Ясурала Александр: другие произведения.

Самый лучший день

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вообще-то это фэнтези чистой воды, но так как в этом рассказе нет гоблинов, эльфов и прочих подобных прелестей, то, чтобы не сбивать с толку любителей этого жанра, фэнтези не указано в качестве жанра. Warning: 30+. Детям не читать! Ну, а если серьёзно, то это рассказ про школу и учителей.

Вообще-то это фэнтези чистой воды, но так как в этом рассказе нет гоблинов, эльфов и прочих подобных прелестей, то, чтобы не сбивать с толку любителей этого жанра, фэнтези не указано в качестве жанра. Warning: 30+. Детям не читать!

Самый лучший день

Татьяна Петровна давно уже отработала своё право на заслуженный отдых. Сорок лет отдала школе. На пенсию могла бы выйти ещё пятнадцать лет тому назад, но не пошла. Не пошла и по старости (бррр, что за выражение!), когда исполнилось пятьдесят пять. Дочки, сын, зятья - все уговаривали: "Мам, да бросай ты свою работу! Ну, хочешь, мы будем тебе ежемесячно "алименты" выплачивать в размере твоей зарплаты?".

Дети смеялись, конечно, с "алиментами". Они и так её баловали, можно сказать. В квартире европейский ремонт сделали, современную бытовую технику подарили. Компьютер в очередной раз ей проапгрейдили. А пользоваться компьютером научили её внуки, чем были горды неимоверно: кого научили?! Бабушку, которая выучила не одну тыщу человек!

Татьяна Петровна любила свою работу. А ученики любили и уважали Татьяну Петровну. И учителя. И завуч и директор тоже. Впрочем директор и завуч были не намного моложе Татьяны Петровны. И учительнице химии не так давно пятьдесят пять исполнилось.

Молодых учителей, моложе тридцати лет, было всего трое. Старых учительниц и директрису с завучем они между собой бабульками называли, наивно полагая, что никто другой об этом не знает. А бабульки в свою очередь молоденьких за глаза называли малявками или иногда комсомолками. Всем остальным школьным учителям было за сорок. Тридцатилетних не было ни одного. Эдакая демографическая яма. Средний возраст - 43 года. Точь в точь как у Пифагорыча, кхм, то есть у учителя математики Сергея Петровича. Чем он безмерно гордился.

Дружный коллектив был в школе номер два. Самая знаменитая школа в городе. В "двойке" двоечников нет! Всего в городе осталось три школы. Когда-то было семь.

***

Завуч Галина Александровна сообщила Татьяне Петровне, что облоно проводит конкурс на лучшее детское сочинение среди учащихся 5-6 классов.
- Тема сочинения какая? - поинтересовалась Татьяна Петровна.
- Да я так поняла, что тема может быть любая, - ответила Галина Александровна, - но я обязательно уточню.
- Я бы своим ученикам предложила тему "Самый лучший день". Интересно было бы узнать, что они об этом думают.

На следующий день завуч сказала:
- Татьяна Петровна, я была в районо, спросила ещё раз про тему сочинений на конкурс. Анатолич сказал: "Да любая!". Я проболталась, какую тему придумала ты, ему понравилось, и он решил, пусть это будет темой сочинений для всего города и района!
Анатолич - это Андрей Анатольевич, заврайоно.
- Ой, да необязательно было...
- Ну, что ты, Татьяна Петровна, это же конкурс! Пусть у всех тема будет одна, вот и посмотрим, у кого из ребятишек получится лучше всего!

И вот сидит Татьяна Петровна вечером дома, проверяет детские сочинения. Пятый и шестой класс это как раз её ученики.

Какие же они ещё глупенькие и наивные... "Мой самый лучший день это когда мне на день рождения подарили компьютер!" - пишет один. "Мне мама разрешила взять щенка, и это был мой самый лучший день! Он пока ещё маленький..." - пишет другой.

Купили, подарили... Велосипед, компьютер, куклу Барби, котёнка... Прыгнул выше всех в классе на физкультуре... Получил или получила долгожданную пятёрку за контрольную, сочинение... Ездил на областную олимпиаду по математике...

Тяжело болела мама, ей сделали операцию, а теперь её выписали из больницы, и она, наконец, дома... - так, это надо отложить...

"Самый лучший день это День Победы. Потому что в этот день наша армия победила фашистов..." - отложить.

Опять компьютер подарили на день рождения... Старший брат отдал свой сотик, ему новый купили...

"У моего прадедушки в прошлую пятницу был день рождения. Ему исполнилось восемьдесят лет! Он не участвовал в войне с фашистами на фронте, потому что был тогда ещё школьником. Но дедушка всё равно помогал, чтобы война кончилась как можно скорее. Ему было всего тринадцать лет как сейчас мне, когда он пошёл на завод работать, чтобы помогать фронту. А школу он закончил потом, когда вырос уже.
...
Это очень здорово, что у меня есть прадедушка! Потому что он дедушка моего папы. А ещё он папа моего дедушки. Мне всегда было смешно, когда мой дедушка называл прадедушку папой. Мне это всегда казалось как шутка какая. Но когда тогда на дне рождения дедушка сказал: "Папка, я желаю тебе прожить до ста лет!", то я сам не знаю почему заплакал. И всё равно мой самый лучший день был в прошлую пятницу!".

Татьяна Петровна перечитывала и перечитывала это детское откровение, пока не почувствовала, что её платочек стал совсем мокрым и больше не впитывает в себя слёзы... Самое лучшее сочинение, что бы и кто бы там не сказал!

***

На следующий день в школу пришёл инспектор. Ничего особенного - текущая проверка. Молодой парень, тридцати ещё нет. Сказал, что зовут его Алексеем Юрьевичем. Народ быстро "вычислил", что его отец Юрка Н. когда-то учился в "двушке". Неплохой, вроде бы, был парень, а сейчас владелец городской строительной фирмы. Но его сын Алексей в своё время учился в другой школе - то ли в пятой, то ли в седьмой.

Прозвенел звонок с пятого урока. Учителя собирались в учительской. У многих из них уроки уже закончились.

Инспектор тоже был в учительской. Он уже проверил нужные ему документы - планы, отчёты. И даже посетил пару уроков. Правда, замечаний учителям никаких не высказал.

В учительскую быстро, но бесшумно вошёл и сел на своё любимое место у окна учитель физкультуры Григорий Михайлович, которого дети называли Гераклом. Очень уж часто они к нему как бы невзначай обращались "Геракл Михайлович!". Пойди разбери, то ли шутят, то ли... "Потому, что любят!" - как-то раз сказала учительница химии Софья Мироновна, которую, правда, только за глаза, дети называли Менделеевной. О чём она прекрасно знала. Да и чего ж не знать, если её в учительской по-приятельски Менделеевной бабульки частенько кликали.

- Это же вы, кажется, ведёте русский язык и литературу в пятых-шестых классах? - спросил инспектор, поворачиваясь к Татьяне Петровне.
- Да, я. Вы что-то хотели?
- Ну, вы же в курсе, что проводится конкурс на лучшее детское сочинение детей этого возраста...
- Да.
- Если у вас всё готово, если вы уже отобрали те из них, которые вы считаете лучшими, то можете передать их мне, я занесу их в районо.
- Я отобрала лучшие сочинения. Сейчас, минуточку.

Татьяна Петровна достала из своей сумки несколько листочков с детскими сочинениями и передала их инспектору. Алексей Юрьевич взял листочки, стал их перелистывать. Прочитал в полголоса: "Самый лучший день это День Победы. Потому что в этот день наша армия победила фашистов..." и хмыкнул "Н-да...". Следующее: "У меня очень сильно болела мама...". Опять хмыкнул.

Татьяна Петровна неодобрительно посмотрела в его сторону, но ничего не сказала. Зато не вытерпела заноза Лариса Алексеевна, молодая учительница пения.
- Действительно, - невинным голоском пропела Лариска, - нет, чтобы написать: "Самый лучший день - это день выборов, когда Владимир Владимирович Путин впервые в третий раз стал президентом!".

В учительской стало очень тихо. Молодой инспектор глянул на Ларису и благоразумно промолчал. Видимо, заценил по достоинству и понял, на что может нарваться. Ему бы ещё чуточку этого самого благоразумия: просто молча положить листочки в свой портфель, и дальше по сценарию... Но вместо этого он стал зачитывать начало следующего сочинения: "У моего прадедушки в прошлую пятницу был день рождения".
- Блин! И это лучшие сочинения?! - вырвалось у него.
Он швырнул листочки на стол, они сорвались и упали на пол.

- Подними листочки! - сказала Татьяна Петровна и добавила сквозь зубы: - Дурак!
- Что?! Да как вы смеете?!
- Смею. Сорок лет уже смею! Потому и сужу о детских сочинениях после того, когда прочитаю последнее предложение, а не первое.
- Да... Да вы... Да вы сама...

Раздался резкий звук и рядом с инспектором уже Геракл стоит. Геракл Михайлович, то есть, Григорий Михайлович, нежно-нежно держит инспектора за правую кисть своими пальчиками, которыми он в свободное от работы время штангу весом в полтора центнера жмёт, и очень вежливо говорит:
- Алексей Юрьевич, поднимите, пожалуйста, листочки и извинитесь перед Татьяной Петровной. Нет, Алексей Юрьевич, лучше сначала извинитесь, а потом поднимите...
- Да... да... - задёргался было Алексей Юрьевич, но благоразумно подчинился.

Извинившись, положив листочки с сочинениями на стол, молодой инспектор схватил свой портфель и чуть ли не бегом отправился к выходу. В это время в учительскую входила Софья Мироновна. А дверь в учительскую открывается вовнутрь, а обе руки у учительницы заняты и она толкает дверь, пардон, задом, а инспектор мчится сломя голову. Короче, в итоге дверь стукнула его по лбу. Когда так ничего и не понявшая Софья Мироновна вошла в учительскую, бедный инспектор выскочил в коридор, а она аккуратно задом же закрыла за ним дверь, в учительской раздался дружный смех.
- И чего смеёмся, коллеги? Я тоже хочу, - молвила учительница, раскладывая на столе свою ношу.
- Вы только что, Софья Мироновна, дверью инспектора, - пыталась объяснить молодая учительница Ирина Фёдоровна, но не смогла, ибо снова залилась смехом.
- И что - это очень смешно?!
- Очень! Вы даже не представляете насколько, Софья Мироновна! - сказал кто-то из учителей.

А Татьяна Петровна собрала листочки со стола, положила их в свою сумочку и, буркнув: "Надоело, с меня достаточно!", направилась к двери.
- Куда это она... - тихо сказал кто-то из учителей.
- Увольняться! - объявила Татьяна Петровна, открывая дверь.
- Что? Ну, тогда и я тоже, давно мечтала, - сказала Софья Мироновна и отправилась вслед за своей коллегой.

- Ну и дела...

***

Татьяна Петровна и Софья Мироновна вошли в кабинет директора, предварительно стукнув в дверь чисто для приличия.
- Заходите, заходите, - отозвалась на стук директор.
Кроме неё в кабинете была завуч Галина Александровна.
- В общем, Нина Андреевна, замечаний у молодого инспектора не было...
- Уху, - отозвалась Нина Андреевна, - я только что в окно видела, как он выходил из школы. Странно, что он напоследок ко мне или к тебе не зашёл. Ну, да ладно. А вы с чем пришли, - поинтересовалась Нина Андреевна, обращаясь к только что вошедшим учительницам. Да вы садитесь, чего вы стоите!

- Всё! Надоело! - начала Татьяна Петровна.
- Что случилось, Татьяна Петровна?
Директор и завуч были очень удивлены. Татьяна Петровна была на редкость очень спокойной и сдержанной женщиной.
- Да, так, ничего... Этот ваш молодой инспектор охаял сочинение ребёнка, которое я отобрала на конкурс... А он даже и не читал его! Прочёл только первое предложение...
- Оно с собой у тебя?
- Да, вот оно...
Татьяна Петровна достала листок и отдала его директору.

Нина Андреевна начала читать.
- Может вслух почитаешь, - сказала Галина Александровна. - Можно? - спросила она, обращаясь к Татьяне Петровне.
Татьяна Петровна пожала плечами, мол, как хотите.
- Да-да, вслух, - поддержала Софья Мироновна. - Из-за него... - и замолчала.
- "У моего прадедушки в прошлую пятницу был день рождения", - начала читать Нина Андреевна.

- Хорошее сочинение, - сказала Нина Андреевна, прочитав последнее предложение.
- Мне тоже понравилось, - сказала Галина Александровна.
- Так трогательно о старике, - поддержала общее мнение Софья Мироновна, шмыгая носом и доставая платочек.
- А этот... Прочитал первое предложение, ляпнул что-то и швырнул его.
- Да дурак он, - сказала Нина Андреевна.
- Вот я ему так и сказала!
- Да? - сказала, улыбаясь, Нина Андреевна, - а он?
- А он хотел ответить мне "Сама дура!"... Но тут вмешался Геракл, заставил его поднять листочки с пола и извиниться.
- А он? - поинтересовалась Галина Александровна.
- Ну, он попытался было побрыкаться, но подчинился, а потом сорвался прочь...
- Уху... - вмешалась в рассказ Софья Мироновна, - а тут и я подоспела вовремя: треснула дверью его по лбу!
И все засмеялись.

Дверь приоткрылась, в кабинет заглянула техничка, сказала "Извините!" и закрыла дверь.

- Нина Андреевна, - сказала Татьяна Петровна, - я пришла сказать, что я увольняюсь!
- Татьяна Петровна...
- Да-да!
- И я тоже! - подхватила Софья Мироновна. - Я тоже собиралась, а тут такой удобный случай!
- Какой такой удобный случай? - поинтересовалась Галина Александровна.
- Ну, как же: дверью по лбу инспектора!
Все опять дружно прыснули от смеха.

- Ох, согрешишь тут с вами, - сказала Нина Андреевна. И вдруг добавила: - А знаете, я тоже, пожалуй, с вами! Меня мои Наталья и Валерий давно к себе зовут. Вчера, вот, опять звонили... Даже двухкомнатную квартиру мне купить обещают! До слёз довели... А тут такой удобный случай...
Дружный смех...
- А тут такой удобный случай: мои лучшие учителя увольняются, потому что молодой инспектор - дурак. Ну, тогда и я с ними: в знак протеста!
- И я! В знак протеста! - добавила Галина Александровна.
- Да ты-то чего? - возмутилась Нина Андреевна. - Ты, вообще, тут самая молодая из нас! Станешь, вот, директором вместо меня!
- И не самая! - запротестовала Галина Александровна, но не стала уточнять.
- Н-да, бунт бабулек получается... - подвела итог Нина Андреевна.
- Уху, - согласилась Софья Мироновна.
- Вот, только Пифагорыча жалко... - сказала Галина Александровна.
Все с удивлением посмотрели на завуча.
- Ну, как же, - пояснила она, - он так гордится тем, что его возраст - средний возраст всех учителей нашей школы! - И добавила: - А завучем, вместо себя, я бы Лариску поставила...
- Лариску? Лариска, конечно, молодец... - согласилась директор, - но, ведь, молодая ещё, малявка совсем - двадцать четыре... Боюсь, номер не пройдёт. Хотя, Анатолич - мужик толковый, если ему объяснить, то, может, и согласится.
- Прям! Не сравнить же с инспектором! - запротестовала завуч.
- Не сравнить.

- Ну, в общем, вы тут смеётесь, а я серьёзно, - подала голос Татьяна Петровна.
- Мы тоже серьёзно, - почти хором отозвались коллеги.
- Тогда так, бабульки: после обеда все вместе идём в районо! - сказала Нина Андреевна. - Все, кто серьёзно. В два часа дня.
- Встречаемся у входа в районо? - спросила Софья Мироновна.
- А можно возле дома Татьяны Петровны, всё равно все мимо будем идти! - предложила Галина Александровна. - Ну, не обязательно возле подъезда, а рядышком, возле памятника.
- Договорились... А я сейчас в учительскую загляну...

***

В учительскую бабульки заглянули все вместе. Не сговариваясь. Почти все учителя, из числа тех, кто были свидетелями инцидента, были на месте.
- Значится, так... - начала свою речь директор. - На всякий случай... Если вдруг будут допрашивать и сильно пытать. Татьяна Петровна обозвала инспектора дураком, потому что... Все слышали?
- У-у, не было этого! Я ничего не слышала! - пискнула кто-то из малявок.
- Было-было! Скрывать не надо. Если будут спрашивать, то, кто слышал - подтвердите, да, мол, было дело. Можете от себя добавить, что за дело. Дальше... Когда инспектор выбе... выходил из учительской, то Софья Мироновна треснула его дверью по лбу... Все видели?
- Видели, видели... - раздались смешки.
- Тоже скрывать не надо - несчастный случай.
Смешки...
- А вот Гера... Григория Михайловича в учительской не было! Когда всё это было... Он пришёл позже... Или вообще его никто не видел...
- Нина Андреевна! - запротестовал Григорий Михайлович.
- Ничего-ничего, Григорий Михайлович! Одним подвигом Геракла меньше, но не будем давать лишнего повода тому, кто этого не заслуживает.

Бабульки вышли из учительской. Лариса Алексеевна встала, чтобы прикрыть за ними дверь. Она подошла к двери и услышала из коридора: "Значит, в два часа у памятника...".
- Что-то мне вся эта история не нравится, - сказала Лариса Алексеевна.
- В смысле? - спросил кто-то из учителей.
- Такое ощущение, что наши бабульки что-то затеяли...
- А что они могут затеять?
- Сергей Пифтрович, я услышала, как Нина Андреевна сказала - в два часа у памятника... Как вы думаете, где это может быть?
- Хм... Возможно, это недалеко от дома, где живёт Татьяна Петровна.
- Интересно, а куда потом? - продолжала Лариса.
- Да в районо, наверное, куда же ещё? - предположил Григорий Михайлович.
- Логично, - согласился Сергей Петрович.
- То есть, в два часа дня наши бабульки встречаются у того памятника и все вместе идут в районо, - подвела итог Лариса.

Приоткрылась дверь, в учительскую заглянула техничка, сказала "Извините!" и закрыла дверь. Но дверь тут же открылась снова, снова заглянула техничка и с тревогой в голосе сказала:
- Извините, а это правда, что они все увольняются?
- Кто увольняется?! - спросила Лариса Алексеевна.
- Ну, Татьяна Петровна, Софья Мироновна... Ну, все наши бабульки...

- Ну, вот, я же говорила... я же чувствовала! - выпалила Лариса Алексеевна после того, как техничка рассказала о том, что она случайно услышала из кабинета директора.

***

Стоит, пожалуй, немного поподробнее о Ларисе Алексеевне рассказать. Вдруг она и вправду завучем школы станет... Считалось, что Лариса Алексеевна - учительница пения. Нет, она действительно была учительницей пения. Но по образованию она была учителем математики и вела уроки математики в младших классах. И уроки пения тоже.

Когда она пришла работать в школу номер два сразу после окончания пединститута, пардон, университета, в школе номер два как раз не было учителя пения - ушла на пенсию прежняя. Директор случайно узнала, что Лариса Алексеевна училась в музыкальной школе, предложила ей попутно вести и уроки пения. Так по старинке продолжали называть школьный предмет "музыкальная грамота". Лариса не отказалась.

Энергию ей девать, что ли, было некуда, но только она почти сразу же организовала в школе хор. Лариса Алексеевна просто предложила детям: "А давайте...". Девчонки согласились сразу. Мальчишки фикали и хихикали поначалу.
- Чего, мы девчонки, что ли, петь!? - имел неосторожность сказать один из них - Витька Кузнецов. Прямо-так и фыркнул на весь класс.
- А что, мальчишки музыку и песни, что ли, совсем не слушают? - спросила Лариса Алексеевна.
- Чё это, слушаем! Ну и чё?
- И чё вы слушаете? - явно подначивая Витьку, спросила учительница пения.
- Ну, Майкла Джексона там...
- А тут?
- Чего тут?
- Кого ещё вы слушаете?
- Ну...

Посыпались имена исполнителей, в основном, мужские...
- Ну и чё? - выпалила внезапно Лариса.
- Чё, чё? - растерянно спросил Витька.
- Ну, по-твоему выходит, что Майкл Джексон, Григорий Лепс, Дима Белан - девчонки, что ли?!
- Почему девчонки? - ещё пуще растерялся Витька.
- Ну, так кто только что говорил: "Чего, мы девчонки, что ли, петь"?
Кто-то нервно хихикнул, и в классе воцарилась тишина.
- Ладно, мальчишки, не хотите - как хотите! Но хотя бы раз придти и посмотреть, чем хор занимается - слабо?

Через две недели мальчишек и девчонок в хоре было примерно поровну. Через месяц Витька Кузнецов стал одним из лучших солистов хора. Ещё через месяц хор стал готовиться к районному конкурсу школьных хоров.

Конкурс проводился в районном Дворце культуры. Городок был районным центром. Хоров было много: три городских и чуть более десятка хоров из районных сельских школ. Выступали хоры неплохо, но особо отличились два хора. Один из них спел песню из мультфильма "Бременские музыканты". "Ничего на свете лучше не-е-ту...". Песня вызвала бурные апплодисменты зала.

Городская школа номер два выступала с песней "Крылатые качели". На сцену вышли пяти- и шестиклассники. Два солиста - мальчик и девочка запели: "В юном месяце апреле...". Когда все дети дружно исполняли припев: "Взмывая выше ели...", к ним, выходя на сцену из-за кулис и подпевая, присоединились дети постарше.

По окончании припева к солистам добавились ещё два исполнителя, дети постарше - девочка и... Витя Кузнецов. "Детство кончится когда-то...". Когда дети опять дружно запели: "Взмывая выше ели...", к ним стали присоединяться их учителя.

Немного, человек шесть-семь. Зал оживился. К солистам-детям подошли Лариса Алексеевна и Григорий Михайлович. Зал оживился ещё более, а солисты запели: "Шар земной быстрей кружится"... Ну, а "Взмывая выше ели..." хор пел вместе с залом.

Когда все хоры выступили, был объявлен очередной перерывчик небольшой, а потом начались награждения. На сцене стояли члены жюри. Председатель похвалила всех участников и стала объявлять главных победителей.

- Третье место... вручается почётная грамота...
Зал дружно захлопал - неплохо этот хор выступил. На сцену вышли руководитель хора и две девочки, видимо, солистки. Один из членов жюри со словами "Поздравляю!" вручил им грамоту.

- ... второе место и почётная грамота...
В зале снова дружно захлопали. Первыми, конечно же, захлопали болельщики - ученики школы-победительницы, родители детей-хористов и односельчане. По инерции подхватили и другие зрители и слушатели. Но апплодисменты быстро прекратились и зал замер: явных фаворитов было двое, их ещё не называли, а призовых мест осталось одно...

- И, наконец, почётной грамотой первой степени награждается и объявляется победителем...
Победителем был назван школьный хор, исполнивший песню из "Бременских музыкантов". Зал не шелохнулся. Потом слегка зашумел. Раздались робкие хлопки, которые, в конце концов, перешли в бурные апплодисменты, почти такие же, с которыми была исполнена эта песня. Всё-таки, этот школьный хор заслужил их, что ни говори.

Когда победителю была вручена грамота, когда все три призёра стояли на сцене, из зала стали доноситься выкрики:
- А "Крылатые качели"?
- Нечестно так!
Причём кричали не болельщики второй школы. Лариса Алексеевна, предвидя неладное, ещё заранее привстала и, обернувшись к своим болельщикам, демонстративно приложила палец к губам: мол, все молчим и не бякаем.

Председатель взяла в руки микрофон.
- Нам тоже понравилось, как была исполена песня "Крылатые качели"... Но школа номер два нарушила правила конкурса...
- У-у-у... - раздалось из зала, - Какие такие правила!?
- Это был конкурс школьных хоров! А у них участвовали и взрослые!
Зал снова зашумел.
- Мы же, вроде, тоже взрослые, тогда... - робко сказала руководитель хора, занявшего третье место.
- Вы - руководители, вам положено, а во второй школе взрослые были исполнителями, - ответила председатель жюри.

Зал шумел. Витька, который сидел через одно место от Ларисы Алекссевны, тоже возмущался, хоть и не очень громко.
- Ведь, правда, это нечестно! Нам весь зал припев подпевал!
- Витя, - укоризненно сказала Лариса Алексеевна и улыбнулась так, как только она одна могла улыбаться: дружелюбно и иронично. - Витя, ты лучше бы встал и сказал бы спасибо всему залу от нашего хора...

Витя встал, повернулся лицом к залу и помахал рукой. Зал притих.
- Спасибо вам всем от нас всех! - сказал Витя так звонко, что слышно его было всем безо всяких там усилителей и микрофонов. - Спасибо за то, что пели вместе с нами! - И добавил после короткой паузы: - Спасибо и детям, и взрослым!
Взрослые и дети дружно захлопали, стали скандировать: "Мо-лод-цы! Мо-лод-цы!". Витя сел. Лариса Алексеевна сказала ему: "Молодец, Витя!". А Витя вдруг снова вскочил, взмахнул рукой, зал замолк, и Витя затянул: "Детство кончится когда-то..."

Ну, и так далее...

***

- Ну, что, бабульки-протестантки? По домам, а в два часа - место встречи изменить нельзя? - сказала Нина Андреевна, и они разошлись.

Татьяна Петровна дома допивала чай, когда зазвонил сотовый телефон. Нажала на кнопку, высветилось имя звонящего: Ириша. Старшая дочь.
- Здравствуй, Ириша!
- Здравствуй, мамуль! Можешь поздравить меня, а потом я тебя!
- Поздравляю, Ириша! А с чем?
- Мама! Я бабушкой стала!
- О-о! Поздравляю, поздравляю! Как они там?
- Всё у них хорошо, скоро их домой выпишут.
- Кто родился-то - мальчик или...
- Девочка, девочка родилась!
- Имя ей ещё не придумали?
- Придумали! Танечкой её назвали!
- Хм... Таня... Могли бы и покрасивее имя подо...
- Мам, да ты что?! Это же они в твою честь решили её так назвать!
- Да?
- Да, мама, в честь прабабушки. Ты прабабушкой стала теперь! Поздравляю!

***

Встретились бабульки, как и договаривались, возле памятника Ленину. Встретились и пошли. Коллеги заметили, что Татьяна Петровна немного не такая как всегда, но "списали" на события, связанные со школой, и вообще - они все сейчас немного не в себе.

И вот они в районо. Кабинет заведующего, вернее, приёмная. Настенька, секретарша, вскакивает со своего места, открывает дверь и приглашает: "Проходите, проходите! Вас ждут!".

- Андрей Анатольевич! Мы тут вот... - начала было речь Нина Андреевна.
- Я уже в курсе, - перебил её Анатолич, - и меры, считайте, приняты!
- Так, вот, мы... - пыталась продолжить директор, но Анатолич снова не дал ей сказать:
- Знаю, знаю! Как только дошёл он до того места, что Татьяна Петровна его дураком обозвала, так я ему сразу и сказал: "Я верю Татьяне Петровне. Или пиши по собственному желанию, или я увольняю тебя в связи с несоответствием!".

- Да? - растерянно спросила Галина Александровна.
Они все явно не ожидали такого поворота событий. Кроме, пожалуй, Татьяны Петровны: ей было всё равно.
- Да! - ответил Анатолич. - Если Татьяна Петровна сказала, то значит так оно и есть. А дураки нам ни к чему.

И тишина. Которую через минуту прервала Татьяна Петровна:
- А у меня сегодня - самый счастливый день!
Все присутствущие с удивлением посмотрели на Татьяну Петровну.
- Я теперь прабабушка! - сообщила она.
Все радостно зашумели, стали поздравлять прабабушку с её новым жизненным статусом.
- Это дело надо отметить! - провозгласил заврайоно и полез в шкаф, где у него была припрятана бутылка коньяка.

В это время распахнулась дверь в кабинет, это секретарша Настенька:
- Андрей Анатольевич!
- О, Настенька, ты вовремя! Нам надо бы посудку, - сказал Анатолич, показывая ей бутылку с коньяком.
- Андрей Анатольевич, там это...
- Что? Где? Когда?
- Там демонстрация, Андрей Анатольевич!
- Какая демонстрация?
- Демонстрация протеста... - Настя кивнула в сторону окна.

Анатолич подошёл к окну и увидел толпу людей, человек десять. Учителя двушки.
- Ну, что ж, Анастасия Александровна, приглашайте всех - гостями будут! И это, Настенька, будь добра: найди нам посуду, - Анатолич потряс бутылкой конька. - У нас очень серьёзный повод! Да, и давайте перейдём в ту комнату, где мы обычно совещания проводим, а то в моём кабинетике нам тут тесновато будет.

- Мы протестуем! - хором провозгласили малявки, как только все учителя вошли в комнату для совещаний.
- Протестуете? Против чего?! - "удивился" Анатолич.
- Мы протестуем против...
В это время в комнату вошла Настя с подносом. На подносе стопочки, блюдце с разрезанным лимоном.
- Вы протестуете против этого?! - продолжал Анатолич, кивая на Настю с подносом и демонстрируя коньяк.
- Друзья мои, коллеги! - пришла на помощь Татьяна Петровна. - Сегодня у меня самый счастливый день!
Протестующие удивились и замолчали.
- У меня явилась на свет правнучка! Я теперь прабабушка.

Все радостно оживились, стали шумно поздравлять новоявленную прабабушку с правнучкой.
- О, Пифагорыч! Нужна твоя помощь: посчитай, сколько тут нас, и подели ноль-семь на... сколько надо.
- Нас и вас тут пятнадцать человек, - быстро подсчитал Сергей Петрович. - Ноль-семь поделить на пятнадцать это будет...
- Сергей Петрович, - обратилась к нему Настенька, - я не в счёт!
- Это почему? - удивился Анатолич.
- Мне нельзя, - сказала Настя, - я на работе, - и покраснела.
Все недоумевающе посмотрели на секретаршу Настю.
- Мне уже третий месяц нельзя, - уточнила Настя.
- Хм... Что ж, очень жаль, то есть, что я говорю, мы рады за тебя... Хм...
- Тогда, значит, нас, которым можно, четырнадцать. Ноль-семь на четырнадцать - ровно по пятьдесят граммов на человека получается, - сообщил Пифагорыч. Ну то есть, Сергей Петрович.

***

- По-здрав-ля-ем!
- За ваше здоровье, Татьяна Петровна!
- За здоровье правнучки!

- Андрей Анатольевич, так что, всё-таки... - начала было Лариса, ну то есть, Лариса Алексеевна, когда все, выпив коньячок, закусывали его лимончиком.
- Что, что... Уволился ваш обидчик. По собственному желанию.
- Правда?!
- Правда, правда...

- У него папаша, между прочим, хоть он и в нашей школе учился когда-то... - начал кто-то из учителей.
- О! Как только бывший инспектор покинул мой кабинет, так его папаша через десять минут примчался сюда!
- Да? И что?!
- Что, что... Залетает в мой кабинет да как заорёт...
- Ой...
- Да как заорёт: "Андрей Анатолич! Вы... вы... Да я... Да я ваш вечный должник!".
Все облегчённо вздохнули и засмеялись.

- Короче, Юрка был против того, чтобы его сын в системе образования работал. Но, говорит, поддался уговорам свахи. А она в облоно... Они сейчас это министерством образования губернии называют, блин. Ну, позвонила она мне, попросила, чтобы я Алёшеньку инспектором устроил. Мог бы и отказать, конечно, но подумал: пацан университет чуть ли не с красным дипломом закончил, отчего же не принять. В общем, вот так вот. Юра его к себе забирает. Говорит: "Будет теперь у меня работать, а начинает пусть с простого рабочего. А со свахой я поговорю! У нас со сватом хорошие отношения, мы понимаем друг друга".

Тук-тук-тук! Дверь приоткрылась...
- Можно?
- О, долго жить будешь! Заходи, заходи... - сказал Андрей Анатольевич.
В комнату вошёл Алёшенька с картонной коробкой в подмышках. Синяк под правым глазом, а сам смущённо улыбается.
- Ой, батюшки! - воскликнула Софья Мироновна. - Это я тебя так, что ли?
- Не-э, - откликается Алёшенька. - Вы только это, - он тычет пальцем на небольшую шишку на лбу. - А это, - показывая на синяк, - это мне батя!
Лицо его расплывается в добродушной улыбке, и сейчас он простой деревенский парнишка, довольно-таки симпатичный, несмотря на "украшение", а не офисный работничек.

- Татьяна Петровна! - говорит он, - извините меня, пожалуйста! Я не знал, что у вас это... ну, что вы прабабушкой стали. Правильно вы меня дураком обозвали! Вот вам от меня и от папки: примите, пожалуйста, подарок!
С этими словами он водрузил на стол коробку.
- А... А откуда ты... вы... узнал про прабабушку? - искренне удивилась Татьяна Петровна, которая сама-то об этом узнала с полчаса назад.
- Ну, так это... все об этом говорят...
- Чему вы удивляетесь, Татьяна Петровна, - сказала Нина Андреевна, - мы же, считай, в деревне живём, новости быстро расходятся!

- О, да в коробке коньяк, похоже! - заметил Андрей Анатольевич, успевший обозреть коробку, стоящую на его столе. - Да не одна бутылка...
- Тогда все идём ко мне, я приглашаю! - объявила Татьяна Петровна. - Гулять, так гулять! Правда, с закуской... Но мы с девочками что-нибудь придумаем! Правда, девочки?

***

Когда они выходили из здания, их встретили ещё несколько человек - учителя и технички, которые тоже пришли "выручать" Татьяну Петровну. И вот идут все они по улице, человек двадцать, словно колонна демонстрантов. Прохожие раступаются перед ними, пропуская их, некоторые выкрикивают: "Татьяна Петровна! Поздравляем вас!". Татьяна Петровна восхищённо-возмущённо шепчет: "Весь город уже знает!".

Малявки во главе с Ларисой отделяются от колонны со словами "Мы сейчас, мы догоним, мы быстро!". Это они уже успели скинуться и побежали в магазин за закусками.
- Молодец, Лариска! - восхищается Галина Александровна. - Я ж говорю, что её можно прямо сейчас завучем школы назначить - справится!
- Назначим, назначим, - отзывается директор. - Всему своё время.
- Вы это о чём? - интересуется заврайоно.
- Да это мы так, о своём, о девичьем, - хитро улыбаясь, отмахивается Нина Андреевна.
- Я, конечно, ничего не имею против, но... - и Андрей Анатольевич тоже машет рукой.

Колонна подходит к перекрёстку, единственному в городе оборудованному светофорами. Тут как раз и малявки с покупками подоспели: "Нам без очереди дали!".

Загорается красный. Колонна останавливается. "Поздравляем! Поздравляем!". Неожиданно перед светофором тормозит джип, хотя ему горит зелёный. Из машины выскакивает крепкий молодой мужчина, встаёт посреди перекрёстка и "регулирует" движение... Все его понимают правильно: машины останавливаются, а регулировщик машет "демонстрантам": проходите, мол, пожалуйста, уважаемые...

Колонна переходит улицу.
- Хороший, всё-таки, у нас городок, - говорит кто-то из учителей.
- Ага. И день сегодня хороший...
- Солнечный апрельский денёк...
- Самый счастливый день, - шепчет Татьяна Петровна.
- В юном месяце апреле... - звонко запевает Лариса Алексеевна.
Ей начинают подпевать остальные...

"Взмывая выше ели..." - подпевал, кажется, весь городок...

***

В коридоре тихо - идут уроки, и только из-за неплотно закрытых дверей в классах слышны голоса.

- Как называется этот знак? Правильно: скрипичный ключ. Давайте запишем: "Скрипичный ключ - это знак, который указывает, что нота соль первой октавы..."
Это Лариса Алексеевна учит детей музыкальной грамоте.

- Ну, так чему равен куб суммы, Катя? Почему молчим?
- Сергей Петрович, я думала, у нас сегодня геометрия, а не алгебра...
- И не стыдно тебе, а? Вот, скажи-ка нам, что означает выражение "куб суммы"?
- Куб суммы - это значит сумма a и b берётся множителем три раза.
- Эх, Воронина, Воронина...
- Сергей Петрович...
- Воронина, иди в угол! А наказание тебе такое: вывести формулы квадрата суммы, куба суммы, четвёртой и пятой степени суммы чисел a и b! Через пятнадцать минут выйдешь к доске и покажешь результаты своих научных открытий.
Катя Воронина берёт со своей парты тетрадь и ручку и идёт в угол. Идти в угол - это значит пойти и сесть на самую последнюю парту в третьем ряду. Обычно она свободна и служит местом "ссылки" для нерадивых учеников.

- "Велосипед" - от слова "вёл", поэтому после "в" пишем букву "е".
- Ребята, все согласны с Андрюшей? - спрашивает у класса Татьяна Петровна.
Тишина. Согласны, значит.
- Нет, ребята, Андрюша ошибается: "велосипед" не от слова "вёл"! Вообще-то, это слово словарное, вы просто должны запомнить его написание. Но вам скажу по секрету: слово "велосипед" произошло от двух латинских слов - "велоси", пишется вот так: veloci, что означает "быстрый", и "пед": ped - ноги. То есть, veloci ped можно перевести c латинского на русский как быстрые ноги. Есть одна очень забавная история про монаха по фамилии Велосипедов, который жил задолго до того, как был изобретён велосипед... Впрочем, вы её сами можете прочитать в книге...

А это дверь в спортзал. Тихо очень. Ну-ка... Ага, пусто. Окно. Григорий Михайлович приседания делает со штангой на плечах. Ну-ка, ну-ка, ого... Шесть блинов по двадцать пять плюс... Где-то килограммов сто семьдесят получается... Ну, не будем ему мешать...

- Вы знаете, что мы празднуем День Победы девятого мая. Но Вторая мировая война закончилась позже, - слышется голос учительницы.
- Да! Американцы потом ещё атомную бомбу бросали! - выкрикивает кто-то из учеников.
- Две: на Хиросиму и Нагасаки!
- Татьяна Николаевна, а если будет третья мировая война, то мы все умрём? - спрашивает девочка.

- Ну-ка, давайте вспомним, какие основные виды соединений химических элементов мы знаем? - спрашивает Софья Мироновна.
- Окислы... Кислота... Основания...
- А как быстро, глянув на формулу, можно определить, что это, скажем, основание?
- Ну, если это основание, то в формуле в конце есть о-аш...
- Или о-аш дважды или трижды!
- Хорошо. Ну, а кислота?
- Кислота на "аш" начинается: аш-хлор, аш-эн-о-три!
- А если смешать кислоту и основание...
- То получатся соль и вода!
- Молодцы! А что получается, если соединить, как вы говорите, "аш" и "о-аш"?
- Вода...
- Здорово... Вот откуда соль берётся: всё остальное - это соль... если кислоту и основание...
- И правда, здорово! Вода - "аш" и "о-аш", получается, что вода и кислота, и основание сразу!
- Ага, круто: два в одном!

- Так, записали домашнее задание? До звонка осталось несколько минут, вот, вам хитренький вопросик: какой из трёх городов самый южный: Сочи, Афины или Вашингтон?
- Ну, точно, что не Сочи: Россия - северная страна!
- Афины, конечно!
- Да, Афины! Вашингтон, он вообще на севере находится!
- Не-ет, на юге!
- На каком юге, ты чего?!
- На юге Северной Америки! Во-от!
- Надо по карте широту посмотреть. Вашингтона и Афин.
- И Сочи!

Звонок...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"