Югансон Неронова Ирина Аркадьевна: другие произведения.

Пантагрюэль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса написана по мотивам книг Франсуа Рабле. Именно "по мотивам" - это не сценическое переложение творения великого Алькофрибаса Назье.

  
   ИРИНА ЮГАНСОН
  
   Пантагрюэль
   пьеса-карнавал в двух действиях
   по мотивам книг Франсуа Рабле
  
  
  
   Действующие лица
  
  Пантагрюэль (изображается куклой или полотнищем, как на "Похоронах сардинки")
  Алькофрибас Назье - извлекатель квинтэссенции
  Эпистемон
  Брат Жан
  Карпалим
  Панург
  Ле-Жизад
  Д'Ребодан
  Философ с берегов Альбиона
  Панзуйская Сивилла
  Гер Триппа
  Его жена
  Трибуле
  Кулдыбулдон
  Кулдыбулдончики
  Мохнатый кот
  Чичероне на острове Звонком
  Королева колбас
  Постник
  1-й папоман
  2-й папоман
  3-й папоман
  Жрица оракула Бак-Бук
  
   а также: парижане, матросы, бараны, мохнатые коты, песнопевцы, дикие колбасы, папоманы, свита жрицы оракула.
  
  Всё многообразие действующих лиц достигается за счёт переодевания всё тех же актёров.
  
  
  
  
  
   1-е действие
  
   Ярмарка
  
   Торговцы и зазывалы (на разные лады, со всевозможными завываниями):
  -А кому зелёного соусу? Лучший в мире зелёный соус, соус короля Анарха! С мятой, с чабрецом, с острым словцом, с чесноком, с петрушкой, со всякою заварушкой. Без него жаркое - ну тьфу - никакое, а с ним - вот для спору - съешь сапог и оближешь шпору.
  -Стригу, брею, кровь пускаю, зубы деру! Стригу, брею, кровь пускаю, зубы деру!
  -Лужу кастрюли! Вёдра-котлы починяю! Ка-астрюли лужу!
  -А кому недорого сыру, масла, творогу?
  -А вот только из печи крендели-калачи!
  -А вот с пылу-жару, с самого пожару сплетни да слухи, да слоны из мухи!
  -Налетай!
  -Раскупай!
  
   Все
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  
  -Этот лезет вон из кожи, чтоб продать на грош дороже.
  -Тот готов набрать дерьма — задарма.
  
   Все
  -Ярмарка! Ярмарка! Крутись, гуди, ярмарка!
  
   Алькофрибас Назье
  Э-ге-гей! Эгей! Сюда, сюда, новоявленные приятели мои! Сюда, бездельники и пустоголовые зеваки! Сюда! Вот она - земля обетованная! Вот она - источающая запахи, струящая ароматы, разящая за версту! Всему здесь госпожа - Утроба, всему мера - избыток.
  Смелей, проходимцы, лезьте за мной, я нацежу вам из заветного своего бочонка особого вина! Клянусь, подобной влаги вы ещё не пивали!
  Что, хорош? То-то же! Это вам не пойло трактирное, сбивающее с ног и лишающее разума, не сладенькая водичка для манерных дам, не кислятина, сводящая скулы. Нет, нет и нет! - Это чистейший пантагрюэлин, древний эликсир жизнерадостности и жизнелюбия.
  
   Торговцы и зазывалы
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  -Здесь тряпья, жратвы, посуды вороха, охапки, груды.
  -Здесь заморской ерунды бесконечные ряды.
  -Крики, вопли, причитанья.
  -Ругань, драки, лобызанья.
  -Всё твоё, парижский люд, разбирай, пока дают!
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  -Рыбы в бочках и лотках!
  -Бычьи туши на крюках!
  -Утки, гуси, петухи!
  -Жирный суп из требухи!
  -Вафли, пряники, печенье!
  -Самоцветные каменья!
  -Горы шёлка и сукна!
  -Позументы!
  -Ордена!
  -Бляшки, ленты, кружева!
  -И слова!
  -Слова!
  -Слова!
  -Эта вот штукенция — святая индульгенция, в ней спасение души — откупись и вновь греши!
  -Для простого люду пособие по блуду!
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  
   Алькофрибас Назье
  Ну, бывалые пьяницы и юные выпивохи, узнали вы меня? Ну? Ну конечно же это я - я! - мэтр Алькофрибас Назье, извлекатель квинтэссенции!
  О-о, да вы, чума вас раздери, похоже, и знать не знаете, что за Назье такой выискался, и кой чёрт принёс его вместе с его квинтэссенцией? Так?
  Ладно, олухи, что с вас возьмёшь, слушайте... Слушайте - для начала растолкую я вам любимое своё словечко при помощи старинной притчи, то-бишь байки:
  кто из вас, балбесы мои разлюбезные, хоть раз в жизни не видел собаки, раздобывшей сахарную кость? Грудью ляжет она, но никому не позволит отобрать своё сокровище, руки вам отгрызёт, только суньтесь, часами будет мусолить голый, никчёмный, казалось бы, мосол, пытаясь разгрызть его, а чего ради? Ну? Кто скажет? - А всего-то навсего ради капельки мозга. Глупая псина, посмеётесь вы, что с неё взять? Нет, драгоценные мои, глуп тот, кто не в состоянии понять — нет в мире пищи слаще этой. К чему я? А к тому, что вот эта самая драгоценная капелька и есть квинт-эс-сенция.
  Ну, а теперь хватит поучений, ведь это для вас, греховодники, выкатил я свой бочонок, а в нём, шутка ли — пантагрюэлин пятисотлетней выдержки, ради вас притащил сюда на ярмарку свою книжицу.
  
   Торговцы и зазывалы
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  -Горшки, тазы, вёдра!
  -Кошели и сёдла!
  -Снизки перца и грибов!
  -Вина лучших погребов!
  -Лей да пей, да денег не жалей!
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  -Ярмарка!
  -Гуляй, кути, ярмарка!
  
   Алькофрибас Назье
  Вот она, моя книжоночка, вот она, моя пузатенькая!
  Я уже слышу, слышу крики праведных слухачей да стукачей, послушников да наушников, болтунов да блядунов, что блюдут чужую мораль паче собственной, что, мол, и оскорбительна-то она для нравственности, и смердит-то от неё потрохами, и несёт от неё винищем.
  А я и не спорю. Ведь сочинял я свою книженцию в часы веселия, за бутылочкой заветного винца, в компании добрых олухов, таких, как и вы сами, драгоценные собутыльники мои. Состряпал я свои небылицы в часы, когда мудрость нисходит на дураков, а дурь находит на мудрецов, так отчего же благоухать её страницам чем иным, а не столь разлюбезным моему сердцу винным духом?
  И слава Господу, что не разит от неё ни потом трудов праведных, ни постным лампадным маслом, ни, паче того, елеем. Ах, друзья мои, насколько же запах вина соблазнительней, пленительней, животворнее и тоньше, нежели запах елея!
  Но, впрочем, что-то я тут с вами заболтался. Дело-то не ждёт. Крутитесь, колёса! Вопите, лужёные глотки! Ярмарка!
  
   Торговцы и зазывалы
  -Ярмарка!
  -Налетай!
  -Подавай!
  -Наливай!
  
   Брат Жан (появляясь).
  Это что же такое, братцы мои ненаглядные, творится?
  
   Эпистемон (появляясь).
  Алькофрибас, друг мой, тебя не замучает совесть? - Стол ломится от снеди, вино льётся рекой, а о нас, о нас - страждущих и жаждущих, напрочь забыли?
  
   Карпалим (появляясь).
  Если вы надеетесь, что мы постесняемся о себе напомнить?..
  
   Алькофрибас Назье
  О, наконец-то! Ярмарка в самой поре, закусь - гора на горе, музЫка играет, ароматы витают, а вас, бродяг, где-то черти мотают.
  Ну друзья, вот перед вами и вся наша пёстрая компания, прошу любить и жаловать. Все мы - охотники сладко поесть, все - мастера выпить вволю. Каждый одет на собственный свой лад, каждый обвешан теми побрякушками, которые тешат его сердце, каждый пляшет только под собственную дудку.
  Этот дюжий молодец в сутане - поклонись, дубина! - смиренный монах брат Жан - не агнец и не баран.
  Вот мэтр Эпистемон, пекущий наше стадо, чего не знает он, того и знать не надо.
  Наш славный Карпалим в огне неопалим - проныра и пройдоха, ему везде неплохо.
  И наконец - главнейший, наиглавнейший, сверхглавнейший из нас...
  
   Брат Жан
  Ну, кто тут жаждет увидеть зрелище неописуемое? Зрелище ужасающее? Зрелище невероятное? Кошмарное зрелище? Кто падок на всякие страсти? Да бросайте вы к чёрту всех этих русалок из пивных бочек, бородатых матрон, двуглавых младенцев и прочую ярмарочную дребедень! Бросайте и валите сюда, мы покажем вам великана, живого великана, без подвоха и без обмана.
  
   Эпистемон
  Глядите, вот он - перед вами. Вот он - господин наш Пантагрюэль. Вот он - несравненный и превеликий Пантагрюэль, сын Гаргантюа, внук Грангузье.
  
   Карпалим
  Эй, народ честной, ну-ка, потруди свои шеи, задери головы повыше! - Вот он - Пантагрюэль, последний из великанов земли французской.
  
   Крик Пантагрюэля
  Я жажду! Жажду!
  (Над толпой возникает Пантагрюэль)
  
   Голоса из толпы:
  -Ох!
  -Ах!
  -Не может такого быть!
  -Гляди-гляди! У, зараза, вот это громадина!
  -Разрази меня гром, да это ж страсть, это жуть что такое!
  -Да отодвинься ты, дай и мне посмотреть! Ох ты!..
  
   Карпалим
  А ну, бездельники, посторонись! Как бы вас всех ненароком не передавило! Эй, приятель, шапку не потеряй! Ну, увидали? Все увидали? То-то! - Глядите. Удивляйтесь. Ужасайтесь.
  
   Пантагрюэль
  Я жажду!
  
   Голоса из толпы:
  -В самом деле — великан! Это ж надо — живой великан!
  -Ура великану!
  -Ура Пантагрюэлю!
  -Ура! Ура! Ура!
  
   * * *
  Сцена застолья, все что-то жуют, пихают в рот, опорожняют одно блюдо за другим. А куда-то наверх в огромную пасть великана нескончаемой чередой отправляются жареные целиком быки и бараны, корзины со всевозможной птицей и овощами.
  
   Брат Жан
  Эй, народ честной, без дела не стой, а вали сюда, к нашему столу, на наше пиршество!
  
   Карпалим
  Милости просим!
  
   Эпистемон
  Любезный Карпалимчик, брат мой во хмелю, нежность переполняет моё сердце. Твоё здоровье, душа моя!
  
   Карпалим
  Протяни-ка мне, брат, кусочек вот той ветчинки!
  
   Брат Жан
  Режь толще! Мажь гуще!
  
   Пантагрюэль
  Я жажду! Жажду!
  
   Голоса из толпы
  -Ох, и здоров у вас великан! Что людям бочка - ему стакан!
  -А жрёт-то! Жрёт! Ты гляди, братва, - это ж не зубы, а жернова!
  -Да не дрейфь, он и мухи зазря не обидит.
  -Ха, он мухи твоей в упор не увидит. Мы с тобою ему заместо мух - шевельнёт ноготком и напрочь дух!
  -Жрать он мастер, и ростом побольше всех, да мозгов в башке с червивый орех.
  -Эй, ребята, проучим невежу?
  -Щас как дам!
  -Щас как врежу!
  (короткая потасовка, драчунов пытаются растащить)
  -Наш великан ему не хорош! - Своего заведи и ругай сколько хошь.
  -Много болтаешь, да всё не в попад.
  -Да я на что хошь побьюсь об заклад!
  -Идёт. - Если ты проиграешь - ослом заревёшь и собакой залаешь!
  -Ну а ты сорок раз прокричишь петухом и меня на загривке прокатишь верхом!
  -Век тому не бывать! По рукам!
  -Ну держись, ну дрожи, великан!
  -Посадим вашего обжиралу в лужу! Ишь, зазнался - а мы здесь его не хуже!
  Дай лишь задачку загнуть покруче, и он от натуги навалит кучу.
  Что бы такое!.. Ах, что бы такое!.. Что бы такое!..
  -Суп да жаркое!
  (Общий смех.)
  -Люди, вы забыли про тяжбу!
  -Какую тяжбу?
  -А ту самую, рассудить которую брались все судьи Парижу, да только нажили грыжу.
  -Д'Ребодан против Ле Жизада?
  -Ле Жизад против д'Ребодана?
  
   Эпистемон
  И в чём же, любопытно узнать, состоит предмет тяжбы?
  
   Голоса из толпы
  -А кто ж его упомнит? Был предмет, да вышел.
  -Три зала городского суда под потолок забиты бумагами, и какая из них к чему - не постичь простому уму .
  -Прям какой-то бумажный понос - за жалобой жалоба, за доносом донос.
  -Но, похоже, мы зря распинаемся, наш юный великан не слишком рвётся в бой.
  -Да, это ему не жареных быков уминать.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Карпалим
  Господин наш Пантагрюэль принимает вызов и согласен рассмотреть это пропахшее плесенью дело.
  
   Голоса из толпы
  -Ура! Ура! Ура!
  -Эй, тащите сюда бумаги!
  
   Брат Жан
  Нет уж, бумаги оставьте на месте, а тащите сюда своих сутяг, если они ещё живы!
  
   Из толпы
  -А их и тащить не надо - вот они!
  
  (вперёд выходят Ле Жизад и Д'Ребодан)
  
   Карпалим
  Ага, вот они какие... Ну что ж... Раз наши молодцы уже здесь, то начнём.
  Благородные синьоры вылили друг на друга не одно ведро помоев, вырвали из боков противника не один клок шкуры, надеюсь, за эти годы боевой азарт их не оставил, и они готовы к новому словесному мордобою. Так зовите бойцов на круг, пусть изложат всё по порядку.
  Заседание суда объявляю открытым!
  Итак, истец - маэстро Ле Жизад.
  
  (Гонг.
  В центр круга выпихивают Ле Жизада)
  
   Ле Жизад
  Высокий суд! Милостивые государи! Я не отрицаю, что моя служанка отправилась на рынок продавать яйца - это сущая правда, и я не стыжусь этого, и уж тем более не позволю всяческим д'ребоданам строить на этом свои инсинуации! Я не позволю в свой адрес никаких нарушений и искажений!Я требую возврата к установившимся ценностям! Да-да-да, я требую разом накормить всех быков супом, а ключи от кладовых передать девкам-судомойкам!
  О-о, это по вине таких вот д'ребоданов и иже с ними, происходит деградация и отвыкание сгибаться в нужном направлении! И это в то время как я денно и нощно, не отнимая руки от ночного сосуда, тружусь, всеобщего спасения ради!
  Люди, опомнитесь - пучина вздыбилась! Всё море океаническое! Страшно вымолвить - пуп океана выперло из глубин! Вы спросите — "как сие недопустимое могло произойти?" И я отвечу - Вот они, милостивые государи, плоды кипячения горшков! Вот! - А я предупреждал, я давно предупреждал о недопустимости и несовместимости! Кому это на руку? - Известно кому — портным, это они, они засунули кипящий горшок в глубь морскую!
  
  Тут д'Ребодан, отталкивая истца, выходит в круг
  
   Карпалим
  А это, как все поняли, ответчик - мастер д'Ребодан.
  
   Д'Ребодан
  Если бы неправду можно было так же легко различить, как заметить муху в молоке, мир не был бы до такой степени изъеден крысами.
  Прошу заметить, что, хотя истец со своими излияниями способен привести в бешенство и более кроткое существо, я не нацеплял власяницы и не бился в горячке, ибо уж я-то не из тех, кто затевает сморкаться, когда другие запевают или воспевают. Да-с! Как и полагается всякому порядочному человеку, я не спеша ел свой суп, когда в дом мой явились морочить и забивать мне голову! Случайно ли это? Ха-ха-а! Я не буду вдаваться в тонкости, но кое-кто явно потворствует и даже подогревает! И это в то время, как прямо на глазах то важнейшее, что всегда было на поверхности, то, чему сама природа велела всплывать на поверхность, погружается в пучину морскую!
  
   Ле Жизад (отпихивая ответчика)
  И я скажу вам, господа, скажу, что удивлён без меры несусветным поглупением человеков - всех этих толп, всех этих множеств. Люди, вы все спятили! О чём вы вопите? Чего ради? Нет, что до меня, то у меня шкура дублёная. Да вы поглядите хоть на моего оппонента - это же клинический случай! Хотя, впрочем, пусть себе резвится, пусть изводится щенячьим визгом. В самом деле, ну кому нынче не охота побегать без поводка? Кто ещё не дорвался до свободы? Вам неймётся склонять её на все лады? Да помилуйте, кто отнимает? Да пожалуйста, вот - "Свобода! Свободы! Свободу!" На любой вкус, в любой обёртке, по самой доступной цене. Всем предоставили полную свободу пукать, сколько душе угодно, а также без всякой опаски, прикрывшись семёркою бубён, переливать из пустого в порожнее, ну и - высшее проявление свободы - каждому позволено хватать соседа за нос, если, конечно, у того руки коротки. Это ли не свобода?
  
   Д'Ребодан
  Ничего подобного! Слышите, вы, ничего подобного! Я могу неопровержимо доказать, что пока я вертел осла за хвост, пока высиживал яйца на рукоплесканиях, пока получал питательный отвар из клистирной трубки, моя осанка производила неизгладимое впечатление, при виде этой осанки брали на-караул все, теснившиеся в коридорах. О, они носами чуяли - я посвящён в рассмотрение и утверждение. И вот когда, после сложнейших метаморфоз, я могу сказать: "Свершилось!", является этот тип, сидевший прежде с краешку на стуле, и дудит в старую дуду, не желая принимать во внимание ни общественное вычитание, ни резонное деление, ни даже, определившееся всем предшествующим ходом, сложение. А не пора ли ему заткнуться? Нечего путать народ и сбивать его с толку!
  
   Ле Жизад
  А что касается служанки, то смею вас заверить, господа, смола не липнет к тому, кто сообразит, где подмазать. Также смею заверить вас, что судьба благосклонна к тому, кто почитает зады восседающие и не забывает псалом "Блаженны восседающие, ибо!.."
  
   Д'Ребодан
  Милостивые государи, не надо, не надо дуть в чужую миску, все знают, что пока железо горячо, свиньи найдут своё корыто. Конечно, если прищемить кой-кому носы, то можно на прежний лад вилять хвостами сплочённо и единогласно, только ведь всё равно из моих ребят выйдут молодцы по части арифметики.
  
   Ле Жизад
  Диву даюсь, как это род людской не несёт яиц, раз он так славно их высиживает! Нынче все мастера промывать желудки ближним своим, все мастера пускать ветры новых истин. Но что касается правоты, то поверьте, друзья мои, прав всегда тот, кто крикнет громче, а моя глотка всегда наизготовку.
  Я постараюсь доказать это на завтрашнем заседании суда.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Брат Жан
  «Жажду!» - что означает - завтрашнее заседание не состоится. Налюбовались. Наслушались.
  
   Голоса из толпы
  -Как это не состоится? Не по зубам, выходит вашему великану это дельце?
  -Как не состоится? А чего ради мы здесь собрались?
  
  Брат Жан
  Слушайте, славные жители славного города Парижа, слушайте! Слушайте! Слушайте!
  
   Карпалим
  Итак, высокий суд заслушал доводы обеих тяжущихся сторон и счёл их обоснованными.
  
   Эпистемон
  Взвесив все «pro» и «contra», учитывая мелкую дрожь летучей мыши, отклонившейся от летнего солнцестояния, а также принимая во внимание краеугольные и безраздельные с колебательной точки зрения доказательства, суд постановляет:
  Обоим, пышущим здоровьем, поддувалам, с помощью пешки, сделать шах и мат.
  Сверх того, истцу суд предписывает без промедления возместить столько же чечевичных зёрен, сколько шерстинок у восемнадцати коров.
  В свою очередь, ответчику надлежит мемориально пронести дырявый башмак, с помощью которого конюхи запекают репу.
  
   Голоса из толпы (с восторгом)
  -О-о-о!..
  -У-у-у!..
  
   Брат Жан
  Помимо этого, суд приговаривает истца к трём полным стаканам творогу, должным образом приправленного, разбавленного и трампампавленного, как велит добрый местный обычай.
  Ответчик же обязуется доставить полный барабан сена и пакли на предмет затыкания гортанных прорех.
  
   Карпалим
  Решение высокого суда не подлежит обжалованию. Так что будьте снова друзьями без оплаты издержек и возмещения убытков. От чистого сердца обнимитесь и расцелуйтесь.
  
  (Прослезившиеся истец и ответчик кидаются друг другу в объятия.)
  
   Эпистемон
   На этом судебное заседание закрывается.
  
   Голоса из толпы (с превеликим пылом):
  -Гей-гей! Ура! Ура Пантагрюэлю!
  -Виват великану!
  -Ура! Ура! Ура!
  
  (Народ, не находя выхода переполняющему его восторгу, засвистал, запрыгал, стал махать руками)
  
   Алькофрибас Назье
  Угомонитесь, друзья мои! Угомонитесь! Ярмарка не стоит не месте и наш рассказ идёт вперёд. Пришла пора рассказать вам о том, как Пантагрюэль встретился с неким весьма достопримечательным представителем рода человеческого по имени Панург.
  
   * * *
  (Толпа исчезла. Пантагрюэль, сопровождаемый друзьями гуляет по Парижу. Появляется весь ободранный тощий незнакомец.)
  
   Незнакомец (машет руками и всячески старается привлечь к себе внимание) Э-эй! Э-ге-гей! Эгей!
  
   Эпистемон
  Кто это там так надрывается?
  
   Карпалим
  Ба-а! Вот это пугало!
  
   Брат Жан
  Ой, страсть! В жизни не встречал такого!
  
   Карпалим
  Тс!.. Не делайте резких движений, друзья! Этот бедолага явно сбежал из сумасшедшего дома.
  
   Эпистемон
  А ведь ты прав. Поосторожнее с ним, ребята!
  
   Брат Жан
  Боже, до чего же тощ, до чего тощ! Жутко смотреть. О-хо-хо, по всему видать, это существо больно смертельно и долго не протянет.
  
   Пантанрюэль
  Жажду!
  
   Эпистемон
  Государь сказал: "Пустяки, готов поспорить на что угодно -- парень мается болезнью Святого Франциска."
  
   Незнакомец
  И выиграете спор, сударь, ибо диагноз Ваш верен: плоть моя изнурена и душа измучена именно этой хворью, в просторечии именуемой "нищетой". Понимаю, вас смущает крайняя моя худоба и несчастные эти обноски.
  О, если бы я поведал вам все свои злоключения, вы рыданиями затопили бы эту площадь. Хотите, я опишу в самых жгучих подробностях, как я мучился в турецкой неволе, каким чудом удалось мне ускользнуть с вертела, да-да, турки уж собирались поджарить меня на манер каплуна, но моя несравненная находчивость...
  
   Брат Жан
  "Каплуна"? Сказал бы лучше — "цапли".
  
   Незнакомец
  Уверяю вас, моя повесть затмит самые невероятные россказни о чужедальних краях. Если хотите, я могу изложить её на любом из возможных языков человеческих -- живых или мёртвых.
  
   Эпистемон
  Погодите-погодите, Вы что, пытаетесь нас уверить, что запросто поведёте речь на любом из языков земных? Блейфуйте перед кем другим, сударь мой а здесь есть кому проверить.
  
   Незнакомец
  Проверьте, сударь мой. Мне ли, студенту сорбонскому, бояться каких-то там проверок и экзаменов? Я готов. И уверяю, даже Вы, как вижу, человек весьма многознающий, и половины не поймёте. Ибо жизнь носила меня по таким закоулкам, куда люди многознающие редко заглядывают. Поневоле научился я изъясняться на любой тарабарщине -- от чистейшей латыни до изощрённейшего арго.
  
   Брат Жан
  Ну а на чистейшем французском, чёрт подери?
  
   Незнакомец
  А на чистейшем французском, сударь, без запинки сколько угодно, о чём угодно и с кем угодно, ибо это родной мой язык. Но и на французском, и на любом другом вот что я хочу сказать:
  Ах, господа праздные гуляки, разве не написано на мне, что я не прочь пристать к вашей тёплой компании? Разве не достаточно мимолётного взгляда для умеющего не замечать потрёпанной одежды и разбитых башмаков, чтобы понять - мы с вами из одного теста.
  Я, конечно, могу и сойти с вашего пути, могу стать одним из случайных прохожих, но, сдаётся мне, в вашей колоде недостаёт именно моей карты.
  Странно, как вы вообще до сих пор обходились без меня? Или вас всё ещё смущает моё платье? Так ведь я за него не цепляюсь. Если вместо этого рванья натянуть на меня нечто подобающее, да нацепить всяческих весёленьких побрякушек, уверяю, я заткну за пояс первых модников Парижа.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Брат Жан
  Господин наш Пантагрюэль сказал:"А почему бы и нет?"
  Эй, портных сюда, да поживее! (портные, во-всеоружии, мигом оказываются рядом)
  Оденьте-ка этого молодца по последнему слову портняжьего искусства.
  
  Портные
  -Рады стараться!
  -Всегда готовы!
  
  
  Портные стараются наперебой.
  
   Карпалим
  А что? Ничего и даже очень.
  
   Эпистемон
  Вполне респектабельно.
  
   Брат Жан
  Да это же совсем другой человек!
  
   Незнакомец(одеваясь)
  Похоже, Фортуна вновь обернулась ко мне лицом. Эти штаны сидят на мне как влитые. А рубашка! Как я вам в этой рубашке? Хорош? Я и сам себе нравлюсь в этой рубашке. А курточка! Тут отстрочена, там оторочена - любо-дорого посмотреть, хоть так повернись, хоть эдак. Только...
  
   Карпалим
  Что «только»?
  
   Незнакомец
  Только сюда бы вот нашить ещё кармашков. И сюда вот. И здесь бы не помешали — где помельче, где поглубже, где потайных, где накладных. Я, видите-ли, господа, имею привычку таскать с собой всяческие приспособленьица для невинных проказ — ниточки, крючочки, пружинки, гвоздики, табакерки с толчёным перцем, коробочки, начинённые блохами — да всего не перечислишь — мало ли какая шкода придёт мне в голову..
  
   Карпалим
  Будут Вам кармашки. Сколько хотите — хоть сверху донизу, хоть снизу доверху.
  
   Незнакомец
  Ах, согласитесь, господа, приятно видеть, как человек расправляет крылья?
  А теперь, когда не гляжусь я побирушкой, когда любому-всякому не стыдно водить со мной компанию, неплохо было бы наверстать маленькое упущеньице: тот случайный оборванец, что встретился вам на случайной дороге, вполне мог бы остаться безымянным. Но такой молодец?..
  Итак, с вашего соизволения, перед вами человеческое существо, именуемое Панургом. Имя человеку зря не даётся, каждый, мало-мальски сведущий в латыни, сообразит, что имеет дело с продувной бестией. Не ошибётся и тот, кто сочтёт меня пройдохой, шулером, мошенником и плутом.
  
   Карпалим
  Многообещающее начало!
  
   Панург
  В реальной жизни это не такие уж плохие свойства, а я не столь скромен, чтобы утаивать собственные достоинства.
  Ведь сознайтесь, господа, до моего появления вы не знали, куда себя деть от скуки. А стоило появиться Панургу, всё вокруг закипело, ибо сам я бездельничать не люблю и другим найду работу. Мало ли, при желании, найдётся приятных и полезных занятий для пытливого разума и ловких рук? - Подлить ложку дёгтя в бочку благолепия, околпачить того, кто любит других выставить дураками, довести до белого каления болвана, раздувшегося от спеси — да разве всё перечислишь?
  
   Брат Жан
  Что-то мне подсказывает, что мы неплохо споёмся.
  
   Панург
  Так за чем дело стало?
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Алькофрибас Назье
  Ну а теперь, друзья, перевернём страницу, я расскажу вам о том, как один заезжий философ из Англии вызвал Пантагрюэля на диспут.
  
   * * *
  Пантагрюэль и его приятели гуляют по Парижу, их окружает толпа зевак.
  Некий Англичанин, расталкивая всех острыми локтями, пытается пробиться сквозь толпу.
  
   Англичанин
  Гив ми зы уэй! Плиз, дорога! Идти прочь, бараны, ай ест говорить!
  
   Голоса из толпы
  - Куда тебя по головам несёт!
  -Я те щас самого как двину!
  
   Англичанин
  Где он ест? Вер из хи? Ай должен его смотрейт!
  
   Голоса из толпы
  - Куда прёшь, сатана!
  -Чёрт настырный!
  -Дать ему, заразе, по макушке, чтоб угомонился!
  
   Англичанин(наконец-то прорвавшись)
  О!..О!.. О!..
  О, Ваш августейший величеств! Ведь я не заблуждайтс? Ведь это ест несравненный фенОмен, монстер энд джайент ПАнтагрюэль?
  Ит из импосибл! Такой большой невозможен быть!
  Разрешайт ту ми, монсиньор, я ест обойти вокруг Ваш корпус? Можно, ай будет Вас пощупайт?
  О, он невероятный ест! О!.. У!.. А!..
  
   Пантантагрюэль
  Жажду!
  
   Брат Жан
  Государь сказал: "Какое забавное насекомое. Как тоненько стрекочет. До чего препотешно машет лапками. Кто ты, малютка, и чего ты хочешь от меня?"
  
   Англичанин (акцент всё меньше)
  О, ай не ест мальютка! Ай эм великий и знаменитый. Превзошедший и преуспевший. Мастер и чЕмпион философия, теософия, лингвистика, софистика, демагогия энд болтология.
  (прокашливается и акцент совсем исчезает)
  Найдите во всей Европе хоть одного-единственного человека, равного мне остротой ума. Долго будете искать и не найдёте. Это доказали сотни диспутов. Я выходил, я говорил, и от противника оставалась жалкая горстка пепла. Но что за радость от победы, когда знаешь, что ты заведомо выше этой бездари и недоучек на сто голов? Снисходя до них, я всегда говорил себе: "Ты, гений, вынужден разменивать на пустяки свой дар!"
  И вот наконец-то, наконец, судьба свела меня с ровней!
  
   Карпалим
  Ого, уж не считает ли себя эта букашка "джайент энд монстер"?
  
   Англичанин
  Наконец-то я нашёл соперника себе по-плечу.
  
   Брат Жан
  О, трепещи, Париж - явился Джек - победитель великанов!
  
   Англичанин
  Соблюдая всевозможную почтительность, но не теряя, однако, сознания собственной значимости, прошу у милорда Пантагрюэля соизволения состязаться с ним в витийстве на любую, выбранную им самим тему, и, буде он соблаговолит, помериться силами в присутствии учёных мужей а также малоучёной досужей публики.
  
   Эпистемон
  Поверьте, наш государь весьма ценит ваше лестное мнение о своей скромной особе, но он прежде всего хотел бы уточнить, в чём же именно состоит ваше высокое искусство?
  
   Англичанин
  Оно состоит в умении доказать или опровергнуть что угодно. Я могу доказать верность и неколебимость любого постулата. Могу доказать его же ошибочность и вредоносную сущность. Могу с благоговением вещать об извечном, идущем из глубины веков, могу трепаться о сиюминутном и насущном. Могу рассеять тьму невежества, могу сгустить покров тайны. Могу с пеной у рта ратовать за крайне-правых, могу, бия себя в грудь, - за крайне-левых. Могу, словно жрец, вставший на котурны, могу вприпляс с балаганными прибаутками. Могу приглушённо и доверительно, могу трибунно и призывно. Могу проповедовать всепрощающую любовь, могу — лютую ненависть. Могу играть белыми, но могу и чёрными. О, я много чего могу — всё сразу и не перечислишь. Могу любое слово оплести блестящей мишурой, могу в наипустяковейшем пустяке отыскать разверстые глубины премудрости, и могу мудрость мудрецов смешать с пылью и прахом.
  
   Карпалим
  Да, это не каждому дано!
  
   Брат Жан
  Нет предела возможностям человеческим!
  
   Эпистемон
  Государь, что же Вы молчите? Э-гей, государь! М-да, боюсь, господин наш Пантагрюэль не испытывает особого желания нарушить свой покой ради развлечения парижских зевак.
  
   Панург
  Государь! Государь! Отдайте мне этого искателя популярности! Отдайте, и я сделаю его самым популярным остолопом в славном городе Париже!
  У меня душа горит! Ну доставьте мне такое удовольствие, я не могу спокойно смотреть на его самоуверенную рожу! Ах, позвольте, позвольте мне его осадить! Позвольте сделать так, чтобы этот "великий и преуспевший" при великом скоплении публики преуспешно наложил в штаны.
  Разрешите, я собью с него спесь, спустите мой язычок с поводка , и, клянусь, он не оплошает!
  Или нет!.. Нет!.. Ай, чёрт, я придумал кое-что получше!.. Ну, держись, "филосОф"!..
  Я поставлю своё условие состязания... Хотите знать, что это будет за условие? -- Силентиум. Не-мо-та. Молчание. Абсолютное. Ни единым звуком не нарушаемое.
  Поверьте мне, никто, ни одна тварь живая, не умеет выразительнее меня молчать на самые разные, самые жгучие, самые животрепещущие темы. Уж я-то на этом деле собаку съел. Да разве они там, на своих островах, имеют понятие об этом тончайшем искусстве? Куда им до нас? Им и не снилась наша многолетняя практика.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Эпистемон
  Господин наш Пантагрюэль сказал: "Сэр, я согласен помериться с Вами в благородном искусстве переливания из пустого в порожнее, но на том, однако, условии, что прежде Вы потягаетесь с младшим из моих учеников. Если Вам удастся его победить, что ж, я к Вашим услугам."
  
   Англичанин
  Хорошо, только из уважения к Великому Пантагрюэлю, я готов снизойти до какого-то ученика. Пусть будет ученик в качестве разминки. Мне его заранее жаль - вам надо бы запастись веником и совком, чтобы смести в кучку то, что от бедняги останется.
  
   Панург
  Ну, это мы ещё поглядим.
  
   Эпистемон
  Итак, господа, начнём! Условия состязания вам известны -- первый проронивший слово или издавший любой членораздельный звук, объявляется проигравшим. Прошу!
  
  Далее идёт пантомима, в которой Панург показывает чудеса акробатики, строит рожи, высовывает язык и чуть не узлом завязывается, а Англичанин вначале принимает некие значительные позы, но под конец ему остаётся только вертеть головой да хлопать глазами.
  
   Голоса из толпы
  -Ух ты, чёрт!
  -Гляди-гляди, что он вытворяет!
  
   Эпистемон
  -Тихо, господа, не мешайте философствовать, не сбивайте с мысли.
  
   Голоса из толпы
  -Ужас, да как же он, сердешный, развяжется-то?
  -Страсти да и только!
  -Ну малый даёт! Это ж надо такое выкрутить!
  -А-а-а!..
  -О-о-о!..
  -У-у-у!..
  
  Наконец наступает момент, когда Англичанин не в силах сделать ни одного ответного жеста.
  
   Эпистемон
  Сударь! Да проснитесь же, господин ФилосОф!
  
   Англичанин (вновь с акцентом)
  А? Что? Уот из ит? Что это был?
  
   Голос из толпы
  -Попался! Попался!Он заговорил!
  
   Англичанин
  И это из — младший ученик? Всего ест младший ученик? Как тогда из учитель?
  Всё! Ай снимайт шляпа! Ай склоняйт голова! Ай признавайт свой поражений.
  
   Голос из толпы
  Он проиграл!
  
   Англичанин (прокашлявшись, без акцента)
  Я проиграл. Но, поверьте, не зазорно уступить уму столь острому и логике столь совершенной. Я проиграл! О, как же я страдаю! О, как же я счастлив! Да, друзья мои, счастлив, ибо суждено мне было столкнуться с премудростью невообразимой!
  
   Голоса из толпы
  -Ура! Ура! Ура Панургу!
  -Ура Пантагюэлю!
  
   Эпистемон
  Удовлетворены ли Вы состязанием, сэр? Помнится, было у Вас желание потягаться с господином нашим Пантанрюэлем?
  
   Англичанин
  О, нет-нет!
  (Ныряет в толпу и исчезает)
  
   Панург
  Сударь, где же Ваш веник?
  
   Карпалим
  Что ж так поспешно, господин философ! Эй, господин философ, куда Вы? где же Вы?
  
   Брат Жан
  Да его и след простыл!
  
   Голоса из толпы
  -Ура! Ура! Ура!
  -Мы ему задали!
  -Знай наших!
  
  Толпа скачет и веселится.
  
   * * *
  
   Алькофрибас Назье
  Пусть народ обнимается на радостях и вопит от восторга, а мы с вами перевернём ещё одну страницу. Вперёд, друзья, вперёд! Я расскажу вам как Панург...
  
   Панург
  Нет-нет! Лучше я сам! Я всё расскажу сам.
  Государь, позвольте задать Вам один вопрос?
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Панург
  Государь, похож я на степенного человека?Да что вы все ржёте? Что такого смешного в моих словах?
  Государь, сообразуясь с природными своими наклонностями задумал я жениться.
  
   Дружное
  О-о-о!!!
  
   Панург
  Да, но я не хотел бы предпринимать столь ответственного жизненного шага без Вашего согласия и одобрения.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Брат Жан
  Государь сказал: "Считайте, что моё согласие у Вас в кармане."
  
   Панург
  Да, но может быть, исходя из жизненного опыта, Вы посоветуете мне остаться холостым?
  
   Эпистемон
  Отчего ж, дело это хорошее, женись себе на здоровье.
  
   Панург
  Легко другому советовать, не самому же в хомут лезть.
  
   Брат Жан
  Не женись.
  
   Панург
  По шулерской природе своей знаю я великое множество азартных игр, но эта мне незнакома. Умно ли лезть в игру, не зная правил, а в результате оказаться в проигрыше по всем статьям?
  
   Карпалим
  Так не женись, и дело с концом! Кто тебя под венец тащит?
  
   Панург
  Равнодушные люди! Хоть бы кто проникся сочувствием!.. Каждая тварь земная должна совершить своё предназначение и продолжить род свой.
  
   Эпистемон
  Женись.
  
   Панург
  Хорошо вам говорить. Вот так просто - "женись"! Да это такой смертельный номер, что исполняться должен под барабанную дробь! Кому это знать, как не мне? Разве мало потрудился я на своём веку, помогая мужьям исполнять их многотрудные обязанности? Капризница Природа любит равновесие. Боюсь, как бы теперь у меня самого не появились резвые помощнички. Что, как на моей лошадке вздумают покататься другие наездники? Что, как мои монеты примутся чеканить фальшивомонетчики? Тут поневоле задумаешься.
  
   Карпалим
  Не женись.
  
   Панург
  «Не женись»? И останься один-одинёшенек в холодной постели?
  
   Брат Жан
  Кто тебе не даёт жениться? - Женись.
  
   Панург
  Вам только бы женить другого. Сами-то, небось, жениться не спешите?
  
   Карпалим
  Мой тебе совет - погуляй ещё на воле.
  
   Панург
  И останься старым холостяком - предметом всеобщих насмешек?
  
   Брат Жан
  Женись.
  
   Панург
  И ходи украшенный вот эдакими овощами? Год-то нынче, говорят, урожайный.
  
   Брат Жан
  Не женись.
  
   Панург
  Да, в конце-концов, чем я хуже других? Уж если женщины, существа пугливые, не боятся вступать в брак, то чего опасаться нам, мужчинам?
  
   Брат Жан
  Так не женись... То есть, тьфу, я хотел сказать - так женись.
  
   Эпистемон
  О Господи!..
  
   Панург
  Ах, что же вы все раздражаетесь? Разве вам на моём месте не хотелось бы гарантий? И вообще, женитьба — вещь для меня непривычная, как же опрометчиво бросаться в омут, не посоветовавшись с людьми знающими?
  
   Карпалим
  Прежде мне думалось, легче ветер в сети поймать, чем охомутать нашего Панурга. Нет, нашлась-таки узда на жеребчика. Присушили молодца! Кому, интересно, удалось совершить это чудо? Посмотреть бы хоть одним глазком.
  
   Эпистемон
  Да, брат, растравил ты наше любопытство. Признавайся, что за красотка нашла на тебя управу?
  
   Панург
  Ну, вы даёте! Вы что, вообразили, что Панург совсем уж легкомысленный малый? О какой красотке речь? - Я ещё не решил проблемы принципиально. Теоретически.
  
   Брат Жан
  Далась тебе эта женитьба!
  
   Панург
  Ты, брат, еретик, и тебя следует сжечь на костре.
  
   Эпистемон
  Тогда можешь заранее украсить рогами свой герб.
  
   Карпалим
  Что за чудная вывеска будет над твоим домом!
  
   Брат Жан
  Право, сын мой, не понимаю твоего страха, рога - это, можно сказать, символ супружеской жизни, её непременный атрибут.
  
   Карпалим
  Как же ты надоел нам со своей женитьбой!
  
  (Друзья перешёптываются)
  
   Эпистемон
  Знаешь что, тут неподалёку, в Панзуйском лесу, живёт одна бабка. Весь высший свет в затруднительных случаях только к ней и обращается. Неплохо бы и тебе потолковать с Панзуйской сивиллой..
  
  
   * * *
  
   Алькофрибас Назье
  Ну а теперь мы расскажем о том, как Панург просил совета у Панзуйской сивиллы.
  
  Эпистемон и Брат Жан тащат упирающегося Панурга через весь Париж к хижине колдуньи. Карпалим, тем временем, короткой дорогой бежит к заброшенной хижине, быстренько напяливает на себя женское тряпьё и лезет в окно
  Дальнейшее происходит в самой хижине. Карпалим, а теперь уже Панзуйская сивилла, скорчившись сидит перед очагом, яростно перемешивая какое-то варево. В дверь вталкивают сопротивляющегося Панурга.
  Из угла доносится угрожающее
   (Сивилла)
  -Бу-бу-бу! Фу-фу-фу!
  
   Панург (отбиваясь от чего-то невидимого)
  Ой-ой, что это шуршит?! Ой, чуть не задело! Бр-р, у самого лица! Холодное! Мохнатое!
  Чур меня! Чур!
  
  (Колдунья оборачивается и вперивается в Панурга взглядом.)
  Ой-ой-ой, выпустите меня, выпустите!
  Что за рожа? Такая уж точно летает на помеле и водит компанию со всякой нечистью.
  
  (Внезапно колдунья взмахнула руками и закрутилась волчком)
  
   Сивилла
  Фу-фу-фу-фу-фу! Фр-р!! Фр-р!! Фр-р!!
  
   Панург
  Чур меня! Чур-чур-чур! Ох, ноженьки мои обмякли! Ох, в жар-холод кинуло! Всё, бедный, бе-бедный Панург, ты погиб!
  (Тут колдунья хватает его за руку мёртвой хваткой.)
  А-а-а!!!
  
   Сивилла
  Ну-ну, не трусь, мой голубок, не трепыхайся!
  (Панург вырывает руку)
  Дай мне руку, детка. Сказала, дай руку! (Сивилла снова хватает его за руку)
  Не трусь, мой сладкий, я тебя не съем, я только погляжу, в какие узоры сплетаются линии на твоей ладони.
  О, вижу, вижу — эта загогулина ясно показывает, что жёнушка тебя осчастливит парой ветвистых рогов. Стой, не дёргайся! А это бугорок пророчит таски и тряски, щипки и пинки, которыми она будет щедро осыпать тебя. А вот этот завиточек сулит попрёки и скандалы. Ну а эту рогульку и пояснять не надо — что поделаешь, от судьбы не уйдёшь.
  
   Панург
  Всё ты врёшь, старуха!
  
   Сивилла
  Здесь нельзя соврать, здесь всё расписано, как в прописи, глупышка
  Хорошо, ты не веришь хиромантии? У меня есть кое-что покруче — магический кристалл!
  
   Панург
  Магический кристалл?
  
   Сивилла
  У-у! У-у!
  Даль темна и неясна проявись за гранью сна!
  Что живёт в глуби стекла, за чертой добра и зла?
  Дым клубится, дым кружится, что в стекле наворожится?
  Что за тени там в углу?
  Дым клубится, дым кружится, - как судьба должна сложиться?
  Что увидится сквозь мглу?
  Ну, голубок, что видишь?
  
   Панург
  Ничего. Пустое стекло.
  
   Сивилла
  Это оттого, что в голове у тебя пусто. Вглядись же, дурень, вот... Ну вот она, так явно! - Вот. Твоя жёнушка. С кем это она целуется? С кем милуется? Уж конечно, не с тобой. А вот и ещё один красавчик летит. О, да их здесь как мух!
  
   Панург
  Убери свою стекляшку, не надо мне кристалла!
  
   Сивилла
  Как скажешь, мой золотой.
  Ну хорошо... Тогда... - картишки? А? Заветная колода всё скажет, всё покажет, ничего не утаит. Две сверху, две снизу, две с краю, две в серёдку... Что было? Что сплыло? Чем душа утешится?
  Ага-ага-ага... - казённая дорога... злодейка пик... чужие короли... недобрый разговор... казённый дом и ссора... холодная постель... У, сколько чёрных карт!
  (Смеётся )
  
   Панург
  Чему ты смеёшься, ведьма? Убери свои карты! Изыди!
  
   Сивилла
  Ах, детка, детка, злишься ты зазря. Твоя судьба предрешена заране. Так звёзды захотели. Ты рождён под знаком Козерога. Как ни повернись, а быть тебе рогатым. Вот и карты сказали мне, что жёнушка твоя тебя ощиплет, вздует и надует.
  
   Панург
  Всё ты врёшь, карга беззубая! Это я свою жёнушку вздую и надую, и родятся от этого чудные ребятишки! Да я тебя!..
  
   Сивилла (вспрыгивая Панургу на закорки)
  Но, мой жеребчик!Но, поехали! Приучайся. Вот так твоя краля оседлает тебя! Вот так станет на тебе ездить! Вот так прутиком погонять!
  
   Панург (пытается освободиться)
  Нет, не выйдет по-твоему! Это я, я оседлаю свою жёнушку, это я буду погонять её своим прутиком, и она, поверь, не будет на это в обиде!
  
   Сивилла
  Но, скачи, мой живчик! Скачи, необъезженный!
  
   Панург
  Тётенька колдунья, отпустите меня! Ну зачем я Вам сдался?
  
   Сивилла
  Да что ж ты так шарахаешься, ирод? Ты ж мне всю хибару порушишь!
  Панург ухитряется сбросить "старуху " и стремглав вылетает в дверь.
  Куда?! Куда?! Держи его! (Свистит вдогонку)
  
   * * *
  Брат Жан и Эпистемон, из лесу выбегает весь взъерошенный Панург
  
   Брат Жан
  Ну?
  
  В ответ Панугр только тяжело дышит.
  
   Эпистемон
  Что?
  
  Панург машет рукой и пожимает плечами.
  Появляется, на ходу пытаясь выпутаться из юбки, Карпалим.
  
   Карпалим
  Ну, рассказывай, что она сказала?
  
  Панург
  А-а, ничего толком!..
  
   Эпистемон
  Да, чего-то мы не продумали... Задача столь серьёзная, можно сказать, судьбоносная, а мы её вздумали решать дилетантскими средствами! Ну ничего, не расстраивайся, Панург, друзья придут тебе на помощь! Кто нам нужен? Ну уж конечно не безграмотная бабка. - Нам нужен знаток! И не просто знаток, а чтоб на этом деле собаку съел, чтоб запросто шпарил цитатами, чтоб наповал сражал аргументами.
  
   Брат Жан
  О-о, пойди отыщи такое сокровище!
  
   Эпистемон
  Ха, а на что же с вами Эпистемон? Есть, есть у меня один на примете.
  
   Все
  Кто?
  
   Эпистемон
  Гер- Триппа. У, это величина! Вы не подумайте, он не какой-то там поди-подай из учёной братии, не тощий сверчок, которого каждый рад ткнуть носом - вот мол твой шесток. Нет, гер Триппа, брат, это - О-о-о! - это о-го-го!
  
   Брат Жан
  Так веди нас скорее к нему!
  
   * * *
  Все гуртом отправляются к Гер-Триппе. Панурга приходится чуть не волоком волочить.
  
   Эпистемон
  Ну, здесь мы тебя оставим.
  
   Карпалим
  Не дрейфь, дружище, это не больно! Если что — крикни.
  
   Брат Жан
  Держись, брат!
  
  Уходят.
  Панург стучит в дверь. Открывают не сразу, потому что в это время по другую сторону двери обряжаются Брат Жан и Эпистемон.
  Панург уже собирается повернуть назад, и тут дверь распахивается.
  
   Гер-Триппа (он же - Эпистемон)
  Входите, милейший, входите! Не надо лишних слов — я всё знаю.
  Наконец-то, сударь, наконец-то нашёлся человек, понимающий, что без науки в наши дни нельзя ступить и шагу. Как я понял, разговор у нас пойдёт о матримониальных проблемах? Ваше счастье, что вы обратились именно ко мне. О, кто бы знал, сколько истёр я штанов, размышляя над этими самыми матримониальными проблемами!
  Прошу Вас, в этом кресле Вам будет покойно и уютно.
  Ну-с, обсудим всё "ab ovo". Я разрешу все Ваши сомнения, прошу только внимательно следить за ходом моих рассуждений.
  Итак, согласитесь, рационально было бы проблему женской верности, иначе говоря, функции рогатум, рассматривать на двух уровнях. Это позволит нам вести методические исследования как бы двухфункционально. В таком случае, амбивалентность решений, столь тесно связанная с дуализмом бытия и причинно-следственным механизмом событийности, позволит построить чёткую картину, выявить все аспекты и параметры.
  Надеюсь, Вы читали мой последний трактат «О пользе домашнего чепца»? Нет?
  По вашим глазам вижу - Вы нуждаетесь в небольшой лекции.
  Я не стану перегружать Ваш разум и сразу перейду к столь болезненно интересующему Вам вопросу женской верности.
  
   Панург
  Наконец-то я услышу разумные слова.
  
   Гер-Триппа
  Хочу пояснить, что сама постановка вопроса в данном конспекте попросту несуразна, ибо основополагающие аспекты брака не изменят своих параметров будет ли Ваша потенциальная супруга лгуньей, пачкуньей, плутовкой, мотовкой, крикунье, горбуньей ну и etcetera, etcetera... Всё это — житейские пустяки, растворяющиеся в величии проблемы, в свете которой эти самые несчастные рога есть ничего не значащий символ.
  
   Панург
  Ну нет, тут я с наукой не согласен. Что-то не улыбается мне такой «символ».
  
   Гер-Триппа
  Ах, как нервно Вы воспринимаете подобные пустяки! Ну чем так пугают Вас эти сакраментальные рога? Люди, куда мудрее нас с Вами, с честью носили это украшение.
  Надо смотреть на вещи философски. Я хочу обратить Ваше внимание на амбивалентность решений, ведь не следует забывать о дуализме бытия и причинно-следственном механизме событийности...
  
  На этих словах раздаётся негромкое покашливание, и в комнату входит жена Гер-Триппы (Брат Жан)
  
   Жена Гер-Триппы
  Котик! Дорогуша! Твоя киска соскучилась. (как бы только заметив Панурга) Ах, что за милашка! Что за мордашка! Муженёк, муженёк, это наш новый студент?
  
   Гер-Триппа
  Дорогуша, что же ты меня толкаешь? Что же ты меня щипаешь? Ну не при людях же!
  
   Жена Гер-Триппы
  Ну до чего серьёзный юноша! Ведь бывают же ещё такие серьёзные юноши! Лапонька, ты бы поинтересовался, может молодому человеку негде жить? Может он ещё не успел снять квартиру? Ах, квартиры в Париже так дороги. А у нас как раз пустуют две чудные комнатки.
  
   Гер-Триппа
  Душечка, господин Панург пришёл ко мне по делу.
  
   Жена Гер-Триппы
  Да-а? Вот и прекрасно! Бусичек, козюлечка, ты погляди, какой материал для твоей монографии, той самой - "Функция рогатум в свете новейших исследований"! Право, грех упустить.
  
   Гер-Триппа
  (жене) Ах ты моя утичка-путичка! Ах ты моя заботница! Ты моя самая, ты моя!..
  (Панургу)Не сомневайтесь сударь, я произведу сложнейшие математические рассчёты, выведу графики, корреляции, подведу основательную базу и месяцев через...
  
   Жена Гер-Триппы
  Девять.
  
   Гер-Триппа
  Нет, скорее десять, дам Вам ответ. А пока заходите к нам почаще!
  
   Жена Гер-Триппы
  Заходите почаще!
  
   Гер-Триппа
  Пренепременно!
  
   Жена Гер-Триппы
  Ах, как мы будем ждать Вас!
  С этими словами, они пинками под зад выталкивают Панурга за порог.
  
   * * *
  Карпалим встречает незадачливого приятеля с другой стороны дверей.
  
   Карпалим
  Вижу, и от науки толку мало.
  
  Пока Карпалим делает вид, что отряхивает и очищает Панургу платье, Брат Жан и Эпистемон присоединяются к компании.
  
   Панург
  Ой-ой-ой!
  
   Брат Жан
  Вполне ли ты здоров, друг мой?
  
   Панург
  Ох!..
  
   Эпистемон
  Бедняга, да на нём лица нет. У него жар!
  
   Карпалим
  У него озноб!
  
   Брат Жан
  У него круги под глазами!
  
   Карпалим
  Надо уложить его в постель.
  
   Брат Жан
  Надо позвать к нему докторов. Налицо все признаки опасной хвори.
  
   Эпистемон
  Чрезвычайно опасной хвори - "придурис кретиниум".
  
   Панург
  Это смертельно?
  
   Брат Жан
  Смертельно.
  
   Панург
  О-ох!
  
   Эпистемон
  Но излечимо. Что утверждает современная медицина в таких случаях? Не вижу леса рук.
  Современная медицина утверждает, что подобное лечится подобным.
  Чем вышибают гвоздь?
  
   Все
  Гвоздём.
  
   Эпистемон
  Клин?
  
   Все
  Клином.
  
   Эпистемон
  Ну а дурь?
  
   Все, кроме Панурга
  Ещё большей дурью.
  
   Эпистемон
  Ну, а что может быть большей дурью, чем совет, данный дураком. Так что отыщем скорей дурака, спросим у него совета, и дело в шляпе.
  
   Карпалим
  Ха, но где же он найдёт дурака дурее себя?
  
   Эпистемон
  В славном городе Париже дураки, слава Богу, не перевелись и никогда не переведутся, но нет дурака, который превзошёл бы Трибуле, королевского шута.
  
   Панург(обречённо)
  Что ж, к Трибуле, так к Трибуле.
  
   * * *
  Друзья тащат Панурга, на этот раз к Трибуле.
  
   Все, кроме Панурга
  Быстрей, быстрей, к Трибуле!
  
   Панург
  Зачем быстрей, ведь можно и медленней.
  
  Глянь, сам Трибуле (он же 0 Алькофрибас Назье) идёт навстречу.
  
   Карпалим
  О, на ловца и зверь бежит.
  
   Панург
  Привет тебе, о Трибуле, повелитель дураков и верный слуга госпожи нашей Глупости!
  
   Трибуле
  Привет и тебе, скудоумный сын мой! Садись и рассказывай, что привело тебя к моему порогу? Откройся мне, дитя моё, я разделю все твои тревоги.
  
   Панург
  Сударь мой, полон я сомнений, следует ли мне жениться, подобно прочим подданным матери нашей Глупости, или следует мне остаться холостяком, подобно избранным её детям?
  Сам я не в силах разрешить этой дилеммы.
  
   Трибуле
  Тогда не будем ходить вокруг да около, возьмём сразу быка за рога.
  По глазам твоим, сын мой, вижу - не так пугает тебя женитьба, как страшит оленья болезнь. Сколь же велика гордыня твоя, что хочешь избежать ты всеобщей участи? Наивно противиться судьбе. Полно, неужто эта хворь страшнее всяких прочих? Да она, в сущности, безобидней насморка. Кто уж только на белом свете не переболел ею, и, как видишь, все живы, кто не помер.
  Или тебя волнуют пересуды ближних?
  Не сквалыжничай, друг мой, не скупись: лучше доброе вино распить с приятелем и даже, на худой конец, с незнакомцем, чем одному глотать уксус.
  
   Панург
  Да, но...
  
   Трибуле
  Твоё "но" означает, что доводы врачующего до тебя, бедолаги не доходят. Эрго, болезнь твоя запущена, и требует кардинальных мер. Так что хватит болтовни, пора приступать к процедурам.
  Достаёт бычий пузырь и изо всех сил бьёт им Панурга.
  
   Панург
  Ой!Ай! Ай! Ой!
  
   Трибуле
  Терпи, мой друг — колотушки есть первейшее средство от глупых вопросов. Лучшего лекарства никто ещё не придумал.
  Куда ты, сын мой? Сеанс ещё не окончен!
  
  
   * * *
  Друзья окружили Панурга, они перестали насмехаться, им искренне его жаль.
  
   Эпистемон
  Всё, дружок, приехали. Раз и из этой затеи ровным счётом ничего не вышло...
  
   Брат Жан
  Да, сын мой, придётся тебе, видимо, смириться.
  
   Карпалим
  Поблажил, брат, и довольно.
  
   Панург
  Смириться? Мне? Отступиться? - Ну нет! Дудки! Не желаю! Не желаю, и всё тут.
  Я жажду!
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Панург
  Что ж, в Париже не нашёл я ответа на свой вопрос, значит пришло мне время собирать суму и искать счастья в чужих краях. Прощайте, друзья, не поминайте лихом, видно не скоро доведётся нам теперь увидиться.
  
   Карпалим
  Как же мы без тебя?
  
   Брат Жан
  Куда же ты вдруг?
  
   Эпистемон
  Постой!
  
   Панург
  Не надо меня удерживать.
  
   Эпистемон
  Я и не удерживаю. Просто я хочу сказать одно-единственное слово. - "Бак- бук".
  
   Панург
  "Бак- бук"?
  
   Все
  "Бак- бук"?
  
   Эпистемон
  Так, вы ничего не слышали об Оракуле Божественной бутыли?
  
   Все
  Нет.
  
   Эпистемон
  Тогда слушайте:
  Есть остров несравненный средь морей, он царством Энтилехии зовётся. Там сплошь - сады и рощи и луга, прекраснее нигде не встретишь места. Там всё благоухает и цветёт.
  
   Панург
  Летают пчёлки, зеленеют травки, лягушки скачут, гуси голосят. Ну сплошь — идилия.
  
   Эпистемон
  Ты как родился дурнем, так дурнем и помрёшь.
  Под дубом вековым построен храм, а в храме том - оракул, сродни дельфийскому. Вот он-то и зовётся Бак-бук.
  
   Все
  Бак-бук!..
  
   Эпистемон
  Ещё его зовут оракулом божественной бутыли. И нет того вопроса, чтоб оставил он без ответа, жажды нет такой, чтобы не смог он утолить. Ты жаждешь, сын мой?
  
   Панург
  Жажду!
  
   Брат Жан
  И я!
  
   Карпалим
  И я!
  
   Эпистемон
  И я!
  А Вы, мой государь?
  
   Пантагрюэль
  Я жажду! Жажду! Жажду!
  
   Панург
  Значит, в путь!
  
   * * *
  
  Наши друзья весело принимаются за строительство корабля. Действо, напоминающее детскую игру в кубики.
  
  
   Алькофрибас Назье
  Вперёд, друзья, вперёд, книга не может ждать! Ветер странствий уже листает её страницы!
  
  
   * * *
  
  И вот все взбираются на корабль.
  
   Капитан (Алькофрибас)
  Отдать концы!
  
   Брат Жан
  Есть, отдать концы!
  
   Капитан
  Поднять паруса!
  
   Карпалим
  Есть, поднять паруса!
  
   Эпистемон
  Каррамба!
  
   Панург
  Полундра!
  
   Карпалим
  Эге-гей! Эгей!
  
   Брат Жан
  Страны неведомые - вот они, рукой подать!
  
   Эпистемон
  Вот он перед нами - океан во всём своём величии. О вслушайтесь, вслушайтесь, друзья в его дыханье - то глас органа! Он возводит нас от хаоса к гармонии и вновь обрушивает в хаос.
  В этой силе - дыхание вечности!..
  
   Панург
  Дяденька капитан, дяденька капитан, дайте мне постоять у руля!
  
   Карпалим
  И мне!
  
   Брат Жан
  И мне!
  
   Эпистемон
  Хоть чуточку!
  
   Панург
  Хоть минуточку!
  
   Брат Жан
  Право руля!
  
   Карпалим
  Лево руля!
  
   Панург
  Право руля!
  
   Карпалим
  Лево руля!
  
   Эпистемон
  Так держать!
  
   Панург
  Курс зюйд-зюйд-вест!
  
   Эпистемон
  Курс норд-норд-ост!
  
   Карпалим
  Свистать всех наверх!
  
   Эпистемон
  Рубай, братва! Глотай в три горла!
  
   Брат Жан
  Это у нас не ветчинка, это у нас морская свинка.
  
   Панург
  Раздавим ещё по бутылочке!
  
   Эпистемон
  Опорожним стаканы!
  
   Панург
  Прополощем горло!
  
   Брат Жан
  А когда я отказывался?
  
   Эпистемон
  Какая красота! Какая ширь - не охватить глазом!
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Панург
  А по-мне — чего-то в этом пейзаже не хватает — слишком всё спокойно - ни тебе волны, ни качки! Никакой остроты в нём. Никакого колориту. Никакого размаху.
  Вот если бы грянула буря!.. Это я понимаю. Это по мне. О, тут бы мы сразу узнали, кто чего стоит.
  
   Брат Жан
  Согласен. Когда бушует буря, жизнь обретает смысл. Даёшь бурю! Ураган!
  
   Панург
  Э-ге-гей, где ты, буря? У-лю-лю-лю! Буря, проснись, вырви нас из прозябания, просифонь наши мозги, закали души!
  
   Карпалим
  Брат Жан, миленький, и ты туда же?
  
   Панург
  У-лю-лю!..
  
   Карпалим
  Уведи его отсюда! Бога ради, затолкай его куда-нибудь в трюм и запри на три засова! Ей-ей, этот безумец накличет на нас беду!
  
   Панург
  О, приди, буря, взметни над нами крыло своё, подними нас над бездной! Служить тебе - это ли не величайшее счастье?
  
   Карпалим
  Эпистемон, что он там несёт? Панург, родненький, хорошенький, не произноси заклятий!
  
   Эпистемон
  Какая дикая непросвещённость! Ну можно ли накликать бурю? Все знают, что бури есть движение воздушных масс, явление природное, нашим желаниям неподвластное.
  
   Брат Жан
  Дай ты человеку накричаться, дай потешить глотку.
  
   Панург
  Взреви же, ураган! Взреви, вселяя ужас в сердца слабых! Свод небесный, расколись надвое, пусть молнии осветят нам грядущее!
  
   Карпалим
  Он сошёл с ума! Уймите его поскорей!
  
   Панург
  О море, сбрось лазурную личину, обнажи истинный свой лик! Да обрушится на нас древний Хаос!
  
   Карпалим
  Люди, что вы стоите? Вяжите его! Крутите его! Засуньте ему в рот кляп!
  Несчастный, какие силы ты призываешь? Разве не видишь ты, что за жалкая лохань у тебя под ногами? Ей не надо вселенской стихии, ей достаточно волны покруче, и все мы отправимся кормить рыб.
  Брат Жан, голубчик, хоть ты растолкуй ему, сколь уязвима плоть человеческая!
  
   * * *
  
  И тут, внезапно, обрушивается темнота. Завывания ветра. Гром. Молнии.
  
   Карпалим
  Докликались.
  
   Брат Жан
  Что это?
  
   Эпистемон
  Зачем это?
  
   Панург
  О-ё-ёй!
  
   Голос из темноты
  Трепещите, смертные! Вопите, взывайте о пощаде! Разверзлась бездна до самой преисподней и валы вздыбились до небес!
  
   Брат Жан
  О, наше корыто! Утлое наше судёнышко!
  
   Голос
  Вы жаждали бури невиданной? - Вот она - невиданная! Непотребная! Разве здесь место тебе, человек? Разве ровня ты разгулу вселенскому? Куда причалить тебе средь ада кромешного? - Некуда, кроме как к смирению своему.
  Внемлите же голосу Бури и дрожите!
  
  
  
   2-е действие
  
   Буря крепнет.
   Голос
  Вы жаждали бури невиданной? - Вот она - невиданная! Непотребная! Разве здесь место тебе, человек? Разве ровня ты разгулу вселенскому? Куда причалить тебе средь ада кромешного? - Некуда, кроме как к смирению своему. Внемлите же голосу Бури и дрожите!
  
   Панург
  Увы мне, несчастному, увы! Пришло время причащаться солёной водичкой. Други мои, отпускаю вам долги ваши, отпустите же и вы мои, особенно карточные, и да будем мы квиты.
  
   Голос
  Где тут даль небесная, где глубь морская? - всё смешалось воедино! Глядите, пока дано вам глядеть - вот она - пуповина Бездны. Глядите как в чёрные шнуры смерча втягиваются тоненькие ниточки ваших жизней.
  
   Панург
  Ой, дяденька капитан, дайте мне чего-нибудь солёненького, а то живот свело! Ох, и нахлебаемся мы сейчас!
  Кой чёрт понёс меня в эту экспедицию? С приплатой и переприплатой поменялся бы я сейчас местами с разумным домоседом, добросердечным малым, которого не мучит бродяжья прихоть. Сидел бы я дома у жаркого камелька на твёрдой земле - и так было бы мне хорошо!
  Ой, дяденька капитан, давайте сократим эту сцену по цензурным соображениям!
  
   Капитан
  Эй, лодыри, кому шкура дорога, убрать паруса!
  Шевелись, братва! Пошустрей! А ну взяли! Ещё взяли! Рванули! Потянули!
  
   Панург
  .О-о! Ещё одна такая волна шандарахнет, и от этой посудины щепочки не останется. Ох, в глазах темнеет! Ой-ой-ой, что-то меня мутит! Ой, я гибну!
  Прощайте, друзья мои! Прощайте, дяденька капитан! Увы мне, увы! Поздно понял я истину: кто родился на суше, не должен искать счастья средь просторов морских.
  Ой, дяденька капитан, верни всё как было!
  
   Карпалим
  Не рано ли ты скис, дружочек?
  
   Эпистемон
  Пока на месте наши руки, пока головы нам не снесло, мы не сдадимся! Океан раззявил чёрную пасть и раздул непомерное своё брюхо? - На-ка, выкуси! Мы ещё поглядим кто кого!
  
   Брат Жан
  Командуй, капитан!
  
   Капитан
  Раздать команде по глотку пантагрюэлина!
  
   Панург
  Нет, о таком я и помыслить не мог! Зачем, зачем погрузили меня на эту посудину? О, спасите меня! Оградите меня! Женитьба - такое домашнее дело, причём тут буря, причём светопреставление?
  Нет, это не корабль, это жалкое корыто. Оно вот-вот развалится. Мы потонем. Ей-ей потонем!
  Бедная моя жёнушка! Бедные мои деточки! Сиротинушки мои!
  Господи, а может мы с тобой сторгуемся? А? Я поставлю тебе самую что ни не есть большую свечку, а ты уж сделай так, чтобы под ногами у меня оказалось самая что ни на есть сухая суша и самая твёрдая твердь? А? Идёт?
  Ох-ох-ох!
  
   Брат Жан
  О-хо-хо! А ну, поворачивайся! Веселей! И взяли! Ещё взяли! А ну, все вместе! Навались братва! Дружно - на себя! От себя!
  
   Панург
  И под себя!
  
   Брат Жан
  По-оберегись! Давай-давай!
  
   Панург
  Увы мне, увы! Ах, что я за остолоп! Разве к спеху мне было? Зачем я столь легкомысленно ринулся в это идиотское предприятие?
  Где мой нотариус? Пусть отметит, что действовал я поневоле! Я поддался уговорам! Я поддался нажиму! Меня вынудили! Ой, прощайте, друзья мои, расстаюсь со своей грешной жизнью!
  У-бу-бу! У-бу-бу!
  
   Карпалим
  Не ты ли, дружок, так жаждал бури? Не ты ли взывал к вихрям, валам и молниям?
  
   Панург
  Нет, нет и нет! Это происки! Это придирки! Никогда! Никогда в жизни! Отрекаюсь! Меня оговорили!
   Я - существо ничтожнейшее, разумом скудное, как же могу я противиться силе, перед которой человек, да будь он не мне чета, будь он семи пядей о лбу, всё одно - ничто?
  У-бу-бу! У-бу-бу! Дяденька капитан, войдите в моё бедственное положение, причальте к какой ни на есть, пусть самой завалящей суше! У-бу-бу!
  
   Брат Жан
  Что за тарабарщину ты несёшь? Принимайся-ка лучше со всеми за работу. Навали, рабята!
  
   Панург
  Уже.
  
   Эпистемон
  Не дрейфь, браток! Тому ли бояться воды, по ком верёвка плачет?
  Эй, приятель, ты куда?
  
   Карпалим
  Травить водяного содержимым своего желудка.
  
   Брат Жан
  Фу, да рядом с тобой стоять нельзя!
  
   Эпистемон
  Фу, ну и дух!
  
   Панург
  Молчи, недалёкий ты человек! Слушайте, слушайте все, кто должен слушать: меня втянули! Я не хотел! Право же, я не хотел! Ведь мне-то, в сущности, какая разница — холост я буду, женат ли? Если вы против моей женитьбы — пожалуйста, я отступлюсь, на кой ляд мне жена? Что, без неё прожить нельзя? Обойдусь как-нибудь. Нет, но если вы считаете, что жениться надо, я сей же миг, на ком вам угодно — хоть на уродине беззубой, хоть на дуре сварливой — с превеликим удовольствием. Только не на дно! Я не хочу на дно!
  У-бу-бу! Я прозрел! Я не хочу оспаривать неоспоримого, не хочу осиливать непосильного, я хочу одного — хочу, чтобы моя правая нога стояла на земле, и левая - там же. Я готов заняться самым ничтожным ремеслом. Пусть я буду растить капусту. Чем я хуже Диоклетиана? Я хочу растить капусту! Какое это счастье — растить капусту! Я не хочу, не хочу, не хочу знать ничего, кроме капусты!
  Брат Жан, голубчик, ты — человек сведущий, лицо, можно сказать, духовное, ты у них там свой человек, не откажи другу в нужде, подскажи, может надо под какой бумажкой подписаться? Так я готов. Я мигом. Ты не думай, я ведь не для себя только, я ведь и всех вас не забуду...
  
   Брат Жан
  Не путайся под ногами! Нашёл время скулить!
  
   Эпистемон
  Отцепись, и не прикасайся ко мне! Я этого не выдержу - не продохнуть!
  
   Панург
  У-бу-бу! Только бы пронесло! Только бы пронесло!
  
   Карпалим
  Тебя, дружок, и так пронесло. Фу!
  
   Панург
  Мачта рухнула! Трюм полон воды! Мы тонем! У-бу-бу!
  
   Брат Жан
  Тихо!
  
   Панург
  У-бу-бу!
  
   Брат Жан
  Тихо, тебе говорят! Слушайте! - Вам не кажется?..
  
   Эпистемон
  Я боюсь ошибиться... Боюсь поверить...
  
   Карпалим
  Тишина!.. Неужели?.. Да, так и есть - сгинула, проклятая!
  
   Эпистемон
  Неужто спасены?
  
   Карпалим
  Ура?
  
   Брат Жан
  Ура! Ура, новорожденные вы мои! Мы победили!
  
   Эпистемон
  Выстояли!
  
   Карпалим
  Наша взяла!
  
   Все
  Ура! Ура! Ура!
  
   Панург
  Ура! Ура! Вот, я же говорил - мы ещё прищемим хвост этой несчастной буре! Духу у неё не хватит с нами тягаться!
  
   Брат Жан
  Фу, зато от тебя дух! Отойди-ка, братец, подальше!
  
   Карпалим
  Нет-нет, и от меня подальше. Фу-у!
  
   Эпистемон
  Уйди, я человек мирный, но лучше уйди!
  
   Карпалим
  А где же твоё "у-бу-бу"? Что-то я его не слышу.
  
   Панург
  Напрасно, напрасно, мессиры, вы меня срамите. Уверяю вас, любой бы на моём месте обдристался от страха. Хорошо молоть языком, когда вокруг тишь да гладь, да божья благодать. Но ежели мир рушится, земля разверзается и дикие воды стремятся пожрать всё живое? Нет, братцы, молитесь каким угодно богам, а я помолюсь Господину Страху. И нечего водить носами - у Панурга, мол, полны штаны. Да, полны! Это моя подать господину моему. Это моя очистительная жертва. Уверяю, от неё было больше толку, чем от всей вашей беготни. Это моя лепта в борьбе со стихией. Да-да. Я умилостивил Страх, и он отступил. Где сейчас ваша буря? - Нет её!
  А теперь, чтобы всякие бездельники не вертели носами, я вымоюсь, переоденусь и стану таким же молодцом, как и прежде.
  
   * * *
   Алькофрибас Назье
  Снова от края до края небес – покой и яркая синева, волны ласково баюкают потрёпанный бурей кораблик.
  Но что это за точка чернеет там вдали? Она надвигается стремительно и неумолимо. Вырастает. Густеет. Клубится. Уж не новая ли туча мчится на нас?
  
   Карпалим
  Туча, на горизонте туча!
  
   Эпистемон
  Как стремительно она приближается! Какую новую погибель готовит?
  
   Панург
  Как спастись? Где укрыться?
  
   Алькофрибас Назье
  Вот она уже накрыла весь небосвод — странная, завораживающая, слепящая, всеми красками переливающаяся...
  (барабанная дробь)
  Бум! Трах-тарарах! - посыпались, хлынули, забарабанили по палубе тяжёлые разноцветные градины.
  
   Панург
  Прячься, кто может!
  
   Эпистемон
  Ай-ай-ай!
  
   Карпалим
  Ой-ой-ой!
  
   Брат Жан
  Несчастный наш кораблик, он и так похож на решето, он только чудом держится на плаву. Не хватит ли на нашу долю всяческих несчастий и стихий?
   (кричит, задрав голову к небесам) Иссякни, туча! Убирайся! Изыди! В море так много места, так мечи икру где-нибудь в сторонке.
  
  Град стихает, туча исчерпала себя.
  
   Панург
  Гляди-гляди, она тебя послушалась! Вот это да! О, заклинатель туч, что же ты раньше не применил своё могущество? О чудотворец, что ж не сотворил ты чуда, смиряя ураган?
  
   Эпистемон
  Кораблик наш сверкает, словно весь усыпан драгоценными камнями.
  
   Карпалим
  Холодненькие. На ощупь - ну точь-в-точь ледышки.
  
   Эпистемон
  Они и есть ледышки. Это же самый обыкновенный град.
  
   Брат Жан
  Солнышко припекает. Хорошо-то как!
  
   Панург
  Жаль, вся эта красота сейчас растает.
  
   Алькофрибас Назье
  Градины и в самом деле начинают таять
  
  Вдруг пошло-поехало, вперемешку с трубами, барабанами, конским ржанием:
  -Ба-бах!
  -Ура! Даёшь!
  -Слава!
  -Позор!
  -Да здравствует!
  -Держи вора!
  -Братья, соединяйтесь!
   ... няйтесь-няйтесь-няйтесь!..
  -Идеалы свободы!
   ...боды-боды-боды!..
  -Долой!
  -Дави!
  -Тащи!
  -Гуляй!
  
   Эпистемон
  Да это же застывшие звуки! Как же я сразу не догадался? Конечно, это застывшие звуки. Слова, раз произнесённые, идеи, однажды провозглашённые, не исчезают бесследно — ветер подхватывает их и уносит высоко в небо. Там они замерзают и долго-долго носятся где-то среди облаков, пока какая-нибудь буря, вроде нашей, не обрушит их на землю.
  
   Звуки оттаявших слов
  -Внемлите мне, народы, я поведу вас, я укажу путь к свету!..
  -Обнимемся, братья! Старые кумиры свергнуты, так возведём же башню превыше солнца!..
  -Собаки! Предатели!..
  -Вперёд, на приступ!..
  
  Тут начинается такой тарарам, что хоть уши затыкай - всё одновременно начинает хлопать, топать, верещать, трещать и , внезапно, наступает тишина.
  
   Карпалим
  Вот и всё. И остались от всего великолепия только разноцветные лужицы.
  
   Брат Жан
  А это что за булыжничек? Ничего себе, градинка! Как она только нас не потопила?
  
   Панург
  Любопытно, что там может быть?
  
  Но едва он прикасается к льдине, она лопается как пузырь, и мрачный, утробный голос возвещает из пустоты:
   Голос
  Плачьте, о люди1 Рыдайте! Рвите на себе волосы! Осиротел наш мир! Умерла госпожа наша Глупость!
  О-о-о! Умерла Глупость, матерь человеческая! Плачьте! Скорбите! Посыпайте головы пеплом!
  
   Все
  О-о-о!
  
   Карпалим
  О горе нам, горе!
  
   Эпистемон
  Умерла повелительница мира! Как жить нам без неё?!
  
   Панург
  Глупость умерла, нет её больше в живых. Из неё набили чучело. Её же бывшие слуги да прихлебатели выставили бедную на глумление, поносят покойницу всякими непотребными словами.
  
   Эпистемон
  Все моментально прозрели, все поумнели, все наперебой заверяют, что и раньше, хоть украдкой, хоть с оглядкой, но были ну ой, до чего умны.
  
   Брат Жан
  Прежде во всякое время было пристойно пропеть хвалу Глупости. Сегодня кто похвалит её? - дураков нынче нет.
  
   Панург
  Мы-то куда теперь пойдём, горькие сиротинушки? Где найдём себе пристанище? И-и-и!.. У-у-у!.. Как жить нам дальше? К кому прислониться?
  Умерла матушка наша Глупость! Зарыты бедные её косточки! Сирые мы! Несчастные! Не станет больше дураков - куда ни погляди - все сплошь умники, дураки переведутся... У-у-у!..
  
   Алькофрибас Назье
  О чём плачете вы, друзья мои? О чём убиваетесь? Не о том ли, что умерла Глупость Человеческая? И вы поверили в эти сказки? Да она просто облапошила вас всех! Всех обдурила, всех одурачила! А вы и рады причитать. Что ж, не вы первые её хороните. Сколько таких же глупцов до вас рыдало над её могилой. Сколько умников плясало над свежим холмиком, да каблуками притопывало. А матушка-то наша - вот она - жива-живёхонька, здорова-здоровёхонька, только платье немного подновила, побрякушки переменила. Благодарение Господу, отрезвеют пляшущие и утешатся плачущие, ибо бессмертна Госпожа Мира.
  Так что, друзья, вознесите ей хвалу в полный голос, воскурите ей фимиам, бейте в бубны, трещите в трещотки, орите на все голоса, корчьте рожи и несите околесицу.
  
  Тут все, вняв доброму совету, завертелись, раскричались, распрыгались. Несчастный кораблик не выдержал такого духовного подъёма и стал разваливаться.
  
  
   Брат Жан
  Тонем!
  
   Панург
  Караул, тонем!
  
   Эпистемон
  Спасите!
  
   Карпалим
  Помогите!
  
   Панург
  О-о-о!..
  
   Эпистемон
  А-а-а!..
  
   Карпалим
  Корабль! Я вижу корабль!
  
  (Навстречу идёт корабли со странными фигурами вдоль бортов)
  
   Все
  Где? Где?
  
   Панург
  Где? Я не вижу.
  
   Карпалим
  Да вот же он! Вот - всё ближе и ближе.
  
   Брат Жан
  Идёт прямо на нас.
  
   Эпистемон
  Так кричите громче, нас должны услышать.
  
   Панург
  О-го-го!..
  
   Карпалим
  Э-ге-ге!..
  
  
   Брат Жан
  Лю-юди!..
  
   Эпистемон
  Сюда! К нам!
  
   Карпалим
  Они услышали! Мы спасены!
  
   Панург
  Они проходят мимо! - Э-ге-гей!..- Мы вот-вот столкнёмся бортами, но нас даже не замечают!
  Синьор Пантагрюэль, крикните во всю мощь своей несравненной глотки. Гаркните своё "Жажду!" . Не родился ещё такой глухой, чтоб не услышал ваш голос.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Панург
  Эй, на борту!..
  
   Панург
  Друзья мои, мы ошиблись - это мираж. Этот корабль нам мерещится, на самом деле его нет, есть видение, сотканное из дрожания воздуха и капель воды.
  
   Брат Жан
  Мираж.. Что ж, будем брать этот мираж на абордаж - другого выхода у нас нет.
  
   Панург
  На абордаж!
  
   Все
  На абордаж!
  
  Мигом друзья перелетают на борт чужого корабля, и вовремя, потому что собственный их окончательно уже разваливается и тонет.
  
   Брат Жан
  Обнажим головы, друзья! Прощай, славный наш кораблик! Ты верно служил нам, мы тебя не забудем.
  
   * * *
   Алькофрибас Назье
  Прощай, славный кораблик! Прощай! Книга раскрыла перед нами новые страницы,
  Что ждёт нас на незнакомой и такой негостеприимной палубе? Странно, но невольные наши спасители обращают на нас внимания не большее, чем на пустое место.
  Странно и то, что нигде не видать ни команды, ни капитана, зато куда ни глянь - везде ровными рядами выстроились бараны. Бараны-бараны-бараны.
  А перед ними, словно принимая парад, расхаживает некто самодовольный, окружённый столь же самодовольной свитой.
  
   Кулдыбулдон
  Приветствую вас, молодцы!
  
   Брат Жан
  Приветствуем и мы тебя!..
  
  Его прерывает дружное баранье блеянье.
  
   Бараны
  Бэ-э!.. Мэ-э!..
  
   Кулдыбулдон
  Упорны вы, упрямы ваши лбы, и мысли ваши редкие упрямы. Вы - остолопы, значит вы - столпы. Столпы Вселенной.
  Вот передо мною сплошной стеной - красавцы на подбор - густое руно, мощные зады, рога крутые, крепкие загривки, исполненные Вечностью. - Основа. На свете всё и вся на вас стоит. Всё Мироздание покоится на этих широких спинах...
  
   Карпалим
  Эй, сударь! Господин !..
  (в сторону) не знаю как его назвать?..
  
   Панург
  Кулдыбулдон.
  
   Карпалим
  Господин Кулдыбулдон!.. Да обрати же ты на нас наконец внимание!
  
   Алькофрибас Назье
  Пред стройными бараньими рядами тузом бубновым, с головы до пят увешанным бирюльками, сверкая великолепьем позументным, выступает их индюшачество мессир Кулдыбулдон в сопровождении звенящих унисонно кулдыбулдончиков. Они глядят в глаза и заступают каждое движенье. На каждый жест, на каждое из слов ответствует согласный и усердный бараний рёв.
  
   Кулдыбулдон
  О оловянный взгляд! О этот взгляд бараний, подёрнутый дремотою, пустой, незамутнённый взгляд, хвала тебе вовеки! Хвала!
  
   Эпистемон
  Ну что, друзья-пираты, взяли на абордаж? Сколько было шуму-треску, а всё без толку. Хоть кувыркайся у них перед носом, хоть за рукав хватай — нас не замечают. А значит, нам не раздобыть здесь ни крошки еды, ни глотка воды, и, в конце-концов, мы умрём от голода и жажды.
  
   Брат Жан
  У, индюк проклятый, я задохнусь от злости!
  
   Панург
  А ведь точно, индюк. По всем повадкам — индюк.
  Это прекрасно. Это расчудесно. Это наводит на кое-какие мысли.
  Эпистемон, друг мой, помнится есть в глубине твоего кармана некий красный платочек? Крохотный такой красный платочек? Не будешь ли ты любезен одолжить мне его на минутку?
  
   Эпистемон
  Не знаю, для чего он тебе нужен, но с превеликим удовольствием. (достаёт из кармана огромный платок)
  
   Панург
  Сейчас я нашего милейшего хозяина расшевелю. Сейчас он меня заметит.
  (размахивая платком) Эй ты, индюк, заплывший жиром! Эй, пузырь, спесью надутый! Болботон-болботон! Что выпучил зенки? Гляди, не лопни!
  Ну, держись, братва, сейчас начнётся.
  
  Тревожно и недоумённо заблеяли бараны.
  
   Бараны
  Бэ-э!.. Мэ-э!..
  
   Кулдыбулдон
  Болботон-болботон! Кто позволил? Кто разрешил? Изгнать! Исключить!
  
   Панург
  Потише, приятель, потише! Вредно так волноваться.
  
   Кулдыбулдон
  Кулды-булды! Болботон-болботон! Что такое? Кто такой? Как смеет? Откуда этот сброд на нашей палубе?
  А ну, вышвырните их отсюда!
  
   Панург
  За что же ты сердишься на меня, соседушка?
  
   Кулдыбулдон
  Я "соседушка"? Я!? Да твоя наглость превосходит твою глупость! Нет, вы слыхали такое! Я - ему "соседушка"! Я - и он. Я! И тот, кого даже близко не подпустят к корыту!
  Кто тебя сюда назначил? Кто внёс в списки? Как оказался здесь этот субъект, не обладающий ни подписью, ни печатью?! Да по одному твоему виду сразу можно сказать - вот беззаконный и некоренной!
  
   Панург
  Кулды-булды, кулды-булды? Болботон-болботон-болботон.
  (в сторону) Кажется, он накалён на славу.
  (продолжая) Ну отчего, отчего такая нелюбезность? Мой Болботончик, прежде, чем сердиться, взгляни-ка лучше, что в моей руке? Оп-па! Не правда ли - упитанный мешочек? Как здесь ему покойно. Как тепло. Он не спешит переменить владельца. Но если мы его уговорим? Упросим?
  
   Кулдыбулдон
  Болботон-болботон!
  
   Панург
  Взгляните на меня - не правда ли - во мне всё же есть что-то симпатичное? Ах,если и встал я на путь пагубный, то, право же, не по злому умыслу, но единственно по скудоумию своему. Разве я виноват том, что не было у меня, у сироты, в жизни вот такого кулдыбулдонистого наставника. Так неужели сейчас, когда сама судьба пошла мне навстречу, сейчас, когда встретил я Пастыря, не могу я свернуть в пути ложного и ступить на путь праведный?
  
   Кулдыбулдон
  Кулды-булды, кулды-булды!..
  
   Панург
  Вот-вот! Ах, дяденька, я включусь, я вольюсь, я постригусь с баранами под одну гребёнку. Друзья мои, поддержите меня!
  
   Вся компания
  Болботон-болботон! Кулды-булды-булдон!
  
   Панург
  Неужели моё сладкоречие не способно Вас убедить? Ах, я пою так нежно, так елейно. А если Вы думаете, что голос мой одинок, прислушайтесь, как подпевает мне этот пузатенький ходатай, этот звонкоголосый поручитель. А?
  
   Кулдыбулдон
  Болботон-болботон!
  
   Панург
  Вот и я говорю- "Болботон-болботон". А почему? Да потому, что я жажду...
  
   Пантагрюэль
  Жажду?!
  
   Панург
  О нет, монсиньор, я не о том.
  Я жажду поскорей приобщиться, обучиться, обтереться...
  Нет-нет, я, конечно не претендую на время и внимание столь значительной персоны. Но что, если в качестве наставника, Вы прикрепите ко мне одного из Ваших барашков? О, я согласен даже на самого захудалого, самого задрипанного...
  
   Кулдыбулдон
  "Задрипанного"? "Захудалого"? Да как повернулся гнусный твой язык? Где среди этих избранников увидел ты захудалых и задрипанных?
  
   Панург
  К чему придираться к словам, милейший? (Звенит монетами)
  
   Карпалим
  Неужели не клюнет?
  
   Брат Жан
  Тс-с!..
  
   Панург
  Какая музыка!.. А?
  Впрочем, если "нет", то нет...
  
   Кулдыбулдон
  Болботон-болботон!.. Ты, право, не такой уж плохой парень. Ты даже чем-то мне симпатичен... Конечно оригинал, большой оригинал, но ведь и я тоже не догматик. - Выбирай.
  
   Панург
  Легко сказать "выбирай"! Глаза разбегаются. - Может этого? Или этого? Этот будет поупитанней. А этот основательней. А этот!.. Какие рога! Нет- вот этот. Точно этот. Или... О, какой загривок!.. Непременно этот. Но и тот ничуть не хуже. Ой-ой-ой, так мне до скончания века не выбрать! - все бараны один к одному, все элитные, монолитные...
  
   Кулдыбулдон
  Болботон-болботон!
  
   Панург
  Нет, просто непосильная задача! Этого. Нет, этого.
  
   Кулдыбулдон
  Ну и дурак же ты, приятель, да бери любого и дело с концом.
  
   Панург
  Любого?
  
   Кулдыбулдон
  Смех с тобой, да и только.
  
   Панург
  Тогда... Тогда... - Вот этого! (указывает на вожака стада)
  
   Кулдыбулдон
  Ты в своём уме? Разве этот баран по тебе? Разве такой баран по твою честь? Ты взгляни на себя, жердь худосочная, и на него.
  
   Панург
  Ах, вот как! Тогда из принципа - или этот или никакого.
  (кошельку)-Полезай-ка, дружочек, обратно.
  
   Кулдыбулдон
  Э, постой-постой! Что ж ты так сразу. Я сказал - постой.
  Боже мой, такой баран - от сердца отрываю. Неужели нельзя другого. Э-э, я не сказал "нет"!
  
   Панург
  Тогда по-рукам? Вот и славно.
  (друзьям) А ну, братцы, подсоби, мне тут одному не справиться. А ну, потащили его. Толкай-толкай! Тяжёлый, зверюга!
  Э, бережнее, не так бесцеремонно, это вам не жалкий поедатель травы, такой баран вам сами не ровня!
  
   Баран
  Бэ-э!.. Мэ-э!..
  Его недоумённый крик повторяет всё встревожившееся стадо.
   Бараны
  Бэ-э!.. Мэ-э!..
  
   Панург
  Ещё немного! Ещё чуток! .. Почти у цели...
  
  Словно ненароком сталкивает барана за борт.
  
   Баран
  Бэ-э!.. Мэ-э!.. Буль-буль! (тонет)
  
   Панург
  О, горе мне! Мой баран! Мои денежки! Спасите! Помогите!
  
   Кулдыбулдон(смеётся, надрывая живот)
  Ха-ха! Лови его теперь, приятель! Хватай!
  
   Панург
  Ах, дяденька Кулдыбулдон, смилуйтесь! Спасите! Бэ-э!.. Мэ-э!..
  
   Кулдыбулдон
  Нет, братец, уволь, спасайся сам! Ох, уморил! Ох, насмешил! Кулды-булды!
  
  И тут внезапно всё стадо срывается с места и с жалобным блеяньем бросается за своим вожаком.
   Бараны
  Бэ-э!.. Мэ-э!..
  
   Кулдыбулдон
  Куда! Не сметь! Назад! Стой! Остановите их! Мои бараны! Моё стадо! Держите их! Вяжите их! Да куда же? Куда? О, какие убытки!
  
  Бараны мечутся по палубе, в напрасных потугах остановить их, путаются под их ногами кулдыбулдончики. Бараны кидаются за борт, увлекая за собой кулдыбулдончиков:
   Бараны
  Буль-буль! Буль-буль! Буль-буль!
  
   Кулдыбулдон
  Ради всех святых, остановите их! Болботон-болботон!..
  
  Он машет руками, пытаясь остановить хотя бы последних баранов. В конце-концов, стадо в своём неодолимом стремлении идти за вожаком, сметает Кулдыбулдона. Все тонут.
  Буль-буль!
  
   Панург
  Прощайте, бараньи пастыри! Прощай, панургово стадо!
  Но мы, друзья, не станем проливать по ним слёзы.
  Эй, поднять паруса! В путь, друзья! В путь!
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   * * *
   Алькофрибас Назье
  В путь, друзья, в путь, под новыми парусами, к неведомым землям! В путь!
  Только где же они, эти земли неведомые — куда ни глянь синеет гладь морская. Стаи рыб проплывают под килем, огромные медузы водят хороводы, чудища подводные выныривают из глубин. Но где же приключения, где они?!
  
   Карпалим
  Земля! Земля! Эй, вон она, я её вижу!
  
   Эпистемон
  Вон она — словно полоска лёгкого тумана на самом горизонте!
  
   Брат Жан
  Земля! Э-ге-ге-гей! Синьор Пантагрюэль, надуй-ка щёки, помоги надуть паруса! - Пусть наш корабль несётся быстрей стрелы!
  
   Эпистемон
  Берег всё ближе! Как бьётся сердце!
  
   Брат Жан
  О, счастливый миг!
  
   Панург
  Ура, мы открыли новый остров! Мы нанесём его на карты, мы дадим ему имя!
  Ура первооткрывателям! Ура!
  
   Все
  Ура! Ура! Ура!
  
  Все выскакивают на берег. Но не удалось им вволю накричаться, наобниматься, намахаться руками - по-кошачьи подкравшиеся тени набрасываются на них, скручивают, спелёнывают, словно младенцев, и не успевают наши герои очухаться, как оказываются в совершенно ином месте — довольно мрачном и неуютном - это суд со всей его атрибутикой. На высоких креслах расселись огромные коты в судейских мантиях и париках.
  Сцена сопровождается истошными криками котов.
  
   Коты
  Мя-у! Бери их на крючок! Крути их крепче, чтоб не трепыхались! В щипцы! В щипцы!
  
   Карпалим
  Отпустите нас! Вы не имеете права!
  
   Мохнатый кот
  Не горячись, дружок, и не таких обуздывали!
  Встать! Суд идёт! Присяжные, к ноге! Всех посторонних вытолкать взашей, замки запереть, щеколды защёлкнуть!
  Слушание дела объявляется открытым! Шаривари!
  
   Коты
  Шаривари!
  
   Брат Жан
  Так это беззаконие - суд? Это сборище — вершители правосудия?! Но кто же прокурор? Кто наш защитник? Кто судья? И кто же, наконец, присяжные?
  
   Мохнатый кот
  Мяу! Всё будет. Как же без присяжных, будут вам присяжные. Эй, вы там, подайте голос!
  
   Присяжные
  Мы ничего не видали, ничего не слыхали, но при виде этих отщепенцев испытываем законное и грозное чувство негодования!
  
   Мохнатый кот
  Вот видите, с присяжными всё в порядке. А теперь распределим остальные роли: я - прокурор, и я - ваш адвокат, и я же - вам судья. И в этом триединстве - одно из величайших преимуществ высокого кошачьего суда. А надо будет - я для вас тюремщик. А доведётся - я же и палач. Мя-у!..
  
   Коты
  Мя-у!
  
   Карпалим
  Хорошенькое было предисловье! Какие же ещё преимущества у вашего суда?
  
   Мохнатый кот
  А вот какие - в нём неподсуден судящий. Законы иные для того, на ком казённая надета шуба. Для всех, кто с этой стороны стола - игра иная. Мя-у!..
  Тухлое ваше дело. Совсем тухлое. Шаривари!
  
   Коты
  Шаривари!
  
   Эпистемон
  Но уверяю вас...
  
   Мохнатый кот
  Молчать!
  
   Карпалим
  Право же, это недоразумение...
  
   Панург
  Весёлый у вас промысел — хватать честных путешественников ни за что ни про что!..
  
   Мохнатый кот
  Честных!.. Какая наглость! Только я здесь вправе решить, кто честен, кто нет!
  Безнравственные, жалкие людишки, которым нет запретов и святынь! Что тщитесь вы пред нами доказать? Все ваши доказательства ни веса ни силы не имеют.
  Я вижу, вы не поняли ещё, куда попали? Не поняли, с кем имеете дело? Шаривари! Так я растолкую вам, кто мы такие. Мы — соль земли. Мы — мохнатые коты, мы — лохматые коты. Мы — соблюдатели порядка. Наблюдатели порядка. Служители порядка. Покровители порядка. Мя-у!
  
   Панург
  В общем, негодяи порядочные.
  
   Мохнатый кот(прокурор)
  Тухлое ваше дело! Совсем тухлое! Молчать!
  Вам нужны доказательства вашей вины? Что ж, вот они:
  Во-первых, вы не знаете игры, любой ваш ход не в масть, любое слово — бессмыслица.
  А во-вторых, я вижу, вам не дано великое искусство лизания сапог.
  И в-третьих, просто вы нам не по нраву, мы усами чуем всю вашу чуждость.
  Мало вам?
  В-четвёртых, костюмы, лица, жесты — каждая деталь кричит, что вы иные, вы заране враждебны этим стенам.
  В-пятых, вы вписаться не сможете, поскольку ваша кровь течёт иначе — это вам понятно?
  В-шестых, на свете есть такая мазь, что помогает людям при общеньи. Она весьма полезна, только вы не научились пользоваться ею.
  В седьмых, в-восьмых, в- десятых — пунктов здесь не перечесть, и этих с вас довольно.
  
   Карпалим
  Мы пропали. Что же делать?
  
   Мохнатый кот
  (меняя парик на адвокатский) - Мр-р!.. Мр-р!.. Всё устроится, господа! Всё устроится. Ах, как я вам сочувствую! Мр-р! Мр-р!.. Неужели я так непонятно мурлычу?
  Псть!.. Ну! Тебе, тебе! Ухо наклони пониже. Не надоело строить из себя дурака? Тебе же так ясно намекнули про мазь.
  
   Коты
  Мя-у!
  
   Эпистемон
  Он нам сочувствует! Какой бесстыдный фарс!
  
   Мохнатый кот(судья)
  Кто здесь нас стыдит? Что знаете вы про стыд, детки? Вот когда с вас сдерут шкуру и вывернут её наизнанку, тогда и будете рассуждать про стыд. Не надоело строить из себя идиотов? Так не пойдёт! Нет, так не пойдёт. Учтите, все ваши доказательства смехотворны. Неужели у вас не найдётся иных, способных обелить вас перед высоким судом?..
  
   Панург
  Погодите-ка! Погодите! Ну конечно же я остолоп!..
  Милостивый государь, я понимаю, нынче у вас платёжный день Но разве мы не готовы принести от своих щедрот на алтарь законопослушания? Право же, мы люди дошлые, а раз так, то всегда у нас найдутся весёленькие адвокаты. Какой у них чеканный слог! Какой внушительный, благородный вид!
  
   Мохнатый кот
  Мр-мяу!.. Мр-мяу!..
   Коты
  Мр-мяу!..Мр-мяу!..
  
   Брат Жан(про себя)
  Ах, шкода! Коготки бы ему сейчас подрезать!
  
   Эпистемон(про себя)
  Увы, руки коротки.
  
   Панург
  Господа мохнатые коты, ваши рассуждения неоспоримы. Но разве мы спорим? Разве кто из нас спорит? Я только хочу сказать... нет, даже не сказать - промурлыкать:"Мур-мур-мур!.. Мур-мур-мур!.."- может и у нас найдутся весомые доводы? Вот в этом кармане? Или вот в этом? А? Если хорошенько поискать?
  Мур-мур-мур!.. Кис-кис-кис!..
  
   Коты
  Мя-у!..
  
   Мохнатый кот
  Говори, говори, здесь жаждут услышать твой голос.
  Теперь вы видите, как много значат доводы существенные, доказательства неопровержимые?
  Ах, какое это лакомое доказательство! Жирненькое доказательство! Приятно иметь дело с понятливыми людьми, но первых шагов мало. Ма-ало!
  
   Коты
  Ма-ало!.. Ма-ало!..
  
  После каждого вскрика котов Панург вытягивает из своих карманов новый мешочек, и после каждого мешочка раздаётся новый истошный крик. И только когда Панург выворачивает пустые карманы:
  
   Мохнатый кот
  Вот теперь я вижу - вы чисты. Чисты и непорочны. В свете новых, только что предъявленных суду доказательств, суд снимает все прежние обвинения как скороспелые и беспочвенные. Я оглашаю приговор, означающий торжество справедливости: «Невиновны! Невиновны! Невиновны!»
  (меняя парик на прокурорский) Вам посчастливилось, что в календаре нынче не весна. Весной у нас самый судейский раж начинается, вот тогда не то что кошельком — шкурой не отделаешься.
  
  Коты исчезают. Наши друзья снова на берегу.
  
   Брат Жан
  Что-то здесь слишком уж горячо встречают гостей, не пора-ли уносить ноги?
  
   Панург
  Дайте я хоть блох на них напущу! Перцу в парики насыплю! Хвосты привяжу к ножкам судейских кресел!
  
   Карпалим
  Нет, ходу отсюда, и поскорей.
  
   Эпистемон
  Навали, братва, на вёсла!
  
   * * *
  
   Алькофрибас Назье
  Пропустим в нашем рассказе те несколько тихих дней, когда приятели наши сладким сном и доброй выпивкой вознаграждали себя за пережитые треволнения, и устремимся сразу к новому острову...
  
   Карпалим
  Земля!.. Ох, как она близко!
   Хотя... нет... но может быть...
  
   Эпистемон
  Что ж ты осёкся?
  
   Карпалим
  Это больше похоже на мираж, чем на реальность...
  
   Панург
  Очарованная земля.
  
   Эпистемон
  Какой весёленький, светлый городок! Всюду башенки резные да решёточки кружевные, шпили золочёные.
  
   Брат Жан
  Пряники печёные. - Не домики — игрушки... Ба, да это птичьи клетки!
  
  Слышится громкий, оглушительный даже щебет, посвист, пиликанье, чириканье, галдёж.
  
   Панург
  Сколько народу столпилось на берегу! До чего громко они щебечут! Люди это или птицы?
  
  Друзья высаживаются на берег, и тотчас к ним подскакивают три аборигена.
  
   Первый абориген
   Тирлю-тюрли!..
  
   Второй абориген
  Тирлили- тирли! У-лю-лю-лю-лю!..
  
   Третий абориген
  Чирик-чирик!..
  
   Первый абориген
  Разрешите представиться, ваши экскурсоводы...
  
   Второй абориген
  Проводники...
  
   Третий абориген
  Чи-чичероне...
  
   Первый абориген
  Позвольте приветствовать вас на острове Звонком, где всё достойно удивления...
  
   Второй абориген
  Восхищения.
  
   Третий абориген
  Воспевания. Взгляните направо!
  
  Тут птицы заливаются громче прежнего.
  
   Эпистемон
  Кто это?
  
   Второй абориген
  Вам понравились эти красавцы? Мы зовём их песнопевцами.
  
   Первый абориген
  Неправда-ли, чудные птахи? О, они абсолютно ручные. Можете покормить их с ладони. Можете погладить по головке.
  
   Третий абориген
  А голоса! Какие голоса! Услада! Послушайте как льётся, как тянется, как тает, как журчит!
  
   Песнопевцы
  Слава-слава, благодать,
  Будем к счастью призывать,
  Слава-слава на века,
  Наша вера велика,
  У-лю-лю, у-лю-лю,
  кого скажут, тех люблю!
  У-тю-тю, тир-ля-ля,
  широки у нас поля!
  Наша песня слаще хлеба,
  Мы взлетаем выше неба!
  
   Второй абориген
  А теперь взгляните налево - в этих клетках экземпляры попроще. Но и на них есть свои любители.
  
   Песнопевцы
  Чирви-чирви-чирвичок,
  Сожми пряник в кулачок.
  Тындыр-пындыр, тындыр-пындыр!..
  Мы исконные, мы посконные,
  Мы народные, огродные!
  Тындыр-пындыр, тындыр-пындыр!..
  Мы на всё пригодные!..
  
   Второй абориген
  Не правда ли, довольно мелодично?
  
   Первый абориген
  А здесь у нас особой ценности певцы. Мы называем их папцами.
  
   Песнопевцы
  Динь-дилинь, все силы бросим,
  Встанем, если упадём,
  Вспашем, вырастим и скосим,
  Призовём и поведём.
  Динь-дилинь, сплочённым строем
  Станем счастье добывать!
  Будем вновь ломать и строить
  И знамёна воздевать!
  
   Третий абориген
  Их песнопение есть высшее служенье. О мелком, о ничтожном, о пустом пусть напевают те, кто голосом не вышел. А здесь поют великое, зовут к нетленному, высокому, святому. Какие чувства распирают грудь!
  
   Первый абориген
  Всё это - птицы обученные, они не сорвут высокой ноты. и что им ни закажи - всё исполнят с душой. А какие здесь голоса! - На любой вкус — сладкозвучные и мужественные, доверительные и полные затаённой страсти, опьянённые гневом, зовущие на подвиг...
  
   Второй абориген
  Обратите внимание, какое огромное значение мы придаём выбору и украшению клеток.
  
   Третий абориген
  Поверьте, это отнюдь не мелочь. Скажите, может ли птица петь вне клетки? Конечно же, не может! Ибо где же тогда должна она петь?..
  
   Второй абориген
  На случайном сучке?
  
   Первый абориген
  На убогой ветке?
  
   Третий абориген
  Можно ли воспевать высокое трепещущей грудью, если ты не ощущаешь крыльями надёжности и целостности прутьев?
  
   Второй абориген
  И кого вы можете воспевать в лесу?
  
   Первый абориген
  Все знают, что смыслом высокой поэзии является славословие. Если ли счастье большее, чем вытянувшись стрункой и захлёбываясь от страсти, залиться сладчайшей песней?!
  
   Панург
  А не загостились ли мы, друзья, на милом этом островке? Не пора ли и честь знать?
  
   Первый абориген
  Ах, зачем вам другие острова, когда этот- самый счастливый на земле?
  
   Второй абориген
  Оставайтесь. Влейтесь в наш хор. Чирикайте, курлыкайте, щебечите с нами.
  
   Третий абориген
  Мы подарим каждому из вас чудную клеточку с золочёной жёрдочкой, с хрустальной кормушечкой.
  
   Эпистемон
  Благодарим! Благодарим! Благодарим!
  
   Панург
  Чик-чирик! Чик-чирик! Чик-чирик!
  
   Карпалим
  От всей души! От всей души! От всей души!
  
   Брат Жан
  Всё, друзья, сыт по самую завязку! Пока мы здесь не спелись окончательно, пока не рассадили нас по жёрдочкам - в путь!
  
   Все
  В путь!
  
   * * *
   Алькофрибас Назье
  И снова всюду море — нет ему ни грани ни предела. Череда однообразных дней. Уже поднадоели медузы, рыбы, чудища... Душа желает новизны, а сердце приключений. Когда же мы услышим славный крик: «Земля! Земля!»...
  
   Карпалим
  Земля! Земля! Остров по левому борту!
  
   Панург
  Серьёзный островок.
  
   Брат Жан
  Мрачноватый пейзажик. - Ни травиночки, ни былиночки - голые камни да песок.
  
   Эпистемон
  Трюмы наши полны, остров этот мало напоминает цель нашего путешествия, так на кой лад он нам сдался? Не хватит ли неприятностей на наши головы?
  
   Панург
  От вас ли я слышу это, друзья? Коснуться рукой чужого берега и тотчас эту руку отдёрнуть? Упереться носом в никем доселе не виданную землю и не вдохнуть её ароматы?
  
   Все
  Ах, ароматы!..
  
   Брат Жан
  Откуда этот запах? Опьяняющий... Одуряющий... Восхитительный...
  
   Панург
  Убийственный... Умопомрачительный...
  
   Эпистемон
  Этот запах разлит в воздухе! От него кружится голова!
  
   Карпалим
  Я узнаю его! О, разве можно спутать с чем бы то ни было аромат свежей колбасы? Ах!
  
   Панург
  За мной, друзья! Вперёд! Это - запах новых приключений!
  
  Все спешат поскорей перемахнуть через борт и оказаться на берегу.
  
   Карпалим
  Ох, от такого духа у меня дух перехватило!
  
   Брат Жан
  Он пронизывает меня. Я слабею! Слабею!
  
   Эпистемон
  Я не могу идти дальше. У меня нет сил!
  
   Внезапный клич:
  -Ура-а!..
  -Бей их! Бей постниковых слуг!
  
  Откуда ни возьмись выскакивают странные, ни на кого не похожие существа и набрасываются на наших путешественников.
  
   Карпалим
  Полундра! Сарацины! Спасайся, кто может!
  
   Панург
  Ай!
  
   Брат Жан
  Ой!
  
   Карпалим
  Ох!
  
   Эпистемон
  Ах!
  
  Все бегут на корабль.
  
   А им вслед:
  
  У-лю-лю!
  
  Друзья, счастливые, что ужасные аборигены не погнались за ними и не захватили корабль, пытаются отдышаться.
  
   Брат Жан
  Все на месте? Никого не покалечили?
  
   Панург
  Что за страшилища? Что за кровожадные существа? Как ловко они лишили нас всякой воли к сопротивлению! Это колдуны. Точно, колдуны, и право, с такими лучше не связываться. Дяденька капитан, разворачивай-ка назад нашу посудину!
  
   Брат Жан
  Ну нет, дудки! Отступать, не померявшись силами с противником? Не в моих это правилах!
  
   Карпалим
  Принимаем бой!
  
   Панург
  С кем хотите вы драться? С чародеями? С чудищами? С нечистой силой?
  
   Эпистемон
  Как же я сразу не догадался! Как не понял сразу! Ну конечно же - этот запах! Эти крики! Да-да, сомнений быть не может.
  
   Панург
  Ну же! Не томи!
  
   Эпистемон
  Друзья, волею судьбы мы с вами оказались во владениях Диких Колбас.
  
   Брат Жан
  Сроду о таких не слыхал.
  
   Эпистемон
  Не мудрено. В наших краях мало кто о них знает. Когда-то все земли в этих морях заселяли колбасы. Отнюдь не дикие, напротив, самые что ни на есть домашние, нежнейшие, милейшие существа. Они прекрасно, ко всеобщей пользе, уживались со всеми прочими аборигенами.
  Увы, это чудное время сохранилось лишь на книжных страницах, лишь в воспоминаниях путешественников. Потому что однажды сюда пришел Постник... Пришёл, и объявил колбас первейшими врагами постного житья.
  
   Брат Жан
  Теперь ещё и Постник. А это что за зверь?.
  
   Эпистемон
  Такой, что лучше с ним не встречаться. Глаза как у дохлой рыбы, рот словно щель в пустом орехе, щёки вечно втянуты, и всем своим видом он демонстрирует презрение и неприязнь к живому. Но именно его люди почему-то любят возводить на пьедестал и считать образцом праведности и добропорядочности.
  Постник сумел объяснить местным жителям, почему во всех их бедах виноваты колбасы. Он так доступно, так красноречиво раскрыл вредоносную сущность колбас, их врождённое вероломство, что прозревшие соседи со всей праведной страстью возопили:
  "Смерть колбасам! Пусть заплатят за всё!"
  И пришлось несчастным бежать! Бежать, бежать, бежать, оставляя остров за островом. Бежать, пока не достигли они этой неприветливой скалистой земли.
  Дай им волю, они и её превратили бы в рай земной, но им постоянно приходится быть настороже. Некогда изнеженные и миролюбивые создания одичали и ожесточились. Боюсь, их дозор принял нас за слуг Постника.
  
   Панург
  Тут уж я не понимаю! Умудриться найти в этих рожах нечто постное?!
  
   Брат Жан
  Неужто моя утроба раздулась от постного житья?
  
   Карпалим
  Надо попытаться всё им растолковать...
  
   Панург
  Переубедить...
  
   Эпистемон
  Не сумеем и не успеем. Увы, если мы их не одолеем, они превратят нас в фаршмак.
  
   Брат Жан
  Ну что ж, раз нет выбора, значит принимаем бой.
  
   Панург
  Вооружайся, братва!
  
  И вот все начинают вооружаться кто во что горазд. Кто натягивает на головы поварские колпаки, кто нахлобучивает тазы и кастрюли, повязывают фартуки, вооружаются гигантскими черпаками, кухонными ножами, ложками, шумовками, шпиговальными иглами.
  
   Брат Жан
  Смир-на! Ра-авнение напра-во! Тесаки наизготовку! Ножи наголо! Вилки наперевес!
  
  Шум, гам, трубят в чайники, бьют в тазы, размахивают всяческой посудой.
  
   Все
  Ура! Ура! Ура!
  
  Армии сталкиваются и пошла потасовка.
  
   Брат Жан
  Круши!
  
   Панург
  Руби!
  
   Эпистемон
  Режь!
  
   Карпалим
  Жарь!
  
   Брат Жан
  Бей с маху!
  
   Панург
  Долбай их!
  
   Брат Жан
  Жми!
  
   Карпалим
  Рви!
  
   Эпистемон
  Ой, не могу больше!
  
   Карпалим
  Бегут! Бегут! Отступают! У-лю-лю!
  
   Эпистемон
  Ох, мы им врезали!
  
   Карпалим
  Что, схлопотали?
  
   Брат Жан
  Славно мы их отметелили!
  
   Панург
  Славно, друзья мои, славно, но отчего-то печаль гнетёт меня. Горек вкус этой победы. Как взгляну на берег, усыпанный мёртвыми и ранеными колбасами, на поле брани, устланное колбасным фаршем!..
  
   Брат Жан
  О нежнейшие колбасы, вы пали смертью храбрых!..
  
   Эпистемон
  Душа моя страдает. И хотя никто не вправе бросить нам упрёк, мы честно, мы доблестно сражались, не щадя животов своих, но увы!.. Рыдания душат меня! О, я ослепну от слёз! Если б, если б можно было всё исправить! Ах, как жестока судьба наша!
  
   Панург
  Я и сам рыдаю, словно ребёнок, но что теперь пенять на судьбу, что без толку казниться? Что сделано, того уж не воротишь.
  
   Брат Жан
  Ты прав. Что ж, оплачем несчастных, они доблестно сражались.
  
   Эпистемон
  Они были так ранимы, так нежны, так сочны и так округлы, так щедры, так ароматны, так аппетитны!..
  
   Карпалим
  Спите спокойно, дорогие колбасы, мы никогда не забудем вас!
  
   Панург
  Колпаки долой! Сегодня мы не стыдимся слёз, брызжущих из глаз. Мы, закалённые бойцы, мы, суровые мужчины, не утираем их - пусть течёт солёная влага!
  
   Эпистемон
  Плачьте, обжоры! Рыдайте,объедалы!
  О колбасы! Милые, нежные колбасы! Роковой случай свёл нас и роковой случай решил вашу судьбу! Мы похороним вас со всей пышностью, подобающей доблестным воинам...
  
   Крик
  Летит! Летит!
  
   Брат Жан
  Кто летит?
  
   Панург
  Что летит?
  
  В небесах появляется чудище с бочонком на спине.
  
   Карпалим
  Какое-то чучело, похожее на летающий окорок.
  
   Крик сверху.
  Милосердия! Милосердия!
  Чада мои! Идите ко мне! Ползите ко мне! Я смажу вас горчицей, я излечу ваши раны!
  
   Эпистемон
  Так это же Солитер, крылатый змей, родной брат Феникса! Видите, на спине у него бочка с горчицей?
  
   Карпалим
  Так что же?
  
   Эпистемон
  А то, что для колбас это первейшее лекарство, мазь целебная, раны затягивающая, со смертного одра подымающая.
  
  Солитер спускается и начинается исцеление и воскрешение колбас.
  
   Брат Жан
  Ай да Солитер! Ай да бестия! Ты погляди только, какая кутерьма с воскресением пошла, только держись!
  
   Карпалим
  Ай да Солитер! Все колбасы целёхоньки, все здоровёхоньки!
  
  И вправду, все колбасы поднялись, живы и без единой царапины..
  
   Панург
  Вот теперь, друзья, с благополучным окончанием битвы!
  
   Карпалим
  Ах вы, милашки мои! Ах вы, мордашки мои! Ах вы, пупсики-толстушечки, обнимите меня покрепче, дайте ущипнуть вас, дайте приласкать, приголубить. У, так и проглотил бы эту красотку!
  Ах, дорогушки, не смущайтесь, не говорите, что дали зарок вечной девственности.
  Идите же ко мне, разлюбезные вы мои колбасоньки, нежные мои сосисочки, лакомые мои сарделечки! До чего приятно беседовать с вами под стаканчик доброго винца.
  
  Раздаётся торжественная музыка. Все низко склоняются. Вносят Царицу Колбас.
  
   Голос
  Вот она! Восхваляйте же её! Воспевайте её! Величайте Царицу Колбас!
  
   Панург
  О ты, достойная самых знойных и самых цветистых слов! Нет на земле равных тебе. Нет соперниц бесподобию твоему. О, совершенство всех земных совершенств! О ты, полнокровная, преисполненная всяческой благодати! Сладостно всё в теле твоём, совершенны формы твои, сводит с ума благоухание твоё!..
  
   Брат Жан
  Право же, нам-ли не знать толк к колбасах и окороках, ветчинах и буженинах, но такого совершенства мы не встречали.
  
   Царица Колбас
  Ах, друзья мои, как давно не слышала я добрых слов. Благодарю вас! Благодарю! Мы здесь отвыкли от нежностей. Скажите, там, в вашем мире знают о нас? Помнят нас?
  Я вижу, вы боитесь огорчить нас своим ответом. Что ж, тогда молчите и слушайте. Слушайте, я расскажу вам горькую историю диких колбас.
  Когда-то жили мы на всех островах и островках в мире и согласии с другими племенами. Это были счастливые времена, времена сытости и процветания. Увы, от них остались лишь песни и легенды, да и те скоро сотрутся из памяти.
  Всё кончилось, всё, когда в наши края пришёл Постник.
  Он пришёл обличая и негодуя, и сразу же объявил сытость матерью всех пороков, а колбасы — врагами рода человеческого. Никто не смел вслух объявить себя любителем колбас. Теперь лишь высокая ненависть и праведный гнев охватывали островитян при слове «колбаса».
  Нас изгоняли отовсюду — с обжитых мест, от родных очагов. Нас теснили, пока не остался нам только вот этот крохотный островок. Это сейчас он гол, каменист и бесприютен. А когда-то здесь шумели и благоухали густые рощи, высились мощные стволы колбасных деревьев, их оплетали, увешенные тугими гроздьями сарделистые лианы, среди травы грели круглые бока аккуратненькие сольтисончики. В кронах невинно звенели и тенькали пташки: «Бульонь-бульонь-бульонь, бульонь-бульонь-бульонь!», а с других веток им отзывались: «со-си-сон, со-си-сон, со-си-сон!»
  Но пришли слуги Постника и вырубили деревья. Все до единого. Выкорчевали. Выжгли.
  Мы выстояли. Мы построили новый город и насадили новые рощи. И снова слуги Постника уничтожили всё до последней травинки.
  И тогда мы поняли, что если останемся такими, как прежде, то есть существами нежными и жертвенными, нам придётся исчезнуть с лица земли. И мы изменились. Мы отвердели телом и душой. Мы ожесточились.
  
   Панург
  "Постник, Постник!.." Все только и говорят, что об этом Постнике. Хотел бы я взглянуть на него!
  
   Царица Колбас
  Нет-нет, не говорите так, друг мой! Ах, успокойте моё сердце, обещайте, что не станете подвергать себя риску и искать встречи с ним.
  
   Одна из колбас
  Лучше вообще не произносите его имени, чтобы не дай Бог не накликать.
  
  Возникает Постник.
  
   Колбасы
  Ах!..
  
   Постник
  Я — отец ваш! Веками ждали вы моего прихода — и вот я с вами. Веками, словно пашня, жаждали вы семени, я бросил это семя. Я возжёг пламя, и оно разгорелось. Я родил иступлённость, и по слову моему вы готовы сжигать и гореть, гореть и сжигать. Тех, кто не склонится перед моим законом, ничто не спасёт, ибо они — чужие. Будьте же готовы, ибо пришёл я и пора настала.
  Никакой милости! Никакого сочувствия! Никакой жалости! Жалость — это путы на ногах идущего вперёд! Кто жалеет врага — сам враг! Настало великое противостояние рвущихся к звезде и цепляющихся за прах! Те, кто со мной, обретут крылья и поднимутся над бренным и презренным. Говорю вам, дети мои, — вы все будете летать! Нет для вас невозможного! Старое падёт и станет пеплом, а будущее распахнётся перед вами!..
  
  (Постник.исчезает)
  
   Царица Колбас
  Нет-нет, незачем вам его видеть.
  
   Панург
  Незачем, так незачем, не сказать, что мы особо и рвёмся. Нас больше волнует другое - не знает ли прекраснейшая Царица, где находится остров Энтилехии?
  
   Царица Колбас
  Энтилехии? Нет, о таком мы не слыхивали. Да и есть ли на свете такой остров? И неужели ради какой-то Энтилехии вы хотите нас покинуть? Разве там вам будет лучше, чем здесь? Разве вам плохо с нами?
  
   Колбасы:
  -Здесь вас так полюбили!
  -Не уезжайте, скоро поспеет новый урожай на колбасных деревьях.
  -Уже созрели первые сольтисончики!
  
   Брат Жан
  Нет, друзья, не упрашивайте.
  
   Царица Колбас
  Что ж, раз судьба нам расстаться, прощайте. (Горько и громко рыдает). Обещайте, по крайней мере, не забывать нас. А мы-то вас никогда не забудем.
  
   * * *
   Алькофрибас Назье
  Окорока, сосиски, сольтисоны, зельц, колбасы, буженину, ветчину затолкали в трюм под самую завязку. От такой тяжести в желудке корабль стал грузен и неповоротлив. Он осел по самую ватерлинию, и мы даже испугались, как бы ненароком он не ушёл под воду, и срочно кинулись его спасать. С раннего утра и до поздней ночи мы занимались только этим, то-есть уминали припасы, так, что челюсти трещали, то же самое на второй и третий день... Дальше счёт дням мы потеряли. Мы не остановились, пока не ополовинили содержимое трюма. Встречались ли нам по пути какие-то острова, было ли море пустынным? — не знаем, нам было не до этого. Очнулись мы от пронзительного крика:
  
   Карпалим
  Земля! Земля! Да она уже совсем близко!
  
   Брат Жан
  Сколько народу столпилось на берегу! Неужели это нас встречают?
  
   Эпистемон
  Может повернём, пока не поздно?
  
   Панург
  Ерунда! Чего должны бояться такие бывалые путешественники как мы? Наивные аборигены жаждут общения, что в этом плохого?
  
  Едва наша компания ступила на берег, навстречу ринулась толпа.
  
   Из толпы:
   Первый папоман
  Вы видели Его?
  
   Второй папоман
  Вы лицезрели Его?
  
   Брат Жан
  Кого?
  
   Панург
  Конечно-конечно. Видели, и лицезрели.
  
   Карпалим
  Ты соображаешь? Кто знает, о чём они говорят.
  
   Панург
  Ничего, потом разберёмся.
  
   Брат Жан
  Во что мы теперь твоей милостью ввязались? Ой, добром это не кончится!
  
   Первый папоман
  Они его лицезрели!
  
   Второй папоман
  Люди, они его лицезрели!
  
   Эпистемон
  Что-то сейчас будет! Ты разбудил толпу, а это стихия похлеще вулкана, страшнее бури морской.
  
   Первый папоман
  О счастливые! О трижды счастливые! О благословенные пришельцы! Может вам довелось слышать Его голос?
  
   Панург
  Запросто.
  
   Приятели дружно
  О-о-о!..
  
   Папоманы
  О-о-о!
  
   Второй папоман
  О, блаженные! О наиблаженнейшие из смертных! Дайте, дайте я до вас дотронусь!
  
   Первый папоман
  И я!
  
   Третий папоман
  И я!
  
   Первый папоман
  Дайте, я сотру пыль с ваших ног!
  
   Второй папоман
  Дорогу лицезревшим!
  
   Третий папоман
  Дорогу внимавшим!
  
   Первый папоман
  Дорогу удостоенным!
  
   Второй папоман
  О странники, почтившие нас своим посещением! Все взгляды сегодня прикованы к вам, все сердца бьются в такт с вашими сердцами!Нам выпало несравненное счастье принимать на своей земле тех, на ком лежит отсвет Его величия! Изливая на вас свой восторг, мы демонстрируем свою неиссякаемую любовь к Отцу нашему, к Великому Постнику.
  
   Брат Жан
  Ну, Панург, удружил!
  
   Карпалим
  Этого нам не хватало!
  
   Первый папоман
  Позвольте приветствовать вас на земле папоманов!
  
   Второй папоман
  На земле отцелюбов!
  
   Третий папоман
  Вы собственными глазами можете увидеть, как здесь чтят Его имя. Увидеть как живут самые счастливые люди на земле.
  
   Первый папоман
  Живи и здравствуй много лет, наш дорогой и единственный!
  
   Второй папоман
  Теперь мы ещё теснее сплотимся под твоими знамёнами!
  
   Панург
  Похоже, мы снова оказались посреди бараньего стада!
  
   Эпистемон
  Будьте добры, объясните, для чего эти добрые граждане машут лопатами? Право же, мы люди мирные и никому зла не причиняли.
  
   Первый папоман
  Как, неужели в вашей стране нет подобных атрибутов радости и восторга народонаселения? Право же, чудны обычаи в чужих землях! У нас же испокон веков повелось: в знак ненависти или в знак ликования народ вздымает над площадью лики Отца и Сподвижников.
  
   Второй папоман
  Тебе, Бессмертный, открыты наши сердца!
  
   Третий папоман
  Катят! Катят!
  
  (На сцену выкатывают огромную бочку)
  
   Папоманы
  Ура! Слава!
  
   Брат Жан
  Вот это славно! Вот это — жертвенный телец! Где моя кружка? Я хочу поднять её за здравие хозяев.
  
   Панург
  Обмишурился, приятель, неужели ты не слышишь, что бочка пуста?
  
   Второй папоман
  Конечно же пуста - пустота необходима для лучшего резонирования. Она усиливает звучание любой проповеди, любого призыва и обличения.
  
   Первый папоман
  Эта бочка пуста, ибо она лишь копия истиной святыни, тщательно охраняемой и оберегаемой, той, что до краёв наполнена драгоценным мёдом с избранных цветов.
  
   Третий папоман
  К сожалению, в силу ряда субъективных обстоятельств, к мёду оказался примешан дёготь - о, совершенно ничтожное количество. Это — досадная мелочь, которую не стоит принимать во внимание.
  
   Второй папоман
  Мы не позволим злопыхателям охаивать наш мёд!
  
   Первый папоман
  Смерть папофигам!
  
   Папоманы
  Смерть!
  
   Третий папоман
  Что же касается бочки с мёдом, то её постоянно поворачивают и переворачивают, отчего дёготь постепенно рассасывается.
  
   Первый папоман
  Но умолкнем, пора выносить следующую святыню.
  
  (Торжественно выносят ночную вазу)
  
  Это — предмет особой нашей гордости.
  
   Второй папоман
  Это принадлежало самому Постнику!
  
   Брат Жан
  Но это же — ночной горшок!
  
   Первый папоман
  Я не стал бы так разбрасываться словами — мы называем этот сосуд вазой для долгих размышлений. Она послана нам Самим как награда за стойкость и верность идеалам. Её не касалась ничья недостойная рука!
  
   Эпистемон
  Мы потрясены!
  
   Карпалим
  Это впечатляет!
  
   Второй папоман
  И третья реликвия, составляющая особый предмет нашей гордости.
  
   Первый папоман
  Его сапоги!
  
  (Под восторженный рёв толпы выносят третью святыню)
  
  Завтра, в качестве почётных гостей, вы сможете присутствовать при церемонии целования и лизания сапог. А если вам посчастливится, то вы сами сможете принять в ней участие.
  
   Панург
  Право же, мы недостойны!
  
   Брат Жан
  Может быть, в другой раз...
  
   Первый папоман
  Уж не хотите ли вы сказать, что вам чужды наши святыни?
  
   Второй папоман
  Они хотят перевернуть всё с ног на голову!
  
   Третий папоман
  Вымарать в грязи!
  
   Второй папоман
  Опорочить!
  
   Первый папоман
  Эй, сударь, а отчего это так оттопыривается твой карман? Ну-ка, ну-ка, что у тебя там в кармане? Уж не фига ли?
  
   Третий папоман
  Фига! У него в кармане фига! Он тайный папофиг!
  
   Панург
  Что вы, господа, какая же это фига? Ну сами посудите (достаёт кошелёк) - похож этот овощ на фигу?
  
   Первый папоман
  Ну-ка, дай потрогать, я на слово никому не верю. Да, ты прав, это не фига, это действительно плод добрый и благословенный.
  
   Панург
  Я дарю тебе этот благословенный плод. Считай его подношением великим святыням Острова Папоманов.
  
   Первый папоман
  А не завалялось ли в твоих карманах ещё парочки подобных овощей? На семена.
  
   Панург
  Ну это уж фи... дудки! Тем более, что нам нанесли обиду. Нам, лицезревшим и внимавшим!
  
   Первый папоман
  Я надеюсь, вы простите нам это небольшое недоразумение? Сами понимаете, лучше перебдеть, чем недобдеть.
  
   Брат Жан
  Друзья, пора нам поблагодарить хозяев и откланяться?
  
   Второй папоман
  Куда же вы? Разве вы не останетесь с нами?
  
   Третий папоман
  Что-то их скорый отъезд подозрителен.
  
   Эпистемон
  Не обессудьте, дорогие хозяева, но не везде же придерживаются ваших взглядов...
  
   Второй папоман
  Я говорил - они папофиги!
  
   Папоманы
  Смерть папофигам!.
  
   Карпалим
  А ну назад! Научитесь выслушивать лицезревших и не перебивать внимавших!
  
   Эпистемон
  Итак, я продолжу - не везде придерживаются верных взглядов. И поэтому кто-то должен нести вперёд, на другие земли , свет истины.
  
   Первый папоман
  Так вы посланы Им?
  
   Второй папоман
  Им самим?...
  
   Третий папоман
  В таком случае, не смеем задерживать!
  
   Брат Жан
  Что же вы стоите, остолопы? На корабль, живее, пока возлюбленные наши папоманы не сделали из наших шкур четвёртой святыни!
  
   * * *
  
   Алькофрибас Назье
  И поплыл наш кораблик дальше. Дальше и дальше, туда, где небо смыкается с землёй. Бывало, что обвисали наши паруса при полном штиле, бывало, что трепали их грозные бури. Много встретилось ещё на нашем пути островов, и не раз поражались мы несхожести и разнообразию обычаев людских.
  Но вот уже не первый день встаёт перед нами пустыня морская, не первый день наши единственные спутники — треска да селёдка. Ни корабля встречного, ни лодочки рыбацкой. Может мы уже заплыли на самый край земли?
  
   Панург
  Всё, друзья. Всё. Плыть дальше безнадежно.
  Увы, увы, увы, нет тебя, Энтилехия, нет тебя, мечта зовущая, нет тебя, остров желанный!
  Что ж, прощай! Прощай, берег очаровАнный!
  Давай, Карпалим, труби отбой! Пора возвращаться.
  
   Брат Жан
  Стой! Кто велел трубить отбой?
  Ай-ай-ай, такие парни скисли! Сдались. Опустили руки.
  Да кто сказал вам про край земли? Где вы видите край земли? Или кто дотронулся рукой до горизонта?
  Неужели не осталось в ваших сердцах хоть малой толики надежды? Неужели нет веры хоть с горчичное зерно?
  А что скажет господин наш Пантагрюэль?
  
   Пантагрюэль
  Жажду! Я жажду!
  
   Брат Жан
  Значит, не всё ещё потеряно.
  
   Карпалим
  Земля! Ей-ей, земля, братцы!
  
   Брат Жан
  Значит, вперёд! Вперёд, кто знает, а вдруг...
  
   * * *
  Опускается темнота и звучит сначала тихо, а потом всё громче и громче чудесная музыка. С окрепшим звучанием её вновь приходит свет - феерия, когда свет и звук, сплетаясь, создают впечатление волшебное, чарующее. В торжественном церемониальном танце выходят жрица и её свита.
  
   Жрица (она же — Алькофрибас).
  Пропустите этих людей! Не держите их в темноте, они достойны войти.
  
  (Свита расступается)
  
  Приблизьтесь, странники, не устрашившиеся неизведанного! Приблизьтесь, незнакомцы, и отвечайте: известно ли вам, к каким берегам пристал ковчег ваш? Не спешите с ответом, от него многое зависит, и жаль мне будет своих и ваших обманутых надежд. Подумайте прежде, чем отверзнутся уста ваши.
  
   Карпалим
  Может и вправду лучше быть тише мыши? Ей-ей, я не то что слова - звука не пророню.
  
   Эпистемон
  Боюсь, лучше проглотить язык, чем прогневать этого идола.
  
   Жрица
  Так может ли кто из вас ответить, что за земля простёрлась перед ним?
  
   Панург
  Дозволь, о величественная, дозволь, о ослепительная, в которой угадываю я Великую Жрицу, я отвечу за всех?
  
   Жрица
  Отвечай.
  
   Панург
  Поверь, о досточтимая, мы прониклись глубочайшим благоговением и преисполнились чем-то столь высоким, для чего и слов подобрать невозможно, едва ноги наши ступили на благоуханную эту землю. Царством Энтилехии зовётся земля твоя.
  
   Эпистемон
  Царством Гармонии.
  
   Карпалим
  Царством Совершенства.
  
   Брат Жан
  Только здесь бьёт из земли чудодейственный родник - источник таинственной Жизненной Силы.
  
   Панург
  Ему и пришли мы поклониться.
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Жрица
  Не всякого удостаивают подобной чести, не всякому дозволяется припасть к источнику Жизненной Силы, к Божественной Бутыли. Большинство паломников, дабы не замутить источник, вынуждено ограничиться лицезрением помпезных процессий, но вы заслужили большего. (Друзьям подносят полные кубки) Отведайте, дети мои, той влаги, что вызревает, бродит, бурлит в недрах нашего острова. Разве жидкость эта вам не знакома?
  
  В ответ возгласы узнавания и восторга.
  Разве не ведом вам вкус её и запах, её опьяняющая власть?
  
   Брат Жан
  Так это же пантагрюэлин!
  
   Жрица
  Конечно, ну конечно же пантагрюэлин. Что же вы застыли в нерешительности? Оракул ждёт. Задавайте свои вопросы. Бак-бук ответит всем.
  
   Эпистемон
  Мы готовы
  .
   Брат Жан
  Мы ждём.
  
   Панург
  Мы вопрошаем.
  
  Долгое молчание и внезапно - звук, включающий звон разбитого стекла и громкое бульканье.
  
   Панург
  О Боже правый! Лопнул! Он не вынес непосильной задачи и лопнул! Что-то теперь будет!
  
   Брат Жан
  Разбился! Разлетелся на осколки! Я ясно слышал бульканье и звон. Мы были ближе всех. А если бы и дальше? - мы чужеземцы, значит с нас весь спрос.
  
   Карпалим
  Ой, братцы! Ну, сейчас начнётся!.. Ой!.. - "Во-первых - предумышленная порча, разбой и святотатство во-вторых", что в-третьих лучше даже нам не думать. Бежим скорей, куда глаза глядят.
  
   Эпистемон
  Боюсь, что поздно.
  
   Панург
  Влипли, так уж влипли.
  
   Жрица
  Вы в замешательстве? Я вижу изумленье на ваших лицах. Вы поражены? Всё это означает лишь одно - вы удостоились. Вы слышали.
  
   Панург
  Прости нас, о Преславная! Ей-ей, ни в чём не виноваты. Оно произошло само собой.
  
   Карпалим
  Мы совершенно не причём, готов поклясться!..
  
   Жрица
  Не надо клятв. О, дети, не тревожьтесь, напрасен ваш испуг. И то, что вы слыхали — есть добрый знак. Оракул счёл возможным ответить вам. И чтоб ответ понять, пусть каждый скажет, что же он услышал.
  Смелее! Ну!
  
   Панург
  Я, кажется, слыхал звон лопнувшей бутылки.
  
   Брат Жан
   "Дзинь!" и готово.
  
   Карпалим
  Нет, скорее:"Дринь!"
  
   Эпистемон
  "Дриньк!" Явственно и чётко я слышал "дриньк!"
  
   Панург
  Да-да, конечно, "дриньк!" Лишь "дриньк!" и только. Куцее такое "дриньк!" и ничего, кроме "дринька!"
  
   Карпалим
  Стоило тащиться на край света ради такого ответа.
  
   Жрица
  Друзья мои, что-то не читаю я особого восторга на ваших лицах.
  
   Панург
  Что Вы, госпожа! Мы весьма Вам благодарны. Мы счастливы. Мы вполне удовлетворены ответом и больше докучать оракулу не станем.
  
   Жрица
  Я вижу, дети мои, как трудно вам скрыть грусть и разочарование. Вы жаждали иного. Вы ждали Знака. Вы мнили - вот сейчас воззовут трубы и огласят Истину?
  Неразумные! Неужто не ведомо вам, что трубно оглашают истины только ослы?
  Как быстро поддались вы унынию. Как быстро разуверились в мечте.
  "Дриньк!", ответили Вам? Так чем же плохо коротенькое это словечко? Чуть не на всех языках земли означает оно одно - "Пей!"
  Разве не к этому сводится вся мудрость человеческая?
  Пейте, раз жаждете! Пейте пряное вино жизни, терпкое вино познания, горькое вино истины! Если человек не жаждет, жив ли он?
  Затвердите же ответ Божественной Бутыли. Затвердите назубок и постарайтесь почаще освежать его в памяти.
  А для первого раза - вот она, славное вино, доброе вино, вечное вино жизни. Так неужели душа ваша не жаждет пенной этой влаги?
  
   Панург
  Жаждет!
  
   Остальные.
  Жаждет!
  
   Пантагрюэль
  Жаждет!
  
   Брат Жан
  Клянусь потрохами, мне по душе слова оракула! Клянусь чем угодно, столь мудрого ответа я никогда не слыхал!
  
   Карпалим
  И мне ответ по душе! Ей-ей, я к нему прислушаюсь. "Дриньк!" - Восхитительно!
  
   Панург
  Куцее словечко, не длиннее междометия, а какой глубокий смысл таит - куда иным тирадам!
  
   Эпистемон
  О, царственный Оракул! Умудриться ответить одним-единственным словом одновременно на все вопросы! Да это всё равно, что одним-единственным глотком утолить жажду всех страждущих!
  
   Жрица
  А не хотели бы милые гости повторить?
  
  Слуги разносят вино и снова слышится "Дриньк!"
  
   Панург
  Ах, какая вышла у нас сладостная, наполненная беседа! как вовремя, как кстати вставляет реплики мудрый собеседник: "Дриньк! Дриньк! Дриньк!"
  Восславим же всеблагую, всеобъясняющую влагу! Восславим и толмача, без которого мы были бы слепы и глухи перед Истиной! Посредника, через руки которого перетекла в нас мудрость веков!
  
   Брат Жан
  Видно,не слишком много перетекло в меня этой мудрости, если до сих пор я не понял, что же должны мы делать теперь?
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Жрица(теперь мы ясно видим, что это сам мэтр Алькофрибас Назье)
  Как что? - Искать и жаждать! Или вы сочли, что завершили путь свой? Что добрались до конца странствий своих? Тогда взгляните - горизонт всё так же далёк от вас, как и в первый день.
  Жаль, жаль мне расставаться с вами, но пора! Пора, друзья! Попутный ветер готов наполнить ваши паруса. Весь мир лежит перед вами.
  Прощайте же, и никогда не забывайте наш пароль...
  
   Все
  Жажду!
  
   Жрица
  И отзыв
  
   Все
  Пей!
  
   Панург
  Прощай, остров Энтилехии! Прощайте, друзья!
  
   Жрица и её свита
  Прощайте!
  
   Пантагрюэль
  Жажду!
  
   Жрица
  В добрый путь!
  
  
  
  
  
  Конец.
  1997-2013гг
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"