Ясурала Александр: другие произведения.

Один шанс из четырёх

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...это почудилось. Наверное... Но всё равно, так сердцу больно... почему-то...

Один шанс из четырёх

1. Пятница

Сергей Николаевич с работы позвонил домой своей жене Лене.
- Ленок, я сегодня домой попозже, да, хочу заехать в один магазинчик, винчестер новый куплю.
- Двухтерабайтный? - поинтересовалась Лена. Она знала, что супруг давно намыливался купить себе такой.
- Уху.
- Ну, ладно. А в какой магазин ты собрался?
- В "Позитрон". Это в старом городе. Знаешь, где раньше гастроном "Восток" был? Вот где-то там. Мне ребята подсказали, что в этом магазине двухтерабайтники есть и цены там самое то.
- Ну, ладно. Ой, слушай: там как раз где-то рядом должен быть хлебный магазин, фирменный, "Хлебушко" называется, если тебе не трудно будет и ты сможешь его найти, загляни туда и купи хлеба, "Российский" называется. Девчонки на работе хвалят, говорят, что очень вкусный! А он только в этом магазине бывает.
- Хорошо, куплю. Сколько булок взять?
- Да одну, конечно, Серёж! Нам с тобой её на неделю хватит!

---

Старый район города. Город-то сам не такой уж и старый. Но в нём есть новые районы и старые, постройки послевоенных годов. Их ещё сталинскими называют. Планировка ленинградских архитекторов, говорят. Очень красиво смотрится, не то, что унылые застройки последующих годов. Здесь прошло детство Сергея. Когда он учился в шестом классе, отцу квартиру дали, и они переехали на новые квартала. Сорок с лишним лет назад. Если по этой улочке пройти дальше вперёд, то попадёшь в скверик...

Так, здесь надо повернуть налево, "Восток" был вон там. Аха, просто так не пройдёшь: перерыто. Вон по тому деревянному мостику надо идти. Перешёл по мостику, пошёл дальше по правой стороне улицы. Уже мимо одного дома прошёл, сунул руку в карман за сигаретами и, вдруг, подумал: а загляну-ка я в старый скверик, на скамеечке посижу. Покурю, потом по магазинам пойду. Куда спешить - сегодня пятница, успею. Возвращаться назад не стал, а просто завернул в квартал, чтобы сократить путь и выйти снова на ту же улицу, с которой свернул, но только уже ближе к скверику.

Н-да. Вышел на улицу, прошёл чуть-чуть. И там тоже перерыто и деревянный мостик. Ну, вообще-то, правильно: всё лучше трубы летом менять, в июле, а не зимой, как это иногда бывает. Тут он вспомнил, что водил сюда года два назад своего внучатого племянника, десятилетнего тогда пацанчика, чтобы показать, где он сам и его сестра - бабушка внучатого племянника, жили в детстве. Не было тогда в скверике ни одной скамейки. Непонятно, почему они исчезли. То, что железные урны пропали, это понятно - на металлолом ушли. А скамейки-то... Н-да... Своих-то внуков у них с Леночкой не будет уже никогда... Но Сергей решил, всё-таки, в скверик заглянуть.

Пошёл по деревянному мостку. На середине пути мостик закачался, но несильно. А когда Сергей с мостика сходил на землю, шумок прошёл, будто ветер подул, хотя сам ветер не почувствовался. Ну, а теперь осталось перейти улицу и... Во! "Волга" старая проехала, а за ней "Москвич". 407-й, кажется. Их уже никаких в городе давно не видно. А вообще-то, улица пустая, машин не видно. Это, конечно, не самая главная улица города, но странновато всё равно.

---

Ну, вот и скверик. Ого! Оказывается, тут скамейки есть, которых в позапрошлом году не наблюдалось. Ты смотри-ка: и урны стоят! Прям такие же, что и в далёком детстве были: здоровые массивные чугунные урны, в виде ваз для цветов. Ну, ваще, ну, молодцы! Не боятся же, что спёрнут их опять и в металлолом сдадут. Поди, их в асфальт так вмонтировали, что не оторвать... Так, ну, что ж, отлично: тут в тупичке две скамейки друг против друга стоят, урна рядом с одной из них - все условия для покурить. Сергей сел на скамейку, достал сигарету, щёлкнув зажигалкой, закурил.

Курил. Мимо проходили редкие прохожие. Вот молодая женщина с девочкой лет десяти.
- Маам, я устала!
- Я тоже устала, Танюш. Потерпи, мы же уже недалеко от дома. Нам, вот, только надо ещё молока и кефира купить.
У мамаши в одной руке сумка, в другой сетка с картошкой. У девочки тоже сетка, в сетке свёкла и морковки.
- Мам, давай посидим немножечко на скамейке, отдохнём, а?
- Хм... Ну, вот что, Таня: ты посиди тут на скамеечке со всем этим, а я в молочный схожу. Хорошо?
- Ладно, - согласилась Танюша.
Они сложили вещи на скамейку, что стояла напротив той, где сидел Сергей. Девочка села рядом с вещами. Мамаша достала из сумки пустую сетку и пошла. За всё это время она даже ни разу не глянула в сторону сидящего напротив Сергея. Его это немного смутило. Тут по телику каждый день в новостях про педофилов сообщают, а мамаша... Впрочем, место людное, вроде бы. А, может быть, она наоборот дочку специально тут пристроила, что она как бы под надзором будет.
- Мам! Купишь мне мороженку?! - крикнула девочка ей вслед.
- Куплю, куплю...
- Купи, если будет, фруктовое, ладно?

---

В общем, девчонка сидела на скамейке, скучающе смотрела на сидящего напротив дяденьку, болтала ногами и вдруг сказала:
- Здрасьте!
- Здравствуй, - ответил Сергей.

Он присмотрелся к девочке повнимательнее и ему показалось, что лицо девочки ему знакомо. Или девочка похожа на кого-то из знакомых ему людей. Странно, вообще-то, ибо мама девочки знакомой ему не показалась.
- Значит, говоришь, что фруктовое мороженое любишь? - спросил Сергей, просто так, чтобы поддержать беседу.
- Аха, - говорит, - фруктовое, по семь копеек.

У Сергея от этих семи копеек на мгновение аж помутнело в глазах, а когда он пришёл в себя, то сразу понял, кого напоминает ему эта девочка: Таню Воробьёву, одноклассницу. С ней он учился в одном классе, пока они не переехали в новые квартала. "Что за чертовщина!", - подумал он, чувствуя, как по спине бежит капелька пота. "Этого не может быть, потому что этого не может быть!".

- А ты в каком классе учишься? - спросил он, пытаясь себя успокоить.
- В четвёртый перешла.
Так, так... Надо что-то такое сказать, чтобы...
- Да? - сказал Сергей, изображая удивление, хотя особо притворяться и не пришлось. - Это с какого же ты года? Или ты не знаешь?
- Чё это не знаю, знаю! С пятьдесят третьего.

Оппа! Это что же получается...
- Да-а? - сказал Сергей, изо всех сил делая хитрое лицо. - А какой же тогда сейчас год?
- Тысяча девятьсот шестьдесят третий! - выпалила девочка. - Думаете, я вас обманываю, что мне десять лет?

Да нет, малышка, дядя думал, вернее, надеялся, что ты обманываешь, что родилась в том же году, что и он. Неужели это действительно та самая Таня Воробьёва?

- А я тебя знаю! Ты в двадцать четвёртой школе учишься!
- Да... - удивилась Таня.
- В третьем "А"!
- Я теперь в четвёртом "А" буду учиться! А вы как угадали?

Оп, стоп.

- А чего тут угадывать, почти все, кто тут живёт, - Сергей обвёл вокруг рукой, - в двадцать четвёртой школе учатся.
- А-а, хитренький!
- А хочешь, я угадаю, с какой буквы твоя фамилия начинается?
- Угадайте!
- Твоя фамилия начинается на букву "В"!
- Правильно, угадали! Воробьёва моя фамилия!

---

Н-да, что и требовалось доказать. Вот только легче от этого не стало. Без сомнений, Таня Воробьёва - бывшая... стоп, не бывшая, а настоящая... н-да... чокнуться можно... Сергей, да чего уж там мелочиться, Сергей Николаевич помнил Таню Воробьёву. Они не сидели рядом, они на разных рядах сидели. Но четвёртый класс только они двое из их класса - Сергей и Таня - закончили на "отлично". На торжественной линейке, посвящённой окончанию учебного года, директор школы под звуки музыки вручал им грамоты. Вручал... Сергею Николаевичу вручил почти полвека назад. Тане Воробьёвой вручит через год... Н-да... чудно получается.

- А ещё ты ударница! - продолжил Сергей, впрочем, сам не зная почему.
- Да-а...
- А в четвёртом классе ты будешь отличницей!
- Не, не буду, наверное, - грустно сказала Таня. - У меня по арифметике четвёрка!
- Будешь, будешь! - заверил Сергей.

Уж он-то точно знал. А ещё он знал, что Таня Воробьёва со временем станет артисткой, будет сниматься в кино. И станет не просто артисткой, а заслуженной артисткой, правда, уже Российской Федерации. И в Википедии будет про неё написано. И жене своей Лене он будет это показывать и говорить, что, вот мол, это его одноклассница бывшая. Блин, не будет, а показывал и говорил...

- А вон и твоя мама идёт, кажется...
- Ага, мама.
- Ну, ладно, прощай, Таня Воробьёва! Приятно было познакомиться!
- До свидания!
Сергей Николаевич встал со скамейки и пошёл.
- А вы чей-то папа или дедушка? - крикнула вслед Таня.

Но Сергей прикинулся, будто бы он не расслышал, лишь только буркнул про себя: "Одноклассник я твой, одноклассник, Таня Воробьёва..." да ещё подумал с грустью, что не быть ему никогда чьим-то дедушкой.

---

"Таак... Или я сплю... У, блин! Нет, не сплю..."
Да, он не спал. Ибо запнулся, задел ногой по бордюру, и было больно!
"А, может, я того?..".

 [] Пошёл на выход из скверика. Аха, через дорогу - кинотеатр "Комсомолец". На афише слева - художественный фильм "Евдокия". Вроде бы видел этот фильм, но попозже, не в десять лет. Справа - "Королева бензоколонки". А вот это кино точно смотрел. Здесь, именно в этом кинотеатре. Мимо снова проехала "Волга", потом пара "Москвичей". Ну, теперь понятно, чего это они разъездились... Перешёл улицу. Открытый киоск, в котором женщина мороженое продаёт. Подошёл поближе.

- Вам какое? Есть фруктовое, молочное с наполнителем по 11 копеек...
- Нет, спасибо...
Повернул в сторону и пошёл прочь.
- Если вы пломбир хотели, то кончился уже... Но завтра...

Н-да... Фруктовое мороженое. В стаканчике. По 7 копеек. А в кармане мелочь: полновесные российские рубли. А в бумажнике - пять тысяч! "Волгу" можно купить, блин...

Ну, вот ещё... Навстречу мент идёт. Нет, это пока ещё не мент, а полноценный советский товарищ милиционер. Что-то он вроде бы косо смотрит, а? Молодой. Лет тридцать, а может и моложе. Вот, взять и спросить у него: "Ты комсомолец?". Он ответит - "Да!". А ему в ответ: "А знаешь ли ты, товарищ комсомолец, что вот в этом самом кинотеатре "Комсомолец" через 20 лет стрип-бар будет? А ты знаешь, что такое стрип-бар? Это когда молодые девки комсомольского возраста под музыку раздеваются догола и жопой вертят!". Сразу на месте и убьёт. Так, спокойно, не суетимся, идём как ни в чём не бывало.

Не, не убьёт. Мен... милиционеры тогда не убивали. Наверное. Задержит, отведёт в отделение. Ну, а в отделении, значит, обыщут и полновесные российские рубли увидят, билеты банка России с надписью "тысяча рублей". Вот уж удивятся, так удивятся, глаза на лоб полезут! Помнится, в шестидесятые самую крупную купюру - сотенную бумажку увидеть в диковинку было! Аха, а ещё чудо двадцать первого века узреют: сотовый телефон! Как бы он сейчас вдруг случайно не зазвонил... Ах, да, связи-то, конечно, здесь нет. Но можно будет дать им музыку послушать, фотки и видео показать. А самое главное, ткнуть носом, смотрите, мол, видите, какой год?!

Так, с мен... с комсомольцем благополучно разминулись. А мне, ведь, повезло, считай: вчера Леночка мои джинсы в стиралку кинула, а сегодня утром уж так извинялась, так извинялась, что они за ночь не высохли как следует. "Надень, - говорит, - пожалуйста, один денёк такие брюки!". А я ей: "Да, ладно, ладно, не переживай!" и в щёчку чмокнул. Уж в джинсах, да не стиляга молодой, а мужик предпенсионного возраста, точно бы подозрение вызвал! В тысяча девятьсот шестьдесят третьем году... Кошмар.

Надо срочно линять отсюда. Не дай бог застрять тут. Что мне тут делать в почти шестидесятилетнем возрасте? Да я бы и десятилетним пацаном оказаться и начинать свою жизнь сначала тоже не захотел бы. Это только в кино и в книжках интересно наблюдать за героем, попавшим в такую ситуацию, а самому оказаться в таком положении... попаданец, блин...

Да, надо срочно линять отсюда. Но как?

А как я сюда попал? Шёл себе шёл, и вдруг угодил в прошедшее время. Из всего подозрительного только мостки эти деревянные. Вот с них и начнём, пожалуй.

Так. Первый мостик прошёл. Вроде бы ничего не изменилось. Второй? А его можно сразу проходить или повторить ту же петлю, когда сюда шёл? Да, ладно, давай сразу попробуем... На середине мостик зашатался. Одной ногой на землю ступил, шум ветра послышался, но сам ветер никак не ощущался. Вроде бы так же было и тогда, когда туда... Тфу, блин.

- Скажите, сегодня какой день? - решил спросить на всякий случай у прохожего.
- Пятница.
Хм, мало ли...
- А год какой?
- 2012-й. Конец света в декабре будет! - усмехнулся прохожий, вроде бы даже и не удивляясь, почему такой странный вопрос задают.

Ну, слава богу, кажись, вернулся на своё место. Точнее, время.

---

- Что, Серёженька, не нашёл хлебный? Ты и винчестер не купил... Что-то случилось, да? У тебя такой вид растроенный. Нет: растерянный!
- Всё нормально, Лена, просто устал.
- Я вижу, Серёжа, что не всё нормально. Что случилось?
- Да, вот, - ответил рассеянно Сергей, - одноклассницу свою встретил...
- С ней что-то не так?!
- Да, нет, с ней всё нормально...
- Так что же тогда?
- Мороженое продавали... фруктовое по семь копеек и по одиннадцать с наполнителем... А у меня... у меня денег не было... таких... чтобы можно было купить...
- Не расстраивайся ты так, Серёженька, приляг, отдохни...

2. Суббота

Утром за завтраком Лена поинтересовалась у мужа:
- Так что тебе вчера помешало купить винчестер? Ты же давно хотел его купить.
- Да так, ничего. Просто до магазина не дошёл.

- Понятно... Ты, вот, вчера что-то про мороженое говорил... про фруктовое. Эх, я бы сейчас сто рублей не пожалела, чтобы фруктовое в стаканчике по семь копеек...
- Сто рублей?
- Даже тысячу бы не пожалела!
- Не, номер не пройдёт! В смысле, не выйдет ни за сто, ни за тысячу.
- Жаль...
- Вот, за семь копеек купить можно было бы.
- Ты имеешь в виду семь копеек, которые советские? - догадалась Лена.
- Ну да. Вот найди денежки советских времён, где-то завалялись же у нас старые монетки, и будет тебе мороженое!
- Шутишь?
- Ну, вообще-то, думаю, что это вполне возможно.
- Правда? Сергей промолчал, но Лена не унималась:
- Если ты не прикалываешься, то я пойду поищу...
- Ну, поищи...

- Хоть ты и посмеялся надо мной, но я нашла советские деньги, вот!
Лена высыпала на стол рядом с клавиатурой горсть монет.
Сергей хмыкнул, потом пошвырялся в кучке, часть монет отложил в сторону:
- Эти не подойдут, надо, чтобы это были монеты, выпущенные не позднее 1963-го года.
- Да? Тогда, наверное, и эти тоже не подойдут, - сказала Лена, указывая на медные монетки образца 1955 года и другие.
- Эти пойдут: монеты в одну, две и три копейки старого образца после реформы 1961 года оставались в употреблении.
- Ну, так, что - сводишь меня туда, где можно купить фруктовое мороженое стоимостью семь советских копеек?
Сергей задумался на пару секунд и сказал:
- А свожу! Собирайся!

Через некоторое время Лена зашла в комнату, где Сергей сидел за компьютером, и объявила:
- Я готова. Когда пойдём?
Сергей критично оглядел жену с головы до ног и сказал:
- Юбку снимай.
- В смысле? - растерялась Лена.
- В том смысле, что эта юбка не пойдёт. А ты о чём подумала? - ухмыльнулся Сергей. - Леночка, в таких коротких юбках в шестьдесят третьем даже молодые девки не ходили! Понятно?
- Нет... Да... В смысле, нет: при чём тут шестьдесят третий?
- При том, что мы же за мороженым собрались, да?
- Ну, да...
- За фруктовым, по семь копеек. А его в шестьдесят третьем году продают!
- Да ну тебя! Что, правда, что ли, юбку надо поменять?
- Правда, Лена, правда! И, кстати, верни мне мои брюки, в которых я вчера был. Джинсы в шестьдесят третьем даже стиляги не носили.
- Ой, страшно-то как! - полушутя-полусерьёзно воскликнула Лена.

- Вот твои брюки! - объявила Лена, снова зайдя в комнату через несколько минут. - И вот, посмотри, какой я кошелёк нашла, по-моему, самое то для шестьдесят третьего года!

Минут через пять Лена снова в комнату вошла.
- Серёж, посмотри, что я ещё нашла! Старую мамину сумочку. Такие сейчас не носят, но сумочка почти как новая, выбросить было жалко, память, всё-таки, ну, я и храню в ней всякое разное: документы, квитанции... Как ты думаешь, для шестьдесят третьего года сойдёт? Зюганов против не будет?
- Да зачем её брать с собой?
- Ну, как же: ключи, кошелёк... Не в руках же всё это нести!
- Ну, я мог бы и в карманах... Ладно, только ничего лишнего! Ничего такого, что не будет соответствовать тому времени. Не вздумай сотовый с собой взять. Или полновесные российские рубли.
- Так, это, мы же туда как-то добраться должны - на трамвае, на автобусе или маршрутке.
- Вот, и возьмём россиянских денег по минимуму, только на дорогу туда. Я их сам возьму, в карман к себе суну.
- Ладно, - согласилась Лена, не решаясь перечить мужу.

---

В район старого города они проехали на маршрутке. Вылезли из маршрутки и Сергей повёл жену по той же самой улице, по которой он вчера шёл к скверику.
- Ну, и куда мы идём? - спросила Лена.
- К кинотеатру "Комсомолец", помнишь такой?
- В стрип-бар, что ли?!
- Не будет там стрип-бара... Но будет там рядом киоск с мороженым.
Повернули налево, туда, где канава с деревянным мостиком.
- Зачем мы здесь идём? Тут канавами всё перерыто... Можно...
- Так надо, - ответил Сергей, ступая на мостик. - Иди за мной.
Дальше пошли по правой стороне улицы. У женщины, идущей навстречу, Сергей спросил:
- Извините, сегодня какой день?
- Суббота.
- Спасибо.
- Ты чего? - удивилась Лена.
- Уточняю детали, - туманно отозвался Сергей.
Потом он завернул направо в квартал, увлекая за собой Лену. Обогнув дом, они снова вышли на прежнюю улицу. Впереди показалась ещё одна канава с деревянным мостком.
- Мы сегодня через все канавы в городе пройдём? - съязвила Лена.
- Спокойствие, только спокойствие! Берегите нервы, мадам, они вам сегодня оч-чень ещё пригодятся.
- Так, идём по мостику, не бойся... - мостик зашатался, когда они шли по середине.
Потом знакомый уже Сергею шелест ветра, которого как бы и не существует. Лена тоже его почувствовала и заозиралась по сторонам, стараясь понять, в чём дело.

3. Среда

- Ой, и в правду, похоже на шестьдесят третий! - воскликнула Лена, показывая на автомобиль, едущий по главной улице старого города.
Это был "Москвич-401". Бибика, отдалённо напоминающая современную "Оку", с запасным колесом, закреплённым сзади на багажнике.
- Так, Леночка, давай договоримся: ты ведёшь себя адекватно! Восхищаться и удивляться можно, но не так громко, что на нас все озираться будут, да, и без упоминаний того факта, что сами мы не местные, а из две тысячи двенадцатого года. Хорошо?
- Хорошо, хорошо! - рассеянно отозвалась Лена. Она уже почувствовала, что мир стал иным, но пока ещё не осознавала как и что.

А Сергей снова у первой попавшейся встречной женщины спросил:
- Извините, сегодня какой день?
- Среда.
- Спасибо.
- Как это среда? - удивилась Лена. - Сегодня же суббота...
- Это не сегодня, - сказал Сергей и, не давая опомниться, продолжил: - А вот и обещанное мороженое!
Они подходили к киоску.

- Фруктовое, сливочное... - запела продавец мороженого. Глянула на Сергея и добавила: - есть пломбир по 19 копеек.
- Хочешь пломбир? - спросил Сергей у Лены.
- Нет, я фруктовое хочу! А ты пломбир будешь?
- Нет, я хочу сливочное.
- А я фруктовое, можно мне два? - спросила Лена, обращаясь к Сергею.
- Да хоть сто порций!
- Два фруктовых и одно сливочное...
- Двадцать семь копеек, - сказала продавщица, подавая мороженое.
Лена вынула кошелёк из сумочки, отсчитала 27 копеек, подала деньги продавщице. Мороженое взял в руки Сергей.
- Ну, что, идём в скверик, посидим на скамеечке, поедим мороженое, - предложил он.
- Если бы там ещё скамеечки были!
- Есть там скамеечки, - сказал Сергей.

Чтобы попасть в скверик, надо перейти широкую улицу. Они направились к переходу. Лена повесила сумочку на руку.
- Можно мне стаканчик? - попросила она Сергея.
- Не терпится, - улыбнулся Сергей, подавая ей бумажный стаканчик фруктового мороженого с воткнутой в него палочкой.
- Ага.
Лена сняла бумажку, прикрывающую мороженое, и стала рассматривать, что на ней написано.
- Фруктовое. Цена 7 коп. Смотри-ка, даже цена написана! ...ский гормолзавод... ГОСТ... Ну, всё как правдишное!
- Просто правдишное, - уточнил Сергей.
- Что? - рассеянно спросила Лена, озираясь по сторонам, решая, что делать с бумажкой: выбросить или положить в сумочку. - Смотри-ка! Тут и урны есть!
- Ле-на!
- Что?
- Мы же договаривались. Будь адекватной, да.
- Ладно, ладно... Просто всё так необычно! Ой, посмотри, - Лена перешла на шёпот, - какой автобус чудной едет! Из музея, наверное, взяли...
- Уху... Из гаража его взяли.

Вот и скверик. Лена поохала, поудивлялась, глядючи на клумбы с анютиными глазками, на скамейки, чугунные урны. На одну из скамеек они сели и стали есть мороженое.
- Ну, ты доедай свою вторую мороженку, а я пока покурю, - сказал Сергей, съев свою порцию.

В одном кармане у него лежали пачка Bond Street и зажигалка, в другом пачка North Star, ментоловые сигареты. Так получилось, что не задумываясь, он, сунув обе руки в карманы, вынул в одной руке зажигалку, в другой - North Star. Ну, пусть будет North Star, решил Сергей, хотя эти сигареты он курил редко. Сергей закурил. Через минуту-две на скамеечку, стоящую напротив них, сел мужчина лет пятидесяти интеллигентного вида. Он тоже решил покурить. Достал коробок спичек, пачку "Беломорканала", полез в пачку за папиросой, но увы - пачка оказалась пустой. Скомкав пустую пачку, мужчина бросил её в урну и с тоской глянул в сторону курящего Сергея. Сергей чисто машинально протянул в сторону мужчины руку с пачкой сигарет: "Угощайтесь!" и тут же сообразил, что...

Мужчина с любопытством и удивлением посмотрел на странную пачку.
- Это я в Ленинграде купил, - как можно небрежнее соврал Сергей. - Экспортный вариант, такие в Америку идут на экспорт.
- А-а, - протянул мужчина. - То-то я смотрю на пачке не по-русски написано. Хм... Нортх Стар... По-голландски, что ли, я-то немецкий в школе учил.
- Нет, по-английски: Норт Стар - Северная Звезда. Они ментоловые.
- Ментоловые? Курил я ментоловые, пробовал. Говорят, они лечебные...

- Ну, пойдём дальше? - сказала Лена, бросая пустой стаканчик с палочкой в урну.
- Пойдём...

---

- Куда мы дальше пойдём? - поинтересовалась Лена.
- Ну, давай выйдем из скверика, перейдём улицу, пройдёмся немного вниз.
Выход из скверика был как раз напротив "Комсомольца".
- А сейчас, Лена, сохраняя спокойствие, посмотри направо и без крика, аха?
Направо открывался вид на вход в кинотеатр "Комсомолец".
- Ой, как здорово! Будто тут никогда и не было стрип-бара!
- Пока не было. И пожалуйста не кричи.
- Я не кричу. А почему ты так говоришь? Словно вспугнуть боишься, - улыбнулась Лена.
- Потому, что мы сейчас в шестьдесят третьем году. В тысяча девятьсот шестьдесят третьем. И стрип-бар...
- Да я помню, помню...
- Леночка, мы и вправду в шестьдесят третьем.
- Верю, верю! - засмеялась Лена. - Очень похоже!
- Леночка, здесь и сейчас действительно шестьдесят третий год!
Лена замолкла, и было непонятно, то ли она действительно задумалась над словами мужа, то ли обиделась на его настойчивость.

- Та-ак. Товарищ не верит, товарищ сомневается. Ну, что ж, хорошо. Давай зайдём во-он в тот магазин и посмотрим по чём колбаса за два двадцать, - предложил Сергей. - Только, чур, не кричать на весь магазин, договорились?
- Договорились, - растерянно пробормотала Лена, с опаской поглядывая на мужа.

Лена сдержала слово. Она не стала кричать. Просто, когда они вошли в магазин и Лена увидела ценники, она так вцепилась в руку мужа, что Сергей сам чуть не закричал. Шоколад по рубль десять. Сгущённое молоко - 55 копеек баночка. Хлеб пшеничный из муки 1 сорта: вес 1 кг, цена 18 коп. В следующем отделе масло сливочное - 3 руб. 60 коп. за килограмм, масло шоколадное - 3 руб. 40 коп. И, наконец, легендарная докторская колбаса - 2 рубля 20 копеек! Лена молчала, только бросала изумлённые взгляды на Сергея.

Следующий отдел магазина был хозяйственным. Лена с интересом разглядывала всё, что было на витринах, и что-то восторженно лепетала. Сергей со скучающим видом стоял рядом и изредка поддакивал супруге, а если точнее, то отзывался "угу-угу".
- Ой, Серёженька, посмотри: мыло "Земляничное"! И "Банное" тоже...
Кусок банного мыла лежал открыто на прилавке. За прилавком стояла скучающая продавщица. Впрочем она оживилась, с интересом разглядывая странную супружескую пару. Лена взяла кусок мыла в руки. На бруске было выдавлено: БАННОЕ 200Г ЦЕНА 26 КОП.
- Серёжа, можно я это мыло куплю? - шёпотом на ухо спросила Лена у мужа.
- Деньги у тебя в кошельке, - усмехнулся Сергей.

- А скажите, вы, ведь, из столицы, да? - спросила вдруг продавщица.
- Нет, с чего вы это взяли? - рассеянно ответила Лена.
- Из Ленинграда? - не унималась продавщица.
- Нет, что вы...
- Понятно... из-за границы приехали...
- Почему вы так решили?!
- Ну, я же вижу: и одеты вы не так, как мы, по-деревенски, и сумочка у вас модная, и разговариваете вы по-культурному.

- Можно у вас мыло купить? - спросила Лена, обращаясь к продащице.
- Чего ж нельзя, конечно можно, - ответила продавщица. - Вам какое?
Лена глянула на мужа.
- Мне "Банное" и "Земляничное", пожалуйста, - сказала она, ставя на прилавок свою сумочку.
- Сорок копеек, - сказала продавщица, выкладывая мыло на прилавок.
Лена открыла сумочку, достала кошелёк. Открыла кошелёк, достала мелочь, отсчитала 40 копеек и подала продавщице. Закрыла кошелёк. Положила в сумочку два кусочка мыла, кошелёк, оставляя сумочку пока открытой. Всё это время продавщица с нескрываемым интересом наблюдала за Еленой.
- Ой, а что это у вас такое? - поинтересовалась продавщица, тыча пальцем на помаду, которую Елена выложила на прилавок, доставая кошелёк из сумочки.
- Губная помада, - ответила Елена.
- Импортная, наверное?
- Ну, да, импортная, - ответила Елена, задумавшись на секунду, что вряд ли помада российcкого происхождения, хорошо, если не китайского.
- Дорогая, наверное...
- Да, нет, рублей пятьдесят, - сказала Елена и почувствовала лёгкий тычок в бок от мужа. Но слово не воробей, однако.

Продавщица как завороженная смотрела на "импортную" помаду и, наконец, не выдержав, выпалила громким шёпотом:
- Продайте мне её, пожалуйста!
- Что? - Лена растерянно пожала плечами и посмотрела на мужа. Сергей ухмыльнулся.
- Я вам за неё семьдесят рублей дам! - всё так же шёпотом, но громко, сказала продавщица, по-своему поняв заминку обладательницы импортной помады.
- Да, ну... Да, что вы! - пролепетала Лена. - Да она и начатая уже...
- Сто рублей!
- Вы... вы не поняли меня! Не стоит она этих денег!
Лена окончательно растерялась, взяла помаду в руки, протянула её продавщице и сказала:
- Возьмите! Просто так возьмите, у меня дома ещё есть... Правда, у этой цвет очень хороший...
- Нет, что вы! Как можно "за так"!
- Да возьмите, возьмите, мне не жалко...
- Ой, спасибо большое! - сказала продавщица, взяла помаду и стала совать Лене деньги.
- Ой, не надо деньги, что вы!
- Ну, хотя бы это возьмите, - настаивала продавщица, вручая Лене двадцатипятирублёвую бумажку.
Лена вопрошающе посмотрела на Сергея, тот пожал плечами и поморщился при этом.
- Ладно, хватит и десятки, - "смилостивилась" Елена.

- Ну, ты и спекулянтка! - сказал Сергей, давясь смехом, когда они вышли из магазина на улицу, и продолжил, впрочем, уже в полголоса: - Пятьдесят "полновесных" российских рублей это же не больше пятидесяти советских копеек! Ты видела, почём тут булка хлеба?
- Видела... 18 копеек.
- А у нас?!
- 18 рублей. Я не нарочно! Я ей так хотела отдать помаду, мне её так жалко стало...
- Ну, теперь ты богачка... - захихикал Сергей. - Пятидесятирублёвую помадку... - Тут Сергей замолчал, справедливо решив, что не стоит обижать жену почём зря.

- Серёж! Так это, что ли правда, тысяча девятьсот шестьдесят третий год?!
- Правда, Леночка, правда... И ты, пожалуйста, не забывай об этом, пока мы здесь!
- А как такое может быть? Может быть это нам с тобой снится, а?
- Тебя ущипнуть или как?
- Ой, Серёж, смотри: мороженое продают! Давай ещё по одной, а?
- Ты угощаешь, да? - засмеялся Сергей.
- Ну, чего ты! - засмущалась Лена. - Ой, смотри, Серёж, эскимо на палочке! Ты хочешь эскимо?
- Ну, давай...

---

- Вообще-то, пора бы и закругляться, а? Пока мы не вляпались в какую-нибудь историю.
- Ой, здесь так хорошо! Но, ведь, и вправду надо домой возвращаться, мы же не можем остаться здесь. Да и пока не вляпались по-настоящему. Я, вон, с помадой уже вляпалась, а ты с сигаретами своими ментоловыми. Из Ленинграда.
- Хм, заметила, да...
- Заметила, заметила! Хорошо, что ты быстро выкрутился.
- Ну, так как, Ленок, назад в будущее?!

Лена замешкалась, а потом сказала нерешительно:
- Серёж, вон там, - она махнула рукой в сторону, - дом моих родителей. Я там в детстве жила. Мы тогда, ну, то есть, сейчас, ну, в общем, в шестьдесят первом году мы туда переехали. Я совсем маленькой тогда была. Давай заглянем одним глазком, а? Тут же недалеко...
- Хм... Давай, только это, Лен, если увидишь знакомых, то не заводи с ними разговор, вообще, не подавай виду, что знаешь их, хорошо? И ещё... В фантастических рассказах обычно делается упор на то, что в случае перемещения во времени нежелательна встреча с самим с собой. Не спрашивай почему, этого даже сами фантасты толком не знают, но все как один... В общем, давай постаремся этого избежать, хорошо?

- Вот наш дом! - сказала Лена, и продолжала, перейдя на шёпот: - А вон там, видишь, столик, и за ним мужики сидят? Папка частенько одно время здесь в домино играл. Козла забивали.
- Рыба! Считаем... - раздалось со стороны доминошников.
- Давай поближе к дому подойдём...
- Ой, Серёж, а вон тот мужичок молодой, там, за столиком, на папку похож! Помнишь ту фотографию в альбоме, где мы все вместе? Правда, похож. Только потешный такой, уши торчат как у пацана!

К играющим в домино подошла женщина лет тридцати с небольшим.
- Коль! Леночку не видел, не пробегала мимо?
- Нет, - отзвался мужичок, стукая костяшкой по столу. - А что?
- Да хотела её за хлебом послать.
- Сейчас, вот, доиграю, схожу...
- Да, ладно, Коль, сиди, играй. Подожду ещё немного, да сама...
- Запись! - заорал один из играющих, стукнув победно по столу, и сказал, обращаясь к женщине: - Погодь, Люда, сейчас мы твоему Кольке козла забьём и побежит он за хлебом!
- Эт мы ещё посмотрим, забьёте вы или нет! - огрызнулся Коля.

- Серёж, Серёж! Это точно мои папка и мама!
- Да, да, только не кричи, Лен...
- Такие молодые... совсем ещё молоденькие... Сколько им в шестьдесят третьем было? Наш Витенька, если бы он жив был, и то старше их был бы...
- Может, пойдём, Лен?
- Аха... Пойдём, Серёженька, а то я сейчас разревусь...

Они пошли через двор.
- Серёж, а вон та девочка на мою подружку Катю похожа. Может это она и есть? Да ты её знаешь - Катя Скворцова, на мои проводы на пенсию приходила. А в детстве она Борисова была. Вон, видишь, две девчонки... Ой... а вторая девчонка...
- Ле-ноч-ка, а вторая девчонка, это, кажется, ты... Только, тссс... Проходим мимо, не вздумай с ними...
- Да, да...
Девчонки приближались к ним, о чём-то беззаботно судача между собою. Перед Леной и Сергеем они приостановились, и девочка Лена сказала:
- Здравствуйте!
- Здравствуйте! - поддержала её подруга Катя.
- Здравствуйте! - ответила Лена и растерянно посмотрела на мужа.
- Здравствуйте! - сказал девчонкам Сергей.
И все продолжили каждый свой путь.
- Серёж, - сказала Лена, когда они отошли подальше, - это что же получается: это я сама с собой поздоровалась, да?
- Да, получается, что так.

Они подошли к деревянному мостку, переброшенному через вырытую канаву, благополучно перешли по нему. И Сергей снова у первого встречного спросил:
- Извините, сегодня какой день?
- Среда.
- Спасибо.
- Как это среда? - удивилась Лена. - Мы же мостик перешли...
- Похоже, для этого есть ещё один мостик.
Потом они перешли по второму мостику, который слегка качнулся, когда они проходили по середине. Потом уже знакомый шелест ветра, которого нет, когда ступили на землю. И тут уже Лена сама спросила у встречной женщины:
- Не подскажете, какой сегодня день?
- Суббота.
- Спасибо...

4. Суббота

Вот они и дома. На площадке возле двери в свою квартиру. Лена машинально нажала на кнопку звонка. Дверь открылась, Лена переступила через порог, подняла голову и, громко вскрикнув, стала падать назад. Сергей, ещё не понимая, в чём дело, а только видя, что жена, падая, может стукнуться головой об угол тумбочки с зеркалом в прихожей, бросился вперёд, подхватывая Лену. В конечном счёте, падая, стукнулся об тумбочку он, но спиной, принимая на себя падающую супругу. Когда он посмотрел вперёд, то тоже вскрикнул и на какой-то миг потерял сознание.

- Мампа, вы чего?!

"И вправду, чего это мы", - подумал Сергей.
- Витенька! Витенька! - громко завопила Елена и осеклась. - Ой, чего это я? - сказала она и удивлённо посмотрела на мужа.
Сергей с не менее растерянным взглядом смотрел на жену, пытаясь осознать ситуацию.
- Мампа, что случилось?! Вас кто-то преследует или что?
Витя подошёл к двери, посмотрел в глазок, прислушался, потом повернулся к своим родителям.
- Всё нормально, Витька. Принеси маме валерьянки. Переволновалась она.
- Бегу! - сказал Витя и побежал на кухню к холодильнику.

Мампа... Он всегда так смешно говорит, когда обращается к ним обоим вместе сразу. Или папма... С самого детства.

- Серёж, что это с нами? - шёпотом заговорила Елена. - Всё это было? А Витя... Ну, да, мы с тобой пошли, Витя за нами дверь закрывал, я даже ключи с собой не стала брать: он сказал, что дома будет... Ведь, сегодня же суббота, да?!
Они оба продолжали сидеть на полу, приходя в себя.
- Мам, как ты? Может тебе скорую вызвать?
- Нет, Витенька, не надо, всё уже нормально...
- Мам, а валерьянка... пузырёк пустой в холодильнике. Больше нигде нету? Я тогда сейчас в аптеку сбегаю!
- Да не надо, Витенька! Мне уже полегчало!
- Сбегай, Витёк, в аптеку, сбегай! - сказал Сергей, а на протестующий жест жены ответил: - Пусть сходит, аптека рядом, он быстро вернётся. И это, давай встанем, чего это мы с тобой на полу развалились, как эти...

---

Они сидели на диване в своей комнате и пытались разобраться c новой реальностью...
- Серёж, я ничего не понимаю... Витя... Витю... Но он же сегодня... и вчера, и всегда... Но вчера... и сегодня утром...
Елена не могла произнести те ужасные слова, которые совсем недавно были полной реальностью, а сейчас...
- Серёж, нам это приснилось?! Или мы сейчас спим? Или...
- Похоже, что мы не спим, это реальность, но она изменилась, и связано это с тем, что мы с тобой побывали в шестьдесят третьем...
- Как это могло случиться?
- Не знаю, Ленок, но это случилось. В той реальности Витя погиб в армии: взорвался склад со снарядами, один из снарядов попал ему в голову, Витя погиб...
- В сердце, Серёж...
- Что? Да... Нет... В голову - позавче... Стоп, нет, ещё вчера... пока я не попал в шестьдесят третий. А когда я вернулся, то да, в сердце...
- Я не помню, чтобы в голову, Серёж... в сердце - помню...
- А я помню. А то, что в сердце - вспомнил, как только ты об этом сказала. Но сейчас мы с тобой вместе помним, что снаряд попал ему в ногу.
- Да, Серёж... и на левой ноге у него протез...
- Да, Ленок... и он у нас программист...
- Да, Серёж... и ему недавно исполнилось тридцать шесть... А моим маме и папе было тридцать пять... там... только что... в шестьдесят третьем!
- Да... странно, мы, ведь, ничего не трогали и не меняли там, в шестьдесят третьем... Ну, да, мы ели мороженое, но не могло же это так повлиять на последующие события!
- А ещё, Серёж, мы поздоровкались... там... со мной и с Катей...
- Но мы же ничего им не говорили!
- И вообще, Серёж, так странно, да, во мне и в тебе тоже, да? как бы уживаются сразу два мира. Тот, в котором мы Витеньку похоронили шестнадцать лет назад, и тот... этот, в котором наш Витенька всё это время был с нами!
- А во мне три мира...
- Да?
- Да, Ленок... Я помню первые похороны... Крышка гроба была закрыта...
- Ой... не надо, Серёж, не рассказывай, я поняла!
Лена передёрнулась от ужаса.

---

- Мампа, вы это о чём?
- Ой, Витенька! Ты уже вернулся! Мы ничего, мы просто так, Витенька! Не обращай внимания. Мы просто так с отцом болтали.
- Мампа, - я слышал всё: и про голову, и про сердце... Только не понял, причём тут какой-то шестьдесят третий? Что это такое? Ангар-63?
- Витенька...
- Шестьдесят третий - это что?
- Шестьдесят третий - это год, малыш. Тысяча девятьсот шестьдесят третий год.
- Серёж, не надо, а...
- Ленок, мальчик уже давно большой. Он в армии отслужил. Мальчик у нас умный. Он программистом работает. Думаю, что ему можно всё рассказать...
- Ну, не знаю, Серёж...
- Мампа, я, правда, уже большой. И умный: я понял, что вы меня хоронили шестнадцать лет назад, потому что снаряд попал мне не в ногу, а в голову или в грудь. Мне про шестьдесят третий не было ясно. В общем, рассказывайте, да...

В общем, стали они рассказывать. Больше мама говорила. Она рассказывала про их приключение сбивчиво и коротко. Не потому, что волновалась, а потому, что рассказывать-то особо и не о чем, вроде бы: ну, мороженого советского попробовали, купили мыло, увидели родителей маминых, которые в шестьдесят третьем году были моложе Вити, да поздоровались с девочками, одна из которых была мамой... Витя пытался уточнять подробности, вопросы задавал.

- Ну, допустим, всё это было на самом деле, - сказал Виктор. - И да, действительно, всё это очень странно: ничего особенного с вашим вторжением в шестьдесят третьем году не произошло, но тем не менее... Из самого существенного, пожалуй, только то, что ты, мам, поздоровалась сама с собой. Кстати, ма, а ты не помнишь этого? Ну, в смысле, может быть, ты помнишь, что в детстве ты поздоровалась с... ну, с тётенькой незнакомой, что ли? Может быть в тот момент она тебе показалась знакомой, но ты не могла вспомнить кто это или на кого она была похожа?
- Нет, не помню ничего такого из детства. Только из взрослости, - сказала Елена и засмеялась.
- Странно. Хотя, если разбираться, то ничего особенного потом не произошло: только всего лишь и делов, что снаряд угодил мне в ногу, а не в голову и не в грудь.
- Угу, чувак. Только и делов-то, что ты стал программистом, а не в могиле лежишь...
- Серёж...
- Нормально, мампа, всё так и есть. Интересно, а как вы нашли этот портал или, не знаю, как это лучше назвать, эти врата во времени?
- Да папа на него случайно наткнулся...
- Это, в смысле, вы сегодня утром пошли с отцом и...
- Нет, Витя, папа вчера... В общем, пусть папа сам расскажет.

---

- Да, собственно говоря, вчера я тоже ничего существенного в шестьдесят третьем не сотворил...
- Ты был там вчера и тоже в шестьдесят третьем?
- Да, в шестьдесят третьем. Вчера, в пятницу. А сегодня, в субботу - с мамкой, тоже в шестьдесят третьем.
- Кстати, в среду, - уточнила Елена.
- Не понял: в среду или в субботу?
- Витя, - стала объяснять Елена, - здесь, у нас суббота, а там, в шестьдесят третьем, была среда.
- Да, Витёк, - а вот дату мы не уточняли. Ну, неловко было как-то спрашивать у людей число и месяц. Уточнить день недели ещё куда не шло, а число... Да мы особо и не парились, если честно.
- Ну, так что ты там, пап, не натворил, - хихикнул Витя, - в пятницу? А точнее, наверное, во вторник, да?

- Про вторник точно не скажу, не уточнял я тогда день недели. Но думаю, что это действительно был вторник. В общем, как я сказал, ничего особенного тогда не произошло. Даже мороженое не ел. Не было денег. Посидел на скамеечке в сквере, покурил и... поболтал с одноклассницей!
- Да?! А она там как оказалась?
- Живёт она там!
- А, ну да... И о чём вы болтали?
- Да так, ни о чём. Когда я заподозрил неладное, когда я думал, что мне это только кажется, я "угадал", с какой буквы начинается её фамилия. Она назвала свою фамилию полностью, так я убедился, что это действительно моя одноклассница - девочка, которой было десять лет!
- Ты ей рассказал что-нибудь о будущем?
- Нет. То есть да: я сказал, что она будет отличницей в четвёртом классе.
- А что ещё?
- Больше ничего.
- Ну и как? Стала она отличницей?
- Понимаешь, я знал, то есть я помнил, что она была отличницей. Мы с ней оба закончили четвёртый класс отличниками. Так что, ничего нового я ей не сообщил! Она была отличницей до того, она осталась ею и после того.
- Ну, а что потом?
- Потом ничего. Потом, в шестом классе, я перешёл в другую школу, потому что мы переехали, и больше я её не видел. Да... Ещё я до того знал, что она будет артисткой кино. Заслуженной артисткой. Но я ей про это не говорил! Кстати, Ленок, ты же помнишь, я тебе про неё...
- Нет, Серёж, не припоминаю что-то.
- Ну, как же... Таня Воробьёва! Стоп... Я помню, что разговаривая с ней, я вспомнил, как я тебе про неё ещё статью в Википедии показывал...
- Не помню, Серёж. Вот Галю, фамилию не могу вспомнить, твою одноклассницу, я помню. Когда мы на юбилее вашего...
- Галя это другое дело! Да, Галя тоже одноклассница, мы с ней на одном предприятии работали, сейчас она уже на пенсии... Кстати, это именно она нам про Таню Воробьёву и сказала, что Таня стала заслуженной... Подожди, ты, правда, что ли, не помнишь про Таню?
- Правда.
- Блин... У меня в голове целых три мира... Вот сейчас пытаюсь припомнить это же в этом мире... тоже не припоминаю... Помню, Галка говорила тебе про меня, что мы, мол, одноклассники...
- Говорила, помню, но про Таню Воробьёву не помню, чтобы она говорила.
- Мампа, а кто эта Таня Воробьёва?
- Ну, она, малыш, ещё снималась в сериале... Оп... не было её в этом сериале... То есть была сначала, в том... в той версии... блин, запутаться можно... В общем, в последней временной версии в этом сериале другая актриса играла. Точно. Вот, блин, неужели я её с толку сбил и она не стала актрисой?!
- Сейчас, пап, поищем в Википедии или в интернете. Таня Воробьёва, говоришь? В смысле, Татьяна...

В Википедии артистки Тани Воробьёвой не было. Гугль и Яндекс на запрос "Воробьева Татьяна артистка кино" тоже не дали ничего. На запрос просто "Воробьева Татьяна" нашлось, как водится, более 600 тысяч ответов, непонятно было, что и где искать. Пока Витя с отцом не догадались добавить в запрос название города. Всё-таки, как никак землячка. И тогда нашлось. В Википедии нашлось! Татьяна П., в девичестве Воробьёва, доктор физико-математических наук, профессор, масса опубликованных работ, преподаватель университета и так далее. И самое главное, действительно одноклассница! Родилась где надо, когда надо и закончила нужную школу!
- Н-да, неисповедимы пути господни! Воистину неисповедимы! - воскликнул Сергей. - Надо же такому случиться! Была заслуженной артисткой, а стала математиком... Моя вина...
- Пап, почему вина? Можно, ведь, сказать, что заслуга!
- Какая там заслуга... Была киноактрисой, счастливой знаменитосью, а стала... по моей вине...
- Ну, во-первых, пап, может она и счастливый математик, преподаватель и так далее. А во-вторых, в чём тут твоя вина? В том, что ты "напророчил" ей, что она отличницей станет? Так, ты сам же сказал, что она и без пророчеств твоих была ею и осталась.
- Понимаете, мои хорошие, когда я ей сказал, что она будет отличницей в четвёртом классе, то она засомневалась. Сказала это, что у неё по математике четвёрка...
- Понятно! Похоже, что она после такого твоего "напутствия" подналегла на математику и, в конечном итоге, стала профессоршей! - засмеялся Витя.
- Ну, возможно, где-то так оно и получилось...

- Отлично получилось, папма! Таня Воробьёва стала профессором математики, а это вам не шухры-мухры! Потом вы снаряд немного в сторону увели и спасли мне жизнь...
- Не думаю, что мы снаряд увели. Скорее всего, ты в последней версии немного пошустрее оказался... Ты же прыгнул, защищая товарища, да?
- Ну, да. Снаряд летел в нашу сторону. Салага стоял спиной к нему в полный рост и не видел. Я прыгнул, чтобы свалить его на землю...
- Ну, вот, и допрыгался, малыш: первые два раза не совсем удачно, а на третий раз...
- Серёж...
- Мам, да чего ты? Ну, шутим мы так! Кстати, а если бы ещё раз попробовать...
- Нет, чувак, не стоит! Опасная игра! Один шанс из трёх, что ты остался в живых! Ты уверен, что будет два шанса из четырёх?! Я - нет. А взрыв, он все три раза был! Это уже не от нас, парень, зависит.

---

- А знаете, хоть всё это очень странно, но я вам сразу поверил... про всё это. Ну, не могли вы это выдумать. С таким, ведь, не шутят, - сказал Виктор, когда они сидели все за столом и ужинали.
- Мы, Витенька, и сами-то никак не можем понять до конца, что было, а чего не было...
- Хотел бы я хотя бы на миг очутиться там...
- Зачем, Витенька? Папка же сказал...
- Мампа, я понимаю, вы рады тому, что я жив...
- Витенька, а что тебе ещё надо?! Жив-здоров, молодой, красивый, умный...
- Уху. Жив. Красивый, это в тебя, ма. Умный, это в папку. Да, вот, кому я нужен такой - инвалид! Да и не совсем уже я молодой, сорок скоро стукнет.
- Ну, чувак, моложе ты от этого не станешь...
- Да я не об этом, па! Да, молодой, красивый, умный. Девчонки со мной охотно знакомятся. Но как только видят это... - Виктор задрал штанину, - так, тут и сказке конец!
- Ну, это же не самое главное, Ви...
- Ма! А ты хотела бы внуков нянчить?
- Да. То есть, нет! То есть, да...
- Ладно, мампа, замнём для ясности.

5. Воскресенье

- Серёжа! Серёжа, проснись! Серёжа!
- Ты чего, золотце, расшумелась?! Сегодня же воскресенье, ты забыла что ли?
- Серёжа, Витенька пропал!
- Кто пропал? Какой Витенька? Что?!
Сергей вскочил с постели.
- Как пропал?!
- Ну, так... Я на кухне была, слышу дверь входная хлопнула... Я сначала-то не сообразила, а потом мне... В общем, я в комнату его заглянула - нету его!
- Фу ты! Ну и...
- А на компьютерном столе записка... Вот, смотри...

Мама! Папа! Я вас очень люблю! Но если что, не поминайте лихом! Хочу испытать судьбу сам. Пап, я понимаю, что два случая из четырёх это очень много... Но с другой стороны, это пятьдесят на пятьдесят: быть или не быть! Не хочу быть инвалидом!

- Ни хрена себе...
- Что же он наделал! Может его теперь и в живых нет... опять... Просто мы пока ещё не знаем...
- Спокойно! Пока что ничего с ним не случилось...
- Откуда ты знаешь!..
- Оттуда... Если с ним что-то случится, неважно что, то записки не станет... Я так думаю...
- Что делать?
- Догнать и не пущать! Поехали!
- Куда, Серёж?
- Туда, куда ему лезть не стоит! Где телефон?
- Сейчас принесу, а зачем?
- Вызовем такси и вдогонку! То-то он вчера так подробно выспрашивал что, где и как... А я ему в Google-Earth ещё подробненько показал, где каждый из мостиков находится... Идиот...

- Алло! Такси можно заказать?
- Ваш адрес? Куда хотите ехать? Ждите, машина будет через пятнадцать-двадцать минут.
- Нет, нам срочно, мы не можем столько ждать...
- Погодите, минуточку... Машина может подойти через две-три минуты, но придётся до...
- Понятно, подходит!

- Куда поедем?
- Перекрёсток Литейной и Ломоносова знаешь где?
- Понятно. Только там дальше перерыто, не проехать...
- А нам дальше и не надо.

- Так, подъезжаем, держи деньги. Столько хватит? - сказал Сергей, подавая водителю пятисотку.
- Много, сто пятьдесят хватит. Сейчас сдачу отсчитаю...
- Не надо сдачи, некогда ждать. Ленусик, бегом!

Они побежали к мостику.
- Серёж, вон Витенька, уже почти возле второго мостика...
- Леночка, я бегом, надо успеть его перехватить! А ты догоняй, осторожнее только...
Сергей пробежал по первому мостику и тут же завернул в сторону, где должен быть второй мостик, и побежал ещё быстрее. Глянул вперёд: вон Витька, он уже возле того места, где второй мостик... был... но мостика не было видно. Сергей оглянулся - Елена перешла мостик и тоже бежала. А Витька... Витька топтался на месте, что-то спрашивал у прохожего. Второго мостика не было. "Ну и слава Богу!" мелькнуло в голове у Сергея. Витька оглянулся, увидел отца, бегущего к нему.
- Стой, Витька, стой! Видишь - нет ничего!
Но Витька протянул руки вперёд и, скользя подошвами по асфальту, стал осторожно продвигаться вперёд.
- Витёк!!!
Витёк исчез.

- Серёж, где Витенька?!
- Погодь, не шуми... Канавы и мостика нету, но он всё-таки туда перешёл... Похоже, что там канава и мостик на месте, да и куда им деваться... В общем, так: стой здесь, а я попробую перебраться туда.
- Серёж, вместе давай!
- Не, Лена, не надо. Тут непонятно, что и как... Сунешься, да вдруг мимо... не по мостику, а в канаву, все кости переломаешь... Жди меня и я... Жди нас обоих!
Сергей прикинул, где тут вчера и позавчера был мостик через канаву, и осторожно, как Витёк, шаркая подошвой по асфальту, стал продвигаться вперёд... Шаг, вернее, шажок, другой, третий... Вот пронёсся шум знакомый и...

6. Четверг?

Вот пронёсся шум знакомый, а потом раздался чей-то крик:
- Лежи! Не вставай!
И Сергей увидел следующее: на земле, точнее, на асфальте лежал Витёк, рядом стоял мужик, витькин ровесник и кричал на него. Метрах в двух от них стоял грузовичок.
- Ах, ты уссурийский тигр! - заорал Сергей, кидаясь на мужика.
- Дядь, да ты чё! - чуть ли не хныча, завопил мужик. - Я не виноват: он сам под колёса бросился, я даже не понял, откуда он взялся! А сейчас, вот, встать хочет! Нельзя ему вставать: я ему машиной ногу переехал!
- Das ist fantastisch! - прохрипел Витёк. - Он по моему протезу проехался!
- Ну, и как протез - сломался? - спросил отец.
- Да протез, вроде бы, ничего, а вот руку до крови разодрал, когда шмякнулся.
- Блин, - заскулил мужик, - он иностранец, да? Вот, блин, влип!
- Сам ты иностранец, ирод чёртов! Человека чуть не задавил! - раздался голос Елены.
Мужик растерянно захлопал глазами: откуда это ни с того, ни с сего, столько людей появилось сразу на пустынной улице на его несчастную головушку?
- Витенька, Витенька... - запричитала Елена, склонившись над сыном.
- С чего это ты взял, что он иностранец? - спросил Сергей у шофёра.
- Ну, дык, говорит как будто по-немецки и одет в шмотки не наши...
- Витёк, ты как, встать можешь?
- Да вроде бы могу...
- Ну, давай-ка попробуем, я тебе помогу... - сказал Сергей, и обернувшись к водителю: - А ты, чувак, езжай отсюда поскорее, понял, да?
- Понял, чего ж не понять!
Водитель кинулся к машине.
Сергей и Елена помогли Вите встать на ноги.
- Ну, как?
- Нормально, мампа... Протез треснул немного, но не развалился. А самое главное, что он не болит! - усмехнулся Витёк.
- Ну, вот, видишь, есть какая-то польза и от протеза, - в тон ему ответил отец.
- Дураки вы оба! - проворчала мать.

- Таак...
Сергей, а вместе с ним и Елена с Витьком, оглянулись по сторонам. Здесь мостик был.
- Вот и отлично! - подвёл итог отец. - А теперь все обратно!
- Куда? - спросил Витёк.
- Туда! Назад в будущее, пока ты тут ещё чего-нибудь не натворил.
- Ну, дайте мне ещё хоть чуть-чуть побыть здесь... Ну, пройтись по улице туда-обратно немного, может что-нибудь изменится в лучшую сторону! - сказал Витёк и постукал кулаком по протезу.
- Ну, ты уже и так наменял тут, устроив непредвиденное ДТП!
- Ну, паап!
- Это раз! Чувак, посмотри по сторонам: видишь, сколько народу пялятся на нас, а?
- Ну, и что?
- А то, что ты, как идиота кусок, вырядился специально для посещения одна тысяча девятьсот шестьдесят третьего года! Ты хоть представляешь себе, как это оно смотрится в шестьдесят третьем году? Ты, кстати, вообще-то понял, что здесь вам не тут? Что это не 21-й век? Что это даже не просто 20-й век, а середина прошлого века!? Это два...
- Да знаю, знаю, слыхал... Так тогда только стиляги одевались...
- Не тогда, чувак, а сейчас!
- Да, понятно, понятно...
- А если понятно, то тогда немедленно сматываемся отсюда. Вон там видишь кто идёт?
- Хм... Полицейский, что ли? Ну, и что?
- Не полицейский, сынок, а товарищ милиционер! Это три! Дёргаем отсюда и побыстрее! Вон, люди в нашу сторону пальцами тычут, и товарищ милиционер идёт в нашу сторону ускоренным шагом...

- Ой, да подумаешь! - огрызнулся Витёк, ступая на мостик.
- Уху, подумаешь, да не скажешь... Что ты им рассказывать будешь, когда у тебя при обыске обнаружат россиянские полновесные тысячерублёвые бумажки, а? Лена, проходи, я за тобой...
- Таак... А теперь быстренько, но не бегом, чтобы не привлекать внимания, следуем ко второму мостику.
- Блин, мы мостик перешли, а полицейский и зеваки остались... - растерянно сказал Витёк.
- Это, Витенька, потому, что надо через два мостика пройти, и после второго мостика сработает, - объяснила мама.
- А-а...
Сергей оглянулся назад и сказал:
- Так, народ, сворачиваем в квартал...
- Зачем?! Вон же мостик!
- Затем! Слушайте и повинуйтесь... Сворачиваем в квартал, а там быстро-быстро обходим дом и бежим ко второму мостику, чтобы мент нас не засёк!
- А...
- Бэ! Нам ещё не хватало, чтобы чувак из шестьдесят третьего года прошлого века в нашем времени очутился! Тем более, что назад он дорогу потом не найдёт, а у нас ему хана точно придёт, это факт. Лена, вперёд!
- А вы?
- Леночка вперёд, будешь нашим проводником! А мы с Витьком следом, будем стараться как можно быстрее, я ему помогать буду. Тихо, тихо! Переходим на бег только после того, как скроемся с глаз.

- Таак... Теперь, Лена, налево!
- Знаю, знаю, Серёжа! Вот он наш мостик, я вижу его!
- Лен, дойдёшь до конца дома, глянь, мента не видно?
- Милиционера, что ли?
- Ну, да, Леночка, да...
- Чисто, Серёжа...
- Уху, сзади тоже чисто. Или отстаёт во дворе или вообще назад повернул...
- Так, Лена, вперёд по мостику!
- А вы?..
- И мы следом...
- Витёк, пошёл! Да смотри мне, вернее, смотри под ноги и вперёд, не залезь опять под колёса или ещё куда-нибудь!
- Да ладно, пап...
- Ну, вот, кажется, всё, вот мы и дома, - сказал Сергей ступая на мостик.
Шум несуществующего ветра и вот он, 21-й век!

7. Воскресенье

Вообще-то это место тихое, немноголюдное. Дома здесь трёх- и пятиэтажные. Машин не очень много. Вот Леночка стоит. Неподалёку две молодые женщины, слегка за тридцать, о чём-то судачат. Лена что-то говорит водителю машины, и тот отъезжает.
- Серёжа! А Витенька где?
- Э-э, в смысле?
- Ну, я тут, ты тут, а где Витя?
- Блин... Я Витю вперёд себя пропустил...
- Не было его...
- А это... ты о чём с водителем разговаривала? Может Витю не заметила?
- Да я это, не хуже как Витя: чуть под машину не попала! Через мостик побежала, думаю, дай подальше отойду, чтобы вам не мешать, вдруг милиционер опять объявится, пячусь назад спиной, а тут машина... Чуть на меня не наехала... Серёж, где Витя?!

Тишина. Только слышно, как те двое переговариваются:
- Ну, а у тебя как?
- Да, нормально. Младшенькая, вот, в первый класс пойдёт...

- Погоди, Лен...
- Чего годить?!
- Стой...
Сергей соображал, что к чему... Если Витя сюда не перешёл... Хотя, как не перешёл, он же его вперёд себя пропустил...
- Серёж, где Витя?! - У Елены начиналась истерика.
Если Витька вернулся обратно, то его отсюда видно было бы... Если Витька не перешёл по мостику, значит он всё ещё в шестьдесят третьем... Если я перейду по мостику назад, то всё равно буду в нашем времени, в двенадцатом году двадцать первого века... Чёрт побери...

- Где Витя?! - кричит Елена.
В это время к перекрёстку подъезжает легковой автомобиль. "Победа". За рулём парень лет тридцати. Елена бегом к автомобилю:
- Молодой человек! Какой сегодня день?
- Воскресенье, - отвечает парень, слегка удивляясь вопросу.
- А год? Какой сейчас год?!
- Две тысячи двенадцатый... - отвечает он растерянно и вдруг начинает хохотать. - Ну, вы, женщина, молодец! Уважаю! Зачёт!!!
"Победа" осторожно трогается с места, а парень, высунув голову, оглядывается на странную женщину и глупо улыбается.

Тишина.
- Ну, ладно, давай пока, счастливо!
- Уху, всего хорошего, пока! А то мои уже с ума, наверное, сходят...
Это те двое прощаются...

- Серёжа! Витя! - кричит Елена.

- Мампа! Ну, чего вы расшумелись?!
Господи! Наконец-то! Сергей и Елена вертятся на месте, но... никого не видят...
- Папма, ну, что случилось-то?
Навстречу к ним идёт...
- Наташа!!! - закричали хором Сергей и Елена.
Ну, да, конечно же, Наташа, кто же ещё может быть!?
- Что с вами?
- А где...
- Мам, кого вы потеряли?
- Нет, никого, всё нормально... Да, Серёж?
- Ну, тогда поехали домой, а то Сашка с Анюткой и Пашкой дома один, с ума уже, наверное, с ними сошёл... тоже... Они же кроме деда никого не признают.

8. Сегодня и всегда

Ну, да, всё нормально. Это Наташа. Ещё есть Сашка зять и внучата Анютка и Павлик. А Витя? Не было Вити. Была только Наташа. Витя - это почудилось. Наверное... Но всё равно, так сердцу больно... почему-то...


Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AДурная кровь. Виктория НевскаяСоветник. Готина ОльгаЗлосчастная лужа. михайловна надеждаВ дни Бородина. Александр МихайловскийАкадемия магии: о чем молчат зомби. Оксана ИвченкоЧистый лист. Кузнецова ДарьяНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияТринадцатая девушка Короля. Ли МаринаВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария Высоцкая
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"