Алева Юлия: другие произведения.

Ловушка для мотыльков 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.98*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Конец первой части. У автора (тут много зачеркиваний) перерыв до августа

  Если мы обсуждаем гипотетическое путешествие, - мечтательно размышлял Георгий Александрович, поигрывая шашкой следующим утром. - то это вполне реально. Романтично даже. Дамам же нравятся подобные пикантные истории.
  Дама постарше только молча помотала головой. Ей вообще все почти перестало нравится. Даже утренние прогулки пришлось перенести подальше в горы, а то на нас уже экскурсии повадились ходить. Вот и сейчас мы выслушали мини-лекцию о многовековой и крайне запутанной истории очередных руин. Великий Князь Николай Михайлович изрядно расширил познания родственника в истории Кавказа, а мы, признаться, как-то не сильно прониклись.
  - А Вы же давно не выбирались отсюда? - несколько бестактно ляпнула Люська.
  - Три года назад к grand-père удалось выбраться. - он счастливо улыбнулся. - А во Дворце уже семь лет не был. Да и не рассчитывал уже особо.
  Да, понятно, что все лишь для его блага, но каково ему даже с отцом не попрощаться? Это ж не пятилетний малыш, за которого все решают, ибо так положено, а взрослый мужчина, успевший настроить собственные планы в свое время. Незаурядный, как теперь выяснилось, человек.
  - Подобный курс лечения предполагает два-три месяца инъекций, а потом полноценное правильное питание, здоровый образ жизни и все такое. - Люська придирчиво рассматривала пациента. - Столица наша, конечно, не самое здоровое место на планете, но устроиться с умом и комфортом можно. Ксюша вон дом себе отгрохала с паровым отоплением, очень рекомендую.
  И с еще большей озадаченностью взирал на меня наш повелитель. Ой, это он до поры молчит, и романтикой потом не отделаемся.
  - Вы полагаете, что я смог бы встретить Рождество в Петербурге? - он аж осветился восторгом.
  - Почему бы и нет. - заключила сестра. - Если хотите, то и в августе уже можно переехать, как раз до холодов, без сквозняков и прочих трудностей.
  Шашка взлетела в небо, сделала несколько полных оборотов и приземлилась, вонзившись в грунт строго перпендикулярно. Ох, рисуетесь Вы Ваше Высочество.
  - Так может и сейчас? Какая разница, где уколы делать? - загорелся наш спутник. - Ники наш поезд в Крыму держит, но можно же и на обычном поезде добраться... Представляете, какой сюрприз будет у всех?!
  Ой, и что же мне не молчалось-то!
  - Так ведь холера. Одумайтесь, друзья мои. Ой, и Вы, ваше Высочество. - взывала я к здравомыслию.
  - Ох, не паникуй зря. Руки мыть, воду кипятить и сырое не жрать. - отмахнулась Люська. - Тут-то только старые бациллы пестовать.
  Да они спелись оба. Тоже мне, заговорщики. Тут над Великим Князем такой надзор, что наш праздник непослушания живо завершится.
  
  9 июля 1898 года. Ксения Т.
  
  Но Мироздание оказалось несколько богаче на приключения, нежели мы все (и даже венценосные особы) ожидали.
  Невзирая на Люськины рекомендации, Великий Князь предпочитал верховые прогулки, и я уже прокляла дамское седло. Оказалось, что единственная опасность в моем положении от этого - это шанс навернуться с лошади, но конюшню Цесаревича наполняли на редкость благонравные животные. Так что Вел. Кн. Г.А. и моя сестрица степенно беседовали, двигаясь почти плечом к плечу (вот молодец Люська, еще в юности несколько лет конным спортом пыталась заниматься, лучше меня держится), а я телепалась поодаль, зато гонца разглядела первой.
  - Ваше Высочество, Ваше Высочество! Беда! - тараторил молодой чернявый посыльный из казаков. По-моему, Игнат Болоткин. Ну или как-то так. - Ее Светлость убились.
  Тут он покосился в нашу сторону и даже несколько озадачился. Еще бы, Её Светлость заимела себе почитателей сверх меры, и самой главной злодейкой сезона могу быть только я, а тут вон оно, какое хорошее алиби, во все пять локтей роста. Очень обеспокоенных локтей, прямо скажем.
  До Аббас-Тумана мы неслись такой рысью, какой я в своей практике и не припомню. Но не убились, да и князь не оплошал - видимо, лечение все же помогает.
  К нашему приезду в его дворце царил хороший такой, качественный переполох. Метались подружки пострадавшей, лейб-медики, нервно курили ординарцы и прочие штатные приятели. Как удалось выяснить, наслушавшись сплетен о неких античеловеческих позах, в которых мы совращаем наследника престола, несчастная попробовала сотворить нечто подобное и вполне предсказуемо сорвалась с обрыва, раскроив себе чудное фарфоровое личико так, что все только воздевали руки к небу. Ежели и были сторонники конспирологического умысла, в котором я зловеще выскакивала из кустов и устраняла соперницу, то сам Великий Князь оказался защитником останков нашей с Люськой репутации.
  Потрепавшись о том о сем со свитой, мы справедливо рассудили, что делать нам в резиденции нечего и стоило бы навестить свои апартаменты.
  - Ну вот как? - восклицала я, пересчитывая ступени, ведущие к нашему номеру. Аж на третий этаж нас затундрил любезный граф Шпренгтпортен.
  - Ума нет, считай калека. - отзывалась Людмила. - Советоваться надо со специалистами.
  Но обеим было немножко не по себе. Оно, конечно, мы ни при чем, но все же... Жаль ее, теперь вся светская жизнь побоку. И мужчинам в эту эпоху уродств не прощали - ибо всем хотелось видеть только красоту, о женщинах же и говорить нечего. Теперь только или в доме запереться, или в монастырь.
  
  Глубоко за полночь в нашу дверь поскреблись. Тихо, но настойчиво. Порядочные люди в такую пору по домам сидят, но тут кто-то старался не привлечь чужого внимания.
  Но пистолет все же не помешает, мало ли кто в ночи шляется. И дверь строго на щелочку приоткроем.
  Да, определенно другого сорта адъютант, не из тех, кто по протекции или знатности приписан. Абсолютно бесцветный мужчина, мимо пройдешь и не запомнишь. Будто мебель. Солидная такая, почти с князя ростом мебель. Глазки льдистые, рыбьи, губы плотно сжаты. Волосы жидковаты, и тоже пепельно-неприметны. Обаяшка из мужниного ведомства.
  - Ксения Александровна, нижайше прошу простить за поздний визит, но Вас просят приехать немедля. Экипаж ждет. - прошептал он с безукоризненным тактом.
  Да уж. Допрыгались. Долечились.
  - Хорошо. Только оденусь. - я плотно затворила дверь и задумалась. Устя испуганно косилась с диванчика, на котором обитала, и ей же придется прятать заветный, уже изрядно опустевший мешочек с лекарствами. А больше-то особой контрабанды у нас и нету, даже телефон в тайнике столичном лежит.
  - Устенька, если до вечера не вернемся, езжай домой и найди Михаила Борисовича или Дмитрия Сергеевича. А с вокзала телеграмму отправь Его Сиятельству, что я задержалась тут. - протянула ей бумаги и несколько ассигнаций.
  Нашла, конечно, чем успокоить ребенка.
  - Люсь, там за нами пришли. - несколько раз пришлось повторить сестре, прежде чем та подняла хотя бы одно веко.
  - Кто ж такой самоубийца, что добропорядочным пансионеркам спасть не дает? Кинь в него чем-нибудь, а. - она попробовала ретироваться под одеяло, но была поймана и лишена последнего рубежа обороны.
  - Кому по чину положено. - буркнула я, натягивая самое строгое и практичное платье. Мало ли, куда нас отвезут подобные сопровождающие лица. И когда отпустят.
  Люська осеклась и начала хаотично собираться.
  - А куда? - она спросонья плохо соображает.
  - Вариантов - тьма.
  - А может ну его на фиг и сбежим? - гениальностью, говорю, после пробуждения вовсе не блещет.
  - Ага. Сейчас только оденемся, и махнем из окошка. Третий этаж - не проблема, горы - не беда. Глядишь и доберемся годика через четыре до дома. Если не встретим никого по дороге, верно? - саркастично прошипела я и бросила ей ком одежды.
  Оно, конечно, бравировать отвагой можно долго, напоказ, только самой немножко жутковато. Вряд ли нас за любую провинность сразу на северо-восток отправят, все ж не последние люди у меня в родне, но определенно, внутри желудка поселился ледяной ком.
  Стараясь сохранять каменное выражение лица мы с сестрой проследовали вниз по лестнице. Гостиница безмолвствовала, разве что экономка выглядывала из-за шторки, или сквозняк это. Полагаю, от квартиры нам вскорости откажут независимо от исхода ночной поездки.
  Наш сопровождающий очень постарался быть незаметным, практически не издавал звуков и сам правил повозкой на особо тихом ходу. К удивлению моему, прикатил воронок не в полицейскую часть, а к знакомому уже дворцу. Казачий пост даже не шелохнулся, когда скорбный экипаж миновал мостки, ворота и добрался к заднему крыльцу. Нас провели неприметной дверью, и я вскоре оказалась в спальне нашего героя.
  Это Люська тут уже как своя, а я до поры сии чертоги миновала. Письменный стол, кушетка, кровать. Несколько стульев, пара гравюр на стенах. Вроде как только надписи "Я старый солдат и т.п." не хватает, чтобы подчеркнуть аскетизм жилища.
  - Оставьте нас, господин Матвеев. - строго произнес мужчина, полулежащий на кушетке.
  Тот только кивнул и словно растворился за занавесями.
  - Сударыни, наш разговор будет непростым и строго конфиденциальным, поэтому, я надеюсь, вы извините обстоятельства поездки. - мрачно начал цесаревич.
  Догадываюсь, что о подробностях доставки тебя не оповещали, и потому ты только о неудобствах ночной побудки говоришь, дружок.
  - Да что уж там, все свои. - Люська беспардонно устроилась на одном из стульев.
  Наш герой лицом не просветлел. Да и вообще, в свете одинокой настольной лампы выглядело все несколько зловеще.
  - Уже несколько очевидцев сообщили, что видели вас обеих или порознь рядом с обрывом в момент трагедии. - огорошил нас хозяин дома.
  - Но... - только было начала возмущаться я.
  - Я не сумасшедший, что бы не говорили медики о побочных эффектах терапии. - он покосился одновременно на нас обеих. Забавно вышло. - И понимаю, что это невозможно. Более того, раз столько версий очевидцев подозрительно схожи, то впору подозревать заговор. И тут мы переходим к самому интересному. Кто вы?
  Глядел с вызовом, так что дурачиться с представлениями по второму кругу язык как-то не повернулся.
  - Ну уж точно не заговорщики. - категорично заявила сестрица. - Так, мимо проезжали, дай, думаем, познакомимся с настоящим цесаревичем.
  - То есть просто так проезжали и совершенно случайно нашли в ридикюле лекарства от неизлечимого недуга, которые столь же случайно подошли мне. - а ведь он не мог не читать Конан Дойла. Точно, говорил же, что английская родня ему даже том с автографом пересылала.
  - Не случайно. - потупилась я. - Мне бы очень хотелось Вам помочь. По официальным каналам это слишком сложно и долго, поэтому и приехала сюда. Но к Люсе Вы сами подошли.
  - С кем из канцелярии двора моей матери Вы знакомы? - обратился ко мне очень колючий взгляд.
  Я совершенно искренне пожала плечами.
  - Да вообще ни с кем. Я же говорила, что при дворе не бываю. Ее Величество видела дважды, не скрою - один раз случайно в церкви пересеклись, как раз, когда обе овдовели, а второй раз во время коронации я сопровождала на нескольких приемах губернаторскую чету. - как первоклашка оправдываюсь. - О, еще письмо я ей отправляла, когда просилась в Грецию.
  - И с Ники тоже? - он даже не улыбается.
  Час от часу не легче.
  - Его величество видел меня на коронации. И еще один раз на вручении карты от общества горных инженеров. - продолжала повторять я. - даже не беседовали ни разу.
  - А Вы, госпожа Шестакова? - цесаревич круто развернулся к своей целительнице.
  - А что я? Меня тут вообще тогда не было. - ляпнула Люся и осеклась.
  - Что именно Вы хотите выяснить, Ваше Высочество? - я постаралась замять неловкость, пока сестра в порыве внезапного доверия не выболтала что еще.
  - Кого из вас двух прислали сюда по мою душу. - он вновь вернулся ко мне.
  Момент откровения, верно? Продолжающуюся паузу, наполненную тревожными переглядываниями Люськи, я была готова потянуть до рассвета, но шанса мне не дали.
  - У Вас, Ксения Александровна, многовато рекомендаций от некоторых известных мне лиц. Причем судя по Вашим рассказам, как раз с этими лицами Вы явно не встречались. Удивительная коллизия, не так ли?
  Да, какой-то ляп со стороны многомудрого графа Шпренгтпортен вывалился. Инструкций на такой случай мне дано не было, но по сути я с самого начала шла как расходный материал. Вот и спасать себя придется как-то самостоятельно.
  - Ваше Высочество, если гипотетически предположить, что имеется некий заговор, направленный на расторжение ваших с княжной отношений, - он помрачнел до черноты от моих осторожных слов. - то маловероятно, что орудием этого заговора стала бы беременная малоизвестная свету дама.
  Но случилось именно так. Абсурд, но сработало.
  - Более того, опять же, гипотетический заговор при уровне щепетильности задействованных лиц, вряд ли предполагал бы нанесение физического вреда кому-либо. Все ж не при Медичи или Борджиа живем. - едва заметный кивок. - Опять же, в гипотетическом окружении гипотетического наследника престола одной гипотетической страны, подобный прецедент был бы не первым, не вторым и даже не пятнадцатым. Традиционно все решалось совершенно иначе. К обоюдному удовольствию сторон. Исторически повелось.
  Цесаревич вздохнул.
  - Вы мне многого не договариваете.
  Только развела руками.
  Он немного изменил позу, потянулся за бокалом кваса, наполовину опустошил его и уже более иронично уточнил.
  - А если гипотетическая авантюристка в окружении гипотетического наследника гипотетической короны получила бы просьбу от некоего вышестоящего лица... - он быстро включился в правила игры.
  - Тогда обладая, чисто гипотетически, конечно, неким лекарством, способным помочь этому самому гипотетическому наследнику, но не имея никакой, даже гипотетической, иной возможности оказаться рядом с ним, она, вне всякого сомнения, воспользовалась бы случаем. А потом, гипотетически, долго бы сокрушалась о его высоких моральных принципах и собственной женской непривлекательности. Гипотетически.
  Он рассмеялся.
  - Гипотетически, я бы не отказался иметь такую особу в друзьях. - хмыкнул он.
  - Реалистически, Вы ее уже получили. - вот сейчас или выгонит с позором, или простит.
  Люське скоро не хватит места на лице для расширившихся глаз.
  - Кто? - строго спросил цесаревич.
  - Это очень сложно. - потупилась я. - данный субъект угрожает совершенно негипотетическими неприятностями.
  - Гипотетический супруг? - язвительно уточнил цесаревич.
  Ну тут, пусть и не в порядке вещей, но случаются прецеденты семейного сутенерства, но обвинять в этом Тюхтяева - кощунственно.
  Я сделала несколько шагов и наклонилась к августейшему уху, бледному и прохладному на ощупь. Прошептала несколько предложений, кивнула остолбеневшему от новостей князю и вернулась на свое место.
  - Но я полагаю, Ваше Высочество, что гипотетический заговор совершенно не включает сегодняшнее происшествие. Более того, все решения, принятые в рамках этого гипотетического сценария, предполагали, что гипотетический наследник, скажем так, не очень здоров.
  - Я, конечно, дико извиняюсь, что не догоняю вашего диалога. - вклинилась в беседу Люся. - но о чем тут вообще речь?
  - Его Высочество подозревает умышленное членовредительство в несчастье княжны Нины. - кратко изложила я верхний слой проблемы. - По-видимому, начал следствие с нас.
  А ведь прав цесаревич, ой как прав. Это умирающим лебедем он удобен многим, а выздоравливающим - смешает очень много игральных колод. И княжна-вечная невеста, совсем не то, что активная жена.
  - Нет! - строго произнес Великий Князь, прерывая мои размышления. - Ни в чем я вас не обвиняю. Но дамы вы весьма загадочные.
  - А в женщине должна быть тайна. - затараторила Люся. - Иначе скучно с нами будет, тоска.
  Улыбка мелькнула, да и спряталась в пепельно-русых усах.
  - И о ваших несказанных талантах в медицине. - вернулся он ко второму мучающему вопросу.
  Вот он сегодня специально такое учудил, да? Один вопрос хуже другого.
  - Нет у нас особых талантов. - я пригладила юбку на коленях и попыталась расслабиться. Все же не курирует же он жандармов и всякие спецслужбы, не отошлет нас на рудники, так что можно выдохнуть. - Просто я немного ориентируюсь в фармацевтике, а Людмила Михайловна - в хирургии.
  - Челюстно-лицевой. - уточнила Люся. - Все остальное не мое.
  - Хирургии? - поднял бровь цесаревич.
  - Да, моего мужа она можно сказать сшила из лоскутков. - я все еще горжусь этим ее свершением.
  - Тогда есть у меня к вам, сударыни, еще одно дело. - он легко, куда непринужденнее, чем первые наши дни, слетел с кушетки.
  
  - Вы ее что, овечьими ножницами да суровой нитью шили? - остолбенела сестра, когда с лица княжны сняли повязку.
  На отеки и синяки я уже приучена не обращать внимание, но швы, конечно...
  - У нас, как выяснилось, нет специалистов по челюстно-лицевой хирургии Вашего уровня. - саркастично прошипел цесаревич.
  Нина пребывала без сознания, все еще в прогулочном наряде, забрызганном кровью. Видимо, ее так и не решились везти куда-то, так и оставили в августейшем мавзолее, с завернутым в лубок локтем и физиономией, по которой словно пьяный повар демонстрировал владение карвингом.
  Люся осмотрела повреждения, что-то прикинула и развернулась на каблуках к хозяину дома. Тот, не давая нам произнести ни слова, увел вновь в собственные покои.
  - Георгий Александрович, в ее случае время-деньги, и исправлять что-то надо прямо сейчас. Это Тюхтяеву с лица не воду пить было. - она покосилась в мою сторону. - Но любую операцию нужно делать в подходящих случаю условиях.
  - А где вы лечили статского советника? - в очередной раз блеснул дедукцией князь.
  - В Петербурге. - выдохнула я. - Когда я нашла его, то есть выяснила, что он жив, то так и пришлось поступать экстренно и конспиративно...
  - Отлично, значит утром поедем. - с нездоровым энтузиазмом воскликнул цесаревич и мы двинулись дальше.
  - А если у нее сотрясение? - вдруг озаботилась я. - Осложнения же могут быть.
  Не то чтобы мне категорически не нравилась идея вернуть в строй соперницу. Нет, пусть и дальше ест меня поедом, не жалко. Но вот возвращаться в столицу с таким обременением в цепкие лапки господина Шпренгтпортена - как-то уж совсем неосмотрительно.
  - Дня три пусть полежит в покое, а тем временем соберемся все. - нашла компромиссное решение Люся, и мы двинулись досыпать в том же молчаливом сопровождении.
  - Как здоровье Михаила Борисовича? - осторожно поинтересовался наш надзиратель уже у порога гостиницы.
  - Вы знакомы? - отвлеклась я от невеселых прикидок.
  - Служил я под его началом в Москве. - он пристально рассматривал меня. - Наслышан и о Вас.
  - И как, ожидания сильно разошлись с реальностью? - получилось несколько резче, чем задумывалось.
  - Незначительно. - усмехнулся наш страж. - Привет передавайте от Матвеева.
  Матвеев, Алексей Иванович, штабс-ротмистр второго отделения. В ведомство перешел из гвардии по причине банкротства родителя и невозможности далее поддерживать уровень расходов. И история имелась еще сомнительная с дуэлью. Все же запомнилось кое-что из заветной книжечки статского советника. Их, таких выпаденцев из красивой галантной жизни, у мужа десятка два припасено на разные случаи жизни.
  - Обязательно, Алексей Иванович. - только улыбнулся, признавая достойного собеседника.
  
  Устя радостно вскинулась при нашем появлении и впервые на моей памяти бросилась обнимать. Да, очевидцы сталинских ночных посиделок ее бы поняли.
  - Ну и что теперь? - Люська забралась в мою постель и свернулась рядышком. Пусть и тесновато, все же местные ложа довольно скромны по ширине, но с ней уютно.
  - Валить пора в любом случае. Парня подлатали, теперь он нам вроде как благоволит, и на сей радостной ноте пора бы и честь знать. И не нравится мне, что так много людей нас с тобой при княжне заметили. - рассуждала я. Вообще, до чесотки мне не нравилась эта интрига.
  - А что вы с Гошей за ересь несли по поводу гипотез? Тебя кто сюда отправил? - ткнула меня пальцем в плечо сестра. Больно же.
  - Родственник графа настоятельно просил навестить сей приют здоровья и благонравия. - раскололась я.
  - То есть твой нежно любимый папа еще и сутенерством промышляет? - вскинулась моя соседка.
  - Нет, этот не в курсе. - А правда ли не в курсе? Кому вообще верить можно в наше время. - Другой. До этого я ему всю интригу перебаламутила, когда мы с Тюхтяевым как раз начали встречаться, а теперь вот надеялся на реванш.
  - И что? - жадно расспрашивала меня далекая от великосветских рокировок дама.
  - Ну и все, как я рассказала. Он мог вывести меня на цесаревича, что иным способом бы не вышло. Я согласилась.
  - На что? - с подозрением уточнила Люся.
  - На то самое. Создать иллюзию, что у князя со мной что-то есть. Получилось же в итоге.
  Люська выдала не вполне печатную тираду и откинулась на спину.
  - Ты совершенно ненормальная. - с некоторым даже восторгом сообщила она потолку. - И теперь тебе надо с ним спать что ли? Тебя же Тюхтяев за это...
  - Не надо мне с ним ничего. Мой план заключался в том, что выздоровевший наследник гарантирует нам с тобой безбедное существование в тени престола. Глядишь, и титул какой бы выхлопотали. - вспоминала я свои наивные мечты двухмесячной давности.
  - Да, простых путей ты не ищешь, и в здравомыслие играть не хочешь. - хмыкнула моя родственница. - Но идея хороша.
  - Была. До поры до времени. А сейчас нам всем троим - и я сейчас не о княжне - стоило бы свалить в голубую даль отсюда, потому что не в традициях Романовых людей увечить, иначе бы не устраивалось столько сложных интриг по удалению фрейлины Калиновской в Польшу, княжны Мещерской - в Париж, а некоей балерины - в лучшие театральные партии.
  - Ну раньше было не в традициях. А теперь вот передумали. - пожала плечами Люся. - Растут люди, понимаешь ли, самосовершенствуются.
  - Не думаю. Меня засылали расстроить отношения князя и Нины. Ничего более. Покамест все шло более или менее в рамках проекта: слухи ходили, княжна психовала. Но кому-то другому захотелось ее ликвидировать, и нами просто воспользовались как ширмой. И вот как раз эта третья сила мне категорически не нравится. Так что пока князь более или менее пришел в кондицию, надо сдать его маме с рук на руки, а самим забиться в нору поглубже. Хочешь в Громово поселимся?
  - Ксюх, а может это все совпадение? И Нина просто упала сама, а кто-то что-то надумал, остальные подхватили и вот мы с тобой уже ангелы Чарли. - резонно возразила сестра.
  - Вполне может быть и так. Но лучше подстрахуемся.
  
  11 июля 1898 года. Ксения Т.
  
  С раннего утра нас поджидала коляска со знакомым и уже почти родным гербом и штабс-ротмистром Матвеевым.
  - Сударыни, я вас обеих, пожалуй, провожу сегодня. - начал цесаревич свою речь.
  Судя по теням под глазами, спал мало, за что получил совсем не верноподданнический втык от Люси.
  - А как же Вы? - остолбенела я.
  - Как только Ее Светлости станет получше, мы с ней прибудем в Петербург. - он протянул мне несколько конвертов. - А вы тем временем сможете подготовить все для лечения Нины.
  - Но лечение? - вот если сейчас все пойдет прахом, то все окажется совершенно несвоевременным.
  - Сударыни, хоть и есть здравое зерно в намеках о неприспособленности августейших особ к реальной жизни, но неужели вы полагаете, что за столько-то лет я не научился бы делать инъекции? - усмехнулся он.
  - А как мы через карантин-то? - уже совершенно беспомощно уточнила я, смутно припоминая какую-то историю про Пушкина, Болдинскую осень и очередную заразу.
  - У Вас, Ксения, в руках мои личные распоряжения на этот счет. С запасом. - рассмеялся он.
  Действительно, конверты запечатаны именным штемпелем, весьма приметным, и адресованы непростым людям - губернатору Шервашидзе, начальнику местной полиции, управляющему железной дорогой, пароходством, еще несколько непонятных адресатов, парочка просто без указания пункта назначения. Прямо как мушкетеры с письмом кардинала.
  Мы манерно простились на пороге дворца, получили прощальные подарки - Люське достался горский кинжал, а мне серебряные часы на цепочке с соответствующим вензелем. Как-то оба подарка из неудачных, но наш герой не суеверный человек.
  - До скорой встречи, сударыни! - легко взмахнул ладонью и отправился в дом, приглядывать за пострадавшей. Так и не поняла, любит ли ее, или привязан к трепетной лани? Что-то раньше чувств особых напоказ не выставлял.
  
  Штабс-ротмистр устроил нас в вагоне и настоятельно посоветовал добраться до Петербурга без происшествий. Не только нам посоветовал, но и проводнику, отчего обращались с нами тремя как с тухлым яйцом, держа бережно и на большом расстоянии.
  - Я сообщил Вашему супругу о необходимости встречи. - радостно отрапортовал он на прощание.
  Ах, какой чудесный человек, услужливый, предприимчивый.
  - Но он же в Польше сейчас? - пискнула было я.
  Он покачал головой со смесбю укора и иронии.
  - Уж пару недель как вернулись.
  Отлично все складывается. И детский почти страх наказания за озорство перекрыл восторг от того, что скоро увижу его. А там пусть провалятся в Преисподнюю все графы, князья, княжны, матримониальные сети и общественное мнение.
  Я на радостях облобызала надсмотрщика и сияя двинулась в дивный новый мир черноморского побережья Кавказа.
  От Михайлово до Батума несколько часов. Там нас ждала пересадка согласно уже купленным билетам и личной протекции августейшего приятеля - а Великий Князь позаботился, чтобы добирались мы с комфортом - на паром до Новороссийска, и вот уже версту за верстой отмеряет наше Отечество паровоз.
  
  16 июля 1898 года. Ксения Т.
  Первый нехороший звонок прошел в Воронеже. На перроне непривычно мельтешили служащие, несколько полицейских с черными повязками на рукавах. Но поскольку мы особо из купе не высовывались, то пришлось снаряжать Устю на ближайшую станцию за газетками. Вроде как не с чего стране горевать. Даже Ники заразу свою лишь через два года подцепит.
  - Не знаю, как и сказать, Ваше Сиятельство. - моя девочка была на редкость смущена. - Но вот...
  И выложила на стол "Правительственный вѣстникъ".
  Солидная газета. Ни единой фоточки, одни лишь уведомления и приказы.
  Четверг, 16 июля (28 июля) 1898 года. Все понятно, государственное издание не игнорирует, что в окружающем мире иное измерение.
  "15-го сего іюля въ 9 часовъ 35 минутъ утра, въ Абасъ-Туманѣ въ бозѣ почилъ Его Императорское Высочество Наслѣдникъ Цесаревичъ и Великій Князь Георгій Александровичъ. Кончина Его Императорскаго Высочества послѣдовала вслѣдствіе внезапнаго сильнаго кровоизліянія горломъ.
  Министръ Императорскаго двора,
   Генералъ-адъютантъ баронъ Фредериксъ"
  Я оцепенело рассматривала типографскую краску, зачем-то пролистала другие страницы.
  Придворныя извѣстія.
  Отъ Двора его императорскаго Величества объявляется: госпожамъ статсъ-дамамъ, камеръ-фрейлинамъ, гофмейстеринамъ, фрейлинамъ, господамъ придворнымъ кавалерамъ и особамъ обоего пола пяти первыхъ классовъ
  Государь императоръ Высочайше повелѣть соизволилъ: по случаю кончины Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича и Великаго Князя Георгія Александровича, послѣдовавшей въ Абасъ-Туманѣ сего 15 іюля въ 9 часовъ 35 минутъ утра наложить при Высочайшемъ дворѣ трауръ для первыхъ 5-ти классовъ, начавъ съ 15-го числа сего іюля, на три мѣсяца. Кавалерамъ носить обыкновенный трауръ, а дамамъ по нижеслѣдующему раздѣленію: первый мѣсяцъ носить платья изъ чернаго крепа и на головѣ черные уборы, второй мѣсяцъ носить черныя шелковыя платья, а въ третій - черныя же шелковыя платья съ цвѣтными лентами.
  
  Отъ Двора его императорскаго Величества объявляется: госпожамъ статсъ-дамамъ, камеръ-фрейлинамъ, гофмейстеринамъ, фрейлинамъ, господамъ придворнымъ кавалерамъ и обоего пола особамъ къ двору пріѣздъ имѣющимъ
  Государь императоръ Высочайше повелѣть соизволилъ: по случаю кончины Его Императорскаго Высочества Наслѣдника Цесаревича и Великаго Князя Георгія Александровича, имѣть пріѣздъ 16-го сего іюля въ 12 часовъ дня въ Исаакіевскій соборъ къ панихидѣ, всѣмъ вышеписаннымъ особамъ. а также гвардіи, арміи и флота генераламъ, штабъ- и оберъ-офицерамъ.
   Кавалерамъ, какъ военнымъ, такъ и гражданскимъ быть въ обыкновенной формѣ, въ мундирахъ и лентахъ и всѣмъ въ глубокомъ траурѣ.
Оценка: 8.98*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"