Taninbs: другие произведения.

Решение судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очень понравились фанфики Клеопадры и книга Нюрры "Подарок для повелителя", захотелось посмотреть если их объединить и изменить сюжет что получится. Текст отредактировала.


Решение Судьбы

  
   Небольшой отряд возвращался домой. Несмотря на усталость, капитан Фирхниэль был доволен: ему удалось подписать крайне выгодное торговое соглашение. После того, как два года назад Повелитель перезаключил мирный договор с людьми, торговля с ними пошла на лад. В новый договор было внесено существенное дополнение: эльфам и людям гарантировалось сохранение свободы, жизни, чести, а также имущества на территории обоих государств. И, если мелкие преступления против иноплеменников решались местным судом, то за убийство наказывали очень сурово - если местный суд признавал вину, убийцу выдавали другой стороне, для вынесения приговора, то есть если человек убивал эльфа, то его судили эльфийские судьи, и наоборот, эльфа, нарушившего договор и убившего человека, судили люди.
   Оба правителя: и человеческий Король, и эльфийский Повелитель доказали серьезность своих намерений, проведя несколько показательных процессов, и не пощадив собственных подданных. Конечно, до сих пор есть много недовольных, все таки, чтобы забыть старые обиды нужно время, но слишком много людей и эльфов погибло из-за многолетних приграничных стычек, чтобы так продолжалось и дальше. В отношениях эльфов и людей уже наступил переломный момент - убийство иноплеменника перестало считаться подвигом.
   Все-таки Фирхниэль рано расслабился - на границе с человеческой провинцией Раймин всегда было неспокойно из-за разбойников, а разбойникам, как известно, закон не писан. Только жизнь как всегда, распорядилась по-своему, преподнеся им несколько иной сюрприз. К приграничному столбу был прикован человек. Прочесавшие окрестности воины доложили, что вокруг все спокойно. Сидящий на земле человек безучастно смотрел перед собой и никак не отреагировал на появление эльфов. На его лбу было что-то написано, и спешившийся Фирхниэль смог разобрать: "Путник, в твоих руках судьба моя".
   Издревле, если судьи не могли решить, какой кары заслуживает преступник, то его приковывали к придорожному столбу. Считалось, что устами первого, кто проедет мимо него, будет говорить сама Судьба. На памяти Фирхниэля судьи давно уже не пользовались таким экзотическим способом свершения справедливости, предпочитая полагаться на букву закона, нежели на стечение обстоятельств.
   Гласом Судьбы Фирхниэлю быть не хотелось, но раз уж он имел несчастье первым найти этого человека, то ему и выносить приговор: "Человек, твою судьбу решит Повелитель". Переложив всю ответственность на правителя, капитан испытал облегчение - Светлейшему не удастся открутиться от такой "почетной обязанности", ибо такова Судьба.
   Ключ от оков висел на столбе, и если бы человек встал, то он бы легко его достал, но он или не знал о том, что свобода так близка - только протяни руку, или не мог встать. Белая полоска незагорелой кожи на шее подтвердила последнюю догадку: раньше этот человек носил ошейник раба, а беглым обычно перерезали сухожилия. Странно только, что его привязали тут, с другой стороны, кому нужен бесполезный в хозяйстве человек? Хотя, не похож он на мятежного раба, уж слишком хороша у него была одежда - скорее похож на слугу из знатного дома.
   На всей территории Объединенного королевства рабство было запрещено. Исключение составляли только Кочевники - жители Великой Степи. Полвека назад они вошли в состав Королевства, при условии, что им не будут мешать жить по своим, веками освященным традициям. Несмотря на отсутствие замков и укрепленных поселений, кочевники были грозной силой, сметавшей все на своем пути, поэтому Король пошел на уступки. В свою очередь те обязались охранять восточную границу королевства, не нападать на поданных Короля и его союзников (и соответственно, не обращать их в рабство). Кочевникам рабов хватало и так: ими становились преступники и несостоятельные должники. Вождям было даровано дворянство, и некоторые из них, в конце концов, осели, предпочитая доживать жизнь в личных поместьях.
   Не смотря на одежду, характерную для кочевых народов, Подарочек Судьбы на кочевника похож не был: вместо жестких, коротко стриженых волос, раскосых глаз и красноватого цвета кожи - мягкая волна темно-каштановых волос до плеч, классический разрез глаз, нос с едва заметной горбинкой, золотистый загар. Если бы не остекленевшие глаза, то человека можно было бы назвать красивым, по человеческим, конечно, меркам... И как только его угодило попасть в рабство к кочевникам? Жители Объединенного Королевства людьми не торговали, а по установленному соглашению, дети Степи не стали бы нападать сами на одного из подданных Короля. Кочевники редко что-то обещают, но вопреки расхожему мнению (мол, кочевник слово дал, а ветер его тут же и унес), если уж они и имели неосторожность связать себя обещанием, то слово они свое будут держать.
   На вид парню было лет двадцать - двадцать пять, точнее Фирхниэль утверждать не брался, все-таки у эльфов и людей слишком разный жизненный цикл, а тесные контакты с людьми только налаживаются. Капитан не страдал излишним любопытством, но все же попробовал разговорить странного человека - слишком много загадок было с ним связано. Потратив на него с четверть часа, капитан оставил свои безуспешные попытки и велел погрузить так и не сказавшего ни слова парня в обоз.
   На ближайшем же привале капитан сам нашел ответы на большинство своих вопросов, и пожалел уже, что поспешил огласить "решение Судьбы". Когда Фирхниэль приказал раздеть парня, чтоб посмотреть, что там с его ногами, выяснилось, что он поспешил с выводами, и парня никто не калечил за предполагаемую попытку бегства. Капитан не смирился и, решив, что, значит, поврежден позвоночник, стащил с него и рубашку, мысль о том, что здоровый парень сам не захотел бежать, свободолюбивому капитану в голову не приходила. Увиденное заставило эльфа заскрежетать зубами: красивая внешность скрывала жестокого убийцу. Три старых клейма на правом плече. И одно свежее на левом - "не сдержавший слова". Одно из самых страшных преступлений для кочевников, позор смывался только кровью: нарушивший слово завершал свою жизнь ритуальным самоубийством. Тех, кто не решался искупить свою вину, клеймили и изгоняли - они просто переставали существовать для степного народа, их даже в рабство не брали.
   Замечательный Подарок для Повелителя, ничего не скажешь.
  
   Глава 1.
  
   На представительство Торговой палаты гномов в Зальгерте было совершено нападение. По предварительной версии цель налета - похищение наследника одного из Старейшин с целью выкупа. Мое присутствие следствию скорее мешало, но оставить сей инцидент без своего "сиятельного" внимания значило испортить отношения с горным народом. С другой стороны, нельзя позволить им сейчас сесть на шею. Не исключено, что нападение было инсценировано самими гномами, чтобы урвать побольше торговых льгот. Переговоры с Советом Старейшин, с отцом так и не похищенного гнома, угрозы, ультиматумы... В итоге отделался малой кровью: гномы хотят провести собственное расследование? Пожалуйста, проводите. Но учтите, допрашивать "наших" подданных дозволено только в присутствии офицера службы безопасности - против Закона, увы, даже я пойти не могу. Пока гномы играют в сыщиков, Тиррелинир уже десять раз успеет разобраться в произошедшем, а заодно и проследит, чтобы поборники справедливости не засунули носы дальше, чем мы можем им позволить.
   Еще один подгорный житель - золотая нить, вплетенная в бороду, указывает на высокий статус нашего гостя - очередная дежурная улыбка, кивок, приглашающий присаживаться, вопрос, что же привело хозяина гор в столь далекие края. Оскорбление, нанесенное роду... Обещаю разобраться, а вот извинений они от меня дождутся не раньше, чем докажут причастность эльфов к этому нападению. Только для этого им придется очень постараться - все ниточки ведут ко второму по влиятельности в горах роду, а Тиррелинир проследил, чтобы все, что могло бы бросить тень на эльфийский народ, осталось незамеченным для гномьих сыскарей.
   Выслушиваю степенные речи, из последних сил сдерживая зевоту. Ничего, чем больше обвинений сейчас прозвучит, тем пространней потом будут извинения - от подобной перспективы я внутренне передернулся - но одних слов ведь недостаточно, чтобы мы забыли о нанесенном нам оскорблении. Так что придется совету старейшин подкрепить свои извинения чем-нибудь материальным, и, быть может, тогда мы закроем глаза на то, что горный народ заподозрил Эльгардар в вероломном нарушении древнего договора.
   Вместе с советниками проводил делегацию гномов до телепорта - ночевать во дворце они не пожелали.
   - Лорд Тиррелинир, задержитесь.
   Все же рановато я стал прикидывать, что бы такого запросить у горных жителей. Их поведение не могло не настораживать, даже во время военных действий послам гарантировалась жизнь и безопасность. Какие козыри они прячут, раз считают, что могут позволить себе столь демонстративное пренебрежение нашим гостеприимством.
   - Не поручусь, но, по-моему, здесь не обошлось без убийц Давахира, я бы не отказался задать лорду парочку вопросов. Странно, что клан вообще взялся за инсценировку похищения, но отход сработан чисто, если бы Рах не поставил в свое время "глаз" над дверью в уборную, до сих пор бы искали следы "похитителей".
   - А гномам мы так и скажем, что подглядывали за ними в отхожем месте?! - чуть не взвыл я. - Я тут битый час распинаюсь, что у нас и в мыслях не было их оскорблять. А потом выясняется, что единственное доказательство получено стараниями извращенцев из СБ.
   - Хотя странно, что убийца не заметил следилку...
   Я обреченно махнул рукой, - подобные методы добычи информации Тиррела никогда не смущали. Мне теперь еще с лордом Давахиром предстоит разбираться, почему он позволил напасть на гномов, если он действительно имеет к этому отношение. В принципе нанять убийц может поданный любого государства, и если подтвердится, что заказчиком был гном, это снимет с нашей стороны все обвинения. Только вот афишировать клятву, принесенную лордом, мне не хочется, да и огласки некоторых пикантных подробностей следствия тоже неплохо бы избежать.
   День снова закрутил меня в водовороте дворцовой жизни, - заверения лорда Давахира, что разберется, почему нарушили неприкосновенность иностранного представительства (он то такого приказа не давал), пара аудиенций и бесконечные бумаги... горы бумаг. Что проку в магии, если я голову от стола отрываю, только чтобы узреть постную физиономию очередного просителя? Еще несколько дней такого дурдома и я окончательно озверею. Едва дождался, когда стрелка часов доползет до отметки "два", и, дописав до точки, убрал документы в сейф.
  
   Глава 2.
  
   Собственные дни рождения давно стали для меня просто очередным мероприятием, на котором я должен быть, но этот обещал стать особенным. Вчера капитан Фирхниэль, вернувшийся из дипломатической миссии, сообщил об успешном заключении крайне важного торгового договора с людьми. И когда я, желая похвалить его за хорошую службу, сказал, что это лучший подарок, который он мог бы преподнести мне на День Рождения, тот удивил меня.
   - Повелитель, могу я поговорить с Вами наедине?
   Я кивнул, и все, включая особо доверенных советников и стражу, покинули зал.
   - И о чем Вы хотели со мной поговорить?
   - Дело в том, что у меня есть для Вас еще один подарок... - Я слегка приподнял бровь, демонстрируя свой интерес, - я пока не буду Вам говорить больше, чтобы не портить сюрприз, просто я хотел бы быть первым из тех, кто завтра преподнесет Вам подарок.
   Смелое заявление, я бы сказал, даже наглое. Но послушаю, что он скажет дальше.
   - Так вот, - с моего молчаливого одобрения продолжил Фирхниэль, - я бы попросил Вас не атаковать его сразу же боевым заклинанием...
   Мои брови поползли наверх. Нисколько не смущаясь, капитан продолжил:
   - Подарок несомненно может показаться опасным, но, Вы же знаете, что в случае реальной опасности сработает заклинание...
   - До того как я установил его, хотя бы раз в полгода на меня покушались в моей собственной спальне, а теперь все знают, что это бесполезно.
   - Поэтому я прошу разрешить мне доставить подарок с утра пораньше...
   Я кивнул и жестом руки отпустил его.
   Проснулся я только в полдень, чего не позволял себе уже много лет. Воспоминание об обещанном сюрпризе унесло остатки сна, и я осторожно заглянул в соседнюю комнату - заклинание заклинанием, а осторожность не помешает. Никогда нельзя полностью полагаться на магию. Руководствуясь этим принципом, я благополучно пережил уже не один десяток покушений. Кроме того, непонятно как отреагирует заклинание на неизвестного монстра - а в том, что это непременно будет монстр, я был почти уверен.
   Никакого монстра в малой гостиной не оказалось, вместо него в кресле, свернувшись клубочком и сладко посапывая, спал человек.
   - Эй, ты что здесь делаешь? - парень проснулся, и на его лице отобразилась сложная гамма чувств: он слегка растерялся, потом словно что-то вспомнил, и его лицо тут же окаменело. Похоже, по-эльфийски он не понимает. Я повторил свой вопрос уже на всеобщем.
   - Жду.
   - Чего ждешь?
   - Пока эльф из соседней комнаты проснется.
   - Зачем? - из этого нежданного гостя все приходится клещами вытаскивать. Я привык к тому, что подданные понимают меня с полуслова, и одного движения бровями достаточно, чтоб отдать соответствующее указание.
   - Дело к нему есть, - а он, по всей видимости, не знает, кто я такой, иначе бы давно уже испугался. Я решил ему подыграть. Испугать я его всегда еще успею.
   - А почему тогда не разбудишь?
   - Да что ж я, не человек что ли, будить ни свет, ни заря? Пусть че... эльф выспится, потом и поговорим, - человек криво усмехнулся. Похоже, так я от него ничего не добьюсь. Может, сменить тактику?
   - Ты случайно не видел мой подарок? - наверное, все же не монстр, вряд ли бы он проигнорировал беззащитную жертву.
   Человек, наконец-то, соизволил на меня посмотреть, молча встал, подошел к двери и заглянул в спальню. Резко обернулся и, смерив меня ничего не выражающим взглядом, уверенно заявил:
   - Ты эльфийский Повелитель. - От такой наглости я чуть не потерял над собой контроль. Да как он смеет так со мной разговаривать! Человек удовлетворенно кивнул, соглашаясь со своими мыслями. Резко нагнулся и... У моих ног с грохотом упал нож. Человек промахнулся, но почему заклинание не сработало? Вокруг меня должен был моментально возникнуть щит при малейшей угрозе для моей жизни.
   - Что ты себе позволяешь? - атака была так неожиданна, что я даже слегка растерялся. Щелчок пальцами - и щит уже установлен.
   - Ну вот, промазал, испортил весь паркет, - парень снова смотрел на меня так, будто я был пустым местом. Не упуская его из виду, я поднял нож и внимательно изучил "орудие убийства", сразу же проверив на наличие ядов или смертельной магии - ничего. Обычный нож. Десертный.
   - А твои подданные совсем тебя не уважают, послали убивать тебя тупым десертным ножом, - парень театрально хлопнул себя по лбу, - совсем забыл, мне ж на всякий случай дали еще и вилку.
   Он медленно нагнулся, потянувшись к левому сапогу, потом выпрямился и развел руками.
   - Прости, кажется, потерял, подождешь тут, я сбегаю еще попрошу? - человек уже откровенно издевался надо мной. Но его глаза по-прежнему оставались ледяными.
   - Кто тебя послал? - мне уже начал надоедать этот спектакль.
   - Фиринэль, - в другой ситуации я бы позабавился, слушая, как он коверкает эльфийские звуки, но сейчас я был слишком зол.
   - Зачем?
   - Убить Повелителя.
   - И ты думал, что у тебя это получится? - защита не сработала, и это меня напрягало. А поэтому я тянул время, прощупывая тем временем сеть охранного заклинания, охватывающую спальню и прилежащие к ней покои. Пока я не нашел повреждений.
   - Нет, - он опять замкнулся в себе, выдавливая из себя лишь односложные ответы на мои вопросы.
   - Кто ты? - нужно для начала узнать, кто он вообще такой, а потом уже и решать, что с ним делать дальше.
   - Эльфы назвали меня Подарком.
   - Подарком? - тебе явно очень польстили.
   - Подарком для Повелителя.
   - Кто, говоришь, тебя послал? - кажется, я нашел своего "монстра".
   - Фиринэль.
   - Фирхниэль? - парень кивнул. Попадись мне в ту секунду Фирхниэль, я б, не раздумывая, отдал бы его под стражу. Слишком много он себе позволяет: натравить на меня человека, с тем, чтобы повеселить меня... я бы заподозрил его в заговоре, но его счастье, что он предупредил меня заранее. Однако это не спасет его от допроса и соответствующего наказания, я не привык шутить собственной безопасностью. К тому же надо выяснить, как ему вообще пришло в голову подарить мне раба, и где он его взял. Зато теперь я начал понимать, почему заклинание не сработало - "убийца" с самого начала метил не в меня, а в пол, а поэтому магическая защита не засекла его желания причинить мне вред и никак не среагировала. А что если бы он промахнулся? От этой мысли мне стало немного не по себе - человек умудрился найти брешь в, казалось бы, безупречной защите, над взломом которой безуспешно бился не один мой недоброжелатель.
   На всякий случай просканировал его на предмет других неприятных сюрпризов. Мое внимание привлекла необычная аура, словно подернутая дымкой с четырьмя огненно-красными пульсирующими пятнами. Я пригляделся - пятна приобрели более резкие очертания, и стало понятно, что это четыре клейма. Разглядеть подробнее, что означали эти метки, не удавалось, но, если я не ошибаюсь, то они должны быть и на теле этого парня.
   Я подошел к безучастно стоящему парню и задрал левый рукав. Человек только поморщился, когда я задел метку - "не сдержавший слово". Странное клеймо, такое ставят только Детям Степи, а он явно не степняк. Значит, был их рабом. Только уж больно он непочтителен для раба, ведь получается, что я теперь его новый хозяин, а он ведет себя так, будто я и ногтя его не стою. Его должны были уже пообломать. Я натолкнулся на взгляд его неживых глаз, и невольно сделал шаг назад. Человек молча закатал второй рукав, обнажив еще три клейма. Глаза заволокло кровавой пеленой - убийца! - и я толкнул его, заставляя прижаться спиной к стене, и, выхватив кинжал, приставил лезвие к его горлу.
   - Может, расскажешь, что ты там такого увидел, что решил прирезать меня на месте? - вывел меня из транса голос человека. На мгновение в его глазах промелькнул интерес.
   - И ты еще спрашиваешь?! - я чуть сильнее прижал кинжал, и по шее человека потекла струйка крови. Мне с трудом давались эти слова, - Убил эльфийку, ее нерожденного ребенка и двух маленьких эльфов.
   Человек резко побледнел, а его равнодушные прежде глаза затопил животный ужас. Не обращая внимания на кинжал, он сполз по стене, беззвучно раскрывая рот. Я смог лишь разобрать, как он выговорил посиневшими губами: "Как он мог?". Добиться от него чего-нибудь вразумительного я не смог, придется воспользоваться старым проверенным методом.
   - Встань, - я подкрепил свой приказ магией, и, дождавшись, пока человек поднимется, продолжил, - сядь в кресло.
   Человек не реагировал, пришлось снова подхлестнуть его магией. Слишком странный подарок сделал мне капитан. С одной стороны, клейма просто так не ставят, а этот Подарок уже дважды меченый. С другой, так играть невозможно, слишком бурная реакция была на события, в которых он должен был принимать самое активное участие. Он же вел себя так, будто и не знал о значении этих меток. Единственный способ выяснить, что было на самом деле - провести ритуал погружения в сознание, тогда я смогу покопаться в его памяти - словам я не поверю. Только без ориентиров я не смогу перейти сразу к нужному мне эпизоду, придется прокручивать все события назад. Единственной зацепкой были клейма: по ним я смогу хоть как-то ориентироваться в памяти моего Подарка, отсеивая ненужные мне происшествия.
   Я сел рядом с ним, взял за запястья, посмотрел ему в глаза и начал нараспев произносить заклинание, понемногу добавляя силы. Мне уже приходилось проводить этот ритуал, но в прошлый раз передо мной сидел хладнокровный убийца, и все, что я испытал, было омерзение. Поэтому сейчас я оказался не готов к такому шквалу чувств и эмоций. Ужас хлестнул по нервам, выбивая меня из сознания человека, но я не поддался, и неожиданно он сменился холодным равнодушием. Я немного отпустил сознание человека и тут же увидел себя глазами человека: "ты убил эльфийку, ее нерожденного ребенка и двух маленьких эльфов". На последней фразе я ощутил резкую боль в сердце, а потом снова окунулся в ужас. Я крепче сжал запястья человека, продолжив отматывать назад события, произошедшие с ним. Внезапно я оказался в пустоте - абсолютной пустоте, без звуков, без цвета, без эмоций, только легкий запах гари и больше ничего - мне стало трудно дышать. Я задыхался, пытался вырваться из плена этой пугающей пустоты, но у меня не получалось. Когда я уже совсем отчаялся обрести свободу, мое сознание взорвалось от боли, запах гари усилился, и боль постепенно сосредоточилась в левой руке - человеку ставили клеймо. Я ускорил отматывание памяти, но боль не уменьшилась, с плеча она перебралась в область сердца и стала совсем невыносимой. Кажется, я закричал. Боль неожиданно исчезла, я ощутил себя сидящим в кресле; в лицо мне летели брызги воды. Я открыл глаза и увидел обеспокоенные лица стражника и целителя. Под моим жестким взглядом оба стушевались, и целитель испуганным голосом сказал:
   - Мы услышали крик, и поэтому осмелились войти к Вам без разрешения.
   - Вы прервали ритуал.
   Целитель побледнел еще сильнее и еле слышно произнес: "Простите, Повелитель, этого больше не повторится". Я нервным жестом выставил всех за дверь, устало потер виски, провести заново этот ритуал сегодня уже не решусь. Меня с детства приучали контролировать свои эмоции, и вспышка ненависти к человеку, когда я увидел его клейма, ничто по сравнению с тем, что испытывал этот парень. Человек показал мне, что значит чувствовать, и это было больно. Теперь я знаю, почему люди так мало живут - они просто сгорают. Я осторожно посмотрел в глаза человеку, опасаясь, что меня снова засосет в омут чувств и боли. Увиденное потрясло меня еще сильнее: лед, сковывавший его глаза, растаял, пролившись слезой, медленно сползавшей по щеке.
   Заметив меня, парень растерянно моргнул и спросил: "Кто Вы?". Похоже, прерванный ритуал повредил его память, надеюсь, что не рассудок. Не хватало мне для полного счастья получить в подарок сумасшедшего раба. Хотя с другой стороны, такой он мне больше нравится - испуганный и не хамит. Мой Подарок тем временем с потерянным выражением лица обвел глазами комнату, наморщил лоб - похоже, мои покои не произвели на него должного впечатления - дотронулся до клейма на левой руке и печально вздохнул.
   - Простите, я, правда, не помню, кто Вы. И что я здесь делаю.
   - Я твой новый хозяин.
   Парень грустно покачал головой и сказал, обращаясь скорее к себе, чем ко мне:
   - Значит, он все же продал меня, - тут он поднял на меня свои большие печальные глаза. - Надеюсь, Вы немного заплатили, потому что, боюсь, толку от меня все равно никакого не будет.
   - Мне тебя подарили.
   - Подарили? - недоуменно переспросил человек.
   - Да, сегодня. Ты мой Подарок. На день рождения.
   - Тогда поздравляю... Ну вот, я тут Вам своим кислым видом весь праздник порчу, - парень снова вздохнул.
   - Портишь, - согласился я. Смотреть на его несчастную мину не доставляло мне никакого удовольствия. В дверь тихонько постучали:
   - Мой Повелитель, это Итириэль, разрешите войти?
   - Не разрешаю! - За дверью сдавленно пискнули: "простите за беспокойство".
   Теперь мой Подарок смотрел на меня во все глаза:
   - Вы Повелитель? - тут он заметил лежащий на столе нож, медленно перевел глаза на выбоину в паркете, снова на меня и шепотом сообщил. - Я вспомнил.
   - И что же ты вспомнил? - парень явно не в себе.
   - Какая теперь разница, - он покачал головой, - Вы меня убьете? - почему-то эта мысль успокоила его.
   - А ты этого хочешь? - все-таки ритуал не прошел бесследно для его психики. По логике он должен был уже валяться у меня в ногах, умоляя не убивать его. Рыдая уверять меня, что он не хотел, но его заставили. Что у него было помутнение рассудка. В последнее я бы охотно поверил.
   - Хотел. Сейчас не знаю. Я думал, что если разозлю Вас, то Вы меня убьете на месте. - Вот теперь это ему удалось. Оказывается, он намеренно меня провоцировал. - Боюсь, что теперь мне так легко не отделаться. Так что, пожалуй, не хочу.
   - Если ты хорошо попросишь, может, я пока не стану тебя убивать, - пусть попробует, может, в честь собственного дня рожденья я его и прощу.
   - Пожалуйста, не убивайте меня, - сказал он так, будто мне одолжение большое делал.
   - Ты бы еще добавил: я Вам еще пригожусь. Кто ж так просит? Я же сказал "хорошо попросишь". Хорошо - значит, на коленях. Перечислив все причины, по которым я мог бы тебя пощадить. - Пора указать человеку его место, он слишком много себе позволяет.
   - Вы действительно этого хотите? - растерянно спросил парень.
   - Вообще-то это в твоих интересах. Не заставляй меня ждать, человек, - я и так уже потратил слишком много времени.
   Парень побледнел и молча опустился передо мной на колени.
   - И долго ты будешь молчать?
   - Накажите меня, как считаете нужным... господин. - Почему он отказывается играть по моим правилам? Сначала не стал нападать на меня, лишив возможности поразвлечься. Теперь всем своим видом демонстрирует мне несовершенство этого мира.
   - И накажу... завтра, сегодня мне не до этого. Теперь тебя зовут Рок. Подарок - слишком длинное для тебя имя.
   - Как скажете, господин.
   - Зови меня Повелитель, "господами" кличут всякий сброд в трактире, чтоб заслужить лишнюю монетку.
   - Простите, Повелитель, этого больше не повторится.
   Я досадливо поморщился. Вызывающая наглость человека, потом его искренняя вежливость забавляли меня. Когда же я с легкостью добился от него безупречного, с точки зрения хозяина, поведения, то потерял к нему всякий интерес. Тем хуже для него. Я дернул за витой шнур, и ровно через пять секунд в комнату бесшумно вошел слуга и поклонился.
   - Повелитель.
   - Найдешь моему новому рабу работу, - я повернулся к человеку, который так и не встал с колен. - Иди с ним.
   Только оставшись в одиночестве, я вспомнил, что забыл узнать, откуда у него клейма и какое отношение он имеет к этим преступлениям. Впрочем, у меня еще будет время его допросить. А сейчас надо подготовиться к торжественному приему, а то вид у меня, мягко говоря, взъерошенный. Я вызвал слугу, тот принес мой парадный наряд, вместе с ним пришли главный оружейник и начальник службы безопасности, умолять меня надеть под одежду легкую броню. И как они себе это представляют? Мне в течение многих часов придется стоять, выслушивая от всех мало-мальски значительных лиц государства поздравления, и благосклонно принимать их подарки, ноги к концу дня будут отваливаться, поэтому я не собираюсь усугублять свои мучения, надевая еще и доспех. И так церемониальные одежды слишком тяжелые. Почему-то считается, что я должен всем своим видом демонстрировать величие и могущество Эльфийского Двора. Хранитель Традиций Итириэль, который, по сути, является Главным церемониймейстером, все еще лелеет мечту увидеть меня в позолоченных доспехах. Но я велел их убрать подальше, потому что если они еще раз попадутся мне на глаза, я их тут же отправлю на переплавку, - не хватало мне еще сиять как медный таз. Итириэль испугался, доспехи спрятал, но перед каждым торжественным случаем пытается ненавязчиво мне намекнуть, что неплохо бы всех сразить своим появлением в парадной амуниции, а я каждый раз также деликатно отказываюсь.
   - Ну, ничего, Повелитель, - философски заключил Главный оружейник, - мы так и знали, поэтому вместе с Вашим портным просто вшили защитные пластины в ваш наряд.
   - Что? Как вы посмели без моего разрешения? Еще одна такая выходка, и я, правда, что-нибудь с вами нехорошее сделаю. Тиррел! Ну, хоть ты им скажи! Сколько можно! Кому в голову вообще придет нападать на меня во время приема? - Тиррелинир стоял и делал вид, что он вообще не причем, тоже мне, друг называется. Тиррелинир был одним из немногих, кому я доверял, а он так меня подставил! Хотя он отвечает за безопасность, ему положено. Теперь уже поздно что-то менять, парадное одеяние не за один день шьется. Я переоделся, и в целом остался доволен: белая шелковая рубашка, белый же жилет, шитый серебром, белые штаны, светлые замшевые сапоги. Поверх всего этого полагался белый плащ до пола, весь изукрашенный серебряной вышивкой. Ладно хоть волосы у меня темные, почти черные, а то выглядел бы сейчас как полинялая моль. Теперь придется изображать из себя статую, чтобы ненароком не запачкать одеяние и не уронить тем самым свое величие. Тиррелинир недовольно пробормотал, что я буду слишком хорошей мишенью. Чувствую, тот день, когда на меня таки нападут на виду у всех, будет самым счастливым в их жизни, тогда они с законной гордостью смогут сказать, что предупреждали меня, а я их не послушал.
   Не успел я выдворить этих советничков, как тут же явился парикмахер, чтобы в течение двух часов высокохудожественно запутывать мои несчастные волосы, называлось это прической на все торжественные случаи жизни. Раз от раза она менялась самым кардинальным образом, неизменными оставались только косички. Их заплеталось много, и расплетать потом их приходилось очень долго, но парикмахера это не смущало. Я смиренно переждал экзекуцию - не я придумал эти традиции, не мне их изменять. Теперь только осталось подновить маникюр, каплю парфюма, надеть плащ и прошествовать в тронный зал. Единственное, что меня примиряло со всей этой придворной суматохой вокруг моего дня рождения - мысль о том, что моим гостям пришлось изрядно помучиться, придумывая, чтобы такого подарить эльфу, у которого давно уже все есть. При этом надо было соблюсти несколько важных правил: подарок должен быть достойным меня, то есть отделаться сувениром на память не удастся, но и не чрезмерно дорогим, иначе я могу счесть, что мое благоволение пытаются купить. Но, думаю, мои гости зря старались, второго такого Подарка у меня уже сегодня точно не будет.
  
   Глава 3.
  
   Передо мной распахнули двери, и я в тишине, нарушаемой только голосом церемониймейстера, зачитывающего все мои многочисленные имена и титулы, прошел к трону. Развернулся, окинул залу слегка высокомерным, но в тоже время доброжелательным взглядом и чуть заметно кивнул, обозначив поклон. Садиться на трон я не стал - все равно придется вставать перед каждым поздравляющим. За моим плечом пристроился Тиррелинир, тут же проникновенно поведав мне, что если бы он желал моей смерти, то вот за той колонной он бы поставил арбалетчика, а вон за той шторой - наемного убийцу с отравленным ножом, а вот та эльфийка смотрит на меня уж слишком кровожадно - точно, затевает что-то нехорошее. Но мне нет нужды волноваться, ибо его бойцы контролируют все опасные точки и всех подозрительных гостей. Как я ни старался найти эльфов Тиррелинира, я их не заметил, наемных убийц, впрочем, тоже. Эльфийка же была печально известной мне леди Лильяной, которая не теряла надежду выдать за меня свою дочь, или на худой конец, одну из своих сестер. И конечно, мой друг, прекрасно зная о ее намерениях, не преминул меня поддеть. Не включить их семью в список приглашенных я не мог, и теперь буду вынужден весь вечер сдерживать атаки неуемной эльфийки. Хотя...
   - Тиррелинир, проследи, чтобы леди Лильяна не приближалась ко мне на расстояние трех метров, - чуть повернув к нему голову, шепотом сказал я.
   - Может, мы ее сразу нейтрализуем? - с надеждой прошептал тот. Нет, так просто ты не отделаешься. Нечего было надо мной смеяться.
   - Как можно?! Она же моя гостья.
   Тем временем гости по одному подходили и желали мне многих благ. Подарки складировались в холле, иначе бы я уже с головой скрылся за баррикадой коробок, ящиков и свертков. Ко мне приблизился лорд Давахир и протянул мне свиток с пожеланием долгой жизни. Мало кто знает, что лорд - глава клана наемных убийц, и поэтому по давно сложившейся традиции в день рождения он вручает мне список заказчиков моей смерти вместе с договорами. Конечно, это противоречит уставу наемных убийц, по которому они даже под пыткой не станут открывать имя заказчика. Но так как по Закону моя персона неприкосновенна, а лорд Давахир по своей инициативе принес мне клятву верности, и теперь не мог ни действием, ни бездействием причинить мне вред, то положения устава, обычно неуклонно соблюдающиеся, в данном случае недействительны. Кроме того, я установил список эльфов, неприкосновенных для наемных убийц. К сожалению, если я полностью избавлюсь от этого клана (а для этого мне потребовалось бы просто напомнить лорду о его клятве), то убийств меньше не станет: появится много одиночек, зарабатывающих на жизнь кровавым ремеслом. А так я хотя бы могу их контролировать.
   Торжества по случаю моего дня рождения закончились далеко за полночь. Но государственные дела ждать не будут, поэтому на следующее утро я снова погрузился в работу, невзирая на усталость и дикое желание лечь спать.
   Ладно, будем считать, что наместнику провинции Лориар неслыханно повезло. Отпустив лориарца, я в который раз уточнил у секретаря не было ли каких-нибудь сообщений. Прекрасно понимаю, что если бы что-то стало известно о пропавшем вчера ночью Рэйгарде, мне бы сообщили в первую очередь, но ничего с собой поделать не могу.
   Сначала пропажа троих студентов выпускного цикла, о которой мне сообщили только сегодня утром, хотя прошло уже несколько дней, теперь еще и Рэй...
   Мой двоюродный племянник. Самый близкий из всех моих многочисленных родственников - троюродных братьев и сестер, их детей, тетушек и дядюшек.
   Непрошенные воспоминания - лицемерные лица придворных, спешащих поздравить меня с восшествием на трон, личная гвардия Повелителя, в тот же день присягнувшая мне, и отец, величественный и поразительно красивый даже после смерти. Странного принца, явившегося на собственную коронацию в черном, и приблизившего к себе врагов своего отца, обсуждали все.
   Двор осторожно наблюдал за моей реакцией, не решаясь открыто скорбеть по ушедшему Повелителю. Лишь несколько особо доверенных Советников, на самом деле уважавших и любивших моего отца, с вызовом носили траур. Решивших, что молодому Повелителю будет приятно слышать льстивые речи о собственной исключительности, было неизмеримо больше. Отца еще не похоронили, а ко мне уже выстроилась целая очередь желающих выразить свое почтение, заверить в своей преданности и поздравить. Многие из них и не догадываются, что жизнью обязаны Тиррелиниру, который просто не стал пускать их во дворец, я черной тенью метался по коридорам и готов был казнить любого, сунувшегося ко мне с "наилучшими пожеланиями".
   К похоронам все уже прониклись безмерной скорбью, "уяснив" мою позицию: принц изображает из себя любящего сына, оплакивающего безвременно ушедшего отца. Дамы утирали сухие глаза платочком, мужчины хмурились и изредка вздыхали. Разъехались они, как только узнали, что бала с музыкой и танцами не будет. На фоне разодетых придворных резко выделялись две группы эльфов, одетые в траур - те, самые Советники, которые не верили, что мое горе не было искусно разыгранным спектаклем, и так называемые враги отца, несогласные с политикой, но уважающие решения Повелителя и Закон. Отец всегда с грустью говорил о них, сожалея, что в свое время они не стали его соратниками. Их было немного, но все же, чуточку больше, чем воинствующих советников.
   Я в изнеможении опустился на пол семейного склепа и прислонился к холодной каменной стене. Последние три дня прошли как в тумане. Завтра коронация, и торжественный прием по этому случаю, мне придется всем своим видом вселять подданным и иностранным гостям уверенность, что страна находится в надежных руках, что новый Повелитель будет еще лучше прежнего. Завтра я нацеплю холодную улыбку и буду со скучающим видом принимать гостей. Но сегодня...
   Легкий шорох заставил поднять меня голову.
   - Простите, принц, я не хотел помешать Вам. С Вашего позволения я зайду проститься с Повелителем позже, - передо мной низко склонился лорд Тойир, "непримиримый враг" моего отца. Я молча покачал головой, боясь, что голос дрогнет. - Не хочу показаться назойливым, но Вас уже целый час ищут, во дворце паника, советник Кемальдин поднял на ноги всю дворцовую стражу, и они теперь обыскивают всю столицу.
   Я даже нашел в себе силы удивиться:
   - Неужели трудно догадаться, где я могу быть?
   Лорд грустно покачал головой.
   - Простите, но советники не верят в то, что Вы действительно скорбите по отцу. Они считают, что Вы причастны к его смерти. Поэтому по их логике Вы должны быть сейчас в каком-нибудь кабаке, праздновать со своими приспешниками победу.
   - Единственный мой приспешник, Тиррелинир, занят подготовкой коронации... А пить в одиночестве, простите, плохой тон, - во мне снова поднималась спасительная злость, которая в последнее время заставляла меня выполнять все свалившиеся на мою голову обязанности. Злость на придворных, на советников, на ополоумевшего мага-самоубийцу, убившего моего отца.
   - Простите их, Ваше Высочество, они очень любили Повелителя, для них это тяжелая утрата.
   - Вот как?
   - Поверьте, мой принц, не только Вы тяжело переживаете смерть Повелителя, многие скорбят по нему, просто они лучше это скрывают. Смена правителя всегда тяжелый период для страны, и Вашим подданным нужно время, чтобы сориентироваться. Понять какой из Вас будет Повелитель, чего от Вас можно ожидать, что Вам нравится, а что нет...
   - Почему у Вас с отцом были разногласия? - я поспешил сменить неприятную для меня тему.
   - Это в прошлом, Ваше Высочество, я сожалею, что так вышло. - Ваш отец был хорошим Повелителем.
   - Ильгизар, есть новости. - Неожиданно телепатировал Тиррел. - Гномы предъявляют нам обвинение в нарушении мирного договора - нарушение границы, вооруженное нападение на подземных стражей, проникновение в какое-то там хранилище. У них есть заложники, есть ли среди них Рэйгард, пока точно неизвестно. Я думаю, что он тоже у них.
   - Что они требуют?
   - Пока ничего конкретного, сказали, что будут разговаривать только с тобой. Они уже прислали переговорщиков.
   Выйдя из комнаты, я тут же телепортировался к себе в кабинет, где меня уже ждал с докладом офицер СБ.
   - Ваши требования абсурдны, - Если гномы наивно думают, что могут решать свои проблемы за наш счет, придется их разочаровать, - Более того, в настоящий момент у нас нет ни одной мало - мальски весомой причины доверять вам. Одно "вопиющие нарушение договора" Вы уже организовали. - Пропустил возмущенное пыхтение гномов мимо ушей. - Некий Нихгеран, если я не ошибаюсь, Ваш постоянный оппонент в совете, - обратился к наемным убийцам, похитил сына своего соратника и довольно наблюдал, как Вы планомерно портите отношения с Эльгардаром. Уверен, большинство здравомыслящих гномов от такой политики далеко не в восторге. Так что... кто знает, может, сейчас Вы просто пытаетесь реабилитироваться?
   - У Вас нет доказательств.
   - А какие Вам нужны доказательства? - наплевав на протокол, в нашу беседу влез Тиррелинир. - Показания исполнителей, личная переписка старейшин или, может быть, голова заказчика... как там его... ах, да Нихгерана, на днях найденного зарезанным в собственном доме? Надо было ему сразу признаться грабителям, где ключи от сейфа лежат, глядишь, жив бы еще был, внуков нянчил... Вы так не думаете?
   Выступление Тиррела было встречено оживленным шушуканьем гномов, - что поделать, не дается им ментальная магия. Старейшина тоже не остался безучастным, но я сразу же пресек попытки приписать нам еще одно - куда уж больше-то? - нарушение договора.
   - Мы позволили Вам провести свое расследование, но это не значит, что мы оставили это дело без внимания. Мы чтим договор, а потому должны были убедиться, что виновные будут наказаны.
   Виновных действительно наказали, правда, без нашего непосредственного участия. Скупой отчет, - вот и все, чего я дождался от лорда Давахира: ни имен организаторов покушения на посольство, ни подробностей дела, ни тем более самих виновных я не получил. Впрочем, чего-то подобного я и ожидал. Давахир раньше клан распустит, чем допустит прямое вмешательство в их внутренние дела. Пришлось довольствоваться заверениями, что провинившийся наказан, и что лорд лично проследит, чтобы подобных "недоразумений" впредь не происходило.
   - Договор вы, может быть, и чтите. Однако это не мешает эльфам нападать на нас на нашей же территории.
   - Как это ни прискорбно, действия наших подданных не всегда совпадают с политикой государства и нашей волей.
   - Но как глава рода Вы несомненно следите, чтобы действия хотя бы Ваших родственников с ней совпадали, не так ли?
   - Мхрайн-грайдэхарг, при всем уважении, мы бы попросили вас не смешивать государственные дела с личными.
   - С превеликим удовольствием, но поскольку в деле замешены приближенные к Вам лица...
   После того, как гномы затребовали - фактически за нескольких заложников - кусок якобы спорных земель (где как раз находился один единственный горный перевал, принадлежащий Эльгардару), сомнений, что Рэй у них, не осталось. Странно только, что гномы с этого не начали.
   - И кто же это, позвольте узнать?
   - Увы, юноша не был настолько любезен, чтобы представиться. Благо, что капитан стражи его узнал, потому что, сами понимаете, иначе церемониться с ним никто бы не стал. За вооруженное нападение на стражей наказание одно, - Старейшине, похоже, надоело ходить вокруг да около, раз он перешел к почти не завуалированным угрозам. Так и не дождавшись от меня повторного вопроса, кого из моих родичей они захватили, гном сам продолжил. - Судя по всему, на нашу стражу напал Рейгард тиэль Кхалед. Ваш племянник, если я не ошибаюсь.
   - Двоюродный.
   - Хорошо, Ваш двоюродный племянник, - моя более чем равнодушная реакция сбила старейшину с толку.
   - Если это действительно так, я хочу убедиться, что с ним обращаются подобающим образом.
   - Это исключено, - гном, наконец, вспомнил, что теоретически в нынешней ситуации условия диктовать должны как раз они. - До исполнения приговора он вместе с остальными нарушителями находится под стражей.
   - Простите, Вы хотели сказать "до проведения следствия"? И смею надеяться, что подгорный народ окажет нам ответную любезность, и не будет чинить препятствий следователям, которые примут участие в расследовании с нашей стороны.
   - Приговор уже вынесен и обжалованию не подлежит.
   - Вот как? Жаль, я думал, что мы друг друга понимаем. Вы силой удерживаете наших подданных, в чем сами любезно признались, да еще и пытаетесь нас шантажировать. Боюсь, что ни одним из договоров такие действия не предусмотрены.
   - Повелитель, мы с Вами прекрасно знаем, что на нарушителей договор не распространяется.
   - Нам нужны доказательства. А до тех пор, мы будем считать, что их похитили, и действовать соответствующе.
  
   Старейшина может сколь ему угодно делать вид, что в горах ничего сверхъестественного не происходит и он полностью контролирует ситуацию. Пожалуйста, его право. Только вот я ни капли не удивлюсь, если в скором времени в горах сменится власть.
   Нет, я, конечно, понимаю, что если бы старейшине удалось отхватить такой кусок земель, ближайшие полвека он мог бы спать спокойно. Посмел бы после такого, кто-нибудь хоть слово против пикнуть? Совет бы его живьем съел, а косточки торжественно преподнес бы действующему, пока еще действующему, старейшине.
   - Судя по записям, в этой компании два идейных вдохновителя - действительно стоящие ребята, я бы их к себе взял, если они, конечно, до сих пор не сдали свои разработки гномам... - Голос Тиррелинира выдернул меня из раздумий. - Этих надо попытаться вытащить. Остальные - так... балласт: один средненький телепортист, весьма посредственный артефактор, - он им амулеты заряжал по большей части. И два связиста, были на хорошем счету в академии, но если допустили такую ошибку, то...
   Ума не приложу, как Рейгард затесался в компанию этих оболтусов. Захотелось, видите ли, деткам приключений себе на голову поискать. Нет, если эти юные дарования действительно нашли способ телепортироваться в магически экранированные помещения, то честь им и хвала, именная стипендия и всяческое содействие со стороны академии и государства в дальнейших разработках. Еще бы не создавали нам, да и себе, лишних сложностей, вообще цены бы им не было. Так нет же, хотели всех поразить! Мало им было заблокированных помещений, надо было обязательно выбрать одно из самых защищенных, чтоб уж наверняка доказать справедливость своей теории. Вот чем им, к примеру, наша казна не приглянулась?
   - Мы никого не будем там оставлять. Коротышкам только дай волю. Браслетами они больше не интересовались?
   - Пока нет. Готов спорить, что пробную партию они сейчас как раз и обкатывают. Понравится - снова выйдут с нашим "ученым" на связь. Знать бы еще, как много наши рассказали гномам... Может, еще раз попытаешься связаться с Рейгардом?
   Закрыв глаза, я в который раз мысленно попытался позвать племянника. Как всегда впустую.
   - Значит, будем импровизировать. А вообще... Скажем, что дети толком телепортироваться не умеют, вот и ошиблись. Можем даже поклясться, если потребуется. Все же они там изрядно напортачили, но все равно, это ж надо было додуматься... - Тиррелинир покачал головой, выражая одновременно и порицание, и восхищение. - Нет, ну правда, какой с младших учеников спрос? Правильно, никакого. Академия как всегда готова возместить убытки, еже ли таковые имеются, и выражает благодарность за то, что присмотрели за детками. Мы же их молодняк косорукий к ответственности не привлекаем.
   - Замечательная версия, ничего не скажешь, - увы, я сейчас не способен разделить его восторгов, - без пяти минут выпускники Академии за многие годы учебы не освоили телепортации. Это ж как надо было запутаться, чтобы оказаться в тысяче километров от места отправления? Да, даже первокурсники и те... - осекся, вспоминая, какие номера сам порой откалывал в начале обучения.
   - Вот я о чем и говорю! Дети переоценили свои возможности, ошиблись в расчетах, в итоге, их выбросило непонятно куда. Первый курс, вы же понимаете... Документы оформить - минутное дело.
   - А гномы, конечно, совсем дурные и проверить наши показания не догадаются.
   - Проверить, конечно, проверят, но любой дознаватель подтвердит, что мы кристально честны. Лгать-то мы не будем. Ты прикажешь, - их зачислят на первый курс. Останется только довести сию радостную весть до их сведения. Но это может и подождать.
   - А Рейгард?
   - Версия с похищением сейчас отрабатывается. Но пока особых зацепок нет... Допустим, Рейгард как-то узнал, где находятся пропавшие студенты, как думаешь, стал бы он в одиночку пытаться вытащить их?
   Покачал головой, уж кто-кто, а Рейгард бы не полез в такую авантюру. Тем более, он прекрасно знает, что ему я всегда готов помочь. Уж спасательную операцию я бы как-нибудь смог организовать.
   - А если бы в деле была замешена девушка? - не добившись от меня никакой реакции, Тиррел продолжил, - Так вот, в этой компании есть некая юная особа, с которой Рейгард в последнее время довольно часто общался. С остальными твой племянник никак не пересекался.
   - И? Я не пойму, к чему ты клонишь? Торжественно объявим, что Рей спасал свою невесту, в компании гномов пустим скупую слезу и тут же справим свадьбу, чтобы никто не усомнился в правдивости наших слов?
   - Вот еще, а если она работает на гномов?
   Все, приехали. Паранойя Тиррела открыла сезон охоты и, пока он ей не скормит с десяток подозреваемых, не успокоится.
   - Кстати, ты уже решил, кого будешь брать с собой?
   Хороший вопрос. В принципе по протоколу мне положена весьма обширная свита, но вот на само заседание гномы впустить такую толпу не готовы, о чем мне и заявили. А потом добавили, что воинам в зал суда вход запрещен, так что охрану, оружие и магию оставляйте, пожалуйста, за дверью. Даже для меня поблажек делать не будут - законы одни для всех. Они и так-то пошли на уступки, разрешив мне взять с собой секретаря и парочку юристов.
   Я всегда догадывался, что гномы не любят посторонних в своих горах. Случаи, когда на подобных заседаниях присутствовали эльфы, можно по пальцам пересчитать. Но, по-моему, гномы со своими требованиями перешли пределы разумного. Можно подумать, мы горим желанием спускаться в их шахты!
   - Думаю, возьму Дагмара, на него, конечно, надежды особой нет, если вдруг что-то пойдет не так и надо будет помахать кулаками, но...
   - Да знаю я, - отмахнулся Тиррел, - своего секретаря ты тоже берешь, я правильно понимаю? Вот и отлично, значит, таким составом и пойдем.
   - Тиррел, я обещал, что со мной будут только секретарь и два юриста.
   - Тебе диплом показать?
   Да зачем? Если нужно, Тирелл с одинаковой легкостью и свидетельство об окончании курсов для садоводов-любителей раздобудет, и степень магистра по травоведению получит.
   - Мне было бы спокойней, если ты останешься здесь, чтобы в случае чего... - я предпринял вялую попытку уговорить друга остаться. Вялую, потому что и сам не был до конца уверен, что в такой ситуации будет лучше.
   - Вот поэтому я и еду с тобой, чтобы таких случаев больше не было.
  
   Глава 4.
  
   - Вот увидишь, не успеем мы на поверхность выбраться, как все кому не лень будут судачить, что лорд Тиррелинир боится темноты. - В ожидании начала заседания мы с Тиррелом коротали время, беседуя по мысленной связи.
   - Я слухов не боюсь, - прикрыв глаза, Тиррелинир откинулся в кресле и, кажется, собрался подремать. - Но вообще... мне кажется или я что-то упустил, когда тратил свое драгоценное время на получение диплома? Не планировал, знаешь ли, по темным углам отсиживаться.
   Гномы, чтоб им всем хорошо стало с их горной магией, как всегда перемудрили. Неужели нельзя было организовать нормальную систему освещения? Нет, может, им в темноте сидеть как раз и нравится, нас-то зачем сюда тащить?
   Мягко льющийся откуда-то сверху свет ограничивал небольшой пятачок в центре зала, - единственное светлое пятно во всем зале. В этот круг выходили, чтобы "доказать чистоту своих помыслов": если взявший слово решит обмануть совет, "светильник" тут же разоблачит лжеца.
   Несмотря на недовольство Тиррелинира, включить свет гномы отказались наотрез, клятвенно заверив нас, что мы здесь в полной безопасности. Объясняя свой отказ, председатель Совета пустился в столь туманные рассуждения о роли освещения в системе правосудия, что даже последнему болвану стало бы понятно, что "светильник" работать будет только в темноте.
   - Я тебя предупреждал, что профессия юриста сопряжена со многими трудностями, но ты, конечно же, самый умный, как всегда сделал все по-своему, за что сейчас и расплачиваешься.
   - Может, я трудностей тоже не боюсь? А вообще, гномы, конечно, молодцы. Мы тут сидим, ждем их, а они... вот чем, по-твоему, они сейчас там занимаются? Звукоизоляцию устроить проще простого, наверняка развлекаются "под покровом ночи" кто как может. - Фантазия у Тиррелинира никогда не хромала, парочку образов на тему "кто как может" он мне тут же сбросил по ментальной связи и с плохо скрываемой тоской мысленно же добавил, - Надо было леди Лильяну с собой что ли взять... - Не удержавшись, дружно фыркнули.
   - Смею заметить, что я предлагал привлечь других специалистов. - Канал мысленной связи был настроен на всю группу сразу, чтобы в случае необходимости можно было связаться с любым эльфом. У Дагмара и вовсе был свободный доступ, так что слушать нашу болтовню ему не возбранялось, равно как и участвовать в ней. Вот он и влез со своим "ценным" замечанием.
   Он действительно настаивал, чтобы мы взяли с собой кого-нибудь более компетентного - он ведь в последнее время с гномами по долгу службы не пересекался. Что, по мнению Тиррелинира, как раз и было доводом номер один за то, чтобы Дагмар поехал с нами. Учитывая количество проблем с гномами в последнее время, не исключено, что среди "более компетентных" затесался предатель.
   - И, право же, мне не хотелось бы вас разочаровывать, но, как правило, все выглядит гораздо прозаичней гномы общаются, договариваются о сделках, обсуждают политику, сплетничают, в конце концов.
   - Да ладно Вам, Дагмар, сплетничать и сговариваться проще в местах для этого предназначенных. Здесь же, наверняка, в каждой ложе прослушка ведется.
   - И, тем не менее, есть информация, что именно в этом зале четверо старейшин из Совета договорились свергнуть грайдэхарга, а пятеро в то же время организовались против них, причем один из них умудрился войти в обе группировки.
   - Зайдите в первый попавшийся гномский трактир, и Вам не такого еще расскажут. Не далее как вчера слышал, что выборы нового грайдэхарга - вопрос уже решенный, правда, главный претендент пока еще не подозревает, что его уже почти выдвинули, и весьма рьяно поддерживает другого. А на деле же тот всего лишь подсадная утка, чтобы конкуренты не убрали нужного кандидата раньше времени... - Тиррел задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - Вот кому действительно темнота на руку, так это действующему грайдэхаргу. Если прослушка ведется - а она должна вестись - он контролирует ее в первую очередь. Так что если бы Вы сказали, что на одном из сборищ "в потемках" мхрайн-грайдэхарг приказал...
   Что по версии Тиррела мог приказать главный старейшина, так и осталось тайной, в буквальном смысле "покрытой мраком", потому что неожиданно нашу беседу прервал удар гонга, возвещающий открытие собрания. Видимо, кому-то очень не хотелось, чтобы кто-нибудь, - хотя бы и секретарь, считывающий показания прибора - мог узнать о тайных делах грайдэхарга. Пусть даже это всего лишь домыслы "скромного" юриста.
   Интересно, зачем гномы вообще создавали машину, подслушивающую и записывающую мысленные разговоры, если не готовы услышать, что мы "на самом деле" о них думаем? Вот уж действительно - ни себе, ни эльфам...
   Гномы слишком гордились своим изобретением, чтобы оно долго оставалось в тайне. Бредовые слухи, просочившиеся из недр гор, неожиданно оказались правдой, вызвав панику среди телепатов всех уровней. К слову, гномам действительно есть чем гордиться, - защиты от такой прослушки до сих пор так и не придумали. Даже составление заклинания, сигнализирующего, что у мысленного разговора появились нежеланные свидетели, было большим достижением.
   Ясное дело, гномы запускали свою машину на любом мало-мальски важном мероприятии, чем не раз и не два пользовались наши разведчики, сливая гномам высококачественную дезу. Да и так, выдержка гномов неоднократно подвергалась серьезным испытаниям: понаслушались они о себе за это время изрядно. А сейчас, чует мое сердце, узнают о себе еще больше.
   Поначалу я еще прислушивался к вялой пикировке Тиррелинира и Дагмара, но через час даже меня, привычного к утомительно долгим собраниям, заклонило в сон. Нет, все же товарищи юристы не правы: свет выключили, чтобы в ожидании своего выступления можно было спокойно поспать. Звукоизоляцию и правда ведь несложно организовать.
   Сопровождавшие эльфа стражники изо всех сил пытались выглядеть сурово, но на фоне "преступника", бывшего на две головы их выше, смотрелись, прямо скажем, не очень внушительно. В центр зала они не вышли, так и остались в полутени, лишь напоследок подтолкнули эльфа в нужном направлении. Тот, пройдя несколько шагов, остановился и упрямо вздернул голову.
   Надо было не слушать Дагмара - сразу затребовать, чтобы привели Рэйгарда. Жди теперь пока всех "первокурсников" не прогонят. Сомневаюсь, что гномы упустят такую шикарную возможность поиграть на моих нервах.
   - Совет старейшин своей милостью дозволил Вам присутствовать на собрании совета. Назовите себя.
   Подобное обращение было проигнорировано - парень так и остался стоять, равнодушно глядя перед собой, ни жестом, ни взглядом не выдав, что вообще услышал обращенную к нему речь.
   - Смелее, юноша, - отвлекшись, я и не заметил, как Дагмар спустился в зал.
   "Юноша" заметно удивился - вряд ли он ожидал увидеть здесь кого-то из эльфов. Впрочем, справился с собой он достаточно быстро.
   - Приветствую сородича, - эльф отвесил церемонный поклон. - Вы можете звать меня Майлир.
   - Дагмар. - Эльф коротко поклонился. - Приветствую Вас, тайр Майлир.
   В этот раз парню удалось скрыть свои эмоции не в пример лучше, если он, конечно, вообще обратил внимание на не совсем обычное обращение.
   - Просветите нас, господин Майлир, о роде вашей деятельности. - Гномы не стали дожидаться, пока Дагмар с Майлиром закончат церемонные раскланивания, и, не желая уступать нашему дипломату инициативу, посчитали нужным вмешаться.
   - Я учусь.
   - На каком курсе? - старейшины сразу же перешли к вопросу, к которому до этого их весьма умело подвел Дагмар. Документов, нами предоставленных, гномам, конечно же, не хватило - захотели лично убедиться, что мы их не обманываем.
   - Какое это имеет значение? - парень упрямо поджал губы, всем своим видом показывая, что общаться со скрывающимися в темноте собеседниками не желает.
   - Нервный он какой-то, - чуть слышно буркнул Тиррелинир, хотя мог бы вполне говорить во весь голос - уж от обычного подслушивания мы избавить себя можем.
   Я пожал плечами: не вижу ничего удивительного.
   - Обстановка располагает.
   - Нет, тут что-то другое, сначала он был спокоен, словно со стопроцентной уверенностью знал, что его ждет, и был готов к этому. Стоило ему увидеть Дагмара, сразу задергался... - В ответ на мое недоверчивое хмыканье Тиррел уточнил, - Я сканировал. Проверь сам, если хочешь.
   Странно... Мне казалось, что Майлир должен был испытать, что-то вроде облегчения, осознав, что его не оставили на произвол гномов, но проверка дала однозначный результат: эльф был чем-то напуган.
   Повышенное внимание с нашей стороны не осталось незамеченным, парень занервничал еще сильнее, пытаясь определить, кто его считывает. Тиррелинир недовольно покачал головой, не понимая, почему я позволил себя обнаружить.
   - Отвечайте на вопрос, тайр Майлир. - В "беседу" снова вмешался Дагмар, рассудивший, что без его поощрения, парень так и будет молчать. - Мы здесь, чтобы разобраться со сложившейся ситуацией, и рассчитываем, что Вы нам в этом поможете.
   Намек был достаточно прозрачным: так обратиться могли только к студенту начального цикла. В Академии на происхождение обычно обращают не так много внимания, а вот количество успешно пройденных циклов напрямую сказывается на статусе студента в стенах Академии и соответственно меняется форма обращения. Об этом знает любой когда-либо учившийся там эльф, а вот гномам, если, конечно, наш расчет был верным, такие тонкости вряд ли известны. В переводе на всеобщий это слово примерно соответствует "юноше". Другое дело, что сам-то Майлир прекрасно знает, что на деле он давно уже не "тайр", и соврать, стоя в лучах проверяющего заклинания, будет ему не так-то просто.
   Так что немного уверенности ему сейчас не помешает... Приоткрыл щиты, позволяя Майлиру увидеть, кто с таким упорством его сканирует.
   - Повелитель?! - парень заметно побледнел, тут же опустил глаза и чуть склонил голову - все, что он мог позволить, чтобы не выдать нашу беседу. Хотел бы я знать, догадывается ли он о прослушке...
   - Тайр, не заставляйте нас ждать, отвечайте уже на вопрос. - Будем надеяться, что его сообразительности хватит, чтобы понять, на каком курсе он сейчас официально учится.
   - Первый цикл, - и, чуть позже, справившись с охрипшим голосом, повторил еще раз, обращаясь в сторону совета. - Я учусь на первом цикле.
   Свет несколько раз моргнул, но ни единого красного всполоха, указывающего на ложь, мы так и не дождались.
   - Вы подтверждаете, что обучаетесь на первом цикле? - все так же безразлично уточнил председатель, не зная, как интерпретировать такое поведение "светильника".
   - Подтверждаю, - Ничем не замутненное белое свечение явно указывало, что эльф и в самом деле "кристально честен".
   - Старейшины все еще желают получить какие-то доказательства? - Тиррелинир вспомнил, что он тут вроде как на правах юриста, и решил внести посильный вклад в процесс. - С самого начала было предельно ясно, что дети ошиблись в заклинаниях.
   - Лорд, еще одно нарушение протокола и Вы будете удалены из зала. - Хотел бы я на это посмотреть... Только, пожалуй, не в этот раз. - Старейшины желают выслушать следующего подозреваемого.
   После того как официальная версия была озвучена, дальнейший допрос Майлира потерял всякий смысл. К эльфу, замершему посреди зала, подошли давешние стражники, явно собираясь увести обратно в камеру.
   - Прошу Совет позволить тайру Майлиру остаться в зале. - У старейшин на этот счет было другое мнение, но пока Тиррелинир не выходил за рамки протокола проигнорировать его просьбу они не могли.
   - У Вас остались к господину Майлиру какие-то вопросы? - обозначенный "господин" Тиррелинира видеть не мог, но смотрел сейчас в нашу сторону, как мне показалось, с затаенной надеждой, что у лорда все же найдется, о чем его спросить.
   - Нет, но поскольку только что было получено подтверждение, что тайр Майлир является студентом начального цикла, по всем делам, связанным с ошибочным использованием магии, и во время предварительного следствия, и во время суда его интересы представляет куратор курса. Поскольку в Академию запрос вами так и не был отправлен и представителя Академии здесь нет, мы настаиваем, чтобы тайр Майлир присоединился к нашей делегации или, если у Совета найдутся веские возражения, остался пока в зале.
   - Позволю себе уточнить, что по двустороннему соглашению, заключенному между нашими государствами, максимально возможная мера по ограничению свободы не справившегося с магией ученика - домашний арест, а никак не содержание под стражей на территории другого государства. Так что я поддерживаю просьбу лорда.
   Совместными усилиями Тиррелинира и Дагмара Майлир так и остался в зале, лишь отошел на край света и тени, встав поближе к нашей ложе.
  
   - Дагмар, долго нам еще ждать?
   Время шло, но круг по-прежнему пустовал.
   - Прошу прощения, Повелитель желает знать, долго ли нам еще ждать? Возникли какие-то проблемы, мешающие увидеть остальных задержанных?
   - Сожалеем, но время, отведенное для собрания, истекло, рассмотрение дела переносится, о следующем собрании стороны будут извещены дополнительно.
   Неожиданно включенный свет на мгновение ослепил, вынуждая прикрыть глаза. Гномы один за другим вставали и покидали зал.
   - Мы настаиваем, чтобы нам показали заложников. В рамках заседания или вне его - нас не интересует. - Я так и остался сидеть, и пока не добьюсь хоть какого-нибудь положительного результата, уходить не собираюсь.
   - Повелитель, предлагаю обсудить сложившуюся ситуацию наедине. - Грайдэхарг ненавязчиво указал моим сопровождающим на дверь и Тиррелиниру в первую очередь, потому что он оставлять меня никак не хотел.
   Что гному мешало еще вчера воспользоваться шансом? К чему было устраивать этот фарс? Старейшине не терпится поскорее освободить свое место? Он ведь ничего не добился, только продемонстрировал перед гномами собственную несостоятельность.
   - Вы увидите своего племянника только после того, как подпишете новый договор.
   - Исключено. Если Вы до сих пор не поняли, поясню, - каких бы заложников Вы не набрали, это никак не повлияет на нашу политику.
   - Допустим, за ошибки "детей" расплатится Академия. - Да уж, не похоже, чтобы старейшина поверил в нашу версию, но на обмане ведь подловить не смог. - Но Ваш племянник уже закончил три ступени, да и преступления его несравненно более тяжкие, поэтому за его ошибки придется отвечать его роду или ему самому. Я понимаю, что передача перевала может вызвать недовольства среди эльфов. Мы согласны на серебряный рудник в северном предгорье. Насколько я знаю, он принадлежит Вашему роду, а значит, и распоряжаться им Вы можете на свое усмотрение.
   Отлично, дело двинулось с мертвой точки: старый гном начал торговаться.
   - Прежде чем что-то обсуждать, я хочу удостовериться, что заложники живы.
   - Хорошо, мы покажем Вам Вашего племянника, - Старейшина упорно игнорировал мое желание увидеть всех заложников. Понятно, конечно, что я здесь из-за Рейгарда, но все равно такая реакция подозрительна... и что-то мне не нравится эта затянувшаяся пауза. - При условии, что на вас будут антимагические наручники.
   Старейшина в своем уме?
   - Ильгизар, у нас ЧП. - Наплевав на все предосторожности, Тиррелинир связался со мной по мысленной связи. - Дворцовую казну вскрыли. Зря ты гномам завидовал, у нас теперь свои взломщики есть.
   - Тиррелинир! - Спросить теперь я могу, что угодно, Тиррелинир уже понял, о чем на самом деле я хочу его спросить: освободили ли Рейгарда, о чем же еще? Не понял бы его шифра, назвал бы Тиррелом, если бы мне угрожала опасность - Тиром. - Ты хотя бы на время можешь стать серьезным?
   - Ну... - Тиррелинир усмехнулся. - Думаю, это возможно.
   - Шут, - зло бросил по мысленной связи и переключился на гнома. Если я правильно понял, что хотел передать мне Тиррелинир, заложники уже у нас. Скорее всего, сбежали. В пользу этой версии говорит не только неожиданный отказ гномов привести заложников, но и реакция Майлира на появление Дагмара. Если он знал о планирующемся побеге, неудивительно, что он занервничал, когда на сцене появилась еще одна заинтересованная сторона. С другой стороны, нет никакой гарантии, что Рейгард с ними. Тут же возникает вопрос, кого собирался показывать мне старейшина, если Рей сбежал? Что ж, пока я никого не видел. На меня всего лишь хотели надеть браслеты...
   "Думаю, это возможно" - такой ответ меня не устраивает. Я хочу знать точно. Тиррелинир должен уже был выяснить, есть ли среди них Рэй. Мысленно дернув Тиррела, в ответ получил довольно чувствительный ментальный удар, словно головой об стенку ударился. Гномы научились блокировать ментальную связь? Поймал себя на том, что почти неосознанно оглядываю зал в поиске возможных путей отступления. Прав был Тиррелинир, не стоило оставаться с этим гномом наедине. Старейшина с едва заметной ухмылкой, надежно спрятанной в бороде, ожидал моего ответа.
   - Увы, у меня нет причин настолько Вам доверять. До тех пор пока нам не предъявят заложников, любые переговоры исключены. Мы обвиняем вас в удерживании наших подданных против нашей воли, и будем считать их убитыми, пока лично не убедимся в обратном. Кроме того, мы обвиняем вас в похищении лица, к нам приближенного.
   - Повелитель, вам, так же как и нам, война не нужна. Предлагаю, вместе обсудить условия договора. Уверен, что мы придем к согласию. - Снисходительный тон гнома неожиданно вернул мне уверенность. Вот именно, им война не нужна. И не стоило на меня давить такой примитивной демонстрацией силы.
   - Все-таки Вы меня не понимаете. Если до завтрашнего вечера я не увижу всех заложников, я разрешу родам погибших кровную месть. Если Вам вдруг станет интересно, кто станет Вашими кровниками, возьмете список у моего секретаря. Майлира мы забираем с собой, если у Вас есть какие-то претензии к нему, пришлите запрос в Академию. И еще... не советую нас задерживать: поскольку своего обещания Вы не сдержали, я считаю себя свободным от клятвы, если мне что-то покажется подозрительным, немедленно призову Летучих Мышей.
   Сжал в руке амулет вызова, приведенный в состояние тревоги - теперь он сработает, даже если я потеряю сознание. Слегка поклонившись гному, развернулся и стремительно вышел из зала. Двери были не заперты, а встрепенувшиеся было стражники тут же отступили, - видимо, старейшина дал им знак поумерить свой пыл.
   На мой требовательный взгляд Тиррелинир едва заметно пожал плечами. Значит, связь заглушили раньше, чем он успел выяснить, что там с заложниками.
   - Где Майлир? - Вот кто мог сказать почти наверняка, участвовал ли в побеге Рэй.
   - С основной группой. - Зачем было его отсылать?!- Я поговорю с ним. Позже.
   Понятно... Допрашивать свидетеля здесь в самом деле не лучшая идея, а так в случае опасности не пришлось бы на него отвлекаться. Все равно слово свое я уже сказал. Теперь ход за гномами.
  
   К нашему прибытию во дворец заложники уже дожидались нас в кабинете Тиррела. Только вот Рэя среди них не было. Да и с чего бы? По дороге уже выяснилось, что Майлир о нем даже не слышал.
  
   Глава 5.
  
   Я выслушивал доклад советника, когда услышал странный шум. Непорядок.
   - Спасибо, Иридиан. Оставьте мне ваш доклад, я прочитаю его позже. - Советник поклонился и исчез. Я хлопнул в ладоши, на мой зов тут же появился стражник.
   - Разберитесь, что там за шум, и приведите нарушителей ко мне.
   Через пять минут двери распахнулись, и предо мной предстали возмутители моего спокойствия - секретарь, незнакомый мне полукровка и мой Подарочек. И почему я не удивляюсь?
   - Извольте объясниться, почему вы посмели прерывать решение дел государственной важности? - я посмотрел на секретаря. Тот сделал шаг вперед.
   - Повелитель, этот господин, - кивок в сторону полукровки, - утверждает, что ваш... что Рок принес ущерб его имуществу, и он требует компенсации.
   - Требует? - Требовать могу здесь только я, все остальные могут смиренно просить, умолять...
   - Повелитель, я не... - плохо, очень плохо. Этот полукровка совсем не знает, как себя вести. Точно рос у людей, раз не знает самых элементарных вещей.
   - Я еще дам Вам слово, а пока извольте не перебивать. Продолжайте.
   - Господин купец утверждает, что Рок разбил вазу ниаминского стекла, принадлежащую этому господину.
   - И как он умудрился ее разбить? - дорогая, однако, вещица, очень дорогая. Боюсь, моему рабу и за три жизни на такую не заработать.
   - Он помогал разгружать торговый обоз на гостином дворе.
   - Что он там делал? - не помню, чтобы я туда его посылал.
   - По Вашему приказу ему нашли место работы. Так как он никакому ремеслу не обучен, его определили в грузчики, - вот уж точно, толка от такого раба никакого, одни убытки, - во время выгрузки товара он выронил коробку с вазой, она разбилась.
   За что мне нравится мой секретарь, так это за краткость и четкость. Он не разбавляет свою речь великосветскими вычурными фразами и не вставляет через слово "Мой Повелитель". Придворный этикет соблюдать должно и нужно. Но он не должен мешать ведению дел.
   - Хорошо. Теперь Вы, - я перевел свой взгляд на купца-полукровку. - Господин...
   - Тайрен, Ваше Величество, - в этот раз полукровка перегнул палку. Так ко мне обращаются на официальных мероприятиях, отнюдь не при разборе обычной жалобы. Ах да, я забыл, господин Тайрен не жаловаться пришел, а требовать.
   - Что ж, господин Тайрен, я слушаю Вас. Только сразу переходите к делу.
   - Я привез товар на продажу, грузчики разгружали тюки, а вот этот взял и уронил вазу. Я стал требовать, - на этом месте купец запнулся, - чтоб мне возместили ущерб, хозяин гостиного двора сказал, что этот человек - ваша собственность, поэтому к нему никаких претензий быть не может.
   - Стало быть, претензии ко мне?
   Полукровка побледнел, но, видать, жажда наживы пересилила страх.
   - Повелитель, я все понимаю, ладно бы он споткнулся, упал, а то он просто на ровном месте взял и отпустил ее. Это он нарочно сделал, не понравилось ему, что я приказал ему пошевеливаться.
   - А Вам не кажется, что сколь уж этот человек принадлежит мне, то приказывать ему могу только я? - и, не обращая внимания на оправдания купца, я повернулся к Року. - Это правда, ты специально разбил вазу?
   - Это была подделка, Повелитель, - тот проигнорировал мой вопрос. Надо будет всерьез заняться им. Он слишком многое себе позволяет. Я велел ему продолжать. - Это была не настоящая ваза ниаминского стекла, всего лишь имитация. Если господин купец утверждает, что она настоящая, значит, это мошенничество.
   - Как ты смеешь? - полукровка замахнулся на человека, собираясь его ударить.
   - Господин Тайрен, еще одна такая выходка, и я решу, что Вы хотите меня оскорбить, со всеми вытекающими для Вас последствиями. Рок, почему ты решил, что это подделка?
   - Потому, что настоящая ваза не разбилась бы при падении и с большей высоты. В крайнем случае, она бы треснула или раскололась на крупные куски. А эта разбилась вдребезги, почти раскрошилась.
   - То есть ты решил, что с мошенничеством надо бороться, и разбил ее?
   - Нет, Повелитель, это произошло случайно, - отрешенным голосом ответил Рок.
   - Понятно. Господин Тайрен, что Вы на это скажете? Вас только что обвинили в мошенничестве.
   - Но у меня есть гарантия мастера, подтверждающая подлинность изделия, и потом на таможне это тоже подтвердили. Не стал бы я же платить такую пошлину на фальшивую вазу! - вполне натурально возмутился полукровка.
   - Весьма солидные доказательства. Рок, ты можешь как-то подтвердить свои слова? Не думаю, что таможенные офицеры ошиблись, - мне уже надоело это разбирательство, надо было сразу отправить их к следователю. Но раз я уж начал...
   - Это была простая иллюзия, которая бы исчезла в ближайшее время, Повелитель.
   - Откуда такая уверенность? По тебе не скажешь, что ты разбираешься в предметах роскоши.
   - Просто я один раз уже разбивал вазу ниаминского стекла, - уныло пробормотал Рок, - Только в тот раз она была настоящей.
   - Ты точно в этом уверен? - Рок неопределенно кивнул, - Подумай, ведь если я поверю тебе, то господину Тайрену отрубят руку за мошенничество и вырвут язык - за то, что оговорил тебя. Хотя... возможно я его помилую, и ограничусь только рукой, не хотелось бы из-за твоей ошибки лишать невиновного руки, все-таки их у него всего две.
   Рок смертельно побледнел и, покосившись на купца, давно уже пребывавшего в полуобморочном состоянии, тихо сказал:
   - Нет, я не уверен. Вполне возможно, что я ошибаюсь.
   - Возможно, или ты все же ошибся?
   - Я ошибся, - чуть слышно произнес человек.
   - Все ясно, Господин Тайрен, Вы можете быть свободны, мой секретарь сегодня вечером передаст Вам мои указания на счет Вашего имущества. А ты, Рок, останься. - Я встал с кресла и медленно обошел человека. А подарочек-то оказался не так-то прост. - Ты осознаешь, что ты оговорил невиновного и что тебе за это полагается? - Рок чуть заметно кивнул. - Или, может, ты мне соврал, и господин Тайрен все же мошенник?
   Рок почти перестал дышать.
   - Что молчишь, говори, пока у тебя есть такая возможность. Когда тебе вырвут язык...
   Человек побледнел еще сильнее и рухнул на колени.
   - Не делайте этого, Повелитель, прошу Вас. Пожалуйста, - ну вот, он уже на коленях умоляет меня. И думать забыл, про свое "Накажите меня, как считаете нужным".
   - Знаешь, я почти уверен, что ты соврал мне... вопрос только почему? Я не верю, что ты хотел спасти этого мошенника, он бы тебя при случае не пощадил. Опять молчишь?
   - Потому что я знаю, каково это жить без руки, - страх навсегда замолчать сделал моего раба разговорчивей. Рок закатал левый рукав. Странно, вчера, я даже не заметил страшных шрамов, изрезавших его руку, похоже, его потрепал какой-то зверь. - Это был волк, он целил мне в горло, но я в последний момент подставил руку. Когда подоспели охотники, от нее уже мало что осталось. Мне повезло, что рядом оказался маг-целитель, но это не прошло бесследно. С тех пор от малейшей нагрузки рука быстро устает, немеет, потом ее начинает сводить судорогами. Маг сказал, что он сделал все, что мог, но то ли кости не правильно срослись, то ли мышцу где-то защемило, то ли это побочный эффект от заклинания. Нетяжелые предметы я поднимать ею все же могу, ну и так, выполнять несложную работу.
   - Ты поэтому уронил вазу? - дождавшись утвердительного ответа, я продолжил, - Скажи мне, а почему ради простого раба вызывали мага-целителя? Проще было отрубить руку. Или это произошло до того, как ты попал в рабство?
   - Я не знаю, такова была воля хозяев, они передо мной не отчитывались.
   - А ты на самом деле уже разбивал настоящую вазу? - понятия не имею, что с ним делать и как его теперь наказывать, и наказывать ли.
   - Да, Повелитель.
   - И как тебя за это наказали? - может, воспользоваться опытом его предыдущих хозяев?
   - Сурово, - Рок криво улыбнулся, - оставили на месяц без сладкого.
   Он не соврал, я бы почувствовал, но хотел бы я посмотреть, что ж за хозяева у него такие были: кормили раба сладостями, вызывали для него мага-целителя, и ничего ему не сделали за то, что он одним неловким движением уничтожил целое состояние. Хотя, этому есть одно вполне логичное объяснение.
   - Ты внебрачный сын вельможи-кочевника от его любимой рабыни, я угадал? - отец вряд ли бы признал рожденного от невольницы ребенка, поэтому формально тот все равно считался рабом, но это не мешало отцу относиться к нему несколько иначе, чем к другим рабам. Только пока мне не совсем понятно, как в эту гипотезу вписываются клейма. Кстати, я так и не узнал...
   - Не смей так говорить о моей матери! - Рок вскочил на ноги и теперь смотрел на меня горящими ненавистью глазами. Удар магией, и он снова стоит на коленях.
   - И что мне с тобой делать? Вчера ты на меня напал в моих покоях, нахамил мне, потом ты разбил эту несчастную вазу, соврал мне, покрывая мошенника, а, значит, ты пособник, и попадаешь под ту же статью, что и сам мошенник. И после этого, в благодарность за то, что я тут же не позвал палача, ты снова чуть не нападаешь на меня, при этом повышаешь на меня голос и по-хамски ко мне обращаешься. - А ведь если бы на его месте был обычный подданный, я бы давно отдал его под суд. - И ладно бы ценный был работник, так нет же - неграмотный, ничего не умеющий человек-инвалид, которому нельзя даже коробки носить доверить.
   Рок, молча, смотрел в пол, лихорадочно сжимая кулаки. Левая рука не вынесла напряжения, и у него начались судороги. Ну и как, скажите мне, я должен проводить воспитательные беседы, когда объект воспитания корчится от боли у меня в ногах? А ведь не закричал, хотя, я вижу, ему больно, очень больно. Молодец. Я опустился на корточки рядом с ним и взял его за руку, простое обезболивающее заклинание, и человек, тяжело дыша, лежит у моих ног, больше уже не сворачиваясь от боли.
   - Спасибо. - А он мне нравится. Сам полуживой и, наверняка, ничего не соображает. Но все же поблагодарил. Хотя минуту назад был готов убить. Пожалуй...
   - Знаешь, я дам тебе второй шанс. Только не думай, что я забыл про твои проступки, просто, боюсь, что наказания ты не переживешь, а мне не хотелось бы так быстро остаться без подарка.
   Человек не стал меня разочаровывать и говорить что-то вроде: "Я не подведу Вас, Повелитель". Просто встал, молча поклонился и, дождавшись моего позволения, развернулся и нетвердой походкой вышел из зала. Позвав стражу, я велел проводить его до какой-нибудь свободной комнаты в хозяйственном секторе. В гостиный двор его отправлять смысла нет, все равно там работать не сможет. Думаю, надо определить его к плотнику, пусть по мелочи помогает, руку разрабатывает, ремесло осваивает, потом, может, мастер и доверит ему что-то более сложное - дармоедов мне не нужно. А купца так уж и быть пощажу, думаю, приличный штраф в пользу государства и запрет на ведение торговли в течение пяти лет изрядно охладит пыл предприимчивого полукровки. К тому же, зная, что в любой момент приговор может быть приведен в исполнение, он не станет рисковать своей рукой ради прибыли.
  
   Глава 6.
  
   Я устало откинулся в кресле, на сегодня у меня назначено еще три аудиенции, и только приняв жаждущих пообщаться со мной, смогу наконец вздохнуть свободно. Но это потом, а сейчас, еще минимум три часа мне придется выслушивать высокородных эльфов, которые, заполучив меня в свое распоряжение, так просто от меня не отстанут. Я мысленно застонал.
   - Устал? - в кабинет вошел Тиррелинир.
   - Тиррел! Ну, сколько можно? Ты опять ко мне подкрадываешься!
   - Ну что ты, Повелитель! Как можно! Хорошо-хорошо, - мой друг примирительно поднял руки, - в следующий раз я буду топать как буйвол.
   - Хотел бы я на это посмотреть.
   - Повелитель, тебе стоит только приказать, и я в следующий раз приду с оркестром, чтоб ты меня со двора услышал. О чем думаешь?
   - Да вот, Фирхниэль мне свинью подбросил, чтоб его с его подарочком... - я был немало удивлен, когда узнал, где капитан нашел этого парня, и, надо признаться, немало раздосадован: Фирхниэль не только свалил на меня оглашение решения Судьбы, но еще и не посчитал нужным сообщить мне об этом. Сам того не сознавая, я приговорил Рока к рабству, - хотя... он и до этого был несвободен.
   - Ты о Роке? Я как раз хотел с тобой о нем поговорить.
   - Может, не надо? - скривился я. - Такое ощущение, что на нем весь мир клином сошелся.
   - Надо. Как ответственный за твою безопасность, я настаиваю, чтобы на него надели ошейник или хотя бы браслеты.
   - Да, что он может сделать? Он к тому же увечный.
   - Вот именно! - у Тиррелинира была своя, недоступная для чьего-либо еще понимания, логика, иногда переходящая в паранойю. - Это и делает его особенно опасным. Ты уверен, что с его стороны тебе ничего не угрожает? Кто ты, а кто он? Ты отменный воин и могущественный маг, эльф, которого охраняют лучшие бойцы, на которого лишний раз бояться глаза поднять; он - увечный озлобленный раб, человек...
   - Я взял с него слово, что он не причинит никому вреда... - Рок смертельно побледнел, когда я спросил его, знает ли он о браслетах подчинения. Рок знал. И очень не хотел такие заполучить, а потому сразу же пообещал, что не будет ни на кого нападать или как-то вредить. Робко спросил, почему я не боюсь, что он сбежит. С такой аурой он далеко не уйдет, его тут же поймают, и хорошо, если доставят ко мне, а могут ведь и убить на месте, не разбираясь. Так что бояться надо ему, а не мне.
   - Ильг, если б я не знал, что это в принципе невозможно, я бы решил, что этот человек околдовал тебя. Ты что, не видел его клеймо, или запамятовал, что оно обозначает? Не сдержавший слово. Как ему можно после этого верить? Кстати, ты узнал, почему на нем клеймо "убийца"?
   - Э... - за всеми торжествами я как-то и забыл. Тиррелинир по-своему трактовал мое замешательство:
   - Если тебе хочется поиграть в доброго и всепрощающего хозяина, то я могу сам провести допрос. Могу даже дать слово, что твой раб сохранит работоспособность, еще лучше будет стараться, вот увидишь.
   - Нет, я с ним сам поговорю потом.
   - Ну как знаешь. Я, пожалуй, пойду, а то к тебе сейчас лорды придут, будут как всегда, по очереди жаловаться друг на друга.
   Тиррелинир оказался прав, и первые два посетителя действительно призывали меня разобраться, кому же из них принадлежит клочок земли на границе их владений. Сами решить этот вопрос они уже отчаялись и теперь оба пытались меня склонить к принятию "единственно возможного решения". Я обещал подумать и передать им свое высочайшее решение.
   Секретарь пригласил следующего посетителя, и ко мне зашел Дагмар. Год назад, этот подававший надежды дипломат, без объяснения причин подал в отставку, уехал из столицы, и с тех пор не появлялся при дворе. Лишь через месяц я узнал, что всю его семью, жену и двоих детей убили прямо у него на глазах. Люди. Убивали жестоко, заставляя Дагмара смотреть на муки его родных. А потом избили его самого и бросили умирать в лесу, но он выжил. А ведь он в свое время выступал за пересмотр мирного договора, за налаживание отношений с людьми, относился к ним с интересом, а не с презрением, как большинство эльфов. И поэтому решил показать своей семье, как живут люди, что они на самом деле лучше, чем думают эльфы. Вернулся он из путешествия поседевшим, ненавидящим людей, и больше всего себя. Лишенный собственными руками возможности мстить, - мирный договор ведь перезаключили, - Дагмар заперся в своем поместье. Ходили слухи, что он в конец обезумел от горя.
   - Повелитель, я пришел к Вам с просьбой, - Дагмар преклонил колено, - продайте мне Вашего нового раба. Я Вас очень прошу. Я отдам Вам все, что Вы захотите.
   Я сдержался только из уважения к трагической судьбе эльфа. Сколько можно? Я не желаю больше слышать об этом ничтожном человеке!
   - Встаньте, а Вы не боитесь, что я попрошу что-нибудь, с чем Вы не сможете расстаться? - Эльф отрицательно покачал головой.
   - Мне уже все равно. Этот человек и неделя времени - это все, что мне нужно. Потом можете забрать у меня все, включая жизнь.
   - Зачем он Вам нужен?
   - Я видел его вчера, его ауру. Он ведь клейменый? Я долго страдал от того, что не могу отомстить. Люди сами казнили убийцу моей семьи и его помощников. Но вчера судьба улыбнулась мне, я нашел его. Меня обманули, его не казнили, его заклеймили и отдали в рабство. Три клейма, поставленные одновременно, по одному за каждую смерть эльфийка и двое эльфят - таких совпадений не бывает.
   - А если Вы ошибаетесь?
   - Я не ошибаюсь. В любом случае он убийца и поэтому должен умереть.
   - А если он не убивал, а клеймили его не за это, - я помню его глаза, когда он узнал о значении отметин. Зря я провел обряд погружения в сознание, после того как я испытал всю ту боль, я стал слишком мягко относиться к человеку. Сколько раз уже собирался его наказать, но все откладывал, сам толком не понимая почему.
   - Повелитель, Вы можете верить в прекраснодушие людей. Я тоже когда-то заблуждался. Но Вы ведь знаете, что если бы он был невиновен, клеймо оставило бы след на теле, но не на ауре. У него вся аура в кровавых следах, а значит, он, так или иначе, признал свою вину, - да, я тоже когда-то заблуждался. Но не говорить же об этом Дагмару.
   - Что Вы хотите с ним сделать?
   - Хочу, чтоб он испытал все те мучения, что причинил моей семье.
   Я приказал привести раба. Жизнь и так жестоко его наказала, я тому свидетель, но Дагмар имеет право на месть. Подчиняясь моему указанию, Дагмар сел на диван в темном углу кабинета. Привели Рока, как я и планировал, тот прошел сразу на середину комнаты, не заметив эльфа.
   - Я хочу, чтоб ты рассказал мне про преступление, за которое тебя клеймили.
   - Я дал слово и не сдержал его. Что ж тут не ясного?
   - То есть ты признаешься в этом?
   - Да, клеймо просто так не ставят, - спокойно признался Рок.
   - Я рад, что ты это понимаешь. Но я спрашивал тебя о тех клеймах, что стоят на правой руке. Говори.
   - Нет.
   - Ты отказываешься? Хорошо, тогда я тебе кое-что расскажу. Ты знаешь, кто такой Дагмар?
   - Нет.
   - Я не удивлен. Год назад его семью убили люди на его глазах...
   - О, нет, они не просто убили их: мою жену, сына и дочурку. Нет. Им не нужна была их смерть, - донесся хриплый голос с дивана. - Они хотели, чтоб те помучались как можно дольше. Они схватили моих родных, когда те гуляли по лесу. Они обещали отпустить их, если я сдамся. Но людям нельзя верить. Им хотелось как можно сильнее унизить эльфа, они заставили меня умолять на коленях освободить моих родных. Насладившись моим унижением сполна, они решили растоптать меня - сказали, что отпустят мою семью, но не сразу, а по кусочкам. Они начали с жены. Они заставляли меня смотреть на то, как... - Дагмар выплескивал свою боль, впервые рассказывая о том, что произошло в тот ужасный день. Человек стоял, прикрыв глаза, и, казалось, не слушал его.
   - Напоследок, парень, их командир, плюнул мне в лицо, сказав, что он бы убил меня сам, но это была бы слишком большая честь для эльфийского отродья, и ушел, оставив своих прихвостней добивать меня, - Дагмар замолчал.
   Я бы не поверил в то, что люди способны на такую жестокость, но мне довелось самому убедиться в этом. Я посмотрел на ауру человека - три клейма, казалось, налились кровью и теперь горели красным огнем, лучше всякого признания доказывая вину человека. Значит, он сам признает свою сопричастность и, должно быть, уже осознал, что с ним теперь будет.
   - Ты ничего не хочешь сказать в свое оправдание? - Рок покачал головой, все так же молча подошел к Дагмару, и опустился перед ним на колени, склонив голову и вытянув вперед сведенные вместе руки. Поза покорности, признания вины и вместе с тем просьба о наказании. Такое смирение только разозлило Дагмара, и он с размаху ударил его по лицу, тот упал, но тут же поднялся, вернувшись в прежнее положение.
   - Не думай, что тебя ждет легкая смерть, я заставлю тебя все почувствовать на собственной шкуре, - эльф подошел к человеку и, резко дернув его за волосы, заставил того поднять голову. Снова занес руку, да так и замер, глядя на его лицо. Человек, напрягшийся в ожидании удара, так и стоял перед ним на коленях, закрыв глаза. По его разбитому лицу текли слезы.
   - Это не он, - растерянно пробормотал Дагмар.
   - Не он? - я уже ничего не понимаю.
   - Точно, я хорошо его запомнил. У того были светлые волосы, нос не такой, глаза серые, шрам над левой бровью. А этот... - Рок явно не подходил под это описание. Странно, что он раньше этого не заметил, до такой степени был ослеплен ненавистью? Дагмар отпустил его волосы и рассеяно пригладил взлохмаченную шевелюру человека, тот закусил разбитую губу и отвернулся. - Эй, ты чего? Не плачь... Прости. Я думал, что это ты.
   - Я был там, тогда... Если бы я пошел с ним... - Безжизненным, еле слышным голосом сказал Рок. - Этого бы не случилось, если бы я пошел. Это я виноват... - его бессвязная речь стала совсем неразборчивой. Я отослал его, все равно от него сейчас толку не добьешься.
   - Простите, Повелитель, а что Вы будете делать с ним дальше?
   - Все еще хотите его купить? Зачем? - действительно, зачем ему нужно это напоминание о смерти его близких?
   - Я бы его отпустил...
   - А как же клейма? Вы буквально полчаса назад уверяли меня...
   - Я ошибался, думаю, судьям нужен был козел отпущения - они его нашли. Скорее всего, тот парень - дворянин, сын влиятельного человека, а Рок был его слугой, на него и повесили преступление господина. А он совсем ведь молодой, впечатлительный, не смог помешать дворянину сделать то, что он сделал. Вот и считает себя виноватым.
   - Я рад, что у Вас больше нет претензий к моему рабу, но боюсь, что продать его я не смогу. Мне ведь его подарили, а продать подарок - выказать неуважение к дарителю. - И пойти против Судьбы, чье решение я так неосторожно провозгласил, только вот Дагмару знать об этом необязательно.
   - Жаль, простите, Повелитель, что отнял у Вас время.
   Дагмар на следующий же день подал прошение о восстановлении его в дипломатическом корпусе. Я не возражал, он хоть и выпал из политики на целый год, все же оставался одним из лучших специалистов. Понижение в звании эльфа нисколько не расстроило, он тут же развил бурную деятельность, большая часть которой, я подозреваю, была направлена на поиск его личного врага, который, как выяснилось, безнаказанно топчет землю. Поразмыслив, я решил не сдерживать его пыл, - все-таки тот человек совершил преступление против моих подданных, нарушил мирный договор, и поэтому должен понести соответствующее наказание. Конечно, может возникнуть скандал, но Дагмар очень опытный дипломат, уверен, он провернет все наилучшим образом: одновременно удовлетворит свою жажду мести и очередной раз покажет, что эльфы договор уважают и требуют такого же уважения со стороны людей.
   Уехавший с дипмиссией Дагмар вернулся настоящим триумфатором - он нашел-таки своего обидчика, тот действительно оказался мелкопоместным дворянином, сыном некоего барона Ливейна. Немного надавив на короля, мой особо уполномоченный представитель, коим Дагмар умудрился стать всего за месяц рьяной службы, добился не только выдачи преступника пострадавшей стороне, но и снижения пошлин на ввоз эльфийских товаров. Нарушение договора было на лицо, - суд провели без участия эльфийских судей, причем настоящий преступник так и остался ненаказанным, - поэтому король ухватился за первую же возможность замять скандал. В качестве награды за хорошую службу Дагмар попросил дать ему право самому судить убийцу своей семьи, и привести приговор в исполнение. Судя по лихорадочному блеску в глазах, эльф собирался в полной мере насладиться своей местью, для чего он взял отпуск на неделю.
   На службу он вышел уже через день, был жутко злой и ни с кем не разговаривал. На осторожные вопросы сослуживцев о его самочувствии ругался нецензурными выражениями, и после того, как обложил с ног до головы Главу дипкорпуса, был вызван ко мне на ковер, - как мой особо уполномоченный он подчинялся непосредственно мне.
   Вместо того, что бы скромно потупив глазки в пол, выслушать выговор и получить предупреждение, Дагмар явился с видом всеми обиженного и крайне возмущенного этим фактом эльфа. На мое требование объясниться он не слишком вежливо ответил, что мне лучше узнать причину его негодования у своего раба, причем сдерживался он явно из последних сил. Я не хотел снова лишаться такого опытного дипломата, поэтому отправил его подумать о своем поведении где-нибудь в другом месте, - все-таки, если Дагмар обругал бы за компанию еще и меня, он бы явно не задержался при дворе. Потом остынет, будет еще мне благодарен, что я отправил его догуливать взятый отпуск. И придет извиняться за свое недопустимое поведение. Похоже, просить прощения ему придется еще и у всего дипкорпуса.
   - Господин Дагмар очень хорошо отнесся ко мне, лучше, чем я того заслуживаю. Он все-таки нашел того человека, который... - Рок не стал отпираться и рассказал, что произошло. - Я не знаю, почему господин решил, что мне будет интересно встретиться с убийцей, может быть, он думал, что у меня к тому свои счеты. Он позвал посмотреть меня на это чудовище, я не хотел, но господин Дагмар умеет уговаривать. В камере сидел испуганный, замученный человек, я знал, что он жестокий убийца, но это зрелище оказалось выше моих сил, а ведь его еще и не начинали толком мучить, так... пока просто пугали, как сказал господин Дагмар. А приговором была медленная мучительная смерть. Это было ужасно, у меня нет причин жалеть преступника, - своей жестокостью он, наверное, заслужил такое наказание. Нас оставили наедине, - я не знаю, чего я хотел, может быть, просто посмотреть тому в глаза и понять, как человек мог такое сотворить - конечно, я не нашел ответа, но в его глазах было столько боли, что я не выдержал. Взял скальпель со стола и убил его... Взял и убил. Выходит, теперь я тоже убийца. И у меня даже рука не дрогнула, - зато сейчас дрожали и руки, и голос.
   - Ты его раньше знал? - Рок только кивнул. - Он тебя узнал?
   - Он еще прощения у меня просил. Перед самой смертью он сказал, что единственное, о чем он сожалеет, - что он тогда меня бросил ... - тут Рок безумными глазами посмотрел на меня, - И ему было все равно, что он замучил детей и женщину... Но не мог же я его там так бросить...
  
   Глава 7.
  
   Тиррелинир сообщил, что сейчас нагрянет с отчетом. До его появления еще оставалось немного времени, спешить мне было некуда, и я решил прогуляться до кабинета пешком. Ходьба немало способствует сосредоточению, а потому перевел заклинание в поиска в активную фазу. Прекрасно отдавая себе отчет, что так мне Рэя не найти, все равно без конца проверял, не появился ли где-нибудь хотя бы след его ауры. Вот и не заметил, что я в коридоре больше не один, пока меня не окликнули.
   - Айит Ильгизар. - Дама, присевшая в низком реверансе, ясно дала понять, что обращается ко мне не как к Повелителю.
   - Леди Рилена? - Для полного счастья мне сейчас не хватало именно разговора по душам с безутешной матерью Рэя. И что мне с ней теперь делать? Платок и тот предложить не могу.
   - Приношу извинения, что приехала в Сальтар без приглашения. Застать во дворце я Вас не смогла. Мое послание вернули, заверив, что у меня нет ни малейшей причины для беспокойства, и посоветовав положиться на профессионализм службы безопасности. - Леди произнесла все это, почтительно склонив голову. - Айит Ильгизар, - вот теперь в ее голосе зазвучали стальные нотки, - как мать я имею право знать, где сейчас...
   Леди действительно чувствовала себя в своем праве, так что, принеся формальные извинения за вторжение, она гордо выпрямилась.
   - Айит Ильгизар, скажите мне правду. Он... жив? - Таким голосом обычно спрашивают о погоде, не о жизни близких.
   - Леди Рилена, когда его отыщут, Вы первая об этом узнаете, - короткий кивок, - Вас проводят в покои для гостей, если Вам что-то понадобится, слуги будут рады вам помочь.
   Леди тоже поклонилась и в сопровождении появившегося по моему мысленному приказу слуги удалилась. Чуть слышно перевел дух. Нет, чтобы люди не говорили, упрекая эльфов в отсутствии "человечности", лично я был только рад, что мать Рея не стала устраивать истерик - эмоции делу только мешают.
   - Ильгизар, у меня тут несколько... - Тиррелинир бодро начал свой отчет, едва я переступил порог, но тут же замолчал, столкнувшись со мной взглядом. - Ильгизар... мой отряд почти в полном составе прочесывает горы. - А то я не знаю! - Слушай, если тебе спокойней будет, может, Мышей тоже пошлешь?
   Он что, успокаивать меня взялся? Вот уж не думал, что доживу до такого. Чтобы Тиррелинир - сам! - предлагал привлечь Мышей без крайней на то необходимости.
   - Тиррел, если ты испытываешь непреодолимую потребность кого-нибудь утешить, леди Рилена к твоим услугам. - Друг неопределенно хмыкнул.
   - Ладно, обойдемся своими силами. - Тиррелинир как ни в чем не бывало продолжил свой отчет.
   - Ильгизар? Ты меня слушаешь?
   - Да, конечно. Прости, что ты сейчас сказал?
   - Я говорю, что у меня сложилось впечатление, что "первокурсничкам" позволили убежать, - судя по интонации, Тиррелинир повторил мне эту мысль уже как минимум три раза.
   - Вот как? - Ладно, если мысль действительно стоящая, она потом сама всплывет.
   - Их должны были охранять лучше обычного, от нас хотя бы. Да и по рассказам детишек... Сбежать им удалось подозрительно легко. Вопрос "кому это нужно и зачем?".
   - Конкурентам?
   - Возможно, но... старый гном и без того наворотил достаточно, чтобы его сместили. Проще было бы воспользоваться нашим присутствием и большинством голосов вернуть заложников - и нашим расположением заручились бы, и показали бы, кому теперь принадлежит реальная власть. А так... Какой-то неизвестный доброжелатель, располагающий достаточно обширными возможностями, устраивает побег, да еще так, чтобы заложники об этом не догадались. Кому это нужно? Старейшине если только...
   - Ему-то зачем? - несколько неожиданный вывод, я бы сказал.
   - Суди сам. Старейшина их отпускать вроде не собирался, но от Майлира отступился быстро, возможно даже слишком быстро.
   - Знал, что не получит поддержки, убедительных доказательств у него не было, вот и отступился.
   - Зачем тогда вообще все это затевал? Сторонники, если и были, давно разбежались, влияния в совете у него тоже почти не осталось, а все это дело с нарушением договора белыми нитками шито.
   - Поэтому, вместо того чтобы официально вернуть наших подданных, он организовывает им побег? Очень остроумно. Если он хотел пойти на попятный, сделал он это как-то неубедительно.
   - Не хотел уступать позиции? Хотя там уступать-то особо уже нечего...
   Иногда на Тиррелинира снисходит непреодолимое желание подумать вслух. Он может так не один час проговаривать казалось бы очевидные вещи. Присутствующие при этом непременно должны внимать и поддакивать. У неискушенного слушателя при этом непременно возникнет ощущение, что он принимает самое активное участие в расследовании, что ему доверили страшно секретную информацию. Потом Тиррелинира неожиданно озарит - и вот тогда от него слова не выбьешь, даже если успеешь перехватить, когда он понесется "отрабатывать новую версию". Самое страшное, что это заразно: сбшники все такие. Кто в большей степени, кто в меньшей...
   - Нет, определенно, поведение старейшины у меня в голове не укладывается. Я, конечно, допускаю, что ты просто ему чем-то не угодил и все его манипуляции были направлены на то, чтобы тебя оскорбить - оригинальный способ самоубийства, не находишь? Впрочем, это вряд ли, тогда бы он обязательно публику оставил...
   - Тиррел. Давай к делу.
   - Вот ты всегда так, - Тиррел вздохнул, - Ладно. Предположим, он намеренно оскорблял тебя, чтобы спровоцировать. Сам бы первым и пострадал, зато гномы получили бы возможность перезаключить договор на более выгодных условиях. Рискованно, ненадежно, небезопасно для старейшины лично... Значит, вариант с провокацией отбрасываем. Элементарная перестраховка? Тоже вряд ли... - Тиррелинир задумчиво побарабанил по ручке кресла. - Вот допустим, наловил ты десяток гномов познатнее, посадил в чулан и хочешь за них кусок пожирнее. Предположим, у них есть опасные - даже без охраны и оружия - родственники...
   - Спасибо, Тиррел, твое сравнение мне очень польстило, - мог бы и не стараться, Тиррел все равно пропустил мою реплику мимо ушей.
   - Итак, вполне логично, что ты постараешься и себя обезопасить, и ценных заложников сохранить, пока не получишь то, ради чего все это затевалось. Отправляешь свиту старейшины подышать свежим воздухом, остаешься с главным гномом, предположительно очень опасным существом, с глазу на глаз. Стал бы ты ему предлагать прогуляться в места не столь отдаленные в наручниках, если бы действительно хотел показать заложников?
   - Ясное дело - нет. Кто ж в здравом уме на такое согласится?
   - А если бы ты хотел пополнить "коллекцию" еще одним гномом?
   - Снова нет, по той же причине. Слишком топорно.
   - Вот я тоже так думаю... Ставя такие условия, старейшина мог быть на девяносто девять процентов уверенным, что ты категорически откажешься и поставишь свои условия.
   - Зачем ему это?
   - А вот это вопрос. Может, тянул время, может, посчитал, что сейчас не лучший момент, чтобы показывать тебе Рейгарда, может, просто не мог.
   - Не мог? Ты думаешь, что... - сжал кулаки, - показывать уже некого?
   - Или у него были веские причины этого не делать, - покачал головой. Или я, отвлекшись, упустил нить рассуждения, или Тиррелинир сам себя перемудрил. - Чем больше я думаю, тем больше мне кажется, что шантажируют не только нас.
   - Думаешь? - Вот это бы в какой-то мере объяснило странное поведение гнома, но тогда встает вопрос о целях гипотетического шантажиста. - Чем шантажируют - заложники или просто компромат?
   - Это ж какой должен быть компромат... - мое предположение было встречено скептическим хмыканьем.
   - Тебе видней, но вариант с заложниками тоже не пойдет. Разве что кто-то захватил большую часть горных жителей. Иначе бы он не стал подставлять свой народ под войну.
   Тиррел покачал головой.
   - Подставляет он в первую очередь себя. Его ведь всегда могут сместить, принести официальные извинения, выплатить какую-нибудь несущественную контрибуцию, сдать в конце концов его в наши руки - и все, инцидент замяли. Если это оппозиция, им по идее должно было уже хватить. На мой взгляд, они и так далеко зашли. В общем, если это они, то лорд Рейгард будет у нас в ближайшее время. Если нет...
   - А если они решат избавиться от Рея, чтобы и старейшину окончательно утопить, и свидетеля уничтожить?
   Тиррелинир едва заметно поморщился.
   - Такую возможность я тоже допускаю. Но... будем надеяться, что найдем мы его раньше. Браслеты браслетами, а...
   Чуть не подскочил, наконец-то, поймав все время ускользавшую от меня мысль.
   - Тиррелинир, у тебя случайно с собой этих браслетов нет?
   - Случайно сейчас будут, - Тиррелинир на секунду прикрыл глаза, - Три пары тебе хватит?
  
   Грайхор.
  
   Камень проснулся, когда я уже почти отчаялся дозваться. Не знаю, куда меня завезли, но голос гор здесь совсем не слышен. Связанные за спиной руки тоже работе с камнем не способствуют. С цепями-то я всяко бы договорился, но мне не повезло - дхайры решили перестраховаться, и мои запястья стягивает самая обычная веревка, вшу им в бороду.
   Все учли. Зря только в подвал этот бросили. Здание старое, но не настолько, чтобы стены не помнили гор. В который раз помянул деда недобрым словом. Если бы не его интриги, не пришлось бы две недели сидеть тут, пытаясь растолкать в конец обленившиеся каменюки.
   Покосился в угол, - так там и валяется. Хотя куда он денется сердешный? Когда два дня назад в мой подвальчик притащили чей-то труп, восторгу я, конечно, большого не испытал. Удовольствие ниже среднего сидеть тут и гадать живо ли это вообще? Питалась эта бесформенная кучка трепья и костей исключительно магией - два раза в день приходил дхайр и что-то колдовал над ней. Мне в этой жизни определенно повезло больше - я хотя бы на кусок хлеба и кружку воды мог рассчитывать.
   Свое отношение к соседу я пересмотрел, когда мне наконец-то выпала возможность хоть как-то его рассмотреть. Кормивший нас Дхайр зачем-то перетащил тело подальше от двери, и теперь мне отчетливо было видно вытянутое заостренное ухо соседа. Ну что, по крайней мере, разложиться в ближайшее время он не должен, я к тому времени успею отсюда слинять. Все ж таки эльфы - весьма живучие создания.
   И протянет еще дольше, если немного поможет мне. Отправить-то к гоблинам эту халупу и дхайров, в ней поселившихся, я отправлю в любом случае. Но раз судьба подкинула мне классического мага... глупо этим не воспользоваться.
   Дом основательно тряхнуло, когда я спустил силу на волю. Теперь если наверху и остался кто живой, сюда не сунется - дверь завалило, а если все же рискнет телепортироваться - расплющит об стену.
   Камень послушно поглотил магию, так что избавление от некогда зачарованной веревки стало делом трех минут. Гораздо больше я потратил, чтобы растереть затекшие руки и всласть почесать подбородок. Клешни им мало поотрывать! Как я теперь бороду распутывать буду?!
   Можно, конечно, было поискать под завалами что-нибудь похожее на оружие, но кто знает, где стояла та халупа и не набежала ли толпа любопытствующих, сочувствующих и под шумок мародерствующих. Каменный топор собственноручного изготовления хоть и вышел кривовастым, а проломить им череп-другой можно, было бы желание.
   Эльфа в отличие от меня обездвижили магией. Камень бы сожрал и это заклинание, но ему только позволь, так же охотно и из ушастого жизнь вытащит. Живым он мне больше пригодится.
   Эй, он там еще не того? Ледяной, что смерть, не дышит, но камень явно не прочь им подзакусить, а значит, магия эльфа еще не оставила. Сорвал с него какие-то убогие эльфийские цацки, мешающие нащупать пульс и поймал-таки слабое биение. Эльф тут же конвульсивно дернулся - я с перепугу чуть к гоблинам не отправился. Невнятно что-то проскулив, он свернулся комочком и снова перестал шевелиться.
   - Эй, эльф. Не отрубайся.
   Кажется, сдирать эти браслетики было плохой идей, вляпавшись в кровь, я обнаружил, что ушастый, оказывается, был ранен, а эти кожаные ремешки, видать, останавливали кровотечение. Приладить эти ошметки назад все равно уже не получится. Да и вообще пора отсюда сваливать.
   - Ушастый, - пара чувствительных пощечин вынудили эльфа разлепить глаза. - Потом раны зализывать будешь. Телепорт откроешь? Я тебя потом до целителя дотащу. - Эльф что-то вякнул, разобрать бы еще что. - Что?
   - Далеко? - эльф долго и надсадно кашлял, прежде смог продолжить. - Какой дальности телепорт?
   - Чем дальше, тем лучше. - Эльф поморщился. Ладно... Погодь, сейчас уточним. Вслушался в зов гор, пробившийся сюда, как только сила, сокрытая в камне, пробудилась. Далеко, ушастый, далеко. Никак не меньше десятка переходов. - Две сотни миль на северо-запад.
   - Я не телепортист.
   Ну и какого гоблина я тогда с ним вожусь? Не телепортист он, надо же. Я тоже, может, не подрывник. Жизнь заставила - всему сразу научился: и дома подрывать, и оружие в походных условиях делать, и местонахождение свое на слух определять.
   - Ладно, тогда я пошел. По крайней мере, надгробие у тебя будет достойное. - Далеко не каждому старейшине такое насыпают. Но вот деду я каменюк точно не пожалею. Еще и надбавлю пару-тройку булыжников сверх нормы.
   Развалины снова затрясло - не всегда получалось правильно рассчитаться силу, не привык я работать с обломками породы. Вот в горах хорошо, чтобы их так тряхнуть никаких сил не хватит, хоть всех горных разведчиков вместе собери. Но мне и не арка скульптурная сейчас нужна, какую-нить дырку прорублю и да ладно.
   - Подожди, - Меня дернули за рукав. От неожиданности я подпрыгнул и чуть было не отправился в могилу раньше деда, чудом не уронив себе на голову огромный булыжник.
   - Какого гоблина? - Если ушастый сложил лапки, не значит, что и меня надо на тот свет тащить.
   - Я попробую. Помоги мне сесть. - Ушастого трясло как в ознобе. Да... Много он в таком состоянии наколдует. - Ты... поделишься со мной силой?
   - Бери. - Ушлый эльф решил задарма силы урвать. А и гоблин с ним, пусть берет, а то ж дальше двора нас не отправит.
   - Как? - он ушастый, ему виднее, что ему нужно. Силы вокруг завались, хоть ложкой черпай. - Можешь, сделать накопитель? Сконцентрировать силу в каком-нибудь камне?
   - Да без вопросов, - подтащил к сидящему у стены эльфу ближайшую каменюку. Они сейчас все "накопители", странно, что ушастый этого не видит.
   - Положи мне на колени. - Ишь ты! Раскомандовался. Пристроил "амулетик" ему на ноги. И что кривится? Чай не барышня, не развалится. - Все, теперь не отвлекай меня.
   Как скажешь, ушастый. Не будет через четверть часа телепорта, уйду, да и все.
   Эльф, дорвавшись до дармовой энергии, первым делом, конечно, кинулся латать дыры - кровь, по крайней мере, остановилась, да и общий цвет лица стал не таким зеленым. Без меня он отсюда все равно не выберется... так что пусть лечится, хотя бы в обморок во время телепортации не грохнется. Если у него, конечно, вообще хоть что-нибудь получится. Сам же признался - не по профилю работает.
   Телепорт открылся на исходе шестнадцатой минуты: я как раз присмотрел камень, который можно было выдернуть, не опасаясь, что полдома рухнут тебе на голову.
   - Долго я его не продержу. - Да... Что-то ушастый совсем какой-то дохлый.
   - Вставай тогда, что расселся? - протянул руку, чтобы помочь ему встать. Тот не то что попытки подняться не сделал, даже не пошевелился. У, гоблин! - Камень ты бросить не можешь?
   - Нельзя.
   Вот же... нашел с кем договариваться. С остроухими всегда так: только намекни - на шею сядут и ножки свесят.
   - Ладно, держи свой булыжник покрепче. - Подхватив ушастого подмышки, потащил в мерцающее окно перехода. Так, раскорячившись, да под грохот обрушивающего дома - я и сам на свободу выбрался, и эльфа вытащил.
   - Сивый гоблин, куда ты нас забросил?! - Осмотрев окрестности, пришел к печальному выводу, что горами здесь и не пахнет. Даже при зашедшем солнце видно: кругом равнина... убийственно ровная и столь же безжизненная. - Мы так не договаривались.
   Эльф безразлично дернул плечом. Привычная зеленца снова вернулась на осунувшееся лицо.
   - Мне не хватило сил. - Камень на глазах рассыпался пылью. Неслабо ж он присосался: все до конца выпил!
   - Ты раньше сказать не мог? Там же целый дом камней был. Где я их теперь достану?! - Из топора почти ничего не выжмешь, развалится, прежде чем проснется. Даже если мне вдруг повезет наткнуться на мало-мальски приличный булыжник, сколько времени мне понадобится, чтобы эту силу разбудить? Эльф сдохнет раньше. Я без воды и еды столько тоже не протяну... Пока я распинался, ушастый уже благополучно отключился. Легонько пнул его - не отвечает, скотина! Так и где я ему тут целителя раздобуду?! Прикинул, сколько может весить этот дхайр... Мешка два, не больше. С десяток миль я его протащу, а дальше? Пнул еще раз - может, он знает, как на равнине искать воду? Кажется, подействовало, эльф что-то простонал.
   - Ушастый, воду найти сможешь? - буркнув что-то, эльф попытался снова отрубиться, но кто ж ему позволит. - Нам нужна вода, слышишь?
   - Иди в лес. - Оглянувшись, я леса так и не обнаружил.
   - Где этот твой лес?!
   Его всего перекосило, но все же он нашел в себя силы, чтобы махнуть рукой, показывая направление. Ладно, если леса там не окажется - брошу это гиблое дело к гоблинам. В конце концов, он свою часть уговора тоже выполнил криво. Взвалил ушастого на спину - ноги, конечно же, землю загребают, но тут уж ничего не поделаешь - и потопал в указанном направлении, все лучше, чем просто стоять на месте. Ну и что, что темно. Это дхайры слишком привязаны к небесному светильнику. У гномов с этим проще - когда встал, тогда и утро.
   Резко обернулся, услышав за спиной хлопок, отчего ушастый, не удержавшись на моей спине, рухнул в пыль. Пришлось прикрыть ладонью глаза, спасаясь от слепящего света раскрывающегося телепорта. Вот сейчас мы топорик и опробуем. Еще три хлопка, один за другим... Один, два... вот уже десяток эльфов в черной форме. Перехватил топор поудобнее. Что-то они слишком быстро нас нашли! А я-то все гадал, кто меня похитил, кто прячется под плащами с капюшонами - эльфы и люди? Увидев ушастого сокамерника, грешил на смертных, а оно вот как оказалось.
   - Не надо. - Что за дурацкая манера дергать меня за рукав в самый неподходящий момент?! - Это свои.
   Свои? Как же! Особенно вот этот белобрысый с улыбкой крокодила. Ему кто-нибудь сообщил, что я свой?
   Топором я и махнуть им не успел - зачем только мучался ваял его? - меня уже обезоружили. Убивать не стали, да и не били. Даже связывать не стали. Просто как-то резко пропало желание трепыхаться.
   Как только эльф с обморочным ушастым на руках скрылся в телепорте, крокодил тут же утратил интерес к моей поделке, которую до этого вертел в руках, зато вспомнил о ее скромном создателе.
   - Прошу, - он кивнул на один из телепортов.
   - Только после Вас. - На плечо предостерегающе опустилась рука одного из черных, и мне пришлось принять столь любезное приглашение. В конце концов, я сделал, что мог. Может, хотя бы теперь дед оторвется от своих битв в совете и вспомнит о любимом внуке, который пропадает тут ни за что ни про что?!
  
   Повелитель.
   Результат экспериментов с браслетами и Мышами превзошел все самые смелые ожидания. Магическое зрение, одно из основных заклинаний классической магии, для поиска не годилось: Тиррела я видел отчетливо, а вот эльфы в браслетах словно испарились. Но стоило мне войти в контакт с миром, и они снова появились, хоть и выглядели несколько непривычно - не привычный сгусток энергии, яркий, пульсирующий, а... Сложно описать, как выглядели подопытные Мыши. Я бы сказал, что после того как на эльфов надели браслеты, они наконец-то стали ощущаться частью этого мира. Наверное, так и выглядели изначальные.
   Зная, что искать, я без труда нашел в замке "спрятанных" Мышей. Теоретически я бы мог просканировать подобным образом весь Эльгардар, пусть даже эта операция заняла бы изрядное количество времени. Всех слышащих эльфов уже к утру можно было бы озадачить поисками, но вряд ли хоть кто-то из них смог бы договориться с горами. Увы, на чужих территориях дар был бессилен.
   - Нам нужен горный разведчик, - озвучил мою мысль Тиррелинир. - Заставить его сотрудничать мы не сможем, значит, будем договариваться. В принципе...
   Как Тиррелинир собирался договариваться с гномами, я так и не узнал, потому что в этот момент неожиданно сработало так и не деактивированное заклинание поиска.
   - Есть сигнал! - воскликнул почти одновременно с Тиррелом.
   - Мои слишком далеко, возьму Мышей. На всякий случай - свяжись с лордом Дайаниром.
   Не прошло и минуты, как перед нами стояли половина моего отряда во главе с Альевиром. Командир Мышей молча кивнул Тиррелу, передавая командование, и первый из бойцов шагнул в телепорт, развернутый в рекордные сроки.
   - Пост сдал, пост принял? - хмыкнул, вслед скрывшемуся в портале Тиррелу.
   - Лорд Тиррелинир всего лишь беспокоится о Вашей безопасности, - Альевир чуть заметно улыбнулся.
   С каждым днем мне все больше кажется, что Тиррел сомневается в моей адекватности. Или у него просто сезонное обострение? Вот уж не знаю... Зато оперативность Мышей не может не радовать - в последнее-то время дисциплина в отряде оставляла желать лучшего.
   - Распорядитесь, пусть свяжутся с лордом Дайаниром, и организуйте ему телепорт.
  
   Только когда бывший наставник ушел, я осознал, насколько неосмотрительно было перекладывать все дела на чужие плечи. Теперь, вместо того чтобы заняться хоть чем-нибудь полезным, я был вынужден маяться в ожидании, старательно отметая назойливо стучащиеся в голову мысли.
   Не желая отвлекать телепортистов, державших портал с этой стороны, отошел к окну, но вид величественных гор против обыкновения не принес спокойствия. Привычный способ отрешения от личных проблем - подумать о "делах государственных" - тоже не помог.
   В свете последнего открытия я был чересчур обеспокоен "степняцкими" браслетами. Меня держали в курсе всех исследований этого опасного артефакта, потому я почти не сомневался в своих выводах: браслеты - результат магии крови, и таинственное "благословление Степи" тут не причем. Просто их создавал слышащий. Любая неклассическая магия, так или иначе основывается на связи с миром, которая компенсирует заклинателям недостаток собственной силы. Эльфам, за редким исключением, не дано способности напрямую контактировать с миром, потому даже по готовым схемам никому не удалось воспроизвести это заклинание.
   У меня получилось бы, сейчас я был больше чем уверен в этом. Всего-то и нужно, что принести жертву - людская кровь для таких ритуалов подходит наилучшим образом. Возможно, даже убивать бы никого не потребовалось. Передернулся, слишком отчетливо представив себе процесс изготовления подобных браслетов.
   Не знаю, как далеко я зашел бы в своих размышлениях, но тут из телепорта начали появляться Мыши. Один из них нес Рея, бывшего без сознания, и я спокойно приказал отнести Рея в приготовленную для него комнату.
   Следующие несколько часов прошли как в тумане: прибывший лорд Дайанир взял все лечение на себя, отведя мне уже привычную роль донора. Лорд методично перекачивал из меня силу, так и не удосужившись толком объяснить, насколько тяжело состояние Рея. Сильных повреждений на первый взгляд у него не было: несколько достаточно больших, но неглубоких порезов, многочисленные гематомы и истощение магического резерва - ничего смертельного и непоправимого. На мой вполне резонный вопрос, зачем понадобилось вливание такого количества силы, лорд Дайанир, не особо вдаваясь в подробности, заверил, что ничего страшного Рею уже не грозит - мы успели вовремя. Рейгард прибег к использованию чужеродной силы, самой по себе несущей опасность для эльфа. Ее необходимо выместить, для чего и потребовалось накачать его энергией под завязку.
   - Магия крови?
   Пребывая в несколько взвинченном состоянии, я не смог удержаться и не задать волнующий меня вопрос. Слишком опасна для нас эта магия. - Нет, магия крови тут не причем. - Лорд как раз закончил плести последнее заклинание. Теперь осталось дождаться, пока оно выкачает из нас достаточное количество энергии. Ждать придется долго, и целитель все-таки расщедрился на объяснения. - Гном призвал силу гор, и, по-видимому, Рейгард ею и подзарядился, что было с его стороны крайне неосмотрительно. Хорошо еще большую часть силы он тут же потратил. Иначе бы лечение заняло гораздо больше времени.
   "Если бы вообще дало какие-то результаты", - мысленно продолжил за лорда, который, изменив своим принципам, не стал нагнетать обстановку. С отрядом, и правда, был гном, но в тот момент меня больше волновало состояние Рея. Теперь уже поздно пугаться, но задержись мы на пару часов, боюсь, получили бы его частично окаменевшее тело.
   - Надо будет провести еще один сеанс, - после долгой паузы лорд Дайанир снова подал голос, - желательно с кем-нибудь из ближайших родственников.
   - Его мать сейчас в замке, - констатировал, пока еще не задумываясь, стоит ли леди знать, какая именно опасность угрожала ее сыну, и как она вообще перенесет эту процедуру. - Впрочем, можно вызвать кого-нибудь еще, если ритуал слишком тяжелый.
   - Не стоит, леди Рилена вполне справится. Даже сильной усталости не почувствует.
   Кивнул, давая согласие на участие леди в лечении, и откинулся в кресле, оставив бесплодные попытки скрыть усталость.
   - А вот Вам стоит отдохнуть. Я подежурю. До своих покоев самостоятельно доберетесь?
   Надо же, а я и не заметил, что сеанс уже закончен.
   - Да, конечно, - низко поклонился, отчего в ушах тут же зашумело, - Спасибо, даэне.
   За дверью меня ждал Хионэль, что, с одной стороны, позволяло надеяться, что в случае чего в коридоре меня валяться не оставят, а с другой - придавало сил: все-таки хлопаться в обморок на глазах у охраны было бы уже слишком.
   Рухнув в кровать, я провалился в какую-то мутную полудрему, в которой мне почему-то привиделся лорд Дайанир, заставивший выпить какую-то горькую настойку. Перед тем как окончательно отключиться, я все-таки понял, что меня смущало, и даже успел спросить у целителя, зачем привлекать каких-то там родственников, если моя сила подойдет гораздо лучше. Глава рода я или кто, в конце концов? Кажется, мой вопрос лорда весьма позабавил, раз он в ответ лишь мило поулыбался.
  
   Леди Рилена.
   - Леди Рилена, у меня к Вам будет небольшая просьба.
   Я и раньше не смогла бы отказать Лорду Дайаниру - мало кто смог бы - теперь же я с радостью ухватилась за возможность хоть как-то отблагодарить целителя, спасшего моего сына от страшной участи.
   - Мне нужно отдохнуть. Состояние Рейгарда опасений уже не вызывает, но у меня есть еще один пациент, и оставить его совсем без присмотра я не могу. Я был бы Вам весьма признателен, если бы Вы с ним немного посидели.
   Стоит ли говорить, что я, не раздумывая, согласилась оказать столь пустяковую услугу? Конечно, гораздо охотнее я бы посидела с Рейем, но, увы, закончив исцеление, в котором я выступала в роли проводника силы, Лорд Дайанир выставил меня из комнаты, где спал сейчас мой сын. Мое присутствие вроде как могло потревожить энергетические микро-токи.
   Увидев "пациента", я на какое-то время лишилась дара речи, поэтому только и могла, что молча кивать, выслушивая инструкции целителя.
   - ... и, леди Рилена, делайте что хотите, но Повелитель должен выпить этот настой, когда проснется.
   - Лорд Дайанир, подождите! Я... не уверена, что справлюсь. - Брать на себя такую ответственность было страшно. Заметив, что целитель недовольно нахмурился, шепотом пояснила. - Не поймите меня превратно, я от обещания не отказываюсь, но и взять на себя такую ответственность, я не могу... Все-таки я не целитель.
   - Что ж, если Вы так беспокоитесь... думаю, Хионэль с удовольствием составит Вам компанию.
   Зачем тогда вообще привлекать меня в качестве сиделки? Охранник справился бы с этой задачей ни чуть не хуже... С другой стороны, вряд ли мне выпадет другая возможность выразить айиту Ильгизару свою благодарность за то, что отыскал Рея.
   - Лорд Дайанир... Могу я хотя бы узнать, что с Повелителем?
   Все же, надо признать, моя паника была несколько преждевременной, вряд ли с ним что-то серьезное, иначе в Сальтаре было бы не продохнуть от засилья целителей.
   - Хм... Можете, отчего ж нет? - Главный целитель хмыкнул, - Рея доставили ко мне почти моментально, но воздействие магии гор на организм уже началось, прибавьте сюда почти полное магическое истощение...
   Могла бы и сама догадаться! В большинстве сложных целительских ритуалов непременно участвуют два целителя - один, более опытный, плетет заклинание и направляет силу, источником которой является второй маг.
   - Но я же все это время была в замке?
   - При всем уважении, леди, всего Вашего резерва вкупе с жизненной энергией не хватило бы даже на то, чтобы обратить начавшееся окаменение.
   Растерянно кивнув целителю, опустилась в кресло рядом с кроватью. Никогда до конца не представляла себе всю мощь дара Повелителя, но, как бы то ни было, после ритуала он должен находиться на грани истощения.
   С офицером, охраняющим айита Ильгизара, я лично не была знакома. Впрочем, сомневаюсь, что Летучий Мыш стал бы поддерживать беседу. Названный Хионэлем вообще будто бы растворился в комнате, и через какое-то время я забыла о его присутствии. Пролистав обнаруженную на столе книжку, поняла, что уже читала ее. Впрочем, мне и без чтения было о чем подумать. Хотя бы о том, чем руководствовался лорд Дайанир, когда оставлял меня здесь дожидаться пробуждения Повелителя. Больше чем уверена, что он будет недоволен, когда поймет, что целитель наслал на него целительный сон, вместо того чтобы искусственно восстановить резерв.
   Сомневаюсь только, что мое присутствие как-то смягчит его гнев. Скорее всего, меня тут же выставят - благо охрана всегда под рукой. Не были мы никогда особо близки, другое дело - Арди, он в дяде души не чает. С тех самых пор как тогда еще совсем юный Ильгизар каким-то чудом смог отыскать Карлэ, потерявшегося во время снежной бури. Обеспокоенные родители мальчика связались со всеми знакомыми, в надежде, что их сыну хватило благоразумия не убегать в такую погоду в лес и что он просто сидит в гостях у кого-нибудь из друзей.
   Увы, ничего утешительного от нас они не услышали - последний раз наши дети виделись два дня назад. Карлэ не хотел уезжать из столицы, но это ведь не повод для побегов, не так ли?
   Арди так и не признался, что происходило с тех пор, как он тайком от взрослых, занятых поисками пропавшего ребенка, убежал во дворец, чтобы попросить помощи у могущественного дяди, которого видел-то всего раз в жизни - на представлении роду. Свято веря, что сын у себя в комнате видит десятый сон, я была, мягко говоря, удивлена, когда бесшумно появившийся на пороге гостиной офицер из личной гвардии Повелителя сообщил, что в настоящий момент Рей гостит во дворце и просит передать, чтобы я не волновалась. Сын вернулся только через день в компании того же офицера, несшего на руках бессознательного Карлэ.
   - Не стоит волноваться, леди, ребенок всего лишь спит. Повелитель выразил надежду, что произошедшее останется в тайне. Придумайте сами, что Вы сообщите родителям мальчика. - Отнеся Карлэ в одну из гостевых комнат, Мыш тут же поспешил откланяться.
   Друг Рея вернулся в семью, переехавшую тогда на север страны. Детская дружба постепенно сошла на нет, зато благодарность дяде переросла в крепкую привязанность, и с тех пор Арди был довольно частым гостем во дворце.
   Как Ильгизару удалось найти мальчишку, которого он ни разу в глаза не видел, так и осталось их секретом. Но, когда Арди бесследно пропал, я ни секунды не колебалась, обращаясь за помощью.
   Плотно сжатые губы, резкая складка даже во сне нахмуренных бровей, мраморная бледность... Не эльф - каменное изваяние.
   Смерть Главы - всегда потрясение для всего рода. Слишком многое от него зависит. Тот факт, что мальчишка, недавно справивший совершеннолетие, неожиданно стал главой древнейшего рода, конечно, мерк в сравнении с возведением на престол эльфа, не разменявшего даже первую сотню лет. Такое случалось впервые за всю историю Эльгардара. Лишившись в один момент и Повелителя, и своего Лорда, наш род - как, впрочем, и многие другие - готовился к тяжелым временам, но катастрофы так и не произошло.
   С тех пор у нас было почти полвека, чтобы увериться: глава рода Кхалед не оставит родича в беде - будь то лорд или самый младший. Но... Сомневаюсь, что он оплакивал даже горячо любимую невесту.
   Хотя, быть может, мы просто слишком привыкли отказывать Повелителю в праве испытывать хоть что-то кроме чувства долга. Было ли в те тяжелые для всей страны дни хоть кому-то дело до того, что чувствовал осиротевший парнишка? А ведь ему тогда было не намного больше, чем сейчас Рею.
  
   Повелитель.
   За что лорд Дайанир меня так ненавидит? Размышления на эту волнительную тему ни к чему не привели - за четверть часа после пробуждения, которое я, правда, счел нужным скрыть, леди Рилена так и не выразила желания покинуть мои покои.
   Мысленный допрос Хионэля расставил все по своим местам, и с каждой минутой идея выставить леди казалась мне все более и более заманчивой. Всего-то и нужно, что приказать охраннику попросить Рилену удалиться...
   - Леди Рилена, я Вас внимательно слушаю.
   Краем глаза заметил, что эльфийка вздрогнула и уронила книгу, которую я безуспешно пытался прочитать уже второй месяц.
   - Айит Ильгизар, лорд Дайанир просил Вас выпить этот настой.
   - Просил?
   О, я прекрасно представляю, в какой примерно форме выражалась эта просьба. Ну, раз лорд Дайанир просил... Сел в кровати, мимолетно отметив, что сил раздеться у меня вчера не нашлось. Принюхавшись, убедился, что мне предлагают давешнее пойло, из-за которого я все на свете проспал. Я и не ждал, что целитель восстановит меня за четверть часа как в прошлый раз - он и сам устал не меньше меня - но усыплять меня подобным образом было как минимум противозаконно.
   - Как Рейгард? - Разведка уже донесла, что лорд Дайанир вместе с леди завершили лечение Рея.
   - Сейчас он спит.
   Значит, не одному мне так повезло. Лорд всех без разбору усыпил, чтоб не дергались. Отставил чашку, так и не выпив ни капли.
   - Айит Ильгизар, позвольте выразить Вам благодарность за то, что спасли Рейгарда, - эльфийка присела в низком реверансе. - Лорд Дайанир рассказал, что Вы сделали для него.
   Отрывисто кивнув, спустил ноги на пол и попытался нашарить сапоги. Если леди оскорбляет подобное поведение... Что ж, в следующий раз не будет столь бесцеремонно врываться в мои покои. Хотя... эльфийка-то как раз ни в чем и не виновата.
   - С Вашего позволения я пойду?
   Леди наконец-то удалилась, напоследок все же попытавшись выполнить поручение целителя. Все так же безуспешно. Стоило ей скрыться, и коварный настой был безжалостно вылит в канализацию.
   - Повелитель, Вы уже встали? - "искреннее" удивление лорда Дайанира лишь придало решимости разобраться с целителем, не считающимся с интересами своих пациентов.
   - Лорд Дайанир, я попрошу Вас впредь сообщать мне о подобных последствиях лечения.
   - Как Вам будет угодно. - Целитель чуть заметно поклонился, - Мы завершили лечение лорд Рейгарда, сейчас он в полном порядке, правда, проснется еще не скоро.
   - Раз уж мы договорились... довожу до твоего сведения, что если ты все же откажешься добровольно выпить снотворное, мне придется применить более радикальные способы лечения.
   Бесполезно что-то доказывать магу, способному вырубить тебя, просто пожелав этого. А когда все эти противоправные действия еще и прикрываются священным долгом Главного целителя обеспечить стране трудоспособного правителя... Пару часов на общение с Тиррелиниром - вот и все, что мне удалось выторговать у решительно настроенного лорда. Ровно через два часа сработает столь милостиво отсроченное заклинание, так что лучше мне к тому времени быть уже в кровати. Ловить меня по всему Эльгардару, чтобы выполнить свою миссию, целитель явно не собирался.
   Предупредив Тиррелинира, что времени у меня в обрез, выслушал предварительный отчет о расследовании похищения Рея, и, надо сказать, он меня не порадовал - в деле оказались замешаны не только гномы. Тиррелинир уже успел посетить место, где прятали Рея, но выяснить, кто использовал давно заброшенный дом как тюрьму, пока не удалось. Подрывная работа гнома уничтожила все следы, включая магические.
   Сам подрывник на контакт шел неохотно, на все вопросы отделывался односложными ответами. Впрочем, и без его показаний было ясно, кто поднял на воздух временное место заключения и кто накачал Рея опасной силой.
   Другое дело, что гном больше походил на того самого гипотетического заложника, чем на похитителя, так что его на время оставили в покое, разместив под усиленной охраной подальше от гор. Рейгард очнется, там и решим, что делать.
   Несколько неожиданным для меня оказалось сообщение о прибытии делегации подгорных жителей. Бывшие заложники полным составом давно уже у нас, потому я, к тому же толком не пришедший в себя после сомнительных методов лечения, практикуемых лордом Дайаниром, и думать забыл, что время, отпущенное гномам, истекло. И в любом случае - знает старейшина, что Рейгард уже у нас, или даже не догадывается об этом - он должен был как-то отреагировать на мой ультиматум.
   - Подождут до завтра. - Теперь, похоже, наша очередь трепать им нервы.
   Я и так потратил уйму времени, пытаясь по-быстрому разделаться с самыми важными делами.
  
   Глава 8.
  
   С каждым днем лорд Дайанир набирает все больше и больше рекрутов с одной единственной целью: не допустить меня к делам государственным. Тянет на заговор, минимум на саботаж, но.... подозреваю, целителю просто доставляет удовольствие наблюдать за моими тщетными попытками отстоять право на бодрствование.
   - В одной чудной солнечной пустыне жили-были карлики. Жили - не тужили, пока однажды не постигла их беда: пробудился от многовекового сна каменный великан... - Задумавшись, я не сразу сообразил, к чему Тиррелинир вместо доклада мне сказочку с утра изволит рассказывать. На произвол лорда Дайанира друг в лучшем случае просто закрывал глаза, обычно же - подшучивал по этому поводу при каждой удобной возможности.
   - ... и был беспощаден он в злобе своей. Три дня и три ночи летели маленькие ручки-ножки во все стороны, прежде чем утолил он жажду разрушения. - Потрясенное молчание на том конце связи было мне лучшей наградой. А вот нечего тут надсмехаться. Пусть младших своих ловит и им сказочки рассказывает, леди Рилена очень рекомендовала. - Рейгард уже проснулся?
   - Давно, я уже успел с нашим "узником" пообщаться и вернуться. Сидим вот, тебя ждем.
   - Сейчас буду.
   - Скажу карликам начинать бояться.
   Рейгард иногда хуже ребенка, честное слово. С пеной у рта доказывает Тиррелиниру, что, даже если гном все лишь "выполнял условия договора", все равно он его спас. Впрочем, послушать их "пикировку" было интересно - сам я пока до конца не определился, как относиться к действиям гнома. С одной стороны, не сними он браслетов, нашего прибытия Рей мог просто не дождаться, даже если бы чудом выжил после обвала здания. С другой - помощь гнома чуть не обернулась для моего племянника еще более страшной смертью.
   - И все же, лорд Рейгард, смею Вас заверить, если бы горный разведчик счел, что Вы ему действительно что-то должны, Вы бы это почувствовали.
   - Лорд Тиррелинир, если я не ощущаю "долга жизни", это не значит, что я не могу испытывать простую благодарность.
   Не значит. "Долг жизни" - весьма специфическое явление, далеко не всегда предполагающее искреннюю благодарность. И наоборот.
   Лишенный Дара мог рассчитывать на уплату "долга жизни", только если спасенный добровольно принесет соответствующую клятву. Впрочем, применение магии для спасения чьей-то жизни тоже не гарантировало его возникновения. Долг неизбежно возникал лишь в одном случае: если маг разделил с умирающим жизненную энергию, то есть не только потратил весь резерв, но и рисковал своей жизнью. Такое случалось не так уж редко, но в большинстве случаев в роли спасителей выступали целители, которые при посвящении давали особую клятву, заранее отказываясь от таких долгов.
   В уплату маг мог потребовать все, что угодно, за одним исключением: долг жизни нельзя оплатить чужой жизнью. Цену редко назначали сразу - живем мы долго, и тратить такую возможность попусту как минимум неразумно.
   Само явление долга жизни к классическому Дару никакого отношения не имеет. Это магия самого мира, что, несомненно, играет на руку неклассическим магам, вроде того же горного разведчика. Но раз Рей ничего подобного не ощущает, значит, и беспокоиться не о чем. Уж с благодарностью своей он и сам как-нибудь разберется. Хотя... иногда проще ощущать себя должным.
   - Доброго утра, - не стал дожидаться, пока меня заметят, и решил обнаружить свое присутствие.
   - Доброго утра, айит Ильгизар. - Племянник тут же обрадовано подскочил, тогда как Тиррел ограничился небрежным кивком, попутно бросив смеющийся взгляд в сторону более эмоционального Рейгарда.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, спасибо. - Рей оглянулся на Тиррела, намекая, что хотел бы поговорить со мной с глазу на глаз.
   - Пойду что ли, телепортистов пну. - Друг сегодня был на редкость благодушен, раз не стал дожидаться просьбы ненадолго нас оставить.
   - Ильгизар... - Тиррелинир выдержал долгую паузу, - Если когда-нибудь свершится чудо и страна дождется от тебя наследника... - Похоже, с выводами я все же поспешил, - сделай одолжение: не травмируй детскую психику, не рассказывай ему сказки.
   - Мать уже видел? - Рейгард поспешно и, как мне показалось, несколько затравленно кивнул. - Сильно влетело?
   - Она просто волновалась. - Племянник виновато улыбнулся. - Айит Ильгизар... Я хотел сказать спасибо и... Мне жаль, что из-за меня Вам пришлось... - достаточно было нахмуриться, чтобы племянник перестал нести ахинею.
   - Будем считать, что последнего я не слышал. И вообще, боюсь, в сложившейся ситуации мне больше пристало выражать подобные сожаления. - В конце концов, не будь он моим близким родственником, кому бы пришло в голову его похищать?
   - Прошу прощения, айит Ильгизар, но, боюсь, я тоже недослышал, что Вы только что сказали.
   Усмехнулся в ответ на его хитрую улыбку.
   - Я говорю, - от официальной охраны ты теперь не отвертишься.
   Увидев, как вытянулось лицо Рея, не ожидавшего от меня такой подлости, не стал себя сдерживать и рассмеялся. Уж в компании племянника я могу позволить себе немного расслабиться.
  
   В сравнение с прошлой эта встреча с гномами обещала стать приятной беседой - для нас, разумеется - все заложники освобождены, предположительно родственник старейшины у нас... Задерживать его дольше необходимости никто не станет, хотя бы потому, что Рейгард за него просил, но гномы-то этого не знают. В общем, все складывалось как нельзя лучше, и моя искренняя нелюбовь к гномам несколько поугасла.
   - Ильгизар, ты на старейшину аркана смерти случайно не цеплял? - Что же сегодня за день такой? Стоит только о ком-то хорошо подумать, как они сразу же спешат меня разочаровать. Расслабишься вот так на минутку... - Тогда у нас небольшая проблема.
   Стоящий по правую руку от старейшины гном под моим взглядом заметно вздрогнул, а вот старейшина и бровью не повел. Словно плевать ему и на "аркан смерти", о котором он не мог не знать, и на трон свой, и на пропавшего родственничка, если Тиррел, конечно, не ошибся. Явно ведь переживает не лучшие времена, иначе бы таких слабонервных в его свите не было. Увы, от меня незадачливый гном сочувствия сейчас вряд ли дождется.
   - Проследить поводок успеете? - Сам гном нам уже ничего не расскажет, даже если предъявить ему заложника: просто не успеет. Жаль, мне было бы очень интересно послушать о похитителях Рея.
   - Можно в принципе попробовать удержать его на грани, но гарантий, что он не прикажет жить раньше времени, нет. В принципе, ему что так, что эдак не жить... Тянуть?
   Выследить мага, державшего аркан, в принципе несложно: достаточно нащупать "повод" и потянуть его на себя. Увы, поскольку он рассеется вместе со смертью жертвы, можно не успеть определить, откуда он идет, и нить, ведущая к шантажистам-похитителям, будет потеряна.
   - Подожди.
   Между делом ответил старейшине на пространственные приветствия, чем спровоцировал новый поток словоизвержения. Мне даже интересно стало, насколько гном может растянуть церемонию начала переговоров. Боюсь только, следящему за ним шантажисту это надоест раньше меня. Исчезновение заложников было трудно не заметить - наш гном наделал много шуму. Но раз старейшине до сих пор сохранили жизнь, значит, все еще надеются от него что-то получить, а он все тянет, устроил тут спектакль одного актера...
   - Лорд Дайанир, - Связь с целителем долго настраивать не пришлось - нужный амулет с недавних пор у меня всегда под рукой, - Вы мне нужны.
   - Три минуты. - Что ж, надеюсь, у гнома они есть.
   - Мы занимаемся благотворительностью? - Тиррел поначалу скептически отнесся к моей идее. Понятно, что гномы нам и так уже задолжали, а с самого старейшины много не получишь. - Хотя... - Друг таки ухватил мою мысль, и, судя по довольным интонациям, она пришлась ему по душе, - парочку горных мастеров к нам в штат с него стрясти можно.
   - Повелитель, прежде чем мы перейдем к делу, позвольте преподнести Вам небольшой подарок. - Гном бросил на меня неопределенный взгляд и подал знак одному из своей свиты.
   Вокруг меня одновременно возникло сразу три щита - не одному мне показались подозрительными столь "своевременные" подарочки.
   - Прошу Вас. - Старейшина с поклоном передал мне открытый ларец с каким-то невзрачным камушком.
   - Что это? - Я не спешил принимать странные дары, пусть ничего подозрительного и не заметил, даже прислушавшись к миру. Обычный кусок горной породы, никакой магии.
   - Этот камень достали из самого сердца гор.
   Бросаю незаметный взгляд в сторону специалиста по горному региону и тут же получаю мысленный отчет: нам только что оказали "великую честь". Трактовать такой дар можно двояко: в военное время - как предложение перемирия, в мирное же - как просьбу о помощи. Все это, конечно, весьма любопытно, но не слишком ли гном перемудрил со своими намеками?
   - Боюсь, мы не сможем отдарить Вас чем-то равнозначным, - Разве что листик из старого леса принести... Вот бы он посмеялся, узнав, как нас облагодетельствовали гномы. Надо же, какая честь! Камешка завалящего не пожалели. - Но, мы, безусловно, оценили честь, оказанную нам горным народом, и, пусть мы пока не в силах закрыть глаза на все предыдущие оскорбления, нанесенные нам, должны признать, что они сильно померкли в свете этого дара.
   Увы, шантажист, приглядывающий за гномом, не оценил моей сентенции, заподозрив что-то неладное, или наоборот, так впечатлился, что решил избавить гнома от дальнейшего унижения. Как бы то ни было, старейшина не стал дожидаться, пока его избавят от смертельного заклинания: неожиданно захрипел и, неприглядно выпучив глаза, медленно осел на пол.
   - Я его держу. - Я вздрогнул, не заметив появления лорда Дайанира. - Лорд Тиррелинир, у Вас есть пять минут.
   Смотреть на бьющегося в агонии гнома было не самым приятным занятием, и я мысленно связался с лордом Альевиром, чтобы обсудить с ним текущие дела.
   Свите старейшины до своего главы не было никакого дела. Они не попытались хоть что-то предпринять и, сбившись в кучку, что-то в полголоса обсуждали, предоставив лордам делать с их правителем что угодно.
   - Готово, - Тиррелинир поймал конец аркана.
   - Господа, среди присутствующих есть целители, горные мастера или хотя бы разведчики? - Лорд Дайанир хмыкнул, не дождавшись от гномской делегации ни одного положительного ответа. - Тогда будьте добры, освободите помещение.
   Гномы, может, и рады бы были покинуть тронный зал, но послушаться "простого" целителя им не давали то ли природная спесь, то ли вполне справедливые опасения, что столь вопиющее нарушение этикета может выйти им боком.
   Надо признать, выглядел лорд Дайанир несколько затрапезно... или живописно, это уж как посмотреть: халат, полностью скрывающий дорогую одежду, был расцвечен пятнами сомнительного происхождения, волосы собраны в простой хвост. Разряженным в пух и прах гномам он особого доверия, похоже, не внушал. Однако стоило мне намекнуть, что с ними продолжать переговоры никто не намерен и их больше не задерживают, тут же откланялись и разбрелись по гостевым покоям.
   - Повелитель, гном, вытащивший Рейгарда, еще здесь? Пусть пригласят его сюда. Поддерживать жизнь я могу еще долго, но вот за восстановление энергетических потоков, пожалуй, не возьмусь.
   - Ну, дед, ты даё-е-шь!
   Все-таки внук... и, похоже, он не сильно обрадовался, обнаружив старшего родича лежащим без сознания посреди тронного зала. Гном обвел равнодушным взглядом всю нашу компанию, ни на ком подолгу не задерживаясь. Наконец, он разглядел в замызганном целителе родную душу и счел его наиболее подходящим собеседником.
   - Ты случаем не знаешь, чего они от меня хотят? - Гном не утруждал себя соблюдением хоть каких-то правил приличия.
   - Вашему родичу нужна помощь, разве это неочевидно? - Тиррелинир, закончивший мысленную раздачу ценных указаний своему отделу, тут же принялся пристраивать гнома к делу.
   - А он мне точно за это спасибо скажет? - Да... с родственниками старейшине повезло не намного больше, чем с "соратниками".
   - Лорд Тиррелинир, - сейчас по неоднократному обкатанному сценарию мой выход, - Пригласите кого-нибудь из свиты грайдэхарга. Пусть засвидетельствуют, что господин горный разведчик отказался лечить сородича. Мы снимаем с себя ответственность за дальнейшую судьбу главного старейшины.
   - Приглашайте, - гном равнодушно пожал плечами. Парочку коротышек в костюмах побогаче тут же отловили и под чутким руководством Тиррела доставили к нам. Внук старейшины недоуменно хекнул (видимо, до этого счел мои слова блефом), задумчиво почесал бороду, от чего свитские недовольно скривились. - Ладно, я на вас посмотрел, вы на меня посмотрели, всего хорошего.
   Внук явно пошел не в дедушку. Впрочем, что возьмешь с вольного разведчика?
   Мрачно буркнув что-то себе под нос, гном медленно подошел к деду, присел рядом с ним на корточки, снова почесал бороду. Поднял мой "подарок", выпавший из ларца, покрутил его и зачем-то положил на живот лежащего гнома, хмыкнул.
   - Тележка найдется? Любая, лишь бы невысокая и прочная. И веревок бы мне еще... - гном, прищурившись, окинул критичным взглядом лежащее на полу тело и уточнил, - подлиннее.
   Требуемое доставили достаточно быстро, и гном с помощью слуги водрузил деда на платформу на колесах, о первоначальном предназначении которой оставалось только догадываться. Отошел, полюбовался на получившуюся композицию, недовольно поморщился, вернулся, сложил ему руки на животе, вложил в них мой камешек и вроде бы на этот раз остался доволен.
   - Все, целитель, можешь, отпускать, - из рук старейшины брызнула каменная крошка, и на наших изумленных глазах тело его стало окаменевать. Кажется, сказочка Тиррела оказалась пророческой. Только с размерами он слегка промахнулся - гном до великана не дотягивает... Самую малость. - Через пару дней можно будет будить. Только вы уж с ним поаккуратнее что ли... - Гном закончил вязать узлы, надежно прикрепив родича к тележке. В заключение он что-то буркнул уже на гномьем, но перевод не заставил себя долго ждать: "Дед меня убьет".
   - Я за ним присмотрю.
   На месте гнома я бы не стал с такой легкостью доверять родича лорду Дайаниру, но нашему несостоявшемуся заложнику и возразить-то толком было некогда. Тиррелинир, обрадованный, что объект начал сотрудничать тут же утащил его из зала, обещая кое с кем познакомить.
   - Кто на этот раз? - спросил, когда в зале остались лишь мы с лордом Дайаниром да окаменевший гном. - Лягушки?
   - Да нет, - лорд Дайанир поморщился и, махнув рукой, все же стащил халат, - лягушек эти давно уже сдали... - Ну да, стал бы он участвовать в опытах младшекурсников. - Спасибо, что пригласили, весьма познавательная была операция. Версия, что во время второго магического катаклизма, гномы отсиделись на нижних уровнях своих шахт, больше не кажется мне такой привлекательной.
   - Думаете, что они просто на время окаменели?
   - Вполне возможно... Удивительно стабильный фон, и в первом приближении окаменевший гном не подвержен магическому воздействию... Вы не против, если я немножко с ним поковыряюсь? Внук его моих экспериментов не заметит. А даже если и заметит... мы не хуже некоторых прикидываться умеем. - Заметив мое недоумение, целитель пояснил, - Он ведь не просто так ходил тут кругами: настраивался на камень, ну и нас заодно развлекал, чтобы мы поменьше внимания на его манипуляции обращали. Только во время ритуала он все равно слишком раскрылся... - Дайанир довольно улыбнулся. Если не покопаться у гнома в голове, то заклинание рассмотреть, наверняка, ведь успел. Я даже щели в защите гнома не заметил, а он говорит "слишком раскрылся". Поневоле себе нерадивым студентом ощущать начинаешь. - Ну так что, я посмотрю?
   Пожал плечами, если лорду Дайаниру интересно, почему нет? Чем больше мы знаем о своих соседях, тем крепче наша "дружба".
   - Даэне Дайанир... - Нахмурился, поймав себя на мысли, что в последнее время употребляю это обращение слишком часто.
   - Да? - Целитель отвлекся от задумчивого созерцания своей каменной жертвы.
   - Через две недели я с лордом Кармиром буду проходить очередную ступень.
   - Да-да, я помню. - Еще бы он не помнил, ему ведь придется приводить меня в порядок после изнуряющих занятий.
   - Даэне, Вы... - Все равно он там будет, почему бы не попробовать... Вдруг согласится? - не могли бы дать мне несколько уроков ментальной магии?
   Просьба целителя заметно удивила, он задумчиво хмыкнул, покосился на застывшего гнома, словно советуясь с ним.
   - Хм... Хорошо. При условии, что до наших занятий и во время них Вы будете соблюдать соответствующий режим.
   Нехотя кивнул, признавая, что на этот раз требование вполне справедливо. Будь я студентом Академии, меня бы просто не допустили до практикума по менталке, не выспись я как следует перед занятием.
   - Лорд Дайанир, что Вы хотите в качестве компенсации за затраченные усилия? - Не знаю, что предложить лорду в качестве платы за занятия. Проводить он их, в общем-то, не обязан, но вряд ли его устроит обычный гонорар.
   - Ну что Вы, Повелитель, для меня это большая честь. - Целитель церемонно раскланялся и, толкнув в раскрывшийся телепорт тележку с гномом, скрылся и сам.
  
   Глава 9.
  
   Разметав опавшие листья, во двор ветром ворвались всадники, возглавляемые хрупким юношей на чалом жеребце. Он, красуясь, резко осадил коня, небрежно бросив поводья подбежавшему слуге, легко соскочил на землю и приветливо помахал мне рукой.
   Тиррелинир бросил на меня обеспокоенный взгляд. Он слишком хорошо меня знает, поэтому сразу уловил резкий перепад моего настроения. Для остальных мое лицо продолжало выражать немного высокомерное равнодушие. Я - Повелитель, а, значит, единственное, что меня может волновать - это судьба моего народа. А то, что у меня никого нет, так оно и лучше - некому устраивать заговоры. Надо только обзавестись наследником...
   Очередной весенний праздник, очередной пышный бал... Кажется, когда-то это доставляло удовольствие. Раньше, когда отец... Стоп. Повелитель должен мягко улыбаться, теплым взглядом сопровождая пожелания и наставления своему народу, а не сидеть отрешенно на холодном троне, пустыми глазами смотря в зал. Праздник, пробуждение природы после снежного сна. Вот только веселиться не хочется, а вымученная улыбка выглядит даже хуже привычного равнодушия.
   Встаю и спускаюсь в зал. Придворные кланяются, выказывают почтение, - но с того дня я знаю, - это пустая мишура. Когда отец погиб, они улыбались так же.
   Молодые эльфы беседуют, смеются, наслаждаются жизнью, - их не ждут бесконечные бумаги и совещания, а ответственность не давит на плечи. Не могу здесь находиться, но этикет не позволяет покинуть зал. Старшее поколение, чуть насмешливо смотрит на развлекающуюся молодежь, степенно обсуждая дела. В этой части зала чуть легче - можно хотя бы не притворяться, что ты в восторге от нового наряда леди Лиаты или сплетен о лорде Тоэне. Ненадолго включаюсь в разговор Советников, к беседе присоединяются лорды провинций, Тиррелинир, резко помрачнев, уходит, - но, увлеченный разговором, я этого не замечаю. Понемногу и лорды включаются в круг танцующих, рядом со мной остается несколько эльфов, ведущих непринужденную беседу, на которую я почти не обращаю внимания.
   - Бал прекрасен. Неужели проблемы важны настолько, что не позволяют Вам наслаждаться праздником? - спрашивает лорд Хейлинир дхаэ Исвальд, отец Тиррела, до сих пор не простивший сыну работы в СБ.
   - Работа порой интересна не меньше, чем развлечения, - не говорить же ему, что надоело до хаоса все это показное поклонение и фальшивые эмоции.
   - Что ж, тогда Вы не сочтете за наглость несколько вопросов? Некоторые торговые дома являются практически монополистами, - импорт из человеческих земель, конечно, не самый простой и выгодный бизнес, но в силу отсутствия конкуренции... Разговор об экономике Эльгардара оказывается неожиданно увлекательным. Я пропускаю момент, когда легкие модные мелодии понемногу сменяются звуками древнего напева. Главный танец сегодняшнего бала, не думаю, что получится отказаться... О нет! С трудом сдерживаю обреченный вздох. Сквозь толпу решительно продвигается леди Лильяна, как же не хочется выслушивать щебет о достоинствах той или иной ее дочери! Взгляд останавливается на скромно рассматривающей картины на стенах эльфийке, робко прячущейся за широкой спиной Хейлинира.
   - Вы не представите мне свою спутницу?
   - Моя племянница, Амирра Нориниэль Лиара ар Исвальд. Она недавно в столице... Норин? Лорд подзывает отчаянно смущающуюся девушку, которая тотчас склоняется в изящном реверансе.
   Леди Лильяна совсем близко...
   - Вы не подарите мне этот танец? Или леди предпочитает беседы об экономике?- срывается с языка.
   - Большая честь для меня, Повелитель, - хрустальный голос эльфийки вплетается в древнюю мелодию.
   Леди Исвальд прекрасно танцует, о чем я не медлю ей сказать. Девушка улыбается:
   - Признаться, экономика интересует меня не меньше, чем танцы...
  
   Потом, когда заговор был раскрыт, Тиррелинир принес мне дневник Норин, в котором она писала обо мне:
   Праздники, балы, званые обеды, рауты, прекрасные платья и огромные букеты, дорогие подарки и счастливые глаза лучшего эльфа в мире... Дворцовая жизнь закружила меня в цветном водовороте, я сияла, наслаждаясь вниманием Повелителя. Ильгизар... Он попросил звать его по имени в первый же день знакомства. Совсем не такой, каким я его представляла, - холодный и властный перед всей страной, со мной он был добр и обходителен, улыбчив и ласков. Я просто тонула в океане любви и расцветала с каждым днем. Ослепленная этим чувством, я была абсолютно счастлива.
   Во дворце появились новые друзья. Родственники, пригласившие в столичную резиденцию, были только рады за меня. Но постепенно первоначальное восхищение поутихло. Ильгизар подолгу пропадал на советах и аудиенциях. Дворцовые разговоры заставляли сердце биться тревожней.
   - Главное для Повелителя - судьба его народа. Он никогда не будет любить тебя по-настоящему, ты всегда будешь для него на втором месте. В лучшем случае... Он так добр и нежен? Все политики прекрасно умеют изображать любые чувства и эмоции...
   Неужели эти прикосновения и поцелуи - просто обман?
   - Повелителю в любом случае нужен наследник. А ты так робка и скромна, вряд ли будешь претендовать на власть. Вот увидишь! Сильно ли любил айит Ильтагир свою супругу? Ее забыли сразу после рождения принца... Тебе уже не сбежать из золотой клетки, никто тебя не отпустит... Ты слишком выгодная партия... Нет, род за тебя не заступится, - отдав ненужную девчонку, они укрепят свое положение в обществе...
   Дядя так добр и гостеприимен! Они все рады за меня или... Я ведь совершенно обычная, даже не самая красивая, Ильгизар... Повелитель никогда бы меня даже не заметил среди придворных леди, и уж точно бы не полюбил. Кто я и кто он?
   - Бедная девочка, никогда не сможешь найти настоящую любовь, ты стала жертвой политической необходимости... Хотя... ведь есть шанс все исправить! Нет, слишком рискованно... Может и не получиться... Вот только если ты поможешь! Больше никто не пострадает от этой несправедливости! Только не говори кузену, все они давно тебя продали... Ведь ты мечтала стать актрисой? У тебя талант! У этого... предателя, недостойного быть Повелителем, нет ни одного шанса помешать твоему счастью, сломать твое будущее... Пусть он верит, что ты ничего не знаешь о его планах...
   Как тяжело! Его глаза сияют, когда я подхожу ближе. Как жаль, что все это, - лишь игра для него!
   Хотелось сбежать - от этих поцелуев и ласк, таких всепоглощающе искренних, что можно поверить, что все взаправду, если постоянно не напоминать себе о словах новых друзей. Невыносимо было смотреть, как этот эльф будто преображается, когда видит мою улыбку. Как пропадает из его глаз усталость и обреченность от одного моего прикосновения...
   Я забыла о предупреждениях друзей только однажды. Я сидела на мраморном бортике фонтана, опустив руку в воду и отрешенно глядя на окна дворца. Задумавшись, я не заметила, что по парковой дорожке идет Ильгизар. Я ведь люблю его, не смотря ни на что! Почему я не могу быть счастливой? По щеке скатилась слезинка. Услышав судорожный вздох, девушка подняла глаза и увидела того, кто разбил ей сердце. Ильгизар стоял, не решаясь подойти ближе. Бледный и обеспокоенный. "Он боится за меня?"- подумала я. Её горе, казалось, убивает его, он медленно подошел и сел рядом с мной. С неподдельным беспокойством в глазах провел пальцами по ее щеке, стирая влажный след.
   - Норишка... что-то случилось? - И я потерялась в этом взгляде. Снова побежали слезы. Эльф взял ее на руки, прижимая к сердцу. Теплые нежные губы собирали соленые капли. Он поцеловал ее робко, как в первый раз. - Я не могу жить без тебя...
   - Норишка... - прошептал Ильгизар, не отпуская. В глазах - беспокойство, желание защитить и светлая, бесконечная любовь. Не раздумывая, я ответила на поцелуй.
   На руках, бережно, как самое дорогое сокровище, он принес меня в свои покои. Горячие поцелуи высушили слезы, сильные руки прошлись по застежке платья, ослабили шнуровку корсета, легко касаясь обнаженной спины. Я просто тонула в океане нежности, забыв обо всем. Ведь только одно важно на всем белом свете!..
   Моё недолгое счастье перечеркнули голоса, змеиным ядом просочившиеся сквозь трещинки сомнения. Алчные, потные и предвкушающие, они давно поймали меня в свои сети, заставив меня саму плести для себя удавку.
   - Ты просто молодец! Осталось совсем немного... Лорд Тиррелинир хочет нам помешать, нужно его отвлечь... Это просто снотворное, совершенно безопасное. И браслеты, на всякий случай. Мы поговорим с ним, заставим отпустить тебя, не позволим сломать твою жизнь... Верь нам!..
  
   Я вспоминал наш последний разговор.
   - Но это невозможно... - потрясенно выдохнул, а вот вдохнуть уже не смог, настолько меня поразила новость. Нежно сжал теплые ладошки, не в силах выразить радость от нежданного счастья.
   - Ты не рад? - потерянно прошептала Нора.
   Порывисто обнял, испугавшись, тут же ослабил объятья, бережно поглаживая чуть вздрагивающие плечи.
   - Как я могу быть не рад? Такое счастье... Я думаю, стоит перенести свадьбу. Зачем ждать?
   - Но...
   - Ты же не передумала? - перепугался я. Нет, у меня не было ни малейшего повода сомневаться в Норишке. Просто иррациональный страх, что что-то может испортить такое хрупкое счастье. Осторожно стер слезинку, скатившуюся по ее щеке, и широко улыбнулся в ответ на робкую улыбку. - Что я могу сделать, чтобы эти прелестные глазки больше никогда не плакали?
   Застыл, залюбовавшись аурой Норишки - перламутрово-белая и ярко-зеленое сияние, окутывающее хрупкую фигурку. Еще недавно его не было. И как я раньше не заметил? Надо же быть таким идиотом.
   - Ты прекрасна... Норишка.
   - Выпьем за здоровье нашего малыша? - мягко перехватил руку, отобрав бокал с легким игристым вином.
   - Норишка, тебе не стоит.
   Эльфийка притворно надула губки.
   - Мы еще не поженились, а ты уже командуешь, - не удержавшись, рассмеялась. - Я и не собиралась, выпей ты.
   - За здоровье нашего малыша.
   Счастье пьянило сильнее вина, кружилась голова... я мягко осел на пол. Усилием воли разогнал мутную дымку перед глазами, сознание тут же прояснилось.
   - Прости.
   - Пить яд за здоровье... плохая примета.
   Эльфийка вздрогнула, обняв себя за плечи, тихо сказала:
   - Не говори так. Ты же не желаешь зла нашему ребенку.
   - Все же нашему? - незаметно пошевелил пальцами, яд скоро прекратит свое действие. Мне нужно две минуты, чтобы оцепенение прошло. - Почему?
   - Думаешь стать твоей женой, - предел мечтаний?
   - Нет. Я так не думаю.
   - Странно... А вот весь мой род почему-то уверен в этом.
   - Почему ты не сказала мне... - Смиренно жду, пока то, что некогда казалось смыслом жизни, втопчут в грязь.
   - А потому что я не могла разочаровать свой род. Столько радости было, что Повелитель обратил свое сиятельное внимание на ничем не примечательную девчонку.
   Действительно, проще убить навязанного жениха...
   - Леди, отойдите от него, - остальные заговорщики появились раньше, чем хотелось бы. Голос говорившего мне незнаком, а чтобы разглядеть лицо, придется повернуть голову, и тем самым выдать себя. Пришедший неожиданно разозлился, - Я же сказал тебе надеть на него наручники, глупая девчонка!
   Бесцеремонно оттолкнув Норин, пришедший метнулся ко мне, чтобы исправить эту досадную оплошность, но меня там уже не было. Подлетев к застывшей посередине комнаты эльфийке, активировал телепортацию. Не хватило какой-то секунды. Меня резко дернуло, швырнуло в сторону, со всей силы ударив об стену.
   - Хорошая попытка, и глупая, неужели, Ваше Величество, Вы думаете, я откажу себе в удовольствии первым поздравить Вас с наследником? - на моих руках защелкнули антимагические браслеты.
   - Что Вы хотите?
   - А какая тебе собственно разница? - за спиной хлопнула дверь, - Уведите его.
   Браслеты - вещь неприятная, но этого явно мало, чтобы меня удержать. Вывернулся из захвата, сбив державших меня за руки, обезоружил ближайшего эльфа. Конечно, чужой меч будет плохо слушаться, но до своего я увы, дотянуться уже не успею.
   Прокручиваю бой... победить с одним только мечом, и то чужим, боевых магов сложно. У меня не получилось. Отвлекся на вскрикнувшую Норишку, этого хватило, чтобы полностью обездвижить меня.
   - Не трогайте ее! - рванулся к раненной девушке, но в этот раз меня держали крепко.
   - Прости, но оставлять твоего наследника топтать землю, было бы неразумно.
   Смерть Норин, потом моя, медленная и мучительная, промелькнули в одно мгновение.
  
   Неясный шум вырвал меня из воспоминаний, и я увидел, как кто-то, смазанной тенью рванулся к моему племяннику и, сбив его с ног, приставил к горлу кинжал. Я жестом остановил стражников, - не стоит провоцировать этого сумасшедшего, - и стал обходить его по широкой дуге, одновременно плетя дематериализующее заклинание. Сейчас я видел только его напряженную спину. На балконе неслышно появились лучники, взяли нападавшего на прицел и замерли, - стрелять было слишком опасно. Я увидел бледное лицо Рейгарда, тоненькую струйку крови, сбегающую по его шее, короткий замах кинжалом, нападавший медленно встал, и, сделав шаг назад, отвернулся. А в следующее мгновение стражники уже повалили его на землю, вниз лицом, заломив руки за спину. Я подлетел к Рею, рядом с его головой торчала рукоятка кинжала.
   - Ты как?!
   Рейгард медленно поднял руку и, ощупав свою шею, шепотом сказал:
   - Да вроде голова на месте, - я помог ему подняться.
   - Повелитель, что прикажете делать с преступником? - несостоявшийся убийца стоял на коленях, руки его были связаны за спиной, а к шее приставлены два клинка. Повинуясь моему жесту, стражник дернул его за волосы, заставляя того посмотреть на меня. Длинные волосы рассыпались по плечам, и я встретился с его взглядом полным ненависти. "Не сдержавший слово. Как ему можно после этого верить?"
   - В камеру его.
   Я спускался на нижний уровень дворца, с трудом скрывая свое разочарование. Взгляд, которым одарил меня Тиррелинир, выразил лучше слов мысли, терзавшие меня. Я зашел в комнату для допроса - Рока уже привели и приковали к стене.
   - Почему ты напал на Рейгарда?
   - Я его ненавижу.
   - За что?
   - Он убийца... - полный ненависти взгляд, тихий шипящий голос. От неожиданности я вздрогнул.
   - Ты ошибаешься. - Презрительная гримаса в ответ. - Ты знаешь, что Рейгард - мой племянник?
   - Тем хуже для него... - неожиданно спокойно заключил Рок.
   - Почему ты его не убил?
   Он дернулся, но натянувшиеся цепи не позволили ему приблизиться ко мне.
   - Я обещал, - наконец процедил он.
   - Вот уж не думал, что для тебя это имеет хоть какое-то значение, не сдержавший слова.
   - Больше, чем ты думаешь, эльф... больше, чем ты думаешь... - его глаза заледенели, и он снова, как в день нашей первой встречи, смотрел сквозь меня.
   Я в раздумьях вышел в коридор, если Рок не врет, а он не врет, я бы заметил, где Рей мог пересечься с ним? Бен Райль, помощник пекаря - так значился Рок во всех бумагах по делу Дагмара. Правда, там же было указано, что преступника казнили, но все остальные еще меньше подходили под нужное описание... Скорее всего, Рок просто перепутал: для людей все эльфы на одно лицо.
   Так ничего и не решив, я вернулся в комнату для допросов, там были слышны чьи-то голоса. Кто-то посмел допрашивать моего раба без моего разрешения? Прислушался. Мой племянник... Надеюсь, что Рей пришел не за тем, чтобы собственноручно поквитаться с убийцей, он бы этим меня очень разочаровал. Прошептав заклинание, я бесшумно зашел и сел в темном углу, теперь я стал невидимым, слившись с тенью. Племянник слишком близко подошел к рабу, при желании, тот мог бы легко до него дотянуться. Я нахмурился, - сегодняшнее происшествие Рея ничему не научило, и незаметно навесил на него защитный щит.
   - Ты что, вызываешь меня на поединок? - недоуменно спросил Рок. От удивления я чуть не выдал своего присутствия.
   - Нет, просто, даю тебе понять, что если ты вызовешь меня на поединок, я приму вызов, - Что он творит? Он в своем уме?
   - Боюсь, Повелитель будет не в восторге.
   - Ему придется принять это, правила поединка священны. - Боюсь, что ты прав, только мне очень бы этого не хотелось. Я невольно подался вперед, ожидая ответа. Рок ухмыльнулся и, слегка наклонив голову набок, спросил:
   - А ты не думал, что Повелителю будет неприятно убивать своего племянника? - лица Рея я не видел, но вздрогнул он сильно, - видишь ли, по досадному стечению обстоятельств я являюсь собственностью Повелителя, проще говоря, его рабом... И поэтому, если я брошу тебе вызов, который ты заранее столь опрометчиво принял, драться тебе придется с Повелителем, а не со мной, за дела раба отвечает его хозяин. - Рок немного помолчал, исподлобья изучая ошеломленного Рея, а потом презрительно добавил, - Я не буду вызывать тебя на поединок, потому что ты этого не достоин, надо было просто прирезать тебя.
   Рей с трудом сдержался, чтобы не ударить человека, и быстрым шагом вышел из комнаты. Ничего, впредь думать будет, прежде чем разбрасываться такими обещаниями.
   - И долго ты будешь прятаться? - от неожиданности я вздрогнул. Это он мне? Интересно, как он меня заметил. Я вышел из сгустившегося в углу сумрака.
   - Почему ты не воспользовался столь удобным случаем, чтоб отомстить? - похоже, мне не дано понять этого человека, он то покорно воспринимает свою судьбу, то нападает на эльфов средь бела дня, а потом отказывается от такой блестящей возможности изощренно отмстить сразу двум эльфам.
   - Можно подумать, ты бы стал с ним драться? Посадил бы под замок, а там я до него точно не смогу добраться, - кандалы прибавили человеку наглости.
   - А так, по-твоему, у тебя больше шансов? - я скептически посмотрел на его оковы.
   - Ну, придумай себе другую причину. Можешь, например, считать, что мне стало жаль тебя.
   - А ты уверен, что меня надо жалеть? Самого бы кто пожалел, - Рок только фыркнул мне в ответ, - да, кстати, а как ты меня заметил?
   - Да ты мне уже в каждом углу мерещишься, - расхохотался человек, - вот я и решил со своим галлюцинациями пообщаться, а ты мне как всегда все испортил.
   Вот значит как, по-моему, этот человек уже давно повредился в уме, - его поступки никак не укладываются в рамки поведения разумного существа.
   - Поклянись, что не будешь мстить Рейгарду, и я выпущу тебя отсюда.
   - Я обещаю... что как только с меня снимут оковы, первое, что я сделаю - попытаюсь найти его и убить.
   Чего-то такого я и ожидал...
   - Ладно, не хочешь как хочешь, - в конце концов, он почти нарушил свое обещание. Я достал магические браслеты и защелкнул их на его запястьях. Теперь смогу его постоянно контролировать, а он не сможет даже приблизиться к Рею. Поворот ключа, и цепи упали к его ногам. Я пошел к выходу, но Рок даже не сдвинулся с места, оставшись сидеть на полу. Я удивленно посмотрел на него.
   - Что дальше? Когда нацепишь на меня ошейник? - в отличие от браслетов, которые болью наказывают за нарушение правил, ошейник позволял хозяину полностью подчинять волю раба, делая из того тупое животное, бездумно выполняющее приказы. - Или ты еще не наигрался? А когда тебе надоест, - выкинешь или подаришь кому-нибудь? Тому же племяннику... - горько сказал Рок. Он еще меня в чем-то обвиняет?
   - Ты сам вынуждаешь меня так поступить... - за одно то, что он украл кинжал, ему полагалось гораздо более суровое наказание.
   - Тогда я могу собой гордиться, раз вынудил самого Хозяина... - Рок скривился и отвернулся. Я вышел вон, рассерженно хлопнув дверью. Опять он меня довел, больше всего меня бесило, что я не мог понять причину своей злости. Обида, что мое хорошее отношение осталось незамеченным, а стоило мне надеть на него наручники, которые не так уж и сковывают его свободу, и которые по-хорошему, следовало надеть на него в первый же день, так я сразу стал плохим? А может, меня злило, что меня сочли недостойным уважения, и кто? Какой-то раб, подаренный всего три месяца назад. А может, то, что он сказал правду, а правда оказалась не слишком приятной. Ведь он мне, по большому счету, не нужен...
   Рок больше на Рэйгарда не нападал, похоже, знает, какое наказание ждет его за нарушения приказа. Мой племянник несколько раз пытался со мной поговорить, доказывая, что с моей стороны неблагородно так поступать с Роком, что я должен снять с него браслеты, что, в конце концов, он сам разберется и что он уже не ребенок. Воинственности у него поубавилось, когда я предложил ему два варианта: или я сажаю Рока на цепь, или Рея под домашний арест. Тогда Рейгард решил пойти другим путем, - просить у Рока прощения, до тех пор, пока тот не оставит идею мстить ему. Если для гордого эльфа это было тяжелым моральным испытанием, для человека это обернулось форменной пыткой. Запрет на приближение, ближе, чем на пять метров, никто не отменял, и когда Рей догнал нежелающего с ним разговаривать Рока, и собрался с духом, чтобы раз и навсегда разрешить все недоразумения, браслеты среагировали. Ничего непонимающий Рейгард еще и пытался как-то помочь, великодушно не обращая внимания на просьбы "уйди, тупица!" Более того, племянника пришлось буквально оттаскивать от Рока, так как он слышать ничего не хотел, и требовал, чтоб я немедленно прекратил издеваться над человеком. Объяснив племяннику, а заодно и рабу, что следующая попытка контакта обернется для последнего еще более мучительной болью, я успокоился, - теперь ни тот, ни другой не будут даже пытаться приблизиться друг другу.
   Как позже выяснилось, я зря расслабился, будучи уверенным, что племяннику больше ничего не угрожает. В один прекрасный день мне пришлось телепортироваться прямо с совещания, я ощутил, что браслеты опять сработали, и продолжают работать. Первая мысль, что Рей решил воспользоваться беспомощностью своего противника, была сразу же отброшена как нереальная. Отследив сигнал, я заподозрил, что-то неладное, - он шел из лазарета, и просто перенесся туда, благо внутри дворца я могу телепортироваться практически без энергозатрат. Не обращая на мое появление никакого внимания, в комнате отчаянно спорили три целителя. Они обступили больничную койку, на которой лежал Рок.
   - Что здесь происходит? - меня, наконец, заметили.
   - Повелитель, мы никак не можем остановить кровь, кажется, какой-то яд, сначала у пациента были судороги, сейчас он потерял сознание...
   - Где мой племянник?
   - Простите?
   - Где Рейгард?
   - В соседней комнате, с ним все в порядке...
   Там я и нашел своего племянника, которому заканчивали перевязывать левую руку.
   - Со мной все в порядке, - тут же подскочил Рей, - Рок, он...
   Я схватил его за руку, вытянул в коридор и потащил подальше от комнаты, где лежал Рок.
   - Айит Ильгизар, простите, что происходит? Я... - я остановился, только отойдя на приличное расстояние.
   - Что случилось, почему ты и Рок ранены? Он напал на тебя? - тут я увидел Тиррелинира.
   - Повелитель, - подошел ко мне Тиррел, - на лорда Рейгарда было совершено покушение. Нападавших задержали, их сейчас допрашивают. В лорда бросили пять метательных звездочек, если бы Рок вовремя не сбил его с ног, все бы попали в цель. А так, у лорда одна царапина, две звездочки прошли мимо, две попали в Рока. Все отравлены ядом, неопасным для людей, но смертельным для эльфов, - тут Тиррелинир покосился на Рея. - Если бы хотя бы две из них попали в лорда, покушение было бы успешным. К сожалению, вынужден признать, что охрана лорда Рейгарда не справилась со своими обязанностями. Охранников уже заменили.
   - Моя охрана? - удивился Рей. Конечно, он давно уже доказал, что способен постоять за себя, но после нападения Рока, к нему была приставлена пара бойцов. Тайно, потому что Рей отказался бы, а мне не хотелось бы приказывать своему племяннику.
   - Тиррелинир, вопросы безопасности по твоей части, - объяснишь Рейгарду, - и пока Тиррелинир не осознал, что я попросту свалил на него неприятные объяснения, скрылся за поворотом и направился к Року, чтобы проверить его состояние, и заодно попытаться выяснить причину столь неожиданного поступка. В палате уже остался только один эльф. Зато какой! Главный целитель. Его побаивался даже отец.
   - Кровь остановилась, но яд не должен был оказать такого воздействия... - Целитель был в замешательстве.
   - Вы же знаете, что такое браслеты повиновения, лорд Дайанир?
   - Это из-за них...? - Целитель бросил на браслеты неприязненный взгляд. - Я так понимаю, пациент сейчас испытывает сильную боль... Долго это продлится?
   - Дня два, может три ... - теперь неприязненный взгляд достался мне.
   - Я не знаю, чем вызвана такая суровая мера наказания, но если учесть, что пациент тяжело ранен и потерял много крови, а регенерация человеческого организма оставляет желать лучшего, я настаиваю на снятии боли магическим методом, - я кивнул, дозволяя ему делать все, что хочет. Спорить с целителями бесполезно, кто бы к ним ни попал, выходит от них либо абсолютно здоровым, либо уже не выходит никогда (последнее случается крайне редко). Если они взялись за лечение пациента, то уже неважно, какой он расы, пола, возраста и положения. Они будут одинаково лечить всех, даже своих врагов и преступников.
   - Когда я могу с ним поговорить?
   - Через три дня. Не раньше, - заметив мое недовольство, целитель пояснил, - Сейчас боль слишком сильна, Вы все равно не сможете ничего от него добиться, поэтому мы погрузим его в глубокий сон. А через три дня попробуем привести в сознание.
   - Попробуете? Вообще-то мне надо допросить его, как возможного соучастника преступления, - весьма подозрительно, что увечный Рок среагировал быстрее, чем специально тренированные охранники.
   - Я Вас не выгнал взашей только потому, что Вы Повелитель!!! Ему было запрещено приближаться к лорду Рейгарду, ведь так?! - ой, кажется, господин целитель изволит гневаться...
   - Откуда Вы знаете?
   - Повелитель, я пока еще могу сопоставлять факты. А теперь представьте, человек, которому запрещено приближаться к лорду, и который несомненно знает, что его ждет при нарушении приказа, бросается под звездочки, одна из которых чуть не лишила его правой руки, другая вспорола бок, чудом не задев жизненно важных органов. При этом, судя по всему, к лорду теплых чувств он не испытывает. Потом мы втроем пятнадцать минут пытаемся остановить кровь, которая из-за этих идиотских браслетов останавливаться не желает!!! А пациента тем временем буквально скручивает из-за того, что кто-то не умеет нормальными методами воздействовать на своих подчиненных! - я невольно покраснел.
   - Лорд Дайанир, это мой раб, я могу делать с ним все, что захочу... - кажется, зря я это сказал.
   - Ах, раб! Я вижу Повелителю мало того, что все эльфы ему подчиняются! Для утверждения своего могущества Вам надо еще завести себе раба-человека! Ну как, уже прониклись своим величием или для этого Вам надо запытать человека до смерти?! Человека, который спас Вашего племянника, Вы хотите тут же допросить, невзирая на то, что он может просто не перенести боли и умереть. Простите, Повелитель, Вы мне мешаете, - Главный Целитель демонстративно отвернулся от меня и продолжил лечебные процедуры. Мне ничего не оставалось сделать, как попрощаться и уйти. Главный Целитель отчитал меня как мальчишку. Впрочем, по сравнению с ним я и был мальчишкой. Никто не знает, сколько ему на самом деле лет, меня он старше как минимум на две тысячи лет, а то и на три. С одной стороны, ясно, что Главный целитель раздосадован тем, что он не смог сам решить такую простую задачку, с другой стороны, может, он и прав...
   Допрашивать Рока не пришлось, хватило обычной магической экспертизы. Заклинание, рассеивающее внимание - действует на всех, кроме тех, кто хочет смерти жертвы, - позволяло убийце подойти максимально близко, охрана его попросту не заметила. Плюс пара заклинаний, чтобы обеспечить отход. Идеальный план. Но убийца не учел одну маленькую деталь - не только он хотел смерти Рейгарда. Вмешался Рок. Убийца настолько растерялся, что не успел активировать телепорт. Причиной же покушения, как это ни банально, оказалась ревность. Сам того не зная, Рей перешел дорогу своему менее удачливому сопернику... Единственное, что не давало мне покоя - самоубийственный прыжок Рока. Он действительно ненавидел Рея, иначе бы заклинание подействовало бы и на него, почему тогда он спас его?
   Через три дня я снова был в палате Рока, Главный целитель позволил задать тому несколько вопросов, правда, только в его присутствии. Пришлось смириться - препираться с целителем мне не хотелось. Рок выглядел гораздо хуже, чем в день, когда он попал на больничную койку: бледный, с темными кругами под глазами и сильно похудевший. Настроение у него было соответствующее.
   - Как себя чувствуешь?
   - Стараниями Мастера Дайанира хорошо, - я поперхнулся. Так называть Высокого лорда Дайанира не осмелился бы никто. И никому бы Главный целитель этого не позволил. Я покосился на лорда, но тот сделал вид, что ничего не заметил.
   - Замечательно, тогда я хочу задать тебе один вопрос. Почему ты спас Рейгарда?
   - О! Повелитель больше не подозревает меня в преступном сговоре с убийцей? - "удивился" Рок.
   Лорд Дайанир спокойно встретил мой недовольный взгляд и скрестил руки на груди.
   - Нет. Так все же, почему ты его спас?
   - Потому что я сам его хочу убить, и не желаю никому уступать удовольствие сделать это.
   - И все же спасибо, что ты спас моего племянника.
   - Всегда пожалуйста, Повелитель, - Рок слегка поклонился.
   - Лорд Дайанир, когда ваш пациент окончательно оправится, дайте мне знать.
  
   Глава 10.
  
   - Люди слишком упорно отстаивали эти территории, чтобы отдать их за горстку рабов и клочок земель. - Советник, взявший слово, полностью разделял мои сомнения. - По предварительным данным во всем Эльгардаре наберется не больше тысячи людей-невольников. Половине из них уже сильно за сорок, около четверти - совсем преклонного возраста.
   Неудивительно. Активных военных действий в последнее время не было, а во время карательных рейдов пленных брали крайне редко, а уж купить раба и вовсе никому в голову не придет. От людей в хозяйстве больше проблем, чем пользы - быстро старятся, часто болеют, не владеют даже элементарными бытовыми заклинаниями, не говоря уж о более серьезной магии.
   - Поскольку инициатива происходит не от короля, а от пограничных владетелей нужно полагать, что, освободив своих соотечественников из плена, они получат такую поддержку простого люда, что королю и не снилась.
   Да, ему это не выгодно, но поскольку исторически сложилось, что приграничные графства содержат большую часть армии, королю только и остается всячески это начинание поддерживать, чтобы урвать и свою долю народной любви. Странная у людей все-таки система правления. Слишком уж нестабильная на мой взгляд.
   - Люди как-нибудь объяснили, почему на переговоры нас приглашают в Илодар? Все-таки предложение внес граф Миатора.
   - Внешняя граница Миатора практически не изменится, только внутренняя: часть их земель переходит Илодару. Илодар в свою очередь отдает нам территории от Нилитары до нашей границы. Таким образом, получается, что седьмой округ провинции Миреталь почти со всех сторон окружен илодарскими владениями, связан с Эльгардаром сравнительно узким перешейком, поэтому для "выравнивания границы" Илодар хочет получить этот округ себе.
   - Взамен земель кроме возни с бывшими рабами Миатор ничего не получает?
   - Мы полагаем, что между этими графствами существует некая внутренняя договоренность.
   - Полагаете? - Мне нужны факты, а не домыслы. Советник поспешил заверить, что детали сейчас уточняются и как только станет ясна вся картина, мне тут же представят подробный отчет. Вот за что я не люблю советы! Надо принимать конкретные решения, а они еще только собираются что-то там уточнять.
   Что ж, приграничные лорды и так почти не скрывают, что хотят от нас благовидного прикрытия внутреннего передела территорий, за что предлагают нам солидную взятку. По их закону земли нельзя купить кроме как у короля, зато их можно продать, но опять же только короне. Даровать земли, что неудивительно, также королевская привилегия. Единственный способ передать земли, доступный ее законным хозяевам - оставить их в наследство. Впрочем, при большом желании обойти можно практически любые ограничения. Раз король санкционировал эти переговоры, значит, дал согласие на изменение границ, внешних и внутренних.
   - До переговоров у меня должна быть вся информация по округу, который люди хотят получить, и прилегающим к нему территориям.
   Округ, достаточно сильно вдающийся в территорию нового Илодара, значительно увеличивал протяженность государственной границы, а следовательно, и траты на ее охрану. К тому же, не пересекать же людям государственную границу дважды только для того, чтобы попасть кратчайшим путем из одного конца графства в другой. Экономическая выгода, таким образом, кажется самым логичным объяснением стремлению заполучить в целом ничем не примечательный кусок земли. Само собой, это не исключает необходимости проверить все остальные варианты.
   Для нас перспектива вырисовывалась более чем заманчивая: приобретаемые нами земли ни в какое сравнение с теряемым округом не шли. Даже если мы сохраним его за собой, охранять его всегда было слишком накладно, чтобы сейчас держаться за него руками и ногами.
   - Если позволите, я по-прежнему не считаю Илодар подходящим местом для проведения переговоров. - Лорд Альевир, до сих пор хранивший молчание, поднялся со своего места. - Это выгодно Илодару, но небезопасно для нас.
   При заключении мирного договора владетель Илодара уже предлагал одну из своих резиденций для проведения переговоров, что одним махом должно было повысить престиж графства. Увы, честолюбивые замыслы графа, возжелавшего сделать из Илодара что-то вроде центра международной политики, не нашли понимания ни у Совета, ни у лорда Альевира, ни у короля. Я тогда тоже не горел особым желанием посетить "ностальгические" места. В итоге переговоры проходили на нашей территории.
   - Позволю себе возразить, если речь об изменении границ все же зайдет, нам в любом случае придется посетить Илодар, чтобы подтвердить право Повелителя на новые земли. - Конечно же, у лорда Альевира тут же нашли оппоненты. Это обсуждение, чую, еще нескоро закончится.
   - Поддерживаю лорда Альевира, - о чем-то напряженно до этого размышлявший Тиррелинир заметно оживился, услышав заветное слово "небезопасно". - Пока все договоренности не будут достигнуты, считаю нецелесообразным подвергать нашу делегацию такой опасности.
   - Граф Илодар предвидел наше нежелание воспользоваться его гостеприимством, потому особо оговорил этот пункт. Дело в том, что графиня ожидает наследника, и он не может надолго покинуть свои земли, - уточнил секретарь, сверившись с присланными бумагами.
   Учитывая современный уровень развития телепортации, граф мог придумать что-нибудь поправдоподобнее, но в принципе, я его понимаю: он сейчас слишком уязвим, потеряв уже двух наследников, чтобы свободно разъезжать по чужим территориям. Жену спрячет, да так, что никто ее при всем желании не найдет. Как никак он там хозяин, так что может относительно спокойно приглашать чужаков к себе, а вот подвергать свою жизнь опасности, отправляясь в Эльгардар, - на это он вряд ли согласится. На своих землях его достать не в пример сложнее, поэтому если мы все же хотим получить солидный кусок новых земель, проще будет съездить туда, чем пытаться выкурить графа из родового гнезда.
   Поручив советникам вместе с секретарем составить черновой вариант ответа людям, отпустил совет, чтобы наедине с Тиррелом и Альевиром обсудить, почему они настолько против поездки в Илодар. Мне-то в принципе все равно, могу и прокатиться в человеческие земли.
  
   Решение пришло само собой, странно, что я раньше не додумался до этого, - нет человека, нет проблемы. Ровно через две недели посыльный лорда Дайанира сообщил мне, что Рок уже вполне здоров, и его уже сегодня можно выпускать из лазарета. Я подхватил давно собранный мешок и решительно пошел туда, чтобы раз и навсегда распрощаться с проблемой по имени Рок. Последнюю нашу встречу я планировал провести прямо в палате. Спровадить лорда Дайанира мне так и не удалось.
   - Доброе утро...
   - Доброе утро, Повелитель.
   Я вздохнул, неожиданно стало жалко вот так прощаться с Роком. Молча подошел, снял с него злосчастные браслеты и надел ему на шею амулет.
   - Твоя жизнь отныне в твоих руках, - произнес я ритуальную фразу, отпускающую раба на свободу.
   Рок побледнел и поднес подаренный амулет к глазам.
   - Что это? - еще не до конца осознавая происходящее, спросил Рок.
   - Это амулет, знак того, что ты находишься под моим покровительством. Надеюсь, ты не станешь злоупотреблять им. - Я бросил ему мешок, - здесь вещи на первое время, деньги и еда.
   - То есть я прямо сейчас могу встать и уйти, куда я захочу? - недоверчиво уточнил Рок.
   - Да.
   - Сколько времени у меня есть на сборы? Я хотел бы попрощаться с мастером Нормином.
   - Никто тебя не гонит, хочешь вообще оставайся работать в мастерской, - я был несколько удивлен такой привязанностью к мастеру. - Только тебе придется поклясться не преследовать Рейгарда, если все же решишь остаться.
   Нет уж, спасибо, как-нибудь обойдусь, - он улыбнулся мягкой улыбкой, - ну, я пойду? Бывайте, Повелитель. Мастер Дайанир, спасибо Вам за все.
   Он поклонился, потом подхватил мешок и вышел. Внезапно остановился, будто что-то вспомнил и, не оборачиваясь, спросил:
   - Повелитель, а где сейчас Ваш племянник?
   - Прости, этого я тебе сказать не могу, - помня об угрозе Рока, - "как только с меня снимут оковы, первое, что я сделаю - попытаюсь найти его и убить", я временно отослал Рея из дворца.
   - По крайней мере, найти я его попытался... Что ж, мне не впервой нарушать обещания... - усмехнулся он на прощанье и ушел.
  
   Я уже ложился спать, когда заметил на прикроватном столике сверток. Осторожно вытащил лежащее под ним письмо, развернув конверт, прочитал: "Повелителю на добрую память. Рок". Хм, как он умудрился проникнуть ко мне в спальню? Я распечатал сверток, - там обнаружилась фляга, - открутил крышку и понюхал жидкость. Не веря своему обонянию, осторожно попробовал ее. Усталость тут же сняло рукой, голова закружилась от легкого опьянения. Но откуда он знал, он не мог... Этот секрет тщательно охраняется, и только члены правящей семьи, Главный целитель, и еще несколько эльфов знают об этом. Человеческая кровь, отданная добровольно... уникальное средство, способное вернуть к жизни умирающего эльфа, почти шагнувшего за черту.
   Умиротворенный шепот леса нарушило сосредоточенное сопение какого-то зверя, судя по производимому шуму, немелкого. Вряд ли хищник... Так топать в лесу могут только люди, но шум доносился откуда-то снизу. Он приближался, пока, наконец, существо не врезалось в мое дерево. Такими усилиями приглушенная боль тут же проснулась, вырвав у меня чуть слышный стон...
   Ослепляющий свет вытащил меня из небытия, если бы не снова вернувшаяся боль, я бы решил, что, наконец-то, перешел грань. Заклинание, блокирующее доступ к резерву, развеялось - вернулось магическое зрение, тут же автоматически поднялись щиты, отбирая последние крохи силы. Угасающим сознанием поймал мысль, что аура сейчас сгорит. А и тьма с ней - раз я упал с дерева, значит, руки непоправимо искалечены, ноги тоже. Жить инвалидом мне не хотелось, но возникший из ниоткуда поток концентрированной силы был слишком большим соблазном: инстинктивно потянулся к нему, благо это не требовало больших усилий - искрящаяся и потрескивающая жидкость непостижимым образом лилась мне прямо в рот. Привкус крови забивал все ощущения, но мне уже давно стало все равно. Осталась только мучительная жажда, и теперь я хотел лишь напиться энергией до отказа...
   - Тиррелинир! Ты должен срочно найти Рока и вернуть его. И если с его головы упадет хоть один волос...!
   Этого не может быть! Я знал только одного человека, который непостижимым образом стал обладателем секретного знания. Человека, который спас мне жизнь. Я не знаю, кто он, как он выглядит. Но хорошо помню его ауру - поразительно яркую, такой я никогда не видел. Ничего общего с аурой Рока, мутной, невзрачной, отмеченной четырьмя клеймами, но за три года аура могла и измениться... Скорей всего это не он, но Рок может знать, где тот человек, - вполне возможно, что они узнали о свойствах крови из одного источника и могут знать друг друга. А значит, надо срочно вернуть его. Точно не он, уж что-что, а голос моего спасителя я хорошо помню: совсем не похож на тусклый, немного хриплый голос Рока. Да и потом, он бы меня узнал, он то меня видел. Неприятный холодок заставил меня поежиться, даже Мыши, пришедшие по моему зову, узнали меня только по ауре, а ведь я тогда уже почти пришел в норму.
   Поиски так ни к чему и не привели, а ведь, казалось бы, я все предусмотрел - вместе с лечебным заклинанием поставил маячок. Его даже обнаружить было невозможно, не говоря уже о том, чтобы убрать. Но не прошло и дня, как сигнал пропал, мое состояние не позволило мне сразу отследить, куда ушел человек, а потом я потерял с ним связь.
   Да, связанные ритуалом кровного родства найдут друг друга даже в большом городе, вся беда в том, что закончить ритуал я не успел. Незакрытые ритуалы никогда не проходят бесследно. Мой спаситель вряд ли вообще что-то заметил, а вот мне теперь частенько снятся кошмары, каждый раз я вижу разных людей, но точно знаю, что это и есть назвавшийся Иллирэном, и каждый раз я знаю, что ему очень плохо, но ничем не могу помочь. Избавиться от этих видений несложно - надо лишь провести обратный ритуал, устанавливающий параллельную связь.
   И вот судьба свела меня с человеком, который может знать моего спасителя, а я его так просто отпустил. А если это все-таки он? А я даже не догадался проверить его с помощью амулета, специально для этого созданного. В конце концов, мог бы и память его дочитать, пришлось бы немного потерпеть, зато сейчас не мучился бы. Хранитель знаний сказал, что рано или поздно я встречусь с этим человеком, - незакрытые заклинания стремятся к завершению, а потому наши пути неизменно пересекутся. Я не очень верю в это, предпочитая поиски пассивному ожиданию. Но все известные магии заклинания не сработали. - данных было слишком мало, а поиск по ауре ни к чему не привел, как будто человека больше не было в мире живых. Но я бы почувствовал его смерть. Наверное.
   Магия крови - очень опасная штука, пользоваться ей надо крайне осторожно. Это самый сильный вид магии, в некоторой степени доступный даже не обладающему Даром, и оттого еще более опасный. Неправильно проведенные ритуалы могут привести к самым непредсказуемым последствиям, даже изменить судьбу. Надо перестроить ее так, чтобы ошибка была исправлена, чтобы заклинание было обязательно завершено.
   Не знаю, чего я больше хотел в этот момент, наконец-то найти своего спасителя, или убедиться, что Рок никак с ним не связан. Да, я никогда не верил, что сорванный ритуал способен вызвать такой резонанс. Но чем дольше я ждал, тем больше боялся, что невольно искорежил жизнь самого дорогого мне человека, - у меня слишком сильный Дар, чтобы тот ритуал мог сильно изменить мою жизнь, а человек, по природе своей, слабое существо... И тем больше надеялся на то, что Рок и тот веселый парень из леса - разные люди.
   Я нервно мерил шагами двор, Тиррелинир должен уже был вернуться, - найти человека с моим амулетом - проще простого.
   Едва слышный хлопок вырвал меня из раздумий, открывшийся телепорт выпустил Тиррела, а за ним и его воинов.
   - Повелитель, - Тиррелинир преклонил колено, дотронувшись рукой до земли. - Когда мы его нашли, он был уже в горах. Он упал с обрыва вместе с лошадью, его тело мы так и не нашли. Простите...
  
   Глава 11.
  
   Грайдэхарг
   Горы, что ж в Чертогах так светло, аж глаза режет? Или это дхайрово посмертие, чем же я так провинился? Лучше б тогда под Молот Судеб попал...
   -Господин старейшина, как Ваше самочувствие? - голос стал полной неожиданностью. Старый гном всё-таки разжал веки и удивлённо воззрился на скучающе прислонившегося к стене эльфа, которого таки выдавали любопытные искорки в глазах.
   Нет, кажется не посмертие... нет, в Горных Чертогах Предков эльфов быть не должно - а тут штуки три наблюдается точно. Ух, и умереть не дали! Интересно, как вытащить успели... прыткие, заразы. Вон тот блондинистый крокодил теперь точно не отвяжется. Это мы-то его поймали у себя, когда его похитили... Откуда же он здесь, никак заговорщички упустили, у, растяпы! Как там у них мой внук, или он тоже сбежал?
   Старый гном начинал беспокоиться. Ничего хорошего от остроухих можно не ждать - особенно учитывая то, что тот, белобрысый, скорее всего всё о похитителях рассказал.
   - Вам не о чем беспокоиться, - "крокодил" в форме СБ улыбнулся, заставляя ну очень усомниться в его словах. - Пока.
   Доказать, что я и похитители были в сговоре, не сложно, но вот доказать, что это не по моей вине - сложнее. Здесь только похищенный Грайхор помочь может... а его я здесь не вижу, - подумал гном.
   -Мы надеемся на сотрудничество. - Не угрожает - уже кое-что.
   - Я надеюсь, мы сможем прийти к обоюдно выгодному решению, - в разговор включился похищенный. Не давая гному опомниться, начал описывать ситуацию в горах. Термины путались в мыслях ещё не пришедшего в себя после "воскрешения" гнома.
   Тот, как опытный политик, отвечать разглагольствующему длинноухому дипломату не спешил, зная, что любое слово может быть обращено против него самого. Но в монолог эльфа вслушивался всё внимательней - и с трудом сохранял невозмутимое выражение лица, хотя предполагал, что оппозиция долго его терпеть не будет. Так и сидел, замерев, как будто до сих пор оставался каменным.
   Оказалось, что в отсутствие Старейшины гномы успели не только разозлить эльфов нелепыми требованиями, но и переругаться между собой и назначить выборы Верховного Старейшины на три года раньше срока.
   Кошмар и катастрофа, - подумал Старейшина. - Нам только войны не хватало. Надо немедленно заставить Подгорный Совет извиниться, иначе к нам в горы наведаются Летучие Мыши... и настанет конец этим увешанным золотом маразматикам.
  
   Тиррелинир
   Дайанир насмешливо смотрел на ошарашенного гнома, пытающегося изобразить безразличие к словам Рейгарда. Мысли Тиррелинира совпадали с Каэльдовыми - с добавлением того, что юный переговорщик выглядел довольно забавно, методично заваливая старейшину устаревшими уже сведениями и пытаясь казаться умудренным опытом эльфом.
   Далеко мальчик пойдёт, - думал глава СБ, вслушиваясь в разговор...монолог Рэя. Гном ещё не знает, что его сместили, откупившись от Эльгардара парой торговых уступок. Кое-что можно и вытрясти из старого брюзги, пока он отрезан от других источников информации... и проследить, чтобы эта изоляция продержалась как можно дольше.
   Может, дадим старому больному гному отдохнуть после таких новостей, а заодно обдумать то, что Рей ему сообщил? Он должен решить, что еще можно все исправить, если срочно отделаться от нашего гостеприимства - Тиррелинир услышал мысленное обращение Дайанира - а то ведь сердце у старика слабое, может не выдержать таких новостей и не видать нам ни рудников, ни торговых уступок. Гномы, правда, на нас не обидятся....
   Безопасник едва заметно кивнул, соглашаясь, а вот притормозить увлёкшегося Рейгарда было не так уж просто - он втянул-таки гнома в разговор, успев стребовать с того пару разведчиков для участия в расследовании.
   Разведчики - это почти все, что нам от них надо, но для порядка можно еще что-нибудь стребовать, пока гном о том не догадывается. - размышлял Тирреллинир, устанавливая с Рейем мысленный контакт.
   -Лорд, дадим уже господину старейшине шанс повидаться с внуком. Ему наверняка нужно обдумать Ваши слова...
  
   Повелитель.
   Приткнуть себя было некуда, и я решил провести воспитательную беседу с племянником.
   - Рейгард, я что просил тебя сделать?
   - Проследить, чтобы Грайхор разбудил мхрайна-градерха... старейшину гномов, а потом занять его, пока Вы не освободитесь. - Рей старательно делал вид, что не понимает, почему я его вызвал.
   - Замечательно. А ты что сделал?
   - Но я ведь ему ничего не обещал, так что ничего страшного не...
   - Рейгард!
   - Я выполнил Ваше указание, а заодно убедил старейшину предоставить нам горных мастеров для поисков в горах.
   - Вот как? А мне казалось, что ты, воспользовавшись беспомощностью гнома, шантажом вынудил его выделить тебе двоих гномов в личное пользование. Позволь поинтересоваться, для чего они тебе?
   - Я подумал, что один Грайхор будет горы прочесывать не один десяток лет. Опять же, насколько я понял, он с дедом не в самых хороших отношениях - это может значительно затруднить его работу. Другое дело, если у нас будет разрешение старейшины... - Обиженный и вместе с тем виноватый взгляд. Как он только умудряется так смотреть?
   - Твое рвение похвально, но ты так и не ответил на мой вопрос. Зачем они тебе? Если ты не помнишь, поисками руководит лорд Тиррелинир.
   - Я тоже хотел принять участие в поисках.
   - Ты, как мне помнится, еще учишься.
   - Я договорился бы, оформил как выездную практику - взял бы курсовую по неклассической магии... - Племянник все еще не терял надежды на то, что я его отпущу к гномам. Сдались они ему... К людям я бы его и то охотнее отпустил.
   - Ну и зачем тебе неклассическая магия?
   - Мне интересно.
   И почему же тогда я об этом в первый раз слышу только сегодня?
   - Хорошо, если тебе интересно... Я не против. Гномов можно изучать и здесь, а с мхрайном я могу договориться и самостоятельно, без твоего посредничества, которое, между прочим, осложнило и так не самые лучшие отношения с гномами.
   - Айит Ильгизар, Вы сердитесь, потому что отношения с гномами могут испортиться, или потому что не хотите, чтобы я участвовал в поисках?
   - Надо было придти ко мне, а не хитрить.
   - Вы бы меня не отпустили.
   Поражаюсь его логике. Так я его, значит, не отпущу, а если он будет шантажировать старого гнома, предлагая организовать ему встречу с внуком за то, что он выделит парочку горных мастеров в его подчинение, то я, конечно же, не смогу ему отказать.
   - Мать уже знает?
   - Если Вы разрешите, она отпустит. - Племянник почувствовал, что я готов сдаться, но для приличия все же попытался скрыть радость. Получилось плохо.
   - Если ты куда-нибудь встрянешь, я тебя на ближайший век под домашний арест посажу. Я не шучу.
  
   Глава 12.
  
   - Повелитель, вы все еще жаждете расширить свои владения?
   Явление Тиррелинира пришлось как нельзя более кстати. Я как раз пытался вникнуть в то, что насчитали мои гении из Совета. Предполагаемые доходы с новых территорий впечатляли. А если к тому же учесть, что с некоторых пор казначей предпочитает перестраховываться и названная сумма явно занижена, возникал вполне резонный вопрос: отчего же граф с такой готовностью расстается со столь лакомым куском земли?
   - С графом, как ни странно, все чисто: выровняет границу, избавится от лишних расходов на охрану и получит небольшой источник силы в личное пользование. Мы его фактически не использовали - на охрану бы потратили больше, чем получили. В общем, ничего криминального. Для нас граф опаснее не станет, а вот от короля зависеть будет на порядок меньше. До его человеческого величества, кажется, наконец дошло, что они мало того что своими руками делают из графа чуть ли не народного героя, так еще и лишаются последнего рычага воздействия на и так не слишком-то лояльного графа. Раньше хоть часть защитного контура питалась от внешних источников. Король спохватился и пытается перекупить Миатор, - тот вроде как задолжал графу крупную сумму, - а заодно исподволь настраивает всех кого может против графа. Так что если мы все еще хотим за бесценок отхватить приличный кусок территорий, то делать это нужно сейчас. Граф вряд ли сам передумает, раз он пошел на все это, но, сам понимаешь, ему могут помочь. Да и провернуть все будет проще, пока у него есть официальное благословление сюзерена. Потом переговоры могут затянуться на неопределенное время, да и мы рискуем нарваться на неслабый такой скандальчик. Хотя в любом случае некое охлаждение со стороны короля нам обеспечено. Ну, что скажешь?
   Позиция Тиррелинира ясна: берём, пока дают, если что - отобьемся. Что касается меня... Думаю, обиду человеческого короля я как-нибудь переживу, а некоторое разобщение среди людей нам даже на руку, хотя усилить охрану границы наверняка придется.
   - Ты не думаешь, что люди, вернувшиеся из рабства, порасскажут нелестных для нас историй и их сородичи наплюют на договор и двинутся на границы, горя праведной местью?
   - За Илодар я спокоен, граф своим не позволит втравливать его в войну, ему бы с королем разобраться. Миатор... эти и без повода могут подобное учудить. Но раньше их Илодар поддерживал, хорошо, если не подстрекал. Остальные... - Тиррелинир скептически хмыкнул. - Я вообще ставлю на то, что люди не захотят возвращаться. По крайней мере, те, у кого есть хотя бы подобие мозга.
   Поднял бровь, изображая интерес.
   - Дома их уже давно похоронили, имущество поделили. Да их никто не узнает попросту, сколько времени прошло? А если и узнают... Сдался в плен? В лучшем случае, трусом ославят, а там и до предателя недалеко. Все лучше, чем возвращать прихваченное. По крайней мере, на мой взгляд, логично. Тут у них хотя бы кормежка есть, крыша над головой, какое-никакое занятие...
   - Это уже не наши проблемы, не находишь? - Нам бы с компенсациями хозяевам рабов разобраться. - Лучше скажи, что там с...
   - Повелитель, к вам лорд Давахир по личному делу. - Очень интересно. Лорд не связался со мной лично, а послал секретаря докладывать о своем прибытии.
   - Тиррел, давай попозже...
   - Я тебя одного с ним не оставлю. - Укоризненный взгляд на Тиррела само собой не подействовал. - И, в конце концов, как я, по-твоему, должен проводить расследование, если главного подозреваемого ты от меня прячешь?
   - Тьма с тобой, исчезни.
   - Это приказ? - Тиррелинир недовольно поджал губы.
   - Да, это приказ. Будь добр отойди в тот угол и притворись шкафчиком. - И дабы у Тиррела не возникло неверного представления о роли шкафчика в моем кабинете, пояснил, - Стой молча и не двигайся. И разумеется, никакой магии. - Активировал заклинание, как только Тиррел выполнил мои указания. Судя по раздавшемуся удивленному свисту, я только что сдал последний неизвестный Тиррелу тайник в кабинете, - Тиррел!
   - Все-все, темный уголок сидит тихо и не отсвечивает.
  
   Тиррелинир.
   Смеркалось. На небе одна за другой загорались звёзды, и если бы лорд Убийца был хоть чуточку романтичней, он бы отправился на пристань в компании прелестной юной особы и хорошенько бы пересчитал небесные огни. Будь у него чуть больше вкуса, оставил бы свой мрачный серый камзол пылиться в шкафу. Под глаза подходит, не спорю, с пепельно-русыми волосами возможно тоже неплохо сочетается... Добавьте сюда бледную, никогда не знавшую загара кожу - и вы получите классического упыря со старых выцветших гравюр. Чувство такта не позволило бы лорду заявиться к Повелителю ближе к ночи как к себе домой, а инстинкт самосохранения должен был непременно подсказать, что никакое трагическое закатывание глаз при прошении о помиловании смертника номер один не поможет.
   Увы, скромному наблюдателю из темного уголка остается лишь недоумевать, как эльф, состоящий из стольких несовершенств, может занимать такую ответственную должность. Единственному своему достоинству, коим несомненно являлось специфическое чувство юмора, главный убийца так и не смог найти правильного применения - со столь неординарными шутками следовало идти к шефу СБ, тот хотя бы оценить их в состоянии.
   - Не вижу ни единой причины, почему я должен пощадить того, кто почти ввязал Эльгардар в войну и похитил моего племянника.
   Действительно. Если бы не этот убийца-неудачник, у гномов бы остался старый грайдерхарг, у которого шлака не допросишься, а вместе с ним - и пара серебряных рудников, почти с десяток горных мастеров и выгодные соглашения на поставку сырья. Дипкорпус так бы и топтался на месте, пытаясь выбить из прижимистых гномов хотя бы долевое участие в разработках, и нам бы не пришлось сейчас ломать голову, чего бы эдакого стребовать с нового, более чем лояльного к Эльгардару, гномьего старейшины. Ильгизар безусловно прав: щадить убийцу-неудачника не за что. Светила дипломатии нынче не в цене.
   - Я связан с ним долгом жизни.
   Глава клана задолжал жизнь своему подчиненному. Само по себе звучит абсурдно, не так ли? Идем дальше. Вместо того чтобы спрятать его, подсунув взамен мальчика для битья со стертой памятью - большего от всей этой затеи я с самого начала и не ждал - лорд просит пощадить хранителя его долга, которого он столь опрометчиво пообещал изгнать из рода. Перекроить тому память он, к своему сожалению, не может - долг жизни не позволяет. Что значит, нам фактически готовы на блюдечке преподнести убийцу, не защищенного меткой клана и не связанного никакими обязательствами, но по-прежнему хранящего память о тайнах клана. Если лорд Давахир решил выйти в отставку, то он пришел не по адресу. Дела надо было передавать мне, все равно Повелитель ими сам заниматься не будет.
   - Вот как? - Ильгизар, кажется, тоже отнесся к этому заявлению скептически. - Мне всегда казалось, что убийца может требовать только долг смерти.
   - Я должен его отцу - он не из клана. Перед смертью он потребовал защищать его сына.
   Интересно... Значит, на тот момент парень в клане не состоял - иначе бы у него не было другой семьи.
   - Именно поэтому вы приняли его в клан? - Согласен, способ защиты специфический, но зато дитё всегда на виду.
   - В семью, но не в клан. - Уточнение Давахира меня, честно говоря, удивило.
   - Тем не менее, остальные убийцы подчинялись ему как старшему?
   - Вириар был моим помощником.
   Готов спорить, убийцам и в голову не приходило, что новый член семьи Давахира может не принадлежать клану. Чужаку бы они подчиняться не стали. Элегантный способ немного расширить рамки обременительного соглашения. Лорд, моё восхищение.
   - И действие клятвы на него не распространяется... - Ильгизар неопределенно хмыкнул. - Действительно, очень удобно, лорд Давахир. И много еще в клане таких?
   - Ни одного, я чту наш договор. Вириар в клане не состоял и делами клана не занимался.
   Делами клана не занимался, так, изредка привлекал убийц помочь по хозяйству. Мало ли, колбаса в доме закончилась, крыша протекла, обидел кто... Все равно они без дела сидят - заказы ждут.
   Вправил бы лорд мозги зарвавшемуся подопечному после инцидента с гномами и впредь бы спокойно злоупотреблял доверием Его Величества. Глядишь, не пришлось бы сейчас главному убийце покорно повторять слова клятвы, прикрывающей столь удобную лазейку.
   - Отлично. Раз виновный в нападении на моего племянника не подчиняется законам клана, я требую немедленно доставить его сюда.
   - Повелитель, что будет с моим подопечным?
   - Лорд Давахир, я вашу просьбу выслушал, не продолжайте испытывать мое терпение и дальше.
   Сомневаюсь, что Ильгизар оценит шкурку лорда Давахира столь же высоко, как он сам. Убийца намек понял и, убедившись, что бывший помощник на растерзание прибыл, убрался от светлых очей подальше.
   Не успел я толком рассмотреть неудавшегося убийцу, как того буквально снесло силовой волной и приложило об пол.
   - Ильгизар, угомонись. - Друга пришлось буквально оттаскивать от горе-убийцы. - Вот бешенный-то. - Силы, вложенной в удар, хватило бы, чтобы пробить защиту, усиленную амулетами, а ведь убийца из-за браслетов даже элементарный щит выставить не может. - Я сейчас на тебя ограничители надену. Ты же мне так главного свидетеля убьешь!
   Повелитель раздраженно дернулся, пытаясь вырваться из захвата, и тут же недовольно зашипел.
   - Тиррелинир, что ты себе позволяешь?
   Это я себе позволяю? А сам-то! То тайники у него во вдоль и поперек изученном кабинете обнаруживаются, то вдруг взрывается в один момент без видимой на то причины. Царственного движения бровей нам уже, значит, мало, чтобы выразить свой гнев.
   - Я всего лишь не даю тебе наделать глупостей.
   - Я прекрасно понимаю, что делаю.
   Интересно, если спросить у Ильгизара, чего это он вдруг так взъелся на бедняжку, он взбесится еще сильнее?
   - Не понимаешь. Иначе бы не дергался как припадочный, пытаясь сломать себе руку.
   Защитный купол над телом - интересно, оно там еще живо, или я зря стараюсь? - почти треснул, когда беспорядочные удары по нему неожиданно прекратились.
   - Отпусти меня.
   А вот теперь можно отпускать. Повелитель больше не в ярости, так... злится немножко. Почему-то на меня.
   - Ильгизар, - предусмотрительно отошел подальше от источника гнева, - этот парень наверняка знает, кто сливал информацию из Сальтара. Выбьем из него имя сообщника, хоть на кусочки его режь.
   - Хорошо, - небрежным движением оправив одежду, Повелитель демонстративно отвернулся от своей жертвы. - У тебя будет на это три дня, и, надеюсь, к моему возвращению из Илодара ты будешь знать имя предателя. Да, и проследи, чтобы моё сопровождение было к утру готово.
   - Ильгизар, мы, кажется, договаривались, что в Илодар вместе поедем?
   - В этом нет необходимости. Забирай своего "свидетеля" и займись, наконец, расследованием.
   Будь у меня чуть больше времени, никуда бы он без меня не поехал. Увы, сейчас спорить бесполезно, он и так беспрецедентно зол и не захочет даже слушать о переносе поездки. Пустить же расследование на самотек из-за прихоти Его Величества мне профессиональная гордость не позволит.
   - Я тут за страной его присматривай, а он по курортам разъезжать будет.
   - Могу себе позволить. - Хм... И ведь возразить нечего.
  
   Вириар
   - Посторонних больше нет, можете "просыпаться", - доверительно сообщил незнакомый голос. - У вас на ближайшие три дня большие планы. - Не дождавшись реакции, голос чуть раздраженно добавил. - Ну же... Вириар, отоспитесь в другой жизни.
   По моим подсчетам я уже должен был перейти грань, но назойливый голос считал иначе. От моего поведения уже ничего ровным счетом не зависело, но мягкому приказу, больше похожему на уговоры, я все же подчинился.
   Сев в кровати, мельком оглядел палату - ни на что другое комната, в которой я находился, похожа не была - и остановил свой взгляд на "разбудившем" меня эльфе. Тот демонстративно захлопнул папку, которую до этого листал со скучающим видом, небрежно отбросил ее в стоящее рядом кресло и уставился в ответ.
   - Почему три? - Умирать не хотелось, но три дня отсрочки сулили мне мало хорошего. Что ж, на такой случай и ставилось заклинание самоликвидации. Снять с него блок несложно, ни капли магии не потребуется.
   - Вам кажется, что трех дней мало, чтобы вытащить из вас всю информацию? - Эльф участливо улыбнулся. - Знаете, я в чем-то даже с вами солидарен, но Его Величество были непреклонны: три дня - и ни часом больше. Так зачем, говорите, вам понадобилось похищать их племянника? Впрочем, тут и так все ясно, потом как-нибудь расскажете, когда времени больше будет. Лучше скажите, какое отношение вы имеете к похищению детей?
   Странный следователь: должен выбивать из меня сведения, а вместо этого не дает и слова вставить.
   - Не понимаю, о чем вы. - В голове шумело, и от этого поток непоследовательных рассуждений воспринимался с трудом.
   - А что тут понимать? У меня украли сестру, и меня такое положение дел не устраивает. Еще вопросы будут?
   - Вы рассчитываете, что я растрогаюсь и выложу все, что знаю? - Не удержался, поддался на провокацию, чтобы тут же пожалеть о вырвавшемся вопросе.
   - И снова мимо. Я рассчитываю вас завербовать.
   Когда глава службы безопасности на что-то рассчитывает, он это в итоге получает. Даже если поначалу его щедрое предложение встречают недоуменным взглядом, а при снисходительном уточнении - "к себе, естественно" - и вовсе выдают: "Вы... кто?".
   Новенькая форма, сложенная аккуратной стопкой в изножье кровати, недолго ждала своего часа. Лорд умеет быть убедительным.
  
   Повелитель.
   Я, конечно, тоже хорош. Никогда бы не подумал, что могу до такой степени потерять контроль, но, когда я увидел сына убийцы, разум отключился, и, если бы не тиррелово заступничество, от него мало что осталось бы. Старый закон о том, что за убийство Повелителя карается весь род, в тот момент не казался мне излишне жестоким - от предателя, убившего моего отца, отрекся весь род, но бывшие сородичи продолжили мстить.
   Убедить себя оставить убийцу в живых, пусть и на время, оказалось не так-то просто, - зашкаливающие эмоции требовали выхода. В итоге я пробегал всю ночь, готовясь к поездке в Илодар, и плевать, что новость о срочном визите порадовать могла только людское посольство, - к пяти утра наша делегация уже отчитывалась в полной боевой готовности.
   Меня ждал экстренно собранный Совет, озадачив Советников разработкой проекта по отмене рабства в Эльгардаре, я, наконец, присоединился к посольству. В два часа по полудню мы были уже на приграничной заставе.
   Солнце изрядно припекало, и к тому времени как мы наконец-то пересекли границу, я уже успел не раз подумать, что парадное облачение, благополучно оставшееся во дворце, сейчас было бы на порядок уместнее. Солнце заставляло щуриться, не давало разглядеть людей, столпившихся по ту сторону границы, и невозможность применить парочку простых заклинаний - ни к чему провоцировать стражей барьера, используя магию по каждому пустячному поводу - казалась изощренным издевательством. Солнце было повсюду: в бликах, отражавшихся от оружия, в сухом душном воздухе, и даже улыбки наших встречающих были подозрительно солнечными.
   Стоило приехать ближе к вечеру, но кто же знал, что от графа можно ожидать такого гостеприимства? Позволяя нам воспользоваться прямым телепортом, он не только выдавал расположение ближайшего к замку портала, но и фактически выдавал нам все ключи к нему. Владетель Илодара наверняка догадывается, что для нас место нахождения телепорта давно уже не секрет, да и перенастроить перемещающее заклинание не очень сложно, но факт остается фактом - граф вел себя так, будто и не было вековой вражды.
   Такое радушие поневоле вызывало подозрения, что телепорты ломаются не только у нас. Однако и тут нам пошли навстречу. После непродолжительных переговоров с начальником моей охраны капитан стражей согласился открывать портал на пару с нашим магом, что как минимум гарантировало, что нас не разорвет в момент перехода.
   Пара мгновений в портале, три часа верхом - и мы имеем удовольствие лицезреть графа Илодара. Брюнет среднего роста, средних лет и средней внешности. На портрет свой похож, оправдаются ли остальные ожидания - посмотрим. Утруждать себя излишними вежливостями граф не стал: сдержанно поздоровался, выразил надежду, что добрались мы без происшествий, и предложил отдохнуть и освежиться после дороги, чтобы через час встретиться за обедом. Проводив до крыла, отведенного мне и моим сопровождающим, хозяин замка откланялся.
   Вздумай граф приехать к нам, он бы так легко не отделался. Сначала он попал бы в цепкие руки церемониймейстера, потом с ним непременно возжелал бы познакомиться Тиррелинир, а от досмотра свитских и их багажа в таких случаях его удерживает только моя настоятельная просьба. Совет такие события тоже никогда не пропускает... Графу оставалось бы только посочувствовать, потому что переодеться с дороги и хоть немного отдохнуть ему бы позволили не раньше чем через три часа взаимных раскланиваний и расшаркиваний. Зато я мог бы и вовсе не появляться раньше финальной стадии переговоров.
   Жара меня несколько утомила, и я бы с удовольствием повалялся еще часик в холодке, но Дагмар настоятельно советовал от обеда не отказываться, мотивируя это тем, что люди зачастую решают важные вопросы во время приема пищи. Пришлось идти, слушать неспешные беседы ни о чем, при этом стараясь не сильно давиться едой.
   Если граф и заметил мое нежелание отдать должное мастерству повара, то виду не подал: как ни в чем не бывало приказал подавать десерт. Отказ от сладкого нарушением этикета не был, но графу, видимо, об этом никто не сказал.
   - Сегодня необычайно жарко, и я счел, что мороженое будет как нельзя кстати, но если вы его не любите, я распоряжусь, чтобы подали что-нибудь другое.
   "Мороженое" после дня, проведенного на пекле, звучало не так уж плохо, и хотя я сомневался, что мне доводилось пробовать что-либо подобное - быть может, я просто не так понял незнакомое мне слово всеобщего? - я все же решил согласиться.
   Мороженое оказалось чем-то похожим на застывший сок каких-то кислых фруктов, отдавало легкой горчинкой и неожиданно пришлось мне по вкусу. Дагмар, впрочем, прокололся, граф не был склонен обсуждать дела за едой.
   В переговорной ситуация коренным образом изменилась: протокольный обмен любезностями, едва успев начаться, перетек в обсуждение условий, на которых будет совершаться передача территорий. У хозяина замка, судя по всему, были свои взгляды на ведение переговоров в целом.
   Разумеется, в ходе первого раунда переговоров никаких конкретных договоренностей мы не достигли. Определенных планов на вечер у меня не было. Хозяин замка же дал понять, что никаких развлечений навязывать нам не собирается, и, предложив нам располагать библиотекой, садом и тренировочным залом, счел долг гостеприимства выполненным. Из предложенного меня мало что могло заинтересовать, для прогулки по окрестностям было уже поздновато, и я решил, что раз уж все срочные дела остались по ту сторону границы, ничто не мешает мне пойти и наконец-то выспаться.
   В Эльгардаре у меня бы никогда не возникло вопросов, чем заняться, здесь же, проснувшись в несусветную рань, я не знал, куда себя деть. Переговоры не начнутся раньше полудня, торжественные завтраки здесь не приняты... С часик пошатавшись в окрестностях замка, я решил, что Тиррелинир уже успел десять раз выспаться и давно встал.
   - Где ты и что с тобой?
   -- В Илодаре, все в порядке. - Отчитался раньше, чем понял, чем именно вызвана такая реакция друга. - И, кажется, я не учел разницу во времени.
   Выдав нечто околоцензурное, Тиррел спросил, чего я от него хочу в такую рань.
   Мои размышления прервали самым бесцеремонным образом. Квартерон, непонятно откуда взявшийся, желал поделиться со мной ценной информацией, от которой напрямую зависел ход дальнейших переговоров. Занятно, меня собираются шантажировать?
   - Я внимательно Вас слушаю. - Без моего приглашения квартерон начинать разговор не спешил.
   - Повелитель, эта информация не предназначена для посторонних, включая вашу охрану. Я прошу позволения поговорить с вами наедине. Клянусь, что не причиню вам вреда. - Что и требовалось доказать. Мои подозрения были тут же оправданы, правда, сам шантажист меня несколько удивил. По-эльфийски он говорил неожиданно чисто и использовал верные этикетные формулы. Оружие сдал без сопротивления и, пусть и нехотя, позволил себя обыскать.
   - Я слушаю. Что у вас за секретная информация? - Мы отошли достаточно далеко от охраны, чтобы наш разговор, прикрытый к тому же заклинанием, остался втайне ото всех.
   - У меня нет такой информации, я пришел просить о помощи.
   Неожиданно и... глупо. Настроить против себя с первых слов, и при этом еще на что-то рассчитывать?
   - Тогда вы выбрали в корне неверную тактику.
   - Три года назад виконт Илодарский спас вам жизнь, выходив после тяжелых ран. Через год после этого он пропал. По имеющимся у меня данным, сейчас он находится в Эльгардаре и он не свободен. Я прошу вас помочь разыскать его и посодействовать с выкупом и доставкой на родину. Его семья оплатит все расходы.
   Сердце внезапно сжалось, все таки Рок это был он, Иллирэн.
   - Допустим, то, что вы говорите, не лишено смысла и такое действительно имело место быть. У виконта, как вы верно заметили, есть семья, и я не понимаю, почему именно вы обращаетесь ко мне с подобными просьбами.
   - Я был наставником Иллирэна. - Верится с трудом. Стал бы граф нанимать сыну наставника с примесью эльфийской крови в военное время? Или граф и тут ничего знал, нанял абы кого, не вдаваясь в подробности? Чадо сплавил и успокоился? - Граф не знает, что его сын в свое время спас вас. Поэтому он действует другими путями, напрямую обращаться к вам он бы никогда не стал.
   - Другими словами, это ваша личная инициатива, о которой графу ничего не известно, а его финансами вы распорядились между делом. Почему вы думаете, что мне это интересно?
   - Вы поклялись, что, если он попадет в беду, придете на помощь, где бы вы ни были. Я сам видел ритуал. Именно поэтому я счел должным поставить вас в известность, что Иллирэн вляпался хуже некуда.
   - Вы не могли этого видеть.
   Квартерон явно ожидал другой реакции, и, в общем-то, неправильно поняв суть проводимого ритуала, в одном он не ошибался точно: если бы я не знал, кто мой спаситель и что с ним, я бы сейчас вел себя совсем по-другому.
   - Иллирэн не признался, где пропадал две недели, и граф считал память сына. Я тоже просмотрел кристалл.
   -И, тем не менее, повторю, вы не могли этого видеть. Я не трачу свою силу на бессмысленные ритуалы. Объект защиты находился бы на таком расстоянии, что в случае угрозы вряд ли можно было бы даже своевременно получить сигнал. Я уже не говорю о чем-то большем.
   Судя по изменившемуся выражению лица, я только что пал в глазах отдельно взятого квартерона так низко, насколько это вообще возможно. И, кажется, немного поспешил с добиванием противника. Участвовать в "поисках" я по-прежнему не собираюсь, но хоть как-то контролировать самодеятельность этого наставничка было бы неплохо.
   - Позволю себе поинтересоваться, что мешало вам обратиться ко мне раньше? У графа хватило бы средств оплатить вам путешествие.
   - Мы были уверены, что он погиб. - Видимо, меня еще не списали со счетов, раз со мной сквозь зубы, но все же делятся информацией.
   Наставника Иллирэна не было в замке, когда тот уехал. Граф же не особо переживал, где и как развлекается его сын, но когда один за другим стали возвращаться магические вестники, папаша, наконец, очнулся и отправил отряд разыскивать пропажу. Поисковые заклинания сбоили, раз от раза выдавая диаметрально противоположные результаты: магия то указывала, что наследник графа находится за пределами королевства, то буквально кричала, что он находится в десяти шагах от точки поиска. Пару раз заклинание и вовсе показало, что объект поиска уже два дня как мертв, но, если верить квартерону, поиски не прекращались даже тогда. Надежда увидеть его живым не умерла. Тела его так и не нашли.
   - Нам очень хотелось в это верить. Магу все же удалось один раз увидеть его. Он сказал, что искать следует в Эльгардаре, и что наследник не свободен.
   - Почему он так решил? - Квартерон молча протянул мне кристалл.
   Резкий запах крови, беззвучный шепот губ, с трудом выговаривающих слова неведомого мне заклинания, крики птиц, отчаяние, руки, опускающиеся под тяжестью браслетов, шум леса, вид гор, смазанные лица, в которых все же угадываются эльфийские черты - минуты три разрозненных картинок, звуков, ощущений.
   Откуда этот кристалл у вас?
   - Маг записал все, что он увидел.
   - И отдал его вам?
   - Графу. Я... позаимствовал.
   - Это и есть причина, по которой граф затеял возврат рабов? Но вы не считаете это удачной идеей, я правильно понимаю?
   Если бы граф уделил чуть больше внимания возврату рабов, можно было бы предположить, что он рассчитывает вместе с ними выручить и своего сына. Но нет, об этом пункте договора упомянули лишь вскользь. Граф мог в равной степени пытаться вытащить своего сына, даже не думать о том, что Иллирэн может находиться в рабстве, или допускать такую возможность, но не придавать ей большого значения. Тот факт, что Иллирэн был довольно-таки привязан к своему родителю, отнюдь не означал, что обратное тоже верно - далеко не всё из досье, собранного Тиррелиниром, говорило в пользу графа.
   - Мы не можем точно знать, в каком статусе находится виконт в Эльгардаре. Он с равной вероятностью может считаться преступником и не попадать под условия договора.
   - Преступником? - А вот это уже интересно, потому что до этого квартерон старался не выдавать степень своей осведомленности.
   - К примеру. Я лично сомневаюсь, что удастся вернуть всех.
   -Если мы с графом достигнем такой договоренности, то всех рабов освободят и вернут на родину. Можете, не сомневаться.
   Предположение о том, что я могу нарушить слово, было весьма оскорбительным. И пусть наставник Иллирэна говорил со всем о другом, я счел неудачную формулировку подходящим поводом для завершения весьма познавательной, но и столь же обременительной беседы.
   Обратная дорога проходила в полном молчании. Видимо, квартерон уже сделал для себя какие-то выводы. Хорошо, если он решил не впутывать меня в поиски, чуть хуже - если он собрался рассказать обо всем, что знает, графу. В сложившейся ситуации граф мог и отказаться от обмена земель, а это нам было не выгодно. Идея бредовая, но эту проблему нужно решать и как можно быстрее, а пока я выхода из сложившейся ситуации не вижу.
   - Повелитель. - Подумать спокойно о сложившейся ситуации мне не дали. Нагнали, прежде чем я прошел и половину пути к замку. Поставил очередной блок от охраны и недовольно уставился на не понимающего намеков квартерона. - Вы ведь знаете, где Иллирэн. - Он не отводил от меня взгляда, видимо, пытался отследить мою реакцию. - Вы не подтвердили моих слов, но и не опровергли. Готов спорить, вы бы вообще не стали меня слушать, если бы я обознался, и Иллирэн в свое время спас не вас - кого-то другого. С ритуалом я мог ошибиться, но он был и какое-то положительное воздействие, причем сильное, на Иллирэна оказать должен был. В этом я уверен, как и в том, что вы бы не стали его проводить, если бы вам было все равно.
   Провокация. Всего лишь очередная провокация. И лицу не вовлеченному, чью линию я упорно гну последний час, не пристало хоть как-то реагировать на подобные подначки.
   - Боюсь, это не взаимно. - Кивнул квартерону, показывая, что разговор окончен.
  
   Подняв щиты, осторожно приблизился к ночному гостю.
   - Ты кто? - чувство опасности молчало, но кто мог без разрешения проникнуть в мои покои? Он не шелохнулся, даже когда я сдернул скрывавший его лицо и фигуру плащ, но как бы я ни силился, разглядеть его лица не мог - черты будто бы плыли, смешиваясь с полумраком комнаты. - Что тебе нужно?
   - Ты сам знаешь. - До боли знакомый голос... Незнакомец не стал дожидаться, пока я вспомню, где я мог его видеть, точнее, слышать: не размениваясь на какие-либо объяснения или прощания, он быстрым шагом двинулся к двери.
   - Стой! - схватил его за руку, чтобы тут же выпустить. - Ты?!
   Но он же... умер?
   - Вы сами виноваты в том, что к вам так относятся. Если бы Повелитель захотел, он бы мог все изменить, но у него всегда найдутся дела поважнее, да, Вилли? - Рок рассмеялся.
   - Это, правда, ты? - сделал осторожный шаг в сторону резко замолкшей тени. - Подожди, не уходи. Да, постой же!
   Догнать его удалось только у дворцовой ограды - обнаружив, что ворота заперты и бежать ему больше некуда, он медленно развернулся ко мне и так же медленно опустился на колени. Лунный свет оплавил черты лица, заостряя скулы, изменяя глаза, перекрасил волосы...
   - Пожалуйста...
   - Иллирэн? - кинулся поднимать Рока с колен, а он все твердил свое "пожалуйста". - Иллирэн, что с тобой?
   - Повелитель, пожалуйста... Я очень Вас прошу, - самый длинный, но от этого не более содержательный, ответ, который мне удалось от него получить.
   - Чего ты от меня хочешь?! - я уже кричал, - Ты мне можешь нормально сказать, что тебе нужно?!
   Встряхнул безвольно обмякшее тело, пытаясь добиться хоть какой-нибудь реакции, но все впустую...
   Всего лишь сон. Сколько их таких было?
  
   Граф Илодар
   Было уже поздно, когда закончив с бумагами я вышел и в коридоре наткнулся на Повелителя эльфов, рассматривающего картины на стенах.
   - Интересуетесь?
   - Да, - ответил он, отрывая рассеянный взгляд от портрета... Рэна? - это Ваш родственник? Вы похожи.
   - Да. Сын. Он... погиб.
   - Простите.
   - Время лечит.
   - Да, время лечит, - эльф грустно улыбнулся, поворачиваясь к портрету - Время лечит...
   - Эта картина Вам что-то напоминает?
   - Почему Вы так решили? - удивился мой поздний собеседник
   - Вы так на нее смотрите... - позволил себе слегка улыбнуться.
   - Да? Хотя Вы правы, этот портрет немного напоминает мне одного человека, - он замолчал.
   - Немного? - намекнул я на продолжение рассказа.
   Тот задумчиво кивнул. Я уж было решил что ничего интересного более не услышу, да и какое мне дело до знакомых этого эльфа. Эх, кого я обманываю... После паузы он снова заговорил:
   - Немного. Дело даже не во внешности, этот мальчик, он живой, даже на портрете видно, а тот... тот наоборот. Жил, двигался, говорил... Существовал.
   - Почему вы говорите о нем в прошедшем времени? - поинтересовался я и услышал ожидаемый ответ.
   - Он погиб.
  
   Глава 13.
  
   - По делу Дагмара было приговорено семь человек, среди них был и Иллирэн, правда, во всех бумагах он проходит под именем Бена Райля. Был задержан на месте преступления, сопротивления не оказывал, вину признал, но в показаниях путался... А дальше начинается самое странное - официально всех семерых казнили, причем казнь была закрытой. Расспросы местных ни к чему не привели, а конвой, сопровождавший преступников, допрашивать бесполезно - клятва не позволит. Зато судья, когда на него надавили, признался, что одному из приговоренных, вроде как, за содействие следствию смягчили приговор: заменили смертную казнь пожизненной каторгой. Кстати, это прямое нарушение не только договора, но и человеческих законов.
   Компания смертных ублюдков решала поразвлечься... Только вот что там делал Иллирэн и почему он что тогда, что позже признал свою вину?
   - Какие у них были доказательства его вины?
   - Для суда достаточно было признания.
   - Его могли заставить дать ложные показания?
   - Смертные, конечно, все отрицают, но, в любом случае, максимум, что они могли сделать - это заставить его говорить. Магическая проверка при допросах обязательна, так что солгать у подозреваемого не получится.
   - Процедура могла быть нарушена. - Весь тот процесс - сплошное нарушение мыслимых и немыслимых законов. - Как он попал к кочевникам?
   - Смертный утверждал, что каторжник сбежал, возможно, рассчитывал спрятаться в Степи. Закон не защищает беглых преступников, его вполне могли обратить в рабство. Однако по моим данным за день до казни в городке остановился Алимар-хан со своей свитой. Я думаю, что кто-то из смертных решил подзаработать и продать преступников в рабство. В бумагах зафиксировали факт казни, деньги поделили - все "продавцы" будут молчать до последнего, потому что торговля людьми карается очень жестоко.
   В наводящих вопросах нужды нет - Альевир и так расскажет все, что удалось узнать.
   А жадность определенно лучшее качество смертных. Там, где нет надежды на чудо, всегда можно надеяться на их жадность. Она в свое время выручила меня: мертвый меч людям без надобности, а вот за живой можно получить целое состояние. Она же спасла Иллирэна. Если только рабство можно считать спасением.
   - Человек из свиты Хана за определенное вознаграждение рассказал, что знал об Иллирэне - кочевники звали его Тео. По его словам, никто не знает, откуда этот Тео взялся. Хан привез его с собой из Вайлара, куда он ездил, чтобы нанести визит королю. Сам раб о себе ничего не рассказывал, впрочем, никто и не спрашивал. О дальнейшей судьбе его почти ничего неизвестно - лишь обрывочные, ничего не значащие сведения. В целом его жизнь ничем не отличалась от жизни простого раба: беспрекословное подчинение приказам, контролирующие браслеты, ошейник, правда, неактивированный...
   - Я понял, - жестом остановил Альевира, - Почему его оставили на суд Судьбы?
   - Думаю, это как-то связано с гибелью дочери Хана, выяснить, что произошло, пока не удалось. Если узнаю что-то новое...
   - Да, конечно, спасибо, даэне Альевир.
  
   Раньше я хотя бы мог убеждать себя, что это магия крови не дает мне покоя, вновь и вновь напоминая в кошмарах о незаконченном ритуале, что никаких последствий для моего спасителя не будет. Тогда верить в это было неизмеримо проще. Впредь утешаться такими иллюзиями у меня уже не выйдет.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"