Югансон Неронова Ирина Аркадьевна: другие произведения.

Голоса и флейты Эльсинора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса "Голоса и флейты Эльсинора" - это признание в любви к вечному гению Шекспира. Она исходит из предположения, что Призрак не открылся Гамлету, тот вернулся в университет, а вот теперь, через пять лет после смерти отца, возвращается в родной Эльсинор. Но и Эльсинор и Дания за годы правления Клавдия разительно изменились. Время действия вне конкретностей, то же надо сказать о костюмах - и не историчны и не откровенно современны.

  
  
   ИРИНА ЮГАНСОН
  
  
   ГОЛОСА И ФЛЕЙТЫ ЭЛЬСИНОРА
  
   пьеса в двух действиях
  
  
  
   Действущие лица
  
   Клавдий, король Датский
  
   Гамлет, сын покойного и племянник правящего короля
  
   Гертруда, королева Датская, мать Гамлета
  
   Полоний, сановник, приближённый Клавдия
  
   Лаэрт, сын Полония
  
   Офелия, дочь Полония
  
   Йорик, королевский шут
  
   Эдмунд, придворный из новых, близкий Клавдию
  
   Розенкранц, придворный
  
   Гильденстерн, придворный
  
   Озрик, придворный, муж Офелии
  
   Женщина
  
   Ребёнок
  
   Прочие придворный, «мальчики» Эдмунда. рыбаки, беженцы.
  
   Место действия — Эльсинор.
  
   Пьеса исходит из предположения, что события развивались несколько иначе, чем это описано у Шекспира. Не было ни призрака, ни мести, Клавдий спокойно прибрал власть к рукам и построил своё государство.
   С той поры минуло пять лет.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Первое действие
  
   Полутьма. Светлая и отрешённая мелодия органа. Внезапно. На взлёте, мелодия обрывается и тотчас в тишину вторгается топот ног, собачий лай.
  
  Голоса:
   Господи!.. Горацио!.. Горацио!..
   Вот он!
   Уйдёт! Ну же! Ату его! Ату!..
  
   Погоня отдаляется и тишина нависает над миром.
  
   * * *
  
   Зеркала. Застывшие фигуры перед ними.
  
   * * *
  Йорик
   Господи, защити! Не дай снам стать явью! Отведи горькую чашу! Отведи её от губ иссохших!..
   * * *
  Тьма густеет, поглощая сцену. В насторожённой, вслушивающейся тишине испуганный детский голос:
  
  Ребёнок
   Мама! Мамочка!
  Мать
   Тихо, сынок! Я здесь. Тихо!..
  Ребёнок
   Мамочка! Не уходи! Слышишь — там кричат?
  Мать
   Тихо, сынок, тихо, родной! Не бойся, я с тобой.
  Ребёнок
   Мамочка! Опять — слышишь?
  Мать
   Ничего, родной, это далеко. Далеко-далеко... Спи!
  Ребёнок
   За семью морями?
  Мать
   За семью морями... Спи, малыш, спи!.. О Господи, Господи!..
  
  Женщина запевает колыбельную без слов и слабый её голос сливается с тихим голосом органа.
  
  Вновь мелодия обрывается. Снова — собачий лай и отдалённые невнятные крики.
  
  На сцену выброшен погоней измученный, загнанный человек. На нём красная куртка и шутовской колпак.
  
  Йорик
   Горацио!.. Горацио!..
  
  Оступается и, упав, не в силах больше подняться. Проводит рукой по лицу — на руке кровь. Осипший голос прерывается кашлем.
  
   О Господи, Боже Всеблагой! Не оставь раба своего непутёвого, услышь меня, ибо мал я на этой земле!. Ну что тебе стоит? А? - Молчишь? Вот и мне, дураку, смолчать бы...
  Не травили бы сейчас, словно зверя... Всё внутри пересохло и меж рёбер вместо сердца — ухает и колотится кусок железа!.. И дыхание запеклось в гортани горячим сгустком... И нет сил бежать!.. Я больше не могу!.. Не могу!..
  
  Через силу встаёт и не бежит уже - бредёт плохо осознавая куда.
  
  Колыбельная. Зеркала, перед которыми нет никого.
  
  Погоня. Топот ног совсем близко.
  
  Голоса:
  
   1- Ушёл!
   2- Не каркай! От меня не уходят.
   3- Тихо!
   2- Под землёй отрою!
   1(взвыв) — А, чёрт! Паскуда!
   3 — Цыть!
   1 — Что «цыть»? - Ногу вон напорол. Занесло эту падаль. Свалка здесь, что ли?
   3 — Кладбище.
   2(гогочет) — Ну, потеха! Чтоб без хлопот значит.
   3 — Тихо, тебе говорят! Слышите? - Там!..
   1 — Он!
  
  Снова топот ног
  
  Голос Йорика
   А! Нет!... Нет!..
  
  Распростёртая на земле фигурка в красном.
  
  Бьют трое. Молча. Сосредоточенно. Осатанело. Бьют ногами. В лицо. В живот.
  
   1 — Дай-ка я! Мне дай!
   3 — Хорош!.. Ну, довольно!
   2 — Повеселись-ка теперь, приятель, поскаль зубы!
   1 — Славный выйдет оскал, воронью на потеху.
   3 — Пошли, нечего здесь торчать. Дело сделано.
  Исчезают, словно растворяясь, в темноте. Темнота охватывает мир. Лишь в тусклом круге света — маленький красный комочек.
  Но и этот свет гаснет.
  
   * * *
  Снова зеркала. И, словно в механизме странных часов, меж ними какие-то верёвки, колёса, лестницы.
  Колыбельная. Женский голос перерастает в мощь органа. Но пласт молчания столь плотен, что мелодия не в силах пробиться сквозь него, ломается, рвётся, наполняется скрипом и скрежетом. И тогда возникают нагло, ликующе, насмехаясь, фальшивящие флейты.
  
  По углам возникают и тотчас растворяются чьи-то скользящие тени.
  
  Голос Йорика
   Много есть такого на свете, друг мой, что и не снилось...
  Голос Гамлета
   Горацио!.. Горацио!..
  
   * * *
  
  Покои королевы. Гертруда застыла перед зеркалом, словно изваяние.
  
  Гетруда
   Стекло исповедальное, ты снова ждёшь от меня ответа? Но зачем? Зачем!?.. Какая сила тянет меня вглядеться в глубь самой себя? Мне непосильна тяжесть пониманья. Я не хочу!
  Казалось бы, сегодня, на радость мне домой вернулся сын. Единственный. Любимый. Что же сердце сжимает страх? И отчего я знаю — вот он войдёт и сразу между нами молчание возникнет как стена? И отчего я вижу - он не тот, кого я так ждала — весь отчуждённый, далёкий, осуждающий...
  Что я ему скажу? Что он поймёт, что он услышит кроме пустых ненужных фраз? Молчанье разрослось, как опухоль, и давит, давит, давит...
  Как разорвать молчанье? И какие найти слова? И отчего он вправе меня винить?
   Скажи мне, сын мой, Гамлет, скажи, в чём я виновна пред тобой? Что я себя старухой не считаю? Что жить хочу? Что не спросив тебя, пять лет назад судьбу свою решила, как в омут кинулась? Я знаю, я в твоих глазах преступница, я долгом поступилась, я правила нарушила... А мне плевать на правила! Кому и что должна я?
  С младенчества я слышу слово «долг», как колокол в ушах навязчиво и громко...
   Тринадцати мне минуть не успело, ещё не осознала я себя и места своего под этим небом. Я в предвкушении себя жила. Что женщине дано, а что мужчине, мне по ночам нашёптывала нянька, переплетая тайный свой рассказ с такими же, пугающими странно — о троллях, о болотных огоньках, о горном властелине...
   Долг мне повелел и стала я женой. Как быть могло иначе? - Наследница воинственной державы сама себе не режет свой кусок.
  О нет, я не ропщу — я вспоминаю. И что роптать — отец твой был из тех, кому немного находилось равных. Ну как могла я не гордиться им — он воин был, он не в одном бою Датчанина прославил. Это имя гремело от норвежских диких скал до польских рек раздольных, полноводных. Как он прекрасен был на яростном коне, в доспехах рыцарских! Как был со мною нежен...
   Да, я гордилась им. А вот любить... - Душой непробуждённой, как умела, безбоязно и тихо... Так как дочь должна любить отца...
   Едва побыв со мной, он рвался в дым сражений, куда-то чуть не к чёрту на рога. Иначе он не мог.
   О, как же одиноко и холодно мне было. Тёмною порой я просыпалась, словно кто-то тихо меня позвал... Кружилась голова, и мне чего-то смутного хотелось, и страшно было мне.
   А Клавдий рядом был. Все эти годы рядом. Не со мной — я никогда черты не преступала, а всё же — рядом. Молод и умён, почтителен и дерзок. Я ловила горячий взгляд, усмешку на губах...
   О нет, об этом говорить тому, кто так отца любил, безумье, святотатство!..
   Но что поделать, Гамлет, мальчик мой, я тоже жить хочу!..
  
  
   * * *
  
  Эльсинор. Зеркала. Флейты.
  
  Голос Клавдия
   Поди, Эдмунд, ты больше мне не нужен.
  
  Склонившись в поклоне откуда-то из-за зеркал выходит Эдмунд. Поворачивается и спокойной, несколько развязной походкой идёт через сцену.
  
   * * *
  Вновь покои королевы. Клавдий вырастает за спиной Гертруды. Руки крепко стискивают её плечи, и она вся подаётся ему навстречу.
  
  Клавдий
   Моя! Гертруда! Герда! Королева! Кошка! Как я люблю волос твоих тепло! Дай мне вдохнуть его, дай прикоснуться, зарыться дай в густую эту гриву руками, и лицом, и всей душой и ни о чём не думать!
  Королева! Моя! Моя!
  Гертруда
   Мой Клавдий!
  Клавдий
   Признавайся супругу своему, о чём молчишь? Скажи, довольна ты?
  Гертруда
   Ах, Клавдий!...
  Клавдий
   Нет, не рада... Не рада ты подарку моему.
  Твой блудный сын вернулся в Эльсинор, под отчий кров. Довольно, наигрался в науки, кафедры, дискуссии — пора заняться делом.
  Гертруда
   Как он изменился ... Совсем, совсем другой... Был мальчик долговязый, а стал мужчиной.
  Клавдий
   Вот оно и славно.
  А то, что он тогда наговорил — забудь. С тех пор немало лет минуло. Все в юности мы делим этот мир на белое и чёрное. Взрослея, мы узнаём, что есть полутона.
  Гертруда
   Наверное. Напрасно мы тогда со свадьбою своей поторопились. Немного переждать, приличья соблюсти... Он постепенно свыкся бы с потерей... Моя вина...
  Клавдий
   Зачем себя казнить? Так нужно было. Ждать я был не вправе.
  Но, может быть, сегодня ты жалеешь о том,что сделано, и дай тебе возможность всё повернуть назад...
  Гертруда
   Нет, Клавдий, никогда! Мне нет причин жалеть.
  Клавдий
   Ну так прижмись ко мне . Уйдут твои тревоги и печали, уйдут, как сон дурной.
  
   * * *
  
  Пустота пространства. Нависшая, давящая пустота. Острая тишина, отчёркнутая случайными, разрозненными шумами и шорохами. Скользящие тени вдоль стен.
  
  Гамлет
   Где всё, что память свято берегла? Что в сердце с прошлым навсегда связалось? - Мир странный, мир чужой...
   Меня воспоминания вели, но оборвалась ниточка живая. Всё здесь чужое... А моё давно ободрано, порушено...
  ( к залу) Горацио! Горацио, откликнись!..
  (что-то шорхнуло, вдоль кулис мелькнула тень)
   Эй, кто здесь? - Никого. Эй, невидимки, эй, кого спугнул я?
  (Гамлет отдёргивает штору — за ней пусто)
   Привиделось... Я слишком напряжён... Я просто волю дал воображенью. Мелькнула крыса, где-нибудь сквозняк захлопнул дверь... Смешны мои тревоги — Ну кто ещё ночами будет шляться по Эльсинору? Слишком много крыс здесь развелось...(мелькнула ещё тень) — О, вот ещё одна... о двух ногах.
  
   * * *
  Голоса за сценой:
  Голос Розенкранца
   Милейший принц!
  Голос Гильденстерна
   Добрейший принц!
  Голос Розенкранца
   Принц Гамлет!
  
  Появляется Розенкранц.
  Гамлет
   Ба! Розенкранц, дружище, старый сплетник! Кого не ждал здесь встретить!
  Розенкранц
   Преданный слуга!
  Гамлет
   Какие, к чёрту, слуги? Разве мало мы випили с тобой на брудершафт? Могу призвать трактиры Виттенберга тому в свидетели!.
   А где наш Гильденстерн? Вы, помнится, как нитка и иголка повсюду были вместе.
  Гильденстерн
   Гильденстерн давно не так проворен, в Эльсиноре он отрастил почтенное брюшко. Но он, мой принц, всегда к услугам Вашим.
  Гамлет
   К услугам, так к услугам.
  Кто из Вас расскажет мне, зачем весь этот шум? Кто Гамлета зовёт?
  Гильденстерн
   Вас ищут, принц!
  Гамлет.
   Меня? Кому я нужен?
  Розенкранц
   Этого не знаю, но все вокруг буквально сбились с ног.
  Гильденстерн
   Там на дворцовой площади толпа вопит и хлещет дармовую водку, от грохота орудий дым столбом, там невесть что творится.
  Розенкранц
   Ликованье, и шум, и пиршество. Всё в Вашу честь...
  Гамлет
   Так что?
  Гильденстерн
   Никак, мой принц нельзя, бродить вам по задворкам. Здесь пыль и запустенье, Это всё пойдёт на слом, всё выгребут, а после построят нечто в блеске золотом. Пока же только стража и прислуга бывает в этих залах... Милый принц, поверьте мне, что лучше будет всем, коль вы сюда забудете дорогу. Ещё скажу я, что пора идти, встать над толпой бок о бок с государем, пусть каждый видит — вот прямой наследник престола датского, защитник, продолжатель великих дел...
  Гамлет
   О Боже, сколько слов! И до чего нас всех меняет время!
  Я восхищаюсь вами, Гильденстерн, вы выросли в глазах моих. Отныне уроки жизни я беру у Вас! Идёмте же, я покажусь народу во всей красе и доблести. Вперёд!
  
   * * *
  Празднично украшенный помост над толпой. Королевская пара. Придворные.
  Появляется Гамлет. Приветливо машет народу рукой. При его появлении толпа ревёт от восторга.
  Клавдий
   А вот и он! Ну здравствуй, сын наш Гамлет!
  Развеселись, Гертруда!
  Гамлет
   Государь! Сударыня!
  Гертруда
   Мой мальчик, ты не рад, что я тебя неволю? Вижу-вижу, душа твоя стремится не ко мне.
  Гамлет
   Я рад остаться с Вами.
  Клавдий
   Вот ответ вполне достойный.
  Ну, давай, племянник, подсаживайся ближе и отбрось унылый вид. Опять бродил как призрак по комнатам замшелым и пустым? К чему тебе изнанка Эльсинора? -
  Садись, я говорю!
  Ты хочешь избежать общенья с Клавдием?
  Гамлет
   Так резко и впрямую?
  Клавдий
   А ты, сынок, решил, не знаю почему, что я боюсь вопросов откровенных?
  Гамлет
   Мне можно увильнуть?
  Клавдий
   Как хочешь.
  Гамлет
   Ну... тогда отвечу так:
  Меня с души воротит от славословий, от ревущих толп. Мне донельзя претят лакейские улыбки навязчивых приятелей. И бесит настырный и фальшивый голос флейт.
  Клавдий
   Всего-то навсего? Наивно и смешно. Всё то, что так претит, что бесит, и воротит всего лишь отраженье для зеркал — привыкнув даже замечать не будешь. Зато колёсики и ниточки, пружинки, что тянутся к событиям и судьбам, в твоей теперь зажаты пятерне.
  Гамлет
   В моей?
  Клавдий
   Почти.
   И помни, мой дружок, я роздыху не дам тебе — отныне на самом деле ты наследник мой, опора, ну и далее по тексту. Ты нужен мне, сын брата моего!
   Мы прежде были близки. Я надеюсь, то время не забыто? Мы с тобой ещё поладим снова.
   А пока забудь лектории и кафедры и книги, довольно сухомятки из цитат, латинской зауми, бредовых философий... Всё это лишь слова, слова, слова. Ты молод, ты здоров, так пей же полной чашей, пока пьянит вино!
  Гамлет
   Где эта чаша, Клавдий?
  Клавдий
   В моих руках. И знай, что с этих пор я твой наставник, пастырь и учитель.
  Гамлет
   И поводырь?
  Клавдий
   Пусть будет поводырь.
   Ну а сейчас, племянник, встанем рядом и руки над толпою распахнём — пусть видит каждый — мы с тобой едины в деяниях и помыслах.
  
  Рёв толпы
  
   Прекрасно! Всё постигаешь с лёту! Молодцом!
  Эй, вы, подать вина! Вина!
  Заздравный кубок пьёт Клавдий за тебя!
  Голоса
   Виват!
   Виват!
   Виват!
  Голос Йорика
   Не захлебнись, дружок!
  Клавдий
   Да плещется! Да блещет! Да здравствует!
  Голоса
   Виват!
   Виват!
   Виват!
  
  Клавдий
   Тверёзая душа, ужели не пьянит тебя вино такое?
  Гамлет
   Нет, мой лорд, всё это слишком приторно и вязко...
  Клавдий
   Возможно, с непривычки?
  Гамлет
   Может быть. Позволь мне удалиться, я устал от шума и помпезности.
  Клавдий
   Нет, Гамлет —никак нельзя не выучив урок бежать из класса.
  
   * * *
  Снова полутьма, пустое, изнаночное пространство. Скользящие непонятные тени, резкие скрежещущие звуки.
  
   * * *
  Гамлет один. Он бродит по Эльсинору и натыкается на какое-то верёвки, колёса, помосты...
  Гамлет
   Горацио!.. Горацио!..
  
  Рядом с Гамлетом, словно ниоткуда, появляется Эдмунд.
  
  Эдмунд
   Вглядитесь и запомните меня, мой лорд! Меня зовут Эдмундом. Эдмунд Глостер. Одно лишь Ваше слово — я приду и стану рядом. Я реальней тех, кого зовёте Вы. Не упустите время. Запомните — Эдмунд!
  
  Исчезает.
  
  Гамлет
   Как нужен друг, чтоб встать спиной к спине. Я чувствую спины незащищённость. Вот и сейчас скользнула чья-то тень...
   Ты плохо скроен, Гамлет, не по мерке, ты заперт в одиночестве своём.
   Как пусто здесь! Здесь всё вокруг чужое...
   Горацио! Как волны бьют о берег рефреном вдоха, так во мне звучит — Горацио! Горацио! Откликнись! Горацио, мне трудно без тебя! Свидетель дней моих, ты Случаем был послан в мой трудный час, чтоб стать моей опорой. Мы были неразлучны, словно в нас одна душа, так отчего сегодня со мною ты не рядом? Отзовись!
  
   * * *
  Появляется Клавдий, естественно, со свитой, но свита остаётся в глубине, у самых кулис.
  
  Клавдий
   Куда глаза твои обращены? Тебя ведёт по кругу, как слепого твоя тоска. Бесплоден поиск твой, напрасной боль душу он изгложет.
   Что ты творишь? Какой-то глупый вызов, как будто главное тебе сейчас меня задеть? - Так я переживу. Ты как подросток дуешься и злишься на взрослых. Кто внушил тебе, что ты хоть в чём-то ущемлён? Моё любое слово заранее встречает твой отпор. Но час придёт, и мы поймём друг друга.
  
   * * *
  
  Гамлет один. Молча вглядывается в зеркала.
  
   * * *
  За столом пьяный Лаэрт. На пороге возникает Гамлет. Его нарочито долго не замечают.
  
  Лаэрт
   Ну? Нагляделся? Вволю? Что, хорош?
  Гамлет
   Хорош.
  Лаэрт
   Ты ожидал иного? Ладно, мальчик, отлипни от дверей и заходи. Не стой торчком как символ укоризны. Садись! Здесь где-то был ещё стакан.
  Нет, если я не нравлюсь в этом виде, никто тебя не держит.
  Гамлет
   Но Лаэрт!..
  Лаэрт
   Забористая дрянь, но крепко пронимает... Держи и пей. За ваше, так сказать... (выпивает)
  Гамлет
   Лаэрт!..
  Лаэрт
   Так ты Лаэрта ищешь? Здесь таких, увы, не водится. Ты, парень, обознался. И на меня так странно не гляди — я с ним не схож ни капельки.
  Гамлет
   Лаэрт!
  Лаэрт
   Да что же ты заладил, словно ворон «Лаэрт! Лаэрт!» Запомни, в этих стенах бессмысленно Лаэрта окликать. Он умер, твой Лаэрт. Он в прошлом, в давнем прошлом. Что было прежде, то давно прошло, к нему, поверь, не может быть возврата.
  Ты думаешь, я пьян?- Нет, если бы. - Я трезв, как стёклышко.
  Гамлет
   Лаэрт!
  Лаэрт
   Да не мусоль стакан — взял в руки - пей!
  Ну хорошо, ты можешь меня Лаэртом звать. Прекрасный повод выпить — хотя бы за помин моей души.
  Четырежды ты нынче вызвал духа, и трёх бы раз хватило за глаза. О чём же ты спросить хотел Лаэрта?
  Гамлет
   Как он живёт?
  Лаэрт
   Как все. Поверь — как все, Не выделяясь. Просто населяет докучный, тусклый и ненужный мир...А это значит — нет того Лаэрта.
  Гамлет
   А то, что предо мной?
  Лаэрт
   Лишь тень его.
  Гамлет
   Ну что ж... Бывает...
  Я, увы, и в самом деле никак не поумнею — мне казалось, он друг мне был... Надёжный старший друг. Смешно, нельзя творить себе кумиров.
  Лаэрт
   И впрямь, смешно.
  Гамлет
   Смешно. Но, всё же, жаль. Он был моим героем. Словно обезьянка, я повторял манеру говорить, повадки, жесты, реплики.. Я даже пытался одеваться так как он... Он был умён и дерзок...
  Лаэрт
   Да, я слышал, что твой Лаэрт был был вовсе не дурак, задира, книгочий, к тому ж парижский модник и покоритель девичьих сердец. Куда всё это делось?
  Гамлет
   Больше ничего ты мне сказать не хочешь?
  Лаэрт
   Ни-че-го!.. О чём нам говорить? - Былые все слова когда-то пересказаны, а новых... Зачем нам это? -. лучше помолчим. Молчание — итог всему, что было.
   Силентиум!.. Как много из того, что мнилось мне святыней, чуждым стало. Высокие, прекрасные слова... их произносят с трепетом болваны, их треплют проходимцы, их как стяг вздымают палачи... меня, мой друг, коробит от старых слов, их жар насквозь фальшив, их праведность осквернена толпою...
   Я что-то слишком много говорю...
   Безвременье, мой Гамлет, наше время, и в нём Лаэрт — никчемный человек, пьянчуга, нелюдим и неудачник. По табели о рангах — сущий нуль, пустышка, сор... Он в играх Эльсинора ненужная фигура. Так, прохожий, свидетель безучастный...
  Гамлет
   Что ж, ты прав. Пришло чужое время. Ты в нём явно лишний. А если так, то спроса нет с тебя - ведь ты всему свидетель безучастный. Ты — в стороне. Ты есть, и нет тебя.
   Ты прав, осталась только тень Лаэрта. Прощай!
  
  Порывается уйти, но Лаэрт удерживает его.
  
  Лаэрт
   Нет, погоди теперь. Одно всего лишь слово... Вот, послушай!...
  
  Достаёт флейту и дует в неё резко и фальшиво.
  
  Гамлет
   Юродствуешь? Как хочется тебе меня задеть... Чтоб вскрикнул я от боли. - Зачем? За что?
  Лаэрт
   Я? Что за чушь! Ты лучше попробуй вслушаться... и сходство уловить...
  Гамлет
   Мне жаль, но я понять тебя не в силах.
  Лаэрт
   Естественно. Ты поживи подольше в родных краях, как мы, пока тоска как соль не въестся в поры..
   Что варилось здесь, в Эльсиноре, ты и знать не знал? - Зачем тебе? - хоть быть того не может, чтоб не смердило. Или всем носы позаложило в Вашем Виттенберге?
   А ты... Ты всё что мог отдал на откуп Клавдию...
  Гамлет
   Но я не ждал такого...
  
  Флейтисты глумливо, измывательски. Гамлет пытается закрыть ладонями уши, но от флейт разве загородишься? Лишь вволю натешивись флейтисты исчезают.
  
   Но я не ждал...
   Лаэрт!..
  Лаэрт
   Ну что ещё?
  Гамлет
   Скажи мне об Офелии хоть слово. Мне говорили, замужем она?
  Лаэрт
   И ты всерьёз подробностей не знаешь? Той новости уж третий минул год. Брак в духе времени.
  Гамлет
   Кто муж её? Он, верно, и мне знаком?
  Лаэрт
   Он тёрся при дворе до твоего отъезда. Некто Озрик. Парнишечка смышлёный, разбитной, услужливый, он день и ночь вертелся ног чужих. Ну, вспомнил? - Он из те, кто прежде был «никто», а нынче «некто».
  Гамлет
   Гляжу, не слишком любишь ты зятька?
  Лаэрт
   Любить? А что ему мои приязни? Он Клавдием обласкан. Ну не так, чтоб в ближних — это место занял Эдмунд, но всё же...
  Гамлет
   Да, Офелия и Озрик.
  Лаэрт
   И в этом, брат, вини теперь себя.
  
   * * *
  Сначала сцена затемнена. Шорохи, случайные звуки, мелькнувшие силуэты, резкие, фальшивящие флейты.
  Потом музыка становится устойчиво-торжественной. Зал заполняется придворными.
  Низкий поклон навстречу появившейся королевской чете. Чуть позади Клавдия — Гамлет.
  Клавдий (обернувшись)
   Как слаженно и чётко! - словно это единый механизм, со скрипом повернулись зубчатые колёса и пришли в движение фигуры.
  Не спеши записывать в лакеи эту свору. Здесь сплошь — избранники. Здесь каждый понимает, что близок к власти.
  Гамлет
   Славные ребята.
  Клавдий.
   Как преданны глаза их, как чисты!.. - Не верь таким глазам, племянник милый!
  
   * * *
  Кабинет Клавдия. Клавдий и Гамлет одни. Перед ними на столе — ворох бумаг.
  Клавдий
   Ну, с Богом! - Засучили рукава и за работу. Надо разобрать всю эту кучу писем и докладов. А ты как думал? Государь, сынок, обычного подёнщика не хуже.
  Ну что, наследничек, учись и постигай, что за словами пышными таится. Усвоив суть, отбросив шелуху, поймёшь, какие силы и движения сокрыты за ничтожной запятой...
   Разложим весь пасьянс - прошения, доносы, вверительные грамоты послов, отчёты, донесения, ответы на прежние запросы...Но начать придётся с этого. - Что знаешь ты, дружок, о Фортинбрасе? - Ну? -
  экзамен первый.
  
  Гамлет
   Да, к своему стыду, пожалуй, только то, что всем вокруг известно. Сын Норвежца - папаша до того довоевался, что растерял все земли - счёл себя ограбленным и собирает войско под старые знамёна, под призывы громокипящих фраз. И как оно ни странно, но многие спешат к нему в надежде набить свои мешки чужим добром. Конечно, это сброд, но складные ребята, как на подбор. И с ними он грозится завоевать весь мир. Навряд-ли что-то выйдет, хоть замысел широк.
  Клавдий
   «Навряд-ли», говоришь?.. А я скажу, дружок, таких как он нельзя со счёту сбросить. Ему все наши договоры- тьфу! Печати, подписи... — он их и знать не хочет. Считаться он умеет лишь с одним - с неодолимой силой.
  Ну, читай! Читай же.
  Гамлет берёт в руки бумаги. Читает вслух.
  Гамлет
   Я — Фортинбрас, войны слепой батрак. Когда настал делёж и меч кроит пространство, любая божья заповедь — ничто...
  
  Появляется Фортинбрас в сопровождении трёх воинов.
  Фортинбрас
   Я — Фортинбрас, войны слепой батрак. Когда настал делёж и меч кроит пространство, любая божья заповедь — ничто, сочувствие и жалость неуместны. Мой циркуль чертит заново, толпа сбивается в орду!..
  1 солдат
   И мы пойдём вперёд, впечатывая в пыль чужие судьбы. Колокола гудят и вороньё как чёрный дым взлетает над полями.
  2 солдат
   Права у тех, кто право стаи чтит. А в нашей стае парни всем на зависть!
  3 солдат
   Идут ладьи, гружёные металлом и равнодушием и вековечным зовом крысиных орд . Наш клич - «Давить и рвать!»
  Фортинбрас
   Мы старину за удаль чтим и дерзость, мы почитаем прадедов своих — им было по душе кровавое веселье.
   Где грань возможного? Для сильных и свободных возможно всё!
  
  Фортинбрас и солдаты исчезают
  
  Клавдий
   Там дальше много слов о старине, об избранных путях, о братстве крови — их можешь пропустить — не в этом суть. Ещё там что-то есть о том, что мы как братья должны держаться одного пути, немного грубой солдафонской лести и заверенья в дружбе.
   Как считаешь — всё это лишь девизы да кураж?
   Не видит тот, кто видеть не желает. Ах, Гамлет мой, он набирает мощь! И как ни уклоняйся, но однажды придётся выбирать из двух судеб: одна из них — я, вынув меч из ножен, противлюсь Фортинбрасу, как могу. Вторая — я смирю свою гордыню и под него вассалом, приймаком...
  Сегодня он ведёт войска на Польшу и просит нас, препятствий не чиня, их пропустить через свои владенья. Я отказать не мог. Немногим ране иные планы были у него, желания совсем, совсем иные — ну как иначе, если наши земли ему спокойно не давали спать?..
   Я нити тайные привёл тогда в движенье и осадил его. Но дальше что? Уж он-то понимает — я не воин.
   А значит, ставки надо уравнять, игра идёт по-крупному. А значит, мне нужно имя. Значит, мне нужна такая карта, чтоб до одного их козыри пустышками казались. Мне нужен Гамлет. Тот, Великий Гамлет!
  Гамлет
   Но я — отнюдь не он!
  Клавдий
   Так кажется тебе. Ты сын его, ты по породе — воин. Когда ты поведёшь мои войска, два имени в единое сольются.
   Да ты опять задумался. О чём?
  Гамлет
   Так, вспомнилось, пять лет тому над заезжие актёры представляли из древних что-то, кажется, «Энея». Там было всё, что нынче на земле — горели города, кричали дети и люди умирали просто так — что быть могло чужой дешевле жизни? Там женщина одна была Гекуба...
  Клавдий
   Я помню — пьеса о войне троянской: «Свирепый Пирр...» и что-то там ещё... Там много было слов и пролили актёры немало бычьей крови. Ну так что? О книжный разум, что тебе Гекуба? Что попусту Гекубу поминать?
  
   * * *
  Снова пустое пространство Эльсинора, скользящие вдоль стен тени, фальшивящие флейты.
  
   * * *
  Не бог весть какой трактир, тяжёлые столы и скамьи. Неторопливая служанка разносит пиво в оловянных кружках.
  Голоса со всех сторон
  1 -
   Эй, Хильда!
  2-
   Эй, красотка, где наше пиво?
  3-
   Сколько можно ждать?
  
  1 рыбак
   Ну, наконец-то! Не прошло и года!
  2 рыбак
   Ведь запросто могли мы помереть от жажды. Да присядь хоть на минутку и улыбнись!
  Хильда
   Ручища убери!..
  2 рыбак
   Ох, до чего грозна!
  Хильда
   Сказала!..
  2 рыбак
   Ух, какая! Там что — отвалится?
  1 рыбак
   Давайте пиво пить!
  3 рыбак
   Да что случилось-то? Эй, девушка, откуда такой суровый вид?
  И что ты всё спешишь?
  Ты погляди - чем парень не удался? И ладен, и пригож, и вроде, не дурак. Да на него, едва он только свистнет, сбегутся девки с четырёх сторон.
  Хильда
   Мне свистунов не надо.
  3 рыбак
   Что за норов!
  2 рыбак
   Да чем я не по нраву?
  Хильда
   Чем угодно. И рыбой от тебя, дружок, разит за сто шагов.
  1 рыбак
   Эй, вы тут как хотите, а у меня уже на самом дне!..
  2 рыбак
   Ах, рыбой! Видно, появился тот, кто пахнет лучшее? Сладкими духами? Весёлыми деньгами?
  Хильда
   Ты дурак!
  1 рыбак
   А чем, скажи на милость, рыбный дух иного хуже? Да хотя б пивного?
  2 рыбак
   Ничем!
  3 рыбак
   Ей-ей, ничем!
  Голоса
  1
   Эй, Хильда! Где ты там?
  2
   Ты где застряла? В бочку провалилась?
  
  
   * * *
  За одним из столов - Гамлет, Гильденстерн и Розенкранц.
  Гильденстерн
   Эй, Хильда, это пойло унеси подальше с глаз! Тащи из лучшей бочки и попроворнее!
  Розенкранц
   Мы не из тех, кто ждёт!
  Гамлет
   Нет, хватит наливаться горьким зельем – конец загулу, утро за окном.
  Розенкранц
   Да мы едва-едва смочили глотки. Мы не успели толком сесть за стол.
  Гильденстерн
   И что такое “ утро”, “ночь”,”приливы”, “стихии”, “войны”? - это всё, мой принц, - событья вешние. За окнами трактира пусть светит солнце или хлещет град – здесь время утоленья вечной жажды, здесь время разгворов по душам.
  Розенкранц
   Здесь славно и уютно, так к чему отсюда рваться?
  Гамлет
   Право же в меня не лезет больше. И язык устал. Из местных новостей забывшихся и свежих мы перебрали все.
  Гильденстерн
   Тогда давайте вспомним студеское братство, Виттенберг – весёлый городишко... О, глядите, и пиво на столе! Спасибо, Хильда! Ты умничка! Вот это – то, что надо!
  Ну что, ребята, пьём за Виттенберг? За нас, за добрых малых!
  Гамлет
   Виттенберг... Крамольный город, книг первопечатье... Он мыслить научил и сомневаться...
  Розенкранц
   Я выучил латынь и стал мудрей, я одолел поток нелепых истин, напрасных знаний и трескучих фраз...
  Гильнстерн
   Да к чёрту эту скуку! - вспомни лучше уютные ночные кабачки и наши неуёмные проказы... Какое было времечко!... И сколько там было выпито!...
  Розенкранц
   Счастливые деньки!..
  (Сдвигают кружки, пьют)
   Кто ветчину увёл? А, вот она... (Тянется с ножом к блюду. Гильденстерн из-под его руки откровенно рассматривает нож)
   Что, хороша вещица?
  Гильденстерн
   Весьма прелюбопытна... Дай взглянуть!
  Рознкранц
   Старинная работа. Вот клеймо на лезвии у самой рукояти – друг друга пожирающие змеи и надпись - “Олуф, сын Хромого Свена, здесь руну начертал.” Но главное не в том …
  Гамлет
   Ну, не тяни, - хвала профессорам - риторику освоил ты неплохо - Умелая подача, мы уже заинтригованы. В чём главное?
  Розенранц
   А в том, кто подарил мне чудную игрушку, вернее, как бы расплатился ей за мелкую какую-то услугу. - Наш зазеркальный персонаж – Эдмунд!
  Гильденстерн
   Ого!
  Гамлет
   Эдмунд? А это что за птица?
  Розенкранц
   Ночная, сэр.
  Гильденстерн
   Не к ночи будь помянут.
  Розенкранц
   Полёт её бесшумен, цепок взгляд и хватка беспощадна.
  Гильденстерн
   Эдмунд Глостер из тех ребят, что трудятся в ночи...
  Розенкранц
   У Клавдия он тенью за спиною.
  Гильденстерн
   Ты что-то нынче боек – это имя не стоит слишком часто поминать.
  Гамлет
   о кто же этот новый персонаж, чьё имя только шопотом с оглядкой?
  Гильденстерн
   Не скажешь в двух словах.
  Розенкранц
   По слухам, наш Эдмунд – внебрачный сын британского вельможи.
  Гамлет
   Британского?
  Розенкранц
   Что ж странного, милорд? - Там родина, где нам тепло и сыто.
  Гильденстерн
   К тому же, у него причины были искать фортуны на чужой земле. Я краем уха слышал – старый Глостер поставил в очень рисковой игре не на того конька, и был, в итоге, жестоко пытан и затем казнён...
   И тут, внимание, мои друзья,- всплывает очень тонкая деталька. Забавная... - Кто написал донос? Кто был затравщиком? Кто выдал с потрохами любимого папашу?
  Розенкранц
   Помолчи!..
  Гильденстерн
   А я молчу. Но в считанные дни наш мальчик до таких вершин добрался, где головы кружатся. Всё бы хорошо, да колесо Фортуны повернулось и всё везение ушло на то, чтобы едва успеть бежать из Дувра через пролив. Потом его мотало, как то, что не потонет никогда, по городам и весям. И в итоге он оказался здесь.
  Розенканц
   И вряд-ли кто-нибудь посмеет с ним теперь не посчитаться.
  Гильденстерн
   А ножик славный и лежит в руке увесисто...
  Гамлет
   Дай подержать!.. Ты прав – чудесная вещица. Мальчишеское нечто тешит в нас игрушка эта. Хороша, ей Богу! И не кинжал и не рыбацкий нож... Таким легко треску освежевать, делить краюху хлеба, а придётся-- всадить его кому-то под ребро. Хорош!
  Розенкранц
   Я вижу, принц, что нож Вам по душе. Так почему в знак дружбы и приязни, как в старину у данов повелось, оружием нам сейчас не обменяться?
  Гильдстерн
   А это мысль! И круговую чашу до капли осушить и целованьем братским скрепить на верность дружеский обет.
  
   * * *
  
  Эльсинор. Пустые зеркала. Флейты.
  
   * * *
  Кабинет Клавдия
  
  Клавдий за столом. Перед ним бумаги. У стен маячат смутные фигуры.
  
  Клавдий
   Где Розенкранц?
  Розенкранц (выходя вперёд)
   Я здесь, мой государь!
  (остальные реплики Розенканца не слышны, они только на ухо Клавдию.)
  Клавдий
   Ты уверен?
   Да так ли это?
   Это только слухи, твой небогат улов.
  - Ну хорошо, иди.
  (склонившись в поклоне Розенкранц пятится к стене и исчезает с глаз)
  
  - Ты, Освальд.
  (появляется Освальд и тут уже из уст в уши. Освальд исчезает)
   Полоний!
  (Появляется Полоний)
   Что, письмо готово?
  Полоний
   Прошу, мой государь! (протягивает письмо)
  Клавдий
   Не слишком это приторно? - Виньетки, любезности, поклоны? Нет, я понимаю, что жёстко с ним не стоит говорить, но я боюсь, он может в этой пляске с круженьем и поклоными увидеть, что Дания просела перед ним.
  Полоний
   Вы правы, государь, я не учёл...
  Клавдий
   Нет, погоди... А эта фраза очень мне нравится, Невинных два словечка и всё на место встало...Старый лис, и лестью без стесненья сдобрил блюдо и дёгтю подмешал...
   А здесь совсем блестяще – какой поток громокипящих фраз!
   Так... так...
   А это что?
   Нет, это не годится! Никоим образом!
   И это ни к чему.
   Вот это место нужно переделать – напористей и твёрже... И грубей!.. - Нет, я перехвалил тебя, Полоний!
  Полоний
   Мой государь!
  Клавдий
   Не надо лишних слов – всё переделать к вечеру! А в общем, тобой доволен я.
   О, эта голова ещё неплохо варит - так, дружище?
   Иди, иди, тобой доволен я.
  Полоний (кланяясь)
   Здесь только отпечаток Ваших мыслей.
  (Уходит)
  
   * * *
  Эльсинор. Зеркала.
  
   * * *
  Гамлет один.
  Гамлет
   Вот снова я вернулся в отчий дом, но не сыном – пасынком вернулся. Я обнаружил мир, в котором прежде я не был никогда. Я для себя открыл неведомую землю – Эльсинор. Здесь оголённый шорох в тишине вспухает, как рубец... Случайный звук, как вспышка, прорезает пространство гулкое...
   Болит, болит душа и бьётся без исхода об эти стены. Смысл вещей привычных фальшивой нотой режет слух больной.
   Мне не хватает воздуха! - Дышать! Дышать! Дышать! - Здесь нет глотка живого!..
  Голоса Розенкранца и Гильденстерна
   Милейший принц!
   Добрейший принц!
  Гамлет
   “Милейший принц”! - ну надо же какая привязанность! - и шагу без меня не сделают. Куда ни повернусь – приятельские радостные рожи!
  Что изменилось здесь? - всё те же гобелены, мозаики, картины зеркала... Но где же люди? В этих зеркалах совсем другие отражались лица... Где целая эпоха? Целый мир? Куда всё унесло? В какую пропасть? А то, что выползло взамен на белый свет – оно откуда?
   Трудно уложить в сознании, как быстро отмирают пласты времён, а вместо них приходят совсем несхожие, И каждый населён созданьями с какой-то новой кровью.
  
   * * *
  Зеркала. Флейтисты.
  
   * * *
  Кабинет Клавдия
  Клавдий и Гамлет.
  Клавдий
   О, сколько их ушло в небытие - горячих, громких, яростных и ярких, великих судеб и имён столь славных, что были на устах любого из толпы. Где нынче все они? Чья память сохранила их радости и скорби? А ничья.
  Увы, мой мальчик, всё в Ничто уходит. Сегодняшним, минутным надо жить, не примеряясь, что потомки скажут – им будет не до нас.
  Гамлет
   И всё же остаётся какая-то частица наших дел, какой-то след...
  Клавдий
   И что тебе с того? - Во времени прочерченному следу не больше верь, чем следу на воде. Кто будет помнить - да хоть нас с тобою? - Тебя? Меня? - Никто. За гранью бытия, за окончаньем наших дней и судеб – Забвение... Молчанье... Тишина...
  Гамлет
   Когда-то здесь была библиотека – под потолок ряды бесценных книг...
  Клавдий
   Бесценные сокровища твои не сгинули, поверь, и не сгорели, а просто убраны подальше с глаз, чтоб кое-кто не рвался к светлым грёзам от суеты и прозы наших дней. Ты книгами не сыт ещё? - “Бесценных”!..
  Бессценным быть не может ничего! Всему, что только есть на белом свете, цена проставлена. И грош затёртый стоит вся книжная премудрость.
  Гамлет
   О, как верно! Конечно - “всё слова, слова, слова”... И самый примитивный из пройдох обставит умника и выставит придурком. Шутом гороховым.
  Клавдий
   А разве он не шут? Что знает твой мудрец? - Набор цитат трескучих на языке умершем, странные идеи, в которых здравый смысл не ночевал?...
  А что за этим? Вот представь себе – что колесо Фортуны повернулось, и наш учёный муж остался не у дел. Высокий покровитель дал коленом под тощий зад и свод библиотеки пришлось сменить на жалкий нищий хлев. Сумеет твой мудрец найти краюху хлеба? Глоток похлёбки, чтобы невзначай не сдохнуть с голоду?
  Гамлет
   Похлёбки? Чечевичной?
  Клавдий
   Пусть даже чечевичной – в чём беда?
  Гамлет
   И ей цена известна? Хоть в полглаза взглянуть бы мне на этот прейскурант.
  Клавдий
   Ещё успеешь. А пока запомни – базар шумит, повсюду торг идёт. Все что-то продают и покупают. - Высокие красивые слова, великие дела, чужие судьбы...
  Гамлет
   И Совесть? И Надежду? И Мечту?
  Клавдий
   Не утруждай себя перечисленьем. Слова прекрасны, только груб итог – всё продаётся. Всё . Без исключенья. Не ты продашь, так продадут тебя. На этом мир построен.
  Гамлет
   О прекрасный, о чудный мир! И он, наверно, тоже свою имеет цену?
  Клавдий
   О, конечно – весь этот мир со всеми потрохами, со всею разноцветной мишурой, румяненый, надушенный, сурмлёный – ну, словом, этот чудный светлый мир, по прейскуранту стоит ровно тридцать серебрянных монет.
   Что, не пришлись по нраву мои слова? Что делать, мальчик мой, нагая истина грязна и дурно пахнет.
  Гамлет
   Нагая? - Наглая, как потакуха!
  Клавдий
   О, ложь куда на личико милей, и дух её носов не потревожит.
  Что делать, мир таков, каков он есть,. Законы нашей жизни неизменны из века в век. И человечья суть не изменилась со времён Адама и сыновей его – я малость подзабыл, как звали их? Ты не напомнишь? Вроде, один был Авель... А второй?... Второй?... - Не Каин ли?..
  
   * * *
  Флейты. Зеркала.
  
   * * *
  Гамлет один.
  Гамлет
   Мне каждое его прикосновенье стерпеть! Стерпеть! Стерпеть его руки хозяйскую опеку.
  Неотлучно он за моей спиной, он в уши льёт отраву премудрости своей... О как ему неймётся дыхание своё в меня вдохнуть, из Гамлета слепить своё подобье!
  А я устал бороться! Я устал!.. Устал!..
  
   * * *
  Неожиданно среди зеркал, словно видение, появляется Офелия. Гамлет замер, боясь её окликнуть. Но едва он делает шаг ей навстречу. Как тотчас, словно ниоткуда, появляются флейтисты. И вот уже в руках Офелии – точно такая же флейта, и движения её уподобились движениям остальных.
  Рядом с Гамлетом вырастает Клавдий.
  
  Клавдий
   Ах вот оно... Похоже, отыскалось лекарство от хандры...
   Что ж, одобряю выбор – и в девушках была собою недурна, а нынче расцвела...
   Ох, как глазами зыркнул – как резанул!..
   Ну полно, зря не злись – не лезу я к тебе, живи как знаешь.
   А ты, сынок, смирен? Ты заповеди чтишь? Не возжелаешь ты вола чужого?
   Смотри, школяр, пока тебе фартит, не прозевай игры. Дерзни поставить на кон.
   Ты хочешь взять, да в голове сидит - “нельзя”? А отчего нельзя? Кто так решил?
   А впрочем – до этих игр мне, право, дела нет.
  
  (Уходит)
  
   * * *
  Пустые зеркала.
  
   * * *
  Покои Гертруды.
  Гертруда в кресле, Гамлет у её ног. Тихо звучит колыбельная.
  
  Гамлет
   Был целый мир сокрыт в душе моей, но он распался, и теперь болит, болит душа и бьётся без исхода!.. Болит душа и смысл вещей привычных фальшивой нотой режет слух больной...
  Гертруда
   Уткнись в моё плечо, и все твои печали, все горести растают и уйдут. Так было в детстве – помнишь? Сын мой взрослый, нам хорошо вдвоём?
  Гамлет
   Но кто мне объяснит...
  Гертруда
   Прошу тебя, не надо. Ты мне после всё скажешь, не сейчас...
  Гамлет
   За столько лет ни разу, ни разу объясниться не смогли...
  Ну хорошо... Но на один вопрос... единственный... ты можешь мне ответить? - Чем он тебе так дорог?
  Гертруда
   Ты жесток, ох, как жесток, мой сын неумолимый! Как ты неправ, лелея до сих пор нелепые обиды! Я устала меж вами разрываться Неужели я не имею права просто жить? Скажи, за что его ты так не любишь?
  Гамлет
   Скажи, за что его так любишь ты? Он входит – ты вся светишься от счастья! Какой травой он опоил тебя, что ты в нём видишь только отраженье своей любви? Ведь он – твоё проклятье.
  Гертруда
   Нет, он моя отрада и судьба!
  Гамлет
   Не понимаю! И принять не в силах! Не в силах...
  Гертруда
   Ты ревнуешь?
  Гамлет
   Неужели не жжёт тебя руки его касанье?
  Гертруда
   Ты всё ещё, как маленький ребёнок, ревнуешь мать?
  Гамлет
   Нет, матушка – всё проще – я рядом вас поставить не могу.
  Гертруда
   И как ребёнок, делишь этот мир на белое и чёрное.
  Гамлет
   Быть может... Я это слышал, кажется...
  Гертруда
   Так что дурного в том? Услышь ещё разок.
  Гамлет
   Да, я совсем забыл. Забыл, что ты теперь его супруга и из его ты сделана ребра..
  Гертруда
   Ты мне в упрёк? Да, я его супруга. Я с ним в одну телегу впряжена, одно ярмо нести нам, и слова я не умею говорить иные, чем он сказал.
  Пристрастен ты.
  Гамлет
   Чтоб беспристрастным стать, я воском залеплю глоза и уши.
  Гертруда
   Ты желчи полон! Как несправедливы твои слова. Ведь Клавдий о тебе печётся как отец.
  Гамлет
   Да мне его отцовство не по нраву.
   Отец и Клавдий. Клавдий и... с тобой! Едина плоть! Душа и мысль едины!
   Из всех достоинств моего отца одно мне ближе и дороже прочих – он человек был! Но отец забыт, едва в могилу брошен. Для кого так быстро Вы переменили платье? Недолгий траур Ваш – лишь жалкая подачка злословию чужому. Но не этим я попрекаю Вас, хоть сердце жжёт...
  Гертруда
   Ты жалости не знаешь! Пусти, мне больно!
  Гамлет
   Ну а мне глядеть на это всё, скажи, не больно было?
  Гертруда
   Довольно! Значит, ты, мой сын, решил, что век мой кончен, мой удел теперь – воспоминанья, тихие молитвы и рукоделие? Я роль свою сыграла, пора уйти со сцены?
  Гамлет
   Что ж, хоть горько, нам никогда друг друга не понять.
  Прощайте, матушка!
  Гертруда
   Давно уж мы простились – пять лет назад.
  Гамлет
   И больше ничего сказать Вы не хотите?
  Гертруда
   А зачем? - Ты всё сказал.
  (Гамлет идёт к двери, но внезапно, от порога уже, бросается к матери, целует ей руки.)
  
   Мой глупый сын! Мой мальчик неразумный, ревнивый мальчик мой!
  (Напевает колыбельную без слов)
   Ты помнишь, ты любил, когда тебе я эту песню пела? Огонь трещал в камине, за окном гудело море и скрипели сосны – точь-в-точь как нынче.
  
   * * *
  Колыбельная разрастается и словно приподнимает над опустевшим пространством.
  Появляются какие-то люди. Они бредут в никуда по замкнутому кругу. Они устали. Они замкнуты на своём и ничего вокруг не видят.
  
   * * *
  Кабинет Клавдия.
  Клавдий и Гамлет.
  На столе бумаги. Клавдий бегло их просматривает.
  Клавдий
   Однажды час приходит задуматься – кто продолжатель твой? Ведь всё случиться может. И однажды получишь ты наследство – Трон и Власть. А с ними всё, что создавал я по крупинке, по капельке, по крошке... Всё, что держит страну в её единстве... В час один ты всё разрушишь. Из благих стремлений, из чистых побуждений ты поставишь страну на край беды.
  Гамлет
   Ты в это веришь сам?
   Скажи, а эти милые посланья – поистине, эпистолярный жанр достиг здесь совершенства! – славные цедули, состряпанные из высоких слов и неприкрытой зависти – доносы, наветы, клевета, ведь ты отлично знал, что я скажу, едва увижу это, но пложил специально, мне под нос?
  Клавдий
   Ты оценил? Как выстроены фразы! - Как танец на паркете! - Проскакал вокруг партнёра, подскочил повыше, присел в поклоне, шляпой помахал... Ведь хороши бумажки?
  Гамлет
   О, вне всяких!..
  Клавдий
   Ты брезгуешь? - Конечно, это грязь. Чтоб рук не замарать, не лучше ли весь ворох и сразу в печку? Или просто взять и в пыль архивную отправить не читая? Ведь мы мудрей и чище. Нам не след, мы выше этого!..
   Всё это так, бесспорно. И всё не так.
   Представь себе – ты врач. Ты должен излечить больных. Спасти от хворей и от напастей. Жизнь и смерть людей в твоих руках. А что ты можешь сделать, не осмотрев их язвы, слизь и гной? Не изучив со всем благим стараньем мочу и кал? Приятного здесь мало. Но обойтись без этого нельзя!
   Ты думаешь, что Клавдию не мерзко копаться в этом? Вижу по глазам, что я тебя не убедил... Ну что же – дарю тебе ещё один пример – Представь себе высокий свод церковный, звучит орган, собою наполняя пространство, время, души и сердца... летит над миром музыка... но разве она сама возникла? И сама собой звучит? О нет, её за гриву рукою крепкой держит музыкант, соединяя множество регистров в мелодии единой. Низкий тёмный строй сплетая с недоступным, невесомым...
  И наконец пойми, что точно так же своей страною правит государь, соединяя тёмные регистры людских страстей с высоким, светлым, вечным, святым и неподкупным...
  Гамлет
   Хорошо, - в каком ряду среди твоих регистров обычная порядочность?
  Клавдий
   “Порядочность”, мой мальчик? Не понял – повтори. Хотел сказать ты “глупость”? Ну хорошо, “наивность” - так верней, так ближе к смыслу, если это слово не звук пустой и некий смысл имеет. Не увлекайся, мой племянник милый, игрою слов. Поверь тому, кто знает. - Любое слово в датском языке – ничтожная разменная монета, и это не дороже медяка.
  Вот в этой стопочке, вот в этой тонкой пачке, какие хочешь ты найдёшь слова – набором, россыпью: и пафос благородный, и преданность горячую, и святость негодования... Ведь что-то я забыл... И что-то важное... Ах да, ну как же, как же - “порядочность”!
  
   * * *
  Флейты перед зеркалами.
  
   * * *
  Гамлет один.
  Голоса
  Розенкранц
   Милейший принц!..
  Гильденстерн
   Добрейший принц!
  Гамлет
   О, вот и мой экскорт!
   Нет, пронесло, похоже. Как я устал от них. И просто – я устал... Здесь всё чужое. Как мне одиноко. и холодно. и пусто...
   Я устал... Я бьюсь о стены, замкнут круг порочный. Здесь не с кем слова молвить, здесь иначе глядят на мир, чем ты глядеть привык. Здесь чужды и смешны твои стремленья и непонятны мысли. Ты – чужак.
  Горацио! Горацио, откликнись!
  (Замечает лежащую у зеркала красную куртку)
   Знакомая вещица... - интересно, откуда здесь она? А ну-ка!...
  (Повинуясь внезапному порыву, натягивает куртку на себя.)
   В самый раз! Ну вот, теперь мы с зеркалом поспорим. Кто там глядит из глубины глубин? Кто смотрит мне в глаза и ждёт ответа? А если я спрошу, ты тоже промолчишь, как все вокруг?
   Да. как мне обращаться к тебе, приятель? В этой старой куртке ты так похож на Йорика.
   Мой шут, с чего ты так печален? Где твои проказы? Присказки? Ах, бедный, бедный Йорик, с тобою сталось то же, что со мной – ты стал чужим и странным в Эльсиноре. Сурово сжаты губы и в глазах застыла горечь... Вряд ли я дождусь ответа от тебя... А, помнится, когда-то, весь город словно эхо повторял твои остроты... Ты из ничего, из воздуха выхватывал такое нежданное горячее словцо, что стены чуть не рушились от смеха.
   А нынче ты молчишь... Так молча исповедник ждёт покаяния. Что ж, ладно, слушай, шут: С чего-то, а с чего – и сам не знаю, я потерял себя. Я заблудился в пустых пространствах, ничего вокруг меня не радует, ничто души не манит и не зовёт... ..
  Голос Йорика
   Похоже, ты, дружок, объелся сладкого!
  Гамлет
   Дружище! Старый плут! Бродяга! Йорик!
  (Йорик выходит из-за зеркала)
  Йорик
   Неужели тише нельзя орать?
  Гамлет
   Ты жив?
  Йорик
   Как видишь, жив.
  Гамлет
   Назло всем росказням, всем глупым причитаньям – ты жив! Ах, как тебя я рад!
  Йорик
   Эй-эй, угомонись! Он рад! - Да мне, похоже, вся радость выйдет боком! - Ты мне рёбра, поди, переломал!
  Ну вымахал, медведь!
  Гамлет
   Мой Йорик! Ты со мною снова рядом!
  Молчу. Молчу.
  Лишь на один вопрос ответь по-дружески – идёт мне эта куртка?
  Йорик
   Что скажу – неплохо. Вот, держи колпак впридачу – и будешь в нём совсем, совсем дурак.
  Послушай, а не кажется тебе, что я с самим собой веду беседу? Верни-ка мне меня. Ты поиграл, и хватит. (По-хозяйски снимает с Гамлета куртку)
  Чего ты, сын мой, ищешь в зеркалах?
  Гамлет
   Себя.
  Йорик
   В себя вглядеться хочешь? Что ж, похвально. И всё-таки, послушай мой совет - держись, дружище, от себя подальше, как от соблазна.
  Гамлет
   Вот совет дурацкий. Как от себя уйти?
  Йорик
   Как все, дружок, как все. Не слишком это сложно. Ты всерьёз на мой колпак дурацкий не заришься? Чего ты ждёшь от тёмного стекла? Заглядывать зачем в его глубины? А вдруг там – пустота?
  Гамлет
   А ты?
  Йорик
   Нашёл пример! - Я – шут. Я – плут. Не боле. - Трепло. Болтун. Пылинка на ветру. Наговорю-наговорю, а после и сам не знаю, для чего сказал. Ты всё о том, а я уж о десятом.
  Гамлет
   Ах, пересмешник, снова мелешь вздор.
  Йорик
   А ты мне в этом вторишь. Хватит пустозвонства. Пошли!
  Гамлет
   Куда?
  Йорик
   Пока не знаю сам. Куда-нибудь. Идём
  
  Уходят
  
   * * *
  
  Пространство словно сдвигается.На движущемся круге сцены флейтисты, рыбаки, Полоний, Офелия,женщина с ребёнком, Розенкранц, Гильденстерн...
  
   * * *
  Клавдий перед зеркалом
  Клавдий
   Я болен, исцели меня, Гертруда! Я сам не знаю, что во мне болит, и чей во мне проснулся странный голос. - Кто там из зеркала? - Куски зелёной мглы? Какое-то лицо тяжёлое, чужое... Бесстыжие холодные глаза... - не ты сейчас мне нужен!
  Кто же?.. Кто?..- Не знаю!
   В привычном жесте сомкнуты ладони и в напряженьи пальцы сведены... в душе подспудно зреет тёмный страх... Я слов ищу. Но не приходит слово...
   Молитва – это странный разговор: зачем мы докучаем высшей силе не значащими ничего словами и низкопробной лестью? Для чего?.. - неужто там не знают наших мыслей и дел? - Да полно, там раскрыты без утайки все наши помыслы и даже то, о чём самим себе признаться мы не смеем.
  Вот я стою пред Богом и собой, так что же – струшу? Жалкие слова между собой и зеркалом поставлю?
   Ну нет! Я не позволю слабости душевной собою овладеть.
  Я отвечать готов за всё, что совершил. Раскаянья не будет! И не в чем каяться – все знают, крови брата нет на моих руках!
   И если кто-то скажет,что я разбоем захватил престол, то он...
  Остановись! - Ты лжёшь, мой Клавдий! Да, разбоем грязным... Да, кровь родная на твоих руках. - Ведь ты всё знал – с тобой перемигнулись, сказали пару слов и ты на всё спокойно согласье дал,а дальше... - дальше оставалось молчать и ждать.
   Ждать и дождаться. Мир не содрогнулся, не полыхнуло серой, гром с небес не прогремел и даже не разверзлась земная твердь.
  При этом до сих пор я брата чту – он был весьма достойный, хотя не очень мудрый государь. Отчаянный рубака, победитель в каких-то войнах. Только эта блажь лишь ослабляла силы государства, опустошая земли и казну. Не зря же он для многих стал помехой...
   Ну ладно, хватит! - Что вдруг зеркала, бессонница, племянниковы бредни?.. Я сделал то, что сделал, и жалеть мне не о чем.
  Кто создал этот мир, тот дал двойной закон: один – для стада, да не возжелают осла чужого и жены чужой, другой – для тех, кто понял, что везде идёт игра краплёною колодой.
  
  Клавдий замирает, погружённый в своё, и тогда за его спиной возникает Йорик.
  Йорик
   Эй, дяденька! Эй, куманёк, очнись!..
  
  Клавдий сначала его не замечает. Потом,совно очнулся.
  
  Клавдий
   Послушай, шут!
  (Но шут уже исчез)
   Пригрезилось...
  Ну чтож, я зеркалам не верю.
  
   * * *
  Задворки Эльсинора. Придворные с флейтами.
  Гамлет и Йорик бредут.словно против сильного ветра.
  Появляется Полоний.
  
  Полоний
   Мой принц! Скажите, Вам не надоела бессмысленность блужданий? Для чего Вам это нужно? Многие косятся и шепчутся – мол не совсем в порядке у принца с головой. Вы странны и народ встревожен этим. Странного боятся, Поймите, очень многие из нас хотели бы связать свои надежды … - нет, я сейчас не буду говорить, для этих слов найдём другое время... И место... А пока скажу одно – не надо повода давать для разговоров и пересуд.
  (Кланяется и уходит)
  
  Гамлет
   Ты понял что-нибудь?
  Йорик
   Тебя предупредили. Довольно кратко, но при этом всё же достаточно понятно.
  Гамлет
   Ну так что?
  Йорик
   А то, дружок – ты мысли не оставил бродить по Эльсинору с фонарём и кликать человека?
  Гамлет
   Каюсь, падре! Вергилий мой, посмейся надо мной.Я был наивней верящего в чудо, нелепей вопиющего в пустыне.
  Йорик
   Поди ко мне, заблудшее дитя! Я пожалею. Нам с тобой обоим Господь не дал мозгов .
  Гамлет
   Ты прав.
  Йорик
   Увы!.. К тому же мы не умеем жить, как все живут, и не обучены ценить кормушку превыше прочих благ.
  Ну что, идём? Не скажешь: “Вергилий мой, куда меня ведёшь? - я дальше не пойду!”
  Гамлет
   Куда ни позовёшь!.. - Идём!
  
   * * *
  Темнота.
  Голос ребёнка
   Мамочка, ты слышишь?
  Голос матери
   Тебе показалось, сынок. Тише, спи.
  
   * * *
  Клавдий в своём кабинете
  Клавдий
   Вот две задачи – первая из них – бродяга Фортинбрас, ловец Фортуны, добытчик Славы, покоритель Мира – зуд в заднице его покоя мне не даст. Вторая – Гамлет. И не знаю я, какая из задач сегодня проще. Его отец был Вождь и Государь. Вот знамя, под которое собьётся весь сброд, что мною нынче недоволен, что шепчется о чём-то по углам.
   Ах, как я не хочу! Но у меня на слабость ни времени, ни права...
   Видит Бог, я слишком долго шёл ему навстречу. Я слишком долго ждал - терпенью есть предел. На корабле двух кормчих быть не может.
  Почти что против совести! Однако, так логика диктует, так рассудок велит, и не моя вина... - увы, на карте благо всей державы.
   Неотвратимо то, что происходит. Я пробовал орбиты расплести, но вновь сходились жёсткие кривые.
  (После паузы)
   Пощады, Гамлет! Я не зверь. Зачем же меня ты вынуждаешь сделать шаг?
   Я не хочу! Ты – сын моей Гертруды. Так отступись. Скажи, что рядом , что со мной, мой продолжатель и моя опора. Уйми мои тревоги.
  Как мне быть?
  
  Кавдий замолкает.
  Кабинет наполняется новыми персонажами – это Эдмунд с его сворой и Полоний.
  Йорик, словно выйдя из-за зеркала, встаёт за креслом Клавдия.
  На него не сразу реагируют, а когда замечают, к нему устремляются эдмундовы ребята. Клавдий мановением руки останавливает их.
  
  Клавдий
   Ба, ты ли это, Йорик!
  Освальд
   Глянь-ка, объявился!
  Эдмунд
  Вот верь теперь дворцовым болтунам. А как живиписали, ты бы слышал, твою кончину, брат! В ярчайших красках и с кучею подробностей таких, что стыла кровь! Я сам тогда, признаться, был умилён и уронил слезу.
  
  1
   На зависть всем живуч! А зря. Тебя давным-давно отпели.
  2
   Ну, что же ты молчишь? А может ты, того, уже потустороннее явленье?
  Эдмунд
   Молчит. Мы для него не существуем.
  I
   Ничего, сейчас он нас заметит. Так, дружок? И кувыркнётся пару-тройку раз, и петухом закукарекает. Не так ли?
  2
   Мы ждём.
  Эдмунд
   Он, видно, голос потерял и текст забыл. Ну что же вы стоите и не поможете?
  Клавдий
   Эй, мальчики! Потише! Оставь его, Эдмунд!
  Эдмунд
   О, государь! Я не держу, ей богу! Мы просто побеседовали малость по дружески.
  Йорик (Клавдию)
   Ты звал?
  Клавдий
   Тебя? Ну нет. С чего ты взял?
  Йорик
   Пригрезилось, должно быть, что кто-то долго в зеркало глядел и ждал ответа.
  Клавдий
   А причём здесь Йорик? И что тебе за дело до зеркал?
  Эдмунд
   Ты нас совсем забыл.
  I
   Да, что-то в Эльсиноре давно не пахло псиной.
  Йорик
   Это очень странно – здесь псарня славная и свора наподбор. Ты, дяденька, в компании весёлой, тебе, я вижу, не дают скучать? Все блещут остроумием и рвутся мою исполнить роль.
  Клавдий
   Так выбери другую, себе по вкусу.
  Йорик
   Выбор невелик, вот - псы твои, а вот – твои бараны. Что остаётся мне?
  Освальд
   Кто роется в помоях, тому как раз по рылу роль свиньи.
  Йорик
   У ближних я не отнимаю хлеба. Но как бы ты меня не называл, я всё же не заблудшая овечка и не баран из стада твоего, мой добрый пастырь!
   (Клавдию) Слушай, эти куклы тебе не надоели? Не устал на дудочке играть и потихоньку дёргать за верёвки?
  Клавдий (протягивая флейту)
   Держи, дружок, попробуй.
  Йорик (вертит флейту в руках и возвращает)
   Увы, я не умею. Видно, слухом Господь обидел.
  Полоний
   И разумом.
  Клавдий
   Ты слишком дерзок, шут. Что ж, ладно, раз на хочешь...
  Эдмунд
   Он захочет, он, государь, без флейты сейчас споёт!..
  Йорик
   Ошибся, куманёк, я не умею петь с чужого свиста – фальшивит голос мой.
  Освальд
   Дозвольте, государь, мы прыть его умерим?
  Клавдий
   Тише-тише, оставь его! Оставь – младенцам и шутам дозволено болтать любую глупость – ведь разум их ущербен, слов своих они порой не понимают сами.
   (Полонию) – Забавный плут?
  Полоний
   Забавный, государь.
  Розенкранц
   Забавный? Чем же? Тем лишь, что терпел его покойный Гамлет? Прежний государь солдатский шуток первый был ценитель. Дурак с тех пор совсем от рук отбился, и до того несносен - силы нет. Чуток окоротить не помешает, чтоб языку он воли не давал.
  Клавдий
   Все ополчились на тебя, мой Йорик. И есть за что. Нет, я тебя люблю, я знаю – ты простой и добрый малый. Но мне сейчас совсем не до тебя. Иди, дружок, иди.
  Йорик
   Ну что ж, как хочешь.
  (Уходит)
  Клавдий (себе)
   Всё пустое, и думать я об этом не хочу. Нет никаких зеркал. Я права не имею прислушиваться к странным голосам.
  
   * * *
  Темнота. Голос бури.
  
  Гамлет
   Как спорыньёй отравлен Эльсинор. Мои блужданья не дают ответа. Здесь прежде жили люди – где они? - там в темноте, где бьётся на ветру упрямый факел, где углы и щели дробят и повторяют голоса иного времени?
  
   Болит моя душа...Я чувствую – искажено Постранство и вывихнуто Время. Рвутся нити, соединявшие миры людей.
  
   * * *
  Буря Потерянные люди. Бредущие навствечу ветру.
  
   * * *
  Гертруда одна
  Сопровождаемый свитой, входит Клавдий. Отстёгивает мокрый плащ. Жестом отсылает всех.
  Пытается обнять Гертруду.
  Гертруда (отстраняясь)
   Ты вымок весь.
  Клавдий
   Пустое! Что за ночь! Ликует и ревёт безумный ветер. Буря взметнула волны в чёрный небосвод. С какою страстью эта страсть сравнится?
  Да ты меня не слышишь. Что с тобой?
  Гертруда
   Нет, ничего, мой Клавдий.
  Клавдий
   Руки словно лёд, в глазах тоска... Ты впрямь, мой друг, устала. К тому же, ты простынешь у окна. Из-за чего ты так себя изводишь? Опять вообразила невесть что, и места не находишь от тревоги.
   Ты слишком близко к сердцу приняла чужие судьбы. Так нельзя, Гертруда!
  (Заглядывает Освальд)
   А, Освальд, ты? Иду.
  (Целует Гертруду. Уходит.)
  Гертруда
   Как дико воет ветер, всё ломая и всё сметая на своём пути!.. Кому грозит бедой непоправимой?...
   Когда гудят колокола морей и в забытьи о камни бьётся море, не место человеку средь стихий.
   О Господи, спаси и защити! Как я устала! Мне не удержать твоих небес! О, если б я умела просить тебя!.. О, если бы!.. О, если б... Как мне нужна защита! Как мне горько, тревожно и темно!..
   Суров наш мир, неумолимы сроки и хрупко наше счастье... - Защити!.. Спаси и не разрушь!..
   Помилуй всех гонимых судьбой и непогодой! Защити усталых рыбаков в безумном море! Пошли приют бредущим по дорогам!
   О Матерь Божья, заступись за нас! Сдержи небес карающую руку.. Прости Гертруду грешную за то, что хочет жить она, что счастья хочет! Спаси и защити моё дитя и мужа моего! Кто есть ещё на свете?.. Кто есть ещё на свете у меня?.. Дай радости обычной человечьей!...
  
   * * *
  Пустое пространство. Буря.
  
  
  
   Второе действие
  
  Смятое бурей пространство. Два странника на обнажённой земле.
  Йорик
   Эгей! Э-ге-гей! Разверзлись хляби небесные!
  Гамлет
   Не слышу!..
  Йорик
   Надо бы найти какую щель и отсидеться.
  Гамлет
   Что?..
  Йорик
   Крышу, крышу, говорю, надо отыскать!
  Гамлет
   Не слышу!..
  Буря! - Вот она, неистовая, злобная, хмельная!.. Дуй, ветер, дуй!..
  Йорик
   Да, хороша ночка для разбойников.
  Послушай-ка. Дяденька, на мне сухой нитки нет. Не пора ли нам вернуться?
  Гамлет
   Ты ли это говоришь, мой Йорик?
  Йорик
   Нет, не я. Но разве добрые люди не предупреждали тебя — не слушай советов дурака и не бери слепого в поводыри?..
  Гамлет
   Вперёд!
  Йорик
   Одумайся, настырный! Где разум твой? Куда тебя несёт? Повсюду тьма и грязь.
  Гамлет
   Вперёд!
  Йорик
   Разумное решенье. Разумней некуда!
  Хочу тебе сказать, что ты меня ни капли не умнее.
  Гамлет
   Вперёд!
  Йорик
   Заладил! Хорошо, идём вперёд!.. Ты лишь скажи, где в этой круговерти перёд, где зад?
  Идём, идём, приятель! А знаешь, дяденька, как можно отличить таких ослов, как мы, от умников?
  Гамлет
   Коль скажешь, так буду знать.
  Йорик
   А разница проста — кто не дурак, кто умный человек, сидит сейчас у жаркого камина, спокойно грея свой покойный зад, и не свербит его бродяжья прихоть.
  Этот вихрь свёл на «нет» все труды Господни. Скажи, братец, стоило ли разделять воды и твердь и отделять свет от тьмы, чтобы сегодня, прихоти ради, всё смешать вновь?
  Гамлет
   Стоило. Только ради этого и стоило.
  Йорик
   О чём ты, Гамлет?
  Гамлет
   Так, ни о чём.
  
  В шуме бури зарождается светлая, наивная мелодия. И буря на время стихает. В зыбком луче света возникает Офелия. Совсем рядом. Она ли это, зыбкое ли её видение?
  
  Офелия
   Томит мелодия и словно нет обиды... Бредёт душа забытою тропой... Зачем я здесь? Я не хотела помнить... Я всё забыла... Для чего теперь ушедшее пытается пробиться из-под завалов памяти? (хочет уйти)
  Гамлет
   Постой!.. Офелия!..
  Офелия
   Ты помнишь это имя?
  Гамлет
   Офелия, родная, ты пришла!.. Я знал, что ты придёшь..
  Офелия
   Молчи!..
  Гамлет
   Офелия! Я верил... Любимая, прости меня, прости!..
  (Она закрывает ему рот ладонью. Он целует эту ладонь.)
  Я не забыл.. Поверь, все эти годы я помнил о тебе, но всё во мне кипело от боли и обиды, сердце жгло непонимание... Урок поспешной свадьбы мне стоил дорого. Разрушилась внутри основа всех основ... Я попросту бежал...
  Офелия
   И после мне не написал ни слова, как вычеркнул из памяти...
  Гамлет
   Прости... Как мог спросить я с девочки невинной вину чужую?..
  Нет, не уходи! Офелия!..
  (Офелия исчезает)
  Йорик
   Ты бредишь? С кем сейчас ты говорил?
  Гамлет
   Ты знаешь сам.
  Йорик
   Бессмысленны и странны твои слова.
  Гамлет
   Словам не нужен смысл.
  Йорик
   Ну да... - в такую бурю как иначе? - Премудрость не для бедного шута. Ответь же мне, мой искушённый спутник... Ведь ты недаром столько долгих дней истратил на ученье?.. Растолкуй мне — что мы средь этих хлябей? Среди тьмы и холода? Что, куманёк, не знаешь? Тогда скажи мне — на слепом ветру что мы такое? Хорошо, тогда последний и простейший из вопросов — Что нам до этого?
  Гамлет
   Поверь, мой шут, не мне сейчас мудрить, не мне играть словами — я сам заёмной мудрости ищу.
  Мой проводник. Куда с тобой идём мы? Ответь, Вергилий!
  Йорик
   Я лишь твой двойник. Я голоден, иззяб, промок насквозь до нитки, я с ног валюсь... Мне знанье не дано... Я сам бреду, за твой подол цепляясь.
  
  
   * * *
  Буря. Зеркала.
  
   * * *
  Кабинет Клавдия
  Клавдий, Эдмунд, Полоний.
  Клавдий (Полонию)
   И в сотый раз о Гамлете — боюсь, я что-то упустил... и то, что происходит меня тревожит. Это слишком странно и не ко времени...
   Я должен, должен знать, какое в этот мозг запало семя... Его стремленья, мысли, каждый вздох и каждый шаг... Я должен, чтобы после не пожалеть...
   Полоний, я скажу и это умереть должно меж нами — я затеваю некую игру и мне нужна Офелия. Клянусь, ни честь её ни в чем не пострадает, ни имя доброе...
  Полоний
   Офелия?
  Клавдий
   Ты слушай — лишь ей он доверяет, перед ней себя считает в чём-то виноватым... Так пусть она на время станет слепком его души, пусть он откроет ей всё то, чем дышит и живёт...
   Ах да, Эдмунд, ты здесь ещё? Ступай... Ты всё как надо понял?
  Эдмунд
   Да, мой государь, я понял.
  (Уходит)
  Полоний
   Но!..
  Клавдий
   Давай, мой друг без «но».
  Полоний
   Я понял, государь.
  Клавдий
   И славно. Мы с тобой друг-друга с полуслова понимаем? Не так ли?
  Да. ещё хочу сказать, чтоб не было ненужных недомолвок и лишней прыти ты не проявил — Офелия не будет королевой и ты не станешь тестем короля.
  Полоний
   Мой государь!
  Клавдий
   Не возмущайся, верю.
  Полоний
   Я и во сне не мог бы !.. Разве я способен на измену?.. Разве я не доказал?..
  Клавдий
   Ну-ну, не демонстрируй святого своего негодованья. Ты чист и свят — к чему ещё шуметь?
   Да, не забыть о любящем супруге — надеюсь до него должно дойти, что лучше не встревать? Дойти, что он в накладе при этом не останется?
   Вот, кажется и всё...
  Всё, мой Полоний, всё.
  Полоний
   Ваш преданный слуга
  (Уходит)
  Клавдий(в сторону)
   Слуга в любой момент предать готовый.
  Ты зря считаешь, будто я забыл, кому обязан троном и короной, кто тайным словом, подкупом и ложью расчистил путь к вершине... Я тебе тогда казался пешкой. Ведь вояка Гамлет тебе мешал, а Клавдий был никем. Им можно было управлять спокойно... Да вот не вышло.
  
   * * *
  Отголоски бури. Пустота.
  
   * * *
  Полоний наедине с собой
  Полоний
   Услужливый Полоний для тебя в любую щель пролезет!.. как иначе?..
  Ну что ж, благодарю, мой государь, что мне и дочери доверил роль болванов. Ты откровенно ловишь на «живца» и мне небрежно раскрываешь карты... Я должен верить слову твоему?.. Сейчас, поверю... Только для начала попробую хоть что-нибудь понять... Зачем тебе вязать в единый узел Офелию и Гамлета? Затем, чтобы Полоний наконец-то понял — он здесь пустое место? Слишком много хотелось бы забыть? Воспоминанья порой мешают чувствовать себя уверенно и просто... все долги давно оплачены — навряд ли кто посмеет о них напоминать... К тому ж, с тобою рядом теперь Эдмунд и Освальд — к этой славной паре Полония никак не пристягнуть...
   Понять, понять... - Полоний старый лис, с такими церемониться не надо — проглотит и утрётся... Боже мой, за что!.. За что!.. За то, что ты всё время меня боялся, а теперь решил, что я беспомощен? Ты за моей спиной с Эдмундом, веселясь, переглянулся?
  А, может, зря, мой Клавдий? Может быть, Полоний всё же не старик беззубый? Пять лет, конечно, очень долгий срок, но не настолько долгий, чтобы люди забыли всё!..
   Тогда тебе в рукав я подложил краплёный козырь — помнишь?
  Тебя на власть избрали? Кто избрал? - Полоний! Я отец твой посажёный! Я твой подсказчик — я учил кому и что сулить, учил, какой подачкой кого сманить на сторону свою, какие слухи распустить, чтоб были весомей прочих доводов... И вот!..
   Ах, если б Гамлет был иным, ах если б он не был странен так и отстранён... Не жаждет власти мальчик наш учёный?..
  Но есть одно словечко... - я шепну, ну и в довесок покажу бумажку — так, пару строчек, вроде ни о чём... Что, Клавдий, ты забыл, как брат твой умер? Ах, знаю-знаю, ты здесь не причём, да вот бумажка говорит иное.
  Но тихо, мой Полоний, не спеши — у стен прекрасный слух. Доверь себя молчанью и будешь мудрецом.
  (Уходит. И сразу — мелькнёт тень из-за портьеры.)
  
  
   * * *
  Буря. Сквозь вой ветра, сквозь шум ливня — слышится ли? кажется ли? - шарканье множества ног, скрип колёс.
  
  
  Йорик
   Ты слышишь?
  Гамлет
   Буря воет.
  Йорик
   Нет!.. Ты слышишь?.. Да вот они — смотри!..
  Гамлет
   Не вижу ничего! Куда смотреть? - Дай Бог с пути не сбиться!
  Йорик
   Они!. Гляди... Бредут за кругом круг... Им нет числа. Их гонит чёрный ветер...
  Гамлет
   О Боже!.. Люди!.. Йорик, кто они?
  Йорик
   Ошибся ты. Людей ты где увидел? Ах, это... Это, сын мой, только тени, всего лишь тени тех, кто был людьми.
  Гамлет
   Паломники? Цыгане? Погорельцы?.. Зачем они сквозь Данию мою бредут, как сквозь пустыню? Что им нужно? Какое жалкое на них тряпьё! Какие грязные вонючие обмотки им заменяют обувь! Для чего всё это нужно?
  
  В шуме бури явственно слышны звуки колыбельной. Совсем близко от наших странников, но совершенно их не замечая, проходит женщина с мальчиком лет пяти — семи.
  Усталый ребёнок опускается на землю. Женщина рядом с ним. Кого эта женщина так напоминает?..
  
  Гамлет
   Гертруда?.. Гертруда!..
  Женщина вскидывает на него непонимающие глаза.
  
  Женщина (ребёнку)
   Вставай, родной! Идём! Идём!..
  Душа окаменела, а всё ещё болит...
  Гамлет
   О Боже!.. Неужели?..
  Женщина
   Идём, сынок!
  (Уходят)
  Гамлет
   Миры чужие мимо нас бредут... Они, как будто, нас с тобой не видят...
  Йорик
   Что им до нас? И мы с тобой ничем не можем им помочь... Пусть оградит их Бог, но мы, увы, совсем в ином пространстве, во времени ином...
  Гамлет
   Спроси их хоть о чём-то... Зачем всё это? Кто, скажи, смешал людские судьбы с грязью безысходной?..
  Йорик
   Зачем их зря тревожить? Я и сам могу сказать. А разве ты не понял? - Тебе знакомо слово «Фортинбрас»?
   «Откуда эти люди»? - Все оттуда, куда возврата нет... Вовеки нет...— из Боли, из Прошлого, из Памяти... Там — их осталась жизнь.
  
  Один из беженцев, обессилев, буквально валится на землю рядом с ними, но едва Гамлет протягивает к нему руку, вскакивает.
  Беженец
   Чур меня! Чур! Оставьте бедного Тома! Тому холодно!..
  Гамлет
   Скажи мне, шут, вот это — человек?
  Йорик
   Опять вопросы?
  Гамлет
   Я ищу ответа!
  Беженец
   Храни Вас Бог! Как странно, что ещё не все погрязли в этой круговерти...
  А я когда-то был на вас похож... Был так же горд и так же беспощаден в суждениях, и встреться мне тогда такое существо ничтожное, я долго глядел бы вслед ему, не понимая, что он такое и живёт зачем?.. Смешно, не правда ли? Но ветер беспощаден - он как листву сухую ободрал с меня всё то, что прежде было мною... О да, я непонятно говорю, да вам и понимать меня не надо...
   Подайте, Бога ради, что-нибудь бедняге Тому! Голодно и стыло бездомному слоняться по земле...
  Гамлет
   И это — человек? Венец творенья?... - Он говорит, что прежде был ничем от нас неотличим... Ты в это веришь, Йорик?
  Йорик
   Как я могу не верить?И сейчас не столь уж много есть у нас различий.
  Гамлет
   Но разве это жалкое ничто, лишённое обличия людского и разума — не за предельной гранью — не за холодной жёсткою чертой, где человек уже никак не вправе считаться человеком?
  (показывая на других)
   А вот это? И это? - это тоже человек? - Желания его диктует боль измученного тела... И душе изломанной, опустошённой больше неведом дальний свет высоких сфер...
   Он — человек? В глазах его ни мысли, ни веры, ни надежды... - Пустота... и горькая слепая отчуждённость от всех и вся... Обветренные губы спеклись навек и даже для молитв навек окаменели... Неужели он тоже человек?
   Молчи, мой шут! Молчи! Мне душу опалила чужая боль! Как мне осмыслить всё? Изломан смысл вещей. Но я, я разве в силах хоть что-то изменить?..
  Йорик
   Всё это так, мой принц... Идём. Идём... - Так что тебе Гекуба?
  
   * * *
  Зеркала.
  
   * * *
  Дом Офелии.
  Полоний и Офелия.
  Полоний
   Ну, что такое, девочка моя? Наивное сердечко. Неужели ты всё ещё обиду бережёшь? Поверь, всё это слёз твои не стоит.
  Офелия
   Он передал записку.
  Полоний
  Он?
  Офелия
   Принц Гамлет
  Полоний
   Вот даже как! - Всего пять лет прошло, и мы внезапно вспомнили... Чего же он хочет от тебя?
  Офелия
   Короткой встречи.
  Полоний
   Как мило... Ты ответила ему?
  Офелия
   Я порвала записку.
  Полоний
   Вот и славно — ты замужем, а что-то выяснять и вспоминать... - последняя затея. Ты поступила так, как долг велел. Глупышка, значит ты об этом плачешь? Да полно, он твоих не стоит слёз.
   А впрочем... Впрочем... разговор короткий позволить мог бы кое-что понять...
   Скажи, Офелия... А если Гамлет снова попросит о свиданьи?..
  Офелия
   Я опять на стану слушать.
  Полоний
   И поступишь верно... Но всё-таки... скажи... ужели ты боишься этой встречи? Всё ведь было давным-давно, так отчего теперь не упрекнуть? Не высказать обиды?
  Офелия.
   Да я боюсь. Боюсь самой себя. Боюсь, что упрекать ни в чём не стану. Боюсь, что оправдание найду для всех его поступков. Где потом возьму я силы, чтобы отказаться от нового свиданья?
  И к тому ж, что люди скажут?
  Полоний
   Люди – это люди. Что нам до них за дело? Пусть болтают, коль чешется язык.
   Послушай, мой дружок. Я не прошу, чтоб ты на зов бежала... Но если вдруг случайно, невзначай, вы встретитесь? – ведь Эльсинор так тесен... - от разговора с ним не уходи. Поверь, я зла тебе не пожелаю... Ты можешь обещать мне?..
  Офелия
   Что, отец?
  Полоний
   Узнать, к чему стремится он. И что в нём сомненья вызывает, что гнетёт?.. Чем болен он?.. Готов ли он услышать... - нет, это после!...Это подождёт!
  (Бой часов)
   Ну, дочка, засиделся я у тебя – уж полночь наступила, а мы и не заметили.
  Пора, пора домой. Ты с мужем за меня сама простись.
  Гаси, родная, свечи, и не грусти. Всё будет хорошо.
  (Целует её и уходит)
  
   * * *
  
  Буря . Вой ветра. Шуршание множества ног, тяжёлый гул. Люди, похожие на тени Гамлет и Йорик пытаются в них вглядеться и что-нибудь понять.
  
  Гамлет
   Так что оно такое – человек? - Ком грязи? Прах ничтожный? Неужели Господь велел склониться перед ним, как перед лучшим их своих творений?
   Все книги ничего не стоят, Йорик – где там смогу прочесть я эту боль?
  Что изучал я в университете? Над чем корпел в раздумиях ночных? - Чего всё это знанье нынче стоит?..
  Йорик
   Ну что ж, мой принц, Вы видели довольно. Нам время возвращаться...
  Гамлет
   В Эльсинор?
  Издали голоса:
   -Милейший прнц!
   -Добрейший принц!
  Гамлет
   Я вижу, от них спасенья нет. Ну что ж, идём.
  
   * * *
  Пустые зеркала.
  Полоний и Офелия.
  Офелия
   Отец, я не хочу. Дозволь домой вернуться.
  Полоний
   Не бойся, дочка, ты ведь ничего не делаешь плохого. Я с тобою, я далеко не стану уходить. Ты справишься.
  Офелия
   Зачем мне эта встреча? Казалось, всё угасло, затянулось тяжёлой коркою и больше не болит...
  Полоний
   Всё хорошо. Ты только постарайся не быть холодной куклой. И ещё – не вспоминай заученные фразы – что скажешь, то и ладно, помолчишь – и тоже хорошо, пусть фальши, пусть игры он в голосе не слышит.
  Офелия
   Но зачем?... Я думала, что всё давно забыто, но нет, взметнулось, только поманил...
   Нет, так нельзя! Офелия, опомнись, и не лети, как бабочка, на свет – сгорит душа...
  Полоний
   Ну всё, дружок, он близко. Господь благослови! Не бойся, я с тобой
  (Уходит. Словно просачивается в щель)
  
  Входит Гамлет. Он удивлён и обрадован встречей с Офелией.
  
  Гамлет
   Офелия! Не уходи, не надо, я зря тебе не стану докучать. Ты сжалась вся. Но право, я случайно вошёл сюда, я сам не ожидал сегодня этой встречи.
   Подожди!. Не уходи!.. Я знаю, что я во всём виновен пред тобой...
  Офелия
   Виновны? В чём, мой принц? И что такого было меж нами, чтоб теперь вину искать? - Мечты... Слова... Прикосновенья... Взгляды... - Всё это детство, принц.
  Гамлет
   Ты мне не веришь?
  Офелия
   Нет. Невелика цена словам красивым. Ты эти годы помнил обо мне? Ни дня единого. Уехал не простившись, как будто так и надо. Ни письма, ни крохотной записки... Будто мне за что-то мстил... А здесь тоскливо стало, я на глаза попалась...
  Гамлет
   Но поверь...
  Офелия
   Я верить разучилась. Ты не думай, я не держу обиды – всё давно отплакано и в сердце отгорело. И нет во мне ни боли, ни любви... Ты видишь, я руки твоей касаюсь спокойно, как любой чужой руки.
  (Он берёт её ладони в свои)
   Пусти! Пусти!
  Гамлет
   Офелия!
  Офелия
   Ты помнишь, что так меня зовут?
  Гамлет
   Едва стерпела руки моей касанье пугливая холодная ладошка.
  Офелия
   Мой принц, я Вас прошу... Уйдите! Я прошу... Уйди!..За что... за что!.. За что меня ты мучишь?..
  Гамлет
   Ну что ж... Прощай!
  (Склоняется перед ней и уходит)
  Офелия
   Постой, не уходи!.. Не уходи!.. Не слышит!.. Он не слышит!..
  Отец! Отец!
  (Появляется Полоний)
  Полоний
   Ну полно, я с тобой. Мне ничего рассказывать не надо, мой дружок... Ты умницей держалась.
  Офелия
   Но за что?.. Отец, за что?..
  Полоний
   Всё позади, родная. Я вижу -ты устала. Ну не надо, не надо плакать - я горжусь тобой, Поверь, тебя никто не принуждает ни прятаться от Гамлета, ни слушать его признания – лишь так, как ты решишь, так всё и будет.
   Тише, тише, тише!.. Я верю, что бесхитростность твоя мудрее хитроумия.
  (Офелия уходит)
   Ну что же, приходит время начинать игру и выходить из тени. Ты хотел меня со счёту сбросить, милый Клавдий? Похоже, ты ошибся.
  (уходит вслед дочери)
  
   * * *
  Эльсинор. Зеркала. Словно скользящие тени – придворные, насельники этого мира. В их руках флейты.
  
   * * *
  Клавдий у зеркала. К нему молча, подходит один из придворных, склоняется к самому уху. Шепчет.
  Клавдий
   Однако, прыток старичок. Ну ладно, я ничего поделать не могу – да будет так.
  (Кивает головой,. Придворный, пятясь, удаляется.)
  
   * * *
  Полоний один в пустом коридоре Эльсинора.
  Мимо скользнула тень, заслонила его на миг
  Полоний (медленно оседая на пол)
   Помо... (и дальше уже хрип.)
  
   * * *
  
  Зеркала. Маленькая фигурка Полония перед ними.
  Появляются двое, отволакивают тело Полония за портьеры.
  
   * * *
  
  Ночь. Берег моря. Ночь.
  Гамлет
   Окончен шторм. Какая тишина! Как много звёзд не куполе небесном! Как ровно дышит море.
  Йорик
   Ты, похоже, не хочешь возвращаться в Эльсинор?
  Гамлет
   Мне душно там! Я там чужой и лишний.
  А здесь такая воля, так легко здесь дышится! Так просто затеряться средь этой неоглядной пустоты!.. Взгляни, как беспределен, как прекрасен и как он равнодушен, этот мир! - В нём всё подчинено законам вечным - от крохотной букашки, от травинки до синих звёзд, до бездны, где сияют далёкие нетленные миры... Что перед этим человек? - Соринка. Песчинка на ветру. Все наши судьбы с тоской и взлётами, желаньями и болью, стремленьями, надеждами, любовью и честолюбием … со всем, что наполняет нас от начала до скончанья дней – что мы для этой высоты бездонной? - Ничто.
   Когда для нас настанет срок, прийдёт Молчание, и сами мы сольёмся с бескрайней звёздной далью. И забудем всё то, что нами было на земле. И Гамлет где-то там во тьме холодной не вспомнит никогда, что Гамлет он.
  
   * * *
  Зеркала.
  Мимо, насвистывая нечто легкомысленное, проходит Розенкранц. Вдруг он что-то замечает и это его настораживает. Он подходит к портьере, слегка приподнимает её и быстро снова опускает.
  
  Розенкранц
   Ого! Это дурно пахнет!
  
   * * *
  
  Берег моря. Светает.
  Гамлет и Йорик.
  Гамлет
   Похоже, скоро утро. Вот и звёзды истаяли. От всех ночных щедрот – две бледных звёздочки, и те вот-вот погаснут...
  Йорик (вслушиваясь)
   Ты слышишь?..
  Гамлет
   Только моря ровный плеск.
  Йорик
   Меня зовут...
  Гамлет
   Наверно, показалось...
  Йорик
   Ты прав... Наверно...
  Ты прости, но я тебя оставить должен ненадолго.
  Гамлет
   Ты ничего не должен, и сейчас ты нужен мне.
  Йорик
   Я скоро.
   Помнишь, там за поворотом старая харчевня? Вот там и встретимся. И кто из нас шустрей окажется, пусть он закажет ужин и выпивку. Идёт?
  (Уходит)
  
   * * *
  Кабинет Клавдия.
  Клавдий за столом, к нему склонился Розенкранц.
  
  Розенкранц
   Не знаю, как начать, но это дело не терпит отлагательств.
  (остальное шепчет на ухо Клавдию)
  Клавдий
   Как!?.. - Полоний...
  Хорошие забавы... Вот так так...
  Ты видел сам?
  (Розенкранц снова шепчет)
  Да... мало нам забот, так не хватало ещё и этого...
  Успел сболтнуть кому про эту новость?
  Розенкранц
   Государь, я, право, не так уж глуп – что скажешь одному, мгновенно все узнают.
  Клавдий
   Даже Гильденстерну?
  Розенкранц
   Ни слова.
  Клавдий
   Правильно – попридержи язык. Не стоит разглашать находки нашей, пока ответа не с кого спросить.
   И вот что – мне немедленно найди Эдмунда. Хоть из-под земли. Ты слышишь?
  (Розенкранц низко склоняется и уходит)
   Да, заварил старик, а нам теперь всё это расхлёбывать...
  
   * * *
  Берег моря.
  Гул моря постепенно переходит в тему колыбельной.
  Появляется Йорик.
  Загораживая ему дорогу, из темноты выступает Эдмунд. И мгновенно за ним скользящей тенью ещё трое.
  Оборванный крик, заглушнный хрип.
  И вот уже трое растворились в темноте.
  Красным комочком в круге света тело Йорика. Над ним склоняется Эдмунд. Переворачивает тело ногой, сплёвывает и уходит.
  
  Тишина.
  
   * * *
  Эльсинор.
  Гертруда в кресле. Рядом с ней – Клавдий.
  Клавдий
   Ты вся дрожишь, и руки словно лёд. Дай я согрею. Что с тобой, Гертруда?
  Гертруда
   Болит душа, темны её глубины и света нет...
   Мне страшно, Клавдий! Страшно.
  Поверить не могу... Полоний... Неужели тот маленький, тот жалкий, весь в крови – Полоний?.. Для чего?..
  Клавдий
   Теперь уж не узнать. Но видно хорошо сумел прижать кого-то..Ах, Полоний, а я ведь говорил тебе, уймись, тебе не по годам дворцовые интриги. Довольно всюду длинный нос совать, плести узлы. - Куда там, не унялся, и вот дождался платы...
  Я бы всё отдал, чтоб не лежал он там тряпичной куклой! - Ужели трудно было умереть в своей постели чинно и спокойно, благословив рыдающих детей!..
  Гертруда
   Как можешь ты над смертью насмехаться? Грешно и неуместно.
  Клавдий
   В чём, родная, ты видишь неуместность? Что не лгу? Не говорю словес высокопарных? В том, что считаю, что Полоний сам в своей виновен смерти? В том, что на меня свалил он непомерную заботу, плетельщик чёртов!
   Где же там Эдмунд? Что он узнал?
   Что там за шум за дверью?
  
   * * *
  За дверью шум тяжёлых уверенных шагов, звон металла и неясные крики.
  
  Гертруда
   Что проиходит?..
  
  Врывается Лаэрт в сопровождении возбуждённой толпы.
  
  Лаэрт выходит вперёд и встаёт перед Клавдием
  
  Лаэрт
   Ну, Клавдий, отвечай - где мой отец? Не сторож ты ему?
  Клавдий
   Лаэрт? - Что это значит?
  Лаэрт (останавливая жестом рвущуюся вперёд толпу)
   Лишь одно – что я ответа жду.
  Гертруда (пытаясь заслонить Клавдия)
   Но Клавдий невиновен! Но виной не Клавдий!
  (на угрожающий шум толпы)
   Вы на кого повысили свой голос? Забылись, шкуры датские? К ноге!
  Клавдий (бережно отводя её назад)
   Уйди, Гертруда, за меня не бойся – порукой безопасности моей мой титул гордый. Ты иди, мой друг, не женский разговор меж нами будет. Иди!
  (Гертруда нехотя уходит)
   Так кто из вас, взбесившееся быдло, посмеет руку на меня поднять? Бродяги! Смерды! Мразь! Я должен испугаться толпы вооружённой? И корона моя в пыли валяется? И я ваш жалкий пленник? Я - король над вами!
  1 голос
   У нас другой найдётся!
  2 голос
   Не грех переиграть!
  3 голос
   Лаэрта на престол!
  Этот выкрик поддерживается всеми:
   Лаэрта на престол!
  Клавдий
   Красноречиво войско у тебя. А датская корона – приз мародёрам?
  Лаэрт
   Я ответа жду!
  Клавдий
   Ответа?
  (Жест руки и. Словно вырастая из стены, зал наполняют тёмные фигуры. Окружают и оттесняют несколько опешившую толпу.)
   Я – ваш король, и это – мой ответ.
  Лаэрт
   Ты – наш король? - Убийца стариков!
  Клавдий
   Как много шуму! - “Клавдия долой! - Он изверг, он убийца!” Как нелепо... и безрассудно. - Ты не ожидал, что я готов к подобному визиту?
  Забылся ты, Лаэрт. Хоть пеной изойди, ты яростью меня не напугаешь. Я – твой король. Владыка. Господин. А ты – хоть смерд последний, хоть вельможа – мой раб, и только.
   Значит, ты решил, что испугаюсь я твоей железки? Взгляни сюда. мой мальчик – если ты ещё не понял, объясню на пальцах .– Одно движенье лишнее твоё, и будешь ты распят, разодран в клочья и в грязь подножную кровавой слизью втёрт!
   Вот с этою обманутой толпой, с ревущей и глумящеюся чернью ты уничтожить Клавдия хотел? И я бессилен? Я в твоих руках? - А если я решусь принять твой вызов, и спесь с тебя собью?
   Но ты от горя слеп и сам себя не помнишь.
  (Жест руки, тени исчезают.)
   И я не стану мстить. Твой разум омрачён бедою страшной и непоправимой. Тебя прощаю я.
  Лаэрт
   О, ты меня прощаешь! И это – всё? И я за этим шёл? И слов иных найти ты не сумеешь?
  Клавдий
   Слов слишком много. Но навряд ли ты услышать их захочешь. Да и я навряд ли что скажу в ответ на эту злобу и ненависть.
  Вот если б ты пришёл спокойно в ожидании совета и помощи... Без шума, без бряцанья оружием, без нищих горлодёров, без лишней злобы и без лишних глаз... Я кое-что тебе сказать сумел бы.
  Лаэрт
   Оставьте нас! Ну! Я сказал – оставьте!
  (Толпа неохотно подчиняется.)
  
  Клавдий и Лаэрт одни.
  
  Клавдий (садится в кресло)
   Ты был бы мне смешон, когда б не боль утраты, не жалость острая...
  Ну чтож. Лаэрт, садись.
   “Ответа”?.. - Сядь!
  (Лаэтр садится на стул)
   Не должен государь держать ответ пред подданным своим. Но есть долги иные …О них, поверь, непросто говорить... да нет другого выхода...
  Но прежде давай-ка разберёмся – для чего мне смерть Полония? Он мог мне быть угрозой? Слуга старинный чем-то насолил, и я решил устроить в Эльсиноре кровавый фарс? - Когда бы в самом деле в Полонии угрозу видел я, нашёлся бы простой и тихий способ убрать его, чтоб ни одна душа не заподозрила...
   И чем же вдруг Полоний меня взбесил настолько, что тотчас я разум потерял и чувство меры? - С Офелией неумная игра?.. - Ну-ну, мы откровенно, без утайки - Ведь ты об этом знал? - иначе отчего весь этот шум?
   Полонию помстилась надежда выйти в тести короля? - Да полно – стариковская причуда, не более. Ведь он не мог всерьёз на Гамлета поставить, поступившись своим благополучием? Не мог. Поскольку он глупцом наивным не был.
   Осталось мне немногое сказать... Ты этого не ждёшь... И я не ждал такого... - Иди сюда, Лаэрт. Взгляни – вот тот кинжал, вот – кровь засохшая. Ты узнаёшь, не так-ли?
  Лаэрт
   О Боже!
  Клавдий
   Ты узнал. Конечно, ты узнал. Я не ошиблся – это твой подарок?
  Лаэрт
   Не может быть!
  Клавдий
   Не может. И скорей поверишь ты, что это злобный Клавдий во тьме кровавых подослал убийц.
  Лаэрт
   Нож выкрасть можно.
  Клавдий
   Да, такую мелочь несложно выкрасть или подменить... Но только... Очень долго мы с Гертрудой пытались скрыть безрадостную весть, да слухи просочились, вся страна об этом шепчется. И ты ведь сразу понял, на что я намекаю?.. -
  Как ни горко признаться в этом – Гамлет нездоров.
  Лаэрт
   Мне так не показалось.
  Клавдий
   О, не спорю – ведь он одежды на себе не рвёт, не бьётся лбом о стены и не воет на полную луну. И говорит умно, и действует не выходя за рамки, хотя бывает всяко, и порой он как дикарь готов забиться в угол, чтоб никого не видеть, а порой наговорит такого, что готов его башкой дурной о что-то треснуть. - Но это мелочи, об этом речи нет...
  Ну вот и подошёл я к самой сути – мы стали замечать, что будто вихрь какой на Гамлета всё чаще налетает. Вот только что, мгновение тому, он был спокоен, тонок, ироничен, и вдруг – горят глаза, сорвался и летит по тёмным закоулкам Эльсинора, и кружит там, на стены натыкаясь, и всюду видит крыс!..
   Вчера он был с утра немного диковат, но не настолько, чтоб мы встевожились.
   А позже Розенкранц ко мне ворвался весь дрожа от страха, и слов не может выдавить, лишь тычет куда-то пальцем - “Там!.. Принц Гамлет там!” -
   Гертруда ничего о том не знает, и лучше пусть не знает ничего! -
   “Принц Гамлет там! - он весь в крови! Он бредит – то шепчет, то кричит: “Здесь крысы! Крысы! Надо давить их!””
   Сразу бросились туда, но принц исчез. И где сейчас он бродит – неведомо.
   Вот так, Лаэрт, а после нашли Полония. Безумью твой отец был отдан на закланье.
  
   * * *
  Темнота. Звучит орган изломанно и тревожно. Пустые зеркала.
  Гертруда одна.
  Гертруда
   О, Господи, спаси дитя моё и мужа моего! - Твоей ищу защиты!
  Услышь меня и мир мой не разрушь!
  
   * * *
  Берег моря.
  Гамлет один.
  Гамлет
   Темно в душе моей и одиноко... Что дали мне скитания мои? - Лишь смуту и усталость. Замкнут круг, и нет ни в чём ни смысла, ни итога – лишь Боль и Пустота.
  Я одинок. Я одинок, Горацио, дружище! Горацио, мне трудно без тебя! Дай руку мне. Постой со мною рядом. Прислушайся к молчанью этих скал. Прислушайся, безмолвие какое царит над эти миром. Словно не вчера ревела буря яростно и скалы в песок дробила. Вот лежит простор свинцовых вод меж каменных ладоней. - И что ему до горестей твоих? И камню серому и шири беспредельной давно открыт итог. - Вот и тебе пора понять – в итоге всех твоих стремлений – Силентиум. Молчанье. Тишина.
   Кому ты нужен, беспокойный Гамлет? Кто вспомнит о тебе? Чьё любопытство спросит: “Зачем он жил и что понять хотел”?
  
   * * *
  Колыбельная.
  
   * * *
  Появляется Лаэрт, но Гамлет, погружённый в своё, его не замечает.
  Лаэрт
   Стоит спиной... Всего одно движенье, один бросок...
  Ни совесть, ни сомненье мне душу не гнетут... Выходит, это просто – убить того, кто прежде дорог был?..
   Безумен Гамлет... - А Лаэрт безумен?.. Он верит в то, что Клавдий нашептал? Так свято верит, что готов убийство взять на душу?
  Ах, Клавдий, ты премудр, и все мы – на твоей доске фигуры... Как ловко затуманил разум мой его размеренный, глухой и грустный голос... Спокойным мановением руки отмёл он обвинения, а с ними всю веру в правоту, и всю мою решимость... И я уже не в силах различить, что истино, что ложно...
   Лишь одно насторожило, перебив теченье потока слов – что как свидетель верный мне назван Розенкранц. Нет, всяко может быть, и Розенкранц способен быть правдивым, быть искренним и честным... Иногда... Как исключение...
   О, не спеши, Лаэрт, не соверши ошибки, о которой жалеть придётся, и не стань оружьем в чужой руке...
   Принц Гамлет, оглянись!
  Гамлет
   Лаэрт?
  Лаэрт
   Ты удивлён?
  Гамлет
   Пожалуй нет... Не слишком. -
  Мне только непонятен странный взгляд... насторожённый тон...
  Уж если ты пришёл, скажи пустое слово... и руку мне навстречу протяни...
   Ты медлишь?... Ты молчишь?.. Мне до сих пор казалось, что мы ещё друзья.
  Лаэрт
   Возможно... Принц , ответь, где твой кинжал?
  Гамлет
   При мне
  Лаэрт
   Дай мне его.
  Гамлет
   Не понял Это шутка?
  Лаэрт
   Дай мне его!
  Гамлет
   Весёлый разговор! Ну чтож, попробуй взять.
  Лаэрт
   Поверь, мне не до шуток .
  (Гамлет под упорным взглядом Лаэрта. Достаёт кинжал, но из рук не выпускает.)
   Ах, чёрт! Похоже, Клавдий мне не солгал...
  Мне помнится, что ты с другим не расставался?.. Это был...
  Гамлет
   Подарок?.. - Ну так что? - Он мне напоминал о том, что не сбылось – о дружбе, о надеждах, о близости душевной... Обо всём. что мнилось важным, только на поверку пустышкой обернулось.
   В общем, так случилось – мне было гнусно, тошно, под рукой вертелся Розенкранц, мы выпили...
  Короче – в знак вечной друбы, преданной любви и далее по тексту – обменялись оружием. Противно, я скажу, брататься с Розенкранцем! - Только спьяну такое можно сделать.
  Лаэрт
   Хоть один свидетель есть?
  Гамлет
   Ого – допрос по форме! - Я понял правильно? - А впрочем, наплевать - мне нечего таить... Кто был там с нами третьим? - Уж верно, Гильденстерн. Где нитка – там игла – куда же Розенкранц без Гильденстерна?..
  Лаэрт
   Милейший Розенкранц, он всюду поспевает!.. Тебя он видел... - Стой. Не торопи – ты был в крови и всё кричал о крысах...
  Гамлет
   Во сне иль наяву?
  Лаэрт
   Мне не до шуток, Гамлет. Где мой отец? Где мой отец, скажи?!
  (Пытается схватить Гамлета за горло.)
  Гамлет
   Пусти! Ты что, действительно рехнулся? Так вот оно... - Полоний... Он убит?..
  Поверить невозможно... Как же это?..
  Лаэрт
   Зарезали ножом из-за угла, во тьме по-воровски пырнули в спину...
  Ты понял. Гамлет, о каком ноже я говорю? Ты догадался?
  Гамлет
   Право, не сложно догадаться – значит, я – убил Полония? Из-за чего? Я словом не перемолвился за это время с ним. С поклоном встретились и разошлись с поклоном... - вот всё общенье наше.
  Лаэрт
   Всем вокруг давно внушает Клавдий, что безумен, что разумом нетвёрд его племянник – с чего все странности, которым счёта нет. Все поиски его, его метанья болезнью извиняются. - Увы, наследник это крест и скорбь державы...
  Гамлет
   Ну что ж... Пошито ловко! Ай да Клавдий! Всё сходится – принц Гамлет нездоров, он странен. Все давно об этом знают, хотя молчат... Рассудок помрачён, и что творит, он сам не понимает... Ведь сумасшедший – это тот же зверь, что логику искать в его поступках?
  Ведь так, мой друг Лаэрт?
  Лаэрт
   Выходит, так. И Цезарь наш опять вне подозрений...
  Гамлет
   “Опять”? Что кроется за этим?
  Лаэрт
   Ничего. Послушай, Гамлет, моего совета – беги отсюда! Слишком горячо становится.
  Гамлет
   Куда? Зачем?
  Лаэрт
   Не знаю – куда-нибудь, хоть к чёрту на рога, хоть в Виттенберг
  Гамлет
   Так я спасаюсь бегством? А ты, Лаэрт?
  Лаэрт
   А мне пока нельзя - мне надо долг спросить.
  Гамлет
   И мне, пожалуй, тоже.
   Я остаюсь, Лаэрт. Похоже, что и мне долги спросить придётся.
   Руку? (протягивает руку)
  Лаэрт(протягивает свою в ответ)
   Руку!
  
   * * *
  Голое пространство. Слепое кружение людей сквозь бурю. Гул органа.
  
   * * *
  Темнота. Гамлет один.
  
  Окрик из темноты:
   Эй, кто бродит здесь?
  Гамлет
   Человек!
  1
   Его голос!
  2
   Давай!
  3
   Человек – это здорово! Это даже замечательно, что человек!
  (Нападают втроём)
  Гамлет (доставая кинжал)
   Вот как! Весёлые у дядюшки мальчики! .Ну хоть одного, да достану!
  (ранит 3-го)
  1
   Догадливый сучонок!
  (бьёт Гамлета ножом под ребро, тот оседает., но и лежащему продолжают наносить удары.)
  1 .(отходя в сторону)
   Отпустите его, ребята! Отпустите! Теперь он будет паинькой.
  2
   Просим прощения у Вашего Высочества за эту маленькую невинную шутку!
  
  Уходят, растворяясь в темноте.
  
  Гамлет( с последним дыханием)
  Йорик!.. Горацио!.. Горацио!
  
   * * *
  Королевский Совет. Придворные, напоминающие восковых кукол. Один стул пустует.
  
  Клавдий
   ...И наконец, вопрос, который нас сегодня больше прочих беспокоит: Полония насильственная смерть тяжёлым бременем легла на наши плечи. По всей стране ползут глухие слухи. Толпа возбуждена - ей повод дан для озлобления и недовольства. Всё то, что тайно зрело по углам, ощерилось и ждёт. И оступиться не приведи Господь – тотчас начнётся смута!..
   Лаэрт высокородный, чью скорбь мы разделяем, справедливо ответа требует и поисков убийцы. Того же хотим и мы – Возмездия. Отмщенья.
   Время!.. - Уходит время! Мы же до сих пор в неведеньи.
   И лишь одно, пожалуй, порадовало нас – что снято подозренье с того, кто дорог нам – принц Гамлет ни при чём, и не безумье тем ножом играло.
  Всего скорей – убийца ставил целью не смерть Полония, а смуту и раздор в державе нашей. И наверняка, здесь Фортинбрас замешан.
   Я, боюсь, придётся зажать страну в железном кулаке перед угрозой новой. Верю, что датчане меня поймут.
   Эдмунд!
  Эдмунд
   Мой государь!
  Клавдий
   Ты в этом деле станешь мне опорой.
  Эдмунд
   Мой государь, располагайте мной.
  
   * * *
  Колыбельная. Шум моря.
  
   * * *
  
  Гертруда застыла у окна в глубоком раздумьи.
  Шумно, в окружении толпы придворных, входит Клавдий
  
  Клавдий делает свите отмашку рукой, и все, пятясь, выходят.
  
  Клавдий (обняв Гертруду)
   Уж скоро рассветёт – ты спать бы шла, Гертруда. Вчера был трудный день, но завтра, я боюсь, день тоже будет не из самых лёгких.
  Гертруда
   Я здесь ещё побуду у окна, а ты иди, мой Клавдий.
  Клавдий
   Поступай как знаешь.
   Велеть сюда огня?
  Гертруда.
   Не надо. До чего на сердце неспокойно! Я боюсь – с ним что-нибудь случилось. Слышишь, Клавдий! Я чувствую!..
  Клавдий
   Эх, задал бы ему за то, что он тебя совсем измучил!
  Да шляется твой сын по кабакам, накоротке сошёлся с разной швалью, ночует где попало... Рыбой весь пропах, как смерд безродный!..
  Гертруда
   Если б так всё было!..
  Клавдий
   Меня пугает в нём упорное сопротивленье приличиям и долгу. Он совсем от рук отбился.
  Гертруда
   Если б так!..
  Клавдий
   Вольно ему!.. И что ему за дело до всех твоих тревог!..
   Ну что ты! - Обожди. Куда он денется?- Вернётся.
  Я бы в розыск хоть нынче отрядил кого-нибудь, увы, нельзя – при мнительности крайней, решит, что я следить за ним велел.
  Перетерпи, Гертруда, не тревожься – в нём молодость бурлит, он слишком долго жил средь книжной пыли, а сейчас сорвался – пусть перебесится, и всё с него слетит, как не было.
   Но знай – едва порог он переступит, моих поблажек кончится пора. Тогда, прошу, мой друг – не заступайся. А я ему напомню наконец, что у него есть имя – он не Йохан, не Асмунд и не Свен. Он – Гамлет!
   Что случилось? Что там за дверью?
  
   * * *
  За сценой, топот ног, вскрики, приглушённый шёпот. Резко распахивается дверь, вбегает Озрик.
  
  Озрик
   Мой государь!..
  
  Запинается и судорожно оборачивается в проём двери. Толпа придворных входит молчаливым испуганным роем.
  Расступаются. Вперёд грузной походкой выходят три рыбака, согнувшиеся под недоброй ношей. Кладут на пол.
  
  Гертруда всё поняла мгновенно.
  
  Гертруда
   Нет! Нет! Зачем здесь эти люди? Нет! Я не хочу! Неправда! Гамлет, мальчик мой! Неправда!
  
  Вперёд выходит Эдмунд.
  Под его взглядом рыбаки разворачивают парусину. На Гамлете почти не осталось одежды.
  Гертруда бросилась к нему, встала на колени. Клавдий подошёл и обхватил её за плечи.
  
  1 рыбак
   Его нашли под утро после шторма у самых свай. Волною содрало с него одежду...
  2 рабак
   Парень-то не наш, не здешний. Ни одной приметы, чтобы понять откуда он. Но рядом с ним в песке лежало это. (он протягивает Эдмунду медальон, тот осторожно берёт.)
   Старый Свен смекнул, чей там портрет, и вот мы здесь.
  Чей-то голос
   О Боже!
  Эдмунд (склонившись над Гамлетом)
   Да, это он.
  Освальд
   Сомнений быть не может.
  Клавдий
   Страшна находка ваша!
  Гертруда
   Что же вы стоите! Мой мальчик! Как же холодно ему! Вы что, не видите? Скорее принесите какой-нибудь одежды! Что-нибудь, иначе он замёрзнет! Боже правый!..
  Клавдий (пытается её поднять)
   Гертруда!
  Гертруда
   Гамлет! Гамлет! Мальчик мой! Что ж не несут одежды?
  Я не знаю,зачем! Я не хочу! Я не хочу!
  Эдмунд
   Дозвольте, государыня...Но принцу негоже так лежать.
  Гертруда
   Уйдите!..
  Розенкранц
   Государь, здесь много глаз чужих!..
  Клавдий
   Гертруда!
  Гертруда
   Что “Гертруда”? Зачем теперь Гертруда? Для чего?
  Оставьте нас одних! Уйдите! Для чего вы столпились здесь?
  Мой мальчик, я с тобой! Я не отдам тебя! Ты слышишь?
  Клавдий
   Боже, Боже, за что нам это горе?Мальчик мой, что сделали с тобой!
   Эдмунд!
  Эдмунд
   Мой государь!
  Клавдий
   Пусть Гамлета в последний путь проводят как воина, что б почести ему отдали все, что подобают принцу наследному. Ты проследи, Эдмунд, распорядись – я сам не в силах!.. Боже, за что? За что?..
   Как я себя виню, что уберечь не смог тебя, мой мальчик! Как я корю себя, что силой не заставил разборчивее быть тебе в друзьях и не якшаться с непотребным сбродом!..
  Ох горе, горе!..
   Что же делать нам? Гертруда, мы с тобой осиротели – хоть сердце отвергает эту весть, но Гамлет мёртв!.. Мёртв милый сын наш Гамлет! Нет сил, что б оживить его могли!
  
  Гертруда ничего не слышит.
  Звучит колыбельная.
  
  Клавдий
   Дальнейшее – Молчанье!..
  
  И Эльсинор накрывает тишина. Тяжёлая, холодная, осязаемая.
  
  И лишь на миг чей-то голос прорвётся
  Голос
   Горацио!.. Горацио!
  
  
  
  
   Конец.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"