Ясько Георгий Юрьевич: другие произведения.

Не в силе Бог, а в правде.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Андрей Кураев, дьякон, все лжет и лжет, - потому что он Андрей Кураев, или потому что он дьякон?


   НЕ В СИЛЕ БОГ, А В ПРАВДЕ.
  
   1.
  
   Всякая вера эзотерична, т.е. ее внутренний смысл, то, чем она соединяет сердце с Небом, может быть постигнут только изнутри, ее последователем, не всяким. При соприкосновении с чужой верой, мировоззрением, религией, современный человек не видит и не хочет видеть ее внутреннего смысла. Он не знает даже, что потаенная суть есть у его собственной религии. Не поиск истины определяет его принадлежность к данной конфессии.
   "Если он держится своего исповедания и своей религии, то причины этого скорее внешние - исторические навыки, воспитание, окружающее общество, наконец, просто инертность мысли и вялость сознания, заставляющие остерегаться четко и ребром поставленного вопроса. Те, кто боятся фанатизма, могут не беспокоиться: современный человек достаточно безразличен к своей религии, ее не знает и не хочет знать, по крайней мере не знает как связную и целостную духовную форму".1 Пишет Флоренский о причинах религиозной ненависти.
   "Да кроме того, фанатизм делается враждебным вникнув в чужое исповедание и открыв в нем нечто существенно отрицающее то, чему сам он предан. Существующая же враждебность имеет характер методологический. Она определяется не содержанием обсуждаемой религии или обрядового исповедания, а приемом самого познавания. Это - свойственное всей культуре Нового времени познавание через отрицание:omnis determinato est negativo. ( Всякое определение есть отрицание. Спиноза - Г.Я.). Новое время познает не симпатическим проникновением в реальность, а через враждебное реальности утверждение самого себя, упирающееся в непроницаемую ему препону, реальность. Рационалистическое познание Нового времени руководствуется не любовью, а предвзятою враждою; воистину bellum omnium contra omnes, или, точнее, contra omnima".2 (Война всех против всех или против всего. Платон - Г.Я.).
   Это общая причина враждебности современного человека к чужому, непонятному, непривычному. Именно такая цепочка уточнений. Ведь "понятным" для нас является "привычное". Так, мы думаем, что понимаем, "что такое телевизор", но на самом деле - все ли "понимают", как эта такая привычная нам штука работает? Так же многие называют себя православными, не только не понимая сокровенной сути этого вероисповедания, но, не зная даже "Отче наш".
   После этого основного свойства сознания современного человека, делающего его ксенофобом, следующей причиной религиозной враждебности является религиозная пропаганда, или миссионерская деятельность конфессий. Конфессии - это прежде всего мощные финансово-политические корпорации, имеющие целью своего существования наращивать свою финансовую и политическую мощь, а для этого все средства хороши. И разжигание ненависти к иноверцам-конкурентам и ложь по адресу всех "неверных".
   Русский человек, я не стану говорить об исламе, иудаизме, или буддизме, там есть свои исследователи, вроде Алима Гафуровича Гафурова - востоковеда, переводчика Корана - "знающего, что такое ислам". Скажу о православии.
   Самый главный православный пиарщик, "миссионер и просветитель" о. Андрей Кураев все время говорит о "религиях позволяющих лгать". Знающий изнутри только лишь никонианство, о. Андрей, когда он говорит о религии вообще, говорит только об одной этой, знакомой ему вере руководства Русской Православной Церкви (РПЦ), разоблачает ее.
   А.В.Кураев человек столичный, он от мира сего. Это тот новый человек "светлого будущего", о появлении которого одно время любили поговорить ответственные работники. Без лести преданный сильным мира сего. Это писатель "текстов слов", которые наполнены враждебностью к жизни, смеющей идти по своим законам, а не по предначертаниям партии. Эта его ненависть сконцентрировалась на Рерихах, видит дьякон, что эти гениальные люди принесли людям те дары жизни, в которых она сама выявилась с несравненной глубиной, полнотой и красотой. Потому свою ненависть к жизни он и сфокусировал на них.
   Ненависть к жизни, к мировой реальности, привела его к самоизоляции. Что потребовало внешней опоры в виде мощного учреждения. Отпадение от истины привело и к тому, что он изолгался весь. Несчетно этот пастырь был обличен в фальсификации текстов своих противников, в подтасовках, в клевете. "На детекторе лжи надо проверять буквально каждое, порхнувшее из румяных уст г-на дьякона или слетевшее с кончика его пребойкого пера слово",3 - пишет известный писатель и религиовед Александр Нежный. Однако сводить все дело к этому пороку отца Андрея не интересно. Важно посмотреть - что это за почва, на которой данное свойство его натуры принялось, разрослось махровым цветом и принесло свои неприятные плоды.
   Вот что писал в этом плане об РПЦ, любимый автор о. Андрея незабвенный В.В. Розанов. Он выводит причину очень некрасивого свойства русского духовенства из того, что оно было второстепенным чиновничеством, приводным ремнем госаппарата. "Наверху, в высших областях управления, шла глухая борьба между чиновниками и монахами... Но как одни, так и другие боролись орудием одного и того же ханжества, и обыкновенно кто кого переханжит, тот того и победит. Вере ясной, пламенной, чистой тут уже не было никакого места. Копались авторитет под авторитет, оборонялись, придумывали орудия нападения. Чиновная власть была единоглавна и силой этого единства, внутренней неразделенности обычно побеждала всегда разделенных и в мелочах соперничествующих духовных сановников. Взаимное последних соперничество сделало их робкими, неуверенными во всяком шаге. Под этими ослабевшими вождями стан всего духовенства в рядовой священнической части был окончательно парализован. Священник превратился в самое запуганное, самое бесправное чиновное существо... Бедный русский священник был похож на муху, на которую поставлен Монблан, на его личность, на его частную жизнь, которая вытянута была в струнку "уставности", давили такие непомерные тяжести как "Соборов", "Святых отцов", "Церкви", в которой он не умел, да и не смел разобрать, что принадлежит в точности Вселенскому собору, что - какому-нибудь киевскому схоласту XVII века... ...свет подлинной религиозности, "ношение Бога в груди", "хождение перед Богом"... почти вовсе иссякло в этих потемках. В "Письмах к духовному юношеству" покойный С.А. Рачинский борется, с печалью, против бытовой, ходячей фразы, почти присловия нашего духовного сословия: "Ложь есть конь во спасение". Слово это взято из неточного перевода по-славянски какого-то псалма. (Пс.32.17 - Г.Я.) Но неверный этот перевод как бы "ударил по сердцу" духовенства. Бедное, замученное, во всяких неблагоприятных обстоятельствах оно садится на этого исторического "коня" и поспешает в сторону от силы, но вместе, конечно - от истины. Что поблизости такого "коня" Богу и религии уже нет "скинии" - этого не нужно объяснять".4
   И в ограде этой церкви возникали и процветали жуткие типы беспринципных негодяев, вроде гремевшего в XIX веке православного публициста Аскоченского. "Это был Бюхнер из Бюхнеров, только окончивший случайно учение не в Германии и не на естественном факультете, а в Киеве, и в Духовной академии, но к духовным предметам совершенно применивший ухватки, нечистоплотность и "изгарь" (его термин) самого грубого материализма и совершенного безбожия". Этот "литературный палач" "не останавливался ни перед недобросовестным искажением слов противника, ни перед преувеличениями, софизмами, даже клеветой; его ругательства, обидные выходки и балаганные насмешки переплетались с благочестивыми сетованиями и цитатами из Св. Писания".
   Вот в каком стиле он писал: "Теперь вы, шуты, на сцену! Ты кто такой? Бюхнер? Знаем - отец наших полоумных нигилистов. Ну, говори!" Бюхнер оправдывается и, конечно, бессильно перед Аскоченским. "Хорошо! Ступай за решетку!" - приговаривает его судья и редактор. "Дальше. Ты кто? Фейербах? Знаем - восприемник нигилистов из болота неверия. Ну что ты скажешь?" Робко говорит Фейербах. "Глупо! За решетку". И т.д.
   Такой, можно сказать, дикий осел топтался не год, а долгие годы в ограде православия, и как он топтался успешно, с победой, как его имели неблагоразумие поддерживать главы Церкви... то у всего общества, созерцавшего этот скандальный союз явного литературного негодяя с церковными иерархами, образовался трудно рассеиваемый предрассудок, что вообще внутри этой ограды все место какое-то темное, ослиное и едущее на афоризме: "Ложь есть конь во спасение".5
   Те, кто читал труды о. Андрея - поразятся родовому сходству его с Аскоченским. И в общей характеристике личности, мировоззрения, и в частных литературных приемах. А если с Аскоченским дружили некоторые митрополиты, то Кураев три года проработал референтом самого Алексия II. Патриарх 25.04.03, то есть перед лицом многочисленных публикаций, к этому времени разоблачивших лик Кураева как нового Аскоченского, всецело поддержал своего миссионера и просветителя.
   А что Патриарх? В его секретарите ведь тоже знают, что такое "конь во спасение". Только что отгремели залпы первой битвы вокруг введения в светской российской школе "Закона Божия" слегка загримированного под "Основы православной культуры". Когда это мероприятие, только затевалось, патриарх рекомендовал: "если встретятся трудности с преподаванием основ православного вероучения назвать курс "Основы православной культуры", это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений..." ("Всем епархиальным преосвященным" от 9.12.1999 N 5925). Так и сделали.
   Как тут не привести пример из жизни, характерный для отношения РПЦ к культуре.
   "В XVIII и XIX веках древнерусская икона, кроме того, была по многим причинам не в фаворе, и даже более того - подвергалась гонениям. Она слишком много напоминала новаторам древнеправославные догматы, а потому старинные иконы уничтожались, из храмов выкидывались, у старообрядцев отбирались и складывались на чердаках, колокольнях, в подвалах и погребах, где от сырости, птиц и других причин гибли, а храмы заменяли древние иконы новыми, по большей части бездарными произведениями современного иконописания.
   Мне вспоминается один ужасающий пример вандализма в конце прошлого столетия. - Продолжает знаток икон С.П. Ряпушинский. - В самом центре Москвы сторожа церкви 12 Апостолов в Кремле, в подвале которой были сложены древние иконы, в 1896 году кололи их на дрова и топили ими печи".6
  
   2.
  
   В "Легенде о Великом Инквизиторе" Достоевский показал, что религиозные деятели подменяют Бога дьяволом. Это неизбежно и закономерно. Слово "религия" можно перевести как "связь с Высшим". Высшее ("вселенское", "космическое", "Божественное", "духовное", "действительное", "реальное") заключается в самом человеке, в глубинах его сознания, как его основа и сущность. "Религиозность", или та "связность" человека, которая обеспечивает целостность его сознания, - прирожденна ему, Л.В. Шапошникова7 называет ее "естественной религиозностью". На этой природной подоснове возникают Учения, которые обучают внутренней работе ум и душу, открывают сердце для принятия высших энергий, огня Духа, который преображает человека. Но все эти Учения, как и все, имеющее принадлежность к земному бытию, рано или поздно деградируют. Люди их опускают до третьего уровня религиозности. Они сбиваются в конфессии - объединения жрецов и паствы вокруг каких-то отдельных сторон духовных Откровений, которые превращаются ими в догматы. Конфессиональное сознание отрывает человека от Высшего в нем, подменяет внутреннее Откровение Духа внешним авторитетом Церкви, который подавляет человека, полностью погружая в чисто земные, материальные дела.
   Наука сегодня различает четыре типа мышления: мифологическое, религиозное, научное, и только-только зарождающееся "космическое". Мифологическое мышление, базирующееся на естественной религиозности, не знает пропасти между человеком и жизнью, миром. В нем микрокосм воистину равен Макрокосму. И нет никакой причины выяснять "кто в доме хозяин".
   Эта пропасть возникает при формировании религиозного мышления. Н.А. Бердяев связывает это с обожествлением грубой силы, насилия. Разодравшего душу человека. Превратившего Бога, Дух, из внутренней реальности, присущей самому человеку, во внешний по отношению к нему феномен, во что-то "сверхъестественное". Внесшим в духовную сферу "понятий, взятых из рабьих социальных отношений людей, отношений господина и раба".8 Отношений рабовладельческого строя, при котором религиозное мышление и зародилось, как отражение социальных отношений. (А. Ф. Лосев9 даже причину возникновения таких противоположных абстракций как "дух" и "материя" в сознании европейца находит в этом же.)
   В изувеченном сознании человека возникает препона в акте познания им самого себя. В поле его сознания появляется разделенность на объект и субъект. Духовный, внутренний опыт человека отчуждается от него, социализируется и привязывается к земному плану. "В этом плане все представляется идущим извне, из чужой природы, которой человек должен быть подчинен. События религиозные представляются событиями природными и историческими... Церковь представляется прежде всего институтом, подобным другим социальным институтам... Бог представляется монархом и управителем".10 Глубинный слой человека, его духовность, его вера, источник всего великого сотворенного им в истории, (в т.ч. и самой религии), придавливается внешним авторитетом Церкви, господство которой над личностью определяется волей священства к водительству человеческими душами. К подчинению человеческой воли, к подавлению личности, к превращению ее в орудие. В своего раба, под маркой "раба Божьего". Для этого Церковь придает Откровению духовной Истины характер общеобязательный, принудительный. Духовные истины божественных откровений применяются к среднему человеку, к человеческой массе, они понижаются в качестве, исчезает их глубина во имя доступности всем.
   "Чистая, неискаженная и ни к чему не приспособленная Истина Христианства могла бы оказаться очень опасной для существования мира, для земных обществ и цивилизаций, она могла бы быть пожирающим огнем, сведенным с неба. Но эта открывающаяся сверху Истина была прагматически приспособлена к интересам организующихся обществ и Церквей". 11 "Истина есть не предметная, бытийственная реальность, отраженная в познающем и вошедшая в него, а просветление, преображение реальности, внесение в мировую данность качества, которого в ней не было до познания Истины и откровения Истины. Истина есть не соотношение с тем, что называют бытием, а возгорание в бытии света". 12
   Церковь всегда боится свободного человеческого духа, который имеет огненную природу. Она боится свободной человеческой мысли, которая имеет природу светящейся энергии. Церковь всегда охотно разыскивает и осуждает свободомыслие, "ереси", как помеху охранения авторитарных форм религиозной организации общества. Поэтому богословы враждебны философии, которая свободна, - опирается на интуицию мыслителя, на его духовный опыт, полученный откровением истины персонально ему.
   "Бог страдает в мире, а не господствует. Господствует в мире князь мира сего. Но на Бога переносили понятия, связанные с князем мира сего".13 Так искажена была вера в Бога религиозным мышлением. Понятием "Бог" пользовались для защиты зла, неправды, несправедливости. Для подавления человека в его сознание внедрили идею вечных адских мук. "Одно из самых страшных порождений замученного и больного человеческого воображения, в ней чувствуется переживание древних садических и мазохических инстинктов, которые играли немалую роль в религиозной жизни".14 Вера в ад есть больше вера в дьявола, чем в Бога.
   Существование божественного, священного, - это a priori всех человеческих оценок, всех отношений человека к жизни. Выявление естественной его религиозности. Человек остается религиозным и тогда, когда он отрицает Бога, у него есть непреодолимая потребность в "божественном". "Он обоготворяет самые различные предметы, обоготворяет космос, человека и человечество, обоготворяет общество, государство, отвлеченное добро, или справедливость, или науку, обоготворяет расу, национальность или класс, обоготворяет известный социальный строй, социализм, обоготворяет свое безбожие".15 Некоторые обоготворяют РПЦ, ее обрядность, ее священнослужителей, - это идолопоклонство! Такое же идолопоклонство, как обоготворение президента, "силовиков", начальства или бандитов.
   В основе религиозного мышления - согласие признать себя рабом и передача своей воли и совести внешней власти, авторитету.
   Такое извращение человеческой природы не могло продолжаться вечно. Человеческое сознание взорвалось и разорвало путы, наложенные на него религиозным мышлением. Конечно, это мышление не погибло, оно сохраняется, как и мифологическое мышление, но в мире сегодня господствует, т.е. дает силы для борьбы каждого против всех, научное мышление.
   Это прямая противоположность религиозного мышления. На место Бога поставлен ученый, признавший себя господином положения, правящим началом. Бог, Дух, Истина, человек, - все это в пространстве научного мышления упразднено.
   Но Высшее прокладывает новые пути в сознании человека. Высшее, Божественное выявляется на земле, открывается только в Человеке, только через Человека. Высшая, истинная реальность - Божественное, живет и дышит на земле не вне человека, а в нем самом.
   Сегодня мы становимся свидетелями геологического переворота, - зарождения нового, четвертого вида мышления - космического. Оно является целостным, синтетическим как мифологическое мышление, и в то же время четким, ясным, определенным как аналитическое научное мышление. Только от религиозного мышления оно не берет ничего. Зачем, ведь "естественная религиозность", на основе которой оно возникает, как и предшествующие формы мышления, дана нам самой природой, а не Римским папой, не Московским Патриархатом, не Партией и Правительством.
   "В конце XIX - начале ХХ века началась Духовная революция в России, приведшая к явлению Серебряного века в ее культуре и философской мысли. Серебряный век принес с собой ослепительные вспышки расцвета искусства, литературы, философии, а так же зарождения новой научной мысли"16, - пишет Л.В. Шапошникова. Так заявили о себе первенцы нового космического мышления. Первые представители нового типа человека, человека-сотворца с Творцом, который появился у нас, в России. Новое, это хорошо забытое старое, ведь это тип теурга, сотрудника Высших Сил, который так хорошо знала седая древность, появление которого вновь, - предсказал Вл. Соловьев в своей теории теургии и во введенном им понятии богочеловека.
   Этот десант Грядущего является десантом Грядущего Спасителя. Великие деятели Серебряного века русской культуры, - это предтечи Второго Пришествия. Как и положено десанту, они высадились здесь у нас, на земле, в царстве князя мира сего, чтобы подготовить плацдарм для основных сил, завоевать место в наших сердцах, куда мог бы ступить Христос. Уж такова судьба десанта, - они все были перебиты. Но они выполнили поставленную перед ними задачу. Эти святые, воплотившиеся поэтами, художниками, мыслителями, композиторами, учеными внесли в потемки нашей жизни свет Фаворского Преображения. Который, просияв тогда в Палестине, открыл для человечества путь в Новый Мир. В нем не будет пропасти между земным и Высшим. Преобразившийся человек в нем будет творить на небе как на земле. И это будет Новая Земля и Новое Небо.
   Когда это будет? А уже началось. Процесс преображения человека и мира набрал темп в начале ХХ века, что и обусловило все поразительные особенности последнего века, ставшего веком крушения цивилизации, построенной хищниками, безжалостными эксплуататорами человека и природы, насильниками, мучителями, угнетателями.
   Одновременно с разрушением этого старого, нежизнеспособного мира, зарождается Новый Мир. Что такое Новый Мир? Это постижение незримого, внутреннего, прежде всего, сложного "внутреннего мира" человека, в неразрывной связи его с "внутренним миром Космоса".
   Весь Серебряный век прошел под знаком этого нового откровения Духа, которое кульминировало в творчестве Рерихов, живых носителей нового мышления. Рерихи не только выявили в своем творчестве его плоды, как другие бойцы того десантного отряда, но, что самое главное, оставили нам бесценный опыт сознательного перехода порога Нового Мира. Сознательного подхода к сотворчеству с Высшими Силами природы, единственному условию истинного Преображения.
   В мир Духа, в Новый Мир вводит Христос. "Я есть путь истина и жизнь",- в этих Его словах правда, которой Рерихи следовали всю свою жизнь, чему они учат нас. Говорим о преображении человека Красотой, об откровении учения Нового Мира, учения Живой Этики, которое принесли нам Рерихи в помощь развитию нового мышления.
   Флоренский, переживший преображение в 1899 году (это и есть первая "особая точка" для расчета по закону золотого сечения жизни П.А. Флоренского), как " внезапное открытие дверей иного мира, куда я полусознательно стучался все предыдущие годы", так писал 4.12.1923 о естественности происходящего мировоззренческого сдвига человечества. "...меня (в 1899 году -Г.Я.)... тревожила мысль, не погибнет ли со мною зародыш истинной натуральной философии... но с тех пор я научился благодушию, когда твердо узнал, что жизнь каждого из нас, и народов, и человечества ведется Благою Волею, так что не следует беспокоиться ни о чем, помимо задач сегодняшнего дня. Ну, и сама история убеждает вдобавок, что мировоззрение уже вступило на новый путь и что поэтому "моему" принадлежит победа, которая будет достигнута и без меня, так что мое личное участие в этом деле есть обстоятельство третьестепенное. Немного раньше, немного позже, немного так, немного иначе - но волновавшие меня ощущения будут выражены и определят собою характер будущего знания. Теперь я в этом уверен"17.
   Как показала международная научная конференция "Космическое мировоззрение - новое мышление XXI века", проведенная в 2003 году Российской академией естественных наук, Российской академией образования, Российской академией космонавтики имени К.Э. Циолковского, Федерацией космонавтики России, Международной Ассоциацией Фондов Мира, Международным Центром-Музеем имени Н.К. Рериха, сегодня это мышление заметно выявляется в искусстве и науке. Приятно отметить, что на пленарном заседании этой конференции выступал с докладом доктор наук и академик П.В. Флоренский, внук П.А. Флоренского.
   Что интересно, многие ученые совершенно не знакомые с учением Живой Этики, самой логикой своего научного поиска приходят к методологии, свойственной этому учению, делают замечательные открытия. Так на наших глазах родилось то, что Л.В. Шапошникова назвала "метанаукой". Развитие нового типа мышления - это естественный природный процесс. Это закономерный переход на следующий этап человеческой эволюции. Сама жизнь ведет нас туда.
   Вот почему главный церковный пиарщик РПЦ, бывший референт Патриарха Московского и помощник депутата Думы от ЛДПР, профессор Свято-Тихоновского Православного Института, старший научный сотрудник кафедры философии и религиоведения философского факультета МГУ о. дьякон А. Кураев так бесится.
  
  
   3.
  
   Посмотрим, - как оперирует этот миссионер и просветитель. Полистаем его книгу "Уроки сектоведения. Как узнать секту на примере движения рериховцев". Одобрено Издательским Советом Московского Патриархата. СПБ., 2002.
   На стр. 13 он пишет: "Знаете, что думали Рерихи о своих оппонентах?... "Идиоты - нестоящий материал". Сноска - Рерих Е.И. Письма. т. 3, 1935. - М., 2001 с. 372. Проверяем. На стр. 372 такого предложения нет. Есть восклицание: "Какие идиоты!". Далее идет 40 слов, разбитых многоточием, (ремарка издателя - В тексте пропуск), после чего идут слова: "Все это - нестоящий материал!"
   Объясняю. Слова, "Какие идиоты!" относятся не к "оппонентам Рерихов", а к тройке мошенников, занимавшихся финансовой стороной культурных учреждений Н.К. Рериха в США, воспользовавшихся его многолетним отсутствием (он проводил трансгималайскую экспедицию) для того, чтобы, подделав документы, присвоить 1000 картин художника, здание музея и бесценный архив. "Все это - нестоящий материал!" - слова, относящиеся уже совсем к другим людям. Но тоже не к "оппонентам Рерихов", а к какой-то "группе Николаева", занявшейся было изучением творчества Н.К. Рериха. Удобно, - берешь и составляешь из слов своего противника нужную тебе комбинацию, а потом "опровергаешь его". Как Аскоченский Фейербаха. Сноску поставил, думал, раз он в подряснике - проверять его не будут. Будут. Как раз именно поэтому.
   И вот таких наглых подлогов, подделок в трудах этого православного богослова - несчетное количество. За такие вещи в "России, которую мы потеряли" бакенбарды выщипывали и больно били "по одному месту". А сегодня отца Андрея "даже зовут на телевидение - обучать вере и нравственности наш бедный народ".
   "Признаюсь, что и в православной традиции есть допущения о полезности и необходимости лжи", - пишет этот пастырь на стр. 66. И приводит ряд поучений православных старцев, в которых речь идет, конечно же, не о "полезности и необходимости лжи", а о трезвом выборе меньшего зла, о покрытии мелких житейских "правд" и полуправд, Высшей правдой, которая по слову апостола есть ложь в глазах мира. И в глазах Кураева тоже.
   Ему поставлена задача - очернять имя Н.К. Рериха. Он ее и выполняет. Берет кусок из его письма: "Посылаю Вам копии Шаляпинского фельетона и письмо одного дальневосточного корреспондента. И в том и в другом случае красноречиво описан харбинский "Оккультизм". Впрочем, харбинские мракобесы настолько отвергают всякий оккультизм, (это Н.К. Рерих обыгрывает значение слова "оккультное" как "сокрывающее", - сарказм называется. Г.Я) что сами готовы показаться перед всем миром в своей чудовищно безобразной наготе. Вот уж истинные подонки, не пригодные ни к чему. Космический сор, просто подлежащий уничтожению!" Речь идет о грязном пасквиле на Шаляпина и о книге "Энциклопедия Оккультизма" (в которой много места уделено масонству, как орудию мирового еврейского заговора), вышедших из одного гнезда подонков: мракобесов, православных фашистов, агентов немецких и японских спецслужб сложившемся в среде харбинских эмигрантов 30 -х годов. К этим-то изменникам родины, относятся суровые слова Н.К. Рериха. Что делает просветитель? Читаем на стр. 213: "Если не-каббалист (то есть христианин или просто светский ученый) попробует не согласиться с теософами - в ответ он услышит: "Мракобесы отвергают всякий оккультизм. Вот уж истинные подонки, не пригодные ни к чему. Космический сор, просто подлежащий уничтожению!" Так выражается благовоспитаннейший Николай Константинович Рерих... Именно таков - через "выметание сора" - рериховский путь к "примирению религии и науки".
   Так "связав" Н.К. Рериха с оккультизмом, и прочитав ему нотацию, этот "наш человек в МГУ" на странице 222 переходит к сокровенному: "Сразу скажу, что именно чтение современной оккультной литературы заставляет как-то иначе отнестись к инквизиции и "охоте на ведьм". Действительно, на костер бы их! Ну а что, рубили же еще вчера в Ичкерии головы "сатанистам"?
   Людей сегодня православные пастыри не жгут. Пока что напоказ, демонстративно жгут книги. Книги жгут. Жгут Льва Толстого, Николая Рериха, Владимира Соловьева, Павла Флоренского, Сергия Булгакова. Жгут подаренные баптистами детские Библии. Жгут книги о.о. А. Шмемана, И. Мейендорфа, Н. Афанасьева, А. Меня. Жгут клирики, жгут епископы. (Это еще к вопросу о связи православия и русской культуры. Ответ.)
   А отец Кураев от "обличения" Рерихов в оккультизме, масонстве, антихристианстве, сатанизме, плавно переходит к реабилитации Святой Инквизиции. Страница 225: "Инквизиция же хотя бы предоставляла слово самому обвиняемому, а от обвинителя требовала ясных доказательств...
   В итоге - ни один другой суд в истории не выносил так много оправдательных приговоров... Только два процента арестованных испанской инквизицией подвергались пыткам и те не длились более 15 минут. (Вот с живого еще "сектанта" "христиане" сдирают кожу, рядом стоит референт Его Святейшества, преподаватель МГУ, хронометрирует: "Готово! Извольте-с, господа, не более 15 минут!" - Г.Я.) Она была оболгана протестантскими авторами. Не более 5000 человек были приговорены к казни в Испании за все века. Миф о "миллионах жертв" - это черная легенда.
   Инквизиция функционировала как учреждение, скорее защищающее от преследований, нежели разжигающее их".
   Заметили - "черная легенда"? Это он "Легенду о Великом Инквизиторе" вспомнил, занозой она у него в душе сидит. Ниже, на странице 227, этот ученый восклицает: "... - с точки зрения культурного и научного прогресса - какую же объективную роль сыграла инквизиция в истории Европы? Не окажется ли она подобной роли жестокого реформатора Петра (и, кстати, учредителя русской инквизиции) в истории России?".
   Так готовится почва для введения в Новой России подобия Св. Инквизиции.
  
  
   4.
  
  
   Кураев делает себе имя, нападая на Рерихов, Аскоченский остался в истории потому, что это он затравил архимандрита Феодора (А.М. Бухарева). В.В.Розанов пишет об этом пророке: "Среди огромных, подкапывающихся друг под друга авторитетов он вышел в сиянии, как священник из алтаря, с верой наивной и твердой и заговорил о Боге, о Христе, о Его искупительной за грехи мира жертве. "В Апокалипсисе ты мерцание света усматриваешь", - сказал ему многодумно и с одобрением митрополит Филарет. "Толкование на Апокалипсис", одобренное уже духовной цензурой к напечатанию, вследствие поднятого Аскоченским заранее скандала было запрещено к выпуску самим Синодом... Это был многолетний и самый любимый труд архимандрита Феодора. Наивно преданный монашеским обетам, он сказал, что не может не роптать, не может долее выдерживать монашеского обета "послушания", - и, как потрясенный в этом обете, снял иночество. И тут вынесла на плечах своих потерпевшего кораблекрушение моряка русская самоотверженная женщина. "Расстрига" и "сын дьякона" без средств, кому он был нужен? Но к нему привязалась дочь... помещика, образованная институтка, и соединила с ним свою судьбу... Сколько у нас есть историй о храбрых генералах; между тем этот кроткий и тихий монах вынес жизненную качку и видел победы (внутренние) и поражения, перед которыми зажмурились бы многие генералы. ...оставив иночество, он во всем обиходе жизненном оставался по прежнему чистым и наивным иноком. (...)"18
   "Архимандрит Феодор был каким-то чудом занесенный в наш век аскет-созерцатель века VI или IX христианства...
   "Бухарев в одном месте пишет, что на каждого человека как созданного по образу Божию можно смотреть как на досточтимую икону Божию. Аскоченский восклицает: "Как? стало быть и цыганки, и проститутки, и жиды, и канканерши - все это досточтимые иконы Самого Бога?.."
   По такой мысли архим. Феодора видно, что он вынес свое чувство как бы из пустынь Фиваиды, из лесов Сергия Радонежского; что его воображение чисто и ему в голову не приходили рубрики Аскоченского; между тем, из самого подлого слога Аскоченского так и чувствуется, что девочки замучили его во сне и что канканерши для него не один миф..."
   Бухарев из созерцаний своих, из вечного богоустремления души вынес целую систему... которую невозможно было образовать умом, а можно было только выткать из любви к Богу. ...едва ли среди русских, по крайней мере просвещенных, рождалась еще в ком такая нежность почти видящей и осязающей любви к Богу. Например, Христа он всегда называл "Единородный", и в Академии, когда случалось увещевать студентов, мирить, приводить к раскаянию, всегда он заговаривал и побеждал упорную волю "Единородным". Тут в самом переименовании столь всем привычного имени сказывается огромность сердечной работы неустанной мысли, непрестанного любования. (...)
   ...арх. Феодор представляет пример переработки самой натуры человека под действием известной религиозной мысли... (...)
   И должно быть, лежало нечто провиденциальное в том, что в своей собственной среде архимандрит Феодор был затоптан, не пощажен; а миссия его, на несколько лет как бы скрывшаяся под землю... вышла наружу и потекла уже неодолимой рекой в месте совершенно ином, в стане других людей - в литературе, в светском обществе".19
   Тут мы передаем слово другу В.В. Розанова, П.А. Флоренскому: "Да, русская мысль всегда упирается в первичную интуицию умопостигаемого места, ноуменального пред-мира, или Софии, предрассветной, еще бледно-изумрудно-лазоревой святости, райской первозданной святости твари, той святости, которая одна только и делает онтологически возможным освящение и спасение мира; а ведь к этому, к освящению и спасению мира, как к "общему делу", как к религиозному призванию, как к духовному собиранию мира, как к осуществлению подвига веры, сознает себя призванным всегда, во всех своих подъемах и падениях, русский народ, утвердив этот свой исторический лозунг символом Пресвятой Троицы через своего духовного родоначальника Преподобного Сергия... (...) ...проблема оправдания мира пред Богом, а для этого - освящение и преображение плоти мира, всецело занимала русскую мысль, выражалась ли она в подвигах отшельников или в хлыстовских радениях, в самодержавной теократии или в социалистическом коммунизме... (...) ... по существу, все то, о чем волновались и Соловьев с Достоевским, и Федоров, и, отчасти Толстой, и Мережковский, и Розанов, и Булгаков, и Бердяев, и Эрн и т.д. и т.д., каждый на свой лад и каждый по своему, сравнительно малому поводу, тогда как в Бухареве уже все подобные вопросы были заострены и сведены в первовопрос, к проблеме Христологической, или, точнее, к проблеме Христокосмической, или, еще к проблеме Христо-Софийной".20
   Вот об этой постановке "русского вопроса" Флоренским как проблемы Христо-Софийной можно было бы написать тома, если бы они уже не были бы написаны. Имеется в виду решение этой проблемы в книгах Живой Этики.
   Свою книгу об арх. Феодоре П.А. Флоренский задумал написать в Переяславле-Залесском, где, сняв иночество и, женившись, жил до конца своих дней с женой Анной Сергеевной этот великий русский мыслитель и пророк. Один из первенцев нового космического мышления. Еще этот город связан с памятью Александра Невского.
   Приступил же Флоренский к этой работе в 1918-1919 году, в условиях, когда жизнь его могла быть прервана в любой момент. Поэтому в этой книге он спешил сказать свое, заветное, что виделось ему и в арх. Феодоре. Но, оставив ее недописанной, Флоренский сосредоточился на книге "У водоразделов мысли", в которой и сказал, что успел.
   Нет, не только литературные негодяи обретались в ограде РПЦ. Но кто там делает погоду?
   Флоренского часто упрекали, и до сих пор упрекают, что в его работах мало де "Христа". Но дело в том, что Флоренский, как и Бухарев, знал Христа в Его космическом аспекте, что недоступно критикам его, которые не видят, что Христос и София пронизывают все мышление о. Павла и все его книги, как великая сила жизни.
   Флоренский смотрел на философию, на свое учение так: "Философия высока и ценна не сама по себе, а как указующий перст на Христа и для жизни во Христе. И пройденный путь - делается уже ненужным. Мои глубоко уважаемые судьи могут лишить меня книги, но не того, что теперь, пережив ее, я уже имею, помимо нее"21. Такое отношение к Своему Учению было и у Будды, который говорил, что придя к Нирване, ученик должен оставить Его Учение, как уже ненужную вещь.
   Интересно, что, говоря о достижениях духа арх. Феодора, Флоренский в своей недописанной книге о нем пользуется символикой, употребляемой буддистами, когда они говорят о достижениях великих Йогов, Архатов. "В просветленной личности опального и расстриженного архимандрита уже давно отстоялась та муть плотских желаний, то субъективное и корыстное вожделение, которое людям, не знающим подвига, туманит чистые контуры ноуменальных основ мира и раздваивает совесть между скучным полупризнанием и тоскливым полуотрицанием бытия, людей же вовлеченных в водоворот страстей, вполне лишает ноуменального зрения и их, мирскими пристрастиями растворившихся в чистой субъективности, вынуждает признавать только правду мироотрицания, отрицания того мира, существование которого они даже не подозревают, ибо их духовное око созерцает лишь собственное их пристрастие к мирским похотям. Напротив, Бухарев созерцал мир чистым оком и, оторвав от себя корыстную жажду жизни, остановив воспаленное кружение колеса бытования, угасив в себе стихийную безмерность хотения, (курсив мой - Г.Я.) сумел увидеть мир сверхличным, разумным, по терминологии древней, бескорыстным любованием как первозданную красоту Отца Небесного, Предвечного Художника..."22 Это ведь буддисты говорили, что Архат отрывает от Себя Танкху - корыстную жажду жизни, останавливает кружение колеса перевоплощений, угашает в Себе Тришну - стихийную безмерность хотения.
   Я не говорю, что в 1918 году П.Флоренский настолько увлекся буддизмом, что стал применять его символику к самому сокровенному своему. Действительность многозначительнее. П.В. Флоренский23 называет "второй "особой точкой" жизни П.А. Флоренского 1918-1919, здесь наблюдается особый всплеск его творческой активности. В этой "второй особой точке" жизни, Флоренский получил импульс самого мощного этапа его творчества. Импульсы к творчеству он получал умозрением идей. Судя по всему, в 1918-1919 году он узрел те же символы бытия, которые в 592 году до н.э. узрел Гаутама Будда.
   Вот что Флоренский пишет о природе символики человеческого мышления: "... символика не измышляется кем бы то ни было, не возникает через обусловливание, а открывается духом в глубинах нашего существа, в средоточии всех сил жизни и отсюда изводится, воплощаясь в ряде последовательных, друг на друге наслояющихся оболочек, чтобы наконец родиться от познавшего и давшего ей воплотиться созерцателя. Основа символики - не произвол, а сокровенная природа нашего существа: язык символов, - а он и есть вообще язык, ибо и язык словесный символичен, хотя есть язык языка, - язык символов заложен в нас в самом творении нас, и при том не как врожденный, то есть к нам присоединенный, и потому могущий быть и могущий не быть, а как неотделимый от самого существа нашего, как такой, без которого мы не были бы вообще возможны, то есть как априорный. Он недрится в глубочайших наших основах... Вот почему священные книги всех народов, мудрецы, мистики и поэты столь единодушны в языке символов: они открывают его в себе, а не сочиняют его... И посвящение не извне привносит в нас язык символов, но раскрывает и воспитывает врученные ему задатки. Может быть, без такого воспитания в некоторой исторической среде некоторого сверх-народа, каковым должно считать всю организацию посвятительных центров в ее целостности, может быть, без этого прикосновения к над-индивидуальным общественным силам не может проявиться сокрытый в возможности символический язык: думаю так, но тем не менее, этот язык исходит по существу своему из недр личности"24.
   Да, и среди православных были посвященные в общечеловеческую Истину, единую для всего человеческого рода, независимо от вероисповедания. Кто спорит? Речь о другом. Речь о том, что вместо арх. Феодора РПЦ приняла Аскоченского, вместо Вл. Соловьева, она выбрала Гр. Распутина, вместо П.А. Флоренского, она выбрала А. Кураева. Почему это? По свойству ее, - обожествлять силу, насилие, которое побудило ее давно уже вместо Христа выбрать Антихриста.
  
   5.
  
   Разрешение церковников лгать "нехристям", тем, кто не признает их власти, не целует им руки, не несет им деньги, не исповедуется им и не просит их "отпустить грехи", проистекает не только от ксенофобии. Согласно их вероучению, мы ("нехристи") обретаемся вне Бога. Стало быть, мы для них изверги рода человеческого, что с нами церемониться? Но насколько обоснованны претензии РПЦ на то, что с ними Бог, что их церковь - это "Церковь Христова"? Кто это сказал? Они сами говорят. Но мало ли что люди говорят о себе! Давайте послушаем, что о них говорят другие.
   Последователи традиционного православия, староверы, т.е. те, кто сохраняет православное вероисповедание в виде, очень близком к тому, в котором 1000 лет назад Русь его приняла, те считают никониан (РПЦ) - коллективным Антихристом.
   Им вторит Вл. Соловьев: "Страшен царь, да милостив Бог. Еще можно было жить при царе Иване IV. Отчего же через 100 лет, при "тишайшем" Алексее Михайловиче, народ вдруг почувствовал, что жить нельзя, и в отчаянии стал бегать по лесам и болотам, засел в трущобах и полез на горящие костры? Что такое случилось? А случилось то, что представители духовного начала изменили этому началу... не стало истинной духовной власти в России, наступило царство антихристово".25
   Вл. Соловьев для церковников не авторитет, они его книги даже сжигали публично. А вот что писал 4.9.1921 о. П. Флоренский: "Говоря о Церкви, мы часто цитируем слова: "Врата адовы не одолеют ю". Но при этом мы забываем, что здесь дело идет о Церкви Христовой, а не Русской ... (...) Вся Русская правящая Церковь никуда не годна. Все принадлежат к нецерковной культуре. В существе все, даже церковные люди у нас позитивисты"26. Великий Флоренский тоже для них не авторитет, они и его книги, как и книги Вл. Соловьева, публично сжигали перед телекамерами.
   А Серафим Саровский - авторитет? Вот что пишут "Московские Новости", N 30 за 2003 год: "По самым скромным подсчетам на юбилейные торжества в Дивееве и Сарове было потрачено не менее 10 млн. долларов - в основном из разных бюджетных источников. Насколько соответствует размах торжеств и их идеологические акценты заветам преподобного Серафима - виновника всего этого праздника? Известно, что при жизни преподобный был образцом скромности и нестяжания - он отказался даже от должности игумена Саровского монастыря, одного из беднейших в России. Пророчества святого обещают потомкам отнюдь не славу и блеск "духовного возрождения", а суровые времена, когда обманчивая наружность пышной церковной жизни будет скрывать внутреннее духовное опустошение и отсутствие веры. Преподобный обещал воскреснуть для того, чтобы обличить "нечестивых архиереев" и "открыть глаза" тем, кто еще стремится увидеть Истину".
   В Евангелии Сатана назван лжецом и отцом лжи, так что отмеченная В.В. Розановым характерная черта духовенства РПЦ имеет более глубокие корни, чем виделось ему.
  
  
  
   1
  
  
   10
  
  
  
   1 Православие: pro et contra. СПБ, 2001, стр. 300.
   2 Там же.
   3 А.И. Нежный. Погружение во мрак. М., 2000, стр. 148.
   4 Архим. Феодор: pro et contra. СПБ, 1997, стр. 530.
   5 Там же, стр. 532.
   6 Общество "Икона" в Париже. М - Париж, 2002, т.2, стр. 156.
   7 Л.В. Шапошникова. Град Светлый. М., 1998, стр. 59.
   8 Николай Бердяев. Истина и Откровение. СПБ, 1996, стр. 7.
   9 А.Ф. Лосев. История античной философии. М., 1989, стр. 11-12.
   10 Николай Бердяев... стр. 12.
   11 Там же, стр. 29.
   12 Там же, стр. 24.
   13 Там же, стр. 113.
   14 Там же, стр. 130.
   15 Там же, стр. 95.
   16 Культура и Время. Ў - 2003, стр. 28.
   17 П.А. Флоренский. Имена. Харьков-М., 2000, стр. 393.
   18 Архим. Феодор... стр. 533.
   19 Там же, стр. 533-536.
   20 Там же, стр. 587.
   21 П.А. Флоренский. Столп и утверждение Истины. М., 1990, т. 2, стр. 826.
   22 Архим. Феодор... стр. 590.
   23 Культура и Время... стр. 128.
   24 П.А. Флоренский. Сочинения. ФН. т.128, М., 1999, стр. 424 -425.
   25 Наше Наследие. 1988, N 3, стр. 83.
   26 П.А. Флоренский. У водоразделов мысли. М., 1999, стр. 276.
  
  
   Георгий Ясько. 23.11.03.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"