Наедине оставаться до этих пор у девушек не получалось, а посторонние уши в такие вопросах естественно не приветствовались. Они снова устроились в холле ожидания, где начался их разговор утром.
   - Маша, правда извини меня, - неуверенно, опустив глаза, начала Ксения. - Я правда не со зла, ты же меня знаешь... Просто... Да, я жду ребёнка. Кирилл ещё не знает. Надеюсь, что он будет счастлив.
   - Конечно, Ксюш! - глаза Марии загорелись естественным неподдельным огнём радости за свою подругу и, заключив Ксению в объятия, она едва не расплакалась. Только она знала насколько это важное событие в жизни её подружки желанно для неё самой. - Я даже не сомневаюсь и ты не сомневайся! Как можно такому не радоваться?
   Тем не менее, Ксения не разделяла её восторгов и едва заметно улыбнувшись, что было больше похоже на некую гримасу, нежели улыбку, тотчас закрыла своё лицо ладонями. Мария в некотором недоумении отпрянула. Выдержав достаточно долгую паузу и не заметив со стороны подруги каких-то новых действий, она вновь осторожно отошла к дивану и аккуратно присела на его краешке, с волнением глядя на Ксению.
   Ни плача, ни всхлипов слышно не было, что ещё больше озадачило Машу. Тем не менее она решила не беспокоить подругу, пока та сама не захочет продолжить разговор.
   - Ты знаешь, а быть может он был прав в какой-то мере? - неожиданно опустив ладони и пристально взглянув на Марию, вдруг спросила та. При это глаза действительно были сухие и абсолютно не красные. Даже не блестели.
   - Кто? - недоуменно спросила Маша.
   - Тот парень, из прошлого..., - с некоторой показной задоринкой ответила Ксения и заметив, что подруга не понимает о ком идёт речь, хлопнула в ладоши и усмехнулась. - Ну да, ты же скорее всего и не знаешь о ком я, ведь было это уже без малого десять лет назад... Я тогда была совсем юна и нецелованна... Мои первые серьёзные отношения, которые я самолично и беспощадно пустила под откос, предпочтя тому молодому человеку, который был влюблён в меня, какого-то глупого невзрачного малолетку...Хотя с другой стороны, может они и оба были меня недостойны.
  
   Мария внимательно смотрела на подругу и отчётливо заметила, как последние слова ей были произнесены с нескрываемым пренебрежением. Высокомерие и эгоцентричность Ксении были свойственны с детства. Единственный ребёнок в семье, избалованный донельзя. И хотя Ксюша и близко не была красавицей, но сама себя читала более чем привлекательной. Неудивительно что в двадцать лет она всерьёз помышляла о карьере фотомодели, однако достаточно крупное лицо с маленькими пусть и зелёными глазами, а также тонкими и некрасивой формы губами, свойственными людям достаточно подленьким, видимо не прошли незамеченными от фотографа. Хотя, конечно, среди фотомоделей красавиц и нет вовсе, но видимо Ксюше не хватило напора и наглости, дабы растолкать многочисленных конкуренток, которые также считали себя самыми-самыми.
  
   -Дура была..., - продолжала Ксения. - Чёрт меня тогда дёрнул...Ведь так хорошо всё было и складывалось как в сказке... Мы познакомились с ним совершенно случайно в интернет-чате. Даже скорее это я сама проявила инициативу и после недолгого общения, написала ему. Он, как мне кажется, ответил просто из любезности. Но именно с этой неслучайной случайности всё и началось...
  
   В этот момент Ксения будто бы вернулась в мир реальный и пристально посмотрела в глаза Марии.
   - Извини, что загружаю тебя, - виновато начала было она, но Маша не позволила ей закончить фразу и протестующее замахала руками, давая понять, что самым внимательным образом слушает свою собеседницу. Ксения тяжело вздохнула и опустила глаза. - Помню как сама первой пригласила его в театр на спектакль... кажется "Крейцерова соната"... и как мы на него так и не пошли, поссорившись буквально на втором свидании. Он тогда ещё сказал что билеты спустил в унитаз от досады. - Ксения грустно усмехнулась. - Но потом я сама же лично и вновь наладила связь между нами, потому что на самом деле виноватой в ссоре была сама. Очень у меня характер был непокладистый. Да и сейчас наверное... Но тогда особенно. Потом мы встречались почти каждый день. А он всё меня не целовал и не целовал... Для меня это было непонятно и удивительно. Потом только поняла, что это было из-за того, что относился он ко мне очень нежно и трепетно. Что сказать? Мы всегда были вместе, наши отношения развивались. Но при этом ничего такого...ну, ты понимаешь... Могли подолгу целоваться и болтать у меня в подъезде, когда вечером он провожал меня домой. Было здорово... И однажды, то ли в шутку то ли всерьёз, он сказал мне такую фразу: "Если у тебя и будут когда-то дети, то только от меня..." Конечно, это было как-то и с иронией сказано и я изобразив возмущённое недоумение, в душе тогда уже начинала рисовать именно его образ в качестве своего мужа и отца моих детей. Расстались-то мы плохо. Очень легко для меня, но очень болезненно для него. Может это его ненависть и злоба мне так сейчас портят всё? Может я действительно сделала в своей жизни неправильный выбор в итоге?...
  
   Говоря всё это, Ксения постоянно смотрела куда-то в одну точку, в пол. Сейчас же она медленно подняла глаза на подругу и вопросительно взглянула на неё. Взглянула с некой надеждой. На секунду Мария даже растерялась от такой ответственности, неожиданно взвалившейся на её плечи.
  
   - Не знаю, Ксюш, - неуклюже ответила она. - Мне сложно судить, тем более я ведь не знаю что и как у вас там было. Кто кроме тебя самой может ответить на этот вопрос?
   - Да уж наверное никто...
   - Вот и я так думаю... Я не верю что следует искать какой-то злой рок в тех его словах, тем более что ничего такого ужасного в них не было. Да и ты сама говоришь, что отношения порвала ты и это была твоя инициатива. Стоит ли ворошить то, что было десять лет назад?
   - Не знаю, - Ксению явно что-то мучило в этой истории. - Не знаю почему я вообще вспомнила? Я ведь люблю Кирилла. Но...мне кажется, что он уже не любит меня...
   - Глупости! - воскликнула Маша. - И поэтому ты ищешь любые, такие давние причины, которые по сути и являться ими не могут?
   - Но почему он так сказал?
   - Господи! - всплеснула руками Мария. - Да мало ли почему? В шутку, да просто влюблён в тебя так был. Да мало ли причин в принципе и стоит ли искать тут какой-то подвох?
   - Но вдруг мой неродившийся ребёнок будет несчастлив, так как родился не от того отца, от которого должен был родиться? - уже с неподдельной тревогой спросила Ксения.
   - Ну ты вообще даёшь, подруга! - обхватила лицо руками Маша. - Ты что, в самом деле так всерьёз думаешь?!
   - Ну а почему он так сказал? А вдруг это не просто так мне врезалось в память?
   - Слушай, тебе просто надо успокоиться, выкинуть этот бред из головы, а затем привести себя в порядок и сообщить чудесную новость Кириллу.
   - Ты так думаешь?
   - Да, лично я думаю именно так!
   - Наверное ты права, - Ксения с некоторым облегчением откинулась на спинку дивана. - Я так волнуюсь по поводу всего этого...
   - Неудивительно и в этом нет абсолютно ничего ненормального.
   На минуту воцарилась мёртвая тишина, каждая задумалась о чём-то своём в это момент. Неожиданно Ксения рассмеялась, чем изрядно удивила Марию.
   -Что? - недоумённо вопросила она. - Что на этот раз?
   - Да нет, всё в порядке, - не переставая смеяться каким-то нервным смехом, ответила Ксения. - Просто видимо сама поняла полную абсурдность и глупость своего предположения.
   - Поздравляю, дорогая - ты на пути к выздоровлению.
   На этот раз они уже засмеялись вместе. Мария чувствовала что у Ксении этот смех скорее именно нервный - так бывает когда после сильного перенапряжения наступает фаза, в процессе которой организм одновременно защищает себя и расслабляет. Тем не менее, она решила что лучше составить компанию в такой деле как смех. И подругу поддержать и себя взбодрить.
   Какое-то время Мария колебалась - рассказать ли Ксении про то письмо, что хранилось сейчас в папке под названием "Надежда" или не стоит? Однако решила что лучше оставить это в тайне, ведь и лучшей подругой Ксения ей не была да и учитывая как злобно в начале дня та позволила себе унизить Машу...
   "Нет, - подумала Мария, продолжая смеяться. - Это мой лучик надежды и я должна сохранять его в безопасности. Ксения всё равно меня не поймёт..."
   - Машка!- не в силах остановиться, сквозь смех воскликнула Ксюша. - Правильно делаешь! Правильно! Все мужики - козлы! Не повторяй моей ошибки - живи одна и в своё удовольствие!
  
   Так и подтвердились сомнения Марии в желании поделиться с подругой своими переживаниями. Не поняла бы та её. Не смогла бы да и просто не захотела бы. Слишком они были разными. Чересчур слишком как оказалось.
  
  
  
  
  

11.

  
   Домой в этот день Мария вернулась раньше обычного. Сегодня она решила избавить себя от утомительных походов за продуктами. Во-первых, имеющихся запасов ей самой вполне хватало. Во-вторых, уже давно все продукты в магазинах представляли собой безвкусные суррогаты, напичканные всякой дрянью (заменители, подсластители, усилители вкуса, наполнители, красители пищевые добавки и т.п.), от которых в лучшем случае можно было заработать себе изжогу. Парадокс: все эти многочисленные гипермаркеты забиты продуктами, а есть нечего, потому что всё это низкопробная дрянь, подделка и жалкая имитация высококачественных продуктов советской эпохи. Количество уничтожило качество. И, наконец, в-третьих, самое важное - Мария спешила к компьютеру, дабы продолжить поиски автора той удивительной анкеты на сайте знакомств.
   Таким образом, уже около шести вечера она была на пороге своей уютной квартиры и мысленно уже представляла как вскоре отыщет его... Как вдруг зазвонил мобильник.
   - Машута? - так её называл только один человек и Мария сразу узнала кокетливый голос звонящей.
   - Привет, Диана.
   - Как ты, солнце?- спросила вновь кокетка и не дожидаясь ответа, перешла к следующему вопросу - Можно я к тебе заскочу сегодня ненадолго? Есть важная информация и интересное предложение.
   - Но я только ввалилась домой, Диан, - без особого энтузиазма ответила Мария, но стараясь не обидеть свою школьную подругу. - Не успела даже раздеться и умыться... Ну через часик сможешь?
   - Жди, только и был ответ после чего трубку, что называется, повесили.
   Однако не успела Мария даже умыться, как раздался ещё один звонок. Теперь уже звонил домофон. Маша слегка заволновалась - после звонка Дианы прошло от силы минут десять, а больше она никого не ждала. Да и не любила Мария принимать гостей, если честно. Тем не менее, от своей школьной подруги она же привыкла ожидать чего угодно, а потому сняла трубку.
   - Кто?
   - Это мы! - торжественно прозвучал голос Дианы.
   - Ну ты даёшь..., - только и ответила еле слышно Мария, о дверь парадной, конечно же, открыла.
   "Интересно кто это "мы"? - подумала она и почувствовала что настроение уже испорчено. Такие "неожиданности" они определённо не любила, а к тому же эти "неожиданности" срывают её планы и значит поиски в сети снова откладываются.
   Но такова была Диана. Диана Фраус. Школьная подруга Марии, с которой они практически не прерывали общение после окончание родной школы. Если только не считать три года после окончания Дианой института торговли, когда она безрезультатно пыталась найти работу. Однако спустя три года она вновь появилась на горизонте перед Марией, но уже в качестве владелицы собственного бизнеса - сеть модных бутиков. Маша тогда изрядно удивилась, хотя, конечно, обрадовалась за подругу. Диана за эти три года, как отметила для себя Мария, заметно изменилась. Все её разговоры сводились к успешности бизнеса, гламурным тусовкам, корпоративным вечеринкам и всякой прочей "мусорной атрибутике", как называла все эти новомодные подмены настоящих жизненных ценностей Мария.
   Успешность. Такое новомодное слово в начале XXI века стало одним из самых популярных для оценки того или иного человека. Вообще-то оно вроде бы и не совсем новое. Ведь мы всегда говорили: успех, успехи, желали друг другу успехов. И все-таки вот такой формы - "успешность" - не было. А еще теперь стали говорить: "Успешный человек". В этом тоже, по-моему, непривычный оттенок. То есть коли успешность определяется неким постоянным, чуть ли не врожденным качеством каких-то людей, то, стало быть, неуспешные - это заведомо обреченные на второсортное или третьесортное существование. Что, мол, поделаешь, не дано...
  
   Нетрудно понять, что знак, символ "успешности" - большие деньги. За последние пятнадцать-двадцать лет упорно внушался просто-таки культ сверхбогатого человека. Мерилом престижности стали банковский счет и недвижимость. Теперь говорят: "Если ты такой умный, то почему такой бедный?" А ведь раньше подобная логика, зацикленная на одном лишь материальном богатстве, показалась бы странной.
   Марии же, как и многим честным и порядочным людям, в слове "успешность" слышалось скорее бесстыдство людей среднего порядка. Оно больше относится к хватким чиновникам, ворам в законе, ловкачам разного рода, остающимся в тени, и целой армии всякого рода жуликов с неопределённого рода деятельностью, называющих себя красиво - "бизнесмен".
  
   В кругу "успешных" совесть не в почете, она там - тоже отжившее понятие. Также понятие "успешность" противопоставляется другому понятию - "труд".
   "Надо не работать, а зарабатывать!" - часто приходилось слышать от Дианы и от прочих "успешных". А как зарабатывать не работая Мария не знала. Как и большинство её современников. Но большие деньги, стабильность и благосостояние были в эти дни именно у неработающих, а зарабатывающих. А "зарабатывать не работая" - это означало уметь "делать деньги". И когда Мария начинала обо всём этом думать, то голова у неё начинала раскалываться, а настроение ухудшаться. А думать чаще всего приходилось об этом после общения с Дианой. Да, у них было уже абсолютно мало общего, а может и вовсе ничего. Кроме одного - подружиться им повезло в том возрасте, когда на всю выгоду и подобного рода условности ты смотришь сквозь пальцы - в детстве, за одной партой.
  
  

***

  
   Сидя на подоконнике в школьной рекреации компания девочек-подростков шумно о чём-то спорила. Вдруг подбежал какой-то безумный паренёк и размахивая пионерским галстуком, закричал:
   - Срывайте свои красные тряпки! Хватит быть лохами!
   С этими криками он побежал дальше вместе к присоединившимся к нему парой других малолетних безумцев. Девочки оторопели и удивлённо переглядывались.
   - Что за придурок? - вопросила Диана.- Дикое время какое-то.
   - А вот и неправда!- эмоционально возразила ей другая, в коротенькой облегающей юбке и довольно обильным макияжем, несмотря на свой детский по сути возраст. - Моя мама говорит что мы избавились от оков!
   - От каких ещё оков? - усмехнулась Диана.
   - От коммунистических! - гордо заявила вульгарная модница. - Теперь будет свобода и не будет "совка"!
   - Ну я рада за тебя и твою маму, Катюш, - рассмеялась Диана. - Хотя скорее вас стоит пожалеть...
   - Это почему ?
   - В полку глупцов прибыло! - засмеялась Диана и её подхватили две другие находящиеся рядом девочки.- Вы может с мамой и в совке каком-то жили, а мы в Советском Союзе.
   - Ну знаешь! - разозлилась та, что звали Катей и обращаясь к одной из тех двух смеющихся, нахмурила брови - А ты что ржёшь, дура? Фиг я тебе сегодня дам "9,5 недель" посмотреть и "Мальборо" покурить!
   - Ну что ты, Катюш, - буквально взмолилась "провинившаяся". - Я же так, за компанию.
   - Так вот выбирай правильно компанию! - рявкнула Катя и резко развернувшись, манерно зашагала в сторону класса. Несмотря на четырнадцать лет, женские формы у неё уже вовсю проявлялись.
   Её виноватая подруга также виновато засеменила сзади, напоследок незаметно попрощавшись с Дианой и её подругой. Те ей в ответ только сочувствующе кивнули.
   - Вот ведь дурёхи, - грустно промолвила Диана. - Не знаю как тебе, Машута, а мне как-то всё это не нравится что сейчас стало происходить.
   - Ты про что?
   - Да вообще про всё. Как с цепи сорвались. Ведь вспомни, ещё четыре года назад, когда нас принимали в пионеры - это же какая гордость и ответственность была! А сейчас что? Оказывается всё было ерундой? А Ленин, спасший обездоленный нищий и безграмотный народ от царского ига? А "Молодая Гвардия" и моя любимая Любка Шевцова? А Гагарин? Да вообще всё! А так оскорблять свою страну, за которую наши дедушки сражались, обзывая её "совком"... Так могут говорить только самые настоящие предатели и подонки о своей стране! Ты знаешь, мне как-то внутри себя очень стыдно за всё что сейчас происходит и непонятно мне это... Продаются за какой-то поганый видик и жвачку те, кто вчера давал клятву перед красным знаменем...
   - Да, противно это всё... И ты права - непонятно...
   - Вот никогда не стану такой продажной и беспринципной как Катька, веришь? - Диана пристально посмотрела своей подруге в глаза и в них была абсолютная твёрдость и серьёзность.
   - Верю.
   - Ай, ладно, - улыбнулась Диана. - Сегодня "Три орешка для Золушки" будет по телику! Обожаю этот фильм!
   - Я тоже!
   - Приходи ко мне - вместе посмотрим на красавца-принца!
   - Договорились!
   Зазвонил звонок на урок и подруги весело заторопились в класс.
  

***

  
  
  
  
   А теперь общество поделили на "успешных" и "неудачников". Это было чудовищно и несправедливо, и это очень угнетало Марию. Однако так было во все времена. Лев Толстой, к примеру, бесконечно мучился, признаваясь в своём дневнике: "Все больше и больше почти физически страдаю от неравенства: богатства, излишеств нашей жизни среди нищеты; и не могу уменьшить этого неравенства. В этом тайный трагизм моей жизни..."
  
   Мария уже открыла дверь и с некоторой тревогой ожидала кто это с Дианой появится на пороге. Было слышно как по лестнице поднимаются как минимум двое. Шпильки Дианы и кто-то слегка другой - цокающий, но не на шпильках. Другой звук. Какое-то перешёптывание и затем смех Дианы вперемешку с мужским ххиканьем. Минута, другая и вот дверь открывается и первой на пороге оказывается она - гламурная и успешная Диана Фраус с белоснежной улыбкой и безупречным для своего статуса нарядом: дорогие сапоги из натуральной кожи на высокой шпильке, идеально скроенные черные брюки - не слишком широкие, закрывающие каблук, кипенно-белая рубашка, классический кашемировый джемпер бежевого цвета с V-образным вырезом, колье из натурального жемчуга без всяких там безвкусных металлических включений, классическое кашемировое бежевое однобортное пальто, подчёркивающее талию и меховой шарф. Аромат как всегда дорогого парфюма приятно окутывал ауру Дианы и стал аккуратно наполнять собой прихожую Марии.
   Невысокого роста, но женственная и грациозная, Диана с детства была естественно красива и мила. Осиная талия, ярко синие редкие по своей красоте глаза и густые волнистые каштановые волосы служили органичным дополнением её правильным чертам и формам. К сожалению, природная красота, данная от Бога, часто расслабляет и портит людей...
   - А вот и я, Машута! - улыбаясь своей ослепительной белозубой улыбкой (Мария, как истинный стоматолог, всегда обращала внимание в первую очередь на улыбку) радостно воскликнула Диана. - Та-дам!
   Мария улыбнулась в ответ и приняла поцелуй и объятия своей подружки, ответив ей тем же.
   - Ты что ли на улице меня караулила, Диана? Звонила ты уже явно откуда-то неподалёку?
   - Ну да, караулила, - громко рассмеялась та. - Мы в машине сидели, тебя ждали. Я до этого уже звонила тебе в домофон, но поняла что тебя пока дома нет и решили тебя дождаться у...
   - Мы? - перебивая спросила Маша.
   - Ах да! - как бы вспомнив, воскликнула Диана и, отойдя в сторону, приоткрыла входную дверь шире - Игорь, покажись, лапуся!
   И в этот момент из тени лестничной площадки вышел высокий молодой человек, одетый под стать Диане - дорого и вызывающе, и неприятно улыбнулся. Во всяком случае Марие эта улыбка сразу показалась неприятной как и сам молодой человек - холёный, весь какой-то прилизанный и неестественный. Маленькие бесцветные глазки и тонкие губы непонятной неочерченной формы лишь добавляли неприятия как и его жиденькие русые волосы средней длины. Они совершенно не смотрелись друг с другом - это Мария тоже поняла сразу же, но естественно виду она не показала. Одной из причин, по которым чувствовался антагонизм в этой паре - молодой человек был явно моложе Дианы, несмотря на то, что она сама выглядела младше своих лет.
   - Знакомьтесь, - радостно продолжала Диана. - Машута, этого красивого молодого человека зовут Игорь Маритусов. Он работает главным барменом в самом "Цезаре"!
   Привычка представлять человека не только по имени, но по фамилии, за Дианой повелась с тех пор как она стала бизнесвумен. Ранее она была во всех смыслах проще и естественнее, без всего этого напускного пафоса и анальной показухи.
   Мария смутно себе представляла что это за "Цезарь", зная лишь от самой Дианы, что это самое богатое и элитное заведение в городе, где собирались все самые-самые элитные и богемные. Опять-таки со слов Дианы. Марию такие места отдыха не привлекали и тамошний контингент был ей абсолютно безразличен. Кроме того, она не понимала чем главный бармен отличается от простого бармена. Но самое загадочное - что преуспевающую Диану могло привлечь в таком парнишке, учитывая что после своего неожиданного появления спустя три года неизвестности, у Дианы Фраус среди ухажёров и поклонников были сплошь солидные мужчины. Также Мария знала что пару из тех трёх лет, Диана была в, так называемом, "гражданском браке" с неким Алексеем Протервиным - преуспевающим молодым бизнесменом из числа офисного планктона, с которым она периодически встречалась и по сей день. Вся эта информация стала доступной Марии опять-таки со слов самой подруги. Что и говорить, она разительно изменилась после тех трёх загадочных лет.
   - Очень приятно, - соврала Маша, но из уважения к подруге даже улыбнулась.
   -А эта красивая девушка, - засияла Диана, - успешный стоматолог и моя лучшая подруга - Мария Миракулова!
   - Взаимно, - неприятно улыбаясь, произнёс молодой человек и Маша тут же отметила что и голос у него такой же противный как и он сам. Но Диана сама представила его как красавца, что изрядно удивило Марию. Увы, не только взгляды, но и вкусы у некогда неразлучных подруг теперь сильно отличались.
   К тому же, Машу несколько покоробило определение "успешная", потому что это никак не соответствовало действительности и Диана прекрасно знала об этом. Получается что подруга уже не гнушается прилюдно посмеяться над ней? И тотчас Мария поняла что именно было неприятного в улыбке этого Игоря и во всём его образе в целом - пренебрежение к ней, к Марии как к человеку второго, а может и третьего сорта. И, возможно, поднимаясь по ступеням обычной пятиэтажки в её скромную однокомнатную квартирку, они и хихикали как раз по этому поводу, мол, "в какой же трущобе мы с тобой оказались"?..
  
   Расположившись на мягком диване в скромно обставленной комнате, где не было никаких излишеств, Диана оценивающе осмотрела интерьер. Справа от входной двери симпатичная стенка-горка из трёх секций, а слева стоял массивный шкаф-купе из разряда типичной корпусной мебели этой эпохи. Между этим шкафом и противоположной стеной, стоял тот самый диван, на котором они разместились, а рядом с ним десертный раздвижной столик на колёсиках. В своём детстве Мария любила кататься на нём. Рядом стоял торшер в форме старинного фонаря из трёх рожков. Далее по стене располагались два достаточно изящных кресла больше похожих на вытянутые стулья с обивкой и между ними журнальный столик. А у самого окна - стол с гнутыми ножками, на котором стоял ноутбук. Над столом висели фотографии из прошлого в рамках. Большое окно с эркером красиво обрамляли очень симпатичные, но явно не дорогие, занавески бежевого цвета. Чем-то похожие на кашемировое пальто Дианы. Паркетный пол был застлан приятным на глаз и ощупь покрытием под цвет занавесок. На однотонных солнечных обоях не было ничего лишнего, кроме светильника-бра из комплекта к торшеру, а обычный белый потолок украшал светильник из той же серии, поддерживая общий стиль и ауру комнаты в гармонии.
   - Ну что же, - деловито молвила Диана. - Симпатично, очень симпатично. Умница, подружка. Только почему же на новоселье не пригласила? - но не дожидаясь ответа, сменила улыбку на лёгкую показную грусть - Хотя я понимаю...тесновато...
   - Да нет, - Мария почувствовала что краснеет, то ли от смущения то ли от злости, - просто не до того было, да и потом я только-только избавилась от всей этой чехарды с ремонтом. Вот ещё даже запахи не все выветрились...
   - Да-а, - сочувствующе скривя гримасу досады, протянула Диана. - Я понимаю, ничего страшного. Но с другой стороны и правильно - ты ведь всё равно будешь продавать эту бабушкину квартирку.
   - С чего это вдруг? - с искренним недоумением спросила Мария.
   - Ну как же с чего? - также недоумённо, но уж слишком фальшиво, отозвалась Диана. - Ты ведь не будешь здесь жить. Тесновато да и не твоего ранга. Неужели у тебя, у стоматолога, нет средств на покупку квартиры в том доме, рядом со мной? Помнишь я тебе пока...
   - Извини, Диана, но я тебя не понимаю, - краснея теперь уже определённо от злости, прервала её Маша. - Меня всё устраивает в этой квартире. Не понимаю о каком именно ранге ты говоришь. А средств на новую квартиру у меня, ты прекрасно знаешь, нет. Такие космические суммы я не зарабатываю. Печатать деньги тоже не умею.
   - Ну полноте, - засмеялась Диана. - Хватит прикалываться, Машута. Не поверю, что у такого успешного стоматолога и нет...
   - Извините меня, но я правда сегодня очень устала, - резко поднялась с дивана Мария. Она буквально чувствовала что ещё немного и её начнёт трясти от неприязни к этой парочке. Игорь всё это время пока лишь сидел и ухмылялся - Маша на это обратила внимание краем глаза. - Ты, Диана, говорила о какой-то важной информации и предложении? Не обижайся, но голова у меня сегодня очень тяжёлая, чувствую себя уставшей и разбитой. Надеюсь ты не обидишься, если сообщишь мне сразу всё, а потом на днях мы с тобой спокойно встретимся?
   Немного опешив и отчасти оскорбившись на такое пусть и тактичное, но выпроваживание, Диана скривила свои аппетитные губки, бросила взгляд на Игоря, затем улыбнулась и перевела взгляд на подругу.
   - Конечно не обижусь, Машута, - до неприличия любезно ответила она и, сложив ладошки вместе, стала медленно тереть их друг о дружку, при этом не отводя взгляда от Марии. - Ну информация была об Игоре. Это мой новый муж.
   - Муж? - Маша присела на стул-кресло.
   - Да-а, - по-кошачьи нараспев ответила Диана и поцеловав Игоря в щёку, взяла его за руку. Игорь ответил ей какой-то похабной ухмылкой. Во всяком случае Мария увидела это именно так. - Мой гражданский муж.
   - Ах гражданский, - разочарованным голосом выдохнула Маша и это явно не понравилось Диане и её спутнику.
   - И что же это? - не скрывая возмущения вспылила она. - Что ты этим хочешь сказать?
   - Да нет, я вовсе...
   - Ах, погоди! - и Диана кокетливо прикусила губу при этом буквально сверкнув своими красивыми выразительными глазами. - Ты же у нас по-прежнему живёшь в "совке" и считаешь такой брак банальным блудом и сожительством..
   - Диана, я вовсе...
   - Нет-нет, секундочку! - не унималась та. - Я прихожу к тебе, жду тебя, хочу поделиться с тобой - со своей лучшей подругой - своим личным счастьем, а ты меня так встречаешь...выпроваживаешь...
   - Диана! - на этот раз уже возмутилась Мария.
   - А может быть.., - хитрый прищур сделал красивые глаза зловеще красивыми. - А может быть всё гораздо проще и ты мне завидуешь, Машута?
   - Ну вот, приехали, - Мария беспомощно опустила в руки, не желая и не имея сил выяснять сейчас отношения. Пусть говорит что хочет и уходит.
   Диана медленно и деловито поднялась с дивана и грациозным движением подала знак Игорю. Тот засуетился и неуклюже, едва не опрокинув чашки с чаем на столике, поднялся вслед за ней. Весь этот неприятный эпизод он просидел с выпученными глазами, жуя очередное пирожное.
   - Но я твоя подруга и не обижаюсь, - цинично и высокомерно вдруг сказала Диана, чем изрядно удивила Марию Уж такой наглости она никак не ожидала. - А поэтому что касается предложения, то, возможно, я смогу тебе даже помочь. Я..Мы с Игорем приглашаем тебя в чудесную загородную поездку через две недели. Обещаю, что там будет здорово и самое главное - там будет очень интересный человек, который хотел бы познакомиться с тобой.
   - Спасибо, Дианка, но я, пожалуй, буду вынуждена отказаться, - совершенно без эмоций и не вставая с кресла, ответила Мария. - Я правда очень устала и мой круг действительно уже твоего, если тебе от этого будет легче.
   - Хмм, - хмыкнула Диана и скривила губы. - Но ты остаёшься моей подругой и я буду рада, если ты согласишься. Прости, если я была груба, но ты знаешь как я эмоциональна.
   - Увы, не знала, - улыбнулась Маша. - Во всяком случае не знала, что тебе это стало свойственно.
   - Ну, подружка, иначе в этой жизни женщина мало чего может добиться, - улыбнулась в ответ Диана. - Эмоциональность, сексуальность и...расчётливый ум!
   - Вот поэтому я боюсь что и не подойду вашей компании, Диана, - Мария с улыбкой поднялась с места вплотную подошла к подруге. - Ну, правда, не обижайся, но спасибо тебе за приглашение.
   - Ладно, Машута, - улыбка стала более искренней. - Ты всё-таки подумай и не обижайся. Со мной случается. Я тебе позвоню. Если позволишь, конечно.
   - Ну не говори глупостей! Звони, конечно. И я искренне поздравляю вас, ребята. Будьте счастливы!
   - Спасибо-спасибо, - вдруг отозвался вечно молчаливый Игорь и вновь улыбнулся своей улыбкой, от которой Мария автоматически отвернула голову, не в силах лицезреть сие зрелище.
   - Спасибо, солнце! - Диана крепко обняла подругу и ещё раз оглядев комнату, добавила - Нет, правда, очень уютная у тебя квартирка!
   - Я знаю...
   Проводив эту довольно странную пару и закрыв за ними дверь, Мария почувствовала полное внутреннее опустошение, будто бы из неё высосали все жизненные соки. Еле дойдя до дивана, она буквально рухнула на него без сил.
  
  
  

12.

  
   Невероятно выразительные карие глаза вдумчиво смотрели вдаль. Бархатные брыли время от времени слегка раздувались словно паруса, когда размеренному дыханию сопутствовали глубокие вздохи то ли облегчения, то ли страдания. Эти удивительные создания, в отличие от человека, умели не только оставаться искренними, благородными и преданными несмотря ни на что, но и являли собой пример невероятного терпения и стойкости даже если было невыносимо больно и тяжело.
  
   - Рэми, всё будет хорошо, - ласково поглаживая по голове своего четвероногого друга, произнёс Валентин. - Эти добрые люди тебе помогут. Держись, малыш...
   "Боксёр" снова тяжело вздохнул, но на этот раз глубже чем обычно и брыли буквально затрепыхались. Он послушно лежал на правом боку на смотровом столе пока Артём и Юлия проводили необходимые манипуляции.
  
   - Значит операция точно не нужна? - с тревогой поднял глаза от Рэми Валентин, обращаясь к доктору.
   - Сейчас она точно не поможет, - тяжело вздохнул Артём. - Осложнения дать может, но вот помочь - увы. Однако отчаиваться рано. Берите пример с Рэми - он просто чудо какой умница!
  
   Артём, улыбаясь, потрепал "боксёра" за ухом и заглянул ему в глаза. Взгляд их был измученным, но наполненным желанием жить. Когда Рэми в свою очередь посмотрел на доктора, то Артёму показалось, что он снова что-то услышал... Как в тот - первый раз их знакомства... Просьба или слова благодарности? Скорее второе...
  
   - Так всегда это тяжело, - грустно произнесла Юлия, когда Валентин и Рэми скрылись за дверью кабинета. - Вроде и хочешь помочь, а ничего уже сделать-то собственно и не можешь... Пёсик такой замечательный... Он действительно справится без операции?
   - Ох, - снова вздохнул Артём. - Я очень надеюсь на это, потому что делать операцию ему очень опасно. Анализы не очень хорошие, чтобы решаться на такой шаг. Сама опухоль доброкачественная, но вот сердечко может не выдержать того же наркоза. Я очень надеюсь что сейчас, после устранения осложнений, ему в самом деле станет лучше и он вполне сможет радовать и себя и нас в этой жизни.
   - Да, - Юлия села на стул и сложила руки на коленях. - Пусть у него всё будет хорошо. Такой мальчишка замечательный, такие глазки умненькие... Ну ладно люди болеют - чаще всего заслуживают своих болячек, но они-то...Им-то за что наши человеческие болячки?
  
   Артём только пожал плечами, не зная что сказать в ответ. Да ответа он и не знал, потому как сам себе неоднократно задавал этот вопрос. Человек с малейшей болячкой будет носиться с ней как с писанной торбой по всем врачам, надоедать нытьём близким, мнительно рисовать себе самые мрачные картины и вопрошать раз за разом: "За что мне это, Господи?"
   При этом ни разу не попытается даже подумать - а действительно за что?
   Все разговоры с другими людьми у больного человека, в большинстве случаев, будут сводиться к состоянию его здоровья, к рассказам о муках и перенесённых страданиях, к несправедливости судьбы, равнодушию врачей и близких и к невероятной стойкости и крепости духа самого больного. Мы любим строить из себя особенных героев. Ведь наши болячки и страдания самые тяжёлые и невыносимые.
   А вот эти молчаливые создания, которые просто не в состоянии даже словами выразить как они себя чувствуют и что у них болит - они в нашем понимании всегда должны быть здоровы и бодры и ничего их беспокоить по определению не может. Да собственно мы также относимся и к другим людям, возводя только свои беды и проблемы в абсолют. А оказывается ещё как беспокоят и терзают недуги братьев наших меньших. Но вы даже не узнаете об этом, потому они в отличие от нас не считают себя центром Вселенной. Они не дают болезни овладеть их жизнью и будут продолжать наслаждаться ей несмотря на периодические боли и общее недомогание. Они молчаливо выдержат все медицинские процедуры, потому что верят вам и знают что не должны давать повода хозяину волноваться за себя. И только если станет дико и невыносимо больно, непроизвольно они позволят себе максимум - вскрикнуть, застонать. И то только потому что такая реакция будет уже им неподконтрольна, сработает крайняя линия обороны организма, возвещающая о нестерпимой боли.
   И за что же им наши болячки - такие же тяжёлые и смертельно опасные? Артём не знал ответа на этот вопрос и потому, пожав плечами, просто подошёл и сел рядом.
  
   - Как Полина? - он ежедневно задавал этот вопрос, зная что Юле это приятно да и просто потому что и самому ему была небезразлична эта девочка. - Как у неё дела в школе?
   - Полюшка хорошо, - заулыбалась Юлия. - Вчера её в школе хвалили. Сказали даже что самая способная и прогрессирует лучше всех в классе. Сейчас вот скоро бабушка её пойдёт забирать.
   - Ну замечательно, - с улыбкой ответил Артём. - Я и не сомневался что она такая умница. Дай Бог ей и дальше успехов и здоровья. А вы если хотите, то можете и сами её забрать сегодня. Чего бабушку зря гонять. Я тут уже сегодня сам закончу.
   - Ой.., - растерялась Юлия. - Правда? Вы уверены, Артём Степанович?
   - Да просто Артём, - состроил смешную гримасу доктор. - Мы уже договаривались - по имени-отчеству только при пациентах.
   - Ну да, - улыбнулась Юля. - Ну тогда и меня тоже, чтоб всё честно.
   - Договорились.
   - По имени-отчеству, - тихо повторила медсестра, о чём-то явно задумавшись, так как взгляд её был направлен куда-то в пустоту. Артём заметил это, но не успел ничего спросить. - Тот пожилой мужчина с мопсом, который назвал меня по имени-отчеству. Всё-таки интересно... И пока не встречала его во дворе, хотя теперь уже специально присматриваюсь там у нас к прохожим.
   - Ну может ещё встретитесь. Я думаю, что эта парочка хоть и странная в самом деле, но вовсе не опасная.
   - Хотелось бы в это верить.
   - Может он старый волшебник какой-то, - выражение лица Артёма сделалось картинно-заговорщицким. - У него ведь даже мопс улыбался. Ну не как чеширский кот, а едва заметно, но всё же.
   Юлия сначала взглянула на него вполне серьёзным озадаченным взглядом, но увидев явную иронию на лице Артёма и вспомнив тот забавный эпизод, когда им обоим показалось что мопс улыбнулся, звонко рассмеялась.
   - Ладно, - сказала она. - Поверю вам на слово, Артём Степанович, и с вашего разрешения отправлюсь я тогда за дочкой в школу.
   - Всего вам доброго, Юлия Сергеевна, - изобразил важный вид Артём. - Снова по имени-отчеству? Ну да ладно. - Он снова улыбнулся. - Передавайте привет, Полине.
  
  
   Полина училась в специальной коррекционной школе для особых детей. В городе их было всего две да и те существовали на голом энтузиазме, так как ни город, ни министерство образования не выделяли никаких средств ни на поддержку, ни тем более на развитие таких школ. Как мотивировала свой отказ одна женщина из руководства министерства на очередную коллективную просьбу родителей особых детей хоть как-то помочь этим двум школам: "А зачем тратить впустую деньги? Ведь эти дети всё равно что овощи и обучать их бесполезно."
   Сложно себе представить насколько циничной и злобной тварью надо быть, чтобы сказать такое матерям этих детей. Тем более это сказано устами женщины...
   Впрочем, как уже говорилось ранее, начало XXI века было именно таким - циничным и злобным.
  
   Полина, как и подавляющее большинство особых детей, ничем не отличалась внешне от любого другого ребёнка своего возраста. Многие, почти все, кто с ней впервые знакомился не сразу понимали что к чему. Очаровательная русоволосая девочка с ясными голубыми глазами, всегда приветливая и улыбчивая, смышлёная и доброжелательная, но пребывала она исключительно только в своём мире, в который никого не впускала. Хотя может она была бы и рада, да вот только для того, чтобы стать его гостем, помимо обязательного в этом случае желания, необходимо обладать такой же чистотой души и помыслов как и у Полины. В противном случае, за неимением оного, возникал прочный непреодолимый барьер, пробиться через который так до сих пор не могут ни врачи, ни многочисленные научные специалисты и учёные. Под термин "аутизм" они подводят абсолютно все, порой даже совершенно непохожие друг на друга, состояния детей. И всё необъяснимое для себя самих они направляют в эту общую папку - "аутизм".
  
   А между тем ребятишек с таким диагнозом сейчас было всё больше и больше. Полина полностью обслуживала саму себя и вовсе не была никаким "овощем", как выразилась та стерва из министерства. Более того, она с удовольствием всегда помогала маме по дому. Конечно, ей нужно было всё показать, постараться всё объяснить, а для этого надо вначале найти тот самый контакт, ту незримую нить, которая наладит двустороннюю связь с таким ребёнком. Всё неизвестное и непонятное пугало Полину и тогда она включала свой защитный механизм - капризничала, плакала, иногда доходило буквально до истерики. Юлии такой контакт с дочкой удалось найти не сразу, но она не сдавалась даже когда муж не выдержал и, проявив слабость и трусость, ушёл из семьи. Особенно тяжело оказалось влиться в социум, так как большинство людей были уже изрядно глупы и невоспитанны - косые взгляды, шушуканья и хихиканья, тыканья пальцем и откровенные оскорбления на словах - в нынешнем обществе это было в порядке вещей. И потому многие родители таких детишек не выдерживали и, защищая своих детей да и себя самих, запирались в четырёх стенах, старались поменьше бывать в людных местах. В какой-то период Юлия вела себя также, но потом набралась сил и крепости духа, решв что ей нечего стесняться и тем более бояться. Пусть стыдно будет тем глупцам и невеждам, что позволяли себе такое хамство. И Бог им судья. А ей и тем более Полине, нет причин скрываться от людских глаз.
  
   Так вскоре Полина пошла в коррекционную школу. Они стали довольно часто выбираться на детские мероприятия, в театр, в цирк. Юля старалась теперь не ограждать свою дочь от реального мира. Ей в любом случае надо было в нём жить сейчас. И надо будет жить потом. Но всё-таки полного взаимодействия мира реального и мира Полины не получалось. Видимо они слишком отличались друг от друга, что собственно неудивительно. И потому, находясь дома, Полина часто уединялась в своей комнате, плотно закрывая за собой дверь. Юлия старалась её в такие часы не беспокоить и без стука в комнату не входить. Полина же любила как заниматься творчеством - рисовать, раскрашивать картинки, собирать мозаику, так и просто смотреть мультфильмы, слушать аудиосказки.
  
   А иногда она очень долго могла сидеть у окна на диване и разговаривать сама с собой. Надо также отметить, что основной трудностью Полины было то, что она не могла общаться как большинство детей. Это был какой-то свой язык, набор определённых фраз, либо слова принимали искажённую форму, угадать истинную суть которых редко когда удавалось. Даже Юлии порой это было сложно, что уж говорить о посторонних людях.
   И время от времени получалось такое нечленораздельное мычание или звуки, от которых подавляющее число слушателей старались сразу отстраниться. По причине своей глупости и серости, то уж там говорить. Полину же такая их реакция казалось и вовсе не волновала, а Юлия уже давно привыкла и она не обращала на это внимания.
   Девочке порой проще было написать, что ей было нужно, чем сказать словами. Отдельные слова и короткие фразы давались легко, а вот с длинными получалось намного сложнее. Буквы и цифры вообще очень нравились Полине. Часами она могла сидеть за столом в своей комнате и вырисовывать какие-то наборы чисел или слова. Параллельно с этим Полина вслух произносила или какие-то фразы, или отдельные слова, или просто какую-то абракадабру. Но юлю это нисколько не удивляло, ведь когда она была маленькая, то и сама любила возиться со своими куклами или конструкторами, создавая различные сценарии и озвучивая их вслух. Были целые диалоги между куклами или человечками из конструктора и со стороны казалось что ребёнок разговаривает сам с собой.
  
   - Ну как прошёл день, доча? - ласково спросила Юлия у Полины, когда они вышли из школы. - Как училась сегодня?
   - Хорошо.., - нараспев ответила девочка. Для неё это было довольно характерно - говорить нараспев, растягивая гласные. - Идём домой...
   - Да, домой, Полюшка, - согласилась с ней Юля. - Сейчас сядем на автобус и поедем домой.
   Когда они вошли во двор, то Юлия сразу заметила этого человека. Он сидел на скамейке у детской площадке - вернее у того, что осталось от некогда детской площадки. Возможно потому что уже заранее ожидала его там увидеть. Сбывшееся ожидание не напугало её, а скорее даже обрадовало, так как ей очень уж хотелось прояснить для себя одну загадочную деталь. А точнее - две детали. Два момента.
   - Поля, не хочешь покататься немного на качелях? - загодя спросила у дочки Юля.
   - Хочешь! - моментально среагировала та.
   - Как правильно говорить? Не хочешь, а хочу.
   - Хо-чу.
   - Умничка, - улыбнулась Юлия. - Ну пошли тогда покачаешься.
   И они направились к детской площадке, где стояли одинокие старые качели и рядом на скамеечке сидел пожилой седовласый мужчина в длинном чёрном пальто.
   Он тоже заметил их сразу, ещё когда они только вошли во двор, однако виду не показывал и повернул голову в их сторону лишь когда они уже были на расстоянии шагов десяти.
   - Здравствуйте, Юлия Сергеевна, - улыбнувшись, поздоровался он, опередив тем самым Юлю, которая в глубине души надеялась произвести эффект неожиданности и застать его врасплох.
   - Здравствуйте.., - ответила было она, но тут же запнулась, поймав себя на мысли, что забыла не только необычное отчество пожилого мужчины, но и его имя. - Э-э-э...
   - Михаил Ракинович, - ответил тот и не смог сдержать свой смех. - Да, действительно, это моё имя сложно запоминается.
   - А у вас есть и другое имя? - насторожилась Юля.
   - И даже не одно, - он вновь рассмеялся. - Каждого из нас разные люди могут и называть по-разному, верно? В школе - прозвища, дома - ласково и так далее.
   - Итак, здравствуйте, Михаил Ракинович, - официальным тоном закончила, наконец, своё приветствие Юля и сделала глубокий вдох, будто набиралась смелости и решительности.
   - Добрый вечер, - снова с улыбкой ответил пожилой мужчина и довольно легко и живо поднялся со скамейки. Взгляд его упал на девочку. - Здравствуй, Полюшка.
   Глаза у Полины загорелись и она расплылась в улыбке, чем очень удивила Юлию. Дело в том, что девочка очень тяжело всегда шла на контакт с незнакомыми ей людьми, а тут её реакция была прямопротивоположной.
   - Черпуки уки па! - вдруг звонко вскрикнул пожилой мужчина и, подняв руки вверх, хлопнув в ладоши. Юля почувствовала страх и крепко сжала руку дочери.
   - Уки! - радостно крикнула Полина, чем ещё больше напугала свою маму. - Уки па!
   Девочка вырвала руку из ладони Юлии и стала прыгать на месте, хлопая в ладоши.
   Потом была серия каких-то странных телодвижений из неведомого танца. Пожилой мужчина продолжал стоять и смеяться. Девочка продолжала танцевать. Юлия почувствовала полную растерянность и с нескрываемой тревогой смотрела на дочь. Так продолжалось минуты две.
   - Пакуча чели! - крикнула вдруг Полина и тут же успокоилась, будто и не было этого эмоционального всплеска активности. - Пакуча чели, - повторила она вновь уже вполне спокойно и направилась к качелям.
   - Какой замечательный ребёнок, - отойдя от смеха и вытирая выступившие от него слёзы, сказал пожилой мужчина. - Просто удивительный!
   - Что это было? - голос Юлии не скрывал возмущения. - Что ещё за "чики-пуки" и откуда вы знаете меня и моего ребёнка, Михали...
   - ... Ракинович, - тихим и спокойным тоном ответил Мурави. - Мы были у вас в ветеринарной клинике с мопсом Ру...
   - Я прекрасно помню вас с вашим мопсом! - негодующе перебила его Юлия. - Но это был первый раз когда я вас видела, а вы уже знали меня и Полю на тот момент. Откуда?!
   Пожилой мужчина тяжело вздохнул и, поджав губу, виновато взглянул на Юлю. Сейчас он действительно увидел в её глазах страх и понял, что незатейливыми отговорками будет не отшутиться, да и сами шутки уже явно понеслись не в ту сторону, совсем не безобидную. Полина с удовольствием раскачивалась на качелях, мурлыкая что-то себе под нос. Будто бы и не было этого мистического танца с непонятными заклинаниями, которые так напугали Юлию.
   - Простите меня, - деликатно начал Михаил Ракинович. - Простите меня, Юлия Сергеевна, я правда вовсе не хотел вас так напугать.
   - И кроме того, - не унималась Юля. - Да, у меня...необычный ребёнок, но это не повод смеяться и устраивать такой сумасшедший цирк! Вы пожилой человек! Как вам не стыдно и не совестно?!
   - Боже! - взмолился Мурави. - Вы не так меня поняли! И в мыслях не было!..
   - Кто вы? - Юлия была близка к истерике. Она вплотную подошла к пожилому мужчине и схватила его за грудки. - Кто вы на самом деле? Что вам нужно от моей дочери?
   - Успокойтесь, - Мурави осторожно коснулся её рук, обхватил их ладонями. - Пожалуйста, успокойтесь... Всё совсем не так как вы поняли... Прошу вас, давайте присядем и я вам всё объясню...
   Юлия расплакалась, разжала кулаки и выпустила из рук пальто пожилого мужчины. Мурави помог ей сесть на скамейку, вынул откуда-то из внутреннего кармана чистый абсолютно белоснежный накрахмаленный носовой платок. Юля заметила что на нём была вышита то ли какая-то аббревиатура, то ли слово, начинающееся на "Мум". Но сейчас её куда больше интересовало другое: что это за человек и что ему надо от её дочери? Поэтому, не заостряя внимания на вышитой надписи, то была на платке, она поспешила промокнуть им глаза, чтобы не расплылась тушь. Затем аккуратно протерев нос, положила руки на колени, сжав в ладонях платок, и выдохнув полной грудью накопившееся напряжение. Мурави осторожно сел рядом с ней, но соблюдая определённую дистанцию, на которой бы Юлия чувствовала себя в безопасности.
   - Я безумно виноват в сложившейся ситуации, - после непродолжительной паузы сказал он. - В этом нет мне оправдания. Необходимо быть более деликатным. Но, поверьте, всему есть самые простые объяснения.
   Юлия повернула голову и недоверчиво взглянула ему в глаза. Только сейчас она заметила что они были ясные, небесно-голубые как у ребёнка. Это так несвойственно для пожилого человека! Как же она не замечала этого раньше? Мурави улыбнулся ей такой тёплой располагающей улыбкой и благородные морщины, органично сочетающиеся с правильными чертами лица, буквально расправились, а острый орлиный нос вдруг словно расплылся и превратился в аккуратную картошину. Ясный, не слепящий свет озарил лицо этого человека и Юля почувствовала как синева его глаз буквально затягивает её, одновременно принося ей чувство полного спокойствия и умиротворения...
   Неожиданно ярко засветило солнце. Его тепло мгновенно стало согревать каждую клеточку тела. Лёгкий ветерок пробежал по кронам деревьев. Деревья... Они были повсюду. Откуда они взялись с такой сочной зелёной листвой посреди октября? И ягоды... Тут Юля только обратила внимание, что сидит на пне, окутанном мягким мхом, посреди опушки, выстланной изумрудной травой и многообразием самых разных ягод и грибов. Со всех сторон, образуя замкнутый круг, опушку окружали деревья - преимущественно вековые ели и сосны. Картина была сказочная и вызвала в Юле буквально детский восторг.
   - Ух ты! - только и вырвалось из её груди, но услышанный собственный голос ввёл Юлю в ступор. Голос был детским!
   Осторожно она принялась ощупывать себя и лишь спустя некоторое время рискнула осмотреть собственными глазами. Детские ножки свисали с могучего древнего пня в белых носочках и красных сандаликах, купленных мамой много-много лет назад. Василькового цвета платьице с белыми цветочками напомнило Юле вдруг о парном молоке и землянике...
   Не успела она опомниться, как вдруг послышался хруст ветвей и из леса, окружавшего опушку, вышел невысокий человечек в зелёной шляпке с пёрышком. Насвистывая забавную мелодию, он направлялся прямо к Юле. Сама не понимая почему, но страха она не испытывала, а была скорее радость, приходящая когда вдруг встречаешь друга, которого давным-давно не видел. Юля улыбнулась человечку, а тот на ходу сняв шляпку, помахал ей в знак приветствия, не переставая с улыбкой насвистывать свою забавную мелодию. Всё вокруг было ей хорошо знакомо!
   - Ну вот теперь я вижу ты вспомнила меня, - улыбнулся человечек и его ясно-синие глаза блеснули так, что Юле пришлось зажмуриться. - Ой, извини меня, - взволнованно залепетал он и сделал реверанс, после которого свет его глаз поутих и они стали ясно-голубыми. - Здесь я освещаю в полную силу почти. Тяжёлые времена нынче наступили.
   - Ничего страшного, - ответила ему улыбкой Юля. Теперь она могла осмотреть незнакомца внимательно. Хотя почему незнакомца? Она ведь давно его знает. Она вспомнила! Да-да! Эта кацавеечка мышиного цвета, рубашечка в бело-зелёную клеточку, чёрные брючки, заправленные в красные хромовые сапожки.
   - Мумлак! - радостно воскликнула Юля и тут же поняла что не выговаривает букву "р".
   - Верно! - человечек рассмеялся так звонко, что на опушку слетелись сразу множество самых диковинных птиц и не меньше самых загадочных животных и необычных существ. Они вовсе не были страшными и Юля понимала что знает почти каждого, если не каждого, из них, но сразу вспомнить всех ей, конечно, не удалось.
   - Так вы меня и называли, когда были детьми, - не переставал улыбаться человечек. - Я же говорил что имён у меня много, но вам было удобнее это.
   Юля изумлённо хлопала глазами, разглядывая собравшуюся вокруг пня живность. Всё твёрже приходило к ней понимание того, что все они ей знакомы и каждый из них ей друг. Юле захотелось спрыгнуть с этого уютного мягкого пня, заросшего мхом, и побежать через изумрудную опушку туда - в сказочный лес, вместе со своими забытыми друзьями.
   - Нет! - серьёзным тоном остановил её порыв человечек, хотя Юля не успела ничего сделать, а только подумала. - Это невозможно. Те дни давно прошли. Сейчас у тебя другие дела, требующие решения. И чтобы справиться с ними, ты должна вспомнить о чём мы с тобой говорили когда ты была здесь. Ребёнком. Маленькой девочкой. Я вернул тебе этот образ и эти декорации, чтобы помочь тебе вспомнить главное.
   - Деколации? - Юля поморщилась, так как не могла привыкнуть, что снова как в детстве не может справиться с буквой "р". - Это всё сон?
   - И да и нет, - человечек присел рядом с девочкой на пне. - Сознанием ты здесь, но тело твоё бодрствует. Называй это "странствием ведогоном".
   - Ведрогоном? - не поняла Юля.
   - Да неважно, - махнул рукой человечек.
   - А-а, наверное это гипноз!
   - Ну пусть будет так. Важно другое - ты должна вспомнить. Лиса уходит и всё будет хорошо. Не сразу, но точка отсчёта уже близка.
   - Лиса?
   - Полина знает об этом и поможет тебе, когда придёт час. А пока ты должна успокоиться, потому что до того времени она нуждается в твоей защите, заботе и понимании.
   - До каких пор?
   - До прихода Волка, - человечек явно был расстроен. - Вот видишь, ты всё позабыла, - в голосе его звучала нескрываемая досада.
   - А кто такая Полина? - с интересом спросила вдруг Юля, чем тотчас испугала человечка.
   - Всё! Время вышло! - он спрыгнул с пня и подойдя вплотную к девочке, заглянул ей в глаза. - Ты и так здесь загостилась, радость моя. Тебе пора. - Он снова улыбнулся и его глаза наполнились светом. - И не бойся. Мы ведь с тобой соседи.
   После этих слов, человечек слегка прищурился и Юля почувствовала как её окутывает такой яркий, но совсем не слепящий свет. Всё окружение, включая и самого человечка, вдруг стало скручиваться в изумительный по красоте калейдоскоп мозаик. Внутри стало спокойно и легко.
  
   - Так что, как видите, всё очень просто, - как бы подвёл итог улыбающийся пожилой мужчина с аккуратно зачёсанными назад седыми волосами. - И бояться нечего.
   - Да.., - неуверенно ответила Юля, приходя в себя. - Ох, простите, Михаил Ракинович, задумалась я видимо. Конечно, бояться нечего ведь мы же с вами соседи, - она улыбнулась и повернувшись в сторону Полины, раскачивающейся на качелях как ни в чём не бывало, крикнула: - Полина, пора! Побежали, милая, домой, а то темнеет!
   Девочка послушно слезла с качелей и побежала вприпрыжку к маме. Но прежде чем отправиться с ней в сторону дома, подошла к пожилому мужчине и громко, даже торжественно, обратилась:
   - Пока, мума! - взяла маму за руку и спокойно зашагала с ней.
   - Как же вы меня только не называете, - смеясь, произнёс Мурави, когда Юля с Полиной уже подходили к подъезду. И, немного погрустнев, едва слышно даже для себя самого добавил: - Берегите себя, девчоночки. Берегите друг дружку как никогда раньше...
  
  
  
  
  

13.

  
  
   Диана прошла в гостиную прямо в сапогах и рухнула на роскошный диван, обитый натуральной кожей. Закинув ногу на ногу, она слегка наклонилась и нахмурившись стала массировать себе виски. Настроение у неё было явно не из лучших.
   - Игорюша, - недовольно позвала она. - Ну где ты там, солнце моё? Ты не видишь как я устала? - И уже едва слышно, добавила: - Господи, как мне всё это надоело...
   Не спеша и несколько вальяжно в гостиную вошёл Игорь. С его лица не сходила та неприятная улыбка, что так не понравилась Марии. Хотя скорее всего Диана была абсолютно иного мнения. Даже вне сомнений так оно и есть. Более чем часто один и тот же человек вызывает в разных людях самые прямо противоположные эмоции. И кто видит его в ясном цвете, а кто сквозь кривые зеркала, сразу разобраться невозможно.
   - Моя девочка устала, - похотливо-слащавым тоном спросил Игорь. - Сейчас её котик делает ей массаж.
   - Сначала коктейль, - угрюмо буркнула Диана и артистично надула свои пухлые губки, играя роль обиженной девочки, которой не разрешают есть любимое мороженое. Игорь подошёл к барной стойке и принялся с важным видом смешивать всевозможные напитки. Да, апартаменты их элитного жилища позволяли иметь и просторную гостиную, разделённую на несколько секций, в одной из которых размещался бар с тремя красными круглыми стульями за стойкой, и не менее просторную столовую с набором мебели как из английских сериалов про обитателей старинных замков и поместий, и несколько спален с кабинетом и бильярдной... В общем площадь позволяла и иметь если не всё, то почти всё. Квартира была шикарной и находилась в самом престижном районе города. Принадлежала она Диане, по её же собственным словам, и приобретена была ей спустя примерно год после того, как она открыла свой бизнес.
   Игорь протянул ей бокал, а сам присел перед ней на корточках. Диана сделала глоток и вытянула одну стройную красивую ножку, положив её ему на плечо.
   - Преклони голову перед своей царицей, презренный Цезарь, - пренебрежительно и надменно сказала она.
   Игорь снова улыбнулся той самой улыбкой и казалось у него сейчас потекут слюни от предвкушения дальнейших событий. Он долго гладил и ласкал её ногу, прежде чем медленно расстегнул молнию на сапоге и также неторопливо снял его. Диана растопырила пальцы на ноге и уткнулась носком стопы ему в лицо.
   - Целуй, презренный! - повелительным тоном приказала она.
   Игорь тотчас жадно принялся целовать и слюнявить её ступню прямо через колготки. Вскоре Диана вульгарно облизнулась и оттолкнула его прямо в лицо своей ногой. Затем положила Игорю на плечо другую и всё повторилось в той же последовательности. Когда он, наконец, принялся массировать ей ступни, Диана снова слегка помрачнела.
   - Не понимаю я её, - с надменностью в голосе сказала она.
   - Кого, девочка моя? - похотливо облизал губы Игорь.
   - Да Машку... Машуту мою.
   - Ах ты об этой, - пренебрежительно отозвался Игорь. - Холопы есть холопы.
   Диана вырвала из его рук свою ногу и снова ткнула носком стопы прямо в лицо.
   - Какие холопы? - нахмурила она брови. - Ты о ком?
   - Да Машка эта твоя, - Игорь снова принялся жадно целовать и слюнявить ноги Дианы. - Неудачница. Быть стоматологом и так убого жить. Безрукая что ли или лошара законченная?
   Сначала у Дианы было желание двинуть в эту слащавую физиономию обеими ногами. Возможно в былые времена она бы так и сделала, услышав подобные оскорбления своей подруги. Но сейчас это была совсем другая Диана Фраус. И где-то в глубине души ей даже было приятно всё это слышать.
   - А я по-твоему кто? - с лукавым прищуром спросила она.
   - Ты - богиня, девочка моя! - воскликнул Игорь и было принялся вновь целовать её ноги, но Диана оттолкнула его как надоедливого щенка.
   - Отстань! - небрежно бросила она. - Лучше приготовь мне ванну.
   - На двоих? - вновь потекли слюни у Игоря.
   - Обойдёшься, - она поднялась с дивана и с протяжным соблазнительным стоном потянулась. - Я хочу понежиться одна. Устала я и замёрзла.
   - А на кой ты её в Лисью Нору позвала? - вдруг спросил Игорь с нескрываемым недоумением. - Она там ни к селу ни к городу будет.
   - Ну вот твоё-то мнение на этот счёт вообще мало кому интересно, - усмехнулась Диана. - Вечеринку устраиваю я. Состав гостей определяю тоже я. Кто платит, лапуся, тот и хозяин этой бренной жизни - запомни это, мой милый маленький паж.
   - Ты мне, кстати, так и не сказала что ещё там собственно будет.
   - А зачем тебе знать? - Диана изобразила невинную улыбку. - Ты должен ублажать свою хозяйку и слушаться её во всём. Или тебя уже не устраивает такое положение вещей?
   - Ну что ты, девочка моя, - торопливо запричитал Игорь. - Ну мы ведь с тобой пара...
   Диана привстала на цыпочки и имитируя походку на высоких шпильках, подошла к Игорю.
   - Солнце, - лучезарно улыбнулась она ему. - Запомни: я - это только я. Чтобы стать мне парой мало целовать мне ноги. Надо быть личностью сильнее меня, быть мужчиной сильным и властным. Добряки и прочие посредственности пусть сидят рядом со своими серыми мышками в хрущобах. Моя цена им недоступна по определению. Так что прежде чем называть себя достойным составить мне пару, стремись в отпущенный мной тебе срок стать именно таким мужчиной, который руководит жизнью, а не руководствуется ею.
   Не успел Игорь опомниться, как Диана буквально набросилась на него и повалила на диван, страстно целуя его и срывая на ходу одежду с них обоих.
   После сумасшедшего марафона плотских утех, оба без сил повалились на спину и закурили.
   - Машута поедет, - серьёзным и уверенным тоном заключила Диана. - Надо её вытягивать из этого болота. Всё-таки она моя школьная подруга. Кто ей поможет как не я? У партнёра по бизнесу есть друг. Вот с ним Машуту и познакомлю. Хороший вариант. А сама заодно договорюсь попутно по поставкам с партнёром.
   - Ты хочешь двоих мужиков пригласить и ещё рабочие дела решать там? - Игорь повернулся к ней с недовольной миной на лице.
   - А у тебя опять какие-то претензии ко мне, лапуся? - повернулась она к нему в ответ. - Будет и третий мужчина. Да и вообще - какое тебе дело?
   - Третьим буду я? - самонадеянно засиял Игорь.
   - Ты? - Диана выпустила клуб сигаретного дыма. - Ты и четвёртым не будешь. Ты ещё щенок, а не мужчина. Или Цезарь снова недоволен?
   - Нет, но...
   - Не волнуйся - без секса не останешься, - цинично бросила она и выпустила табачный дым прямо ему в лицо. - А мужикам найдём пару.
   - А если твоя подруга не захочет знакомиться?
   - Машута? Ну не понравится друг партнёра, отдам ей самого партнёра, - усмехнулась Диана. - Уж он-то её сумеет растормошить, не сомневайся.
   - Откуда ты знаешь?
   - Уж знаю, поверь.., - похотливая улыбка выдавала мысли Дианы, но Игорь предпочёл не обратить на это внимание. - Ладно, я в ванну хочу, а мой котик разлёгся тут, - она кокетливо надула губки. - Сладенькое получил, а сам ничего не дал взамен... Хочу горячую ванну с пеной!
   - Иду-иду, моя царица, - суетливо промямлил Игорь, покрывая попутно тело Дианы поцелуями.
  
   Лёжа в наполненной ванне и включив воду, чтобы её голос был не слышен Игорю, Диана набирала знакомый её до боли номер.
   - Привет, Лёша. Узнал? - радости в голосе Дианы не было, скорее сильное напряжение.
   - Что надо? - грубо ответил хриповатый и заспанный мужской голос.
   - Я хотела спросить...
   - Ну?
   - Может не стоит всё-таки так с Машей?..
   - Как так?
   - Так как... со мной, - ком подкатил к горлу, в глазах у Дианы защипало.
   - А как с тобой? - грубый тон не менялся.
   - Ты прекрасно знаешь как! - сорвалась Диана, но, испугавшись, что её услышит Игорь, сразу осеклась. - Она моя лучшая подруга.
   - Ничего не случится с твоей Машей. Вове она понравилась, а мне без интереса.
   - А ему?.. - осторожно спросила Диана.
   - Ха! - усмехнулся Лёша. - Этого я уже не знаю. Сама спроси у своего хозяина. Он, кстати, не в курсе твоей измены? Не брала бы ты этого малолетку с собой и бросила бы от греха подальше. Или решила попробовать какого быть не шлюхой, а хозяйкой?
   - Лёша! Диана вновь сорвалась на крик и запаниковала. - Ты обещал!
   - Да-да, успокойся. Мне-то это без интереса. Я и так для тебя на всё иду, хоть и распробовал тебя давным-давно всю без остатка. Просто я не жадный и готов делиться.
   - Что?! - Диане уже было всё равно услышит ли её Игорь. - Ты - подонок! Я любила тебя, а как поступил со мной ты? Ты уничтожил меня! Продал!
   - Я сделал из тебя человека, - спокойным и равнодушным голосом ответил Лёша. - Ты теперь успешна, богата, независима... Ну почти независима. Можешь позволить себе теперь всё. Даже вот мальчика купить. А всё потому что я выгодно совершил вложения.
   - Вложения?! - возмущению Дианы не было предела. - В общем так! Маша не поедет!
   - Поедет, - тем же равнодушным тоном ответил Лёша. - Ещё как Маша поедет. Или ты хочешь, чтобы он узнал с каким именно ребёнком и какого возраста ты проводишь время в его квартире?
   - Ты не посмеешь!
   - Да ещё как посмею.
   - И квартира моя!
   - Нет, не твоя, - Лёша усмехнулся. - Ты забыла что у меня с ним свои дела и знаю я немало. Короче Маша едет, либо в противном случае сама знаешь что будет. Всё! Отстань!
   Разговор был закончен, а Диана ещё долго судорожно сжимала мобильник в руке. В конечном итоге она бросила его на ванный коврик и разревелась. Шум льющейся воды неумело скрывал её плач.
  
  
   Но беспокоиться Диане не стоило. Она была так поглощена неприятным телефонным разговором с Протервиным, что не услышала как тем временем Игорь встречал гостя. Друзей, как считал сам Игорь, у него было много, но чаще всего он общался с одним - школьным товарищем Валентином Кредулиным. Что и говорить, если человек и обретает настоящих друзей, то только в детском садике и школе. Ну, может быть, в институте. Потом уже всё - тёмные стороны человеческой души берут своё. Ищем выгоду, расчёт... Бывают, конечно, и другие причины, которые способствуют отдалению: создание семьи, рождение детей, переезд и тому подобное.Но зачастую причины лежат во внутренних изменениях, а может быть в проявлениях доселе скрытых некрасивых качеств и черт.
   Особенно они стали проявляться у людей, когда в обществе вновь зародился и расцвёл махровым цветом вирус человечества - социальное неравенство. Его очередной пик пришёлся на первое десятилетие нового века. Этот вирус обезображивал души людей до такой степени, что казалось будто бы все светлые силы отвернулись от человечества, а тёмные с особым смаком окунули его с головой в смрад похоти, алчности и порока.
   Ваш вчерашний друг, с которым вы не могли наговориться, с которым вы шутили и мечтали о самых разных мелочах и которому без всякого шкурного высокомерия давали в долг, сегодня, преуспев в плане материального благосостояния уже даже не смотрел в вашу сторону, а если и смотрел, то с нескрываемым пренебрежением. Оказывается вам совершенно не о чем поговорить друг с другом и между вами нет взаимопонимания, потому что вы, как выясняется, остались на уровне "совка", а он пошёл дальше, прогнулся где надо, переступил где необходимо и "сделал себя сам". Последняя фраза звучала отныне очень часто в этом искажённом мире. Не реже упоминания о пресловутой "успешности". Мифы и легенды, создаваемые такими "успешными людьми" в целях красочного подтверждения и аргументации, довольно часто были в целом схожи - тяжёлое детство, деревянные игрушки, тяготы советского строя, лишения и голод, непоколебимая воля и вера в себя, уверенность и, наконец, прирождённый талант - и отличия их были весьма не существенными.
   Однако со временем сами рассказчики начинали искренне верить в их правдивость, что наносило непоправимый урон их душе.
   Но это уже проходило незаметно, боли не доставляло. Жизнь во лжи, в предательстве и пороке приносила всё больше материальных дивидентов и времени думать о душе не было. Да собственно не было и желания. В этом плане вполне достаточным являлось присутствие набожности, демонстрируемой походами в церковь и ленивым замаливанием грехов. Даже вернее будет сказать не достаточным, а модным. Да, увы, даже из таких понятий теперь извлекали выгоду и делали модный культ. Но об истинной духовности, искренности, совести, сострадании и доброте речи тут не шло и в помине. Также и дружили - от случая к случаю. Как, например, Игорь с Валентином. Их уже мало что связывало кроме школьной дружбы, оставшейся в прошлом.
   - Привет, - неловко поздоровался Валентин, когда Игорь открыл ему дверь. - Я только поблагодарить зашёл. - Он вытащил из-за спины букет цветов, а Игорю протянул пакет. - Это тебе, а букет для Дианы.
   - Она в ванной, - вальяжно сказал Игорь и быстренько заглянул в пакет. Видимо содержимое его не порадовало и с сожалением в голосе он добавил: - Ну зачем, старик? В этом не было нужды.
   - Я просто поблагодарить, - робко, словно оправдываясь, ответил Валентин. - Очень хорошие врачи. Передай, пожалуйста, от меня и Рэми эти цветы Диане и слова огромной благодарности, что подсказала клинику, куда лучше обратиться.
   - Ладно, дружище, - словно веник взял букет в руки Игорь. - Ну как там твой пёс? Жив? В порядке?
   - Ну в общем да, только..., - начал было Валентин, но только Игорь задал эти вопросы без интереса и ответы его не особенно волновали.
   - Ну и отлично, - перебил он друга. - Слушай, а поехали с нами на вечеринку в Лисью Нору по случаю Хэллоуина?
   - Я? - искренне удивился Валентин. - С вами?
   - Ну да! Намечается моей девочкой грандиозная гламурная такая посиделка в самой глуши Мраморного Бора.
   - Мраморного Бора? - ещё больше изумился Валентин. - Это же закрытая заповедная зона.
   - Ха! - усмехнулся Игорь. - Но не для таких как мы с моей девочкой. Простым смертным там не по карману. Так что лови момент, старик!
   - Ну, я не знаю, - замялся Валентин. - А это... очень дорого?
   Игорь рассмеялся довольно жлобским смехом и хлопнул приятеля по плечу.
   - За всё заплачено, чувак! - манерно заявил он. - Соглашайся, а то вдруг передумаю, а вспомнить будет что потом. Подружка-то у тебя есть?
   - Ну, - покраснел Валентин. - Нет...
   - Ха! Ну ты и клоун, - в той же развязной манере продолжал Игорь. - Не беда. Не волнуйся - без секса не останешься.
   - Ну, хорошо, - глупо улыбнулся Валентин. - А когда?
   - Созвонимся, - свысока ответил Игорь. - Ну а пока извини, чувак, вынужден попрощаться, а то сейчас девочка моя голенькая с пылу с жару из ванны выйдет и будет умолять меня приласкать её. Не хочется ставить её в неловкое положение.
   - Да-да, конечно, - обеспокоенно засуетился Валентин. - Только передай ей, пожалуйста, спасибо от нас с Рэми.
   - Да не парься ты. Сказал же передам.
  
  
   Когда Диана вышла из ванной комнаты, Валентина уже не было. Проходя через прихожую, она заметила, что на столике валяется скромный, но красивый букет из хризантем.
   - Что за цветы? - спросила она Игоря, когда вошла в спальню. Он валялся на кровати и смотрел телевизор, затягиваясь сигаретой. - Откуда?
   - А, этот веник Валька принёс, - презрительно бросил он. - А мне бутылку вина какого-то дешёвого притаранил. Наверное рублей пятьсот от силы стоит. Боюсь траванусь ещё, если выпью.
   - Как его "боксёрчик"? - не обращая внимания на его слова спросила Диана.
   -Так это он заходил спасибо сказать. Всё нормально с псиной.
   Диана не терпела когда собак называли псинами.
   - А ну поднимай свою костлявую задницу и приготовь мне выпить что-нибудь вкусненькое! - рявкнула она. - Ишь разлёгся! И не кури в спальне - сколько раз тебе уже говорила, дурень ты эдакий!
   - Всё хорошо, сладкая моя, - Игорь затушил сигарету и, вскочив с постели, поспешил побыстрее заправить её. Затем улыбнулся и решил сменить гнев Дианы на милость, добавив: - И, знаешь, я Вальку тоже пригласил. Ну а что, повеселимся на славу все вместе! У тебя найдётся для него ещё девчонка?...
   У Дианы отвисла челюсть. Глаза налились кровью. Метаморфозы в ней до ужаса напугали Игоря и он уже был не рад, что решил именно так успокоить свою ненаглядную.
   - Т-ты...ч-что?..-заикаясь переспросила Диана. - Пригласил куда?
   - В Мраморный Бор...
   - Куда?!
   - Ну в Лисью Н-нору.., - Игорь почувствовал что тоже стал заикаться.
   Диана схватила первое попавшееся под руку - эти оказалась пепельница в форме черепа - и запустила что есть силы в сторону Игоря. Тот лихо увернулся и присел, прячясь кое-как за кроватью.
   - М-м-милая, т-ты ч-что??! - взмолился он, вытаращив от страха глаза. - Я п-подумал...
   - Идиот! - негодовала Диана. - Да у тебя и мозга нет - чем тебе думать-то? Даже крохотного мозжечка и того нет! Я что тебе говорила, маленький ты уродец? Это что пионерский слёт или танцульки на природе? Там серьёзные люди будут и я, понимаешь ты болван, я собираю гостей! Что там делать Вальке? Господи, да ты даже не понимаешь что там вообще может случиться, если ты всё мне испортишь!
   - Д-диан, - челюсть Игоря дрожала, а руки тряслись. - А что, разве это не вечеринка по случая Хэллоуина будет?..
   - Какой на хрен, Хэллоуин?! - взвыла Диана. - Это тебе не безмозглая Америка с её идиотскими праздниками! Хотя тебе костюмчик идиота даже одевать не пришлось бы - ты он самый и есть!
   С этими словами она вышла из спальни, громко хлопнув дверью и вне себя от ярости. Взгляд её упал на букет цветов, что лежал по-прежнему на столике в прихожей. Подойдя, она нежно взяла его в руки и долго-долго смотрела на цветы. Наконец, её лицо украсила улыбка. Грустная и едва заметная, но улыбка...
  
  
  

14.

  
   Тропинка виляла зигзагами из стороны в сторону, но неизменно вела куда-то вперёд. Хотя об этом она могла лишь догадываться, потому как смотрела только вниз, на свои босые ноги, которые направляли её по хорошо протоптанной кем-то тропинке в неизвестность. Поднять голову и осмотреться вокруг было почему-то страшно. Понять почему и откуда возник этот страх, у неё тоже не получалось. Мешали мысли. Бестолковые и невнятные. Они оформлялись в такие же непонятные образы, которые едва создавшись, рассыпались в прах. Так они и сменяли друг друга, как обычно бывает в ваших снах, когда вы болеете или просто пытаетесь заснуть в душном плохо проветренном помещении. Голова тем временем становилась всё тяжелее и словно наполнялась чугуном, под грузом которого она и была безвольно опущена вниз, обречённая видеть лишь босые ноги неспешно бредущие по лесной тропинке. Да, ощущение что она идёт по лесу у Марии возникло почти сразу. Но боязни при мысли об этом у неё как раз не было, хотя сама тьма окутала этот лес ночным покровом, а тропинка освещалась лишь лунным светом. Страшно было лишь поднять голову и оглядеться, а вот лес... Нет, страха он не вызывал. Он был ей будто хорошо знаком. А в остальном преобладало какое-то полное безразличие, словно всё происходящее вообще её не касалось и это не она брела в одиночестве по таинственному мрачному лесу.
   Неизвестно сколько бы времени так продолжалось, если бы вдруг Мария краем глаза не заметила слева от себя стоящие у тропинки чьи-то жутко уродливые истощённые и корявые ступни с ногтями такой длины как если бы это были когти какого-то большого зверя. И не успела она даже испугаться как ей в этом тотчас помогли. Неожиданно снизу на неё взглянуло настолько омерзительное, искажённое гримасой абсолютной ненависти, лицо с мертвецки впавшими глазами и таким же покойницким цветом кожи, что Мария в ужасе с, напугавшим её саму ещё больше, воплем отринулась назад и беспомощно повалилась наземь. Напрасно она в этот момент надеялась, что весь кошмар позади. На расстоянии всего пяти шагов от неё, слева от тропинки, стояло нечто похожее на уродливую старуху, восставшую из могилы. Широко расставив корявые истощённые ноги, согнувшаяся почти вдвое под тяжестью своего горба, она направила в сторону Марии длинные, достающие до земли, такие же корявые и истощённые руки с не менее ужасными узловатыми пальцами. Словно лезвия, когти на них блестели в лунном свете. Пошатываясь из стороны в сторону и совершая руками волнообразные движения, старуха будто бы колдовала. Костлявые пальцы с когтями в такт движениям рук буквально имитировали игру на пианино или нечто похожее на это. Чёрный изодранный балахон, надетый на старухе и покрывающий её с головы до пят, зловеще развевался словно на ветру. Хотя не было ни то что ветра, а даже лёгкого его дуновения. Седые и редкие нечесаные пряди волос из-под капюшона спадали по краям омерзительного лица. Теперь, на расстоянии, стало видно, что от мертвецких глаз исходили какие-то адские огоньки, излучающие ту самую абсолютную ненависть и злобу, что отражало всё отвратительное, искажённое гримасой, лицо старухи. Мария беспомощно распласталась на земле, остолбеневшая от ужаса настолько, что не в силах была даже кричать. Заворожёно она смотрела на лесную ведьму. Та же, продолжая свой странный танец, вдруг открыла рот из которого как змея показался отвратительный язык. Он извивался и казалось не имел конца, продолжая тянуться к Марии. Сама старуха стала издавать леденящие душу звуки, которые вскоре слились в единое гнетущее мычание. Мария почувствовала подступивший приступ тошноты. Видимо змеиный язык старухи достиг всё-таки предела и тут она сделала первый неуверенный шаг. Не ступая на тропинку, а двигаясь вдоль нё, словно не желая без нужды выходить на лунный свет, предпочитая скрываться во мраке. Мария не видела вокруг ни такого сказочного и одновременно зловещего леса, сквозь который и проходила эта тропинка, ни полной яркой луны - казалось единственного свидетеля происходящего. Даже испачканной после падения белоснежной ночной рубашки, в которую она была одета, Мария не замечала. Только старуха и её отвратительный язык, который после совершённого этой ведьмой шага, стал ещё ближе. Когда же кончике его Мария увидела ту отвратительную присоску из своих прошлых кошмарных снов, то на смену ужасу и страху тотчас пришли бессилие и отчаяние. Из мрака леса, с обеих сторон от тропинки, на которой уже без сил продолжала лежать Мария, послышались мерзкие чавкающие и хлюпающие звуки. Они приближались и Маша уже знала каким гадким существам они принадлежат.
   Сквозь своё нечленораздельное мычание, старуха вдруг прошипела:
   - Ищ-щ-щи! - и сделала ещё один шаг по направлению к бедной девушке.
   Язык её стал пуще прежнего извиваться, явно пытаясь отыскать Марию свей присоской, которая теперь стала издавать те же мерзкие звуки, что звучали с обеих сторон из мрака леса.
   - Ты слиш-ш-шком долго ш-шла, - прошипела старуха и сделала ещё шаг. - Ты отныне наш-ш-ша...
   Мария увидела, что рот у старухи без зубов - мерзкие воспалённые дёсны придавали ещё больше отвращения её и без того омерзительной физиономии. Но Марии было уже всё равно. Она чувствовала как её затягивает куда-то вниз и сознание проваливается в бездну. Вот уже тошнотворные гигантские слизняки с хоботками-присосками и прочие отвратительные ползучие гады, сопровождаемые булькающее-хлюпающими звуками, окружили её. Вот и мерзкая ведьма вскоре склонится над ней, ведомая своим жутким языком. Неведомая трясина тянет вниз и нет ни сил, ни желания сопротивляться.
   "Ну и пусть..." - обречённо успела подумать Мария, как вдруг словно из самой луны, что доселе равнодушно наблюдала за происходящим, вырвался яркий луч такого же не слепящего света, которым полная луна освещала лесную тропинку. Стремительно он пронёсся сквозь тёмное небо и кроны могучих, но болезненных, деревьев и, отбросив отвратительную старуху во мрак, обхватил будто лунным одеялом Марию, вырвал её из земли, в которую она погрузилась словно в трясину и поднял высоко-высоко ввысь. Душераздирающий вопль негодования и ненависти раздался внизу, во мраке леса. Это было последнее, что слышала Мария. Стремительно поднимаясь всё выше, она потеряла сознание...
  
  
  
   Очнулась Мария лёжа на диване в своей квартире. Вернее будет сказать проснулась, однако у неё самой ощущение, что всё приснившееся являлось реальностью, было более чем убедительным. Как ни странно, она чувствовала себя выспавшейся и абсолютно спокойной. Неприятные ощущения доставляла только сухость во рту. Язык буквально прилип к нёбу и странным образом пульсировал. Мария окинула взглядом столик, на котором остались следы чаепития с Дианой и её Игорем, в поисках чашки чая, но все три были пусты. Абсолютно. Даже на донышке ничего не было ни в одной. Поморщившись, она лениво побрела в ванную и, включив кран в раковине, внимательно посмотрела на себя в зеркало. Уставшая и заспанная улыбнулась сама себе. Язык по-прежнему пульсировал и тут она на секунду испугалась...
   Ожидая подтверждения своих опасений, Мария открыла рот и высунула язык. Ничего необычного, только обложен белым налётом как при болезни. Желая убедиться наверняка, она решила пощупать его кончик и протянула к нему руку. Вот тут Мария буквально чуть не поседела от ужаса, когда в отражении зеркала вместо своей руки, она увидела безобразную руку той старухи с длинными корявыми и узловатыми пальцами, на концах которых желтели чудовищные когти. Едва отвратительные пальцы коснулись кончика языка Марии, как она тотчас отпрянула от зеркала и взглянула на свои руки. Чистые, белые и красивые - они были в порядке. Успокоившись немного, Мария снова подняла голову к зеркалу и вновь ужас накрыл её с головой. В отражении на неё смотрела та самая старуха из сна. Внезапно погас свет и во тьме было видно только мертвецки-бело лицо ведьмы. Не отводя от него глаз, Мария закричала что было сил - завопила и старуха из зеркала, выпустив из своего беззубого рта змеевидный язык с омерзительной присоской. Отпрянув назад, девушка ударилась обо что-то головой и потеряла сознание...
  
  
  
   Мария буквально подпрыгнула на диване, едва не упав с него. Тяжёлое учащённое дыхание говорило о том, что кошмар имел место быть в самом деле, а обильно проступивший холодный пот служил тому лишним доказательством. Так она сидела на диване некоторое время, пока не отдышалась. Протянула руку к столику и схватила свою чашку, которая была почти полной. Жадно выпив всё до дна, Мария ринулась в ванную и несколько раз осмотрела свой язык, а потом попеременно раз десять бросала взгляд то в зеркало, то в раковину, желая убедиться в отсутствии жутких метаморфоз. Она даже прикусила свой язык, чтобы быть уверенной в реальности происходящего в данный момент, и, почувствовав сильную боль, слегка успокоилась...
   Ещё достаточно долго она находилась в возбуждённом состоянии, шарахаясь от каждого шороха, но постепенно Мария сумела взять себя в руки и отойти от кошмара. Это был уже третий столь неприятный сон. Ранее ей бывало могли присниться какие-то неприятные сновидения, но чтобы такие кошмары и настолько жуткие... Особенно Марию обеспокоило то, что они стали регулярными и в них постоянно фигурировал один и тот же мрачный лес и все эти шипящие и булькающие гады. Кроме того, от кошмара к кошмару, она будто продвигалась дальше по какому-то немыслимому страшному сценарию. Просматривалась некая чудовищная последовательность во всех этих снах.
   Приняв душ и убрав, наконец, со стола после гостей, Мария, полностью успокоившись, села за компьютер. Часы показывали уже начало первого ночи, но после таких снов она не спешила укладываться в постель. Сейчас Мария знала, что сил ей придаст то послание, что она бережно сохранила в папке под названием "Надежда". Неожиданный и, прямо скажем, малоприятный визит Дианы с Игорем, спутал ей все планы. Теперь она мечтала остаться наедине с самым приятным, что у неё было сейчас. Перечитав послание несколько раз, она поймала себя на том, что улыбка не сходит с её лица.
   "как приятно сознавать, что есть кто-то на этом свете кто думает также как и ты", - подумала Мария и облегчённо вздохнув, решила приступить к главной своей задаче - поиску анкеты на сайте знакомств, в которой было данное послание.
   Было выпито уже две большие кружки чая и на часах стрелки показывали без четверти три. За это время Мария несколько раз натолкнулась на это послание в других мужских анкетах. Скудоумные и непорядочные молодые люди выставляли чужие откровенные и абсолютно искренние мысли за свои собственные, дабы охмурить и поймать в сети наивных девушек. Сопровождали такие анкеты фотографии каких-то безликих людей, а имя и образ автора послания Мария помнила прекрасно.
   "Артём, 33... Артём, 33..." - мысленно повторяла она и, наконец, именно без четверти три ночи нашла его анкету и первым делом сразу же сохранила адрес его страницы. Мария облегчённо вздохнула и улыбнулась. Теперь она внимательно вчитывалась в каждую графу и, дойдя до окончания анкеты...расстроилась.
   Дело в том, что там - внизу - указывалось число просмотров и эта цифра зашкаливала, превышая полторы тысячи. Это значит столько девушек уже просмотрело данную анкету.
   - Столько желающих, - обречённо сказала вслух Мария. - Куда уж мне?.. Наверняка он уже счастлив с какой-нибудь красивой замечательной девушкой, ведь мужчины с такой душой, такими взглядами в наши-то дни - огромная редкость... Что мне ему написать?...
   Для того, чтобы написать кому-либо, на таких сайтах следовало вначале заполнить собственную анкету. У мари ещё были свежи неприятные воспоминания об инциденте с неадекватным поклонником, преследовавшим её и потому она боялась. Тем не менее, ничего другого не оставалось. Чтобы написать Артёму - надо было зарегистрировать свою анкету. Заполнив сухие анкетные данные о росте, весе и цвете глаз, отметив в целях поиска графу "брак и создание семьи", Мария долго сомневалась стоит ли размещать своё фото? Всё-таки было страшно... Но что ещё написать? Хотя бы в общих чертах... Какими словами обозначить свои желания, стремления и чувства в данный момент?..
  
   "Что в нашей жизни имеет значение? Какую роль в нашей жизни играют мечты? И зачем мы приходим в этот мир вообще, если нашим мечтам не суждено никогда сбыться?.. Нет, конечно, можно тешить себя мыслями о том что, мол, каждый из нас кузнечик своего счастья и так далее, но ведь только глупец уверен в том что всё, абсолютно всё зависит лишь от нас самих... Увы. Увы, это не так. И это вовсе не мысли слабого человека или, как принято нынче говорить, неудачника - это здравый голос разума, который очень часто, если практически не всегда, перечит голосу нашей души.
   Все мы верим в Создателя. Каждый по-своему, но верит каждый. Даже самый закоренелый преступник перед страхом пытки или смерти будет взывать к нему с мольбами о помощи. Даже самый непоколебимый атеист говорит лишь холодным голосом разума, в то время как его душа содрогается от ужаса, лишь представив что после физической смерти наступает полное забвение, тьма.
   Редко когда мы взываем к Создателю в минуты радости и счастья, но абсолютно всегда, когда душа переполнена болью, горем, страданием и страхом. Пытаясь понять смысл нашей жизни мы надеемся, что он подскажет нам ответ. Желая мечты превратить в явь, мы также надеемся на его помощь. Ведь кто мы без него? Несчастное одинокое существо, блуждающее в потёмкам собственного сознания, пытающееся найти что-то или кого-то, кто поможет нам, не даст быть одинокими. Никто не в состоянии сделать себя сам. Так говорит лишь гордыня, а она всегда изначально глупа. Вы - ничто, если в нужное время, в нужном месте не произойдёт незримая цепь событий, которая подтолкнёт вас к той самой желанной цели. Буквально приведёт вас к ней за руку. Даже если вы будете слепы и несообразительны - всё равно приведёт вас туда. В этом ваша Судьба.
   Каждый из нас играет роль своеобразного маленького винтика в этом сложном огромном механизме, в этом грандиозном сценарии под названием Судьба. Играет роль в жизни не одного человека. Но как же не хочется быть просто очередным винтиком. Как же хочется, чтобы существование в этом гигантском живом организме дало возможность обратить и на вас то самое внимание, благодаря которому какое-то время многочисленные винтики дружно играют счастливую роль и в вашей судьбе. Ведь так не хочется быть просто винтиком. Да, делать приятное и сыграть малюсенькую роль в радостном событии чьей-то жизни - это, конечно, замечательно. Но ведь и для нас время незримо утекает в вечность, а праздника на нашей улице всё нет и нет...
   Может всё зависит от чистоты и простоты мечты? Но ведь вы не просите ничего такого уж невыполнимого. Вы хотите встретить свою половинку, свою родственную душу, своего человека, который станет вам самым родным и дорогим до конца ваших дней... Простое человеческое желание... Но проходят дни, месяцы, годы...Проходит жизнь, а вы теряете её понапрасну. Да, теряете - ведь именно так вы при этом себя ощущаете? Конечно, можно делать вид что это всё не так или переключиться на многочисленные иные приятности (а их немало) этой жизни, но всё это будет не то и не тем, что вам нужно. При этом небо уже не будет таким ясным и синим, а солнце будет светить кому угодно, но вам лишь в малой степени... Это очень обидно, когда мы начинаем осознавать, что мечтам суждено оставаться лишь мечтами... Просто мечтами ребёнка или юноши и девушки... Теперь мы взрослые и с каждым днём мы уже приближаемся не к мечте, а к старости, которая в конечном итоге цепко схватит нас своей костлявой рукой и небрежно, без тени смущения и сожаления, затушит огонёк в нашей душе, который казалось бы совсем недавно пылал ярким пламенем и согревал её...
   Хотите сказать это пессимизм? Нет. Так заканчивается подавляющее большинство человеческих жизней и судеб. В прекрасном мире нам зачастую суждено мучиться. И задаваясь вопросом почему так происходит, невольно задумываешься обо всём сразу. О смысле нашей конкретной жизни, о том, что имеет в ней самое важное значение... о том, почему и откуда к нам приходят мечты и почему они сбываются считанное число раз лишь у немногих живых существ на нашей планете, в этом мире... И ты снова чувствуешь себя совсем маленьким, беспомощным и одиноким... И становится совсем страшно, когда понимаешь, что живём мы сейчас - в начале 21 века - в очень одинокое время... Злое, беспощадное и одинокое. Какие люди - такое и время, ибо именно люди формируют время, а Создатель лишь даёт времени ход..."
  
   Закончив печатать, Мария сама изрядно удивилась. Получилось большое сообщение. Прямо-таки послание, крик души... немного поколебавшись, она тем не менее решила не стирать его, оставить. В конце концов, это её мысли и неизвестно сможет ли она когда-либо потом оформить их так складно в слова. Фото же теперь она точно решила не размещать. Вполне достаточно такого текста, чтобы понять что она за человек.
   - Что же мне ему написать? - вновь вслух спросила саму себя Мария. - Да и ответит ли он мне. Тем более без фото... Эх, пожалуй, просто напишу ему: "Привет..."
   Так она и сделала, хотя и прекрасно понимала, что это было как-то совсем глупо и по-детски. Да и внутреннее ощущение, что всё равно бы он ей не ответил ни с фото ни без него, у неё становилось всё твёрже.
   - Пусть хотя бы греет меня призрачная надежда, что может быть он мне ответит.., - Мария поджала губы и отрешённо посмотрела в окно. Полная луна выстлала свою дорожку прямо к компьютерному столу. Как удивительно ярко она светила!..
   Мария повернулась к монитору и добавила второе сообщение Артёму:
   "Я была бы рада познакомиться с таким человеком как ты ". После того как она его отравила адресату, словно опасаясь быть обнаруженной, она выключила ноутбук и быстро запрыгнула в постель, как если бы была маленькой озорной девчонкой. Мария буквально слышала как бьётся от волнения её сердце. Она улыбнулась и посмотрела на лунную дорожку, пересекавшую её комнату.
   - А вас, кошмары, я не боюсь, - сказала вслух она, будто обращаясь к тёмным силам. - Пока моё сердце согревает надежда, вам меня не поймать!
   Через некоторое время Мария так и погрузилась в сладкий сон с улыбкой на устах. Лунный свет оберегал её, подступив вплотную к её постели.
  
  
  
  

15.

  
   Субботний день выдался таким же пасмурным и хмурым как и все предыдущие дни октября. Солнце вообще очень редко навещало этот город во все времена года, кроме пары летних месяцев, которые всегда выбирало исключительно на своё манер. Но так было лишь последние лет двадцать, с тех самых пор как люди стали задыхаться от бесчеловечных реформ, а город - от выхлопных газов и смертельно-вредоносных выбросов разного рода бестолковых производств, целью которых было не обустройство и улучшение уровня жизни населения, а личное обогащение кучки алчных мерзостных людишек. И вот таким образом, город постоянно находился под смертельно опасным для здоровья колпаком, сквозь который уже много лет даже звёзды не могли пробиться к людям. А раньше ночное небо так радовало глаз... Не хватало сил и у солнца прорваться сквозь мрак алчности и беззакония. Всё взаимосвязано в этом мире, всё взаимосвязано... Людям же оставалось лишь уповать на судьбу и веру в высшую справедливость. Город скорбил вместе с ними. Но сил хватало не у многих и ежедневно находились те, кого поражал вирус безнадёжности и покорности. Они, подобно звёздам, падали и гасли без следа. Результатом такой страшной болезни являлось полное уверование жертвы вируса в то, что она живёт не как трусливый и жалкий таракан на зловонной свалке отбросов что за пределами благоустроенной цивилизации, а как сытый ухоженный кот на коленях доброго и заботливого хозяина. Весь ужас и цинизм этого заболевания сложно описать, так как клиническая картина вызывала чувство неописуемой жалости к жертве вируса. Не существовало ни противоядия, ни лекарства от этой заразы. Вернее сказать, его нельзя было приготовить в принципе, но у каждого человека оно имелось от рождения, глубоко внутри, но надо было иметь недюжинные силу и желание найти и осознать его. Организм человека вообще огромный кладезь всевозможных богатств, лекарств и величайших артефактов. Но, увы, всё больше людей использовали его в сугубо примитивных целях, предпочитая лишь насыщать всевозможными явствами и пагубными для него источниками наинизших удовольствий, растрачивания на плотские утехи. И такие люди были наиболее уязвимы к вирусам и болезням самой разной этиологии. Будь то вирус, о котором мы говорили ил, к примеру, вирус трусости и хитрости, которые всегда шли рука об руку. Не знал пощады и обширно распространялся вирус глупости, наглости и хамства. А если он объединялся с вирусом алчности и жестокости, а затем к ним примыкал ранее указанный вирус трусости и хитрости, то вырабатывался новый ингридиент общей заразы - подлость и предательство. И жертвам с таким набором недугов становилось очень легко и комфортно жить, потому как разум и совесть рассыпались в прах в неравном бою со столь мощным и несокрушимым врагом, объединившим свои усилия. Такие жертвы массированной атаки вирусов уверенно и безболезненно, уровень за уровнем, взбирались по лестнице материальных ценностей, но неустанно поскальзывались и каждый раз падали всё ниже, если намеревались подняться по лестнице ценностей жизненных. Сначала от такого дисбаланса они приходили в искреннее недоумение, но вскоре, махнув рукой, прекращали свои попытки и перебирались на материальную лестницу, которая всегда кипела движением, была многолюдна и потому успехи на ней были видны многим и многим, в отличие от сомнительных, по их мнению, успехов на тихой лестнице жизненных ценностей. К слову, подниматься равномерно по обеим лестницам сразу не удавалось никому. Это было невозможно в принципе, как невозможно одновременно делать успешную кару и создавать крепкую счастливую семью. Это две, те самые, совершенно разные лестницы.
   Поэтому перед человеком всегда есть выбор: быть здоровым, но на тихой и скромной лестнице жизненных ценностей, либо быть поражённым многочисленными вирусами, отключающими разум и совесть, но на шумной и вечно праздничной лестнице ценностей материальных. Особенно неуверенные рискуют упасть в пролёт между лестницами больными и одинокими. Случаи таких падений были настолько частыми, что в конечном итоге статистика сделала невозможное для самой себя - она запуталась.
   Но даже если хмуро за окном и жизненная энергия на исходе, всё равно надо находить в себе силы и выбираться на воздух. Даже если он давно уже несвежий по причинам от него независящим и описанных в начале главы. Так и сделал Михаил Ракинович, взяв с собой на прогулку верного друга Руню. В прошлый раз чудесный мопс изрядно обиделся что его не взяли с собой, когда произошла необычная встреча во дворе с Юлей и Полиной. Поэтому деловито семеня рядом с хозяином, он постоянно фыркал и тяжело вздыхал.
   - Ну что ты в самом деле, Руня? - с улыбкой обратился к нему Михаил Ракинович. - Я сам допустил ошибку и сам должен был её исправить.
   Мопс остановился и, глядя на хозяина, важно фыркнул, хотя это скорее было похоже на чих.
   - Нет, твоя улыбка нас не выдала, - сказал Мурави. - Её обеспокоило то, что я прекрасно знаю их обеих.
   Мопс нахмурился и недовольно тихо зарычал.
   - Нет, не потому что она не обратила на тебя внимание, а просто улыбающийся мопс - это само по себе очаровательно, - успокаивал его пожилой мужчина. - А вот незнакомец, знающий о тебе и твоём ребёнке столько подробностей - это уже весьма неприятно и страшно.
   Мопс завилял своим забавным хвостиком, похожим на поросячий, и обаятельно улыбнулся, пока никто из прохожих не обращал на него внимания. Хозяин в ответ лишь рассмеялся и заторопил своего друга.
   - Сегодня суббота, - сказал он. - А значит библиотека закроется уже совсем скоро. Нам следует поспешить, если мы хотим опередить её и направить в верном направлении и в нужный час. - Мопс понимающе фыркнул. - Да, я знаю что в жизни всё предопределено, но результат очень важен от выбора каждого из нас. А в истории, в которой мы с тобой сейчас выступаем проводниками, ставки, как говорится. Очень высоки. В нужную дверь следует и войти вовремя, иначе можно увидеть картину совсем не ту и в корне прямопротивоположную ожидаемой, чем вызвать паралич дальнейших событий и потерять драгоценное время. Иногда следует долго и терпеливо выжидать нужной минуты, чтобы быстрее добраться до желаемой цели. А с виду обывателю будет казаться, что ты попусту теряешь время, бездействуешь. Так вот я хочу, чтобы она вовремя открыла нужную дверь. Поспешим, дружище!
   Здание районной библиотеки располагалось в монолитном и солидном пятиэтажном здании времён сталинской эпохи. Такие дома выгодно отличались от современных новостроек и давали последним фору в сотню лет. Сам же Михаил Ракинович жил в двухэтажном доме, построенном пленными немцами - ничтожная плата за всю чудовищность злодеяний и разрушений, нанесённых ими за время страшной войны. Таким образом, сам район состоял из малоэтажных, но красивых и основательных строений и зданий, имел свои отличительные черты и колорит. Мурави любил этот район и свой дом, хоть и прожил в нём всю жизнь в коммунальной квартире. Любил он и старенькую районную библиотеку за неповторимую ауру старины, высокие книжные стеллажи и лестницы, чтобы по ним взбираться к нужным книгам. Но в первую очередь, конечно, любил и за имеющиеся в ней собрания и сочинения, старинные книги и самое главное - за приветливых интеллигентных работников. Частенько он приносил в дар библиотеке редкие издания, чем снискал небывалое уважение и почёт, хотя причина его альтруизма была не в достижении этой цели. Ему просто это было приятно, просто хотелось поделиться тем, что у него бы продолжало пылиться на полке, а кому-то быть может эта книга поможет что-то понять или открыть для себя что-то новое, раскрыть глаза на непонятные доселе вещи. Особенно ему всегда была рада одна девушка, работавшая в этой библиотеке последние два года - внучка его недавно умершей соседки по коммунальной квартире. Девушка ухаживала за своей бабушкой эти последние пару лет и по этой причине даже устроилась работать в библиотеку, что находилась неподалёку от дома, в котором жила старушка. Девушка и раньше частенько навещала её, можно сказать что по этой причине Мурави знал Вику с самого её детства. Да, её звали Викой. В этой коммунальной квартире было всего три комнаты, но зато очень просторные. Две из них занимал Мурави, а самая большая по площади принадлежала Викиной бабушке - Степаниде Захаровне. Овдовела она ещё во время второй мировой и с тех пор замуж не выходиа и на делах сердечных поставила для себя крест, храня любовь и верность своему геройски погибшему мужу. Многие её в этом не понимали и не поддерживали, включая даже собственную дочь - Викину маму, но сама Вика была полностью на стороне своей бабушки и восхищалась таким её взглядам и принципам. Мурави поселился в этой квартире вместе с молодой женой, находящейся на пятом месяце беременности. Въехали они практически одновременно со Степанидой Захаровной. Супругам Мурави предоставили сразу две комнаты как молодой семье. Во второй комнате они планировали сделать детскую. Тогда ещё молодые люди, они быстро нашли общий язык и сдружились. У Стешки - как ласково называли Степаниду - уже была маленькая дочурка и на этой почве они особенно сблизились с Клавдией - супругой Михаила. Сам Мурави в то время работал геодезистом и часто бывал в самых разных уголках страны. Клавдии в его отсутствие помогала Стеша, а ближе к ожидаемому событию, начальство определило Михаилу отпуск, дабы тот был рядом с женой в самый радостный для обоих супругов момент...
   Увы, Клавдия сильно подорвала своё здоровье во время блокады и её измученный фашистами организм не выдержал родов. Горю Мурави не было предела, но самое страшное его ожидало впереди. Не прожив и полугода, скончался и ребёнок - мальчик, которого он назвал в честь супруги - Клавдием. Ужасы прогремевшей войны ещё долго отзывались страшными отголосками. Трагедия Мурави была одной из многих, но разве это могло служить хоть слабым утешением?..
   Огромную поддержку ему оказала Стеша. Нет, не подумайте о каких-то низменных современных способах "поддержек". Тогда люди в большинстве своём были объединены общим горем и всячески оказывали помощь друг другу. Да, возможно Степанида и Михаил на этой почве и могли бы создать семью, но настоящие семьи строятся на любви, на взаимопонимании и множестве других важных духовных факторов, но не на горе и ощущении безысходности. Любви там не было.
   Но были тёплые человеческие отношения. Мурави помогал Степаниде с дочкой, отчасти восполняя в её воспитании роль отца. Но заменить его он вовсе не пытался, а даже боялся и потому излишней чувственности, которой у него накопилось с избытком, он старался не давать волю. Стеша помогала Михаилу по дому и быту. Несколько раз оба пытались помочь друг другу устроить личную жизнь - Мурави сватал к Степаниде достойных из числа своих друзей, а Стеша - своих подруг. Но поняв и приняв вскоре бессмысленность таких затей, оставили друг друга в покое. Михаил неоднократно предлагал Степаниде занять и вторую комнату, мотивируя это тем, что одному ему вполне достаточно и одной, а у Стешки подрастает дочка и ей будет необходимо своё личное пространство. Но Степанида наотрез отказывалась, в свою очередь, мотивируя это перспективой того, что Мурави ещё может устроить свою личную жизнь и лишней комната не будет. Такое взаимное благородство лишь сейчас может показаться глупым и наивным, но только тем, кто суетиться на лестнице материальных ценностей или тех кто падает в пролёт словно в бездну. Степанида и Михаил были из числа тех, кто уверенно и спокойно поднимались по скромной лестнице ценностей жизненных, и очень дорожили этим. В конце концов, Мурави смирился и, занявшись к тому времени, преподавательской деятельностью, решил сделать из одной комнаты рабочий кабинет, а из другой - спальню.
  
   Шло время, выросла и вышла замуж дочь Степаниды. И где-то незадолго до этого, Стеша стала замечать в своём соседе странную особенность. Он стал всегда запирать дверь в спальню на ключ, в то время как дверь в кабинет никогда не запиралась. Спать он теперь предпочитал в кабинете на диване, зато мог сутки напролёт, заперевшись, находиться в своей спальне не издавая ни единого звука. Иногда, перед тем как выйти из неё, он произносил какую-то ерунду про лису, волка и лето, называл какие-то цифры. На вопрос Степаниды что это такое он вечно бормочет, Мурави лишь отшутился, мол, это детская считалочка, которая здорово поднимает ему настроение. В конечном счёте она привыкла к его проявившимся с годами странностям и перестала обращать внимание на изменения в поведении соседа. В конце концов, она сочла это не своим делом, в чём безусловно была права. Так они и жили вдвоём, потому как после замужества дочь Степаниды Захаровны переехала жить к мужу. Конечно, она часто навещала свою мать, регулярно по праздникам они приезжали всей семьёй, с маленькой дочуркой. Но чем дальше уходило время, тем больше отдалялась от Степаниды Захаровны её дочь и тем, наоборот, ближе становилась к ней внучка Вика. Более того, к Мурави девочка относилась едва ли не как к своему дедушке и общалась с ним куда как охотнее, чем в своё время дочка Степаниды Захаровны. А сам Мурави даже позволял, казалось бы, немыслимое - играть Вике в той самой комнате, которую запирал даже от своей многолетней соседки. Это настолько насторожило и одновременно озадачило Степаниду Захаровну, что она не преминула воспользоваться возможностью и кА следует осмотрела загадочную комнату, когда в ней играла маленькая Вика. К своему лёгкому разочарованию, она не обнаружила абсолютно ничего необычного - комната как комната: большой бельевой шкаф, старая кровать, стул, комод и фотографии военных лет на стенах. На их фоне необычно выделялись лишь детские рисунки, которые нарисовала сама Вика. Убедившись, что всё в порядке и поводов для беспокойства нет, Степанида Захаровна успокоилась и была только рада, что внучке здесь интересно и весело, а в самом Михаиле Ракиновиче будто вновь проснулась жизнь и исчезли все его странности отшельника.
   Но почти все мы, взрослея, отдаляемся от своих истоков да и от самих себя тоже. И Вика, конечно же, менялась будучи подростком и становясь девушкой. Реже она навещала свою бабушку и уже, само собой, не играла в таинственной комнате Мурави, мало общалась и с ним самим. В какой-то момент она даже не могла вспомнить что её вообще могло раньше с такой силой и интересом тянуть в гости к бабушке, а особенно - к общению с её нелюдимым странноватым пожилым соседом. Да, конечно, она очень любила свою бабушку, а Мурави заменял ей дедушку, так как и со стороны отца она его не имела. Но отчётливо Вика помнила, что если стоял выбор - поехать в Луна-парк или в гости к бабушке Степаниде, то она ни секунды не колебалась и буквально требовала отвезти её к любимой бабушке и "волшебнику Мумлаку", как маленькая Вика называла её соседа по коммунальной квартире. Но вот в какой момент всё это прекратилось и поездки к бабушке Степаниде стали всё реже и реже, Вика совсем не могла вспомнить. Будто память отшибло или стоял какой-то магический барьер между воспоминаниями детства и отрочества. Приезжая уже взрослой, она едва ли общалась с Мурави, ограничиваясь милыми посиделками на кухне с чаепитием. Когда серьёзно заболела бабушка и за ней потребовался уход, Вика устроилась в соседнюю с её домом библиотеку за мизерную зарплату. Впрочем зарплаты были такими же ничтожными как и те же пенсии, что получала бабушка Степанида и все остальные пенсионеры и честные трудолюбивые люди. Поэтому, поменяв одну низкооплачиваемую работу на такую же другую, Вика ничего не проиграла и не выиграла. Все честные люди нынче сидели в одной разбитой нищетой лодке и назло всем штормам, терпеливо продолжали плыть в надежде обрести, наконец, твёрдую почву под ногами. Вот и Вика не унывала, несмотря на то, что и личная жизнь не складывалась и даже предпосылок к каким-то радостным переменам в ней не было. Общение в эти последние два года с бабушкой Степанидой ей даже во многом давало дополнительных сил и веры.
   - Внученька, ты бы пошла погуляла с молодым человеком своим. Погода вон какая хорошая. Всё со мной будет в порядке, милая.
   - Да нет у меня никого, бабушка, - грустно улыбнулась Вика. - Кроме тебя любимой, конечно.
   - Ну уж я! - смеяться Степаниде Захаровне было тяжело, но она попыталась. - Я уже твоё прошлое, а ты должна смотреть в будущее. Как так никого нет у такой красавицы?
   - Скажешь тоже..., - Вика покраснела от смущения. - Только ты меня красивой и считаешь... Да и кто я, бабуль?
   - Как это кто? - недоумённо возмутилась Степанида Захаровна и попыталась приподняться на локтях, хотя и все последние дни почти уже даже не садилась на кровати.
   - Лежи, бабушка, тебе нельзя сейчас двигаться! - остановила её попытки Вика и продолжила, поправив одеяло: - Ну я уже не такая молодая и бедна женщина, работающая в библиотеке и...
   - Что за глупости такие?! - гневные нотки, несмотря на сильную слабость, звучали убедительно и твёрдо. - Девочка моя, запомни: никогда не спеши ставить на себе крест, ибо всегда найдётся куча желающих сделать это за тебя. Никогда не возвеличивай себя над другими, но и не втаптывай собственными же руками в число отчаявшихся. Твоя задача - помочь им, а не встать с ними в бесконечный ряд. Как много горя сейчас вокруг и отчаяния... Как много ненависти, подлости и предательства... Никогда бы не подумала, что в конце своей жизни я ещё раз столкнусь лицом к лицу с такими масштабами горя, одиночества и отчаяния после той ужасной войны, в которой погиб твой дедушка... И если бы мы тогда задали бы себе тот самый вопрос, что задала только что себе ты, то, поверь, проклятый фашист смёл бы нас и даже следов нашего пребывания в этом мире не оставил бы. Однако тогда мы были едины и общие идеалы вели нас вперёд, а враг был предельно ясен всем и каждому. Но сейчас он прихватил нас намного сильнее, потому что слишком уж долго мы жили легко и свободно... Задурил, одурманил этот враг нас так, что когда мы поняли что к чему - было уже слишком поздно... Теперь понадобится, возможно, не одно поколение мыслящих на русском языке, чтобы врага уничтожить и больше уже никогда не подпускать к нашим границам. Душа у меня болит и сердце разрывается за народ наш, за Родину нашу ненаглядную...- Глаза Степаниды Захаровны заблестели, но она смогла сдержать слёзы, хотя и видно было с каким трудом она это сделала. - Запомни: сила измеряется не мускулами и мощью, а духом. Величие человека измеряется не деньгами и титулами, а совестью. Запомни это, внученька, и знай что всё у тебя тогда будет хорошо. Поверь мне, дорогая моя...
  
   Это был один из последних их разговоров... После же смерти Степаниды Захаровны, а случилось это три месяца назад, Вика даже не заходила в квартиру, хотя комнату бабушка завещала своей единственной внучке. Работать, тем не менее, она осталась в той же библиотеке. Именно туда так и спешил пожилой мужчина с мопсом.
   - Добрый день, Михаил Ракиноич, - расплывшись в широкой улыбке, приветствовала его довольно пышных форм невысокого роста женщина с лицом формы луны. - Давненько мы вас не имели удовольствия видеть. Вы к Викусе или почитать? - и наклонившись к мопсу, добавила: - Добрый день, господин Руня!
   Мопс недовольно фыркнул и заморщился.
   - Руня у нас не приемлет ни господ, ни слуг, - смеясь объяснил его реакцию Мурави.
   - Ах, простите, уважаемый четвероногий друг, - картинно виновато всплеснула руками женщина, после чего звонко и как-то уж совсем по-девичьи рассмеялась.
   Мопс на этот раз довольно засопел и завилял своим крючковатым хвостиком.
   - Благодарствую, Маргарита Семёновна, - перевёл взгляд с мопса на пышную даму Мурави. - И вам доброго дня! А что, Виктория Павловна здесь?
   - Здесь, голубушка, - ответила та и повернув голову в сторону зала с книжными стеллажами, оглушительно проревела зычным таким голосом: - Ви-ку-ся!
   Мопс поджал ушки, Мурави зажмурил глаза.
   - Сейчас подойдёт, - вновь милым голоском пояснила пышная дама.
   Через полминуты действительно появилась Вика с какими-то книжками в руках. Увидев пожилого мужчину с мопсом, она сначала заметно растерялась, но быстро смогла взять себя в руки и приветливо улыбнулась.
   - Ой, Михаил Ракинович, здравствуйте... И тебе, Рунька, приветик!
   - Добрый день, Виктория Павловна...
   - Да ну, - надула губы Вика. - Какая там Павловна? Вы же меня с рождения знаете. Я просто Вика.
   - Хорошо, Вика, - почтительно склонил голову Мурави. - Извините, что неожиданно появился вот здесь и вот так... Но позвольте спросить, отчего совсем не заходите к нам с Руней, тем более мы ведь теперь полноценные соседи? А с тех... с тех самых пор вы даже не заглянули в квартиру...
   - Ох, вы знаете, - Вика вновь почувствовала растерянность. - Знаю что надо. Да и разобрать и прибрать в комнате необходимо уже, но вот что-то держит, ноги не идут... Не представляю, что эта комната теперь моя. Что приду к бабушке, а её там нет...
   - Я понимаю, Вика... Но всё равно первый шаг сделать надо будет и мы с моим четвероногим другом очень хотим вам в этом помочь. Пожалуйста, приходите завтра к нам на чай. Воскресный чай ровно в час. А чтобы вам было веселее и легче, можете взять с собой подругу.
   - Подругу? - искренне удивилась Вика.
   - Да, лучшую подругу.
   - У меня она всего одна...
   - Именно о Марии я и говорю, - улыбнулся Мурави. - Давным-давно, будучи совсем маленькой, ы уже как-то приводили её с собой, когда гостили у бабушки... Помните?
   - Правда? - ещё больше удивилась Вика. - Не припоминаю... хотя, я мало уже что помню из детства, если честно. - Вика одарила Мурави лучезарной улыбкой. - Только не обижайтесь, пожалуйста, что не помню.
   - Не обижусь, если примите наше приглашение, - с показной важностью ответил пожилой мужчина.
   - Договорились, - засмеялась Вика.
   - Вот и отлично! - по-детски хлопнул в ладоши Мурави и почему-то Вике это его действие напомнило о чём-то очень важном, знакомом, но забытом. - Заодно и вспомним всё вместе.
   - Хорошая идея!
   - Не забудьте про подругу и помните, что в нужный час и дверь откроется нужная, даже если раньше она всегда была наглухо заперта...
   Не дожидаясь пока Вика поймёт что он хотел сказать последней фразой, Мурави раскланялся и вместе с пыхтящим как бежевый чайничек мопсом поспешно вышел на улицу.
  
  
  
  
  

16.

  
   Опавшая листва под ногами уже не отражала той сказочной осенней красоты, которой приводила в восторг ещё месяц назад. В конце октября она превращалась в скользкий ковёр непонятного цвета и полностью соответствовала одному из самых грустных и некрасивых периодов года. Всё как будто умирало и погружалось в вечный сон. Вот и парк, по которому решил прогуляться Артём в этот субботний день и, который давно стал его любимым парком, погрузился в это унылое забвение. Только вечнозелёные сосны и ели, а также снующие туда-сюда в поисках запасов на зиму белки, хоть как-то обозначали здесь жизнь. Опавшие берёзы, подобно немногочисленным встречным прохожим, лишь грустно смотрели на Артёма то ли в надежде на что-то, то ли от отчаяния перед чем-то неизбежным. Прекрасная пора осени закончилась и ноябрьский мрак был уже не за горами и отменить его никто и ничто не в силах. После наступит чёрно-белая длинная зима, когда постоянно клонит в сон от чудовищного недостатка солнечного света и тепла. Но всё это время, весь этот депрессивный период, мы не унываем и силы нам придаёт другая неизбежность - наступит весна, дарящая жизнь, а за ней и лето, согревающее всё сущее своим теплом и яркой палитрой красок. А что если бы этой уверенности не было? А что если бы мы не знали, что весна обязательно наступит? Вот в жизни у любого из нас случаются периоды, когда кажется что мир для нас рухнул. Когда наступил мрачный ноябрь. И совершенно нет никакой уверенности в том, что твой кошмар, твоя чёрная полоса закончится с неизбежным приходом весны. Остаётся только верить в это и надеяться. Но далеко не у всех хватает сил на верну и надежду. Белочки же уже сменили свою лёгкую рыжую шубку на более зимнюю седовласую и, казалось, совершенно не грустили по поводу наступления мрачных и холодных времён.
   "А может так и надо относиться ко всем этим неприятным мелочам, этой суете?" - мысленно спрашивал сам себя Артём, глядя на них.
   И, действительно, оттого что мы будем убиваться по поводу и без, самолично замуровывать себя в плену у страхом, отчаянья и душевных переживаний не изменится ровным счётом ничего. А вот время потеряно будет и вместо того, чтобы сидеть потом довольными и с орешками, мы будем в голодном и холодном унынии кутаться в одеяло и сидеть в тёмном углу тёмной же комнаты с плотно занавешенными шторами. А потому надо верить. Без этого совершенно никак.
  
   Так шёл в раздумьях, время от времени останавливаясь, чтобы покормить белок с рук, Артём и совершенно не ожидал той встречи, что вскоре должна была произойти. Иногда мы встречаем в своей жизни людей, которые едва ли оставляют свой след в нашей памяти, но зато эти "случайные люди" становятся своего рода проводниками на очередном перепутье наших жизненных дорог. Причём они сами этого даже могут и не понимать и не предполагать в большинстве случаев. Запускают механизм и исчезают в небытие, из которого и вышли. Безусловно, последствия их роли могут быть далеко не всегда радужными, но это уже как повезёт и какие сюрпризы судьба приготовила, ибо ничего случайного в нашей жизни нет и быть не может.
  
   С Алексеем Протервиным и Владимиром Фидуцыным Артём учился в школе много лет назад. И то учился только в старших классах, а не как со Стасом Валидиным, с которым дружили они с первого класса. За время учёбы отношения у них сложились лишь приятельские и потому виделись они только от случая к случаю, да и то разве что первые семь лет после школы. Друзьями они стать не могли по определению. Алексей с самого начала был довольно нахальный, бесцеремонный парень, который без зазрения совести мог прилюдно поставить человека в неловкое положение. Этим самым, будучи в целом отнюдь не дураком и вполне пристойным человеком, он отворачивал от себя людей цельных и благородных, но кучами собрал вокруг себя раздолбаев всех мастей. Может потому, что по сути и сам являлся таким, что со временем стало более чем очевидным. Владимир же, напротив, более воспитан и умён, а потому дружил с Алексеем, что называется, по настроению. Когда ему хотелось почувствовать и ощутить себя плохим парнем в полной мере - он находил Алексея. Когда же интерес к тёмной стороне у него терялся, о просто исчезал из поля зрения, прикрываясь сильной занятостью и прочими мнимыми и явными причинами. И если вы встречали Алексея и Владимира вместе, то это означало что они затеяли нечто весьма туманное и неоднозначное. Потому когда Артём поравнялся с открытым кафе, расположенном в парке и заметил сидящих там за столиком Алексея и Владимира, то не слишком-то обрадовался. Даже несмотря на то что с последней их встречи прошло почти десять лет. Первая мысль была пройти незаметно мимо. И ему уже почти что удалось это сделать, как вдруг сзади послышался громкий хрипловатый бас Алексея:
   - Доктор Верус! Артём Айболитович!
   "Чёрт!" - нехотя развернувшись и притворяясь, что не понимает кто и с какой стороны окликает его, Артём уже понимал, что приятную прогулку ему однозначно испортили.
   - Сюда, доктор, сюда! - вальяжно развалившись за столиком и размахивая руками, кричал Алексей.
   Деваться было некуда. Артём изобразил недоумение и, нахмурив брови, двинулся по направлению к столику. Ну да, та оно и есть. Он ничуть не ошибся. Чем ближе подходил к этой парочке, тем отчётливее вырисовывались черты Протервина и Фидуцына, погрузневшие, но ещё легко узнаваемые. Они сидели и улыбались ему снисходительными улыбками, потягивая при этом пиво из бутылок.
   - Лёлик, ты что ли? - изобразил удивление Артём, словно надеясь, что он всё-таки ошибся. - Вова?
   - Ах ты, жалкий докторишка! - Алексей видимо считал что это очень остроумно и смешно. - Потерял последнюю память, штопая своих мартышек и прочих тварей? - Тут он буквально заржал как жеребец. - Ну, давай пять! Здорово что ли, пропащая душа?
   Они пожали друг другу руки, но присаживаться Артём не спешил. Не было никакого желания присоединяться к этой парочке.
   - Ну что стоишь как бедный родственник? - так же громко вопрошал Алексей. - Садись, поболтаем. Правда уже собирались уходить... Или уже не рад старым друзьям?
   - Отчего же не рад, - спокойным голос ответил Артём. - Друзьям-то я всегда рад.
   - А мы что же теперь уже не друзья? - лукаво прищурился Владимир.
   - А вот сейчас и проверим, что в вас от друзей осталось, - улыбнулся Артём и решительно придвинув стул от соседнего столика, сел на него и закинул ногу на ногу. - Какими судьбами-то тут? Холодно же сидеть на воздухе и пиво ещё холодное пить. Сколько здесь не прогуливаюсь, ни разу вас в этом кафе не замечал.
   - Да что тут делать в этой тошниловке? - махнув рукой пробасил Алексей и недовольный взор работника кафе казалось сейчас испепелит его. - Ехали мимо да и решили пивка по старой юношеской памяти хряпнуть, в кафешке, на свежем воздухе.
   - За рулём и пивка? - удивился Артём.
   - Да тут бутылочка всего. Это не считается.
   - Как жизнь-то, Артём? - вступил в разговор Владимир. - Слышали женился.
   - Это от кого слышали?
   - Да так, не помню уж точно... Что-то вроде в интернете видел кто-то фотки свадебные твои.
   - Нет, я не женат. Видимо спутали с кем-то. А сами как?
   - Ну я-то уж и женился и развёлся, - прохрипел Алексей и задымил сигаретой. - Сын растёт Кирюха.
   - Поздравляю! - пожал ему руку Артём.
   - А у меня уж двое пацанов, - гордо заявил Владимир. - Как женился так и не разводился.
   - Молодец! От души поздравляю тебя! - искренне порадовался Артём, а в душе отчего-то вдруг стало тоскливо и заскребли кошки. Хотя он догадывался отчего так.
   - Работаю в одной фирме заместителем генерального, - продолжал Владимир. - Ну там долго объяснять. Разного рода оборудование и комплектующие поставляет оптовым заказчикам...
   - А у меня свой клуб, - высокомерным тоном, выпуская табачный дым, перебил друга Алексей. - "Цезарь". Слышал наверное.
   - Если честно, что-то слышал, но не более того, - равнодушно ответил Артём, чем явно разочаровал Алексея. - Я по клубам просто не хожу. Интересы другие.
   - Хех,- усмехнулся Протервин, делая очередную затяжку. - Зверюшки и прочие хрюшки?
   - В том числе и они, - спокойно ответил Артём. - Да и сами интересы наверное иные. Книги, кино...
   - Это самый крутой ночной клуб города, - видимо не давала покоя Алексею мысль, что он не произвёл ожидаемого впечатления на этого ветеринара. - У нас все "сливки общества" собираются.
   - Это кто? - недоумённо спросил Артём.
   - Ну ты даёшь, Айболит! - вновь усмехнулся Протервин. - Политики, "звёзды" шоу-бизнеса, "светские львицы"... Даже сам Горохов регулярно раз в месяц наведывается.
   - А кто это? - вновь не скрыл своего искреннего удивления Артём.
   - Ха-ха, - заржал Алексей. - Нет, Вова, ну ты слышал его? Да ты дурачок что ли, али с другой планеты, Артёмка? Да не делай вид что не знаешь Горохова.
   - Я правда не знаю. Уж, извини.
   - Самый богатый мужик у нас в стране, - заявил громогласно Алексей таким тоном, будто говорил не иначе как о божестве каком. - Ну один из самых богатых. Просто он особенно любит пиариться и бывать в центре всяких скандальных событий. Так что вот такой у меня клуб, Айболит.
   - А что ж вы тут сидите, в холодной кафешке с не пойми каким пивом? - в свою очередь усмехнулся Артём.
   - Я ж сказал тебе уже - юность решили вспомнить.
   - А позволь спросить ещё кое о чём, без всякой зависти, но с искренним изумлением? - изображая простодушный тон, не отставал от него Артём.
   - Ну, давай.
   - А на какие шиши, Лёлик? - смеясь, спросил Верус.
   - В смысле "на какие шиши"? - якобы не понимая, переспросил Алексей.
   - На какие шиши ты открыл самый крутой клуб в городе и не последний, как я понимаю, в стране? Ты ведь вроде учился на гидротехника, если я не ошибаюсь? А тут вроде как совсем иная стезя. Просто любопытно, уж прости мне мою наглость, дураку.
   - Предприимчивость, мой друг, - несколько растерявшись, ответил Алексей. - Гидротехником нынче особо не заработаешь даже на пропитание.
   - Это я понимаю. Зарабатывать сейчас вообще мало что и кем можно. Вот и интересно - ведь просто так ничего не бывает.
   - Конечно. Надо работать, биться за место под солнцем, стараться быть лучшим...
   - Но как это относится к рядовому гидротехнику, решившему открыть самый популярный ночной клуб? - прервал пафосную демагогию Алексея Артём. - Я бы с удовольствием открыл хотя бы приют с обустроенной клиникой для бездомных животных, но на что? Вот и спрашиваю тебя в надежде на то, что быть может ты научишь как честно это сделать?
   - Ты хочешь сказать что я бесчестный лжец? - Алексей начинал злиться.
   - Да нет же, я просто хочу понять и узнать для себя, - спокойно продолжал Артём, решив теперь ответить на безкультурную манеру Алексея его же способом и, тем самым, сбить с него спесь, наконец. - Я хочу научиться. Если осилю, конечно, сию науку.
   - Да ладно вам, мужики, - попытался обратить всё в шутку Владимир. - какая к чертям разница кто и как чего добился...
   - Большая разница! - резко повернулся к нему Артём, но голос его по-прежнему был абсолютно спокоен. - Лично для меня большая. К счастью, ещё для многих людей имеет значение каким способом добиться и каких именно целей. Тем более, Лёлик сам первым начал этот разговор в таком ключе.
   - Да ты завидуешь, Айболит! - презрительно улыбнулся Алексей.
   - Вовсе нет, - не терял самообладания Артём. - Ты, видишь ли, опять меня не понял.
   - А что тут непонятного? У тебя ничего толком нет. Живёшь с родителями, штопаешь зверюшек таких же как ты неудачников за копейки... Да ты даже не женат! - Алексей вновь заржал как жеребец. - А это уже о многом говорит.
   - О чём же это говорит? - Артёму было неприятно, но он сам удивился, что его не оскорбляют слова Алексея. Возможно потому что стыдно обижаться на услышанные гадости от таких людей как Протервин. - Договаривай и не надейся, что тебе удастся меня унизить и оскорбить.
   - Да кончайте вы уже! - вновь попытался выступить в роли мирового судьи Владимир, но внимания на него и его попытки никто не обратил.
   - А говорит о том, что достойные девушки выбирают сильных и состоявшихся во всех смыслах мужчин а не домашних Айболитов, - ехидно усмехаясь закончил свою гнусную тираду Алексей.
   - Во-первых, не говори за всех девушек от своего имени и не определяй кто из них кого достоин, - спокойно ответил Артём. - А, во-вторых, что по-твоему означает "состоявшийся во всех смыслах мужчина"?
   - А это значит деньги и власть, Артёмка. Это значит быть хозяином этой жизни, а не пресмыкаться всё время в ожидании подачки перед каждым, у кого есть монета. Это значит жить на полную катушку, а не выживать, сводя концы с концами каждый день, месяц за месяцем, год за годом. Слава Богу, сейчас не те времена. Нет нужды барахтаться со всеми в серой массе, а есть возможность сильным управлять слабыми. И надо выбирать сторону и доказывать, что ты лучше этих слабаков и слюнтяев, чтобы оказаться наверху. Тогда у тебя и будет свой бизнес. В противном случае ты неудачник, "совок" паршивый. Это также значит иметь красавицу-жену и ещё более красивую любовницу. Вот когда ты успешный состоявшийся мужчина во всех, Артёмка, смыслах!..
  
   Артём откинулся на спинку стула и изучающее осмотрел сначала Алексея, потом Владимира.
   - Ты тоже так считаешь? - обратился он к последнему.
   - Вот, ребята, только не надо впутывать меня в этот бред! - рявкнул недовольно Фидуцын. - Я лучше пойду куплю всем пива.
   - Ты правда так считаешь, Лёлик? - спросил Артём у Алексея, когда Владимир вышел из-за стола.
   - Да, Артёмка, я правда так считаю, - кривляясь ответил Протервин. - И я не виноват что ты, к сожалению, вырос неудачником!
   - Тогда мне очень жаль тебя...
   - Ой, не надо этих благородных соплей, - брезгливо поморщился Алексей. - Себя пожалей в самом деле.
   - Нет, мне правда тебя жаль, если ты так считаешь как говоришь. Просто теперь я понимаю сколько тебе пришлось и приходится унижаться, терпеть душевные муки...На какие пойти пришлось жертвы, чтобы попасть в эти самые "сливки"... Это передо мной и такими как я ты можешь, что называется, "гнуть пальцы" - в твоём мире же каждый знает какими путями и ценой чего он влез наверх.
   - Что ты несёшь?! - взревел Алексей. -Надо просто иметь мозги и способности!
   - Какие способности, Лёша? - Артём сохранял спокойствие без усилий, чему сам изрядно удивился. - Идти по головам? Унижаться и пресмыкаться перед всяким денежным быдлом, которое разбогатело воруя, убивая, также пресмыкаясь и спекулируя? Унижаться и пресмыкаться, чтобы стать когда-нибудь таким же как они?
   А обогатились они, Лёша, за счёт честного труда тех, кого ты и такие как ты уничижительно обзываете "совками". За счёт труда тех, кто честно трудился на благо страны, общества, будущего своих детей и внуков!.. И это не красивые слова, Лёша. Это - правда! - Артём внимательно посмотрел в глаза Алексею, в которых читалась ненависть. - Или способность стать проституткой, чтобы тебе в виде подачки швырнули тот самый пригласительный билет гостя на те самые "верха"? Эти способности?
   - Ой, ну вот чушь же несёшь! - не переставая презрительно морщиться, захрипел басом Алексей. - Беспросветную чушь и ересь!
   - Ересь, Лёша, приплетать к этой, погрязшей в пороке и разврате, жизни Бога. Славить его за те Содом и Гоморру, в которых мы сейчас живём и вовсе даже хуже ереси. Это богохульство. Обзывать "совками" тех людей, что живут по совести как и тех, что своим трудом славили эту страну, создавали самые её великие достижения, от которых нынешние богатеи кормятся до сих пор и на воровстве которых и создали своё состояние - это в высшей степени непорядочно. А значит "совками" вы называете и тех, кто отдавал свои жизни за эту страну? И это даже не подло, это...
   - Да ты никак коммунист! - воскликнул Алексей с ухмылкой.
   - Коммунизм - это утопия, к глубокому сожалению, пока есть такие люди как ты, к примеру, готовые пойти на что угодно, лишь бы почувствовать своей никчёмной душонкой власть, лишь бы дорваться до кормушки и отхватить кусок пожирнее, чтобы потом ничего не делая жрать его, сидя на высокой ветке да поплёвывать сверху на всех остальных. К сожалению, такие люди были и будут всегда. Мы и страну потеряли во многом потому, что лучшие из людей погибли в той страшной войне, а тыловые трусливые крысы после смерти Сталина и начали потихоньку выгрызать страну изнутри во власти, примерив на себя заслуги и звания погибших.
   - Вот мы куда приехали, - надменно пробасил Алексей. - К Сталину...
   - Увы, мы не пришли, а отвернулись. А повернулись лицом к капитализму и изошли на слюну от предвкушений.
   - Потому что капитализм и является единственной возможной формой существования человечества, неуч.
   - Нет, ты заблуждаешься. Да, капитализм как какой-нибудь герпес, грипп или другая зараза будет приходить снова и снова, каждый раз в новом обличие, но с неизменной своей сущностью: сильные и алчные будут порабощать кротких и бескорыстных, но именно кроткие унаследуют Землю.
   - Брось все эти библейские проповеди, - пренебрежительно отмахнулся Алексей. - Ты знаешь и сам, что мямли ничего не унаследуют, потому что слабы и нежизнеспособны.
   - Вот в этом и главное ваше заблуждение. Кроткие - не значит мямли или рохли.
   - А что значит?
   - Я думаю ты не поймёшь. Сейчас уже не поймёшь, Лёша.
   - Ну дай мне шанс!
   - Если человек не отвечает на хамство, то это не говорит о его слабости.
   - И?
   Артём глубоко вздохнул и поднялся со стула.
   - Ладно, Лёлик, без обид, - он с улыбкой протянул руку для рукопожатия. - Мы с тобой просто совсем разные. Я нисколько тебе не завидую и не моё дело тебя осуждать. Вовсе не к тому я вёл наш с тобой разговор.
   - Счастливо, Айболит, - Алексей нехотя, но руку Артёму пожал.
   - Спасибо и тебе удачи. И извинись за меня перед Вовкой и передай мои наилучшие пожелания ему и его семье.
   - Ладно.
  
  
   Удаляясь от столика в кафе, Артём чувствовал как внутри его всё бурлит. Ему было неприятно за этот разговор, но он также понимал, что не мог иначе, после того как Алексей позволил себе так его унизить. Конечно, он мог сделать вид, что ничего не заметил и промолчать, мило улыбаясь, но видимо он не был кротким. Да впрочем к их числу Артём себя никогда и не относил. Просто не терпел он никогда несправедливости и хамства.
   Настроение было изрядно подпорчено и он решил сделать ещё кружок по парку, пообщаться с белками. Это общение было бы безусловно куда более приятным. Ну а затем домой - возможно, хотя маловероятно, его ждёт долгожданный ответ на анкету. Завидовал, да и то белой завистью, Артём только в одном Алексею и особенно Владимиру - у них были счастливые, как полагал он, семьи...
  
  
   - Ну что, ушёл? - спросил Владимир, ставя на столик две бутылки пива.
   - Да.., - брезгливо ответил Алексей. - А ты куда провалился? Он меня тут уже Сталиным пугал.
   - Сталиным? Ха-ха! - рассмеялся Фидуцын. - Да ждал когда этот сталинист уйдёт. Достала меня эта его болтовня о высоких материях.
   - То-то я смотрю не три, а две бутылки взял, - заржал по своему обыкновению Алексей.
   - Ну а буду я ещё тратиться на такую зануду, - засмеялся в ответ Владимир.
   - А у меня ещё мысль вначале промелькнула.., - задумчиво вдруг добавил Протервин. - Пригласить его в поездку...
   - В Мраморный-то Бор?! - изумился Фидуцын.
   - Ну значит всё к лучшему. Он вовремя тебе показал свою гнилую душонку.
   Оба так громко рассмеялись, что снова вызвали недовольный взгляд работника кафе.
   - Может по шашлычку? - вдруг спросил Владимир.
   - Ну тогда и по сто грамм, - добавил Алексей.
   - За рулём же...
   - Да тут ехать-то. Откупимся в конце концов.
   - Слушай, так Динкина подруга-то поедет?
   - Поедет, конечно.
   - Ты мне хорошую наводку дал, молодец. Я пока у неё зубы лечил, пытался удочку закинуть, но видимо обстановка была не так. А девочка хороша! В моём вкусе!
   - Да, одно время сам думал к ней перекинуться, когда с Дианой ещё жили... А в Лисьей Норе обстановочка будет что надо! А своей что скажешь-то?
   - Сказал ей уже что на рыбалку с тобой еду.
   Оба снова громко рассмеялись. Работник кафе незаметно плюнул в их сторону.
  
  
   Придя домой, Артём уже через полчаса оказался у компьютера. Что-то его именно сегодня необъяснимым образом тянуло проверить свою почту. Какого же было удивление Артёма, когда на мониторе замигало сразу три непрочитанных сообщения. Он также отметил, что его анкету снова просмотрело как обычно очень много девушек, но ответов было только три. Это и то много, потому как уже давно он вообще ничего не получал, кроме сообщений приятно провести время или откровенно оскорбительных ничем не обоснованных посланий. После такого казалось, что среди современных девушек не осталось никого кроме проституток, но верить в подобное Артём наотрез отказывался. Однако два из этих трёх поступивших ответов сегодня, вновь оказались именно такого характера. Одна девушка просила в долг деньги или предлагала отработать их "натурой". Вторая написала гневную тираду о том, что всё написанное Артёмом является враньём и что сам Артём законченный негодяй и придурок. Да-да, дикость современного общества заключалась в том числе и в том, что просто так вас мог оскорбить кто угодно, без причины, а лишь потому что ваши мысли ему непонятны и чужды. Но вот третье сообщение...
   "Я была бы рада познакомиться с таким человеком как ты ". Казалось бы одна простая обыденная фраза... Нет ни единого фото... Но сама анкета содержала в себе текст, который отозвался эхом в душе Артёма, который чувствовал то же самое что и эта неизвестная ему пока девушка по имени Мария. После некоторого смятения и раздумий, Артём решился написать ответ.
  
   "Здравствуйте, Мария! Спасибо Вам большое за Ваше письмо и откровения. Мне так много хотелось бы Вам рассказать... Жаль, не могу видеть Вас хотя бы на фото, но надеюсь Вы не иллюзия, а реально существующая девушка. Скажу лишь, что я был бы рад знакомству с Вами! Прочитал Вашу анкету и... как я Вас понимаю. Сам чувствую нечто похожее...
   Иногда задаёшься вопросом... Почему всё получилось именно так?! Быть может я отношусь к той категории людей, которые никогда не расстанутся со своим детством, но для меня весь период, прошедший с детских и юношеских лет до нынешних тридцати - как сиюминутная метаморфоза!
Сейчас мне всё чаще кажется что вся моя жизнь катится в тартарары и моим мечтам так и суждено остаться и умереть мечтами. Но когда мне было пятнадцать я так отчаянно верил в то, что на этом свете есть любовь и она у меня будет вне сомнений!.. Я верил, я считал, я надеялся... Да, я искал, но как можно намеренно найти свою Судьбу?
Я жил ожиданием этой Встречи. Нынешнему поколению пятнадцатилетних, конечно, непонятно будет такое наивное по нынешним меркам ощущение, ведь они уже с начальных классов знают то, что им знать не положено.
Но...Странное это дело - время, года... Порой я ощущаю себя вне времени. Оно идёт, вроде кто-то вокруг старится, кто-то тупеет, кто-то мудреет, у кого-то какие-то кардинальные перемены и человека попросту не узнать... Кого-то уже нет в живых...А я продолжаю верить в чудеса и хоть ,обращаясь к реализму, я понимаю что эти чудеса умрут со мной, но я не могу перестать в них верить.
Я до сих пор не хочу стать одним их многих, а хочу оставаться собой. Возможно в этом беда нашего мира, что слишком многие перестают оставаться Личностью, а становятся стадом? Кто знает... Я хочу просто жить,
любить, ощущать себя счастливым...
Я хотел всё это подарить... Но моя любовь и я никому так и не были нужны и возможно в этом тот злой парадокс Судьбы и насмешка Бога, когда ты платишь за то, чего не совершал. Быть может в этом тот самый Рок и я вытащил такой билет, рождаясь. Каждому своё и я всё равно благодарен за всё что у меня есть. У многих нет даже этого. А в  жребии мне никогда не везло...
"
  
   Ни секунды не колеблясь, Артём отправил письмо Марии. Неприятная встреча и разговор минувшего дня, уныние и тревоги - всё исчезло без следа.
  
  
  
  

17.

  
   Вика и Мария сидели в комнате умершей Степаниды Захаровны, беседуя о том о сём, в ожидании Михаила Ракиновича. Был уже час, но он его всё ещё не было дома. Это было довольно необычно, так как Мурави в плане пунктуальности был безупречен. Они беседовали о разных вещах и, как часто бывает в процессе длительного разговора, характер беседы приобрёл всё более доверительные и философские нотки.
  
   - Знаешь... я с ужасом иногда думаю что я буду делать и как буду жизнь, когда не станет моих родителей, - задумчиво говорила Вика, сидя в любимом кресле бабушки и нежно поглаживая его бархатистую обивку. - Ведь этот мир для меня тогда изменится ровно настолько насколько сильна будет эта потеря, а сильна она будет неимоверно... Почему жизнь такая несправедливая? Почему всё хорошее в ней кончается, а в конце всего побеждает плохое - то, что приносит боль... Почему жизнь заканчивается смертью, а не наоборот, например? Почему счастливые дружные семьи не могут жить вечно, даря надежду и веру другим и показывая наглядный пример? Ведь такая семья - это смысл всей жизни человека.
   Почему хорошие люди стареют, болеют и умирают? Почему утрата неминуема?
   Знаешь, меня прямо в дрожь берёт от ужаса что их не станет и я останусь одна... Наверное человека в этом смысле спасает любовь, обретение родственной души рядом... но у меня и нет никого... Разве я виновата в этом или только я одна виновата?..
   Господи, я с ума тогда сойду, ведь никого ближе чем они у меня нет... Когда я думаю об этом, то понимаю как я виновата перед ними... Я не подарила им внуков, я не доставила им этой радости нянчится с внуками... Они всё понимают и никогда не задавали мне вопросов о личной жизни, о том, почему она не складывается... Господи, ну почему она не складывается? Вроде не уродина и не дура и так мечтаю о любви, семье, детях!... И эта вина меня будет терзать вдвойне... я боюсь что просто сойду с ума и тем самым ещё больше расстрою их уже там... Господи, почему ты так жестоко расписал правила в этом мире, где всё так нечестно... Сильные обижают слабых, а правила такие что постоянно идёт борьба за выживание и понятно кто победит... Наглый и подлый затопчет доброго и скромного... Какой мир ты хотел увидеть? Ну не такой же ведь, верно?...
   Ох... почему детство не длится вечно?...Почему родители не могут навсегда оставаться молодыми и такими здоровыми и счастливыми?...
   Я бы придумала новый мир... Но я не Бог... Прости меня за такие мысли, но по-моему они справедливы и ты должен их услышать... Да, я гость в твоём мире...хотя наверное твой мир там... Но что же тогда здесь?...
   Господи, лучше постараться успокоиться иначе всё это вконец лишит меня сил, а я и так слабая... Да, слабая - уж извините, но какая есть... И одинокая... не сейчас, но... Господи, пусть мои родители живут долго и счастливо - они всё, что у меня есть!... Пожалуйста!...
  
   Вика не сдержалась и расплакалась. Мария бросилась к подруге, обняла её. Она заметила как слёзы подступали к глазам подруги пока та делилась с ней своими переживаниями, но не хотела перебивать её. Очень важно дать выговориться человеку, который доверился тебе.
   - Вика, милая, всё хорошо, - крепко обняв подругу, приговаривала Мария. - Не плачь, пожалуйста. Я с тобой рядом и никуда не исчезну.
   - Правда?.. - глазами молящего ребёнка посмотрела Вика на свою Марию.
   - Ну, конечно, правда, глупенькая, - по-матерински нежно улыбнулась ей та.
   Вика уткнулась в плечо подруги, всё тело её содрогалось от всхлипов.
   - Ничего, Викусь, - продолжая поглаживать её по голове, успокаивала Мария. - Поплачь, если хочется. Не стесняйся и не сдерживайся. Я знаю - иногда такое состояние как нахлынет так и не знаешь куда деваться. Но мы с тобой девчонки отважные и сильные, правда? Просто иногда нужно поплакать...
   Вика подняла голову и стала судорожно вдыхать воздух, как бывает когда после отчаянного плача ребёнок старается успокоиться. Сейчас Вика и была похожа на такую маленькую зарёванную девочку, растирающую глаз руками.
   - Стой! Погоди! - Мария протянула подруге платок. - Лучше платком, а то глаза потом будут как у рака.
   - Спасибо... Ой, я, пожалуй, пойду в ванной приведу себя в порядок, а то вот-вот Михаил Ракинович появится.
   Она вышла из комнаты, а Мария впервые внимательно огляделась. Несмотря на то, что комната была большая с очень высокими потолками, как во всех старых домах, а из-за окруживших со всех сторон высоченных уродливых новостроек в окна этого домика почти не попадал солнечный свет, но здесь было очень уютно, хоть и мрачновато, по-домашнему тепло. Убранство комнаты в большей степени уже составлял антиквариат, потому как Степанида Захаровна почти ничего после пятидесятого года прошлого века не покупала из мебели. Исключение составляла лишь бытовая техника, да и то телевизор "Радуга" и проводной телефон тоже отставали от современности на полвека, но работали до сих пор намного качественнее многих новомодных зарубежных аналогов. Несмотря на то, что в этой комнате проживала весьма пожилая (а на момент смерти Степаниде Захаровне был девяносто один год) женщина, но всё было чисто и прибрано, а вокруг витал не запах сырости и плесени, а какой-то тонкий весенний аромат. Марии даже показалось, что она слышала какую-то приятную мелодию. Хотя она наверное исходила или от соседей, или откуда-то с улицы. А может просто показалось. Особенно внимание Марии привлекла фотография совсем юной Стешки и её мужа - такого ж молодого и такого же красивого как и она. Оба выглядели счастливыми, полными любви и веры. Фотография буквально излучала свет, а сама молодая чета как будто улыбалась Марии. Ей даже показалось, что и таинственная музыка звучит оттуда - из старого фото. И только Мария решила приблизиться к нему, чтобы прислушаться, как громко щёлкнул замок входной двери. Щелчок услышала и Вика, которая успокоила свои заплаканные глаза холодной водой и мягким махровым полотенцем. Ещё раз внимательно взглянув на себя в зеркало и убедившись что следов слёз почти не видно, Вика повернулась двери, но тут же остановилась как вкопанная, потому что услышала голос бабушки:
   - Не плачь, девочка моя, - послышался такой знакомый и ласковый голос. - Просто следуй его совету и ничего не бойся.
   Вика в ужасе обернулась и испугалась ещё больше, когда вместо стены ванной комнаты с зеркалом, увидела сказочно красивый домик на берегу журчащего ручья, окружённый лесом. Возле домика стояла красивая молодая пара. Испуг Вики мгновенно сменился на восторг и радость - она узнала их по фото из бабушкиной комнаты.
   - Бабушка! - воскликнула Вика и молодая красавица улыбнулась ей, а молодой человек помахал рукой.
   -Не бойся и доверься Мумраку, - услышала она вновь знакомый голос из уст молодой девушки и в этот же момент сзади кто-то спешно открыл дверь.
   Вика обернулась, отскочив от неожиданности в сторону раковины. На пороге стояла встревоженная Мария.
   - Что случилось, Викусь? - озабоченно спросила она.
   - Я...я видела бабушку, - растерянно ответила Вика и, словно вспомнив о чём-то, резко обернулась обратно, но не увидела ничего, кроме зеркала на стен и отражающейся в нём картины реальности.
   - Не бойся, тебе просто показалось, - Мария подошла к подруге и обняла её. - Она сейчас в лучшем мире.
   - Да, я теперь в этом уверена! И я вовсе не испуганна, нет! Совсем наоборот!
   - Я услышала твой крик и...
   - Да нет же! Это я от радости вскрикнула, а не потому что увидела привидение.
   Мария внимательно посмотрела на подругу - та буквально светилась от счастья.
   - Ты знаешь, там был дом, - Вику прямо распирало от желания поделиться увиденным со своей подругой. - Ручей, сказочный лес!.. Кедровый или сосновый... Одним словом - сказочный! И у этого домика стояли бабушка и дедушка - молодые и счастливые как на том фото в комнате! - Вика схватила Марию за рукав. - Пошли!
   Она привела её к той самой фотографии, что несколькими минутами ранее, привлекла внимание самой Маши.
   - Вот как здесь! - радостно воскликнула Вика, указывая рукой на фото. - Я дедушку никогда вживую не видела, он погиб на войне. А он такой красавец был оказывается!
   - А я как раз смотрела на это фото, когда раздался щелчок входной двери, - отвечала Мария. - Я решила что твой сосед пришёл. А потом ты закричала и я очень испугалась.
   - Да, точно, - задумчиво произнесла Вика. - Я тоже слышала как замок открывался... Пошли скорее!
   Они буквально выбежали в коридор и наперегонки бросились к входной двери, как когда-то в детстве. Она была заперта.
   - Хмм, странно, - удивилась Вика. - Может он уже в комнате?
   Она постучала в кабинет Мурави. Никто не ответил. Вика знала, что эта дверь всегда была открыта и потому, слегка надавив, приоткрыла её.
   - Ты что?! - возмутилась Мария. - Нельзя же без спросу...
   - Он никогда не запирает её, - ответила Вика. - Мы же не взламываем дверь. Просто проверим - вдруг не слышит нас.
   - Не заперто - значит человек тебе доверяет, - ответила Мария. - Нехорошо так поступать, даже с таким невинным поводом.
   Но Вика уже приоткрыла дверь пошире и вслед за бархатными бордовыми занавесками стала последовательно открываться картина самой комнаты, вход в которую они предваряли. На обеих девушек её убранство произвело незабываемое впечатление.
   - Ух, давненько я здесь оказывается не была, - с восхищением глядя по сторонам, сказала Вика. - Смотри как величественно и одновременно уютно, Маш.- И она вошла внутрь, раздвинув руками бордовые занавески. - А вот диван стол я помню!
   - Стой! - озираясь по сторонам, окликнула её Мария. - Куда ты? Это же невоспитанно входить без спросу в чужую комнату.
   - Михаил Ракинович мне как дедушка и дверь эту он всегда держал открытой, - успокоила её Вика с улыбкой. - От меня уж точно не закрывал. Не бойся, входи. Мы же ничего не будем трогать. - И плюхнулась на старинный кожаный диван. - Он наверное Руню выгуливает.
   - Руню? - не поняла Мария и осторожно вошла внутрь.
   - Это очаровательный мопс, - улыбаясь пояснила Вика. - Ой, а на столе смотри какая красота!
   Она вскочила с дивана и подбежала к массивному столу из красного дерева. Уселась на такой же стул, обитый натуральной кожей как и диван.
   - Смотри какие фигурки! - продолжала с детским восторгом восхищаться Вика. - Кажется маленькой я играла с ними.
   Мария же прогуливалась вдоль стены, на которой висело множество фотографий. Особенно её внимание привлекла одна из полок, на которой стояли иконка Сергия Радонежского, а чуть ниже маленький бронзовый бюст И.В.Сталина со шкатулкой. Аккуратно открыв её, Мария обнаружила внутри бережно хранимые ордена и медали, среди которых она опознала орден Красной Звезды, медали "За Отвагу", "За победу над Германией", "За боевые заслуги" и особенно "Золотую звезду Героя Советского Союза".
   - Вика, - восхищённо прошептала она. - Да он же герой-фронтовик. Ты видела сколько у него наград?
   - Конечно, герой, - не глядя ответила та. - Ты лучше посмотри что я тут нашла! Вот лисичка...А тут гномик!... А вот умное дерево, - перебирая руками фигурки и устанавливая их в ряд на зелёной мраморной поверхности стола, приговаривала Вика. - А вот тут... даже не помню какие им названия давала, потому как в природе таких существ нет и названия они потому не имеют. Ну вот ведьма, вот... даже не знаю как этого уродца назвать... А это слизняки с присосками! Ползучие гадины такие...
   - Что ты сказала?! - Мария подбежала к столу, хотя до упоминания о слизняках с присосками, она с улыбкой и интересом разглядывала картину "Девятый вал" на стене, представляя что бы она делала в такой бушующей стихии. - Где слизняки?!
   - Да вот, - растерянно ответила Вика. - Это фигурки из камня какого-то. Чем-то они нэцке напоминают. Помнишь фильм "Каникулы Кроша"?..
   Мария взглянула на фигурки, выстроенные Викиной рукой в ряд и лёгкий холодок пробежал у неё по спине. Созданные ювелирной работой неизвестного мастера, на неё смотрели миниатюрные копии её ночных кошмаров. Наряду с различными зверюшками и другими неизвестными, но милыми существами, здесь была собрана целая коллекция жутких уродцев. Самой Марии были знакомы лишь ужасная ведьма, застывшая в той позе с широко расставленными ногами, вытянутыми корявыми руками и мерзким языком, а также гадкие слизняки с присосками, которых на столе было лишь три штуки. Все остальные фигурки, а их было очень много, внушали ужас даже в такой безобидной и неподвижной форме. Мария взяла в руки одного слизня и ей показалось, что она почувствовала пальцами мягкость и сырость фигурки. Инстинктивно пальцы разжались и слизняк упал на мраморную поверхность стола, однако не раскололся.
   - Ой! - вскрикнула Вика. - осторожно! Вот этого уж точно не надо делать. - Она схватила упавшую фигурку и с опаской осмотрела её. - Нет, хоботок не откололся. Знаешь, вроде бы маленькой я целые баталии тут устраивала с этими фигурками. - Она засмеялась. - Силы Добра против Сил Зла! Забавно, да?
   Марии было не до смеха. Она побледнела и, заметив это, Вика быстро освободила стул и усадила в него подругу.
   - Что с тобой? Тебе плохо? Принести воды? - обеспокоенно запричитала Вика.
   - Нет, всё в порядке, - успокоила её Мария. - Знаешь, мне надо тебе кое-что рассказать...
   Неожиданно фигурка ведьмы на столе упала. Следом хлопнула дверь ванной и в коридоре послышалось шарканье. Мария в ужасе вцепилась в руку подруги.
   - Что это?! - шёпотом спросила она. - Кто?!
   - Спокойно, - уверенным голосом ответила Вика. - Наверное Михаил Ракинович и Руня вернулись. Пойду посмотрю.
   - Стой! - по-прежнему шёпотом взмолилась Мария. - Это ведьма! Фигурка упала... Посмотри...
   Вика посмотрела на упавшую фигурку и вновь поставила её. В этот момент шарканье в коридоре прекратилось у самой двери комнаты.
   - Боже! - испуганно прошептала Мария. - Вика! Это она!
   - Да что с тобой такое, Маш? - с трудом высвободив свою руку из вцепившихся в неё ладоней подруги, спросила Вика. - Хватит меня уже пугать. Не смешно.
   - Я и не смеюсь, дурочка! - Она мне являлась во сне! Эта старуха! И эти слизняки!
   - Фу, какая гадость, - брезгливо молвила Вика и посмотрела на фигурки ещё раз. - Ну не везёт же тебе со снами... Но кошмары ведь многим снятся. Может просто похожи?
   - Нет! Это они! Один в один!..
   За дверью вновь послышалось движение и шаркающие шаги стали удаляться.
   - Ушла? - с надеждой в голосе спросила Мария. - Вика, ушла? Скажи что ушла!..
   Вика уже тоже была напугана и это ещё больше привело в ужас Машу. Наконец, набравшись смелости и взяв себя в руки, Вика на цыпочках подкралась к двери и аккуратно приоткрыл её. В коридоре никого не было, однако дверь в ванную была открыта, но свет в ней не горел. Вика решила себя успокоить, мысленно сказав себе, что это они с Машей забыли её закрыть.
   - Ну что там? - услышала она вдруг за спиной шёпот подруги и вздрогнула от неожиданности.
   - Тьфу ты! Разве так можно пугать?
   - Извини...
   - Нет там никого. И ведьм никаких нет.
   Она закрыла дверь и вернулась к столу. Посмотрев ещё раз на фигурки, она вдруг придвинула к себе лежавшие рядом пергамент и гусиное перо в большой чернильнице. Мария с интересом следила за подругой.
   -Значит тебя все эти гады посещают и пугают в ночных кошмарах? - деловитым тоном спросила Вика и взяла в руки гусиное перо.
   - Да...
   - Ну так теперь не будут. Иди сюда - увидишь как мы от них тебя избавим. Не бойся.
   Мария подошла к столу и увидела как Вика макнула перо в чернильницу и написала на пергаменте:
  
   " У моей лучшей подруги Марии больше никогда не будет ночных кошмаров!
   Вика."
  
  -- Вот так! - спокойно подвела итог Виктория и улыбнулась, переведя взгляд с листа пергамента на подругу.
  -- Спасибо, милая моя подружка, - улыбнулась ей в ответ Мария и снова посмотрела на написанное. - Эх, если бы все неприятности так легко решались бы...
  
   - Ну в детстве я так и делала, - ответила Вика. - Вот как раз вспомнила об этом там у двери, когда ты меня напугала. Насколько я помню, написанное желание должно исчезнуть, если оно принято.
   - А могут не принять?
   - Вроде бы да. Иначе ведь знаешь чего только нажелать можно было бы.
   - И каковы критерии отбора желаний? -с иронией спросила Мария.
   - Вот этого не помню, но вроде бы я ничего сверхъестественного не попросила.
   В этот момент снова хлопнула дверь в ванной.
   - Да что же это такое? - с нескрываемым возмущением в голосе вопросила Вика и решительно направилась к двери.
   Перебарывая вновь подступивший страх, Мария побрела следом. В коридоре они вновь никого не увидели, но Вика заметила что дверь в ванную заперта. Это её слегка напугало, но Марии она не стала ничего говорить, чтобы не напугать её ещё больше. Старые коммунальные квартиры имеют большие площади и потому затеряться и спрятаться в них не сложно. Тем более ведьме. Но Вика в них не верила. Больше она опасалась грабителей, маньяков, убийц - реальное зло, расплодившееся ныне с огромным размахом. Потому она сначала ещё раз проверила замок входной двери. Он был в порядке. Вика облегчённо вздохнула. Затем, переборов страх, она проверила ванную комнату. Здесь тоже всё было спокойно. Зеркало отражало лишь реальность. В комнате бабушки всё оставалось по-прежнему, без следов постороннего присутствия.
   - А это что за дверь? - указывая на закрытую спальню Мурави, спросила Мария.
   - Это вторая комната Михаила Ракиновича, но она всегда заперта в отличие от первой. Правда в детстве я там тоже часто играла. Кстати, однажды вместе с тобой.
   - Правда?
   - Да. Мне сам Михаил Ракинович напомнил.
   - Ничего себе память...
   - Но это только до школы она была открыта, - сказала Вика, подойдя к двери и без надежды на успех, повернула ручку. - А потом...
   Она запнулась, потому как дверь легко открылась. Девушки удивлённо переглянулись.
   - Что теперь? - заговорщецким тоном спросила Мария.
   - А вот это интересно... - задумчиво произнесла Вика и в следующее мгновение, сверкнув глазами, скомандовала: - Пошли!
   Осторожно они вошли в таинственную комнату, но почти сразу лёгкое разочарование постигло обеих. За всей загадочностью вечно запертой двери скрывалась самая обычная и ничем не примечательная комната. Простенькое убранство и никаких излишеств. Даже телевизора не было. Только старая кровать, большой шкаф, стул да комод...
   - Смотри сколько фотографий, - указывая на стену, сказала Мария. - И все военные. Да, всё-таки твой сосед настоящий герой... Сколько эти люди пережили... Слушай, а ему ведь лет не меньше, чем твоей бабушке было?
   - Но ты никогда бы не дала ему и семидесяти, - ответила Вика. - Такой живой и бодрый... Действительно удивительно. Ему же по идее около ста лет должно быть...
   - А это чьи рисунки? - обратила внимание Мария на детские картинки, развешанные в горизонтальный ряд на стене у самой двери.
   - Да это же мои! - радостно воскликнула Вика, присмотревшись к ним. - Ну конечно! Мои рисунки! Лисичка - сестричка, ясно солнышко и серый волк!
   - А что за цифры вокруг них?
   - Да просто цифры... Видишь они какие разноцветные? Летние. Вон под солнышком даже написано: "Лето".
   - Ага, - Мария внимательно разглядывала детские каракули с каким-то необъяснимым самой себе интересом. - Лиса, семь, пять, солнышко, два, ноль... - проговаривала вслух по порядку Мария, но не успела она закончить и назвать нарисованного волка, как дверь в комнату резко открылась и от неожиданности обе девушки вскрикнули.
   На пороге стоял Мурави. Вначале его лицо выражало некую озабоченность и тревогу, а потому девушки, не успев как следует испугаться, сразу покраснели от стыда. Наверняка Мурави очень зол на их вероломное поведение и вторжение в прежде всегда запертую комнату. Однако внимательно вглядевшись в глаза Вики и Марии, Мурави вдруг засиял и улыбнулся такой тёплой и искренней улыбкой что девушки тотчас успокоились, улетучились и страх и стыд.
   - А я уже вас на кухне с чаем заждался, - сказал пожилой мужчина как ни в чём не бывало. - Надеюсь вы приятно провели время? Я уже хотел вас позвать раньше, но услышал что вы там разговаривает и играете с фигурками - решил не беспокоить пока чайник не вскипит.
   - Так это вы хлопали дверью и шаркали по коридору? - облегчённо воскликнула Мария.
   - Извините меня, - виновато ответил Мурави. - Увы, приходится уже порой шаркать в силу возраста, будь он неладен.
   - Ой, нет! - вновь покраснела от стыда Маша. - Я не то имела в виду! Простите меня... Просто мы... я испугалась...
   - Ну значит мы квиты, - засмеялся Мурави.
   - Я же тебе говорила что никаких ведьм не существует, - толкнула подругу локтём Вика. - А ты такую панику подняла.
   - Какие ведьмы не существуют? - заинтересованно спросил пожилой мужчина.
   - Да так, ерунда, - махнула рукой Мария и на этот раз покраснела уже от смущения. - Не обращайте внимания. Вспомнили детство и страхи маленькой девочки возвратились.
   - Ну тогда пойдёмте пить чай, - предложил Мурави.
   - Ой, Михаил Ракинович! - всплеснула руками Вика. - Какие же мы дурочки невоспитанные! Особенно я! Даже не поздоровались!.. Здравствуйте и спасибо за приглашение на чай! - затороторила она, едва успевая набрать в лёгкие воздух, чем рассмешила Мурави. - Это моя лучшая и единственная подруга Маша. Извините нас, что без спроса вошли в ваши комнаты...
   - Чуть-чуть притормозите, Вика, - рассмеялся пожилой мужчина. - И вам желаю здравствовать обеим, девушки. А с Машей мы знакомы с самого её детства. Вот это солнышко рисовала как раз она.
   - Летнее солнце? - удивилась Мария.
   - А я думала все рисунки мои, - слегка расстроилась Вика.
   - Вы тогда тут вместе рисовали, - продолжал Мурави. - И именно так - "Летнее солнышко" - назвала свой рисунок Маша.
   - А я всё цифры какие-то калякала, - раздосадовано заметила Вика.
   - Ну волк и лиса нарисованы вами, милая сударыня, - улыбнулся седовласый мужчина.
   - А я так и не поздоровалась с вами, - обречённо взмахнула руками Мария, но следом тотчас улыбнулась: - Здравствуйте, Михаил Ракинович!
   - Да перестаньте вы уже со мной бесконечно здороваться! - рассмеялся Мурави. - Пойдёмте уже на кухню пить чай, а то совсем остынет.
   - Пойдёмте! - поддержала его Вика.
  
   На кухне, возле стола, сидел и деловито сопел очаровательный мопс.
   - Ой, какая прелесть! - бросилась к нему и начала ласково трепать по голове Мария.
   - Это - Руня, - гордо представил своего друга Мурави. - Мой верный помощник и товарищ.
   - Какая умница! - не скрывала своего восхищения Мария, но спустя пару секунд заметно погрустнела. - Я вот тоже мечтаю завести собаку. Это такие замечательные друзья! Но, к сожалению, пока не могу. Меня почти весь день нету дома.
   - Простите мою бестактность, - деликатно обратился к ней Мурави. - Вы живёте одна?
   - Да, бабушка оставила мне свою квартиру. А дом её в том же дворе что и Викин дом. Я когда к ней маленькая приезжала, то мы там постоянно играли во дворе. Собственно там познакомились и сдружились, так как жила я у бабушки в то время подолгу.
   - А здесь с Викой вы были лишь однажды. Совсем ещё маленькой. Неудивительно что не помните, - разливая заварку по чашкам, сказал Мурави.
   - Ну да, видимо это было ещё до школы, потому что лет с шести я себя уже чётко помню. - Мария улыбнулась пожилому мужчине. - А я вам оказывается ещё и солнышко нарисовала.
   - Именно! - ответил ей улыбкой тот. - А то, что не помните себя в первые годы жизни, так это со всеми так. Маленькие детишки помнят и знают слишком много из того, что впоследствии они должны будут узнать в своей жизни. Но показав им книгу с ответами, её потом закрывают и в памяти остаётся словно барьер, как будто и не жил вовсе этот маленький человечек и не думал ни о чём. Не зря этот возраст - до пяти лет - самый важный в воспитании человека. Упустишь его и пиши пропало.
   - А почему вы сохранили эти наши детские рисунки, Михаил Ракинович? - спросила Вика и осторожно пригубила чашку с горячим чаем. - И почему именно в таком порядке они висят на стене, а не вразнобой или как-то иначе?
   - А вот это вопрос в самую точку, - прищурился лукаво Мурави. - Вы, Вика, всегда умели выявить суть, отбросив вещи обыденные и условные.
   - Что есть то есть, - засмеялась Вика. - Но всё равно спасибо за оценку. И всё-таки - почему?
   - А вы правда ничегошеньки не помните? - пожилой мужчина привстал и нагнулся над столом, внимательно всматриваясь в глаза сначала Вике, а затем Марии.
   - А должны помнить что-то важное? - насторожилась Виктория.
   - Тогда, - он снова сел и откинулся на спинку стула, - почти четверть века назад, вы обе могли бы рассказать мне гораздо больше, чем я сам. Но, увы, неизбежное свойство людей - взрослея, забывать свои истоки и задачи, данные каждому при рождении. Вот и эти простые детские рисунки таят в себе...ключ. Ключ к важному сообщению о будущем.
   - Вы заинтриговали не на шутку, - потирая ладоши и усаживаясь поудобнее, сказала Вика. - Как же этот ключ работает?
   - Очень просто, - ответил Мурави. - Настолько просто, что ради безопасности непосвящённого, мне приходится запирать эту дверь, где хранятся рисунки.
   - Непосвящённого? - переспросила Мария.
   - Да. Ради безопасности того, кто не знает какую дверь отпирает этот простой ключ.
   - Но сегодня она была открыта, - заметила Вика. - Дверь была открыта. Честно-честно, мы её не открывали и она...
   - Да, вы правы, - деликатно перебил Мурави. - Но ведь об этом я и говорил вам вчера...
   - "В нужный час и дверь откроется нужная"? - медленно, словно вспоминая каждое слово, проговорила вчерашнюю фразу Мурави Вика.
   - Именно! - воскликнул радостно тот.
   - Ну теперь вы не только заинтриговали, но и напугали немножко, - уже без шуток сказала Виктория.
   - Нет, бояться вам совершенно не нужно, - успокоил её Мурави. - Никакой опасности для вас обеих нет. Просто пришло время вспомнить и подготовиться.
   - Что вспомнить? К чему подготовиться? - недоумевала Вика.
   - Вспомнить забытое, но вы уже на верном пути, - спокойно отвечал пожилой мужчина. - А подготовиться... Уже близится Лето Перемен.
   - Лето Перемен? - переспросила на этот раз Мария.
   - Да. Именно Лето Перемен.
   - Постойте, - как будто начиная что-то понимать сказала Вика. - Лето... Летнее солнце... Там, на картинке!
   - Вот видите, - засмеялся Мурави. - Я же говорил, что вы уже на верном пути.
   - А цифры? -спросила Вика.
   - Кажется я знаю, - ответила Мария и обратилась к пожилому мужчине: - Что-то начнётся летом 7520 года?
   - Умница! - тот хлопнул в ладоши как ребёнок. - Нет, не потому что поняла очевидную дату, а потому умница, что отметила слово "начнётся"! Не "случится", а "начнётся"!
   - Так это же черти знает когда, прости Господи, начнётся! - воскликнула Вика, но тут же поинтересовалась: - А что же начнётся?
   - А вот тут уже всё индивидуально и напрямую зависит от каждого человека в отдельности, - перешёл на серьёзный тон Мурави. - Одно могу сказать точно: всё с той поры будет искренно и абсолютно.
   - Как это? - не понимая спросили в один голос девушки.
   -Всему своё время, дорогие мои, - снова улыбнулся Михаил Ракинович. - А вот относительно того, что это будет ещё очень нескоро - вы заблуждаетесь. Это будет очень даже скоро. Об этом как-нибудь позже... Вы же сегодня ещё останетесь здесь, Вика?
   - Да, а как вы догадались? - удивилась та.
   - Просто предположил и предположение оказалось верным.
   - Да, хотела разобрать вещи в комнате бабушки и...переночевать, - Вика тяжело вздохнула. - Пора привыкать к реальности.
   - Которая имеет, тем не менее, свойство кардинально меняться, - заметил Мурави. - Значит мы ещё сможем вернуться к этому вопросу о рисунках с вами. А вот для Марии у меня есть специальный подарок.
   И Михаил Ракинович достал из кармана пиджака необычный предмет, напоминающий то ли камень, то ли некий минерал. Он помещался на его ладони и был какой-то бесформенный, словно состоящий из многочисленных кубиков и треугольников, слепленных воедино и похожих на кристаллы светло-латунного цвета, как золото.
   - Это-пирит, - улыбнувшись пояснил Мурави. - В переводе с греческого - "камень, высекающий огонь". Ещё его называют серный или железный колчедан. Удивительный камень. Удивительный и по своей красоте и по своим свойствам. Однако жизненную илу он придаёт только человеку с чистой душой и открытым сердцем. А вот любого другого, не обладающего этими качествами, он наделит такой отрицательной энергией, которая изничтожит его сущность до неузнаваемости.
   - Зачем же вы дарите его мне, Михаил Ракинович?! - в ужасе вопросила Мария.
   - Потому что вы именно такой человек, - успокоил её Мурави. - Искренний и открытый. Вы совладаете с этим камнем, он придаст вам силы и уверенности там, куда в скором времени вы отправитесь.
   - Что вы имеете в виду? - ещё больше встревожилась Мария. - Я никуда не собираюсь.
   - Нет, собираетесь. В поездку, не так ли?
   - Вроде бы нет...
   - Ну как же? - пожилой мужчина улыбнулся и едва заметно подмигнул Марии. - Странно, но у меня такая уверенность, что вас пригласили в загородную поездку.
   Мария изумлённо переглянулась с Викой. Та также ничего не понимала.
   - Меня в самом деле недавно пригласили поехать загород, но откуда вы об этом знаете? - удивлённо хлопала глазами Мария.
   - Мой вам совет - поезжайте, - будто не услышав её вопроса сказал Мурави. - Да, чаще всего, когда нет желания, надо прислушиваться к внутреннему голосу и не делать того, к чему душа не лежит. Но в этот раз путь определён верный. Не из-за людей, с которыми вы там встретитесь, а из-за места, рядом с которым вы окажетесь.
   - Михаил Ракинович, вы прямо окружили нас со всех сторон загадками, - с наигранным возмущением в голосе, сказала Вика. - Напугали сначала меня, теперь Машу...
   - Умоляю вас, - Мурави взял её за руку. - Ничего не бойтесь! Просто не могу вам пока сказать большего. Всему своё время.
   - Вы умеете предвидеть и предсказывать события, Михаил Ракинович? - спросила Мария.
   - Нет, - седой мужчина тяжело вздохнул. - Тут всё сложнее. Но вы сами скоро всё увидите. Просто поверьте мне - поехать вам нужно, а этот камень убережёт вас и поможет вам оказаться в том самом нужном месте.
   - О каком месте всё-таки речь? - туманные ответы Мурави не давали покоя и Вике. - Оно имеет отношение к ключу с картинками?
   Михаил Ракинович вдруг громко рассмеялся. Вика с Машей недоумённо переглянулись.
   - Как я и говорил, - Мурави едва смог совладать с безудержным смехом, - вы как всегда зрите в самую суть вещей, уважаемая Виктория. И потому вам вовсе не надо никуда ехать, а достаточно воспользоваться ключом прямо здесь, в этой квартире. - Наконец, Мурави отдышался и продолжил уже серьёзно: - Да, имеет самое непосредственное отношение. Отныне всё, каждый шаг, действие, мысль - всё будет иметь очень важное значение.
   - Но почему мы вместе не можем воспользоваться ключом прямо здесь? - удивилась Вика.
   - Есть много мест и способов попасть туда, - ответил Мурави. - Но у каждого свой путь и своя миссия. Мария должна к тому же исполнить роль проводника. Задача ведь в целом не просто попасть туда, а выявить сущность и помочь тем, кому ещё можно помочь. Поэтому я и дарю Марии этот удивительный камень. Силы ей понадобятся немалые.
   - А я могу спокойно воспользоваться ключом хоть сейчас? - глаза у Вики загорелись. Её, казалось, все эти странные рассказы пожилого соседа по квартире очень увлекли. - Но как? Что надо сделать?
   - Нет, пока не время, - закачал головой Мурави и слегка нахмурил брови. - Не забывайте и помните про важность времени. Поэтому пока не скажу как, но, поверьте, это совсем несложно и вы этим ключом уже не раз и не два могли воспользоваться раньше... - Он внимательно посмотрел на Вику. - Собственно так вы и делали.
   - Ага! - воскликнула та. - Значит в детстве? Ну тогда нам нечего там бояться, Машка!
   - К сожалению, это не так, - печальным голосом возразил пожилой мужчина. - С тех пор многое изменилось в худшую сторону здесь, а там всё принимает форму абсолюта. Показывает сущность без прикрас и лжи. Изменились и вы. В детстве, в раннем детстве, мы имеем особый свет и силу, с которыми странным образом спешим поскорее расстаться без всякого сожаления. Поэтому я не могу сказать, что бояться там вам нечего, потому как есть много чего, что может принести вам вред здесь. А всё в этом мире и в том взаимосвязано.
   - Ну вот, - огорчённо вздохнула Вика. - А я уж было понадеялась, что мы окажемся в чудесной детской сказке.
   - Никогда не теряйте веру и надежду, - улыбнулся Мурави. - А вы, Мария, обязательно поезжайте и не забудьте этот камень взять с собой.
   - Я не могу его принять, - робко, желая не оскорбить благородный порыв пожилого мужчины, ответила девушка. - Этот камень наверняка очень дорогой.
   - Да, - улыбнулся Михаил Ракинович. - Я получил его в далёком прошлом от очень хорошего друга - геолога, с которым мы часто работали вместе, в мою бытность геодезистом. Урал - удивительное место... Увы, моего товарища уже давно нет на этом свете. Однако ничего в этом мире не может быть оценено деньгами, ибо бесценно по сути.
   - Вот именно, что бесценно, - согласилась Мария. - Поэтому он слишком дорог, чтобы просто так отдать его мне.
   - Нет, - протестующее закачал головой Мурави. - Вы не поняли меня. Деньги оскорбляют истинную сущность. Этот камень, как и многое в нашей жизни, нельзя купить или продать - его можно лишь отдать, подарить от чистого сердца. Просто так. Прошу вас не отказывать мне в этом искреннем желании, Мария.
   - Что ж, если так...- Маше явно было жутко неловко. - Но мне правда очень не по себе, хотя безумно приятно!
   - Вот и славно, - улыбнулся и облегчённо вздохнул Мурави. - К сожалению, сейчас люди оценивают всё по денежной стоимости, хотя правильно и единственно верно обращать внимание именно на искренность и чистоту помыслов. Но не будем о грустном... - В этот момент очаровательный мопс, до сих пор лишь дремавший под столом, издавая сопящие и хрюкающие звуки, вскочил на ноги и засуетился перед своим хозяином. - Что? Устал лежать на жёстком полу? Захотелось на свой любимый мягкий диванчик?
   Девушки звонко засмеялись, а Руня недовольно залаял, словно осуждая их за подобное непонимание своего вполне естественного желания.
   - Ладно, пойдём открою тебе дверь в комнату, - смеясь, поднялся из-за стола Мурави. - Я на минутку, а вы не стесняйтесь - угощайтесь. Сейчас ещё почаёвничаем и пообщаемся.
   - Ну и что ты обо всём этом думаешь? - спросила Мария подругу, после того как пожилой мужчина с мопсом скрылись в мрачном коридоре.
   - Михаил Ракинович - замечательный светлый человечек, - ответила Вика. - Однако мне кажется возраст говорит о своём. Увы, но он как будто впадает в детство. Может, конечно, на него так подействовала смерть бабушки... Они ведь почти ровесники и прожили бок о бок почти всю жизнь.
   - Да, согласна, - ответила Мария и протянула камень подруге. - Вика, я не могу так. Он не понимает что делает, а я получается этим воспользуюсь, если возьму.
   - А вот тут я не согласна, - запротестовала Виктория, уклоняясь в сторону от руки Марии. - Может Михаил Ракинович и впадает в детство, но от этого искренним и великодушным человеком быть не перестанет. И потом... - Вика слегка прищурилась. - А вдруг и в самом деле тебе этот камень принесёт удачу и в поездке поможет?
   - Да не хочу я никуда ехать, - недовольно поморщилась Мария. - Ты бы знала как меня туда приглашали...
   - И всё равно - не обижай его, - сказала Вика. - Прими подарок.
   - Хорошо...
   -А я, пожалуй, действительно поживу какое-то время здесь, понаблюдаю за ним. Вдруг он действительно не в себе...
  
   Мурави открыл дверь в кабинет и Руня быстренько засеменил к дивану. Грациозно запрыгнув на него и удобно устроившись, он облегчённо вздохнул и размеренно засопел.
   - Спи-спи, соня, - улыбнулся ему хозяин, а сам подошёл к столу и взглянул на лист пергамента. Он был чист...
  
  
  
  
  
  
  
  

18.

   Весь день Полина провела в своей комнате, раскрашивая картинки и собирая разнообразные пазлы, лишь изредка прерываясь на просмотр мультфильмов. Юлия с малых лет приучала её к добрым и светлым советским мультфильмам, а не к наводнившим телевидение злобным и глуповатым, некрасивыми как по содержанию так и по картинке, мультикам зарубежным. Всё-таки никакой диснеевский мультфильм не в состоянии соперничать с советским, как показало время. Иногда Полина и сама начинала рисовать различные замысловатые фигуры и особенно любила цифры. Когда Юлия вошла в комнату дочери, чтобы уложить её спать и пожелать спокойной ночи, то застала её как раз за этим занятием - рисованием.
   - Полюшка, пора укладываться, - ласковым голосом сказала Юлия. - Завтра новая учебная неделя начинается. Давай ложиться баиньки, зайка.
   Надо отдать должное Полине, она почти никогда не капризничала, слушалась маму словно старалась лишний раз не расстраивать её по пустякам. Вот и сейчас она, обведя пожирнее какую-то цифру на своём рисунке, тотчас вышла из-за стола и принялась переодеваться в ночную пижаму. Юлия тем временем подошла к окну, чтобы задёрнуть на ночь шторы, но вдруг отчётливо почувствовала чьё-то присутствие в углу рядом с окном, противоположном тому, в котором стояла кровать Полины. Даже некоторый иррациональный страх на секунду овладел Юлией. Тем не менее, угол был пуст, рядом стоял лишь торшер. Почему-то Юля сразу вспомнила, что когда Полина только родилась и у них с мужем была собака, то она часто лаяла именно в этот угол, уставившись в одну точку.
   - Ночка! Спатьки! - звонкий голос Полины заставил Юлию прийти в себя. - Байки-байки!
   - Да, моя хорошая, спокойной ночи и приятных тебе снов, - ласково сказала она, поправляя дочке одеяло и целуя её. - Спи сладко.
   - Споканочи, - ответила Полина и весело хихикнула.
   Юля погасила торшер, при этом снова поймав себя на ощущении присутствия чего-то или кого-то в этом углу. Затем подошла к столу, чтобы погасить и настольную лампу. На рисунке Полины были изображены то ли лиса, то ли крыса - разобрать она не смогла. Над этим неопознанным зверьком светило солнышко, в котором значились цифры "7520".
   " По лету и солнышку скучает уже", - подумала про себя Юлия и улыбнулась.
   Выключив свет и уже собираясь выйти из комнаты, ей вдруг послышался шорох из того самого подозрительного угла. Юля остановилась и быстро зажгла большой свет. Угол был как прежде пуст, а Полина сияющими глазами смотрела на неё и весело хихикала.
   - Ах ты, проказница, - ласково пожурила её Юлия и, погасив свет, вышла из детской. Всё последующее время до своего сна, она не слышала ни звука из комнаты Полины.
  
   Девочка лежала в своей кровати, подтянув одеяло до самых глаз и затаив дыхание. Но это было не от страха. В темноте, под одеялом, она улыбалась в предвкушении встречи со старым добрым другом. В таинственном углу послышался шорох и тихое сопение. Затем лёгкие шаги загадочных маленьких ножек быстро замельтешили по комнате и в конечном итоге остановились у изголовья кровати. Теперь Полина отчётливо слышала дыхание кого-то, но сама не издала ни звука. Вот шаги вновь направились в сторону угла. Наверное минуты две потом царила полная тишина и, устав ждать дальнейшего развития событий, Полина слегка приподнялась на локтях и в этот момент почувствовала как кто-то схватил её за лодыжку. От неожиданности Полина даже вскрикнула, а затем расхохоталась. Однако испугавшись, что тем самым привлечёт внимание своей мамы, заставила себя тотчас успокоиться.
   - Мумак чучу! - с трудом сдерживая смех, сказала она в темноту.
   - Апрушка чуча! - ответил шопот со стороны таинственного угла, который вдруг озарился чудесным светом, словно в нём пряталась радуга. - Чиридок!
   С последним словом, на фоне этого необычного свечения, появился невысокого роста человечек с немолодым, но озорным лицом, которое не тронули морщины. Он улыбнулся, снял с головы зелёную шляпку с пёрышком и, сделав шаг в сторону, склонился в поклоне руками словно приглашая войти в этот чудесный свет. Полина в полном восторге вскочила на кровати и, хлопая от радости в ладоши, стала на ней прыгать. Затем звонко хихикнула и прямо босиком и в одной пижамке спрыгнула на пол, устремившись бегом в это свечение. Невысокий человечек лишь с улыбкой проводил её взглядом, после чего надел шляпку на голову и не спеша проследовал за Полиной. Едва он вошёл в радужный свет, как в комнате вновь стало темно.
  
   Вокруг ярко сияло солнце и голоса самых разных певчих птиц сливались в чудесную симфонию. Они бежали по сочной высокой траве - она босиком, а он в красных хромовых сапожках - взявшись за руки и громко смеясь. Небо было таким синим-синим, а трава такой зелёно-зелёной, что чёткая линия горизонта, разделяющая их, казалось бесконечно-бесконечно далёкой.
   - Как же я люблю здесь бывать, Мумрак! - радостно воскликнула Полина.
   - Я это знаю, поверь, - ответил ей человечек.
   Впереди показалась огромная, почти с них ростом, ромашка. Будто бы это само солнце росло на толстом зелёном стебле. Едва они поравнялись с ней, как вдруг всё вокруг изменилось - поле было усеяно самыми разными цветами, со всех сторон стали слетаться невиданной красоты бабочки. Затем впереди они увидели такую же огромную землянику и едва добежали до неё, как к цветам и бабочкам, добавились грибы и ягоды, птицы и стрекозы.
   - Смотри! Белый гриб! - закричала Полина, указывая вдаль.
   Словно белая башня с гладкой коричневой крышей возвышался он своими огромными размерами над всем лугом. Лисички и белые, подосиновики и грузди, сыроежки и даже мухоморы - картина вокруг становилась всё удивительнее и красочнее. В траве засопели ёжики. Поравнявшись с одиноким деревцем, поле окружил со всех сторон чудесный сказочный лес. А как только они остановились у маленького ручейка, чтобы испить водицы, как неожиданно оказались на бегу дивной реки, в которой плескалась диковинная рыба и плавали красавцы-лебеди. Картина неописуемой красоты и гармонии представилась их взорам.
   - Почему в нашем мире всё не так? - с горечью и сожалением спросила Полина, усаживаясь на берегу.
   - Таким он и был когда-то, - окинув взглядом всё вокруг, ответил человечек. - Но и здесь он на грани вымирания, потому как является отражением истины мира, в котором живут люди. Любая трагедия ил утрата там - находит своё отражение здесь. И наоборот - чем больше добра приносит человек в свой мир и чем больше создаёт прекрасного, тем красивее и чудеснее становится здесь. Тот мир, в котором мы сейчас с тобой находимся является своеобразной душой того мира, в котором живём постоянно.
   - Да, ты говорил, - вздохнула Полина. - Но почему я в том мире такая беспомощная? Я всё понимаю и чувствую, но слово душа и тело не желают существовать воедино.
   - Потому что ты и такие как ты - особенные. Потому что вы из числа тех немногих, кто никогда не забудет истины, с которой каждый из нас приходит в этот мир. Вы - особенные, светлые и чистые люди, которые бы не давали забыть человечеству эту истину. Но защищая вас от злобных насмешек и преследований, а также, памятуя о том, что каждый должен сам для себя понять и осознать свою истинную роль в этом мире, вас лишили этой возможности...
   - Это жестоко...
   - К сожалению, человечество сейчас более чем просто жестокое и таким образом вас захотели защитить. - Человечек тяжело вздохнул. - Да, это несправедливо и бессердечно по отношению к вам и к вашим родителям, но в этом заложен куда более глубокий и гуманный смысл.
   - А мне обидно, что я не такая как все нормальные дети, - опустила голову Полина. - И я вижу как мама переживает... Папа из-за меня ушёл...
   - Не из-за тебя! - человечек нахмурил свои густые брови. - У него свой ответ перед лицом истины будет. А ты... - Он обнял девочку улыбнулся ей. - Ты самая замечательная и самая что ни на есть необыкновенная обыкновенная девочка! - Человечек внимательно посмотрел Полине в её грустные глаза. - Или наоборот!
   Оба громко рассмеялись и повалились на спины.
   - Какое синее небо, без единой тучки, - мечтательно сказала Полина. - Не видела такого в нашем мире.
   - А я видел, - задумчиво ответил человечек. - Правда очень давно. После войны. Оно было синим-синим, ясным-ясным...
   - Мумрак, ты воевал?!
   - Ну это здесь я Мумрак - одна из сторон моей сущности, а в том мире я ведь старый уже человек... ты же знаешь. Скоро я навсегда покину тот мир и должен буду покинуть и этот.
   - Разве это не рай?
   - Ты знаешь что нет, но каждый раз меня об этом спрашиваешь. Это душа мира реального, его отражение... Но не рай. Это уже совсем другая история.
   - Значит ты исчезнешь насовсем? - испуганно захлопала глазами Полина. - Тебя нигде не станет??
   - Нет, совсем нигде меня быть не может, - засмеялся человечек. - Ничто не возникает из ничего и ничто никуда не исчезает без следа. Наш мир, где ты живёшь с мамой, а я старенький дедушка - это всего лишь кратковременная остановка на Великом Пути Странствий!.. А пока каждый из нас должен решить предназначенную ему задачу. И для завершения своей у осталось совсем мало времени... Совсем мало... Мне многое надо ещё успеть передать тебе и другим...
   - Но людей так много...
   - Да, но не все окажутся достойны следующей станции. Многим придётся вернуться назад. С тяжёлым сердцем, с болью и лишениями... И в этом будет только их вина, потому что деяния таких людей уничтожали всё сущее, попирали истину и оскверняли её. Да и к тому же я не один. Таких проводников как я очень много. И у меня когда-то был свой Мумрак. И задача наша - вселить надежду и укрепить веру в себя у людей, в чьих душах ещё не погас тот свет, что делает мир наш прекраснее и добрее. И в то же время надо помочь раскрыть глаза тем людям, что падают всё глубже в бездну безысходности и цинизма уже даже не отдавая себе в этом отчёта, не понимая всего ужаса своего положения...
   - Так вы как ангелы?
   - И снова нет, Поля, - засмеялся Мумрак. - Мы не ангелы, потому что это не рай. Но в чём-то, возможно, наши действия схожи. Помогать мы обязаны всем. Другой вопрос, что немногие из тех, кому необходимо стряхнуть с себя морок, дабы идти дальше, способны осознать необходимость этого. Они настолько одурманены материальными благами и Золотым Тельцом, что отказываются даже вспоминать о том, что когда-то знали наизусть. Многие и вовсе не способны уже вспомнить. Но жалеть их не стоит.
   - Но почему, Мумрак?
   - Эх, Полюшка, если бы знать откуда у человечества из поколения в поколение такая одержимость и тяга к пустому и низменному - власти и деньгам? И то и другое придумано самим человечеством, его худшими представителями. Если бы ты увидела истинный лик таких людей в этом мире, где мы сейчас с тобой сидим на берегу дивной реки, то ты бы пришла в ужас от увиденной картины...
   - Но я бы рискнула посмотреть...
   - Нет! - человечек резко поднялся с земли. - Это невозможно и совершенно тебе ни к чему. Каждый, приходя сюда, должен лицезреть лишь то, что поможет ему найти ответы и то, что он заслужил увидеть. Тебе бы увиденное, коме ужаса и отвращения, не дало бы абсолютно никакой полезной информации и пользы. Такое зрелище предназначено для взрослых, погрязших во лжи и пороках. И чаще всего они не в состоянии даже физически пережить встречу с самими собой, со своей истинной сущностью.
   - Но зачем же тогда им показывать такие ужасы?
   - Эти, так называемые, "ужасы" они породили сами и потому обязаны увидеть свои "творения" воочию. Я бы покривил душой, если бы сказал, что единственной целью подобных ознакомлений является стремление во чтобы то ни стало спасти "создателей" от своих "созданий" ожидаемой страшной участи первых от последних. Нет. Это лишь одна сторона. Не менее, а быть может даже и более, важно оградить от них людей добрых и светлых, коих немало было во все времена и нынешние не исключение. Сохрани уже имеющееся и огради его от врагов, а уж потом воссоздавай утраченное. Иначе имеешь все шансы потерять навсегда и то и другое.
   - А я думала здесь везде так спокойно и красиво...
   - Увы, Полюшка, - человечек снова и снова тяжело вздыхал. - Таких мест как то, где мы сейчас с тобой находимся, всё меньше и меньше... Но тебе это пока не надо видеть и знать.
   - Но я тоже хочу помочь, - Полина поднялась и пристально, даже с неким вызовом, посмотрела в глаза Мумраку.
   Он улыбнулся ей и поправил упавший локон с её лица.
   - Вот поэтому ты и здесь, - сказал он. - Только твоя помощь заключаться будет в вопросах более важных и сложных.
   - Я готова! - аж подпрыгнула от радости Полина. - Здесь я способна свернуть горы!
   - Этого не понадобиться, - засмеялся человечек. - Но ты должна узнать многое об этом месте, о дорогах, ведущих сюда и причинах, по которым люди сюда попадают. Однако предлагаю поговорить обо всём этом в моей избушке, что у реки.
   - Согласна! - захлопала в ладоши девочка. - А в ту, что в лесу, мы не пойдём?
   - Теперь там опасно, - Мумрак вновь тяжело вздохнул. - Пойдём в речную. Там мы сможем спокойно обо всём поболтать, а заодно и прогуляемся. Чего тут сидеть?
   - А мне и тут нравится, но всё равно - пойдём!
  
   И они зашагали вдоль берега по направлению к тропинке, которая вела в сторону сказочного леса и, петляя, исчезала из виду в его густой листве. Вокруг по-прежнему пели птицы, летали бабочки и жизнь сияла всеми красками. Но по мере того как они всё больше углублялись в лес, голоса и пения становились всё тише, а вокруг всё чаще были слышны непонятные шорохи и звуки.
   - Не бойся, - взял Полину за руку Мумрак и улыбнулся. - Неймата отсюда далеко, а остальные нечестивцы и того дальше.
   - Я никогда не видела здесь Неймату, но твоих рассказов о ней мне хватило, чтобы испугаться и опасаться встречи с ней. Поэтому я рада, что она отсюда далеко.
   - Неймата охотится за заблудшими душами, потерявшимися, - сказал человечек и несколько раз оглянулся на шорохи, чем легка напугал Полину. - Но её высшая цель - осквернение самой чистой души. Души ребёнка.
   - А кто она вообще? - спросила Поля, почувствовав как холодок пробежал по её коже от последней фразы Мумрака.
   - Неймата? Жуткая старуха, питающаяся человеческими душами.
   - Ой...
   - Да, это страшная история, но она стара как мир. И Неймата вовсе не чистое зло - в нашем реальном мире она такой же человек как я или ты, вот только сущность её там мы не в силах увидеть. А жаль...
   - Так она тоже человек?!
   - А это всё люди, - человечек повернул голову в сторону Полины и в его глазах она увидела глубокую печаль. - Это всё обычные люди. Только вот такая у них начинка. И сейчас таких людей всё больше и больше...
   - Но почему?! - изумилась девочка. - В чём причина?
   - Их много, Полюшка, но главная из них одна и она в самом человечестве. Пока одни падают ниц перед соблазнами, предлагаемыми различными ничтожествами царства Тьмы, другие не в состоянии объединить свои силы и как один противостоять процветающей заразе. А распространяется она быстрее любой болезни, ибо сразу поражает главную цель - душу. Душа, она ведь беззащитна перед варварством и ложью. Она как прекрасный цветок создана во имя Света и созидания ради, вдохновляя на добрые дела и поступки. Её можно легко унизить, развратить, истоптать, если только открыть двери соблазнам Тьмы. А потому душа предполагает и наличие духа - защитника, который и отвечает за её дальнейший безопасный путь в это мире. Окажется он непоколебимым и сильным благодаря своей чистоте и ценностям, либо будет как услужливый лакей впускать в душевные покои смрад и похоть - в этом главный вопрос. Дух надо воспитывать, формировать по извечным канонам истины, существующим так долго, что не хватит границ человеческого сознания, дабы их понять. А границы эти необъятны, поверь. И коварная Лиса уже много веков потешается в своих подлых деяниях над человеческим духом, тем самым открывая доступ к всё новым и новым душам своим хозяинам из царства Теней. Особенно их забавляет как человечество само искореняет себя, свою историю, подменяя понятия и фальсифицируя факты. Когда мы направляем свой гнев друг против друга, а также против посланников истинных канонов - животных. Обезображенные души людей, поддавшихся соблазнам, полностью встали на сторону своих поработителей и превратились в циничное и безжалостное оружие против всего сущего на этой планете. Они втоптали в грязь и повесил ярмо бездушных тварей всем посланникам. Особенно главным из них - собакам. А ведь посланы они были для того, чтобы человек научился быть человеком. Легко быть вежливым и внимательным по отношению к подобному себе, ибо не знаешь как и чем тебе обернётся обман и лукавство. Куда сложнее быть человеком рядом с абсолютно искренним существом, которому чужды такие пороки как лицемерие, алчность, подлость, зависть...
   Чем чище душа - тем сильнее желание Тьмы её осквернить. И проще всего этого добиваться через самое циничное и безжалостное орудие - человека с обезображенной душой. Поэтому помни, Поля, что через отношение человека с искренним и беззащитным существом и определяется сила его духа и целостность его души. Это очень знаковый показатель. Человечность.
   К таким же чистым существам относишься и ты, Полюшка. И такие же детишки и взрослые люди как ты. Истинный Человек никогда не покажет на вас пальцем и не посмеет хоть словом хоть взглядом усмехнуться над вашей чистотой. И, наоборот, только чёрная душа позволит себе унизить или оскорбить такого как вы.
   - А кто...мы?..- растерянно и смущённо спросила Полина.
   - Вы - искренние светлые люди, с кристально чистой душой. Вы такие же посланники Света, как и многие другие создания вокруг, посланные человеку для того, чтобы он учился быть Человеком. Образ ваш и задуман так разнообразно, потому что мир прекрасен своей многогранностью. Если человек будет по-прежнему преподноситься только по одним, установленным тьмой канонам и будет возвеличиваться над остальными сначала как вид, а потом как одна определённая раса, национальность, то в итоге человечество исчезнет безвозвратно....
   Ну вот мы и на месте...
  
   Тропинка прямо из леса вывела их на небольшую опушку у самого берега знакомой им реки. Увиденная картина привела Полину в восторг - она обожала избушки Мумрака, которых было несколько и расположены они были в самых разных местах. Вот, например, избушка у реки, которая вызвала у Поли такие восторженные эмоции. Прямо из леса тропинка вела к могучему древнему дубу, который рос почти на самом берегу, а ветви его с величественным размахом покрывали огромную площадь, создавая большую тенистую завесу. Но одна из самых могучих ветвей нависала над рекой, удерживая на себе удивительный по простоте и очарованию домик, окрашенный в красный цвет. Пять ступеней и маленькие перила образовывали уютное крыльцо, а цветочные горшочки и старый дворовый фонарик лишь добавляли тепла и уюта. В сам же домик вела дверка ярко-жёлтого цвета. Такого же цвета были и рамы у окошек с зелёными занавесками и белым тюлем. Вместо чердака имелась небольшая и невысокая башенка с круглым окошком, рядом с которым висел ещё один фонарик. На крыше башенки стоял старый красивый патефон, из которого тихо звучала приятная слуху мелодия. От самой нижней ступени вниз вела вполне обычная деревянная лестница.
   - Неймата точно не заползёт, - усмехнулся Мумрак и помог Полине взобраться на первую ступеньку. - Милости прошу, сударыня!
   - Спасибки!
   Она быстро взобралась наверх и станцевала на ступенях несколько па под мелодию, звучавшую из патефона. Неожиданно пошёл слабый дождик.
   - Ой, - Мумрак посмотрел на небо и заметил, что тучки со всех сторон окружили солнышко. - Кажется мы вовремя. Забегай скорее в домик.
  
   За окном шумел сильный ливень, дождь стучал прямо в окошко, у которого расположились Мумрак и Полина. Они сидели за столиком с васильковой скатертью и пили ромашковый чай.
   - А патефон не сломается? - встревожилась вдруг Поля, заметив что мелодия совсем стихла.
   - Нет, - улыбнулся человечек и указал пальцем вверх. - Он живёт в этой башенке.
   - Ух ты! - только и воскликнула Полина. - А можно...
   - Нет, Поля, - перебил её Мумрак. - нам надо обсудить более важные дела. Тебе уже скоро пора возвращаться.
   - Не хочу! - расстройству Полины не было предела. - Я там... Здесь я могу всё!
   - Но там у тебя мама, девочка моя, - человечек взял её за руку. - И ты ей очень нужна.
   - Я знаю, - опустила голову Поля, но в следующий миг радостно вскинула её: - А мы можем забрать её сюда?
   - Вот об этом мы сейчас и поговорим, - улыбнулся Мумрак.
   - Ура!
   - Нет, погоди... Не насовсем, но ты должна привести её сюда. Ты должна ей помочь прийти.
   - Не насовсем...- грустно повторила Полина. - А как привести и зачем тогда, если не насовсем?
   - Чтобы подготовить её. К переходу.
   - К переходу? - не поняла девочка.
   - Ты уже знаешь что это за мир и что в нём происходит, - сказал Мумрак. - Теперь я тебе расскажу, что нас ждёт впереди и к чему мы должны подготовить тех, кто ещё не готов. К примеру, твою маму.
   -- Ты рассказываешь мне такие серьёзные вещи... Но я понимаю всё и мне интересно!
   - Я прекрасно понимаю, что всё это может оказаться слишком сложным и непонятным для двенадцатилетней девочки, но, опять-таки, предполагаю я так только исходя с высоты своих лет. - Человечек снял шляпку и, почесав затылок, надел её обратно. - Даже я, став взрослым, забыл о многом, что было важным в этом мире для меня самого. Мои разум и душа были чисты и не обременены нагромождением бесполезного мусора, коим взрослый человек с завидным упорством засоряет своё сознание. А потому ему - взрослому - кажется, что ребёнок ничего не понимает. А это не так. Детьми, до определённого нежного возраста, пока не научимся искусно врать, мы не только прекрасно всё понимаем, но и удивительным образом чувствуем ту или иную ситуацию. Мы ощущаем добро и зло и всячески противимся последнему, выражая это, к примеру, плачем. Но детей никто не воспринимает всерьёз. К ним не прислушиваются не пытаются понять и в конечном счёте убивают всю чистоту либо полным безразличием, либо переламыванием искреннего сознания под угодные взрослым рамки. И очень редко когда находятся нужные точки соприкосновения между ребёнком и родителями. Вот почему далеко не все могут быть в принципе родителями. Это огромная ответственность и относиться к ребёнку надо как к чистому белоснежному листу, хрупкому и безупречному, которому родители должны помочь стать прекрасным созданием, несущим в этот мир не эгоизм и собственное величие, а созидание и добро. Ребёнок - это творение двух любящих людей - мужчины и женщины - созданное во имя прекрасного. Только так должно быть. Только так, а не как нынче вошло в моду, когда ребёнок рождается после похотливых минут близости двух разнополых особей.
   Мазок за мазком надо очень ответственно создавать это прекрасный образ, клеточка за клеточкой, кирпичик за кирпичиком... Ибо человек - это целая Вселенная, но как любой кристально чистый ручей можно превратить в гнилостную сточную канаву так и из прекрасного маленького существа можно сотворить безжалостное чудовище, кровожадного и алчного монстра, который будет воспроизводить себе подобных...
   Искренняя любовь и ответственность - вот два обязательных и необходимых во что бы то ни стало критерия для тех, кто решил стать родителем. Как много таких людей сейчас? Увы... Этот прекрасный мир сущности, оборотная сторона нашего мира реального, сейчас наполнен массой всевозможных безобразных и смертельно опасных монстров, а ведь это лишь личины самых обыкновенных людей, которые тоже были детьми, а некоторые и сейчас ещё ими являются...
   Если бы ты увидела их в обычном мире, то твоему взору предстали бы зачастую довольно милые люди. Немало среди них внешне очень красивых, но вот внутри они подобны трухлявому пню. Выдать их могу разве что глаза, да и то не всегда.
   И сейчас число этих чудовищ превысило все допустимые и мыслимые нормы. Нынешнее человечество достигло предела своей жестокости и злодейства. Если оно не в состоянии противостоять низменной ничтожной мерзости, оседающей в душах многих и многих, то нет и будущего у такого человечества и избавляться от него надо как от страшного паразита, уничтожающего всё прекрасное в этом мире или как от заразы, оскверняющее девственную чистоту этой удивительной планеты. Потому что боль уже много веков пронзает и всю Вселенную из-за деятельности человека. Но всегда рождались и светлые благородные люди, которые ценой своей жизни спасали миллионы других жизней, творили добро и карали зло во имя справедливости. И всегда были жестокие и кровавые битвы не только на поле брани, но и в умах и сознаниях. В одной из таких войн довелось сражаться и мне... У нас была целая страна, которая обещала стать первым надёжным оплотом в борьбе против мирового тёмного зла. Но, увы, слишком много светлых людей погибло в ту ужасную войну, а коварные двуличные нахлебники, коими наполнен теперь и этот мир, воспользовались этими безвозвратными потерями и поступили в высшей степени цинично и подло: под видом друзей и истинных последователей погибших во имя добра, они ударили в самое сердце лишив опоры и веры, поведя растерянных и обманутых, но всё ещё искренних и открытых людей, вспять по пути лжи, предательства и растления. Многим они очернили души и взяли, наконец, верх. Двадцать человеческих лет они устраивали пир на костях защитников добра и справедливости, клевеща на них, окуная в грязь их дела и имена, марая добрую память в людских сердцах и навязывая свою лживую правду. Ты спросишь: как правда может быть лживой? У них - может, ибо эти не остановятся ни перед чем. Ничья жизнь кроме своей собственной для них не имеет значения. Но ошиблись они в своих прогнозах. Опьянила их собственная безнаказанность за долгие годы. Слишком рано эти лжецы и предатели стали праздновать свою окончательную победу. Многие и многие стали прозревать, а самым неожиданным стало для них то, что даже те, кто родился и вырос уже под их игом по необъяснимым причинам повернули свои души к голосам своих благородных предков. Это вновь возвращаются те, кто погиб в тех страшных битвах. Возвращаются, чтобы вновь спасти и нанести сокрушительный удар справедливой кары. Возвращаются те, кто не колеблясь отдавал свою жизнь за Родину, светлое будущее своих детей и внуков, за праве дело. Вот и стала нечисть в последнее время неистово наращивать свои ряды. И страшно сейчас. Очень страшно честному человеку жить сейчас. Но только грядёт иной поворот многовековых противостояний. И теперь не только люди с чистым сердцем повернут свои взоры к Свету, но и сам Свет озарит их своим теплом. И уж очень скоро всё начнёт меняться. Сначала незаметно, муторно и долго, но всё более уверенно и основательно. И у людей с обезображенными и запутавшимися во лжи душами остаётся последний шанс на выбор пути. Как бы Тьма ни старалась и не планировала в будущем свои празднества, но этого самого будущего у неё нет. Определённо не в том виде в каком она сейчас себе его рисует, подсчитывая будущую прибыль. Долго истязали лжецы человеческие души, но наступает время очищения и тёмная душа не сможет его пережить. Человек, обладающей ей, не переживёт очищения физически. И потому мы, несмотря на все их подлости и зло, должны помочь им увидеть и осознать всю сущность их самих и их же злодеяний. Опять-таки не каждый выдержит такое откровение, но это хотя бы даёт им шанс. Вот поэтому мы должны привести их сюда. Кому помочь очиститься, а кому-то, как например твоей маме - дать силы и вселить уверенность.
   Ты спрашивала как её сюда привести? Существуют разного рода порталы, благодаря которым можно сюда попасть. Это необязательно светящийся угол комнаты, как в твоём случае, - Мумрак засмеялся и потрепал Полину по волосам. - Такие места имеются повсюду, но открываются или благодаря ключу или в определённые временные интервалы. Существует также способ телепортации посредством зеркал, либо особого состояния души и тела. Например, во сне мы почти всегда попадаем именно сюда. В этот мир. Только не физически. Что касается ключа, то, как правило, это набор определённых слов, символов и цифр. Иногда готовые фразы. Возможностей масса, но маму ты сможешь привести также - благодаря нашему с тобой секрету. - Мумрак выглянул в окно и отметил, что ливень закончился и снова светит солнышко. - Это значит нам с тобой пора назад. Допивай чай и по дороге я отвечу на все твои вопросы и расскажу пару новых увлекательных историй из сказочного леса.
   - Эх, хорошо тут очень, - с нескрываемой досадой в голосе сказала Полина и, допив ромашковый чай, поднялась из-за стола. - Пошли.
   Наверху послышался шорох и вновь зазвучала музыка.
   - Он правда там живёт? - смеясь спросила Полина у Мумрака, указывая пальцем в потолок. - Но как? Он же па-те-фон?
   - Ну да, - ни капли не смутившись ответил человечек. - Должен же за домиком кто-нибудь присматривать? Почему бы и не па-те-фон? Музыка по-моему замечательная.
   Оба снова дружно рассмеялись.
   - Ну пошли-пошли, - заторопил девочку Мумрак. - Мне сегодня ещё надо приготовить всё к приходу одного друга...- Поля заметила как человечек помрачнел. - Чувствую нехорошее и неизбежное...
   - А кто этот друг? - спросила Полина. - И если друг, то почему предчувствия такие плохие?
   - Потому что он сюда приходит, можно сказать, насовсем...
   - так это же здорово! - воскликнула девочка.
   - Нет, Полюшка, - покачал головой Мумрак. - Я тебе ещё не говорил...Если ты остаёшься здесь - значит в реальном мире ты умер...
   На этот раз погрустнела Полина и от такой новости готова была расплакаться.
   - Теперь я понимаю, почему мне нельзя остаться, - опустив голову прошептала она. - И что бы было с мамой....
   - Да, девочка, - человечек нежно обнял Полину. - Но не грусти. Всё ведь будет хорошо. - Он аккуратно поднял её голову и пристально посмотрел ей в глаза. - Нам пора, красавица...
   - А как зовут этого друга? - вдруг спросила Поля. - Ты так и не ответил...
   Мумрак застыл у двери уже намереваясь открыть её. Тяжело вздохнув, он повернулся к девочке.
   - Ты пока не знакома с ним, - грустно улыбнулся он. - Его зовут Рэми.
  
  
  
  
  
  

19.

   Домой Мария вернулась поздним вечером, так как от Вики она ещё заехала к отцу. Дело в том, что по случаю дня рождения единокровных сестёр Марии - Анны и Жанн - он собирался устроить большой праздник и собрать вместе как бывшую семью так и уже новую. Это предложение Мария считала абсолютно глупым и абсурдным, ничего хорошего от такой сборной компании ждать не приходилось. Мало того, что между двумя семьями не было никаких взаимоотношений и после развода родители Марии по сути и не поддерживали никакой связи, так ещё и в самих семьях был самый настоящий раздрай. Но у Вадима Степановича - отца Марии, возникла такая безумная идея, которую, к удивлению Маши, с энтузиазмом подхватила её мама - Ангелина Алексеева. Хотя в целом её рвение было понятным - ей было ужасно интересно узнать как живёт семья бывшего мужа, чем живёт и насколько хорошо. Вероятно и у Вадима Степановича были свои мотивы, чтобы пойти на такие неожиданные для всех задумки, но о них Мария могла лишь догадываться. В любом случае, предчувствия у неё были нехорошие и потому она решила заехать к отцу и, извинившись, отказаться от приглашения.
   - Машенька, почему?! - удивился Вадим Степанович, картинно изобразив непонимание решения своей старшей дочери. - Ведь все мы по сути как одна семья, одна кровь...
   - Папа, - перебила его Мария. - Не надо про кровь и её зов. Я в эту чепуху никогда не верила и не верю сейчас. Порой чужой человек становится настолько ближе кровного родственника, что начинаешь искренне сомневаться в том, что можно вообще считаться роднёй посредством этой самой крови. Я никогда толком не знала что такое настоящая семья, потому что потеряла её сразу же как только стала что-то понимать в нежном возрасте.
   - Ну, Машенька, - развёл руками Вадим Степанович. - Зачем ты так? Да, у нас не сложилось с твоей мамой. Такое в жизни случается сплошь да рядом. Но мы оба всегда любили тебя и заботились о тебе...
   - Да?! - Мария удивлённо захлопала ресницами. - Наверное я что-то пропустила и вся забота и любовь прошли мимо меня? Хотя смотря что ты под этим понимаешь... - Она вдруг улыбнулась и махнула рукой. - Ладно, пап, всё уже давно переболело и осталось в прошлом. Я вас обоих люблю, но данная затея мне совсем не по душе.
   - Но почему, Маша? - казалось Вадим Степанович действительно заставил сам себя поверить в то, что между членами двух семей имеются тёплые отношения. - Это же твои сестрёнки. Вы же отлично ладите...
   - С чего ты взял??.. У нас почти десять лет разницы да и никогда мы не были сёстрами как таковыми. Даже не виделись практически. Вы жил своей семьёй с Кариной и девчонками, а мы - своей. И не знаю как у вас, но у нас было просто сплошное сосуществование. А теперь ты захотел из разбросанных песчинок собрать пирамидку идиллии?
   - Это возможно, если песчинки будут пропитаны водой, - улыбнулся Вадим Степанович.
   - И что же выступит в роли воды?
   - Любовь и родственные узы.
   - Пфф...- Мария фыркнула и с укором посмотрела на отца. - Ты издеваешься? Скажи, ну кого ты обманываешь и с какой целью? Ты ведь понимаешь, что ничего хорошего от такого общего собрания ждать не приходится. Ну, хорошо... Хотите собраться - собирайтесь, но, пожалуйста, избавь меня от этого. Позволь ограничиться поздравлением и подарком? Я не хочу обижать тебя или девчонок, отклоняя приглашение, но и меня пойми...
   - Маша, - отец обнял её за плечи. - Ты же понимаешь, что без тебя ничего не получится. Ты наш дипломат, наш самый мудрый миротворец. Ты и есть та самая вода, то связующее звено, которое может нас примирить, объединить...
   - Я-вода...- покачивая головой, повторила Мария. - Ну вот скажи: зачем тебе вдруг понадобилось соединять две абсолютно разные семьи в одну? Завтра наступит конец света? Или ты знаешь что-то чего не знаю я?
   - Я просто осознал, почувствовал...
   - Папа! - Мария рассмеялась. - Я тебя умоляю, не надо этого пафоса. Лучше честно.
   - Я и говорю честно, дочка. В конце концов, ты должна мне помочь как моя старшая любимая дочь...
   - Я должна? Ой ли! Неужто самая любимая?!
   - Перестань, - обиделся Вадим Степанович. - Я вполне серьёзно. К тому же и молодёжь сдружить у тебя получится лучше всех.
   - Ты отлично знаешь, что девчонки меня на дух не переносят и сестрой своей не считали и не считают, - Мария стала предельно серьёзной. - А мой единоутробный братец и вовсе готов на любую пакость после того как мне досталась бабушкина квартира...
   - Как так?! - изумился на сей раз Вадим Степанович.
   - А вот так, - с улыбкой ответила Мария. - А ты говоришь "молодёжь сдружить"...
   - Но с другой стороны, - отец вновь крепко обхватил её за плечи и пристально посмотрел ей в глаза, - ты ведь старшая. Может всё-таки причина такого непонимания в тебе?
   - Что ты имеешь в виду? - не поняла Мария.
   - Может причина того, что у тебя не складываются отношения с людьми в тебе, доча? - выражение глаз Вадима Степановича было до омерзения сочувствующим. - Вот видишь, у тебя и личная жизнь не складывается...
   - Вот оно что...- тихо промолвила Мария и в следующий миг грубо оттолкнула от себя отца. - Значит проблема вся во мне? Вероятно и развелись вы в своё время из-за меня?
   - Постой...
   - Нет, папочка, - на последнем слове она сделала язвительный акцент. - Возможно у меня и есть проблемы в общении с людьми, но я с ними предпочту разобраться самостоятельно. И вовсе не хочу выступать в роли громоотвода для человека, который считает меня в чём-то ущербной!
   - Нет, Машенька, зачем ты так?..
   - Я не пойду на ваш пир! - голос Марии задрожал. - Извинись, пожалуйста, за меня перед девчонками. И прости меня за то, что я не оправдала надежд! За то, что я такая неудачница!..
   Вадим Степанович не успел ничего ответить. Мария так быстро выбежала прочь, что он толком не сумел опомниться, так и оставшись стоять в прихожей, растерянно разведя руки в стороны. А Мария... Лишь только когда она выбежала на улицу, из её глаз хлынули слёзы. От обиды, одиночества и непонимания...
  
  
   Прибравшись в комнате бабушки и частично разобрав вещи, Вика села на кровать и долго пристально всматривалась в фото на стене. Молодые и красивые бабушка с дедушкой смотрели на неё и казалось улыбались. Почти как в том видении, что открылось ей через зеркало ванной комнаты.
   " А что если это правда про рисунки?" - подумала Вика. - "Что если это в самом деле возможно? Ведь я же видела и возможно тут есть какая-то связь с той комнатой напротив ванной?..Ну не сумасшедшая же я в самом деле..."
   Она встала и, подойдя к фото, стала вглядываться в лица изображённой на нём пары, в надежде получить какой-нибудь знак. Увы, ничего не происходило и даже не казалось, что происходит.
   - Но попробовать стоит, - сказала Вика сама себе вслух. словно напутствуя.
   Осторожно подойдя к комнате с детскими картинками, она застыла на месте и прислушалась. За дверью не было слышно ни звука. Крепко обхватив ручку и аккуратно повернув её, она надавала плечо на дверь. Та не поддалась.
   - Вот те раз, - прошептала разочарованно Вика. - Заперто. Неужто нужный час закончился?
   В этот момент в соседней комнате Мурави послышалось какое-то движение и зазвучала приятная мистическая мелодия. На цыпочках, Вика подошла к двери и хотела было приложить к ней ухо, как в тот же миг из комнаты донёсся голос Михаила Ракиновича:
   - Виктория, входите, пожалуйста. Дверь не запета.
   "Неужто он слышал меня?" - застыла на месте девушка. - "Боже, как неловко..."
   - Входите, не стесняйтесь, - вновь послышался голос Мурави.
   Поджав нижнюю губу от смущения, Вика робко вошла внутрь. Михаил Ракинович сидел за столом и встретил её улыбкой. В этот момент девушка вспомнила, что успела написать на пергаменте своё "волшебное пожелание", дабы успокоить свою подругу и оттого покраснела ещё больше.
   " Боже, я же ещё и пергамент ему испортила", - в отчаянии подумала она.
   На диване сладко храпел мопс. Он даже не удосужился проснуться, предпочитая не отвлекать себя от приятных сновидений. А судя по застывшей улыбке на его мордочке, сны действительно были приятными.
   - Проходите-проходите, - обратился Мурави к Вике. - прошу вас, не стойте на пороге как бедная родственница.
   - Извините меня, умоляю вас, - взмолилась девушка, переминаясь с ноги на ногу.
   - За что?! - искренне удивился пожилой мужчина.
   - За то, что я испортила ваш пергамент, - робко ответила Вика. - Он наверняка очень древний и ценный...
   Она запнулась, потому как Мурави громко рассмеялся. Очаровательный мопс проснулся с той же улыбкой, с которой сладко спал, но, поняв что его разбудили, сменил её на недовольную мину и также недовольно фыркнул в сторону разбудившего его хозяина.
   - Прости, Руня, - не в силах сдержать смех, извинился перед ним Мурави. - Прости, старина.
   Руня глубоко и снисходительно вздохнул, а затем вновь уложил свою мордочку, закрыл глаза и улыбнулся в предвкушении продолжения своих сладких снов.
   - Почему вы смеётесь? - недоумённо спросила Вика.
   - Вы меня насмешили про ценность этого пергамента, - едва успокоившись, ответил Мурави. - На самом деле ему просто нет цены. В том смысле, что его нельзя где бы то ни было и у кого бы то ни было купить или продать. И нельзя испортить, если только не решите его сжечь.
   - Но дело в том, что я написала на нём кое-что, - подходя к столу, пояснила Вика. - Вот видите...
   Она указала на пергамент, но тут же её рука застыла в воздухе и отпрянула - пергамент был чист. Ни единого слова, ни даже кляксы какой-нибудь.
   - Как такое возможно? - вслух удивилась она. - Я ведь точно помню, что написала...
   - Что именно представляется вам невозможным? - недоумённо спросил Мурави.
   - Ну понимаете... - Вика нервно хихикнула. - В общем, когда мы с Машей здесь были, то она поделилась со мной своими ночными кошмарами...Ну что ей снятся кошмары в общем...
   - Так...
   - Ну а я вдруг вспомнила, что если написать на пергаменте этими чернилами и этим гусиным пером своё желание, то оно сбудется, а надпись...исчезнет...
   Вика будто бы нашла ответ на свой вопрос и задумчиво почесала затылок.
   - Вот она и исчезла, - улыбнулся Мурави и развёл руками. - Что же тут непонятного?
   - Да, но ведь это...сказки...
   - Получается что нет. Как хорошо, что вы начинаете многое вспоминать, - Мурави с дольным видом потёр ладоши, словно ребёнок. - Главное, прошу вас, не спешите. Вы и так пока вспомнили достаточно на сегодняшний день и час.
   - Это вы меня предостерегаете по поводу картинок в запертой комнате? - лукаво прищурилась Вика.
   - Ну я же говорил! В самую суть! - всплеснул руками пожилой мужчина и было засмеялся, но тотчас лицо его приняло самое серьёзное выражение. - Да, пока лучше не торопиться. Всё очень неспокойно и тут и там...
   - Но получается что всё рассказанное вами сегодня на кухне - правда?
   - А вы всё ещё сомневаетесь?
   - Я заинтригована.
   - Пусть пока всё так и останется, - улыбнулся Мурави. - Всему своё время. Это касается всего в этой жизни.
   - Выходит всё заранее предрешено?..
   - Так и есть.
   - Грустно...
   - Возможно. Но в силах каждого пройти свой путь и череду событий со знаком плюс или со знаком минус.
   - А это важно, если всё предрешено? Какой смысл в знаке, если итог заведомо известен?
   - О, это самое важное, что может быть в человеческой жизни!.. Кроме того, мы ведь все знаем, что в итоге умрём - итог известен и понятен всем. Однако этот неоспоримый факт не мешает одним творить добро и бескорыстно помогать всем и каждому, а другим - сеять зло и алчно высасывать все соки из всего живого и сущего...
  
  
  
  
   По дороге домой Мария немного успокоилась. Обида и тоска особенно отступили когда её рука нащупала в кармане пальто камень, подаренный ей Мурави. Весь негатив моментально загадочным образом исчез и Мария почувствовала как мурашки пробежали по всему её телу снизу вверх, достигну затылка. Это было какое-то особенно приятное ощущение. В голове зазвучала мрачная, но вселяющая необъяснимую уверенность, мелодия. С этого момента происходящее вокруг перестало волновать и тревожить девушку и являлось лишь фоном. Она слушала мелодию и возвращалась к себе домой.
  
  
  
   Вика уже легла в кровать, но ей не давала покоя тайна картинок. Что же произойдёт и каким образом? Ведь не зря же комната постоянно заперта - выходит ключ очень просто в использовании. Аккуратно, на цыпочках, она пробралась сквозь полумрак коридора к таинственной комнате. Подойдя к двери, Вика осмотрелась насколько это было возможно в темноте, прислушалась. Зрение потихоньку привыкало. Стояла полная тишина, которую было даже страшновато нарушить собственным дыханием. Без особой надежды, Вика повернула дверную ручку. Нет, дверь по-прежнему была заперта.
   "Видимо действительно нужная дверь откроется в нужный час", - лишь подумала она и уже собиралась вернуться в постель, как вдруг в голову ей пришла мысль.
   - Что ж, возможно и получится, - еле слышно прошептала она. - С пергаментом ведь получилось? Надо только вспомнить последовательность... - Вика задумалась, потёрла виски. - Ага!.. Лиса...Семь...Пять...Летнее солнце...Два...Ноль...
   Она вновь прислушалась, но всё было тихо. Повернула ручку двери - заперто. Вика уже почти разочарованно хотела махнуть рукой и посмеяться над собой, как вдруг её осенило. Она вспомнила.
   - Волк! - достаточно громко произнесла она, но не успела испугаться того что может разбудить Мурави, как откуда-то из темноты послышалось глухое рычание.
   "Чёрт! Руню разбудила", - подумала она.
   Однако в следующий миг рычание послышалось из другого конца коридора, затем из ванной и, наконец, за дверью запертой комнаты. Вику охватил вдруг ужас, особенно когда показалось, что кто-то скребётся по ту сторону. Она было собралась бежать в свою комнату, как вдруг из под запертой двери блеснула полоса разноцветного света.
   Вика сразу поняла, что Мурави и Руня спали сегодня именно в этой комнате и что она их разбудила. Пулей пронеслась она по коридору, слыша за спиной скрип открывающейся двери. Вика буквально влетела в свою комнату, заперла дверь и прыгнула в постель. Она лежала на спине, затаив дыхание и подтянув одеяло до самого подбородка. В коридоре было тихо. Никаких шагов. Вдруг послышалось как кто-то осторожно скребётся в дверь комнаты. Сердце Вики заколотилось, в висках застучало. Снова наступила полная тишина.
   "Может пронесло? - только и успела подумать она, как вдруг сбоку из-под кровати возникло лицо какой-то старушки и беззубый рот прошамкал:
  -- А фто это ты тут лазлеглась, дологуфа?
   Вика вскочила с кровати и хотела закричать что есть сил, но в горле пересохло и дыхание перехватило. У самой двери она обернулась и увидела у изголовья своей постели маленькую, буквально крохотную, старушку в белом платке, которая весло хихикала.
   Что есть си, Вика побежала в открытую теперь таинственную комнату, из которой вырывался в коридор яркий разноцветный свет.
   "Там Михаил и Руня! Они меня спасут!"
   Сломя голову она вбежала внутрь и в тот же миг дверь моментально за ней захлопнулась. Коридор вновь погрузился во мрак.
  
  
  
   Всю дорогу домой Мария не выпускала из ладони пирит. Приятные ощущения тем временем стали сменяться на чувство полного изнемождения и потому, едва она вошла в квартиру, как тотчас сняла пальто, в кармане которого лежал камень, и решила держаться пока подальше от воздействия его силы. А сила была и Мария отчётливо её почувствовала. Какое-то время она лежала без сил на диване. Лёгкое головокружение и тошнота постепенно прошли. Мария даже немного подремала. Уже около полуночи она решила всё-таки встать с дивана и привести себя в порядок перед сном. В то же время мысли о сне её пугали. Она боялась очередного ночного кошмара. Боялась что на этот раз его не выдержит. И тут Мария поймала себя на мысли, что за всеми переживаниями прошедшего дня, она совершенно забыла о главном для себя - о своём письме Артёму. Сейчас он был для неё словно луч света в кромешной тьме. И снова нахлынувшая радость моментально сменилась на печаль:
   "А вдруг он не ответил?" - с тревогой в душе подумала Мария и решила не мучить и не терзать себя неизвестностью. На сегодня она и так получила большую порцию переживаний не самого приятного характера. И потому, зайдя на осточертевший ей сайт знакомств и открыв такой единственно-желанный ответ Артёма, она готова была буквально прыгать и танцевать от радости и нахлынувшего счастья. Мария с упоением вчитывалась в каждое напечатанное им слово. Сознание параллельно обрисовывало образ Артёма новыми чертами и он ей нравился всё больше. Ей понравилось как он правильно и точно уловил мрачную тональность написанного в её собственной анкете, поняв, что состоит этот полумрак из света - одинокого и печального...
  
   "Здравствуй, Артём! Спасибо тебе огромное, что ответил мне - девушке без фото и с грустным текстом в анкете. Но я верила, что ты меня поймёшь и очень рад, что не ошиблась. Ты очень привлекательный и глубокий молодой человек. С трудом верится, что ты всё ещё не женат. Хотя хорошо зная насколько и среди современных девушек мало достойных - это наверное неудивительно. Не верю, что твоя анкета - шутка и, наоборот, верю, что тебе также как и мне сложно найти человека, который бы стремился только к серьёзным отношениям, к Семье. Да-да, именно так - с большой буквы.
   Артём, я понимаю что с моей стороны нечестно не показать тебе хотя бы одно фото, но я боюсь. Боюсь, что не понравлюсь тебе раньше времени - ведь я такая самая обычная... Можно я ещё чуть-чуть наберусь смелости? Ты не обидишься?
   Извини меня, пожалуйста. Просто я правда так рада и счастлива, что ты мне ответил!..
   Ты даже себе не представляешь себе насколько. Мне так много всего хочется тебе рассказать, поделиться. Но я понимаю, что не имею пока права на это. Сначала я должна выслать своё фото... Я сделаю это. Обещаю. Но и ты обещай мне, пожалуйста, что если я тебе не понравлюсь, то ты напишешь мне об этом, а не исчезнешь, оставив в неведении. Очень об этом прошу. А пока... Что же тебе рассказать? А вдруг это всё пока не так важно? Вдруг я не понравлюсь и... Ой, прости... Наверное я похожа на отчаявшуюся и неуверенную в себе дурнушку. Просто я так рада и так боюсь...
   Сегодня мне сказали, что я должна поехать туда, куда совершенно не хочу ехать. Поехать с теми, с кем даже рядом находиться не хочу... Ах, если бы там была возможность встретиться с тобой, то остальное было бы неважно и я бы поехала не взирая ни на что, даже на неприятных мне людей!.. но почему мне сегодня ни слова не сказали про тебя?... прости, я наверное теперь похожа на сумасшедшую в бреду... Мне так много хочется тебе рассказать, а ещё больше - услышать тебя, увидеть... Завтра я вышлю фото. Обещаю. Надеюсь, ты мне ещё напишешь.... Я буду очень ждать! Береги себя, Артём!"
  
  
  

20.

   Валентин вывел Рэми на лестничную площадку и ласково потрепал его за ухом.
   - Сейчас мы с тобой погуляем, - улыбаясь и глядя в умные карие глаза Рэми, сказал он. - Тебе будет полезно прогуляться, подышать свежим воздухом. Мы с тобой идём на поправку, Рэми.
   Валентин отвернулся, чтобы запереть входную дверь. "Боксёр" послушно ожидал пока его хозяин справится со связкой ключей. В этот момент подъехал лифт, открылись его двери и раздался жуткий крик.
   Обернувшись, Валентин увидел спокойно сидящего перед лифтом, из которого слышался истеричный мужской голос, Рэми.
   - Уберите псину немедленно! - орал неизвестный. - Опять без намордника!
   - Рэми, ко мне! - испуганно позвал Валентин. - Иди сюда, не пугай нервного человека.
   Рэми спокойной походкой подошёл к хозяину. Тяжело вздохнув, он, казалось, неодобрительно покачал головой, в очередной раз за свою короткую жизнь удивляясь человеческой глупости и трусости.
   - Это не я нервный, а вы тут совсем распустились! - послышался визг из лифта и вскоре из него трусливо озираясь выглянуло неприятное лицо парня в очках. - Увижу ещё раз без намордника - пеняйте на себя!
   - Ах это ты, Дениска, - с нескрываемым отвращением ответил Валентин, узнав в истеричном парне соседа по лестничной площадке. - Что ты за человек такой дрянной? Ну кто тебя трогает, а? Ты прекрасно знаешь, что Рэми добрый и спокойный пёс. И к тому же умный, в отличие от тебя. Зачем истеришь каждый раз?
   - Есть закон - соблюдай закон! Бойцовая собака должна быть в наморднике и на поводке. Распустили вас совковых собачников!
   - Да это вас развелось, Дениска, как грязи, - не сдержался Валентин. - Возомнили о себе такие как ты невесть что, а вот вам-то в самый раз надеть намордники надо. Желчи и злобы в вас даже больше чем высокомерия.
   - Я ещё раз повторяю, - трусливо пятясь к своей квартире, процедил сквозь зубы невысокий молодой человек в очках. - Я буду жаловаться в соответствующие органы!
   - Да жалуйся куда хочешь, - махнул рукой Валентин. - Таки люди как ты всей своей сущностью стараются лишь портить жизнь другим.
   - Я ещё раз повторяю...
   - Да пошёл ты знаешь куда? - завёлся Валентин, а неприятный парень в очках будто только этого и ждал, потому как ехидно улыбнулся. - Рэми и так тяжело болен, а ты со своей желчью тут ещё лезешь. Заморыш трусливый!
   - Я предупредил, - открывая дверь в свою квартиру, сказал мерзким голосом парень в очках.
   - Закройся уже в своей норме и не порти людям и собакам жизнь, скунс! - нажав кнопку вызова лифта, бросил Валентин. - А будешь угрожать - сам пожалеешь.
   - Да что ты можешь, голодранец? - усмехнулся в ответ неприятный очкарик и, перед тем как быстро захлопнуть за собой дверь, добавил: - А шавка твоя, надеюсь, не поправится и скоро сдохнет!
   Услышав эти слова, Валентин почувствовал как кровь закипает в жилах и если бы этот злобный сосед по лестничной клетке оказался бы сейчас рядом, то наверняка бы получил по своей мерзкой физиономии. Но тот уже хорошенько заперся в своей квартире.
   - Тьфу на тебя, - презрительно плюнул в сторону его двери Валентин. - Пошли гулять, Рэми. Не расстраивайся - уродов, увы, сейчас с избытком...
  
   Едва лифт тронулся вниз как щёлкнул замок и на опустевшую площадку снова вышел неприятный тип в очках. Звали его Денис Кимь и с Валентином они были примерно одного возраста. Однако по характеру и человеческим качества между ними не было ничего общего. Валентин жил в этом доме с самого рождения вместе с младшей сестрой и родителями. Денис же купил здесь квартиру лишь год назад и относился к тому сословию современных граждан, кто непонятно чем занимается, но живёт более чем в достатке. Хотя Денис имел скромную должность в какой-то страховой копании, основной его заработок был, мягко говоря, нечистоплотнен: афёры, мошенничество, клевета и вымогательство. Хотя в политике многих расплодившихся страховых компаний эти негативные вещи тоже не были редкостью. Может потому Кимь и выбрал себе подобную сферу. Конечно этот подлый и трусливый молодой человек самостоятельно на подобные действия не решился бы. Во всяком случае, в больших объёмах точно нет. Но в среде себе подобных, он как-то нашёл подельников и последние несколько лет, жил в материальном достатке, но не с чистой совестью. Впрочем, так сейчас жили многие и их это никоим образом не смущало. А выбирая большой материальный достаток надо в обязательном порядке расставаться с совестью, ибо иначе его достичь было совершенно невозможно. Не смущало это и Дениса. Он, наоборот, считал себя успешным и умным предпринимателем, как и все остальные его соплеменники.
   - Тварь блохастая! - посыпая белым порошком лестничную клетку от лифт до двери квартиры Валентина приговаривал Денис. - Тяжело болен? Так я тогда помогу тебе, собачка - сделаю доброе дело. Ещё спасибо скажешь. - Он зловеще, но очень тихо, засмеялся. - Лошара жалкая! Ещё хамить мне будет. Где я и где ты, нищий неудачник?!
   Пол на площадке был довольно светлый и потому порошок не сразу бросался в глаза. Обильно посыпав им особенно у дверей ненавистных ему соседей, Денис с довольной, пускающей слюни, физиономией поспешил восвояси.
   - Ну, прощай, бобик, - сказал напоследок он. - надеюсь ты будешь мучиться, а твой поганый хозяин - страдать.
   С этими словами он тихо скрылся в своей квартире и только после такого как запер за собой дверь разразился неприятным хохотом, смотря при этом через глазок двери на следы своего злодеяния.
  
  
   Стас и Артём собирались в этот день зайти навестить Надю Добролюбову. Несколько раз они уже заходили после своего первого визита. - Артём показывал маме Нади как пользоваться ноутбуком и та достаточно быстро освоила элементарные навыки. Надя же с интересом и каким-то благоговением следила за её действиями. Она понимала, что мама старается ради неё изо всех сил. Компьютер стал для Нади окном в мир. От телевидения её давно тошнило как и большинство людей. Это была многоканальная помойка со лживыми новостями и неприятными гламурными физиономиями. Здесь же она мгла найти и посмотреть практически всё, что ей было приятно и интересно. Артём сразу принёс кучу дисков с советскими фильмами, а в последний раз показал как пользоваться интернетом. Сегодня он хотел передать Наде и её маме с десяток адресов, которые посчитал интересными для них: фильмы, спектакли, тематические форумы для людей, объединённых одними интересами и общей бедой. Аккуратно записав их в блокнот, он дал каждому адресу краткое пояснение и описание. Закончил работу Артём в этот день рано, а потому решено было отправиться к Добролюбовым часа в четыре. Стас, как известно, был теперь безработным и потому в назначенный час встретил Артёма у дверей ветеринарной клиники. Поприветствовав друг друга, они не мешкая погрузились в старенькие "Жигули" Стаса и отправились в путь.
   - Ну что, подобрал адреса? - спросил Стас, не отводя глаз от дороги.
   - Да, надеюсь им понравится. Во всяком случае Наде - собственно это всё для неё.
   - Ты видел, мне показалось, что она очень рада была такому подарку?..
   - Надеюсь... Слабая, но всё-таки отдушина в её положении. Я бы давно отчаялся, а она геройская умница!..
   - Да, это точно, - задумчиво согласился Стас. - Я как раз об этом всё думал и осознал насколько я слаб и как мне - живому и здоровому мужику - должно быть стыдно...
   - Ты бы знал сколько таких сейчас людей и как они геройски держатся, подавая нам - здоровым слюнтяям - пример. - Артём искренне восхищался и это читалось в его глазах и голосе. -Их это государство бросило на произвол, а они... они просто святые, честное слово! Я когда искал тематические сайты на эту проблему для Нади, то узнал и увидел столько... Я знал, что вокруг много бед, но как много горя и безысходности, Стас... Это ужас как можно в мирное время уничтожать людей похлеще, чем в любое военное...
   - Да уж, - кивнул головой тот. - Вымираем как мухи. Причём мухи вымирают, а... кхм...остаётся...
  
   Они почти уже доехали до дома Нади как вдруг у Артёма зазвонил мобильный телефон.
   - Да?.. Да, я...Погодите... Кто?.. Что?!..
   Стас взглянул на Артёма - тот был очень встревожен и обеспокоен.
   - Как умер?! - громко вопросил в трубку Артём и заволновался уже Стас. Он решил притормозить и тротуара. - Погодите... Валентин, секунду... Погодите, говорю! Я немедленно еду к вам! Да! Скажите адрес, пожалуйста!.. Всё! Еду!
   Закончив этот разговор, он резко повернулся к Стасу. Взгляд его был и взволнованным и растерянным одновременно.
   - Стас, дружище, мне надо срочно ехать...
   - Что случилось? - обеспокоенно спросил тот. - Кто умер?
   - Умер замечательный пёс... - Артём прикусил губу и задумчиво посмотрел куда-то в сторону. - Извини, ты не поймёшь меня... Но я очень нужен там.
   - Если нужен, то конечно езжай, - одобрительно кивнул Стас.
   - Ах, да... - Артём сбирался было выйти из машины, но вдруг что-то вспомнил и полез рукой во внутренний карман куртки. - Передай эти адреса, пожалуйста, маме Нади. Ну ты, уверен, всё подскажешь - как и что. И извинись за моё отсутствие, пожалуйста...
   - Конечно, Тёмка, - улыбнулся Стас. - Всё сделаю.
   - Спасибо!
   Они пожали руки и Артём пулей вылетел из машины и тотчас принялся ловить попутку в направлении дома Валентина Кредулина.
  
   Добраться удалось достаточно быстро, однако поднимаясь на лифте, Артём чувствовал что сердце стало биться так учащённо как если бы оно собиралось вырваться наружу. Он не мог понять как могло такое случиться. Рэми вовсе не был в столь критичном состоянии после всех его обследований и процедур. Рука непроизвольно дрожала, когда он звонил в дверь. Открыли её почти сразу, словно ожидали звонка.
   - Как это случилось? - с порога вырвалось у Артёма.
   Возможно переходом сразу к делу он хотел успокоить прежде всего себя самого, так как в прихожей его встречали и смотрели как на врага мужчина средних лет - видимо отец Кредулина - и сам Валентин, открывший ему дверь. В соседней комнате слышался девичий плач и причитающий женский голос. Прямо за мужчиной. На границе прихожей и гостиной, лежало бездыханное тело Рэми в луже крови и какой-то зелёной слизи.
   - Вы обещали! - из глаз Валентина хлынули слёзы.
   - дай-ка я поговорю с этим докторишкой, сынок, - процедил сквозь зубы отец Вали, направляясь к Артёму.
   - Нет, отец, погоди! - остановил его сын. - Не надо. Он ведь приехал...
   - Примите мои искренние соболезнования, - достаточно уверенным голосом сказал Артём, хотя он и слегка дрожал от волнения. - Да, я приехал, потому что правда хочу знать что произошло...
   - Он умер, твою мать! - взревел отец Валентина и его лицо исказила гримаса ненависти. - Он умер, потому что ты - хреновый доктор! Таких как ты давить надо!
   - Валентин, - обратился Артём к молодому человеку, - объясни что произошло? Рэми в самом деле не мог умереть так скоропостижно. Я отвечаю за свои слова. Но если я правда ошибся и виноват то хочу убедиться в этом. Разреши осмотреть тело Рэми и расскажи как это случилось.
   - Ах ты, поддонок! - вновь взревел отец Валентина и, размахнувшись, ударил кулаком Артёма.
   Удар пришёлся почти в ухо, чуть ниже виска. Артём пошатнулся, но не упал.
   - Давить вас всех! - орал старший Кредулин. - Давить!
   - Отец! - закричал уже Валентин, пытаясь остановить обезумевшего родителя.
   Из комнаты выбежали женщина и девушка.
   - Вася! Не смей! - завопила, видимо, мать Валентина.
   - Сейчас я его... - глаза Василия налились кровью и он оттолкнул сына, пытавшегося его удержать.
   Волнение Артёма сменилось на возмущение и злость. Быстро размахнувшись, он что есть силы ударил разъярённого мужчину в живот. Ударил так, что лицо обезумевшего и жаждущего крови Василия вновь вернуло себе человеческие черты и выразило удивление. Тело его обмякло и он, застонав, опустился на колени.
   - Что вы делаете?! - бросилась к мужу женщина. - А ещё врач!..
   - Я прошу прощения, - в голове Артёма всё ещё звенело, - но вам никто не давал права меня оскорблять и тем более бить. Если вы не можете быть людьми, то даже ветеринар вам не поможет. - Он повернулся к молодому человеку. - Валентин, мы можем всё-таки вдвоём выяснить что произошло? Если нет - тогда, извините, но я ухожу.
   - Мама, уведи отца, - обратился Валентин к женщине. - Уведи, прошу!
   - Да я... - мужчина похоже вновь приходил в исступление, но полученный тумак заставлял его вести себя боле осторожно. - Я...
   - Уйдите, прошу вас! - твёрдым голосом сказал ему Артём. - Я прощаю вам ваше безумие, учитывая обстоятельства, но впредь не искушайте судьбу. А если я в чём-то виноват, то отвечу за это, но никак не перед вами.
   - Пойдём-пойдём, Васенька, - запричитала женщина и вместе с дочкой повела мужа в соседнюю комнату.
   - Проходите, - обречённым голосом пригласил Валентин и направился к телу Рэми.
   - Когда это случилось? Как?
   - Всё было нормально, - голос молодого человека задрожал. - С утра погуляли, потом приняли лекарства. Он в основном спал... Потом пошли на дневную прогулку. Рэми даже побегал... - Валентин не сдержался и вновь слёзы полились из глаз. - Потом... потом пришли домой, я помыл ему лапы, как обычно... И тут... тут... Понимаете, он просто вдруг упал навзничь и стал биться в конвульсиях, а изо рта пошла кровь вперемежку с этой зелёной слизью... Это было ужасно... Ужасно...
   - Он что-нибудь подбирал на улице? - спросил Артём. - Может нюхал что-нибудь долго на земле?
   - Да нет вроде...
   - Это похоже на отравление ядом... Хотя я не могу утверждать однозначно, но с подобным мы часто, к сожалению, в последнее время сталкиваемся. Среди людей появилось огромное количество живодёров, рассыпающих самые разные яды на местах выгула собак... А уж бездомным от этих мразей как достаётся...
   - Вы думаете его отравили?
   - Возможно он стал одной из случайных жертв... но точно можно будет сказать после...вскрытия...
   - Нет! Резать я его не дам!
   - Но...
   - Нет говорю! - Валентин был непреклонен.
   - Тогда... У вас есть где похоронить? - осторожно спросил Артём.
   Валентин откровенно разрыдался, поглаживая безмолвное тело погибшего Друга...
   - Знаю загородом место, - всхлипывая ответил он. - Тут недалеко... Мы ездили туда летом. Рэми так нравилось гулять... на природе...
   Неожиданно Валентин вскочил с места.
   - Стойте-ка! - воскликнул он. - Отец! Я кажется знаю кто мог отравить Рэми!
   Из комнаты выбежали все - отец Валентина, его мать и сестра.
   - Кто? - зычным голосом спросил Василий.
   - Погодите, - Артём почувствовал, что добром дело не кончится и надо постараться всех успокоить. - Я не уверен, что это точно отравление и тем более, что кто-то целенаправленно отравил вашу собаку.
   - Кто? - не обращая снимания на Артёма, вновь взревел мужчина.
   Вместо ответа Валентин бросился к входной двери и выбежал на лестничную площадку. Вслед за ним побежали все остальные, включая Артёма. Валентин стал барабанить в дверь Дениса.
   - Откой, мразь! - заорал он, продолжая колошматить руками и ногами. - Открывай, живодёр! Ты отравил Рэми!
   - Погоди, сынок, - отодвинул в сторону сына Василий и что есть силы ударил ногой в дверь соседа. - Открывай, сучий потрох!
   За соседними дверьми послышалось движение. Видимо люди смотрели в дверные глазки, но выйти боялись.
   - Постойте! - попытался успокоить всех Артём. - даже если вы правы - вас же и привлекут! - Видя, что его попытки тщетны, он обратился к матери Валентина и младшей сестре: - Да помогите же мне!
   Кое-как, но втроём им удалось успокоить отца и сына. За это время из-за двери Дениса не было слышно ни звука. Отсутствовал ли он дома или, испытывая неподдельный ужас, трусливо прятался - можно было лишь догадываться. Но многое стало ясным, когда все вернулись к квартире Кредулиных. Позади открылась дверь, в которую только что ломились, и выглянувшее лицо неприятного молодого человека завопило:
   - Я вызвал правоохранительные органы! Вы - куски дерьма! Мало того, что неудачники и пьяницы, так ещё и уголовники! Семья уголовников! Не трогал я вашу дрянную псину! Поняли, уроды? Не трогал! Я ещё найду на вас управу! Теперь я вам гарантирую серьёзные проблемы, негодяи!
   На этих словах он спешно захлопнул дверь. Изнутри защёлкали многочисленные замки.
   - Не надо, - остановил Артём Василия, направившегося было назад. - Мы ведь правда не знаем его ли это рук дело.
   Артём помог привести тело Рэми в порядок, укутать в тёплый плед и перенести в машину. Всё это было знакомо Артёму не понаслышке и боль хозяев он понимал как никто другой. Вперед уходом, он решил всё-таки ещё раз поднялся на лестничную площадку, на которой располагались квартиры Кредулиных и их неприятного злобного соседа. Нельзя было сказать что лестница содержалась в чистоте и потому выявить что-либо отличительное представлялось сложным. Однако Артём обратил внимание на некий порошок, такого же грязного цвета, что и сам пол лестничной клетки. Всё бы ничего, но он был только у лифта и тянулся дорожкой к квартире Кредулиных. Причём у самой двери его было особенно много. Артём сталкивался с разными типами ядов. К сожалению, живодёры каждый раз придумывали всё новые и новые его разновидности, которые нельзя было даже распознать. Но этот был Артёму знаком. Он аккуратно собрал его на листок бумаги и, осторожно свернув, положил в карман. Артём ещё раз посмотрел на область, где был насыпан порошок. Да, он действительно лежал именно на пути от лифта до квартиры Кредулиных. Не поднимаясь с корточек, Артём бросил взгляд на дверь неприятного соседа.
   - Ну если это и правда ты, - сказал он громко вслух, глядя на дверь, - то ты взял очень тяжёлый грех себе на душу. Посягнувший на искреннюю и чистую душу обрекает себя на незавидную участь...
   За дверью Дениса послышался шорох. Артём поднялся и направился вниз по лестнице.
  
  
  
   Невысокий человечек в зелёной шляпке с пёрышком сидел на берегу кристально чистой реки, в которой плескались диковинные рыбы, и мечтательно смотрел на чудесной красоты водопад. Вдруг сзади послышался задорный лай. Человечек обернулся и увидел бегущего к нему навстречу через изумрудного цвета поляну, усеянную цветами, песочного цвета пса. Поднявшись с травы и сняв шляпку, человечек стал ей приветственно размахивать и прокричал:
  -- Добро пожаловать, Рэми!
  
  
  
  
  
  

21.

   Примерно около часа Стас показывал и объяснял Надиной маме как пользоваться поиском в интернете и загружать фильмы. И хотя эта процедура обучения происходила не в первый раз, но было видно, что новая техника с её возможностями осваивается женщиной с достаточным трудом. Однако всё это упрощалось тем, что сама Надя всё схватывала на лету, буквально с какой-то жадностью впитывая в себя информацию, что давал Стас. Видно было, что компьютер и интернет стали для неё своеобразным светом в конце тоннеля, окном в мир, полный жизни и движения. Поэтому каждый раз, когда объяснения Стаса ставили её маму в тупик, Надя в сердцах от нетерпения получить дальнейшие познания, восклицала:
   - Ну, мама! Ну что же тут непонятного?!
   После этого все трое дружно смеялись. В конечном итоге, знакомство с компьютером и интернетом очень увлекло и саму Надину маму. Если изначально она по сути была руками своей дочери и только, то со временем уже сама проявляла открытый интерес ко всему увиденному на экране монитора.
   - Надо же как тут новости и настроения людей отличаются о тех, что показывают по телевизору! - искренне изумлялась она. - А то смотришь целый день порой наше телевидение и не понимаешь о какой они стране говорят и показывают. В телевизоре всё прекрасно и замечательно, а на деле...
   Надя сначала проявляла интерес к сайтам, где можно было бы посмотреть фильмы, что называется, онлайн. Безусловно её также интересовали и новости о происходящем в той жизни, которой она была лишена. А вот тематические сайты и форумы для людей, пребывавших с Надей в числе тех, кто по разного рода причинам также был отрезан от основной и активной части жизни, она первое время старалась избегать. Артём же со Стасом, тем е менее, отыскали несколько таких сайтов, понимая, что такое общение Наде тоже необходимо.
   И если современная жизнь буквально отталкивала на обочину всех, кто не соответствовал её критериям нужного системе человека - алчного, циничного, наглого и безжалостного, то очень многие оказывались в роли статистов, из которых, правда, выжимали все соки, дабы основная когорта продолжала идти напролом.
   Что уж говорить тогда о тех, кто по объяснимым и объективным причинам, физически не мог биться за своё место под солнцем? А ведь разве сила и ценность человека в физике? Вовсе нет. Это только на диком первобытном уровне мог происходить такой ошибочный отбор. Люди, подобные Наде Добролюбовой, обладали огромной внутренней силой и светлой доброй душой. Это им, всячески оберегая и охраняя, надо освободить главную дорогу, тем самым учась у них доброте и состраданию, беря с них пример - каким должен быть дух человека, который любит жизнь и жаждет её познания, даже несмотря на все необыкновенные и трагичные трудности его бытия.
   Думая об этом, Стасу каждый раз становилось в душе жутко стыдно. Ведь он - здоровый молодой мужчина - в своём отчаянии готов был спасовать настолько, что приходили самые чудовищные и грешные мысли в его голову. Надя очень многому уже его научила. Общение с ней помогало становиться на самом деле лучше и чище. Но Стас и Артём считали, что сами не способны хоть что-то дать в свою очередь Наде. И потому поиском тематических сайтов хотели помочь её найти людей, объединённых с девушкой схожестью жизненной ситуации. Не понимали они, правда, что Надя как раз хотела иного. Именно с ними она себя чувствовала живой, ощущала себя девушкой, наконец. Ей вовсе не хотелось запирать себя в царстве различных лишений и недугов, своих и чужих. Она хотела быть такой же как большинство и радоваться, наконец, жизни, не думая о том, чего она лишена физически. Потому и не торопилась воспользоваться этими интернет-адресами, хотя и понимала все эти порывы Стаса и Артёма. По прошествии часа очередного обучения компьютерной грамоте, Надина мама попросила дать ей на сегодня передышку, чем очень позабавила свою дочь.
   - Не беспокойся, мама, - с улыбкой сказала Надя. - Если что забудешь - я тебе объясню и напомню. Мне бы ещё научиться силой мысли курсор мышки двигать да на клавиши нажимать - я бы и сама тебя учила бы с удовольствием.
   - Я не сомневаюсь, доченька, что ты у меня и этому научишься, - ласково ответила ей мама. - Ты ведь у меня такая умничка!.. Ну, вы тут общайтесь, а я пойду в магазин выйду. Спасибо вам, Стас, и Артёму, что не забываете Надюшу и так помогаете, - секунду назад радостная женщина теперь готова была расплакаться. - Я вам так благодарна, так благодарна!..
   - Ну что вы, - Стас покраснел. - Вам не за что нас благодарить. Вы себе даже не представляете как ценно и дорого нам это общение. Я за себя даже могу сказать, что... - он замялся на секунду, - ... что Надя спасла меня от ужасного шага, чудовищной и непоправимой ошибки... Это нам... мне особенно... в пору благодарить вас и Надю...
   - Ну что ты, Стас, - на этот раз покраснела от смущения Надя. - Я-то чем вообще могу помочь?..
   - Это правда.
   - Ой, ну я даже не знаю, - запричитала Надин мама. - Всё равно мы так вам благодарны! Жаль, что Артём не смог прийти... Передайте, пожалуйста, ему мои слова тоже.
   - Конечно, - улыбнулся Стас. - Но право не стоит благодарить нас... А прийти он очень хотел, но вот на работе у него случилось непредвиденное...
   Стас не рассказал им что именно помешало прийти Артёму, дабы оградить Надю от грустных мыслей. Да и, по правде сказать, сам он не очень понимал той степени переживания Артёма из-за смерти какой-то собаки.
   - Ничего страшного, - улыбнулась в ответ Надина мама. В другой раз. Ну, я пойду. Не скучайте - я постараюсь не задерживаться.
   После того как мама Нади ушла, Стас решил ознакомить девушку со списком подготовленных Артёмом адресов. Набралось их что-то около двадцати с учётом пожеланий самой девушки. В первую очередь это были сайты с просмотром фильмов - особенно сказок и мультфильмов. Затем неподдельный интерес у Нади вызывали ресурсы, отражающие различные разработки по воспитанию и обучению детей дошкольного и младшего школьного возрастов. Следующим пожеланием была подборка литературных сайтов с возможностью поиска и чтения авторов разных жанров и эпох. Надя также очень интересовалась историей и обрадовалась, что интернет даёт возможность познакомиться не только с навязываемой современными средствами массовой информации данными, но и познакомиться с альтернативными мнениями, доводами и оценками прошлого как своей страны так и мира в целом. Понравились Наде и игрушки разного рода, но всё, безусловно, осложнялось тем, что она могла лишь наблюдать - все действия производил Стас. Это также являлось одной из причин, по которой Надя не готова была пока посещать тематические форумы, на которых общались люди с ограниченными возможностями, делясь своими проблемами, мечтами... При маме, без помощи которой она не могла просмотреть ни одной страницы, или тем более при Стасе, она чувствовала бы себя очень неловко. Со своей мамой она могла поделиться многим - последние долгие годы ведь это был единственный человек, которым она общалась. Но были такие вещи и внутренние переживания, которые Надя не могла с ней обсудить. Она только раз за разом прокручивала их в своей голове и вновь прятала в потаённые уголки своей светлой души...
   Помимо интернет-адресов, отвечавших пожеланиям самой Нади, Артём добавил ещё кое-какие уже от себя, на свой вкус. Был среди них один, обведённый красным фломастером.
   - Наверное это сайт Артёма, о котором он говорил? - предположил Стас.
   - Да, помнится он рассказывал, что собирает на нём разнообразную информацию, - поддержала его догадку Надя. - Будет интересно на него посмотреть, наконец.
   - Тогда в чём же дело? Посмотрим. Вот только адрес странный какой-то...
   - Ну-ка, покажи, - попросила девушка и Стас повернул блокнот, указывая пальцем на подозрительный адрес.
   Он действительно был странным. Все адреса в списке были написаны одним почерком и синими чернилами, ровно в столбик друг над другом и с пояснениями к каждому. Этот же адрес был в самом конце. Но отличался как более крупным почерком так и чернилами чёрного цвета. Кроме того, он был обведён красным фломастером. Но главная его странность была даже не в этом, а в самом адресе.
   - Не бывает такой зоны, - сказал Стас. - Что-то тут непонятно...
   - Какой "зоны'? - не поняла Надя.
   - Ну вот видишь тут написано:"лес-чудес.75"?
   - Ну...
   - Так вот не бывает после точек цифр. Там или "ком" или "ру" - что-нибудь такое, но никак не цифры.
   - А-а, точно! А я и не заметила как-то, - засмеялась Надя, но тут же погрустнела: - Значит мы не попадём туда?
   - Видимо нет, - печально ответил Стас. - Может это вообще не адрес. Только зачем он тогда его обвёл, выделил?... Можно, конечно, попробовать...
   - Давай! - радостно воскликнула Надя. - Давай попробуем!
   Стас набрал странный адрес и нажал клавишу ввода. Он не удивился увиденной после этого странице, сообщавшей о том, что адрес набран неверно.
   - Увы, - вздохнул он. - Как и ожидалось... Такого адреса нет да и быть не может.
   - Жаль, - надула губки Надя, но тут же сменила печаль на улыбку: - Ну наверное он спешил и немножко ошибся! Ничего, в другой раз тогда сам нам расшифрует этот таинственный адрес.
   Порешив на том, они принялись просматривать по порядку все остальные интернет-адреса из списка, составленного Артёмом. В основном все они пришлись Наде по душе, хотя некоторые оставили её равнодушной, по правде говоря. К примеру, спортивные сайты или с новостями о политике.
   - Ни за тем ни за другим никогда особо не следила, - с улыбкой поясняла Надя. - А теперь уж и подавно, потому что в первом не могу принять участия, а от второго сейчас откровенно тошнит и воротит. Сплошные ложь, цинизм и лицемерие. А вот про творчество и рукоделие тут есть что-нибудь?
   - Сейчас посмотрим... - Стас пробежался взглядом по списку. - Да, вот есть адрес сайта - тут люди выкладывают сделанное своими руками...
   - О, здорово! - воскликнула Надя. - Как раз такое и хотела увидеть! Мне всегда нравилось народное творчество. Или, помнишь, как во Дворце пионеров выставки проходили?
   - Да, конечно, - улыбнулся Стас. - Я там даже свой кораблик выставлял.
   - Отличное было время и начинания! - с лёгкой грустью сказала Надя. - Сколько же было бесплатных кружков, клубов, секций, домом и дворцов... Всё для детей... А кружок рукоделия, который я ходила? Макраме!
   - Ага, я даже тогда хотел записаться в этот кружок из-за тебя... - смущённо улыбнулся Стас.
   - Вот как?! - удивилась Надя и засмеялась. - А я и не знала.
   - Тебе смешно, а это правда...
   - Ну что ты, Стасик, я же в шутку смеюсь и... от смущения, - теперь раскраснелась уже Надя. - Мне приятно...
   - А ты помнишь как я тебе карты помогал в класс нести? - спросил спустя некоторое время обоюдного молчания Стас и улыбнулся. - Ну ты ещё дежурная по классу была, а твой напарник отлынивал т работы.
   - Неа, - пытаясь отыскать нужные картинки в памяти, ответила Надя. - Не помню... Только ты не обижайся, пожалуйста. Я ведь говорила, что тогда другой была и, как видно теперь, много хорошего не замечала рядом с собой...
   - Да я не обижаюсь вовсе, - не переставая улыбаться, ответил Стас. - Я сам недавно как-то вдруг вспомнил... Когда Артём про тебя рассказал, я почему-то именно этот эпизод сразу вспомнил...
   - Понятно, - снова смущённо покраснела Надя. - Так а что там у Артёма на работе стряслось? Что-то серьёзное?
   - Да нет, - Стас почесал затылок. - Я думаю он там уже разобрался. Нет повода для беспокойства.
   - Ну хорошо, - улыбнулась Надя. - Главное что ничего страшного. Проблем сейчас в жизни и так у всех хватает.
   - Это точно, - тяжело вздохнул Стас.
   - А у тебя всё хорошо? - заметив это, поинтересовалась Надя.
   - Да тоже всё замечательно! - натужно улыбнулся Стас. - Теперь всё в порядке. Просто устал немножко вот и вздохнул. Не обращай внимания.
   - Ну как я могу не обращать внимания на своего дорогого гостя? - искренне удивилась Надя. - Расскажи мне, пожалуйста, о своей семье. Если это, конечно, удобно. Так интересно и так хочется порадоваться за кого-то!.. Я почему-то уверена, что у тебя замечательная семья.
   - А что тут неудобного? Так и есть. Замечательная. По нынешним меркам она у меня большая: жена Ольга, дочка Леночка десяти лет и сынишка Сёмушка. Ему полтора годика всего.
   - Какая прелесть! - с восторгом воскликнула Надя. - Обожаю карапузов, особенно таких маленьких пупсов! Ты - счастливый человек, Стас! И твоей супруге Ольге очень повезло с тобой! Она знает об этом? Наверняка знает!
   - Спасибо, - вновь настала пора краснеть Стасу. - Не знаю... Я сам не совсем уверен, что ей со мной повезло, если честно...
   - Да что же ты так о себе?! - возмутилась Надя. - Не знаю, мне кажется ты хороший, чуткий и заботливый человек. Не пьяница и не лентяй.
   - Ты меня вгоняешь в краску как красна девицу, - опустил глаза Стас.
   - Вот ещё и скромный! - засмеялась Надя. - Это же замечательно!
   - Но...
   - Что "но"?
   - Понимаешь, я как-то по современной этой жизни совсем непробивной... А Ольга заслуживает лучшего...
   - Ну это ей решать, а не тебе, - нахмурилась Надя. - А по поводу непробивного... Знаешь, Стасик, я тут раньше много телевизор смотрела и хоть не встаю со своей постели и не вижу мир по ту сторону моего окна, но с уверенностью скажу тебе - хорошим людям чуждо это понятие и они никогда никуда не побьются, если их бросить в рамки хищного выживания. А сейчас именно такие условия и созданы - для безжалостных и ненасытных варваров. Помнишь, как у Киплинга - жестокий и безжалостный Шерхан, а при нём жалкий и трусливый Табаки? Вот сейчас их время - Шерханов и их "шестёрок". Но это только пока. "Маугли" подрастут и окрепнут. Шерхан и Табаки будут изгнаны навсегда в края дальние и суровые. Мир снова станет безопасным для жизни и справедливым. Я в это верю. Так что не грусти, Маугли.
   И Надя так звонко рассмеялась, что Стас буквально увидел эту картину чудесного будущего перед глазами.
   - Поразительно, Надя... - задумчиво произнёс, наконец, он.
   - Что?..
   - Поразительно, как снова ты меня подбадриваешь будто не я, а ты...
   - Не надо, Стас, - прервала его Надя, перестав смеяться. - В конце концов я тоже не железная. Не будем об этом и больше не грусти. Я так хочу радоваться! - воскликнула она и широко улыбнулась, вновь продемонстрировав свои очаровательные ямочки на щеках. - Для меня теперь каждый раз праздник, когда вы заходите в гости!
   - Надя, прости, - Стас коснулся её руки. - Просто хотел сказать, что и для нас общение с тобой очень дорого.
   - Я очень рада этому, - глаза Нади светились от счастья. - Мне очень-очень это приятно! Рассказывай же мне дальше!
   - Про что? - не понял Стас.
   - "Про что?" - передразнила его девушка и засмеялась. - Про всё! Про детишек своих особенно. На тебя похожи или на жену?
   - Дочка, говорят, на меня, а Сёмка вроде как на Олю. Хотя пока сложно понять - только начинает приобретать черты.
   - В школе Леночке нравится?
   - Пока да, - Стас засмеялся. - Ну ты знаешь что надоедает чуть позже.
   - И отличница наверняка?
   - Опять-таки, пока да. Посмотрим что будет дальше, но вообще она умничка. Старается, уроки все делает. Даже помогать особо не приходится, а уж заставлять и вовсе не приходилось.
   - Не сомневаюсь что умница, - глаза Нади не переставали светиться и улыбаться. - А малыш наверняка непоседа?
   - Точно! И главное получилось как хотели - и дочка, и сын.
   - Ух и весело же у вас дома, да?
   - Ну... - Стас слегка помрачнел, но сразу же одёрнул сам себя. - Да, весело. Просто мы пока с родителями Ольги живём и... сама понимаешь.
   - А-а, примерно понимаю, - засмеялась Надя. - Анекдоты про тёщу слышала.
   - Ну это временно...
   - Да подумаешь, - подмигнула девушка. - Кстати, раньше испокон веков семьи на Руси жили вместе, собирались за одним большим столом. Дружно жили и не тужили. Это сейчас у нас как у американцев. У них вообще семей нет, как посмотришь их фильмы. Не успел ребёнок закончить школу, так они стразу турнут его куда подальше в колледж, а потом в течении жизни лишь на Рождество да Дни Благодарения собираются и поют дурацки песенки. Бездуховные дикари. А нам их как пример навязывают. Тьфу.
   - С этим я согласен, - кивнул Стас. - Но и люди сейчас другие. Мало кто мог бы так жить. Вон, за квартиры убивают друг друга... Ой, извини, о грустном не хотел.
   - Вот-вот, - с укоризной посмотрела на него Надя, но затем снова заулыбалась. - Это верно, что изменились, но меняться ведь можно и в хорошую сторону. А вообще завидую я тебе белой завистью!.. Своя семья - это так замечательно!... Может быть как-нибудь принесёшь с собой фотографии?..
   - Конечно!
   - Спасибо. Было бы интересно посмотреть... Не бойся - у меня глаз вроде не злой, не сглажу.
   - Скажешь тоже! И в мыслях не было так подумать.
   - А у Артёма большая семья?
   - насколько я знаю он холостяк.
   - Как так?! - Надя искренне удивилась. - Разведён?
   - да вроде бы он вообще не был ещё женат. Мы с ним сами-то не так давно случайно встретились после долгих лет.
   - Странно, - задумчиво сказала Надя. - Вроде такой привлекательный молодой мужчина и профессия такая благородная...
   - Да вас девушек попробуй сейчас пойми, - с улыбкой ответил Стас. - Говорите о хороших парнях, а выбираете в итоге...
   - тут ты прав, к сожалению, - с грустью согласилась Надя. - Я тоже обратила внимание, что девушки сейчас иные в большинстве своём ничуть не лучше большинства мужчин...
   - Ну вот тем немногим и сложно в наши дни обрести друг друга, - с печалью в голосе подытожил Стас. - Но будем надеяться, что Артёму всё-таки повезёт.
   - Конечно повезёт! - воскликнула Надя в свойственной ей манере. - А ты-то хоть сам понимаешь как тебе повезло?
   - Теперь понимаю, - ответил с иронией Стас и оба рассмеялись.
  
   Они продолжали беседовать на разные темы и не обращали внимания на бумажный листок в блокноте Артёма. А тем временем, у странного адреса появилось продолжение - после цифры 75 проступила чёрными чернила другая цифра - 20... Вскоре вернулась из магазина Надина мама и присоединилась к их беседе. Стас рассказал, что собирается в выходные с семьёй загород и приглашает Артёма, потому зайдут они наверное уже на следующей неделе. Но никто так и не обращал больше внимания на листок бумаги в блокноте, на котором странный адрес обрёл своё продолжение...
  
  
  
  
  

22.

   Приняв горячую ванну, Диана накинула халат и, дойдя до спальни, без сил рухнула на кровать. Её так разморило, что лень было даже поднять голову, анне то чтобы по обыкновению приступить к целому своеобразному ритуалу, обмазывая себя различными кремами и втирая в свою нежную кожу многочисленные питательные масла. Игорь вот-вот должен был вернуться с работы, как обычно, прихватив из клубного бара пару-тройку отличных вин и ликёров. В самом же баре он их подменял обычным дешёвым пойлом. На третьей-четвёртой рюмке уже мало кто мог отличить от него дорогой напиток.
   "Вот придёт, намажет меня и напоит коктейлем", - подумала Диана, закрыв глаза и решив подремать. Ключ у Игоря был, а потому она не опасалась заснуть и не услышать звонка. Но не прошло и пяти минут как в дверь позвонили. Диана только недовольно поморщилась, но подниматься, чтобы открыть, не собиралась. Ещё звонок. И ещё.
   - Ну ты тупой что ли в самом деле! - злобно прокричала она, резко поднявшись с кровати и направившись к дверям.
   А звонок раздался снова и сова. Только когда Диана уже собралась было открывать, послышалось как с другой стороны кто-то вставляет в замочную скважину ключ.
   - Да вытаскивай уже! - крикнула Диана. - Я уже открываю, что тебя!..
   Она уже представляла какую взбучку устроит Игорю за то, что он побеспокоил её и испортил ей настроение, но, открыв дверь, Диана тут же обомлела и почувствовала лёгкое головокружение.
   - Да ты никак ждала меня, девочка моя сладенькая, - похотливо улыбаясь, произнёс своим неприятным и до боли знакомым голосом, довольно упитанный мужчина кавказской наружности. - Соскучилась, значит? Это хорошо, моя голуба.
   - Марат... Ты?.. - у Дианы пересохло в горле и головокружение сменилось приступом тошноты.
   - Ну, конечно, я, радость моя, - делая шаг к ней навстречу и распахивая её халат, ответил тот. - О, да ты и впрямь меня ждала...
   - Нет! Погоди! - Диана словно отошла от гипноза и, отпрянув назад, плотно завязала пояс халата. - Я и так без сил. Только приняла ванну и хотела лечь спать.
   - Ну так ляжем вместе, как обычно, - закрывая за собой дверь, сладким голосом ответил мужчина. - Я ведь пришёл домой, к своей прекрасной Диане...
   - Тише! Не шуми! - оглядываясь по сторонам в поисках путей для отступления, попросила его Диана. - Мишенька спит...
   - Что ещё за Мишенька? - мерзко улыбаясь, сквозь зубы процедил Марат.
   - Что за вздорные подозрения? - возмущённо ответила Диана. - ты прекрасно знаешь какой. Мой сын - Миша. Разве не ты сам разрешил мне забрать его у Алексея и пожить с ним здесь до нашего отъезда в Мраморный Бор? И обещал не беспокоить!
   - Да, всё так, - Марат подошёл к ней вплотную и обнял за талию. - Ну так я и не беспокою - просто навестил.
   - Пожалуйста, уходи, - на этот раз улыбнулась и Диана. - он правда только заснул, а я вся без сил...
   - Ну так мы шуметь не будем, - он стал медленно развязывать пояс её халата. - Квартира большая. Он где спит?
   - Там, - испуганно Диана указала рукой в дальний конец коридора. - Там для детской лучше всего... Тише...
   - Правда? - улыбнулся Марат. - Я посмотрю?
   - Нет! - Диана вцепилась в его руку. - Я же просила! Я не хочу, чтобы он видел тебя... Прошу... Он только заснул...
   - Да я бы этого зверёныша тоже бы не хотел никогда видеть, - презрительно ухмыльнулся Марат. - Впрочем как и его папашу. Но пока что... уговор есть уговор, а я честный бизнесмен.
   - Ну, пожалуйста, Маратик, - взмолилась Диана, боясь к тому же, что может вернуться Игорь с минуты на минуту. - Тебе лучше тогда уйти. А то разбудишь... увидишь зверёныша... моего...
   - Мне кажется ты чего-то боишься... - запустив свою руку под её халат и поглаживая по спине, сказал Марат. - Моя девочка что-то или кого-то от меня скрывает? - Сменив улыбку на злобную гримасу, он с силой прижал её к себе. - А?
   - Ты обижаешь меня, милый, - сердце Дианы колотилось от страха и волнения. - Я не понимаю с чего у тебя вдруг такие подозрения. Я тебе всегда была и остаюсь верна. Ведь мы всё обговорили...
   - Это так, - Марат ослабил хватку и вновь похотливо улыбнулся. - Просто Алексей соскучился по сыну, а я - по тебе.
   - Лёша? - удивилась Диана. - Соскучился? Ах, так эта провокация его рук дело...
   - Что ты вообще нашла в этом уродце, решив даже родить от этой жалкой твари?
   - Я... тогда я... любила его...
   - Да брось! - с усмешкой махнул рукой Марат. - Так вы прикрываете свою женскую похоть, оправдываете её любовью. Так вам легче возвышать себя над мужчинами, смотреть на них свысока. На самом деле вы ничем не лучше. Даже хуже, потому что ещё рожаете от кого попало!
   -Неправда! - возмутилась Диана. - Я любила! Я хотела ребёнка!
   - И кого ты привела в этот мир? Твой зверёныш - это семя жалкого поддонка и негодяя! Решила пополнить мир ещё одним? Гены! Не забывай о генах!
   - Не надо так, - из глаз Дианы потекли слёзы.
   - Что не надо? Этот подонок продал тебя! Продал как шавку! И ты теперь просто моя вещь, дорогая. Моя сладкая игрушка. Я сделаю из тебя человека только после того как ты осознаешь это! Осознаешь всю степень своей благодарности мне!
   - Я осознаю... - тихо ответила Диана. - Я - твоя вещь. Твоя игрушка... - Она скинула с себя халат и опустилась на колени. - Я благодарна тебе за всё...
   - Вт так-то будет лучше, - пренебрежительно посмотрев на неё сверху вниз и расстегнув ремень брюк, сказал Марат.
  
  
   На улице было весьма прохладно, но в машине Ступруняна Лупанова чувствовала себя вполне комфортно и тепло. Пока тот отправился к одной из своих "наложниц" - как он их сам называл - Лупанова решила зря времени не терять.
   - Алло, Кирюша? - томным голосом сказал она в трубку своего мобильного. - Узнал меня, сладкий мой?
   - Я просил тебя не звонить какое-то время, - отозвался недовольный мужской голос. - Я должен всё обдумать.
   - Что же тут думать, милый? Ты изменился в последнее время...
   - Мне надо разобраться в себе в первую очередь. Я не уверен, что нам стоит продолжать наши отношения.
   - Та-а-ак... Кирюша решил предать меня?
   - Предавал я до сего времени свою жену и я чувствую, что она догадывается и сильно переживает. Тебе я ничего не должен. Да, было хорошо, но пришло время определения чего я на самом деле хочу.
   - И чего же я такого не делала, что тебе бы хотелось?
   - Дело не в том что ты не делала... Я хочу, наконец, полноценную семью... Ребёнка хочу. Ты не можешь мне этого дать да и не уверен я, что сам бы хотел от тебя этого...
   - Ах вот оно что! Теперь я стала старовата для тебя? Значит чтобы спать со мной как угодно и где угодно семь лет разницы роли не играют, а для семейной жизни это уже многовато?
   - Тебе сорок два, Валя...
   - И дальше что?! Я вполне могу родить и не одного! Тут что-то другое, да?
   - Я не готов ещё обсуждать этот вопрос.
   - Хорошо, поехали со мной в эти выходные в Мраморный Бор - там всё обсудим в спокойной и располагающей обстановке.
   - Куда? Зачем?
   - Там будет весёлая компания хороших людей. Развеемся, повеселимся, похулиганим как мы это с тобой умеем... и всё обсудим.
   - Думаю это плохая идея и не лучшее время.
   - Отчего же? Эти дни там подумаешь, поразмышляешь, а там, глядишь, поймёшь кто тебе нужен. Ты, глупенький, просто устал. Это оттого, что тебе давно пора перебираться ко мне, а то твоя Ксюха все соки из тебя высасывает.
   - Не впутывай её...
   - Я и не хочу. Она ни мне не нужна, ни тебе. Она - лишняя. Я ведь согласна, Кирюшенька, выйти за тебя и родить тебе ребёночка. Я сделаю тебя по-настоящему счастливым...
   - Может и сделаешь...
   - Не сомневайся, милый!
   - Ну вот, снова всё запуталось!.. Может и впрямь ты права...
   - Ну, конечно, сладкий мой! Давай сделаем так: ты отдыхай и ни о чём плохом не думай. Ксюхе не давай портить тебе настроение... И не спи с ней, а то я ревную!
   - Ну, конечно...
   - Да! А в пятницу вечером приезжай в Лисью Нору - я буду тебя там ждать, дорогой... Или хочешь я заеду за тобой?
   - Я подумаю... Мне пора.
  
   Кирилл Вернилин так неожиданно повесил трубку, что Лупанова, ничего не поняв, так и застыла с мобильником у уха, при этом глупо улыбаясь. Но в итоге она для себя решила, что разговор закончился на мажорной ноте и Кирилл по-прежнему с ней.
   - Ну и славненько, ну и славненько, - весело повторила она, убирая сотовый в сумочку. - С этим вопросом, будем считать, разобрались. - Взглянув через стекло на освещённые окна верхних этажей дома, в который вошёл Ступрунян, недовольно добавила: - Ну а этот куда провалился? Небось метит территорию, кобелина проклятая.
   Лупанова весело хихикнула, представив себе эту картину, и откинула спинку сиденья, чтобы вздремнуть до возвращения Ступруняна.
  
  
   - Ну вот видишь какая ты умница, - сказал Диане Марат Тигранович, застёгивая брюки и надевая рубашку. - Мы с тобой отлично ладим. И со мной у тебя большое будущее.
   Диана сидела абсолютно обнажённая на полу возле кровати, понуро опустив голову, униженная и разбитая.
   - Как твой бизнес? - застёгивая рубашку, спросил Ступрунян. - Всё в порядке? Помощь не нужна?
   - Нет, спасибо. Всё хорошо. Благодарю тебя...
   - Ну и отлично. Будут проблемы или шакалы контролирующие донимать начнут - дай знать. А то они сейчас активизировались со всякими проверками. Жрать хотят за чужой счёт и всё мало им, мало.
   - Нет, всё хорошо. Спасибо тебе...
   Диана медленно поднялась с пола.
   - Лапочка какая! - оглядывая её безупречную обнажённую фигуру, с восхищением воскликнул Ступрунян. - Прикройся, а то твой Маратик снова заведётся...
   - Нет, я правда очень устала - поспешила накинуть халат Диана. - Да и тебе наверное пора...
   - Да, - кивнул тот. -Но давай всё уточним по поездке. Алексей говорил ты хотела подругу пригласить?
   - Он и это говорил?! - Диана скривила губы от злости, но тут же мило улыбнулась, дабы не дать повода для ненужных расспросов. - Да, подругу с её другом. Можно?
   - Можно, - по-барски махнул рукой Марат. - Чем больше подруг будет - тем лучше. Ну а пока собираются Валентина, Алексей с двумя приятелями, девочек подвезём...
   - С двумя приятелями?
   - Да. А что он тебе покоя-то не даёт, а? Забыла чья ты?
   - Твоя... Только твоя, Маратик...
   - То-то же... Должен будет приехать Борис Кадаверин. Вот это ключевая фигура! Его надо будет уважить как следует. Так что подруг зови разных - светленьких, тёмненьких, рыженьких... Главное не седых. - Он заржал как жеребец, но вскоре перестал смеяться и подозрительно посмотрел на Диану. - Ты помнишь что для меня эта поездка очень важна именно по причине приезда Бориса? Если его не уважим, то у меня многое может полететь к чертям. А значит и у тебя тоже.
   - Я помню, милый, - Диана улыбнулась и прильнула к его груди. - Я знаю, что в первую очередь бизнес, а потом веселье.
   - Это верно, - ухмыльнулся Марат и шлёпнул её по ягодице. - Места там шикарные... И дом тоже. Устроим ему первоклассный уик-энд. - Он страстно поцеловал Диану в губы и затем грубо оттолкнул от себя так, что та упала на кровать. - Ну а теперь мне, пожалуй, и правда пора. Запомни: в пятницу вечером. Охране скажешь, что к Ступруняну - они пропустят. И передай своим подругам то же самое.
   - Хорошо, я передам, - ответила Диана и поспешила спросить, пока была такая возможность: - А можно они ещё друга своего возьмут? Чем больше - тем веселее...
   - У нас что, пионерский отряд?! - недовольно взревел Марат. - Я про девчонок говорил, что чем больше - тем лучше. Зачем мне пацаньё?!
   - Я просто спросила...
   - Ладно, можно, - равнодушно бросил Ступрунян. - Но лучше бабу ему найдите сами, чтоб мне карты не спутал, а то...
   - Конечно, милый! Спасибо тебе!
   - Да ладно уж, - смягчился Марат и криво улыбнулся. - Ты сейчас хорошо потрудилась - заслужила косточку... Вот чтоб также и в Лисьей Норе отработала!
   - Рада стараться, мой господин!
   Всё это время, а прошло примерно полчаса, Диана пребывала в ужасе от мысли, что её обман раскроется и, что ещё хуже, заявится Игорь. Ведь не было никакого спящего сынишки. Вернее, он наверняка уже спал, но у дедушки с бабушкой. А под этой причиной, Диана просто выкроила себе время, которое б она провести со своим молодым любовником. И Алексей знал об этом. Диана понимала, что наводку Ступруняну дал именно он, дабы лишний раз припугнуть её и заставить выполнить его каприз - в данном случае, привести для Фидуцына Марию.
   Торопить Марата она не могла, дабы не вызвать его подозрения и потому готова была уже на всё, лишь бы он поскорее ушёл. Уже в дверях, Ступрунян вдруг резко обернулся и пронзил её таким взглядом, что у Дианы едва земля не ушла из под ног.
   - Но если ты меня обманула... - сквозь стиснутые зубы процедил он и кивнул головой в сторону коридора, в конце которого по словам Дианы в детской спал её сынишка.
   Но в следующий миг Марат вдруг рассмеялся и потрепал Диану по щеке. Затем развернулся и, не переставая смеяться, направился к лифту. Кто-то поднимался на нём и, не успев прийти в себя о последней фразы Ступруняна, Диана вдруг и вовсе едва не лишилась чувств, когда предположила, что это может быть Игорь.
   Марат Гургенович по-прежнему ржал как конь, дожидаясь пока лифт освободится и смотрел на стоящую в дверях Диану.
   - Я пойду, а то замёрзну, - улыбнулась ему она. - Целую, милый...
   Ступрунян лишь презрительно махнул рукой. Диана поспешила закрыть дверь и прильнула к ней ухом - в глазок лифт не просматривался. Сердце казалось вылетит из груди в тот самый момент, когда снаружи послышались знакомые голоса.
   - Парень, ты не представляешь какую женщину я только что имел! - воскликнул Ступрунян.
   - Да? Поздравляю вас, - это был голос Игоря и от страха Диана прикусила губу едва ли не до крови.
   - А ты тут живёшь что ли или в гости? - вновь послышался голос Ступрунна. - Что-то я тебя не помню.
   - Да скорее в гости, - ответил Игорь.
   - Да, ты мелковат ещё для того, чтобы жить в таком доме.
   - Ну...
   - Да не обижайся, парень. Может ещё повезёт тебе и когда-нибудь будешь жить в таком доме и у тебя будут женщины, которые есть у меня. Хотя это вряд ли, конечно. Но ты дерзай, пацан!
   - Надеюсь повезёт,- голос Игоря уже послышался совсем рядом с дверью и Диана закрыла глаза.
   - Но запомни, пацан, у меня всегда будет лучше, чем у тебя! Такова жизнь!
   Ступрунян снова заржал и видимо вошёл в лифт, потому как его голос стал глуше.
   Раздался звонок в дверь и одновременно закрылись двери лифта. Диана, вздрогнув, открыла глаза. Лихорадочно укутываясь в халат и затягивая потуже пояс, она бросилась к зеркалу, чтобы убедиться в отсутствии каких-либо подозрительных следов. Второго звонка не последовало - Игорь открыл дверь своим ключом. Обернувшись, Диана бросилась к ничего не понимавшему парню и, обняв за шею, принялась его целовать. Оторопевший Игорь развёл в стороны руки, в каждой из которых была бутылка. В одной - вина, в другой - ликёра.
   -Скорей, скорей! - Диана потащила его в спальню, не давая возможности ему осмотреться и прийти в себя. - Я заждалась! Скорей в постель, дорогой!
   Она выхватила бутылки из его рук, поставила на столик в прихожей и буквально силой повалила на кровать. Игорь не сопротивлялся и даже обрадовался. Сознание Дианы было где-то далеко-далеко. Ей хотелось улететь из этого тела. Навсегда.
  
  
  
  
  
  

23.

   Ближе к среде - дню рождения своих единокровных сестёр Анны и Жанны - Мария немного успокоилась и решила всё-таки принять приглашение отца, которое она отвергла вначале в довольно категоричной форме. В конце концов она по-прежнему его любила как любила и свою маму, а размытые воспоминания раннего детства с годами не исчезали и, наоборот, служили своеобразной спасительной соломинкой, благодаря которой Мария знала, что даже если сейчас у неё семьи нет как и все последние годы, но она всё же была когда-то и этого у неё никто не отнимет. Посему сразу после работы , известив ещё утром отца о том, что она передумала, Мария отправилась в гости. С мамой они не созванивались. С того момента, как Маша переехала в квартиру, доставшуюся ей от бабушки, их связь вообще практически сошла на нет. И хотя вот уже много лет Мария чувствовала себя лишним звеном, находящимся между двумя полноценными семьями, но какие-то детские наивные и светлые мечты тянули её на это большое празднество. Все соберутся за одним большим столом... А главное, за ним окажутся вместе они трое, как в далёком детстве - папа, мама и она. И пусть интуиция подсказывала ей, что ничего хорошего её там не ожидает, но Мария твёрдо решила идти на день рождения сестёр. Чтобы укрепить свой дух, она даже взяла с собой подаренный Мурави камень. Вдруг он и правда обладает магическими свойствами? В подарок она купила обеим сёстрам по довольно дорогому и хорошему парфюмерному набору - одинаковому, чтобы не обидеть ни одну из них. Ничего другого в голову ей так быстро не пришло - обычно она готовила подарки загодя, примерно за месяц, а то и два до знаменательной даты. Но тут и приглашение и решение принимались в считанные дни и фантазии было сложно развернуться. Впрочем и о вкусах сестёр Мария могла лишь догадываться. Они никогда не ладили и не дружили, а, кроме того, и Анна и Жанна относились к той категории современных двадцатилетних, которых называли не иначе как "потерянным поколением без памяти и истории", потому как воспитывались они уже на абсолютно подмененных понятиях и на совершенно омерзительных идеалах капитализма, где единственным мерилом человеческой сущности являлись деньги, их количество. И девушки, к сожалению, к своему двадцатому дню рождения уже с головой погрузились в пиршество злата и порока. Во многом, конечно, здесь сыграло роль и отсутствие должного воспитания в своё время. Отец Марии и соответственно Анны и Жанны, был человеком не бедным, мягко говоря. Он, что называется, нашёл своё время, когда из мошенника и спекулянта ты становишься успешным бизнесменом и имеешь в качестве доказательства не только соответствующую визитку со сложным и витьеватым наименованием мифических должностей, но и немалый стабильный доход.
   Как бы то ни было, чувствовал он себя более чем комфортно и избаловал дочерей до такой степени, что воспитал из них ненасытных упыриц. Когда он это понял, то было уже поздно. Учиться девушки не хотели - папа купит диплом, а то и два-три о высшем образовании. К слову, немало такой молодёжи имело к неполным двадцати трём годам уже несколько таких дипломов, что невозможно было никоим образом даже по временным рамкам. Работать они тем более не желали - лучше выгодно выйти замуж за успешного, как папа, бизнесмена. А может и успешнее, чем он.
   "Ведь мы же "звёзды"! - как они сами о себе говорили. Маме их тоже было в большей степени всё равно - она была занята исключительно собой. Вот что представляла из себя нынешняя семья отца Марии, если вкратце. А вот у мамы девушки ситуация была совсем иная по особенностям, но не лучшая по своей сути. И Марию немножко пугало как поведут себя две такие разные системы координат, когда они пересекутся в одном месте в одно время. К примеру, её отчим - Леонид Петрович - открыто недолюбливал "буржуев нового времени", но вовсе не потому что был движим высокими справедливыми идеалами во имя всего человечества, а просто злился и завидовал по-чёрному. Была бы у него такая возможность, он бы с радостью присоединился к "буржуям" и всячески восхвалял бы их. Марии такая скользкая позиция отчима очень не нравилась, потому как она искренне всегда выражала свою собственную, а вовсе не из зависти. Сейчас Леонид Петрович, в свои пятьдесят пять, работал водителем в частном таксопарке и после каждого рабочего дня плевался и матерился. Причиной тому служила не столько усталость от разного рода пассажиров и постоянных дорожных пробок. И даже не маленькая зарплата выводила его из себя. Больше всего его задевало то обстоятельство, что в девяностые годы он сам хотел руководить таким автопарком, но сильно "прогорел" и со своей мечтой расстался. Но если бы сейчас произошло чудо и он бы занял место хозяина, то будьте уверены, что это был бы стопроцентный маленький буржуй со всеми теми отличительными чертами, которые он так любил осуждать в своей нынешней ипостаси.
   Мама Марии - Ангелина Алексеевна - была совладелицей туристической фирмы вместе со своей давней подругой. Однако красиво звучало лишь название должности. В основном ей приходилось работать обычным туроператором, потому как любой малый бизнес в это время нещадно прижимался и уничтожался на корню со стороны государства и это была нескончаемая борьба за выживание. В таких стрессовых и унизительных условиях невозможно развиваться и потому приходилось выполнять в одном лице целый ряд функций. И Ангелина Алексеевна часто злилась на своего супруга за то, что он, по её мнению, не оправдал ожиданий и вместо хозяина таксопарка стал рядовым таксистом. Леонид Петрович отвечал ей взаимностью и клял за то, что она, дескать, сломала ему всю жизнь своим постоянным давлением и прожорливой натурой. Наверное неудивительно, что на фоне такой нервозной обстановки, в семье вырос молодой человек, отличавшийся особым цинизмом и абсолютным отсутствием каких-либо жизненных ценностей и идеалов. Речь идёт об единоутробном брате Марии - Юрии Мирусине. Он учился на программиста и это всё, что о нём знала Мария. Она не понимала, чём причина такого отношения, но Юрий всегда старался сделать какую-нибудь пакость в адрес своей сестры, начиная с самого маленького возраста. Сколько ни пыталась Мария найти ключик к его ледяному сердцу, но все её попытки терпели крах. Особенно Юрий озлобился, когда сестре досталась в наследство от бабушки квартира. Он даже не постеснялся высказать и матери и сестре в довольно резкой форме, что его обманули и лишили положенной ему доли. На слова Марии о том, что бабушка сама и по собственной воле завещала ей свою квартиру, он отреагировал и вовсе неслыханно, заявив, что Мария просто одурманила бедную старушку, воспользовалась её слабоумием.
   И вот в такой котёл страстей предстояло окунуться в этот вечер Марии. К счастью, больше никого в гости Миракуловы не ожидали. Это был "сбор именно двух семей, скреплённых узами крови", как охарактеризовал его Вадим Степанович. Юрий назвал этот вечер иначе - "кровосмесительным бредом". Более пышный пир по случаю дня рождения дочерей, Вадим Степанович собирался устроить в выходные, куда собралась бы более представительная публика - партнёры по бизнесу, некоторые мелкие чиновники, кое-кто из прессы и даже шоу-бизнеса. Не секрет, что любая современная "звезда" за деньги спела бы и сплясала бы у вас хоть на огороде в окружении пугал и ворон. Да и сам праздник Вадим Степанович собирался организовать в загородном доме. Сегодня же было решено собраться скромно, в одной из нескольких крупногабаритных квартир, принадлежавших Вадиму Степановичу. В одной из них - здесь и собирались сегодня гости - он проживал с супругой - Кариной Дмитриевной - когда задерживали дела и обстоятельства в городе. Ещё по одной отводилось дочерям. А оставшиеся три четырёхкомнатные квартиры в новостройках сдавались в аренду за очень кругленькие суммы. Вы спросите отчего же Вадим Степанович не купил хотя бы обычную скромную квартиру своей родной старшей дочери? Мария таким вопросом никогда не задавалась, но причины следовало искать во влиянии второй супруги Вадима Степановича, хотя это никак его не оправдывает.
   Несколько раз за время пути, Марии хотелось всё-таки остановиться и вернуться домой. От Артёма сообщений не было и это тоже не давало ей покоя. Быть может она написала что-то не то или высланная ей фотография сыграла свою роль? Вдруг дома её ждёт долгожданное письмо? Но всё же решение было принято и сегодня она встретится с мамой и папой, как в старые добрые времена... Уже у самой двери она нащупала в кармане пальто пирит и, крепко сжав его в кулаке, позвонила. Открыли дверь Анна и Жанна. Увидев на пороге Марию, обе немало удивились.
   - Надо же! - воскликнула Анна. - Старшая сестрёнка! Какими судьбами?
   - То есть?.. - растерялась Мария. - Я хотела поздравить... Извини, думала отец пригласил меня по вашей просьбе и вашего согласия...
   - Ничего подобного, - равнодушно ответила Жанна. - Хотя может это даже будет весело. Тут такие олухи пришли, что даже тебе я могу быть рада.
   Некоторое время Мария молчаливо стояла и растерянно хлопала глазами, судорожно сжимая в кулаке камень. Ситуацию разрядила неожиданным смехом Анна.
   - Да не слушай ты её, - смеясь обратилась она к Марии. - Прикалывается она над тобой. Папа говорил что ты придёшь. Он с гостями в зале - твои пришли, сейчас в гостиной тёрки трут с нашими. Просто жесть как душно! Ну проходи, раздевайся.
   Мария слегка поморщилась - все эти новомодные тупые словечки типа "жесть" и тому подобное вызывали у неё естественное для нормального человека отторжение. Русский язык более чем богат и благозвучен и нет нужды его засорять таким словесным мусором. Но главное, чтобы хотя бы с возрастом у употребляющей в речи подобные словечки молодёжи приходило понимание того, как они глупо выглядят сами и как издеваются над родным русским языком. Но поморщилась Мария лишь долю секунды, а затем, улыбнувшись, вошла через порог.
   - Вот, это вам подарки, сестрёнки, - доставая из пакета наборы, сказала она. - Поздравляю вас от всего сердца с вашим первым значимым юбилеем и желаю вам самого главного в этой жизни - здоровья, счастья и любви!
   - А денег? - подозрительно рассматривая набор, спросила с нескрываемым удивлением Жанн, чем снова ввела Марию в ступор.
   - Спасибо, Маша, - улыбнулась и поцеловала старшую сестру Анна. - Взрослая ты, а наивная как ребёнок.
   - А-а, у меня был такой пару лет назад, - разочарованно произнесла Жанна, открывая парфюмерный набор. - Да, неплохой вроде бы.
   Мария чувствовала себя не просто глупо, а полной дуррой и с каждой минутой всё больше сожалела, что решилась на эту отцовскую авантюру.
   - Ну, раздевайся и проходи уже, - подмигнула ей Анна. - Все уже видимо в сборе, если папик не приготовил ещё сюрпризов.
   "Папик". Вот кем стал милый добрый Машин папа из далёкого столь же милого прошлого. Быть может он так и остался в прошлом, а там, в гостиной, Марию ждёт абсолютно чужой "папик"?..
   Девушки пошли впереди, Мария следом за ними. Анна была одета в ярко-жёлтую облегающую кофточку и такую же облегающую чёрную мини-юбку. Жанна - строго наоборот: верх - чёрный, юбка - жёлтая. Идеальные точёные фигурки, милые мордашки, длинные светло-русые волосы. Всё вроде бы красиво и замечательно, но что-то во всём их прелестном облике отдавало вульгарностью и пороком. Но Мария ни в коем случае их не осуждала ни за взгляды, ни за манеру вести себя и одеваться. И она абсолютно искренне желала им счастья. Но какой-то неприятный осадок возник у неё уже сейчас, после такого непродолжительного разговора в прихожей. Мария вспомнила, что оставила камень в пальто, но произошло это уже в тот момент, когда они присоединились ко всем собравшимся, войдя в гостиную. Возвращаться было поздно да и неудобно как-то.
   - А вот и наша Маша! - торжественно объявила Анна. - Прошу любить и не только!
   - Здравствуйте, - смущённо улыбнулась Мария и слегка поклонилась в знак приветствия.
   - Доченька, - поднялся с дивана Вадим Степанович, - молодец что пришла!
   - Ты же сам приглашал, - с улыбкой заметила Мария.
   - Да, конечно... - Вадим Степанович неловко засуетился, потому улыбнулся и поцеловал Машу в щёку.
   Все остальные лишь молчаливо кивнули головами, здороваясь таким образом. Лишь Юра, как всегда, не удержался выдать свою обязательную порцию яда:
   -- Моя сестрёнка даже выбралась из своей уютной норки, свалившейся ей как манна небесная? - Он презрительно хихикнул. - Ну и правильно. Вдруг и здесь что-нибудь упадёт от богатенького папеньки?
   - Юрий! - резко одёрнула его Ангелина Алексеевна. - Как тебе не стыдно?
   Тот в ответ лишь мерзко засмеялся, испепеляя завистливым взглядом Марию.
   - Жаль, что тебе, братец, точно ничего не отвалится, - спокойно и с улыбкой ответила Маша. - Уже в который раз, представляешь? Ну а я обещаю как-нибудь справиться с непосильной ношей.
   - Ой, а у нас девочки живут душа в душу, - сказала вдруг манерно Карина Дмитриевна. - Наверное потому что девочки. Или воспитание сказывается.
   - Мама, да будет тебе сказки рассказывать, - Анна удивлённо посмотрела на мать. - Когда это мы жили-то душа в душу?! Скажешь прям как в лужу...
   - Анна! - на этот раз настал черёд Карины Дмитриевны спешно одёрнуть свою дочь.
   Юра и Жанна рассмеялись, остальные сидели молча в неловком замешательстве от такой молодой прыти и разнузданности.
   - Ну, хватит вам уже, - вновь поднялся, глупо улыбаясь, Вадим Степанович. - Пожалуйте к столу! Сегодня у нас всё по-домашнему, без прислуги - как в старые времена!
   - Да уж, зря ты отпустил прислугу, - недовольно проворчала Карина Дмитриевна, лениво поднимаясь с дивана.
   Из так называемой "зоны отдыха" все переместились в "обеденную зону" - так обозначала различные участки огромной гостиной Карина Дмитриевна. Судя по всему, никуда дальше, кроме ещё, пожалуй, уборной для гостей, она никого пускать не собиралась. И хотя Ангелина Алексеевна недвусмысленно давала понять, что всем своим существом хочет ознакомиться с интерьером всех без исключения апартаментов, а Леонид Петрович разве что в мусорное ведро не заглянул от любопытства и переполняемой его зависти, Карина Дмитриевна была непреклонна и хладнокровно игнорировала все попытки гостей проникнуть в иные "зоны".
   Таким образом, оставалось занять побыстрее место за большим столом, чтобы вкусить "пищу господ", как окрестил её Леонид Петрович, бесцеремонно разглядывая блюда и напитки.
   - В таком случае, сегодня все мы господа! - с ноткой сарказма провозгласил Вадим Степанович. - Прошу всех садиться и сразу внимательно выслушать мой тост!
   - Давай, милый, давай! - глупо захихикала Карина Дмитриевна. - Ты это хорошо умеешь! Помню как на приёме по случаю...
   - Позже, Карина, - недовольно прервал её муж. - Итак, тост! Наливайте побольше, Леонид, не стесняйтесь.
   - Да он просто не знает налить и попробовать сразу всё вместе или пить по очереди, - подал голос Юра.
   - А ну цыц! - рявкнул Леонид Петрович. - Человек тост собирается сказать. Прояви уважение!
   - Благодарю, - растрогался Вадим Степанович и даже на секунду почувствовал симпатию к Мирусину-старшему. - Итак, я хочу поднять этот бокал за здоровье и счастье моих ненаглядных дочерей - Анны и Жанны!
   - Ура! - закричал было Юра, но тут же получил под столом удар по ноге. Судя по выражению лица Леонида Птеровича, это был он, хотя возможны, как говорится, варианты.
   - Доченьки! - продолжал с сияющим лицом Вадим Степанович. - Вы стали совсем большие и вступаете во взрослую жизнь... Впереди вас ждут как трудности тк и новые достижения и победы. Я знаю, что вы у меня целеустремлённые и точно знаете чего вы хотите в этой жизни и как этого добиться. Я верю, что уже сейчас, если не дай Бог со мной что-нибудь случиться, то я могу довериться вам.
   Я хочу, чтобы вы знали, что счастлив тому факту, что вам довелось жить в такую светлую эпоху, когда человек благодаря своему таланту и упорству может добиться многого! Нам в ваши годы приходилось тяжко... Мы жили в нужде и нищете. Вы умнее и лучше меня, доченьки! Вы добьётесь всего, чего захотите и я буду гордиться вами! Дай Бог вам не познать тех трудностей и лишений, что мне довелось перенести в вашем возрасте. Пусть Господь всегда остаётся с вами! Вы - моё светлое будущее! Вы - будущее это страны! Счастья вам, дорогие мои и любимые! Аннушка, Жанночка... Да благословит вас Господь! Ура!
   - Ура! - вскочила с места Карина Дмитриевна.
   - Ура-а-а! - заорал Юра.
   Анна и Жанна бросились целовать отца. Остальные лишь недоумённо подняли бокалы.
   - В пору было закончить тост не "ура", а "аминь". - буркнул Леонид Петрович.
   - Вы - атеист? - как бы свысока обратил на него свой взор Вадим Степанович, едва его дочери вернулись на свои места.
   - При чём тут это? - удивился Мирусин. - А даже если и так? Что это меняет? Разве от частоты упоминания Бога по случаю и без вера крепчает и человек становится чище?
   - Я вижу вам что-то не понравилось в моём тосте, Леонид? - снисходительно улыбнулся Вадим Степанович, садясь за стол.
   - Нет, я просто не понял в какой стране прошла ваша юность, - ухмыльнулся Леонид Петрович. - Видимо не в той, где прошла моя. Вы вроде бы на пару лет меня младше, почти ровесники считай, но я никакой нищеты и лишений не помню.
   - Ей Богу, не понимаю, что вас так смутило? - продолжал снисходительно улыбаться Вадим Степанович.
   - Да ладно тебе, Лёня! - вступила в разговор Ангелина Алексеевна. - Вот ведь привязался к человеку...
   - Да я...
   - Я сказала прекрати! - Она повернулась в сторону бывшего мужа и расплылась в улыбке. - Молодец, Вадим, ты многого достиг. И супруга и дочки у тебя замечательные...
   - Да уж, не то что мы с папашей, - отозвался Юра. - С нами маменька малость пролетела.
   Тут он едва не подавился салатом, потому как мать метнула в него гневным взглядом такие молнии, что даже Марии стало страшно за братца.
   - Какой чудесный стол вы накрыли, - Маша решила как-то смягчить напряжение и сменить тему. - Вы сами готовили?
   - Ты издеваешься?! - засмеялась Жанна. - Это всё наша Изаура, как её папа называет.
   - Ирина, - пояснила, не переставая жевать, Карина Дмитриевна. - Наша прислуга.
   - А-а, понятно, кивнула головой Мария, совершенно не понимая как наша страна могла скатиться до уровня, когда прислуга и эксплуататорство снова стали нормой. - Что ж, передайте ей, пожалуйста, что очень всё вкусно...
   - Вы знаете, я её постоянно направляю на курсы повышения квалификации, но видимо их там совершенно не обучают новым кулинарным изыскам.
   - А что, и для прислуги такие курсы сделали? - удивлённо улыбнулась Мария и по реакции Каины Дмитриевны поняла, что поспешила с иронием.
   - Вы верно шутите? - вполне серьёзно изумилась та, вытаращив свои глаза. - Конечно, это необходимо. Слава Богу, не те времена и во всём требуется уровень.
   - О, и эта тоже вся такая из себя верующая оказывается, - вполголоса буркнул себе под нос Леонид Петрович.
   - Не знаю что и сказать, - с грустью сказала Мария. - Нас, врачей, тоже обязывают каждые пять лет платить из своего кармана большие суммы, дабы пройти якобы повышение квалификации. Вот только уровень врачей сейчас намного ниже того, когда ничего подобного не было и, получив диплом, врачи работали всю жизнь. Уровень, на мой взгляд, сейчас отсутствует во всех сферах жизни. Присутствует лишь видимость этого уровня... И потом... Я бы не смогла унижать другого человека, заставляя его прислуживать мне. Пусть даже и за деньги. Нехорошо это как-то, не по-человечески...
   - Ну почему же унижать? - возмутилась Карина Дмитриевна. - Просто в нас долго убивали хозяев и потому вам так сложно перестроиться. Вся эта уравниловка...
   - А чем же один человек лучше и особеннее другого? - не выдержав, перебила её Мария. - Или у одних кровь голубая, а у других красная и потому одни должны прислуживать другим? По-моему мы плодим потребителей, а раньше все работали, вторили и не длились на господ и слуг. Ведь если есть господа, то должны быть и слуги. А в этом случае ни о какой демократии речи даже близко быть не может.
   - Ох, девочка, - снисходительно улыбнулась Карина Дмитриевна. - Вы просто не знаете той жизни, вы были ещё ребёнком.
   - Возможно, но даже по тому что я помню и близко не было той лжи, которую сейчас всюду выдают за правду, прикрывая нынешнюю разруху, имеющую самые реальные очертания и факты. Кроме того, я стараюсь не забывать и изучать историю своей страны, а не засорять своё сознание выдумками диссидентов.
   - Вы просто не хотите слушать правду, - улыбнулась вновь Карина Дмитриевна, хотя сама аж побагровела. - Когда же у нас люди избавятся от этого ярма советского прошлого?
   - Никогда, - улыбнулась ей в ответ Мария. - Правду всё равно не подменить ложью. Рано или поздно всё становится на свои места. Кстати, вы же меня чуть больше чем на десять лет старше... Как же тогда вы можете так безапелляционно давать оценки прошлому?
   - Ой, вам же было почти столько же как и именинницам, когда вы родили девочек? - примкнула к дочери Ангелина Алексеевна, улучив момент для своей личной мести.
   - Да, почти... Карина Дмитриевна явно смутилась. - Ну я-то тогда совсем глупенькой дурочкой была, несмышленой...
   - Хотя мозгов, чтоб увести мужчину с достатком у неё хватило, - тихо пробурчал Леонид Петрович себе под нос.
   - Да, того и гляди, выйдут девочки замуж, пойдут детишки... - всплеснула руками Карина Дмитриевна.
   - Вот ещё! - возмутилась Жанна. - Какой замуж? Какие детишки? В своём ли уме вы, маменька? Оно мне надо?!
   - Мне тоже не надо, - поддержала сестру Анна. - Мама, т же сама сказала, что сейчас не те времена. Это раньше вы на кухне как Изаура корячились, детей как свиноматки рожали, за копейки на заводах и фабриках каких-то горбатились. Нет уж! Мы так не хотим!
   - Верно! Не хотим! - воскликнул Юра и мерзко засмеялся. - Пусть другие на нас горбатятся. А нам денег только дайте...
   - Денег прося неудачники, Юрочка, - съязвила с улыбкой Анна. - Сильные амии берут, что им надо.
   - Верно, - согласилась с сестрой Жанна. - Надо взять себе сильного, успешного мужчину в мужья.
   - Ага, современные девушки падки на кошельки, - ухмыльнулся Юра.
   - Запомни, Юрочка, - повернулась к нему Анна, - что в успешных и состоятельных мужчинах женщину привлекают не его деньги, а те качества, которые помогли ему стать состоятельным и успешным. Женщина чувствует силу такого мужчины и ей с ним спокойно.
   - Да, слышала я такое высказывание - умело цитируешь, - равнодушно сказала Мария. - Но на мой взгляд ничего глупее в качестве красивого оправдания для падшей женщины придумать нельзя.
   - Да ты знаешь что это сказал? - вскипела Анна.
   - Кто?
   - Я... я сейчас точно не помню...
   - А я тебе скажу кто, - подмигнула ей Мария.- Это сказал глупый человек как минимум.
   Анна хотела было снова возмутиться, но поднялся её отец и привлёк общее внимание, стуча вилкой по бокалу.
   - Внимание! Тост!
   - Давно пор, - проворчал Леонид Петрович, спешно наполняя свой фужер.
   - Обычно второй тост поднимают за родителей, - начал, торжественно улыбаясь, Вадим Степанович, - но я хочу немножко нарушить эту традицию, поскольку мне не терпится сказать вам следующее... Я хочу поднять этот бокал за то что все мы, наконец, собрались вместе за одним столом. Впервые, отбросив все предрассудки и недоразумения, мы представляем собой по сути одну большую семью и я чертовски этому рад!...
   - Бог не простит вам бесовства в виде упоминания чёрта, - ухмыльнулся Леонид Петрович, о супруга тотчас пихнула его локтем.
   - Все мы вовсе не чужие люди, словно не обращая внимания, продолжал Вадим Степанович в прежнем доброжелательном тоне. - Моя первая жена - Ангелина Алексеевна - подарила мне не только приятные годы совместной жизни и первый опыт, но и чудесную красавицу-дочь Марию!..
   Маша смущённо опустила глаза в отличие от своей матери, которая буквально сияла от восторга, что её упомянули в столь тёплом свете. Леонид Петрович лишь что-то пробурчал себе под нос и недовольно хмыкнул.
   - Они навсегда останутся в моём сердце, - самозабвенно продолжал свою пламенную речь Вадим Степанович. - Особенно Машенька... Я помню как в первый раз взял на руки этот маленький кулёчек счастья, как нянчился с ней, переживая свои первые отцовские чувства... Помню, как учил её ходить, играл с ней на детском пианино...
   Мария чувствовала как к горлу подкатывается ком, а глаза вот-вот предательски выпустят из плена слёзы. Она уже и не думала, что её папа - не папик, а именно тот самый папа - всё это помнит и что всё это ему дорого. Мария не могла знать и помнить, что всё это на самом деле было неправдой, а лишь красивой сказкой... Она по-прежнему смотрела куда-то в стол, не поднимая глаз от смущения, потому что ощущала со всех сторон пристальные взгляды. Смотрел на неё и отец.
   - Моя милая доченька, - сентиментально продолжил он. - Мой первый ребёночек... Сегодня ты здесь - на дне рождения своих сестёр. Спасибо тебе за это!
   Мария и вовсе покраснела от столь глупого поворота речи отца, понимая что всё это просто позёрство, а не искренние чувства как она подумала вначале. Ей стало до жути тоскливо от осознания этого факта.
   - Благодарю тебя и твою мать - мою бывшую супругу, а также Леонида Петровича, вырастившего тебя и брата твоего Юрия, которого тебе подарила Ангелина Алексеевна!...
   От всей этой речи Марии уже становилось откровенно тошно. Лицемерие и фальш во всём этом тосте явно зашкаливали.
   "Ага, вырастил меня Леонид Петрович, как же!" - возмущённо думала она. - "Вы оба меня предали - и ты и мама! Обзавелись новыми семьями и детьми. А я оказалась лишней и здесь и там!"
   - Я рад, что теперь всё станет на свои места, - не унимался Вадим Степанович. - Моя нынешняя семья, в которой я безумно счастлив, и моя прежняя, в которой я получил неоценимый опыт, наконец, воссоединились! На дне рождения, на двадцатилетие моих горячо любимых дочерей - Анны и Жанны! Их возраст как раз соответствует и тому количеству лет, за которые мы учились вновь становиться людьми - свободолюбивыми и открытыми, желающими двигаться вперёд, развиваясь и прогрессируя! Мы перестали быть безликой толпой. За новых нас, дорогие мои! За нашу семью!
   - За нашу семью! - закричали хором Анна и Жанна, едва сдерживая смех.
   - Ура! - воскликнула вдруг Ангелина Алексеевна и резко поднялась с места, чем вызвала полное недоумение у Леонида Петровича, который, к слову, неоднократно морщился от недовольства и фыркал, слушая речь Вадима Степановича.
   - Милый, ты просто душка! - кокетливо пригубив бокал вина, сказала Карина Дмитриевна мужу, после чего смачно чмокнула его в губы.
   Мария почувствовала, что её на самом деле немного мутит. Она пожалела, что забыла пирит в кармане пальто. Но в этот момент Леонид Петрович решил добавить побольше негативных флюидов к лицемерной речи её отца, чем на некоторое время отвлёк Марию от неважного самочувствия.
   - А что это вы опять говорили про какие-то двадцать лет? - с некоторым вызовом обратился он к Вадиму Степановичу.
   - Ох, голубчик мой, - видимо за эти годы отец Марии и впрямь возомнил себя барином.- Я имел в виду именно последние двадцать лет, которые положили начало новому типу человека хоть и обезображенного ранами прошлого.
   - Ах вот вы о чём! - усмехнулся Мирусин-старший. - Да, это старый новый тип человека-голодранца. Невежественный, несчастный, угнетённый батрак-голодранец, коими была наполнена земля наша в царские времена.
   - Да Бог с вами, Леонид Петрович, - небрежно отмахнулся от него как от назойливой мухи Вадим Степанович. - Что вы такое говорите? Страна была тогда одной из самых передовых во всех отраслях и если бы не большевики...
   - ... если бы не большевики, то страну бы разорвали и распродали по кусочкам господа дворяне, на которых ты так хочешь быть похожим, папа, и, надо признать, ты в этом преуспел, - неожиданно вторглась в разговор Мария и почувствовала легкое головокружение. - Извините, мне надо выйти...
   Вадим Степанович лишь проводил дочь взглядом, несколько опешив от её слов. Леонид Петрович, напротив, громко рассмеялся.
   - Молодец, Машка! - с нескрываемым удовольствием похвалил он падчерицу. - Не в бровь, а в глаз! Знает историю, девонька, знает.
   - Ох, Вадик, не обращай внимания, - заёрзала на стуле Ангелина Алексеевна. - Она такая нервозная в последнее время...
   - Мужика ей надо! - со свинячим восторгом выкрикнул Юра и захихикал по своему обыкновению.
   - Юра! - грозно рыкнула на него мать.
   -Тоже верно, сынок, - вновь залился смехом Мирусин-старший.
   - Да ну вас, - встала из-за стола Анна. - Душные вы все какие. Набросились на женщину. Жанна, пошли со мной.
   - Чего? - не поняла та.
   - Со мной пойдём, говорю. Успокоим сестрицу что ли. На дне рождения в выходные нормально погуляем.
   - Да, девочки на уик-энд собираются в нашем загородном доме пышно праздновать, - манерно пояснила Карина Дмитриевна Ангелине Алексеевне. - С пятницы и до понедельника.
   - Нет, только в воскресенье, - поднимаясь из-за стола вслед за сестрой, возразила Жанна. - В пятницу и субботу мы с друзьями празднуем в другом месте загородом.
   - Где это? С кем? - удивлённо спросил Вадим Степанович.
   - С друзьями, папочка, с друзьями. А более тебе ничего знать и не надобно. Пошли, Жанка!
   - Пойду и я схожу что ли? - поднялся Юра.
   - Сходи, сынок, проверь сестру, - поддержала его порыв мать.
   - Да чё с ней будет-то? - презрительно просил тот, но не дожидаясь ответа, отправился вслед за сёстрами.
   - Ох, молодёжь, - глупо улыбнулась Ангелина Алексеевна.
   - Ну так что там про дворняг двадцатилетнего разлива вы говорили? - наливая стопку водки, обратился Леонид Петрович к хозяину дома.
   - Каких дворняг? - сделал тот вид, что не понял вопроса..
   - Ну дворян, так уж и быть, дворян. Один хрен - что дворняги, что дворяне.
   Мария вытащила из кармана пальто пирит и крепко сжала его, закрыв глаза.
   "Ох, зачем же я пришла на этот циничный до ужаса и омерзения спектакль?" - мысленно вопрошала она.
   - Маша, ты как? - услышала она вдруг за спиной.
   Открыв глаза и обернувшись, Мария увидел улыбающуюся Анну. Следом подошла Жанна.
   - Да всё в порядке. Просто голова закружилась. Там и правда душно...
   - Пойдём в наш зимний сад, - предложила Анна. - Там воздух обалденный!
   - Точно! Пошли! - поддержала её Жанна. - А может хочешь "травкой" расслабиться?
   - Нет, спасибо, - любезно отказалась Мария. - А в сад...пошли, никогда не была в зимнем саду прямо в квартире.
   - Ну у нас последний этаж и тут апартаменты такого класса - с зимним садом, - пояснила Анна.
   - Стойте! - окликнул их сзади Юра. - Я с вами! И что-то про "травку" слышал...
   - Тебе послышалось, - бросила Анна.
   - А не маловат ещё? - усмехнулась Жанна.
   - Да уж не маловатей тебя, - сгримасничал Юрий. - Мне двадцать было два года назад.
   - Ладно, пойдёмте уже, - скомандовала Анна.
   В зимнем саду было по-настоящему уютно и красиво. Стены выложены искусственным камнем, различные тропические растения и даже небольшой фонтан. Изящные журнальный столик и несколько не менее изящных плетённых кресел были окружены папоротником и позволяли сидя наслаждаться чудесной панорамой города, попивая ароматный чай и листая журналы. Какое-то время они беседовали о разных пустяках, пока Анна не заметила, что Мария сжимает что-то в руке.
   - Что у тебя там? - бесцеремонно поинтересовалась она. - Покажи.
   - Ах это... - Мария неохотно разжала кулак. - Это мой подарок.
   - Мне? - обрадовалась Анна, выхватывая камень из руки Маши.
   - Нет! - испугалась та. - Это подарок мне. Мой подарок... мне подарили...
   - А-а... - расстроилась Аня, но не переставая разглядывать пирит.
   - Красоты какая! - воскликнула Жанна, затягиваясь сигаретой. - Дай-ка!
   - И мне! - крикнул Юра.
   Мария с грустью и сожалением смотрела как её камень пошёл по кругу.
   - Никогда раньше такого не видела! - восхищённо сказала, наконец, Анна. - Слушай, а подари его мне, а?
   - Нет, извини, - закачала головой Мария. - Нельзя дарить свой подарок другому человеку. Да и не могу я...
   - Ну, бли-и-ин... - раздосадовано надула губки Анна. - Ладно, держи...
   Она неохотно вернула камень Марии и та решила убрать его от греха подальше обратно в пальто.
   - Я отлучусь на минутку, - сказала она и исчезла за дверью.
   - Значит так, - заговорщецки обратился к сёстрам Юра. - Делим его пополам. Согласны?
   - Ты о чём? - не поняла Анна. - Хочешь украсть его?
   - А зачем он ей? Наверняка камень дорогой, а она его всё равно посеет где-нибудь. Да она даже ценности его не представляет.
   - Точно дорогой? - прищурившись, спросила Жанна.
   - Да точно говорю!
   - Ну не знаю, - засомневалась Анна. - Это вроде нехорошо... Прям как кража. Хотя, конечно, вот так тупо носить его с собой в кармане тоже не дело...
   - Значит решено, - обрадовался Юрий. - Когда вернётся, я отлучусь типа в туалет. Могу поспорить, что она его в пальто как дура носит.
   Зайдя в прихожую, Мария услышала как из гостиной раздаются голоса на повышенных тонах, больше напоминающие базар. Было ясно, что её отчим и отец схлестнулись в эпической перепалке на тему прошлого и настоящего.
   - Да в обществе уже давно вовсю идёт холодная гражданская война! - кричал уже не трезвый Леонид Петрович.
   - Что за бред?! - возмущался, пребывавший в таком же состоянии, Вадим Степанович. - Ложь и провокация в моём доме!
   Мария тяжело вздохнула, кладя пирит обратно в карман пальто. Да, по сути её отчим был прав, а отец придерживался позиции страуса, потому как выгодно пристроился в этой новой жизни. Но надолго ли? И зачем устраивать такой балаган на дне рождения дочерей? К чему вообще нужно было собирать две, теперь уже абсолютно разные и чуждые семьи? Чтобы покрасоваться? "Но это глупо. Боже, как это всё глупо!" - подумала Мария и решила, что ей лучше отправиться домой. В этой атмосфере и компании силы буквально покидали её, словно их высасывали невидимые вампиры. Она отправилась в зимний сад, чтобы извиниться перед сёстрами и попрощаться.
   - Аня, Жанна... - обратилась она к ним, не теряя времени даром. - Ещё раз поздравляю вас, девочки, и прошу меня извинить...
   - Что случилось? - обеспокоилась Анна.
   - Да ничего страшного, - улыбнулась Мария. - Просто немного не здоровится. Поеду-ка я домой.
   - Вот те раз! - искренне расстроилась Аня.
   - А мне надо срочно в туалет, - Юрий вскочил со своего кресла и, подмигнув Жанне, выбежал вон.
   - Видать приспичило твоему братцу, - ухмыльнулась Анна и, заметив, что Маша разворачивается и собирается уходить, схватила её за руку. - Погоди! Ну неужели прямо так и уйдёшь?
   - А что? - улыбнулась Мария в недоумении.
   - Ну мы же сёстры как никак, - Аня поднялась и крепко обняла Машу, буквально повиснув на ней.
   Мария растерялась, но обняла её в ответ. К ним присоединилась и Жанна. Они простояли так с минуту. Это растрогало Марию. Но тут вошёл радостный Юрий и сёстры как по команде отпрянули от маши и уселись на свои прежние места как ни в чём не бывало.
   - Да у вас тут лесбийские игры, - хмыкнул Юра и незаметно подмигнул Жанне.
   - Дурак ты, братец, - ответила ему та и подмигнула в ответ.
   - Мы просто очень любим свою старшую сестру, - сказала Анна.
   - Я вас тоже очень люблю, - улыбнулась ей Мария. Ну что, проводите меня до дверей?
   - Ну, до дверей - легко, а дальше уж сама, - засмеялась Аня.
   С шутками и прибаутками они втроём пошли провожать Марию, всячески отвлекая её и не давая подумать о чём-нибудь другом. Например, о камне в кармане пальто. Каждый раз, когда её рука оказывалась рядом с ним, кто-нибудь из сестёр хватал её за руку как бы невзначай.
   Видимо их необычные и чрезмерные забота и внимание так растрогали Марию, что сделали её рассеянной и заставили погрузиться в мысли, далёкие от своих собственных. У неё даже настроение улучшилось и потому о камне не было повода вспоминать.
   Так она и ушла от них в хорошем расположении духа, в полной уверенности, что ранее она ошибалась в своих сёстрах. Ей даже стало стыдно, что она так плохо о них думала. С родителями попрощаться не удалось. В гостиной стоял такой ор, что не было ни малейшего желания туда заходить. А когда Мария счастливая ехала уже в метро, в зимнем аду той самой квартиры происходил делёж...
   - Да его не расколешь!- возмущённо кричала Жанна. - Сколько уже его можно швырять об стену?
   Да погоди ты! - негодовал Юрий. - Эта стена дрянная, надо вот об этот угол...
   - Смотри чтоб на мелкие кусочки не разлетелся, олух! - подначивала его Анна.
   - Отстань! - Юра размахнулся и со всей своей дури метнул пирит и тот точнёхонько ударился о каменный угол. У их несказанному удивлению, камень раскололся на три абсолютно равных фрагмента.
   - Во как! - ликуя, поднял руки вверх Юрий, сам искренне удивляясь такому точному делению. - Прям как в аптеке!
   - Да, складненько получилось, - тихо сказала Анна, поднимая один из фрагментов. - Чур это мой!
   Так они разобрали камень Марии по частям и довольные своей добыче, поспешили обратно за праздничный стол. Тем временем, фрагменты пирита начали оживать...
  
  
  
  
  
  

24.

   Артём очень тяжело переживал смерть Рэми. Она оживила в его памяти и личную трагедию из прошлого, а также вселила в сознание зёрна сомнений. Артём не был уверен до конца действительно ли Рэми был отравлен, хотя порошок, собранный им на лестничной площадке, был распознан именно как яд. Но всё равно мысль, что это может быть его упущение, его ошибка, не давала покоя. Когда умирает твой пациент, это всегда огромный стресс. И не так важно был он человеком, собакой или слоном - тут нет никакого разделения да и не должно быть. На то мы и люди.
   Артём был подавлен. У него не выходили из головы те два эпизода с Рэми. В первом он отчётливо услышал как тот обращается к нему. А в втором... Что же он тогда хотел сказать Артёму? О чём хотел поведать? Как бы то ни было, но одно было ясно - смерть Рэми имела какое-то особое значение в цепочке происходящих событий и потому так тяжело отозвалась в сердце Артёма.
   Его родители, милые благородные люди, прекрасно чувствовали настроение сына, но не знали чем в таком случае могут помочь. Особенно переживала мама Артёма - Светлана Михайловна.
   - Ну что же ты, Тёма? - причитала она. - Ну нельзя же так чутко на всё реагировать? Ты ведь сам сделал всё что мог.
   - А если не сделал, мам?
   - Уверена, что сделал...
   - Ну а вдруг не? Бывает, что настолько привыкаешь к тому, что почти не ошибаешься, что неминуемо следует расплата в виде роковой ошибки.
   - Я полагаю это не тот случай, - настаивала на своём Светлана Михайловна. - Но даже если ты и ошибся бы, то ты ведь просто человек, а не Господь Бог.
   - Да, но я хочу быть в этом уверенным. Для меня это очень важно, мам.
   Степан Андреевич - папа Артёма - смотрел на всё несколько проще, а может просто циничнее относился к этому.
   - Такое случается порой и ничего с этим не поделаешь, - говорил он. - Сегодня один умер, а другой зато родился.
   Возможно у врача какая-то доля цинизма должна обязательно присутствовать. Во всяком случае в свою бытность врачом военно-медицинской академии, Степан Андреевич этим самым цинизмом отличался, но естественно в самых разумных пределах. И этот факт ни в коей мере не мешал ему быть чутким, внимательным и ответственным доктором. Светлана Михайловна же была столь щепетильна в вопросах душевного состояния возможно потому, что посвятила свою жизнь детям. Она работала учительницей младших классов и за каждого своего ученика всегда переживала всей душой. Такой уж она была человек.
   Ко всему прочему, вчера Артём узнал от Юлии трагическую историю одного мальчика, который учился вместе с Полиной в одном классе для особых детишек. У ребёнка была довольно тяжёлая форма аутизма, ему очень непросто давалось обучение, но мальчик был очень добрый и был очень привязан к своим родителям, не мог долго оставаться без них. Когда мама или папа приводили его с утра в школу, то он каждый раз переживал стресс после их ухода. И, наоборот, когда они забирали его после занятий, то он буквально сиял от радости и взяв крепко за руку кого-то из родителей или обоих сразу, если им удавалось прийти вместе, смеясь и улюлюкая спешил домой. Но год назад случилось несчастье - неожиданно умер отец. Несмотря на молодой возраст - ему не было и сорока - врачи диагностировали обширный инфаркт. Для мамы с мальчиком начались очень тяжёлые времена. Помощи от государства ждать было бессмысленно и матери приходилось, помимо своей основной работы, метаться по разным подработкам - мыть полы, шить, убирать и тому подобное. И всё равно не удавалось сводить концы с концами. Они начали даже питаться в социальной столовой, а что это значит помимо морального и нравственного унижения, вам лучше и не знать. Едва успевая привести в школу и потом забрать из неё ребёнка, молодая тридцатичетырёхлетняя женщина буквально жила на пределе возможностей. Когда в очередной раз повысили коммунальные тарифы и отменили даже мизерные льготы, то её молодое сердце не выдержало такого ритма и переживаний... Так уходили многие в эти ужасные бесчеловечные времена, независимо от их возраста.
   Несчастного мальчика, у которого родители были единственными близкими и родными ему людьми, перевели в обычный детский дом. Учитывая его сильную привязанность к родителям и какое к нему будет отношение в детском доме, было несложно представить себе картину его дальнейшей судьбы... Представить с ужасом, ибо была она очень мрачной...
   В который раз Артёма буквально охватывало отчаяние, когда снова и снова он сталкивался с чудовищной тотальной несправедливостью и болью вокруг себя, но при этом ничем о не мог помочь и ничто не мог изменить. Многие люди уже сгорели изнутри, переживая подобное состояние. И продолжали гореть, потому что выхода пока никакого не было видно. Одиночки ничего не могут изменить, но и взирать на этот пир во время чумы становилось с каждым годом всё невыносимее.
   Да, это очень тяжело, когда от тебя по сути абсолютно ничего не зависит и повлиять на зло и беззаконие ты не в силах, но видимо подобные душевные муки тоже зачем-то нужны. Никто не говорил, что этот мир рай. Кто знает, быть может это чистилище?..
   - Тёмушка, а может тебе принять предложение Стаса? - в надежде хоть как-то ободрить сына, спросила Светлана Михайловна. - Ну в самом деле, развеешься, отдохнёшь... Надо отойти от этих мрачных мыслей, сынок...
   - Эх, мам... - тяжело вздохнул Артём. - так-то оно так, но от мрачных мыслей не убежишь - их надо осмыслить и перебороть. Иначе накопятся как ком и пиши пропало.
   - Но ты особо-то не зацикливайся на переосмыслении, - послышался из соседней комнаты голос Степана Андреевича. - А то знавал я одного доктора. Он, когда у него первая пациентка умерла во время операции, так сильно переживал, что вначале боялся взять скальпель в руки, потом к бутылке привязался, в итоге в петлю полез. Так и закончил свой путь, а ведь толковый был хирург. Не то слово!
   - Типун тебе на язык! - возмущённо крикнула мужу Светлана Михайловна. - Вот ведь поддержки от тебя ни грамма не дождёшься. Языком мелешь - не думаешь.
   - А зачем думать? - искренне удивился Степан Андреевич. - Я и говорю, что отвлечься надо. Всеми этими думами и переосмыслениями только всё усугубишь. Это жизнь и не надо её так всерьёз воспринимать.
   - Да уж, когда лично тебя это не касается, то ты и всерьёз не воспринимаешь, - эмоционально ответила Светлана Михайловна. - А вот коснись тебя самого - ты всех на уши поставишь! Знаю я тебя!
   - Да что ты... А-а, ну вас!
   Артём грустно улыбнулся и посмотрел на фотографию "боксёра" что висела на стене: горделивая осанка, умный пронзительный взгляд, благородная белая манишка на груди...
   - Знаешь, мам, - не отводя взгляда от фото, сказал он. - И понимаю вроде, что моей вины в его смерти нет, а вот всё равно чувствую вину... Будто обманул я его, заверив, что всё будет хорошо...
   - Я уверена, он тебя ни в чём не винит, - ответила Светлана Михайловна. - Ты же знаешь, что они не могут вести себя так как люди. В том смысле, что они не эгоисты как мы.
   - Я знаю, - кивнул Артём. - Но просто сам я эту вину чувствую. Значит есть за что. И что он тогда хотел мне сказать?..
   - Кто?
   - Рэми...
   - Ну, мы, к сожалению, плохо умеем читать по их глазам, - с грустью сказала Светлана Михайловна.
   - Да нет, не глазами он говорил... Я слышал его слова... Он говорил голосом...
   Светлана Михайловна озадаченно посмотрела на сына.
   - Давай я чайку тебе налью? - с улыбкой предложила она. - А тебе развеется надо. В самом деле - почему бы вам со Стасом не съездить к ним на дачу?
   - Хорошо, я подумаю.
   Выпив чаю и хорошенько всё обдумав, он позвонил Стасу и они договорились о поездке. Дело в том, что Стас собирался с семьёй загород, где у них имелся в деревне домик и приглашал в гости Артёма. Сам Стас собирался поехать днём ранее, чтобы протопить до и приготовить баньку, а потому предложил Артёму отправиться с ним на машине. Жена же Стаса вместе с детьми и своей мамой должны были приехать на следующий день. Артём не горел желанием ехать, потому что представлял как будет там ни к месту, но всё-таки согласился, в надежде, что эта небольшая смена обстановки на пару дней придётся как нельзя кстати.
   Поздно вечером, Артём, наконец, уселся за компьютер. Только сейчас он вспомнил о Марии, о том, что возможно её письмо уже давно его дожидается.
   - Действительно, пора взять себя в руки, - проговорил он вслух сам себе, усаживаясь поудобнее и включая компьютер.
   Надо сказать, что хотя завязавшаяся переписка с Марией и такое вот своеобразное виртуальное знакомство с ней и привнесло в жизнь Артёма немного радости, но только немного. Нет, он не то чтобы отчаялся встретить свою половинку, но просто для того, чтобы желаемое стало явью, слишком многое должно сойтись воедино и тут далеко не всегда достаточно того, чтобы взгляды и цели у людей совпадали. Это основополагающее, но не единственное, что должно совпасть. В конце концов, рецепта удачного и знакового знакомства не знает никто, а когда долгое время все попытки что-то изменить в своей личной жизни оказываются тщетными, то уже более сдержанно относишься ко всему, не обнадёживая себя заранее. Вот и с письмом от Марии было так - Артём не спешил с выводами и оценками и, хотя безусловно в душе у него таилась надежда на чудо, но он пока не слишком был воодушевлён и рассматривал его как одно из многих. Потому что писем с близкими сердцу словами может быть много, но пока это всего лишь и только слова. А так хотелось того самого - настоящего. Настоящего чувства и настоящих отношений. Своего настоящего, в конце концов, человека рядом. Но тем не менее, Артём почувствовал искреннюю радость, увидев, что его ожидают целых два письма от Марии, одно из которых было с вложением.
   "Неужели она выслала своё фото?" - подумал Артём и жажда поскорее открыть его соперничала с опаской быть разочарованным.
   Нет, он не искал какой-то идеал или красавицу неземной красоты. Артём и себя не считал красавцем и вообще полагал, что внешность хоть и имеет значение, но не определяющее. Но всё равно так хотелось увидеть там такой образ, чтобы все сомнения и вопросы сразу бы исчезли. Однако прежде Артём решил прочесть первое письмо, отправленное судя по дате днём ранее второго. К концу его прочтения, он поймал себя на том, что с его лица не сходит улыбка, а на душе стало как-то спокойнее что ли... Но волнение вновь охватило Артёма, когда он перевёл взгляд на второе письмо с прикреплённым к нему весомым файлом. После прочтения такого письма теперь было ещё страшнее разочароваться... Затаив дыхание, он навёл курсор "мышки" на письмо и судорожно кликнул по нему. Последовавшего результата он никак не ожидал и гнетущее чувство разочарования омрачило всё его существо.
  
   "Ошибка чтения. За дополнительной информацией обратитесь к разработчикам. Кд записи - mUmRaK"
  
   "Какая ошибка?! Какие разработчики?!" - внутренне негодовал Артём.
   Он снова и снова пробовал открыть письмо, но ошибка вновь и вновь продолжала выскакивать на экране монитора. В сердцах Артём хотел было запустить "мышкой" куда-нибудь в стену, но этот глупый порыв отчаяния смог быстро в себе подавить. Вместо этого он решил снова прочесть первое текстовое письмо Марии, после чего вновь почувствовал прилив сил и хорошего настроения. Не откладывая написания ответа в долгий ящик и пребывая в таком хорошем расположении духа, Артём принялся за дело.
  
   "Здравствуй, Мария! В самом начале своего письма, я хочу попросить у тебя прощения за столь длительное молчание. Произошли некоторые неприятные события, но сейчас всё хорошо, а после прочтения твоего письма и вовсе замечательно! Спасибо тебе огромное за искренность и откровенность, за такое тёплое и светлое письмо! К сожалению, я не смог открыть твоё второе письмо, в котором наверное было твоё фото. Оно наотрез отказывается открываться и постоянно выскакивает какая-то непонятная ошибка чтения файла. Ну да сейчас это не так важно и вполне поправимо, верно? В любом случае очень признателен тебе за этот шаг и, пожалуйста, пусть тебя так не беспокоит и не пугает сам факт получения мной твоего фото. Во-первых, я тоже самый обыкновенный. А, во-вторых, я вовсе не ищу идеал. Для меня сейчас гораздо важнее и радостнее было узнать, что мы ищем одно и то же в этой жизни. Очень приятно как ты написала слово "семья" с большой буквы. Это дорогого стоит и становится ясно, что для тебя это вовсе не пустой звук.
   Никогда не думал, что попаду в такую ситуацию. Мне всегда раньше казалось, что уж девушки-то точно изначально настроены и ориентированы на семью, материнство... Но то ли времена выдались такие, то ли это было просто моё наивное и ошибочное представление, почерпнутое из книг и старых фильмов, но жизнь раз за разом показывала мне обратное. В итоге я пришёл к выводу, что среди девушек как и среди мужчин одинаково немного по-настоящему цельных личностей. Немного относительно всего огромного их количества. Потому и так сложно встретить свою родственную душу. Вообще всё это так сложно, что я на самом деле теряюсь в догадках и ничего уже не понимаю. Ведь было же время, когда искренние и чистые отношения были в порядке вещей? Куда теперь всё это делось? Что случилось с людьми?..
   Извини, я наверное утомил тебя своими разглагольствованиями и думами. Ты так внимательна и добра ко мне, а я загружаю тебя своими негативными мыслями. Чтобы хоть как-то сгладить свою вину, а заодно и закрыть эту невесёлую тему, рискну поделиться с тобой довольно мрачным и очень личным коротким стихотворением, которое написал недавно сам...
  
  
   В душе уверенности нет,
   Что я иду дорогой верной...
   По истеченье долгих лет
   Картина видится мне скверной.
  
  
   Хотел любви, хотел любить...
   Но у Судьбы иные планы.
   А может, что греха таить,
   Всё дело в собственных изъянах?..
  
   Хотелось в Солнцу. Вместе. Ввысь!
   Хотелось быть с Тобою рядом!..
   Судьба одёрнула: "Не торопись...
   Иным лишь лунный свет награда"...
  
   Но одиночество Луны
   не греет душу, не даёт ответов...
   И всё же верю - я... Ты... Мы!..
   Мы будем Вместе и найдём путь к Свету!..
  
  
   Не знаю понравится ли тебе оно - я не умею писать стихи и это такой первый опыт, можно сказать... Никому его не показывал и потому, надеюсь, что доверившись тебе, смог хоть как-то загладить свою вину перед тобой за молчание и невесёлые мысли вначале своего письма.
   Ты написала, что тебе предстоит поехать туда, куда ты не хочешь и с теми, с кем ты не хочешь. Надеюсь, это моё письмо ты успеешь прочесть... Маша, а почему бы тебе тогда просто не поехать? Или выбора в данном случае нету? Знаешь, у меня немного схожая ситуация. Не знаю всех особенностей твоей, но что-то общее наверное есть. Друг, которого я не видел много лет, пригласил на выходные к себе на дачу. Там будет его семья. По сути все они мне незнакомые посторонние люди и я уверен, что буду чувствовать себя глупо и некомфортно. Одним словом, нет никакого желания принимать его любезное приглашение. Однако, решил тоже пойти наперекор своему внутреннему голосу - возможно смена обстановки пойдёт мне на пользу? К тому же возьму с тебя пример. А уж в следующие выходные, я надеюсь, мы встретимся. Если ты не против, конечно. Глядишь и фото твоё за неделю всё-таки дойдёт, а то я буду жутко нервничать, отправляясь на свидание вслепую.
   Кстати, а куда ты должна поехать и с кем, если не секрет? Я вот в деревню Коромысло собираюсь, что на севере области, рядом с заповедником под названием Мраморный ор. Там на самом деле такие полузаброшенные деревни вокруг... Но, впрочем, я думаю ты знаешь в каких ужасных условиях живут сейчас люди за пределами больших городов. Но не будем снова о грустном. Мне, на самом деле, очень многое хочется тебе рассказать и ещё больше спросить, но в таком печатном виде всё это как-то не то... А что ты скажешь на то, чтобы нам созвониться? Или ты пока не готова? Я не хочу торопить ни тебя ни сами события, но и растягивать наше виртуальное общение не хочется. Очень надеюсь, что совсем скоро мы познакомимся с тобой по-настоящему, Мария. А пока хочу ещё раз поблагодарить тебя за такие добрые слова в мой адрес и такое тёплое искреннее письмо! Также хочу пожелать тебе счастливой поездки с массой самых приятных эмоций, вопреки твоим тревожным ожиданиям. Надеюсь и у меня они будут такими же приятными. Не прощаюсь, Маша. До самой скорой встречи! Артём."
  
  
  
  
  
  

25.

   Празднование дня рождения Анны и Жанны Миракуловых закончилось крупной ссорой, чего и следовало в итоге ожидать с самого начала. Никто не заметил ухода Марии, как она и предполагала. Впрочем и её предчувствия относительно глупости подобной затеи со стороны отца оправдались в полной мере. Это были совершенно разные люди из совершенно разных социальных слоёв и напряжение, которое накопилось в самом обществе из-за такого дичайшего и несправедливого расслоения, не могло не отражаться и на отдельных частных ситуациях и контактах. Алкоголь окончательно смыл оставшиеся немногочисленные сдерживающие рамки и, хоть и лицемерный, но всё ещё уважительный тон общения, тотчас сменился на банальные хамство и крик. Пока старшее поколение, брызгая слюной. Выясняло отношения и переходило на личности, Юрий, Анна и Жанна вновь уединились в зимний сад покурить "травку" и заодно поделиться своими ощущениями, которые переполняли всех троих после совершения кражи.
   - Послушайте, - обратилась к сестре и Юрию Анна, - у меня какое-то странное внутреннее ощущение, будто какая-то сила наполняет всю меня без остатка...
   - Просто "травка" хороша, - заржал Юра. - Цепляет не по-детски. Мне даже за столом показалось, что мой кусок камня пульсирует.
   - Это ты видимо на меня поглядывая так обрадовался, - в свою очередь разразилась смехом Жанна.
   - Давай проверим? - похотливо улыбнулся Юра.
   - Не в этой жизни, мальчик, - презрительно бросила ему Жанна. - Я даю только реально лучшим в своём роде.
   - Ох ты фифа какая, - сморщился в недовольной гримасе Юрий. - Да и фиг с тобой. Мне Анька даст. Правда, Анюта?
   - Даст, а потом ещё догонит и как даст пня хорошего! - хмуро рыкнула Анна.
   - Он не знает с кем ему тут повезло в одной воде поплавать, сестрица, - засмеялась Жанна. - С самыми что ни на есть золотыми рыбками.
   - Ой да подумаешь! - с обидой буркнул Юра и откинулся на спинку плетённого кресла.
   - Дурачок прыщавый, - насмешливым тоном сказала ему Жанна и вновь разразилась смехом, увидев как тот покраснел от смущения.
   - Да ладно вам, - недовольно махнула рукой Анна. - Я вам правду говорю - здесь что-то не так. Может дело действительно в камне этом? - Она вынула его из кармашка кофточки. - Меня реально всю колбасит от него похлеще чем от любого мужика!
   - А мне просто офигенно хорошо! - воскликнула Жанна. - Камень тому виной или "травка", но бабочки летают и зашибись!
   - Хотите сказать, что у меня реакция не на вас, а на этот чёртов камень? - уныло просил Юра и достал из кармана свой осколок пирита.
   И как только он это сделал, то все тро ахнули от изумления. Осколок Анны как и осколок Юрия залились каким-то необычным светом и начали пульсирующее мигать у них на ладонях.
   - А, ну-ка, достань свой! - скомандовала сестре Анна.
   Словно протрезвев, с лицом нескрываемым изумления, Жанна суетливо затеребила карман своей кофточки и судорожно вынула из него свой фрагмент камня. В ту же секунду все три осколка вспыхнули ярким, но не слепящим, светом, озарив им весь зимний сад. Вспышка продолжалась секунду, не более, но она им показалась вечностью. И как только всё затихло, на пол упали три осколка пирита и моментально соединились друг с другом в единый доселе камень. Молодые люди исчезли без следа...
  
  
   Не успев понять что происходит, все трое обнаружили себя сидящими на трёх замшелых пнях рядом с ветхой и явно заброшенной избушкой, со всех сторон окружённой довольно мрачным и сырым лесом. Повсюду сновала мошкара, а сами пни были облеплены мокрицами и прочими слизняками. Жанна первая их заметила и, вскрикнув, вскочила на ноги, брезгливо отпрянув от своего замшелого пенька.
   Остальные последовали её примеру, едва обнаружив причину столь бурной реакции Жанны.
   - Где мы, чёрт подери?! - эмоционально вопросил Юрий. - И почему ещё так светло, ведь уже поздний вечер?
   Только сейчас, постепенно, до всех троих стало доходить, что они не в зимнем уютном саду и данное место вполне реально. Невообразимый ужас медленно, но верно начал накрывать их с головой, вселяя в сердца страх и отчаяние. Нервно озираясь по сторонам, Жанна вдруг учащённо задышала и издала пронзительный вопль, напоминавший скорее писк какого-то гигантского насекомого, брошенного на раскалённые угли, нежели человеческий голос. Слёзы брызнули из её глаз и, совершенно обезумев, она бросилась к избушке и начала что есть сил барабанить по её двери.
   - Жанна! Нет! - крикнула Анна.
   - Стой, дура! - вторил ей Юра и оба ринулись к обезумевшей девушке, пытаясь оттащить её от двери, за которой неизвестно кто или что могло их поджидать.
   Анна трясла сестру, стараясь привести её в чувства. Юрий хлестал Жанну по щекам с какой-то звериной одержимостью. Возмущённая этим Анна, грубо оттолкнула его.
   - Совсем ополоумел, придурок?! - рявкнула она на него.
   Юрий неуклюже сгорбился словно корявый сучок и тяжело засопел с ненавистью глядя на сестёр.
   - Дуры! - с нескрываемой злостью кричал он. - Вы - две набитые дурры! Куда вы меня затащили?! Что это за лес?! Что за хибара?! Здесь могут быть маньяки или дикие звери!
   - Ты сам орёшь громче всех, идиот! - презрительно бросила ему в ответ Анна, продолжая успокаивать бившуюся в истерике сестру. - Если помнишь, это ты предложил выкрасть у Машки камень.
   - Ты думаешь это из-за камня? - с какой-то надеждой в голосе, слегка успокоившись, спросил Юрий.
   - А что ещё? Не "трава" уж всяко. Последнее что я помню - осколки замигали, а потом яркая вспышка...
   - Это бред, - прикусив губу, заворчал Юра. - Это не логично. Этого не может быть.
   - Перестань истерить! Лучше помоги мне её успокоить.
   С горем пополам, вдвоём им всё-таки удалось немного привести в норму Жанну. Пришлось вновь усадить её на один из замшелых пней. Сейчас на мокриц уже никто внимания не обращал. Анна и Юрий присели на корточки рядышком, то и дело с опаской озираясь по сторонам, реагируя на малейший шорох. А их - шорохов - становилось всё больше. Неумолимо опускались сумерки.
   - Надо что-то думать, - сказала Анна. - Здесь оставаться совсем не вариант. Юра, проверь избушку.
   - Давайте вместе? - предложил тот.
   - Ты мужик или где?
   - Раз такая смелая - сама и проверяй!
   - Там наверное нет никого, - успокоившись, включилась в разговор Жанна. -Я ведь так стучала...
   - Ну хоть психованная пришла в себя, - усмехнулся Юра. - Да ты не стучалась, а ломилась как дикая коза! Иди постучи ещё - тебе не в первой.
   - Заткнись, трус! - огрызнулась Жанна.
   - ладно, перестаньте, - одёрнула обоих Анна. - Нам надо успокоиться и всё обдумать. Но избушка пока наш единственный шанс. В лес я не пойду. Тем более темнеет уже.
   - А что если эта изба - ловушка? - предположил вдруг Юрий, чем изрядно напугал девушек. - почему мы оказались именно рядом с ней?
   - И вообще что это за место? - нервно кусая губы, добавила Жанна. - И где осколки? Может их собрать снова вместе и всё вернётся?
   У всех троих при этих словах Жанны словно открылось второе дыхание и они стали осматривать землю вокруг пней, ползая и натыкаясь друг на друга. Так продолжалось около десяти минут. Безрезультатно.
   - Нет, я так понимаю это билет в один конец, - вставая на ноги, обречённо сказал Юрий. - Надо искать другой путь.
   Жанна готова была вновь разреветься и, заметив это, Анна обняла сестру.
   - Успокойся, родная, - сказала она ей ласково. - Мы ведь "звёзды"!
   - Да уж, сказал бы я кто вы, - еле слышно проворчал Юра.
   - А что если избушка и есть выход? - предположила вдруг Жанна. - Стоит туда войти и всё!
   - Вот именно - и всё! - усмехнулся Юрий. - Мы не знаем что тогда с нами будет.
   - Ну так пора узнать, - сказала Анна и решительно направилась к избе.
   Юра и Жанна пошли за ней следом, но не успела Аня коснуться рукой двери, как позади послышался треск ветвей и хриплый старушечий голос окликнул её по имени. Анна вздрогнула от неожиданности и в страхе резко обернулась.
   - Что такое? - не понимая спросил Юра.
   - Смотрите... - тихо прошептала Аня, указывая рукой в сторону леса.
   Опираясь одной рукой на клюку, а второй обхватив тонкое сухое деревце, на границе леса и опушки стояла, слегка пошатываясь, и смотрела в их сторону маленькая дряхлая старушка. Грязные изодранные лохмотья служили ей одеждой.
   - Что? Где? - испуганно всматриваясь в сторону леса, на которую указывала рукой анна, спрашивали наперебой Юра и Жанна.
   - Как что?! - голос Ани сорвался от недоумения и негодования. - Старуха! Вы что не видите?
   - Где? - ещё сильнее испугался Юрий.
   - На дне! - рассвирепела Анна. - Смотри туда, идиот! - Она повернула рукой его голову в нужном направлении. - Среди деревьев, видишь?
   - Нет, не вижу! - Юрий оттолкнул Аню и запаниковав, прижался к двери избушки.
   - Я тоже не вижу никакой старухи, - тихо проговорила Жанна и тоже стала пятиться к двери.
   Тем временем, таинственная старушка подняла вверх дрожащую руку с клюкой и крикнула на удивление сильным звучным голосом:
  -- Не заходи внутрь, Анна! Идите ко мне! Я покажу путь!
   В этот момент деревья вокруг опушки зашумели, сумерки стали сгущаться, а старуха сделав два неуверенных шага, затем целеустремлённо направилась к избушке.
   - Аня, пойдём в избу! - взмолилась Жанна. - Темнеет и страшно тут.
   Юрий схватил ручку двери и дёрнул, что есть сил на себя. Заперто. Анна заворожено смотрела как старуха направляется к ним. Вот уже она достигла пеньков, на которых для них начался этот кошмар наяву. И в эту секунду лучный свет озарил центр опушки.
   - Смотрите! - в ужасе закричала Жанна.
   На этот раз все трое увидели как по замшелым пням ползают огромные слизняки мокрицы, не преставая расти в размерах. Они заползали друг на друга, образуя бесформенную шевелящуюся биомассу. Обвивали друг друга хоботками с присосками, то ли душа друг друга то ли таким образом совокупляясь в чудовищной оргии. От увидено мерзкой картины Жанну тотчас стошнило. Юрий стал биться и стучать кулаками в дверь. Анна стояла оцепенев и продолжая смотреть на старуху, которая невзирая на всех этих кишащих гадов, шла к ней, протягивая вперёд руку, будто нащупывая себе путь. Слизняки же уже достигли гигантских размеров, почти с телёнка.
   - Не бойся, - подойдя совсем близко, сказала старуха Ане. - Дай мне только свою руку...
   - Откройте! - орал обессилевший Юрий. - Впустите нас к себе!
   В этот момент Анна заметила как на старом уродливом, но добром лице старухи, отразились сначала испуг, а затем гнев. Позади послышался скрип.
   - Скорее внутрь! - услышала Аня голос Юрия и обернувшись увидела, что и он и Жанна уже находятся внутри освещённой светом избушки.
   Анна, словно выйдя из оцепенения, вновь повернулась в сторону старухи и от неожиданности вскрикнула. Костлявая кисть была на расстоянии вытянутой руки, а беззубый рот скривился в мольбе:
   - Пожалуйста, идём со мной...
   - Анька, скорее! - кричал из избушки её спутники. - Быстрее внутрь!
   - Прочь, старая! - гневно отмахнулась от старухи Анна. - Поди прочь к своим гадам!
   Та издала полный отчаяния стон и обессилено опустила руку. Аня же ринулась внутрь избы и спешно заперла за собой дверь.
   Юра без сил рухнул на лавку, стоявшую рядом с дверью и огляделся. Внутри изба вовсе не выглядела такой уж ветхой как снаружи. Судя по убранству, в ней должны были жить аккуратная хозяйственная бабушка с не менее аккуратным и домовитым дедушкой. Комната была освещена многочисленными свечами. Половицы чистенькие и нарядные. Даже печь была украшена выложенной по ней мозаикой. А посередине стоял стол, накрытый разными аппетитными на вид явствами. Судя по двум дверям, были и ещё комнаты в этой избушке. Пока Юра и Жанна осматривались, Аня осторожно выглянула в окошко. Она ожидала, что старуха будет стучаться в дверь, а её слизняки предпримут попытку забраться внутрь. Но за окном было тихо и спокойно. Никакой старухи, никаких слизней. Лишь кромешная тьма и опушка с тремя замшелыми пнями, залитая лунным светом.
   - Почему ты сразу не открыл, а ломился как последний придурок? - злобно спросила Юрия Жанна.
   - Потому что закрыто было, дура ты безмозглая! - рявкнул он ей в ответ.
   - Вы в самом деле не видели её? - отойдя от окошка, просила Анна.
   - Кого её? - недовольно спросил Юра. - Я видел жутких мокриц и это было ужасно! - Он бросился к окну, словно вспомнив об опасности. - Они ещё тут?
   - Да успокойся, - ответила Анна. - Там никого нет. Но старуха была...
   - Да какая старуха-то? - недоумевала Жанна. - Слизняки эти были. Тьфу, меня всю вывернуло наизнанку...
   - Была старуха в лесу и она звала нас с собой, чтобы указать путь, - сказала Анна, с интересом изучая взглядом комнату. - Видно заманить хотела. Я ей не поверила.
   - Знамо дело, - хмыкнул Юра. - В самое пекло на погибель утащила бы. Может это была лесная ведьма?
   - А может это её изба? - испуганно спросила Жанна и Юрий от страха сглотнул.
   - Да, избушка подозрительная, - подойдя к столу, сказала Анна. - Нас как будто ждали. Стол ломится от еды и напитков.
   - А смотрите сколько веников по углам раскидано, - заметила Жанна.
   И в самом деле, по углам лежали связки больших веников, собранных из довольно толстых прутьев. Кто-то наломал для них немало толстых и сухих веток.
   - Ну наверное потому здесь и так чисто, - глупо улыбнулся Юра и побежал к столу. - Как думаете, а есть и пить с этого стола можно?
   - Я не рискнула, - послышался вдруг сзади тонкий девичий голос и осторожно скрипнула дверь в соседнюю комнату.
   Все трое испуганно обернулись на голос и увидели в проёме одной из дверей, ведущих в две другие комнаты, поразительной красоты девушку с длинными густыми, словно колосья, светлыми волосами и ярко-зелёными большими глазами. Было видно, что она сильно напугана и пряталась в той комнате.
   - Кто ты? - спросила первой Анна.
   - А вы кто?- робко ответила вопросом на вопрос девушка.
   - Тебя первую спросили! - со злостью в голосе сказала Жанна.
   - Я - Олеся, - еле слышно ответила блондинка.
   - Как вы здесь оказались, Олеся? - неожиданно галантно поинтересовался Юрий. - И, прошу вас, не обращайте внимания на этих невоспитанных девиц.
   - Ой, да помолчал бы, хлюпик прыщавый! - презрительно сказала Жанна. - Надеешься хоть с этой тебе обломится? Ну-ну...
   - Помолчи, дура! - огрызнулся Юра и, улыбнувшись, вновь обратился к девушке: - Прошу прощения - иначе они не понимают. Так как же вы здесь оказались, милая девушка?
   - Не знаю, - голос её был неуверенным и напуганным. - Я просто оказалась вдруг здесь, перед этой избушкой...
   - Камень? - Анна бросилась к девушке и схватила её за руку, чем изрядно напугала и без того испуганную блондинку. - Ты брала в руки какой-то камень?
   - Камень? - переспросила Олеся. - Да, камень...
   - Как-то ты не уверена вроде бы... - Аня подозрительно посмотрела девушке в глаза.
   - Да что ты к ней привязалась? - Юра высвободил руку Олеси. - Она напугана ещё больше нашего. Она одна. - Снова с улыбкой он повернулся к блондинке. - Ведь вы одна?
   - Да...
   - Ну радуйся, кобель, - заржала Жанна. - Место свободно.
   - Дура! - презрительно бросил ей Юрий. - Какая же ты дура, Жанка!
   - А вас как зовут* - спросила Олеся Юрия и впервые улыбнулась, отчего приятная дрожь пробежала по всему телу молодого человека.
   - Юрий, - ответил он и кашлянул, по причине того, что в горле у него тотчас пересохло
   - Очень приятно, - Олеся вновь наградила его улыбкой, отчего Юра не придумал ничего лучше, как поклониться, а потом поцеловать ей руку.
   - Ох ты надо же! - усмехнулась Жанна. - Как зашевелился-то весь! Как оживился!
   Юрий хотел было ей вновь ответить что-нибудь едкое, но сухость во рту совсем не позволила открыть рта. К тому же эта сухость появилась и на губах, отчего он даже почувствовал как треснула нижняя губа. Подойдя к столу, он взял первый попавшийся кувшин и наполнив один из стаканов, мгновенно осушил его. Содержимое судя по всему оказалось вкусным.
   - Ах, какое кино! - облизав губы, воскликнул Юрий. - Хотя сейчас водички бы лучше выпил.
   - А может оно отравлено? - предположила Жанна.
   - Тьфу на тебя, - пронзил её гневным взглядом Юра. - Не хочешь - не пей.
   - И давно ты здесь? - спросила Анна Олесю.
   - Не знаю, но я видела как потом появились вы, - ответила девушка. - Я вошла в дом, а потом вдруг вспышка... Я заперлась здесь и наблюдала...
   - Почему сразу не открыла? - рявкнула на неё Жанна.
   - Я боялась... А потом эти слизняки... Но я ведь открыла...
   - Да, лучше поздно чем никогда, - сказал Юрий и осушил залпом ещё один стакан. - Ну и пересохло же в горле от таких ужасов.
   - А старуху ты видела? - продолжала допрос Анна.
   - Слушай, достала ты уже всех со своей старухой, - усаживаясь за стол, сказал Юра. - Ладно, я на себе проверил степень ядовитости вина. Геройски, прошу заметить. Полагаю, что и еда в порядке.
   Никто не поддержал его оптимизма, лишь молча взирая на него. Юрий вновь почувствовал сухость во рту.
   - Думаете отравлено? - тихим испуганным голосом спросил он, но ответа так и не услышал.
   Раздался громкий стук в дверь. Уверенный и настойчивый. Все в ужасе переглянулись и уставились на дверь.
   - Эй, хозяева! - послышался зычный мужской голос снаружи. - Есть кто живой? Мы с добром пришли и за помощью. Не откажите, люди добрые!
   Затем послышался смех и какой-то разговор. В избе все затихли, боясь даже дышать.
   - Ну свет же горит - мы знаем, что вы дома, - послышался другой мужской голос, а затем вновь раздался какой-то глуповатый смех.
   - Кто там? - набралась смелости Анна и подошла к двери. - Что вам надо?
   - Ой, какой приятный голос, - послышалось снаружи. - Открой, хозяюшка, добрым молодцам. Наш кони водицы просят. Двигатели перегрелись.
   И снова раздался смех. Анна подошла к окошку и тотчас отпрянула. Одновременно с ней, но с другой стороны, в него заглянул красивый молодой мужчина. От неожиданности он тоже отшатнулся, но в следующий миг уже улыбался и подмигивал Ане.
   - Милая девушка, - заговорил он с ней. - Меня зовут Макар, а это мой брат Фрол. - Он повернулся и позвал к себе кого-то. Анна увидела точно такого же красавца-близнеца. - Вот он. Открой нам, пожалуйста, милая девушка. Мы не причиним тебе вреда.
   - Жанна, иди сюда, - позвала Аня сестру. - Смотри какие красавцы!
   Жанна поспешила к окошку и снаружи послышались возгласы одобрения:
   - Ой, красота какая! Две сестрицы и два братца! Это - Судьба!
   Тем временем, Олеся села рядом с Юрой и взяла его за руку. Девушка тряслась от страха и искала у него защиты. Это обстоятельство немного воодушевило Юрия. Анна с Жанной между тем тоже стали улыбаться двум голубоглазым блондинам, что так настойчиво просились в избу.
   - Может впустим? - не переставая строить глазки одному из братьев, предложила Жанна сестре. - Он что-то про двигатели говорил. Может них есть тачки и мы сможем отсюда, наконец, убраться?
   - Да вроде ничего пацанчики, - согласилась Анна. - И одеты не как лохи. Перстенёк видела? Правильные вроде мужчинки. Нашего круга.
   - Юра, - Олеся крепко сжала руку молодого человека и тот удивился силе столь хрупкой на вид девушки. - Я боюсь. Давай пока незаметно укроемся в той комнате, где я пряталась? А вдруг это маньяки?
   Перспектива остаться наедине в одной комнате с такой красавицей взбудоражило воображение Юрия и к тому же подсказала ему его дальнейшие действия. Юре совершенно не внушало доверия встреча лицом к лицу с какими-то двумя подозрительными братьями. А так можно было бы переждать и прислушаться.
   - Хорошо, - согласился он. - Давай, только незаметно...
   - Ну откройте же, красавицы, - по-прежнему взывали Макар и Фрол. - Ну неужели хотите, чтобы мы перед вами на коленях ползали?
   - А почему нет? - Жанна подошла к двери и открыла её. - Валяйте! Вползайте!
   Браться переглянулись и засмеялись. Затем, упав на колени, довольно быстро вползли в избу.
   - Ладно уж, вставайте, - рассмеялась Аня. - Откуда такие красивые мужчинки в таком гиблом месте?
   - Гиблом? - переспросил тот, что назвался Макаром. - Да тут до шоссе рукой подать.
   - В само деле?! - изумлённо обрадовались сёстры.
   - Ну да, а что вас так удивило?
   - Да просто тут жуть какая-то происходила и мы не знаем как тут оказались, - эмоционально затараторила Жанна. - Сначала "травка", потом камень, а дальше вспышка и мерзкие мокрицы...
   - Мокрицы? - братья переглянулись и по их взглядам читалось, что они сомневаются в ясности рассудка девушек.
   - да нет же, мы не дурры! - заметила их подозрения Анна. - Просто... Слушайте, просто увезите нас отсюда с собой. А мы... А мы отблагодарим...
   И Анна кокетливо прикусив нижнюю губу, томно закатила глаза и едва заметно завиляла бёдрами. Жанна и вовсе пошла дальше, бросившись на шею Фролу и страстно поцеловав его в губы.
   - Ого! - воскликнул впечатлённый напором очаровательной девушки Фрол и, сев на лавку, усадил Жанну к себе на колени, крепко обняв рукой её талию, а вторую положив ей на колени.
   - Ну правда, ребята, что вам стоит? - надула губки Анна, изображая обидевшуюся девочку.
   - А что если сначала маленький аванс? - подмигнул ей Макар и не дожидаясь ответа взял Анну на руки.
   - Мжно и аванс, - улыбнулась та ему.
   С торжествующим возгласом, Макар понёс Анну в комнату, расположенную рядом с той, где прятались Юрий и Олеся, захлопнув за собой дверь ногой.
   - А что же мы? - расстёгивая рубашку Фролу, похотливо спросила его Жанна.
   Вместо ответа он жадно начал покрывать поцелуями её лицо, шею, грудь... Жанне было приятно, хотя про себя она и отметила, что губы и язык у Фрола слишком уж холодные и склизкие.
   - Что там происходит? - спросил Юра.
   - Не обращай внимания, милый, - Олеся перевернула его на спину, оказавшись сверху. - Я думаю им хорошо. Так пусть и нам будет как никогда хорошо, тем более у нас есть время. Они уезжать пока не собираются судя по всему.
   - Да, это отлично, что у них есть машина, - продолжая целовать руки девушки, сказал Юра. - Только пить хочется - во рту снова сухость жуткая.
   - А ты молчи, мой сладкий, - улыбнулась ему Олеся. - Тогда и сохнуть не будет. Веточник ты мой...
   Юрий хотел было переспросить как она его назвала, но Олеся опускалась всё ниже и ниже, покрывая его тело поцелуями, и он решил, что это собственно и не имеет никакого значения. Пусть хоть горшком назовёт, лишь бы продолжала делать то, что делала. Он чувствовал как приятная дрожь проходит по всему телу. Если бы не эта сухость во рту и не щипало бы так глаза, то ощущения потрясающие! Но сухость вскоре перестала донимать - язык буквально прирос к нёбу, а, закрыв глаза, уже не чувствовалось никакого щипания.
   "Ах, что она вытворяет!" - восторженно подумал Юра. - "Ещё немного и она высосет из меня все соки без остатка..."
   Мгновение. Ещё. Тело Юрия содрогнулось и вытянулось в тугую струнку, одновременно ощущая как все силы и влага покидают его, как если бы кто-то вырвал вырвал пробку из наполнено ванны.
   Он ещё слышал какие-то всхлипы из соседних комнат, когда попытался открыть глаза. Но, к своему ужасу, о не мог их открыть. Юра попытался закричать, но не тут-то было! Казалось челюсти срослись, а язык абсолютно высох.
   - Из тебя получится хороший веник, - услышал он голо Олеси. - Не отличный, но неплохой. Сейчас поломаю тебя хорошенько и свяжу как следует. Пользы немного, но приносить будешь. Вот из хорошего человека и веник не получается как ты его ни крути да не ломай. А вот когда наоборот, то и труда не составляет согнуть его как угодно.
   Послышался хруст. Другой. Третий. Затем Олеся вышла из комнаты и обращаясь к двум мерзким слизнякам, что обвивали друг друга прямо на лавке у двери, скомандовала:
   - Вон отсюда! Выползайте прочь!
   Выпроводив эту парочку, она выгнала веником и другую - из соседней комнаты. Когда уже и те и другие присоединились к общей бесформенной биомассе своих сородичей на замшелых пнях, Олеся зловеще засмеялась и захлопнула входную дверь. Свет в ветхой избушке погас. Опушка озарилась слабыми лучами солнца. По замшелым пням ползали мелкие противные мокрицы.
  
  
  
  
  
  

26.

   Домой Мария вернулась в двойственных чувствах. С одной стороны, ей стало абсолютно ясно, что никакой семьи у неё нет и детским воспоминаниям суждено так и остаться в той славной поре. С другой, ей понравилось как прошло прощание с сёстрами. Казалось бы ничего необычного и особенного - нормальное человеческое прощание, но в случае Анны и Жанны ранее подобное выглядело бы в принципе невозможным. Может Мария и преувеличивала, но надо хоть в чём-то находить и отмечать положительные моменты. Особенно в тех вещах, которые ранее никогда вас не то что не радовали, а даже не давали надежды предположить, что они могут вас как-то порадовать.
   Время уже было около полуночи. Попить чаю и завалиться спать - всё, чего сейчас хотелось. Кошмары Марию больше не мучили, а значит можно хорошенько выспаться и отдохнуть. Присев на диване и закрыв глаза, она вдруг подумала об Артёме.
   " Как жаль, что я ему не понравилась..." - с грустью подумала она. - "Так и не ответил мне... Даже правду как есть не написал..."
   Но Мария не успела продолжить свои печальные размышления, потому что раздался телефонный звонок. Девушка взглянула на висящие на стене часы.
   "Кто это может быть в такой час?" - этот вопрос занял место всех остальных дум.
   Сначала Мария и не собиралась поднимать трубку, но потом ей вдруг пришла в голову мысль, что возможно звонят с дня рождения.
   "А может заметили мой уход? Наверное отец обиделся, что я не попрощалась," - подумала она и лениво поднявшись с дивана, подошла к телефону и сняла трубку.
   - Да?
   - Мария! - послышался незнакомый мужской голос. Мужчина явно был сильно взволнован. - Мария, это вы?
   - Да...
   - Ну что же вы не подходите так долго? - с нескрываемым возмущением в голосе спросил мужчина. - Ну где же вы ходите?
   - Кто это? - на этот раз возмутилась уже Мария. - Что вам надо? С какой стати я должна перед вами отчитываться?
   - Ох, простите... - голос смягчился. - Это Михаил Ракинович.
   - Ах, это вы... - облегчённо вздохнула Мария. - Здравствуйте... Что случилось?
   - Вы давно разговаривали с Викой?
   -С Викой? - удивилась Мария. - С того самого дня когда мы были у вас в гостях... А что?
   - О, небеса! - голос Мурави был теперь полон отчаяния. - Так я и знал! И это так нынче общаются лучшие подруги?!
   - Простите, но что случилось-то? - заволновалась девушка. - Что-то с Викой?
   - Теперь уже опасность позади... Однако это счастье, что ничего не случилось. Сломать человека не так сложно, если запугать его стремительно и неожиданно.
   - Не понимаю...
   - Но я не могу позволить, чтобы что-то ещё пошло не так, ибо риск слишком велик. Я должен убедиться, что вы едете. Вы нужны там и Вике. Честно скажу, когда только обнаружил её исчезновение и нашёл там её изодранную в клочья ночную сорочку...
   - Что?! - Мария пришла в ужас. - Чью сорочку? Викину?
   - Да...
   - Где "там"? На улице? В подъезде?...
   - Да нет же, Машенька, - с лёгким раздражением ответил Мурави. - "Там" означает "там". Что тут непонятного? Я полагаю, что она не послушала меня и открыла портал раньше времени, а это всегда чревато непредвиденными опасностями...
   - Я не понимаю! - голос Марии сорвался на визг, сердце заколотилось. - Что с Викой? Вы звонили в милицию?
   - О, небеса! - взмолился Мурави. -Ну что же вы всё не верит? Как же вы не понимаете? Маша, вам необходимо обязательно ехать. Понимаете? Необходимо! И не забудьте, пожалуйста, камень. Он обезопасит вас.
   - Скажите мне что с Викой!
   - Пожалуйста, успокойтесь... Ничего страшного с ней не случилось. Ей помогли, о ней позаботились. Просто поезжайте в Мраморный Бор - там с вами и встретимся. Ваш поздний посетитель составит вам компанию. Скажите, вы меня поняли, Мария?
   - Я вообще абсолютно ничего не поняла! - сорвалась на крик девушка. - Зачем мне ехать? И как это мы там с вами встретимся?... Где Вика в конце-то концов?!
   - Вика тоже будет там. Она ждёт вас.
   - Где?!
   - В Бору. Просто ответьте мне - вы обещаете мне поехать?
   - Да...
   - Замечательно. Простите, пожалуйста, за поздний звонок, но я подумал, что раз ещё к вам будут гости, то вы простите мне моё беспокойство...
   - Какие гости?!..
   - И, кстати... Он ответил.
   - Кто?!
   - Извините старого. Совсем запутал вас. Но завтра я вам всё объясню там. А пока желаю вам спокойной ночи, Мария. И извините ещё раз.
   - Какие гости?! - прокричала в трубку девушка, но в трубке уже раздавались лишь короткие гудки. Она ещё долго стояла и слушала их, слушала...
   До этого странного звонка она пребывала в таком хорошем расположении духа, умиротворённости и... Что произошло с Викой? Где Мурави нашёл её ночную сорочку, изодранную в клочья? И как Вика оказалась теперь в Мраморном Бору и что там забыл сам Мурави? Какие "поздние гости"? И кто, в конце концов, ответил и на что?!..
   Вопросов было множество и они, казалось, неутомимо и бесконечно сменяют друг друга, создавая бессвязную кашу в голове. Она было хотела перезвонить Мурави, но номера квартиры Викиной бабушки она не знала. Звонить же Вике домой в столь поздний час не решилась. Она и сама-то пока ничего не поняла из слов Мурави, а вдруг её звонок лишь всполошит родителей Вики?
   "Мобильный!" - вдруг осенило Марию и она кинулась звонить Вике на сотовый.
   - Аппарат выключен или находится вне зоны действия сети, - отвечал металлический женский голос.
   Мария почувствовала какое-то внутренне опустошение. Мурави просто растеребил её душу и устроил в ней настоящий хаос. Как теперь вернуться обратно в то умиротворённое состояние? Только если с помощью его же подарка... Девушка направилась в прихожую и запустила руку в карман пальто. Камень оказался завёрнутым в платок. Однако достав его и развернув, она увидела...абрикос... Один из тех, что были на праздничном столе. Самого камня не было. Ошеломлённая, Мария стояла перед большим зеркалом на стене прихожей и обескуражено смотрела на собственное отражение в нём.
   "Неужели они могли украсть?" - только и успела подумать она как вдруг ход событий стал принимать ещё более невообразимый оборот. Звонили в домофон. Надо признаться, Марию это нисколько не напугало и не удивило. Она уже поняла, что калейдоскоп безумия завертелся и закружился в полную силу.
   - Кто? - спросила она твёрдым голосом.
   - Это я - Ксения, - ответил запыхавшийся голос Вернилиной. - Открой мне, пожалуйста. Это очень срочно и важно!
   Ну, конечно, как могло быть иначе? Только срочно и важно. До этого размеренный монотонный ритм жизни Марии, начал молниеносно набирать бешенный темп. Она даже с интересом и в предвкушении открыла сначала дверь подъезда, а затем и квартиры. Судя по довольно быстрому появлению на пороге Ксении и её учащённому дыханию, она бежала вверх по ступенькам довольно рьяно.
   - Это я, - Вернилина едва смогла выговорить эту самую простую фразу. - Дай попить...отдышаться...
   Мария заперла за подругой дверь и, предложив ей раздеться, отправилась на кухню за стаканом воды. Когда она вернулась, то застала Ксению плачущей, сидя в комнате на диване.
   - На, попей, - протянула ей стакан Мария. - Что произошло? Сегодня видимо день неприятных происшествий...
   - Что ты имеешь в виду? - недоумённо спросила Ксения и принялась жадно глотать воду Стакан почти моментально опустел.- Какие происшествия?
   - Не знаю, - грустно усмехнулась Мария, безучастно глядя куда-то в сторону, но затем внимательно посмотрела в заплаканные глаза подруги. - Но вряд ли хорошие новости привели тебя ко мне в полночь.
   - Ты должна меня взять с собой, - неожиданно и безапелляционно сказал Ксения, словно ставила ультиматум.
   - Куда? - Мария удивлённо посмотрела на неё, в душе возмутившись такой невоспитанности подруги. Прийти полночь, не извиниться и ещё чего-то требовать. - С тобой всё хорошо?
   - Да, не волнуйся, - ответила Ксения. - Ты должна взять меня с собой в Лисью Нору. Я знаю, что ты едешь и я еду с тобой.
   - Ха! - только и вырвалось у Марии.
   - Что такое? Что за "ха!"? - с некоторым раздражением спросила Вернилина.
   - Становится всё интереснее, - ответила Мария вполголоса. - События прямо накрывают с головой, даже опомниться не успеваю.
   - Ты не ответила мне.
   - Сначала ответь мне ты. Откуда тебе известно куда я возможно поеду и почему это я должна ещё и тебя с собой брать?
   - Я слышала их разговор...
   - Чей?
   - Кирилла и этой...сучки... - Ксения брезгливо плюнула куда-то в сторону и с силой, едва не разбив, поставила стакан на столик.
   - Так, успокойся! - повысив голос сказала ей Мария. - Не надо мне тут плевать по сторонам и бить посуду!...
   - Извини...
   - Что ты там слышала? Не понимаю - как это связано со мной?!
   - Она приглашала его в поездку на эти выходные и в разговоре упомянули некоторые имена. Особенно часто упоминались какой-то Марат, который мог бы помочь Кириллу добиться успеха, и некая Диана Фраус - его подстилка. Кажется мы обе её знаем, не так ли?
   - И что? - недоумевала Мария. - А я здесь причём?
   - Эта сучка говорила, что поедут разнее люди - друзья и тому подобное...
   -И?
   - Ну не говори мне, что ты не в курсе! - вспылила Ксения. - Помнится ты была лучшей подругой этой Дианы и к нам в клинику она не зубы полечить приходила! Мы же не её уровень!
   - Ксюша, - Мария невинно улыбнулась, - ты что хочешь использовать меня как входной билет в покои, где твой муж тебе изменяет?
   - Как ты смеешь?! - Ксения вскочила как ужаленная, но спустя мгновения, безвольно опустилась обратно на диван и снова слёзы потекли из её глаз. - Я должна это увидеть собственными глазами! Я должна убедиться воочию!... Я хочу чтобы они оба запомнили на всю жизнь как я их уничтожу, понимаешь?
   - Не совсем... Ксюш, что ты хочешь сделать? И зачем тебе это? - Мария присела рядом и нежно обняла подругу. - А ты уверена, то он тебе в самом деле изменяет?
   - Я что по-твоему дура?! Я давно подозревала... А теперь... Я читала их эсэмэски. Вчера я подслушала их разговор. Эту тварь зовут Валентиной!..
   Ксения уткнулась подруге в плечо и зарыдала навзрыд.
   - Зачем ты себя так мучаешь? - поглаживая её по голове, словно ребёнка, спросила Мария. - У тебя же будет малыш...
   Ксения резко подняла голову и оттолкнула изумлённую подругу.
   - Не будет! - злобно сверкнув глазами, ответила она. - Я хочу их увидеть, устроить им феноменальную сцену, получив при этом массу удовольствия!... А малыш... Я сделаю аборт. Я решила.
   - Постой, - взволнованно попыталась успокоить её Мария. - Как же так? Ты говорила ему что беременна?
   - Нет.
   - Но почему?!
   - Машенька, - Ксения усмехнулась, - не дай тебе Бог узнать о мужчинах того, что узнала я.
   - Зачем же так обобщать? И почему ты всё-таки ему не сказала? Он имеет право хотя бы знать. Может тогда всё встанет на свои места?
   - Ага! - голос Ксении был полон гнева. - Встанет! Он унизит меня, бросив с пузом!
   - Да почему же сразу бросит-то?!.
   - Потому что бросит! Я ему не нужна, а кому ж нужен ещё ребёнок от нелюбимой женщины? Только полные дурры считают, что родив, они привяжут к себе мужчину. Даже не полные дурры, а ещё хуже!
   - Но...
   - А он бросит меня с особенным удовольствием, потому что таким образом будет считать, что использовал меня полностью - и духовно, и физически!..
   - Ксюш, прости, но ты абсолютный бред сейчас несёшь...
   - Ну да, поучи меня как с мужчинами обращаться, недотрога!
   - Зачем ты так опять?.. - Мария покраснела и опустила глаза.
   - Да не дуйся ты, дурёха! - видя это, смягчилась Ксения. - Может я тебе даже в чём-то завидую...
   - Чему тут завидовать?.. Ни работы толком, ни семьи...
   - Так сейчас так почти у всех. Единицы прижились, присосались. Просто надо быть такой вот сучкой Валентиной в наши дни и тогда будешь в шоколаде!... А тому, что лучше быть одной, чем иметь вот такую вот как у меня семью... Даже не сомневайся. Нет, не должен ребёнок рождаться в такой обстановке и от таких вот мужчин...
   Какое-то время они обе сидели молча. Успокоившись, Ксения с надеждой посмотрела на Марию.
   - Ну так я ведь не ошиблась? Ты ведь едешь, да? Ты должна меня взять с собой...Иначе я с ума сойду...
   - Ксюш, может не надо этого делать?
   - Нет. Я решила. Пора ставить жирную точку. И я не уйду отсюда. Только с тобой. Моя машина стоит во дворе.
   - Ну что ж, тяжело, - вздохнула Мария, - тогда стели пока диван. Сегодня спим вместе. Извини, отдельных апартаментов у меня нет - живу скромно.
   - Хорошо живёшь, - улыбнулась Ксения. - Уж поверь.
   И она с какой-то странной радостью принялась раскладывать диван, а Мария тем временем, отошла к окну и, набрав какой-то номер на мобильном, сказала в трубку так громко, чтобы Ксении было хорошо слышно:
  -- Да, Диана. Это я. Хорошо, я поеду. Но со мной будет подруга - это обязательное условие. Рассказывай как и ко скольки нам добираться до этой Лисьей Норы...
   Компьютер этой ночью Марии так и не довелось включить.
  
  
  
  

27.

   И без того вся избитая, в колдобинах, дорога становилась всё хуже и хуже. И чем дальше они отъезжали от города, тем активнее происходило их погружение в аттракцион суровой действительности. Ладно бы если только ужасные дороги были его отличительной чертой. Увы, но жизнь вне больших городов была схожа по картине с каким-нибудь фильмом про апокалипсис или в таком же духе романом, которые так любили писать в последнее время разные журналисты, решившие стать писателями. Заколоченные дома одиноко стояли вдоль дороги. Деревни и посёлки без малейших признаков жизни. Изредка можно было встретить пару-тройку абсолютно нетрезвых представителей некогда мужского пола и такое же количество представительниц пола женского, одни из которых торговали у дороги картошкой и ягодами, а другие - что помоложе - собой. Заброшенные поля и пастбища, которые в дни славного прошлого в этот час кипели бы от работы, сопровождаемой разговорами, смехом и общим настроением какой-то неподдельной радости от создаваемого совместным трудом людей, животных и машин. Не пахло не то что хлебом - не пахло даже навозом. Не было видно ни пасущихся бурёнок, ни коз, ни овец... Лишь время от времени, у какого-нибудь остатка некогда живописного озера или реки, можно было увидеть огороженные небывалой высоты забором поистине королевские особняки. Эдакие кучки роскоши посреди всеобщей разрухи. Пир во время чумы.
   - У нас в Коромысле тоже половина домов уже заколочено, - с досадой в голосе сказал Стас, аккуратно объезжая многочисленные рытвины. - Не это ли истинное отражение жизни стране и лучший вариант сравнения с прошлым?
   - А что сравнивать-то, Стас? - равнодушно отозвался Артём. - Любому здравомыслящему и просто честному человеку и так уже более чем понятно, что всё надо восстанавливать с нуля. Заново. Это же очередное затяжное вторжение варваров.
   - Думаешь возможно будет всё начать с нуля?
   - А что ещё остаётся делать? Или поборемся и получим шанс - или просто подохнем без боя все как один.
   - Кто же будет бороться, восстанавливать? - Стас не сдержал усмешки. - Ты посмотри на наш униженный народ, загнанный в угол. Он разобщён и самое страшное - он смирился...
   - Не все смирились. И всё может измениться в любой момент.
   - Хотелось бы в это верить. Любые перемены, конечно, дают хоть какой-то шанс. А так только сплошная тьма и безнадёжность...
   Стас свернул с главного шоссе на грунтовую дорогу. Она ничем не отличалась по качеству от асфальтированной, кстати говоря. Колесить по ней ещё предстояло километров сто, не меньше. Сумерки меж тем сгущались всё сильнее. Пятничный вечер набирал силу. Артём обратил внимание, что машин на этом участке дороги практически нет. Пару раз им навстречу проехали, чудом выживший, трактор из прошлого и легковушка, да и то в самом начале пути.
   - Да тут уже ехать некуда и неоткуда. - пояснил Стас. - За Коромыслом дорога и вовсе уходит в болота, а сама деревня, как я уже сказал, полумёртвая. Сейчас будем проезжать через поля. Там когда-то снимали фильм про колхозников и там действительно был потрясающий и процветающий колхоз "Победный марш". Кипела жизнь и работа. Сейчас ужаснёшься. Как после атомной войны. Главное там застрять бы, а то после дождей дорогу жуть как размывает. Даже трактором не возьмёшь. Дед Спиридон, наш сосед, приглядывающий за домом по доброте своей душевной, говорил, что несколько раз на той дороге люди пропадали. Машину в грязи находили, а людей как след простыл. В лес, что вокруг полей, тоже лучше не соваться. В общем гиблыми стали эти места в одночасье.
   - Люблю такие страшные истории, - оживился Артём. - Понятно, что правды в них чуть, но всё равно люблю.
   - Ну дед Спиридон, конечно, всё это за столом, так сказать, рассказывает под закуску. Однако, говорит, что такое бесовство лишь последние годы происходить стало, а до этого, по рассказам своего отца, слышал, что лишь в начале прошлого века происходило. Ещё до революции.
   - Думаешь стоит искать параллели? - уже без иронии спросил Артём.
   - Кто знает, кто знает...
   Ночью действительно прошёл сильный ливень и давно разбитая дорога стала превращаться в земляное месиво. Пару раз машина чуть не увязла, но пока удавалось двигаться дальше.
   - И как вы сюда ездите? - изумлённо спросил Артём. - Это ж сущий кошмар!
   - Да как придётся. Главное погоду правильную подгадать. Забрасывать-то дом не хотелось бы. Кто знает, может вообще сюда жить перебираться ещё придётся. Сами места там красивые. Конечно, добираться вот только на машине можно да и то не на всякой... - неожиданно Стас словно что-то вспомнил. - Слушай, забыл спросить... А что за адрес странный ты обвёл красным в списке для Нади?
   - В смысле? - не понял Артём.
   - Ну там про лес какой-то в адресе и цифра...не помню какая... вместо зоны указана цифра в общем.
   - Не понимаю, - ещё больше опешил Артём. - Не помню ничего подобного.
   - Да? Ну в общем мы решили, что это адрес твоего сайта такой хитрый, но естественно он оказался не рабочим.
   - Нет, свой адрес я пока не писал. Там не слишком всё готово. Времени пока не было, руки всё не доходят.
   - Ну не суть - главное, что ей понравились сайты из списка. Особенно про рукоделие.
   - Я рад, - улыбнулся Артём. - Как вернёмся - обязательно навестим. Замечательная девушка. Как несправедливо то, что с ней произошло...
   - И не говори...
   Неожиданно по днищу машины что-то сильно ударило и автомобиль мгновенно заглох прямо посреди огромной грязной лужи.
   - Что такое? - растерянно спросил Стас.
   - Налетели на каменюгу что ли? - предположил Артём. - У тебя стоит защита картера?
   - Да стоит, но тут жахнуло где-то посередине вроде бы... - Стас с грустью в глазах осмотрелся и тяжело вздохнул. - Тьфу, зараза! Вот тебе и сказки деда Спиридона. Одни в темноте посреди бесхозных полей. Ноги промочим и не факт, что без трактора выберемся.
   Стас в сердцах выругался и с надеждой взглянул на Артёма.
   - Нет мыслей? - спросил он его.
   - Так а что думать? В любом случае в эту лужу вылезать придётся и пробовать вытолкнуть машину хотя бы из неё. Вода-то затекает потихоньку внутрь...
   И действительно, автомобиль так глубоко и прочно сел в яму, что потихоньку вода, заполнявшая её, стала проникать в салон.
   - Погоди вылезать, - остановил Артёма Стас. - Дай попробую так завести.
   Минут десять он нещадно мучил замок зажигания, но безрезультатно. Двигатель не подавал явных признаков жизни.
   - Далеко тут до ближайшей деревни? - спросил Артём.
   - Ближайшая как раз Коромысло, - ответил Стас и усмехнулся. - Только топать нам придётся ещё километров семьдесят, не меньше.
   - Да, начало хорошее - ничего не скажешь. Давай может всё же пойдём? Вдруг трактор по дороге встретим? Машину в любом случае вскоре изрядно наполнит вода...
   - Теперь и тачке конец. - Стас со злостью стукнул по рулю. - Ну что ж это за жизнь такая?
   - Ладно, не отчаивайся, - с улыбкой хлопнул его по плечу Артём. - Ничего не поделаешь. Радуйся, что не один тут застрял, а с товарищем.
   - Извини, но с хорошенькой попутчицей было бы застрять приятнее, - засмеялся Стас.
   - Ну вот всё тебе не так да не эдак.
   Оба ещё какое-то время посмеялись, оттягивая момент выхода наружу, с неотвратимой перспективой вступить по колено в грязную глубокую лужу. Как бы там ни было, но иного пути всё равно не было и с проклятьями они выбрались из машины.
   - С мокрыми ногами да в такое время года у нас все шансы интересно провести концовку этого года, - с сарказмом заметил Стас.
   - Это верно, - засмеялся Артём, пытаясь как-то отряхнуться. - Ну значит так тому и быть. Ладно, пошли что ли...
   Они брели через поля, пребывая в весьма скверном расположении духа, всё больше отдаляясь от машины. Стало уже совсем темно и двигаться дальше было уже практически невозможно. И только Стас хотел в отчаянии выругаться в очередной раз, как вдруг с правой от них стороны, ярко загорелся огонёк. Он будто дрожал на ветру как если бы это горела большая свеча. То ярко, то еле заметно. Словно кто-то сигнализировал заблудшим путникам. Но было что-то в этом огоньке зловещее, однако в душе Стаса он растопил надежду.
   - Смотри! - указал о на него Артёму, который брёл понуро опустив голову. - Что это, а?
   - Тут есть дома? - Артём стал пристально вглядываться, пытаясь увидеть рядом с огоньком хоть какие-то очертания домов или иных строений. - Может хутор какой?
   - Да нет, откуда? - ответил Стас. - Я ж говорю, только Коромысло, но до него ещё ого-го... Ну что, пойдём на него?
   - Пошли, конечно. Хоть какой-то ориентир... Вдруг нам повезёт и это чей-то дом?
   Они сошли с дороги и отправились прямо через заброшенное поле на свет огонька. Чем ближе они к нему приближались, тем ярче проступали очертания избы. Таинственный огонёк светил как раз из её окна. То ли это горели свечи, то ли керосиновая лампа - электричество посреди поля быть не могло как собственно и самой избушки.
   - Ерунда какая-то, - не сбавляя шага, сказал Стас. - Откуда здесь вообще может быть изба? Сколько раз ездил...
   - Может времянка какая? - предположил Артём.
   - Да какая к чёрту времянка? Здесь?! Зачем?!
   - Ну сейчас узнаем уже скоро...
   Добравшись, наконец, до избы, оба внимательно её вначале осмотрели. Нет, это была никакая не времянка, а довольно старой постройки основательная такая изба. Похожа даже больше на мазанку, что ещё больше удивило Стаса с Артёмом.
   - Ну я не удивлюсь, что дверь нам откроет панночка в образе жуткой старухи, - попытался пошутить Артём, но в голосе его чувствовался некий страх, оттого что шутка вполне может оказаться явью.
   - Сто пятьдесят километров от города - какие тут панночки в наших краях? - также попытался отшутиться Стас, но сам тоже почувствовал тревогу.
   - Ладно, чего стоять и смотреть словно бараны на новые ворота - пошли!
   Не успел Артём это сказать, как дверь в избу вдруг открылась и на пороге им уже улыбалась беззубым ртом маленькая и совсем не страшная старушка.
   - А фто вы тут столпились, дологие мои? - прошамкала она, испытывая явные проблемы с произношением некоторых букв. - А ли худое фто задумываете, супостаты?
   - Что вы, бабушка, - отозвался первым Стас. - Машина у нас сломалась. Застряли мы на пороге ночи посреди этих полей. Не пустите ли нас отогреться, а то ноги промочили до нитки?
   - Всемила я, Всемила, - ответила бойкая старушка. - Бабуфка Всемила всем добла хочет и мила.
   - Очень приятно, бабушка Всемила, - улыбнулся Стас. - Это вот мой друг - Артём, а меня зовут Стасом.
   - Ну фто стоите? - старушка отошла в сторону, приглашая их зайти в избу. - Заходите, не толпитесь.
   Когда они вошли внутрь, то ожидания их отчасти не обманули. Это действительно была мазанка, какие Артём видел в детстве, приезжая погостить к бабушке на Украину. Пол был земляной как и положено, но холода от него не исходило. В печке потрескивали дрова и тепло плавно растекалось по избушке. Сама же бабушка была роста очень маленького и необычайно подвижная. Она сразу же принялась накрывать на стол и готовить на двух лавках спальные места.
   - К печке идите покуда, к печке, - сказала она продрогшим путникам. - Оболгевайтесь, дологие мои. Я, покамест, стол наклою и лежанки вам плиготовлю.
   - Да что вы, бабушка, - улыбнулся Артём. - Неудобно как-то. Мы лишь обогреться и в путь.
   - О! - старушка вдруг бросила свои дела и внимательно посмотрела на Артёма. - Заговолил молчун. Всегда молчифь? А в делах тоже лобкий?
   - Нет, ну правда, - Артём смутился. - Зачем вам столько хлопот с нами?
   - Ничего, потом узнаете, - с прищуром ответила старушка и вновь засуетилась с посудой. - Нельзя налужу - худо будет.
   Не успел Артём спросить сто имела в виду Всемила, как снаружи по дери начал кто-то царапать. Осторожно так, ненавязчиво, словно стараясь лишь обозначить своё присутствие, а не просясь в избу. Стас и Артём переглянулись. Затем оба посмотрели на старушку. Та задорно улыбалась.
   - Успели-таки, дологие мои, - задорно сказала она. - Сюда не войдут. Кабы не пустила вас вовлемя - быть бы беде.
   - Кто не войдёт? - спросил Стас и вздрогнул, когда вновь послышалось царапанье по двери. - Что там снаружи?
   - Хочешь узнать? - вновь с прищуром спросила старушка. - Выйди, только пеняй на себя потом.
   - Н-нет, не хочу, - Стас отошёл от двери подальше и уселся рядом с печкой, поглядывая то на дверь, то на кочергу, стоявшую рядом с печью.
   - И всё-таки что это там? - испуганно спросил теперь Артём.
   - Не надо знать вам этого, - подмигнула старушка. - Здесь вы в безопасности. За стол садитесь и спать.
   Царапанье и скрежет снаружи стихли и Стас с Артёмом уселись за стол. Старушка присела рядышком на лавку, стоявшую у окна.
   - Тебе здесь спать надо, - сказала она Артёму. - В окно не гляди, кто бы ни звал. - Затем обратилась к Стасу. - А ты вон тама, в углу. Тебе там спокойнее будет.
   Оба вновь почувствовали неосознанный страх и тревогу.
   - И всё же... - начал было Артём, но старушка его оборвала на полуслове.
   - Ни слова боле! За стол и спать. Устала я.
   - Да, конечно, - сказал Стас и окинул взглядом накрытый стол. - Эх, обожаю еду деревенскую.
   - Это еда настоящая, - Всемила как будто оскорбилась. - Такой вы давно не ели.
   И когда Стас и Артём вкусили угощений, то поняли что имела в виду старушка. Картошка,. Хлеб, помидоры, огурцы, молоко и зелень - всё было истинным и натуральным!
   - Да я с детства такого не ел! - восхищённо воскликнул Стас. - Как же такое возможно? Сейчас даже в деревенский хлеб что-то добавляют и подмешивают, я уж о овощах молчу.
   Действительно, долгие годы ничего натурального из продуктов не было ни на рынках, ни в магазинах. Овощи не имели ни вкуса ни запаха, хлеб черствел в первые же сутки и ничем не отличался от остальных суррогатов, которые выдавали за натуральные продукты питания.
   - Обалдеть! - с восторгом Артём уплетал самый обыкновенный, казалось бы, огурец. - Как в славные советские времена - всё буквально тает во рту! Всё натуральное и вкусное! Господи, как же сейчас разница-то ощущается и что за дрянь мы едим в наше время... Ой, простите, бабушка!..
   Старушка смотрела на них и снисходительно улыбалась. Изредка с тревогой поглядывая в окно.
   - Такой едой и вы для них являетесь... - тихо промолвила она.
   Стас и Артём были слишком возбуждены от удовольствия поглощения натуральных продуктов, чтобы услышать её слова.
   - Ммм, а молоко-то какое! - не переставал восхищаться Стас. - Скажите, бабушка Всемила, а вы давно здесь живёте? Тут ведь были сельскохозяйственные поля и сколько раз я тут не ездил...
   - Давно, милок, давно, - прервала его старушка.
   - Просто удивительно, что... А хотя, ладно - утро вечера действительно мудренее... Ох и разморило от ваших угощений, бабушка... Спасибо вам большое!
   - Да, примите слова благодарности, - присоединился Артём. - И в самом деле в сон потянуло.
   - Спите - целее будете, улыбнулась старушка и вновь выглянула в окно. Казалось, что-то там, снаружи, очень сильно напугало её и она быстро вскочив с лавки, задёрнула занавески. Не дожидаясь новых вопросов Стаса и Артёма, которые заметили её состояние, она поспешила к печке и довольно лихо взобралась на неё, накрылась одеялом.
   - Свет погасите - так спокойнее будет, - сказала она с печи. - Спите сладко.
   Пожелав старушке в ответ спокойной ночи и ещё раз поблагодарив за ночлег и стол, Стас и Артём осторожно подошли к зашторенному окошку.
   - Что ты обо всём этом думаешь? - тихо спросил друга Артём.
   - Чертовщина это всё какая-то, также тихо ответил Стас. - И избушка эта, и старушка тоже... и царапанье особенно...
   - Сейчас вроде тихо...
   - Ага... И спать хочется аж жуть...
   - Ну, тебе в углу сказали спать, - заметил Артём. - Шуруй.
   - А если сделать наоборот? - предложил Стас. - Какая в конце концов разница?
   - Не знаю, -пожал плечами Артём, - но тут всё так странно, что может лучше послушать старушку?
   - Меня и бабулька эта, если честно, пугает, - сказал Стас. - А лавка моя рядом с печкой... Запугала с царапаньем. Может собака просто её или коза. Молоко-то откуда у неё откуда-то есть?
   - Ну не знаю, - равнодушно ответил Артём. - Смотри сам. Я уже засыпаю. Сил нет.
   Артём широко зевнул, а Стас тем временем улёгся на лавку рядом с окном.
   - Всё, дуй к бабке и сладких тебе снов, - сказал он шёпотом, ехидно засмеялся и тоже зазевал.
   Артём затушил свечи, на ощупь добрёл до лавки в углу избы и едва успел лечь, как тут же провалился в глубокий сон.
   Ему снилась абсолютная белиберда с набором сюрреалистических пейзажей, сменяющий друг друга один за другим. Затем на их фоне возник беззубый смеющийся лик старушки Всемилы и хоровод странных существ, передвигающихся на четырёх, покрытых шерстью, конечностях, на концах которых вместо ступней или копыт были огромные когти. Их маленькие красные глаза светились злобными огоньками, а небольшие рты скалились крохотными, но острыми окровавленными зубами. Головы у этих существ были больше похожи на головы каких-то рептилий. Потом кто-то истошно кричал и звал на помощь. Всё это сменилось на протяжный женский вопль. Затем снова пейзажи. Артём словно взирал на всё со стороны. В конце концов его сознание провалилось во мрак и проснулся он от громкого кваканья. Открыв глаза, Артём увидел пасмурное небо. На груди у него сидела большая отвратительная жаба и громко квакала. Артём резко сбросил её рукой и вскочил на ноги. Его аж передёрнуло от омерзения и брезгливости. Но оглядевшись, забыл и о жабе и обо всём на свете. Артём стоял посреди того самого поля. Рядом лежал и тихо постанывал Стас. Место было очень похоже на то, где они обнаружили избушку, но вот избы как раз и не было вовсе. И холодно почему-то не было. Словно и не конец октября вовсе. Артём бросился к стонавшему другу.
   - Стас! - принялся тормошить он его. - Стас, проснись!
   Через некоторое время ему удалось привести друга в сознание, но когда тот открыл глаза, Артём отпрянул. Белки глаз Стаса были кроваво-красными. Он ничего не понимая, хлопал глазами, удивлённо глядя на Артёма. Затем, присев и оглядевшись, попытался быстро встать, но тут же обессилено упал на землю. Артём помог ему подняться на ноги.
   - Чёрт! Я совсем без сил, - проговорил Стас. - Будто выжали все соки... Где изба? Где бабка?
   - Понятия не имею, - озираясь по сторонам, ответил Артём. - Получается мы спали в чистом поле, прямо на земле и нам всё померещилось?...
   - Бред...
   - И...Стас... У тебя что-то не так с глазами и... вот это...
   Артём указал другу на одно из многочисленных мест от странных укусов. Маленькие ранки слегка кровоточили, создавая собой форму небольшого круга. И такими кружками было покрыто всё тело Стаса.
  
  
  
  
  
  

28.

   Мраморный Бор долгое время являлся заповедником. Собственно таковой статус он имел и сейчас, но воспринимать теперь его стоило иначе. Для простых людей доступ в заповедник был закрыт, но все прекрасно знали, что происходило в его пределах на самом деле. На территории Мраморного Бора построили порядка пяти усадеб для богатых желающих элитной охоты. Попасть в список этой, так называемой ими самими, элиты было не так уж и просто. Закрытый клуб для любителей всех мыслимых пороков, где кровожадная охота была лишь маленькой толикой того беспредела, что царил в этом некогда замечательном месте. Раньше сюда регулярно приходили на экскурсии дети и их родители, чтобы посмотреть на животных в их естественной среде. Пионеры и вовсе активно участвовали в жизни заповедника, что учило ребят не только ответственности, но и доброте, милосердию. Но в годы капиталистического ада, вход сюда им всем был наглухо закрыт. Нарушение границы Мраморного Бора жестоко каралось как по административному так и по уголовному кодексу. Имена хозяев-собственников пяти усадеб и всей территории бывшего заповедника, находящегося под охраной государства, сохранялись в тайне, хотя этой самой тайной не являлись давно. А к чему было их скрывать? Ведь в капиталистическом обществе правосудие действует только против простых и честных граждан, ибо полностью прибрано к рукам преступников. А значит и бояться огласки не стоило. Не являлся секретом и тот недавний факт, когда пьяная безумная группа "элитных охотников" убила беременную лосиху. Этот инцидент быстро замяли, зато случайный путник, забредший на территорию заповедника собрать немного ягод, уже мотал трёхлетний срок в колонии-поселении. Торжество, так называемой, справедливости в условиях, так называемой, демократии во всей красе!
   Часто усадьбы сдавались в аренду для желающих почувствовать себя элитой общества, которого нет, и таким образом вступить в клуб неприкасаемых. Членский билет приобретался не за большие деньги, а за очень большие деньги и то только рекомендованным кандидатам. Одним из таких новоявленных членов являлся с недавнего времени Марат Тигранович Ступрунян. По инициативе и просьбе своей любовницы - Дианы Фраус - он решил устроить свой первый, так сказать, званный ужин в одной из усадеб. Каждая из пяти вместе с прилежащими к ним территориями мела своё звучное название: "Царство Лося", "Королевство Дикого Вепря", "Логово Хищника", "Ярость Охотника". Ступрунян решил начать с более скромной - с "Лисьей Норы". Один только факт того, что человек побывал в роли рядового гостя, уже был пределом мечтаний и поводом для хвастовства у многих. С ума сходила не только молодёжь, но и люди весьма преклонных лет. Описывать подобный роскошный особняк, что красовался в каждой из усадеб, не имеет особого смысла. Думается, вы прекрасно видели их в своей жизни не раз собственными глазами, хоть и с достаточного расстояния, если жили в описываемые в данном повествовании времена. Вычурные, безвкусные, огромные и обязательно похожие на дворец или замок как по внешним составляющим так и по внутреннему убранству. Внутри, конечно, бывали немногие, но стремление к залам Эрмитажа была у большинства подобных строений. Каждый особняк имел свою, огромной площади, территорию, ограждённую высоким забором и даже рвом, чтобы гости одной части клуба не забредали, увлекаясь охотой, на другую. Естественно каждая территория как и общая в целом охранялась круглые сутки. Хоть охрана была суровой, но казусы, подобные тому, когда случайный путник забрёл набрать ягод, случались. Чтобы проникнуть на территорию надо было назвать специальный пароль, который менялся каждый день. После этого следовало назвать имя пригласившего вас и название усадьбы, в которую вы приглашены. После этого всё сверялось по специальной картотеке, затем вас фотографировали и один из охранников сопровождал аж до самого дома и должен был лично удостовериться, что хозяин вас признал и действительно приглашал. Так, проходя все эти нехитрые процедуры, собирались в пятницу вечером гости Марата Ступруняна и Дианы Фраус.
   - Ты посмотри какой домик! - восторженно восклицал Игорь, указывая пальцем на роскошный особняк, к которому они подъезжали. - Это же обалдеть можно! А ты ехать не хотел!
   - Я бы и не поехал, - равнодушно глядя на строение, ответил Валентин. - Если бы не Рэми...
   - Мне очень жаль твою собаку, - посмотрев в зеркало заднего вида, сочувствующе сказала ему Диана. - Неужели правда та тварь соседская отравила его?
   - Судя по всему...
   - Удавила бы подонка!
   - Нет, ну какой же домина! - не обращая внимания на их разговор, продолжал восхищаться Игорь. - Вот так вот жить и надо! Девочка моя, ты умница!
   Диана лишь снисходительно взглянула в сторону Игоря и довольно лихо припарковала свой розовый "Лексус" рядом с не менее дорогими по стоимости автомобилями.
   - А много девчонок будет? - судорожно отстёгивая ремень безопасности, спросил Игорь. - Девочка моя, я не для себя спрашиваю, а для Вальки.
   - Значит так! - грозно рыкнула Диана и резко повернулась в его сторону, чем моментально стёрла с глупой физиономии Игоря не менее глупую улыбочку. - Я тебе уже говорила и повторяю ещё раз. Для Вали в том числе. Ты, Игорь, не мой парень, а я не "твоя девочка". Так должны считать все и особенно Марат Тигранович, который оплачивает данное мероприятие.
   - Но... - хотел было что-то возразить Игорь, однако Диана грубо прервала его.
   - Никаких "но"! - рявкнула она. - Это бизнес и ничего личного. Я буду с тобой тайком, но чтобы не испортить эффект и качество этих выходных, все должны считать, что ты просто парень моей подруги Марии, а Валя - ваш с ней общий друг. Понял?
   - Марии? - скривил в удивлении физиономию Игорь. - Той неудачницы?..
   - Я спрашиваю: ты понял меня? - ещё более сурово спросила Диана и пронзила его испепеляющим взглядом.
   - Да...
   - Вот и чудненько, - мило улыбнулась Диана и повернулась к Валентину: - Хорошо, Валя?
   - Да, конечно, - спокойно ответил тот. - Как скажешь.
   - Ну тогда пошли что ли, - Диана глубоко вдохнула и, выдыхая, решительно открыла дверцу машины.
   Среди уже припаркованных автомобилей две Диана узнала сразу. И Ступрунян, и Протервин уже были на месте.
   И зачем она ввязалась во всё это? А разве у неё был выбор?..
   Дверь им открыла Лупанова. Выглядела она настолько эффектно и притягательно, что Диана сразу заметила как у Игоря потекли слюнки. В данном случае её порадовала такая реакция своего любовника. Может так ему будет легче выполнить своё обещание. Лупанова же улыбнулась всем троим безупречной белозубой улыбкой встретила как радушная хозяйка, любезно приглашая всех в дом.
   - Пожалуйста, проходите, - сказала она. - Присоединяйтесь к остальным гостям. Думаю, некоторые из вас уже хорошо знакомы друг с другом.
   - Моя сладкая, иди сюда! - повелительным тоном призвал Диану к себе тучный южный мужчина, вальяжно развалившийся в роскошном кресле у камина. - Хоть ты меня порадуй!
   Диана озабоченно взглянула украдкой на Игоря, затем изобразила счастливую улыбку на прелестном лице и грациозно подбежала к своему покровителю, села к нему на колени и обвила руками его шею.
   Валентин растерянно смотрел на Игоря. Тот, в свою очередь, выглядел полным идиотом, беспомощно хлопая глазами. Лупанова, как опытная хищница, быстро поняла все переживания сегодняшних жертв.
   - Дианочка, вы не познакомите нас со своими спутниками? - громко спросила она.
   - Да, было бы интересно, - поддержал её мужской голос сверху.
   Диана в ужасе подняла голову. По лестнице, со второго этажа, спускался Протервин в компании двух привлекательных особ и двух мужчин.
   - И в самом деле, малышка, - присоединился и Ступрунян. - Кто эти мальчонки? Неужто изменяешь мне с пионерами?
   - Что ты! - Диана нервно засмеялась, стараясь как можно быстрее всё перевести в шутку. - Это Игорь и Валентин - парень моей подруги Марии, которая скоро должна подъехать и их общий друг. Я говорила тебе о них... Чем нас всех больше - тем веселее!..
   - Парень Марии? - удивлённо спросил Протервин. - Неужели? А вот Владимир...
   - Очень приятно со всеми познакомиться! - перебила его сразу Диана, сияя внешне, а внутренне ощущая как падает в бездну. - Обязательно познакомлю вас со своей подругой, Владимир.
   Алексей хотел было развить тему Марии, но вовремя заметил буквально молящий о пощаде взгляд Дианы. Тут как нельзя кстати проявил себя и Ступрунян.
   - А что ты пристаёшь к моей женщине, Алёшка? - как бы изображая гнев, в шутку спросил он у Протервина. - Ты и так сегодня облажался. Где две обещанные красавицы-близняшки юного возраста для моего друга, который вот-вот уже приедет?
   - Я же говорю - пропали, негодницы, - словно провинившийся лакей, ответил Алексей. - Ни слуху ни духу. Может после своего дня рождения загуляли? А так они что надо! В моём клубе на хорошем счету. Красавицы!... Но я ведь привёз товар не хуже!
   Протервин обнял обеих своих спутниц, которые звонко засмеялись, ничуть не смущаясь тем фактом, что их только что прилюдно назвали "товаром". Обе были хоть и весьма привлекательны да хороши собой, но какие-то бездушные что ли, неживые. Бывает такая красота, которая не только не греет, а пронизывает холодом до самого сердца.
   Та, что была помоложе, но повульгарнее, работала в клубе Протервина танцовщицей. Являлась, так сказать, тамошней примой. Звали её Луизой, хотя по паспорту она значилась Зинаидой. Вторая спутница Алексея была заметно старше, примерно возраста Лупановой и работала у него главным бухгалтером. Клавдия Альбертовна - так звали женщину - была в теле, но это её нисколько не портило, а скорее наоборот. Во всяком случае, мужские взгляды она привлекала исправно и регулярно.
   - Твой клуб... - угрюмо проворчал Ступрунян. - Это мой клуб, вверенный мной тебе!... Молись, чтоб Борису этот "товар" понравился. В коне концов, его приезд сюда ключевой. И если сделка сорвётся, то пеня на себя, Алёшка. Наш с тобой договор порву ко всем чертям и танцевать тебе у шеста для старых сморщенных старух до конца своих дней!
   - Да как можно?! - на лбу Алексея мгновенно проступил пот. - Ему понравятся девчонки! - Он ещё крепче обнял обеих за талии и каждую смачно поцеловал в щёку.
   - Не порть "товар"! - брезгливо бросил Ступрунян. - Лучше иди займись банькой что ли. Организуй нам весёлый помыв с девочками.
   - Будет сделано! - с глупой улыбкой и щёлкнув каблуками, отрапортовал Протервин и обратился к одному из двух мужчин, что также были среди его спутников: - Пошли со мной, Дениска!
   Только сейчас, когда этот Дениска вышел из тени своих спутников, Валентин узнал в нём ненавистного ему подонка-соседа.
   - Ты?! - громко вопросил он и все устремили свой взгляд сначала на Кредулина, а затем на приятеля Алексея. - Дениска... Что б тебя!...
   У Валентина самопроизвольно сжались кулаки и кто знает что случилось бы затем, если бы Игорь крепко не схватил друга за руку.
   - О, да вы знакомы, - проходя мимо, ухмыльнулся Протервин и тут же, мимоходом, ласково обратился к Диане: - Дианочка, ну мы после обязательно поболтаем, ладненько?
   - Конечно-конечно, Лёшенька, - таким же тоном ответила та.
   Дениска Кимь лишь мерзко улыбнулся, проходя мимо Валентина и Игоря.
   - Это тот урод что отравил твою собаку? - громко вдруг спросила Диана, когда Кимь и Протервин вышли из дома.
   - Ох, боюсь собак! - всплеснула руками Луиза.
   - Людей надо бояться, а не собак, - ответил ей Фидуцын, похотливо улыбаясь.
   Он был тем последним из компании Протервина.
   - Эти блохастые твари... - проворчал Ступрунян, грубо лапая руками Диану на глазах у всех.
   - Так это он? - пытаясь вырваться из объятий своего покровителя, спросила вновь Диана у Валентина.
   - Да, этот тот самый поддонок, - тихо ответил Кредулин, обречённо опустив глаза.
   - Надо же, заморыш Дениска ещё и отравить кого-то смог, - усмехнулся Ступрунян. - Хотя этот уродец только на такое и способен, потому и держу его при себе. А ты, парень, зарой свой топор войны. Здесь мне разборки не нужны. После разберёшься с Дениской. А собаку новую купишь - то же мне проблема.
   Валентин бросил в сторону Ступруняна такой взгляд, что Диана в душе обрадовалась тому факту, что адресат его не заметил, так как был увлечён ей самой. Наконец, Диане удалось высвободиться из объятий хозяина.
   - Ну, хватит пока, - надув губки, сказала она Ступруняну. - Гости стоят и смотрят как мы тут нежимся.
   - Пусть смотрят, - махнул рукой тот. - Или пусть пример берут.
   - Нет, так нельзя. Давайте, располагайтесь поудобнее, знакомьтесь. Слева вон бар, справа - бильярдная.
   - Да тут полно всего, - угрюмо проворчал Ступрунян. - Выбирайте себе спальни и партнёров, но помните, что Борису уступить должны будете во всём, если он того захочет. И Диану мою руками не трогать!
   - Хмм, а меня значит можно? - возмущённо спросила Лупанова, до этого не без злости наблюдавшая за тем как Ступрунян у неё на глазах тискает Диану.
   - А тебя значит можно, - заржал Марат Тигранович, похрюкивая от удовольствия.
   Смехом разразились и Луиза с Клавдией, желая ублажить хозяина.
   - Вот! - указал на них пальцем Ступрунян. - Этих тоже пока не трогать. "Товар" Бориса не портить! Если забракует их, то другое дело. Но выбирать получается особо не из чего из-за этого ни на что не годного придурка Алёшки!
   - Действительно, кто ж тогда остаётся? - попытался пошутить Игорь.
   - А ты, паренёк, вроде бы свою подружку ожидаешь? - презрительно взглянул в его сторону Ступрунян.
   - Ну...да...
   - Ну так и жди. Ещё посмотрим что за подружка - может тоже себе возьмём на распил. А остальных Валентина обслужит.
   И он снова разразился громким хохотом.
   - Подонок! - рявкнула Лупанова и удалилась из комнаты. - Жирная свинья!
   - Да, я такой, - продолжая смеяться, согласился с ней Ступрунян и вдруг, неожиданно как для Дианы так и для Игоря, спросил у последнего: - А я тебя нигде раньше не видел? Лицо больно у тебя знакомое...
   Игорь сразу узнал Ступруняна. А когда Диана бросилась к нему объятия, то прекрасно понял в чьей квартире они с ней жили последнее время и почему, а главное - после чего, он встретил тогда Ступруняна на лестничной площадке, у лифта. Однако он сам удивился тому, что достаточно спокойно воспринял открывшееся ему факты. В конце концов, особых чувств кроме плотской страсти он к Диане не испытывал. Да и выходные обещали быть интересными. Вот Лупанова свободна, а ей хоть и чуть за сорок, но она очень даже ничего. Да и мало ли кто ещё подъедет? Поэтому лучше запрятать свою ревность подальше, дабы избежать неприятностей. Он даже поймал себя на мысли, что удовлетворён тем фактом, согласно которому выяснилось какому значимому дядьке он наставлял рога всё это последнее время.
   - Мир тесен, - улыбнулся Игорь в ответ. - Мало ли где? Всё возможо.
   - Ну да, ну да... - оглядывая его с прищуром, проговорил Ступрунян.
   Фидуцын о чём-то оживлённо беседовал на диване с Луизой и Клавдией.
   - Руками не трогать! - громко рявкнул на него Ступрунян и после того как Владимир испуганно вздрогнул и обернулся, с милой улыбкой добавил: - Пожалуйста.
   Снаружи послышалось как подъехала ещё одна машина. Ступрунян поспешил подняться.
   - Валентина, посмотри - это он, - громко позвал он Лупанову. - Посмотри, говорю!
   Из соседней комнаты появилась недовольная Валентина и грациозной походкой направилась к окну. Какое-то время она всматривалась в картину, что освещали фонари.
   - Да нет, не он это точно, - равнодушно ответила она. - Ну не на "Шкоде" же он приедет?
   - Может Машута с подругой? - Диана подбежала к другому окну.
   Ступрунян безразлично плюхнулся обратно в кресло у камина. Дверь "Шкоды" открылась и из неё вышли две молодые женщины.
   - Ну надо же! - словно в предвкушении чего-то очень интересного, воскликнула Лупанова. - Не может быть!
   - Что там? - обеспокоенно спросил Ступрунян.
   - Вам это возможно понравится, Марат Тигранович, - повернувшись, ответила ему Валентина и рассмеялась. - А мне-то как будет интересно... Жаль Кирюшеньки нет...
   Через некоторое время в дверь постучали и на пороге появились Мария и Ксения.
   - Чёрт побери! - воскликнул Ступрунян. - икак это моя строптивица Машенька Миракулова? Сама пришла...
   - Что?! - растерянно спросила Диана и повернулась к Марии: - Машута, о чём это он? Ты его знаешь?
   - Мы её очень хорошо знаем, - засмеялась Лупанова.
   Мария чувствовала как земля уходит из под ног. Молниеносно пришло осознание того, что приезд сюда был роковой ошибкой. Она растерянно переводила взгляд с Лупановой на Ступруняна, испытывая стыд и мысленно проклиная Мурави за то, что заставил её сюда приехать.
   - А Михаил Ракинович и Вика уже здесь? - только и спросила она, умоляюще глядя на ничего не понимающую Диану.
   - Кто? - не поняла её та. - Что?... Кто-нибудь мне что-нибудь объяснит в конце-то концов?
   Мария испуганно всматривалась в лица присутствующих. Один мужчина ей улыбался ещё более похабно, нежели ненавистный ей Ступрунян, с которым она надеялась никогда больше не встретиться. Вдруг сзади хлопнула дверь и её кто-то обнял. От неожиданности Мария вздрогнула. Обнявший оказался Протервиным, который почему-то обратился при этом к молодому мужчине, что так бесцеремонно улыбался ей и рассматривал, словно раздевая.
   - А вот и подруга для нашего Володи, - объявил Алексей. - Иди же, возьми свой "товар" пока его не забрали.
   Все вокруг, кроме Дианы, Ксении и Кредулина разразились громким хохотом. В глазах у Марии всё завертелось, закружилось и, наконец, потемнело. Спустя мгновение она потеряла сознание.
  
  
  
  
  

29.

   В этот вечер всё было как обычно. Полина рисовала в своей комнате, смотрела мультфильмы. Всё в её поведении было естественно и обыденно. Но когда Юлия зашла в детскую, чтобы уложить девочку спать, то увидела странную картину: Полина сидела на постели, смиренно сложив руки на коленях и молчаливо глядя в ближайший угол комнаты. Тот самый, который не так давно заставил Юлю понервничать и попугаться.
   - Что такое, доча? - обеспокоенно спросила она Полину.
   Девочка медленно повернула голову и, пристально взглянув на маму, загадочно улыбнулась ей. Затем улыбка исчезла с её лица и она вновь, не говоря ни слова, отвернулась в сторону таинственного угла комнаты.
   - Что? Что случилось, доченька? - Юле стало не по себе и она поспешила к девочке. - Кто тебя обидел, родная? Или что-то болит?
   Она присела на корточках перед Полиной и обняла её за плечи. Девочка упорно не поворачивалась лицом к матери, по-прежнему уставившись в угол комнаты. Наконец, обратила свой взор туда и Юлия. Угол как угол, ничего необычного. Вдруг Полина резко повернулась в ней и глаза её как-то необычно сверкнули в уютном сумраке комнаты, освещённой лишь светом настольной лампы.
   - Выключить, - тихо сказала девочка, указывая пальцем на стол, за которым она недавно рисовала.
   - Что? - не поняла её Юля. - Лампу?
   - Да, - улыбнулась Полина.
   - Тогда давай укладывайся баиньки, - немного успокоившись ответила Юлия. - Время смотреть сны.
   - Время идти...
   - Что? Идти? Нет, время спать...
   - Время идти! - уже твёрже повторила девочка.
   - Куда идти, моя хорошая? Только разве что в страну снов...
   - Время идти, - Полина поднялась с кровати и слегка нахмурилась.
   Видя, что мама её не понимает, девочка подошла к столу и выключила настольную лампу. На несколько секунд комната погрузилась во мрак, но не успела Юлия что-либо сказать, как вдруг таинственный угол осветился лазурным светом. От неожиданности Юля вскрикнула и отпрянув, повалилась на пол. Полина звонко рассмеялась, а в лазурном свете закружился разноцветный вихрь маленьких огоньков. Они кружились всё быстрее и быстрее. Девочка захлопала в ладоши.
   - Полюшка, не бойся, - отползая к столу и дрожа от страха, крикнула Юлия. - Не бойся, милая, я рядом!
   Но Полина вовсе не боялась. Она была буквально вне себя от радости и её словно забавлял испуг матери. Наконец, Юля доползла до дочери и крепко обняла её.
   - Не бося, ма! - сквозь смех прокричала Полина. - Не бося! Это Мумак!
   В этот момент из светящегося угла ударил яркий луч и в следующий миг из разноцветного вихря огоньков вышел невысокий человечек в зелёной шляпке и пёрышком. Он поклонился и улыбнулся, после чего махнул рукой, как бы зовя Полину и Юлю с собой. Не дожидаясь, когда мама с дочкой последуют за ним, человечек вновь исчез в разноцветно вихре.
   - Что это было? - в ужасе, вытаращив глаза, спросила Юля дочь. - Кто это?
   - Му-у-умак! - нараспев ответила Полина. - Подём, подём!
   Девочка схватила маму за руку и принялась что есть сил тянуть её, пытаясь поднять на ноги. Юлии было по-прежнему страшно, но одновременно стыдно перед дочерью за этот страх. Поэтому она пересилила свой ужас перед неизвестным и, поднявшись с пола, последовала за дочерью. Завороженно глядя на разноцветный вихрь в лазурном свете, Юля остановилась в полуметре от границы реальности и неизвестности.
   - Не бося, ма! - подтолкнула её Полина. - Ходи! Ходи!
   Юлия почувствовала как страх и тревога сменились полным спокойствием и даже каким-то блаженством. Откуда-то издалека послышалась чудесная мелодия, которую играли... Нет, инструменты определить было невозможно, но музыка была прекрасной! Как и этот лазурный свет. Как и этот разноцветный вихрь, в который мгновение спустя она вошла вместе с дочкой. Ещё мгновение и комната опустела и погрузилась во мрак...
  
  
  
   - Мама, ну посмотри какая прелесть! - восхищённо воскликнула Надя. - Ой, а покажи-ка поближе вот этот оберег... Ещё раз нажми... Вот!..
   Мама Надежды уже достаточно ловко научилась пользоваться "мышкой" и с не меньшим интересом, чем у дочери, бороздила теперь просторы интернета. Конечно, любое изобретение как и любую смелую идею, можно использовать как со знаком "плюс" так и со знаком "минус". Те, кто ругал интернет в основном делали это в виду или собственного невежества, либо из-за банального непонимания и, соответственно, страха перед неведомым. Были такие нелюди, кто использовал интернет и его возможности с целью распространения всевозможных пороков и с жаждой собственной наживы. Но были и те, кто посредством интернета старался донести до людей свет и истину. И если телевидение, радио и газеты уже были всецело подконтрольны нечестивым силам, а значит представляли из себя изжившие и бесполезные сферы массовой информации, то в виртуальном пространстве наблюдалось самое что ни на есть реальное противостояние, где возможности обеих сторон были относительно равными. И, таким образом, каждый здесь мог найти то, что хотел в зависимости от собственных устремлений и взглядов.
   Надя и её мама после чудесного подарка Артёма и Стаса открыли для себя, к примеру, окно из мрачного царства тьмы и отчаяния. Они нашли не только интересные ресурсы, позволяющие обрести как новые знания так и отражающие их собственные взгляды и интересы. Они в первую очередь нашли множество людей, разделяющих их мысли и чаяния, находящихся в положении, подобному их, а порой и куда худшем. Возможно не зря интернет появился на этой пограничной вехе истории, когда власть в этом мире целиком и полностью перешла в руки худших из человеческого рода. Пока одни всё больше погружались в распутство и греховный смрад, используя его неограниченные возможности во вред не только окружающим, но и своей душе, другие увидели в нём истинное предназначение, направленное на созидание и объединение светлых помыслов, идей и целей в одно единое русло.
   Каждый день Надя теперь терпеливо ждала, пока у мамы появится свободная минутка и они вместе отправятся в очередное путешествие по сети. Они с упоением смотрели старые советские фильмы, спектакли, мульфильмы, которые вместе со всеми остальными многочисленными и неоспоримыми культурными достижениями великого советского периода истории, последние десятилетия старались всячески искоренять, уродовать и очернять, скрывая в архивах или и вовсе уничтожая плёнки и записи. Лишь бы на них не воспитывались новые поколения, которые вдруг выберут сторону Света вместо Тьмы. Этого нынешние властители судеб человеческих допустить никак не могли, покорно исполняя волю своих мрачных хозяев. А здесь, в интернете, всё эти затерянные и сокрытые богатства истории и культуры были пока доступны. Как и правда, которую так хотелось, наконец, увидеть и услышать.
   А подборка Артёма, в которой он, руководствуясь пожеланиями Нади, собрал разнообразные ресурсы с различной тематикой, стала теперь задачей номер один по освоению новых неведомых пока уголков интернета.
   Сейчас Надя вместе с мамой разглядывала сайт по рукоделию. Люди творили своими руками себе в удовольствие и на радость другим людям порой такие удивительные вещицы, что восторгу обеих не было предела.
   - Какая же красота, Надюш! - вторила своей дочери её мама. - Ай да молодцы, ребята! Такой подарок... Слов нет... - Она с неким волнением перевела взгляд с экрана монитора на дочь. - Ты рада, доченька?
   - Ой, мама! - Надя буквально засияла в улыбке, а ямочки на щеках вновь поспешили проявить себя во всей красе. - Конечно я рада! Я понимаю, что ничего для меня в целом не изменилось, но этот подарок ребят дал мне очень многое и вдохнул в меня жизнь словно заново!... Эх, если бы меня хотя бы руки слушались...
   - Я - твои руки, милая, - женщина не смогла сдержать слёз.
   - Я знаю, мама, - вновь улыбнулась ей Надя. - Но каждый раз тебя беспокоить...
   - Да что ты, лапочка моя! Я же сама с такой радостью.... Я ведь.... Это нас ещё больше сблизило и, кроме того, ребята...
   - Да, ребята просто замечательные!.. И почему я в школьные годы их совсем не замечала?..
   - Ох, доченька, в юности мы много глупостей делаем и внимание обращаем не на достойных, а совсем наоборот... На всякую ерунду, одним словом. Впрочем и взрослые многие этим грешат всю свою жизнь... Кто бы знал ответ почему то или иное происходит в нашей жизни и чем мы сами руководствуемся, совершая порой роковые глупости...
   - Знаешь, я так удивилась, узнав что Артём не женат... - задумчиво вдруг сказала Надя. - Когда Стас об этом сказал, то я даже не поверила. Я всё думала, что если бы была здорова, то давно бы была счастлива в семье, а получается для счастья нет точных ориентиров...
   - Да, удивительно до чего слепы нынешние девушки, - покачав головой, ответила её мама. - Парень хороший, но грустный такой...
   - Да? Ты тоже заметила?..
   - Как же не заметить. Знаешь, сейчас наверное особенно сложно таким людям.
   - Каким?
   - Которые так сильно и искренне верят в добро и в то, что ими движет...
   - А я думаю, что ему просто очень одиноко...
   - Такие люди не ощущают одиночества. Во всяком случае в том смысле, в котором его воспринимает большинство.
   - Откуда ты столько про него знаешь?
   - Я? Я не знаю. Я просто предполагаю. Просто для определённой категории людей, согласно их миссии, одиночество - необходимое условие, часть их Судьбы...
   - Это жестоко...
   - Мы Судьбу не выбираем, дочка... Увы...
  
   Так они просматривали страничку за страничкой, пытаясь охватить весь список Артёма, но сделать это было очень непросто - на каждой они задерживались подолгу. Вскоре Надя заметила, что её мама изо всех сил старается не показать виду насколько сильно её клонит в сон. Время было уже позднее, каждый день этой героической женщины начинался очень рано и был расписан буквально по минутам. Помощи ждать было неоткуда, а жить было необходимо и о дочери заботиться тоже. Ежедневная борьба за выживание для большинства и праздная гульба для сомнительной кучки, разбогатевших на людском горе и лишениях. Такой чудовищный дисбаланс был ярчайшей особенностью этих времён.
   - Ой, мама, - не сдержалась Надя. - Извини, что совсем потеряла счёт времени. Я вижу как ты устала - ложись поскорее спать. Прости меня, пожалуйста...
   - Что ты, дочка? - встрепенулась тут же Надина мама и как будто даже обиделась. - отоспаться ещё успеем. Мне самой так интересно! Ты себе не представляешь!
   - Ну, полноте, - улыбнулась ей Надя. - Я же вижу как ты стараешься зевоту скрыть.
   - Эта зевота просто как икота - привязалась и не отвяжется.
   - Ага, как же! Нет, пора тебе ложиться. Только...
   - Что?
   Надя вдруг вновь остановила свой взгляд на странном адресе в списке Артёма. Что-то в нём было притягательное. И что-то в нём изменилось как будто...
   - Давай напоследок попробуем набрать вот этот необычный адрес? - предложила Надя. - Вдруг всё же откроется?
   - Давай, - согласилась мама. - Диктуй что мне набирать...
   - А вот после этих трёх пиши... лес...дефис...чудес...Написала?.. Так... Теперь ставь точку и после неё напиши цифры "7520"... Кажется их было раньше две... Ну а теперь запускай... Ага...
   Некоторое время ничего не происходило, но неожиданно экран стал абсолютно чёрным.
   - Вот те раз, - грустно сказала Надя.
   - Он что, сломался?! - взволновалась её мама, но не успела ей дочь ничего ответить, как вдруг из ноутбука послышалась тихая мелодия. Постепенно она наполнила собой всю комнату и, казалось, звучала прямо из её стен.
   - Ой, какая красивая музыка, - тихим завороженным голосом молвила Надя.
   В ту же секунду экран словно вспыхнул, озарив всю комнату ярким не слепящим светом. Но не успели Надя с мамой даже испугаться, как перед ними на экране предстала картинка чудесного сказочного леса. Мелодия теперь раздавалась только из встроенных динамиков.
   - Доченька, красота-то какая, - с восторгом и почему-то шёпотом сказала Надина мама. - Смотри-ка, лес как в сказке... Кругом ели и сосны... и солнышко сквозь кроны пробивается... А вдалеке горит огонёк в избушке и дымок из трубы.... И музыка... Это так задумано было, да? Вступление такое?..
   - Не знаю, но мне нравится этот сайт! - не отводя взгляда от экрана, ответила Надя. - Ой! Смотри! Смотри!.. Кто-то вышел из домика и идёт сюда!..
   И действительно, на экране было отчётливо видно, как чей-то загадочный силуэт продвигается из глубины леса на передний план. И Надя и её мама буквально впились глазами в экран. И когда из тени леса под лучи яркого солнца, наконец, вышел таинственный незнакомей, то обе не смогли сдержать всплеска своих восторженных эмоций и смеха. С экрана им улыбался невысокий забавный человечек в зелёной шляпке с пёрышком. Он снял свой головной убор в знак приветствия и почтения.
   - Это же гном! - воскликнула Надина мама. - Ну я же говорила, что прямо как в сказке!
   - Да вроде он побольше гнома и без бороды, - улыбаясь забавному человечку, возразила Надя.
   И в этот момент незнакомец как будто услышав её, утвердительно кивнул головой и снова надел шляпку. А следом на экране выскочило окошко в рамке из дубовых листьев с надписью: "Добро пожаловать, мои дорогие! Меня зовут Мумрак. А как Ваше имя?" после этого окошко сменилось на другое - пустое, в котором видимо следовало вписать своё имя.
   - Ой, мам, впиши меня, пожалуйста! Впиши! - загорелись глаза Нади, что очень растрогало её маму, которая нежно погладила дочь по голове и так же нежно поцеловала в лоб.
   - Конечно, милая, - ответила она, после чего вписала в окошко из дубовых листьев: "Надюша".
   - Ой, ну как бурёнку прямо, - надула губки девушка. - Можно было просто Надей назвать.
   - Скажешь тоже - бурёнка, - засмеялась её мама.
   - Это наверное регистрация такая на сайте, - предположила Надя. - Интересно, что будет дальше?
   Продолжение не заставило себя долго ждать и следом появилось новое окошко:
   "Очень приятно, Надюша! Или просто Надя.
   Хотите перевести навигацию в голосовой режим для большего удобства?
   Да или Нет".
  
   - А как это он узнал про... Нет, совпадение наверное...
   Наде подумалось, что человечек словно подслушал их с мамой разговор. Но такие предположения только добавляли интереса.
   - А давай согласимся на голосовую навигацию? - предложила она маме. - Вдруг Артём специально нашёл такой сайт, зная, что сама я только своим голосом могу управлять?
   - Какой он всё-таки чуткий молодой человек, - едва сдерживая волнение, ответила Надина мама и кликнула "мышкой" на слове "Да".
   Человечек на экране вновь приветственно снял шляпку и... исчез. Музыка стала звучать тише, а из динамиков послышался приятный мужской голос человека явно весьма пожилого, но не утратившего юношеский задор:
   - Теперь наше общение заметно упростилось, Надюша.
   Девушка изумлённо переглянулась с мамой. На обеих такое новшество произвело сильное впечатление. На экране была всё та же картинка живого сказочного леса, а в избушке по-прежнему горел огонёк и дымилась труба.
   - Ты ведь впервые у меня в гостях? - спросил таинственный голос.
   - Да, - тихо ответила Надя.
   - А вот и нет, - весело ответил незнакомец.
   - Как это?...
   - Хочешь узнать побольше об этом и побывать снова в сказочном лесу?
   - Да!
   - Почему бы нам не совершить по нему прогулку, Надюша?
   - Прогулку... - грустно повторила девушка. -Да, хотя бы такую виртуальную прогулку... Да!
   - Почему ты грустишь?
   - Э-э-э...
   - У тебя грустный голос. Почему? Не старайся отвечать только однозначно - да или нет. В этом и прелесть голосовой навигации.
   На секунду Наде стало немножко страшно и она обеспокоенно перевела взгляд на маму. Та мирно спала в кресле, рядом с кроватью.
   - Не беспокойся о своей матери, - вдруг послышался голос. - Она спит. Ей надо отдохнуть.
   Девушка в ужасе посмотрела на ноутбук, который по обыкновению лежал у неё на коленях, которых она давным-давно не чувствовала. Но сейчас...
   - Не бойся, Надюша, - успокоил её таинственный голос. - Я не причиню тебе вреда. Я покажу тебе сторону сущности. Ты хотела бы вновь пробежаться босиком по зелёному лугу после дождя?
   Надя молчала. Глаза отяжелели. К горлу подкатил ком.
   - Почему ты молчишь? Смотри, ты хотела бы так?...
   И в этот миг изображение на экране пронеслось как ураган через лес, мимо домика, на крыльце которого Надя успела заметить сидящего забавного человечка в зелёной шляпке и, наконец, вырвалось из чащи на просторный зелёный луг, который по всей ширине разделяла река. На её берегу в огромном количестве резвились и играли дети. Словно заметив, что за ними наблюдают, они вдруг разом обернулись и все вместе побежали навстречу Надиному взору. Мальчишки и девчонки, совсем маленькие, не старше первоклашек. Все они бежали вприпрыжку, размахивая руками, полные восторга и радости. Надя улыбнулась. Но вскоре улыбка исчезла с её лица. Среди этой кучи детишек, одна фигурка выделялась чуть большим ростом и чем ближе она становилась, тем сильнее билось сердце у Нади. И, наконец...
   - Боже! - едва слышно воскликнула она, потому как дыхание её перехватило. - Это же... я!..
   - Да, это ты, - так же тихо ответил голос. - Ну, улыбнись же!
   Однако из глаз Нади хлынули слёзы. Она не могла их ни вытереть, ни спрятать. Они предательски выдали её боль и отчаяние, которые, ак он считала, спрятала уже очень-очень глубоко, похоронив в своём неподвижном теле.
   - Господи! - взмолилась она. - Зачем?! Зачем так жестоко?!.. За что ты так со мной?..
   На экране она была счастлива и кружила хороводы с детьми. Она вздымала вверх руки и подпрыгивала будто хотела взлететь.
   - Прекратите! - молила Надя. - Так нельзя... Артём, неужели ты знал? Как ты мог так со мной поступить?...
   Не в силах больше смотреть на происходящее, Надя закрыла глаза, используя единственную возможность прекратить это издевательство. В ту же секунду музыка смолкла.
   - Артём ни в чём не виноват, - услышала она уже знакомый таинственный голос. - А почему ты закрыла глаза? Ты передумала совершать прогулку?
   - Да потому что я не могу даже дви... - открыв глаза закричала было Надя, но не смогла закончить свою фразу, остолбенев от увиденного.
   Да, остолбенев, потому что она стояла на своих ногах посреди того самого луга, а вокруг неё кружились бабочки невиданной красоты.
   - Пробежимся на перегонки до речки? - послышался позади знакомый уже голос.
   Надя обернулась и увидела того самого невысокого забавного человечка в зелёной шляпке с пёрышком. Сейчас она могла его хорошенько разглядеть и увидеть в его добрых глазах только самые светлые помыслы. Тревога, обида и боль вдруг исчезли как мановению волшебной палочки.
   - Но как я здесь...
   - Побежали! - не дал ей закончить свой вопрос человечек и припустил что есть духу к реке.
   - А какая разница? - спросила вслух саму себя Надя. - Это сон. Вот и наслаждайся!
   И она бросилась вдогонку за забавным невысоким человечком, не обращая внимания как слёзы отчаяния сменились на слёзы счастья.
  
  
  
  
  

30.

   Мария очнулась и обнаружила себя лежащей на просторной мягкой кровати посреди богато обставленной комнаты, облачённой в преимущественно розовые тона. Видимо это была спальня, судя по обстановке и убранству. Не успела она толком оглядеться, как над ней склонились Ксения и Диана. Выражения их лиц были растерянными и напуганными.
   - Машута, ну ты как? - Диана попыталась улыбнуться.
   - Что случилось? - ничего не понимая, спросила Мария. - Где это мы? Голова кружится...
   - Лежи, лежи, - пресекла попытку Марии приподняться Ксения. - Ты грохнулась в обморок. Жуть!
   - Никогда раньше не теряла сознания...
   - На, попей водички, - Диана поднесла к губам подруги стакан воды.
   Дверь в комнату вдруг распахнулась и на пороге появился Протервин.
   - Диана, дуй живо ко всем! - грубо рявкнул он. - Марат тебя требует. Там Кадаверин приехал. Встречай!
   Не дожидаясь ответа, он также быстро исчез. Мария же будто отошла ото сна.
   - Да, вспоминаю, - приподнимаясь всё же на локтях, сказала она. - Лисья Нора... И зачем я согласилась?!
   - Машута, прости... - Диана схватила её за руку. - Но я не могла иначе. Лёша бы тогда всё рассказал Марату. Понимаешь, я...
   - Нет, не понимаю. При чём здесь я? Лёша, Марат... Прости, Диана, но мне-то что до всего этого?
   - Понимаешь... я только сейчас осознала в какую мерзость тебя ввязала, - Диана вдруг закрыла лицо руками. - Позавидовала я тебе, что ты осталась такой чистенькой. Захотелось показать тебе, что ничем ты не лучше и в грязи изваляться можешь не хуже меня...
   - Какая мерзость! - воскликнула Ксения и брезгливо посмотрела на Диану.
   - Зачем это тебе было надо? - скорее с сочувствием нежели с презрением спросила Мария. - Мы же были лучшими подругами когда-то. Что вообще с тобой произошло? Ты стала похожа на одну из этих многочисленных гламурных шалав, которых сама не так давно презирала...
   - Не так давно... - Диана обессилено опустила руки и ухмыльнулась. - За те три года, что ты меня не видела, в моей жизни прошла вечность, а вместе с ней и масса изменений...
   - Ты вышла замуж и развелась - это я знаю и ты говорила об этом.
   - Замуж... Да нет, всё правильно ты делала до сих пор - называла вещи своими именами. Замуж я не выходила, а потому не могла и развестись. Да, я жила в блуде с Лёшей. Сожительствовала.
   - Ну каждый волен сам выбирать себе свой грех. Разошлись? Бывает. Сейчас ты добилась многого и сама вольна строить свою дальнейшую жизнь...
   Мария невольно прервала саму себя, потому как Диана посмотрела на неё такими полными боли и печали глазами, что лёгкая дрожь пробежала по всему её телу.
   - Он продал меня, - тихо сказала Диана.
   - Что? Кто продал?.. Как это?! - Мария искренне недоумевала.
   - Отец моего ребёнка. Он продал меня.
   - Твоего ребёнка? - ещё больше растерялась Мария. - Ты не говорила, что у тебя есть ребёнок... Как это продал?!..
   - Да говори ты уже толком как на духу! - не выдержала интриги Ксения.
   В этот момент дверь вновь распахнулась и весь красный от гнева Протервин заорал:
   - Тебя долго ждать, зараза?! Смотри, узнает Маратка про пистона твоего - пойдёшь тогда по рукам!
   - Да иду я! - сорвалась на крик Диана и из глаз у неё потекли слёзы.
   Алексей буркнул ещё что-то нецензурное и вновь исчез, громко хлопнув за собой дверью.
   - Как ты позволяешь ему так с собой обращаться?! - возмущённо спросила Мария. - Это ведь тот самый Алексей, с которым ты жила?
   - Какой мерзкий отвратительный поддонок! - глядя на дверь, за которой скрылся Протервин, злобно процедила сквозь зубы Ксения.
   - А я его до сих пор как будто люблю... - тихо ответила Диана и вновь, закрыв лицо руками, на этот раз разревелась.
   Некоторое время Мария и Ксения успокаивали её. Диана, надо отдать ей должно, сумела быстро взять себя в руки. Видимо ей это приходилось делать постоянно, коль вырисовывалась такая неблаговидная картина её жизни.
   - Как можно любить такого гада? - спросила Ксения.
   - Когда мы познакомились, он был совсем другим, - отвечала Диана. - Он был хорошим, добрым, внимательным... Это потом он так вдруг изменился...
   - Ерунда, - сказала Мария. - Вдруг никто не меняется. Да и вообще не способен человек измениться так сильно, если только свою дрянную личину умело не скрывал себе в угоду. Но ты не ответила про ребёнка и про то, кто тебя продал...
   - Так он и продал её, ты разве не поняла? - цинично произнесла Ксения. - И ребёнок у неё видимо от этого... Алексея.
   Мария растерянно переводила взгляд с Ксении на Диану и наоборот. В такое поверить было сложно и дико, но по молчанию Дианы представлялось, что Ксения всё верно подметила.
   - Неужели... Диана, скажи! - глаза Марии выражали ужас, но когда подруга лишь утвердительно кивнула головой, то Маша их и вовсе закрыла, стараясь как бы скрыться от всей этой всплывшей грязи.
   - Да, это правда, - каким-то слишком спокойным и даже равнодушным тоном, сказала Диана. - В то время, когда мы познакомились, я как раз закончила торговый. Работы не было ни у меня, ни у него. Так, временные заработки копеечные как и у большинства сейчас. А когда родился Петенька, то стало совсем тяжело. Лёша стал редко приходить домой, а последние деньги проигрывал в игровых автоматах и на рулетке. Уж не знаю где и как, но именно тогда он и связался с этой жалкой тварью - Дениской. Я ещё удивилась, что он вдруг сдружился с каким-то малолеткой... После своих загулов, он приводил его на попойки к нам домой, несмотря на Петеньку. К нему он, к слову, вообще был равнодушен. Но вот однажды, Лёша вернулся один, но сильно избитый и сказал, что помог в переделке одному очень влиятельному человеку, который в знак благодарности пригласил его вместе с женой - со мной значит - к себе в гости. Лёшка сказал, что это новое знакомство поможет нам вылезти из нищеты в число элиты...
   Элита... Сегодня её представляет грязь, смрад, царство порока, лжи и плебейства... Я думала, что быть может это наш шанс всё наладить и обеспечить жизнь Петеньке... Ведь я ничего толком не могла ему купить, не то что нам... Влиятельным человеком оказался Марат Тигранович. Представился известным и авторитетным врачом, профессором. Я тогда не знала, что это всего лишь одна из ширм его реальной преступной деятельности, а звания такие сейчас легко покупаются как картошка на рынке - были бы соответствующие финансовые возможности. Через такие красивые и социально-ориентированные ширмы он просто "отмывал" немалые суммы денег - преимущественно даже не своих. Так по сути действует любая сеть - магазинов ли, клиник ли...
   Принимал он нас в своём особняке. Вёл себя очень почтенно вначале и обходительно, однако весь вечер разглядывал меня словно хищник кусок мяса. Потом я поняла почему. На следующий же день. С того самого дня Диана, которую ты знала, умерла. Её больше не. Лёша просто сказал мне, чтобы я собиралась и с завтрашнего дня переезжала к Марату Тиграновичу жить, а Петеньку оставила ему. Естественно, я была в шоке и потребовала объяснений. И вот тут из любящего мужа он и превратился в жалкого сутенёра. Оказывается "помощи в переделке" никакой он Марату не оказывал, а проигрался ему в пух и прах. Дениска Кимь, с которым он связался, делал денежки на том, что выискивал таких вот игроков-неудачников по разным игровым залам и казино, втирался к ним в доверие, собирал о них полную исчерпывающую информацию. Часто у жертв оказывались либо бизнес, либо неплохая недвижимость... А бывали и довольно привлекательные молодые жёны или дочери. Вот они и становились источником прибыли для Дениски и вожделенным кушем дл заказчиков. Обычных шлюх и легкодоступных было пруд пруди и интереса для такой категории заказчиков они давно не представляли. А вот перспектива осквернить, подмять под себя, сделать из чистой души продажную и покорную воле своего хозяина потаскуху, приводила их в экстаз.
   Лёше предложили продать меня в качестве уплаты огромного, как оказалось, долга. Как я могла полюбить такого гада? А как вы назовёте того, кто не только согласился, но и потребовал взять его в долю, потому как его жена - красавица и чистой души человек, а значит стоит намного дороже? Так Алексей стал управляющим в "Цезаре". У Марата же было встречное условие... Ему нужна была я, но не мой ребёнок.
   - Как же ты могла согласиться на такое?! - Ксению переполняли эмоции.
   - А я и не согласилась, - спокойно продолжала Диана. - Схватила ребёнка и бежать. Только даже из подъезда не смогла выйти. Там уже поджидали Дениска и ещё две омерзительные рожи. Мне сказали, что если я соглашусь, то всю жизнь проживу безбедно и ребёнок будет обеспечен пожизненно. Если же нет, то меня сейчас изнасилуют прямо в моей квартире все трое, а затем я проведу остаток своих дней на игле, обслуживая за очередную дозу грязных гастарбайтеров. Видимо Марату я сильно понравилась, так как он вскоре разрешил мне иногда видеться с Петенькой. У него самые лучшие няни и уход... Хоть здесь не обманули. Мне же Марат открыл бизнес и дал возможность почувствовать себя королевной на празднике жизни. И в какой-то момент мне это всё стало даже нравиться - смотреть на подавляющее большинство свысока как на стадо баранов, унижать, повелевать...
   Среди этого слоя людей все с подобными постыдными и преступными фактами в биографии, исключений нет. А потому каждый старается помалкивать и не указывать друг другу на изъяны, дабы не всплыли во всей своей отвратительной красе его собственные тайны...
   Гораздо приятнее говорить о том, что он или она сделали себя сами и их успешность является следствием их собственного таланта и неимоверного труда. Поверьте там нет ни одного истинного таланта и честного труженика, зато горы грязного белья...
   А когда мне понравилось, то захотелось самой поиграть в покровительницу. Так у меня и появился Игорёк - моя игрушка. Под предлогом побыть немного с ребёнком наедине, я попросилась у Марата уединиться в одной из его квартир с сынишкой, дабы хоть немного восполнить свою материнскую утрату... Да, я тварь... Вместо этого я пустилась во все тяжкие с Игорем. Захотела почувствовать себя на месте Марата. Но Лёша прознал о том и стал меня шантажировать. Сказал, что расскажет всё Ступруняну, если... Вот тут-то я и виновата перед тобой, Машута...
   Диана подняла глаза и пристально взглянула на Марию. Пребывая под впечатлением от дикого рассказа подруги, та не сразу поняла столь резкого перехода.
   - Передо мной? - растерянно спросила она.
   - Да, Машутка, - Диана тяжело вздохнула. - В этом и причина, по которой ты здесь... Ты очень приглянулась... нет, не Марату... Ты очень понравилась Володе Фидуцыну - другу Лёши. Он у тебя и на приёме не раз был...
   - Не припоминаю, - судорожно пытаясь что-либо вспомнить, сказала Мари.
   - Не суть... Так вот, Алексей потребовал привезти тебя сюда, на наш сабантуй, чтобы Фидуцын мог заняться тобой...
   - Заняться мной?! - возмутилась Мария. - Ты что говоришь такое?!
   - Тсс... Тише, - приложила указательный палец к губам Диана. - Да, тобой. Это было его условием. Но ты не бойся. Никто не обещал, что будет что-то против твоей воли.
   - И на том спасибо! - Мария вскочила на ноги и от волнения заходила по комнате взад и вперёд.
   - Ну и разврат у вас тут творится! - презрительно бросила Диане Ксения. - А Лупанова таким же образом сюда моего Кирилла затребовала?
   - Кирилла? - не поняла Диана. - Кто это?
   - Мой муж! Настоящий, а не какой-то там сожитель!
   - Не знаю, - спокойно ответила Диана. - Лупанова в одной из клиник Марата руководит и порой ублажает его. Это всё, что о ней знаю. Про Кирилла и вовсе впервые слышу. - Она поднялась и подошла к Марии. - Извини, я и не знала, что ты у них когда-то работала...
   Но Мария бросила в сторону подруги такой нехарактерный для неё гневный взгляд, что Диана даже невольно отшатнулась. Не сказав больше ни слова, она вернулась обратно на место и виновато опустила голову. Хотелось было заплакать, но слёзы предательски не текли, лишь утяжелив глаза влагой. Наконец, Диана поднялась, тяжело вздохнув и тем самым нарушив нависшую в розовой комнате тишину.
   - Ладно, я наверное пойду, - тихо и неуверенно произнесла она. - Ты только не обижа...
   - Мы с Ксенией немедленно уезжаем! - перебила её Мария.
   - Но тогда он... - лицо Дианы исказил было испуг, но тут же его сменило полное равнодушие и она махнула рукой: - А, впрочем, что уж там? Какая разница?..
   - Нет, Маша, погоди, - сказала вдруг Ксения. - Я не поду - я должна разобраться. Эта стерва Лупанова и есть та самая разлучница! Старая бесстыжая зараза! Здесь должен быть Кирилл и я не уеду без него!
   - Ксюша, но без тебя мне не уехать. Пожалуйста, поедем. Без машины я отсюда не выберусь...
   - Извини, Маша, но сначала я объяснюсь с этой Лупановой и найду Кирилла.
   - Ладно, девочки, я пойду, - Диана направилась к двери, но не успела сделать и двух шагов, как она настежь распахнулась и на пороге показался Ступрунян.
   Он взирал на Диану исподлобья, зловеще улыбаясь.
   - Ты всё поняла?
   - Да, Маратик, прости, - изобразив саму невинность, взмолилась Диана и бросилась к нему на шею.
   Ступрунян грубо, но не переставая улыбаться, оттолкнул её от себя, а затем схватил за руку и вытолкнул вон из комнаты. После он повернулся в сторону Марии и Ксении. Презрительно осмотрев их раздевающим взглядом, Ступрунян квнул голову в сторону двери, призывая их последовать за подругой. Девушки не стали искушать судьбу и быстро направились к выходу. Однако, когда они поравнялись с Маратом Тиграновичем, тот схватил Марию за руку.
   - А ты не торопись, милая, - высокомерно сказал он. - Я тут выяснил, что ты на случку с корешем Алёшки оказывается приехала?
   - Во-первых, я вам не милая! - вскипев от возмущения выпалила Мария и вырвала свою руку из хватки Ступруняна. - А, во-вторых, я уезжаю. Мой приезд сюда - ошибка и недоразумение.
   - Ну что же ты так сразу взъерепенилась-то? - рассмеялся своим противным смехом Марат Тигранович, чем сразу оживил неприятные картины прошлого у Марии. - Я зла не держу и даю тебе ещё один шанс хорошо провести своё время и, возможно, начать, наконец, нормальную человеческую жизнь.
   - Нормальную человеческую?! - усмехнулась Мария. - Что вы вообще знаете о нормальной человеческой жизни? Особенно теперь мне странно и дико слышать подобное из ваших уст, когда выяснилось, что вы не только надменный наглец, но и вовсе преступник, выдающий себя за благородного врача! А все ваши звания и известность в медицине и широких массах всего лишь фикция и игра на публику, благодаря отличному пиару, ради удовлетворения собственного самолюбия и прикрытия своих грязных делишек!
   - Осторожнее, девочка моя, - ехидно улыбаясь, погрозил ей пальцем Ступрунян.
   - Ага! Вы боитесь!
   - Сладкая моя, да кого мне бояться? Ты не открыла Америки и все, кого я бы мог опасаться, прекрасно всё знают как обо мне так и о многих других людях моего круга и уровня. Они все давно прикормлены. Кроме того, у каждого из них самого рыльце в пушку и настолько сильно, что от чувства тотальной вседозволенности и безнаказанности имеющих большие деньги, у них как и у меня и всех подобных нам вырастают крылья и мы взлетаем так высоко, что такие малютки как ты для нас вообще не существуют на карте нашего мира.
   - Так не будет продолжаться вечно!..
   - А кто или что может изменить что-либо? - Ступрунян снова отвратительно рассмеялся. - Сегодня хозяевами жизни является ничтожное меньшинство. Да, это так. Миллиардеры, миллионеры и высокое чиновничество составляет лишь процента три, ну может пять от всего населения страны. Но они создали огромный слой людей, которые их всячески и с удовольствием обслуживают - как в прямом так и в идеологическом смысле. Это ценный и дорогостоящий материал, которому мастерски и изощрённо врут, вдалбливают в их умы и сознания самое отвратительное и пошлое, выдавая это за истину и мораль. Большинство людей, как ни крути, слабы и генетически предрасположены именно к подлости, алчности, стяжательству. И потому зомбировать их в нужном для нас русле совсем легко и просто. А взамен на их души и тела, им хорошо платят. Ты даже не представляешь насколько хорошо. Хозяева очень продуманно себя таким образом обезопасили на много-много десятилетий вперёд. Создали условия, при которых люди с отсутствием каких-либо принципов и элементарных норма морали получили возможность в прямом смысле вылезти из грязи в князи, не обременяя и не мучая себя вопросом: " Какой ценой? За счёт чего и кого я так богато живу?". И, в результате, так появился и устоялся этот компост, этот большой жирный и вонючий слой из людей-обслуги, которые обслуживают главных богатеев и также как и их хозяева ничего не хотят менять.
   Их процентов двадцать пять, не больше, но это очень большой процент в любом случае. А оставшееся ваше большинство, хоть и подавляющее по количеству, но оно уже ничего не в состоянии сделать или изменить, потому как мы их лишили любых рычагов воздействия. Вы разобщены, унижены, озлоблены и беспомощны. Для нас вы - быдло! Причём вы сами свои последние оставшиеся силёнки направляете на ещё большее разобщение самих себя, с лихвой подхватывая клевету о тех исторических личностях, что в своё время смогли вас спасти из нашего рабства. Да-да, Ленин, Сталин... Но их больше никогда не будет благодаря не только нам, но и вам самим, ибо вы сами отрезаете все пути хоть к какому-то спасению своих ничтожных и обесцененных жизней!..
  
   Мария внимательно слушала речь Ступруняна, которая в какой-то мере была для неё откровенностью. По сути он без страха и зазрения совести называл всё своими именами. Но за исключением одного...
   - Какое же мы быдло, если пусть и элитным, но обслуживающим скотом являетесь и вы сами? - сверкнула она глазами. - Мы лишь боремся за выживание и, временно отступая, набираемся сил. У нас есть вера и истинные ценности, которые нельзя купить, а продать можно только Дьяволу. Видимо вы и продали, дабы жить припеваючи. Из грязи в князи? Это точно. Вчера взяточник - сегодня чиновник, вчера спекулянт - сегодня бизнесмен, вчера диссидент - сегодня политолог, вчера вор - сегодня банкир, вчера аферист - сегодня депутат, вчера прохиндей - сегодня юрист, вчера фарцовщик - сегодня дипломат, вчера проститутка - сегодня актриса или телеведущая...
   Ступрунян разразился смехом на всю комнату.
   - Ну вот видишь, - едва переведя дух, сказал он. - Ты всё верно уловила. Но какая к чертям разница что было вчера? Важно кто мы есть сейчас и это будут знать и помнить. А биографию достойную мы себе, как обычно, придумаем. Для этого специальным людям большие деньги платят. Да и кто нас посмеет упрекнуть?
   - Народ посмеет. Наши деды и прадеды, что проливали кровь за Родину и её будущее! Они, что работали по двадцать пять часов в сутки, стирая трудовые мозоли в кровь, дабы поднять страну сначала из руин царского правления, а потом и после фашистов! А вы кормитесь как паразиты их трудами, уничтожая и свой народ и свою Родину!
   - Девочка моя, только не надо про берёзки и рябину, - Ступрунян вновь заржал как конь, пуская при этом слюни.
   - Вас упрекнут и осудят также и потомки, на появление которых шансов, конечно, всё меньше и меньше, если не вымести вас всех поганой метлой пока не поздно!
   - Не беспокойся - мы ведь стараемся, чтобы и у вас детишки рождались и росли. Нашим детям ведь тоже будут нужны слуги, да и на периодические войны надо будет кого-то посылать, облагать налогами и так далее... Просто, Машенька, будущее уже наступило для нас, а вы безнадёжно отстали. Всё ещё верите в свой мифический поезд светлого будущего, который обязательно за вами приедет...
   - Ничего, мы ещё поборемся! История сама рано или поздно находит выходы из тупиков и самоочищается, если само человечество не в состоянии уже прибраться как следует.
   - Как скажешь, - улыбнулся Ступрунян. - Ну а если серьёзно, то понимаю, что так бесишься ты из-за того, что недовольна своей жизнью и я потому предлагаю тебе в последний раз войти в наши ряды. Займёшь место Лупановой в клинике - она себя уже изжила да и климакс её замучил. Ну, что скажешь?
   - А потом также выбросите и меня? - усмехнулась Мария. - Так у вас значит всё устроено?
   - Ну тут от тебя многое уже зависит и от твоего правильного поведения. Ну так что?
   - Нет. Вы ошибаетесь - я довольна своей жизнь. Какой бы она ни была, но в жизни я ни разу не продавалась и не стану этого делать, даже если альтернативой будет смерть.
   - Ты лучше хорошенько подумай, а то ведь и твоё пребывание здесь от этого тоже зависит...
   - Вы мне угрожаете?!
   - Зачем? Просто здесь сегодня достаточно мужчин, которые стоят выше тебя и могут взять всё, что находится ниже... Вот и тебе предлагаю подняться.
   - Да пошёл ты! - не выдержав, презрительно бросила ему в лицо Мария и, оттолкнув его от прохода, вышла из комнаты.
   - Ну как знаешь, девочка моя глупенькая, как знаешь...
  
   Выйдя из комнаты, Мария обнаружила себя на втором этаже - вниз вела красивая лестница, украшенная красной дорожкой. Ощущение пребывания в музее не покидало её. В какой-то момент Мария остановилась, осмотрев собравшихся внизу и оценивая обстановку в целом. На центральном диване, напротив камина, развалившись как барин, восседал крупный коротко стриженный мужчина лет пятидесяти или около того, и о чём-то оживлённо беседовал с Ксенией, положив при этом ей руку на колено. Марию поразило то, что та как будто отвечала ему взаимностью, периодически смеясь и кладя голову ему на плечо. В соседнем кресле сидела Лупанова и, хоть и смеялась, но косила на Ксению недобрым взглядом. Чуть поодаль, абсолютно никого не стесняясь, Протервин откровенно обнимался и целовался с Луизой. Диана, стоявшая неподалёку, внимания на это словно и не обращала, а о чём-то беседовала с Фидуцыным, который в свою очередь стоял в обнимку с Клавдией. Игорь и Дениска сидели на полу перед крупным мужчиной и Ксенией и, попивая пиво, с глупыми физиономиями смотрели на него снизу вверх как бандерлоги на Каа. Валентин Кредулин тихо сидел в дальнем углу, угрюмый и одинокий. Неожиданно сзади кто-то обнял Марию и, положив голову ей на плечо, прошептал на ухо:
   - Ну не ломайся, Машенька... Ну да, я плохой дядя и не скрываю этого от тебя. Но ты мне всегда нравилась. Пойдём...
   Ступрунян крепче обхватил Марию за талию и потянул за собой в направлении розовой спальни, из которой они недавно и вышли. От охватившего её страха, Мария закричала, чем привлекла к себе взоры всех собравшихся внизу и ослабила хватку Ступруняна. Наконец, вырвавшись, она громко и с ненавистью прокричала ему в лицо:
   - Убери свои грязные руки, проклятый поддонок! Мерзкая похотливая тварь!
   Ступрунян вначале засмеялся, но вскоре выражение его лица исказила ненависть и он со всей силы влепил Марии пощёчину. Девушка отшатнулась, едва не упав, и схватилась за покрасневшую щёку. Диана бросилась наверх и встала между подругой и Ступруняном, пытаясь своей хрупкой изящной фигуркой оттеснить тучного мужчину.
   - Прекрати! Марат! - закричала она ему в лицо. - Что ты творишь?
   - Ах ты тварь, - злобно процедил сквозь зубы Ступрунян, с ненавистью глядя на испуганную Марию. - Позорить меня при всех вздумала, шалава?
   - Что это за горячая козочка? - прохрипел басом крупный мужчина снизу. - Дай посмотреть, Марат.
   - Нет, уважаемый Борис Николаевич, это моя подруга и она вне конкурса, - стараясь изобразить улыбку, крикнула в ответ Диана.
   - Я не тебя спрашиваю, девочка! - недовольно взмахнув рукой, ответил незнакомец. - Марат, что ты за мужик, если такое позволяешь с собой творить публично?
   - Эта девушка принадлежит мне, уважаемый Борис Николаевич, - высокомерно произнёс Фидуцын, поднимаясь по лестнице. - Для меня доставлена.
   - А ты кто такой, сынок? - ещё больше возмутился тот, кого называли Борисом Николаевичем. - Марат, кто тут хозяин, я не понимаю?
   В этот момент Фидуцын подошёл к Марии и успокаивавшей её Диане.
   - Я тебе уже всё объяснила, - недовольно прошептала ему последняя. - Она не хочет. Уйди. Вон ты себе и так бабу уже нашёл - её и лапай.
   Но Владимир видимо тоже решил поиграть в Бориса Николаевича и обнял Марию за талию, привлекая к себе. Инстинкт самосохранения порой проявляет себя очень неожиданно и может поразить жертву ресурсами своего организма. Мария с такой силой оттолкнула от себя Фидуцына, что тот налетел на Ступруняна и они оба, не устояв на ногах, повалились на пол, едва не покатившись кубарем с лестницы.
   - Вы, оба! - закричала на них Мария. - Если ещё раз прикоснётесь ко мне, то я вырву вам с корнем то, что является вашим мозгом! Поняли?!
   - Нет, слушай, мне такая истеричная не нужна, - вновь недовольно загундел снизу незнакомец. - Она ж больная на всю голову! Нет, я вот эту беру!
   И, усадив к себе на колени Ксению, он принялся её обнимать и слюнявить своими пухлыми губами. Ксения довольно смеялась, чем и вовсе шокировала и без того ошалевшую Марию.
   - Ксюша! - закричала она ей. - Ты с ума сошла?! Что ты творишь?! У тебя же муж! Ты ребёнка ждёшь! Поехали скорее отсюда!
   - Что?! - брезгливо поднял голову Борис. - Ребёнок? Тьфу!... - Он грубо схватил оторопевшую Ксению за подбородок и пристально посмотрел ей в глаза. - Избавишься от бремени, поняла? Ты будешь меня, но все следы прошлого стереть!
   - Что?! - Мария схватилась руками за голову и отшатнулась. - Люди, что с вами?!..
   - Маша, всё в порядке, - улыбаясь, крикнул ей Ксения. - Это мой выбор. Хватит мне тратить жизнь на неудачника и ковыряться в помойных ртах за копейки. А ты просто расслабься и отдохни в эти выходные.
   - Они с Лупановой ту повздорили, - шепнула Марии на ухо Диана. - Та отказалась оставить в покое Кирилла, а Ксения решила в отместку лишить её сладкого. Ведь у Лупановой был план пристроиться к Борису Николаевичу - не секрет, что Марат думает лишить её своего покровительства. Ну а Ксюха твоя быстро сориентировалась и, оставив ей пешку, сразу хапнула короля.
   - Короля?..
   - Борис Николаевич Кадаверин, что взял в оборот твою подругу, могущественный партнёр Марата. Какой-то криминальный авторитет с "корочкой" депутата и чином, который "крышует" многих и через них же "отмывает" грязные деньги... В общем от его расположения зависит дальнейшая судьба Марата да и многих других. Меня в том числе...
   - Ты что там, Маратка, воды в рот набрал? - пробасил снизу Кадаверин и громко захохотал. Все остальные как стадо дружно поддержали его смех.
   - Ничего, сейчас я её урезоню, Борис! - с этими словами, поднявшийся и отряхнувшийся Ступрунян направился к Марии.
   Диана преградила собой ему путь. Марат остановился.
   - Дениска! - позвал он.
   - Да, я тут! - вскочив на ноги, быстро откликнулся Кимь.
   - Отдаю тебе эту шалаву, - прошипел он, указывая пальцем на Диану. - Делай с ней что хочешь и как хочешь! Я себе с этого момента беру Машку...
   - Слушаюсь! - Дениска едва не изошёл на слюни от пошлых картин живо обрисовавшихся в его похотливом воображении.
   Игорь машинально поднялся на ноги, словно решив воспрепятствовать такому обращению с его возлюбленной. Но переглянувшись с Дианой, которая смотрела на него с мольбой и надеждой, опустил голову и сел на прежнее место. К нему подошла Лупанова и, обняв, села рядом.
   - Не переживай так, - ласково прошептала она ему. - Думаю мы тоже сможем с тобой повеселиться на славу...
   Фидуцын тем временем вернулся к Клавдии. Смысла биться за такую добычу как Мария он не видел. Тем более бухгалтерша была очень даже ничего.
   Диана и Мария крепко обняли друг друга, прямо как в детстве, перед лицом общей опасности и стали пятиться назад.
   - Лёша! - закричала Диана. - Останови их! Прошу тебя!
   Но молчавший до сих пор Протервин лишь усмехнулся, вовсе не желая отвлекаться от лобзания с Луизой и встревать во все эти разборки. И когда уже Дениска грубо схватил Диану за руку и потащил в спальню, раздался спокойный хриплый голос Кадаверина:
   - Мне не нравится такое начало веселья, Марат. Ксюша просит прекратить этот беспредел и начать веселиться по-настоящему.
   - Ты не понимаешь, Борис...
   - Нет, это ты не понимаешь! - грозно прорычал Кадаверин. - При мне никаких насилий и разбирательств! И точка!
   Ступрунян положил руку на плечо Дениске.
   - Ладно, потом... Оставь её пока...
   - Слушаюсь, - с нескрываемым разочарованием Кимь выполнил его волю и побрёл вниз по лестнице. Присев рядом с Игорем и Лупановой, он решил как-то себя реабилитировать и обратился к последней:
   - А может плюнем на всё и уединимся?
   Лупанова взглянула на него как на недоразумение.
   - Что за гадости ты мне предлагаешь, Дениска? Да меня от одного твоего вида начинает выворачивать наизнанку. Уйди, чтоб я тебя не видела!
   Дениску аж передёрнуло от злобы на такое прилюдное унижение, но для него это было обычным явлением. Атмосфера меж тем становилась абсолютно невыносимой. В этот момент Ксения вдруг и предложила:
   - А давайте для начала все помиримся и сыграем в будущее?
   - "Сыграть в ящик" игру я знаю, - засмеялся Протервин. - А как играть в будущее?
   - Очень просто! Я видела тут столько огромных красивых зеркал... На самом деле всегда хотела это попробовать, но таких зеркал никогда не видела... А сейчас будущее меня особенно интересует в свете знакомства с Борисом...
   - Раньше времени не радуйся, - одёрнул её Кадаверин. - Тебе ещё много над собой поработать надо, чтобы мне соответствовать... Ну и какая связь между будущим и зеркалами?
   - А самая прямая. Через зеркала можно увидеть будущее! Кто-нибудь, двое мужчин - помогите мне!..
  
   Помочь Ксении отправились Игорь и Дениска. Её замысел заключался в установке одного большого зеркала напротив другого, создав тем самым коридор бесконечности. Посередине Ксения зажгла большую чёрную свечу.
   - Я нашла её тут же как специально, - пояснила она. - Вот сразу и осенило... А теперь садитесь все здесь так, чтобы была видна бесконечная дорожка из свечей... Вот так...
   Рассадив всех так как было ей задумано, Ксения притушила основной свет и уселась в первом ряду. Остальные уставились в зеркало перед ними.
   - И что? - спустя некоторое время, не понимая сути происходящего, спросил Борис. - Так и будем сидеть и тупо смотреть на свои рожи?
   - Все внимательно смотрите в зеркало и думайте о будущем... - шёпотом ответила Ксения. - Думайте о том, что хотели бы узнать и оно вам покажет ответ...
   В течении минут трёх все молчаливо смотрели в зеркало перед собой. Кто о чём думал в эти минуты остаётся лишь догадываться, но очевидным для всех стал факт увиденного всеми видения, что показало им затем зеркало...
   Вдалеке открылась дверь, из которой исходил яркий свет. В проёме двери показался чей-то силуэт. Судя по всему, некто шёл навстречу смотрящим. Свет, исходивший из открытой двери по ту сторону, выстилал своеобразную дорожку, по которой и шагал незнакомей. Уже были видны очертания длинного развевающегося плаща и широкополой шляпы, когда вдруг все начали вздрагивать, словно ужаленные или ударившиеся током.
   - О, нет! - завопила Лупанова.
   - Как больно! - вторила ей Луиза.
   Так продолжалось до тех пор пока в зеркале таинственный незнакомей не предстал во всей красе. Это был высокий пожилой мужчина, седой как лунь и с лицом, обезображенным шрамами и глубокими морщинами. Тяжёлые сапоги были в грязи, а по длинному кожаному плащу и широким полям его шляпы стекали капли дождя. Только сейчас все заметили, что за окном сильный ливень. Незнакомец из Зазеркалья остановился и внимательно вглядывался в лицо каждого из присутствующих. Все замерли, не в силах двинуться с места или издать хотя бы звук. Наконец, незнакомец ухмыльнулся и молвил каким-то замогильным голосом:
   - Будущее вы уже увидели. Теперь следуйте за мной.
   С этими словами, он развернулся и двинулся обратно, в сторону открытой двери вдалеке. Все собравшиеся поднялись на ноги и послушно, будто под гипнозом, направились вслед за ним, один за другим. Никого не смущало, что ступали они сквозь гладь зеркала и уходили по невидимому тёмному коридору вдаль Зазеркалья. Впереди всех шла Мария. Почему она, а не кто-либо другой - известно это было наверное только таинственному незнакомцу. А может в этом и не было никакого тайного умысла. Но когда в зеркало вошёл последний - Дениска Кимь - лишь одинокая чёрная свеча взирала на происходящее из внешнего мира реальности. Стоило всем войти в дверь, излучающую яркий не слепящий свет, как она тотчас захлопнулась, а свеча погасла, словно затушенная кем-то невидимым из Зазеркалья. В полумраке опустевшей комнаты, два больших зеркала молчаливо смотрели друг на друга...
  
  
  
  
  

31.

   Артём потерял счёт времени, теряясь в догадках сколько они со Стасом брели по лесу, пытаясь найти хоть какие-то признаки жизни. Вначале было решено отправиться в ту сторону, где по идее должна была остаться машина. Но ни дороги, ни тем более машины не было нигде и в помине. Поле окружал только дремучий лес, по которому они и плутали уже долгое время. Ситуация осложнялась ещё тем, что странные раны Стаса не позволяли ему передвигаться самостоятельно и Артёму приходилось помогать ему идти, поддерживая и всячески подбадривая.
   - Ничего, старик, - говорил он время от времени, - уже скоро... Скоро выберемся отсюда.
   - Когда ж это самое скоро-то наступит?
   - Скоро... В конце концов, вокруг деревни должны быть, цивилизация хоть какая-то... Куда-нибудь да выйдем.
   - Не могу я больше! - в отчаянии взвыл Стас. - Пить хочу! Болит всё!.. Руки...
   - Что с руками?
   - Горят... Жгут ужасно... Помру я, Тёмка!
   - Ты это... не дури! Вот ведь разнылся опять. Я ведь тоже не герой, а потому такие мысли отгоняю. Позволишь им овладеть тобой и пиши пропало.
   Вдруг над лесом раздался странный гнетущий гул. Он был не столько громким, сколько своими низкими басами буквально давил и прижимал к земле. Артём и Стас остановились, огляделись.
   - Что это? - дыхание Стаса участилось от тревоги. - Будто и сверху, и снизу, и со всех сторон...
   - Не знаю, - тихо ответил Артём. - Давай присядем на минутку...
   Они расположились под старым деревом. То ли гул так подействовал на Стаса, то ли он сдался, но с этого момента им овладела паника, переходящая в истерику.
   - Боже! - взмолился он. - Мы тут умрём!
   - Прекрати, Стас!.. Мне тоже хреново и пить ужасно хочется...
   - Пить... Ты же не ранен и у тебя ничего не болит... Легко тебе бравировать передо мной...
   - Я вовсе не бравирую...
   - Я ведь изранен! У меня всё тело горит и ноет от боли!
   - Я понимаю, но я не знаю как тебе сейчас помочь, Стас... Прости. Потерпи.
   - Терпеть?! - негодующе взревел Валидин. - Ничего ты не понимаешь! Это всё Ольга!.. Дура!
   - Она-то при чём?!
   - Вместе со своей мамашей чёртовой! Приспичило им на дачу!..
   - Стас, перестань...
   - А-а, жжёт!
   Стас попытался схватить одной своей рукой другу, но с ужасом увидел, что странные раны начали пульсировать, а через них прорастало нечто, похожее на когти. Лицо Стаса исказил самый настоящий первобытный ужас.
   - С-с-смотри! - заикаясь заорал он, протягивая свои руки Артёму. - Что это за дрянь?! Всё! Это конец! Твари искусали меня и напичкали своими личинками!..
   - Мясные мухи? - высказал предположение Артём, остолбенев от увиденного. - Не похоже... И так быстро...
   - А-а! - Стас весь содрогнулся в конвульсиях от боли, а его пальцы на руках скрутило один вокруг другого. - Сделай же что-нибудь скорей!
   - Что?! - Артём в отчаянии вскочил на ноги. - Что сделать?!
   - Сделай же, сволочь! Почему я один страдаю, а ты нет?
   - Я не знаю, Стас! - от беспомощности Артём готов был разрыдаться. - Я не знаю как помочь!..
   - Чтоб тебя! - с ненавистью бросил Стас, глядя на Артёма и в эту секунду его тело вновь изогнулось в страшных конвульсиях, вызвав нечеловеческий вопль страдальца.
   Из глубины леса послышались странные зловещие звуки. Словно кто-то гремел цепями и хлестал плетьми. Гул не стихал, лишь нагнетая и без того ужасную атмосферу безысходности. Стас ещё несколько раз вскрикнул в муках и затих, потеряв сознание. Артём принялся трясти его, пытаясь привести в чувства. И только тут он заметил какие метаморфозы произошли со Стасом. Скрученные пальцы на руках превратились в два больших когтя. Из каждой же раны также произрастали такие же когти, но значительно меньшего размера. Своими закрученными книзу концами они впивались обратно в тело, вызывая кровотечения. Лицо же Стаса приобрело мертвецки бледный цвет. Глаза впали, образовав тёмные круги вокруг себя.
   - Что за чертовщина?! - в отчаянии крикнул Артём. - Как такое может быть?!..
   Стас вдруг открыл глаза. От неожиданности Артём отшатнулся от него и повалился наземь. Странные звуки приближались со всех сторон.
   - Что со мной? - без сил спросил Стас. - Жжение исчезло... но всё тело чешется...
   Увиденное вслед за этим Артём долго будет видеть в своих самых кошмарных снах. Словно стараясь почесать руками места зуда, Стас принялся двумя огромными когтями терзать свою плоть, разрывая её на части, истекая кровью...
   - Ах, как хорошо! - с каким-то удовольствием и придыханием приговаривал Стас. - До чего ж приятно...
   Артём отвернулся, не в силах больше смотреть на эту чудовищную картину. Стас видимо это заметил.
   - Что же ты, дружище, морду-то воротишь от друга своего? - ядовитого прошипел он. - Стыдно, что друг твой умирает в мучениях заместо тебя?
   - Почему мне должно быть стыдно?? - Артём недоумённо повернул голову и вновь посмотрел на Стаса. Тот явно менялся. Даже лицо его становилось каким-то иным, неприятным и отталкивающим. - Я понятия не имею что с тобой случилось ночью такого чего не случилось со мной. Мы оба ночевали в поле под открытым небом. Оба помним иллюзию с тем домом и бабкой...
   - Старуха! - лицо Стаса исказилось от злости и Артём теперь отметил, что оно всё больше напоминает морду какой-то рептилии. - Эта старая гадина что-то подмешала нам, а ночью её подельники вывезли нас в это гиблое место, заразив меня какой-то дрянью!
   - Ты думаешь так всё было?
   - Я помню что мы ели и пили, а когда нас свалил сон, то... Погоди... - Стас словно вспомнил что-то очень важное. - Стой! Точно! Где она?..
   - Кто? - растерялся Артём.
   - Та девушка! Где она?
   - Какая девушка?!
   - Та, что стучалась в оно и молила о помощи! Её ещё старуха не пускала, а она нас хотела предупредить и молила о помощи...
   - Ты бредишь...
   - Я понял! - глаза Стаса вдруг сверкнули и налились кровью. - Ты с ней заодно!
   - С девушкой?
   - Со старухой! С ведьмой этой проклятой! И Ольга!.. Ольга со своей мерзкой мамашей!... Все вы сговорились против меня! Унизить, растоптать, уничтожить - вот чего вы все давно хотели! Такой человек как я вам как кость в горле!..
   - О чём ты, Стас? Что ты такое говоришь? Это безумие... Ты не в себе...
   - Вот именно! Вы давно этого хотели - свести меня с ума!
   Стас продолжал терзать своё тело когтями, а губы от злости искусал себе в кровь. Артём с ужасом слушал тираду своего друга и с содроганием сердца взирал на страшную картину самоистязания. Вдруг удары плетьми раздались так близко, что Артём от неожиданности присел и стал оглядываться. Леденящая дрожь пробежала по всему его телу. Сквозь лесную чащу, погрузившегося в полумрак леса, пробирались страшные существа. Один их облик вселял первобытный ужас. Огромные двуногие косматые создания, передвигающиеся на копытах, имели массивную голову с большими закрученными рогами. Морда скорее была похожа на бычью, однако так казалось лишь издалека, а вблизи их рассматривать желания никакого не было. В одной мохнатой руке они держали плеть, которой время от времени хлестали других существ, что вели на цепи, которую крепко удерживали в другой руке, впереди себя. Эти другие напомнили Артёму о...
   - Боже... - прошептал он. - Бедный Стас...
   - Что ты там про меня бормочешь? - сверкнул красными глазами, полными ненависти, его друг. - Жалеть меня теперь вздумал? Вы все в последнее время принялись меня сначала унижать, а затем жалеть. То тёща никчёмным дерьмом назовёт при детях, то Ольга затянет песню про мою беспомощность. Потом и ты принялся меня с грязью смешивать, учить жизни! Считаешь что ты намного лучше меня?
   - О чём ты? Ну зачем ты говоришь такие вещи сейчас?!
   - А когда мне говорить потом? Я умираю - неужели не видишь?!.. Да-да, ты считаешь себя лучше меня. Вот и перед Надей Добролюбовой ты такой весь замечательный и нужный!... Компьютер, видите ли, даже подарил... Всё о тебе спрашивала и восторгалась!.. А я ей ещё верил... - Из красных глаз Стаса потекли слёзы. - Я же со школы её любил!... А она меня ничтожеством считала и считает...
   - Стас, прекрати нести полную чушь и распускать нюни! - не в силах больше слушать подобное, крикнул на него Артём.
   - Кричи, кричи. Я в муках принимаю все ваши грехи. Вам не понять, что я был создан для иной жизни, для иных великих дел... А вы меня на улицу, в безработные...
   - Постыдился бы такое говорить о людях, которым ты дорог! Думаешь ты один безработный в наши дни? Да большинство еле-еле концы с концами сводит и работают кем придётся, лишь бы прокормить себя и семью!
   - Большинство... Плевать мне на остальных! Дорог я вам?!... ну-ну... Да я вам только тем и дорог, что вы можете меня легко унизить, чтобы выделиться на моём фоне! Потому что не могу и не способен я быть такой сволочью как вы! Будьте вы все прокляты! Всю жизнь мне искалечили! Мучители!
   Артём отшатнулся от него, ощущая одновременно и жалость, и презрение. Помутился ли рассудок Стаса под воздействием этих чудовищных мутаций или он в самом деле умело скрывал до сего момента все эти гадкие мысли глубоко в сознании - Артём мог лишь об этом догадываться. Но неприятно было ужасно.
   Как часто мы не знаем какие мерзости хранят тёмные уголки нашей собственной души - что уж тут говорить о чужой? В этот момент тело Стаса вновь начало извиваться под новыми метаморфозами. На этот раз он уже не кричал, а шипел. И неизвестно от боли или от удовольствия. Со ступнями ног у Стаса произошло то же что и с кистями рук, а тело стало покрываться короткой густой шерстью. Словно пытаясь подтвердить или опровергнуть свои догадки, Артём внимательно всмотрелся в приближавшихся существ. Особенно в тех, что шли впереди на цепи, подгоняемые ударами плетей. Они чем-то были похожи на гигантских пауков, только на четырёх конечностях, оканчивающихся огромными когтями. Всё тело было покрыто шерстью и коготками поменьше, которые при движении впивались в плоть этих существ, будучи закрученными вовнутрь. Судя по яростному шипению, это приносило им боль и страдания гораздо большие, нежели удары плетей. Красные глаза как и маленькие окровавленные рты источали злобу и ненависть. Погонщики, похожие на демонов ада, беспощадно хлестали их и гнали вперёд, заставляя передвигаться своих жертв, а значит заставляя их причинять себе новые и новые страдания от вонзавшихся в тело когтей. Гул, к которому невозможно было привыкнуть, казалось раздаётся уже в самой голове и становился совсем невыносимым. Артём взглянул на Стаса и содрогнулся от ужаса... Мутация похоже была полностью завершена и перед ним на земле неподвижно лежала туша отвратительного паукообразного существа с головой рептилии. Неожиданно послышался жуткий рёв и кто-то хлестнул по земле плетью совсем близко. Артём обернулся словно ужаленный и увидел в нескольких десятков метров от себя приближающегося к нему Погонщика. Да, издалека голова их была похожа на бычью только из-за массивных закрученных рогов. Теперь же Артём видел, что сама морда этих существ гладкая и шерстью не покрыта вовсе. Широкий приплюснутый нос, змеиные глаза и большой, даже для их огромной головы, рот, усеянный жуткими окровавленными клыками. Более внимательно рассмотреть в это чудище Артём не успел, потому что сзади раздалось шипение и кто-то одним ударом сшиб его с ног. Быстро перевернувшись на спину, Артём увидел нападавшего. Чавкая кровоточащим ртом и издавая жуткое шипение, на него заползала покрытая короткой густой шерстью паукообразная тварь. Не было сомнения, что это и было теперь то, во что превратился Стас. Артём не смог даже закричать, хотя и хотелось. Ужас сковал и его тело и его лёгкие. Мысленно приготовившись к кошмарному финалу, он уже было зажмурил глаза, но вначале рёв Погонщика, а затем звук защёлкнувшихся на шее паукообразной твари оков и вовсе привели его в чувства. В один миг существо, в которое превратился Стас, словно пушинка слетело прочь и Артём смог быстро подняться с земли. Это Погонщик пришёл за своей жертвой, дабы заковать её в цепи и погнать в чащу леса также как гнали остальных. Паукообразное существо с головой рептилии истошно шипело и стонало, пытаясь вырваться, но удары плети живо привели его к смирению и вскоре оно покорно поползло впереди своего хозяина, опираясь на все свои четыре огромных когтя.
   - Скорее! Сюда!
   Артём, не веря собственным ушам, обернулся на приятный женский голос. Неподалёку, из-за одного из деревьев, выглядывала вполне обычная девушка в василькового цвета сарафане и рукой призывала Артёма к себе.
   - Не бойся! - позвала она вновь. - Бегом сюда пока не пришли другие!
   Артёму стало немного стыдно, что девушка принимает его за труса и в то же время приход "Других" ему тоже казался не лучшим продолжением, а потому поспешил последовать за девушкой.
   - Бежим! - скомандовала та и ринулась прочь. - Не отставай!
   Артём не успел ничего спросить или толком опомниться. Перед глазами всё ещё стоял жуткий образ паукообразной твари, заползающей на него. К тому же силы были на исходе и он решил поберечь оставшиеся, не тратя их на расспросы. Они выбежали к какому-то небольшому ручейку, что протекал прямо через дремучий лес и всю оставшуюся дорогу бежали вдоль него, периодически прячась в листве деревьев от разных не менее жутких тварей, чем те, с которыми им уже довелось встретиться лицом к лицу. К тому же, благодаря ручейку, можно было, наконец, утолить жажду. В конце концов, им удалось прорваться сквозь ряды тёмных существ. Гул постепенно отдалялся, оставляя после себя лишь головную боль.
   Артём уже еле передвигал ноги, тяжело дышал, а в боку его беспощадно кололо. Силы оставляли его и мысленно он благодарил Бога, что если и умрёт, то хотя бы не страшной смертью в пасти собственного друга, а, можно сказать, в движении и в обществе очаровательной девушки в сарафане василькового цвета. Но только он подумал об этом, как его спасительница радостно закричала:
   - Вот и пришли! У нас получилось!
   Артём тяжело поднял голову и ноги у него подкосились, он упал на колени. Перед ним стояла та самая мазанка, в которой они заночевали со Стасом.
   - Только не снова! - взмолился он. - Когда же этот кошмарный сон закончится, Господи?!
   Девушка хихикнула, но тут же прикрыла рот ладонью, стыдясь своей реакции на воззвание Артёма.
   - Глупый какой, - сказал она с улыбкой. - Это вовсе не сон и не кошмар. Правда я тебя понимаю - вначале я сама испугалась жутко и думала примерно как ты...
   - Да, мне страшно и я не стыжусь своего страха, - с трудом поднимаясь с колен, недовольно проворчал Артём. - Но именно из-за этой избушки...
   - Я знаю как вы сюда попали, - прервала его с прежней улыбкой девушка. - Но дело не в ней, а в аномальных зонах, порталах. Они могут открываться в самых разных местах и в самое разное время. А могут быть и постоянными. Я-то вообще попала в этот мрачный лес прямо через дверь обычной комнаты и в одной ночной сорочке. Представь себе только! И за мной гнались эти жуткие твари. Если бы не бабушка Всемила...
   - Точно! - воскликнул Артём. - Она! Она нас усыпила! Всемила!
   - Да никто вас не усыплял, - рассмеялась девушка. - Она вообще очень добрая. Я вот всю сорочку изорвала пока бежала. Так голышом и неслась сломя голову. Забавная картина, верно? А Всемила укрыла меня от чудищ, умыла, накормила и вот какой красивый сарафанчик подарила!
   Девушка закружилась, с удовольствием демонстрируя бабушкин подарок.
   - Слушай, прищурился Артём. - А это не ты ли та загадочная девушка, о которой говорил Стас?..
   - А что он говорил?..
   - Девушка стучалась ночью в окно и мола о помощи. Это не ты ли скреблась в дверь, а бабка беззубая тебя не пускала?
   - Ну зачем ты так о Всемиле, - печально ответила девушка. - Ну да, зубов у неё нет и то? Кстати, здесь раньше времени я тоже с её лёгкой руки оказалась. Она меня ещё в квартире у самой кровати так напугала, что я...
   - Так ты или не ты? - повысив голос и нахмурив брови, оборвал её рассказ Артём.
   - Нет, не я! - таким же тоном ответила ему девушка. - Это... да впрочем, лучше бы зашёл уже да и спросил её сам. Я и так ею была послана тебя спасти и сюда привести, а ты настолько неблагодарный и невоспитанный, что имени даже не спросил...
   Девушка с обидой развернулась и направилась к двери мазанки.
   - Постой! - окликнул её Артём. - Извини... Так как тебя...
   - Вика! - не оборачиваясь ответила на ходу девушка. - Заходи уже в избу, Артём.
   Вначале он было удивился, что девушка знает его имя, но лишь в самом начале. С той минуты, как он впервые увидел эту избушку, произошло уже столько всего необъяснимого, что удивляться был уже нечему. А потому Артём послушно последовал за Викой внутрь. Там картина была очень уже знакомой. Только стол был не накрыт и старушка сидела за ним, а не встречала их на пороге как в прошлый раз.
   - Фто ты мой наказ не выполнил? - с укором спросила его сразу Всемила.
   - Какой?..
   - Нельзя было Стасу у окна - получил тепель сполна. Уязвим он. Себя мучает и длугих.
   - Эти твари, в одну из которых он превратился, - пояснила Вика, - так и действуют. Принимают жалостливый прекрасный облик и давай нудить, давить на жалость... А потом впиваются в тебя и сосут кровь, отравляя тело жертвы и душу. Вот о какой девушке он наверное говорил. Видимо он её и впустил в избу...
   - Стас и сам такой по своей сути, - добавила старушка.
   - Значит это они скреблись? - спросил Артём. - Эти существа?
   - А кто же ещё? - ответила Вика. - Я тут точно не при чём. У меня таких когтей, слава Богу, нет.
   - Обидел ты Вику, - нахмурилась старушка. - Нехолошо себя повёл. Так и участь Стаса можно лазделить...
   - Прошу прощения... - виновато сказал Артём.
   - Да не у меня, а у Вики! - негодовала старушка.
   - Прости меня, Вика...
   - Да ладно уж, - улыбнулась девушка.
   - Что же это за место такое, бабушка? - спросил Артём. - Что за существа такие?
   - Об этом тебе он сам поведает.
   - Кто?!
   - Увидишь, - подмигнула старушка. - Вика тебя отведёт. Для того и здесь. А пока за стол. Долога длинная будет.
   Растерянно садясь за стол, Артём только сейчас заметил, что гул исчез полностью и сменился какой-то светлой чудесной мелодией. Тихой, едва слышимой, но излучающей надежду...
  
  
  
  
  

32.

   Юлия стояла посреди лунной дорожки, зачарованно разглядывая дивной красоты звёздное небо, даже не обращая внимания на перемены в своей дочери.
   - Мама, пойдём скорее, - тянула её за руку Полина. - Нам нельзя задерживаться. Мумрак нас специально позвал в этот час, чтобы мы смогли безопасно добраться до речного домика. Мама, ты слышишь?
   Наконец, Юлия вышла из ошеломлённого состояния, но переведя взгляд на дочь, тут же впала в новое. Она смотрела на Полину широко раскрытыми глазами и не могла поверить.
   - Поля... Ты разговариваешь как... как...
   -...как вполне обычный ребёнок? - улыбнулась Полина. - Да, мамочка? Ты это хотела сказать?
   -Д-да...
   Полина звонко рассмеялась, обвила мамину шею руками и поцеловала её в лоб.
   - Мамочка, это замечательное место! Здесь все такие какие есть на самом деле! Я сначала думала что это рай, но Мумрак сказал что это не так. Но я теперь и сама вижу, что здесь не всё такое доброе и прекрасное.
   - Что ещё за Мумрак? - не переставая смотреть на дочь изумлёнными глазами, спросила Юлия.
   - Мумрак! Ну это же наш с тобой сосед! Проводник!
   - Сосед?.. Проводник?..
   - Ну, мама, идём скорее! - Полина вновь стала тянуть её за руку. - Если окажемся во тьме, то он не сможет нам помочь.
   - Доченька!
   - Что?
   - Подожди...
   Юлия присела на корточках перед дочерью и стала аккуратно и нежно, словно боясь, что она сейчас рассыпется, касаться её рук, плеч, лица, волос...
   "Нет, не мираж. Настоящая!.." - думала она.
   - Мама! Ну конечно я настоящая! И я так рада, что мы, наконец-то, можем общаться с тобой по-настоящему!
   - Полюшка! - радостно воскликнула Юлия и слёзы счастья хлынули из её глаз. - Наконец-то! Дождалась! А никто не верил!
   - Мама, но я...
   - Солнышко моё, иди скорей сюда!
   Юлия крепко обняла дочь и целовала, целовала, целовала её... Она даже не заметила, что Полина опечалилась и хотела ей что-то сказать. Впрочем, Поля решила, что сейчас не время.
   Они ещё довольно долго смеялись и плакали от счастья, кружились в лунном свете и не отводили глаз друг от друга, будто встретились после долгой разлуки. Но вдруг из темноты, окружавшей тропу с обеих сторон, создавая коридор из лунного света, стали раздаваться шорохи и звук ломающихся сухих веток. Что-то или кто-то пробирался из мрака к ним. Полина и Юлия застыли на месте, прислушались. В эту секунду где-то во мгле раздался такой леденящий душу то ли вой, то ли свист, что обе от неожиданности вскрикнули. Юля прижала дочь к себе, пытаясь укрыть её от неведомой опасности.
   - Мама, прости, но так ты ни меня ни себя не спасёшь, - попыталась пошутить Полина. - Если не хочешь узнать, что за существо такое там бродит во тьме, то давай поспешим.
   - Давай, дочка! Скорее! Конечно, поспешим!
   Полину немножко позабавило как её мама всеми силами старалась показать, что ей не страшно. Наверняка так она хотела успокоить её - свою дочь. Но дело в том, что девочке вовсе не было страшно. Она почему-то знала, что лично ей никто в этом месте не причинит вреда. А вот маме... Надо было спешить.
   - Тогда идём! - скомандовала Полина и, взяв маму за руку, зашагала вперёд. - И ничего не бойся! Все эти чудища во тьме - это наши собственные страхи и предрассудки так скалятся на нас, пытаясь овладеть нами, сковать наши разум и волю.
   - Полюшка, - не переставая удивляться переменам в своей дочери, сказала Юлия, - ты такие умные слова говоришь...
   - Мама, ну я же никогда и не была дурочкой, - улыбнулась ей Полина. - Ты же никогда не верила тому, что говорят злые и глупые люди?
   - Что ты! Что ты! Конечно нет! Я не то хотела сказать...
   - Я знаю, не волнуйся. Наш феномен до сих пор не изучен, потому что в нашем мире и измерении это пока невозможно понять. Да и по сути это вовсе и не феномен никакой, а просто сознания наши немножко в иной параллели находятся, оттого мы и так тяжело понимаем друг друга и одни кажутся другим не такими как большинство. А большинство принято считать нормальными почему-то. Мне Мумрак много рассказывал об этом. Он как раз легко умеет настраивать себя на разные уровни измерений и видит и понимает много такого, чего человек обычный не заметит вовсе, пройдя мимо или сквозь это... Знаешь, мама, даже сумасшедшие вовсе не сумасшедшие. Просто они видят вдруг то, чего большинство опять-таки не в состоянии увидеть. Но они сами этого боятся и не могут с этим справиться. Они не могут как Мумрак вовремя настроить своё сознание в соответствии с нужным измерением и в результате, оставаясь в своём привычном мире, видят мир иной... и существ из него... Ну это почти как сон: тело вроде бы здесь, а вот сознанием человек далеко и в совершенно ином измерении. Поэтому многие такие явления до сих пор и не изучены наукой. И не будут никогда изучены, потому что эта наша наука ограничена рамками куда более примитивного измерении и она слишком близорука и беспомощна перед подобными открытиями. И к звёздам на другие планеты человечество в нынешнем своём измерении никогда не отправится. Вообще разумное надо искать не в учёных и научных высказываниях, а у людей более широкого мировоззрения. Например, во фразе "рождённый ползать - летать не может" сказано просто и ёмко именно об этом. Но всё может исправить грядущий переход. Ну об этом лучше Мумрак расскажет, а тоя и так заболталась. Это оттого, что я так много всегда хотела тебе рассказать, но у меня не получалось...
   Юлия заметила как дочка погрустнела и хотела было её ободрить, но очередной жуткий вой из темноты заставил её снова вздрогнуть и оглянуться. Полина же даже не обратила внимания на всё это, а продолжала:
   - Мама, вот ты всё это слышишь и пугаешься, потому что по-прежнему боишься. А ты перестань бояться. Поверь, с тобой ничего не случится пока я рядом.
   Юлия изумлённо посмотрела на дочь, а та лишь лучезарно улыбнулась ей.
   - Да, мамочка, - сказала она. - В нашем мире ты меня оберегаешь, а в этом - я тебя.
   - Полюшка, но что же это за мир такой жуткий и куда мы всё же идём?
   - Он не жуткий, мам. Таким его сделали люди, таким его здесь и видят. Я, например, до сего дня видела тут только прекрасные места и пейзажи, добрых и приветливых созданий. Извини, мама, но жуть вокруг нас - это то, что гнетёт тебя. То, что ты принесла из нашего мира.
   - Какой ужас...
   - Ерунда. Мгла кругом, но есть дорожка из лунного света, на которую страхи и ужасы выйти не могут, а значит и вреда причинить не в состоянии. По-моему не самый жуткий кошмар. Думаю, большинство бы здесь ожидало намного худшее. А идём мы в речную избушку Мумрака. Тебе там понравится! Знаешь, там живёт и играет патефон!
   - Живёт?..
   - Ну да! Мама, тут столько всего замечательного! Эх, если бы здесь можно было остаться... Но Мумрак сказал, что нельзя...
   - Почему?
   - Потому что в нашем обычном мире ты тогда умираешь...
   - Если здесь действительно так прекрасно как ты описываешь, - Юлия недоверчиво осмотрелась по сторонам, пытаясь что-нибудь разглядеть во тьме, - то почему бы реальному миру таким не стать?
   - Вот! - Полина многозначительно подняла вверх указательный палец. - Этого и следует ожидать уже в самом скором времени. Но вся проблема в людях. Многие не захотят жить в истинно прекрасном и справедливом мире, потому что там не будет места лжи, лицемерию, злобе, хамству и предательству - не будет места ни одному из их любимых пороков. И потому они будут долго и ожесточённо сопротивляться, пуская в ход всевозможные свои омерзительные ресурсы. Им не будет места в мире, который перейдёт на новую ступень понимания и мысли. Они просто исчезнут без следа, упав на самое дно. Мне даже Мумрак не показывал как там выглядит их естественный мир и среда обитания - сказал, что тамошние картины приводят в дрожь даже самого сильного и неустрашимого.
   - Но кто же всё-таки этот загадочный Мумрак, о котором ты так много говоришь?
   - На самом деле ты его знаешь, - Полина лукаво улыбнулась. - Ещё с детства.
   - Знаю с детства?! Своего?!
   - Ага. А в нашем мире он просто наш сосед - Мурави Михаил Ракинович.
   - Стой! - резко притормозила Юлия. - Пожилой мужчина с улыбающимся мопсом?!
   - Откуда ты знаешь, что он улыбается? - Полина звонко рассмеялась. - Пойдём, мама, пойдём!
   Шорохи и стоны из темноты уже не пугали не только девочку, но Юлю. Они уверенно шли по дорожке из лунного света, смеясь и разговаривая без устали - ведь они так давно обе этого желали всем сердцем. Будучи увлечёнными своей беседой, они даже не замечали, что дорожка позади них постепенно гасла и по пятам из кромешной тьмы за ними следовали таинственные злобные существа...
   Наконец, тропа вывела их к реке, на берегу которой красовалась та самая речная избушка, что возвышалась на огромном развесистом дубе. На крыльце красного домика с ярко-жёлтой дверью сидели две маленькие фигурки, одна другой меньше. Патефон на крыше башенки проигрывал тихую таинственную мелодию.
   - Ой, какая красота! - восхищённо воскликнула Юлия. - Ну прям как в сказке!
   - Мне тоже здесь сразу понравилось, - ответила Полина, стараясь опознать по силуэтам сидящих на крыльце. - А там кто-то есть...
   Когда они подошли ближе, то обе пришли в полное умиление. На крыльце сидели два очаровательных четвероногих существа - мопс и "боксёр". Что особенно изумило Юлю - мопс улыбался, глядя на них. Хотя дальнейшее и вовсе заставило обеих ахнуть от удивления.
   - А мы уже заждались вас, - сказал мопс. - Уж беспокоиться начали. Поднимайтесь скорее и заходите в дом.
   - Вы разговариваете?! - не скрывала своего потрясения Юлия.
   - Да, - ответил мопс. - И вы тоже, судя по всему.
   Он снова улыбнулся и скрылся за жёлтой дверью. "Боксёр" молчаливо последовал за ним.
   - Удивительно! Так не бывает!
   - Здесь всё бывает, мамочка. А я вот вторую собачку, что молчала, раньше здесь не видела. Да и мопсик раньше помалкивал.
   Дверь вдруг приоткрылась и из неё высунулась мордочка мопса.
   - Я всё слышу. - с лёгкой обидой сказал он. - Мы не просто собачки. Меня зовут Руня, а моего друга - Рэми. Поднимайтесь уже!
   - Ой, очень приятно! - улыбнулась ему Полина. - А нас...
   - Мы знаем, Полина, - перебил её мопс. - Поднимайся и маму захвати с собой. Сегодня день для всех нас особый.
   Со стороны леса, из царства мрака, послышался очередной дикий вопль, после чего, ломая ветви, стало приближаться нечто большое, судя по тяжёлым шагам.
   - Скорее! - прикрикнул на маму с девочкой мопс, с тревогой в голосе и во взгляде. - Внутри будете в безопасности!
   Пока Полина взбиралась по лестнице наверх, Юлии показалось что из темноты на неё кто-то пристально смотрит весьма недобрым взглядом. Казалось, что обернись и вот оно - неизвестное зло. Впрочем убеждаться в этом желания у неё не было и Юлия заспешила наверх вслед за дочерью.
   В домике было тепло, светло и уютно. Внутри он оказался намного просторнее, чем могло бы показаться снаружи. Пока все располагались у маленького камина, мопс поднялся в башенку, после чего тихая таинственная мелодия сменилась на более светлую и жизнерадостную. Когда он присоединился к остальным, Полина с улыбкой воскликнула:
   - Так вот кто включает и выключает патефон как тогда во время дождя!
   Мопс лишь взглянул на неё своими большими умными глазами и смущённо улыбнулся.
   - Простите, - обратилась Юлия к "боксёру". - А почему вы не разговариваете?..
   - Он просто стесняется, - ответил за него мопс. - Знаете, есть такая позабытая многими людьми добродетель, напрямую связанная с их культурой и воспитанием? Называется скромностью. Но судя по вашему бестактному вопросу, вам эта добродетель неведома.
   - Простите, я только...
   - Рэми ожидает очень волнительную для себя и своего хозяина встречу, а потому очень переживает и всеми мыслями уже далеко отсюда, - не обращая внимания на виноватый вид Юлии, продолжал мопс. - Вот и мы сейчас дождёмся ещё кое-кого и отправимся в путь.
   - В путь? - переспросила Полина. - Опять? А куда? Я думала, что здесь...
   - Ах, девочка, - с умным видом, вновь прервал чужую речь мопс. - Не торопись так жить. Суета привносит в жизнь людей хаос и череду непоправимых ошибок. Да, мы отправимся все вместе на встречу в обитель душевного равновесия...
   - Ой, это в избушку радости что ли? - радостно воскликнула Полина.
   - Кхм... Ну да, можно и так её назвать, - слегка расстроено ответил мопс.
   - Мама, я там лишь однажды была! Это лучшая из избушек Мумрака!
   - Верю, дочка, верю, - засмеялась Юлия и обратилась к Руне: - Скажите, пожалуйста, а кто нас преследовал и почему не напал?
   - Вам лучше не знать как выглядят те, кто следовал за вами по пятам, - мрачно ответил мопс. - Могу лишь сказать, что не напали они только благодаря свету, исходящему от вашей дочери.
   - Я же горилла, что со мной ты здесь в безопасности, мамуля! - гордо вскинув головку, важно сказала Полина, после чего звонко рассмеялась.
   - Это так, - продолжал Руня. - Но в мире много таких людей, излучающих внутренний свет, несущий добро, милосердие, созидание... Увы, но тёмных и падших душ гораздо больше и своей разрушительной силой они добились того, чтобы раздробить единый свет на огромное количество одиноких лучиков, одним из которых и является ваша дочь. Представьте: как будет гореть одинокая свеча во тьме и как миллионы свечей вместе взятых? Вот оттого тьма и нависла сейчас над людьми, но задача грядущего исправить положение вещей. Ваш путь сюда по-своему символичен. Огромное количество светлых душ сейчас также бредёт сквозь мрак и ужас по дороге жизни. Но это неправильно. Пришло время положить конец этой несправедливости. Миллионы огоньков должны для этого объединиться воедино. И помогут им в этом силы свыше, о которых многие уже позабыли или отнесли к числу многочисленных мифов.
   - Но неужели, если я не излучаю свет, то конец мой предопределён и нет мне места рядом с дочерью? - спросила озабоченно Юлия. - Значит ли это что я падшая душа?
   - Конечно нет! - улыбнулся ей мопс. - Если бы вы были таковой, то не смогли бы сосуществовать рядом со светом, исходящим от Полины. Он бы раздражал вас и выводил из себя. Вы бы отказались от неё, отдав, к примеру, в детский дом.
   - Как можно?! - возмущённо воскликнула Юлия.
   - Вот именно, что вам и в голову такое прийти всерьёз не могло, хотя возможно и были когда-то минуты отчаяния... Но ведь какое огромное количество тех же матерей в наши дни отказывается от детей, продаёт их и даже убивает, выбрасывает младенцев в помойные бачки... Такое могут вершить только тёмные и абсолютно падшие души, мерзкие твари тьмы, которым не будет прощения во веки веков.
   - Ужас какой...
   - Стоит сказать особо ещё и вот о чём... Известно, что рождаясь чистым и светлым, человечек уже к трём годам становится серым, впитывая в себя не только созидание, но и разрушение. И вот с этих пор в нём начинается борьба, длиною в жизнь, а то и в вечность. Исход её зависит от него самого. От человека. Мрачная душа никогда уже не станет излучать свет и наоборот. Но дело в том, что серых ещё огромное количество и именно помочь таким - в этом и смысл, к примеру, вашего появления здесь, в этом месте. Много людей даже в зрелом возрасте так и находятся между тьмой и светом как в далёком детстве. А таких проводников как Мумрак - множество. И задачи далеко не у всех столь благородные... Крики и стоны, раздающиеся во тьме - это лишь говорит о том, что в это самое время где-то здесь кто-то перешёл в стан мрака и отчаяния... Каждое чудище здесь представляет сущность реального человека из вашей обычной жизни...
   Мопс вдруг затих и прислушался. Остальные последовали его примеру. Стало отчётливо слышно как кто-то взбирается по лестнице. Юлия крепко обняла дочь и испуганно взглянула на мопса. Тот лишь улыбнулся.
   - Не бойтесь, - сказал он. - Это светлый человечек.
   В дверь аккуратно и осторожно постучали.
   - Входи, Наденька! - пригласил таинственного гостя Руня. - Открыто!
   Дверь открылась и в домик вошла очаровательная хрупкая девушка в кружевной ночной сорочке до самых пят. Вид у неё был растерянный, но когда она улыбнулась, то всех очаровали её ямочки на щеках и показалось, что в избушке стало светлее.
   - Здравствуйте, - поздоровалась смущённо она. - Извините, если помешала и... в таком виде...
   - Ерунда! - улыбнулся вновь мопс. - У нас в таком виде вы не певая, ведь переходы случаются в разное время и застают людей в разные моменты их жизни. Скажем бабке Всемиле, чтобы она подыскала ещё один сарафанчик. Присаживайтесь! - Он наклонил голову и искоса взглянул на хрупкую девушку. - Вас ведь не удивляет, что собака здесь разговаривает?
   - Нет, - засмеялась Надя. - Я тут уже насмотрелась такого... И, спасибо, но я лучше на ножках свои постою. Такое замечательное ощущение!
   - Впрочем, нам можно уже потихоньку и собираться в путь, если вы не устали, - предложил мопс.
   - Меня зовут Юля, а это моя дочка - Полина, - представилась Юлия.
   - Очень приятно, - улыбнулась ей девушка. - А меня Надей зовут.
   - Да, каюсь, забыл представить и моего друга - Рэми, - нахмурившись, добавил мопс и девушка одновременно с "боксёром" почтительно кивнули друг другу в знак приветствия.
   - Скажите, - продолжила Юлия, - а как же вы одна добрались по такой ужасной темноте со скрытыми в ней ужасами?
   - Ужасами в темноте? - удивлённо переспросила Надя. - Признаться не совсем пойму что вы имеете в виду... За окном такой чудесный день!..
   Юлия и Полина посмотрели в окно и ахнули. За окошком в самом деле светило солнышко и пели птицы. Было даже слышно как в реке плещется рыба. А солнечная мелодия лишь гармонично дополняла общую картину. Мопс улыбнулся как никогда ранее.
   - Вот видите как много зависит от одного только человека, - сказал он и обратился к Наде: - Вы точно не хотели бы присесть и отдохнуть?
   - Ой, нет, - улыбнулась ему девушка и снова очаровала всех своими ямочками на щеках. - Я ну нисколечко не устала! Вот только я не совсем понимаю где я и что это за место?..
   - О, ну тогда мы можем смело отправляться в путь, - ответил Руня. - Дорога предстоит достаточно долгая, чтобы я и все мы могли получше познакомиться и рассказать вам о происходящем. А самое главное уже расскажет Мумрак, на встречу с которым мы и направляемся.
   - Ну тогда в путь? - радостно предложила Полина.
   - В путь! - ответил вдруг молчаливый до сей поры Рэми и все дружно рассмеялись - так забавно он этого сказал и неожиданно.
  
  
  
  

33.

   Они послушно следовали за высоким незнакомцем в длинном кожаном плаще и широкополой шляпе, толком не отдавая себе отчёта в том, что они делают. Дверь действительно вела в необычное место, освещённое ярким не слепящим светом, но что именно в нём было необычного? По сути это была та же комната, из которой они отправились в Зазеркалье, но вот только помимо яркого освещения откуда-то сверху, из-за чего потолок и вовсе не был виден, здесь было очень холодно и невыносимо пахло серой. Холод и запах словно приводили в сознание собравшихся. Но стоило войти в эту комнату последнему из них, Дениске, и захлопнуться за ним таинственной двери, как свет мгновенно погас и все они оказались в полной темноте. На несколько секунд воцарилась мертвецкая тишина, которую нарушили истошные вопли Дениски:
   - Что это?! Где мы?! Есть тут кто-нибудь?!.. Спасите меня! Спасите!..
   В темноте послышалась суета и остальными также овладела паника. Раздавались мужские и женские крики о помощи, вопли и визг. В темноте орущие сталкивались друг с другом, отчего кричали ещё громче, испытывая неописуемый ужас перед неизвестным объектом, с которым они столкнулись. Лишь Мария молчаливо слушала весь этот концерт ужаса, пытаясь понять - кошмарные сны вернулись снова или это явь? Если сон, то она видела и пострашнее, а если явь, то...
   Никто посреди криков и воплей не услышал как довольно громко чиркнула спичка и метрах в десяти от основной группы узников мрака, холода и вони, загорелся костёр, возле которого и сидел тот странный незнакомец, приведший из сюда. Дениска и Луиза по-прежнему ещё что-то визжали в панике, когда остальные умолкли, а Ступрунян даже пригрозил в потёмках:
   - Заткнись, Дениска! Или я удавлю тебя, сволочь ты эдакая!
   На труса любая угроза действует отрезвляюще и данная не явилась исключением. Луизе ничего дополнительно тоже изъяснять не потребовалось. Когда, наконец, все затихли и, стараясь успокоить собственную дрожь от холода и страха, стали пристально вглядываться в таинственную фигуру незнакомца, тот поднял голову и сказал зычным суровым голосом:
   - Теперь вы видите и насколько вы жалкие. Присаживайтесь к костру, если хотите узнать ещё больше. Ещё не поздно каждому из вас вернуться к человеческому облику не только внешне, но и внутренне.
   Озираясь по сторонам и переглядываясь друг с другом, все мысленно сошлись во мнении, что стоит принять это приглашение. Кроме того, было действительно очень зябко, а тут ещё послышался какой-то слабый, но давящий и леденящий душу гул. Поэтому особо не мешкая, все направились к костру. Незнакомец молчаливо смотрел на огонь, не обращая внимания как вокруг костра усаживаются напуганные путники. С двух сторон от него присели Ступрунян и Кадаверин.
   - Послушай. Мужик, - в привычной хамской манере начал говорить последний, - я прощу тебе оскорбления, если ты мне вначале всё расскажешь. Это что-то вроде здешнего развлечения и пункта увеселительной программы перед баней с голыми бабами? Тогда давай договоримся сразу: вышло эффектно, но я хочу...
   - Умолкни, - равнодушным спокойным тоном, продолжая смотреть на огонь, прервал его незнакомец.
   - Что?!.. - было видно что с Кадавериным давно так не разговаривали и он даже растерялся. - Не понял... Что ты сказал, старый заморыш?!
   - Я сказал тебе умолкнуть.
   - Ты верно заигрался, - усмехнулся Кадаверин. - Да ты знаешь кто я?
   - Прекрасно знаю и видел таких как ты в огромном количестве вон в той огромной навозной куче, - незнакомец, по-прежнему не отрывая взгляда от огня, указал рукой куда-то в сторону от себя. Когда все обратили свои взоры по направлению его руки, то заметили как что-то шевелится и издаёт отвратительные звуки в темноте. - Не бойтесь, - поспешил их успокоить незнакомец, - для вас они не опасны в большинстве своём. Воняют вот только...
   - Да ты совсем страх потерял, старик?! - взревел гневно Кадаверин. - Да я уважаемый человек! Да если я захочу, то превращу твою жизнь в ад! У меня власть, связи, неприкосновенность!.. Я - владелец крупного банка, который...
   -... который давно надо было разогнать вместе со всеми остальными расплодившимися банками, вся суть которых - паразитировать и вымогать, - вновь прервал его незнакомец спокойным тоном. - Видел я тут много вашего брата. От вас смердит не меньше, чем от чинуш, воров, шлюх и прочего отребья - нынешних "хозяев жизни", как вы себя называете. Вместо того, чтобы служить простым честным и работящим людям и благодарить их за то, что они доверяют вам свои трудовые и честно заработанные, вы унижаете их, сдираете три шкуры, в то время как параллельно играете роль сокрытия наворованного и служите в роли очередного цепного пса при власти. Подозрительно большими полномочиями она одарила банальную свинью-копилку. С чего бы вдруг?
   - Да я...
   - Лучше помолчи, говорю. Или расскажешь о своём похоронном бизнесе? О своём, так называемом, "профсоюзе ритуальных услуг"? За одно это вам гнить вечно в яме куда более зловонной, нежели та куча, что находится позади тебя. Вы же, упыри проклятые, делаете деньги на смерти! На смерти! На неизбежном для каждого человека, включая вас! На том, что должна предоставляться каждому бесплатно - право на достойное погребение! А сейчас люди не имею финансовой возможности похоронить своих родных! Финансовой - только вдумайтесь как такое вообще может быть! Позор тому государству, которое устраивает преступный бизнес на костях своих граждан! И вечная кара таким как ты!... - Старик тяжело задышал, пытаясь успокоиться от праведного гнева. - Теперь послушай и другую сторону. Ведь свободное выражение собственного мнения даже у вас не запрещено? Так вот, мы оба знаем, что банк ты превратил в прикрытие своей собственной преступной деятельности. В этом вы как братья-близнецы с этим духовным голодранцем. - Незнакомец кивнул в сторону Ступруняна и все перевели взгляд на Марата. От неожиданности нахлынувшего волнения, тот заиграл жевлаками. - Вы оба, - продолжал, опустив голову, старик, - создали себе лишь более или менее приличные ширмы. Но как бы вы не мнили себя большими и значимыми, но суть ваша столь ничтожна, что даже не знаю как и насколько вы удивитесь, столкнувшись с ней лицом к лицу.
   - Старче! - взревел вновь Кадаверин и поднялся на этот раз на ноги. - Был бы ты помоложе - живого места от тебя бы не оставил! Зови сюда своего хозяина - будем разговор разговаривать!
   В этот момент из мрака донёсся жуткий вопль. Нарастал гул. Кадаверин испуганно пригнулся и поспешил сесть на место.
   - Позвать хозяина? - незнакомец впервые засмеялся. - Вы и со мной-то оба рядом сели, потому как хотели по-быстрому договориться в случае чего. Но я свободный советский человек со своего рождения. А свободен не только тот, кто не имеет хозяина, но и тот, кто им не желает быть. Нет и не должно быть никакой власти одного человека над другим. Нет её у человека и над животными. В этом мире все равны и каждая жизнь ценна. Зато у каждого есть обязанности во имя общего дела и ответственность перед людьми. И касается это абсолютно каждого. Запомни: не власть у человека должна быть, а ответственность.
   - Я не ослышался? - усмехнулся Кадаверин. - Ты назвал себя свободным советским человеком?
   - Ты не ослышался.
   - Ты в каком веке живёшь, дедуля? - Кадаверин вместе со Ступруняном заржали так, что на секунду заглушили даже гул. - Так ты у нас тупорылый совок, значит? Тогда всё ясно, господа! Это специальный ретро-аттракцион! Вот она - атмосфера истинного совка!
   - Совком свою Родину может называть только мусор, но никак не достойный её сын, - с отвращением глядя на Ступруняна и Кадаверина, сказала вдруг Мария.
   - Смотрите-ка, ещё одна комсомолка! - воскликнул, тыча в её сторону пальцем, Марат.
   - Девушка всё верно сказала, - поддержал Марию старик. - И этот мусор вскоре отправится по назначению. Не должны подонки, охаивающие свою мать, которая взрастила их и на чьи средства они разбогатели, истязающие и высасывающие из неё последние жизненные силы - не должны эти подонки ходить по её владения, которые ценой своей жизни защищали и создавали её истинные благородные сыновья и дочери!
   При этих словах, незнакомец впервые поднял голову и пронзительным взглядом осмотрел каждого, взирая на них сурово, но без ненависти. Его седые локоны всколыхнулись, уставшие глаза сверкнули, а свет от огня осветил его покрытое глубокими морщинами и шрамами лицо. В этот раз Марии показалось, что она знает этого старика и видела его совсем недавно. Но где?..
   - Ты не забывайся, дед! - рявкнул Ступрунян. - Ты сейчас находишься в моих владениях. Я арендовал Лисью Нору...
   - Если ты ещё не понял, - перебил его незнакомец, - то ты сейчас далеко от своих покупок. Мы сидим на опушке посреди дремучего леса со всеми его жуткими обитателями.
   И действительно, только сейчас все задумались над тем где они находятся, ведь это явно не комната... А сидели они на твёрдой холодной земле, покрытой опавшими сосновыми иголками как ковром. Костёр горел ярко и можно было увидеть, что опушка окружена и впрямь дремучим лесом, из мрака которого то и дело раздавались жутковатые крики и вопли...
   - Я хочу домой! - Луиза вдруг заревела и едва не забилась в истерике.
   - Молчи, дура! - рыкнул на неё Протервин и отвесил её тяжёлый подзатыльник. - Сейчас господа всё разрулят...
   - Господа все в Париже, молодой человек, - усмехнулся старик. - И живётся им там всё хуже и хуже. Впрочем, холопы любят величать друг друга господами, хоть как-то возвеличивая собственную никчёмность. А настоящий человек другому настоящему человеку - товарищ и друг.
   - Да ты, дед, самый настоящий ущербный совок! - заверещал осмелевший вдруг Дениска. - Ты, небось, ещё и коммунарик, сталинист? Ну-ка, признавайся - портрет Сталина у тебя висит? В сортире, как и положено у совков?
   На этот раз он даже осмелился засмеяться, а когда к его смеху, похожему на скрежет зубов, присоединились все остальные, за исключением лишь Марии, Дианы и Валентина, то Дениска и вовсе почувствовал себя ощутимой величиной.
   - Давай рассказывай, как вы любите, про то как вы фашистов били, боясь собственного кровопийцу Сталина, который расстрелял миллионы до и после войны, - продолжал Дениска с пеной у рта, опьянённый вниманием слушателей. - И про то, как вы сгноили в лагерях огромно количество достойнейших людей, несогласных с вашим кровавым тираном! Про нищету и голод, про дефицит и очереди! Начни вообще с того, как вы погубили процветающую Россию, убив царя и поставив руководить страной кухарок! - Дениска вскочил вдруг на ноги и с остервенением завопил: - Я ненавижу вас всех - красных палачей и коммуняк! Я рад, что развалилась ваша тюрьма народов под названием Советский Союз! И я счастлив, что теперь живу в свободной и, наконец, процветающей России!..
   Закончив брызгать слюной, Дениска, затаив дыхание, уставился с искажённым ненавистью лицом, на старика, ожидая увидеть как тот начнёт сквернословить в ответ и оправдываться. Ожидали этого и почти все остальные. Но незнакомец не стал поддаваться на явную провокацию, а лишь тяжело вздохнул и посмотрел на Дениску каким-то взглядом, преисполненным скорее печали, а не злобы.
   - Ты забыл добавить:"Оле-оле, Россия, вперёд!" - усмехнулась Мария.
   - Отвали, ущербная! - огрызнулся Кимь и обратился к старику: - Ну, что вздыхаешь, дед? Нечем крыть? Умыл я тебя?
   - Ты скорее себя лишний раз собственноручно извалял в грязи, - грустно ответил старик. - Себя и собственных родителей, взрастивших такое гнилое семя.
   - Ты моих родителей не трожь!
   - Ты сам их трогаешь каждый раз, ведя себя как нелюдь. Позоришь или воздаёшь им по их заслугам? Это уже отдельная тема. А вздыхаю я не от бессилия или отчаяния, а оттого, что жаль мне тебя...
   - Себя пожалей!
   - Обо мне не беспокойся, а вот я о тебе и о каждом из вас беспокоиться обязан. И надежда моя была на то, что смогу я достучаться до ваших сердец... Надеялся, что души ваши, хоть и поросли коростой и смрадом, но ещё не поздно очистить их от скверны. Но разговор у нас с вами с самого начала совершенно не клеится... Видимо остаётся лишь Гора Скорби... Однако не для всех в вашей компании всё потеряно и это радует.
   - И, всё-таки, старик, - не унимался Кимь, - ты просто неудачник и...
   - Закрой уже свой рот, будь добр! - одёрнул его Валентин. - О том какая ты мразь, я полаю, здесь и так всем известно. Дай послушать, что человек говорит!
   - А я...
   - Правда, заткнись уже! - поддержала Валентина Диана и обратилась к старику: - Я понимаю, что произошло нечто необычное и мы сейчас находимся вне реальности... Понимаю также, что вы не ответите на вопрос об этом месте. Но может всё-таки хоть намекнёте?...
   - Отчего же я не отвечу? - старик будто удивился. - Это место где каждый из вас встретится с самим собой.
   - То есть?
   - Это иллюстрация сущности материального мира.
   - Хмм... Вы хотите сказать...
   - Да. Вот так выглядит процветание с точки зрения вашего юного антисоветчика на самом деле.
   - Да, но эта точка зрения сейчас преподносится как единственно верная. Её вдалбливают в сознание масс, а любую отличную точку зрения сразу относят к бреду сумасшедшего.
   - И что вы хотите от меня услышать? - улыбнулся старик Диане. - Да, я согласен с вами - так оно и есть.
   - Но вы считаете это ложью.
   - Это моё право. Как и право каждого сделать свой выбор, познать истину. А она всегда на поверхности - не стоит думать, что она сокрыта где-то глубоко и недосягаема.
   - Да что это всё значит?! - не выдержал Кадаверин и вновь поднялся на ноги, при этом всё равно озираясь о сторонам. - Где здесь выход? Маратка, считай что нашим делам пришёл конец!
   - Ну что ты, Борис... - Ступрунян испугался этих слов своего партнёра куда больше окружающей действительности и гневно схватил старика за ворот плаща: - Ты можешь сидеть тут и рассказывать свои байки - я с тобой потом разберусь, старый упырь - но укажи выход! Где наш дом?!
   - Ваш дом? - переспросил спокойно старик и также спокойно высвободил ворот плаща. - Послушайте меня... Вы, конечно, отвратительные люди, что уж тут скрывать, но далеко не самые худшие и безнадёжные... Увы... У вас ещё есть время одуматься, сбросить морок и тем самым спасти себя, своё будущее и будущее ваших детей, внуков... Не спешите с головой окунуться в ваше нынешнее состояние...
   - Хватит пустословить! - негодовал Марат. - Ты моё состояние не считай! И за будущее моё не переживай! О себе подумай, дед! Потому как уже завтра ты останешься без работы!
   - Что ж, - печально вздохнул старик. - Это ваш выбор. Единственное над чем властен человек - это право выбора.
   - Это всё интересно и замечательно, - послышался вдруг голос Ксении, - но я бы тоже хотела отправиться домой...
   - А почему ты не там? - впервые незнакомец взглянул на кого-то из них с укором. - Что ты вообще здесь делаешь?
   - Я?.. - растерялась Ксения и тут же нашла самый простой выход из ситуации, сводимый к банальному хамству: - Ну это уж не ваше дело! И не надо мне тыкать! Тоже мне , знаток человеческих судеб в рваных лохмотьях! Где здесь выход? Я требую...
   - Ему повезло, что ты предала его, - перебил её старик, но на этот раз уже равнодушным тоном. - Ты не достойна его, а то что имеешь - имеешь по праву.
   - Кого это я недостойна? - возмутилась Ксения.
   - Артёма.
   Услышав это имя, Ксения, которая хотела было продолжить перебранку со стариком, запнулась и в полной растерянности опустилась обратно на землю. У Марии же это имя вызвало свои приятные мысли и она лишь еле заметно улыбнулась.
   - Кто ещё не готов и не хочет продолжить пребывание в моём обществе? - спросил старик, оглядывая всех вполне дружелюбным взглядом.
   - Я тоже хочу уйти, - послышался голос Клавдии. - Не могу больше слушать ваш абсолютный бред и этот невыносимый гул.
   - Какой гул? - спросила Мария у неё, чем обратила на себя внимание старика.
   - Вы не слышите гула? - спросил он её.
   - Нет... Я слышу только какую-то мелодию...
   - А я слышу её едва-едва, - добавил Валентин.
   Старик улыбнулся. Впервые за всё время так искренне и открыто.
   - Да какая музыка?! - удивился Фидуцын. - Гул стоит всю дорогу страшный и чем дальше, тем сильнее давит на мозги.
   - Ну, видимо всё предопределено, - улыбка исчезла с лица старика и он снова тяжело вздохнул. - Однако, прежде чем мы отправимся, вы должны понять, что с этого дня, с этой самой поры уже не будет возможности всё переиграть заново. Точка не возврата будет пройдена. Больше не удастся быть и плохим, и хорошим. Никаких полутонов. Именно такими вы все и являетесь и потому сегодня вам дан шанс. Последний раз призываю вас одуматься, постараться понять и осознать происходящее не только и не столько с материальной точки зрения...
   - Дед, завянь и веди к выходу! - грубо оборвал его Ступрунян.
   - Да, закройся уже, совок! - поддакивал ему Дениска. - Все мы поняли, что ты старый маразматик и последний день на этой работе.
   Опять все разразились диким хохотом за исключением Марии, Дианы и Валентина. Старик ещё раз оглядел всех, словно собирая дополнительную информацию.
   - Я вас понял, - подытожил, наконец, он. - Задерживать вас более не стану, но на тираду несчастного создания я всё же отвечу, ибо защищать Родину, мать, свою семью и память предков обязан каждый. Потворствуя клевете и не карая зла, ты, тем самым, становишься соучастником преступной вакханалии, способствуешь её безнаказанному распространению и господству.
   - Ты кого это назвал несчастным созданием, олух? - попытался вновь геройствовать перед стариком Дениска, но на него не обратили внимания ни сам незнакомец ни все остальные.
   - Я хочу сказать, - начал свою речь старик, поднимаясь на ноги во весь свой немалый рост, - что горжусь своей причастностью к числу простых советских людей. Я горжусь тем, что могу отнести себя к числу тех истинных, честных и бескорыстных коммунистов, чьи славные и великие дела спасли Россию от разрухи, невежества и полного краха в царские времена, и которые возвели её в ранг самой светлой и великой державы не на словах, а на деле после. К тем, чей подвиг спас и страну и все народы мира от ужасов фашизма. Подавляющее большинство их погибло в гражданскую войну и в войну священную. Потому и не вышло у нас довести до конца начатое. Потому и были оклеветаны и опошлены наши искренние идеалы во имя человечества. Когда же не стало и Сталина, то рухнул последний оплот и оборотни, доселе трусливо прятавшиеся в тени и плетущие свои коварные сети, выдавая себя за одних из нас, дорвались до власти. Лучшие погибли в борьбе за страну и народ. И тогда они взяли числом... С приходом к власти в образе мелкого пакостника, они лишь прикрывались достижениями и знамёнами славных воинов. Они прибрали к своим предательским ручонкам и саму партию, дискредитировав её на долгие-долгие годы. На деле же уже с той поры была начата операция, которая и привела к постыдному 91-му году, когда маски были сорваны вместе со знамёнами, а гимн исковеркан без стыда и совести. Самих же настоящих коммунистов облили грязью и обвинили во всех грехах, совершённых самими обвинителями и их предшественниками. Да, я горжусь, что отношусь к той оклеветанной когорте и, я надеюсь, они не осудят меня за то, что я считаю себя одним из них. - Старик тяжело вздохнул. Было видно как тяжело и с болью даются ему каждое слово и воспоминание. - Поймите меня правильно, я хочу чтобы вы поняли, что нельзя с таким остервенением и жаждой расправы рвать свою собственную историю, историю ваших же дедов и прадедов! Это безумие! Тогда, в 56-м, этот маленький вредитель учинил огромный раскол в обществе, оболгав огромное количество погибших и умерших и освободив огромное же количество тех, чьи потомки сейчас и истязают наши земли и наших людей...
   - Оболгав?! - с вызовом вопросила Клавдия. - Вы ещё скажите, что Сталин был им оклеветан и что он не учинял репрессий?!
   - Да, он был оклеветан, - спокойно ответил старик. - А если преступников отправляют в тюрьму, то разве это называется репрессиями? Нет смысла вступать в этот спор, если вы наотрез отказываетесь воспринимать даже массу документальных фактов, доступных для ознакомления и свидетельства многих историков, свидетелей. Вы ведь с аппетитом поглощаете модные нынче пасквили фальсификаторов нашей истории. Что ж, каждый делает выбор сам.
   - Да что за бред?! - не унималась Клавдия и возмущённо вытаращив глаза. - Да у меня деда Сталин лично расстрелял!
   - Вы льстите своему деду, - не терял самообладания старик. - И, если уж серьёзно, то лично он никого не расстреливал и вы сами это прекрасно понимаете. Да и к подобной мере просто так не приговаривали. Те времена были часом икс для нашей страны. Либо выстоим - либо нет. А враг никогда не дремал. И, в конце концов, если это был ваш дед или иной родственник, то это вовсе не означает, что он был честный человек.
   - Ах ты!...
   - Спокойно, Клавдия! - схватил её за руку Фидуцын и обратился к старику: - По-вашему, и миллионов расстрелянных и посаженных в лагеря тоже не было.
   - Тех миллионов, о которых истерично кричат сейчас на каждом углу противники советской власти и справедливой жизни, конечно же не было, - ответил незнакомец. - Ведь им легче прибавлять эту цифру, чем подсчитывать сколько было потеряно жизней и загублено судеб за последние двадцать лет, верно? А ведь это будут чудовищные цифры!.. И эта цифра продолжает расти и в настоящий момент, пока мы тут сидим... Вот на что боятся обратить внимание людей те, кто оплёвывает клевещет на нашу историю. Кроме того, не забывайте, кто именно составлял львиную долю тех "невинных жертв", коих выпустил на свободу под амнистию маленький вредитель: шпионы, бандиты, воры, диверсанты, убийцы, провокаторы, спекулянты, власовцы, бандеровцы, дезертиры, предатели, полицаи, реакционное духовенство, фашисты, сионисты, националист, басмачи, эксплуататоры... Вам достаточно для того, чтобы понять - почему общая цель не была достигнута, а была оболгана, осмеяна и дискредитирована теми, кто с той поры у власти называл себя коммунистами? Но истинные оставались. Вот только они были отодвинуты дорвавшимися до власти вредителями на второй, третий, самый дальний план. Кто-то отодвинут, а кто-то уничтожен физически...
   Кто клеветал и писал доносы? Сам Сталин? Нет, те же самые оборотни, трусливо прятавшиеся в тени. Это была постоянная борьба и Сталин - человек, который с честью и достоинством вёл её и справился с ней. Но от удара в спину никто не застрахован...
   Он спас страну, когда контрреволюционеры хотели её распродать по частям, как хотят и сейчас. Ведь "белые" были всего лишь марионетками в руках интервентов: англичан, французов, американцев, итальянцев, даже сербов... Не о России они так пеклись, а о собственных кошельках и сытом брюхе. И любому здравомыслящему человеку станет понятно, что победить в такой крупномасштабной и затяжной гражданской войне без всякой поддержки извне ( а она была зато у "белых" в огромном количестве) можно было лишь благодаря поддержке подавляющего большинства населения страны. Так что тогда, в далёком 17-м году, произошла не революция, а спасение России. И возможным оно стало только благодаря роли Ленина и Сталина. В Великую отечественную роль Сталина была определяющей. У нас ведь не было союзников до самого окончания войны. Только тогда, когда уже сё стало ясно, англичане с американцами подсуетились подмазаться к победе советского народа. А в бой мы шли действительно с его именем на устах и это правда!..
   Учитывая такой груз трудностей и испытаний, с которыми ему пришлось сталкиваться на протяжении всей своей жизни как ни одному другому нашему правителю, он всё равно построил самое уникальное государство - многонациональную великую державу братских народов, мощную и справедливую страну, в которой честный трудолюбивый человек чувствовал себя важной единицей, а не изгоем и рабом как сейчас. Аналогов таких государств человечество не знало.
   Когда он умер, миллионы людей искренне и безутешно скорбили. Я тому живой свидетель. Они шли по шпалам до самой Москвы, лишь бы проститься со своим правителем как с родным отцом. Так что никто из ныне живущих и поощряющих существующую вакханалию не в праве судить его и клеветать на него. Займитесь своими правителями-современниками. Давайте оценку им. А мы не позволим марать память тех, благодаря кому эта страна всё ещё существует. Поверьте, когда раскроются все факты и сойдёт морок с сознания многих, то мир поразит настоящий шок, ибо правда ужаснёт миллионы.
   - Но за что же многие так сейчас ненавидят Сталина? - спросил Валентин.
   - А вы посмотрите что это за люди - те, кто его так ненавидит и вам многое станет ясно, - ответил старик. - Сталина ненавидят вовсе не за его мнимые "преступления", а за неоценимые заслуги перед Отечеством. Ненавидят не за мифические провалы и грехи, а за победы и великие свершения. За то, что "приняв Россию с сохой, он оставил её с атомной бомбой". За то, что спас страну от "пятой колонны" и сделал её Сверхдержавой, открыто бросив вызов мировой закулисе. За то, что в своей политике опирался на роль русского народа, на коренные народы, а не на "малые". За то, что под его руководством СССР обрёл бессмертную славу, победив в Великой Отечественной войне, к которой нынче хотят примазаться многие и под разными стягами. За то, что его великая эпоха стала нашей Родины эпохой Возрождения. За то, что лишь благодаря грандиозному сталинскому наследию Россия всё ещё жива до сих пор!..
   - Да что мы слушаем его?! - на этот раз истеричные нотки прозвучали уже из уст Лупановой. - Этот старый маразматик просто красная нечисть и фанатик!
   - На столбах таких как ты, дед, надо вешать! - с ненавистью процедил сквозь зубы Кадаверин.
   - Как вы можете оправдывать жуткие преступления кровавого палача?! - возмутилась Луиза. - Это цинично и бесчеловечно!
   - Небось сам участвовал в доносах и арестах! - добавила с желчью Клавдия.
   - И в самом деле, как вам не стыдно? - присоединилась к неистовой компании Ксения. - Вроде пожилой человек, а так ложь пропагандируете...
   - Да отпинать его и дело с концом! - завизжал Дениска.
   - Если сейчас же нас отсюда не выведет, - сказал с презрительной ухмылкой Ступрунян, - то так и сделаем с этой сволотой!
   - Ну и разворошили же вы этот клубок змей, - с улыбкой обратилась к старику Мария. - Я давно заметила, что на них одно имя Сталина действует как ладан на чёрта.
   - А я присоединяюсь к Марату Тиграновичу, - сказал вдруг Протервин. - Если не выведет нас отсюда - наказать старикашку!
   - Да уж, ещё бы ты не присоединился! - воскликнула Диана. - Это же твой хозяин. Ради него и продать кого-угодно и убить готов!
   - Заткнись, шалава! - заорал на неё Алексей. - Это здесь не при чём!
   - Я, конечно, не согласна с эти человеком, - не обращая на гнев своего бывшего продолжила Диана, - но нельзя же так всем набрасываться на него с угрозами и проклятиями. Он просто высказал своё мнение, которое просто не совпадает с вашим. О имеет на него полное право как и право высказать его.
   - Да такие позиции и мнения как у него только воду мутят! - с нескрываемым презрением в голосе, сказал Фидуцын. - Их время, слава Богу, прошло и уже никогда не вернётся!
   - Халва! Халва! Халва! - весело затараторила Мария, глядя на Владимира с улыбкой.
   - Что это значит? - не понимая возмутился тот.
   - А то, что как бы вы не повторяли свою мантру о том, что ничего не изменится и такой сладкий для вас бардак будет процветать вечно - всё равно этому не бывать. Нынешняя несправедливость будет наказана. А вам не Бога надо благодарить, а вашего любимого Дьявола, которому вы, бесноватые, давно продали свои души.
   - Почему-то и в самом деле все противники Сталина и нашего советского прошлого всегда выглядят бьющимися в агонии истериками, которые сразу накидываются на оппонента с угрозами расправы и оскорблениями, - поддержал Марию Валентин. - А доказательства у них никогда ни одного нет при этом своей якобы правды.
   - Ой, ты-то молчи, олух, - ехидно прошипел Дениска, но Валентин не обратил на него внимания.
   - Знаете, - продолжал Кредулин, - такое огромное количество грязной пены, таких бесноватых свор, говорит лишний раз о том, что приписываемые Сталину репрессии и тому подобное - самая что ни на есть клевета. Иначе откуда вас столько много сейчас? Как вы могли появиться на свет - потомки миллионов расстрелянных и сосланных в лагеря на погибель? Вы же продолжаете и поддерживаете политику по уничтожению собственной страны, своего народа!
   - А вот этого я сейчас точно воткну в землю по головку за такие слова! - Кадаверин поднялся, но молчавший до сей поры и смиренно принимавший в свой адрес потоки оскорблений и угроз старик схватил его за рукав и резко одёрнув, повалил на землю.
   Все кричавшие мгновенно притихли и переглянулись, а дед тем временем поднялся и сказал спокойным твёрдым голосом:
   - Как известно, любая ложь, повторенная много раз становится в неокрепшем сознании правдой... Я не виню вас за ваши заблуждения и оскорбления. Вы считаете так и это ваше право. Кто-то из ас стал заложником и жертвой обстоятельств, политики, а кто-то действует вполне осознанно. Но поощряя нищету и голод, бандитизм и коррупцию, проституцию и наркоманию, разруху и все мыслимые пороки воцарившиеся за последние годы как данность, вы тем самым приговариваете и себя и своё собственное будущее к забвению. Потому что рано или поздно всё это доберётся и до вас, до ваших семей. Вас не спасут ни деньги, ни связи, ни власть, ни даже известность, ни даже бункер глубоко под землёй. Всё это не имеет никакой ценности в грядущих изменениях. Стремиться надо к доброте и милосердию. Жить и трудиться по совести, а не по понятиям. Вы зашли в этот мир в гости на минутку и вместо того, чтобы принести радушно принявшей вас хозяйке Земле дары, вы варварски грабите её и насилуете. Вот какова ваша суть, нынешние "хозяева жизни". Я не пугаю вас и здесь собрал не для устрашения, а с целью помочь вам осознать весь творимый вами ужас, который в итоге настигнет и вас самих. Сейчас происходит окончательное самоопределение среди людей. Это видно во всём. Дальнейшее существование человечества в нынешнем виде невозможно, а потому процесс самоочищения Земли уже запущен и у вас всех остаётся последняя возможность.
   - Простите, - обратилась вдруг к нему Мария, - но почему это место такое жуткое, холодное и, простите, вонючее?..
   - Это вопрос к собравшимся, - ответил старик. - Извините, но от большинства из вас смердит.
   - А почему мы вдвоём, - она указала на Валентина, - слышим музыку, а они гул?
   - Гул невыносим! - схватилась тут же за уши Клавдия. - Когда же мы уйдём отсюда, наконец?
   - Уже скоро, - ответил старик и повернулся к Марии: - А ответ на второй ваш вопрос следует искать в той же плоскости. А теперь, - он нагнулся к костру и взял одну из горящих головешек, - прошу за мной в Гору Скорби.
   После этих слов он бросил головешку во мрак и тут же в темноте возник вход в пещеру, освещённый по контуру горящими факелами. От неожиданности все вздрогнули. Старик молча направился к пещере и только у самого входа, обернулся и сказал:
   - Здесь каждый найдёт свой путь и выход. И помните, что выбор всегда остаётся за человеком.
   После этого он улыбнулся, словно на прощание, и скрылся в пещере.
   - Эй, дед, стой! - заорал ему вслед Ступрунян. - Вот зараза старая!
   - Ладно, пошл, - предложил Кадаверин. - Чего стоять? Если это выход, то старик уже и не нужен. Не удивлюсь, если всё это входило в особую программу развлечений.
   - Типа реалити-шоу? - заискивающе улыбнулся Кимь.
   - Давай, дуй вперёд! - рявкнул ему Ступрунян. - Проверишь что там к чему.
   Дениска, с дрожащими от страха губами, медленно и озираясь по сторонам засеменил ко входу в пещеру. Остальные нетерпеливо подначивали его, призывая двигаться побыстрее. В конце концов, Марии надоело за этим наблюдать и она уверенно зашагала ко входу. Ни секунды ни колеблясь, она скрылась во тьме. Все замерли, затаив дыхание.
   - Да входите же вы! - послышался из пещеры голос Марии. - Не трусьте!
   Один за другим, все быстро заспешили зайти вовнутрь. И вновь, как в случае с зеркалом, после того как вошёл последний из них, факела вокруг входа в пещеру затухли и во тьме лишь одиноко догорал костёр, вокруг которого уже плясами тени жутких существ.
   Несмотря на обманчивый мрак снаружи, внутри пещера была хорошо освещена факелами и представляла собой помещение округлой формы, из которого брал начало такой же хорошо освещённый, но довольно узкий, коридор. Дождавшись всех, Мария зашагала по нему вперёд.
   - Господи! - завопила вдруг Луиза. - Да здесь гул ещё сильнее!
   - Хочешь вернуться? - спросил её Протервин.
   - Нет... Но гул!..
   - А по-моему звучит прекрасная мелодия, - весело отметила Мария. - Только очень тихо... В самом деле не слышите её?
   - Я слышу, но тоже едва-едва, - ответил Валентин.
   - Ага, "Интернационал" наверное вы двое слышите, - съязвил Ступрунян и заржал по своему обыкновению. Его поддержали остальные, но вскоре все умолкли, присев и заткнув уши. Мария и Валентин с удивлением взглянули на них, не понимая причины их такого поведения.
   - Что с вами? - спросила Мария.
   - Да, чёрт подери, неужели вы и правда не слышите гула?! - завопила Лупанова. - А с этим эхо он и вовсе ужасный!
   Мария лишь пожала плечами и пошла дальше. Остальные предпочитали идти теперь молча, боясь даже чихнуть, чтобы не рассердить и без того невыносимый гул. Пока они шли, постоянно казалось, что то спереди, то позади них, быстро пробегали какие-то странные существа, отчего создавалось довольно жуткое ощущение страха. Наконец, коридор их вывел на развилку. Это было такое же помещение как и при входе в саму пещеру, округлой же формы, но теперь из него вело два коридора. Из левого доносились девичий смех, ароматы какого-то дорогого парфюма и проскальзывали лучи света. Из правого раздавалось кваканье и несло затхлостью болот. Кроме того, он был погружён в абсолютный мрак. Лица многих повеселели.
   - Ну теперь выбор очевиден! - воскликнул Протервин. - Все идём к свету и на девичий смех!
   Суетливо заспешили они, опережая друг друга, в заветный коридор. Дамы жадно вдыхали ароматы. Диана вдруг обернулась и обратила внимание, что Мария, наоборот, вглядывается в темноту неприятного тёмного коридора.
   - Ты что, Машута? Пошли скорей!
   - Но я ясно слышу мелодию именно оттуда... - тихо ответила ей Мария.
   - Вот и ступай в своё тёмное царство коммунизма! - снова съязвил Ступрунян и на этот раз его жеребиный смех смело разделили все остальные - видимо гул отступил.
   - И этого неудачника с собой прихвати! - добавил с крысиным оскалом Кимь, указывая пальцем на Валентина.
   Кредулин измерил Дениску таким взглядом, что тот едва не подавился собственным языком. Затем он с улыбкой обратился к Марии:
   - Я пойду с тобой, если ты не против. С этими... С этими я вообще не хочу иметь никаких дел.
   - Ты что же такой неблагодарный-то, Валёк? - раздался возмущённый голо Игоря. - Ты как здесь вообще оказался-то? Благодаря кому? Больше ты мне не друг!
   - Ты сам-то здесь как оказался, поскрёбыш? - зло одёрнул его Ступрунян. - С тобой у меня ещё будет отдельный разговор, сосунок паршивый! Думаешь я тебя не узнал, клоун из лифта?
   Неизвестно чем бы эти выяснения отношений закончились, если бы вдруг из коридора, по которому собиралось следовать дальше большинство, не вышла бы звонко смеясь потрясающей красоты женщина. Восхищение ей читалось в глазах не только присутствующих мужчин, но и женщин. Все споры и трения смолкли. Взгляды были прикованы к красавице, которая, надо отметить, вышла к ним навстречу практически обнажённой. Из одежды на ней были лишь абсолютно прозрачное короткое платье и туфли на высокой шпильке.
   - Что же вы замолчали, милые? - одарив всех лучезарной улыбкой, спросила она. - Мы вас там ждём, а вы оказывается ещё и не торопитесь, гложете себя сомнениями...
   - Какие сомнения?! - первым пришёл в себя Кадаверин и привлёк красавицу к себе, крепко обняв за талию. Ксении это очень не понравилось, зато порадовало Лупанову. - Веди, моя королева!
   Он страстно поцеловал её в губы и обняв, зашагал с ней вглубь ароматного коридора. Красавица только успела обернуться и сказать остальным:
   - Пожалуйста, следуйте за нами! Уверяю вас, что там на всех всего хватит! И дам и кавалеров!
   Подмигнув, она вновь залилась звонким смехом и направилась вперёд, отвечая взаимностью на ласки Кадаверина. Остальные как заворожённые последовали за ними, предвкушая начало настоящего веселья, окончательно позабыв старика и его предупреждения.
   - Ты не передумал? - спросила Мария Валентина, который с некоторой грустью смотрел вслед уходящим за красавицей.
   - Нет...
   - Ну тогда пошли.
   Весёлая и счастливая процессия не заметила как эти двое ступили во мрак правого коридора, из которого якобы слышали какую-то мелодию. На самом деле, кроме кваканья жаб и затхлого запаха оттуда ничего не доносилось. Они шли вперёд ещё некоторое время, смеясь и что-то обсуждая, вслед за красавицей пока не упёрлись в дверь, всю покрытую изумрудами.
   - Вот так инкрустация! - касаясь рукой одного из камней, сказал Кадаверин. - Заманчиво! Я так и знал что всё это - часть намеченной программы. Может быть я и прощу тебя, Маратка. - И повернулся к красавице: - А тебя я уже хочу!
   - Ух какой! - засмеялась незнакомка в прозрачном платье. - Ну, тогда заходим все и побыстрее! Гости вперёд, а я за вами следом!..
   Кадаверин открыл дверь и смутился. Исчезли ароматы, смех...
   - Но тут темно как в...
   - Не бойся, милый, - успокоила его красавица. - А как же иначе устроить сюрприз?
   - Ага, - прищурившись, заулыбался ей Кадаверин. - Вот оно что... Да, я даже слышу как кто-то там шуршит во тьме... Ага, девочки в своих прозрачных платьицах?..
   - Не бойся, - засмеялась незнакомка, - я не ревнивая - можешь брать их всех на свой вкус и выбор!
   - Ну тогда вперёд! - скомандовал Ступруян.
   - Да... - остановился вдруг Кадаверин в проходе. - А как зовут тебя, хозяюшка?
   - Неймата.
   - Неймата... Какое красивое имя!..
   Когда все вошли во мрак комнаты, красавица зашла последней и плотно, с грохотом, заперла за собой дверь. Несколько секунд все вновь стояли в полной темноте как уже было прежде, а потому страха уже никто не испытывал. Все теперь ждали чуда и удовольствий!
   - Да будет свет! - весело крикнул в темноте Дениска.
   - Да будет так! - отозвался из мрака в ответ чей-то жуткий хриплый голос.
   Не успели все толком испугаться, как комната озарилась кроваво-красным светом и ужас сковал каждого. Это была огромная пещера, кишащая разными ползающими и прыгающими тварями и гадами. С воплями и криками бросились все к заветному выходу, но тут же остолбенели: вместо красавицы у двери стояла отвратительная уродливая старуха. Согнувшаяся под тяжестью своего горба и широко расставив свои корявые истощённые ноги, она протягивала к ним такие же отвратительные длинные руки с жуткими когтями. От ужаса завопили все, включая Кадаверина и Ступруняна. Старуха же стала покачиваться из стороны в сторону. Седые скомканные пряди её волос вдруг взметнулись словно от сильного дуновения ветра и все увидели её лицо: омерзительное, искажённое гримасой абсолютной ненависти, с мертвецки впавшими глазами в свете жутких красок крови и боли.
   - Вот вы и дома, дети мои падш-ш-шие, - прошипела старуха замогильным голосом и, открыв широко свой беззубый рот, направила в их сторону свой мерзкий змеиный язык.
   - Это конец... - обречённо прошептала Диана.
   - Нет, это лиш-ш-шь нач-ч-чало... - ответила ей Неймата.
  
  
  

34.

   Пока в логове Нейматы их бывшие спутники с ужасом познавали собственную сущность, Мария и Валентин в кромешной тьме на ощупь пробирались вдоль стен коридора, который, судя по звукам и запахам, должен был их вывести на болота. Периодически они обо что-то или кого-то спотыкались. Время от времени за спиной раздавались глухое сопение и тяжёлые вздохи. И хотя обоих в такие моменты страх охватывал с головы до пят, они старались не показывать этого друг другу, изо всех сил сдерживая себя, не впадая в панику.
   - Ты не жалеешь что пошёл со мной? - шёпотом спросила Мария, но ответа из темноты не последовало.- Валя!..
   - Нет, не жалею, - наконец послышался голос Кредулина. - Показалось что за спиной кто-то крадётся...
   - Уф! - облегчённо выдохнула Мария. - Больше так не пугай. Тут и так жуть как страшно, если честно...
   - Извини, я просто очень боюсь темноты...
   - В самом деле? А я думала мужчины её бояться только в детстве.
   - Ну вот такой я трус...
   - Этого я не говорила. К слову сказать, какой же ты трус, если вопреки своему страху, решил пойти именно в тёмный тоннель?
   - Потому что во всей этой компании можно доверять только тебе, - после небольшой паузы ответил Валентин. - Я тоже слышу мелодию, но ты её слышишь более явно что ли и мне кажется, что это хороший знак и верный путь.
   - Да, но я и сама толком не знаю куда мы идём. Может впереди нас ждёт погибель. Похоже впереди болота и я себе даже не представляю где мы и насколько далеко от города...
   - Ты разве не поняла? - с удивлением в голосе спросил Валентин. - Старик вроде вполне внятно всё растолковал...
   - И да и нет... Меня вообще не покидает мысль, что это мой очередной кошмар...
   - Мы ведь вошли сюда через зеркало...
   - Я уже только потом тоже так предположила... Ксения, помню, предложила разрядить обстановку, гадая на будущее в зеркалах... Она всегда любила разные гадания...
   - Чья-то сильная, но добрая воля заставила нас всех в него войти. А ведь зеркала давно считаются одними из врат в параллельный мир...
   - Думаешь мы в нём? В другом измерении?
   - Я бы даже сказать, что мы в потустороннем мире, ибо если в отражении мы смотрим сами на себя, то...
   - .. то сейчас у нас происходит встреча с самими собой? - закончила предположение Валентина Мария.
   - Встреча с самим собой, - задумчиво произнёс Кредулин. - Звучит красиво, но едва ли многим из нас нынешних понравится то, что мы увидим...
   - Смотри! Смотри! - закричала вдруг Мария. - Мне уже мерещится или я вижу проблески лунного света?
   - Или от темноты нам обоим мерещится или и в самом деле мы куда-то вышли...
   Мрачный тоннель вывел их в самом деле на болота и теперь они смогли, наконец, оглядеться. Всё тот же дремучий лес, что окружал их ещё у костра, а сквозь кроны высоких деревьев болото освещали лучи лунного света. Вход в пещеру, из которой они только что выбрались, был практически невидим по причине полного мрака внутри и к тому же был как бы замаскирован зарослями какого-то необычного кустарника. Сама пещера также находилась внутри той самой Горы Скорби, как назвал её загадочный старик.
   - И куда нам теперь? - озираясь по сторонам спросил Валентин. - Наверняка тут водятся всякие жуткие твари. Даже в тоннеле вокруг нас постоянно что-то ползало. Я тебе не говорил, чтобы не пугать...
   - Ха! - усмехнулась Мария. - Я молчала по той же причине. Один раз это нечто коснулось моей ноги. Что-то холодное и склизкое... Но не знаю как т, а я слышу мелодию всё чётче. Странно, что никак не получается её напеть. Вроде бы такая волшебная, мелодичная... а не получается...
   - Может присядем вон у того большого дерева, передохнём и обдумаем что делать дальше - предложил Валентин.
   - Да, думаю ты прав.
   Одно дерево на болотах действительно стояло особняком, разительно отличаясь от всех прочих в первую очередь своими внушительными размерами. Большой развесистый дуб возвышался на одной из многочисленных болотных кочек. Например, эта напоминала собой маленький островок. Располагалось это место совсем рядом, а потому добраться до него можно было без опаски и особого труда.
   Они присели, оперевшись спинами о массивный ствол дуба и какое-то время сидели так молча.
   - Даже если мы отсюда не выберемся, - нарушил молчание Валентин, - то я всё равно не жалею, что пошёл с тобой, а не с ними. Не знаю почему, но мне кажется, что сейчас им вовсе не сладко. Слишком подозрительным было появление той красавицы.
   - Да, тётенька красивая, - усмехнулась Мария. - А жалеть в жизни вообще ни о чём не надо. Это я точно усвоила. Всё, что ни делается - делается к лучшему!
   Незаметно для себя, оба задремали под звуки убаюкивающей мелодии и кваканье со всех сторон. Также незаметно, могучий дуб прикрыл их своими ветвями - с некой заботой и осторожностью. В это время в сторону мирно дремавших молодых людей, крадучись, приближался невысокий человечек в забавной шляпке. Поравнявшись с дубом, он поднял голову вверх.
   - Они спят, Руано? - спросил он и могучее дерево словно в знак согласия, закачало ветвями.
   Человечек несколько раз осторожно обошёл вокруг, внимательно вглядываясь в лица спящих.
   - Вроде бы пока всё в порядке, - тихо промолвил он. - Я в них не ошибся. Но задерживаться им тут не стоит. Укажу-ка я им путь... Так будет быстрее.
   Человечек снял с головы шляпку и подбросил её высоко вверх. Словно по волшебству, зависнув в воздухе, та превратилась в яркую звезду и когда упала в руки человечку, то раздался тихий хлопок, затем вспышка и...
   - Что? Что случилось? - вскочила на ноги Мария.
   - Шаровая молния?! - прячясь за могучий ствол дуба, в испуге воскликнул Валентин.
   Рядом с деревом, описывая замысловатые круги и зигзаги, словно солнечный зайчик, витал в воздухе яркий лучик света.
   Испуг сменился восхищением и Мария с Валентином заворожено следили за его игрой. В какой-то момент он перестал вырисовывать узоры в ночном небе и понёсся вглубь леса через болота, оставляя за собой волшебный шлейф.
   - Пошли! - скомандовала Мария и направилась вслед за загадочным лучом.
   - Куда?! - удивился Валентин.
   - Я уверена, что он указывает нам путь! Не бойся, идём!
   Перспектива остаться одному посреди болот, где рано или поздно, а погибель в лице каких-нибудь тварей или топи всё равно придёт, Валентину совсем не нравилась и он поспешил за Марией. Удивительно, но они ни разу даже близко не увязли в болоте. Видимо луч света не только указывал верный путь, но и огибал все опасный и топкие места. И чем дальше они отходили от Горы Скорби, тем светлее и приветливее становился лес. Вот уже и показалась пышная зелёная листва, запели птицы. А вот и лесной ручей утолил их жажду. Луч света терпеливо ждал их, когда они отставали или останавливались, чтобы отдохнуть и отдышаться. Мимо, ломая ветви, прошёл какой-то огромный мохнатый зверь, похожий чем-то отдалённо на медведя. Но это их нисколько не напугало. В сердце вдруг засияла такая надежда на спасение, что уже ничего не могло напугать. Пройдя ещё добрую часть пути, они вдруг заметили, что луч нарисовал в воздухе какие-то странные зигзаги.
   - По-моему он нарисовал в небе звезду, - сказал Валентин.
   После этого луч взметнулся высоко ввысь и исчез. Постояв некоторое время растерянно, Мария огляделась по сторонам. Они так был увлечены погоней за лучиком света, что не обратили внимания на самое главное.
   - Да мы же пришли! - воскликнула Мария, раздвигая ветви деревьев перед собой.
   И верно. Их взору предстал удивительный красоты луг. Со всех сторон он был окружён лесом, а посередине стояла удивительной красоты сказочная изба. Солнечного цвета, с соломенной крышей, оранжевой кирпичной трубой и такого же цвета дверью и ставнями. Вокруг росли огромного размера цветы, среди которых особенно выделялись ромашки. Из трубы избушки шёл дым, а к ней самой вела оранжевая же тропинка. Краски были столь яркими и солнечными, что даже кожей ощущалось тепло от такой картины.
   - Думается мне, что нам именно сюда, - улыбнулась Мария. - Мелодия доносится явно из того домика.
   - Верно, - зачарованно глядя на сказочную избу, согласился Валентин. - Ты с самого начала не ошиблась!
   - Не спеши с выводами. Сначала надо проверить и убедиться. Внешняя картинка порой очень обманчива... Пошли!
   И они, выйдя из леса, зашагали через дивной красоты луг по оранжевой тропинке к сказочной избушке, ощущая в себе небывалую радость. Где-то на половине пути, они увидели как дверь вдруг открылась и из избы вышли два маленьких существа, похожих на собак. Немного потоптавшись у входа, они видимо заметили Марию и Валентина, после чего бросились им навстречу. Тот, что был побольше размерами, припустил особенно рьяно. Над лугом раздался зычный лай и, приглядевшись хорошенько, Валентин так и ахнул.
   - Это же Рэми... - сказал он шёпотом и в следующий миг уже закричал что есть сил: - Рэми!
   В ответ послышался знакомый лай и Валентин бросился навстречу четвероногому другу.
   - Рэми! - из глаз молодого человека хлынули слёзы.
   Мария ничего не успела понять и спросить, но видела радость Валентина, чувствовала её. Улыбаясь, она наблюдала как расстояние между двумя, стремящимися навстречу друг к друг, сокращается. Наконец, встреча состоялась. Валентин упал на колени и распростёр руки в стороны, а радостно лающий пёс едва успел притормозить, чтобы не сшибить своего хозяина и, забросив передние лапы ему на плечи, стал лизать его уши, щёки, нос. Было видно, что для обоих эта встреча настолько важная и желанная, что подойдя к ним ни Мария, ни спутник Рэми - мопс Руня - не спешили нарушить их идиллию.
   - Что же это за место? - искренне изумился Валентин. - Этого же не может быть!... Живой! Или мы уже в раю?!..
   - Что же ты не отвечаешь, Рэми? - нарушив молчаливую паузу, спросил вдруг мопс, чем вверг Марию и Валентина в состояние шока. Руня же нисколько не смутившись, обратился к ним: - А что собственно такого? Все живые существа умеют разговаривать и так же злиться, радоваться, любить и ненавидеть. Просто люди порой настолько слепы и зациклены на собственном возвеличивании, что ничего этого не замечают. А в этом удивительном месте всё возможно. Нет, это не рай, хотя Рэми в самом деле умер, но его душа всё ещё здесь, на границе миров, ибо он заслужил такую встречу со своим хозяином. У вас не так много времени, поэтому не тратьте его понапрасну. Рэми тоже может говорить. А нам с тобой, Мария, пора присоединиться к остальным. После и ты заходи в избушку, Валя...
   - А я вас знаю... - улыбнулась Мария. - Вы же Руня -друг Михаила Ракиновича...
   Мопс деловито захлопал глазами, посмотрел на неё искоса и, наконец, улыбнулся в ответ.
   - Верно, Мария. А внутри уже вас ожидает сюрприз... И, думаю, что не один...
   - Правда?! Приятный сюрприз?
   - Полагаю, что очень даже. Ну, пойдёмте. - На прощанье он обернулся к счастливой парочке. - У вас времени не так много, помните...
   Вместе с Марией мопс направился неспешной важной походкой по оранжевой тропинке к избушке. Валентин и Рэми остались наедине.
   - Ты правда умеешь разговаривать? Ну же, правда?..
   - Да... - голос Рэми оказался настолько приятным слух, что Валентин невольно улыбнулся. - И всегда умел. Просто вы, люди, сознательно между всеми ставите барьеры. А на самом деле каждый может понять каждого. Было бы желание на то.
   - Ты ведь... умер...
   По щекам Валентина вновь потекли слёзы. Он ласково трепал Рэми за брыли, обнимал и целовал в лоб. Глаза пса блестели - он с трудом сдерживал свою глубокую печаль...
   - Да, я умер, - ответил Рэми. - Но ты не плачь и не вздумай меня жалеть. Мне здесь хорошо, у меня ничего не болит! Я ощущаю такое... Даже не найти слов, тобы объяснить. А место, куда я сейчас направлюсь, и вовсе замечательное. Так мне сказал Мумрак. И знай - мы встретимся там в своё время. Я буду ждать тебя. Просто меня встретить было, увы, некому и потому Мумрак и Руня любезно помогли мне и подарили эту последнюю встречу с тобой...
   Валентин разревелся и крепко обнял собаку. Этот друг оказывается на самом деле не только знал все его секреты, которыми он с ним делился с малых лет, но и понимал его и, возможно, советовал ему, успокаивал словами, которые не воспринимал сам Валя. Он помнил его маленьким беззащитным щенком. Помнил его первые выпавшие молочные зубки и маленькие проделки. Помнил их прогулки и как по ночам Рэми сладко сопел и храпел, убаюкивая своего хозяина и охраняя его сон. Он помнил и первую игрушку, которую подарил Рэми... Чёрствым и бездушным людям не понять этого всего, а Валентин был вовсе не таким как они.
   - Не плачь, Валя, - едва сдерживая в глазах слёзы, успокаивал его Рэми. - Все болезни и ужасы позади. Не вини себя ни за что. Я благодарен тебе за всё и счастлив, что судьба подарила мне такого хозяина и друга! Я прожил воистину счастливую жизнь!
   - Но я... я...
   - Я знаю, ты не готов расставаться. Я тоже... К этому нельзя приготовиться... Но, увы, мой путь подошёл к концу. Он заметно короче твоего и любого человеческого, но пусть это были десять лет, но зато какие это были десять лет! Столько они нам обоим подарили душевного тепла, сколько многие не способны получить и за сто!
   - Скажи... - глаза Валентина вдруг сверкнули. - Этот тот поддонок тебя отравил?
   Рэми тяжело вздохнул и опустил голову. Когда он её поднял вновь, то глаза его улыбались.
   - Не держи в своём сердце ненависть, Валя, - сказал он. - Она изъедает изнутри не хуже зависти, оставляя после себя лишь многочисленные червоточины. Я бы всё равно не справился с этой болезнью, но благодарен и тебе и тому доктору за то, как вы боролись за меня и поддерживали. Кстати, этот доктор находится в той избушке и я уже сказал ему то же самое - не держите зла. Будьте уверены - каждый на самом деле получит по своим делам и заслугам.
   - Доктор там? - удивился Валентин. - Доктор Верус?
   - Да, он самый, - ответил Рэми. - Этот мир пронизан связующими ниточками.
   - И всё же, - Валентин вновь нахмурился, - это был Дениска?
   - Зачем на тратить время нашей встречи на это? - расстроился Рэми. - Дела хорошие будут вознаграждены, а плохие - принесут злодею заслуженную кару. Об этом я уже знаю наверняка и, поверь мне, тот человек сделал хуже только себе и своим потомкам. Так забудем его и давай просто проведём эту подаренную нам встречу как можно лучше. Считай, что мы пошли с тобой как всегда на прогулку. Здесь такой замечательный луг!... Но теперь мы можем и по-настоящему общаться!
   Они заговорщецки переглянулись и побежали на живописные просторы, преисполненные радости и счастья.
   - Как дети малые, - улыбнулся, наблюдая за ними, Руня, когда они с Марией подошли к избе. - Я тут послежу за ними, а вы, Машенька, заходите внутрь, пожалуйста. Валентина я чуть позже приведу - пусть попрощаются как следует.
   - Хорошо, - улыбнулась Мария и вошла в избушку.
   Не успела она рассмотреть собравшихся внутри, как знакомый ей голос воскликнул:
   - Маша?! Ура! Это же Маша! Как я рада!
   - Вика?! - только и успела изумлённо вопросить Мария как уже оказалась в объятиях своей исчезнувшей подруги. - Значит ты правда здесь! Значит он говорил правду с самого начала?!..
   - Михаил Ракинович?
   - Да. Он звонил мне, говорил, что ты пропала и что нашёл твою изодранную в клочья рубашку...
   - О, да! - Вика засмеялась. - Страху я натерпелась порядочно по вине бабушки Всемилы, ну и собственного любопытства. Я ведь всё-таки открыла портал в закрытой комнате и вот через него попала сюда. А ты как?
   - А мы с компанией через зеркало. Нас привёл какой-то высокий таинственный старик, который правда мне показался знакомым.
   - С компанией?! - удивилась Вика.
   - Ну да, я ведь поехала с ними только потому что он сказал, что я тебя десь найду...
   - Кто?!
   - Да Михаил Ракинович! Ну а потом они пошли в один тоннель в Горе Скорби, мы с Валентином в другой...
   - С Валентином? - лукаво улыбнулась Вика.
   - Да это не то, что ты думаешь, - отмахнулась Мария. - Он сейчас там со своей говорящей собакой прощается...
   - Валентин тоже тут? - спросил приятный мужской голос и, повернувшись к его обладателю, Мария так и замерла на месте с полуоткрытым ртом. Завидев это, незнакомей добавил: - Извините, я не представился. Меня зовут Артём. Я тоже сюда попал странным образом вместе со своим приятелем Стасом, но он... в общем, с ним произошло ужасное, а меня спасла вот ваша подруга Вика, за что я ей премного благодарен. А Валентина я знаю, потому что лечил его Рэми. Я ветеринар, но впервые встречаю говорящую собаку. - Затем он указал в сторону остальных, представляя: - А вот это Юлия - мы с ней вместе работаем в клинике и её очаровательная дочь Полина.
   - Привет, Маша! - весело воскликнула девочка.
   - Здравствуйте, - кивнула головой Юля.
   Мария также неуклюже кивнула им в ответ в знак приветствия.
   - А вот это наша Надя, - продолжал Артём. - Замечательный душевный человек!
   - Вообще-то я в обычной жизни парализована... - робко сказала Надя. - А тут вот какое чудо случилось!..
   Из глаз Надежды потекли вдруг слёзы. Юля и Полина принялись её успокаивать. Это несколько привело Марию в чувства.
   - Мне очень приятно со всеми вами познакомиться, - улыбнулась она. - Получается все мы сюда попали необычным загадочным образом и место это точно такое же - необыкновенное..
   - Но, к сожалению, картины здесь можно увидеть не только прекрасные, но и весьма, ужасные... - Артёма передёрнуло от воспоминания о Погонщиках и их Жертвах.
   - А почему нас всех здесь собрали? - спросила вдруг Юля.
   - Руня сказал, то должны собраться все и дожидаться Мумрака, - ответила Вика. - Правда не знаю кто это...
   - Знаешь! - воскликнула Полина и захихикала.
   - Да ну?! - улыбнулась ей Вика. - И кто же это?
   - Мурави Михаил Ракинович, - чётко и по слогам ответила девочка. - Он говорил, что когда вы были маленькими, то он с каждым из вас приходил сюда. А когда вы выросли, то всё позабыли. Всё, чему он вас учил и о чём рассказывал. А я вот не забуду!
   - Михаил Ракинович и есть тот самый загадочный Мумрак?! - не скрывая изумления спросила Вика. - Ничего себе... А помнишь, Маша, как он нам про детские рисунки рассказывал?
   - Вы тоже рисовали? - заинтересованно спросила Полина. - Значит вы тоже знали тайны будущего...
   Обсуждение продолжилось, а Мария, покраснев, украдкой разглядывала Артёма. Она была уверена, что это Он. Но если ей удалось узнать его по фотографиям, то неужели он совсем её не узнаёт?..
   "Наверное я ему просто не понравилась и потому не хочет мне делать больно, признаваясь в этом" - думала Мария. - "А я так старалась подобрать фотографию получше, но видимо в жизни я ещё хуже... Да ещё после этих болот и смрада..."
   - Маша, обратился к ней вдруг Артём и от неожиданности девушка вздрогнула. - А вы что стоите в сторонке? Присаживайтесь к нам поближе.
   "Он ещё и издевается?!" - мысленно возмутилась Мария. - "Ах, как же жаль, что я не проверила почту перед отъездом... А вдруг он всё-таки прислал мне спустя несколько дней молчания ответ, в котором всё и написал как есть?.."
   Она наблюдала как Артём разговаривал и смеялся со своей "спасительницей" - её лучшей подругой Викой.
   "Ну пусть хоть у неё всё получится" - подумала, глядя на них, Мария и тут, как гром среди ясного неба, в её сознании прозвучало уже подзабытое зловещее шипение: "Уш-ш-шёл... Давно уш-ш-шёл... Ты Слиш-ш-шком долго ш-ш-шла..."
   Ком подкатил к горлу Марии от обиды. Зачем же ей снились все эти кошмарные сны? Почему её привели сюда? Неужели чтобы в очередной раз посмеяться над очевидным фактом её неизбежного одиночества?
   Мария скромно присела рядом и скорее больше слушала, чем что-либо говорила. Чувствовала она себя ужасно: видеть человека, который вселил в её сердце надежду и теперь быть полностью игнорируемой им... Спустя некоторое время к ним присоединился Валентин. Все обсуждали Мумрака и Руню, с которыми, как выяснилось, были знакомы в той или иной степени уже все. Мария же лишь изредка улыбалась и с нетерпением ожидала развязки всей этой истории, желая вернуться к привычной жизни и больше не тешить себя никакими надеждами счастливых перемен. В ту минуту, когда она уже собиралась выйти наружу и дождаться Мумрака там, в избу вошёл забавный улыбающийся человечек в зелёной шляпке с пёрышком.
   - Рад приветствовать всех вас, мои дорогие, в Избушке Радости! - поприветствовал он собравшихся и, сняв шляпку, сделал нечто похожее на реверанс. - Я решил всё-таки остаться в привычном для этого места облике, тем более, что Полюшке он особенно нравится. Надеюсь, вы не будете против?
   Все поддержали его решение и одобрительно закивали. Когда же в избу вошла Всемила и начала хлопотать у печки, накрывать на стол, что-то бормоча себе под нос, то обстановка в избушке стала совершенно сказочной, ибо эти два человечка словно сошли со страниц старых сказок.
   В самом начале чаепития все обсуждали кто и как оказался здесь. Всех ужасно напугала жуткая история со Стасом. После же рассказа Марии и Валентина, собравшиеся сошлись во мнении, что и их судьба незавидна.
   - Мы же тоже неидеальные, - сказала Вика. - Отчего же вы решили помочь нам и нас беда минула?
   - Да, и как же теперь жить семье Стаса? - мрачно добавил Артём.
   Лицо у Мумрака сделалось таким серьёзным, что Полина почувствовала лёгкое разочарование, словно сказка закончилась.
   - Беда ещё вас не минула, - сказал человечек. - Вы по-прежнему рискуете потерять здесь себя окончательно. Но у вас есть то, чего не было у тех, кого сия незавидная участь здесь постигла.
   - Что же? - поинтересовалась Мария и Мумрак перевёл взгляд на неё и улыбнулся.
   - Душа, - ответил он. - Да-да, добрая и светлая душа. И только такая душа несёт в себе веру и надежду, только такая способна на любовь. Но сохранять её такой очень тяжело и непросто... Ну а то, что вы неидеальные, то в этом ничего страшного нет. Наоборот, у идеала нет искушений, нет риска упасть вниз или желания стремиться ввысь. У вас же всё это имеется в наличии и потому ваша жизнь на Земле и имеет особый смысл и ценность.
   - Но Стас... - напомнил Артём.
   - Этот мир представляет собой визуализацию сущности... - начал было Мумрак, но заметил как Полина ахнула и хлопнул себя по лбу. - Да, прости меня, Полюшка... Так вот, он вам простым и всем понятным способом и образом показывает кто из нас что из себя представляет на самом деле. Принимая во внимание, что жутких мест здесь гораздо больше, в чём вы сами могли убедиться, надо понимать, что мир человеческий уже не на краю, а в пропасти. На самом её дне. Полина не видела кошмаров, потому что она абсолютно светлой и чистой души человечек... По этой же причине ужасы минули Надю, но ей это просветление души слишком дорогого стоило в мире реальном... Что же касается Стаса, то он сам избрал себе такой облик. Он давно терзает и себя и своих близких, мучая и мучаясь...
   - Но если о остался тут в таком облике, то его не будет в реальности и дети будут без отца, - снова обеспокоенно сказал Артём.
   - Доверьтесь мне, - улыбнулся Мумрак. - Для вас ещё ничего не закончилось и выбор окончательный не сделан. После вы поймёте всё сами... Должны понять. А я могу лишь добавить, что здесь как и в нашем реальном материальном мире смерть не является концом, а становится новым началом.
   - Но зачем это всё? - с нескрываемым недоумением спросила Мария. - Неужели всё человечество в эти дни путешествует по мирам?
   - Так или иначе, но действительно все, - ответил Мумрак. - Кто-то как вы, кто-то во снах сам того не осознавая... Но потому вы и забываете свои сны почти сразу после пробуждения физического тела, иначе бы большинство сделало бы свой выбор неискренне... Осталось максимум пару лет, после которых уже нельзя будет сменить сторону. Борьба будет тяжёлой и очень беспощадной, но у тёмных личностей шансов на победу нет. Беда их в том, что осознать это как и свою порочность они не хотят, а значит и шансы свои теряют вместе с тьмой, окружающей их.
   - Вы вот говорите про нас, про них... - задумчиво сказала вдруг Вика. - А вы сами - человек? Известно ли ваше собственное будущее?
   - Конечно, я человек, - улыбнулся Мумрак. - И вы же меня прекрасно знаете, уважаемая моя соседка. А будущее каждого из нас известно задолго до рождения. Другой вопрос, что от нашего выбора зависит на стороне каких сил будет закончено или продолжено наше будущее.
   - И какое оно у вас?
   - Вам лучше задуматься о своём, милая Вика, - засмеялся человечек.
   - Ну а всё-таки? - не отставала от него девушка.
   - Это права неважно, - с улыбкой ответил ей Мумрак. - Скажу лишь, что ни одно великое свершение во благо всего сущего на этом свете не может, к сожалению, происходить без жертв. Таков уж порядок вещей. И об этом надо всегда помнить.
   На минуту воцарилась тишина. Каждый задумался о чём-то своём, а может быть все думали об одном и том же. Наконец, молчание нарушил Валентин:
   - Значит здесь нам даётся шанс посмотреть на себя без прикрас и либо принять увиденное как данность, либо постараться спасти себя перед грядущим?
   - Спасти себя - уже немало, - ответил Мумрак со всей серьёзностью. - А спасти другого, других - и вовсе бесценно, но дано лишь по-настоящему сильным духом.
   - А что ждёт нас в грядущем? - вновь спросила Вика. - Какие нас ждут изменения? Почему вдруг такая спешка и борьба за спасение?
   - Нет, это стало происходить вовсе не вдруг, а тянется уже очень и очень давно, - ответил Мумрак. - Просто сейчас уже стало абсолютно ясно кто и что из себя представляет и куда правители человечества решили вести этот мир. Зло никогда не дремлет. Оно истинно и существует. И оно не будет сдаваться без боя, даже если конец предначертан давным-давно. Или вы считаете, что мир сейчас полон света и жизнь вас радует своей справедливостью и ощущением гармонии, процветания и безопасности?
   - Да что вы! - воскликнула теперь Юлия. - Конечно, есть немало тех, кто в грязи плавает так как не смог бы в родниковой воде, но ведь это мизер по сравнению с горем и лишениями, что обрушились на жителей не только нашей страны, а очень многих.
   - Мне кажется, что у власти сейчас люди, имеющие здесь облик Погонщиков, что я видел, - задумчиво произнёс Артём.
   - Ах если бы! - засмеялся Мумрак. - Ваше счастье, что вы их не видели. Впрочем, честному человеку туда и не пройти - болота и топи покажутся раем. Там мгла темнее ночи, вонь и смрад стоят жуткие, а уж что до обитателей... А эти Погонщики - всего лишь тот самый мизер, что хорошо устроился в этой жизни за счёт других.
   - Извините... - обратилась вдруг к человечку Мария, слегка покраснев. - А это ведь вы были тем самым высоким суровым незнакомцем, что вёл беседу с нами у костра и проводил к Горе Скорби?
   - Верно, - улыбнулся Мумрак. - Ну а облик был столь суров, потому что компания была соответствующей.
   - Я так и знала! - глаза Марии засияли. - Думаю, для вас не станет секретом, что со сказанным вами там, у костра, я полностью согласна. А уж как вы их вывели на чистую воду, рассказывая об истинно достойных людях нашего прошлого...
   - Да, я тут поведал своими словами о том, что вы говорили, к примеру, в отношении, Сталина, - присоединился к Марии Валентин. - Знаете, на них это действительно так подействовало... С ума посходили прямо. А многим из нас не хватает сейчас таких бесед именно с теми людьми, с такими как вы, которые бы рассказывали правду. Ведь практически никого не осталось в живых уже, а потому клеветать можно безнаказанно...
   - Я вот с вами тоже полностью согласен в отношении роли и личности Сталина в нашей истории и всего человечества, - сказал Артём. - Ребята рассказали вкратце о том, что у вас там происходило и, судя по их рассказу, Мария тоже вас поддерживает.
   - Конечно! - Маша покраснела от того что он, наконец, обратил на неё хоть какое-то внимание. - Моя бабушка всегда отзывалась о нём очень тепло и потому лжи и провокациям на его имени я никогда не верила.
   - А я вот со своей на эту тему как-то и не говорила даже... - с лёгкой грустью сказала Вика, а затем осторожно добавила: - Но ведь репрессии в самом деле были?..
   - Так сказал большой поклонник кукурузы, положив начало предательской информационной войне, которую мы в итоге и проиграли, - ответил Мумрак. - С тех самых его слов воспрянул не только внутренний враг, но и внешний и против нашей страны стал выстраиваться, так называемый, Железный Занавес. Это не мы его строили, к слову, а его строили против нас. Когда собственные жители плюют в свою историю, то иноземцы и вовсе начинают её рвать в клочья. Так и вышло.
   Ни тогда, ни сегодня, кроме голословных обвинений, истошных воплей и манипулирования постоянно растущего числа мифических невинных жертв у хулителей Сталина нет никаких реальных доказательств вменяемых ему преступлений. Зато они есть относительно его достижении и всей его великой, не побоюсь этого слова, миссии. Этот гвоздь лжи вдалбливают в сознание наших людей уже шестьдесят долгих лет, но я вам могу сказать по секрету, что реабилитация и Ленина и Сталина уже не за горами. Когда людям откроют реальные архивы, озвучат их, опубликуют. Ведь многое до сих пор сокрыто за семью печатями.
   - Но ведь многое и сейчас известно теми же очевидцами, такими как вы, - заметил Артём. - Мне вот особенно стыдно за тех людей в почтенном возрасте, кто поддерживает и способствует распространению клеветы. Хотя за тридцать сребреников продавали всегда...Это же какой, получается, ужас они пережили тогда! Есть приходилось натуральные продукты и крабов настоящих, а не палочки. В рыбе не было формальдегида, генно-модифицированной сои. Не было напичканных гормонами бройлеров, мыла в колбасе... А ещё заставляли учиться детей в школах, а студентов в институтах и техникумах. Больных людей отчего-то лечили, а здоровым не позволяли заболеть. А милиция и вовсе ловила преступников так, что даже по ночам можно было спокойно выйти на улицу и прогуляться когда нет сна. Но в вину ему необходимо поставить его нежелание строить особняки и коттеджи для "звёзд" и чиновников, а вместо этого, Сталин почему-то строил жильё для простых людей. Да и строил он его так, что оно переживёт даже нынешние новостройки. Зачем-то открывал детские сады и ясли, школы и больницы, дома и дворцы культуры и пионеров, стадионы, музеи, библиотеки, театры, парки культуры и отдыха, скверы, детские и спортивные площадки и многое другое безобразие. Вы представьте на какую ерунду были направлены всего его усилия! А ведь в любимом многими США, к примеру, в то же самое время жилось на несколько порядков лучше! Там людей не репрессировали, а позволяли им просто так умирать миллионами без работы. Преступность была очень организованная, а не как у нас. Коррупция опять-таки была повсеместная. Особая радость демократии - нищета одних и миллиардные состояния других! "Изюминкой" являлись многочисленные бомжи, о которых мы, к своему стыду, даже понятия не имели. И, конечно же, беспризорные дети. Вот где жизнь была настоящая! И борцы за такую жизнь подвергались как раз тем самым репрессиям. Разве можно привлекать к ответственности за такие "светлые" идеалы?!..
   - Но сейчас их мечты сбылись, - грустно улыбнулась, поддержав иронический сарказм Артёма, Мария. - Заводы и фабрики разрушены. Деревни и моногорода умирают в голоде и нищете. Поля заросли бурьяном, а электростанции взрываются... Бесплатные образование и медицина, бывшие некогда лучшими, уничтожены на корню... Никаких дельных научных разработок и никакого производства, кроме изготовления иностранных автомобилей подобно рабам, нет... Дети и пенсионеры обречены на медленную и мучительную смерть, если только не являются родственниками этих Погонщиков или их прихвостней...
   - Всё так... - печально произнёс Мумрак, задумчиво глядя в пол. - И когда сейчас задаются вопросом:"А какая была бы жизнь, если бы мы проиграли в той войне фашистам?"...
   - Вот такой бы она и была, - грустно подвела итог Юлия. - Малограмотное и нищее население, эксплуатируемое захватчиками и их прихвостнями...
   - Не будем об этом, - голос Мумрака дрогнул. - Слишком больно всё это мне видеть. Хорошо, что этого не видят мои боевые товарищи. Нам нечего праздновать 9 мая, потому что той страны-победителя уже нет. Как нет и того народа. Увы, прихвостни победили в 91-м... Я давно не хожу на парады. Там нет ни символа той Победы - Красного Знамени, ни портрета Верховного Главнокомандующего. Там даже гимн звучит чужой, хотя по звучанию, казалось бы, и тот самый. Мы можем отмечать ту победу Великого Советского Народа, исчезнувшего как Атлантида... Но праздновать не имеем права. Выбрать символом победы в той войне "георгиевскую ленточку" - это и вовсе осознанное кощунство или полное невежество. Она не имеет никакого отношения ни к той Победе, ни к той стране. Символом было, есть и будет - Красное Знамя и имя Сталина!
   Вновь повисла тишина. Все как-то приуныли.
   - Но вот и ожидается время перемен! - радостно воскликнула вдруг Полина. - Взрослые, очнитесь!
   - Полюшка права, - улыбнулся Мумрак, хотя глаза его были полны слёз, судя по их блеску. - Пора очнуться. Ложью вам затуманивали сознание и волю долгое время. Для того, чтобы вы потеряли веру. Но это невозможно. Как бы они ни старались - ничего у них не получится. Всё больше взоров людей будут обращены к славным делам и великим победам их дедов и прадедов. Поэтому то, что будет концом света для одних, явится концом тьмы для других.
   - Почему же нашим дедам и прадедам удавались такие дела и победы? - спросил Валентин. - Почему долгое время зло всё-таки не могло одержать верх и обходило нас стороной?
   - Потому что были тогда люди как Василий Губанов, - ответил Мумрак. - Помните такого героя фильма "Коммунист"? Нет? Посмотрите обязательно, хотя советские фильмы и даже сказки и мультфильмы последние два десятка лет варварским образом или уничтожены или хранятся в глубоком архиве, дабы не воспитывать в людях светлые идеалы и жизненные ценности. Выбраны лишь несколько безобидных комедий, которые и крутят каждый год. И во многом ведь ещё и символы-обереги нам помогали...
   - Какие обереги? - удивлённо спросила Вика.
   - Красная звезда, к примеру, серп и молот.
   - Ну какие же это обереги? - засмеялась она в ответ.
   - А вот самые что ни на есть, - ответил Мумрак вполне серьёзно. - Например, пятиконечная звезда - она же пентаграмма - символ настолько древний, что споры о нём не затихают до сих пор. Одни считают пентаграмму олицетворением человеческого тела, его пяти чувств, а, поскольку человечество было сотворено по образу Бога, то её считают олицетворением Бога. Другие считали, напротив, олицетворением пяти ран Христа и она считалась символом защиты от зла. Также есть мнение, что углы пентаграммы олицетворяют Дух и четыре Стихии, отвечающие за всё живое - Земля, Воздух, Огонь и Вода. Духу отводится центральное место. Но сама пентаграмма появилась задолго до Христа. Во всяком случае, археологи находили их на месопотамских осколках посуды, возраст которых свыше 3500 лет до нашей эры. Как бы там ни было, пентаграмма является символом, защищающим от зла и колдовства. Это символ жизни и здоровья, вечности и совершенства. В средние века её рисовали перед входом в дом и на дверях, чтобы отогнать таким образом зло...
   - Ой, кстати, у Гёте Фауст нарисовал пентаграмму, чтобы Мефистофель не смог переступить порог его дома! - воскликнула Вика.
   - Верно, - улыбнулся Мумрак. - Кроме того, правильный пятиугольник в виде звезды служил эмблемой и многих богов: египетского Тота, ацтекского Кетцалькоатля, римского Меркурия, кельтского Гавайна... Этот символ был тотемом американских индейцев. Так что знак этот один из самых древних и могущественных. Правда во времена инквизиции он был оболган и осквернён, пропагандируемый жестокими служителями церкви как олицетворение козлиной головы Бафомета, которого считали демоном и самим дьяволом. Но во времена инквизиции мракобесие, зло и ересь со стороны её служителей не является секретом.
   - Хорошо, пятиконечная звезда охраняла нас, - сказала Юлия. - А что же серп и молот? Как нам говорили, это символы созидания и труда.
   - так и есть, - ответил Мумрак. - А вскоре он станет и символом очищения земли наших предков от скверны. Но, кроме того... Всё на свете боится, как известно, времени. А в древности Серп, как и Коса, был олицетворением Времени или, как ещё его называли, "Господином Времени". Он служил напоминанием о скоротечности и необратимости. Кстати, костлявая с косой в руках символизирует не только смерть, но и время. А молот также является инструментом, предназначенным для обработки грубого, неотёсанного камня, чтобы создать из него прекрасное творение. Так что всё не случайно. Отнюдь не случайно. Как собственно и флаг нашей Родины - именно красный. Нынешний флаг - это флаг торгового флота, а позже - белогвардейцев. На протяжении многих веков русскую армию осеняли красные знамёна. Ещё в Х веке витязи Святослава Великого бились под красными стягами. В одной из древних рукописей сохранились их изображения. Полотнища стягов были клиновидной формы, а навершия - в виде копья с перекладиной, то есть в форме креста. Три века спустя армия Дмитрия Донского вышла против полчищ Мамая. На Куликовом поле над русской армией реяло огромное красное знамя с изображением образа Нерукотворного Спаса. По сути, такого же цвета и с таким же образом было полковое Большое знамя Ивана Грозного. В 1552 русские полки шли под ним на победоносный штурм Казани. В летописной записи об осаде Казани Иваном Грозным (1552) говорится: "и велел государь херугви христианские развертити, сиречь знамя, на них образ Господа нашего Иисуса Христа Нерукотворенный, и наверх водружен животворящий крест, иже бе у прародителя его, государя нашего, достохвалного великаго князя Дмитриа на Дону". Знамя Ивана Грозного полтора века сопровождало русскую армию. При царице Софье Алексеевне оно побывало в Крымских походах, а при Петре I - в Азовском походе и на войне со шведами. В 1612 году над ополчением, вышедшем из Нижнего Новгорода к Москве, развевалось знамя Дмитрия Пожарского. Оно было малинового цвета и на одной своей стороне несло образ Господа Вседержителя, а на другой - архангела Михаила. Народное ополчение под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского положило конец Смуте, освобождению от польско-литовского ига и освободило Москву от захватчиков. Враги и предатели России были изгнаны, а русская государственность восстановлена. Знамя князя Пожарского по наступлении мирного времени было помещено в церкви и почиталось наравне с иконами. В грозный год наполеоновского нашествия со знамени Пожарского была сделана точная копия и вручена Нижнегородскому ополчению.
   Красный цвет -- символ мужества и отваги. Красный цвет -- символ радости и жизни у очень многих народов.
   - Надо же как интересно... - слегка нахмурившись в своей задумчивости, серьёзным тоном произнесла Полина, чем заставила всех рассмеяться.
   Затем они ещё долго беседовали о самых разных вещах - и важных и не очень.
   Мумрак рассказывал им о том, как с детства был рядом с ними, стараясь помочь им не забыть об основах мироздания, с которыми каждый человек приходит в этот мир и практически абсолютно каждый вскоре забывает о них напрочь, затем долго теряясь в догадках о смысле жизни или вовсе не задумываясь об этом. Итоге подошли к одной из самых важных тем.
   - Хорошо, мы увидели, что всё в нашей реальной жизни имеет смысл и каждый наш поступок, каждое слово отразится на нашей судьбе, - сказал Артём. - Но и только-то? Так просто? Посмотрели и стали лучше?
   - Отчего же? - удивился Мумрак. - Это вовсе не так и просто. Для вас это своего рода бесценный дар... - Он вдруг опечалился. - Мне даже грустно, Артём, что вы этого не поняли до сих пор и не оценили.
   - Нет-нет, - поспешил исправиться тот. - Я понял, что немногим выпал шанс почувствовать всё настолько близко и явно, но...
   - Как вам вернуться обратно? - предугадал его вопрос Мумрак.
   - Да. Каким образом?..
   - А я не хочу возвращаться, - глядя в пол, сказала вдруг Надя и все посмотрели на неё с удивлением. Подняв глаза, она оглядела смотрящих. - А что вы удивляетесь?! Да, я не хочу возвращаться. Здесь я - человек! Я могу ходить, бегать, прыгать, творить, в конце концов!.. Вы себе не представляете какого это - лежать неподвижно днями, месяцами, годами... Сколько раз я загадывала, засыпая, не проснуться... Сколько раз я продумывала какие-нибудь возможности покончить со всем этим неподвижным адом... Только мама меня и удерживала. Я не хотела причинять ей боль и страдания, которые и так привнесла в её жизнь...
   - Не говори так, Надя, - начал было Артём, но из глаз Надежды хлынули слёзы и она бросила на него гневный взгляд.
   - Как не говорить? Я устала! Понимаешь ты? Устала! У тебя вот будут семья и дети - у меня этого не будет никогда! Никогда, понимаешь? Я даже слёзы не могу руками вытереть... - Она с мольбой в глазам посмотрела на человечка. - Вот почему со мной такое случилось, дядя Мумрак, почему?!..
   После долгой паузы, тот тяжело вздохнул.
   - Я многого не знаю, девочка моя, - наконец, ответил он. - Мне не дано знать о большем, увы... Судьбы наши вершат высшие силы и только они знают истинные наши роли. Я задавал себе такой же вопрос, когда после страшной войны уже под мирным небом, у меня забрали и любимую и нашего ребёнка... Уверен, трагедий таких и вопросов количеством неисчислимо. Но ответ нам знать не дано. Прости... Одно я знаю точно - смысл и причина есть у всего, даже у самого чудовищного. Здесь мы всего лишь гости и срок наш очень мал, тела бренные сдаются под властью времени и гнётом трудностей. Именно поэтому мы не должны забывать, что все наши силы должны быть направлены в первую очередь на развитие и укрепление духа. И он у тебя, Надя, уникальный! Как и у Полюшки, которая тоже говорила мне, что не хочет возвращаться.
   Юлия испуганно взглянула на дочь.
   - Это правда, доча? Правда?!
   - Это было, но мы с ней обо всём поговорили, - успокоил её с улыбкой Мумрак. - Я прекрасно понимаю и Полю, и Надю, но, к сожалению, такие решения человеку не подвластны. А может и к счастью, что не подвластны. Это ведь сродни самоубийству, которое человек также не имеет права совершить и ответ за которое будет нести невыносимо тяжкий.
   - Но, смотрите, в войну были люди, которые застреливались, не желая сдаться врагу или взрывались с фашистами... - хотел было поспорить Валентин, но к концу фразы и сам понял, что сравнение абсолютно некорректное.
   - Хорошо, что понял сам, - заметил это Мумрак. - то была жертва ради великого дела и во имя счастья других людей. А самоубийца думает только о себе, о желании избавиться от боли и страданий. И совершенно не думает о том сколько горя он принесёт близким. Но мы несправедливо отвлеклись... - Он повернулся к до сих пор плачущей Наде, утешить которую присела Мария. - Дочка, пойми, что это невозможно...
   - Я понимаю...
   - Пойми... Но поверь, что ты не просто так оказалась здесь и не встретила ни единого ужаса. Твой ужас останется в прошлом. Сюда ежеминутно попадает много людей и большинство не в состоянии перенести встречу с самими собой, с собственной сущностью. Они просто сдаются и превращаются в отвратительных и мерзких тварей, которыми являются по сути в реальной жизни. Чтобы как-то помочь, проводники вроде меня, Всемилы или Руни, помогают некоторым, но всем, увы, помочь невозможно. А тебе не понадобилась помощь. Совсем. Ты истинно чиста сознанием и душой, несмотря на всю чудовищную несправедливость, свалившуюся на тебя... Поверь, это только начало и в будущем возможно всё и измениться может многое. Я не могу рассказать и поведать всего, потому что многого я не знаю. Но, будь уверена - в том, что я говорю - я уверен. Надо верить, Родная... Надо верить...
   Он поднялся со своего места и, подойдя к Наде, взял её за руки. Полина присела рядышком и положила Надежде голову на плечо. Это очень растрогало Надю, а когда все остальные также расположились рядом с ней, выражая свою поддержку, то слёзы горечи сменились слезами радости. Зазвучала чудная мелодия. Слышали её сейчас все.
   - Только так, дорогие мои, - с улыбкой сказал Мумрак. - Только все вместе, поддерживая друг друга и помогая друг дружке. Только так наши мечты способны стать явью.
   Мария подняла голову вверх, словно пытаясь увидеть откуда звучит мелодия.
   - Что же это за музыка, которую мы периодически слышим? - спросила она.
   - Это ваша надежда, - ответил Мумрак. - Надежда каждого из нас, что ничего не потеряно и будущее за нами.
   - Надежда... - повторила за ним задумчиво Мария и, вспомнив название папки в компьютере, вновь покраснела и украдкой взглянула на Артёма.
   Мумрак заметил это. Собственно Марии показалось, что он обо всём и так прекрасно знал, потому что спустя минуту сказал:
   - Иногда наши надежды где-то теряются по самым банальным причинам, но это вовсе не значит, что они не найдут ответа и не оправдаются в конце концов. Бесследно ничто не исчезает и надежда - не исключение.
   - Вот видишь какое у тебя замечательное имя! - сказала радостно Наде Полина. - Ты сама по себе Надежда и ты нам очень нужна!
   - Спасибо, золотце, - Надя улыбнулась сквозь слёзы и поцеловала девочку в лоб. - Обязательно приходи почаще ко мне в гости...там... в нашем мире...
   Не успела девочка ответить, как вдруг со стороны леса раздался душераздирающий вой, состоящий из тысячи воплей и криков отчаяния. Это было настолько неожиданно и жутко, что даже Мумрак невольно вздрогнул.
   - Что это?! - отойдя от шока, спросила Вика.
   - Началось... - тихо ответил Мумрак.
   - Что?! Что началось?! - наперебой вопрошали все.
   Мумрак вскочил и плотно запер внутренние ставни, проверил дверь.
   - Вы спрашивали как отсюда вернётесь в свой мир? - спросил он. - Ответ пришёл и вам потребуется пройти последнюю для себя проверку. Судя по всему, остальные не прошли...
   - Какую проверку? - спросила снова Вика.
   Мумрак обернулся и внимательно оглядел каждого.
   - Посмотрите друг на друга, - сказал он. - Добро преобладает в вас, но эти следы говорят о что почти каждому из вас ещё есть над чем работать. И работать ежедневно, ежечасно, ежеминутно.
   Все взволнованно начали переглядываться и тут же ахнули от увиденного: практически у всех наблюдались незначительные, но заметные мутации. Исключение составляли лишь Полина и Надя.
   - Не бойтесь и не паникуйте! - поспешил всех сразу успокоить Мумрак. - Просто вам дали понять, что никто не должен тешить себя мыслью, что он хороший и добрый человек. Это определяется как поступками, так и словами, мыслями. Вот об этом мы и должны никогда не забывать.
   - Но как мы... - хотела было снова задать вопрос Вика, но Мумрак остановил её жестом и явно волновался.
   - Пожалуйста, не перебивай. К сожалению, времени оказалось намного меньше и многого я не успел вам ещё поведать, но всё рассказать и невозможно. Встречу с самим собой вы прошли, но в ближайшее время в реальной жизни вас ожидает много черни, злобы, лжи и жестокости. Вы должны достойно всё вынести, даже ценой собственной жизни, если это понадобится во имя спасения ближнего, во имя победы добра и света. Нынешнее, правящее балом, зло будет терзать вас, рвать на куски, не брезгуя всеми возможными средствами, но будущего у этого зла всё равно нет. Всё их беснование от полного бессилия. Помните об этом даже когда будет невыносимо трудно и не забывайте держаться вместе и помогать друг другу. Только в этом наш ключ к окончательной победе!
   За окном вдруг стало абсолютно темно, а в дверь осторожно, но настойчиво постучали. В нависшей гробовой тишине, казалось, слышалось отчаянное биение сердце каждого. Мумрак улыбнулся.
   - Не бойтесь перемен, - сказал он, - ибо они назрели и неизбежны. Слушайте свои сердца - они вас не обманут и они у вас чисты, иначе бы вы оказались во власти Нейматы. Берегите друг друга и не щадите врагов. Справедливость далека от жестокости, потому что действует во имя Человека, а не против него.
   В дверь вновь постучали, но сильнее.
   - Кто там? - громко спросил Мумрак.
   - Откройте, - ответил милый женский голос, который Мария и Валентин сразу узнали.
   - Кто это и с чем пожаловал? - вновь спросил Мумрак.
   - Откройте, - также мило повторил некто.
   - Назовите себя или уходите прочь! - твёрдо сказал Мумрак.
   Снаружи послышалось злобное ворчание, затем кто-то глубоко вонзил свои когти в дверь и медленно провёл ими сверху вниз. Жуткий скрежет по двери всех очень напугал. Полина заплакала.
   - Откройте, - снова раздался милый женский голос.
   Затем постучали в окна. По двери вновь нечто провело когтями.
   - Внутренние ставни пригодились, - тихо проговорил Мумрак и затем повернулся ко всем: - Медлить нельзя. Я предполагал, что такое возможно, но не думал, что с ними это случится так скоро.
   - С кем? Что случится? Кто там снаружи? - вопросы посыпались со всех сторон и Мумрак поднял руку вверх, призывая всех успокоиться.
   - Всемила, - обратился он к старушке, всё это время дремавшей на печке. - Уводи их. Я постараюсь задержать, но их слишком много и Неймата нашла преемницу.
   - Ладно, - ответила та и побежала открывать погреб.
   - Кто они? - повторил вопрос, адресованный ему чуть ранее, Мумрак. - Они занимаются в этом мире ровно тем, чем занимаются и в реальном: оскверняют, грабят, паразитируют, пожирают. Они питаютя добрыми сердцами и в этом находят своё удовольствие и счастье... Уходите с Всемилой и помните - только мы сами можем погасить свет в своей душе. Как бы они ни старались ни в этом ни в том мире нас сломить и затушить его навеки - это не в их власти. Только вы сами можете. Помните об этом и не ропщите потом, если не сдюжите. А теперь поспешите!
   - Откройте! - женский голос уже имел некоторые нотки негодования.
   - Я никого не жду! - ответил Мумрак. - Ступайте с миром!
   С грозным рыком кто-то сильно дёрнул дверь за ручку. Засов выдержал. Тогда раздался удар. Ещё раз. Другой.
   - Мумрак, но как же ты?! - уже собираясь спуститься вслед за остальными, с ужасом в глазах спросила Мария.
   - За меня не беспокойся, - улыбнулся Мумрак. - Всемила, уводи их!
   Когда все уже скрылись в потайном ходу, имевшем место быть в погребе, дверь уже с трудом выдерживала натиск. Было слышно как разбили окна.
   - Ну же! - проревел нечеловеческий голос. - Примите неизбежное как данность, не противьтесь! Сразу станет легче!
   Вместо ответа Мумрак встал напротив двери и закрыл глаза. Затем он снял шляпку, подбросил её вверх и... Из леса многочисленные напуганные создания могли наблюдать как дверь и ставни разлетелись в щепки, а затем яркая вспышка вырвалась из избы с такой силой, что на несколько секунд озарила луг своим светом, открыв весь ужас, скрывавшийся во мгле. Страшные вопли нависли над лугом. Словно желая прорваться сквозь тьму как можно дальше, свет натужно засиял отдельными короткими вспышками, но вскоре пал под количеством и напором мрака. Избушка, а с ней и весь луг на опушке леса, исчезли во мгле...
  
  
  
  
  

35.

   Время - величина таинственная и неподвластная оценке человеческим сознанием. Во всяком случае, в том мире, где материальное не имеет никакой ведущей роли. А таких миров собственно и нет вовсе. Поэтому сложно сказать, сколько прошло времени, но если отмотать его назад от момента когда Избушка Радости вместе с чудесным лугом и оранжевой тропинкой погрузились во тьму и до того как Диана и её друзья угодили в ловушку Нейматы, то можно узнать о событиях произошедших там в этот период времени и поразиться их скоротечности и чудовищности...
   С потолка пещеры капала какая-то бурая слизь. Она же сочилась и из стен, выстилая на полу отвратительный толстый слой бурой гадости, в которой утопали и вязли ноги. Луиза не удержала равновесия и, падая, угодила в неё обеими руками. Стоя так, на четвереньках, она всё больше утопала в слизи, которая охотно и с удовольствием обволакивала её. Это привело девушку в невыразимый ужас и она что есть сил стала кричать и звать на помощь. Но только никто не обращал внимания на её нечеловеческие вопли, всё больше становившиеся похожими на писк какого-то гигантского насекомого. Кроме того, кричала не она одна и, сливаясь в один нечленораздельный ор, разобрать что-либо среди него было практически невозможно. Истошно визжал Дениска Кимь. Он и вовсе от резких телодвижений плюхнулся назад и теперь был похож на жука, который безуспешно барахтается, пытаясь перевернуться со спины на все свои отвратительные лапки. Кому-то удалось забраться на небольшие возвышения, которые не были покрыты слизью в таком количестве как пол. Вся компания представляла собой стайку тараканов, угодившую в ловушку из вязкой жижи. Это было безусловно унизительно для людей, которые ещё несколько минут назад считали себя хозяевами положения и жизни. В то же время, по всей этой бурой слизи с удивительной лёгкостью передвигались многочисленные отвратительные твари, имевшие в своём жутком облике что-то доставшееся от человека, но в целом представлявшие собой насекомоподобных гадов.
   - Какого чёрта?! - заорал Кадаверин. - Что всё это значит?! Мне надоело это дерьмо! - Он кричал, глядя куда-то вверх, видимо до сих пор думая, что это какая-то безумная постановка. - Вы знаете кто я, уроды?!
   - Уроды...уроды...уроды... - эхом разнеслось по пещере, уходя куда-то в её глубь.
   - Ты! - он указал пальцем на отвратительную старуху и его чуть не вывернуло наизнанку от одного её вида. - Где та шалава, что привела нас сюда? Я уволю вас всех, подонки! Я уничтожу каждого из вас, мерзкие твари!
   - Твари...твари...твари... - вновь ответило эхо.
   - Помогите! - завопил Игорь. - Кто-нибудь, пожалуйста, остановите этот кошмар!
   - Мама! - истерично звала на помощь Ксения. - Мамочка, спаси!
   - Сволочи! - казалось Ступрунян вот-вот зарыдает от страха и отчаяния, оглядываясь по сторонам. - Я заплатил вам огромные деньги! Что ж вы творите-то, сволочи?!
   - Сволочи...сволочи...сволочи... - снова послышалось эхо.
   - Выпустите меня! - сорвался на визг Фидуцын. - Мне необходимо выйти отсюда! Умоляю!
   Они продолжали кричать, вопить, звать на помощь. Ползающие твари, освещённые кроваво-красным светом, уже вовсю сновали вокруг них. Один из огромных слизней вплотную подполз к стоявшей на четвереньках Луизе и несколько раз коснулся её лица своим хоботком-присоской. Девушку тут же стошнило и она издала жуткий писк, от которого сама же пришла в ужас.
   - Радуется своему суж-ж-женому, - прохрипела с усмешкой старуха.
   Все, наконец, обернулись к бедной Луизе, включая и барахтающегося на спине Дениску. Они видели как слизень обполз вокруг девушки и начал медленно и планомерно заползать на неё, обволакивая собой её трепыхающееся тело. Луиза издавала такие ноты ужаса, а картина была настолько кошмарной, что Диана и Клавдия и вовсе зажмурили глаза и закрыли руками уши. Они уже не видели как мерзкое существо полностью накрыло с головой несчастную девушку, чей писк постепенно утонул в жутких булькающих звуках. Когда всё затихло и они открыли глаза, то слизень раздуваясь, а затем испорожняя бурую жижу, спустя некоторое время сполз с Луизы. Вернее, это уже была не сексапильная танцовщица ночного клуба Луиза, а такой же отвратительный слизняк, который послушно уполз в тёмную нишу пещеры, вслед за своим новым воздыхателем.
   Находясь в абсолютном шоке от увиденного, все кричавшие ранее на некоторое время замолкли. Но затем крики и проклятия вновь возобновились. Только теперь они отличались особым остервенением. Старуха подняла вверх свою корявую тощую руку и хрипло зловеще засмеялась.
   - Не бойтесь, - проскрипела она. - Это лишь один из наглядных примером кто вы есть на самом деле. А девочке этой теперь также хорошо как и прежде в былом обличии. Только теперь у неё истинное понимание удовольствий. Плодятся только вот эти заразы в несметном количестве. Ну так это и в вашем привычном мире сейчас так. В этом и есть наа с вами сила - берём количеством и напором, оскверняя и пожирая всё на своём пути ради собственного удовольствия. Так что вы теперь дома. По-настоящему дома.
   - Какой дома?! - завопил Кадаверин. - Старуха, ты с дуба рухнула?! Где это зараза Неймата?
   - Как ты ласков со мной, - улыбка ведьмы заставила его содрогнуться. - А ещё несколько минут назад целовал меня так страстно...
   - Что?!.. Я?!.. Тебя?!.. Да ты в своём уме, рухлядь прогнившая?!
   Старуха, ни слова не говоря, вдруг открыла дверь позади себя. Все вновь увидели светлы коридор, почувствовали даже аромат парфюма и услышали девичий смех. Инстинктивно они бросились к спасительной двери, но не тут-то было: ноги вязли в бурой слизи и путь к свободе лишь издевательски размахивал у них перед носом шансом к спасению, которым им не суждено было воспользоваться. Старуха же не разворачиваясь сделала несколько шагов назад, переступив порог. Все ахнули, увидев ту самую прекрасную красавицу в прозрачном платье, что привела их в это жуткое место.
   - Вот видишь, милый, - сладким голосом сказала она Кадаверину. - Я всё та же что и была. Неужели ты меня разлюбил?
   Сморщившись от чувства омерзения, возникшее от мысли кого именно он целовал на самом деле, Кадаверин брезгливо сплюнул.
   - Пожалуйста, выпустите меня! - взмолилась Ксения. - Я ведь не такая как они. У меня ребёнок будет. Умоляю вас!
   Красавица рассмеялась звонким смехом. Облокотившись рукой о дверь, она приняла вальяжную вульгарную позу.
   - Удивительно, что ты вспомнила об этом сейчас, - сказала она с усмешкой, - а не тогда, когда приняла решение пуститься во все тяжкие в отместку своему мужу... А может в этом ты вся и есть, ведь измена для тебя давно уже не является чем-то особенным? Когда так легко причиняешь боль другим, то вряд ли стоит всерьёз рассчитывать на сладкую безмятежную жизнь.
   - Да нет же, я счастлива в браке! - попыталась возразить Ксения.
   - Кого ты обманываешь? - усмехнулась Неймата. - Или ты оттого оказалась в этой компании и повисла на шее этого подонка? - Она кивнула в сторону Кадаверина. - Ты даже успела приревновать его ко мне по эту сторону двери.
   - Как ты меня назвала, шалава? - попытался было разгневаться Борис Николаевич.
   - Молчи, холоп! - рявкнула на него красавица и нахмурила брови. - Ты не в том положении, чтобы играть роль оскорблённого человека. Ты им собственно никогда и не являлся. Кто ты вообще есть такой? Жук навозный да и только.
   - Что?! - взревел пунцовый от накопившегося негодования Кадаверин. - Да подо мной два района города ходит! Я - депутат! Я могу превратить твою жизнь в ад!
   Неймата рассмеялась пуще прежнего Казалось её искренне забавляло происходящее. Вдруг она резко умолкла, всматриваясь в кроваво-красный мрак пещеры.
   - Сейчас я тебе кое-что покажу и всем вам, - сказала она и жестом кому-то приказала направляться к ней.
   Продолжавший беспомощно барахтаться на спине Дениска лишь успел почувствовать как по нему пробежала какая-то колючая тварь и от неожиданности он вскрикнул. Существо быстро минуло всех и остановилось на пороге, следуя приказу красавицы.
   - Посмотрите на это внимательно, - обратилась она ко всем. - Мерзость, верно? Ничтожество.
   Маленькое шарообразное существо с непропорционально большой головой, на четырёх тощих ножках, было покрыто иголками и испуганно смотрело на всех большими и выпученными как у рака глазами.
   - А теперь смотрите, - сказала Неймата и жестом пригласила существо зайти в светлый коридор.
   Стоило ему пересечь порог, как он тут же у всех на глазах превратился в импозантного мужчину с благородной сединой на висках.
   - Между прочим, это весьма успешный адвокат и известный правозащитник, - представила его Неймата. - Но вот такая у него сущность, ничего не поделаешь. Иначе бы не был столь успешным и известным. Ведь надо помогать ворам, мошенникам, бандитам... Да мало ли кому из наших? Но зато сколько получаешь взамен!..
   Она взмахнула рукой, как бы прогоняя мужчину прочь. Не успел тот войти обратно в пещеру, как взорам всех вновь предстало то самое ничтожное маленькое существо с выпученными глазами.
   - Дело, конечно, не в профессиях, - продолжила Неймата. - Это лишь пример того, что как бы вы на нынешней грязной волне не взлетели, но вы всего лишь её мутная пена, поднимаем которую мы.
   - Кто это "мы"? - осмелился спросить Ступрунян.
   - О, это слишком древняя и очень долгая история, чтобы обсуждать её с вами в таких условиях. Скажу лишь, что хаос и разруха - это то, что заставляет нас получать истинное удовольствие и наслаждение. Болезни, душевные и физические страдания других, осквернение всего чистого и светлого - мы питаемся этой усладой... А потом мастерски подменять понятия, подвергать клевете, с целью списать все наши злодеяния и всю вину за происходящее на не покорившихся людей чести и совести... Это вводит в исступление от получаемого азарта! А вы нам в этом лишь помогаете. Мы же более чем благодарны - оказываем свою поддержку и покровительство во всех ваших злодеяниях. Чем оно чернее - тем и помощь существеннее. И вот сейчас как раз такое удивительное время, когда вы плодитесь, а дела наши великие и чудовищные тем самым множатся. Вам ведь тоже это нравится, верно? Разве ваша жизнь не прекрасна без всякой ответственности, нравственности и прочих дурацких норм морали? Разве не прекрасно жить за счёт других? Но учитывая наши потребности, которые постоянно растут, этих других должно быть много. Приходится самых бесполезных из нашего числа тоже отправлять в их стан. А тут ещё и все эти совестливые в последнее время мрут как мухи. Но пришла пора изничтожить их до конца, ибо грядёт страшный для нас вызов, который может перевернуть всё положение так удачно устоявшихся вещей. В материальном мире я ведь тоже человек и далеко не последний, смею вас заверить. И свою власть над другими я, поверьте, так просто не отдам. А для этого каждому из нас надо обращать на свою сторону как можно больше людей. Есть два пути для этого: дать постоянный сытый паёк, либо отобрать даже самый скудный из имеющихся. Тем самым мы пополним свои запасы и одновременно избавимся от ненужного балласта. Выбравшие паёк сделают за нас всю грязную работу!..
   В этот момент Дениска, вконец обессилев, в очередной раз заныл, моля о помощи и пощаде.
   - Как же ты мне надоел, - брезгливо бросила в его сторону Неймата, а затем взмахнула рукой и Дениска взвизгнул.
   - Боже мой... - в ужасе прошептала Диана, увидев, что вместо неприятного и беспомощного молодого человека, в жиже трепыхался пучеглазый головастик на тощих ножках. Точь-в-точь как тот успешный адвокат, которого они видели недавно. Только этот выглядел особенно жалко.
   - Впрочем, такие как он создают хороший для нас неблагоприятный фон, - сказала Неймата. - Это очень важно, потому что благодаря такому фону, надежда и воля в людях угасают быстрее. - Она улыбнулась лучезарной улыбой. - Ну что ж, я полагаю каждый из вас теперь понимает почему он именно здесь оказался?
   - Я не понимаю! - воскликнула Ксения. - Это какая-то чудовищная ошибка...
   - Я тоже не понимаю, - сказала Диана, по-прежнему достойно сохранявшая спокойствие в отличие от всех остальных.
   Неймата посмотрела на неё внимательно.
   - А ты ведь сама сделала свой выбор когда-то, - сказала она девушке. - Не старайся оправдать это обстоятельствами, которые хоть и имели место быть, но всё же насильно тебя никто не мог заставить.
   - Это всё бред! - заорал Ступрунян. - Кошмарный бред! Прекратите уже всё это! Я буду жаловаться вашему хозяину!
   - Да, похоже это бесполезно, - засмеялась Неймата, снисходительно глядя на беснующегося Марата Тиграновича. - Пора заканчивать эти беседы, тем более вы все безнадёжно глупы!
   Последние слова она произнесла уже с гримасой ненависти, которая резко сменила её прекрасную улыбку.
   - Рекламная пауза окончена! - продолжала она гневно. - Пора вам всем занять свои места!
   И Неймата вновь переступила порог, приняв облик жуткой старухи. С грохотом захлопнула за собой дверь. Пересекая пещеру, она передвигалась по бурой слизи без труда. Проходя мимо истинной сущности Дениски, она, с чудовищной для такой истощённой старухи силой, пнула его ногой. С истошным жалобным визгом, колючий головастик улетел куда-то во тьму, из которой тут же раздалось жуткое чавканье.
   - За мной! - прохрипела она остальным. - Жалить, терзать, высасывать - вот ваша вотчина!
   Неожиданно бурая слизь на полу словно ушла под землю и, постояв некоторое время, с ужасом оглядывая окружающих их гадов, все бросились к двери. Старуха остановилась и, обернувшись, злорадно захихикала.
   - Обратного пути нет, - сказала она. - Нельзя вести себя как жалкая тварь и оставаться при этом человеком. А, ну-ка, живо за мной!
   Не сразу все внемли её приказу. Довольно долго они бились в дверь, колотили по ней и взывали о помощи. Всё это было бесполезно. От безысходности не оставалось ничего как последовать за старухой. Путь был ужасен и невыносим. Они проходили пещеру за пещерой и в каждой их ожидала одна картина отвратительнее другой. В одной весь пол был усеян жалящими тварями, наподобие скорпионов, только эти имели особенно жуткий вид, так как имели некоторые человеческие черты. Они жалили друг друга и будто бы получали от этого и боль и удовольствие одновременно.
   - Тут у нас всякая мелкая шушара, - пояснила Неймата. - Причины бед, которые мы им устраиваем, они видят друг в друге, потому как проще всего обрушить свой гнев на того, кто рядом и на того, кто вряд ли способен тебя уничтожить в ответ. Вот так они и жалят, жалят, жалят... Друг друга и себе подобных. Эти начальные пещеры заполняют лишь новички вроде вас. Далеко не все выживают. Вот ваш маленький визжащий друг уже не жилец ни здесь, ни там. Подружка ваша, напротив, станет хорошей маткой для новых, достойных нас особей. Ну а прошедших начальный курс, мы выпускаем наружу. - Она остановилась и оглядела следовавших за ней. - Кто у нас здесь себя найдёт?
   Не успели все недоумённо переглянуться как Протервин и Фидуцын взвыли от боли и их тела начали содрогаться от судорог. Диана, подсознательно понимая уже чего следует ожидать, вновь зажмурила глаза и закрыла уши. Когда она их открыла, то увидела панику остальных и двух жалящих друг друга тварей, ползущих к основной массе своих сородичей.
   - Что же это... - прошептала Диана. - Что же это за мерзость вокруг творится? Какой-то больной извращённый кошмар!
   - О, да! - старуха зловеще засмеялась. - Тут ты права! Мы приложили массу усилий, чтобы извратить сознание масс, а затем с лёгкостью подчинить их себе. И всё это лишь усугубляет и без того неблагоприятный фон у людского рода. Смотрите и наслаждайтесь!..
   - Боже...
   - Вы часто нынче упоминаете Бога, взываете к нему по поводу и без, - продолжала старуха. - Ходите в церкви. Это сейчас у вас такая мода. Даже праздники церковные заменили вам светские. Погрязли вы в своё безбожном хаосе, прикрытым позолоченными рясами и красивыми словами о Боге! Но позволь заметить, что вы были куда чище и едины в те времена, которые нынче нарекли безбожными, нежели чем вы есть сейчас. Ваш храм внутри, у каждого из вас. Что толку вам ходить по церквям, когда вы уничтожили его в самом себе? Без воли, без надежды, без идеи - вы просто стадо, которое лукавые поведут под лживыми знамёнами, а возглавлять всё это шествие будет один из нас, но в образе попа с речами сладкими, со смыслом тайным... Вы предали общечеловеческую великую миссию, память своих достойнейших предков, лучшие из которых всю свою жизнь боролись за вас против нас. Глупцы! И что они получили взамен? Каждый пигмей теперь норовит пнуть тело мёртвого льва! Не стало тех борцов и оказалось проще простого посеять в вас зерно сомнения. Из него вы сами взрастили чудовище, которому покланяетесь по сей день. Имя ему - Золотой Телец. Тебе противны здешние пейзажи и обитатели? Ничего - привыкнешь! Это как предать или солгать - в первый раз ещё ужасно тяжело и противно, но чем дальше, тем больше удовольствия ты получаешь, видя реальную выгоду для себя лично.
   - Проклятая ведьма! - закричала Клавдия. - Она ведёт нас на убой! Вы разве не понял?! Она превратит нас в одну из этих мерзких тварей!
   - Хорошая моя, - ехидно улыбнулась старуха. - Я ни во что вас не превращаю. Лишь щёлкаю пальцами и ... Уж какие вы есть такие и есть. Но по мне так это ничтожная цена за все материальные блага. Данный мир имеет место быть лишь мимолётно, как предвестник скорой кончины или больших потрясений. Не бойся, речь сейчас идёт только о втором варианте.
   - Я не хочу всё это видеть и участвовать в этом! - заверещала Лупанова. - Ещё немного и я сойду с ума!
   - О, да! - кивнула старуха. - Такое не редкость. Не каждый в состоянии увидеть собственную суть. Все эти жалящие и сосущие твари - паразиты и прочие хищные существа. Ни одной ромашки в этом месте. - Старуха снова зловеще засмеялась. - Не хочется быть лишь слизнем? Иди дальше. От менеджера - истинного паразита - иди по карьерной лестнице дальше, к большей бесполезности своего существования. Господство не имеет границ. Чем выше запросы - тем значительнее форма. У нас здесь только так. А содержание оставьте глупцам. Я уже имею некоторую власть даже здесь, а на этом мире я не остановлюсь, уж поверьте. - Она пристально взглянула на Лупанову. - А тебе пора, наконец, заняться воспроизводством наших отпрысков.
   Пока женщина пыталась понять обращённую к ней фразу, Неймата резкими движениями костлявых рук описала в воздухе причудливые зигзаги, а затем направила одну руку на Лупанову, а вторую в сторону Игоря. Секунда-две и тела обоих изогнулись дугой, откинув головы назад. У них не было сил и возможностей даже закричать. На эти метаморфозы Диана уже смотрела без страха и сожаления, хотя они были не менее кошмарными предыдущих, а может и более. Когда всё закончилось, на месте Лупановой и Игоря, тяжело дыша, стояли два жутких существа, в которых вновь человеческое сочеталось с чем-то из мира насекомых. На этот раз - богомола.
   - Самец и самка, - сказала старуха, хихикая. - Мы всегда стараемся обеспечить им пару, ибо, как я уже говорила, наша сила - в количестве. Пойдём же дальше, пусть займутся тем, что им больше всего по их гнилой душе.
   Так они переходили из пещеры в пещеру. Не стоит подробно останавливаться на каждой чудовищной мутации, а значит и проявлении сущности всех оставшихся. Дальше было только страшнее и кровавее. Особенно это касается Кадаверина и Ступруняна. Но в конце пути осталась только Диана. В последней пещере была дверь наподобие той, что впустила их в этот пещерный ад. Старуха остановилась перед ней и долго молчаливо стояла, повернувшись к Диане спиной. Наконец, она резко обернулась и пронзила девушку потусторонним взглядом мертвецких глаз.
   - Ты займёшь моё место здесь, - сказала она. - В материальном мире я скоро умру. Когда и твои земные часы закончат свой ход - тебя заменит кто-то другой. Эти два мира тесно взаимосвязаны и существуют органично как душа и тело, но стоит материи умереть и в дело вступают иные правила и обстоятельства.
   - Я?! - с удивлением и ужасом вопросила Диана. - Почему я? И какой смысл бродить здесь подобно этим тварям?
   - О, ты не поняла ещё всего до конца, - усмехнулась старуха. - Отсюда мы можем очень эффективно воздействовать на сущности людей и их сознание. Я же не зря привела пример души и тела. Больное тело не покалечит душу, а вот наоборот - очень даже. Мы можем отсюда изменить человека в угоду нам. Вот он лёг спать здоровым, а проснулся уже больным. Или вовсе не проснулся... Вот один из примеров как мы можем воздействовать на эти тонкие материи человеческой сущности. И сейчас необходимо охватывать всё больше и больше тел и душ. Особенно душ, потому что почва сейчас очень благоприятная для этого. Вы погрязли в похоти и лжи, коррупции и предательстве. Нам даже удалось без особого труда завербовать тех, кто бросал красивые и пламенные лозунги ещё вчера, а сегодня является главным осквернителем этих самых лозунгов и идей. А ты ещё спрашиваешь зачем и почему? Я жизнь прожила так, что любой сдохнет на месте от зависти. Быть при этом здесь в свой неприглядном образе? Да покажи мне кто не захочет взамен заплатить такую смешную цену? Половина людей готова мать родную продать, а лишь бы власть получить над остальными. Но я не хочу умирать телесно, материально... Я бы ещё хотела одну жизнь, чтобы вновь окунуться во все удовольствия и соблазны... А может и не одну... Однако это невозможно, если только...
   - Если только что? - Диана сама себе удивилась, что рассказ старухи её так заинтересовал.
   - Если удастся схоронить здесь по-настоящему чистую душу в подходящем теле, - заговорщецким тоном ответила Неймата. - И такая здесь есть прямо сейчас. Я давно за ней охочусь во снах, но этот старый прохиндей Мумрак раз за разом спасал её. Но у тебя это получится сделать. Ты сможешь до неё добраться и загубить её душу, моя преемница...
   - Я не буду твоей преемницей! - твёрдо ответила Диана.
   - Ты будешь, потому что ты такая же как я, - прошипела старуха недовольным тоном. - Хватит строить из себя невинную девочку. Судьба твоя в материальном мире будет незавидна, если станешь противиться. Тебя выбросит в сточную канаву эта тварь Ступрунян - ты видела его сущность и можешь не сомневаться. У тебя заберут ребёнка. Не будет никаких перспектив и возможностей, кроме как отдаваться всем и каждому за краюху хлеба. Либо покончить с собой, что и вовсе глупо.
   - Нет! - уже более робко, но всё ещё твёрдо ответила отказом Диана.
   - Нет?
   - Нет...
   - Тогда смотри же на себя! - взревела старуха и одним взмахом руки открыла дверь настежь.
   По ту сторону взору Дианы открылся густой мрачный лес под кроваво-красным небом. По лесу бродило несметное количество таких ужасных и невиданных существ, что у девушки перехватило дыхание и она начала задыхаться.
   - Смотри! - кричала старуха. - Смотри! Это твои верные слуги! Их ты поведёшь к тем душам, что укрыл старик в своей избушке!
   - Нет! Отстань от меня!
   - Тебе нет пути назад! - не унималась Неймата. - Свой выбор ты уже давно сделала! И сделала его вполне осознанно! Не говори, что тебе эта жизнь не нравится. Она прекрасна! Кому нужно аморфное добро с его верой и идеалами, обречённое на вечный неравный бой с превосходящим его во всём злом абсолютным? Эта власть и путь развития нашего элитного общества! У нас все средства и все возможности! Так было всегда в материальном мире и так будет впредь! Веди же их и твоя судьба как и судьба твоего ребёнка обретёт истинный смысл, будет благополучной и счастливой!
   - Я... не хочу... - Из глаз Дианы потекли слёзы. - Я... не могу...
   - Или ты хочешь своему сыну судьбы этого сброда, изведённого нами за последние два десятка лет до полускотского состояния?! С ними теперь можно делать что угодно и как угодно! У них нет воли! Они с упоением топят сами себя и друг друга!..
   - Но ты сама говоришь, что чистые души есть и не все приняли вашу сторону.
   - Увы, и таких немало... Но ты не из их числа. Да, отдельные островки и светлые пятна ещё имеются, но чёрный цвет - единственный, который способен перекрыть любой другой и даже саму радугу. А в одно из таких светлых пятен ты сейчас и направишься...
   Диана опустила голову. С детства она всегда презирала таких, каковой стала сама. Она бы никогда не подумала, что способна стать бессовестной и циничной стервой, охотно пустившейся в блуд и разгул. Возможно старуха и права... И ребёнок. Теперь она в самом деле рискует потерять всё, а ребёнок - самое ценное, что у неё есть.
   - Ты верно всё решила, - словно читая её мысли, сказала Неймата. - А чтобы тебе стало окончательно ясно... Переступи порог. Ну же!
   Покорно Диана вошла через дверь во мрак дремучего леса. Она почувствовала как внутри у неё всё сжалось и по телу пронеслась острая боль, заставив её вскрикнуть. Только вместо крика она услышала какой-то чужой хрип... Позади раздался сиплый смех старухи. Диана обернулась и увидела по ту сторону Неймату, державшую в руках зеркало.
   - Как видишь, я не ошибалась, - сказала она. - Мы с тобой одного паршивого куста ягоды. Нужны ещё доказательства?
   Подойдя ближе к зеркалу и взглянув в него, Диана вначале не поверила своим глазам: из зеркала на неё смотрела седая иссохшая старуха с бесцветными глазами. Морщинистыми узловатыми пальцами она провела по своему новому ужасному лицу. За последние несколько часов она увидела столько всего, что не оставалось сил даже просто испугаться. Хотелось просто сойти с ума.
   - Так нужны? - вновь спросила старуха.
   - Нет, тихо просипела чужим голосом Диана. - Ты права... Всё зашло слишком далеко и глупо теперь поворачивать вспять... Кого я должна тебе привести? Что это за душа?
   Старуха отбросила зеркало в сторону и оно с шумом разбилось вдребезги. Затем её отвратительное лицо исказила жуткая гримаса, а в мертвецких глазах сверкнули огоньки ненависти.
   - Марию! - проревела она. - Приведи мне свою подругу Марию!
  
  
  
  
  

36.

   Всемила в очередной раз наглядно продемонстрировала, что её древний внешний вид никоим образом не отражает истинного состояния организма. Она так быстро передвигалась в тесном подземном тоннеле, что все остальные еле поспевали за ней. Всемила не отвечала ни на какие оклики и вопросы, лишь кода все выбрались на поверхность из-под сплетений огромных корней и смогли облегчённо вздохнуть и отдышаться, она обратилась к могучему дубу.
   - Не дай им здесь плойти, Луано!
   Листья его зашумели словно на ветру и могучие корни намертво сомкнули нору, через которую все только что благополучно выбрались. Теперь можно было оглядеться. Сумерки сгущались, но в этом месте лес был приветлив и полон жизни. Заинтересованные внезапным появлением гостей, зверюшки то и дело останавливались и внимательно разглядывали чужаков. Не заметив ничего необычного или какой-то угрозы для них, каждый продолжал свой путь как ни в чём не бывало.
   - Что это было, Всемила? - спросила взволнованно Вика. - От кого мы бежали и как могли бросить Мумрака одного?
   - Ох, вот ведь! - всплеснула руками та. - тьма ненасытная. Всё меньше света в людях. Но нам нельзя медлить. Сколее челез леку, челез блод. Всё меньше мест осталось!
   Понять что-либо из её слов представлялось сложным, да никто и не успел, потому как Всемила со всей своей возможной быстротой, засеменила к реке, что виднелась вдали. Всю дорогу она не говорила ни слова, не отвечала ни на один вопрос. Вскоре тяжёлое дыхание всё-таки заставило её сбавить ход, однако теперь уже все остальные старались её не беспокоить больше своими расспросами, понимая, что Всемила и так старается изо всех сил ради их спасения от неведомого. Едва они достигли брода, как позади послышался громкий гнетущий гул. Все оглянулись и увидели как вдалеке пылает высокий древний дуб и столб дыма поднимается высоко вверх.
   - Руано... - прошептала Полина и слёзы потекли струйками по её щекам.
   - Ох, - вздохнула Всемила. - Ну тепель самим вам идти надо. За лекой будет тёмная лоща, но не бойтесь её. За сталой избой тлопинка выведет вас к мосткам над бездной. А там следи белёз будет выход в виде облака. Всё понятно, дологие мои?
   - Ох, Всемила, - удыбнулась Мария. - Всё-таки в нашем мире приходи ко мне на приём.
   Старушка забавно захиикала, затем вновь тяжело вздохнула и посмотрела в какой-то надеждой в глаза каждому.
   - Идите же! - прикрикнула она на них.
   Все тотчас послушно тронулись с места. Мария оглянулась, чтобы поблагодарить Всемилу на прощание, но старушки уже и след простыл.
   Теперь они шли медленно и осторожно. Перейдя брод и зайдя чуть вглубь леса, они решили немного передохнуть и полюбоваться каскадом потрясающей красоты водопадов.
   - Может не стоит всё-таки задерживаться? - обратилась с вопросов к остальным Юлия. - Бабушка не зря торопилась наверное. Да и кто-то ведь поджёг это дерево, что скрывало под собой потайной ход.
   - Это не дерево, мама! - возмущённо воскликнула Полина. - Это Руано! Он друг Мумрака!
   - Как бы то ни было, - продолжила Юля, - а всё это жутко до невозможности.
   - Ну пять минут погоды не сделают, - сказала Вика. - К тому же все действительно очень устали. Тем более девочка.
   - Не беспокойтесь о моей дочери, - с обидой и неприятием в голосе ответила Юлия. - Я здесь как никто другой в ответе за неё. И поскорее увести её отсюда для меня важнее всего.
   - Я вовсе и не устала... - словно извиняясь, тихо сказала Полина.
   - Извините, - смутилась Вика. - Вовсе не хотела вас обидеть.
   - У кого всё-таки какие предположения что это за место? - оглядываясь по сторонам спросила Надя. - Или кто-то знает точно? Сначала думала, что это сон, а сейчас, несмотря даже на то, что за нами кто-то гонится, совсем не хочу, чтобы это было так. Может всё-таки здесь можно остаться и вполне нормально жить?..
   - Думается, что каждый из нас уже получил ответ на этот вопрос, - сказал Артём. - Но вот как-то осознать это не очень-то получается...
   - Ну вот что думаешь, к примеру, ты? - не отставала Надя. - Почему погиб страшной смертью Стас, мы вот нет?
   - Ну, Стас не погиб... Он просто... как бы... изменился что ли...
   - Пусть так, но всё же с нами этого не случилось.
   - Стас видимо считал и чувствовал себя жертвой... А что будет с нами тоже ещё неизвестно.
   Он показал свои руки. Между пальцами имелись перепонки. Затем указал на виски, на которых виднелись два жутких шрама.
   - Заметьте, никаких мутаций не наблюдается только у Полины и Надежды, - сказал Артём. - Так что может мы и не зря бежим от кого-то? И спасти вас обеих - наша главная миссия.
   - Мне кажется весь этот лес, поля, луга, горы и реки, - сказала вдруг Мария, - вообще весь этот необычный мир является сознанием всего нашего общества, духовным состоянием всего мира в целом. И потому красивые и живописные места здесь всё больше оскверняются тьмой, пожарами и болотами, что именно тьма всё сильнее поглощает наши души. Всё наше общество. - Все молчаливо опустили головы. - Помните, как Мумрак говорил, что в детстве мы все здесь были и здесь было сказочно прекрасно? Только отдельные области этого мира были во власти тьмы. Он говорил, что приводил нас для того, чтобы мы помнили, ценили это и берегли. А теперь вспомните каким было наше общество во времена нашего детства и каким оно стало сейчас... На мой взгляд параллели очевидны. И ведь в самом обществе сейчас идёт самая настоящая травля честных и бескорыстных людей - тех, кто не ставит свои интересы во главу угла и не достигает их всеми преступными средствами. Их обвиняют в чём угодно и оскорбляют как угодно. Это хулители называют демократическим поведением. Нет, в самом деле сейчас всё поставлено с ног на голову. И я сама по себе ощущаю: жить тяжело именно морально, ибо время абсолютно бездуховное и безжалостное и виноваты в этом люди - их самая отвратительная часть.
   - Соглашусь, - кивнула Юлия. - Многие чувствуют себя затравленными, но ведь и масса людей искренне получают удовольствие от всей этой обстановки вокруг.
   - Но всё-таки это мизер вовсе не такой уж большой процент, - сказал Артём. - Вов сяком случае, если бы это было иначе и большинству сейчас жилось бы хорошо и спокойно, то мы бы, как минимум, сидели бы в данный момент в той замечательной избушке.
   - Радости! - воскликнула Полина.
   - Да, - улыбнулся Артём. - Именно в избушке радости. А пока мы бежим неизвестно от кого неизвестно куда, пытаемся выжить.
   - Всё как в реальной жизни, - грустно усмехнулась Вика. - Всё символично.
   - А я счастлив, что оказался во всё это втянутым, - улыбнулся Валентин. - Теперь я точно знаю, что жизнь - это в самом деле лишь миг в вечности и служит нам проверкой. Встреча здесь с Рэми доказывает то, что смертью ничего не заканчивается.
   - Да, но мы не знаем точно - не сон ли всё происходящее? - заметила Надя. - В случае со мной это скорее всего так и есть.
   - Слишком даже для сна всё это необычно, - улыбнулась Мария. - Да и в реальной жизни... Ну ведь я была там, когда Вика исчезла. Просто растворилась, как получается. Сейчас же выходит и нас там физически нет. Неужели такое массовое исчезновение людей остаётся незамеченным?
   - А что удивительного? - с улыбкой спросил Артём. - Да и может на самом деле мы там и есть в данный момент. Про Вику же говорили, что она не вовремя вбежала в этот мир.
   - Это точно! - засмеялась Вика.
   - Ну вот, - продолжал Артём и посмотрел на Марию, отчего та сразу залилась краской от смущения, - а данное место в любом случае находится в другом измерении, верно? Значит вполне возможно физически мы по-прежнему там - в том же самом месте, только визуально не будем восприниматься окружающими, потому как пребывать будем в другом измерении...
   - Ой, мудрёно как-то, - нахмурилась Юлия.
   - Да, я и сам запутался, - засмеялся Артём. - Наверное нам просто не об этом надо думать. Вечно мы обращаем внимание на что угодно, но только не на главное.
   - В любом случае, - сказал Валентин, - мы можем по-прежнему лишь догадываться о том, где мы и что с нами происходит. Так и в реальной жизни мы почти всю жизнь задаёмся вопросом: "Зачем и для чего я живу?".
   - Но ясно точно одно, - добавил Артём, - что нам надо идти туда, куда нас дедушка с бабушкой послали.
   Все дружно засмеялись и расслабились, освободив себя от разных мрачных мыслей и размышлений. Только Полина печально смотрела в сторону постепенно затихающего столба дыма. Мария не заметила как к ней подсел Артём.
   - Значит вы стоматолог? - спросил он.
   - Да... - Маша чувствовала, что покрывается краской и оттого взволновалась пуще прежнего. - А как вы догадались?
   - Ну я это понял по вашему приглашению старушки Всемилы к себе на приём, - улыбнулся Артём. - Учитывая её явные проблемы с речью, а стало быть и с зубами...
   - Ну да, нуда... - Мария неловко засмеялась, пытаясь казаться естественной. - Действительно догадаться нетрудно.
   - А мы с вами в чём-то коллеги. Я - ветеринар. Лечу зверюшек.
   - Ой, как здорово! Я и сама когда-то хотела... У вас...
   - Прошу, можно просто на ты, - улыбнувшись, прервал её Артём.
   - Хорошо... Но и вы... то есть, и ты ко мне тоже тогда, а то мне будет совсем неловко...
   - Договорились. Так что ты хотела сказать?
   - Много ли у тебя дома животных? Наверное у ветеринара их очень много и самых разных.
   - Да вовсе нет. Раньше были. Особенно собак люблю. У меня вот был такой же как Рэми. А сейчас, увы, никого.
   - Ну понятно, - понимающе закивала Мария. - Наверное всё время отнимают дети теперь...
   - Какие дети?! - не понял Артём.
   - Ну, твои...
   - Да я и не женат, - Артём засмеялся. - Детей соответственно, как и всякого в таком случае порядочного мужчины, тоже нет.
   - Правда? - изобразила искреннее удивление Мария. - Никогда бы не подумала, что ты не женат...
   - Ну... - на сей раз смутился Артём, - так получилось. Всегда мечтал об ином раскладе личной жизни. Знакомился, был искренен. Но как-то всё не получалось. Или я не нравился или наоборот... А со временем как-то смирился уже, что сказки складываются лишь на страницах соответствующих книг.
   - Да ну, не поверю Ну неужели никогда взаимности не было?
   - Нет, ну было, например, так: вроде бы всё складывается замечательно, человеку веришь, чувствуешь его, он- тебя... а потом вдруг он оказывается всё это время лишь играл...
   - Измена?..
   - Да, была уже много лет назад одна такая девушка... Ксения... Вот с ней тогда...
   - Ксения? - переспросила Мария.
   - Да... А что?
   - Нет, просто не расслышала имени, - соврала Маша. - И что же?
   - Ну вот к ней я со всем трепетом относился, - продолжил Артём. - Берёг её, ценил. Тем более изначально все слова и инициатива в желании развивать наши отношения исходили от неё. И я ей поверил... А в итоге она... В общем, я, конечно, не идеален, но так цинично предать как она я бы не смог.
   - Понятно... А ты через интернет не пробовал знакомиться? - Мария почувствовала как заколотилось её сердце.
   - Да пробовал, - вздохнул Артём. - Но там больше нелицеприятных сообщений вечно наполучаешь. Какие-то злые сейчас девушки. Не все, конечно, ты уж не обижайся на меня...
   - Да я понимаю и согласна в целом. Но и среди вас...
   - Да, с этим не спорю. Хотя одна девушка... - глаза Артёма вдруг радостно загорелись. - Кстати, её тоже зовут Мария! - Девушка мгновенно покраснела. - Вот она мне написала очень хорошее письмо. Но я уже боюсь во что-либо верить... Да и перекинулись мы лишь парой писем, я даже не знаю как она выглядит... - Мария обеспокоенно взглянула на Артёма, а тот спросил вдруг: - А ты, извини за бестактность, замужем?
   - Нет, - девушка неловко улыбнулась. - Тоже не сложилось...
   - Ну надо же...
   - А та девушка, которую тоже Марией зовут, тебе не понравилась? - в висках у неё стучало с неимоверной силой, но не спросить она не могла.
   - А я её даже не видел, ни вживую ни на фото, - ответил Артём.
   - Как так?! - удивлённо посмотрела на него Мария.
   - Да вот так просто, - улыбнулся Артём в ответ. - Мы ни разу не встречались, а переписываться начали совсем недавно.
   - Ну фото там, к примеру?
   - А что фото? Да и фотографий я тоже не видел.
   Мария не успела больше ни о чём спросить, потому что раздался крик и из-за деревьев, с лицом полным ужаса, выбежала Вика.
   - Там, за рекой, черным-черно и какие-то твари жуткие, похожие на огромных пауков, ползут к берегу! - закричала она. - За ними ещё что-то, но я уже не разглядывала - мне хватило и этого! Надо торопиться!
   Лишних вопросов никто задавать не стал, потому что со стороны реки послышался гул и раздались громкие всплески. Быстрым шагом все двинулись вперёд. Роща была тёмной, но тихой, без страшных обитателей. Берёз пока не наблюдалось и близко. Также как не было и заброшенной избушки, которая по словам Всемилы, должна была служить ориентиром в их пути. Вскоре все почувствовали, что заблудились и плутают по кругу. И когда у некоторых уже начали сдавать нервы, спасение явилось в неожиданном лице.
   - Диана?! - изумлённо воскликнула Мария.
   - Наконец-то, Машута! - улыбнулась ей та.
   Прямо перед ними действительно стояла Диана, приветливая и улыбчивая.
   - Я слышала голоса, - сказала она, - но боялась, что это они...
   - Кто?
   - Все остальные, кто были со мной, превратились в мерзких тварей и насекомых! Когда мы разделились в той пещере, то начался сущий ад!.. Мне чудом удалось вырваться из когтей Нейматы, обмануть её. Она хотела, чтоб я тебя к ней привела...
   - И что же ты? - недоверчиво прищурилась Мария. - За этим и пришла?
   - Ну, конечно! - Диана явно оскорбилась на подозрительность подруги. - Потому тебе обо всём честно и говорю. Нет, конечно! Я же говорю тебе, что сбежала от неё. Но она со своими тварями идёт за мной по пятам.
   - За нами тоже, - сказал Валентин.
   - Я так рада, что нашла вас! Вы себе не представляете насколько рада! - Диана вдруг указала рукой вдаль, позади себя. - Я там видела заброшенную хижину.
   - Да? - все тотчас оживились. - Где? Покажи!
   И действительно, через буквально пару минут их взорам предстал маленький домик с заколоченными ставнями. Вокруг него было тихо и изнутри тоже не было слышно каких-либо признаков жизни. Позади хижины брала начало хорошо вытоптанная тропинка.
   - Ну вот и отлично! - хлопнула в ладоши Мария. - Всё как Всемила и говорила. Осталось совсем немного!
   - Машута, я очень виновата перед тобой, что затащила сюда, - сказала вдруг Диана. - Мне так много надо тебе рассказать... Прошу, выслушай меня пока мы всё ещё здесь... Ну вот хоть в хижине все смогут передохнуть перед нашим финальным спуртом, а мы с тобой поболтаем...
   - Что ты, Диана! - воскликнула Мария. - Это всё чревато! Наше счастье, что вместо нечисти мы встретили тебя. Тут уже совсем рядом - там и поговорим, в нашем мире. Кроме того, я вовсе не держу на тебя зла. Даже наоборот!
   - Машута, умоляю! - Диана схватила подругу за руку и взглянула на неё с мольбой во взгляде. - Я должна сказать об этом здесь и сейчас, чтобы всё это осталось тут. От этой жуткой старухи я узнала кое-что очень важное, касаемое лично тебя... Она давно охотится за тобой, Машута! Этому надо положить конец прямо здесь и сейчас! Дай мне эту возможность, не отказывай в просьбе!
   - Ну, хорошо, - Марию очень удивило и даже напугало такое состояние Дианы и её слова. - Если для тебя это так важно и необходимо... - Она обернулась к остальным: - Ребята, передохнём немножко? Совсем ненадолго.
   - Это опасно, - без энтузиазма в голосе, ответила Вика.
   - Лучше не останавливаться, - поддержал её Артём и, случайно бросив взгляд на Диану, ему показалось, что глаза девушки блеснули дьявольским огнём и она оскалилась. Однако в следующий же миг Диана одарила его лучезарной улыбкой и тревожные мысли сразу покинули Артёма.
   - Ну всего несколько минут, - теперь уже упрашивала Мария.
   - Давайте чуть-чуть дух переведём в самом деле, - согласилась Юлия. - Поля уже на ногах еле стоит. Мы так долго здесь плутали...
   - Неправда, мама! - обиделась Полина. - Это не я, а ты еле стоишь на ногах.
   - Ну хорошо, - улыбнулась ей Юля. - Я устала тоже. Я устала.
   Внутри хижины горела лучина. По словам Дианы, ей удалось её зажечь сподручными средствами. В подробности она не вдавалась. В остальном всё выглядело давно заброшенным, покрытым толстым слоем пыли. Поэтому внутри остались только Диана и Мария, усевшиеся за стол, а также Юлия с дочкой. Полину уложили отдохнуть на лавку. Сама Юлия присела с ней рядом и вскоре сама задремала. Все остальные предпочли остаться снаружи. Тут было мрачно и страшновато, но в избе с заколоченными ставнями веселее и спокойнее точно бы стало. В свете лучины, Мария внимательно оглядела помещение.
   - Сколько здесь веников, а так пыльно, - сказала она. - Видимо хозяевам в конечном итоге надоело заниматься уборкой.
   - Машута, - не обращая внимания на её фразу, начала Диана. - Ты должна понять, что я вовсе не знала во что тебя вовлекаю...
   - Послушай, - улыбнулась ей в ответ Мария, - забудь уже об этом. Я же сказала, что зла не держу и на самом деле, думаю, так и должно было быть. Мы к этому всему, если хочешь, шли, чтобы узнать свою сущность на пороге больших перемен. И я счастлива, что мы с тобой вместе!
   - Мы теперь всегда будем вместе...
   - Конечно, Диана! И я очень рада, что теперь всё изменится в лучшую сторону. В светлую.
   - Ты правда рада? Потому что изменится всё...
   - Но ведь в лучшую сторону, - улыбнулась Мария.
   - Смотря с какой стороны посмотреть... Я бы была рада, если бы ты видела в этом лучшую сторону и мы бы воссоединились без плача, страданий и мук...
   - Ну какие муки, Диана? - засмеялась Мария. - Мы же с тобой, слава Богу, не мутировали и значит наша сторона светлая, где нету места страданиям и мучениям. Значит сторона наша лучшая!
   - Как раз чаще всего бывает наоборот, - Диана медленно встала из-за стола и повернулась к подруге спиной. - Мы обретаем этот свет слишком дорогой ценой, через муки, боль и слёзы. И так ли тогда светла эта сторона добра?
   - Не понимаю, - пожала плечами Мария. - Что ты хочешь сказать?
   - Что мы обречены бороться и страдать, терять и жертвовать порой самым дорогим, чтобы это мнимое добро восторжествовало в итоге ценой нашего бескрайнего горя и лишений!
   - Ну а что ты предлагаешь, Диана? - Мария недоумённо улыбнулась. - Это не нами придумано, но без жертв и лишений зло, увы, не победить...
   - А надо ли его побеждать? - Диана отошла вглубь тёмной комнаты. - И что вообще есть зло? Это, так называемое, зло просто берёт необходимое и нужное без всяких на то жертв, без страданий и мук...
   - Да, но ценой жертв и страданий других...
   - А что думать о других? Кто-нибудь из них думает о тебе или о ком-либо кроме себя любимого? Да им плевать на каждого отдельно взятого! Каждый из них с радостью бы принял сторону, так называемого, зла, да вот только трусость не позволяет им проявить силу и взять то, что они хотят!
   - Диана, - с тревогой прошептала Мари, - я не понимаю тебя... Ты меня пугаешь...
   - Пойми, Машута, - из темноты послышался хрипловатый голос Дианы, - зло, каким нам его навязывали, не является истинным злом. Оно искреннее и открытое проявление человеческой силы. Оно не причиняет боли и страданий. Только удовольствия и настоящая радость от жизни!... Ведь для этого и существует человек - чтобы получать наслаждение!... А так называемое добро, прикрываясь лицемерными масками различных добродетелей, учит нас быть мазохистами, желающих получать удовольствие от мук. И всё это ради счастья других - тех, кому плевать на наши жертвы и лишения! Ты только вдумайся какая это вселенская чушь! Вот где истинное зло! Ихнее добро забирает наши жизни ради безоблачного существования никчёмных равнодушных тварей, неблагодарных потомков!
   - Диана...
   - Да чёрт с ними! Нет у них сил вписаться в наши правила - пусть вымирают! Десять, двадцать, тридцать миллионов - да какая разница? Никто и не заметит их отсутствия, а общество станет более сильным и активным!
   - Диана!
   - Я предлагаю тебе истинное добро - голос Дианы стал неузнаваем. -Я предлагаю тебе начать новую жизнь. Настоящую. Жизнь во имя себя и собственного счастья! Во имя счастья своих детей, а не потомков этих никчёмных тварей!
   В этот миг, дальний угол мрачной комнаты озарился блёклым синеватым и холодным светом. Мария вдруг увидела стоявшую к ней спиной сгорбленную старуху в лохмотьях. От неожиданности девушка вскочила из-за стола, уронив при этом табуретку и стала пятиться назад, к двери.
   - Что случилось? - не понимая спросила Юля, которую разбудил шум.
   - Ой, мама! -вскрикнула Полина и указала рукой на старуху.
   - Машута, - прошипела та и в ту же секунду резко обернулась, представив всем троим свой ужасный лик. - Не противься, прошу! И не бойся внешней оболочки - это всё происки лицемерного добра...
   Мария в ужасе закричала и бросилась к двери. Она вспомнила где видела эту старуху. Кошмарные сны воплощались в реальность.
   - Нет, это была не я! - словно читая её мысли, прошипела вновь ведьма. - Это была Неймата. Но теперь мы с тобой будем здесь править бал. Мы обманем её! Прошу тебя...
   - Нет! - закричала Мария. - Юля! Поля! Бегите!
   На шум вбежал Валентин, но не успел он что-либо спросить как отпрянул в ужасе к стене, едва увидел жуткую старуху.
   - Бежим! - Мария схватила за руку Полину и выбежала прочь из избы.
   - Нет! - взревела нечеловеческим голосом Диана.
   Юлия остановилась как вкопанная и заворожено смотрела на старуху. Слёзы текли по её щекам, но она не в силах была сдвинуться с места. Наконец, пришёл в себя Валентин. Он схватил Юлю в охапку и с силой вытолкнул из хижины.
   - Скорее уходите все! - приказал он всем. - Я эту стерву задержу! Бегите!
   Затем он запер за собой дверь и, развернувшись лицом к ведьме, прорычал:
   - Только через мой труп!
   Старуха закинула голову назад и издала жуткий вопль, похожий на призывной свист. Затем засмеялась и направилась к Валентину.
   - Дурак, - прошипела она. - Какой же ты дурак и сколько вас таких бессмысленно полегло на поле брани... Думаешь совершаешь великий подвиг? Чушь! Тупой героизм никому не нужен и никем не будет оценен. Ты - никто, а твоя жертва не стоит и выеденного яйца. Я даже предлагать тебе одуматься не стану, ибо ты недостоин быть в наших рядах. Говоришь, что только через твой труп?...
   Снаружи Артём было бросился на помощь Валентину, но Мария остановила его:
   - Стой! Ты нужен нам! Надо бежать! Выведи нас, пожалуйста!..
   Она указала рукой в ту сторону рощи, откуда к хижине надвигались жуткие существа и омерзительные твари. Артёму даже показалось, что в одной из них он узнал Стаса...
   - Бежим! - Мария схватила его за руку и потащила за собой.
   Остальные уже побежали по тропинке вперёд. Когда твари поравнялись с избушкой, то дверь её распахнулась и на пороге появилась старуха с охапкой больших сухих веток, в сопровождении поразительной красоты девушки с длинными густыми, словно колосья, светлыми волосами и ярко-зелёными большими глазами. Ведьма швырнула ветки на землю.
   - Этот слишком глуп и беспомощен, - презрительно рявкнула она и, указав корявой рукой в сторону тропинки, крикнула: - Приведите мне её! Приведите мне Марию! Остальных осквернить и изничтожить!
  
   Вика бежала впереди, периодически притормаживая, чтобы подождать и подогнать отстающих. Ими являлись Юлия с Полиной. Девочка была ужасно напугана и без конца ревела, что и вовсе мешало её бежать не сбавляя темпа. Юля злилась на неё и время от времени пыталась взять на руки, но Полину это и вовсе приводило в негодование и истерику.
   - Не дёргайте её и давайте сбавим шаг, - предложила Надежда, глядя на всё это. - Вы же видите как ребёнок измотан и напуган.
   - Не надо меня учить как обращаться с моей дочерью! - зло огрызнулась Юлия. - Своих нарожайте и воспитывайте!
   Надя опустила глаза и отвернулась. Мария направилась к ней, чтобы успокоить, с укоризной бросив взгляд на Юлию.
   - Что ж ты себя ведёшь-то как стерва последняя? - рявкнула на Юлю Вика. - Тебе и твоей дочери только добра желают, а ты...
   - Не надо меня стыдить, понятно? - завелась в ответ Юлия. - Мы уж как-нибудь с дочкой сами разберёмся!
   - Юля, не надо, - попытался успокоить её гнев Артём. - Давайте все перестанем ругаться. Понятно, что уже на взводе, но помните, что испытания ещё не закончены пока мы здесь. Может это одно из них. Хотите стать такой же тварью, как те, что нас преследуют?
   - Мама, я хочу пить, - сквозь слёзы сказала Полина. - Пожалуйста...
   - Ну где же я найду тебе тут воду?! - в отчаянии воскликнула Юлия.
   - Стойте! - крикнула вдруг Вика. - Смотрите, вон там!
   Все посмотрела в сторону, куда указывала рукой девушка, и среди зарослей заметили небольшую груду камней.
   - Что это? - встревоженно спросила Мария.
   - Это одна из этих тварей затаилась! - в ужасе вскрикнула Юля.
   - Нет, дурочка, - засмеялась Вика. - Это то, что осталось от старого колодца, судя по всему.
   - Хмм, в самом деле, - приглядевшись, согласилась Мария. - Ну, Вика, ты и в самом деле всегда зришь в корень и находишь суть.
   - А то! - засмеялась та. - Ждите здесь, а я проверю.
   - Только осторожно! - обеспокоенно сказал Артём. - А лучше давай я...
   - Нет, - остановила его Вика. - Лучше с ними оставайся, а то мало ли что...
   Она огляделась. Вокруг было тихо. К колодцу она решила пробираться быстро, чтобы не терять времени. Ощущение, что за ней следят, не покидало её с самых первых шагов, но виду она старалась не подавать, дабы не создавать панику и в без того напуганной компании. Наконец, подойдя к колодцу, она осторожно заглянула в него. На дне его действительно была вода, но вот только никакого ведра на конце цепи и рядом не было и в помине. Вика повернулась к остальным и крикнула:
   - Увы, тут нет ведра!
   - Мама, я очень хочу пить... - ревела Полина.
   - Все хотят, а из-за тебя, видишь, сколько проблем? - с укоризной ответила ей Юлия. - Тётя из-за тебя рискует своей жизнью.
   - Я не слабая, - захныкала вновь Поля. - Я не обуза. Я просто хочу пить.
   Вика тем временем осматривала вокруг колодца землю, в надежде всё-таки найти это проклятое ведро.
   - Я могу дать это ведёрко, - услышала она вдруг из зарослей позади себя любезный голос. - Но с одним условием...
   Вика обернулась и увидела Диану с небольшим ведёрком в руках. Она улыбалась, глядя на испуганную девушку.
   - Не бойся и не кричи, - сказала Диана, останавливая порыв Вики закричать об опасности. - Меня они оттуда не видят да и не угрожает им ничего.
   - Что за условие? - нахмурилась Вика.
   - Я дам тебе ведёрко и ты сможешь принести воды девочке, но взамен ты должна будешь привести к колодцу Марию.
   - Вот ещё! Зачем это?
   - Ну какая тебе разница зачем? - улыбнулась Диана. - Просто приведи.
   - Нет.
   - Не спеши. С ней ничего не случится. Мне просто нужно с ней поговорить. А вы все сможете спокойно уйти отсюда тем временем...
   - А если не соглашусь?
   - Ну тогда, во-первых, и девочка жажду не утолит, а потом и все остальные будут обречены на скверные последствия. Мне ведь только стоит дать команду и...
   - Откуда мне знать, что ты не обманешь?
   - Вика! - послышался голос Марии издалека. - Ну что там? Уходи, если всё равно не во что воды налить!
   - Сейчас! - закричал Вика в ответ. - Кажется, я нашла ведёрко в зарослях!..
   Диана улыбнулась и протянула ей ведро.
   - Ты сделала верный выбор, - сказала она. - Обещаю, что ни с кем ничего плохого здесь не случится. Но если ты меня обманешь...
   Вика прицепила ведёрко к цепочке и, набрав воды, быстро, не оглядываясь, зашагала обратно. Дойдя до остальных, она протянуло наполненное ведёрко Юлии.
   - Пейте на здоровье. Тут всем хватит.
   - Ой, спасибо! - воскликнула та. - Поля, поблагодари тётю Вику!
   - Спасибо!
   - Да ну, просто повезло найти, - улыбнулась девушка и повернулась к Марии: - Маш, я там кое-что нашла...
   - Что?
   - Я хочу чтобы ты знала, что я никогда бы тебя не обманула...
   - Да я знаю, Вика. Так что ты там нашла?
   - Пойдём, я тебе скажу кое-что важное сначала...
   - Ну пошли.
   Они отошли на несколько шагов и Вика уже видела как в зарослях у колодца довольно скалится Диана, как вдруг решительно остановилась и, глядя в глаза Марии, сказала:
   - Там у колодца не что-то... Там в зарослях тебя поджидает Диана. Уверена и её твари неподалёку. Надо бежать. Не хотела говорить при всех, чтобы не сеять панику. И так все напуганы.
   Мария бросила взгляд в сторону колодца. Никого не было видно. Вокруг тоже было тихо.
   - Говорю тебе, - не оборачиваясь сказала Вика, - она там. Надо срочно бежать!
   - Хорошо... Я тебе верю...
   Мария развернулась и зашагала обратно. В этот момент из зарослей, со стороны колодца, послышался стон, преисполненный ненависти и недовольства. Все в ужасе замерли.
   - Бежим скорее! - крикнула Мария. - Они уже совсем рядом!
   Объяснять никому ничего было не нужно. Все живо устремились вперёд по тропинке. Бежали без оглядки и оттого никто не увидел как в тот же миг, как они бросились спасаться, на шее у Вики сомкнулись в тугое кольцо десяток тощих корявых рук, которые стали тянуть её к земле. Она не в силах была позвать на помощь да и не могла. В голове лишь успела промелькнуть мысль: "Я всё сделала правильно и ни о чём не жалею".
   Оглянулись бежавшие только у обрыва, когда вынужденно пришлось притормозить. На этот раз опасения были не напрасны - позади, вдалеке, их преследовало облако густого мрака и невообразимо жуткие силуэты. Пропасть посередине разделялась островком, похожим на бесконечно высокую башню, чьё основание исчезало в бездне. С обеих сторон к островку вели канатные мосты. Таким образом, чтобы пересечь пропасть напрямую, надо было перейти по двум болтающимся из стороны в сторону мостикам, с короткой передышкой посередине бездны на островке. Сама же тропа, что привела их сюда, уходила резко вправо и огибала пропасть вдоль высокой скалы, создавая более безопасный, но и более длинный путь на другую сторону. С левой же стороны в бездну изливался красивейший величественный водопад.
   - Что будем делать? - растерянно спросил Артём. - По мостикам вроде короче, но нас они нагонят быстро, пока мы будем по очереди перебираться. Быстро здесь не получится. А побежим о тропинке - они уже нас встретят на том берегу, если не нагонят опять-таки следом...
   - Где Вика?! - в ужасе закричала Мария. - Вика!
   - Надо быстрее решать и идти, - сказала Надя. - Увы, но Вике мы уже не поможем...
   - Я не пойду с дочкой через эти висячие штуки! - запротестовала Юлия. - Вы с ума сошли?!
   - Времени мало - медлить нельзя, - сказал Артём. - Здесь короче, но скопом мы все не пройдём - мост рухнет. Предлагаю разделиться: по мостикам в первую очередь переходят на ту сторону Полина с мамой, потом кто-то ещё. Двоим точно придётся бежать в обход пропасти. Я останусь здесь и отвяжу мост, как только переходящие по нему достигнут островка. Потом побегу по тропе. Быстрее! Перебирайтесь!
   - Я же сказала, что с дочкой туда не полезу! - запротестовала Юлия.
   - Ты хочешь бежать с ней такой огромный крюк, не имея возможности перевести дух? - гневно спросил её Артём. - Пойми, так короче будет и безопаснее для неё. Давайте живо! Первыми Полина и Юля!
   Выбирать действительно не приходилось и, посмотрев ещё раз в сторону приближавшейся всё ближе тьмы, Юлия заторопила дочь и ступила первой на доски канатного моста. Он предательски зашатался, но всё ж страх быть настигнутой оказался сильнее.
   - Быстрее, мама, быстрее! - нервничала Полина.
   - Поля, не толкай меня! - в панике закричала в ответ Юлия. - Держись за меня и ступай осторожно!
   Наблюдая за ними, Артём покачал головой.
   - Нет, даже двое могут не успеть, что уж говорить о всех, - сказал он. - Одного ещё переправить успеем быть может, а вот двоим точно придётся бежать что есть сил по тропинке. Я. Естественно один из двух. Кто из вас чувствует, что есть силы бежать? - Он посмотрел на Марию и Надю. - Наверное ты, Маша?..
   - Конечно, я с то...
   - Нет! - оборвала её надежда. - Я побегу! Пожалуйста, вы даже себе не представляете насколько это для меня важно и как я этого хочу! За столько лет я впервые чувствую в себе силы и хочу использовать их на все сто, пока есть такая возможность. Мария, прошу - уступи мне...
   - Надя, ты уверена что сможешь? - спросил Артём с тревогой в голосе.
   - Конечно, уверена! Пойми, что здесь я совсем другой человек и вовсе не прикована к кровати.
   - Ну что ж, тогда побежишь ты, - подытожил Артём. - Я считаю, что откладывать нельзя. Беги прямо сейчас, а я подожду пока Мария достигнет островка, чтобы отвязать первый мостик и догоню тебя. Как ни крути, всё равно я быстрее вас обеих и я, в конце концов, мужчина. - Артём улыбнулся и обратился к Наде: - Ну что, готова? Тогда вперёд!
   Как ни хотела Мария остаться с Артёмом, чтобы бежать с ним вместе рядом, но оспорить его решения она не могла. Было неловко так поступить с Надей да и сам Артём мог счесть это за навязчивость. Если б она знал как потом будет корить себя за это... Часто мы не решаемся что-то сделать или сказать, когда счёт идёт на секунды и потом расплачиваемся за свою нерешительность и скованность годами. С другой же стороны, всё, что ни делается - к лучшему.
   Надя бежала так быстро как только могла. Лицо её светилось счастьем и от ощущения стремительного бега и от осознания того, что она участвует в чём-то очень-очень важном. Это настоящее приключение, о котором она даже мечтать не могла. И подсознательно глубоко внутри у неё таилась грусть оттого, что дело идёт к развязке, а потому она совершенно не боялась погони какой-то неведомой её нечисти. Юля и Полина еле-еле с криками и взаимными упрёками, передвигались по первому канатному мосту и, наконец, достигли островка.
   - Я буду быстрее, - сказала Мария Артёму. - Обещаю.
   - Просто будь осторожна, - улыбнулся он ей в ответ.
   - А может побежим вместе? - с надеждой в голосе спросила она.
   Артём обернулся. Облако мрака неторопливо надвигалось, но время ещё было.
   - Нет, - ответил Артём. - Не будем рисковать. Пока есть ещё такая возможность, ты вполне успеешь перебраться, а я спокойно успею от них оторваться и догнать Надю. - Он подмигнул ей. - Ну, давай, не теряй времени!
   Мария сделала шаг, другой...
   - Артём! - она резко обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.
   - Что?
   - Я хочу... я должна тебе сказать...
   - Что? Говори скорее!..
   - Нет... не могу... в спешке не могу...
   - Ну тогда на том берегу скажешь, - улыбнулся он ей. - Не теряй времени!
   - Ой, прости... - спохватилась Мария. - Да, я иду!
   Артём видел как Надя уже почти добежала до середины пути, как вдруг притормозила. Он с тревогой стал всматриваться, пытаясь разглядеть, что там случилось. В этот момент Мария, дойдя в свою очередь до середины первого мостика, вновь окликнула его:
   - Артём!
   - Что? - испуганно и слегка раздражённо отозвался тот, опасаясь что и здесь что-то произошло неладное.
   - Прости... Ты правда просто не получал его?
   - Кого? Что? - недоумевая, хмуро спросил тот.
   - Ну его... Фото...
   - Фото? Какое фото?... Маша, поторопись, пожалуйста! Там что-то у Нади случилось. Как только ты достигнешь островка, я смогу отвязать мост и поспешить к ней на помощь.
   - Хорошо... - немного обиженно ответила Мария. - Извини...
   Она, конечно, понимала, что сейчас совсем не лучшее время для подобных вопросов и она не имеет права обижаться на равнодушие Артёма, но слёзы всё равно предательски наполняли глаза и ноги совершенно не хотели её слушаться, периодически застревая и проваливаясь между досками. Таким образом, не получалось выполнить своё обещание двигаться быстрее, чем Юля с Полей. От этого становилось ещё обиднее. Наконец, она достигла островка и едва ступила на него обеими ногами, как услышала позади звук падающего канатного моста. Доски ударились о башню-стровок и разлетелись в щепки. В этот миг мари показалось, что так обрушилась её последняя надежда. Она взглянула через пропасть, которая теперь разделяла её от Артёма, и в последний раз пересеклась с ним взглядами. На лице его была тревога. Он растерянно улыбнулся ей и бросился бежать по тропинке. Облако мрака было уже буквально метрах в десяти от него. Мария перевела взгляд на Надю. Та, прихрамывая, продолжала путь. Пусть не так быстро, но она уже преодолела большую часть и теперь скрылась среди деревьев, которые прикрывали собой тропинку на другом берегу.
   - Зачем ты убегаешь, Машута?
   Мария вскрикнула от неожиданности и обернулась на голос. На том берегу, с которого всего несколько минут назад она шагнула на мост, стояла зловещая старуха в лохмотьях, развевающихся на ветру.
   - Что? Что случилось? - заволновалась впереди Юлия, боясь обернуться.
   - Идите вперёд! - ответила Мария. - Не оборачивайтесь! Скорее вперёд!
   - Всё совсем не так уж ужасно как выглядит, - прохрипела старуха. - Всё равно тьма сильнее была, есть и будет. Так не лучше ли перестать бороться с ветряными мельницами и обрести покой, достаток и власть? Веками наивные добряки читают пророчества и слепо верят, что справедливость в итоге восторжествует... Но это чушь! Всю историю человечества на земле правила балом тьма. Ну пора уже перестать жить иллюзиями маленькой девочки, тем более жизнь так коротка...
   - Что тебе от меня надо? - закричала Мари.
   - Не волнуйся так... Я просто помогаю тебе сделать правильный выбор. Пойдём со мной, прошу...
   - Нам уже давно с тобой не по пути, Диана. - Мария посмотрела на подругу и брезгливо поморщилась. - Посмотри на себя! Во что ты превратилась? Как ты могла сама сотворить с собой такое?!
   - Не я такая! - гневно прорычала старуха и Юлия с Полиной в ужасе обернулись и закричали. - Жизнь такая!
   - Не надо этих высокопарных и глупых фраз! - ответила Мария. - Нельзя найти оправдание собственной низости. Человеком можно и нужно оставаться всегда и везде, при любой жизни. А если такого желания нет, то и несчастную мученицу из себя строить не надо!
   Кое-как, с криками, но Юля с Полиной добрались до противоположного спасительного берега. Девочка была вся в слезах и дрожала от страха, глядя на жуткую старуху, с которой разговаривала Мария. Юлия была в не меньшем ужасе, но всё-таки нашла в себе силы прокричать:
   - Маша, скорее к нам! Не слушай её! Скорее на мост!
   Старуха зловеще огрызнулась и быстро, словно передвигаясь по воздуху, направилась по тропинке вдоль обрыва.
   - Всё равно никому из вас не убежать,- прошипела напоследок она. - Встретимся на том берегу.
   Сердце в груди у мари заколотилось сильнее прежнего. Начав переход по второму канатному мостику, она то и дело бросала тревожный взгляд в сторону бегущего по тропе Артёма. Увы, ему нисколько не удалось оторваться от преследовавшего его облака мрака и следовавших за ним по пятам столпотворения всевозможных жутких и мерзких тварей. Мария кляла себя за то, что слишком долго провозилась, переходя этот дурацкий первый мост и что не настояла на том, чтобы Артём взял её с собой. "Ты слиш-ш-шком долго ш-шла..." Возможно у них было бы больше шансов убежать от дьявольской погони. Хотя в глубине души она понимала - Артём прекрасно знал на что идёт и таким своим решением он старался спасти их всех. Мария видела как облако нагнало его на том месте, где тропинка скрывается среди деревьев. Слёзы хлынули из глаз и ручьями потекли по щекам.
   - Скорее! - кричали наперебой Юля с Полиной. - Ну же, совсем немного осталось!
   Как назло, второй мостик она преодолела гораздо легче и быстрее, чем первый. "Ах, если бы наоборот и тем самым можно было бы выиграть драгоценное время для Артёма!.."
   - Ну вот умничка, - Юля с дочкой помогли ей сойти с канатного моста. - Смотри, мы совсем рядом!
   Они обе указали в сторону высокого холма, на который вела знакомая им тропинка. Там начиналась берёзовая роща, среди которой виднелся большой светящийся шар. Он словно завис в воздухе и играл в лучах солнца всевозможными красками, создавая волшебную картину.
   - Скорее! Надо торопиться! - дёрнула Марию за рукав Юлия, но та одёрнула руку.
   - Поднимайтесь с Полиной наверх по холму, - сказала она. - Я дождусь Надю и Артёма.
   - Думаешь их не догнали?
   - Не знаю, но я должна быть уверена.
   - Что ж, мы тоже тогда остаёмся, - после секундного раздумья ответила Юлия.
   - Ты с ума сошла?! С тобой дочка!
   - Мы не бросим наших друзей, - твёрдо сказала девочка и решительно вытерла слёзы с глаз, громко шмыгнув при этом носом.
   - Юля, не валяй дурака, это опасно! - казала Мария. - Мы потом можем не успеть подняться на холм. Это чёртово облако и эти твари передвигаются очень быстро когда им нужно. Сейчас может быть последний шанс спастись от них. Не рискуй дочерью!
   - Может ты и права, - тихо промолвила Юля. - Мы пойдём, но потихоньку...
   - Но мама!..
   - Идём, Поля, тётя Маша права...
   Несмотря на то, что Полина противилась идти вперёд, но её всё-таки пришлось послушаться собственную мать и последовать вслед за ней по тропинке на вершину холма. Они уже взбирались по нему, когда из зарослей, напугав своим неожиданным появлением, прямо на Марию выскочила запыхавшаяся и исцарапанная ветками Надя. Она хромала и тяжело дышала. Маша сразу обратила внимание, что правая нога девушки сильно распухла.
   - Я-то думала что здесь болячки и травмы не страшны, - грустно улыбнулась Надежда. - Видимо отвыкла я бегать или слишком переусердствовала. Подвернула ногу на дурацком камне, но решила идти до последнего... - Она вдруг удивлённо посмотрела Марии в глаза. - Почему ты здесь? Беги! Они уже совсем рядом!
   - А как же Артём? - еле слышно спросила Мария.
   - Его я не видела, но вот тварей позади себя уже заметила... Наверное они догнали его...
   Мария закрыло лицо руками.
   - Сейчас не время реветь, - опустила её руки Надя. - Где девочка? Что с ней?
   Мария указала рукой на две фигурки, поднимающиеся на холм. Надя улыбнулась и облегчённо вздохнула.
   - Уфф, ну значит всё не зря, - сказала она. - Спасая ребёнка - спасаешь будущее. А теперь беги!
   - Ты совсем что ли? - возмутилась Мария. - Я специально ждала тут и без тебя не уйду. Обопрись давай и пошли отсюда.
   - Ну, с другой стороны... - Надя сделала важное лицо, после чего обе дружно рассмеялись.
   Еле-еле заковыляли они вверх по тропинке, на холм. Небольшая пауза пошла во вред для Надиной ноги - теперь она и вовсе не могла на неё ступить. Пройдя лишь небольшой отрезок пути, обе без сил упали на землю, едва не скатившись обратно к подножию.
   - Нет, это безумие! - воскликнула Надя. - Опять я инвалид! Я не могу позволить, чтобы из-за меня погибла ты. Поднимайся наверх! В конце концов, мне спешить особо некуда и я ничего не теряю... Так хоть смысл и польза будет....
   Надя попыталась улыбнуться, но у неё не получилось. Мария молча, помогла ей вновь подняться.
   - Это ты сейчас с кем разговаривала? - спросила, наконец, Мария. - Нам идти надо, а ты тут глупости лопочешь. Никто из нас толком не знает что это за место и чем является факт гибели здесь.
   - Всё равно, Маша. Иди вперёд, а я сама добреду...
   - Да как ты взберёшься на холм, если ты даже встать на ногу не можешь? Вон как распухла... Пошли, говорю!
   В эту секунду позади раздался жуткий вой. Девушки в ужасе замерли и оглянулись. Из-за деревьев, в облаке тьмы, на тропу выползли омерзительные твари, ведомые зловещей старухой в лохмотьях.
   - Скорее, надо торопиться! - крикнула Мария. - Хватайся за меня!
   - Не получится, Маша! - протестовала Надя. - Так нам обеим конец. Они догонят нас раньше середины холма.
   - Ну значит погибнем вместе! - ответила Мария и взглянула на быстро приближающуюся свору нечисти.
   - Мама, мама! - послышалось вдруг сзади сверху. - Я с тобой!
   Девушки обернулись. Бегом к ним спускались Юлия и Полина.
   - Вернись назад! - прикрикнула на дочь Юля. - Вернись, кому сказала!
   - Что вы делаете, сумасшедшие?! - изумилась Мария. - Скорее ступайте в светящийся шар - там должен быть выход!
   - Ну вас же мы не бросим! - натужно улыбнулась Юлия. - Ну-ка, взяли...
   Вместе с Марией они подхватили Надю и потащили её наверх так быстро как только могли. Полина суетилась вокруг них, всячески пытаясь как-нибудь помочь.
   - Мама, они близко! - в ужасе закричала девочка. - Они совсем близко!
   До спасительной вершины холма, на котором брала начало берёзовая роща, оставалось совсем немного и оглядываться сейчас было страшно. Ведь спасение совсем рядом!
   - Поля, поднимайся на самый верх! - только и смогла прокричать Юля. Во рту пересохло и сил совсем не было. - Наверх!
   Но в этот момент, сзади послышался зловещий смех и кто-то с силой толкнул всех троих в спины. Девушки упали на землю, цепляясь руками за траву, чтобы не скатиться вниз. Полина завизжала от страха и ужаса. Когда они повернули головы, то увидели стоявшую над ними Диану. Она была в своём обычном виде и весело смеялась. Вокруг неё тяжело сопя, стояли Погонщики с Жертвами, Веточники с огромными слизнями и множество других более отвратительных тварей.
   - Меня позабавила эта маелнькая погоня, - сказала Диана. - Как видишь, Машута, я была права. Ну нет никаких шансов у добра и света, пойми ты! Люди слишком ничтожные мерзкие создания в большинстве своём, чтобы справедливость могла торжествовать в их мире. Зло всегда будет побеждать благодаря людям и пока они есть! Ну так не лучше ли командовать этим стадом, жаждущим быть таковым, нежели пытаться помочь им стать достойным существования человечеством?
   - Брось свои нравоучения и красивые речи! - презрительно ответила Мария. - Да, ты победила. Но прошу об одном: отпусти их. Возьми меня как ты и хотела, но отпусти их!
   - Не могу, - изобразила невинный вид Диана. - Вкус победы слишком сладок. У них была возможность уйти. Так что всё честно. И к тому же... Осквернение такой чистоты как ребёнок в нашей среде даёт массу дополнительных очков престижа, скажем так...
   Диана зловеще засмеялась и облизнула губы, глядя на Полину. Только сейчас все заметили, что язык у Дианы был змеиный.
   - Нет! - закричала Юлия, вскакивая на ноги. - Нет, её ты не получишь! Полина, беги!
   Но не успела девочка сделать и шага, как длинная корявая рука схватила её за ногу и, уронив на землю, потащила к себе. Это Диана приняла свой новый облик старухи. Однако в этот раз у неё было что-то от паучихи: глаза, казалось, выкатились из орбит, а из-под сухих тонких губ выглядывали два клыка, сочащихся ядовитой слюной. Она мерзко облизывалась змеиным языком и медленно притягивала девочку к себе. Девушки же стояли словно заворожённые, не в силах пошевелиться. Первой пришла в себя Надя. С ненавистью и ожесточением вцепилась она в костлявую руку старухи зубами. Та издала жуткий вопль и разжала корявую кисть, высвободив ногу девочки из своей хватки. С ненавистью оскалилась Диана на Надю.
   - Бегите! - крикнула девушка и бросилась на старуху, повалив её наземь.
   Они кубарем покатились вниз с холма в тёмную бездну, увлекая за собой тварей, послушно следовавших за своей ведьмой.
   - Нет! Надя! - сквозь слёзы закричала Мария.
   - Скорее! - схватила её за руку Юлия. - Бежим! Она спасла Полю...спасла нас...
   - Нет! - кричала Мария. - Я не уйду без неё! На-а-адя!
   - Её больше нет! - едва сдерживая слёзы крикнула в ответ Юля. - Идём же или её жертва будет напрасной!..
   - Будь ты проклята, Диана! - падая на колени, заревела Мария. - Будь ты проклята!..
  
   Отступив на какое-то время, облако тьмы вновь начало подниматься от подножья вверх по холму. Не дожидаясь пока мрак снова настигнет их, Маша, Юля и Полина поднялись на вершину и ступили в берёзовую рощу. Вой разочарования раздался позади. Не оглядываясь более, Юлия с дочкой вошли в светящийся посреди берёз шар и исчезли...
   Мария видела как они спаслись, но сама не торопилась последовать их примеру. В задумчивости она остановилась и обернулась.
   - У вас нет шансов, Машута, - с грустью сказала ей Диана, стоявшая на границе берёзовой рощи. - Ты сама в этом скоро убедишься.
   - Я всё-таки рискну, - ответила Мария. - Лучше умереть стоя, чем жить всю жизнь на коленях.
   С этими словами она последовала вслед за Юлей и Полиной. Всё исчезло: звуки, окружение, Диана... Всё растворилось в бесконечности...
  
   На белом мерцающем фоне появлялись буквы, одна за другой:
   " Очень надеюсь, что совсем скоро мы познакомимся с тобой по-настоящему..."
   Мария очнулась. Она сидела в полумраке своей комнаты за монитором, на котором читала текст последнего письма Артёма. Письма, которое она так и не прочитала до своего отъезда в Мраморный Бор. До того, как...
   Одинокая слеза скатилась по щеке. Ещё одна.
   - Не надо плакать, Маша, - тихо сказал вдруг кто-то сзади и Мария, вздрогнув от неожиданности, обернулась.
   В углу, возле уютно горящего торшера, в кресле видел Михаил Ракинович и приветливо улыбался.
   - Ты справилась, - сказал он. - Не надо слёз.
   - Это был сон? - растерянно спросила Мария. - Это всё ещё сон?..
   - А что такое сон и что есть явь? Можно ли быть уверенным, что именно из них является реальностью? Ведь каждое из этих состояний нам кажется единственно настоящим, когда мы пребываем в нём...
   - Вика... Артём... Надя... Валентин... Неужели все они погибли? Остались там? - Мария почувствовала как слёзы вновь наполняют глаза. - А Диана?.. Она осталась тем чудовищем?..
   - Не беспокойся о них, - вновь улыбнулся Мурави. - Они остались теми, кем и были на самом деле. Всё расставлено по своим местам. Обратной дороги нет ни у кого. Каждый сделал свой окончательный выбор. Исход уже совсем близок. Пришло время истинного восприятия, понимания и осознания полученного в жизни каждого из нас. Говоря об истинном, я не имею в виду ничего материального. Абсолютно ничего. Это уже новый уровень Бытия, если мы хотим жить дальше. Не каждый, далеко не каждый отныне будет способен осилить его. Лето уже близко, Маша. Совсем близко. Ты видела какая Тьма ждёт нас впереди, но наступит Утро и Рассвет всё изменит без остатка и сожаления...
   Мурави поднялся и подошёл к окну. Какое-то время он ни слова не говоря смотрел в звёздное ночное небо, а Мария также молча наблюдала за ним. Наконец, он обернулся и улыбнулся ей.
   - Сейчас время пробуждения для многих, Маша, - сказал Мурави. - Не пытайся всё разом понять. А вот ему, - он указал на экран монитора, - обязательно напиши, ибо ты вовсе не долго шла, потому как опоздать к своей Судьбе невозможно. Просто всему своё время, своё час.
   Мария посмотрела на монитор, на экране которого по-прежнему было письмо Артёма:
   " Мы будем Вместе и найдём путь к Свету!"
   Она повернулась к Мурави, желая его ещё спросить о чём-то очень важном, но в комнате кроме неё больше никого не было... Лишь занавески на окне слегка колыхнулись, то ли от дуновения ветра, то ли провожая кого-то...
  
  
   Так и закончилась эта необычная история, которая могла произойти с любым и каждым. Но каждая история является окончанием предыдущей и началом следующей. Так было и на этот раз.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Eo-one "Люди"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"