Ясько Георгий Юрьевич : другие произведения.

Лобализация. Русский проект

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшие статейки о русском проекте глобализации.


ГИТЛЕР ЛИ ЭТО, ИЛИ ЖДАТЬ НАМ ДРУГОГО?

  

- Вы - немец? - осведомился Бездомный.

   13-го сентября, презренной прозой говоря, по госканалу ТВ "Россия" в 8.45 прошел фильм "Одержимые дьяволом. Тайна Третьего Рейха". Голос, который, помните, предлагал нам, "купить кусочек Хопра", с тем же напором, сопровождая видеоряд этого фильма, давил, наезжая на зрителя, - дескать фюрер, и был долгожданный Антихрист.
  
   Мол, с помощью Шамбалы, фюрер собирался превратить землю в "империю льда", для чего Шамбала обещала наделить его властью над погодой. Вот почему, напав на СССР, фюрер не стал снабжать военнослужащих группы армий Центр, наступавшей на Москву зимним обмундированием, - а зачем? Но Русский Бог опустил температуру зимой 1941 под Москвой "ещё ниже". "Ледовая империя" в исполнении Русского Бога, "переигравшего на понижение" Шамбалу, почему-то оказалась для хладнокровных немцев губительной...
  
   (М.б. не в погоде всё же дело, м.б. верно, что "побеждает не тот, кто играет хорошо, а тот, кто играет лучше"?)
  
   Во всяком случае, с войной у фюрера не заладилось. И дело тут оказывается вовсе не в воинском духе Ивана, не в силе русского характера, не в талантах русских полководцев, не в героизме работников тыла, не в мощи русского оружия... А в таком немецком бардаке в сфере хранения музейных ценностей, что кажется - речь идёт об Эрмитаже. Как нам поведал продавец Хопра, для победы во Второй Мировой, фюреру надо было всего-то вовремя проделать некие магические манипуляции с одной христианской реликвией "копьём Лонгина", наконечником которого тогда на Голгофе был пронзён бок Христа.
  
   Этот предмет хранился в одном из музеев Нюрнберга. Но по столь свойственному немцам разгильдяйству, эта единица хранения в соответствующем гроссбухе, сказал продавец Хопра, была поименована как "копьё ... (скажем) "Хволобуева" (я этот эпохальный фильм не догадался записать на видео и ту фамилию не запомнил), там же хранился и совершенно другой предмет (некий меч), но поименованный как "меч тоже ... "Хволобуева".
  
   И вот, дескать, когда руководитель администрации фюрера запросил тот Нюрнбергский музей выслать в распоряжение фюрера "копьё Лонгина", музейные работники (волею Провидения ошибившись), взяли и послали не копьё, но меч: "Хволобуев, вот Вам меч!" (Соколов, прости!) Переписка между руководством администрации фюрера и начальством данного музея длилась долго. Судьба человечества висела на волоске. Пока 30 апреля (аккурат в Вальпургиеву ночь - главный праздник сатанистов), американские g.e. ни взяли Нюрнберг, ни вошли в то бронированное хранилище в подвале некоей церкви, и ни завладели "копьём Лонгина". Оккультное могущество которого так оказалось в руках Объединённых Наций. Человечество было спасено. Прозрев это своим внутренним взором, фюрер покончил с собой. Причём всё это говорилось с таким неподдельным энтузиазмом, преподносилось зрителю на полном серьёзе. "Схавает..."
  
   Закончился фильм умильной филиппикой продавца Хопра в адрес "христиан, мусульман, иудеев, буддистов и атеистов, таким образом, победившим Антихриста" и его же строгим предупреждением "всем желающим пользоваться магией, оккультными силами для установления своей власти над миром".
  
   За час фильм неоднократно прерывался рекламой шампуня от перхоти. Кстати, Флоренский считал рекламу формой магии, он писал: "Наконец... решение, ...когда создание направлено на вещи не физического порядка. Тогда такое произведение тоже есть своего рода машина, но машина магическая. Это некое орудие магического воздействия на действительность. Такие орудия действительно существуют: так, уже рекламный и агитационный плакат имеют назначением принудить к известным действиям всех на них смотрящих и даже з а с т а в и т ь смотреть на них. Тут действие на окружающих и изменение в их душевной жизни должен оказать не с м ы с л, а непосредственная наличность красок или линий. Иначе говоря, такие плакаты суть машины для внушения, а внушение есть низшая ступень магии". (П.А.Флоренский. Сочинения. ФН. т.131, стр. 156)
  
   Все мы, современные люди, как и наши далёкие предки, прекрасно чувствуем, что (снова Флоренский): "Весь быт пропитан и скреплён потусторонним. Все вещи - центры исходящих тайных сил. Океан неведомого бьёт волнами в обиход. Весь мир пронизан магическими и мистическими силами, и нет вещи, которая не была бы опутана сетями мага. Для "простого" человека вся жизнь всегда имела уклад религиозно-магический; все житейские явления, так или иначе, блистают светом потустороннего". Так что телепиарщики ныне не играют в невинность "я не такая, я жду трамвая", а так и сыплют: "Да, есть черная, плохая, ихняя (в данном случае гитлеровская) магия, а есть хорошая, белая, наша магия (в данном случае магия "христиан, мусульман, буддистов, иудеев и атеистов", другими словами "магия Объединённых Наций").
  
   Впрочем, фильм сделан старательно. Не то, что в первую чеченскую кампанию, помните фильмы о "зверствах федеральных войск", что нам демонстрировал тот же государственный канал "Россия", которые делались на коленке, прямо перед выходом в эфир. Помните, того русского зверюгу-спецназовца, который, ухмыляясь, поигрывал метательным ножом, зловещий образ которого переходил из фильма в фильм на этом канале?
  
   Подобраны нестандартные, редкие фотопортреты фюрера, с них на нас смотрит славный малый с плохо вымытым чубом, как бы говоря: "Вот если бы у меня был шампунь от перхоти, который производит рекламодатель канала "Россия" и меня любили бы иные женщины, помимо Евы Браун, разве стал бы я искать искусственных способов интоксикации крови адреналином, нешто стал бы я воевать с СССР? Мы с Иосифом поделили бы Европу по линии Западная Двина - Днепр и человечество зажило бы в варианте будущего, описанном братьями Стругацкими (в интерпретации Сергея Переслегина)!"
  
   Одним словом, перед нами "обыкновенный фетишизм", телепродукт, мера тошнотворности которого соизмерима с мерой невежества его создателей, закупленных властью на корню. То есть она безмерна. Весь застой они показывали фиги этой власти, (стенам своих московских кухонь), так и не удосужившись ознакомиться с символикой и мифологией русского национального сознания. (Итак, она звалась "прослойка", но началася перестройка, и появилася догадка - то не "прослойка", а прокладка.)
  
   В частности они совершенно не знакомы с православными представлениями о фигуре Антихриста. Фюрер, согласно этим представлениям, на данную роль вовсе не годится. Даже Сталин не годится, хоть он и учился в семинарии. Об этом в 1926 году писал Г.П. Федотов, этот трагически недооцененный наш философ. Интеллигент, эрудит и умница. В своей интереснейшей статье "Об антихристовом добре" он дал краткую сводку святоотеческих пророчеств о пришествии Антихриста. Он показал, что историческая оценка антихристова обольщения, при которой за предельное выражение антихристова натиска на христианство выдают развитие светского гуманизма или даже сталинизм, тоталитаризм - поверхностна. Не соответствует святоотеческой традиции, в которой ведь и возникло учение об антихристе. Он приводит пророчества Отцов церкви: "Во всем соблазнитель сей хочет казаться подобным Сыну Божию... Снаружи явится, как ангел, волком будет внутри". ( св. Ипполит). "Он примет зрак истинного пастыря, чтобы обмануть стадо... ... под видом благочестия будет обманывать мир, пока не добьется царства", ( св. Ефрем Сирин). "В начале своего царствования или, вернее, тирании, он выступит в лицемерном одеянии святости". ( св. Иоанн Дамаскин) (Вл. Соловьев: pro et contra. СПб. 2001, стр. 553).
  
   Г. П. Федотов пишет: "Прочтите приведенные выше свидетельства Отцов - Ефрема Сирина, Дамаскина. Для них антихрист приходит в одеянии не только добра, но и святости, благочестия. Они предвидели опасность и указали на нее. Враг не за оградой, а в стенах!" ( Там же, стр. 465.) Антихрист, этот имитатор Христа должен для своего полного торжества явиться именно в обличии правоверного христианского (в России - православного) священноначалия, а не богоборца, или атеиста, или иноверца, или православного мирянина. Г.П. Федотов в таких выражениях отклоняет любого из подобных кандидатов на роль антихриста: "Но достоин ли этот обман тонкого и умного искусителя? Поставьте против него мудрую и глубокую теологию, эстетическое обаяние ложного аскетизма - Церковь без любви, христианство без Христа, - и вы почувствуете, что здесь предельный обман, предельная мерзость на месте святом. Таким только и можно представить себе антихриста"( Там же). Именно в обличии церковника должен придти антихрист. А ведь фюрер не скрывал своей ненависти ко Христу и не маскировался под Него. Как и Сталин.
  
   ("Один американец" написал книгу, в которой всеми возможными способами доказывал, что Антихристом является М.С. Горбачёв. Эта книга была отмечена Шнобелевской премией.)
  
   Флоренский писал в августе 1905 года: "Антихрист обольстит многих, выдавая себя за Христа; очевидно, что он должен быть для этого как- то похож на Христа. Чтобы обмануть, он должен имитировать Христа. Однако, если бы по существу он был подобен Христу, то принятие его за Христа не было бы роковой ошибкой, не было бы чем-то бесповоротным и решающим. Антихристу должно не хватать до Христа чуть-чуть... у него, с точки зрения <группы>, не хватает одной последней точки, кончика. Но именно это "чуть-чуть" и составляет подлинную характеристику и природу Христа, а отсутствие этого "чуть-чуть" - делает из некоторого субъекта - Анти-Христа. Эмпирически, для внешнего наблюдения антихрист должен быть вполне подобен Христу, иначе его отличили бы от Христа и по внешнему наблюдению. Но и для внутреннего наблюдения Антихрист не должен розниться от Христа, потому что, для возможности выдать себя за Христа у него, по крайней мере, вначале должно быть самообольщение. Было бы совершенно непонятно, почему он стал бы выдавать себя за Христа, если бы не видел для этого никаких данных. Но если вначале искреннее самообольщение, то после, когда обнаружится недостаточность данных Антихриста, сознательный обман и играние роли, которую уже по гордости не прекратить ему, потому что уже поздно. - Я не понимаю и не признаю Антихриста - страшилища, Антихриста жестокого и злобного, Антихриста, так сказать, хвостатого и рогатого. Чтобы обольщать, он должен быть достойным противником Христа, так что силы для стороннего зрителя кажутся почти (или даже совсем) уравновешенными; иначе борьба не была бы трагичной, иначе антихрист не увлёк бы многих - никто кроме любящих зло, как таковое, извращенных. Раз так, то он должен быть прекрасным как Дионис, добродетельным, "совершенным" как Христос, - он должен быть "почти Христом", мишурным Христом, играющим роль Христа. Но если Христос, (по своей человеческой природе), абсолютно свят, то у антихриста должна быть кажущаяся святость, дрессировка, вымуштровка святости; Антихрист, потому лучший из людей. Именно это-то и заставит его в соединении с гордыней сделаться из величайшего христианина последователя Христа - Анти-Христом, из избранного сосуда Божия перейти в отверженнейший сосуд, в сосуд гнева великого. "Почему я не он? Почему я, имеющий те же достоинства, что и Христос, не Христос?" После этих мыслей голова его начнёт мутиться и, обвиняя Бога или людей в несправедливости, он захочет сделать себя Христом. И он... достигнет этого во всём, исключая некоторого "чуть-чуть", и, чем более он будет походить на Христа, тем более уверяться в возможности стать Христом. Но до конца он не захочет или не сможет понять, что всё дело в том "чуть-чуть", которое только и делает Христа - Христом, а не просто хорошим или даже наилучшим человеком... (...)
  
   Антихрист не мыслим как тиран, деспот или самодур. Не сделает он бесполезной жестокости. Всё даст он, кроме одного... (...) Того, что абсолютно не воспринимается эмпирически. Мало того, Антихрист, быть может, даже выполнит все слова Христовы, сделает всё по заповедям Его, реализует эти заповеди и действительности или, по крайней мере, будет стараться реализовать. Одного только не признает он в личности Христовой, - самого Христа". ("Павел Флоренский и символисты". М., 2004, стр. 382-384).
  
   Последователи традиционного православия, староверы, т.е. те, кто сохраняет православное вероисповедание в виде, очень близком к тому, в котором 1000 лет назад Русь его приняла, те считают никониан (РПЦ МП) - коллективным Антихристом.
  
   Им вторит Вл. Соловьев: "Страшен царь, да милостив Бог. Еще можно было жить при царе Иване IV. Отчего же через 100 лет, при "тишайшем" Алексее Михайловиче, народ вдруг почувствовал, что жить нельзя, и в отчаянии стал бегать по лесам и болотам, засел в трущобах и полез на горящие костры? Что такое случилось? А случилось то, что представители духовного начала изменили этому началу... не стало истинной духовной власти в России, наступило царство антихристово."( Наше Наследие. 1988, N 3, стр. 83.) Вл. Соловьев ещё писал: "Надо быть готовым к тому, что девяносто девять священников и монахов из ста объявят себя за антихриста. Это их полное право и их дело"(С.М. Соловьёв. Владимир Соловьёв. М., 99, стр. 322.).
  
   Флоренский писал: "Говоря о Церкви, мы часто цитируем слова: "Врата адовы не одолеют ю". Но при этом мы забываем, что здесь дело идет о Церкви Христовой, а не Русской ... (...) Вся Русская правящая Церковь никуда не годна. Все принадлежат к нецерковной культуре. В существе все, даже церковные люди у нас позитивисты" (П.А. Флоренский. У водоразделов мысли. М., 1999, стр. 276.)
  
   .
   О Серафиме Саровском пишут "Московские Новости", N 30 за 2003 год: "По самым скромным подсчетам на юбилейные торжества в Дивееве и Сарове было потрачено не менее 10 млн. долларов - в основном из разных бюджетных источников. Насколько соответствует размах торжеств и их идеологические акценты заветам преподобного Серафима - виновника всего этого праздника? Известно, что при жизни преподобный был образцом скромности и нестяжания - он отказался даже от должности игумена Саровского монастыря, одного из беднейших в России. Пророчества святого обещают потомкам отнюдь не славу и блеск "духовного возрождения", а суровые времена, когда обманчивая наружность пышной церковной жизни будет скрывать внутреннее духовное опустошение и отсутствие веры. Преподобный обещал воскреснуть для того, чтобы обличить "нечестивых архиереев" и "открыть глаза" тем, кто еще стремится увидеть Истину".
  
   В.В. Путин как-то пошутил, что он сейчас изучает историю России, прослушивая компакт диски с записями лекций по истории России В.О. Ключевского в автомобиле, по дороге на работу.
  
   Вот что этот великий историк писал о руководстве РПЦ. "Как вербуется наша высшая иерархия? (Вот как вербовалась она в наши дни. В 1968 году была введена в действие инструкция Совета по делам религий при Совете министров СССР о порядке регистрации служителей культа. Ни одно посвящение в сан не могло произойти без устного согласия уполномоченного Совета по делам религий, а рукоположение епископов и назначение их на кафедру - без санкции идеологического отдела ЦК КПСС. И вот через этих людей шла Благодать Божия? Таинство воистину.-Г.Я.) Люди духовного, а в последнее время зачастую и светского звания, обездоленные природой или спалившие свою совесть поведением, не находя себе пристойного сбыта, проституируют себя на толкучку русской церкви, в монашество, и черным клобуком, как могильной насыпью прикрывают невзрачную летопись своей жизни, какую физиология вырезывает на их невысоких лбах. Надвинув по самые брови эти молчаливые клобуки, они чувствуют себя безопасными от своего прошедшего, как страусы, спрятавшие свои головы за дерево. Православная паства лениво следит за этими уловками своих пастырей и, равнодушно потягиваясь от усердных храмовых коленопреклонений, говорит, лукаво подмигивая, знаем-де. Нигде высшую церковную иерархию не встречали в качестве преемников языческих волхвов с большим страхоговением, как в России, и нигде она не разыгрывала себя в таких торжественных скоморохов, как там же. В оперном облачении с трикирем и дикирем в храме, в карете четверней с благословляющим кукишем на улице, простоволосая с грозой и руганью перед дьячками и просвирнями на приемах, с грязными сплетнями за бутылкой лиссабонского или тенерифа в интимной компании, со смиренно-наглым и внутрь смеющимся подобострастием перед светской властью, она, эта клобучная иерархия всегда была тунеядной молью всякой тряпичной совести русского православного слюнтяя.
  
   Христос дал истину жизни, но не дал форм, предоставив это злобе дня. Вселенские соборы и установили эти формы для своего времени, цепляясь за его злободневные условия. Они были правы для своего времени, но не право то позднее узколобие, которое эти временные формы признало вечными нормами, признав учение Христа только случайным началом церковного строительства".(В.О. Ключевский " Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники". М., 93, с. 402.)
  

Так, что согласно мифам аборигенов "этой страны", Гитлер, как то нас старается уверить г-н Добродеев, на роль Антихриста не подходит.

Если это не Гитлер, если это не Сталин, то кто?

  

Поживём - увидим!

  
  

Георгий Ясько.

13. 09.2006.

  
  

НОВОЕ ПЛАТЬЕ КГБ.

  
   Наш народ-хоругвеносец ломает голову сегодня над двумя вопросами: 1. Что с нами будет, когда В.В. Путин совлечётся шапки Мономаха? 2. Чего это он вводит новый цвет военной формы для сотрудников служб, ранее входивших в состав КГБ?
  
   Диавол, как известно, прячется в деталях. Что же, тем легче его отыскать. "В этой реформе аналогии с фильмом про Штирлица неуместны, - заявил один их ветеранов спецслужб (Известия 15.09.2006), - Чёрная форма спецслужб имеет российские корни". И ещё какие длинные!
  
   Нешто Вы, читатель, думаете, - у Вас одного душа болит - "как мы будем без В.В. Путина"? Нет, и он сам о том же думает. Несясь по ночной Москве в бронированном Мерседесе, сверкающем хромом и лаком, слушая по дороге лекции по истории России В.О. Ключевского, начитанные на компакт диски. Ключевский же так и пишет: "Опричник ездил весь в чёрном с головы до ног, на вороном коне в чёрной же сбруе, потому современники прозвали опричнину "тьмой кромешной", говорили о ней: "яко нощь темна". Это был какой-то орден отшельников, подобно инокам от земли отрекшихся и с землёй боровшихся, как иноки борются с соблазнами мира. Самый приём в опричную дружину обставлен был не то с монастырской, не то с конспиративной торжественностью".
  
   Проще говоря, чтобы не трогать конституцию, но и не отдавать власти в руки врага, нужно сделать то, что отвечает нашей русской самобытности. Вернуться к опричнине. Пускай В.В. Путин "от великой жалости сердца" создаст ещё один, восьмой гиперрегион, но уже не по территориальному, а по энергетическому принципу, пусть он включит туда все регионы доноры, это и есть опричнина. Регионы - вампиры пусть остаются земщиной. В опричнину же войдут места дислокации подразделений российской армии, внутренних войск, военно-морские, военно-воздушные, ракетные базы, морские порты, приграничная зона, зона отчуждения вдоль железных дорог, газо - и нефте - проводов, линий электропередач, автотрассы федерального значения, атомные, тепловые, гидроэлектростанции, мосты, вокзалы, радио, телевидение, телеграф, телефон и почта. (МВД же и ГБДД пускай остаются в распоряжении приказных людей, они о государе, государстве и обо всём православном христианстве не радели, от врагов их не обороняли, напротив сами притесняли христиан, расхищали казну и земли государевы, а чиновничество покрывало виновных, защищало их, ходатайствуя за них пред государем.) Пусть он назначит себя пожизненным представителем президента России в этом гиперрегионе - опричнине. Пусть он там введёт самодержавие, православие и углеводородность. А всенародно избранным президентом земщины (пожизненно) пусть он назначит Р.А. Кадырова. Не даром ведь патриарх А. Редигер недавно через г-на Степашина передал В.В. Путину меч Ильи Муромца, чтобы он рубил врагов. "Хволобуев, вот Вам меч!" <...>
  
   Когда я этот проект обдумывал - казалось всё смешным, а на бумаге глупо как-то выглядит. Ведь В.В. Путин вовсе не похож на Иоанна IV. Уравновешенный, вменяемый, спокойный человек широких взглядов. В период его правления страна стала потихоньку оживать, с мая-июня 2006 года чувствуется, что произошел коренной перелом к лучшему. А с уничтожением Басаева, это чувство окрепло и получило рациональное подкрепление. И вот сейчас совершенно ни к чему нам любые чрезвычайные меры, любой даже намёк на чрезвычайщину. И не надо превращать земную жизнь в рай, а надо только лишь всемерно мешать ей окончательно обратиться в ад. Стабильно, спокойно и терпеливо.
  
   Претерпевший же "стабилизацию" до конца - спасётся.
  
   Всё хорошо в В.В. Путине. Как у всякого хорошего человека, есть у него один маленький недостаток - стремление навязать нам казённую православную веру. Но ведь согласно духу и букве православного вероучения Бог открывается пророку в тихом дуновении и веянии хлада тонка, а не в речитативах А. Редигера. Но не всякому это дано понять.
  
   Сам В.В. Путин из себя православного Савонаролу не изображает. Он не ревнив, он доверчив. Он верит, что расцвет православной церковности, повсеместно наблюдаемый сегодня по России - это следствие расцвета русской духовности. Тогда как на самом деле, это есть следствие пышного цветения холуйства чиновников-казнокрадов на местах. Хамелеоны стремятся выглядеть более православными, чем сам В.В. Путин.
  
   Что касается реликтового духовного сословия, которое не сеет, не пашет, а только кадилом машет, их можно понять. Контрацептивами им пользоваться запрещено, а куда прикажете пристраивать чад? (Правда, ап. Павел писал "не работающий да не ест", но если все будут работать в поте лица своего, кто же кадить будет? Да и с работой в стране напряженка)...
  
   Как это "куда"? А новые церкви открывать, новые приходы организовывать! Детишкам на молочишко. А в школах Закон Божий вводится, преподаватели нужны? Нужны! А в институтах на кафедрах теологии доценты с кандидатами нужны? Нужны! И вот приходят в ВАК диссертация на утверждение, тема - "что-то там о непорочном зачатии". И что? И утвердит ВАК - никуда не денется! Наука умеет много гитик.
  
   "Революция - это сто тысяч новых вакансий", - напомнил нам М.Ю Соколов. Контрреволюция - ещё больше.
  
   Всё хорошо под сиянием лунным, всюду родимую Русь узнаю. И в сегодняшнем насаждении православной церковности квадратно-гнездовым способом узнаю. И в завтрашнем его сворачивании и схождении на нет - узнАю.
  
   Жадною толпой стоящие у трона эксперты по пиару, гальванизаторы церковности, те понимают, конечно: "Бессознательное есть то, что нельзя построить по сознательному проекту, - и это, конечно относится не только к евроазийству, но к весьма многим большим и малым общим и частным проектам, возводящим в систему сознательное манипулирование бессознательным. Само по себе подобное манипулирование, рассчитанное на безграничную доверчивость всех вне касты посвященных, сильно напоминает программу Великого Инквизитора у того же Достоевского: "Будут тысячи миллионов счастливых младенцев и сто тысяч страдальцев, взявших на себя проклятие познания добра и зла". Это уже достаточно неутешительно. Но плод трудов новых инквизиторов, взявшихся сознательно лепить чужое бессознательное, будет к тому же, как мы видим из истории тоталитарных идеологий только что завершившегося столетия, очень ненадёжным и недолговечным. Владычество настоящих инквизиторов старых времён, не способных концептуально артикулировать ничего подобного, длилось из столетия в столетие, - а тут всё кончалось за несколько десятилетий; "век сплошных скоропадских", как скаламбурила как-то Цветаева. Это реальность, от которой не отделаться банальными максимами насчёт убыстрения хода истории. Ибо если у человеческой души и впрямь есть бессознательное знание, это, неверное, знание о том, говорят ли с ней, этой душой, от имени настоящей веры - или от имени головного проекта. Такой специалист по части бессознательного, как К.Г. Юнг, отмечал как важнейшую черту религиозного, что в этой сфере ничего не возникает на пустом месте, ничего нельзя сконструировать, смастерить, придумать, любая выдумка скоро разобьется", - пишет С.С. Аверинцев. Вы посмотрите на лица тех же А. Редигера, К. Гундяева, А. Кураева, (вот когда порадуешься, что есть телевидение), - что, - ЭТО лица столпов Истины, светочей веры православной, сосудов избранных благодати Божией, что - ЭТО лица святых? Не деньгами, не чиновниками, не церковниками-государственниками вера народная утверждалась, жила передаваясь от поколения к поколению. Она жила подвигами святых. Я не знаю - какой чистоты и мощи должен быть огонь сердечного подвига для того, чтобы зажечь им сырой бор сердца современного россиянина. И вернуть его на путь истиной веры. "Вера есть обличение вещей невидимых", что же невидимое обличают нам лица упомянутых пастырей и иже с ними - имя же их легион?
  
   Аверинцев продолжает: "Между прочим, упомянутые программы являются одним из дурных побочных продуктов того самого "романо-германского" рационализма... Историческая наука по внушениям этого рационализма на каждом шагу демонстрирует свою секуляризированность тем, что ищет для самых различных, в основном религиозных актов выбора таких мотиваций, которые просто были невозможны для сознания любой эпохи, кроме нашей. Тут и князь Владимир, со своим окружением будто бы размышляющий о выгодных социальных и политических последствиях принятия Православия... (...) ... то есть по соображениям, которые нельзя было даже описательно сформулировать на реальном языке эпохи! Конечно, у людей в любую эпоху бывают и неосознаваемые, неформулируемые мотивы - но очень важно для характеристики культурного типа, что уже имеет своё имя, а что ещё не имеет. В конце концов, мы можем говорить, если нам угодно, что феномен идеологии так же стар, как само человечество, и что любая власть, светская или духовная, осуществляла себя при посредстве некой идеологии, которую насаждала, ведя некую "пропаганду" (а внутриситуативно - и "агитацию"). Неоспоримо, что носители власти, причастные к среде правящей элиты, особенно в таких государствах, как скажем, древние восточные деспотии или Византия, были не абсолютно чужды каким-то чертам Великого Инквизитора у Достоевского и ощущали себя носителями не только частных государственных секретов, но и некоего единого "секрета власти" аrcanum imperii. И всё же, до тех пор, пока терминов-концептов "идеология", "пропаганда", "агитация" не существовало, как пассивное, так и активное участие в том, что для нас обозначается этими словами, могло практиковаться в такой степени bona fide, в которой это становится невозможно по мере введения этих слов (и понятий) во всё более широкий оборот. Человек ХХ века, казалось бы, доказал свою способность быть индоктринируемым, идеологически инфицируемым; но из этого не рождалось и не могло родиться той верности вере, что наследуется из рода в род, это скорее похоже на мимолётный гипноз рекламы. Недаром такой мастер пропаганды как Владимир Маяковский, написал рассуждение о тождестве дела пропаганды делу рекламы (которое он, как известно, тоже практиковал в годы Моссельпрома). Нынче мы слышим, что для России нужно "создать" идеологию по специальному проекту; я уже сказал, что не разделяю идеологии стерильно-чистого антиидеологизма, которая хочет ради предотвращения фанатизма ампутировать у человека вместилище для общих идей, - но в шансы рукотворной идеологии поверить никак не могу. Обожание рукотворного, строго воспрещенное Писанием - "не сотвори себе кумира", - ещё меньше приведёт к чему-то субстанциальному сегодня и завтра, чем в тоталитарном вчера; ибо хотя люди, увы, не склонны извлекать из истории сознательных уроков, бессознательная или полусознательная эмоциональная память поколений оставляет всё меньше возможностей для подлинной, не поддающейся подделкам доверчивости. Как сказано у Ахматовой, "вместо мудрости опытность - пресное, не утоляющее питьё". С мудростью плохо, но опытности хватает, хотя бы той, что проявляет себя не ясностью в голове, а болью где-то в костях". (С.С. Аверинцев. Культура и время. 2006, 1, стр. 51-52).
  
   Чтобы изготовить "русскую доктрину", нужно быть Преподобным Сергием. А он и так есть и будет, и второго такого, другого нам не надо. И мы все носители русского национального самосознания, представители русской культуры - были, есть и пребудем в этом Храме Незримом. В Храме нашей Культуры. На фронтоне его дерзкая надпись ВЕДОМОМУ БОГУ, а в Святая Святых - Красота.
  
   "Красота спасёт мир", - вот она русская доктрина, "русская идея". Не нужно её изобретать и придумывать, она жила в коллективном бессознательном нашего народа при кн. Владимире, ведь посланные им в Константинополь "мужи добрые и смысленные" выбрали веру именно за красоту в которой Бог с человеками пребывает в храме св. Софии. Сегодня, когда всё, что только можно, вплоть до разных религий - пиратские подделки, только красота неподдельна. Только она способна разжечь в сердцах людей любовь. Любовь к ближнему своему и любовь к "вещам невидимым". "Если я говорю голосами человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий"...
  
   ... В человеке всё должно быть прекрасно, - и китель, и фуражка, и погоны, и петлицы, и цвет мундира тоже. Кстати вот насчёт фуражек. Давно замечено - армия проигравшей стороны перенимает разные элементы формы армии страны победителя. Ельцинская армия приобрела фуражки, напоминающие фасоном фуражки вермахта. Хотя вроде бы не они нас, а мы их, в 1945... Не пора ли вернуться нам к нашей исконной военной фуражке, образца 1913 года.
  
   Вспомните, - Красносельские манёвры в Высочайшем присутствии 1907 года. Николай II и в.к. Николай Николаевич в сопровождении чинов Свиты и Конвоя Его Величества в мундирах разных полков лейб-гвардии. (Наше наследие. 91, N 3, стр. 132) Какие фуражки! Узкие поля, хищные, короткие, скошенные книзу козырьки - орлы! Русская кавалерия, равной которой не было, нет, и не будет. Потому, что не будет больше кавалерии.
  
   " - Умигать - не в помигушки иг"ать, - вдруг картавя, сказал неизвестно откуда-то появившийся перед спящим Алексеем Турбинным полковник Най-Турс.
  
   Он был в странной форме: на голове светозарный шлем, а тело в кольчуге, и опирался он на меч, длинный, каких уже нет ни в одной армии со времён крестовых походов. Райское сияние ходило за Наем облаком.
  
   - Вы в раю, полковник? - спросил Турбин, чувствуя сладостный трепет, которого никогда не испытывает человек наяву.
  
   - В гаю, ответил Най-Турс голосом чистым и совершенно прозрачным, как ручей в городских лесах.
  
   - Как странно, как странно, - заговорил Турбин, - я думал, что рай это так... мечтание человеческое. И какая странная форма. Вы позвольте узнать, полковник, остаётесь и в раю полковником?
  
   - Они в бригаде крестоносцев теперича, господин доктор, - ответил вахмистр Жилин, заведомо срезанный огнём вместе с эскадроном белградских гусар в 1916 году на Виленском направлении.
  
   Как огромный витязь возвышался вахмистр, и кольчуга его распространяла свет. Грубые его черты, прекрасно памятные доктору Турбину, собственноручно перевязавшему смертельную рану Жилина, ныне были неузнаваемы, а глаза вахмистра совершенно сходны с глазами Най-Турса - чисты, бездонны, освещены изнутри.
  
   Больше всего на свете любил сумрачной душой Алексей Турбин женские глаза. Ах, слепил господь бог игрушку - женские глаза!.. Но куда ж им до глаз вахмистра!
  
   - Как же вы? - спрашивал с любопытством и безотчётной радостью доктор Турбин, - как же это так, в рай с сапогами, со шпорами? Ведь у вас лошади, в конце концов, обоз, пики?
  
   - Верьте слову, господин доктор, - загудел виолончельным басом Жилин-вахмистр, глядя прямо в глаза взором голубым, от которого теплело в сердце, - прямо-таки всем эскадроном, в конном строю и подошли. Гармоника опять же. Оно верно, неудобно... Там, сами изволите знать, чистота, полы церковные.
  
   -Ну? - поражался Турбин.
  
   -Тут, стало быть, апостол Петр. Штатский старичок, а важный, обходительный. Я, конечно, докладаю: так и так, второй эскадрон белградских гусар в рай подошел благополучно, где прикажете стать? Докладывать-то докладываю, а сам, - вахмистр скромно кашлянул в кулак, - думаю, а ну, думаю, как скажут они, апостол Петр, а подите вы к чертовой матери... Потому, сами изволите знать, ведь это куда ж, с конями, и ... (тут вахмистр смущенно почесал затылок) бабы, говоря по секрету, кой-какие пристали по дороге. Говорю это я апостолу, а сам мигаю взводу - мол, баб-то турните временно, а там видно будет. Пущай пока, до выяснения обстоятельства за облаками посидят. А апостол Петр, хоть человек вольный, но, знаете ли положительный. Глазами - зырк, и вижу я, что баб-то он увидал на повозках. Известно, платки на них ясные, за версту видно. Клюква, думаю. Полная засыпь всему эскадрону...
  
   "Эге, говорит, вы что ж, с бабами?" - и головой покачал.
  
   "Так точно, говорю, но, говорю, не извольте беспокоиться, мы их сейчас по шеям попросим, господин апостол".
  
   "Ну нет, говорит, вы уж тут это ваше рукоприкладство оставьте!"
  
   А? Что прикажете делать? Добродушный старикан. Да ведь сами понимаете, господин доктор, эскадрону в походе без баба невозможно.
  
   И вахмистр хитро подмигнул.
  
   - Это верно, - вынужден был согласиться Алексей Васильевич, потупляя глаза. Чьи-то глаза, черные, черные, и родинка на правой щеке, матовой, смутно сверкнули в сонной тьме. Он смущенно крякнул, а вахмистр продолжал:
  
   - Ну те-с, сейчас это он и говорит - доложим. Отправился, вернулся, сообщает: ладно, устроим. И такая у нас радость сделалась невозможно выразить. Только вышла тут маленькая заминочка. Обождать, говорит апостол Петр, потребуется. Одначе, ждали мы не более минуты. Гляжу, подъезжает, - вахмистр указал на молчащего и горделивого Най-Турса, уходящего бесследно из сна в неизвестную тьму, - господин эскадронный командир рысью на Тушинском Воре. А за ним немного погодя неизвестный юнкерок в пешем строю, - тут вахмистр покосился на Турбина и потупился на мгновение, как будто хотел что-то скрыть от доктора, но не печальное, а, наоборот, радостный, славный секрет, потом оправился и продолжал: - Поглядел Петр на них из-под ручки и говорит: "Ну, теперича, грит, все!" - и сейчас дверь настежь, и пожалте, говорит, справа по три.
  
   ... Дунька, Дунька, Дунька я!
   Дуня ягодка моя, -
  
   зашумел вдруг, как во сне, хор железных голосов и заиграла итальянская гармоника.
  
   -Под ноги! - закричали на разные голоса взводные.
  
   Й-эх, Дуня, Дуня, Дуня, Дуня!
   Полюби, Дуня меня, -
  
   и замер хор вдали.
  
   -С бабами? Так и впёрлись? - ахнул Турбин.
  
   Вахмистр рассмеялся возбужденно и радостно взмахнул руками.
  
   -Господи боже мой, господин доктор. Места-то, места-то там ведь видимо-невидимо. Чистота... По первому обозрению говоря, пять корпусов ещё можно поставить и с запасными эскадронами, да что пять- десять! Рядом с нами хоромы, батюшки, потолков не видно. Я и говорю: "А разрешите, говорю, спросить, это для кого же такое?" Потому оригинально: звёзды красные, облака красные в цвет наших чакчир отливают... "А это, - говорит апостол Петр, - для большевиков, с Перекопу которые".
  
   -Какого Перекопу? - тщетно напрягая свой бедный земной ум, спросил Турбин.
   - А это, ваше высокоблагородие, у них ведь заранее всё известно. В двадцатом году большевиков-то, когда брали Перекоп, видимо-невидимо положили. Так, стало быть, помещение к приёму им приготовили.
  
   - Большевиков? - смутилась душа Турбина, - путаете вы что-то, Жилин, не может этого быть. Не пустят их туда.
  
   - Господин доктор, сам так думал. Сам. Смутился и спрашиваю господа бога...
  
   - Бога? Ой, Жилин!
  
   - Не сомневайтесь, господин доктор, верно говорю, врать мне нечего, сам разговаривал неоднократно.
  
   -Какой же он такой?
  
   Глаза Жилина испустили лучи, и гордо утончились черты лица.
  
   - Убейте - объяснить не могу. Лик осиянный, а какой не поймешь... Бывает, взглянешь - и похолодеешь. Чудится, что он на тебя самого похож. Страх такой проймёт, думаешь, что же это такое? А потом ничего, отойдешь. Разнообразное лицо. Ну, уж а как говорит, такая радость, такая радость... И сейчас пройдёт, пройдёт свет голубой... Гм... да нет, не голубой (вахмистр подумал), не могу знать. Вёрст на тысячу и скрозь тебя. Ну вот-с я и докладываю, как же так, говорю, господи, попы-то твои говорят, что большевики в ад попадут? Ведь это, говорю, что ж такое? Они в тебя не верят, а ты им, вишь какие казармы взбодрил.
  
   "Ну, не верят?" - спрашивает.
  
   "Истинный бог", - говорю, а сам, знаете ли, боюсь, помилуйте, богу такие слова! Только гляжу, а он улыбается. Чего ж это я, думаю, дурак, ему докладываю, когда он лучше меня знает. Однако, любопытно, что он такое скажет. А он и говорит.
  
   "Ну не верят, говорит, что ж поделаешь. Пущай. Ведь мне-то от этого ни жарко, ни холодно. Да и тебе, говорит, тоже. Да и им, говорит, то же самое. Потому мне от вашей веры ни прибыли, ни убытку. Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку, а что касается казарм, Жилин, то тут как надо понимать, все вы у меня, Жилин, одинаковые - в поле брани убиенные. Это, Жилин, понимать надо, и не всякий это поймёт. Да ты, в общем, Жилин, говорит, этими вопросами себя не расстраивай. Живи себе, гуляй".
  
   Кругло объяснил, господин доктор? а? "Попы-то", - я говорю... Тут он рукой махнул: "Ты мне, говорит, Жилин, про попов лучше и не напоминай. Ума не приложу, что мне с ними делать. То есть таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы".
  
   "Да, говорю, уволь ты их, господи, вчистую! Чем дармоедов-то тебе кормить?"
  
   "Жалко, Жилин, вот в чём штука-то", - говорит.
  
   Сияние вокруг Жилина стало голубым, и необъяснимая радость наполнила сердце спящего. Протягивая руки к сверкающему вахмистру, он застонал во сне:
  
   - Жилин, Жилин, нельзя ли мне как-нибудь устроиться врачом у вас в бригаде вашей?
  
   Жилин приветливо махнул рукой и ласково и утвердительно закачал головой. Потом стал отодвигаться и покинул Алексея Васильевича. Тот проснулся, и перед ним, вместо Жилина, был уже понемногу бледнеющий квадрат рассветного окна. Доктор отёр руками лицо и почувствовал что оно в слезах. Он долго вздыхал в утренних сумерках, но вскоре опять заснул и сон потёк теперь ровный, без сновидений..." - писал о русской военной форме внук протоиерея настоятеля собора в городе Карачеве Орловской губернии, сын доцента Киевской духовной академии, сам служивший военврачём, Михаил Булгаков. (М.А. Булгаков. Белая гвардия. М., 89, стр. 86-91).
  

Хорошо у нас в стране сексотов. (Хочется кадить? Кадите дружно). Только вот, кавалеристов, к сожаленью, нету. Ну а может это и не нужно.

Георгий Ясько.

15.09.2006.

БОГ ТРОИЦУ ЛЮБИТ.

  
  
   Казалось, было, что В.В. Путин строит унитарное государство: "Одна каста, одни Веды, один фюрер". ("Один Путин, одна РПЦ МП, одни только углеводороды"). Опять однополярный мир, как при ЧК-КПСС. При том мало кто заметил, что в самом начале своего правления В.В. Путин объявил, что у нас будет двухпартийная система. Две партии власти, - левая и правая, - и президент как носитель синтеза. Три-в-Одном, в соответствии со строением Космоса. Троица. Тримурти.
  
   Доктрина Троицы во всей её жизненной силе, догматической прояснённости и литургической оформленности была внесена и утверждена в христианстве Преподобным Сергием: "Дабы воззрением на Пресвятую Троицу побеждать страх ненавистной розни мира сего". Собирание разодранного человечества в живоначальном единстве, осуществляемом духовным подвигом любви и взаимного понимания, вот в чем состоял творческий замысел Преподобного. Для того он и воплотился на Руси, для того он и создал русский национальный характер, для того он и сложил Россию, чтобы у человеческого рода было земное отражение небесного прототипа духовного единства в братской любви. Ведь все люди, независимо от вероисповедания, расы и т.п. разделяющих признаков, - в духе, в принципе - братья и сёстры по Разуму.
  
   Итак, две партии власти, отвечающие двоичности человеческого рода. Две стихии слагают человечество: Инь и Ян, Мужское и Женское, апполинийское и дионисийское. То, что отражается в общественной жизни устойчивых политических систем, как фарисеи и саддукеи, тупоконечники и остроконечники, виги и тори, демократы и республиканцы, либералы и консерваторы, софисты и обскуранты. Флоренский писал на эту тему в 1923 году: "Эти два течения потом на протяжении истории многократно переименовывались, но суть дела оставалась всегда одною и той же, и во все времена существовали и существуют свои фарисеи и саддукеи... Но общество в основе слагается именно из этих двух течений, как ткань сплетается из основы и утка. (К.П. Победоносцев называл эти две стихии общественности консервативно-инертной и прогрессивной, почитая их равно необходимыми в строении общества)". (П.А. Флоренский. Сочинения. ФН, т. 124, М., 96, стр. 611).
  
   Эти две силы - центробежная и центростремительная направляются ко благу третьей силой - всенародно чаемым синтетическим началом общего блага. Олицетворением и проводником этой третьей силы политически должен являться президент. Общее благо не символически, а субстанционально выявляется в жизни людей, животворит её и направляет благодатью, огнём, светлой энергией того, что мы называем Культурой.
  
   "Богословски все догматические споры, от первого века начиная и до наших дней, приводятся только к д в у м вопросам: к проблеме Троицы и к проблеме Воплощения. Эти две линии вопросов были отстаиванием абсолютности Божественной, с одной стороны, и абсолютной же духовной ценности мира - с другой. Христианство, требуя с равной силой и той и другой, исторически говоря, было разрушением преграды между только-монотеистическим, трансцендентным миру, иудейством и только-пантеистическим, имманентным миру, язычеством, как первоначал культуры. Между тем, самое понятие культуры предполагает и ценность воплощаемую, а следовательно - сущую в себе, неслиянно с жизнью, и воплощаемость её в жизни, так сказать, пластичность жизни, тоже ценной в своём ожидании ценности, как глины, послушной перстам ваятеля:
  
  
   ...Сама в перстах слагалась глина
   В обличья верные моих сынов... -
  
   свидетельствует о творчестве, устами Прометея, глубинный исследователь художественного творчества. (Вяч. Иванов. - Г. Я.).
  
   Итак, если нет абсолютной ценности, то нечего воплощать, и, следовательно, невозможно само понятие культуры; если жизнь как среда, насквозь чужда божественности, то она не способна принять в себя, воплотить в себе творческую форму, и, следовательно, - снова уничтожается понятие культуры. Нападения на это понятие были всё время то с одной, то с другой стороны - то со стороны одностороннего язычества, то со стороны одностороннего иудейства, и защита культуры, в самых её основах, всенародным соборным сознанием всегда была борьбой за оба, взаимо-необходимых начала культуры. Смотря по характеру нападений, и сама защита схематически чеканилась в лозунгах, имеющих, на вкус случайного обозревателя истории, узкий и схоластический характер догматических формул, но полный соками жизни и величайшей обще-культурной значимости, при рассмотрении их в контексте культуры. Два принципа культуры, - они же - предельные символы догматики - взаимно-подкрепляемые и взаимно-разъясняемые, как основа и уток, сплетают ткань русской культуры. Притом, Киевская Русь, как время первообразования народа, как сплетение самых тканей народности, раскрывается под знаком идей о божественной Восприимчивости мира, тогда как Руси Московской и Петербургской, как веку оформления народа в государство, маячит преимущественно другая идея - о воплощающемся, превышемирном Начале ценности. Женственная восприимчивость жизни в Киевской Руси находит себе догматический и художественный символ Софии-Премудрости, Художницы Небесной. Мужественное оформление жизни в Руси Московско-Петербургской выкристаллизовывается в догматический и художественный символ Пресвятой Троицы. Родоначальники двух основных пластов русской истории, - Киевского и Московского, вместе с тем, суть величайшие провозвестники этих двух основных идей русского духа". (П.А. Флоренский. Сочинения. ФН, т. 124, М., 96, стр. 356-358).
  
   Эти две основные идеи были синтезированы в великой, конгениальной русскому духу и космической формуле: "Красота спасёт мир". Теперь понятно, что имел в виду Г.П. Федотов, когда писал: "Ясно и то, что в Толстом и Достоевском впервые на весь мир прозвучал голос допетровской Руси, христианской и даже, может быть языческой..." (О России и русской философской культуре. М., 90, стр. 420). "Всему миру готовится обновление через русскую мысль... и это свершится в какое-нибудь столетие - вот моя страстная вера", - писал Достоевский. (П.с.с., т. XXVIII, стр. 260) В своей великой речи на торжественном собрании, состоявшемся на следующий день после открытия в Москве опекушинского памятника Пушкину, он провозгласил, что исторической миссией русского народа является - объединение всего человечества.
  
   Сила Красоты, вот она третья сила, проводником которой для спасения мира призван Преподобным Сергием стать русский народ во всеоружии своей культуры. В восхитительном совершенстве и зрелости, достигнутых ею в период Серебряного века, - ставшей культурой мировою.
  
   "Три силы" так называется одна из гениальных статей Вл. Соловьёва 1877 года, в которой он рассматривает работу этих трех сил не в российском только, а в глобальном масштабе. По Соловьёву апполинийская сила плюрализма, грозящая разорвать человечества на хаотически самоутверждающиеся единицы, ведущие эгоистическую "войну каждого против всех" проводится Западом. Дионисийная, родовая сила, стремящаяся подчинить "человечество во всех сферах и на всех степенях его жизни одному верховному началу, в его исключительном единстве стремится смешать и слить всё многообразие частных форм, подавить самостоятельность лица, свободу личной жизни. Один господин и мёртвая масса рабов - вот последнее осуществление этой силы", - господствует на Юге. Полная победа какой-то одной из этих двух сил грозит человечеству гибелью.
  
   "Если бы только эти две силы управляли историей человечества, то в ней не было бы ничего, кроме вражды и борьбы, не было бы никакого положительного содержания; в результате история была бы только механическим движением, определяемым двумя противоположными силами и идущим по их диагонали. Внутренней целости и жизни нет у обеих этих сил, а следовательно, не могут они её дать и человечеству. Но человечество не есть мёртвое тело и история не есть механическое движение, а потому необходимо присутствие третьей силы, которая даёт положительное содержание первым двум, освобождает их от их исключительности, примиряет единство высшего начала с свободной множественностью частных форм и элементов, созидает таким образом целостность общечеловеческого организма и даёт ему внутреннюю тихую жизнь. И действительно, мы находим в истории всегда совместное действие трёх этих сил, и различие между теми и другими историческими эпохами и культурами заключается только в преобладании той или другой силы, стремящейся к своему осуществлению, хотя полное осуществление для этих двух первых сил, именно вследствие их исключительности, - физически невозможно". (Вл. Соловьёв. Смысл любви. М., 91. стр. 28).
  
   Согласно Соловьёву, как и другим пророкам, проводником этой третьей силы в человечестве призвана стать Россия.
  
   "Мистики Востока и Запада согласны в том, что именно в настоящее время славянству, и в частности России, передан некий светоч; вознесёт ли его наш народ или выронит, - вопрос мировых судеб. Горе, если выронит, не для него одного, но и для всех; благо для всего мира, если вознесёт. Мы переживаем за человечество и человечество переживает в нас великий кризис... Поистине "всякий за всех и за всё виноват"; и наша хотящая и не могущая освободиться страна подвизается и изнемогает за всех", - писал Вяч Иванов в 1909 году. (Вяч. Иванов. Родное и вселенское. М., 94, стр. 364).
  
  
   Так что, согласно Соловьёву, Флоренскому, Вяч Иванову и другим великим представителям Серебряного века, проводя свою политическую реформу, В.В. Путин решает не одну только локальную внутрироссийскую задачу, но и задачу глобальную. Осознаёт он это, или его политическая воля действует согласно своему инстинкту, но создавая две партии власти для проявления в общественной жизни двух стихий, энергий двух начал Космоса, он продолжает дело Преподобного Сергия. Это русское и одновременно общемировое, вселенское дело, этот "русский проект глобализации" не будет иметь успеха, если В.В. Путин будет проводить его под сенью восьмиконечного православного креста. Причины этого достаточно прозрачны и не требуют объяснения. Он будет иметь успех, если будет биться над решением своей исторической задачи под Знаменем Культуры.
  
   Именно в контексте культуры мы должны понимать и проводить в жизнь известное утверждение - "Москва есть Третий Рим, четвертому не бывать". "Рим" есть имперская столица, объединяющая народы, принадлежащие к разным вероисповеданиям, культурам и уровням цивилизации. По С.С. Аверинцеву: "Империя - это попытка объединения человечества под знаменем истиной веры". "Вера есть обличение вещей невидимых". Каждый народ привык созерцать "вещи невидимые", думать о них и вплетать их в ход своей жизни по своему. "Истиной верой" для всего человечества не может быть православная вера. А культура, являющая нам язык, которым с нами говорит всеединство - может. Культура говорит нам: "Единое во всех и все в Одном".
  

Троица. Три - в - Одном. Один из любимых символов человечества, - говорит нам о том же.

Пожелаем В.В. Путину (и себе тоже) удачи в осуществлении этого глобального проекта.

Георгий Ясько.

16.09.2006.

  
  

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"