Йенч Вацлав: другие произведения.

Химера - log.001

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В будущем перерождение в новое тело, будь то киборг, генный модификат или обычный клон курируется рядом страховых компаний. Но в системе Облачного Хранилища Душ есть свои нюансы, которые некоторые ловкие малые научились использовать в свою пользу.


   Прогресс - рискованное дело и двусмысленное понятие. 
  
   Йохан Хёйзинга
  

LOG_001

- 0 -

   Высотный комплекс мега-сити сотрясали взрывы. В коридорах стрекотали пулеметы и громыхали крупнокалиберные ружья. Снаружи здание облепили, словно выводок только что вылупившихся паучат, всевозможные связные боты и дроны поддержки. Что и говорить, в этот раз нас обложили по-крупному. Сверху изо всех щелей пёрли законники из соседнего отделения Интерпола, которых мы валили пачками прямо там, на лестницах, яростно сражаясь за каждую площадку, а снизу, словно долбаные муравьи, ломились южно-корейские киборги местного полицейского рейда. Не сказать, что у нас были шансы. Скорее их не было вовсе. Те транспорты, которые старались к нам прорваться, сбивались без предупреждения еще на подлете. Наши силы таяли. Патронов у нас было, как у наркомана спайса, а вот рук не доставало. Стоит ли говорить, что не каждому хватало воли в наше время выйти из ряда вон, сделать тот самый выбор, который требует быть последним из волков, а не первым из шакалов...
   - Они уже взяли тридцатый уровень! - врывается на интерком взволнованный голос знакомого таксиста. - Я здесь долго не продержусь, вы где?!
   - Уходи, нас отсекли, мы не сможем спуститься к тебе! - отвечает ему мой напарник - мощный аугмент, увешенный бронепластинами и оружием настолько, что один нос картошкой только и торчит.
   - Как же так?! - возглас перекрывается помехами, после чего его заменяет запись дрона, чеканящего по кругу, словно попугай, одну и ту же фразу:
  

Химеры, вы окружены. Сдавайтесь. Согласно Кодексу, региональные службы обеспечения правопорядка имеют право, в виду исключительной опасности, живыми вас не брать. Сложите оружие, и вас будет ожидать справедливый суд в высших инстанциях...

   - Бла-бла-бла! - огрызаюсь я и со злостью вырубаю канал. - Знаем мы вашу справедливость. Два вагона чужого нам навешаете и отправите на перековку. Да такую, что себя циклов пять еще не вспомним!
   - Так что делать будем? - интересуется мой напарник, попутно выбивая дверь в соседний коридор и давая очередь из тяжелого пулемета. Судя по стуку падающих тел и громкой ругани, результативно.
   - Идем к лифтам. Если пробьемся к эвакуационной команде, сможем захомутать парочку гражданских. Это свяжет им руки, - криво ухмыляюсь я, - а дальше затащим заложников в какую-нибудь квартиру и возьмем паузу, пока те из наших, кто уцелел, подтянутся. Там уж видно будет.
   - Так себе план, - пробубнил ауг, - но другого варианта тоже не вижу. Ладно, я пошёл.
   - Я за тобой, только заминирую этот проём!
   - Окей.
   Мой массивный союзник вламывается в коридор и начинает своё кровавое светопредставление. Я же, тем временем, достаю катушку с леской и начинаю налаживать растяжку.
   В этот момент с лестницы эхом стучат торопливые шаги. Я вскидываю автомат, но в темноте на меня смотрят светящиеся аквамарином глаза с вертикальным зрачком-чертой.
   - Свои! - крикнул прибывший. В ту же секунду по внутреннему каналу в мой кибермозг приходит шифрованная сигнатура. И правда, свои.
   - Что ты там копаешься? - пришелец оборачивается и начинает поливать пулями лестницу, по которой снова наступают киборги из южно-корейского рейда. Те прячутся за энергощитами, пытаясь отвечать.
   - Да вот сюрприз мастерю! - отвечаю я, снова принимаясь налаживать растяжку. - Почти готово.
   - Это хорошо... - ответ раздается неожиданно близко. Он навис надо мной.
   Вскидываю голову и вижу смотрящее на меня в упор дуло огромного револьвера.
   - Прости, тебе пора на покой. И так достаточно крови.
   Он взводит курок и произносит наш девиз. Девиз Химер.
   - Да как ты смеешь, выблядок?! - взрываюсь я смесью досады и ярости. - Как у тебя речевые центры еще могут повторять это?!
   Выстрел. Меня отбрасывает назад, и я врезаюсь затылком в пол. Практически все системы кибертела отключаются разом, но в то последнее мгновение, уже не видя лица предателя, я слышу остатками аудиосистемы, как под ноги падает взведенная мной противопехотная граната. Бывай, сучий потрох!
   Взрыв.

- I -

   Как описать это чувство...?
   Можно было придумать множество всего. Тем паче в мире существует целая куча вариантов описания подобного состояния, куда более художественных, нежели будет впереди: от падения ангела на грешную Землю, до света в конце туннеля. Также стоило бы не ударяться в банальность, сводя всё к привычному, но набившему оскомину пробуждению неизвестно где, неизвестно с кем, неизвестно зачем и так далее. Но...
   Знаете, я живу в мире конкретики, поэтому привычка возьмёт верх над вымыслом и отвечу сперва вопросом: вам когда-нибудь давали в морду? Не смертельно, но чтобы свет погас. Если прилетало, тогда вы наверняка помните, с каким чувством открывали глаза. Для остальных скажу так - это состояние, как неожиданное пробуждение после глубокого сна. Только что вы парили в пустоте и безвременье и вот уже пытаетесь себя вновь осознать. Причём срочно.
   Вселение... Когда-то, очень давно, это слово значило крайне много. Почти новоселье! Как хлопоты с переездом, который походил больше на стихийное бедствие, а в итоге все были довольны. По большей части... Теперь же, в этом не благословенном году, вселение в новое тело происходит буднично. Механизм отработан. Это как расфасовка. Вы едва пытаетесь себя осознать, а вас уже пронзает непонятно каким боком ощущаемая боль. Резкая и тянущая. Причём ощущаемая где-то внизу. Да, в том самом безвременье чёрного экрана перед глазами, само собой возникает направление и всё начинается далеко не с появления строчки из белых букв: loading data... или "проснись, Нэо!" Здесь начало берёт на себя боль. Та самая, от вживления в новый носитель. Вы ещё толком не соображаете, а вам уже интуитивно понятно, что происходит. Интуиция - та самая, присущая нам всем особенность... Чёрт, а у меня появилась идея! Вместо слов "загрузка" и прочих в наши дни куда как актуальнее вставить цитату Вильяма Голдмана. Только представьте:
  

Жизнь - это боль.

Любой, кто говорит иначе, пытается вам что-нибудь впарить!

   Каково? Не какая-то избитая мистерия цифрового пространства, а сразу к делу! Однако, вот я и думаю. Мыслю, а значит существую! В любом случае, запущенный модуль памяти, впитывающий, как губка, моё сознание из облачного хранилища, уже даёт небольшие возможности. Например, сыпать кажущимися остроумными цитатами в преддверии того момента, когда на меня свалится тонна рекламы.
   Забавно, не правда ли? Раньше при появлении на свет нас встречали заботливые руки акушеров, потом полупьяные родственники, а теперь... Всё, что может понадобиться тому, кто только что вернулся с того света: выпить, покурить и трахнуться. Ещё случалось подать иск своей страховой.
   Гигабайты заманчивых и не очень предложений обрушиваются на вновь обретённый и едва отдупляющий кибермозг подобно цунами. Но... вы справляетесь. Ваше новое вместилище отдувается, но распихивает информацию по нужным каналам. Сперва огорошивая, как уже говорилось, одновременным желанием трех "за": засадить кому-нибудь, да поглубже, задубасить самый большой косяк на этой половине планеты и залиться бухлом до самого затылка. Примешивая для вкуса, как ни странно, желание расцеловать в покрытые дешёвой синтетической кожей щёки вашего агента с вечно кислой рожей, который посоветовал вам в кои-то веки толковую контору. Хотя бы потому, что ваше сознание куда-то вселили, а не положили в облачном хранилище на полку до лучших времён. Впрочем, у агентов всегда такая кожа и рожа, а вот толковые страховые фирмы - это большая редкость.
   Заканчивается же вакханалия открытием глаз, частым морганием, пока подключаются зрительные центры. И в этом обескураживающем состоянии, когда вы все видите, но не воспринимаете, оживает ещё и внешний звуковой модуль. В уши врывается где-то с середины мелодия бодрого кантри из рекламного блока очередного шустрого малого - адвоката с еврейским псевдонимом и неизменно активной гражданской позицией, чей идентификационный код в Убер-сети вы никогда бы не хотели запомнить. Но он всё равно будет сохранён в вашем бездонном архиве "закладок" встроенного нейро-браузера.
   Дефолтная расфасовка сознания, надо заметить, ещё та лотерея. Если у вас нет денег на очень дорогую страховку, то вместо гарантированного возрождения в запасном кибертеле или же в новом клоне, вам предстояла некая вариативность на основе анализа вашей личности. Иными словами, вас запихивали в первое попавшееся свободное тело по не вполне ясным критериям. Стоит лишь прикинуть варианты и статистику с поправкой на современные мировые тренды и вам сразу станет не по себе. Ибо ваши шансы заполучить нормальное место под солнцем в глобальном социуме, даже с приличной страховкой, стремились к нулю. В мире, где 80% населения мегаполисов за весь свой цикл (жизнью это давно не называют) ни разу не выходили из жилища, можно было попасть в такое болото, из которого уже не выбраться никогда. Например, 34% этой биологически-кибернетической массы входили в корпоративные монолиты, где от личности по новейшим критериям оставалась одна десятая. Это в лучшем случае! Сами слоганы, которые визуализировали ваши зрительные центры при перемещении вблизи оплотов белых воротничков, неважно в виртуальном или реальном секторе мегаполисов, недвусмысленно на это намекали:
  

Часть команды - часть корабля!

   Вот она! Реклама образа жизни, в котором на данный момент не осталось практически ничего живого в исконном понимании. А если вам будут впаривать иначе... Короче, почаще вспоминайте Голдмана. Старик дело говорил.
   Пойдём дальше. У нас осталось ещё 146%... Простите, сбой. 46% граждан, которые разделены на небольшие группы. Иногда всего по одному или два процента. Эти товарищи задействованы главным образом в сферах обслуживания и производства. Причём последняя имеет, пусть небольшую, но весомую часть тех, кто проводит значительное время в реальном секторе мегаполисов и планеты в целом. Но тут всё зависело от специализации. Если вы были, например, логистом, то торчали бы всё время в виртуальном секторе (так называемом ВиСе), имея возможность разве что подключаться по удалёнке к дронам. Дабы проверить службу разведки, которая, например, имела наглость утверждать, что по выверенному вами теоретически маршруту груз не может пройти практически, то есть в реальном секторе (в народе РеСе).
   Не вдаваясь более в подробности социального устройства и деления, стоит сказать, что мне, похоже, повезло оказаться в 20% тех, кто не вели вегетативный образ жизни обывателя, который нынче позволял кибермозг с его функцией разделения сознания. Если кто помнит, в стародавние времена так разбивали жёсткие диски. На одном и том же носителе выделяли различные объёмы памяти для всевозможных целей. Кому-то ближе были игры, кому-то порно, кому-то сериалы, кому-то творчество, ну а обеспечивалось всё это удовольствие тем куском железа, на котором стояла ещё система и служебные программы. Примерно тоже самое было и сейчас. Загрузили часть сознания, посадили его на какую-нибудь работёнку, а вторая половина, на которой была львиная доля личности, шатается по бесконечным виртуалам, расплачиваясь из кошелька первой. Будь то пережившие всё и вся проекты псевдо-жизней, либо аналоги старых добрых соцсетей, набитых под завязку консьюмеризмом и сексом. Хлеба и зрелищ всем через край, и пусть никто не уйдёт обиженным... Как-то так. Со временем всё это успешно разрушало центральную структуру сознания изнутри и оболочку снаружи. Иными словами, за годы, проведённые в таком состоянии, не только аугментированная биомасса, в которой хранился кибермозг, приходила в полную негодность, но и само ядро личности безвозвратно фрагментировалось. После же смерти физического носителя, остаток сознания отправлялся в облако, где хранился в библиотеке или сращивался с парочкой-другой таких же "лоскутов", в зависимости от степени деградации. После чего возвращался в новую оболочку по страховке. Вот такой вот круговорот дерь... жизни в природе. И все довольны!
   Так что же мои 20%? О! Это были несгибаемые обитатели РеСе. Я думаю, вы и сами поймёте по их составу, что на нашей планете всё было не столь шоколадно в это расчудесное времечко. Чудес и правда хватало, только вместе с ними нарисовались в полный рост и стали популярны такие профессии, как сталкеры, охотники, мусорщики, истребители всего, что можно и нельзя, а также различные милитаризированные братства и культы без числа и счёта. Все со своими профсоюзами, между прочим. Вот они! Новые пионеры дикого запада, а также востока, севера и юга.
   Мир каких-то полтораста лет назад вроде бы уже начинал казаться слишком маленьким, а потом произошло то, что вновь сделало его большим, враждебным и неизведанным. Теперь к датам приставляют не НЭ (нашей эры), а ПВП - После Второго Пришествия, но подробнее о нём чуть позже. Так вот, после той жесткой свистопляски, когда мы узрели своих творцов, а те не преминули отколбасить планету по самое не балуй, всё человечество будто снова с головой ушло в эпоху открытий и неоколониализма. Так кто там говорил, что история не циклична?
   Всё же мне несказанно свезло. Если до сих пор перед носом никто не визуализировал базовый контракт за подписью, значит никакой корпоративной страховки и рабства. Если я могу двигаться, пусть пока с трудом, но зато на своих двоих, значит мимо и стационарные "овощи", о которых говорилось чуть выше. Их станции обеспечения жизни, как правило, были саркофагами, намертво прикрученными к полу. Более того, помещения не снабжались внешними экранами от камер или окнами. Зачем? А у меня на соседней стене, если я ничего не путаю, находилось и то, и другое. Ха!
   Судя по тому, как задрожали руки и ноги, активировалась базовая часть нервной системы. Ещё немного! Ещё чуть-чуть, и та курительная палочка, зажатая у меня в пальцах, после загрузки драйвера мелкой моторики, отправится в рот. Подымлю, глядишь, и лёгкие зашевелятся, а там и до полного функционала недалеко. В принципе, ясно, от чего трясло. При современных нормах устойчивости нервных систем, переварить такой объём информации, которая обрушивалась на вернувшегося с той стороны не-бытия, было раз плюнуть само по себе, но общий эффект оказывался сравним, как если бы в сантиметре от вашего носа пронёсся на полной скорости грузовой орбитальный дрон. Адреналина хоть отбавляй. Некоторые считали, что это могли оказаться отголоски последних секунд в прошлом теле. Возможно. Судить не берусь. Вселение оставляло после завершения столько вопросов, что, если бы кибернетическая голова могла всерьёз заболеть, она бы трещала сейчас по швам. Но да всё по порядку. Итак...
   Если нет обновления контракта, перед глазами с ходу не выскочила многостраничная занудная хрень - соглашение юзера, а над душой не стоит какой-нибудь глава ордена, гильдии, клана или культа с дежурной и напыщенной речью о возвращении в мир брата\сестры, нужное подчеркнуть, более того, передвигаюсь на своих двоих, а не маринуюсь в жиже саркофага любителей виртуального бытия, стало быть, я скорее всего из охотников на вольных хлебах. А это приводит в свою очередь к печальному выводу, что меня, видимо, убили. Основательно и быстро. Снесли голову или взорвали, что более вероятно, ведь я всё-таки не страдаю тотальной амнезией, значит в облачное хранилище эвакуировалось достаточно информации и имелся хоть какой-то бекап. Более того, в блоке памяти постоянно наклёвывается что-то новенькое. Стало быть, пусть по кусочкам, но через неделю-другую восстановлю целостную картину. Что ж, делать нечего, подождём.
   Фаланги бойко зашевелились, а курительная палочка задрожала и нагрелась от усилия лёгких, втягивающих сквозь сжатые синтетические губы пар от толики эрзаца табачного изделия в смеси с ароматизаторами на нагревательном элементе, высвобождающей из жидкости целый набор растворённых там препаратов для получения кайфа. Мне досталась мятно-лимонная эйфория с горлодёрным эффектом. Дёшево и сердито. То, что нужно, когда запихиваешь себя в новый носитель. Однако, культура прежде всего. Решительно двинувшись вперёд, замечаю необычайную мягкость и естественность в конечностях. Так-так, значит кастомный билд. Это хорошо. Даже очень! Протянув руку, открываю затворы на круглом окне и отвожу на себя и вбок. Вижу кисть и предплечье, но пока не осознаю, как свою конечность. Самосозерцание и анализ, видимо, будут на финальном этапе.
   В помещение врывается ветер снаружи. Вдыхаю его полной грудью. Запахи столпились в анализаторе носовых пазух, но до них пока нет дела. Главное, что есть легкие и не самые плохие. Значит какой-никакой синтез энергии будет не только из блоков питания и мини-реакторов. Хлопотно, конечно, зато пресловутый индекс человечности не убит в ноль. Дуболомов-жестянок на планете и так хватало.
   Усаживаюсь прямо на пол возле окна, благо оно практически во всю стену, и снова затягиваюсь. Одновременно появляются первые скромные ресурсы в кибермозге, которые высвобождались после загрузки. Пускаю их на сбор информации по питанию и обеспечению в своём новом, но с каждой минутой всё более знакомом теле. Калорийный лист, возникший через несколько секунд, выглядит довольно скромно. Хотя, что-то многовато белка и углеводов. Надо будет пошерстить на досуге. Как у нас там, кстати, с выпивкой? Есть чем отметить очередное день рождения в новом цикле? Ага! Таблетки из восстановленного винного порошка сублингвально?!
   Откидываюсь на стену. Опять затягиваюсь. Ничего себе! Да у нас тут на лицо гендерный паттерн. Пусть пока отголосками, но всё же. Лезу в настройки и точно - по умолчанию женский архетип. Да где же эта саморефлексия, когда она так нужна? Любопытство распирает не на шутку, а её всё нет. Вместо треугольника в визуализации выползает новомодная шестиугольная проекция, где надписаны шесть базовых основ. Однако...
   Впрочем, в настройках оказались и лайф-эффекты. То есть все внесённые изменения в данный шестигранник начинают ощущаться сразу на коротком эмоциональном прогоне, после чего возвращаются в нейтральный режим. Задаю несколько социальных параметров и начинаю перемещать точку внутри шестиугольника. Оп-ля! И мне вдруг захотелось купить пару модных сапог с функцией настраиваемой длины каблука, а также завести микроскопический выводок собачонок, чтобы они дружной гурьбой выбегали ко мне на туалетный столик и встречали меня умильным радостным лаем, пока я настраиваю цвет и форму ногтей. Кстати, ещё бы новый модулятор причёсок и их фиксатор последней серии не помешали... Они вообще есть в этой занюханной дыре?!
   - Так, стопэ! - взвизгиваю я звонким голоском.
   О! Вот и связки запахали.
   Ещё одно решительное движение точки внутри шестиугольника, и меня невыносимо пробивает на то, чтобы сжевать целый жгут эрзац табачной тянучки, надеть футболку попросторнее и забуриться в местный клуб, дабы снять цыпочек. Но сперва состричь все эти патлы, а то выгляжу как какая-то фемка...
   - Да твою ж мать! - прорывает моё обиталище пропитый голосяра операторши планетарного дока.
   Делать нечего, увеличиваю и разворачиваю шестиугольник на всю катушку, чтобы видеть кластер целиком. Пришлось немного повозиться, но в итоге ситуацию спасла сохранённая кем-то заначка, среагировавшая почему-то на мой код личности. По итогу вышло амбивертного типа нечто, которыми были забиты в своё время мегаполисы XXI века ещё до эры Digital-Society. Прибавим к этому характерные манеры томбоя, довольно низкий, но приятный тембр голоса, и получилась вполне себе картинка. Пикантности в общий котел добавлял испанский акцент, как выяснилось при прогоне языковых систем на нео-эсперанто и модерн-инглише. Короче, на первых порах сойдёт.
   Вообще, что-то тихо? Где там у меня был внутренний аудио-модуль? Глянем, что осталось в закромах более не имеющей такого понятия, как легальность, музыкальной индустрии.
   После глобального песца, приключившегося на матушке Земле ещё до Второго Пришествия, в мощном транснациональном зарубе канули в лету многие вещи, в том числе покупка треков онлайн в специальных магазинах "мелодий" какой-нибудь крупной конторы всего за $0.99 для смартфонов. "Смарт" - ха! Те дорогущие плоские коробочки не могли даже рассчитать с точностью до одного процента ваши шансы замутить с какой-нибудь красоткой по её срезу личности из соцсети, а уже "смарт". Что говорить, не имели мы тогда всех прелестей кванта. Во были времена!
   Искусство в ту мрачную эпоху, по чести говоря, вообще оказалось при смерти, основательно задушенное первой виртуальной войной между правообладателями и пользователями. И возрождаться особо не торопилось. Ведь его основной двигатель, сублимация, в начале эры Digital-Society практически сошёл на нет. Не до этого было. К тому времени из-под контроля окончательно вылезло глобальное потепление, затем случилась бойня среди корпораций, очередной передел мира, новая формация и, наконец, пресловутое Второе Пришествие.
   Когда планета сначала за несколько лет теряет одну пятую своего населения, а потом, едва оправившись, ещё две пятых, ценностные ориентиры обывателей несколько смещаются. А уж культуру в глобальном смысле такое событие и вовсе повергает в шок на многие-многие годы. Шутка ли? Человечество раскрыло секреты генома, совершило квантовый прорыв, нано и биотехнологии куда ни плюнь, клонирование, модернизация ДНК, повальная кибернетизация, выборная аугментация, как вынужденная мера для малоимущих слоев населения, практическое бессмертие и тут - бац! - сначала два миллиарда из десяти мрут на глазах от засухи и продовольственного кризиса, а потом война с Творцами и за какие-то пару лет в минус ещё четыре миллиарда жизней!
   В уши врезаются первые аккорды "Good Luck (You're fucked!)" небезызвестного Celldweller, как назначенный кем-то тестовый вариант для проверки аудио-модуля. Да уж, "поимели" нас знатно, если этот товарищ, который получил статус динозавра жанра техно ещё на рубеже ХХ-ХХI веков до сих пор числится в коллекциях музыки, как весьма популярное ретро. Пусть и в заоблачном качестве. Не сказать, что культура совсем деградировала, но на лицо была стагнация, когда тот огрызок человечества, что ещё коптил небо, просто не мог переплюнуть мастеров прошлого, с головой погрузившись в свой виртуальный или синтетический кайф. Ирония в том, что у того же Celldweller'a было немало концептуальных работ, посвящённых темам далёкого будущего и творящейся там движухи. Эх! Видел бы он нас сейчас...
   Кстати, об увиденном. Что мы имеем?
   Не сворачивая шестигранник, шагаю сквозь его визуализацию и открываю новую, в паспорте кибертела. Слева и справа начинают лениво ползти вверх ленты с результатами запроса.
   - NoQuИ diablos? - неожиданно вырвавшаяся фраза меня ещё больше озадачила. Хотя и без этого сюрпризов хватало. Однако, когда вшитый анализатор тела оказывается способен распознать из всей начинки дай бог процентов пятнадцать, а остальное пропускает, оставляя пометки unknown и unclassified, - это такой неслабый повод задуматься. Вздрагивающей рукой поднимаю листы установки драйверов, и меня прошибает виртуальный холодный пот - всё на месте. Лезу в детальную расшифровку - опять unknown и unclassified! Кто-то или что-то основательно стерло сигнатуры программного обеспечения. Но всё работает! Дайте хоть дату последнего обновления базы? Геолокацию источника? Хрена лысого! Unknown.
   - Зеркало!!! - выкрикиваю я команду, раздраженно сворачивая бесполезные ленты с выписками.
   Смотрим виртуальное отражение. Ну, что сказать? Кибернетическое тело, модель I.R.M.A, что по старой классификации расшифровывается как Intellectual Repository Mainframe Alpha. Такие использовались в стародавние времена для вывода сознания из гибнущих тел. Существовала даже целая линейка моделей с различным количеством ячеек для переноса и сохранения сознания пользователей. Само собой, до появления планетарного облачного хранилища под эгидой ГИЗ (Глобального Института Занятости).
   Надо ли говорить, что это была одна из самых распространённых моделей служебного киборга и, в тоже время, после нововведения от ГИЗ, подозрительно быстро снятая с производства. Сторонники теории заговора, кстати, долго не унимались по этому поводу. Особенно после выхода официального запрета. То есть было нормальным, что в одно тело попадали сразу несколько огрызков личностей, но они поглощались самой сильной и в итоге становились единым целом. Слоты же в киборгах типа Ирма не позволяли этому произойти. А кое-кто намекал, что, при тогдашней постановке вопроса, когда между изолирующим слотом для управляющей личности и остальными выстраивались отношения протокола master-slave, ирмы могли полностью управлять ресурсами подопечных и использовать их в корыстных целях.
   Продолжаю осмотр и снова изумляюсь - стиль нью-ретро. Серьёзно? Его ренессанс последний раз случился довольно давно. Значит, телу не меньше 50 лет. Мда, старовата я... Усмехаюсь - двойник в зеркале усмехается мне в ответ. Внешне моя Ирма выглядела как взрослая, спортивного телосложения и достаточно высокого роста женщина, с сухими, даже жёсткими чертами в целом миловидного лица. Пирсинг крайне умеренно - гвоздик в правой ноздре да два кольца в левой брови. Забавно, брови таким углом тогда уже не корректировали, стало быть, это тело ещё старше. На вскидку лет 60-65. Если с запасом. Для киборга после ввода в эксплуатацию новых типов материала совсем даже не срок. Почему после? Да потому что всё тело обтянуто синтетической кожей хорошего качества, а это произошло во время реформы по сохранению человечности и официального введения соответствующего индекса - так называемого ИЧ'а. Крепежей для старых моделей, которых подгоняли под новые требования, нигде не видно, стало быть, оболочка сделана после введения на производство новых композитов. И это замечательно!
   Кстати, о коже - пигментация типа молочный шоколад, для простоты её называли "латинос". Кубинская этника. Редкая вещь. Мне и в самом деле обломился штучный товар. Местами раритет и совсем не похожий на те серийники, которые обыкновенно пихали на расфасовку сознания по стандартной схеме.
   Что у нас дальше? Укороченная выше талии куртка под байкерскую модель, оголяющая живот, со смещённой влево молнией и куском ремня с пряжкой у основания. Поднятый воротник, клёпки на лацканах, молнии на манжетах - всё, как полагается. Под чёрной курткой аквамариновый, плотный топ без принтов, хотя это навскидку, целиком пока не видно. Штаны - потертые тёмно-серые карго, немного облегающие, но просторные в районе таза, чтобы туда влезла вся мощь опять-таки кубинской жопы. Намёк на то, что тело предназначалось для активного образа жизни. Плюс к этому и сам материал - тянущийся полимер высокого качества, однако искусно сработанный под натуральный. Пояс - вот тут меня поджидал сюрприз, как и в случае с перчатками и обувью. Военные модели цвета болотного хаки даже без толковой стилизации. Грубо, функционально, прочно.
   Напрягаю банки памяти с подкачкой из сети. Так... Штаны, куртка и топ - это американская фирма. Как раз в те годы, когда шумел нью-ретро, но в архивах только похожий модельный ряд. Опять долбанный кастом-дизайн! Что у нас тут? Ага! Ликвидирована за подпольное производство моделей из нелицензированных для гражданского ношения материалов. Приехали! Дальше... Сапоги, ремень и перчатки - след теряется где-то в Бразилии. Маркировки нет, но я и так вижу, что перчатки обрезанные, штурмовые, с защитой кисти и фаланг от средних повреждений. Сапоги - эдакие всеядные скороходы, в которых одновременно удобно карабкаться по отвесным стенам и утопать в каком-нибудь вонючем болоте. Ходовая модель - голенище в половину икры, влагоизоляция, два типа фиксации: паракордом и ремнем. Мощная сменная подошва, защита стаканом на мыске, которая ещё и позволяет хорошенько врезать с пыра, если придется. Ремень... скажем так, широкий, из добротного материала. Пока пустой, но с кучей крепежей под различный функционал, хотя местами весьма архаичный. Дальше идёт увесистая пряжка, тем не менее, явно не от него, и содержит в себе целых два извлекаемых с боков ножа в форме наконечника стрелы с Т-образными ручками для хвата меж пальцев. Более того, на пряжке имелась гравировка: "El mal tiene alas". Чудненько! Всё больше убеждаюсь, что прошлая владелица этого эксклюзива была каким-нибудь техасским милитаристом с параноидальными наклонностями.
   Пропало.
   Перед глазами возникло перепуганное лицо женщины. Она прятала за спиной двоих детей. И прятала от меня!
   - Prosz?, oszcz?d?cie przynajmniej dzieci! - крикнула светловолосая девушка, бледная, как смерть. Её губы кривились в подступающей истерике, а из глаз текли слёзы. Это был не киборг и не аугмент, а обычный... живой человек!
   Рука поднимает и наводит на неё револьвер. Чудовищный Taurus под патрон .454 Casull. Да этой дурой можно было просто забить всех троих, как дубинкой. Пушка предназначалась явно для того, кому требовалось достать грабителя за холодильником. В соседнем доме.
   - ?Muere, cerdo capitalista! - произносят мои губы.
   Гром. Нет. Выстрел.
   Пропало.
   Из виртуального зеркала визуализации на меня посмотрела перекошенная физиономия убийцы. Из-за вороха упавших на лицо густых дредов цвета неонового индиго блестели отражающие линзы очков "Дохлый Хипстер". Это ещё что за хрень?! Меняю линзы сперва на хамелеоны, а потом, для пущей верности, на прозрачные. На меня из зеркала пялились нечеловеческие буркала с аквамариновой радужкой и вертикальной чертой вместо зрачка. Смутно в памяти шевельнулось: где-то мне уже приходилось видеть такой глаз. Надо ли говорить, не каждый наёмник, не то, что обыватель, поставил бы себе такую модификацию. Да и зачем?
   Моргаю, и вместо страшных буркал на меня снова приветливо смотрят маслины кубинской модели. О-фи-геть!
  
  

- II -

   Я не знаю сколько прошло времени. Вернее, не хочу знать.
   Поток информации ослаб, но всё ещё было не понятно, как мне себя именовать. Что-то явно пошло не так... Что-то? Да всё!
   Выбравшись наружу, сижу и размышляю на краю палубы парящей в голубом небе поистине циклопического размера автономной платформы. Внизу - сотни метров свободного полета. Там, где сейчас песок и камни с не самыми приветливыми обитателями, когда-то плескалось Эгейское море. Если мне не врёт геолокационный модуль, платформа зависла над Скиросом - в прошлом одним из самых крупных островов архипелага Северной Спорады. Теперь же это была просто высокая гора.
   Курительная палочка давно израсходовала весь запас препаратов и эрзац табака, оставив лишь едва уловимый аромат мяты и лимона, но всё равно была безразлично зажата меж синтетических губ.
   После встречи с обрывком памяти мне стало не по себе, и я стащила куртку в поисках какой-либо цифровой маркировки или, на худой конец, старых добрых тату. Однако мне не то, что не повстречалось первое, на корпусе остались следы от удаления целых лоскутов со вторым. Зачем же прямо с кожей? Изверги!
   Далеко не у всех это проявлялось, но лично меня неприятно передёрнуло от наблюдения собственной искусственной оболочки. Эх, не даром была введена программа по сохранению человечности, подняв из небытия всё то, что делало нас когда-то людьми. Архаичное, но такое тёплое и милое сердцу, пусть даже искусственному: одежда, пища, понятие красоты, внешность с уникальными чертами, запахи, тактильные ощущения и легион прочих мелочей. В какой-то степени это всё сперва перешло в ВиСе, но человечество быстро осознало опасность дегуманизации тех, кто оставался в РеСе и имел искусственное тело. Даже аугменты не порождали такого резонанса личности, как полная кибернетизация. Итогом явились прокатившаяся по планете серия, как официально считалось, умышленных терактов. На самом же деле тотальные выключения целых систем жизнеобеспечения в кварталах виртуального сектора происходили из-за того, что роботизированные операторы со временем переставали осознавать уязвимость и в целом существование неких внешних потребностей у людей из виртуальных пространств.
   Если раньше казалось, что психоз и нейрочума аугментированных горожан - это крупная проблема, то кибернетическая социопатия стала просто катастрофой. И её пришлось решать кардинально. Так сказать, на корню. Кстати, где-то на Скиросе была одна из первых свалок уничтоженных кибертел тех несчастных "террористов". Подобные могильники оставляли по всему миру как своего рода памятники. Напоминание человечеству об опасности полного и бездумного отказа от своей природы. Ведь обретшего такую социопатию нельзя было вернуть. И уж тем более нельзя было пускать после смерти в облачные хранилища ГИЗ. Как итог - жуткое зрелище: целые горы скорчившихся тел с уставившимися в небо системами зрения. А внутри - напрочь выжженные кибермозги, да так, что через уши вытекали. Расплавленная синтетика делала полностью бессмысленным дальнейшее использование такого тела, но, как уже говорилось, утилизации не предвиделось в назидание потомкам.
   Когда-то давно, в конце XXI века, мегаполисы были битком набиты жителями, походящими на куклы-BJD или персонажей из аниме и манги, случались даже эстеты, берущие за основу стилистику творений Тима Бёртона и его последователей, но вся эта искусственная, возводимая в абсолют "красота", пожирающая сама себя всё более и более абсурдными критериями, имела человеческие корни с "прекрасным". И вскоре сошла на нет вместе с мощным развитием ВиСе. Ведь в виртуале возможностей больше, а затраты в разы меньше. Тем не менее, данный процесс выявил и оставил, как масло на поверхности воды, тех, кто действительно, без лукавства, не желал с концами погружать своё сознание в виртуал. Кто находил всепоглощающий смысл бытия в реальности. Пусть и не такой прекрасной и вычурной, как в цифровом формате. В реальности человеческой. Когда из зеркала на тебя смотрит всё-таки плоть, пусть и синтетическая, а не консервная банка, которая даже вместо имени предпочитает безликий код.
   Периферийное зрение улавливает приближающихся ко мне трёх субъектов. Да уж, ну и уроды. Это вам не шэлы в виде кукол-BJD или анимешные лупоглазые болванчики не пойми какого пола. Тем паче откуда таким типажам было взяться здесь, на автономной платформе? По сути, перевалочном пункте для барж, курсирующих по планете через с различными грузами. Благо, рассекреченные наработки Теслы теперь позволяли этот физический нонсенс: поднять над землей без особых энергозатрат груду железа и стали. Что-то там про управление мировым эфиром, но это не точно.
   Три кадра приближались ко мне и являли собой типичных представителей местной фауны. Судя по обшарпанной надписи "??????" на главном энергоблоке, это была полувымершая платформа у чёрта на куличиках, скорее всего огрызок почившей в бозе корпы. Естественно, после Второго Пришествия, здесь завёлся свой цапок, а трое этих панков, разодетых в кислотного цвета шмотки, да ещё с торчащими во все стороны дешёвыми аугментами, были частью группировки. Почему? Да потому, что только мелкий криминалитет будет цеплять себе внештатные по размеру конечности, которые могли сносно контролировать только процессоры от кибертел. Разъёмы и общая архитектура ауга не позволяла даже в мечтах разжиться "камнем" от полноценного шэла, посему вся нагрузка возлагалась на контроллер, по сути, обыкновенного протеза. Это было всё равно, что управление мега-краном доверять не обученному работнику, а его брату-дебилу. Вроде бы тоже рычаги дёргает и кнопки нажимает, а толку мало. Наоборот, того и гляди навернёт что-нибудь с верхотуры.
   Выбрасываю курительную палочку в бескрайнюю даль высохшего моря и встаю. Делать нечего, придётся потолковать, ибо шансов, что эта тройка шакалила мимо, оставалось крайне мало.
   - Эта... слы, - начал на нео-эсперанто первый из аугов. Чувак с огромным корпусом от древнего, как мир, шлема-VR на башке, из которого светил ярко-жёлтый визор. Видимо, на живое подключенный прямо в зрительный центр его черепушки.
   - Не на него смотри, дура! Не дай остальным двум обойти тебя! - ворвался в голову мужской хриплый голос. Несколько обалдев поначалу, но припоминая исконное назначения киборгов серии Ирма, мысленно озвучиваю на всю систему вопрос:
   - А ты-то кто такой и что тут делаешь?!
   - Не ори! Оглохнуть же можно!
   - Может, тебе ещё звук убавить?
   - Не надо, вот номер моего канала. А то ещё перехватит кто-нибудь наши переговоры и отправят в утиль, как поехавших крышей.
   - Готово. Итак, ещё раз: ты кто, мать твою, такой?!
   - А я знаю? У меня, как и у тебя, не прогрузились основные сигнатуры личности.
   Второй из аугов, видимо, потеряв надежду зайти мне за спину, так как платформа под многообещающим именем "Икар" была чертовски огромной, и я могла маневрировать хоть целый день, остановился и выдал на грязной версии нео-эсперанто:
   - Чё ты рыпаешься, в натуре?! Мы же того... просто поговорить хотим.
   - Так спрашивай, - примирительно отвечаю я, - Спрос не грех, а вот клешни свои ржавые от меня подальше держи. Ко всем, кстати, относится. Не борзеем, мальчики!
   - Прекрасно! Вешай им лапшу на уши, а я пока откопаю какой-нибудь защитный протокол. Может от моих что осталось, - деловито проворчал хриплый голос у меня в голове.
   - Не, пацаны, это не она, - заметил третий ауг, почёсывая вспомогательной мини рукой себе брюхо, пока две основные были закинуты за спину, - зенки-то у неё не те. Точно не она. Слышь, сучка, ты каким боком здесь оказалась? Эта шэлка для дела нужна, а не для твоей тупой жопы!
   - С нами пойдёшь! - рыкнул самый крупный из троих, опирающийся на свои безразмерные аугменты рук, словно горилла. Видимо, он на них очень полагался. Как и все они. Даже слишком.
   - Нашёл! Вот шифрованный канал, подгружай!
   - Что это?!
   - Быстрее, пока по палубе не размазали! Не видишь, они тебя знают! Вернее, твою оболочку. И хотят опознать по какому-то критерию, а мы сейчас точно не найдём по какому. Это может быть что угодно: кодовое слово, кусок сигнатуры или какое-то движение, знак в крайнем случае.
   - Они говорили что-то про мои глаза.
   - Глаза? Когда?
   - Видать, с настолько старой шпаной ты не часто общался. Зенки - это глаза...
   - А-а, вот оно как. Тогда... БЕРЕГИСЬ!!!
   Ауг в корпусе от шлема-VR попытался меня сцапать, бросившись в ноги. Хитро, особенно с таким численным преимуществом. И это несмотря на то, что у него на поясе блеснуло оружие. Пушка так себе, ничего особенного, но он за неё не взялся. Значит, я действительно нужна им целая. Что ж, мне же лучше!
   Тело будто само ушло в сторону в лихом пируэте. Левый кулак обрушился в челюсть пролетевшего мимо ауга. Удар оказался такой силы, что бедолага заскрежетал своими острыми зубками в искусственной челюсти и отлетел на добрых два метра. Этого ему хватит надолго. Был бы киборгом, вскочил бы сразу, но ауг проваляется минуту, не меньше.
   Второй прыгнул прямо на меня, раскинув свои длинные, изрядно аугментированные грабли. Тут почти как на рыбалке: перехватываем за вспомогательную руку, скручиваем, подсекаем и всаживаем ногу ему в живот. Чёрт! Еле удалось вывернуться из-под заливших палубу органических жидкостей изо рта незадачливого бойца. Спешно перебрасываю его через себя. Рассусоливать было некогда - третий уже рядом. С грозным рыком здоровяк всадил обе свои клешни - руками это назвать было трудно - в сантиметре от моей ноги.
   - Не принимай его удары. Пусть у нас тут и мышцы модели SS-4, но массы не хватит! - посоветовал хриплый голос.
   - SS-4? - бросаю вопрос, выворачиваясь от очередного удара.
   - Super Sila - это устаревшая серия мышечной ткани для киборгов, - усмехнулся он, - У русских, как всегда, даже мышцы для рабочих могут служить в военном деле. Под этим соусом, кстати, их поставляли по договору о братской помощи. Помнишь? КУБА - Коммунизм У Берегов Америки. Видимо, тогда тебе эту модель и вживили. 4-ка в принципе годится для партизанских модификаций, если поколдовать с тонкими настройками.
   - Ага! Доработать напильником! - усмехаюсь я в ответ и снова отскакиваю от навязчивых стараний ауга сделать мой оттиск на палубе.
   - Ну что?! Дадим вестибулярному аппарату просраться?! -выкрикнул хрипун.
   - А чего бы и нет! - ухожу рондатом от попытки схватить меня за ноги, делаю кульбит, отталкиваюсь руками от палубы и взмываю в воздух. Что и говорить, мышцы русского производства позволяли вытворять гимнастические па ничуть не хуже тренированного акробата.
   Ауг-краб, видать, знатно обалдел, когда я плюхнулась ему на широкую спину, но через мгновение пришёл в себя и устроил мне такое родео, за которое во времена дикого запада мне бы удалось сорвать бурю оваций. Какое-то время я держалась за петли и ремни на его лопатках, но с каждым толчком массивного тела во мне что-то закипало. Вдруг, не помня себя, рыкнула и всадила пальцы сначала левой руки в верхнюю часть его трапециевидной мышцы, а затем правой в ромбовидную. И всадила основательно - кровь хлынула из здоровяка, как из водопроводного крана. Тот заверещал, безуспешно пытаясь достать меня своими клешнями.
   - ?Las apariencias engaЯan! Bastardo! - произношу я и резко выдёргиваю из раны свою правую руку. Из дистальных фаланг на растопыренных пальцах торчат металлические, залитые кровью, когти. Теперь ясно, почему перчатки были обрезанными. Это совсем даже не выпендрёж, а необходимость.
   Здоровяк дёргается, снова пытаясь меня сбросить. Бесполезно. Для чего бы ни было предназначено тело этой Ирмы, с ней совладать оказывалось весьма непросто. Тем временем моя когтистая лапа деловито перебирает свисающие перед глазами неоновые дреды. Те самые, слишком густые, цвета индиго.
   - Будь я проклят! - выдыхает хрипун в моей голове.
   Видимо, найдя то, что нужно, рука ловким движением выводит наружу какой-то старый разъём, а из глубины волос следом за ним выскакивает скрученный провод. Рывок когтей, и под основанием шеи ауга-краба, за слоем содранной кожи, оголилось два гнезда.
   Тут, видя мои манипуляции, заголосили оба приятеля жертвы.
   - Ты чо?! Не надо! - проорал тот ауг, который носил шлем-VR, - Ты же сожжешь ему мозг, сука!
   - Братан! - неожиданно громко возопил второй ауг, - Походу, это всё же она! Зацени! ГЛАЗА!!!
   Разъём с сочным щелчком вошёл в гнездо, и здоровяк глухо взвыл...
  
  

- III -

   - Это ещё что за таверна "у Чмо"?! - спрашиваю я, останавливаясь и раскуривая изъятую у тройки аугов сигарету.
   - Наша точка! - продребезжал любитель VR-шлемов, - Отвечаю!
   - Ну-ну, - спокойно затягиваюсь и дёргаю за провод между мной и аугом-здоровяком, пускающим слюни, - а то смотрите, мы с мистером Крабэ не любим обманщиков.
   - Это в натуре наша точка, - затараторил второй ауг, выдвигая свои мелкие, перископические глазки, - бар "Палисандровый Генерал". Единственная нормальная жральня на всём "Икаре".
   - Нормальная, потому что единственная и есть, - хмыкнул у меня в голове хрипун.
   Ржавые, местами сохранившие немного облупившейся краски металлические стены и неоновая, кривая вывеска на греческом языке перед входом, представляющим из себя отъехавшую в сторону дверь огромного контейнера, - что и говорить, заведение явно несло на себе смачный отпечаток местного колорита. Всё это зрелище дополнялось каким-то мерным грохотом из глубины платформы, скрежетанием грузовых кранов и отдалённым свистом пил по металлу, разлетающимся по округе гулким эхом. А запах... Анализатор в носовых пазухах был не то, чтобы совсем мною выключен, но изрядно приглушён.
   Меня сперва озадачило, как много оказалось посетителей, и это при том, что, пройдя до бара метров двести, мы так и не встретили никого на самой платформе. Однако, быстрый взгляд на табло информации с датой и временем, дал ответ.
   - Ясно, - бормочу себе под нос. - Полдень! Джентльмены пьют и закусывают!
   - Чё? - изумлённо повернул на меня свои перископические глаза ауг.
   - Да так, не важно, - отвечаю ему в полголоса, а тем временем внимательно осматриваю внутренне убранство данного заведения на краю мира. Баром это конечно же было названо с горяча, если не с перепоя, но некий комфорт всё-таки имелся. За прикрученными к полу круглыми столиками сидели, тяжело навалившись на столешницы своими аугментированными лапищам, местные работяги. Они недружелюбно смотрели на нас из-под грязных, явно кем-то жёванных козырьков фирменных кепок. Новое лицо, надо сказать, вызвало у них не столь большое любопытство, как я ожидала. Они потягивали своё пиво, если ту бурду, которую подавал автоматический дрон-разносчик, можно было считать таковым, запихивали в рот горстями пережаренный картофель, с громким чавканьем пережёвывали его и в целом были смирными, как гибриды коров в стойлах гипер-ферм.
   На стенах с облезлой краской и кусками сохранившейся кое-где обшивки из жёлтого с синим пластика красовалась завидная коллекция листовок, копящихся здесь десятилетиями. Если бы не крайне выгоревшее состояние и изрядная засиженность мухами с пятнами жира в придачу, всё это добро можно было реализовать на аукционе в каком-нибудь мега-сити за приличную сумму!
   У стойки бара с нашим появлением наконец-то прокашлялась встроенная в стену аудиосистема и с грехом пополам выплюнула какой-то заунывный эмбиент местной радиостанции с редкими вкраплениями кантри. Композиция чем-то напоминала творения Марка Моргана в начале позапрошлого века. Но, как уже говорилось, с новым музоном в современном мире была напряжёнка, так что ничего удивительного. Мне даже начало казаться, что данная платформа попала в знаменитую темпоральную аномалию над Бермудским Треугольником, пока медленно ползла к месту своей эксплуатации от верфей Мексиканского залива, и задержалась там лет эдак на сто - сто пятьдесят.
   - Шеф ждёт, - коротко бросил ауг в шлеме-VR. - Может, отпустишь Байона?
   - Это его что ли? - толкаю локтем в плечо здоровяка. Тот лишь ухает и бормочет что-то невнятное.
   - Ладно тебе, - подаёт голос второй ауг, вращая перископическими глазками.
   - А, может, вам ещё пушку вернуть? - спрашиваю насмешливо. - Чем думали, когда на киборга лезли со своими протезами?!
   - Дык мы...
   - Вот как у вашего босса своё получу, так и забирайте этого дебила и вашу пукалку, - отрезала я, хищно усмехнувшись.
   Что и говорить, последние несколько часов изрядно прибавили мне уверенности. Внутренние банки памяти без устали раскладывали то, что удалось выудить из облачного хранилища по полочкам и место неуверенности и пустоты уже активно занимали всевозможные психологические паттерны. Сперва до конца воскресла интуиция. Вместе с ней откуда ни возьмись возвысилась прямо-таки башня твёрдости, а вокруг неё целые бастионы готовности если не ко всему, то ко многому. Характер укреплялся не по дням, а по часам, но не хватало главного. Своеобразной вишенки на торте. А именно, чёрт побери, рода моих занятий, места в общем раскладе нового цикла и, в конце-то концов, имени собственного!
   - Нам туда, - буркнул ауг в VR-шлеме и поплёлся вглубь залы, мимо пустующей в этот час сцены. За ней располагалась довольно просторная кабина грузового лифта. Хотя мы все равно набились в неё, как сельди в бочку. Спустились по моим подсчётам на несколько этажей вниз. Один пролет был коротким, и один где-то в три раза длиннее, судя по задержке на полпути. Далее узкий коридор, освещённый скудным светом жёлтых ламп за ржавыми решётками, и мы уперлись в дверь. И дверь весьма солидную. Бронированную, с двумя степенями защиты, где был предусмотрен даже взлом общей структуры платформы.
   В моей голове кто-то присвистнул. И я очень надеялась, что это всё ещё был хрипун, а не очередной новенький.
   Ауг с перископическими глазами подошёл и стукнул несколько раз с разными интервалами. Динамик в левом верхнем углу, под самым потолком, бесстрастно пискнул в ответ. Морзянка. Хитрец сообщил, что явились четверо, а не трое. Дверь беззвучно и неспешно отворилась. Судя по толщине, ей нечего было стесняться и незачем торопиться. Похоже, здешний босс любил жить в сейфах. Хотя, готова побиться об заклад, что это был бронированный контейнер и, в случае крушения основной платформы, вполне мог от неё отстегнуться и уйти в автономное плавание. Более чем возможно, учитывая блочную конструкцию самого "Икара".
   В небольшом холле нас встретил очередной громила-ауг, только, в отличие от моей троицы, негр с куда более скромными протезами и запоминающимися белёсыми глазами. Сложив руки на груди и вздернув подбородок, он преградил нам путь, но из-за его спины донёсся весьма своеобразный голос. Таким обыкновенно вещали толстяки, которым складки жира изрядно напирали на гортань, поэтому звучание получалось сдавленным и густым, с сопением, словно говоривший каждый раз тужился, сидя на толчке:
   - Пусти их, Зомби!
   Негр отступил в сторону. Мы вошли в просторный кабинет. За массивным столом действительно восседал объёмистый ауг, на чьём тучном теле выбритая налысо голова смотрелась как колпачок на баллоне с пропаном. Хотя назвать его аугом можно было с натяжкой. Из всех протезов у него наблюдался только правый глаз и несколько пальцев на руках. Возможно, конечно, имелись ещё какие-то усовершенствования. Например, сердца, печени или, может быть, лишняя пара желудков, но за сим всё.
   - Моё имя Кефалос Омзиг, - произнёс жиртрест, засунув сигару себе в физиономию и чинно раскурив её. - Рад видеть, что наша спящая красавица наконец-то очухалась.
   Он расплылся в премерзкой улыбке типичного воротилы с Уолл-Стрит. Хотя, он даже немного походил на такого. На его солидных телесах в натяг сидела потертая фланелевая рубаха и безразмерные твидовые штаны, надёжно закреплённые двойными подтяжками, словно люлька дирижабля. Не хватало только пиджака и галстука. Но даже с ними зрелище было бы так себе. Впрочем, за его спиной имелось широкое панорамное окно, открывающее неплохой вид на Скирос, поэтому мои старания направились на любование видами, с фокусировкой на окружающих только в случае крайней необходимости.
   - Твои шестёрки сказали, что у тебя есть какие-то вещи, принадлежащие мне? - задавая этот вопрос, указываю на троих аугов у себя за спиной и бесцеремонно присаживаюсь на край стола. Если уж этот кусок сала подпустил меня так близко, не плохо бы закрепить успех.
   - Зависит, - без особого энтузиазма ответил Омзиг.
   - От чего?
   - Сможешь ли ты открыть кейсы, - начал Кефалос и достал из-за стола початую бутылку виски. - А там и о возврате кожи поговорим. Выпьешь?
   - Так это вы срезали с меня?! - вот тут меня задело не на шутку.
   - Ты выпей! - оборвал жиртрест. - Как я понимаю, память у тебя отшибло знатно, если из ребят отбивную делаешь, а собственного хранителя в упор не узнаешь.
   Виски забулькало в стакан. Следом за ним плюхнулся весомый кусок льда из небольшого раздатчика. Толстая рука с аугментами мизинца и безымянного пальца придвинула мне угощение. Я подождала, пока Омзиг отхлебнет из своего стакана, и едва пригубила следом. Виски был на удивление неплох.
   - Хранителя? - задаю я вопрос, морщась от крепости напитка.
   - Конечно! - хмыкнул жиртрест. - Мне хорошо заплатили, чтобы твой шэл тихо-смирно лежал в той комнатушке и не отсвечивал. Да и как мы могли отказать старой знакомой?
   Тут я начала понимать. Сложив вместе известные данные, получалось следующее: одежда, модель киборга, оснащение и даже эта чёртова платформа - всё имело примерно одинаковые или близкие друг другу регионы происхождения. Южные штаты, Куба, Бразилия и Мексиканский залив. А шэл, то есть мою оболочку, кто-то запрятал здесь потому, что такие места практически не посещали агенты ГИЗ. Они всегда являлись, стоило лишь сознанию оказаться в новом теле, но в этот раз что-то не торопились. И не мудрено, если прикинуть, на каком обрывке цивилизации находился "Икар". Здесь рейтинг безопасности был наверняка ниже нуля.
   - Так мы знакомы? - переспрашиваю я, добивая виски.
   - Возможно, - пропыхтел Кефалос, подливая ещё. - Но, скорее, с той, которая доставила сюда твой шэл.
   - Давно это было?
   - Да уж лет двадцать как, - Омзиг посмотрел на меня протезированным глазом и добавил, понизив голос, - а аренда пять лет как кончилась, между прочим. Кредит я, конечно дал, но есть границы.
   - Всему своё время, Кеф, в долгу не останусь, - сыграла я ва-банк и потянула руку к коробке сигар, ещё раз прощупывая границы дозволенного. Жиртрест молча подвинул коробку и даже выдал миниатюрную гильотину для обрезки.
   - Кубинские? - изумлению моему не было предела, когда первые клубы дыма поднялись к потолку.
   Омзиг кивнул, немного повернув кресло, и устремил взгляд в окно:
   - Последнее, что осталось от некогда любимого мной островка. И то из партии для импорта в штаты. Других теперь не достать.
   - Так что скажешь насчёт моей кожи? - возвращаю я разговор в насущное русло.
   - Лет десять назад грянула проверка, - хмыкнул или, скорее, хрюкнул Кефалос, - так себе, ничего серьёзного. Откупились быстро, но помещения им проверить всё же пришлось. Вот мои парни и решили снять с тебя лишние опознавательные знаки, так сказать...
   - Аккуратнее не могли?! - рыкнула я, обернувшись на троицу.
   - Так кипиш же поднялся. Вот мы второпях и, - проскрипел ауг в шлеме-VR.
   - Красавица, ты на ребят напраслину не гони, - обрубил Омзиг. - Мы народ простой, в ваши хитросплетения не лезем, потому что ни черта в них не понимаем. Но, если так приспичило спрятаться, можно было заранее обойтись без особых примет. Да ещё на весь шэл.
   Встретившись со мной взглядами, он замолчал, притушил сигару, побарабанил пальцами по столешнице и добавил:
   - Я понимаю, традиции святы, но времена нынче другие. Не мне вас учить, но умение адаптироваться ещё никому не выходило боком. Хотя... таким как ты, наверное, поздно. - он хлопнул ладонью по поручню кресла. - Ладно! Что-то заболтался я с тобой, а ведь даже не знаю ещё, та ли ты, за кого себя выдаёшь. Парни мне вещали про твои особые глаза, но сейчас я их что-то не наблюдаю. Тогда делаем так: Зомби, принеси-ка нашей гостье кейсы и...
   Кефалос замялся, бросив на меня странный взгляд.
   - И куб памяти... да, давай и куб сюда! Гулять так гулять, верно?
   Я лишь натянуто улыбнулась в ответ.
   Зомби не заставил себя долго ждать. Омзиг сдвинул в сторону бумаги и засаленный планшет бог весть какого года. Два кейса легли на стол. Один немного шире другого. Все из ударопрочного чёрного пластика. Без маркировок и видимых замков.
   - Как ты понимаешь, хранили мы твои игрушки с надлежащим тщанием, - заметил Кефалос, прихлебывая виски и кивая Зомби. - И эту вашу штуковину с памятью тоже. Та, кто принесла мне всё это, сказала, что ты назовёшь мне три имени и...
   Его слова потонули в чем-то нагнетающемся внутри меня. Словно со спины огромной тенью накатывало нечто, заглушая все звуки вокруг. Мерным боем зловещего мотива, оно наступало, заполняя мой слух голосами ангелов. Перекликающиеся сопрано и баритон... нет, хор из базилики! В глазах появилось кисло-острое ощущение, словно в них закапали обеззараживающий раствор. Я с силой жмурюсь, трясу головой. Руки тем временем будто сами собой тянутся к кейсам. Голоса церковного хора становятся громче и наседают мне на плечи. Их мерное пение заполняют всё пространство. Я распахиваю веки и вижу, будто сквозь сумрак... На кейсах визуализировались одинаковые логотипы. По одному на каждой крышке: колесо с семью спицами, а на месте восьмой, верхней, - глаз с вертикальным зрачком. Прямо как у меня тогда в зеркале! На ободе семь шипов и две надписи. Одна, внизу, словно девиз. Она повторяла гравировку на моей пряжке: El mal tiene alas.  "У зла есть крылья"... Вторая же шла поверх колеса, составляя своего рода арку из заглавных букв: QUIMERA.
   Однако кейсы оставались закрыты.
   Когда я немного пришла в себя и сумрак рассеялся, то заметила щурившиеся на меня белёсые глаза Зомби из-за спины Омзига и скорченную физиономию самого толстяка, снова раскуривавшего сигару.
   - Вот и буркала показались, - хмыкнул жиртрест. - Ну и жуткие вы с ними. Та, которая принесла мне это добро, тоже обладала такими глазищами. Что ж, первый признак на лицо, как говорится. А как насчёт второго?
   Его толстый палец постучал по крышке из ударопрочного пластика, но что-то, видимо, изменилось на моем лице в этот момент, и он спешно отдёрнул руку. По его виску скатилась капелька пота. Жгучая смесь из ненависти и презрения подкатила к горлу, и я отчеканила по-испански, словно всю жизнь знала эти слова:
   - Нам никогда не будет дано познать райские кущи. Мы те, кто спустится в ад, чтобы другие смогли их обрести!
   Дружно щелкнули незримые затворы, и крышки кейсов немного приподнялись, пролив через образовавшиеся щели аквамариновый свет. Поднимаю первую. Там оказался уже знакомый револьвер - Taurus под патрон .454 Casull бразильского производства. Едва увидев оружие, тут же опускаю крышку назад, но закрыть до щелчка не удаётся. Фиксатор. Ладно. Пойдём дальше. Во втором кейсе находились два идентичных ножа боуи из Арканзаса. Здоровенных, с моделью клинка "Майкл Майерс" mark II, как сообщало клеймо на плоскости.
   - Любить - значит защищать и не предавать... - прошептал у меня в сознании голос молодого парня с сильным испанским акцентом.
   - Что за шутки? Это ты, хрипун?!
   - Нет. Не я, - отозвался знакомый хриплый бас. - Но прозвище мне нравится, а вот твой блок памяти сейчас, кажется...
   Пропало.
   Прикосновение руки во тьме. Обещание. Слёзы. Мои слёзы. Имя. Очень дорогое, которое навсегда остаётся в сердце горечью утраты. Пабло... Его прощальные слова. Но я не помню, что он сказал. Или помню? Слабеющее дыхание и тепло согретой пальцами рукояти ножа. Всё как в тумане. И, где-то издалека, доносится музыка. Эта музыка...
   Пропало.
   Я вываливаюсь в реальность, упираясь руками в стол, чтобы удержать равновесие. Дышу, но задыхаюсь. Меня взяло за горло нахлынувшее из ниоткуда глубокое горе, которое ещё не может вырваться рыданием из глотки, а только скапливается где-то глубоко в груди. Омзиг что-то говорит мне. Я не слышу. Музыка!
   Пропало.
   Мальчик-подросток у ступеней лестницы. Падаю на колени возле него. Уже не дышит. Гарсия! Имя рвётся из груди, но не может, словно застревая на языке. Ледяное запястье. Разжатые пальцы, остывшая рукоять второго клинка. Музыка! Она всё громче.
   Пропало.
   - Ты здесь?! Что с тобой творится?!! - голос хрипуна звучит не на шутку обеспокоено.
   - Песня... - бормочу я сквозь зубы, чувствуя приближение нового приступа, - это... ассоциативный код. Найди мне... эту песню, чёрт возьми! Пока меня не...
   Пропало.
   Мама... Мама! Неясная тень сидит на бетонной плите, привалившись к колонне возле розария. Горбится. Ей больно... Мама! Аквамариновые глаза с вертикальным зрачком смотрят на меня с любовью и теплотой. Вечер. Стрёкот цикад. Её ослабшая рука. Я осторожно вынимаю оружие из холодеющих пальцев. Она произносит моё имя... Притягиваю её ладонь к своей щеке. Слёзы смешиваются с кровью. Плачу. Навзрыд. Умоляю её остаться. Аквамариновые глаза мигают несколько раз и гаснут. Роберта... Какой же тяжелый был тот револьвер, особенно с полным барабаном. И какая же липкая была рукоять, залитая её кровью.
   Музыка, наконец, оказывается полностью в моём сознании. Я вижу дорогу из-за рулевой колодки. Скольжу взглядом по торпеде и натыкаюсь на эквалайзер магнитолы. На нём в темноте салона светится: Assemblage 23 - "Awake".
   - Вот, как и просила, - врывается хриплый голос в фантом памяти.
   - Спасибо, - с усилием произношу я и с ещё большим усилием оставляю в глубинах памяти ту перепуганную девчонку, которая мчится по ночной дороге на старом отцовском автомобиле к убежищу в горах. Пусть даже это была я. Настоящая я. Ещё живая... Я.
   Пропало.
   - Имена! Назови имена!!! - кричит не на шутку перепуганный Кефалос, пока Зомби держит меня на прицеле своего пистолета-пулемёта. На это есть причина - дуло моего Тауруса упёрлось в брюхо его шефа.
   - Роберта, Пабло, Гарсия! - произношу я, чуть не рыча и убираю револьвер.
   - Так-то лучше, - сипло произносит Омзиг, выливая в стакан остатки виски и толкая его в мою сторону.
  
  

- IV -

   Я неспешно иду по палубе "Икара", одной рукой сжимая сразу две ручки оружейных кейсов, а другой удерживая петли перекинутой через плечо военной сумки. Такие частенько использовали американские солдаты - вместительная, цилиндрической формы, опять же цвета болотного хаки. К этому времени, отнятая мной у аугов сигарета вконец выдохлась. Опять держу её просто так. По привычке.
   - Ты как? - подаёт голос хрипун.
   Либо он искусный актёр, в чём я сомневаюсь, либо ему и правда есть до этого дело. Вздыхаю. Смотрю на закатное небо. Красный диск солнца нисходит к горизонту, порождая на облаках дивное буйство красок. Опускаясь всё ниже, он ненадолго будто бы опирается на серебристую полосу, перечеркнувшую весь небосклон с запада на восток - кольцо станции, оставленной Творцами после Второго Пришествия. Той самой, которую на планете романтично прозвали "Гелиос". Странное дело, прям галактический стокгольмский синдром какой-то. Они буквально выжигали нас целыми странами, нациями, этносами, как мальчишка лупой муравейник. И вот наш ответ? "Гелиос"...
   Я выплюнула сигарету.
   - В порядке, спасибо за беспокойство.
   - Тогда с чего такая озабоченность?
   - Понимаешь... дружище, - неплохо, я наконец-то подобрала ему наименование, хотя всё дело, как ни крути, крепко напоминало шизофрению, - эта сумка, которую нам так любезно передали, не простая, а... золотая.
   - В смысле? - неподдельно изумился хрипун.
   - Слышал о "протоколе Фрэнка"?
   - Доводилось. Это свод полезных приёмов по оперативной работе. Кажется, его первую редакцию подготовил бывший коп из Альбукерке ещё до Войны Корпораций.
   - Тогда не буду ходить вокруг да около. Это так называемая "срывная" сумка.
   Возникла пауза. Видимо, хрипун тщательно обдумывал полученные сведения.
   - Теперь ясно, почему ты не захотела с ними расплатиться сразу, хотя, вскрыв печать, нашла внутри немало денег.
   - А ты быстро соображаешь, - отдаю должное своему попутчику. - Значит, бывалый. Давай знакомиться, что ли? А то все времени не было. Ты, как я подозреваю, коп? Может солдат?
   - В каком-то смысле и то, и другое. Военная полиция.
   - Неплохо.
   - Не в моем случае. Судя по всему, я дезертир.
   - Ого, - тут уже я не скрываю своего удивления, - с чего вдруг такие выводы?
   - Если ты та, за кого себя выдаёшь, то это самая подходящая версия. Химеры всегда отличались тем, что сохраняли часть сознания после своей гибели и выбирались обратно из хранилища ГИЗ через каналы с особыми сигнатурами. У вас на это дело своего рода нюх. Самое рыбное место с личностями, на чьём горбу оттуда можно уехать через не фильтруемый поток - это канал бывших военных. ГИЗ считает, что вояки его бдят и днём, и ночью, поскольку это их прерогатива, а вояки считают, что ГИЗ, потому что направили им с десяток особых распоряжений и запросов. В итоге поток не курирует толком никто. Такое бывает от патронажа равноправных ведомств над одним субъектом.
   - Бардак.
   - И не говори. С тех пор, как ИИ больше не допускают на правах администратора к расфасовке, творится чёрти что.
   - Согласись, за дело. Во время инцидента кибернетической социопатии он встал на сторону слетевших с катушек, - напомнила я.
   - Более чем предсказуемо, - усмехнулся хрипун. - Они были ему гораздо ближе всех аугментов, киборгов и генных модификатов вместе взятых.
   - Надо понимать, ты побывал в той заварушке в каком-то из своих циклов?
   - Было дело, - честно ответил хрипун. - Повидал всякого.
   - Больше не хочется?
   - С чего ты взяла?
   Такой ответ меня вполне устроил. Добравшись до своего жилища, мне понадобилось довольно много времени, чтобы приживить обратно лоскуты варварски содранной синтетической кожи. В тот момент чувствовала себя каким-то несобранным пазлом, но последующая детальная расшифровка моих татуировок несколько успокоила вновь разбушевавшийся синдром кибертела.
   - Слушай, а как тебя всё-таки называть? - вкрадчиво поинтересовался хрипун. - Мне прозвище выдала, а к тебе как прикажешь...
   - Нильда, - спокойно ответила я, вспомнив слова матери из фантома памяти, - как Хильда, только с "Н". Испанский вариант скандинавского имени.
   - Похоже, чьи-то предки были любителями древнегерманского эпоса.
   - Похоже, - ответила я, сама удивляясь собственному безразличию.
   В этот момент от двери в моё обиталище раздался сигнал вызова. Замираю, пытаясь дистанционно подключиться к внешней камере. Её я заприметила в коридоре, когда возвращалась. Чёрт! Так и знала. Муляж.
   Сигнал повторяется. Несколько мгновений висит напряжённая тишина и раздаются глухие удары в дверь, сопровождаемые громким требованием:
   - Откройте! ГИЗ!
  
  

_________________________________

  
  
   Какого чёрта?! (исп.)
   У зла есть крылья (исп.)
   Пожалуйста, пощадите хотя бы детей! (польск.)
   Сдохни, капиталистическая свинья! (исп.)
   Рондат - вид акробатического переворота с поворотом на ~ 180R
   Внешность обманчива! Ублюдок! (исп.)
   Химера (исп.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"