Кузьминых Юлия: другие произведения.

Разбитые мечты (Современная серия 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.91*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация:
    Виктория Блэк всегда была консервативной, доброй и отзывчивой дочерью католического священника, мечтающей лишь о трех вещах: о любимом и верном супруге, небольшом, уютном доме и о куче маленьких, собственных детей. Ей претили такие чувства, как ложь и измена. Всю свою жизнь она старалась быть правильной и религиозной. Но однажды в ее жизни наступил самый настоящий крах. Известие о том, что она не сможет иметь детей повергло ее в шок, оправиться от которого, казалось, она не сможет никогда. Истерзанная душевными муками, девушка решает покинуть родной город, чтобы развеяться недельным отпуском в Греции. Однако, случайно встретившийся на её пути самый завидный жених Америки внезапно переворачивает всю ее жизнь. Он не из тех, кто привык хранить верность. Он не подходил ни к одному из ее моральных требований. Но все же разочарованная в собственной вере, Виктория решает покончить с прежними привычками и добровольно соглашается на короткий курортный роман с самым отъявленным ловеласом в штатах. Откуда же ей было знать, что то, что началось с обычной шутки всего лишь за несколько дней сможет переродиться с самую пылкую любовь ее жизни? Сможет ли она отпустить от себя того единственного, с кем была по-настоящему счастлива, если между ними стоит ее маленькая, но такая глубокая тайна?

  
РАЗБИТЫЕ МЕЧТЫ.
 []

Автор: Юлия Кузьминых

(30/09/2008 - 14/07/2009)

  
  
  
  
   Сан-Франциско, 2007 год.
  
   - Мне очень жаль, мисс Блэк, но показания Ваших анализов неутешительны. К сожалению, шанс на то, чтобы Вы зачали ребенка - слишком маловероятен.
   Побледневшее лицо молодой женщины, сидящей в центре просторного кабинета, резко осунулось. Ее выразительные аквамариновые глаза постепенно начали заполняться слезами безутешного горя и недоверия. Пытаясь овладеть с одолевшим ее душу чувством, она опустила голову, обреченно стараясь взять под контроль нахлынувшие эмоции. Быстро заморгав, чтобы хоть немного осушить возникшие слезы, девушка пару раз глубоко вздохнула, затем вновь подняла взгляд на сочувствующее лицо своего гинеколога.
   - Но... но как же так? - Недоверчивым голосом хрипло выдавила она из себя. - На дворе две тысячи седьмой год, неужели современная медицина не в состоянии хоть что-нибудь сделать?! Я... я просто не могу поверить, что я бесплодна.
   Доктор Лилиан Дуглас - самый известный специалист во всем Сан-Франциско, с сожалением посмотрела на свою пациентку.
   За многие годы ее практики ей не в первый раз приходилось объявлять молодым девушкам столь печальные вести, однако вид этой энергичной, всегда веселой и жизнерадостной женщины слегка выбил ее из своей профессиональной колеи. Виктория Блэк уже не первый год наблюдалась у нее и никогда прежде она даже не задумывалась о такой возможной проблеме. Так было, пока мисс Блэк не пришла в ее частную клинику на прошлой неделе с целью обычного ежегодного обследования. И вот, кто бы подумал, что ее анализы в этот раз будут столь неутешительны.
   Видя непрекращающуюся борьбу эмоций на бледном лице своей пациентки, Лилиан Дуглас печально улыбнулась.
   - Я не говорю, что Вы бесплодны. - Пытаясь хоть как-то утешить бедняжку, мягко начала она. - Некий шанс зачать у Вас все же есть.
   Плечи молодой женщины вдруг перестали предательски подрагивать и сквозь толстую пелену едва сдерживаемых слез, она резко вскинула голову и в упор посмотрела на своего врача.
   - Какой шанс?
   При виде затаившееся надежды в ее глазах сердце Лилиан дрогнуло. Коря себя за то, что дала этой девушке уповать на почти несбыточную надежду, она сокрушенно проговорила:
   - Один из ста... Поймите, мисс Блэк, Ваши яйцеклетки не способны...
   Но Виктория уже не слушала.
   Небольшой огонек надежды в лазурно-голубых глазах резко погас.
   - И это Вы называете шансом? - Хрипло спросила она.
   Перед ее глазами вдруг предстал Себастьян в строгом рабочем костюме. Он был, как и всегда, сдержан и невозмутим. Себастьян, для которого каждая потраченная минута была на вес золота. Себастьян, любое действие которого просто кричало о своей безупречности и неоспоримой точности. Себастьян, который помимо своей успешной карьеры, так же не забывал о планах своей будущей семьи. Семьи, которую должна дать ему она! Она, чей шанс зачать ребёнка равнялся одному из ста!
   "О, Боже, - сокрушенно вздохнула девушка, пряча лицо в своих холодных ладонях, - почему я? Боже, почему именно я?"
   Даже если она и сумеет объяснить Себастьяну о своём... несовершенстве, даже если он примет ее нестандартность и они будут заниматься этим, как кролики, все двадцать четыре часа в сутки, то это всё равно может не дать никакого результата.
   При мысли о том, что Себастьян может бросить хотя бы на несколько недель свою адвокатскую контору ради занятий с ней выматывающим сексом, она нервно усмехнулась, гоня прочь столь нелепую мысль.
   Себастьян считал себя неким эталоном совершенства с совершенной работой, с совершенной машиной, с совершенной жизнью. У него даже собака была совершенной! Привезенный с одной из лондонских выставок чистокровный английский спаниель с безусловно безупречной родословной, казалось, всем своим видом вписывался в его совершенную квартиру. И, конечно же, ему была нужна самая лучшая, просто идеальная жена, которой можно было бы смело гордиться перед своими друзьями, и которая, соответственно, должна была наградить его парочкой совершенных детишек. Которых у неё, по всей видимости, никогда уже и не будет.
   - Но почему сейчас? - Опустошенным голосом вдруг спросила она. - Я каждый год сдаю эти же анализы, так почему Вы говорите мне это только сейчас?
   - Обычно анализы на бесплодие делаются специально на заказ и в стандартную процедуру обследования не входят. Но так как Вы захотели абсолютно полный осмотр, то пришлось сделать и их.
   - Понятно. - Едва слышно отозвалась пациентка.
   - Мисс Блек, - быстро заговорила Лилиан, - при всей моей симпатии к Вам, я прошу Вас - не нужно так убиваться. В конце концов, на всё воля Божья. Если Вам не предначертано родить ребенка - это ещё не значит, что Вы не сможете стать матерью. Вы такая милая, умная женщина всегда можете усыновить ребенка. Сейчас это даже модно.
   "Но я не хочу как модно! Я хочу своего. Своего ребенка, понимаете?" - Дикий крик чуть не вырвался из скованного спазмами горла, но в последний момент Виктория все же смогла взять себя в руки. Налепив на лицо свою коронную фальшивую улыбку, она попрощалась с врачом, после чего поспешила выбраться из, как ей вдруг показалось, слишком тесного кабинета, стены которого беспощадно давили на и так расшатанные нервы.
   В спешке добежав до парковки и сев в свою машину, она ещё множество раз спрашивала у Господа Бога всего один лишь вопрос: "Почему я?". Но, как видимо, Бог не посчитал нужным оправдать перед ней свои решения.
   Вот и сейчас, не спеша одеваясь к ужину в своей прострной комнате, Виктория всё ещё задавала себе прежний вопрос.
   Новость о том, что она бесплодна, стала для нее таким известием, как если бы ей сказали, что она прокаженная.
   Она встречалась с Себастьяном вот уже два года и никогда прежде даже не задумывалась о такой ужасной проблеме своего организма. Забавно, но из них двоих ребенка хотела именно она. Себастьян был не против, хотя и не отвергал, что ребенок ему нужен только для поднятия собственного статуса в глазах его давно обзаведенных детьми коллег и, конечно же, в безумном мире бизнеса и денег, куда он так неодолимо пытался влиться последние несколько лет.
   Поначалу его нелегкой борьбы за теплое место под солнцем помогло именно знакомство с Викторией. Весть о том, что скромная молодая девушка является родной сестрой известного на всю территорию Соединенных Штатов мультимиллионера Стивена Блэка не могла остаться незамеченной. Возможно, именно поэтому в спутнике на каждый званый вечер у нее никогда не возникало проблем. С кем она только не встречалась в момент своей бурной молодости. Ее приглашали и влиятельные бизнесмены, до смерти плененные ее изысканной красотой, и обворожительные плейбои из мира звезд кино, и бесчисленные знаменитости популярных телепередач. Но будучи дочкой обычного приходского священника Виктория подозревала, что интерес к ее персоне вызвало отнюдь не ее женское обаяние и красота. Все дело было в ее брате. Каждый уважаемый себя бизнесмен мечтал породниться с самим Стивеном Блэком и, конечно же, с его деньгами.
   Посмотрев в небольшое прямоугольное зеркало, Виктория грустно усмехнулась, надев на уши жемчужные серьги, подаренные Себастьяном на прошлое рождество.
   Хотя так было не всегда. Когда-то, когда семья Блэк была еще совсем неизвестна в светском кругу, все было по-другому... по более простому и честному.
   Стивен был самым обычным парнем, который изо дня в день работал как проклятый, чтобы получить лишний цент. Виктория была ещё слишком мала, когда однажды вечером в их небольшой домик пришел уставший старший брат и заявил отцу, что уходит из дома, в целях найти именно ту работу, которая поможет им выпутаться из вечного безденежья и скудного существования. С детских лет его основная мечта состояла лишь в том, чтобы разбогатеть и прославить фамилию Блэк на всю северную Америку, а может даже и на весь мир. Мало кто верил в это, но Виктория верила и до последнего не сомневалась в своем брате. Шли годы, она с мужеством переносила любые невзгоды, что так часто предрекала им судьба и каждый вечер, стоя на коленях перед окном, она молилась за Стивена, за его мечту и за то, чтобы он поскорее вернулся домой. Кто бы подумал, что через несколько лет ее молитвам суждено будет сбыться. Через пять лет Стивен, наконец, вернулся, принесся с собой невиданные деньги и безграничную славу. В этот момент жизнь всей семьи резко переменилась. Из маленького ветхого домика, стоящего в маленьком городке, они переехали в роскошный особняк одного из самых престижных районов Сан-Франциско. Из-за больного сердца, отец, хоть и не с радостью, но все же согласился и с огромным трудом оставил службу в церкви, переехав вместе с детьми в новый дом. Теперь главной отрадой доброго старика являлся сад на их заднем участке. Хотя церковь он тоже не забыл и каждое воскресенье, собирая всю семью вместе, вел их на утреннюю службу. Оспорить столь важное решение, бывшее священной традицией в их семье, не мог никто. Поэтому, покорно опустив головы, Виктория, ее брат Николас и пожилая тетушка Аманда смиренно следовали за отцом в ближайший храм Господень. Стивен к ним присоединялся крайне редко из-за многочисленной работы. А вскоре и вовсе перестал, переехав через всю страну в шумный Нью-Йорк. Однако со всей ответственностью и красноречием заверял отца, что будет регулярно появляться в нью-йоркской церкви по воскресеньям, на что Виктория скептически качала головой, пытаясь спрятать веселую улыбку от строгого взгляда отца.
   Являясь дочерью священнослужителя, она придерживалась отведенных церковью норм. Именно поэтому некоторые претенденты на ее руку вызывали в ней, мягко говоря, нервный шок своими действиями. И пускай отец у нее был всю свою большую жизнь католическим священником, но все-таки в нем присутствовала небольшая доля либерализма по отношению к сегодняшнему миру, поэтому своих детей он растил хоть и в строгих рамках, но все же в ногу со временем. Это заметно облегчило ее жизнь, не делая из нее белую ворону в черной стае. Но, как оказалось, даже все ее узнанные познания, не могли скрыть дискомфорта с некоторыми молодыми людьми. В них просто все говорило о плохоскрываемой фальшивости. В конце концов, устав от постоянных претендентов на ее руку и сердце, она уже было хотела захлопнуть дверь для них навсегда, как вдруг на ее пути повстречался Себастьян. Ещё два года назад он был невзрачным молодым адвокатом, со дня до вечера работающим в одной из многочисленных адвокатских фирм Сан-Франциско. Он так отличался от всех остальных, что Виктория увидела в нем некий спасательный жилет. Нет, конечно же, ее сердце тут же не вспыхнуло в груди при одном только взгляде на него, но зато на душе стало как-то спокойно и легко. Решив попробовать завязать с ним отношения, она согласилась на свидание с этим милым, немного застенчивым начинающим адвокатом.
   Прошло два года. Себастьян стремительно поднялся по карьерной лестнице. Теперь он уже сам имел свою небольшую адвокатскую контору на окраине Сан-Франциско и сам нанимал на работу других менее везучих адвокатов. За эти два года их отношения не стали ярче, они по-прежнему шагали своими ровными, спокойными темпами. Викторию это, казалось, не особо задевало. Она больше приучила себя к мысли, что именно Себастьян будет ее мужем. И пускай между ними нет такой огненно-страстной любви, о которой она так часто читала в книжных романах, но зато с ним ей было спокойно. А любовь... Всю свою любовь она с радостью подарит их будущим детям. Казалось, никто не знал, что же на самом деле твориться в ее душе, все только и ждали, когда же они с Себастьяном объявят о своей помолвке.
   А что теперь?... Теперь все ее планы и мечты разбились в один момент и надежды на собственную многочисленную семью у нее не осталось.
   Шумно вздохнув, она в сотый раз за этот день попыталась скрыть обуревавшие ее эмоции, и, вновь посмотрев на свое отражение, натянула на лицо широкую улыбку, после чего поспешила спуститься вниз к остальным членам семьи.
   - Толи! Толи! Толи! - Радостно провозгласил племянник, завидев спускающуюся по лестнице обожаемую тетушку.
   Детский джинсовый комбинезончик идеально подходил столь очаровательному плуту. В свои два с небольшим малыш выглядел точно с обложки "Ребенок года". С темными волосами и самыми, что ни на есть, ослепительно зелеными глазами он был просто неотразим.
   - Привет, Джуниор. - Так же радостно обратилась к нему Виктория, раскинув объятия и тут же подхватив племянника на руки. - Ну, как дела?
   Крепко обхватив тетю за шею, мальчик со всей силы прижался щекой к ее плечу.
   - Я соскучился. - Словно обвиняя в этом ее, жалобно сказал он.
   - Я тоже. - Ласково прошептала девушка, целуя его в макушку. - И очень-очень.
   Закрыв глаза, она на секунду представила, что прижимает к себе своего собственного сына и сердце ее, не выдержав, начало обливаться горячими слезами.
   Быстро взяв себя в руки, девушка опустила племянника на пол и притворно беззаботным голосом спросила:
   - Ну-ка, признавайся, где твои родители? Ты меня к ним не проводишь?
   Широко улыбнувшись, малыш протянул ей свою маленькую ручку и важно зашагал впереди.
   Подойдя к уже накрытому столу, Виктория мягко улыбнулась Джейн, и, не сдержавшись, обе девушки крепко обнялись прямо посреди столовой. Такое проявление чувств не было чем-то диковинным в семействе Блэк, поэтому даже из присутствующих в комнате слуг не было кого-то удивленного. Три года назад, когда Джейн ещё даже не была супругой ее брата, она сразу же понравилась Виктории и без труда заняла свой уголок в ее сердце. Постепенно девушки настолько сдружились, что связь между ними стала чуть ли не сестринской.
   - Я так рада тебя видеть. - Шепнула ей на ухо Джейн.
   - Я тоже.
   Разомкнув объятия, Виктория посмотрела на стоящего поблизости брата.
   - Ну, привет, здоровяк! - Любяще улыбаясь, обратилась к нему сестра. - Вижу с момента нашей последней встречи, ты ещё больше расширился в плечах. Боже, Джейн, и чем ты только его кормишь?
   - Не преувеличивай. - Шутливо отозвался Стивен, сжимая сестру в объятиях.
   Когда же с радостными приветствиями было покончено, веселая компания последовала к столу.
   Ричард Блэк, как и всегда, восседал во главе стола. По правую руку от него сел Стивен, затем его сын Стивен-младший и Джейн. По левую - Николас, Виктория и жившая с племянниками Аманда Уокер - недавно овдовевшая сестра отца.
   Как нестранно, но удивительнее всего было то, что после ухода со службы Ричард Блэк до сих пор не примирился с новой ролью богатого пенсионера. Поэтому с наймом прислуги поднялся целый дебош. По его мнению, если у человека есть руки и ноги, то он должен делать все сам. Казалось, заставить его уйти на покой было намного легче, чем заставить его смириться с многочисленной прислугой в их огромном доме. Вот и сейчас, после более десяти лет в шкуре миллионера Ричард Блэк все так же ужасно смущался подошедшему к нему слуге и постоянно благодарил его за подданный суп.
   Тихо произнеся молитву перед трапезой, все, наконец-то, принялись за долгожданный ужин.
   Немного пообщавшись на общие темы с отцом и Ником, ведущим его дела в Сан-Франциско, Стивен обратился к сестре:
   - Тори, а как продвигаются твои успехи? Мы тут краем уха слышали, что ты собираешься открыть ещё один филиал?
   В том, что старший брат неизменно интересуется успехами сестры и знает наперед все ее действия, Викторию ничуть не смущало. Да и как такое могло произойти, если она стольким ему обязана. Пять лет назад Стивен, зная ее любовь к изучению географии и туризму в целом, подарил ей небольшую туристическую фирму, при этом постоянно поддерживал ее маленькое дело, то и дело давая дельные советы. Неудивительно, что через пять лет из маленькой турфирмы разрослась целая сеть туристических агентств. И хотя во главе этой небольшой компании стояла сама Виктория, она и по сей день прекрасно помнила, что сделал для нее брат.
   - Да, собираюсь. Только вот, не один филиал, а сразу два! - Сияя улыбкой, гордо оповестила она присутствующих.
   - Молодец, Тори! Это следует отметить. - Торжественно произнес Ник, поднимая свой бокал вина.
   Все дружно последовали его примеру.
   Немного смутившись от комплиментов, Виктория поймала на себе взгляд племянника и весело рассмеялась.
   - Эй, Джуниор, - обратилась она к нему, видя, как мальчуган наравне со всеми поднял и свой стаканчик с соком. - Смотри, чтобы этот жест не вошел у тебя в привычку!
   Широко улыбаясь, Стивен-младший громко крикнул: "За Толи", затем стал старательно опустошать свой стаканчик.
   При виде этого милого детского личика, ее сердце сжалось, а глаза на мгновение окутались неодолимой печалью. Поздно поняв, что все ее эмоции написаны у нее же на лице, девушка вновь как можно беспечнее улыбнулась, подняла голову... и встретилась с озадаченным взглядом Джейн. Быстро посмотрев на свою тарелку, Виктория с небывалым старанием начала потреблять ее содержимое.
   - Кстати, милая, а почему сегодня к нам не приехал Себастьян? - Послышался тихий вопрос Аманды.
   - У него сегодня важный ужин с клиентом. - С едва заметным облегчением в голосе сообщила девушка, радуясь в душе кратковременной отсрочке неприятного разговора.
   - Слышал, его дела стремительно идут в гору! - Вновь наливая сыну в опустошенный стакан яблочный нектар, заметил Стивен.
   Отметив, что они с Джейн сами ухаживают за малышом, вместо того, чтобы оставить его на попечение слугам, Виктория мягко улыбнулась. Таков уж ее старший брат - Стивен Блэк, если это его - значит только его, а если уж полюбил - значит навсегда.
   Мечтательно глядя куда-то вдаль, Виктория в тысячный раз отметила, как же отличаются ее собственные отношения с Себастьяном от взаимоотношений Стивена и Джейн. Однако нечего строить иллюзий на это счет. Такой мужчина, как ее брат - скорее редкостный экспонат в современном мире, нежели типичный образец. Хотя, когда-то даже она начала сомневаться в его мягкотелости и уважению в слабому полу. Вскользь вспомнив первый неудачный брак Стивена, девушка несколько поежилась несмотря на то, что комнатная температура в доме была достаточно комфортной. Уж лучше спокойный, уравновешенный Себастьян, чем мерзкая змея, пригретая на твоей груди, какой и оказалась Джессика - первая жена старшего брата. Тем не менее, теперь, смотря на эту любящую друг друга пару, Виктория вновь мечтательно улыбнулась и в очередной раз поблагодарила господа за счастье брата. А вот что будет с ее собственным, она, увы, не знала.
   - Так это правда, Тори? - Вновь повторил свой вопрос Стивен.
   - Да. У него все хорошо. - Не отнимая взгляда от тарелки, ответила светловолосая девушка.
   - Тори, - слегка таинственный громкий шепот старшего брата, заставил ее посмотреть прямо в его веселые глаза, - так, когда уже?
   - Когда уже что? - Убито догадываясь о его вопросе, сдержанно переспросила она.
   - Боже мой, Тори, малышка, - не выдержал отец, - мы тут все с нетерпением ожидаем узнать, когда же вы с Себастьяном бросите тот беспорядочный образ жизни, ночуя то здесь-то там, и, наконец, соизволите представить ваш союз перед нашим Господом Богом?... А заодно, и пригласите нас на свадьбу. - Тепло улыбнулся Ричард, но все же с укором посмотрел на дочь. - Тебе двадцать четыре, Себастьяну тоже не восемнадцать, пора бы вам уже и о детях подумать!
   Глухо закашлявшись, Виктория попыталась протолкнуть застрявший в горле кусочек мягкого хлеба. Наконец, восстановив дыхание, она хотела было ответить отцу шалостливой шуткой, но, как назло, так и не нашла подходящих слов.
   - Я... я...
   - Папа, - тут же пришла на выручку Джейн, с притворным укором глядя на пожилого Блэка, - не бегите впереди поровоза. Какая свадьба? Пускай они сначала хотя бы о своей помолвке объявят.
   - Да, но... - Начал было Ричард, но находчивая сноха вдруг снова взяла инициативу в свои руки:
   - А для того, чтобы объявить о помолвке, этим двоим голубкам не помешало бы расслабиться, отвлечься от городской суеты, а там, глядишь, и все само собой решится. Что скажешь, Тори?
   - Да, неплохая идея. - Машинально подтвердила девушка.
   Сейчас она была на всё согласна лишь бы прервать столь мучительную для нее тему.
   - Вам действительно не помешало бы отдохнуть, дорогая. - Незамедлительно отозвалась тетушка Аманда. - Тори, милая, ты же как-никак владелица целой сети турагентств. Выберите себе какое-нибудь экзотическое путешествие и езжайте. Хватит тебе уже с нами стариками засиживаться!
   - Попрошу не обобщать! - Деловито возразил Ник.
   - Да тебя и дома-то практически не бывает. - Вмешался отец. - Ты, как и твой брат, просто не вылезаешь из офиса.
   Решив, что неприятная тема соскользнула сама собой, Виктория уже было свободно вздохнула, как вдруг мягкий голос Аманды уничтожил столь хрупкую иллюзию.
   - Так что ты скажешь, дорогая?
   Судорожно придумывая ответ, девушка сказала первое, что пришло в голову:
   - Август - сентябрь - обычно самые разбираемые сезоны. Поэтому уже слишком поздно заказывать какие-либо путевки.
   - Вздор! Это все равно не мешает вам отдохнуть где-нибудь. - Немедля отозвалась пожилая женщина. Нахмурив брови, она поджала губы, как всегда делала во время глубокого мышления, но вдруг ее лицо осветила широкая яркая улыбка. - Послезавтра Джейн, Стивен и Джуниор улетают на неделю в Грецию. Почему бы и вам с Себастьяном не отправится туда?
   Несмотря на прожитые годы ее тетушка по-прежнему была непревзойденным мастером вклиниваться туда, куда не следует.
   Подавив недовольный вздох, Виктория, неоднозначно пожала плечами.
   - А, в самом деле, сестренка, почему бы и нет? Думаю, места на вилле всем хватит.
   - Мы вас стеснять не будем. - Тут же согласно кивнула Джейн.
   - О делах можешь не волноваться. - Подмигнул Ник. - Думаю, за неделю я не разрушу весь твой бизнес.
   - Надеюсь, морской бриз, наконец, вдует в ваши головы хоть немного серьезности и сразу же после прибытия домой, вы изъявите о своих дальнейших планах. - Напущено буркнул отец.
   Оглядев весь стол, Виктория пришла к выводу, что, по-видимому, все семейство Блэк решило выступить против нее. Похоже, абсолютно все уже заранее не сомневались в ее положительном ответе.
   В том, что их с Себастьяном не будут стеснять, девушка была более чем уверена. В Греции на острове Крит Стивен обладал одним из крупнейших пляжных особняков. В доме было настолько много комнат, что можно было без труда заблудиться.
   Понимая, что на нее по-прежнему продолжают смотреть шесть пар глаз, включая маленького племянника, Виктория все же нехотя сдалась:
   - Я все равно завтра еду к Себастьяну. Заодно и предложу ему эту идею. Думаю, он будет только рад.
   В том, что Себастьян на самом деле был бы безумно рад провести неделю в обществе ее брата, она знала абсолютно точно - это-то и било по ее самомнению. За последние полгода, Себастьян сильно изменился. Он уже не так сильно радовался и ценил ее общество. Как и многих других, его просто подавила власть денег. Он стал более холодным и сдержанным, но, даже не смотря на это, Виктория продолжала утешать себя мыслью, что это все из-за сложной работы и, конечно же, из-за столь резкого поднятия вверх его карьеры. Однако каким бы холодным и сдержанным он с ней ни был, он по-прежнему относился к их отношениям очень трепетно и бережно. Наверное, именно это и заставляло ее верить в их совместное будущее.
   Обрадованный восклик брата, прервал ее размышления.
   - Отлично. Тогда я сегодня же извещу своего смотрителя о нашем многолюдном приезде. Думаю, нам будет... Любимая, тебе плохо?
   Все разом посмотрели на резко переменившееся лицо Джейн. Прикрыв ладонью рот, она немедленно отстранилась от только что поданного второго блюда, судорожно ловля носом свежий воздух в стороне от стола.
   - Джейн, что случилось? - Взволнованно проронил Ричард, привстав со своего места.
   Немного погодя темноволосая женщина убрала руку от своего лица и смущенно улыбнулась.
   - Ничего страшного. Это теперь мое нормальное состояние. - Успокаивающе произнесла она. - Верю, что подданное жаркое очень вкусное, но я, пожалуй, все же откажусь от него.
   Первым, кто пришел в себя после услышанного, оказалась именно Виктория. Радостно улыбнувшись, девушка взволнованно проговорила:
   - О Боже, Джейн! О Боже... как же я рада! Поздравляю!
   - Что? Что такое? - Продолжал недоумевать пожилой мужчина. - С чем ты ее поздравляешь?
   Но Виктория уже не слышала отца и, продолжая смотреть на раскрасневшуюся Джейн, все ещё потрясенно спросила:
   - И когда же ожидать столь значимое событие?
   - Думаем, что в январе. - Тихо отозвалась та.
   - О, Боже мой! - Вновь повторила белокурая девушка, и не выдержав, кинулась к подруге. - Поздравляю! Поздравляю! Поздравляю!
   Через пару секунд уже абсолютно все поняли, что же такого должно произойти с Джейн в январе и с нескрываемой радостью начали поздравлять молодую чету Блэк.
   Спустя немного времени организм Джейн вновь запротивился изысканному аромату сочного жаркого и, извинившись, она поспешно вышла из столовой. Решив, что оставшийся ужин в нее уже не влезет, Виктория, так же извинилась и ретировалась вслед за подругой.
   Она нашла Джейн сидящей на небольшом мягком диване в одной из малых гостиных.
   - Джейн, - подбежав к подруге, радостно произнесла она, - я так рада за вас. Ребенок - это настоящее чудо. Как ты себя чувствуешь? А кто будет уже известно? Имена уже выбрали?
   Весело рассмеявшись в ответ, невестка слегка покачала головой, смахивая с глаз выступившие от смеха слезинки.
   - Тори, столько вопросов, но, боюсь, что почти все из них слишком преждевременные. Мы ещё не знаем кто это будет, да и мена выбирать еще слишком рано. Со мной все в порядке, не волнуйся. Это обычное состояние для беременных. Вот подожди, будешь ждать ребенка, сама поймешь... Тори, что с тобой?
   Мгновенно переменившееся лицо подруги, печально улыбнулось.
   - Все в порядке. - Сухо отозвалась она. - Просто небольшие сложности на работе. А так, ничего. Всё как всегда.
   Обычно Виктория не любила лгать и всегда делилась с Джейн своими проблемами. Но эту ситуацию она не хотела обсуждать ни с кем. Это ее личная проблема и, на это раз, решить ее просто невозможно.
   Но Джейн оказалось тоже не так-то просто обвести вокруг пальца.
   - Тори, скажи мне, у тебя что-то не так? - Продолжала настаивать брюнетка. - По тебе же видно, что ты чем-то расстроена. Скажи мне, что произошло?
   Громко шмыгнув носом, Виктория уже было хотела поделиться со свой невыносимой трагедией, но в комнату вдруг вошел ее брат.
   Быстро замолчав, обе девушки лучезарно улыбнулись вновь пришедшему к ним мужчине. Присев на корточки возле жены, Стивен бережно приложил ладонь к ее пока ещё плоскому животу.
   - Как ты?
   - Уже лучше. - Любяще посмотрев на супруга, отозвалась она.
   Резко зазвонивший сотовый в его кармане, прервал их диалог. Достав небольшую "раскладушку", Стивен ответил на вызов. Спустя пару секунд его нахмурившиеся брови вдруг приподнялись вверх, а голос стал слишком теплым. Так обычно брат разговаривал только либо с родными, либо с очень близкими друзьями.
   - Черт побери, Холт, не могу поверить, что это и правда ты! - Засмеялся Стивен в крошечный микрофон своего телефона. - Неужто ты смог отцепиться от очередной юбки и набрать номер старого друга?! - Все в той же шутливой манере продолжил брат, выходя из гостиной.
   Имя Холт вызвало что-то смутно знакомое в ее памяти, но так и не вспомнив его обладателя, Виктория изогнула брови и вопросительно посмотрела на подругу.
   Закатив глаза к потолку, Джейн тихо пояснила в ответ:
   - Джеймс Холт - это владелец двух самых крупных казино в Лас-Вегасе, четырех шестизвездночных отелей в Майами и самого роскошного яхт-клуба в Лос-Анджелесе. Однако при всем этом, он ещё и самый ужасный распутник, какого я только знаю. Но кстати, помимо всего этого, я все же должна признать, что он отличный друг и собеседник, а так же равноправный партнер твоего брата. Правда, в последнее время, их пути мало пересекаются, мы со Стивеном практически не выезжаем из северной части материка, в то время как Холт бороздит с делами по Европе.
   Слегка сведя брови, девушка усердно пыталась вспомнить столь выдающуюся персону.
   - А он был на вашей свадьбе?
   - Нет. - Печально вздохнула подруга. - Не смог вылететь из Майами из-за шторма и пропустил наше торжество. Но два года назад он был на открытии нью-йоркского "Манежа"!... Правда, тебя там как раз не было.
   Виктория усмехнулась и вновь напрягла память.
   Но вдруг резко вспомнив красивого широкоплечего мужчину, то и дело показываемого разными каналами новостей, она слегка нахмурила брови.
   - А это случайно не тот, кто ещё совсем недавно встречался с дочерью сенатора Джозефа Ба...
   - Да-да, он самый. - Резко перебив, согласно кивнула брюнетка. - Но даже столь громкое имя не помогло бедняжке. Спустя пару дней, Холт уже обхаживал новую девушку.
   - Ужас! - Качая головой, возмутилась Виктория. - Такие как он - просто ужасно аморальные люди, абсолютно ни во что не ставящие такие святые вещи, как любовь и верность!
   Слегка пожав плечами, Джейн мягко улыбнулась.
   - Да какая разница во что он их ставит? В конце концов, чего ты так взбунтовалась, тебе же с ним все-таки не спать. Но повторяю: если не касаться слабого пола, то во всех остальных случаях он совсем неплох. Далеко неглупый, забавный, остроумный, да и к тому же он самый близкий друг и партнер твоего брата. - Непринужденно закончила подруга.
   - Я не знаю, что в нем нашел Стивен, но, ей-богу, не понимаю, как ты-то можешь считать его красивым, умным и так далее, зная, насколько низко он ценит женщин?! - Возразила Виктория, укоризненно посмотрев на радостное выражение лица брата, входящего в комнату.
   - Слушай, - занятливо продолжал он свой телефонный разговор, - мы как раз послезавтра собираемся на Крит. Будешь там на следующей неделе, забегай, потолкуем.
   Проболтав ещё с минуту со старым другом, Стивен, наконец, захлопнул крышку телефона.
   - Ну что, солнышко, - подходя к жене, ласково проговорил он, - будем собираться?
   - Как, вы не останетесь? - Досадливо спросила его сестра.
   - К сожалению, нет. - Ответила вместо него Джейн, вставая с дивана. - Завтрашним утром у меня назначен прием к врачу.
   Понятливо кивнув, Виктория печально улыбнулась, после чего они все вместе последовали в главную гостиную, где младший Стивен Блэк во всю развлекал своих смеющихся дедушку с двоюродной бабушкой.
   Узнав о том, что сын уезжает на ночь глядя, Ричард неодобрительно покачал головой.
   - Помилуй Бога, Стивен, ведь ночь за окном. От нас до Нью-Йорка...
   - Не так уж и долго. - Отозвался он, обняв отца напоследок.
   - Если для тебя поехать через всю страну это совсем не долго, подумай хотя бы о жене и сыне!
   - Пап, - насмешливо проронила Виктория, - это только все нормальные люди ездят в гости на машинах, а твой старшенький сынок, видишь ли, не признает общепринятых мерок, рассекая небо на своем любимом "Гольфстриме". Так что ему добраться отсюда до Нью-Йорка, как тебе съездить в центральный супермаркет.
   - Ладно, сестренка, не ворчи. - Быстро поцеловав Викторию в щеку, произнес Стивен. - Кстати, может быть вас с Себастьяном лучше забрать из Сан-Франциско, и мы все вместе прямым ходом полетим в Грецию?
   - Ну уж нет. - Решительно воспротивилась девушка. - Оставь хоть каплю от моей искалеченной гордости. Мы долетим до вас своим ходом.
   - Как хотите. - Уступил он и, подняв на руки засыпающего сына, тихо произнес. - Что ж, послезавтра увидимся на Крите.
  
   Поздним утром следующего дня Виктория с тщательной подготовкой собиралась на встречу с Себастьяном.
   Живот ломило, голова раскалывалась, но что толку причитать, ведь рано или поздно, им все равно придется встретиться и поговорить. Уж лучше покончить со всем этим сейчас, чем томиться в ожидании. Закончив свой тщательно подобранный туалет, девушка осталась очень довольна. Красивые туфельки из белой кожи в тон гармонировали ее светлым брюкам. Легкая блузка с V-образным вырезам была не слишком открыта, но и слишком простой ее тоже нельзя было назвать. Собрав с помощью резинки волосы в хвост, Виктория в последний раз посмотрела в зеркало и широко улыбнулась самой себе. Из отражения на нее смотрела довольна решительная молодая женщина с медовыми волосами, готовая, казалось, горы свернуть на своем пути.
   Как жаль, что это только видимость.
   По-настоящему же в ее душе сейчас творился целый ураган встревоженных чувств.
   Быстро выбежав из своей комнаты, девушка поспешно спустилась вниз, где в мягком кресле сидела тетушка, читая очередной любовный роман.
   - Доброе утро, тетя Аманда. - Ласково улыбнулась Виктория.
   - Доброе утро, дорогая. Ты уже уезжаешь к Себастьяну? Даже не позавтракаешь?!
   От сильных переживаний живот настолько свело, что любая мысль о еде заставляла ее только поежиться.
   - Нет. Мы поедим в ресторане. - Быстро нашлась племянница. И это не было совсем уж ложью, ведь они действительно собирались вечером пойти в ресторан.
   - Хорошо. - Мягко улыбнулась Аманда. - Тогда до встречи через неделю.
   - Через неделю? - Непонимающе переспросила девушка.
   - Ну, да. Вы же тоже полетите в Грецию. Ох, море, солнце, пляж - глядишь, и не только в январе нас будут ожидать счастливые события. - Мечтательно потянула тетушка. - У вас Себастьяном будут красивые малыши.
   Раздраженно сжав кулаки, она все же заставила себя беспечно улыбнуться и перевела тему:
   - А где папа?
   - Ах, - Аманда махнула рукой в западную часть дома. - В саду, где ж ещё?!
   - Ну, ладно, я поеду. Поцелуй его от меня. - Проронила напоследок девушка, подвегая к входной двери.
   Сев в свой черный Джип, блондинка завела мотор и поспешно выехала за ворота обширного особняка.
   Подъезжая к офису, Виктория вдруг поймала себя на мысли, что не нервничала так со времен студенческих экзаменов.
   "Что за ерунда!" - Строго одернула она саму себя.
   Себастьян самый серьезный и понимающий человек, какой ей только встречался. Если все его намеренья относительно нее были сказаны всерьез, то он поймет. Он обязательно поймет и утешит ее. А она сейчас как никогда нуждалась именно в утешении. Видит Бог, с каждым новым часом удерживать все это в себе становилось непомерной тяжестью. Ей было просто необходимо излить кому-то душу!
   За два прошедших года она даже ни разу не видела Себастьяна в плохом настроении, наоборот, каждый раз при виде ее на его губах всегда пролегала теплая, мягкая улыбка. Пускай порой он даже и казался ей немного холодным, но что поделать - у всех людей бывают свои не очень-то удачные дни. Вот и теперь, вместо того, чтобы бояться, Виктория строго-настрого приказала себе расслабиться и даже испытать некую радость от представленной возможности скинуть эту тяжелую ношу со своих хрупких плеч и, наконец, излить душу Себастьяну. С этими мыслями она заняла свободное место на стоянке и поспешила встретиться со своим бой-френдом.
   - Привет, Шэйла. - Сразу же увидев в просторной фойе секретаршу, приветливо улыбнулась вошедшая в офис белокурая девушка. - Босс у себя?
   - Да, но только к нему сейчас нельзя. У него очень важная встреча.
   - Какой-нибудь важный клиент?
   - Бери выше! - Торжественно прошептала рыжеволосая женщина. - У него в кабинете сам глава "Лоерс Инкорпорейшн"! Можешь себе такое представить?
   Быстро вспомнив с каким благоговением Себастьян произносил имя главы одной из самых крупных юридических компаний в Сан-Франциско, девушка быстро кивнула и улыбнулась.
   - Тебе придется немного подождать. - Вновь произнесла Шэйла.
   - Без проблем.
   Расположившись в коричневом кожаном кресле, Виктория медленно оглядела просторное помещение, и в очередной раз отметила, каких же успехов добился Себастьян всего лишь за два года. Изысканно обставленная комната имела форму круга. В центре располагался достаточно больших размеров стол с возвышающееся над ним овальной стойкой, сделанной из темного гранита - это было место секретаря. От центра комнаты полукругом размещались шесть дверей ведущие в просторные кабинеты работающих здесь адвокатов. И, конечно же, самый большой из них принадлежал владельцу этой конторы - Себастьяну Райли.
   Не успела посетительница просидеть и пяти минут, как широкие двери центрального кабинета плавно распахнулись и перед ее глазами предстал широко улыбающийся Себастьян, идущий вместе с каким-то невысоким, немного полноватым мужчиной.
   - О, Вики! - Заметив свою девушку, воодушевленно произнес он.
   Виктория едва заметно скривила губы. За два года она так и не смогла привыкнуть к этому варианту уменьшающему ее полное имя.
   - Золотце, иди сюда.
   При виде столь радостного лица своего друга, она немного растерялась, но уже через мгновение приблизилась к мужчинам.
   - Милая, - по-хозяйски обняв ее за талию, важно произнес Себастьян, - позволь представить тебе самого лучшего адвоката во всей Калифорнии - Мориса Ричмонда, владельца известной юридической компании "Лоерс Инкорпорейшн". Морис - эта очаровательная девушка - Виктория Блэк, моя будущая жена.
   Конечно, уже все только и ждали, когда же они с Себастьяном узаконят свои отношения, но они ещё и сами никогда открыто об этом не разговаривали. Поэтому столь громкое провозглашение о ней, как о будущей миссис Райли, слегка ошеломило девушку.
   - Виктория, для меня большая честь познакомиться с Вами. - Пожимая ее руку, проговорил мистер Ричмонд.
   - Так же как и для меня. - Любезно отозвалась она.
   - Насколько я понимаю, Вы и есть сестра Стивена Блэка?
   Заметив, как при этих словах улыбка Себастьяна стала ещё шире, блондинка несколько помедлила с ответом, но затем вновь улыбнулась и беспечно продолжила:
   - Да. Стивен мой брат. Но так как он уже двенадцать последних лет живет в Нью-Йорке, то я мало что о нем знаю. Мы редко видимся - Не краснея, солгала она.
   - Понимаю. - Немного досадливо отозвался Морис. - Ну, мисс Блэк, мистер Райли, рад был нашему знакомству.
   - Я провожу Вас. - Тут же произнес Себастьян своему важному гостю. - Дорогая, пожалуйста, подожди меня в кабинете.
   Ещё раз улыбнувшись на прощание Морису, Виктория не спеша последовала в раскрытые двери просторного кабинета.
   Подойдя к широкому столу, она задумчиво остановилась перед ним, решая с чего ей следует начать разговор.
   - Вики! Вики! Вики!
   Закрыв за собой дверь, невысокий светло-русый мужчина мигом очутился возле нее, крепко обняв за плечи.
   - Дорогая, можешь ли только представить, что сейчас произошло?
   В его голосе чувствовалось столько жизненной энергии, столько нескрываемой радости, что она просто не могла заговорить о чем-то плохом.
   - Так что же такого сегодня произошло? - Мягко улыбнувшись, спросила девушка.
   - Ах, Вики, кажется, мы только что добились своего места под солнцем в этом мире!
   - А разве его у нас уже не было?
   Радостный мужской смех заполнил комнату.
   - Нет, дорогая, такого у нас уж точно ещё не было. Наконец-то сбылась мечта всей моей жизни! Это... это настоящая власть... это миллионы долларов! Вики, через год-другой я стану одним из толстосумов!
   - Неужели, Морис Ричмонд приходил к тебе, чтобы поделиться своими деньгами? - Губы Виктории растянулись в скептической улыбке.
   - Почти. А, может, даже и лучше! Он, Морис Ричмонд, самолично пришел сегодня ко мне, чтобы предложить членство в их закрытом клубе, а так же работу в их компании!
   Девушка непонимающе свела брови.
   - Вики, - поспешно принялся пояснять мужчина, - перед их работниками открываются любые двери. Сообщество в этом клубе приносит с собой небывалую власть и популярность! Ах, Вики, ты же знаешь, я об этом всю жизнь мечтал! Я ночами не спал, ломая голову как бы туда попасть. А теперь...
   Казалось, восторгу Себастьяна не было предела. Вновь посмотрев на свою девушку, он легко подхватил ее и закружил в воздухе.
   - Себастьян, перестань! - Мягко возразила Виктория, и он тут же опустил ее на пол. - Так значит, ты уже состоишь в этом клубе?
   Продолжая крепко обнимать свою девушку, мужчина счастливо улыбнулся и уткнулся носом в ее светлые волосы.
   - Почти. - Наконец, ответил он. - Чтобы вступить в членство клуба, нужно выполнить кое какие требования. Но, представляешь, я почти все их прошел! Дело осталось за малым - нам нужно лишь как можно скорее пожениться и обзавестись парой детишек.
   Виктория резко переменилась в лице.
   - Ты хочешь сказать, что требования клуба включают в себя только женатых мужчин с несколькими детьми?
   - Да. - Не замечая перемен ее дрогнувшем голосе, счастливо проронил мужчина. - Я уже обсудил всё с Морисом. Конечно, двойню от нас никто и не требует, но как только мы поженимся, я сразу же смогу вступить в их клуб, хоть и не на полных правах. А где-то через годик, у нас само собой появится наш первый малыш...
   - Обсудил всё с Морисом? - Словно не слыша всей его быстрой тирады, хрипло переспросила Виктория, отступая на шаг назад. - Я думала, такие вещи ты прежде всего должен был обсудить со мной, а не с Морисом!
   Не понимая ее резкой смены настроения, мужчина слегка пожал плечами.
   - Дорогая, но я думал, что мы с тобой уже давно всё решили, поэтому я...
   - За все два года, что мы встречаемся, мы с тобой ещё даже ни разу не разговаривали о свадьбе!
   - Прости, прости. - Себастьян вновь приблизился к ней, стремясь сжать ее стройное тело в своих объятиях. - Просто... просто я был настолько потрясен его предложением, что не смог сдержаться.
   Вновь мягко отстранившись от мужчины, девушка открыто посмотрела ему в глаза. Конечно, она не так представляла себе этот момент предложения руки и сердца, но жизнь - это, увы, не красивый роман, все действия которого просто нереальны до безобразия.
   - Себастьян, - спокойно начала она, - ты хочешь взять меня в жены?
   - Ну, конечно же, да, дорогая! - Радостно улыбнулся он. - Я хочу, чтобы ты стала моей женой, нарожала мне кучу детишек. Чтобы мы...
   - Но я... я не могу иметь детей. - Слабым голосом проговорила опечаленная девушка.
   Однако мужчина, казалось, ее просто не слышал. Говоря все тем же уверенным голосом, он не спеша продолжал свою речь:
   - ... ты будешь замечательной матерью. По воскресеньям я буду учить нашего сына Била играть в бейсбол....
   Сквозь набежавшие слезы, Виктория молча покачала головой.
   - ... а ты в это время будешь готовить с нашей милой дочуркой Эмили домашние пироги...
   - Себастьян, хватит! - Вдруг резко закричала она. - Я не могу! Я не могу иметь детей, ты это слышишь?!
   Резко наступившая тишина была равносильна самой ужасной пытке.
   Опустив глаза, девушка едва сдерживала поток бурных слез.
   - Ты... ты шутишь? - Наконец, послышался его недоверчивый голос.
   - Такими вещами не шутят, Себастьян. - Горько произнесла она.
   - Нет-нет-нет-нет! - Запустив обе ладони в свои волосы, ошеломленно проговорил он. - Черт побери, но почему именно ты, Виктория?
   Прозвучавший вопрос вконец разрушил ее и без того шаткое самообладание. Закрыв лицо руками она, сквозь прерываемые рыдания, начала невнятно говорить:
   - Я... я сама только вчера узнана об этом. Себастьян, если бы ты только знал как мне плохо... Когда я услышала, что мой шанс зачать ребенка равняется одному из ста, я чуть не лишилась сознания на месте... Врач говорит, что слабая надежда у меня все же есть... или же мы просто можем усыновить ребенка.
   - Усыновить ребенка?
   Какой-то неведомый ей доселе тон в его голосе, заставил ее поднять свой взгляд и встретиться с потемневшими глазами Себастьяна. Именно слабые нотки презрения и предательства сейчас звучали в его голосе. В голосе, который она ошибочно приняла за сочувствующий.
   - Ты что, предлагаешь, усыновить чьего-то ублюдка? - Вновь повторил он. - Я, уважаемый себя адвокат, должен вкалывать тут с утра до ночи, чтобы потом накормить чьего-нибудь ублюдка?! Ну нет, дорогая, мне нужны свои дети! Свои!
   Таким она его ещё никогда не видела. Себастьян вдруг предстал перед ней в другом свете: жадность, мелочность, зависть буквально пожирали его изнутри.
   Не зная, что и сказать, девушка молча смотрела на покрасневшее от злости лицо.
   - Или, может быть, ты хочешь, чтобы я трахал тебя день и ночь напролет в безрезультатной надежде, что ты, наконец-то, понесёшь? Но я тебе не какой-нибудь жеребец, целью которого является лишь оплодотворение больной кобылы. Да ты хоть представляешь, сколько я горбатился, чтобы достичь всего этого? - Раскинув руки широко в стороны, спросил ее он.
   Опустив тот факт, что ее буквально сравняли с "больной кобылой", Виктория все же смогла холодно улыбнуться в ответ. Нахлынувший ранее поток соленых слез вдруг резко иссяк. Ее тело трясло, но она из последних сил старалась ничем не выдать своего состояния.
   - Деньги - это ещё не главное в жизни. К тому же, ни ты, ни я не страдаем их отсутствием.
   Себастьян совсем потерял голову. Все его страдания и мечты грозили разрушиться в один момент, а этого он просто не мог перенести.
   Да как она могла? И как он, идиот, мог полагаться на эту безмозглую надменную сучку, которая разыграв перед ним целый спектакль, теперь стоит как ни в чем не бывало и нагло скалиться ему в ответ?! Ну не мог же он, в конце концов, просить справку о ее здоровье на первом свидании?! Хотя, видимо теперь придется.
   - Мне этого мало! - Внезапно проревел он. - Мне нужно больше. Намного больше! Или, может быть, ты скажешь, что ты и своему братцу тоже говоришь: "Деньги - это не главное"? Ха, да вы, семейка бывших ободранцев, просто душу самому дьяволу продали, за такое богатство! Вы...
   - Хватит! - Резко оборвала его Виктория, с силой залепив по его щеке обжигающую пощечину. - Можешь хамить мне как угодно, но мою семью не тронь!
   Остановившись у самых дверей, она вдруг вновь оглянулась.
   Там, в центре шикарного кабинета стоял ее некогда "спасательный жилет" в куче лживости этого мира. Но вот сказочная иллюзия исчезла, и спасательный жилет вдруг резко превратился в самый обычный кусок дерьма. Иронично улыбнувшись ему на прощание, она почти ласково произнесла:
   - Какая же ты на самом-то деле скотина, Себастьян.
   Резко хлопнув за собой дверью, она с гордо поднятой головой прошла мимо ошеломленной секретарши и вышла из помещения.
   Но чувство сладостной эйфории от ее яркого ухода слишком быстро улетучивалось и, вновь оказавшись в салоне своей машины, она, наконец, дала волю своим истинным чувствам. У нее был свой довольно неплохой бизнес. У нее был свой капитал, и довольно немалый капитал! Но что толку? Любовь за деньги не купишь. У нее может быть сколько угодно красивых, очаровательных, обворожительных кавалеров, но у нее никогда не будет поистине любящего мужа и своих собственных детей.
   Проклиная свою судьбу, а вместе с тем и прожалев себя около часа, Виктория, наконец, завела мотор и направила машину в неизвестном направлении.
   Она не знала, сколько она так проездила по злачным окраинам города. Не обращая ни на кого внимания, она просто ехала по дороге, бесцельно смотря вперед.
   Что ей теперь делать? Куда пойти? К кому податься?
   Ехать домой в таком состоянии она не хотела. Вид расстроенной начальницы на работе ее тоже как-то не особо впечатлял. Как бы ей сейчас хотелось поговорить с Джейн, но и ее рядом не было, хотя... ее же будут ждать завтра на Крите!
   Внезапно неожиданная поездка на остров уже вовсе не казалась ей такой уж плохой. Рядом будет Джуниор, Джейн и Стивен, она снова почувствует себя нужной и любимой. Тем более что Аманда ясно дала понять, что дома ее ждут только через неделю. Ник с радостью пообещал присмотреть за делами на работе.
   Решено. Она всё-таки едет в Грецию, на маленький остров Крит!
   Воспользоваться предложением Стивена о совместном полете, она так и не захотела, тем более что тогда отсутствие с ней Себастьяна выявится сразу же, а объяснять что-либо брату у нее не осталось сил. Поэтому, недолго думая, Виктория все же решила воспользоваться общедоступными авиакомпаниями, летающими от Америки до Европы.
   Ее не заботило, что для столь внезапного отпуска у нее совсем нет вещей. На Крите, в доме брата осталось половина ее гардероба с их последнего общепроведенного отпуска. Однако в аэропорту она решительно подошла к одному из банкоматов и сняла с карточки довольно приличную сумму, после чего сразу же обменяла американские деньги на европейскую валюту. Действия прошедшего дня сменялись перед ее глазами, словно в старом краткометражном фильме. Вот она прощается с Амандой, вот видит счастливого Себастьяна рядом с Морисом Ричмондом, и вот он - крах ее двухгодовалого романа. А что ждет ее впереди - так и оставалось загадкой.
   Пролетев полстраны из Сан-Франциско до Нью-Йорка, она почти без длительного ожидания пересела на другой рейс.
   Оказавшись на борту трансатлантического авиалайнера, Виктория посмотрела в небольшое окно, за которым вовсю царствовала темная ночь. Облокотившись о мягкую спинку кожаного кресла, девушка расслабленно вздохнула. За что она любила первый класс - так это за комфорт и безграничное спокойствие. Да, спокойствие ей сейчас было просто необходимо. Вполуха прослушав просьбы бортпроводницы, она отключила свой сотовый и, поудобней устроившись на широком сидении, погрузилась в мягкий блаженный сон.
   Проснулась Виктория от громкого голоса пилота, льющегося через настенные динамики самолета. Услышав, что до посадки осталось около получаса, девушка облегченно вздохнула. Пилот так же объявил, что те, кому предстоит продолжить свой путь с материка на греческие острова, могут воспользоваться либо ближайшим рейсом внутренних авиакомпаний, либо через паром.
   Так как паром отплывал намного раньше, чем ближайший внутренний рейс, Тори сразу же предпочла второе. От длительного перелета спина затекла, кости ужасно ломило, поэтому чтобы подняться с сидения девушке понадобилось вся своя сила. Увидев неподалеку сочувствующее лицо стюардессы, Виктория подошла к ней. Узнав точное местное время, она перевела свои часы и прошла через пассажирский трап, ведущий прямо на второй этаж аэропорта. Температура воздуха явно превышала стандартные нормы обычного лета, а на ней по-прежнему были надеты все те же вещи, что и вчера. Расстегнув свою блузку ещё на одну пуговицу, она протяжно вздохнула и последовала дальше. Радуясь, что все же выбрала водный путь, девушка поспешила на специальный автобус, везущий пассажиров до самого парома.
   Огромный белоснежный лайнер с характерным для него названием - "Русалка", как полноправный король возвышался среди небольших яхточек на многолюдной пристани.
   Оказавшись на борту, молодая женщина поднялась на самую верхнюю палубу без крыши и, облокотившись о круглые перила, принялась наблюдать за многочисленной толпой на берегу, где вновь прибывшие спешили занять свои места на "Русалке".
   Спустя сорок минут их паром, наконец-то, тронулся. Легкий морской бриз ласково обдувал кожу. Расслабившись и подставив встречному ветерку свое лицо, Виктория счастливо улыбнулась. Словно подавшись острому наваждению, она сняла резинку и распустила волосы, после чего замерла, благоговейно утопая в чарующем наслаждении. Она уже и забыла что такое настоящий отдых.
   Верхняя палуба сплошь была забита шумным народом. Тори была далеко не единственной, желавшей насладиться голубым небом и поистине фантастическим пейзажем царившим вокруг. Расслабленно прикрыв глаза, девушка по-прежнему хранила на лице легкую улыбку, ясно представляя, будто находиться на палубе абсолютно одна. Однако голос местного экскурсовода, прозвучавший совсем неподалеку от нее, заставил Викторию невольно выйти из своей невидимой проекции и прислушаться.
   - Дамы и господа, мы направляемся к одному из самых удивительнейших мест в мире. Крит - это самый южный и самый крупный остров в Греции, живая природа в котором сохранилась и по сей день в своем первозданном виде. Сам остров делится на четыре области: Ираклион, Ретимнон, Ханья и Лассити. К вашему вниманию будут представлены: дворец...
   Перестав слушать гида, девушка углубилась в свои собственные познания. Так как ее работа в целом и полностью была посвящена туризму, то ей не составило бы особого труда и самой рассказать всю историю Греции или любой другой страны.
   Шепча себе под нос, она сама начала перечислять присутствующие на острове экскурсии:
   - Кносский дворец, построенный примерно в тысяча семисотом году до нашей эры, с его удивительным археологическим музеем. Долина Лассити с ее...
   - Простите, Вы, должно быть, либо историк, либо местный гид? - Вдруг послышался совсем рядом тихий мужской голос.
   Непонятно почему, но этот голос ей понравился. Он был мягким со слегка певучим акцентом. Наверняка его обладатель имел огромный успех среди слабого пола только уже в силу своего столь приятного тембра. Открыв глаза, Виктория отчего-то засмущалась собственных мыслей и, даже не взглянув в сторону обладателя этого волнующего голоса, посмотрела на морскую зеленую гладь.
   - Вообще-то, ни то - ни другое. - Так же тихо отозвалась она, чувствуя кожей, как этот волнительный незнакомец прожигает ее взглядом.
   - Жаль. - Наконец, протянул он. - А я вот как раз ищу себе подходящего гида для увлекательных экскурсий по Криту.
   - Но гидов тут хватает. Вряд ли Вы не сможете найти...
   - Обычно здесь гиды работают с небольшими группами, а мне нужен свой... частный гид.
   Слегка озадачившись, Виктория вдруг уловила едва заметные нотки смеха в его вроде бы серьезном тоне и, не удержавшись, непринужденно улыбнулась в ответ.
   - Удачных поисков.
   Видя, что сломить эту молодую особу ему так просто не удастся, мужчина восхищенно приподнял брови и принял новую тактику:
   - Что ж, если Вы отказываетесь стать моим гидом, позвольте хотя бы пригласить Вас на скромный обед, что подают палубой ниже.
   Украдкой прикусив нижнюю губу, чтобы не выдать внутренних беспорядочных эмоций, что поднял в ней всего за каких- то пять минут этот человек, Виктория оставалась неумолимой. Действуя по всем жанрам летних курортов, она решила ещё немного полукавить, а затем, наверняка, и принять столь неожиданное предложение.
   Не отрывая свой взгляд от зеленовато-лазурной морской глади, блондинка с некой толикой смеха в голосе проговорила:
   - Я с незнакомцами не обедаю.
   - Пардон, исправлюсь. - Весело отозвался он. - Позвольте представиться - Джеймс Холт.
   Встрепенувшееся сердце молодой женщины резко упало и покатилось куда-то далеко вниз. Резко вскинув голову, она посмотрела в открыто смеющиеся глаза собеседника.
   - Вижу, моё имя произвело на Вас впечатление.
   Ее игривое настроение моментально испарилось. Сдержанно поджав губы, белокурая девушка вновь перевела взгляд на море.
   Простояв ещё целую минуту в молчании, Джеймс так и не дождался долгожданного ответа незнакомки. Казалось, она вообще о нем забыла! Проглотив такое оскорбление, он как можно беззаботней проронил:
   - Разве в детстве Вас не учили вежливости и никогда не говорили о том, что при знакомстве нужно представляться обеим персонам?
   Чуть не послав его куда подальше вместе со своей вежливостью, Виктория вовремя прикусила язык, но это совершенно не помешало ей произнесли последующую реплику. Резко развернувшись к нему лицом, она очень любезным, почти что милым тоном вымолвила:
   - Уважаемый мистер Холт, прекрасно зная Ваше отношение ко всему женскому полу, могу безошибочно предположить, что Вам глубоко до фени моё имя и фамилия. Насколько я знаю, от женщин Вам нужно совсем другое.
   Не ожидав столь дерзкого ответа это этого милого создания, мужчина немного оторопел. Но быстро взяв себя в руки, с ещё большим интересом посмотрел на этого разбушевавшегося ангелочка.
   - Хм, - усмехнувшись, начал он, - я вижу, слава идет впереди меня.
   - И знаете, она на редкость правдива. - Резко вставила девушка.
   - А что ещё, помимо эдакого сердцееда, Вы обо мне знаете? - С насмешкой поинтересовался он.
   - Вы бы лучше спросили, что я о Вас не знаю. - Тут же огрызнулась она. - Ваше столь частое появление в новостях, делает Вашу жизнь настолько прозрачной, что тут и догадываться ни о чем не надо. Вы разве не находите? Эдакий современный Казанова, бегающий от одной юбки к другой!
   - Ну, - делая вполне серьезное лицо, не спеша потянул Холт, - насколько я вижу, Вы сейчас в брюках.
   Пропустив его насмешливую иронию мимо ушей, Виктория сердито продолжила:
   - У Вас нет ни души, ни совести! Вы грязный развратник, привыкший жить в роскоши и комфорте.
   Громкий смех Холта легко сорвался с его губ.
   - Признаюсь, дорогая, в последнем я виновен. Но скажите, кто ж не мечтает о роскоши в наше время?
   Вновь проигнорировав его слова, девушка раздраженно прошипела:
   - Я Вам не дорогая! И Бога ради, прекратите ломать этот спектакль. Шли бы Вы лучше искать своего частного гида в другое место. И... и вообще, что Вы здесь делаете? Разве у такого как Вы, нет своей собственной яхты? И что Вы потеряли на этом пароме вместе с остальными смертными?
   - Ну, видите ли, - тихо начал он, слегка наклонив голову поближе к собеседнице, словно делясь с ней особо секретной информацией, - даже такому монстру как я, не чуждо человеческое общество.
   - Ищите новую жертву? - Прищурившись, спросила она.
   - Это смотря, что именно Вы имеете в виду под этим словом. Обычно женщины сами падают ко мне на шею, мечтая лишь об одном моем взгляде.
   - Ну надо же, какая скромность! Вы, случайно, в детстве Фрейда не перечитались?
   Резко встав вплотную к ней, мужчина обхватил поручни так, что Виктория невольно оказалась в кольце его рук.
   - Зато я, по крайней мере, всегда честен.
   Опустив взгляд, девушка уставилась в белоснежный воротник его слегка распахнутой на груди сорочки.
   - Да, я беру от жизни всё. Да, я обожаю женщин и просто ужасно люблю с ними спать. Но при всё при этом - я никогда не даю им несбыточных надежд! Не обещаю венчального кольца с бриллиантом и белого скакуна в придачу! Однако, даже не смотря на это, ещё ни одна из них не осталась недовольной после моих объятий.
   Резко закончив свою тираду, Джеймс перевёл дух, пытаясь вновь восстановить привычное ему самообладание. Этой девушке с копной развивающихся на ветру золотых волос каким-то непостижимом образом удалось задеть его, вызвать раздражение и даже гнев одной лишь своей колючей усмешкой. Чёрт знает что! Он знает тысячу более красивых и обаятельных женщин, чем эта праведная феминистка, и ещё ни перед одной из них ему не приходилось так отчитываться.
   Так какого дьявола он теперь это вытворяет?
   Немного укротив свой гнев, мужчина пару раз глубоко вздохнул и с полунасмешливой улыбкой на лице вновь спокойно проговорил:
   - Так что Вы решили по поводу обеда?
   - Спасибо, но я уже сыта по горло.
   Ее резко поднятый взгляд, поразил его своими аквамариновыми глазами, которые сейчас были особенно прекрасны, извергая гром и молнию.
   "Забавно, - с улыбкой подумал Джеймс, - а я-то думал, что укротил нахалку"
   Что ж, если не хочет есть - это не его дело.
   Не спеша убрав руки с поручней, мужчина отступил на шаг, занимая своё прежнее место.
   - Тогда не смею Вам больше надоедать. - И хоть тон его был серьезен, Виктория отчётливо уловила насмешливые искорки в его черных, как сама ночь, глазах.
   Встряхнув головой, словно пытаясь избавится от наваждения, она холодно улыбнулась в ответ.
   - Приятного отдыха, мисс. - И в последний раз приблизив свои открыто усмехающиеся губы к ее правому уху, он очень тихо добавил. - Мне было очень приятно пообщаться с Вами. На душе сразу стало так светло и чисто, как будто я только что очистил свою грешную душу перед самой святой девой Марией.
   После чего брюнет плавно развернулся и направился к толпе туристов.
   Проводив Холта взглядом, девушка вновь обернулась к безграничному морю и посмотрела за борт. Там внизу, стая веселых дельфинов резвилась в воде, наравне следуя с их быстрым судном. Невольно улыбнувшись столь озорным плутам, девушка вновь вспомнила своего недавнего собеседника.
   Джеймс Холт - самый распутный бабник и развратник, каких только свет видывал. Да, в узких брюках и распахнутой на груди рубашке с закатанными по локоть рукавами он был поистине неотразим. Одно слащавое личико чего стоит. Напыщенный денди! А этот его прямой взгляд, дерзкая улыбка, слегка отросшие черные волосы, игриво взъерошенные беззаботным ветерком - да он кого угодно мог свести с ума.
   Виктория не сомневалась, что многие женщины только за одну совместную ночь с этим подобием греческого божества могли простить ему все на свете. Чем, конечно же, этот неугомонный кабель и непременно пользовался.
   Но одновременно наряду с этим, Джеймс Холт являлся одним из самых лучших друзей ее брата. И даже Джейн говорила о нем с мягкой улыбкой.
   "Господи, да что же они нашли в нём такого?" - Искренне недоумевала Тори продолжая смотреть куда-то вдаль.
   Одно радует - она не назвала ему свою фамилию, а значит, ей не придется краснеть перед Стивеном, когда Холт захочет непременно поделиться с ним эпизодом его одного случайного знакомства. Что ж, остается только больше никогда не встречаться с этим напыщенным болваном и можно забыть столь неприятный инцидент.
   Однако забыть Джеймса оказалось не так-то просто. Куда бы она не обратила свой взгляд, ей тут же всюду встречался Холт с его смеющимися черными глазами. Когда спустя время он, наконец, скрылся в толпе, девушка облегченно вздохнула.
   Увидав впереди показавшийся остров, она решила сойти вниз, чтобы как можно скорее убраться с парома.
   Проходя через ресторан второго яруса, Виктория слегка задрожала, остро почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Оглянувшись, она увидела улыбающееся лицо Холта. Расположившись в дальнем углу, он обедал в компании одной молодой брюнетки, сидевшей спиной к ней. И отчего-то она была уверена, что эта брюнетка окажется необыкновенно красивой девушкой. Этот мерзавец всегда выбирал именно таких.
   Перед тем как вновь убрать взгляд с обедающей пары, Виктория заметила, как черноволосый мужчина приподнял свой фужер шампанского и, изобразив слегка заметный жест в ее сторону, пригубил золотистое вино.
   Без труда поняв намек того, что он только что выпил "за нее", блондинка смущенно отвернулась и быстро зашагала прочь из зала.
   В последний раз улыбнувшись вслед строптивой тигрице, Джеймс слегка покачал головой, затем, забывая об этой нимфе с золотыми волосами, переключил все свое внимание на его новую знакомую.
   Выбежав едва ли не первой с узкого трапа, Виктория тут же направилась к длинному ряду свободных такси.
   - Добрый день. - Добродушно поздоровалась она с водителем, садясь на заднее сидение небольшой машины. - Мне нужно в область Ретимно, поселок Платаньяс.
   - Будет сделано. - Бодро отозвался мужчина, заводя мотор.
   Проезжая мимо крохотного посёлка, девушка в сотый раз мысленно поблагодарила брата за то, что он построил свою виллу в таком тихом местечке.
   - Ну вот, мисс, - остановившись по указанному адресу, произнес водитель, - приехали.
   Расплатившись с таксистом, Виктория поспешила выбраться из машины. Прямо перед ней расположился необычайно длинный, казалось бы, тянущийся за горизонт песчаный пляж. Спокойное критовское море омывало его границы. Вздохнув полной грудью, девушка широко развела руки в стороны и счастливо улыбнулась.
   "О, да! Пальмы, солнце, золотой песок и бескрайнее море - таким и должен быть настоящий отпуск!"
   Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Виктория посмотрела на "пляжный домик" брата. Огромный трехэтажный дом, словно неприступная крепость расположился на песчаном холму в полумиле от самого пляжа. Самое необычное и одновременно завораживающее в нем было именно то, что все его наружные стены, да и вся крыша были сделаны лишь из прочного стекла, имеющего темно-синий оттенок. "Стеклянный дом" - так прозвала его Джейн. Вбежав на частную территорию, блондинка быстро пронеслась мимо продолговатого бассейна и вошла в главный холл дома.
   - Эй, а где все? - Слишком громко прозвучал ее звонкий голос в царившей тишине.
   Однако ей так никто и не ответил.
   "Странно" - Подумала она. Но затем, сообразив, что входная дверь была не заперта, а в доме все сверкало чистотой и порядком, девушка решила, что, скорее всего, молодая семья уже нежиться где-нибудь на пляже.
   Бросив сумку на белый диван, Виктория первым делом пробежала на кухню. Сейчас она готова была даже продать свою истерзанную душу только за одну единственную бутылку холодной минеральной воды.
   Приговорив достанную из холодильника бутылку "Сан Пелигрино", девушка блаженно прикрыла глаза.
   - Мисс Блэк? - Прервал ее легкое забвение незнакомый мужской голос.
   Резко открыв глаза, она увидела рядом с собой молодого парня. Непонимающе сдвинув брови, блондинка внимательно посмотрела на него.
   - Я смотритель. Слежу за этим домом. - Чувствуя себя не совсем уверенно под ее строгим взглядом, сообщил тот.
   Мгновенно расслабившись, Виктория потянулась за новой бутылкой минералки.
   - Могу я быть Вам чем-нибудь полезен?
   Уже было отрицательно качнув головой, девушка хотела отпустить парня, как вдруг поспешный вопрос слетел с ее губ:
   - А мой брат с семьей уже приехал?
   - Нет, мисс. Они не приедут.
   - Не приедут? Почему?
   - Кажется, у миссис Блэк начался сильный токсикоз, поэтому они решили остаться дома. Но передали Вам и Вашему жениху, чтобы вы как можно хорошо провели время. Кстати, может быть, нужно помочь с вещами Вашему спутнику?
   - Нет. - Немного растерянно проронила она. - Себастьян сегодня не приедет.
   - Хорошо. - Безразлично пожав плечами, ответил парень. - Ключи от дома, машины и яхты висят в кабинете. Холодильник полон продуктов. Наверху Вы можете выбрать любую из спален. Если я Вам вдруг понадоблюсь, позвоните по этому телефону. - Достав из нагрудного кармана небольшой листок с телефонным номером, надсмотрщик передал его хозяйке. - Меня зовут Люциан Пападуголас. Звоните, если что. Я живу недалеко отсюда, в ближайшей деревне, так что и опомниться не успеете, как я уже буду у Вас.
   - Спасибо. - Признательно отозвалась блондинка.
   - Вы здесь всего на неделю, верно?
   Она утвердительно кивнула.
   - Да, я уезжаю в следующую среду.
   - Хорошо. Тогда, когда будете выезжать, просто захлопните за собой двери, а я потом вечером зайду и все приберу. Не волнуйтесь, ключи у меня есть. Ну, приятного Вам отдыха, мисс Блэк.
   Смутно отметив про себя, что ей уже во второй раз за этот день желают приятного отдыха, Виктория слегка улыбнулась удаляющемуся Люциану. Даже не представляя как можно провести отличный отдых целую неделю совершенно одной, она молча опустилась на гладкую плитку пола, облокотившись спиной о кухонный шкафчик.
   - Прекрасно. Чувствую, будет ужасно весело. - Послышался ее скептический смешок.
   Как же паршиво всё получилось. Знай она, что Джейн и Стивен останутся дома, вообще бы сюда не приехала.
   Но что сделано - то сделано. Придется отдыхать одной. Смутно представляя, как именно она будет все это делать, Виктория поднялась на второй этаж. Открыв первую попавшуюся дверь одной из спален, она широко улыбнулась. Длительный перелет и разница во времени тут же дали о себе знать. Потянувшись всем телом, она наспех приняла освежающий душ и уже через четверть часа уютно устроилась в центре широкой кровати.
   Ее безмятежный сон прервал громкий входной звонок. Нагло проигнорировав его, Виктория только сильнее уткнулась в подушку и натянула шелковую простынь себе на голову.
   Звонок повторился. Затем снова и снова.
   Не выдержав звонкого шума в ушах, девушка резко села посреди постели. Поначалу она не поняла где сейчас находится, вокруг была непроглядная темень и ужасная жара. Но постепенно события последних дней расставили все по своим местам.
   Раздражающий входной звонок снова зазвенел.
   Натянув на себя легкий коротенький халатик, Виктория на цыпочках подошла к зашторенному окну. Слегка отодвинув плотную ткань в сторону, она выглянула на улицу.
   От подсвечивающегося бассейна внутренний двор был достаточно освещен, поэтому она без труда смогла наблюдать за темноволосым мужчиной, вечерний гардероб которого состоял из черных брюк и голубой рубашки. В руках он держал бутылку какого-то вина. В очередной раз потянувшись к звонку, он вновь нажал на него, но, так и не удостоившись ответа, отошел от двери и задумчиво посмотрел на верхние этажи.
   Резко задернув штору, Виктория судорожно прикрыла рот рукой. Кровь на мгновение отхлынула с ее лица, а по телу, наверное, в десятый раз за эти сутки пробежал легкий озноб. Не нужно было орлиного зрения, чтобы узнать, кто же сейчас стоит у дверей.
   Мало того, что она еле как избавилась от него на пароме, так теперь мистер Холт собственной сексапильной задницей решил подпирать дверь ее дома!
   Возмущению хозяйки не было предела, однако выразить его она пока никак не могла. Прислонившись спиной к стене, Виктория терпеливо стала дожидаться его ухода.
   Простояв ещё пять минут перед закрытой дверью, Джеймс все же сдался и последовал к своей машине, которую ему предоставил его же отель.
   Облегченно вздохнув после его ухода, девушка, наконец, смогла отойти от окна. И хотя вокруг было так темно, что просто не возможно было что-либо рассмотреть, свет включить она так и не решилась.
   - Будь прокляты эти стеклянные стены! - С негодованием буркнула она, врезавшись в очередной твердый предмет на своем пути.
   Она знала этого мужчину ещё меньше суток, а он уже ее достал! Из-за него ей теперь придется всю ночь сидеть без света. Ну хорошо, сегодняшнюю ночь она как-нибудь переживет и в потемках, опять ляжет в постель и уснет. Но как быть завтра и весь последующий отпуск?
   Мало того, что последние дни итак не баловали ее своими счастливыми событиями; мало того, что она вынуждена провести весь свой отдых одна-одинешенька, так теперь ещё и этот свалился на ее голову! Протяжно застонав, она вновь легла в постель и чуть ли не со слезами на глазах попыталась заснуть, старательно избегая размышлять о том, что же ждет ее завтра.
  
   Утро следующего дня разбудило ее в прекрасном настроении.
   Съев хрустящие хлопья с холодным молоком, девушка нетерпеливо выбежала из дома. Широким пляж был наполнен народом. Кто-то купался, кто-то, лежа под зонтиком, расслабленно смотрел на лазурную гладь; дети, собравшись небольшими группами, строили замки из песка. Недолго думая, Виктория сняла с себя легкий топик и шорты и, оставшись в черном купальнике, который нашла в своем раннее оставленном на острове гардеробе, побежала в воду.
   Наплававшись вдоволь, она, наконец, выбралась на берег и легла под жаркое солнце, давая ему прекрасную возможность осушить ее тело. Когда же палящие лучи стали совсем не выносимы, девушка поднялась и, надев на себя лишь белые короткие шорты да соломенную шляпку с широкими полями, решила немного прогуляться вдоль пляжа. Но чем дальше она уходила от поселка, тем все безлюднее становились окрестности. Пустынные маленькие бухточки, мимо которых лежал ее путь, были просто великолепны. Вода в них была настолько прозрачная, что она без труда могла увидеть разноцветных причудливых рыб, а как-то раз даже небольшого осьминога. Прогуливаясь уже около двух часов, Виктория вновь очутилась на небольшой полосе пустынного пляжа. Только на этот раз пляж был совсем невелик. Со стороны можно было увидеть, как многочисленные пальмы, создавая форму полумесяца, закрывали это дивное место от внутренней части острова. Невольно залюбовавшись открытым пейзажем, девушка не сразу заметила одинокое строение, стоящее неподалеку от пляжа. Подойдя ближе, она увидела, что этим диковинным строением оказался небольшой бамбуковый домик. Пару раз громко окликнув хозяина, но так и не получив никакого ответа, она решилась зайти внутрь.
   В хижине располагалась только одна единственная комната с одним небольшим окном, выходящим на море. Толстые бамбуковые стебли были воткнуты глубоко в землю, поэтому ощутив под ногами мягкий песок, блондинка ничуть не удивилась и лишь слегка улыбнулась. Крыша была застелена какими-то широкими листьями, плотно укрепленными к стенам сего домика, так что светившего солнца совсем не было видно. Из всей мебели здесь находились только плетеные вещи: одна достаточно широкая кровать, маленький обеденный столик, одно кресло и еще одно небольшое сооружение, по виду больше напоминающее обычную тумбочку. Стряхнув со всей мебели песок и пыль, Виктория поняла, что, по всей видимости, это уже давно заброшенное место, так как в домике больше не было ни единого предмета. Вновь выйдя из хижины, девушка обошла ее со всех сторон. Навалившись всем телом на одну из стен лачуги, она попыталась расшатать строение, но оно не поддавалось. Из чего следовало, что кажущееся совсем ветхим, оно было вовсе не таким уж хилым, как казалось на первый взгляд.
   Внезапно дикая мысль поселилась в ее голове. Она могла бы с удовольствием переехать сюда на эту неделю. А что, отдых дикарем в ее-то положении звучит не так уж и плохо!
   Что толку, если она каждый вечер будет прятаться от надоедливого гостя в стеклянных стенах роскошной виллы, боясь даже зажечь свет? А здесь так мило и уютно, для одинокого путешественника как раз самое то. Нужно только пару вещей привезти и дело сделано.
   Твердо решив переехать в этот райский уголок, Виктория поспешила пройти через плотные заросли вглубь острова, надеясь отыскать поблизости проезжую дорогу. По узкой тропинке, видимо созданной все тем же человеком, который и смастерил когда-то этот домик, она, наконец, выбралась из тропического леса и оказалась прямиком на пустынной дороге. Возбужденно улыбнувшись, девушка поспешила в сторону виллы.
   К концу жаркого дня ее новое жилище приняло вполне цивилизованный вид. Легкая газовая шторка цвета кофе с молоком, закрывала широкое окно. Так как везти матрас из дома она не захотела, то просто уложила поверх плетеной сетки кровати гору широких пальмовых листьев. Когда же их толщина достигла уровня обычного матраса, новоиспеченная хозяйка застелила постель. Прихватив с собой немного еды и воды, Тори разложила все припасы на стол. Из тумбочки она соорудила небольшой туалетный столик, поставив на него круглое зеркальце, держащиеся с помощью специальных металлических ножек, любимые духи, расческу и всего лишь одну розовую помаду. Все свои найденные на вилле вещи, она уложила в небольшой чемодан и засунула его под кровать.
   - Ну, пожалуй, теперь всё готово.
   Довольная своей работой блондинка ещё раз оглядела комнату.
   Как нестранно, но легкий бриз от моря совсем не залетал в ее бамбуковый домик. И хотя сейчас снаружи гулял слегка прохладный вечерний ветерок, внутри по-прежнему оставалось тепло и спокойно.
   "Жаль только, электричества здесь нет" - С досадой отметила девушка и вышла из лачуги.
   Когда сегодня днем она возвращалась на виллу с этого места, то заметила где-то в полторы мили отсюда целую сеть отелей.
   "Что ж, значит, там я и буду ужинать" - Тот час решила Виктория, выйдя к припаркованной у обочины дороги очередной дорогой спортивной игрушке брата. Решив, что такой вид транспорта ей в ближайшие дни уж точно не понадобиться, она сначала отвезла машину в гараж, а затем уже и прогулялась под вечерним небом до ближайших к ее новому месту обитания отелей.
   На все про все у нее ушло ещё около двух часов. Поэтому лишь около девяти вечера светловолосая девушка подошла к небольшому ресторану, принадлежавшему одному из здешних отелей и заняла место за круглым столиком под открытым небом.
   За весь день Виктория так и не переоделась. На ней по-прежнему красовались лишь короткие шорты и лиф черного купальника. Оставив соломенную шляпку в хижине, она просто расчесала волосы, оставив их лежать на ее слегка загорелых плечах.
   Быстро подошедший официант подал ей меню и зажег на столе круглую кофейную свечу.
   - Спасибо. - Благодарно улыбнувшись, девушка начала изучать толстую папку.
   Однако, не успев пройти взглядом и нескольких страниц разнообразных блюд, она вновь увидела подошедшего к ней официанта.
   Держа в руках бутылку белого вина, он с улыбкой пояснил:
   - Это Вам от одного господина, который сидит за четвертым столиком. Вы позволите наполнить Ваш фужер?
   Одобрительно кивнув головой, молодая женщина не сдержалась, и улыбнулась от столь приятной неожиданности. Заинтересованно покрутив головой в поисках указанного столика, она вдруг снова услышала голос молодого официанта, который тем временем не спеша наливал в ее фужер принесенное вино:
   - Он сидит позади Вас, мисс.
   Резко оглянувшись назад, Виктория не поверила своим глазам.
   Сидя в самой непринужденной позе сразу позади нее, находилось ее временное проклятье. Проклятье, от которого она так отчаянно пыталась сбежать, но, видимо, все старания впустую.
   Слишком уставшая для того, чтобы спорить или отказываться от ужина, она побеждено вздохнула и удивленно вскинула брови.
   - Глазам своим не верю, Джеймс Холт ужинает в одиночестве?
   - Ну вот, а ещё говорили, что всё обо мне знаете. - Беззлобно поддел он.
   Понимая, что принять от него дорогую бутылку вина "Шардонне" и даже не пригласить после этого к себе за стол выглядит не слишком-то прилично.... хотя, какая ей особо разница - ведь он и так почти назвал ее невоспитанной! И все же Виктория, подавив в себе все свои жизненные принципы, вдруг произнесла такое, чего бы никогда прежде от себя не ожидала:
   - Не хотите ли присоединиться?
   - А Вы так и не хотите назвать мне хотя бы часть своего имени? - В свою очередь спросил он.
   - Нет. - Спокойно выдержав его смеющийся взгляд, с непринужденной улыбкой отозвалась она.
   - Ну что ж, Ваша воля. А я вот все же, пожалуй, не против присоединиться к Вам.
   "Наглец!" - Сквозь легкую улыбку прозвала его Виктория.
   "Недотрога!" - Присаживаясь за ее столик, подумал Джеймс.
   Пока они молча выбирали блюда, она то и дело украдкой следила за Холтом. Как бы она лично к нему не относилась, что бы не думала, но одно она поняла точно - этот мужчина до безобразия красив. И почему поначалу она сравнивала его со слащавой мордашкой? Сейчас, внимательно глядя на него, она не могла не отметить его мужественной фигуры, широких плеч и подкаченный торс. Да и лицо его отнюдь не выглядело слащавым. Широкие скулы, небольшой прямой нос, волевой подбородок и открытый лоб - всё говорило о неукротимой воле сей личности. А одурманивающий взгляд черных глаз, наравне с жесткими губами, которые ей вдруг ни с того ни с сего очень захотелось попробовать на вкус - довершали сию картину.
   "Да тут определенно есть во что влюбиться, - с упреком отметила про себя Виктория, - вот только жаль, что вся эта красота - очередная фальшивка. Внутри он все равно остается бесчувственным, жестоким эгоистом"
   Наконец заказав блюда, они в немом ожидании уставились друг на друга.
   Первым прервал тишину Джеймс.
   - Ну, о чем поговорим?
   - А о чем Вы обычно разговариваете со своими девушками?
   - Это зависит от того, что им нравится. А что нравится тебе, помимо таинственности, конечно?
   Проглотив его слишком ранний переход на "ты", Виктория немного задумалась.
   - Я люблю детей. - Широко улыбнувшись, наконец, произнесла она.
   При упоминании о детях, губы Джеймса немного скривилось.
   - Ну, неужели Вы никогда не думали о собственных детях? Дети - это такая радость. Это... это поистине Божья благодать.
   - Меня обычно детьми пытаются только запугать.
   Нервно улыбнувшись, молодая женщина попыталась скрыть свою озадаченность.
   - Это... это очень печально. - Опустив взгляд, проронила она.
   Однако лицо Холта по-прежнему оставалось бесстрастным, и лишь едва заметный огонек в черных глазах выдавал его явную заинтересованность к этой таинственной незнакомке.
   - Прости, но что именно ты находишь печальным в этой ситуации?
   От прозвучавшего в его голосе искреннего удивления, девушка вновь подняла глаза.
   - Ну, может, в Вашей ситуации, это и нормально. Но обычно детей нужно хотеть и любить. К ним нужно стремиться...
   Устав от всей этой лабуды про невинных детишек, он резко прервал ее:
   - Ты замужем?
   Неожиданный вопрос вдруг резко выбил ее из привычной колеи.
   - Нет.
   - Есть дети?
   - ... Нет.
   - И на возраст тебе уже около двадцати пяти, так?
   Немного смутившись от того, что он угадал ее возраст, она отвела взгляд. Она никогда не обращала внимания на года. Свои почти двадцать пять ей по-прежнему казались восемнадцатью. Однако в его устах эта цифра прозвучала, словно он назвал ее дряхлой старухой.
   Так и не дождавшись от нее ответа, Джеймс вытянул под столом свои ноги и, скривив губы в легкой усмешке, не спеша продолжил:
   - Так что ты там говорила про детей? Кажется, к ним все должны стремиться?! А во сколько, в пятьдесят?
   - Всё зависит от самого человека. Нужно просто почувствовать, что ты созрел для такого важного шага и решиться. Между прочим, по среднестатистическим подсчетам - женщины уже начинают думать о детях в двадцать два - двадцать три года.
   - Замечательно. - Растянув улыбку ещё шире, протянул Джеймс. - Так позволь узнать, отчего у такой красивой, серьезной женщины как ты до сих пор нет детей?
   - А вот это тебя совсем не касается. - Холодным тоном кратко проронила она, пригубливая вино.
   Нисколько не смутившись ее тона, мужчина продолжал задумчиво смотреть на собеседницу.
   - Ответ не нужен. Здесь и так всё ясно.
   - Да неужели? - Нервно усмехнувшись, насторожено поинтересовалась собеседница.
   Поразмысли ещё пару секунд, Джеймс, наконец, произнес:
   - За тот короткий промежуток времени, что мы знакомы, без труда можно понять, что ты образцовая хозяйка в доме, привыкшая себя постоянно сдерживать и накапливать все в себе. Обычная человеческая радость для тебя подобна смертельному греху. Ты никогда не жила для себя, все время для кого-то. Из года в год ты старательно закаляла свое сердце лишь холодностью и безразличностью.
   - Я вовсе не безразлична! - Резко перебила его девушка.
   - Возможно, ты к кому-то и небезразлична. - Тут же согласно кивнул он. - Но все это относиться не столько к тебе самой, а скорее всего к кому-то из близких. Ты привыкла быть слишком сдержанной, слишком строгой... и слишком правильной. Ты и понятия не имеешь, кого прячешь в себе. Ты не знаешь, что та, вторая ты любит развлекаться, смеяться и по-настоящему любить жизнь. Ты живешь в своем коконе, боясь выпустить свое истинное "я" на свободу! И если сейчас перед собой я вижу холодную, сдержанную девушку, то внутри нее мне улыбается страстная, немного бесшабашная, манящая особа, которая не хочет ещё иметь детей, потому что она ещё желает пожить для себя. - Закончив свое повествование, он вдруг лукаво улыбнулся и потянулся за своим фужером. - Вот в этом-то мы и похожи, радость моя.
   Виктория по-прежнему ошарашено смотрела на сидящего рядом с ней мужчину. Конечно во всем том, что он сейчас наговорил, она не видела и толики схожести с ее жизнью. Однако его слова не разозлили ее. Не заставили негодующе встать, запустить в него салфетку и убежать из ресторана, хотя шестым чувством она и понимала, что надо бы. Как нестранно, но легкая романтическая атмосфера вокруг, плотный ужин и изысканное вино - сделали свое дело. Молча глядя на Джеймса, Виктория слегка усмехнулась, отметив про себя, что отчего-то больше не чувствует к нему прежнего раздражения. Наоборот, она знает, на что он способен и что из себя представляет, и от этого ей даже стало немного легче общаться с ним.
   - Какая жалость, что Вы всего лишь обычный бизнесмен, в Вас погибает великий психолог! - Насмешливо протянула она.
   - Что поделать, я такой один.
   Он улыбнулся, и она отчего-то почувствовала, как волна взбудораженных мурашек пробежала вдоль ее спины.
   Может от принятого алкоголя, может от духоты этой ночи, собственный вопрос вдруг показался ей вполне уместным:
   - Хочешь затащить меня в постель?
   Его улыбка стала ещё шире.
   - Безумно.
   Его бесстыдная честность настолько рассмешила ее, что, не сумев подавить улыбку, она неодобрительно покачала головой.
   - Я знаю, что ты не поверила ни одному моему слову, когда я говорил о тебе. - Вдруг вновь начал он. - Поэтому-то я и предлагаю тебе свою помощь.
   - Помощь? - Насмешливо переспросила девушка.
   - Я помогаю тебе раскрыться, познать твое второе "я", а ты... - Делая вид, будто призадумался, он слегка сузил глаза и медленным откровенным взглядом прошелся по ее соблазнительным формам. - ... А ты мне расскажешь самые интересные истории и легенды связанные с этим островом.
   Губы Виктории дрогнули в предательской улыбке.
   - Ты не об этом подумал. - Уверенно возразила она.
   Неторопливо протянув руку, Джеймс нежно дотронулся до ее теплой ладони, покоившейся на столе.
   - Конечно, нет. - Признался он. - Но это отнюдь не влияет на мое предложение. Нам будет очень хорошо вдвоем. Давай проведем следующие несколько дней вместе и ты узнаешь, что значит по-настоящему уметь радоваться жизни.
   Словно загипнотизированная, Виктория никак не могла оторвать взгляд от его большой ладони так нежно лежавшей поверх ее собственной. Облизнув пересохшие губы, она словно откуда-то издалека услышала новый вопрос:
   - Как долго ты ещё пробудешь здесь?
   - До следующей среды. - Ее ответ вырвался помимо собственной воли.
   - Значит, осталось ещё целых шесть дней. - Констатировал он. - Забудь на эти шесть дней кто ты такая, где живешь и кто твоя семья. Просто проведи их со мной.
   "Забыть. Остаться. Радоваться с ним жизни, чтобы потом с легкостью расстаться и ни о чем не жалеть" - Предложение казалось очень заманчивым и она вдруг на собственной коже поняла как же легко достаются победы Джеймсу Холту. Но впервые она его не осуждала. Он был прав, сказав, что он всегда остается честен. Он всегда давал выбор своим спутницам - и этот факт не мог остаться незамеченным ею. Этот человек обладал столь сильным шармом и обаянием, что сказать ему "нет" было почти невозможным. Понимая, что готова вот-вот совершить самую большую глупость в своей жизни, Виктория мягко высвободила из-под его ладони свою руку, встала и, достав из кошелька несколько банкнот, бросила их на стол. Затем отвернувшись от него, направилась в дамскую комнату ресторана, чтобы хоть немного привести свои чувства в порядок, а после чего спокойно отправится в свое новое убежище. Она намеренно избегала острого взгляда Холта, боясь, что он поймет ее истинное желание. Едва девушка сделала шаг в сторону от их столика, как позади послышался его приглушенный свист.
   - Боже мой, какие ножки!
   Слегка покачав головой, Виктория усмехнулась и последовала дальше. Как говориться: "Горбатого - могила исправит". Но, похоже, Холту даже и это не поможет.
   Покончив с естественными нуждами, блондинка осторожно выглянула из-за двери дамской комнаты, ища взглядом знакомый силуэт. Но напрасно. Их столик был пуст. Неосознанная грустная улыбка залегла в уголках ее рта. Задумчиво скрестив руки на груди, она прошла мимо многочисленных столиков и побрела к своей пляжной хижине.
  
   В эту ночь она долго лежала без сна. Легкий ветерок за окном то и дело трепал полупрозрачную шторку. Шелест пальмовых листьев, казалось, был настолько силен, что мешал ей заснуть.
   Поражаясь своей глупой затеи перебраться в этот соломенный домик, когда недалеко отсюда стояла фешенебельная вилла со всеми удобствами, Виктория тяжко вздохнула. И зачем она затеяла этот никчемный переезд?
   Но ответ сам собой предстал перед глазами - она не хотела лицом к лицу встречаться с Джеймсом в доме ее брата. Она не хотела, чтобы Холт узнал кто она такая на самом деле. И чем больше она его знала, тем всё больше хотела скрыть свое истинное я.
   Вспомнив о том, что сегодня говорил ей этот мужчина, девушка печально скривила губы.
   "Осталось ещё целых шесть дней... Забудь кто ты такая.... Проведи их со мной... Шесть дней... Всего шесть дней..."
   Отгоняя прочь недавние воспоминания, девушка с силой зажмурила глаза. В эту минуту она просто ненавидела себя за ту минутную слабость, ведь ей так хотелось наплевать на собственные правила и просто сказать ему "да". И он знал это. Знал, но почему-то все же ушёл из ресторана так и не дождавшись ее ответа. Заставив себя ни о чем не думать, она спрятала голову под мягкую подушку, пытаясь заглушись стоны ветра и, наконец, заснуть. Но долгожданный сон так и не принес ей облегчения.
   В эту ночь ей приснился кошмар.
  
   В дикой панике бегущая по больничному коридору, она, надрывая горло, громко кричала о том, что рожает. Ребенку в ее чреве всячески хотелось побыстрее выбраться на свет, но никто из встречающегося на пути больничного персонала не обращал на нее внимания. Она кричала, злилась, умоляла врачей помочь ей, но они, казалось, просто не видели ее. Не выдержав, она опустилась на пол, пытаясь совладать с ужасной болью частых схваток. Распухшие от слез глаза умоляюще смотрели на проходивших мимо нее смеющихся людей. Но наконец, ее молитвы были услышаны и на ее громкий плач подошла пожилая акушерка. Она уже было хотела попросить ее о помощи, но искривленное жуткой гримасой лицо женщины резко остановило ее. С силой поджав губы, акушерка раздраженно проговорила:
   - Ну сколько можно, Виктория?! Когда же ты это уже прекратишь и поймёшь, что ты неполноценна!
   - Мой ребенок... - Почувствовав острую боль от очередной схватки, слабо прошептала девушка.
   Недовольно скривив губы, пожилая женщина вдруг резко наклонилась к ее полусогнутым коленям и через мгновение на ее руках появилось маленькое тельце новорожденного малыша.
   Облегченно вздохнув, Виктория прислонила голову к стене, однако последующее видение заставило ее легкие разорваться от безумного крика. Злобно ухмыльнувшись, женщина вдруг со всей силы сжала ее малютку и швырнула новорожденного на пол. Ее безудержные крики заполнили весь больничный коридор. Добравшись до обездвиженного тельца, она прикоснулась к холодной коже и, перевернув ребенка на спину, с ужасом воззрилась на улыбающиеся лицо бездушной резиновой куклы.
   - Ты неполноценна, Виктория. - Прозвучал откуда-то позади злобный смех акушерки. - У тебя никогда не будет собственных детей. Ты никогда не поймешь, что же такое быть настоящей матерью. Никогда!
  
   Проснувшись поздним утром, Виктория на секунду зажмурилась от яркого солнца и краем уха уловила непонятный шум, доносящийся откуда-то снаружи. Всё лицо щипало от пролитых во сне слез. Аккуратно притронувшись ладонью к щеке, она отметила небольшую припухлость и недовольно поморщилась. Достав из небольшой упаковки влажную салфетку, блондинка промокнула лицо и посмотрела на себя в маленькое зеркальце. Картина показалась ей ужасно отвратительной: опухшие красные глаза, помятая кожа, взлохмаченные волосы. Наспех причесавшись, она вновь одела свой черный купальник, но, достав из чемодана широкие голубые шорты с коротким топиком того же цвета, тут же прикрыла его. Взяв в руки бутылку чистой воды и зубную пасту с щеткой, девушка уже хотела выйти на пляж, как вдруг поняла чем же таким оказался непонятный ей доселе шум. С ее маленького пляжа доносилась музыка!
   На секунду остолбенев, она прислушалась. Играла одна из старых медленных песен Мадонны. Несколько лет назад она и сама заслушивалась этой красивой мелодией, но она уж никак не думала, что сможет вновь услышать ее здесь, на практически необитаемом пляже. Выглянув в окно, она тут же увидела два пляжных шезлонга и большой белый зонт, воткнутый в песок между ними. Небольшой магнитофон, стоящий неподалеку, играл свою красивую мелодию.
   Виктория присмотрелась.
   Один из лежаков был занят. Чьё-то широкое, довольно не маленькое тело расслабленно нежилось на нем. Предположив, что это кто-то из местных туристов, девушка недовольно скривила губы. Похоже, ее уединение будет уже не столь уединенным.
   Выйдя из хижины, Виктория не спеша направилась к незваному гостю.
   - Простите, Вы... - Мягко начала она, но увидев чуть насмешливую улыбку своего посетителя, ее лицо резко переменилось. И едва не зарычав от негодования, она, наконец, послушалась его вчерашнего совета и, сняв с себя холодную маску, свирепо прокричала:
   - Нет. Это уже переходит все границы! Вы... - Кинувшись к свободному шезлонгу, блондинка безуспешно попыталась сложить его. - ... Вы не имеете права здесь находиться.
   - Я не имею права? - Весело переспросил мужчина, приподнимая с глаз солнцезащитные очки.
   - Да, не имеете права!
   - Прости, это что, твой частный пляж?
   Ей очень хотелось солгать, сказать что-нибудь острое в ответ на его издевательскую усмешку. Но что толку? Она нутром чувствовала, что даже если и солжет Холту о том, что это ее частный участок, он не полениться и выяснит правду.
   - Нет. - Сокрушенно призналась она.
   - Тогда не вижу причин, почему я не могу здесь находится. - Надвинув очки обратно на глаза, брюнет не спеша скрестил руки за головой и поудобнее расположился на шезлонге.
   - Да просто потому, что я заняла это место первая! - Возмутившись ещё сильней, громко пояснила разбушевавшаяся блондинка.
   - О, Боже, - наигранно потянул Джеймс, - а тебе в детстве разве не говорили, что быть жадиной нехорошо?! И вообще, милая, не нужно так злиться. Я не такой как ты, мне места не жалко, так что прекращай истерику и забирайся на свободный шезлонг.
   Нет, этот тип просто несносен! Ей итак сегодня уже пришлось несладко после приснившегося кошмара, так теперь ещё и этот решил последние нервы вымотать.
   - Ты не должен быть здесь! - Чуть ли не плача от обиды, выговорила она. - Да как ты вообще нашел это место? Ты... ты что, следил за мной?
   - Я вчера так и не дождался ответа на свой вопрос. - Словно ни в чем не бывало, произнес Холт.
   - Ответ: нет, нет и ещё раз нет! - В жгучей ярости выкрикнула девушка.
   - Уже поздно. - С легкой улыбкой на губах, отозвался он. - Я ожидал ответа вчера, а не сегодня. Кстати, интересная лачуга, ты в ней живешь?
   Ей дико захотелось чем-нибудь зашвырнуть в этого ужасно довольного собой зануду. Зануду, обладающим чертовски сексуальным телом. Упругие рельефные мышцы на груди, говорили о том, что он нередкий гость в фитнес студиях. Широкие плечи, подкаченный живот, крепкие руки - так и притягивали ее изголодавшийся взгляд.
   Резко одернув себя, Виктория в бешенстве топнула и, вытянув руку в сторону от пляжа, четко произнесла:
   - Пошел вон!
   - Ай-ай-ай, - качая головой, подразнил ее Джеймс, - как грубо.
   Втянув полные легкие воздуха, она попыталась хоть немного остыть и успокоиться.
   - Хорошо. - Уже более сдержано, продолжила строптивица. - Не уйдешь ты - уйду я!
   Круто развернувшись на месте, она прямиком направилась к своему бамбуковому домику. Убрав зубную пасту с щеткой в свою сумочку, девушка вновь выбежала из лачуги и поспешно направилась в глубь острова.
   "Если ему так приспичило загорать именно на этом пляже - что ж, пожалуйста, пускай остается, индюк несчастный. Полежит в одиночестве час-другой и уйдет, никуда не денется. Ведь он всю жизнь только и занимал номера "Люкс" в самых роскошных отелях мира. Что он будет делать на маленьком пустынном пляже без привычной роскоши?!"
   Заглянув в одну из дамских комнат ближайшего кафе, Виктория, наконец, закончила свою утреннюю процедуру и вернулась на свежий воздух.
   Заняв свободный столик, девушка заказала чашку горячего капучино и пару слоеных булочек с шоколадной начинкой.
   Заприметив подходящего к ней Холта, она демонстративно отвернула голову. Увидев краем глаза, что он, похоже, совсем не заметил ее протестующего жеста и вот-вот сядет за ее столик, Виктория устало вздохнула.
   В темных шортах и легкой футболке он смотрелся словно молодой подросток, только что поступивший в колледж.
   "Подлецу всё к лицу!" - Тут же съязвила про себя блондинка.
   - Тебе ещё не надоело меня преследовать? - Слишком безразлично спросила она, смотря на двух маленьких детей, играющих в небольшом детском бассейне при кафетерии.
   Джеймс невинно улыбнулся и слегка пожал плечами.
   - Прости, мне больше нечем заняться. Мой друг, ради которого я сюда приехал, остался дома, вот и приходится хоть как-нибудь коротать время.
   Конечно не все из сказанного им было чистой правдой, но Джеймс не собирался признаваться в этом самой Виктории. А правда была лишь в том, что он не уезжал из Крита только из-за нее. Едва он узнал, что его давний друг Стивен Блэк отложил свою намеченную поездку, он уже было собрался покинуть остров, как вдруг увидел ее, ту острую на язычок амазонку с парома и, не сдержавшись, тут же заказал ей бутылку "Шардонне". С этого-то все и началось. Теперь ему абсолютно не хотелось уезжать. А, казалось бы, самый скучный отпуск в его жизни становился все интересней и захватывающей. Оповестив своего секретаря о том, что останется здесь ещё на некоторое время, он дал ему несколько срочных деловых поручений и вновь принялся вспоминать грозную воительницу с медовыми волосами и наичистейшими голубыми глазами. Посмотрев на нее сейчас, он в сотый раз улыбнулся столь правильно подобранному к ней слову: "воительница".
   Наконец, отвернувшись от резвящихся в воде детей, Виктория одарила его своим раздраженным взглядом.
   - Ради Бога, Джеймс, я уже устала. Лучше поохоться за менее несговорчивой юбкой.
   Черные глаза насмешливо блеснули.
   - Не могу. На данный момент меня не привлекают юбки. Мне больше по душе голубые шорты.
   Натянуто улыбнувшись его остроумию, Виктория расплатилась за свой заказ и встала из-за стола.
   - Как хочешь. - Устало проговорила девушка. - Если тебе совсем не жаль своего времени, можешь бегать за мной, как хвостик. Мне все равно.
   Надев на плечо сумку, она покинула кафе.
   Джеймс, как нестранно, даже не двинулся с места.
   Бесцельно прогуляв по острову около пяти часов, ее ноги, наконец, не выдержали. Спустившись к очередному песчаному пляжу, она заплатила за широкий шезлонг, предоставленным отдыхавшим одним из ближайших отелей, и удобно расположила на нем свое уставшее тело. Заказав себе свежий ананасовый сок, девушка медленно потягивала его из трубочки, одновременно наблюдая за оживленными отдыхающими.
   Через несколько часов, когда новая толпа постояльцев отеля выбрались на вечерний пляж, Виктория поняла, что находится в самом центре непрекращаемого детского гула. Ее шезлонг со всех сторон оккупировали молодые мамаши со своими детьми. Обычно она никогда не была против детской компании, но сейчас терпеть громкие крики веселых малышей давалось ей с огромным трудом. Пытаясь отвлечься от их неугомонного лепетания, девушка прислушалась к разговаривающим между собой женщинам.
   - Эдвард впервые шевельнулся в моем животе на четвертом месяце беременности. Это было так волнующе!
   - Да-да! - Тут же подхватила вторая мамаша. - Каждый раз, когда я чувствовала внутри себя очередной толчок, я говорила об этом Марку, но стоило ему только подойти, как Даниэль сразу же прекращал движения.
   - Бедняжка. - Сочувственно улыбнувшись, проговорила новая подруга. - Помню, когда я рассказала Джастину о своей беременности, он был на седьмом небе от счастья и на следующий же день принес мне в подарок изысканное ожерелье из черного жемчуга.
   Вся компания вдруг резко заохала, оценив столь яркий жест мужа счастливой подруги.
   - А когда я рожала Мелинду, то попросила акушерку...
   Слушать все это дальше Виктория была просто не в состоянии. Быстро одевшись, девушка стремительно покинула пляж. Тучное небо над головой, как ничто лучше подходило ее настроению. Между тем, вновь подняв голову, она озадаченно свела брови. Похоже, этой ночью будет нешуточный шторм. Всего за полчаса все небо затянулось свинцовыми тучами, а мелькнувшая на горизонте критского моря яркая молния тот час подтвердила столь неутешительные ожидания.
   Для этого острова шторм в августе - просто неслыханное явление!
   В любом другом случае, Виктория, даже не раздумываясь, направилась бы на виллу, чтобы пережить сегодняшнюю ночь. Но сейчас ей было так плохо, что она, ни о чем не заботясь, не спеша брела к маленькому одинокому пляжу, спрятанного от всего мира среди зарослей зеленых пальм. Пока она добралась до своей хижины, ветер уже не на шутку разбушевался и, играючи кружа в воздухе мелкий песок, то и дело норовил направить его ей в глаза. Острые, как у бритвы, осколки разбивающихся о песок волн, неприятно хлыстали обнаженную кожу ног.
   Из-за затянутого неба стемнело намного раньше обычного, но все же девушка сумела разобрать, что на оставленных Холтом шезлонгах никого нет. Зайдя в хижину, она ничуть не удивилась, что внутри ее ждал такой же громкий свист ветра, что и снаружи. Увидев разбросанную по полу косметику, что ранее стояла на туалетном столике, Виктория безразлично убрала от нее взгляд. Беспощадный ветер люто теребил прозрачную занавеску, угрожая сорвать и унести ее прочь, но и на это ей сейчас было абсолютно наплевать. Сняв легкие шлепанцы, она не раздеваясь легка в свою постель.
   Снаружи раздался сильный громовой грохот и первые капли тропического дождя, наконец, коснулись земли. Но замкнувшуюся в себе девушку, казалось, совершенно ничего не волновало. Ее не страшила ни непогода, ни сильные волны разбушевавшегося моря, ни даже хрупкое строение этой лачуги, которая в любой момент могла просто рассыпаться. Плотно укутавшись простынями, Виктория как нестранно очень скоро заснула, вновь погрузившись в свой очередной беспокойный сон.
  
   На этот раз ей приснился Себастьян.
   Подняв ее на руки, он со счастливой улыбкой пронес ее через порог их собственного дома. На ее безымянном пальце сверкнуло золотое кольцо, а белое подвенечное платье идеально смотрелось на точеной фигурке новоиспеченной жены. Счастливо рассмеявшись, Виктория блаженно прикоснулась ладонью к его щеке.
   - Я так счастлива, милый. - Послышался откуда-то издали ее собственный голос.
   Прикрыв веки, она утонула в его чарующем поцелуе.
   Однако стоило ей только открыть глаза, как она очутилась в центре маленькой комнаты. Оглянувшись по сторонам, Виктория заметила небольшую детскую колыбельку. Медленно подойдя к ней, девушка ласково провела рукой по нежной ткани детского розового одеяльца. Слегка приподняв его, она увидела, что колыбель пуста.
   - Ну и долго эта кровать ещё будет пустовать? - Донесся с порога рассерженный голос Себастьяна.
   Обернувшись, она встретилась с разъяренными глазами супруга.
   - Ты, никчемная тварь! - Мигом оказавшись возле нее, он схватил ее за волосы и потащил к окну. - Ты всего этого хотела, да? Ты об этом мечтала?
   Мельком окинув взглядом их дом с небольшим участком земли, девушка вновь испуганно посмотрела на стоящего рядом с ней мужчину.
   - Так вот знай: ничего из этого у тебя никогда не будет. - Резко сорвав с ее шеи жемчужное ожерелье, проревел он.
   Опустившись на колени, Виктория со жгучими слезами на глазах принялась собирать рассыпавшиеся драгоценные камни с пола, бережно прижимая каждую черную жемчужину к груди.
   - Ты никогда не будешь этого иметь! - Вновь прокричал Себастьян. - У тебя не будет ни детей, ни мужа, ни собственного семейного очага. Ты навсегда останешься одна. И зачем только ты вообще родилась на свет?!
   Подбежав к детской кроватке, он быстро поднял ее и со всей силы зашвырнул в стену.
  
   - Нет! - До сих пор слыша хруст ломающихся деревянных перекладин, прокричала Виктория.
   Сев поперек кровати она часто задышала, пытаясь очистить голову от приснившегося кошмара. На улице до сих пор стояла глубокая ночь, но из-за постоянно сверкающей молнии, видимость была безупречной. За окном по-прежнему бушевал ураган. Легкая шторка все же слетела и через широкое окно девушка отрешенно посмотрела на огромные волны разъяренного моря.
   Прикоснувшись рукой к своей мокрой щеке, Виктория поняла, что снова плакала во сне. Как ни старалась она выбросить из головы приснившийся кошмар, но так и не смогла. Перед глазами по-прежнему стояло разъяренное лицо Себастьяна.
   "... Виктория, ты неполноценна!..."
   "... У тебя никогда не будет ни детей, ни мужа, ни собственного семейного очага! Ты навсегда останешься одна!..."
   "... Ты предлагаешь усыновить чьего-то ублюдка? Ну нет, дорогая, мне нужны свои дети. Свои!..."
   "... Или, может быть, ты хочешь, чтобы я трахал тебя день и ночь напролет в безрезультатной надежде, что ты, наконец, понесешь?..."
   "... И зачем только ты вообще родилась на свет?!"
   Реальное и выдуманное - всё смешалось в неугомонной памяти. Обхватив тяжелую голову руками, Виктория забилась в истерике. Скопившиеся эмоции, наконец-то, нашли выход и теперь с неудержимой силой обратились против нее же самой. Не помня себя от горя, девушка вдруг встала с постели и вышла под проливной ливень. Смотря куда-то в пространство перед собой, она не спеша направилась прямо в объятия облизывающейся морской пучины. Слабо ощущая, как ее ноги утопают в воде, девушка двигалась все дальше и дальше. Дикий свист ветра резал слух, но Виктория его не слышала, в ее голове блуждала лишь одна единственная фраза:
   ачем ты только вообще родилась на свет?!"
   А действительно, зачем? Чего ей ждать в этой жизни? Ради чего жить?
   Крутая волна с силой захлестнула ее, после чего медленно скатилась до талии.
   Шаг.
   Еще шаг.
   Оказавшись по плечи в воде, она практически перестала различать темные тучи над своей головой. Неукротимые волны одна за другой настигали ее, не давая возможности вдохнуть свежий воздух. Поздно осознав, что она делает, девушка резко дернулась и попыталась выбраться на сушу, но было уже слишком поздно. Нахлебавшись воды, Виктория почувствовала, как ее движения начинают замедляться. Ноги подкосились, глаза запеленало одно большое мутное пятно. Потеряв сознание, ее тело расслабилось, позволяя бурным водам покорно нести себя по волнам.
   Он увидел ее, когда она уже по самые плечи стояла в воде. Молясь про себя, чтобы не было ещё слишком поздно, Джеймс кинулся к грозной пучине. Оказавшись в воде, он на мгновение потерял ее из вида, но через пару глубоких нырков вновь увидел копну золотых волос, скрытую толстым слоем морских волн. Обхватив руками податливое тело, мужчина выволок утопленницу на сушу и, отойдя подальше от пляжа, положил холодное тело на траву.
   Пытаясь вспомнить уроки первой помощи, он приложил свои скрещенные ладони к ее сердцу и начал отсчет:
   - Раз, два, три. Вдох. Раз, два, три...
   На его небывалое облегчение после третьего раза спасательных процедур, Виктория едва заметно вздохнула и тут же начала захлебываться собственным кашлем. Перевернув ее на живот, он бережно поддержал девушку за плечи, пока она опустошала свои легкие.
   Когда же со смертельной опасностью было покончено, Джеймс перестал сдерживаться и с огромным удовольствием дал выход своим эмоциям:
   - Какого черта, позволь узнать, ты вытворяешь? - Взорвался он. - Что, жить надоело?!
   Все ещё оплевываясь соленой водой, Виктория не совсем понимала, что с ней происходит. Приняв крик Холта за прошлые упреки Себастьяна, она хрипло выдавила:
   - Оставь меня.
   - И это называется: огромное спасибо тебе, дорогой Джеймс. Ты спас мне жизнь! - Иронично заметил Холт, вновь подняв ее на руки и относя в хижину. - Хотя, ничего другого я от тебя и не ожидал.
   Горячее тепло его тела немного приободрило ее. Подняв голову и встретившись взглядом с черными глазами, Виктория, наконец, осознала весь ужас ситуации, которую сама же и создала.
   - Поздно цепляться за меня, словно утопающая за спасательный круг. - Почувствовав, как сильно она обхватила его шею своими дрожащими руками, бросил ей Джеймс. - На сушу уже выбрались, детка.
   Поставив ее перед собой, он судорожно стал срывать с нее мокрую одежду, одновременно стараясь разогреть озябшую кожу резким растиранием своих ладоней. Наконец, когда ее руки и ноги приобрели слегка розовый оттенок, он удовлетворенно кивнул и позволил ей лечь в кровать. Затем так же быстро скинул мокрую одежду с себя и, укрывшись простынями, крепко прижал к себе дрожащее тело этой взбалмошной девчонки.
   - Виккторрия... - Простучала зубами девушка у самого уха своего спасителя.
   - Что? - Холт непонимающе сдвинул брови.
   - Меня ззовут Виктория. - Вновь повторила она. - Не хочу спать сс мужчиной, который даже не ззнает моего иммени.
   - Ну что ж, рад познакомиться с тобой Виктория. Меня зовут Джеймс. - Игриво усмехнувшись, отозвался мужчина. - А теперь, когда со знакомством покончено, давай спать.
   Ее золотая макушка слегка пошевелилась.
   - Я не хочу спать. Я ззамерзла.
   - Я тоже. - Вздохнув, произнес он. - И боюсь, что эти простыни нас ещё не скоро согреют.
   Дрожа всем телом, Виктория сплела свои ноги с его ногами, стараясь как можно крепче соединиться с ним.
   - Не хочешь поделиться, почему ты на это пошла?
   Отрицательно покачав головой, она уткнулась ему в плечо.
   - Я так и думал. - Хмыкнул брюнет, а она отчего-то поняла, что он улыбается.
   Решив хоть как-то отвлечься от пронзающего тело холода, Джеймс вновь спросил:
   - Ну, а о чем бы тебе со мной, кроме детей, конечно, хотелось ещё поговорить?
   Немного подумав, Виктория, наконец, подняла голову:
   - О твоем предложении.
   Его пронзительные черные глаза встретились с ее аквамариновыми.
   - И что же ты мне хочешь сказать?
   - Я согласна. - Тихим шепотом произнесла девушка, прислоняясь губами к его рту.
   Его ответа не пришлось ждать слишком долго. Жадно прижавшись к мягким девичьим губам, его язык скользнул внутрь ее рта, создавая немысленную игру ощущений. Словно боясь потерять, Виктория ещё сильнее прижалась к мужскому торсу, неистово отвечая на жаркие поцелуи. Точно издалека до нее донесся ее собственный протяжной стон и, не сдержавшись лежать в одной и той же позе, она перелегла на его широкую грудь и слегка приподняв колено коснулась его распаленного паха.
   - Малыш, подожди. - Хрипло проговорил он, шумно вбирая в себя воздух. - Боюсь, я не готов к такому повороту событий. У меня с собой нет даже ни одного презерватива.
   Одурманено посмотрев в его затянувшиеся желанием глаза, она лукаво улыбнулась в ответ.
   - А они и не нужны. - Ласково промурлыкала искусительница, продолжая разогревать коленом его плоть. - Поверь, пугать тебя детьми я не собираюсь.
   - Но...
   - Ш-ш-ш... - Приложив палец к его губам, вновь улыбнулась блондинка. - Я принимаю таблетки.
   Большего объяснения ему и не надо было. Резко перевернув ее на спину, Джеймс прислонился губами к ее груди. Дотронувшись кончиком языка до ее соска, он пару раз обвел вокруг него небольшую ось, затем обхватив возбужденный бугорок губами, со стоном втянул его в рот. Виктории показалось, что ее пронзило молнией. Резко выгнувшись под ним, он спрятала свои ладони в его темных волосах.
   - О, Боже! - Тихо простонала она. - Со мной такого ещё никогда не было.
   - Совсем? - Подняв свое улыбающееся лицо, лукаво спросил Джеймс.
   - Я имею в виду, что я ещё никогда так сильно не загоралась от одних поцелуев.
   Тихо засмеявшись, Холт вновь приник к ее губам. С каждой новой минутой их поцелуй становился всё более неистовей и горячей. Крепко обняв его за шею, Виктория вдруг решила перехватить инициативу в свои руки.
   Продолжая поцелуй, она заставила его приподняться и сесть посреди постели. Безмолвно подчинившись ей, Джеймс с трудом удержал равновесие, почувствовав как ее ладонь медленно, но решительно прикасается к его паху.
   - Виктория, что ты делаешь? - Почти по слогам проговорил он последние слова.
   Задорно улыбнувшись, девушка тихо прошептала:
   - Как, что? Пытаюсь согреться, разве не чувствуешь? - Полусмеясь прошептала она. - И кстати, я Тори. Зови меня просто Тори.
   Наблюдая за легким подрагиванием его опущенных век, она смело прикоснулась к его твердой плоти. Нежно проведя ладонью вниз, а затем вверх, его искусительница, улыбаясь, бесстыдно прошептала:
   - Так, милый? Тебе нравится?
   В его резко раскрытых глазах, она прочла неудержимое желание.
   Не отрывая свой взгляд от ее лица, Джеймс пошел в ва-банк.
   Медленно проведя ладонью по внутренней стороне ее бедра, он прикоснулся к самому сердцу женского естества. Теперь настала очередь Виктории закрыть глаза от переполнявшего тела блаженства. Облизнув свои пересохшие губы, она едва сдержала громкий мучительный стон.
   - Вот так, девочка, моя. Вот так... - Ласково шептал Джеймс, проникая в нее своими пальцами все глубже и глубже. - Вот видишь, ты и сама такая мокрая, так что поздно строить из себя неприступную королеву.
   Распахнув веки, Виктория вдруг призывно улыбнулась, и в ее аквамариновых глазах зажегся дьявольский огонек.
   - Скажи, что я твоя королева. - Мягко прошептала она.
   На этот раз все свое самообладание потребовалось Холту. Стиснув зубы, он громко выдохнул, призывая последние остатки своего самоконтроля, чтобы тут же не накинуться на озорную плутовку и не вонзиться в нее в своем безумии.
   Спустя пару секунд он все же смог взять себя в руки и слегка усмехнувшись, медленно покачал головой.
   Резко уложив его на спину, она вновь повторила свою просьбу.
   - Нет. - Продолжая сопротивляться, бросил ей Холт.
   Тогда взобравшись на его бедра, девушка направила кончик его мужского естества в себя и, слегка вобрав его плоть, настойчиво потребовала:
   - Скажи, что я твоя королева!
   Лицо Холта побагровело от столь неистовой пытки. Тяжело дыша, он, все ещё продолжая смотреть ее в глаза, хрипло произнес:
   - Ты не королева. Ты сущая распутница. - И услышав звонкий смех Виктории, обхватил ее ягодицы рыками, вонзаясь в ее нежное лоно.
   Темп стремительно нарастал. Набирая все большие обороты, Виктория вновь прикрыла глаза, ощущая, как горячая волна внутри нее готова вот-вот превратиться в раскаленную лаву. И кто бы мог подумать, что обычный секс может быть настолько невероятным. Ей было хорошо, как никогда в жизни. Сейчас при свете столь ярких ощущений, ей показалось, что всё чем она раньше занималась в постели с Себастьяном было невинными забавами. И кто бы мог подумать, что такие столь сильные ощущения ей сможет подарить именно Джеймс Холт!
   Почувствовав, как ее тело постепенно начинает вздрагивать в блаженных судорогах, она открыла глаза и встретилась с довольными глазами любовника. Громко простонав в последний раз, она обессилено рухнула ему на грудь.
   Отдышавшись, они оба молча осмысливали случившееся.
   Шум ветра уже не так резал слух, но яркие блики молнии по-прежнему терзали ночное небо.
   Почувствовав, как его пальцы ласково теребят ее волосы, Виктория решила прервать затянувшуюся тишину.
   - Знаешь, а ты очень упрямый.
   Слабое подрагивание его плеч, подсказало ей, что он смеется.
   Подняв голову, она вопросительно заглянула в его святящиеся лаской глаза.
   - И все же, почему ты так упорно не хотел произносить эти слова?
   Мягко улыбнувшись, Джеймс неторопливо убрал с ее лба выбившийся локон.
   - Потому что... обычная королева тебе и в подметки не годится.
   - Льстец.
   - Это точно. - Согласился Холт и, перевернув девушку на спину, призывно произнес. - Ну что, готова ко второму тайму?
   - Так точно, сэр! - Весело отозвалась Виктория, с готовностью подчиняясь любому его требованию.
   Пересытившись страстными занятиями любовью, Виктория блаженно лежала на животе. Спрятав руки под подушкой, она молча смотрела в широкое окно хижины.
   "Надо бы новую шторку повесить" - Лениво подумала девушка и тут же тихо ахнула от пронзающего тело наслаждения.
   Лежа на правом боку рядом с ней, Джеймс не спеша проводил кругообразные движения, начиная от обнаженных плеч и заканчивая на мягких сексапильных ягодицах своей незабываемой амазонки.
   - Ты прекрасна. - Прошептал он, целуя ее загорелое плечо.
   Растянув губы в блаженной улыбке, Виктория тихо отозвалась:
   - Ты тоже.
   Нехотя перевернувшись на спину, она с интересом посмотрела на умиротворенное лицо Холта.
   - Ну, и какие же у нас ожидаются планы на ближайшие пять дней, не считая того, что уже один из них мы потратили на любовные забавы?
   - Тебе не понравилось?
   - Ты же знаешь - жутко понравилось, но хотелось бы ещё иногда и погулять. Пять дней не вылезать из постели - я не выдержу.
   Неопределенно пожав плечами, Джеймс с улыбкой предположил:
   - Ну, это ты же у нас эксперт в этой области. Выбирай любое место, завтра съездим. - И сверкнув своими дьявольскими глазами, тихо добавил. - Мне будет очень интересно послушать Ваши невероятные рассказы, мой дорогой гид.
   Немного поразмышляв, Виктория вдруг широко улыбнулась.
   - Хорошо, тогда может быть, завтра совершим маленький круиз на прилежащий к Криту маленький островок Спиналонга?
   - Как пожелает моя королева! - С готовностью согласился Джеймс, вновь притягивая ее в свои объятия.
  
   Проснувшись ранним утором следующего дня, Виктория недоуменно оглянулась по сторонам. В небольшой комнатке бамбуковой хижины, она находилась совсем одна. Быстро поднявшись, девушка достала свой чемодан и, просмотрев находящиеся в нем вещи, выбрала на сегодняшний день короткое платье-сарафан белого цвета. Наконец, приведя себя в порядок, она вышла из хижины.
   Джеймс был на пляже. Крутясь возле одного из шезлонгов, он не заметил ее появления.
   - С добрым утром. - Приветливо улыбнулась она.
   Подняв на нее свое сосредоточенное лицо, губы Холта тут же разошлись в своей коронной обворожительной улыбке.
   - Привет, малыш.
   Пристально смотря друг на друга, казалось бы, целую вечность, Виктория, наконец, отвела взгляд от этих чарующих черных глаз и посмотрела на его работу.
   - Вижу, ты нашел шезлонги?!
   - Да. Нашел их в пальмовой роще, недалеко отсюда. Я их немного подлатал, теперь вроде держаться. Но вот зонту повезло меньше, с ним придется попрощаться.
   - Ну, что ж, значит, будем лежать без зонта. - Непринужденно улыбнулась она. - Кстати, что с нашей поездкой? Она все ещё в планах?
   - Конечно. Я оставил машину на дороге, осталось лишь заехать в отель. Мне нужно переодеться. И сразу же едем.
   - Отлично.
   Яркое солнце снова парило над облаками. Ужасы прошедшего шторма остались лишь в воспоминаниях.
   Подъехав к зданию отеля, они вошли в просторный холл. Завидев в дверях своего хозяина, управляющий отеля тут же подошел к нему и, слегка понизив голос, начал что-то изъяснять. Деликатно отойдя в сторону, Виктория осмотрелась по сторонам.
   "Ретимно Стар ДеЛюкс" - шестизвездночный отель, коим владел Холт, славился своей роскошью и великолепием, но отнюдь не его шик заинтересовал девушку. Заметив в центре холла круглый бассейн для рыб, она с интересом принялась рассматривать довольно крупных особей, которым, казалось, очень нравилось, чтобы их трогали. Этот вывод сделался потому, как стоящий у каменной кромки бассейна мальчик, засунув руку в воду, свободно водил ей по разноцветным спинам подплывающих к нему рыб. Заглядевшись столь необычной картиной, Виктория не сразу заметила, как подошедший ранее к Джеймсу управляющий, продолжая свой доклад начал куда-то уводить его. Спохватившись, девушка направилась вслед за удаляющимися. Но едва она только решила пройти в широкую арку следующего небольшого зала, как вдруг на ее пути появились двое гигантов, одетые в строгие черные костюмы с темными очками на глазах. Преградив ей путь, они бесстрастно уставились на нее.
   - Она со мной. - Громко объявил Джеймс, появляясь из прегражденного проёма.
   Подойдя к растерянной Виктории, он мягко улыбнулся ей и, взяв под руку, повел в сторону открытых лифтов. Всунув карточку-ключ от своего номера в специальный проем, мужчина выбрал на подсвечивающийся панели самый верхний этаж.
   - Прости, мне не следовало оставлять тебя.
   - Кто эти люди? - До сих пор пребывая в каком-то неприятном ощущении, спросила его девушка.
   - Охрана.
   - Чья: отеля или твоя?
   - Моя личная. - Говоря о них, словно о паре вполне обычных вещей, что пребывают в быту у каждого смертного человека, просто ответил он.
   Слегка сведя брови, Виктория попыталась понять, зачем ему нужна охрана на этом райском островке?
   - Тогда почему твои люди не сопровождают тебя за пределами отеля?
   Улыбнувшись кончиками губ, Холт приобнял ее за талию и, нежно проведя большим пальцем вдоль мягких девичьих губ, тихо проговорил:
   - А ты действительно хотела бы, чтобы они всегда были рядом?
   Быстро поняв его тонкий намек об их уединенной хижине, где любой ее стон был прекрасно слышан за пределами бамбуковых стен, блондинка пристыжено опустила глаза.
   - Не волнуйся, любовь моя, - продолжая улыбаться, прошептал он, - они останутся в отеле. Воспринимай их, как свою дамскую сумочку, которая повсюду путешествует с тобой.
   - И все-таки, зачем тебе эти люди на острове, если ты совсем не пользуешься их услугами?
   Прислонившись лбом к ее лбу, мужчина тихо пояснил:
   - Положение обязывает.
   Потерявшись в его бездонных глазах, Виктория словно со стороны услышала свой голос:
   -А у тебя такое важное положение?
   Холт усмехнулся, медленно продвигаясь к ее полураскрытым губам.
   - Ну... есть немного.
   Нежный поцелуй подействовал на нее одурманивающей любого наркотика. Не заметив, как лифт остановился и прямо перед ними предстал просторный холл "президентского" номера занимающего весь этаж, Виктория с огромным трудом прервала поцелуй.
   - Джеймс... экскурсия.
   - К чёрту. - Хрипло выдавил он, вновь притягивая ее податливое тело к себе.
   Вложив в голос как можно больше укоризненных ноток, девушка тихо простонала:
   - Джеймс... пожалуйста! - О чем же именно она его сейчас просила, Виктории и сама не знала.
   Прикоснувшись дрожащими руками к пуговицам его рубашки, она старалась как можно быстрее расстегнуть их. Казалось в этот момент, Виктория и сама не понимала, что ее слова значительно отличаются от ее действий.
   - Я очень хочу на экскурсию... - Хрипло прошептав ему на ухо, она потянулась к ремню его брюк.
   Скинув с себя расстегнутую рубашку, Джеймс легким движением руки сбросил с ее плеч белоснежные бретельки летнего платья.
   - Я тоже. - С деланной серьезностью проговорил он. - Но ты же не станешь отрицать, что нам обоим просто необходимо принять холодный душ, минимум для того, чтобы очистить кожу от морской соли.
   - А максимум? - Тихо смеясь, спросила девушка.
   Слегка отстранившись, мужчина с нескрываемым восторгом осмотрел ее обнаженное тело, после чего заглянул ей в глаза.
   - А максимум, чтобы я не набросился на тебя прямо здесь, любя до потери чувств.
   Подняв ее словно пушинку, он понес свой драгоценный груз в небольшую мраморную комнату.
   Приняв вместе душ с переменными занятиями любовью в просто немысленных позах, Виктория ощутила в себе новый приток сил и жгучего желания побыстрее пуститься в путь. Пока она доделывала последние штрихи своего туалета, Джеймс заказал еду в номер. Наспех перекусив, он удалился в одну из спален. Его номер был роскошным с несколькими огромными комнатами. Найдя в одной из них своего мужчину, Виктория прислонилась к косяку, бесшумно наблюдая за тем, как он надевает на себя свежую белую рубашку с коротким рукавом, заправляя ее под светло-голубые джинсы.
   - Ты спаришься. - Тихо произнесла она, с восторгом смотря на этого обаятельного мужчину.
   - Я уже привык. - Озорно подмигнув ей, он направился к шкафу с вещами.
   - Я тут решил прихватить пару вещей с собой, чтобы больше не возвращаться в отель. Кстати, если хочешь, можем заехать и к тебе. Может, и тебе тоже что-нибудь да понадобится. В каком отеле ты становилась? Случайно, не в моём?
   - Чтобы остановиться на неделю в твоем отеле у меня денег не хватит. - Сквозь легкую улыбку проговорила девушка и, слегка опустив взгляд, наконец, зашла в комнату.
   - Джеймс, прежде чем мы пойдём дальше... я бы хотела попросить тебя кое о чем.
   Поймав его настороженный взгляд, она тихо договорила:
   - Не спрашивай меня о том, где я остановилась, кто я такая и о моей повседневной жизни. Достаточно того, что ты итак знаешь.
   - Почему?
   Господи, ну как же объяснить этому человеку, что она итак намного ближе к нему, чем он думает?!
   - Да какая тебе разница? - Немного резко бросила она. - Нам осталось быть вместе всего четыре дня, а затем каждый из нас вновь пойдет своей дорогой. Так давай не будем засорять эту историю ненужными разговорами?!
   Всё ещё видя неодобрительные огоньки в его глазах, Виктория попробовала зайти с другой стороны.
   Подойдя к нему вплотную и положив ладони ему на грудь, она мягко прошептала:
   - Насколько я помню, Джеймсу Холту совсем необязательно все знать о своей спутнице, чтобы насладиться ее компанией...
   Он не ответил. Его лицо по-прежнему оставалось серьезным, а черные глаза, словно ища в ней малейшую брешь, прожигали ее истерзанную душу насквозь.
   Сглотнув, Виктория поняла, что просто не в силах ему солгать.
   - Джеймс, - она заглянула в его глаза, и голос ее дрогнул, - я прошу тебя, уступи.
   - Хорошо. - Тихо отозвался он. - Но, надеюсь, ты сама очень скоро все мне расскажешь.
   Благодарно улыбнувшись, Виктория посмотрела на его собранные вещи и нарочитанно весело проговорила:
   - Ну что ж, все дела сделаны, теперь можно отправляться в путь!
  
   Доехав за пару часов до крупного города Элунде, они пересели на небольшой катер, сплошь заполненный многочисленными туристами, казалось бы, всех наций мира. Заметив интерес Холта к столь обильному числу людей на борту, Виктория тихо пояснила:
   - Остров Спиналонга - это одна из самых популярных экскурсий среди туристов.
   Смотря вдаль на небольшой островок с одной единственной четко выделяющейся крепостью, они молча ожидали прибытия. Встав за спиной своей девушки, Джеймс притянул ее спину к своей груди, обнял за талию и прикоснулся губами к светлой макушке. В эту минуту время для Виктории просто перестало существовать. Стоя в его нежных объятиях, она блаженно замерла, моля Бога, чтобы это мгновение никогда не закончилось. Ей ещё никогда прежде не было так хорошо и спокойно, как сейчас. Прикрыв глаза, она упивалась столь сладостным моментом. Близость этого мужчины действовала на нее, словно наркотик и она ничего не могла с этим поделать. Их легкая интрижка вот-вот грозила превратиться в самый настоящий бурный роман, над которым она прольет ещё немало горьких слез. Но в данную минуту мысль об этом для нее была какой-то уж слишком отдаленной и нереальной.
   Наконец, их судно причалило к небольшой пристани. Выйдя на сушу, они последовали вместе с остальной толпой.
   - Эта крепость, - указав рукой вверх на возвышающееся над ними строение, громко произнес гид, - построена венецианцами в шестнадцатом веке для защиты Элунды. Во время турецкого завоевания турки селили на нем только очень богатые семьи. Но в настоящее время на острове уже никто не живет...
   Прорассказывав ещё с полчаса увлекательных историй связанных с этим местом, мужчина-гид распустил свою группу, дав туристам три часа свободного времени.
   Виктория с нескрываемым интересом осматривала каждый кусочек таинственного острова. Она и сама неплохо знала историю Крита, поэтому о каждой своей находке девушка с огромной гордостью в голосе поясняла стоящему рядом с ней мужчине. Джеймс лишь мягко улыбался ей в ответ и, не говоря ни слова, продолжал следовать за своей амазонкой. Наконец, забравшись на самую высокую часть острова, они остановились у стен крепости.
   - Правда, это здорово? - Тихо обратилась к нему Виктория.
   - Что именно?
   - Стоять здесь в центре такого места, где все окутано своей многотысячной историей! Посмотри на эти камни, - она подошла к стене и чуть прикоснулась к слегка шероховатой поверхности, - ещё несколько веков назад они были возложены сюда и до сих пор сохранились в своем первозданном виде. Порой я им очень завидую.
   Легкий смешок Холта, вызвал в ней кривую усмешку.
   - Ты завидуешь камням?
   - И не только им. - С некоторой грустью в голосе серьезно отозвалась она. - Они бессмертны и за всё своё длинное существование повидали много чего. Время и жизнь меняются, но они остаются незабвенными.
   В этот момент, смотря на эту золотоволосую нимфу, которая так бережно, почти что с лаской прикасается ладонью к грубому камню в сердце Джеймса что-то дрогнуло. Возможно, это было оттого, что ещё ни одна женщина, встречающаяся на его пути, ни разу не говорила ему со всей серьезностью в голосе, что завидует какой-то старой груде камней. А возможно, в этот момент он почувствовал и даже с четкой уверенностью осознал, что такая женщина, как Виктория больше никогда не повстречается в его никчемной жизни. И если он отпустит эту хрупкую бабочку от себя, то уже никогда не почувствует прежнего спокойствия.
   Встряхнув головой, он с некоторым усилием заставил себя прислушаться к чарующему голосу своей очаровательной спутницы.
   - А ты знаешь, - мягко продолжала она, - что эту венецианскую крепость ещё называют "островом слёз"?
   - Что-то не очень романтичное название. - Скривив губы, заметил мужчина.
   - Это связанно с тем, что это место до середины пятидесятых годов прошлого века было последним в Европе приютом для больных лепрой.
   - Безумно интересно. - Сухо ответил он, и, спрятав руки в карманы джинс, посмотрел вдаль на лазурную гладь спокойного моря. - Думаю, это место смогло бы заинтересовать даже мою мать.
   И хотя Виктория запретила Джеймсу расспрашивать о себе, сама она все же не удержалась от вопроса.
   - Твоей маме нравятся такие места?
   - Ну, насколько я помню, она всегда интересовалась старинными монастырями, в которых монахи лечили больных от какой-нибудь страшной эпидемии. Это же так драматично, а для чувствительной итальянской натуры - это место вообще клад.
   Виктория с интересом посмотрела на него.
   - Хочешь сказать, что твоя мама итальянка?
   Он слегка улыбнулся и перевел взгляд на бескрайнее голубое небо.
   - В тринадцать лет она вместе со своей семьей эмигрировала из Италии в Штаты, там же она познакомилась с моим отцом... и жила вместе с ним до его кончины.
   Печально улыбнувшись, Виктория последовала примеру Джеймса и тоже посмотрела ввысь.
   - А что значит: "насколько ты помнишь"? Ты ее давно не видел?
   Глубоко вздохнув, Холт и правда призадумался, когда в последний раз он навещал родных. Вечно занятой то работой, то развлечениями, он лишь изредка звонил матери, вполне серьезно полагая, что этого должно хватать. После смерти своего супруга, его мать не захотела оставаться в Америке. Взяв с собой свою младшую дочь, она вернулась к своим предкам в Италию. Джеймс был не против. Он купил им шикарный особняк в Риме - городе мечты своей матери. Он ежемесячно пополнял ее счет. Но за все это время он так и ни разу не подумал съездить и навестить ее.
   - Десять лет. - Тихо проговорил он. - Я не видел ни мать, ни сестру десять лет.
   Тут же вспомнив, как она сама ждала своего брата несколько лет подряд, сердце Виктории болезненно сжалось. И хоть она ничего не знала о его семье, но все же была абсолютно уверенна в том, что и его мать, и сестра каждый божий день ждут его, с надеждой смотря на ворота собственного дома.
   - Но почему? Почему ты не бросишь всё и не съездишь к ним?
   Слегка пожав плечами, мужчина опустил взгляд.
   - Некогда. Повседневные дела отнимают кучу времени, и постепенно ты забываешь всё, кроме очередной сделки.
   Печально покачав головой, Виктория грустно прошептала:
   - Это неправильно. Семья - это одно из бесценных даров человеческой жизни.
   Тихо хмыкнув себе под нос, брюнет посмотрел на нее и резко проговорил:
   - Давай спускаться. Отведенное время уже на исходе.
   В этот вечер, прежде чем вернуться в бамбуковую хижину, Джеймс завез Викторию в одно удивительное место. "Бухта" - так назывался небольшой уютный ресторанчик, расположенный вблизи у самого моря. Поприветствовав вышедшего им навстречу хозяина, Холт уверенно подвел девушку к одному из столиков и, предварительно отодвинув для дамы стул, продолжал пока она займет свое место, после чего и сам сел за стол.
   - А тут красиво. - Оглянувшись по сторонам, проронила она. - Все эти светящиеся гирлянды и красивая музыка, можно подумать, ты пытаешься меня соблазнить!
   - Так и есть. - Улыбнувшись кончиками губ, ответил он. - Есть хочешь?
   - Да, немного.
   Заказав одно из разновидностей рыбных блюд славящихся в этом месте, они не заметили, как провели весь вечер за приятной непринужденной беседой.
   - Ну, и чем же ты займешься, после возвращения домой? - Как-то спросил он.
   - Чем и обычно. - Пожав плечами, отозвалась девушка. - Буду работать, работать и ещё раз работать.
   Слегка наклонившись к ней, его губы тихо прошептали:
   - Ну а в перерывах между работой, хоть изредка будешь вспоминать меня?
   Слегка потупив взгляд, Виктория нервно улыбнулась.
   - Джеймс, о чем ты говоришь? Мы же ещё не прощаемся.
   Но он по-прежнему продолжал пристально наблюдать за ней.
   - И все же, ответь.
   Набрав в грудь побольше воздуха, блондинка смело подняла взгляд, встречаясь с его черными глазами.
   - Ты же знаешь, что буду.
   Поймав его легкую усмешку, она не заметила, как и сама улыбнулась в ответ.
   - А что именно ты будешь вспоминать?
   Хороший вопрос! Уже было открыв рот, Виктория вдруг остановилась, подыскивая нужные слова.
   - Ну, наверное....
   - Меня не устраивает "наверное", - тут же перебил брюнет и, схватив ее за руку, заставил приподняться со стула. - Иди сюда.
   Выйдя на центр зала, он оглянулся к стоящему за своей спиной бармену и громко бросил:
   - Дэмис, а ну-ка поставь нам что-нибудь подходящее.
   Быстро кивнув в ответ, бармен потянулся к проигрывателю. Через пару секунд в зале заиграла необычайно красивая мелодия.
   Положив руки ей на талию, Джеймс медленно наклонился к ее уху и пошептал:
   - Я хочу, чтобы в память обо мне ты запомнила:
   Он медленно отклонил от себя Викторию и, поддерживая ее одной рукой за поясницу, мягко позволил ей изогнуть спину. После чего вновь улыбнулся и встретился с ее жарким взглядом.
   - Помни, - продолжал тихо шептать он, - тепло наших рук.
   Она тут же почувствовала его обжигающую ладонь, медленно скользящую вверх по ее бедру.
   - Помни, - прижавшись к ней вплотную, шептал он, - тепло наших тел.
   Одурманенная своими ощущениями, красивой мелодией, его бархатным голосом она лишь молча подчинялась его умелым рукам. Вновь встретившись с его глазами, девушка позабыла про все на свете: не было больше ни этого острова, ни этого ресторана, вообще никого. Остался лишь только он, да еще ещё эта магическая мелодия.
   Медленно приблизившись к ее лицу, Джеймс слегка провел кончиками своих губ по ее пересохшим губам.
   - Но больше всего, я хочу, чтобы ты запомнила этот поцелуй. Пускай он будет особенно красивым. - Он нежно прикусил ее нижнюю губу.
   - Пламенным... - Вновь легкое касание к ее губам.
   - Леденящим кровь... - На этот раз его губы задержались у ее рта чуть дольше.
   - Нежным... - Она тихо простонала, умоляя его продолжить.
   - Сладким ... - Он лишь едва заметно улыбнулся и провел своим большим пальцем вдоль ее мягкой щеки.
   - Опьяняющим... - Его шепот сводил с ума.
   - Страстным... - Она с болью позволила его губам вновь отстраниться.
   - И наконец, самым желанным. - На этот раз, он внял ее молитвам и ответил на поцелуй.
   И да, этот поцелуй действительно обладал всеми перечисленными свойствами названными им ранее. Крепко прижавшись к нему, она отдалась своим ощущениям. И не было на свете чего-то столь более волшебного, чем этот сказочный момент.
   Не заметив, как закончилась музыка и весь зал погрузился в какую-то мертвую тишину, она медленно открыла глаза и встретилась с его обжигающим взглядом.
   - Я хочу, чтобы ты запомнила именно этот поцелуй. - Послышался его нежный голос в ее одурманенной голове. - Помни его. - Почувствовав тепло его пальцев у себя на губах, она вновь блаженно прикрыла веки.
   - Тори, обещай, что будешь вспоминать меня. - Словно откуда-то издалека донесся его хриплый шепот и, не сдержавшись, она вновь приникла к его горячим губам.
   В ту ночь он долго и страстно любил Викторию в их маленькой бамбуковой хижине. В ней он так отчаянно искал и находил все то, что было ему когда-то так чуждо и ново. Именно она рождала в нем доселе невиданное смятение, поднимала из глубины души затерянные чувства, о наличии которых он даже и не подозревал. Казалось не он, а именно она открыла перед ним дорогу к чему-то новому, неизведанному ранее. Дорогу к новой счастливой жизни.
  
   На следующий день они отправились в Кносский дворец, посмотреть развалины древнего лабиринта, в котором по легенде когда-то обитал чудовищный минотавр.
   Вновь следуя за небольшой группой туристов, они внимательно слушали голос женщины-гида, рассказывающий увлекательные легенды этого острова.
   - Именно на Крите Рея втайне от кровожадного Кроноса родила Зевса - отца всех богов. Здесь так же создал свою могучую империю царь Минос, сын Зевса и Европы. И именно здесь на Крите жил и творил великий Дедал, выстроивший по приказу Миноса огромный дворец с запутанными ходами-лабиринтами, - она развела руки, указывая на окружавшее их полуразрушенное строение, - где храбрый Тесей убил чудовищного минотавра и нашел дорогу домой по нити Ариадны.
   Виктория лишь слегка улыбнулась услышанному, но и не согласиться с гидом было нельзя. Ведь здесь на этом перекрестке трех частей света - Европы, Азии и Африки - мифы и легенды древней Греции так тесно переплетались с подлинной историей, что трудно было разделить, что из сказанного правда, а что обычный вымысел.
   Тем временем экскурсия продвигалась в полуразрушенных стенах уже самого дворца. Зная о том, что скоро их отпустят на несколько свободных часов, девушка посмотрела на идущего рядом Джеймса и чуть не рассмеялась во весь голос. На его лице отражалась целая гамма чувств: от полного недоверия ко всем этим бредням до неодолимой скукоты.
   - Здесь родился великий живописец средневековья Эль Греко... - продолжала все тем же монотонным голосом пожилая женщина.
   Бесшумно отделившись от толпы, Виктория остановилась у одной из развилок лабиринта.
   - Эй, ковбой! - Озорно улыбаясь, громким шепотом позвала она своего скучающего спутника. - Хочешь меня?
   Поймав его недоверчивый взгляд, блондинка, смеясь, проговорила:
   - Тогда поймай!
   Бросившись со всех ног, она понеслась вдоль узких полуразваленных стен, наугад выбирая дальнейшее направление. Гул в ушах нарастал, азарт усиливался с каждой новой минутой. Ей не нужно было оборачиваться в поисках своего преследователя, она нутром чувствовала, что он наступает ей на пятки. Игра, которая началась так невинно, теперь переросла в настоящее соревнование и Виктория прекрасно знала, что если она проиграет - расплата будет велика. Но вот забежав в один из темных проходов, она вдруг оказалась в тупике. Облокотившись спиной о преграждающую дальнейший путь стену, блондинка, громко дыша, сбивчиво рассмеялась.
   Стоило ему только понять, что преследование прекратилась и его птичка попалась в ловушку, Джеймс остановился за пару шагов от нее и теперь медленно, словно дикий хищник приближался к своей загнанной в угол добыче.
   - Ну, и знаешь ли ты, несчастная, как тебе теперь придется утихомиривать своего разъяренного минотавра?
   Сверкнув глазами, Виктория хрипло произнесла:
   - Догадываюсь.
   Нетерпеливо притянув к себе Джеймса за ремень брюк, девушка с жаром накинулась на его смеющиеся губы.
   Поцелуй затягивался и со временем они, позабыв где находятся, со всей страстью начали ласкать распаленные тела друг друга. Голова кружилась, земля уходила из-под ног, но им было все равно. Быстрыми движениями Виктория расстегнула ремень, пуговицу и ширинку на брюках Холта; он же тем временем задрав легкую юбку короткого платья, приподнял ее в воздухе и, оперев спиной о стену, резко вошел в нее. От столь острых ощущений Виктория задрожала всем телом, одновременно стараясь как можно теснее прижаться к нему.
   - О, Боже! - Простонала она, цепляясь пальцами за волосы любовника. - Джеймс, мы сошли с ума!
   Той же ночью лежа в крепких объятиях друг друга, Виктория положила свою голову на крепкую мужскую грудь и блаженно улыбнулась. Она была так счастлива, что, казалось, никакое горе не смогло бы омрачить это чувство. Всего за пару дней Джеймс превратился из развратного незнакомца в самого желанного мужчину на свете. Однако все когда-нибудь заканчивается, и она прекрасно понимала, что скоро и он навсегда уйдет из ее жизни - снова вернется в привычный ему мир жестокого бизнеса и сексапильных моделей, сплошь набитых силиконом и прочими опилками вместо мозгов. Но все это будет потом, а сейчас для нее существовал только этот, лежавший рядом с ней мужчина, который искренно смеялся ее шуткам, который угадывал любое ее желание, который даже спас ее жизнь. И именно такого Джеймса Холта она навсегда запомнит и сохранит в своей памяти. А пока у нее осталось ещё целых два дня, чтобы любить и быть любимой самым дорогим человеком на свете.
   - Джеймс, - тихо позвала она, - скажи, а если в твоей жизни то, чего ты принципиально не делаешь?
   - Я не сплю с замужними женщинами. - Не открывая глаз, отозвался мужчина.
   - О! Хороший принцип. Это радует. Хотя, признаться честно, я бы прежде о тебе так не подумала.
   Он весело хмыкнул.
   - Я, признаться честно, догадывался. Ты, помнится, поначалу вообще была обо мне невысокого мнения.
   - Да оно и сейчас прежнее. - Улыбнувшись, шутливо поддела девушка.
   - Ах, значит так, да? Ну, тогда держись!
   В приступе безудержного смеха вызванного щекоткой, Виктория извивалась как могла, и, в конце концов, со слезами на глазах, все же взяла свои слова обратно.
   Отдышавшись и вытерев слезинки, она ласково улыбнулась и посмотрела на Холта. В царившей темноте девушка не могла видеть выражение его лица, но отчего-то была абсолютно уверенна, что сейчас на его губах играет та же счастливая улыбка, что и у нее.
   - Скажи, - вновь начала она, - а есть ли на свете такая женщина, только не замужняя конечно, на всю красоту и обаятельность который ты бы не польстился?
   Конечно затеянный ей же разговор принимал весьма болезненные обороты, но ей вдруг стал безумно любопытен его ответ.
   Подумав немного, он уже было хотел сказать, что все женщины мира его и в помине не интересуют, как она одна. Но почувствовав, что девушка всерьез ожидает четкий ответ на свой вопрос, вдруг произнес:
   - Ну, пожалуй, есть одна.
   - Да неужели есть в мире такая женщина, на которую Джеймс Холт даже не посмотрит? - В шутливой манере воскликнула блондинка. - Она так уродлива?
   - Да вроде нет. - Слегка пожав плечами, ответил мужчина. - Лет десять назад, когда я видел ее фотографию, она выглядела очаровательным подростком.
   - То есть хочешь сказать, что ты даже никогда не видел ее вживую, так? И уже решил, что она тебе не ровня?!
   - Да причем здесь ровня - неровня? - Не понятно от чего с жаром отозвался он. - Да пускай она будет даже хоть мисс вселенная, у меня с ней все равно никогда не будет ничего общего.
   - Ого! - Присвистнула, озадаченная Виктория. - И позволь же узнать, кому это ты оказал такую честь? Как ее зовут? Может, когда-нибудь наши пути пересекутся, так я возьму у нее автограф и даже...
   - Виктория Блэк.
   Услышав свое собственное имя, Виктория обомлела.
   - Забавно, - между тем продолжил Джеймс, - я только сейчас понял, что у вас с ней одинаковые имена.
   - Слава Богу, что только имена. - Чужим голосом, тихо промолвила пораженная девушка.
   Если бы ее раньше спросили, каково это узнать, что на тебя в жизни не обратит внимания самый красивый сердцеед Америки, она бы только рассмеялась в ответ и посла бы этого сердцееда куда подальше. Но теперь ей стало так больно, что прикрыв на секунду глаза, она вновь почувствовала слезы, только на этот раз они были вызваны уже далеко не смехом.
   Почувствовав мелкую дрожь в теле Виктории, Джеймс обнял ее покрепче и проругав себя за то, что вообще начал с ней весь этот разговор, прикоснулся губами к ее волосам. Ему хотелось сказать ей, что все, о чем он только смел мечтать в этой жизни заключено лишь в ней одной. И плевал он на всех этих дурочек, одевающихся на Родео-Драйв, ему нужна только она. Он и сам не знал, что им обуревает, но в одном он был уверен точно - она поможет ему понять свои чувства и, возможно, впервые за долгие годы он наконец-то найдет свой покой.
   Решив, что в вопросах многословия он особо никогда не блистал, Джеймс попытался выразить ей все свои чувства на языке тела.
   Почувствовав, как его горячие губы осушают слезинки на ее лице, Виктория нежно улыбнулась.
   - Джеймс, знаешь, я...
   - Ш-ш-ш... - Ласково прикоснувшись кончиками пальцев к ее полураскрытым губам, тихо прошептал мужчина, - забудь обо всем, что я говорил. Все это прошлом... все не о тебе...
   И едва его рот завладел нежными девичьими губами, как все ее былые переживания вмиг улетучились, оставляя место лишь для ненасытной любви.
  
   Отдыхая на пляже, Виктория лежала на одном из шезлонгов, нежась под лучами жаркого солнца. Наблюдая за плывущим к берегу Джеймсом ее губы сами собой разошлись в мягкой улыбке. О вчерашнем ночном разговоре девушка старалась не вспоминать.
   На оставшиеся пару дней у них было запланировано ещё две экскурсии. Одна из них вела в крупный красивый город Крита - Ираклио, где они собирались посетить вместо очередных экскурсий, обычные магазинчики и пару местных достопримечательностей. А второй их целью стал ещё один маленький островок Санторини. В последний раз, когда Виктория приезжала сюда, он произвел на нее достаточно сильное впечатление.
   Предоставив Джеймсу на выбор эти два удивительных места, Виктория покорно ждала его ответа. Наконец, решив сегодня хоть немного отдохнуть от утомительных лекций монотонных годов, Холт выбрал первый вариант.
   К пяти часам вечера они прибыли в Ираклио - шумный городок, где основная веселая жизнь начиналась лишь в пределах сумерек. Протаскав Холта по всевозможным магазинчикам и музеям, Виктория то и дело возбужденно щебетала. Едва заметно улыбаясь при звуках ее мягкого голоска, Джеймс готов был последовать за ней хоть на край света. Он и сам толком не мог понять, когда это случилось, но теперь в сумраке его жизни Виктория стала для него настоящей путеводной звездой. Зайдя в очередной музей, девушка с интересом принялась рассматривать выставленные экспозиции. Джеймс же выглядел несколько хмурым и отстраненным. Заметив столь необычное настроение своего спутника, она внимательно посмотрела на него.
   - Что-то случилось?
   Не расслышав ее вопроса, он недоуменно приподнял брови.
   - Я спрашиваю, что-то случилась? Ты весь вечер ходишь хмурый, словно вот-вот случится что-то страшное. - Пояснила блондинка.
   - Да, возможно... - Неопределенно пожав плечами, он на мгновение вновь ушел в себя. Но уже через секунду его лицо приобрело все тот же привычный беззаботный оттенок. Вскользь прикоснувшись губами к ее голове, он быстро проговорил:
   - Милая, ты не возражаешь, если я отойду ненадолго? Нужно сделать один срочный звонок.
   - Конечно, иди. - Отозвалась она, провожая взглядом удаляющуюся высокую фигуру брюнета.
   Спустя полчаса Джеймс вновь появился на ее горизонте и, на этот раз она со спокойной душой встретила его лучезарную улыбку.
   - Ну как? Все дела решились?
   - Почти... - Все так же широко улыбаясь, он обнял ее за талию и вместе с ней начал рассматривать очередную древнюю картину.
   С наступлением темноты молодые люди не спеша спустилась к берегу моря, где наугад выбрали одну из пляжных таверн. Расположение столиков, стоящих плотным полукругом, немного удивляло присутствующих. Заняв места, они заказали знаменитый на всем острове "простой ужин критского крестьянина", состоящий из двенадцати блюд. В таверне играла живая музыка, свеча, горевшая на небольшом столике, мягко освещала их лица. Внезапно вспомнив их первый совместный ужин, Виктория усмехнулась. Наверное, прочитав ее мысли, Джеймс так же весело сверкнул глазами и тихо проговорил:
   - Как думаешь, может нам следовало опять заказать бутылку старого доброго "Шардонне"?
   Нежно улыбнувшись в ответ, девушка медленно покачала головой.
   - В следующий раз.
   Внезапно музыка стала громче и на пустынный центральный круг выбежали две молодые девушки, облаченные в прозрачные наряды. Затанцевав под первые аккорды музыки, они приветливо улыбнулись гостям.
   - Это один из старинных танцев. - Пояснила Виктория Джеймсу. - Он считается одним из самых знаменитых народных танцев Греции.
   - Выглядит впечатляюще. - Улыбаясь, отозвался Холт.
   - Подожди, самое интересное ещё впереди!
   Встав вместе со всеми, они в такт музыке хлопали в ладоши танцовщицам.
   Внезапно круглая тарелка полетела под ноги одной из танцующих девушек, но, не обращая на нее никакого внимания, та все так же продолжала танец, даже ни разу не посмотрев под ноги.
   Гул веселящейся толпы возрастал. За брошенной тарелкой последовала новая, но бесстрашные танцовщицы все так же ловко преодолевали препятствия, невозмутимо улыбаясь толпе.
   Когда же танец закончился, девушки поблагодарили толпу и, послав на последок воздушный поцелуй, скрылись из вида.
   - Это было и красиво и... жестоко. - Произнес потрясенный Джеймс, возвращаясь на свое прежнее место.
   - Такой уж этот танец. Но правда, он не всегда сопровождается битьем посуды. Однако соглашусь - это было красиво.
   - И тебе даже ни на секунду не было жаль этих бедных девушек? - Недоверчиво спросил он.
   Слегка наклонившись к нему через стол, Виктория громко прошептала:
   - А я знала, что они не поранятся. Их этому специально учат.
   Весело покачав головой, Джеймс с теплой улыбкой на губах внимательно посмотрел на сидящую рядом девушку.
   В коротком фиолетовом платье, она была ослепительно хороша.
   - А ты знаешь, - тихо начал он, - я тоже знаю одну очень увлекательную легенду, связанную с этим местом.
   Заинтересованно посмотрев на него, Виктория облокотилась руками о стол и, опершись подбородком о скрещенные костяшки пальцев начала заинтригованно слушать его рассказ.
   - Когда-то давным-давно жил на свете один беспутный юноша. Он был настолько самолюбив и самоуверен, что никогда толком не задумывался ни о смысли жизни, ни о своем будущем. Все доставалось ему словно само собой разумеющееся. Вечно окруженный красивыми особами, этот юноша праздно жил изо дня в день. Но вот однажды на его пути появилась одна красивая и очень милая девушка. И стоило ему только увидеть ее, как его сердце тут же дрогнуло в груди. После их встречи, он не мог ни есть, ни спать - все время только и думал о ней. И в тот день, когда он признался ей в своих чувствах, она попросила его лишь об одном - чтобы он навеки отдал ей свое сердце, дабы она была уверена, что с этой минуты он всецело будет принадлежать лишь ей одной. В туже секунду юноша, не раздумывая, вырвал из груди свое сердце и отдал навеки своей любимой...
   Сглотнув подступивший к горлу ком, девушка медленно опустила взгляд.
   - Виктория, - между тем продолжал мужчина таким нежным шепотом, от которого кровь в ее венах начинала просто закипать, - я понимаю, что мы ещё очень мало знаем друг о друге, но, то, что я узнал о тебе за эти пару дней; то, что открыл в себе - это просто не поддается никакому объяснению, кроме любви. Виктория...
   Джеймс поднялся со стула и, встав позади нее, нежно откинул с обнаженных плеч ее длинные светлые волосы.
   Почувствовав, как что-то холодное коснулось ее шеи, девушка опустила взгляд и оторопела.
   На ее шее красовался небольшой кулон, висящий на тоненькой золотой цепочке. Его ободок был изогнут в форме сердца, а небольшой красный рубин, говорил громче любых слов.
   - Виктория, - его горячие дыхание обожгло ее ухо, - я хочу навеки подарить тебе свое сердце.
   Резко закрыв глаза, она почувствовала, как утопает в собственном счастье и... страхе. Боже она и не мечтала о таких словах. Все это было похоже на сказку.
   Открыв глаза, она увидела, что Джеймс... ей мягкий, нежный, страстный Джеймс сидит напротив нее, терпеливо дожидаясь ответа.
   Ей бы очень хотелось поверить ему и сказать заветное "да", но она понимала, что все то, что сейчас твориться с ними, происходит под впечатлением момента. Весь этот романтический вечер, море, пляж - все это вскружило им обоим голову, напрочь заставляя позабыть прежнюю жизнь. Жизнь, окутанную массой сложностей и неразрешимых проблем.
   Нет. Это всё не всерьез. Уже через неделю Джеймс забудет о ней, как и всегда делал до этого.
   Нет. Она не имеет права брать с него эту клятву и навеки забрать этого мужчину у всего мира - он ей этого не простит.
   Слегка дрожащей рукой она дотронулась до холодного кулона.
   - Джеймс...
   Голос куда-то пропал. Отпив глоток вина, она все же набрала в грудь побольше воздуха и проговорила:
   - Я... я не могу принять этот дар.
   - Почему?
   - Я... я... - В судорожных попытках найти ответ, она прикрыла веки, не в силах скрыть выступившие слезы. - Ты и я - мы совсем разные.
   - Я изменюсь. - С готовностью быстро отозвался мужчина. - Я уже меняюсь.
   Медленно покачав головой, девушка сокрушенно прошептала:
   - Я тебя не достойна.
   Почувствовав его горячую ладонь на своем подбородке, она подчинилась его легкому натиску и подняла голову.
   - Позволь это уже решать мне. - С легкой улыбкой отозвался брюнет.
   - У нас... у нас слишком разные мечты. - Вновь печально улыбнулась блондинка.
   - О Боже, Тори, прости меня за те слова. Я был дураком. Я признаю свою вину. У нас будет столько детей - сколько ты захочешь. Полный дом карапузов сделают меня самым счастливым мужчиной на свете!
   Чуть не зарыдав от его слов, Виктория прикрыла ладонью глаза.
   "О Боже, за что ты со мной так поступаешь? - Простонала она. - Почему ты так жесток?"
   - Тори, - нежно продолжал мужчина, - я хочу быть только с тобой...
   - Прекрати, Джеймс. - Тихо простонала она, не в силах больше слушать любимый голос. - Как ты не помнишь, у нас было самое обычное соглашение: никаких привязанностей! Несколько дней вместе, а затем навсегда прощай...
   - К черту это глупое соглашение!
   - Да вернувшись обратно в свою прежнюю жизнь, ты уже через неделю забудешь обо мне, а я о тебе.... Так и должно быть! - В отчаянье выкрикнула она.
   - И ты действительно думаешь, что сможешь меня забыть?
   Его лицо больше не излучало былой радости и беззаботного веселья. Не в силах солгать под его пристальным взглядом, Виктория тихо прошептала:
   - Нет.
   - Тогда почему же ты так упорно не соглашаешься на мое предложение?
   "Потому что я боюсь. Потому что ты - это все самое лучшее, что было в моей серой жизни, и я очень боюсь все испортить! Потому что я никогда не смогу сделать тебя самым счастливым мужчиной на свете и подарить тебе полный дом карапузов!" - Хотелось со всей силой выкрикнуть ей, но разве он заслужил такое обращение? Вместо этого она просто медленно завела руки за голову и сняла цепочку.
   - Я... я просто не могу... Прости.
   Стремительно встав со стула, девушка тихо проговорила:
   - Думаю, нам лучше расстаться сейчас.
   Уже было сделав шаг в сторону она вдруг резко оглянулась и в последний раз посмотрела на любимое лицо.
   - Будь счастлив, Джеймс... Прощай.
   Быстро выбежав из небольшой таверны, девушка подбежала к стоящим у обочины машинам и сев в первое попавшееся такси поспешно произнесла водителю адрес, предварительно попросив его остановиться кое-где на дороге.
   Ее душили слезы. Нет, как же все-таки не справедлива судьба: сначала так легко дает, затем беспощадно забирает. Виктория не понимала, чем же она заслужила такое наказание? Всю жизнь она была примерной: чтила Бога, молилась, ходила в церковь - так в чем же сейчас она провинилась? До крови кусая губы, молодая женщина из последних сил старалась держать себя в руках.
   Попросив таксиста немного подождать ее на дороге, девушка вышла из машины и пробираясь сквозь узкую дорожку выбежала на пустынный пляж. Впопыхах забежав в хижину, блондинка наспех собрала вещи и вновь вернулась в ожидающее ее такси. Приехав в огромный пустынный дом, она первым делом позвонила в авиакомпанию с целью обменять свой билет на более ранний срок. Увы, даже здесь ее ждало полное разочарование: в ближайшее время свободных мест не было. Единственное, что они могли сделать, это обменять ее послезавтрашний утренний рейс на завтрашний ночной. С готовностью согласившись, Виктория повесила трубку.
   В доме было очень темно, но включить свет она так и не решилась. Медленно поднявшись в свою спальню, девушка устало прилегла на кровать, проливая в подушку соленые слезы.
   Протяжной звонок, заставил ее резко вздрогнуть. Продолжая лежать в той же позе, испуганная девушка затаила дыхание. Звонок продолжал неистово трезвонить снова и снова. Видимо кто-то очень сильно хотел достучаться до недоступных хозяев.
   Медленно поднявшись с постели, блондинка подошла к занавешенным окнам. Слегка отодвинув плотную ткань, она чуть не вскрикнула.
   Поначалу Виктория подумала, что он вновь выследил ее, но немного поразмышляв, она все же отбросила эту идею. Сидя в такси, она то и дело оборачивалась назад, моля Бога, чтобы Джеймс ее не преследовал, но их машина все время оставалась совершенно одна на пустынной дороге. Задернув занавеску, Виктория вновь приникла спиной к стене. По ее лицу текли крупные горькие слезы. Не обращая на них особого внимания, блондинка лишь судорожно всхлипывала, пытаясь унять этот невыносимый звон в ушах. Больше всего на свете она бы сейчас хотела спуститься и открыть входную дверь. Больше всего на свете она проклинала себя за это желание. Если бы только она была нормальной... Если бы только она смогла бы подарить ему детей, все бы было совсем по-другому... Если бы только...
   Оставаясь неподвижной она молча ждала, когда он уйдет... Уйдет навсегда из ее жизни.
  
   Сейчас ему было просто необходимо выпить в обществе старого друга. Бесполезно вымещая злость на дверном звонке пустого особняка, Джеймс прислонился горячим лбом к стеклянной двери.
   Почему? Почему она ушла? Почему бросила ему в лицо искренние слова любви? - Видимо за всю свою порочную жизнь он только этого и заслужил. Он столько раз бросал, отвергал, растаптывал чувства других людей, никогда не задумываясь о последствиях своих жестоких действий. Но именно сейчас он, наконец-то, понял, что чувствовали отверженные им поклонницы; узнал, что же такое настоящая сердечная пытка. Он знал, что Стивена нет в этом проклятом доме, но все равно приехал. Боль гнала его. И он бежал, бежал от всего, что связывало его с ней, бежал от самого себя, бежал, потому что так было легче пережить разлуку и заглушить эту невыносимую муку.
   Сейчас, глядя на самого себя со стороны, его лицо скривилось в насмешливой усмешке. Какой же он был олух! О чем думал? В чем клялся?
   Виктория! Его святая Виктория - в сущности, оказалась такой же порочной стервой, как и все свои предшественницы!
   Он презирал и ненавидел ее заброшенный отказ... Но он и по-прежнему продолжал любить эту девушку.
   - Господи, кого я обманываю... - Тихим шепотом отозвался он, продолжая прислоняться к закрытой двери.
   - Тори, как же мне теперь жить с этой любовью?
   Простояв ещё с минуту, он не спеша вернулся к машине.
  
   Весь следующий день Виктория провела как на иголках. Она не слушала музыку, не зажигала свет, она боялась даже включить телевизор, звук которого мог быть неосторожно услышан за стеклянными стенами дома. Проведя весь день в спальне, девушка выплакалась так, что некогда большая мягкая подушка теперь больше походила на мокрый носовой платок. Почувствовав, что ещё немного и гнетущая тишина и одиночество точно сведут ее в могилу, блондинка через силу заставила себя покинуть виллу, решив в последний раз прогуляться по райскому островку. Выбирая только те места, где она не появлялась с Джеймсом, Виктория бесцельно брела вперед, навстречу теплому ветру вперемешку с прохладными морскими брызгами вольных волн.
   Красный диск солнца лениво спускался за горизонт. А ведь ещё вчера в это же самое время она весело смеялась и была счастливей всех на свете, потому что рядом был он - самый настоящий принц из ее детских сказок.
   Виктория не знала, каким именно образом ей удалось выйти на маленький пустынный пляж. Ее глаза неотрывно смотрели на бамбуковую хижину, спрятанную у самой кромки пальмовой рощи. Как в бреду, она медленно подошла к лачуге. Заглянув внутрь, девушка одновременно с облегчением и болью увидела, что в небольшой комнатке кроме нее никого нет. Смятые простыни на плетеной постели заставили ее сердце вспомнить те блаженные минуты, когда она с такой неистовой страстью отдавала всю себя самому любимому мужчине не земле.
   Вновь почувствовав, как глаза наполняются слезами, девушка убрала взгляд и тут же увидела золотой кулон. Лежа посреди небольшого столика, он одиноко взирал на ту, что посмела отторгнуть подарок. Очень медленно ее дрожащая ладонь прикоснулась к бесценному дару. Отчего-то Виктория была уверена, что Джеймс оставил здесь эту подвеску навсегда. Он не придет сюда вновь и не захочет увидеть этот кулон. Взяв в руки столь хрупкую вещь, Тори сжала ладонь. Она понимала, что ей не следует этого делать, но в тот же момент ей было просто необходимо иметь хоть что-то на память от него. Стоя посреди небольшой комнаты, девушка прекрасно знала, что сейчас в ее руке находится не просто золотое украшение, сейчас она сжимала в руке свои ночные слезы и долгие неугасающие воспоминая об этом самом счастливом лете в ее жизни. Надев цепочку на шею, Виктория печально улыбнулась, прикоснувшись кончиками пальцев к холодному рубину, и не спеша побрела обратно на виллу.
   На этот раз она решила воспользоваться внутренними аэропортом. Заказав такси до города Ханья, девушка пересела на небольшой самолет следующий маршрутом " Ханья - Афины", а оттуда уже спокойно направилась домой.
  
   В последний раз окинув взглядом лазурную гладь спокойного моря, Джеймс отстраненно посмотрел на стоящего рядом с ним пилота.
   В прошлый раз бортовой техник проявил беспокойство по поводу правой турбины. Тогда ему пришлось оставить свой самолет в аэропорту Афин и добираться на остров морским путем. Устав от нескольких часов одиночества проведенных длительным перелетом от Японии до Греции, мужчина, недолго думая, выбрал шумный паром вместо комфортной частной яхты. Хотя знай он тогда, как всё сложиться, никогда бы не вступил на борт того проклятого судна.
   Теперь же, когда все неполадки были устранены и его частный самолет достиг аэропорта Ираклио, он с некой печалью в глазах прощался с этим удивительным островом. Островом, подарившим ему истинное наслаждение... Островом, подарившим ему напоследок познание лютой боли и одиночества...
   - Мистер Холт, - выводя его из глубоких раздумий, обратился к нему мужчина средних лет, - всё готово к вылету.
   Рассеянно кивнув, Джеймс, не отрывая взгляда от лазурного моря, задумчиво проговорил:
   - Майкл, я решил изменить направление.
   Не высказав ничего на сей счет, пилот лишь вопросительно посмотрел на своего начальника.
   - Мы летим в Рим... Давно я там не был...
  
   Сан-Франциско встречал ее не с особой радостью. Сильный ливень и вечные пробки на дорогах сделали свое черное дело. Добравшись домой лишь к позднему вечеру, Виктория чувствовала себя абсолютно разбитой. Поздоровавшись со всеми, девушка кратко рассказала заранее сочиненную в самолете историю своего отдыха и, сонно зевнув, поспешно направилась в свою комнату. В этот момент она была даже рада своей безумной усталости валящей ее с ног - так, по крайней мере, она сможет избежать жгучих терзаний и горьких слез. Едва голова несчастной девушки коснулась мягкой подушки, как ее тут же настиг глубокий спокойный сон, в котором ей так безмятежно улыбался самый желанный мужчина на всем белом свете.
   Спустившись следующим днем вниз, Виктория с удивлением узнала, что у них гости.
   Увидав Джейн со Стивеном в главной гостиной, девушка отбросила печальные воспоминания на задний план и как можно непринужденнее подошла к супружеской паре.
   - Ты выглядишь больше уставшей, чем отдохнувшей. - Тихо заметила Джейн, обнимая подругу.
   Слабо скривив губы в ответ, Виктория так же поздоровалась с молчаливым братом и протянула руки к улыбающемуся Джуниору.
   В просторной гостиной больше никого не было. Подхватив ребенка на руки, она присела на широкий диван.
   - Выглядишь паршиво. - Наконец, соизволил подать голос Стивен.
   - Спасибо, ты очень любезен. - Натянув на лицо широкую улыбку, бросила ему в ответ сестра. - Просто я очень устала от полета.
   - А как же сам отпуск?
   - Очень хорошо. Нам понравилось.
   - Нам? - Изогнув брови, вновь спросил мужчина.
   - Тори, мы все знаем.
   Резко вскину голову, Виктория взволнованно посмотрела на слегка опечаленное лицо невестки.
   - Что вы знаете?
   - То, что ты серьезно поссорилась с Себастьяном, после чего поехала на остров одна. Я пыталась тебе дозвониться, но никто не брал трубку. Вот мне и пришлось позвонить Себастьяну на сотовый.
   Слегка качнув головой, Виктория вновь опустила голову.
   - Я практически все время провела на пляже.
   - А как же Себастьян?
   - С Себастьяном все кончено. - Тихо отозвалась девушка. - Наши отношения были одной сплошной ошибкой.
   - Не хочешь поговорить? - Присаживаясь рядом, сочувственно улыбнулась Джейн.
   Отрицательно покачав головой, Виктория отрешенно посмотрела на сидящего на ее коленях ребенка.
   Тут же заметив, что на него, наконец-то, обратили внимание, Джуниор радостно поднял руки и обхватил тетю за шею.
   - Ох, и какой же ты у нас любвеобильный мужчина, - тихо засмеялась девушка, - прямо весь в своего папочку.
   Но тут рука малыша случайно нащупала тонкую цепочку и, легонько потянув за нее, Стивен-младший вытащил из-под мягкого свитера тетушки небольшой сверкающий кулон. Невзрачная улыбка Виктории тут же сошла с ее уст.
   - Красиво! - Восторженно пролепетал малыш.
   Подавив острое желание тут же спрятать кулон обратно под кофту, Виктория глубоко вздохнула и натянуто улыбнулась.
   - Да, симпатичный. - Легонько забирая хрупкую вещицу из рук племянника, как можно беззаботней произнесла она. - Купила в обычной ювелирной лавке.
   - И, правда, очень красивая подвеска. - Подхватила Джейн, присмотревшись к сверкающему кулону, но затем как-то странно прищурившись, игриво продолжила. - А может, наша маленькая Виктория все же нашла себе кого-то на том райском острове и этот кто-то подарил ей столь романтическую вещицу?!
   - Что за глупость! - Резко отмахнулась девушка от веселых слов невестки. И быстро поднявшись с дивана, прошла мимо озабоченных гостей.
   Уже дойдя до двери, она все же заставила себя остановиться и, обернувшись, мягко улыбнулась ничего не понимающим родственникам.
   - У меня что-то голова очень болит. Наверное, все ещё никак не приду в себя после утомительного перелета. Я, пожалуй, пойду, прилягу.
   - Тори, да что с тобой? - Послышался позади недоверчивый голос высокого мужчины. - Ты никогда не страдала мигренями от полетов!
   Резко обернувшись, она в упор посмотрела на брата.
   - Мне что, теперь ещё и от тебя выслушивать?! - Громко бросила сестра и с едва заметными слезами на глазах, вылетела из комнаты.
   Не обращая ни на что внимания, молодая блондинка почти бегом преодолела широкую лестницу и, вбежав в свою спальню, закрыла дверь своей спальни на ключ.
   Добравшись до постели, она вновь прилегла и, уткнувшись лицом в подушку, тихо зарыдала.
   Некоторое время ее никто не тревожил. Казалось, все просто забыли о ней. Радуясь в душе такому повороту, она все же задремала тревожным сном. Однако спокойствие длилось не долго. Спустя пару часов в ее дверь настойчиво постучали.
   Проигнорировав этот шум, Виктория ещё сильнее уткнулась в подушку, мысленно проклиная незваного посетителя.
   Но настойчивость ее бравого гостя была явно не из пугливых. Продолжая тарабанить в дверь, он все сильнее и сильнее орудовал своим кулаком. Вскочив с кровати, Виктория со злостью прищурила глаза и провернула торчащий из двери ключ.
   - Стивен, клянусь, сейчас я ей богу не посмотрю на то, что ты мой родной брат...
   Но едва она распахнула дверь, как ее былой озлобленный взгляд резко сменился на полностью огорошенный.
   - Себастьян? А ты что здесь делаешь?!
   Замявшись в дверях, молодой человек слегка поджал губы, после чего неуверенно посмотрел на стоящую перед ним блондинку.
   - Привет. - Тихо произнес он. - Я тут по делам вашей семьи. Разговаривал с Ником... Вот решил напоследок и к тебе заглянуть. Можно мне войти?
   Ничего не ответив, Виктория скрестила руки на груди. Смерив его недоверчивым взглядом, она все же отступила от двери, тем самым дав ему возможность пройти в комнату.
   Подойдя к продолговатому зеркалу, висящему перед туалетным столиком, девушка подняла взгляд и встретилась с отражением своего бывшего бой-френда. Он, как и всегда был совершенен. Строгий черный костюм от "Хьюго Босс" сидел на нем как влитой. Модная стрижка. Приятное, доверчивое лицо...Странно, но всего за какую-то неделю весь мир ее ценностей вдруг резко изменился. Вот и Себастьян. Сначала для нее он был неким эталоном совершенного мужчины. Но в один из прекрасных дней ее взгляд на него резко поменялся. Он предстал перед ней в своём истинном свете - в свете обычной людской лжи и жгучей зависти. Тогда, в его роскошном кабинете, она, наконец-то, увидела лицо настоящего Себастьяна, который был мерзок и просто невыносим. Однако теперь он и вовсе не вызывал в ней каких-либо чувств. Словно и не было тех двух совместных лет, что они провели друг с другом. Сейчас для нее он не был ее бывшим любовником, бой-френдом или просто далеким другом. Сейчас он был всего лишь высококвалифицированным адвокатом ее семьи.
   Вновь повернувшись к нему, Виктория с некоторой усталостью в голосе перефразировала свой изначальный вопрос:
   - Себастьян, зачем ты пришел?
   - Как я уже сказал, меня привели сюда дела вашей семьи, которые ведет Ник. Я с ним уже достаточно давно работаю и никто лучше меня...
   Не став слушать его тихую речь до конца, девушка понятливо кивнула.
   - Это все хорошо, конечно. Но позволь узнать, зачем ты пришел именно ко мне? Личный кабинет Ника находится этажом ниже.
   Замолчав на некоторое время, мужчина не выдержал ее пристального взгляда и отвел глаза.
   - Я пришел, чтобы поговорить.
   Удивленно изогнув брови, блондинка едва заметно усмехнулась.
   - Что ж, говори. Я слушаю.
   - А может, мы для начала присядем? - Указывая на широкий диван у стены, все тем же слабым голосом предложил он.
   Ее даже слегка позабавил его столь неуверенный в себе вид. Если бы только она не знала, каким на самом деле является этот мужчина, то вполне поверила бы в его скованность и нерешительность. И куда интересно знать, делся тот властный мужчина, кричащий на нее всего неделю назад?
   Облокотившись бедрами о стоящий позади туалетный столик, она перевела взгляд на тот же диван и вновь пораженно усмехнулась.
   - Нет. - Четко выговорила девушка, чем немало поразила стоящего в дверях гостя. - Я ведь полагаю, что ты ненадолго заглянул ко мне?! - Дождавшись его слабого кивка, она признательно скривила губы. - Так что, пожалуйста, будь краток.
   Сделав небольшой шаг вглубь комнаты, Себастьян, наконец, зашел в спальню и прикрыл за собой дверь.
   - Вики, я...
   - Виктория! - Холодно поправила блондинка. - Думаю, после того что произошло, ты потерял преимущество коверкать моё полное имя.
   - Да-да, - тут же согласно кивнул молодой человек, - просто я... - Подняв на нее свой открытый взгляд, он едва слышно проговорил. - Я пришел извиниться... В тот момент, я даже не знаю, что на меня нашло... - Не находя подходящих слов, светловолосый мужчина вновь опустил голову, но почувствовав на себе ее прямой взгляд, резко встал прямо и договорил. - Прости меня. Виктория, если бы я только мог повернуть время вспять, я бы...
   - Хорошо. - Ее внезапный ответ, словно громом раздался в его голове. Улыбнувшись как можно беззаботнее, она быстро договорила. - Я постараюсь забыть нашу последнюю встречу.
   Бывшее все это время немного бледным лицо молодого человека мгновенно перевоплотилось, обретая более красочный вид.
   - Ты серьезно?
   - Да. - Все тем же холодным голосом отозвалась девушка. И отстранившись от низкого столика, вновь последовала к двери. - Можешь не волноваться, ни мой отец, ни Николас, ни даже Стивен не узнают о подлинной натуре твоего характера. Так что можешь, смело продолжать свои дела с моим средним братом.
   - Я понимаю твою злость на меня. - Остановил ее у двери его сдержанный голос. - И я заслужил этого - я не спорю. Но Вики... Виктория, я... я не могу без тебя.
   Резко развернувшись, ее изумленное лицо ошеломленно уставилось на этого чудака.
   - Знаешь, я много думал. - Между тем бодро продолжал он, медленно направляясь к ней. - И пришел к выводу, что твоя идея с усыновлением - не так уж плоха и мы...
   - Себастьян! - Вдруг резко прервала его девушка. - Я сказала, ты можешь и дальше оставаться с моим братом, но не со мной! Моя личная жизнь тебя больше не касается. Так что все эти "мы" можешь выкинуть из своей головы раз и навсегда!
   - Но... но... - Замерев в двух шагах от нее, прерывисто заговорил парень. - Я думал, что ты простила меня.
   Нервно усмехнувшись, девушка медленно покачала головой.
   - Прости, но я не хочу, чтобы ты все дни и ночи вкалывал на работе ради чего-то ублюдка.
   - Виктория...
   Но она больше не хотела слушать всей этой лабуды относительно его внезапного раскаянья. Резко втянув побольше воздуха, она слегка прищурилась и вновь посмотрела на него.
   - Ты думаешь, я не знаю зачем ты пришел? - Увидав, как его изумленное лицо слегка повернулось в сторону, ее небывалое терпение лопнуло. - Ты что и правда так думаешь?
   - О чем ты? - Непонимающе спросил он.
   - Не прикидывайся! - Вскричала блондинка, после чего в комнате прозвучал ее истерический смешок. - Ты боишься! - Словно выплюнув ему в лицо это обвинение, прищурено выговорила она. - Ты боишься, что я все расскажу братьям. Ты боишься потерять эту работу и связь с самим семейством Блэк. И, в конце концов, ты боишься, что из-за меня тебя не возьмут в твой чертов закрытый клуб! Боже, Себастьян, на какие же жертвы ты готов пойти, ради этого членства. Ты даже намерен усыновить чужого ребенка. Но знаешь... - Ее взгляд вдруг окаменел, а в голосе отчетливо слышались презренные нотки. - Я не хочу такого отца для своих детей. Я не хочу им такой судьбы, где кроме ненависти и злобы, они больше ничего не будут видеть.
   - Виктория, нет. Все совсем не так...
   Резко распахнув перед ним дверь, она уже тихим, но весьма ясным голосом проговорила:
   - Уходи. - Сдерживая себя в руках, Виктория холодно улыбнулась своему нежданному гостю. - Мне надоел весь этот фарс. Я больше не верю тебе, Райли. Ну а Николас - он взрослый и достаточно умный мальчик, так что не советую его дурачить или хоть как-нибудь отыгрываться на нем, иначе хуже будет только тебе.
   Опираясь о край раскрытой двери, Себастьян, наконец, перестал играть роль раскаявшегося грешника и, насмешливо усмехнувшись, встретил ее вызов.
   - Ты мне угрожаешь? - Чуть насмешливо поинтересовался он.
   - Ну, что ты. Чтобы угрожать такому опытному адвокату как ты - нужно быть полным идиотом. - С легким смешком отозвалась она, но смело встретив его прямой взгляд, уже без единого намека на былое веселье, тихо произнесла. - Я только предупреждаю!
   Опустив руку, он слегка прикоснулся к ее небольшому подбородку и медленно провел по мягкой щеке своим большим пальцем.
   - А знаешь, из тебя ведь могла бы получиться почти идеальная жена... Почти.
   Резко отбросив его ладонь от своего лица, Виктория презрительно усмехнулась.
   - Слава Богу, что я узнала твою истинную натуру до нашей свадьбы, иначе, в один прекрасный день я стала бы вдовой!
   - О, дорогая, а вот это уже чистой воды угроза в преднамеренном убийстве. - Насмешливо поддел он. - Будь осторожна в выражениях.
   Резко втянув в себя воздух, девушка попыталась успокоиться.
   - Убирайся. Я полагаю, нам больше нечего обсуждать. Так что, будь добр, сделай так, чтобы наши встречи стали как можно менее сталкивающимися. И помни о моем предупреждении, не то, клянусь, ты пожалеешь, что связался с семьей бывших нищих и ободранцев!
   Слегка усмехнувшись, мужчина ещё раз наградил ее своим долгим задумчивым взглядом, после чего поспешил покинуть комнату.
   Вновь оставшись одна, Виктория закрыла дверь, и присев прямо на пол, уронила голову на свои согнутые колени.
   Господи, как же она устала от всей этой лжи и интриг. Но больше всего она устала от давящей, невыносимой боли внутри нее. Как бы она хотела вновь оказаться маленькой беззаботной девочкой, ничего не знающей об истинной боли любви и ненависти, так часто рождающийся между взрослыми мужчиной и женщиной. Ухмыляющееся лицо Себастьяна по-прежнему стояло перед ее глазами. Но почему-то она не чувствовала к нему ни ненависти, ни отвращения, ни даже гнева. Ведь ни один образ не мог затмить того, кто действительно влиял на ее сердце. Джеймс... Как он? Где он? С кем он? - Эти вопросы мучили ее гораздо сильнее, чем презрительная ухмылка Себастьяна.
   Ещё недолго просидев в таком положении, она, наконец, поднялась и четким, уверенным шагом вышла из своей спальни. Время. Время залечивает любые раны. Но чтобы его убить, ей нужно срочно чем-то заняться. И хотя ещё на сегодня у нее был взят выходной, она все же не раздумывая решила направится в свой центральный офис.
   Поспешно выбравшись из дома так никем и незамеченной, белокурая девушка села в свой джип и выехала за ворота белого особняка.
  
  
   Но, как выяснилось, время далеко не лучший лекарь. По-крайней мере так казалось самой Виктории. Дни тянулись с мучительной медленностью. И хотя она все время проводила в своем офисе, то и дело встречаясь с очередной супружеской парой, желающей как можно скорее улететь в какой-нибудь жаркий свадебной круиз, для самой Виктории, увы, былые жаркие денечки давно закончились. За окном вовсю властвовал сильный ветер холодного октября.
   Она не видела его уже полтора месяца, а его образ по-прежнему преследовал ее повсюду. Особенно она ненавидела свои холодные, одинокие ночи, где он вновь и вновь приходил к ней во снах. Порою, обвинял, говорил, что ненавидит; порою, вновь спасал, унося самоубийцу подальше от опасных зон. А порой...порой, клялся в любви и вновь танцевал под ритм той магической мелодии.
   Как бы то ни было, но каждый новый день, увы, так и не приносил ей долгожданного облегчения.
   Сидя с ногами в удобном кресле посреди малой гостиной, белокурая девушка то и дело раздраженно давила на кнопки небольшого пульта, переключая каналы телевизора.
   - Время - лучший лекарь. - Буркнула она самой себе под нос. - Да что за чушь?!
   Кто вообще это придумал? Наверное, тот, кто ни разу не страдал в своей жизни.
   Вновь с силой нажав на небольшую мягкую кнопку, Виктория ожесточено уставилась на экран плоского телевизора.
   С тех пор как они расстались на Крите, она так и не видела его ни в одной из передач, новостей или хоть где-то ещё! А ведь ещё не так давно его то и дело преследовали приставучие репортеры, желающие, во что бы ни стало узнать, кто же на сей раз является новой пассией самого желанного жениха Соединенных Штатов?! Но все это, по всей видимости, в прошлом.
   Между тем, устав от переживаний и ненависти к самой себе за то, что струсила и не призналась ему во всем, она очень хотела увидеть Джеймса хотя бы ещё раз. Увидеть его в какой-нибудь массовой передаче в обнимку с новой девушкой - может хоть это как-то сможет затмить ее страдания и поколеблет веру в его слова о вечной любви?! Но как назло весь мир словно забыл о Джеймсе Холте, ужасно привлекательном миллиардере, чья улыбка сразила бы с ног и холодную Британскую королеву.
   Переключив очередной канал, Виктория вдруг замерла.
   На широком экране телевизора показалось до боли знакомое лицо. Сидя в спортивной машине с откидным верхом, Джеймс вынужденно притормозил у узорчатых железных ворот своей виллы. Проигнорировав просьбы собравшихся плотным полукругом репортеров, он подождал, пока его охранник разгонит толпу и быстро проехал через ворота, скрываясь из вида видеооператора.
   - Итак, - объявила молодая шатенка, появившаяся через секунду в объективе камеры, - напомним, что Джеймс Холт - один из самых завидных женихов страны, теперь ведет достаточно уединенный образ жизни в своей загородной вилле. После нескольких недель, проведенных со своей семьей в Риме, молодой секс-символ наотрез отказывается появляться на виду. Запершись в своем непреступном доме, Холт более не слоняется по званым вечеринкам и модным дискотекам Лос-Анджелеса. Нынче от своего скрытного уединения его могут отвлечь только неизбежные профессиональные дела. Однако не все так просто. Буквально вчера его видели в компании Эммануэль Даймонд - дочери одного из крупнейших нефтяных магнатов, а так же бывшей в свое время самой продолжительной девушкой Холта. Поужинав в одном из местных ресторанов города, они поспешно сели в лимузин и скрылись из вида. Как долго эта парочка ещё оставалась вместе - до сих пор остается загадкой. Сам Джеймс никак не прокомментировал это заявление. Однако обворожительная Эммануэль не отрицает сей факт. После краткого интервью, девушка объявила, что действительно накануне встречалась с Холтом и, кажется, на сей раз эта встреча была не только деловой. Как знать, - загадочно улыбнулась репортерша, - возможно, на этот раз Даймонд сумеет все-таки обвить сетями столь непокорное сердце Джеймса?
   Раздраженно выключив телевизор, Виктория зашвырнула пульт в одно из ближайших кресел.
   Ее бил крупный озноб и глушила жгучая ревность. Сама не ожидая от себя такой реакции, девушка громко всхлипнула и, соскочив с кресла, со всей силы пнула его ногой.
   - Что случилось, милая? - Взволнованно спросила, вошедшая в гостиную Аманда.
   Так ничего и не ответив, племянница со слезами на глазах пробежала мимо пожилой женщины, направляясь в сторону своей комнаты.
  
   - Черт возьми, кого я вижу?! - Радостно проговорил Стивен, приветствуя старого друга крепким шлепком по плечу.
   - Привет, старина. - Отозвался Холт, присаживаясь в удобное кресло напротив.
   - Чай, кофе или, может, чего покрепче?
   Слегка усмехнувшись, мужчина покакал головой.
   - Давай, чего покрепче оставим на вечер. А сейчас черный кофе для меня будет самое то.
   Нажав на кнопку внутреннего вызова, Стивен громко проговорил:
   - Миссис Суол, принесите нам две чашки кофе, пожалуйста.
   Затем вновь посмотрев на друга, все тем же слегка изумленным голосом продолжил:
   - Ну, рассказывай, каким ветром тебя занесло к нам в Нью-Йорк?
   - Попутным. - Смеясь, ответил Джеймс. - Приехал обсудить с тобой одну весьма крупную сделку.
   Мгновенно став серьезным, Стивен внимательно посмотрел на своего партнера.
   - С кем? О чем? Когда?
   Сняв черный пиджак, Джеймс повесил его на спинку кожаного кресла, после чего неторопливо занял прежнюю позицию.
   - Речь пойдет о нефти. - Наконец, отозвался он. - На днях мне поступило весьма лестное предложение от одного человека. Тут замешаны огромные деньги, Стив. Для всей компании это будет прекрасный шанс завершить этот год.
   Облокотившись о спинку своего мягкого кресла, Стивен протяжно вздохнул, после чего уверенно проговорил:
   - Даймонд. Это ведь предложение от нее?
   - Ее отец готов сотрудничать с нами. Он лишь ждет одобрения любимой дочери.
   Слегка усмехнувшись, мужчина медленно отвел взгляд от лица напарника.
   - А с каких это пор зажиточные папочки в таких вопросах слушаются своих дочерей?
   - От ее голоса очень многое зависит. - Серьезно ответил Холт. - И это предложение действительно очень выгодное. Не одна компания пошла бы на любые условия, лишь бы заключить контракт с "Даймондс Компани". К тому же, Эмм умеет уговаривать.
   - Признаться, я думал, что между вами все кончено.
   - Так и есть. - Мгновенно подтвердил Джеймс. - Это просто бизнес.
   Вновь переведя свой задумчивый взгляд на давнего партнера, Стивен медленно произнес:
   - В нашем деле, как и во многих других вещах, есть свои нерушимые правила, как например - не путать бизнес и секс. Я надеюсь, ты об этом помнишь.
   На секунду прикрыв глаза, Джеймс глубоко вдохнул, после чего вновь посмотрел на друга.
   - Между мной и Даймонд все в прошлом. Единственное, что мне сейчас от нее нужно - так это этот чертов контракт, который, между прочим, принесет компании миллионы зеленых хрустящих купюр! К тому же, - он слегка отклонился и, так же как и Стивен, удобно облокотился о спинку своего кресла, - Даймонд меня абсолютно не интересует.
   - Скажи, а она об этом знает? - Усмехнулся напарник. - Мне помнится, что ты чуть не позволил охомутать себя этой свирепой кошечке.
   - Все в прошлом. - Не выразив никакого восторга от прозвучавшей насмешки друга, вдруг тихим голосом отозвался он. - Мне она не нужна.
   Заметив в партнере разительную перемену, Стивен, наконец, перестал насмешливо ухмыляться и пристально смерил его любопытным взглядом.
   - Это как-то связано с твоим отшельничеством в последнее время?
   Вяло улыбнувшись, Холт уже было открыл рот, чтобы ответить, как появившаяся в дверях секретарша, прервала их беседу.
   - Ваш кофе. - Поставив широкий поднос на стол, она любезно улыбнулась и поспешила оставить мужчин наедине.
   Протянув горячую кружку другу, Стивен опять вопросительно посмотрел на собеседника.
   - Так все же, это как-то связано между собой или нет?
   Отпив из небольшой фарфоровой кружки глоток бодрящего черного кофе, Джеймс вновь поднял голову.
   - Полтора месяца назад я встретил одну девушку...
   Договаривать он не стал, словно итак сказал слишком много. Вновь взяв блюдце с полупустой кружкой в руки, он отрешенно посмотрел на едва заметные пузырьки, плавающие на поверхности только что заваренного напитка.
   - Любовь - это прекрасно. - Наконец, послышался слегка насмешливый голос друга. - Поздравляю, Джеймс, ты попал.
   Печально усмехнувшись в ответ, Холт издал чуть громкий смешок и отстраненно уставился на небесную панораму, открывающуюся через широкое окно сто тридцатого этажа.
   - Я не знаю, что сильнее: люблю я ее или все же ненавижу?!
   - Даже так? - Присвистнул друг. - И позволь узнать, кто же она?
   Вновь услышав громкий смешок Джеймса, Стивен насторожено свел брови.
   - Ты знаешь, я даже не знаю ее фамилии.
   - Ты шутишь? - Изумленно переспросил напарник. - Ты любишь... - Заметив неодобрительный взгляд Холта, он тут же поправился. - ... Или ненавидишь девушку, имени которой ты даже не знаешь?
   - Ну, ее имя-то я как раз и знаю. Но вот фамилию мне выяснить так и не удалось.
   - Ищешь ее? - Напрямик спросил Блэк.
   Тяжело вздохнув, Джеймс слегка поджал губы.
   - Пытался. Но я почти ничего о ней не знаю. Не знаю ни ее фамилии, ни где она живет, из какой части страны, я ни черта о ней не знаю!
   Слегка изогнув брови, Стивен попытался достаточно трезво осмыслить сложившуюся ситуацию.
   - Но зато, я думаю, если бы она хотела, то запросто уже давно связалась бы с тобой.
   - Вот именно. - Сквозь зубы, бросил Джеймс. - А ей, по-видимому, этого делать не особо и хочется.
   Больше себя сдерживать Стивен не мог, и открыто посмотрев на разъяренного друга, не сдержал широкой усмешки.
   - Чего скалишься? - Не слишком-то вежливо буркнул тот.
   - Да так. - Насмешливая ухмылка Стивена стала ещё шире. - Просто я ещё помню те времена, когда многие девушки толпой бегали за тобой, ища своего кумира по всей стране. Теперь же ты сам готов бежать лишь за одной из них, но вот проблема, ты даже не знаешь куда бежать.
   - Очень смешно. - Сухо отозвался мужчина, ставя пустую кружку с блюдцем на стол.
   Засветившаяся красным огоньком небольшая кнопка на рабочем телефоне, заставила хозяина обратить на себя внимание.
   - Да, миссис Суол? - Нажимая на горящую кнопку, строго спросил Стивен.
   - Мистер Блэк, к Вам пришла посетительница. Она назвалась Вашим будущим партнером и просит немедленно пропустить.
   На мгновение вопросительно посмотрев на пожимающего плечами Джеймса, он, наконец, произнес:
   - Пропустите.
   Через пару секунд секретарша открыла дверь и на пороге появилась молодая латиноамериканская девушка модельной внешности. Прямые темные волосы идеально подчеркивали правильные черты лица. Смуглая кожа мягко отблескивала в свете дневных ламп. Легкая прозрачная блузка едва скрывала достаточно пышный бюст, а короткая кожаная юбка не могла не подчеркнуть эффект пары длинных стройных ножек.
   Приподнявшись из-за стола, Стивен поспешил к своей столь неожиданной посетительнице.
   - Даймонд, какими судьбами? - Слегка приобняв девушку, он намеренно загородил собой друга, продолжающего сидеть позади него.
   - Да вот, - мягким голоском проворковала она, - прежде чем подписать контракт, решила посмотреть на вас, джентльмены. - И слегка улыбнувшись Стивену, тихо произнесла. - Не прячь его. Я не слепая и, кому же, прекрасно знаю, что он здесь.
   - А ты уже готова подписать контракт? - Словно не услышав ее последних слов, серьезно спросил мужчина.
   - Ещё нет. Но через четыре дня я буду в Сан-Франциско со своим отцом, там мы и сможем обсудить последние детали. Хотя, многое зависит от... - Ее взгляд скользнул за спину своего собеседника. Увидав сидящего в кресле мужчину, она широко улыбнулась. - Джеймс, ты даже не хочешь со мной поздороваться?
   Нехотя поднявшись со своего стула, брюнет подошел к остальным.
   - Привет, Эмм.
   Ее улыбка стала еще слаще. Подойдя к нему вплотную, девушка непристойно сильно прижалась к нему, желая ощутить на себе все изъяны его тела. Страстно прикоснувшись к его гладковыбритой щеке, она тихо прошептала:
   - Привет, милый.
   Немного раньше его бы только позабавило столь неординарное дружеское приветствие с женской стороны, но теперь, впервые в жизни ему было противно от одного легкого касания ее губ к своей щеке.
   Мягко, но настойчиво отстранив ее от себя, он поспешно отступил на шаг.
   - Я сказала Стивену, что через четыре дня...
   - Я слышал. - Резко перебил он бесстрастным голосом.
   - Ну, - она вновь приблизилась к нему и провела дугу своим длинным ноготком по его белой рубашке, - так может, проведем эти четыре дня где-нибудь вместе?
   - Твой окончательный ответ зависит только от этого? - Поймав ее за руку, напрямую спросил он.
   Поморщившись от его холодного тона, брюнетка все же отдернула руку, и чуть обидчиво посмотрела в его суровое лицо.
   - Нет, не только. Но скажу честно, это могло бы значительно упростить сам процесс...
   - Вряд ли. - Немного грубо отозвался мужчина.
   - Джеймс, - она вновь соблазнительно улыбнулась. - Что с тобой? Ты стал таким неприступным, таким холодным. Хотя, знаешь, мне это даже нравится. Давай махнем на все рукой и проведем эти дни вдвоем. Клянусь, я сумею растопить твое ледяное сердце. Ты же помнишь, как хорошо нам было вместе.
   Увидев сквозившее в глазах друга сущие раздражение, Стивен все же решил вмешаться.
   Негромко кашлянув, он дождался вопросительно взгляда девушки и широко улыбнувшись, проговорил:
   - Прости, Эмм, но боюсь, Джеймс не может выполнить твоего предложения из-за меня.
   - То есть? - Непонимающе переспросила она.
   - Видишь ли, он уже пообещал провести эти дни со мной.
   - А у вас что, любовь? - Насмешливо бросила брюнетка. - Жить друг без друга не можете?
   - Почти. - Все так же улыбаясь, отозвался Блэк. - Джеймс пообещал не столько мне, сколько моей жене провести грядущие выходные в нашей семье. А расстраивать сейчас Джейн - дело весьма рискованное. В ее положении...
   - Да, я слышала. - Невольно оторвав взгляд от Джеймса, вскользь проговорила она. - Прими мои поздравления. И, конечно же, желание беременной женщины для любого мужчины закон.
   - Я рад, что ты понимаешь.
   - Ладно. - Нехотя уступила она и вновь перевела взгляд на Джеймса. - А где ты сегодня остановился?
   - У нас. - Вместо ожидаемого ответа Холта, вновь поспешно произнес Стивен.
   Недовольно скривив губки, девушка разочарованно посмотрела в отчего-то веселые глаза Холта.
   - Ну хоть что-то ты для меня сделать можешь?
   Слегка изогнув одну бровь, мужчина вопросительно посмотрел на нее.
   - Мне нужно съездить в ювелирный магазин. Здесь недалеко. Хочу выбрать в подарок отцу перстень.
   - А я-то тут причем? - Изумленно спросил Джеймс.
   Кокетливо улыбнувшись, брюнетка с улыбкой произнесла.
   - Мне нужен твой мужской взгляд. Помнится, у тебя отменное чувство стиля, а мой отец всегда им восхищался. - Уже увидев, как он открыл рот, она вдруг резко произнесла. - Если не поедешь, сделка отменяется.
   Недоуменно посмотрев на нее, Джеймс нехотя переменил свое решение.
   - Хорошо. Встретимся через полчаса в этом магазине. Скажи как он...
   Вновь отрицательно покачав головой, губы Даймонд расползлись в кающейся улыбке.
   - Я уже отпустила своего шофера. Может, ты сам подвезешь меня туда?
   Недоверчиво смерив ее своим пристальным взглядом, брюнет вновь раздраженно вздохнул.
   - Джеймс, - надув губки, тягучим голоском начала она, - ну что тебе стоит провести со мной в магазине какой-то час? Я ведь тебя не съем. А после того, как мы выберем перстень, я клянусь, отпущу тебя на все четыре стороны.
   - Хорошо. - Наконец, уступил он. - Только подожди меня у лифта. Мне нужно обговорить кое-что с Блэком.
   Радостно улыбнувшись своей маленькой победе, она в последний раз посмотрела на Стивена и не спеша вышла из кабинета.
   - Чувствую, этот контракт будет стоить нам кучи нервотрепок. - Раздраженно вздохнув, проронил Стивен, направляясь к своему месту.
   Надев пиджак, Холт задержался у широкого стола и благодарно улыбнулся другу.
   - Спасибо, что прикрыл. - Протягивая руку, произнес он.
   Ответив на рукопожатие, Блэк понимающе усмехнулся.
   - Джейн будет только рада. Как только выберешься из цепких когтей Даймонд, приходи, будем ждать.
   - Ладно, до вечера. - Бросил напоследок Холт и скрылся за дверьми.
  
   Выйдя в широкий коридор, Джеймс сразу же увидел Даймонд, стоящую у заранее вызванного лифта. Беседуя с кем-то по сотовому, она широко улыбнулась ему и поспешно закончила разговор.
   - Надеюсь, ты сейчас звонила своему шоферу, чтобы он забрал тебя из магазина. - Полусерьезно бросил ей мужчина, проходя вслед за девушкой в просторную кабину.
   - Почти. - Слегка усмехнувшись, отозвалась она. - Но не волнуйся, магазины - это мой второй дом, так что после покупки подарка, можешь, смело оставить меня в центре.
   Ничего не ответив, Джеймс лишь следил как небольшой дисплей, находящийся прямо над дверью, показывал счет убывающих цифр пройденных этажей. Но его спокойствие было отнюдь не долгим. Почувствовав, как под пиджак проникла небольшая ладонь, он весь напрягся.
   - Что с тобой, Джеймс? - Послышался хрипловатый голос у его уха. - Разве ты не хочешь меня?
   Глубоко вздохнув, мужчина медленно повернулся к девушке, вынув ее руку из-под своего пиджака.
   - Эмм, у меня сейчас нет настроения, обсуждать с тобой подобные вещи. - Строго смотря на нее, тихо проговорил он. - Прошу тебя, перестань.
   Изогнув брови, брюнетка недоверчиво усмехнулась.
   - А раньше ты меня всегда хотел.
   - Это было раньше. И если помнишь, это не помешало нам расстаться.
   Открыв рот, Эммануэль уже собралась сказать что-то, как вдруг бесшумные двери лифта плавно разошлись и к ним присоединились новые люди.
   Остаток пути они провели в молчании. И лишь когда они вновь остались наедине в кожаном салоне его машины, Даймонд снова пристально посмотрела на выехавшего на дорогу водителя.
   - Давай поженимся?
   От такой столь убойной фразы, Джеймс едва не свернул со своей полосы.
   Недоуменно посмотрев на нее, он впервые не нашелся с ответом.
   - Ты в своем уме? - Наконец, почувствовал прежнее самообладание, насмешливо поинтересовался он.
   - Вполне. - Совершенно серьезно отозвалась она. - Ты же знаешь, я далеко не той породы, которая пережив позорное расставание, кидается во второй раз на шею того же мужчины. И все же, я так и не смогла забыть тебя. - Положив свою ладонь поверх его ноги, она томно произнесла. - Джеймс, мы созданы друг для друга. Ты мне ужасно нравишься.
   - Ты решила выйти за меня замуж только из-за того, что я тебе нравлюсь? - Усмехнулся мужчина. - А я-то думал, что для этого нужно что-то гораздо сильнее обычной симпатии.
   - Кто знает, может в будущем эта симпатия и перерастет во что-то большее? - Пожав плечами, предположила она.
   - Эмм, ты ведь даже не скрываешь, что собственного отца-то любишь только из-за его состояния. Так что не неси чушь.
   Обидчиво хмыкнув, девушка посмотрела в свое боковое окно.
   - Все равно, лучшей жены, чем я, у тебя никогда не будет. - Уверенно произнесла она и, услышав легкий смешок, вновь развернулась к собеседнику. - Ну сам подумай, кто ещё сможет терпеть твои вечные шашни с половиной населения Америки? Любая другая после первой же измены вышвырнет тебя из дома, да ещё и заберет при разводе половину твоего имущества, в то время как мне будет абсолютно наплевать на твои "легкие слабости".
   - Потому что ты и сама к ним склонна. - Скривив губы, бросил ей Джеймс.
   - Не спорю, я тоже не сахар, но ведь именно поэтому мы и подходим друг другу.
   - Да, здорово. - Кисло усмехнувшись, отозвался Холт. - Муж гуляет ночи напролет, жена тоже зря времени не теряет. Скажи, - он пристально посмотрел на свою попутчицу, - а у нас будет как во всех классических историях: будут ли меня ожидать любовники в шкафу? Или зачем их скрывать? Они могут спокойно ночевать и в нашей супружеской постели...Так, между тобой и мной.
   - Почему ты злишься? - Сведя брови, непонимающе спросила девушка.
   - Да потому, что я совсем не так представлял свою будущую семью! - Сам не зная от чего, вдруг выкрикнул Холт, с силой ударяя ладонью по рулю.
   Немного устрашившись его реакции, Эммануэль просидела пару минут молча, после чего не выдержала и тихо произнесла:
   - Нет. Я обещаю не заводить любовников, если только ты станешь моим мужем.
   Изумленно приподняв брови, мужчина повернул к ней голову.
   - И буду закрывать глаза на все твои любовные похождения. - Не смотря на него, вновь тихо проронила она.
   Напрасно прождав пару минут его реакции, она не выдержала и уже немного громче произнесла:
   - Ну кто ещё согласиться на такое? После свадьбы отец полностью передаст тебе компанию. Это же ужасные деньги!
   - У меня и своих хватает. - Холодно проронил он.
   - Тогда скажи, чего ты хочешь? Скажи, и я сделаю это!
   Следя за плотным движением, Джеймс задумался. У него было все и возможно, Даймонд, на самом деле окажется для него самым лучшим вариантом. Но вся ее красота, эффектность и манящая грация все время терялись в его глазах. На этот раз он больше не видел в ней той сексапильной брюнетки, ночи с которой казались ему самыми жаркими в жизни. Ей чего-то не хватало. Но вот чего?
   Внезапно в его голове словно сам собой возник когда-то состоявшийся диалог:
   " - Я люблю детей. Ну, неужели Вы никогда не думали о собственных детях? Дети - это такая радость. Это... это поистине Божья благодать.
   - Меня обычно детьми пытаются только запугать.
   - Это... это очень печально.
   - Прости, но что именно ты находишь печальным в этой ситуации?
   - Ну, может, в Вашей ситуации, это и нормально. Но обычно детей нужно хотеть и любить. К ним нужно стремиться... Нужно просто почувствовать, что ты созрел для такого важного шага и решиться. Между прочим, по среднестатистическим подсчетам - женщины уже начинают думать о детях в двадцать два - двадцать три года."
   - Скажи, - вновь внимательно посмотрев на попутчицу, задумчиво спросил он, - а ты когда-нибудь представляла себя матерью?
   - Кем? - Скривившись, брезгливо пискнула девушка. - Боже, такую ошибку я никогда не допущу.
   Ее ответ ничуть не удивил Джеймса. Вновь отведя от нее взгляд, он по-прежнему оставался в своей задумчивости.
   - А я вот, пожалуй, захочу детей от своей жены. - Протяжно вздохнув, он вывернул на седьмую авеню.
   - Вот здесь останови. - Вывел его из легко транса громкий голос Даймонд. - Мы приехали.
   Не спеша отстегнув ремень безопасности, мужчина недовольно скривил губы.
   - Эмм, а может выберем другой магазин? Подальше от центра?
   Недоуменно изогнув брови, она возмущенно проронила в ответ:
   - Вот ещё. Я хочу именно в этот магазин. А на их рекламные щиты не смотри. Неделя свадебных украшений - чистая случайность.
   - Что-то верится с трудом. - Тихо проронил Джеймс, выходя из машины.
   Кинув ключи подбежавшему парковщику, он открыл дверцу Эммануэль и подал руку девушке.
   Зайдя в шикарнейший магазин, холл которого просто искрился от выставленных на витрину всевозможных украшений, мужчина отдал Даймонд на попечение подоспевших продавцов, а сам отошел в сторону.
   У него абсолютно не было желания смотреть на все эти блестящие безделушки, но ничего другого здесь ему предложить и не могли. Присев в небольшое кожаное кресло, он заказал кофе и нехотя поднял толстый каталог ювелирных украшений, предоставляемых этим магазином.
   Медленно переворачивая глянцевые страницы, мужчина то и дело отвлекался и бросал взгляд на подбегающею к нему Эммануэль, держащую в руке то один золотой перстень, то второй.
   Наконец, после долгих терзаний, она все же поднесла к нему небольшое мужское кольцо, сделанное из платины с внушительным бриллиантом посередине.
   Уже было безразлично кивнув, Холт все же задержал взгляд на перстне и согласно проговорил:
   - Да, для твоего отца это будет самое то.
   Обрадовавшись его словам, девушка вновь поспешила к прилавку, расплатиться за столь изящную вещь.
   Бросив каталог обратно на стеклянный столик, брюнет вдруг заметил небольшие фотокарточки, лежавшие у самой кромки стола.
   Взяв их в руки, он вновь принялся рассматривать дорогие украшения.
   - Это наша рождественская коллекция. - Послышался из-за спины тихий голос, одного из работников магазина. - Она состоится к концу этого года.
   Медленно перебирая небольшие карточки, крепкая мужская рука вдруг дрогнула, а ранее непроницаемый взгляд слегка расширился от удивления.
   На снимке, лежащим в его руках, была сфотографирована точно такая же подвеска, что он купил почти два месяца назад. Только не в этом магазине, а там, далеко за океаном.
   Небольшой кулон в виде сердца с небольшим подвешенным рубином посередине словно приветливо улыбался ему со снимка. Сглотнув подступивший к горлу ком, Джеймс медленно обернулся к продавцу.
   - А это...?
   Увидав выбранный экспонат столь значимого посетителя, молодой человек слегка растерялся и, извиняясь, проговорил:
   - О, простите, мистер Холт, даже не знаю, как это сюда попало. Дело в том, что этого экспоната не будет в нашей коллекции. Полгода назад он был отвезен в Европу. Простите.
   Потянувшись к небольшой карточке с подвеской, работник уже было хотел забрать ее, как вдруг решительный голос клиента остановил его руку.
   - Могу я взять себе этот снимок?
   Непонимающе посмотрев на него, молодой парень вновь тихо проговорил:
   - Но этого экспоната у нас не...
   - Я это уже понял. - Раздраженно перебил его Холт. - Я всего лишь хочу забрать этот снимок. Сколько он стоит? - Потянувшись за бумажником, спросил он.
   - Н-нисколько. Эта карточка все равно пошла бы на выброс.
   Протянув работнику вместо карточки пару зеленых купюр, мужчина убрал снимок в свое портмоне.
   - Я его забираю.
   - Ну, всё! - Громко объявила, появившаяся перед ним Даймонд. - Дело сделано. Ты свободен.
   - Тебя куда-нибудь подвести? - Чисто из вежливости, нежели от желания, предложил ей Джеймс, встав с кресла.
   - Нет. Не нужно. Тут неподалеку располагается новый торговый цент. Я пройдусь до него пешком.
   - Как хочешь. - Пожав плечами, отозвался он.
   Распорядившись подать машину, Джеймс позволил девушке взять себя под локоть и поспешил к выходу.
   Но стоило ему только открыть тяжелую дверь, как его тут же ослепила яркая вспышка фотоаппарата. Слегка проморгавшись, он ошеломленно оглянулся по сторонам. Весь вход был оккупирован журналистами с множеством видео и фотокамер. Всё новые и новые вспышки вспыхивали со всех сторон. С трудом перестав обращать на них внимание, мужчина перевел взгляд на стоящую рядом с ним улыбающуюся девушку.
   Мысленно выругавшись, он вновь посмотрел в сторону дороги, и с облегчением увидав поджидающую его машину, схватил Даймонд под локоть и чуть ли не насильно стащил вниз со ступенек крыльца.
   Грубо запихнув ее в машину, он с каменным лицом старался не обращать внимания на надоедливых папарацци. Быстро сев за руль, Холт со всей силы надавил на педаль газа. Машина взревела, но поддалась и поспешно скрылась из толпы.
   - Какого черта ты устроила?! - Негодующе выкрикнул он.
   - А что такого? - Проигнорировав его бешенство, холодно отозвалась она. - Помнится раньше, тебя даже забавляло находиться под неусыпным надзором репортеров.
   - Может раньше и да, но сейчас я хочу тишины и спокойствия. Я лишь хочу, чтобы меня оставили в покое! Разве, это так трудно понять?!
   - Нет, не трудно. - Спокойно отозвалась Даймонд. - Как и то, что у тебя кто-то есть.
   Былую ярость как рукой сняло. Взглянув на нее, мужчина немного хрипло спросил:
   - О чем ты?
   Громко хмыкнув в ответ, девушка повернула к нему голову и встретилась с его черными глазами.
   - Я не дура, Холт. И прекрасно все вижу. Да у тебя на лице написано, что ты... - Дальше выговорить она не смогла. Резко отвернувшись, она нервно хохотнула и потянулась за своей дамской сумочкой, ища в ней пачку сигарет. - Да как ты мог? Как ты мог влюбиться?! Кто она? Какая-нибудь новая модель из "Космо"? "Вог"?
   - Какая разница. - Раздраженно ответил водитель.
   - Да, действительно?! Для меня разницы нет, ведь ты мой! Господи, да я ведь знаю тебя лучше твоей собственной родной матери. А теперь какая-то дрянь хочет отобрать тебя прямо из-под моего носа - это несправедливо!
   Наконец, достав сигарету, она поспешно прижгла ее кончик зажигалкой и облегченно втянула в себя успокоительную порцию никотина.
   Не став ей что либо объяснить или доказывать, Джеймс раздраженно поджал губы, продолжая следить за дорогой.
   - Куда ты меня везешь? - Более спокойным голосом, поинтересовалась она. - Я ведь просила оставить меня у магазина.
   - Зачем? Чтобы ты заодно и интересное интервью подарила собравшимся журналистам? - С издевкой в голосе, в такт ей спросил он.
   - Ну и что? Если твоя любимая пассия хочет жить с тобой под одной крышей, пускай привыкает! Ей и не такого еще предстоит о тебе наслушаться.
   - Замолчи. - Тихим, словно режущим метал тоном, вдруг произнес он. - Хватит, Эмм, я не шучу.
   Проглотив его злобный тон, девушка все же сдержалась. Молча продолжая курить, она приоткрыла свое окно и стряхнула пепел с сигареты.
   Остановившись у площади крупного торгового мегаполиса, Джеймс заглушил мотор.
   - В понедельник я сам свяжусь с тобой. Думаю, на рассмотрение у нас уйдет всего лишь пара дней. Так что до встречи в Сан-Франциско. - Жестко проговорил он.
   Однако уставившись отстраненным взглядом на руль, ему вдруг стало жаль эту красивую девушку. Она ведь, по сути, не была виновата, что так увлечена им. Он ведь и сам этому не препятствовал доселе. Позволял ей абсолютно все. Даже немного любил когда-то. А теперь, он ждет, что она вдруг резко измениться.
   "Так не бывает" - С грустью мысленно сказал он сам себе и повернул голову к своей бывшей девушке.
   - Эмм, я...
   - Не надо. Избавь меня от этих ненужных сантиментов. - Вдруг резко произнесла она, натянув на лицо фальшиво беззаботную улыбку. - Как бы там ни было, я все же надеюсь, что ты ещё вспомнишь и обдумаешь мое предложение относительно нас. Я не стану умолять тебя взглянуть на меня прежними глазами, но и сдаваться не собираюсь. Рано или поздно, я узнаю, кто она, и вот тогда ты ещё увидишь, кто лучше. Без боя, милый, я тебя не отдам!
   Не дожидаясь его ответа, брюнетка поспешно открыла дверцу.
   - Мы с тобой одного поля ягоды, и в скором времени ты это вспомнишь. - Бросила она напоследок и, изящно покачивая бедрами, не спеша направилась к дверям высотного небоскреба.
   Протяжно вздохнув, Джеймс облокотился затылком о подголовник своего сидения, и устало потер лоб.
   Боже, как же он устал от всего этого.
   Вновь заведя мотор, мужчина направился дальше. Заехав по дороге в один из игрушечных магазинов, он купил огромного плюшевого медведя для Джуниора и, посадив его на переднее сидение, поспешил к друзьям.
  
  
   - И все-таки, ты не должен был позволять этой дамочке увести его! - В очередной раз, с едва заметным недовольством бросила Джейн мужу, рисуя вместе с сыном на альбомном листе. - Бог знает, что ей придет в голову!
   Сидя в кресле за чтением газеты мужчина, не отрывая глаз от текса, спокойно произнес:
   - Джейн, он уже давно не маленький мальчик, сам разберется. К тому же, не забывай, Даймонд ведь уже была его девушкой долгих два месяца. Так что эту пару часов, я думаю, он как-нибудь проживет.
   - Да, но...
   Легкий стук в дверь прервал ее на полуслове.
   Соскочив с дивана, Джуниор первым выбежал из гостиной.
   - Сиди, я открою. - Опередив мужа, брюнетка поспешно последовала за сыном и открыла дверь.
   Широко улыбнувшись встречающему их на пороге огромному игрушечному медведю, она опустила голову и посмотрела на восторженное лицо ребенка.
   Держа большую игрушку прямо перед собой, Джеймс хриплым басом громко произнес:
   - Это здесь живет один славный малый, чье имя начинается на букву "С" и заканчивает на "Н"?
   Слегка сдвинув брови, малыш озадаченно посмотрел под ноги, будто решая глобально важную задачу. Проследив за сосредоточенным личиком сына, Джейн не удержалась и издала тихий смешок: уж слишком в этот момент мальчик напоминал собственного отца, с одной лишь разницей в росте. Наконец, что-то решив, ребенок резко поднял свое взволнованное лицо и радостно прокричал:
   - Это я! Я - Стивен! Это моё имя!
   - Ну, Стивен, а как твои отметки? Не прогуливаешь ли занятия, тиская девчонок на бесшабашных вечеринках?
   - Джеймс! - С улыбкой на губах, тут же строго поддела Джейн.
   - Ладно-ладно. - Послышался из-за игрушки тихий голос Холта, и вновь "став" медведем громко произнес. - Привет, Стив! Меня зовут Берн. Ты будешь со мной дружить?
   - Да! - Весело прокричал мальчик, подпрыгнув на месте от радости.
   Отдав игрушку Джуниору, рост которого был в два раза ниже самого подарка, Джеймс ласково улыбнулся и самой хозяйке.
   - Привет, мы тебя уже заждались.
   - У вас на Манхеттене вечные пробки. - Пожав плечами, вскользь отмахнулся брюнет.
   - Да, неужели? - Притворно удивилась девушка. - А у вас в Мэлроуз Хилле значит на так?
   Ничего не сказав на сей счет, мужчина зашел в дверь и присев на корточки, чтобы хоть как-то быть наравне с ребенком, мягко спросил:
   - Джуниор, тебе понравится Берн?
   Выглянув из-под мягкого туловища нового друга, мальчик поспешно кивнул.
   - Очень.
   - Ну тогда он твой. - Улыбнувшись, произнес мужчина, и встал в полный рост.
   - Стивен, а ты ничего не хочешь сказать? - Взглянув на сына, мягко подтолкнул его мать.
   Вновь появившееся личико милого шалун благодарно улыбнулось.
   - Спасибо, дядя Джеймс.
   Изумленно переведя свой взгляд с ребенка, Джеймс недоверчиво посмотрел в зеленые глаза Джейн.
   - Не смотри на меня так. Он сам тебя вспомнил.
   Вновь взглянув на мальчика, брюнет лишь слегка кивнул головой и чтобы далее не показывать обуревавших его смешанных чувств, быстро перевел тему:
   - Консьерж внизу увидел мое имя в списке гостей, поэтому, по моей просьбе, не стал вас предупреждать. - Отчего-то решил пояснить он. - А где же старший?
   - Полагаю, в гостиной, - отвела Джейн и, наклонив голову к сыну, мягко произнесла. - Джуниор, беги, поиграй в своей комнате.
   Ребенка как ветром сдуло. Проскакав галопом до следующего поворота, малыш скрылся из вида.
   - Проходи. - Позвала гостя Джейн, указав ему рукой на широкий арочный проход. - Я к вам сейчас присоединюсь.
   Зайдя в просторную комнату, Джеймс, наконец-то увидел разговаривающего по телефону хозяина.
   Кратко кивнув другу, Стивен поспешно подошел, пожал руку и вновь углубился в важный разговор.
   - Итак, - объявила, вошедшая в комнату хозяйка, - ужин накрыт. Прошу всех в столовую.
   Пока они все вместе сидели за столом, наслаждаясь дивным ужином, приготовленным работающим у Блэков поваром, Джеймс то и дело весело перекидывался словами с довольным Джуниором. Поначалу малыш насторожено относился к вновь прибывшему высокому мужчине, но уже спустя пару минут тараторил без умолку. Джеймс не возражал. Более того ему, казалось, даже нравилась компания малыша. Озадаченно встретившись с глазами мужа, Джейн попыталась скрыть улыбку и лишь слегка пожала плечами.
   Когда же ужин подошел к концу, она забрала ребенка и увела его в детскую, приготавливать ко сну.
   Вернувшись в гостиную, Холт устало прикрыл глаза и удобно расположился на мягком диване.
   - Так как насчет чего-нибудь крепкого? - Послышался поблизости голос старого друга.
   Не хотя разомкнув веки, Джеймс с готовностью согласился:
   - После того, что я перенес, это будет самый лучший способ завершить сегодняшний кошмарный день.
   - Эмм так тебя измотала? - Усмехнулся Стивен, направляясь к бару. - Что, заставила пересмотреть все кольца в магазине?
   - Если бы! - Хмыкнул в ответ Холт. - Она созвала репортеров. Вот увидишь, это будут прекрасные снимки: она и я, стоящие рядом друг с другом на крыльце ювелирного магазина, витрины которого сплошь заставленными свадебными украшениями.
   Негромко присвистнув, Стивен посмотрел на длинный ряд всевозможных алкогольных напитков, после чего уверенно потянулся за бутылкой с прозрачной жидкостью.
   - Как насчет водки? - Предложил он. Дождавшись положительного кивка друга, он, наконец, достал бутылку. - Придется подождать немного, пока она охладится в холодильнике.
   - Сколько угодно. - Отозвался Холт, мысли которого витали где-то далеко.
   Вернувшаяся гостиную Джейн мягко улыбнулась гостю и, заняв одно из мягких кресел, тихо произнесла:
   - Я приготовила тебе гостевую спальню Виктории. Там очень уютно и...
   Резко подняв голову, Джеймс прищурено посмотрел на девушку.
   - Виктории? - Озадаченно переспросил он.
   - Ну, да... Виктории, сестры Стивена.
   Мгновенно расслабившись, Джеймс облегченно взъерошил волосы.
   - Я как-то забыл. - С улыбкой, вновь отозвался он. - Ну, как поживает этот сорванец? Стивен, ещё не нанял ей парочку телохранителей, чтобы защитить сестру от настойчивых колледжеских ухажеров?
   - Какой колледж? - Сквозь легкий смех, спросила его брюнетка. - Виктория давным-давно его закончила. Ей уже через пару дней двадцать пять исполнится.
   Изумленно приподняв брови, мужчина потрясенно усмехнулся.
   - Ну, как прошел твой день? - Не сдержавшись от любопытства, спросила его девушка.
   Быстро уловив суть ее вопроса, Холт натянуто улыбнулся.
   - Лучше не спрашивай.
   - Завтра, наш красавчик будет блистать на всех первых полосах. - Вернувшись из кухни, громко проронил Стивен, садясь в свободное кресло.
   Тихо охнув, Джейн печально отозвалась:
   - Да, Даймонд своего не упустит.
   - Как знать?! - Загадочно улыбнулся Стивен, взглянув в каменное лицо друга. - Как насчет, бросить старую беспутную жизнь и стать образцовым семьянином?
   - Это что, предложение? - Изогнув одну бровь, насмешливо поинтересовался Холт. - Знаешь, с меня на сегодня уже хватит и одного такого предложения от Даймонд.
   - Даймонд сделала тебе предложение? - Недоверчиво спросила Джейн. Проследив за легким пожатием плеч Джеймса, она потрясенно прошептала. - Ну и нравы! Я, конечно, извиняюсь, что влезаю не в свое дело, но все же, надеюсь, что твоей женой станет более культурная девушка. - Даже не ожидав от самой себя такого выпада, громко заявила брюнетка и тут же смущенно улыбнулась, казалось бы, никак не отреагировавшему на ее слова гостю.
   Печально усмехнувшись в ответ, Джеймс опустил взгляд.
   - Я, может, и был бы согласен, но вот, видимо, культурные девушки не разделяют эту точку зрения.
   - То есть? - Джейн озадаченно перевела взгляд от молчавшего Джеймса к ухмыльнувшемуся супругу. Решив, иди до конца, она спросила напрямую. - У тебя кто-то есть?
   - Был. - Холодно отозвался Холт, намериваясь закрыт тему. Но стоило ему только встретиться с глубокими зелеными глазами, как былая холодность и отрешенность тут же сошли на нет. Вспомнив, как несколько лет назад, Стивен лишь в порывах ярости вспоминал о своей будущей жене, то и дело называя ее "ведьмой", он вдруг мягко улыбнулся. И ещё раз взглянув в ее лицо, вынужден был все же признать некоторое сходство... весьма приятное сходство. Не устояв против ее колдовских чар, он вдруг откровенно признался. - Пару месяцев назад я познакомился с одной девушкой... Очень милой девушкой.
   - О! - Восторженно отозвалась Джейн. - И как же ее зовут?
   Внезапно ей показалось, что лицо друга вдруг озарилась, а блуждающая улыбка на его губах стала немного теплее и мягче.
   "Я брежу!" - Тут же подумалось ей, однако это видение так и не прошло.
   - Виктория. - Наконец, отозвался Джеймс.
   Мягко улыбнувшись, брюнетка радостно взглянула на мужа, пытаясь понять, видел ли он то же, что только что лицезрела она. Однако лицо супруга оставалось совершенно непроницаемым.
   - А где она сейчас? - Вновь переведя взгляд на Джеймса, спросила хозяйка.
   - В этом-то и заключатся вся драма. - Послышался ответ, молчавшего до сей поры Стивена. - Кроме имени Джеймс о ней больше ничего не знает.
   Заметив легкую печаль в черных глазах, Джейн участливо предложила:
   - Но... но ведь можно же что-то сделать? Как-нибудь найти ее!
   - Зачем? - Резко подняв голову, холодно проронил друг. - Она ушла и абсолютно ничего о себе не сказала. По-моему, вывод очевиден - она не хочет, чтобы я ее нашел.
   - Ерунда. - Ни капли не поверив в подобное, быстро отозвалась Джейн. - Может, она просто испугалась? Может... да, мало ли, что вообще может быть? Просто не все такие, как Даймонд, которым сделать предложение мужчине, словно спросить: который час? Если ты не знаешь, где она сейчас, то нужно искать следы там, где она была раньше! - Поразившись собственному рвению в поисках одной из женщин Джеймса, она все же решила непременно дойти до конца и задала следующий вопрос. - Где вы познакомились?
   - На пароме, идущем из Афин до Крита.
   Отвлеченный своими мыслями, Джеймс ничего не заметил, однако два человека, присутствующие вместе с ним в этой же комнате, вдруг резко изменились в лице. Тревожно метнув взгляд в сторону нахмурившегося супруга, Джейн молча сглотнула и слегка опустила голову.
   - Ты что-нибудь дарил ей? - Послышался немного хрипловатый голос друга.
   Не совсем поняв суть вопроса, Джеймс вопросительно изогнул брови.
   - Я имею в виду украшения? - На этот раз голос Стивена принял прежнее безразличие, и безмятежно облокотившись о спинку кресла, он спокойно встретил взгляд взволнованной жены. - Просто по дорогим украшениям ты смог бы вычислить сбежавшую невесту.
   - Ну, до невесты ей ещё далеко. - Вспомнив предательский поступок Тори, злобно усмехнулся Холт.
   - Но все-таки рано или поздно эта дорожка когда-нибудь да заканчивается. - Глядя в пустоту перед собой, задумчиво усмехнулся Стивен. - Ну так что? Дарил?
   - Да. - Устало потерев лоб, сознался собеседник. - Подарил подвеску...Только вот она ее не приняла и я оставил ее на острове.
   - Оставил? - Словно не ожидав такого поворота событий, недоверчиво переспросил друг.
   - А какая она была? - Вдруг мило улыбнувшись, поинтересовалась Джейн. - Как выглядела?
   Озадаченно переводя взгляд то на одного, то на другого, Джеймс чувствовал себя как в западне. Ему совсем не хотелось обсуждать эту тему, но его былые друзья всего лишь за пару минут словно превратились во вражеских разведчиков и теперь выманивали у него нужную информацию. Встряхнув головой, он попытался избавиться от столь дурных мыслей, и достав портмоне, вынул из него небольшой снимок.
   - Вот, - протянул он его Джейн, - в точности как эта.
   Былая краска сошла с ее лица и, медленно подняв голову, она передала снимок мужу.
   - Полюбуйся. - Двусмысленное слово тихо слетело с ее почти обездвиженных губ.
   Едва взглянув на карточку, Стивен пораженно бросил:
   - Черт!
   Не поняв столь бурной реакции, Джеймс озадаченно следил за этими двумя.
   Встав с кресла, Блэк поспешно вышел из комнаты.
   Слегка прикусив губу, Джейн встретилась с вопросительным взглядом друга.
   - Похоже, ты только что случайно расстроил планы моего мужа. - Тут же нашлась она с ответом. - Он ищет эту подвеску уже полгода. Все хотел подарить ее мне, но она мне даже не нравится, так что не бери в голову, хорошо?
   И не дожидаясь его ответа, кинулась вслед за супругом.
   - Я с-сейчас... - Бросила она напоследок, скрываясь за поворотом.
   - Типичное психическое расстройство - вот что приносит с собой брак. - Попытался обратить все в шутку, оставшийся наедине мужчина. Растолковать увиденное как-то иначе у него просто не осталось догадок.
  
   - Стивен! - Влетев на кухню, Джейн плотно прикрыла за собой дверь и взволнованно посмотрела на широкую спину молчавшего супруга. - Может, все-таки это ошибка? - Наконец, решилась тихо произнести она.
   - Ошибка? - Он развернул к ней свое пылающее гневом лицо. - Что ошибка: схожесть одного и того же имени? Или место их знакомства? А может и подвеска, точь-в-точь что висит на шее у моей сестры - может, это тоже одна большая ошибка?
   Золотой кулон, отдых на Крите, затворная жизнь Джеймса, столь непонятные слезы Виктории - все разом мелькнуло перед задумчивым взглядом Джейн. Наконец, подняв голову, она в упор посмотрела на мужа.
   - Что будешь делать? - Как можно спокойнее спросила она, одновременно пытаясь придумать, как утихомирить гнев Стивена и защитить ничего не подозревающего Джеймса.
   Сжав ладони в кулаки до побелевших костяшек, мужчина глубоко вздохнул.
   - Я убью ее! - Наконец, выдавил он.
   - Послушай, Джеймс ведь не... Ее? Ты сказал: "я убью ее?" - Ошарашено выговорила брюнетка. - Уж не Викторию ли ты имеешь в виду?
   - Ее самую. - Злобно прорычал он.
   - Но... - Уперев руки в бока, возмущенно начала девушка. - Но...
   - Джейн, прекрати. Сейчас не время для вашей женской солидарности.
   - Значит, есть время только для мужской, да?
   Упершись ладонями о кухонный стол, Блэк попытался успокоиться.
   - Джеймс не знал кто она. - Наконец, более ровным голосом начал он. - А Виктория знала! И, тем не менее, переступила священную черту.
   - Какую черту? - Чуть насмешливо переспросила Джейн.
   - Священную дружескую черту! Она не должна была встречаться с ним.
   - О! Президент издал новый указ? - На этот раз, уже открыто улыбаясь, девушка подошла к мужу, и, положив свои ладони на напрягшиеся мышцы плеч, начала легонько массажировать их. Почувствовав, что от ее медленных движений его тело начало постепенно расслабляться, она поцеловала его в висок и, наклонившись к самому уху, мягко прошептала:
   - Успокойся. Что сделано - то сделано. Ты лучше подумай, что делать дальше. По всему видно, что Виктория значит для Джеймса намного дороже, чем он это пытается себе доказать. Да и сама Виктория второй месяц подряд проливает слезы...
   - Так какого черта она от него ушла? - Недовольно буркнул мужчина.
   Резко перестав разминать его плечи, Джейн слегка нагнулась к столу и посмотрела в упор на лицо мужа:
   - А какого черта ты сам бросил меня когда-то, не изъявив желания даже поговорить напоследок?
   Недоуменно округлив глаза, мужчина слегка пораженно произнес:
   - Но это же совсем не тот случай!
   - А откуда ты это знаешь? - Вернувшись в исходную позицию, она вновь принялась массажировать его плечи. - У Виктории тоже может быть вполне много оснований. И, в конце концов, перестань ее судить, - отойдя от него, недовольно бросила она. - Лучше подумай, как их вновь свести.
   Постояв ещё с минуту в прежней позе, Стивен, вдруг, выпрямился и с коварной улыбкой оглянулся к жене.
   - Дженни, - нежно обняв ее, ласково проговорил он, - ты ведь, помнится, когда-то хотела отомстить Холту за то, что он посоветовал мне заманить тебя в такую глушь, где ты никак не могла избавиться от одного надоедливого типа.
   - Ну и? - Вспомнив былое, она мягко улыбнулась в ответ и вопросительно подняла голову, встречаясь с серыми глазами любимого мужчины.
   - Кажется, у тебя только что появился редкостный шанс отомстить ему.
   Слегка изогнув бровь, она заинтригованно смотрела на мужа.
   - Ты собираешься поселить их под одной крышей в Лавлэнде? - Чуть дрогнувшим от смеха голосом, спросила брюнетка.
   - Нет. Лучше. - Дьявольски блеснув глазами, отозвался мужчина. - Я собираюсь поселить их под одной крышей в Сан-Франциско.
   Пораженно застыв на месте, девушка издала нервный смешок.
   - Тори будет в ярости. - Наконец, произнесла она.
   - Поверь, настроение Холта будет не лучше. - Довольно хмыкнул Стивен и подошел к разделу холодильника, хранящего охлажденные напитки. - Позвони Нику и предупреди, что завтра к вечеру мы приедем с гостем. Имя гостя говорить необязательно.
   Достав бутылку холодной водки, а так же пакет с сухим льдом, он не спеша направился к двери.
   - Да, и ещё скажи, что мы все там задержимся на пару дней, до подписания контракта. Пусть приготовят комнаты... А после, - он нежно улыбнулся супруге, - иди спать, дорогая, я ещё немного задержусь.
   - Хорошо, я позвоню. - С любящей улыбкой посмотрев на удаляющегося супруга, согласно кивнула Джейн. - А, позволь узнать, что вы с Холтом сейчас будете делать в гостиной?
   - А ты не догадываешься? - Наигранно изумился он. Но увидев в ее лице легкую встревоженность тут же отбросил былую усмешку и, приподняв бутылку, успокаивающе произнес. - Не волнуйся, мы всего лишь будем пить. Ну что ещё могут сделать двое здоровых мужчин в сложившейся ситуации?
  
  
   Уже прошла долгая, мучительно долгая неделя с тех пор, как пор как она в первый раз услышала о некой Эммануэль Даймонд. Неделя... и по-прежнему никаких новостей ни о нем... ни о ней. Очевидно, репортеры в очередной раз сделали из мухи слона, решив высказать свои поспешные предположения относительно новой подруги Холта.
   "Я - эгоистка. - С упреком подумалось Виктории, спускающейся из своей спальни на первый этаж. - Сама отказалась от него, чтобы теперь с ненавистью взирать на его новых пассий. Дура, Виктория, какая же ты дура!"
   Но что толку теперь причитать, ведь после драки кулаками не машут. Поэтому просто сделав глубокий вздох, она остановилась в главной гостиной и, так и ни найдя в ней никого, устало побрела на кухню в поисках какой-нибудь пищи.
   Сегодня был четверг - ее некогда любимый день, на который она всегда брала выходной. День, когда можно было спокойно отдохнуть и расслабиться. Теперь же этот день приносил ей лишь лишние переживания и чрезмерные раздумья. За окном во всю ярко светило осеннее солнце, словно призывая ее немедленно выбраться из четырех стен и хоть немного прогулять на улице, но отбросив и этот столь неожиданный порыв, она все же прошла дальше, проходя одну комнату за другой.
   Услышав слабый шум, исходящий из их кухни, девушка немного удивилась.
   Обычно Магда всегда приходила только после трех, а сейчас ещё и двенадцати то не было.
   Заинтригованная, она поспешила зайти в просторную светлую комнату. Остановившись на пороге, девушка пару раз моргнула, но столь нереальное видение не исчезало. У плиты, накинув на себя небольшой кухонный фартук, стоял ее средний брат. Что-то бормоча себе под нос, он внимательно следил за шипящей сковородкой, словно взглядом пытаясь контролировать весь процесс приготовления.
   Немного оправившись от увиденного, Виктория уверенно прошла вперед.
   - Привет. - Как ни в чем небывало кинула она Николасу и, открыв дверцы огромного холодильника, прошлась взглядом по всевозможным продуктам.
   - Привет. - Как-то не очень радостно, отозвался брат.
   Наконец, остановив выбор на одном из красных яблок, блондинка взяла его и, закрыв, холодильник, вновь посмотрела на мужчину.
   Само то, что он сейчас стоял тут в фартуке у плиты уже должно означать, что этот денек будут необычным, однако, так и не высказав ничего по этому поводу, она лишь с интересом взглянула на гору грязной посуды в раковине, после чего перевела взгляд на какую-то странную смесь находящуюся в раскаленной сковородке.
   - Знаешь, в холодильнике полно еды. Тебе вовсе не обязательно готовить. Магда...
   - Не в этом дело. - Вдруг прервал брат. - Просто я хочу сделать это сам.
   Слегка приподняв брови, девушка медленно кивнула, сделав вид, будто прекрасно поняла его столь пояснительный ответ. Решив задержаться на кухне ещё какое-то время, чтобы не пропустить столь убойные события, она облокотилась руками о кухонную плату и слегка подпрыгнув, уселась прямо рядом с плитой.
   - Ты что, решил откосить от работы и провести пару дней в больнице? - Почти без насмешки поинтересовалась блондинка.
   Сосредоточенное лицо брата недоуменно повернулось к ней.
   - С чего ты взяла?
   - Ну, - пожав плечами, она надкусила яблоко, - если ты и впрямь собираешь все это съесть, то думаю, промывание кишечника тебе будет гарантированно.
   Сделав вид, что оскорблен, Ник все же не удержался от слабой улыбки.
   - Неужели это выглядит так паршиво?
   Попытавшись как можно сильнее смягчить ответ, Виктория поспешно убрала взгляд от уже начинающей подгорать ярко-красной смеси.
   - Не то что бы паршиво, сколько отталкивающе.
   Поспешно сняв с огня сковородку, мужчина с сожалением взглянул на ее содержимое.
   - Да, дело дрянь. - Наконец, согласился он. - Кажется, повара из меня не выйдет.
   Едва заметно улыбнувшись в ответ, девушка мягко посмотрела на брата.
   - А с каких это пор ты захотел стать поваром?
   Протяжно вздохнув, Ник наклонился к ведру, чтобы выбросить свои тщетные старания, а заодно и ненадолго скрыться от внимательно взгляда сестры.
   Почувствовав, что с братом творится что-то неладное, Виктория спрыгнула на пол и, положив ладонь на мужское плечо, тихо спросила:
   - Ник, у тебя что-то случилось?
   Мгновенно взяв себя в руки, сероглазый брюнет выпрямился и, с заранее приготовленной улыбкой, посмотрел на сестру.
   - Ничего, просто, немного расстроился из-за неудавшегося блюда.
   Но недоверчиво покачав головой, девушка не спешила отводить свой взгляд он его лица.
   - Не юли. Ты никогда в жизни даже не заходил на кухню, а уж про то, чтобы самому готовить - я вообще молчу.
   Подойдя к небольшому круглому столу, она отодвинула два стула и заняв один из них, строго произнесла:
   - Давай, выкладывай. Мои уши в твоем распоряжении.
   Признательно улыбнувшись в ответ, Ник медленно покачал головой, после чего все же присел на стул.
   - Да, в принципе тут нечего рассказывать. Ничего особенного и не произошло. - Смотря куда-то вдаль, тихо ответил он.
   Скривив губы в якобы согласной усмешке, девушка отложила яблоко, и точно так же смотря в пространство перед собой, не спеша ответила:
   - Конечно, ничего не произошло. Просто, порой, вместо того, чтобы радоваться и смеяться в солнечную погоду, нам вдруг резко хочется кричать и рыдать, спрятавшись в самых темных углах огромного дома. Просто, все, что до этого было тебе привычно и мило, вдруг оказывается бессмысленным и ничего не значащим в твоей никчемной серой жизни. Просто, оттого, что постоянная тяжесть в груди не дает тебе спокойно выдохнуть, ты не можешь с оптимизмом встретить новый день. Просто, вместо того чтобы спать, мы ночи напролет терзаем себя самыми горестными и давно ушедшими воспоминаниями... Да, ты прав, не считая всего этого, жизнь просто бьет ключом.
   Повернув голову, Ник внимательно посмотрел на погрустневшее лицо сестры.
   - О, да тут, кажется, кто-то очень сильно влюбился. - Констатировал он. - По-другому это состояние не опишешь.
   Печально усмехнувшись в ответ, блондинка протяжно вздохнула.
   - Я всегда думала, что любовь бывает прекрасна, ярка и невесома, но, оказывается, у этого чувства есть и другая, менее счастливая сторона.
   - Но это же не из-за Себастьяна, так? - Вновь спросил брат.
   Отрицательно покачав головой, Виктория постаралась улыбнуться.
   - Нет. Не из-за него. И не спрашивай больше, я все равно не скажу... - Вновь встретившись с сочувствующими глазами Ника, она как можно беспечнее продолжила. - Но вот из-за кого сейчас страдает мой братик я все же хотела бы узнать.
   - А с чего ты взяла, что я страдаю? - Приподняв бровь, насмешливо спросил Ник. - Уж я выгляжу намного лучше тебя.
   В этот момент он был очень похож на Стивена. Все те же серые глаза, темные волосы, все та же насмешливая улыбка и глубоко сидящие чувства. Но Викторию было не так просто обмануть. Слишком уж хорошо она знала своих братьев. Стивен всегда был серьезным, строгим и более ответственным ребенком. В то время как Николас всегда был самым отпетым весельчаком в округе. Казалось, такого мягкого, доброго и открытого человека она ещё не встречала. Не проходило и дня, чтобы нельзя было не услышать смех ее вечно веселого брата. И сейчас, изображая из себя некого холодного парня, но выглядел слишком неправдоподобно.
   - Знаешь, жестокая циничность - это все-таки любимый конёк Стивена, а не твой. Так что кончай изображать из себя строгого старшего брата и говори, что произошло.
   Тут же сухо рассмеявшись в ответ, Ник согласно кивнул и как можно бесчувственнее произнес:
   - Вчера от меня ушла Мелисса.
   Чуть не подавившись только что откусанным кусочком яблока, Виктория ошеломленно посмотрела на собеседника.
   - Опять? - Еле выдавила она. - И по какой причине на этот раз?
   - Сказала, что кроме бизнеса и моих шуточек, я больше ничего не умею делать.
   - И поэтому ты решился на такой безумный поступок, как взяться за кухонную утварь?
   - По-моему, это неплохая идея. - Пожав плечами, достаточно серьезно отозвался он.
   Резко развернув его лицо к себе, блондинка решительно произнесла:
   - А, по-моему, это самая глупая идея. Ник, зачем тебе готовить, ты достаточно зарабатываешь. Да и к тому же, Мелисса слишком много от тебя требует. По-моему, ей просто нравится причинять тебе боль.
   Услышав достаточно резкий ответ сестры в адрес его бывшей девушки, Ник слегка изогнул брови.
   - Я и не знал, что тебе не нравится Мэл.
   - А ты и не спрашивал. - Отмахнулась она. - Ник, я понимаю, это тяжело, но ты должен разлюбить эту девушку. Она... Она ведь играет тобой. Вертит, как хочет, а ты и рад поддаваться.
   - Я стараюсь, но...
   - Но все равно, каждый раз снова прощаешь ее. - С досадой, закончила за брата Тори. - Ну, и на кого она на этот раз тебя променяла?
   Слегка усмехнувшись, Ник посмотрел в сторону кухонной плиты.
   - На какого-то там шеф-повара.
   - Вот же дура! - Вслух напрямую бросила девушка. - Вот и пускай с ним и остается, а ты забудь все что было, как кошмарный сон.
   Вновь углубившись в пространство, мужчина вдруг тихо спросил:
   - Ну, а ты сама-то смогла так просто забыть того, кого полюбила?
   Легкая улыбка тут же слетела с ее лица, и печально вздохнув, она медленно покачала головой.
   - Нет, не смогла...
   Бросив взгляд на мгновенно расстроившуюся сестру, Ник пораженно застыл на месте.
   - Тори, что с тобой? На тебе лица нет.
   Сквозь набежавшие мучительные слезы, Виктория взглянула на брата и, не сдержавшись, кинулась ему в объятия.
   - Я больше не могу так, Ник... - Сквозь неудержимый поток рыданий, произнесла она. - Почему он меня мучает? Почему не уходит из моей головы?
   Немного оторопев от такого поворота, Ник нежно обнял сестру, и успокаивающее тихо прошептал в ответ:
   - Ну-ну, все, хватит. Кто бы он ни был он тебя не стоит.
   - Это я его не стою. - Ещё громче зарыдала блондинка. - Это я все испортила... Я трусиха, Ник. Ужасная трусиха.
   Не зная, что и сказать, Николас лишь взметнул бровями, и пораженно промолчал. Чужие дела - потемки. А чужие амурные дела - это вообще непроглядная мгла.
   Вырыдавшись на плече брата, Виктория вернулась на прежнее место и неуверенно посмотрела в искрящиеся задорным весельем серые глаза брата.
   - Ну ты и нытик! - Произнес он. - И сколько же ты это все в себе копила? Знаешь, Стивен бы...
   - Но ты же не Стивен! - Резко прервала она.
   - Да. Я лучше. - Довольно ухмыльнувшись, выразился Ник. - По крайней мере, со мной ты откровенна.
   - Это только потому, что ты всегда рядом. - Буркнула она, вытирая с глаз оставшиеся слезинки. - К тому же, Стивен бы не понял и вместо того, чтобы утешить меня, начал бы немедленно требовать, чтобы я назвала ему имя того, из-за кого я стала такой.
   - Ладно, так как я все же не Стивен, то требовать от тебя ничего не буду. Ты мне лучше помоги убрать весь этот беспорядок, что я по глупости устроил на кухне. А то чувствую, Магда будет не очень-то рада узнать, что кто-то иной хозяйничал в ее владениях.
   Слегка улыбнувшись, Виктория вместе с Ником поднялась со стула и направилась к наставленной у раковины посуде.
   Пока Ник выкидывал содержимое небольших тарелок, она молча складывала грязную посуду в посудомойку.
   - Так ты обещаешь, что больше не вернешься к Мелиссе? - Вдруг снова спросила сестра.
   Громко выдохнув, Ник не особо спешил с ответом.
   - Ник? - Вопросительно посмотрев на него, вновь спросила она.
   - Тори, это мое личное дело. Давай закроем тему.
   - Но...
   - А будешь настаивать, отправлю тебя к Стивену. - Шутя, бросил он, передавая ей очередную тарелку.
   Прикусив губу, Виктория все же замолчала и прекратила дальнейшие расспросы на эту тему.
   Когда же с посудой было покончено, и кухонная плата вновь сверкала чистотой, Ник снял фартук и довольно улыбнулся.
   - Ну вот и все. Магда ничего не заметит и сможет приготовить отменный ужин для гостей.
   - У нас гости? - Удивленно спросила его девушка. - А я и не знала.
   - Вчера вечером звонила Джейн, сказала, что они приедут к нам на пару дней с каким-то гостем. У Стивена в Сан-Франциско ожидается важный контракт, вот они и решили совместить приятное с полезным.
   Мягко улыбнувшись в ответ, Виктория с радостью подумала о племяннике. Что ж, по крайней мере, выходные будут не скучные.
   - Отлично. - Оживленно выговорила она. - Ну что, пойдем?
   Уже намериваясь выйти из кухни, девушка краем глаза заметила лежащую поодаль газету. Решив прихватить ее с собой, чтобы не раздражать Магду лишними ненужными предметами на кухне, она потянулась к столу, как вдруг ее взгляд наткнулся на одну достаточно большую для печатной страницы фотографию.
   На снимке были изображены двое людей, одним из которых был объект ее двухмесячных ночных терзаний. Стоя на крыльце рядом с одной молодой латиноамериканкой, Холт смотрел прямо в объектив фотокамеры. Его спутница лучезарно улыбалась ему. И вся эта панорама происходила на плане одного большого рекламного щита, изображающего два свадебных кольца. Крупная надпись, напечатанная прямо под фотографией добила ее окончательно: "Джеймс Холт и Эммануэль Даймонд снова вместе!".
   - Нет... - Отрешенно проговорила девушка, качая головой. - Этого не может быть!
   Схватив газету, она не отрываясь смотрела на злополучный снимок.
   - Это ты про Холта и Даймонд? - Послышался позади голос ничего не подозревающего брата. - Ну да, об этом сегодня с самого утра все новости, радио и газеты твердят.
   - Нет! - Вновь выкрикнула блондинка, с яростью отбрасывая газету обратно на стол. Зажмурившись, чтобы ничего не видеть, она почувствовала, как по ее щекам заскользили крупные предательские слезы.
   - Тори, ты что? - Подбежал к ней взволнованный Ник.
   Медленно открыв глаза, но так ничего и не увидев перед собой, она даже не пыталась скрыть свое мокрое лицо от брата. Часто задышав, девушка изо всех сил старалась не упасть в обморок. Ей катастрофически не хватало воздуха и света.
   - Тори, - вновь раздался по близости встревоженный голос брата, - уж не в Холта ли ты влюбилась?
   Резко встряхнув головой, взгляд Виктории, наконец, прояснился. Посмотрев на стоящего перед ней брата, она раскаянно улыбнулась и вновь кинулась к нему в объятия.
   - Только никому не говори. - Молящим голосом прошептала она. - Ник, прошу тебя, не выдавай меня Стивену.
   Крепко обняв сестру, на лице Николаса образовалась целая гамма противоречивых чувств.
   - Не скажу. - Наконец, ответил он. - Обещаю.
  
   Оставаться дома и дальше, где все ее мысли крутились только вокруг злосчастной фотографии, она просто не могла. Выйдя на улицу, девушка решилась немного прогуляться в центральном городском парке. Но и это не смогло принести ей долгожданного спокойствия. Не спеша прогуливаясь по узким асфальтированным дорожкам, она молча ушла в себя. Дальнейшая жизнь казалась просто бессмысленной. Теперь она с уверенность могла сказать, что все слова Джеймса относительно серьезности в любви были чистой воды ложью. Однако легче ей от этого так и не стало. Глубоко внутри по-прежнему крутилась мысль, что если бы она только выбрала другой путь и осталась с ним, то все могло бы быть иначе. Конечно, она и сейчас могла бы позвонить Стивену и попросить у него адрес, телефон или может быть, даже встречу с его партнером. Но все это будет выглядеть как низкое прошение. Холт только посмеется над ней и пойдет дальше своей дорогой в обнимку одной из самых дорогих женщин страны.
   Эммануэль Даймонд. Вспомнив это имя, Виктория криво усмехнулась. Она была уверена, что и столь дерзкое имя, и столь громкая фамилия были ничем иным, как фальшивкой. Нынче многие люди из высших слоев старались как-то выделить себя перед остальными, выбирая себе столь запоминающиеся псевдонимы. И вполне возможно, у этой Эммануэль помимо ее инициалов все остальное тоже было такой же фальшью, но, похоже, Джеймсу на это было абсолютно наплевать. Главное, чтобы была яркая, запоминающаяся, искристая - о, да, это, несомненно, его стиль! А что она? Какая-то невзрачная девушка с небольшой грудью, не такими уж длинными ногами, да ещё к тому же и ханжа, не умеющая любить жизнь и развлечения. Нет. Она не его тип. И даже если бы они остались вместе, ему бы рано или поздно надоела бы ее компания, где нет ни шумных вечеринок, ни непристойных выходок, ничего такого, что бы напоминало ему его прежнюю веселую жизнь.
   Ей уже давно пора забыть его... забыть и отпустить... Вот только где взять силы, чтобы сделать этот шаг?
   Опустившись на небольшую деревянную скамейку, стоящую под высоким дубом, Виктория засунула свои озябшие ладони в карманы своего легкого бежевого пальто и тупо уставилась в невидимое пространство у своих ног.
   Как же так получилось, что она попала в столь глубокую яму, из которой ей теперь не выбраться? Почему она позволила зайти этому увлечению так далеко? Почему она вообще согласилась с ним встречаться?
   - Простите, а можно мне присесть рядом?
   Отстраненно повернув голову, она вдруг увидела маленького мальчика, нерешительно остановившегося у ее скамьи.
   Немного отодвинувшись вправо, она мягко улыбнулась ему.
   - Конечно. Присаживайся.
   Одетый в теплую поношенную куртку с небольшой вязаной шапочкой на голове, мальчик слегка кивнул и присел на свободное место.
   Продолжая сидеть в молчании, Виктория с радостью осознала, что все ее былые мысли вдруг улетучились с приходом этого нежданного незнакомца.
   Искоса наблюдая за неразговорчивым ребенком, она заметила как печально его лицо. Решив, что-то случилась, она тихо произнесла:
   - Привет. Я Виктория Блэк.
   Ничего не ответив, малыш продолжал тихо сидеть и смотреть куда-то под ноги.
   - А как тебя зовут? - Вновь попыталась спросить она.
   Но, увы, у малыша, кажется, было не то настроение, чтобы разговаривать. Тихо вздохнув, Виктория уже было оставила попытки для знакомства, как вдруг услышала совсем тихий ответ:
   - Дэвид.
   Мягко улыбнувшись, она открыто повернулась к своему новому собеседнику.
   - А у Дэвида есть фамилия?
   И вновь гнетущие молчание.
   Слегка сведя брови, девушка внимательно оглянулась по сторонам, ища родителей этого молчаливого создания.
   Но никто из находящихся в парке людей, казалось, не обращал на них внимание.
   - Где твои родители? - Взволнованно спросила она.
   Решив, что и на этот раз ребенок промолчит, она протяжно вздохнула и вновь принялась смотреть по сторонам, в надежде найти хоть кого-то, кто бы интересовался бродящим без присмотра ребенком.
   - У меня нет ни фамилии, ни родителей. - Наконец, подал голос ее сосед по скамейке.
   Попытавшись никак не отреагировать на его слова, Виктория как можно спокойнее заметила:
   - Но ведь должен же быть хоть кто-то, кто бы присматривал за тобой?
   - В приюте ещё не знают, что я сбежал, поэтому я здесь один. - Довольным тоном, отозвался сорванец.
   Заприметив веселые нотки в его голосе, блондинка и сама улыбнулась в ответ.
   - Значит, ты находишь, что это весело сбегать от взрослых, да?! А тебе не кажется, что ты ещё слишком мал для подобного брожения в одиночестве?
   Спрыгнув со скамьи, мальчик вдруг встал перед ней и гордо вздернув подбородок, важно произнес:
   - Мне уже почти пять и я не какай-то там сопливый малыш!
   Тепло улыбнувшись от такого напора, она все же медленно покачала головой.
   - И все же, не нужно было убегать. Твои няни будут волноваться и...
   - Никому я там не нужен. - Буркнул Дэвид и развернувшись, медленно зашагал прочь.
   - Подожди. - Вскочив со скамьи, Виктория вдруг поняла, что не может вот так просто отпустить этого взрослого малыша гулять и дальше без присмотра в этом огромном парке. - Это почемуй-то ты вдруг решил, что никому не нужен? Твои друзья наверняка уже заметили твое отсутствие и теперь беспокоятся.
   - У меня нет друзей. К тому же все другие дети сейчас слишком заняты собой, что бы ещё и обо мне вспоминать.
   - Чем заняты? И как можно не заметить твое отсутствие?
   Пожав плечами, Дэвид не поднимая головы, тихо бросил в ответ:
   - Сейчас "час удачи".
   - Час удачи? - Не понимающе переспросила девушка. - Что это значит?
   - Мы так называем тот период дня, когда несколько людей приходят к нам в комнату и выбирают себе своего будущего ребенка.
   - Тогда почему же ты сбежал именно сейчас? Ты не хочешь, чтобы тебя усыновили?
   - Хочу. - Признался он. - Но меня как всегда не выберут, я слишком взрослый, а им всем хочется совсем маленьких, слюнявых новорожденных.
   Ничего не высказав на сей счет, Виктория подумала, что, правда, она и сама никогда не задумывалась о том, чтобы усыновить взрослого пятилетнего ребенка.
   Молча идя рядом с ним, она печально вздохнула. Похоже, не у нее одной сегодня не ладилось с собственным настроением. Приехав сегодняшним днем в парк, она и не думала, что может встретить кого-то ещё, чьи самые заветные мечты были растоптаны и, казалось бы, навсегда разбиты. Но ведь надежда... Ведь всегда должна оставаться хоть капля небольшой призрачной надежды, что ещё не все потеряно и в один прекрасный день этим мечтам все-таки суждено будет склеиться и осуществиться!
   Вскользь метнув взгляд к своему новоиспеченному спутнику, она, решилась и приняла, наверное, одно из самых важных решений в своей жизни.
   - А можно я буду твоим другом?
   Резко остановившись, мальчик недоверчиво сузил глаза и внимательно посмотрел на свою новую знакомую.
   - А ты не передумаешь? - Взволнованно спросил он.
   Широко улыбнувшись, она и сама не менее взволновано отозвалась:
   - Нет. Я буду только рада.
   И вот лицо одинокого мальчугана, наконец, осветилось самой первой и самой прекрасной детской улыбкой, какую она когда-либо видела.
   - Я бы очень-очень хотел, чтобы ты стала моим другом. - С огромной радостью в голосе, громко прошептал он.
   Не переставая улыбаться, Виктория протянула ему свою руку, и дождавшись когда его маленькая ладонь вложиться в ее, не спеша побрела дальше по узкой тропинке.
   - Ну, что Дэвид, может сначала по мороженному, а затем я отведу тебя обратно?
   Немедля скиснув, мальчик протяжно вздохнул.
   - Опять в приют...
   Не удержавшись, девушка вдруг резко остановилась и присев на корточки внимательно посмотрела в грустное лицо малыша.
   - Но я останусь с тобой там ещё на несколько часов. - С мягкой улыбкой предложила она. - Пойми, Дэвид, это неправильно, гулять здесь, когда тебя уже могут искать. Ты хочешь, чтобы нас задержала полиция?
   Отрицательно покачав головой, мальчик горько хмыкнул себе под нос.
   Пытаясь, хоть как-то поднять ему настроение, она поспешно проговорила:
   - Ну, а завтра днём, я обещаю сводить тебя в зоопарк, идет?
   - В зоопарк? - Тут же оживился он. - Честно-честно?
   Не сдержав улыбки, она согласно кивнула головой.
   - Честно-честно.
   С этих слов настроение ее спутника тут же пошло ввысь, и весело болтая, они не спеша зашагали вдоль извилистой узкой дорожки, уходя все дальше вглубь осеннего городского парка.
  
   Сидя на краю небольшой кроватки, Виктория с нежной улыбкой на устах, смотрела на собравшихся возле нее детей. Все они были разные: от разного цвета кожи до огромной разницы в возрасте. Но всех их сближала одна большая беда - у каждого из них не было родителей. Возможно, именно поэтому здесь чувствовалась некая атмосфера семейного единства. И вот сейчас, находясь в этой просторной комнате, в которой жили пятнадцать мальчиков, она с самым настоящим восхищением взирала на этих отважных ребят, которые сумев преодолеть массу горя и невзгод, все же выстояли и теперь с теплой улыбкой приветствовали ее, словно старую знакомую. Столько безграничного доверия, надежды и неразделенной любви она ещё ни у кого не встречала. Вскоре к ним присоединилась и группа девочек, живших в такой же большой соседней комнате. Всем была очень интересна их новая гостья, поэтому, ни капли не смущаясь, дети открыто первыми шли на контакт.
   - А у тебя действительно глаза такие голубые-голубые, словно наше бескрайнее небо? - Смущенно улыбаясь, спросил ее маленький мальчик, назвавшийся ранее Томом.
   - Я не знаю. - Пожав плечами, ответила ему Виктория. - Сама-то я себя не вижу со стороны.
   - А волосы такие белые-белые... - Обратилась к ней милая курносая девочка, нежно проводя своей маленькой ладошкой по шелковистым волосом улыбающейся гостьи. - У меня тоже светлые волосы, но не такие белые как у тебя. Ты их подкрашиваешь?
   - Нет, они у меня такие и есть.
   - А брови, они у тебя такие...
   - Роза! - Вдруг резко окликнула подругу девочка постарше. - Не задавай глупых вопросов. Ты можешь надоесть Виктории.
   Белокурая малышка сразу же сникла и смущенно посмотрела себе под ноги.
   Мягко улыбнувшись, Виктория вновь окинула толпу внимательно изучающих ее детей своим нежным взглядом.
   - Да нет, все в порядке. Вы можете спрашивать меня о чем угодно.
   - А ты пришла, чтобы кого-то из нас выбрать и усыновить? - Послышался новый вопрос от стоящего неподалеку мальчика. В его голосе чувствовалось столько надежды, что, не сдержавшись, девушка опустила взгляд, нервно потеребив складки своего осеннего пальто.
   - Я... я... - Запнувшись на полуслове, она, наконец, вновь подняла голову и нервно сглотнула подступивший к горлу ком.
   Сейчас, сидя в окружении почти тридцати пар надеющихся глаз, она впервые поняла, что же значит ждать и верить. Не имея права солгать этим невинным детям, блондинка тихо вздохнула и слегка повела плечами.
   - Всё может быть.
   Услышав такой обнадеживающий ответ сироты вмиг оживились и тут же из толпы послышались множество просящих голосов:
   - Выбери меня!
   - Нет, меня!
   - Меня!
   - Меня!
   Молящие детские голоса слышались отовсюду, Виктория даже не могла ответить что-либо им. Она просто молча взирала на эти жалобные детские личики, не в силах поверить, что от этих очаровательных детишек когда-то отказались их родители.
   Но вот спрыгнув с кровати, Дэвид встал перед ней и, уперев руки в бока, громко произнес:
   - Хватит. Виктория пришла ко мне. Не чего теперь клянчить у нее усыновления!
   - Значит... - Утирая крохотными кулачками слезинки, тихо начала белокурая малышка. - ... Значит, она заберет с собой только тебя? А как же я? Я тоже хочу себе маму!
   В комнате раздался тихий детский плач, после чего многие ребята постарше, закатив глаза, отошли от кровати Дэвида, заняв более дальние места.
   - Ну вот... Она опять завелась! - Недовольно буркнул темноволосый мальчик, и вновь сел на прежнее место рядом со своей гостьей.
   Рассчитывать было не на кого и, глубоко вздохнув, Виктория протянула руки к плачущей малышке.
   - Ну-ну, - усадив ее себе на колени, ласково прошептала она, - Роза, не нужно так расстраиваться. Поверь, и у тебя скоро будет своя мама.
   Оторвав лицо от ее теплого свитера, выглянувшего из-под распахнутого пальто, девочка заплаканными глазами внимательно посмотрела на нее.
   - Правда? - С такой надеждой в голосе спросила она, что у Виктории невольно сжалось сердце от одной лишь мысли о лжи.
   - Правда. - Онемевшими губами, наконец, произнесла она и тут же почувствовала, как к ее телу вновь прижалось это курносое создание.
   - Здорово. - Послышался приглушенный плотным свитером ответ.
   Не очень довольный таким исходом событий, Дэвид вновь постарался переключить все внимание на себя.
   - А у нас через несколько дней будет проходить спектакль "Спящая красавица". Придешь?
   Поняв, что попала в ловушку и выбираться из нее уже слишком поздно, блондинка утвердительно кивнула в ответ.
   - Ну разве я могу отказаться?
   - Ура! - Спрыгнув с колен, звонко прокричала Роза. - Виктория придет к нам на спектакль. И будет нашей мамой!
   - Эх, - махнув на нее рукой, важно произнес Дэвид, - маленькие трехлетние девчонки вроде тебя, вечно испортят все к нему прикоснутся. Ты же выучить и трех слов толком не можешь.
   - А вот и могу! - Тут же насупившись, ответила Роза. - Я буду самой лучшее крестной феей в мире.
   - Ха, да ты даже подержать обычную волшебную палочку не в состоянии. Вечно она у тебя под ногами валяется.
   - Дэвид! - Видя как из подрагивающих глаз малышки вот-вот опять готовы политься слезы, укорительно произнесла Виктория. - Перестань. Я уверена, вы все справитесь со своими ролями на отлично. А я с удовольствием приду посмотреть на вашу игру.
   Обрадовавшись, что от ее слов в комнате опять зазвучал детские смех, она украдкой облегченно вздохнула и вдруг, посмотрев в дверной проем, увидела, как за ней наблюдает одна из монахинь здешнего приюта.
   Заметив, что на нее обратили внимание, женщина тепло улыбнулась и громко произнесла на всю комнату:
   - Итак, юные леди и джентльмены, обед накрыт. Поспешите в соловую.
   Многолюдная комната, казалось, вмиг опустела, и только лишь Дэвид перед уходом задержался возле своей гостьи.
   - Так завтра...?
   - Мы идем в зоопарк. - Уверенно закончила Виктория и, поцеловав его на прощание в лоб, проследила за медленно удаляющимся из комнаты мальчиком.
   Наконец, оставшись наедине, к ней вновь обратилась монахиня:
   - Прошу, пройдемте со мной. Вас желает видеть наша мать-настоятельница.
   Поднявшись со своего места, Виктория поспешно кивнула и покорно последовала за указывающей путь служительницей этого древнего монастыря, стены которого, казалось, отражали эпоху былых времен.
   Приют "Белый Ангел" находящийся при старом монастыре, служил уже не один век кровом для осиротевших детей и был одним из самых больших во всем Сан-Франциско.
   Зайдя в небольшой светлый кабинет, Виктория остановилась перед широким столом, уложенным многочисленными книгами и посмотрела на едва улыбающеюся ей пожилую женщину.
   - Сестра Мария, - представилась она.
   - Виктория Блэк. - Машинально ответила Виктория и, проследив за легким кивком головы хозяйки, села на широкий стул.
   Закрыв за ними дверь, вторая монахиня послушно встала рядом со своей наставницей. Указав на нее головой, настоятельница тихо продолжила:
   - Сестра Вирджиния сообщила мне, что Вы привели Дэвида. Этот шальной мальчишка опять сбежал.
   - Да, я встретила его в парке. - Согласно кивнула девушка, - но он уже и сам собирался идти обратно. Я всего лишь проводила его.
   Мягко улыбнувшись в ответ, мать-настоятельница с легким укором покачала головой.
   - Не защищайте его, дочь моя. Этот мальчишка неугомонен.
   - Ему здесь плохо. - Вдруг ни с того - ни с сего отозвалась блондинка. Слишком поздно прикусив язык, она тот час пристыжено опустила голову.
   - А кому здесь хорошо? - Спокойно отреагировав на этот выпад, ответила пожилая женщина. - Они дети и им, конечно же, хочется иметь свою семью, а не сидеть в этих холодных стенах и целыми днями учить библию.
   - Простите меня. - Смущенно прошептала Виктория. - Я не хотела сказать ничего подобного, просто я...
   - Вам понравился Дэвид, так? - Открыто улыбнувшись, спросила ее настоятельница, вовсе не ожидая ответа. - Послушайте, Ваша фамилия... Вы случайно не дочь Ричарда Блэка, бывшего священника?
   Подняв голову, Виктория поспешно кивнула.
   - Да, это я.
   - Я Вас помню. - По-прежнему улыбаясь, продолжала женщина. - Вы были тогда ещё совсем малышкой, когда вместе со своим отцом и матерью посетили наш монастырь.
   Улыбнувшись такому открытию, блондинка вдруг почувствовала некую невидимую связь между собой и этой женщиной.
   - Вы знали мою маму? - Удивленно спросила она, после чего перевела взгляд на окно. - А я вот ее совсем не помню.
   - Ну, Вы тогда ещё были слишком маленькой. Но пользуясь случаем, я хочу передать привет Вашему отцу. Как он?
   - С ним все хорошо, спасибо. - Улыбнулась девушка. - И Ваш привет я непременно передам.
   - Ну что ж, рада была с Вами познакомиться. - Подняв со стола очки, настоятельница потянулась к одной их толстых книг. - Простите, мне ещё нужно разобрать кое-какие дела.
   Поняв, что время беседы истекло и ей пора уходить, Виктория поспешно проговорила:
   - Простите, сестра Мария...
   - Да?
   - А могу ли я узнать у Вас кое-что? - Замолчав на некоторое время, девушка нерешительно опустила взгляд, но проанализировав для себя ещё раз что-то, все же набралась мужества и решительно закончила свою мысль. - Вы не могли бы мне сказать, какие именно Вам нужны документы на усыновление одного из здешних сирот?
   Вновь отложив очки на стол, пожилая женщина внимательно посмотрела на свою гостью.
   - Вы уверены в своем решении? - После длительной паузы спросила она.
   - Да. - Твердо отозвалась Виктория, смело встретив прищуренный взгляд пожилой женщины.
   - Как я понимаю, речь пойдет о Дэвиде... - Словно самой себе тихо вымолвила хозяйка. - Но поймите, вы знаете его всего лишь несколько часов, а столь серьезный шаг уже готовы предпринять сейчас.
   - Но ведь зачастую приемные родители знают своих будущих детей итого меньше меня. - Тут же нашлась с ответом девушка. - А я к тому же хочу до самого усыновления ещё и погулять с Дэвидом, чтобы побольше с ним сблизиться.
   Помолчав ещё некоторое время, лоб настоятельницы, наконец, разгладился от задумчивых морщин и, улыбнувшись, она вновь обратилась к своей гостье.
   - Хорошо, миссис Блэк, думаю, мы можем приступить к этому вопросу завтра с утра. Для начала, Вы с Вашим мужем...
   - Но, простите, - нерешительно перебила собеседницу девушка, - у меня нет мужа.
   Казалось, это известие сильно озадачило присутствующих в комнате монахинь и, ошеломленно выдохнув, мать-настоятельница печально покачала головой.
   - Простите, но первое правило нашего монастыря гласит о том, чтобы у каждого сироты, взятого из нашего приюта, обязательно должны быть и мать и отец. В ином другом случае усыновление невозможно.
   - Но... - упавшим голосом, проронила блондинка, - но, как же так? Разве не финансовые вопросы или что-то в этом роде должны стоять на первом месте? Причем здесь семейное положение?! Я могу быть отличной матерью!
   - Я Вам верю. - Все тем же спокойным голосом, отозвалась пожилая женщина. - Но таковы наши правила. Вы, конечно же, можете обратиться в другой приют...
   - Мне не нужен другой! - Протестующе вскричала Виктория, вскакивая с места. Но тут же поняв, что ее крики ни к чему хорошему не приведут, опустила голову и, едва сдерживаясь от гнетущей обиды, тихо произнесла. - Могу я хотя бы навещать Дэвида? Я обещала завтра сводить его в зоопарк... Да и на их спектакль я тоже уже пообещала придти.
   И вновь в комнате наступило тягостное молчание.
   - Я не могу Вам запретить видеться с Дэвидом. - Наконец послышался ответ настоятельницы. - Но все же, если Вы дадите ему несбыточную надежду, мальчику будет очень плохо. Его уже итак возвращали нам дважды после усыновления. После третьего поражения он может навсегда разочароваться в людях. Поэтому ради нашего Господа Бога, я Вам настоятельно советую...
   Резко подняв голову, девушка с яростным вызовом посмотрела на этих двух святых монахинь.
   - Ну, нет, Ваш хваленый Господь Бог уже итак слишком много отобрал у меня. Хватит! Я больше не намерена смиряться с его желаниями. Так просто я не сдамся! Я приду завра и каждый следующий день! Я докажу, что смогу быть достойной матерью, которая и в одиночку может вырастить ребенка.
   Не став слушать новые возражения, Виктория быстро подбежала к двери и, распахнув дверь, выбежала в длинный коридор.
   Выйдя на улицу, она поспешно направилась к воротам, как вдруг зазвонивший в сумочке мобильный телефон прервал ее быстрый шаг.
   Открыв сумочку, она взглянула на небольшой дисплей с высветившимся именем среднего брата и, уже было нажав кнопку для ответа, вдруг услышала позади себя взволнованный голос:
   - Виктория!
   Оглянувшись, девушка увидела бежавшего к ней Дэвида.
   Радостно улыбнувшись мальчику, она убрала продолжающий звонить телефон обратно в сумку и присела на корточки. Поймав малыша в свои объятия, смеющаяся блондинка крепко обняла его.
   - Значит, до завтра? - Слегка отстранившись от нее, спросил Дэвид.
   И тут, продолжая держать этого мальчика в своих объятиях, Виктория вдруг подумала, что уже не сможет вот так просто отпустить от себя это необыкновенное создание. Впервые в жизни она была нужна кому-то по-настоящему. Ведь кто-то мог зависеть от нее точно так же сильно, как и она от него. И неважно, что мужчинам не понять это чувство. Неважно, что узнав о решении усыновить чьего-то взрослого ребенка, они будут разбегаться от нее, словно от прокаженной. И даже если она до конца своих дней так и останется одна - всё это неважно, потому что вот оно, ее счастье стоит прямо перед ней.
   - До завтра. - Целуя его в щеку, твердо пообещала она. - Я буду ждать нашей встречи с огромным нетерпением.
   - И я тоже. - Так же поцеловав ее на прощание, счастливо отозвался мальчик, после чего проводил своего нового друга до ворот.
   Попрощавшись с Дэвидом, Виктория нехотя села в свой Джип. Проводив удаляющегося с поля зрения малыша своим задумчивым взглядом, она горько усмехнулась своей насмешнице-судьбе. Боже, ну когда же у нее уже кончится эта черная полоса и в ее жизни вновь наступят долгожданные светлые денечки? До каких пор ей ещё предстоит страдать?
   Глубоко вздохнув, девушка подняла взгляд и посмотрела на потемневшее небо. День клонился к вечеру. Домой уже наверняка прибыли гости и Ник, судя по всему, как всегда решил поторопить свою забывчивую сестру.
   Вновь протяжно вздохнув, девушка устало завела мотор. Что ж, пора домой. Там, по крайней мере, никто не будет против ее компании, даже если она будет общаться с Джуниором хоть целый день напролет.
   Выехав на главную дорогу, Виктория не спеша направилась к своему дому. По дороге из ее головы никак не хотел выходить недавний разговор с матерью-настоятельницей. И все же, как это несправедливо, что незамужним женщинам не дают право на усыновление ребенка. Можно подумать, что если бы она была замужем, пользы от папаши было бы больше! Да, по ее небольшому опыту ни один мужчина в ясном уме не захочет даже и слышать об усыновлении. Им всем, видите ли, нужны свои собственные дети. Но Дэвид...
   Вид этого мальчика, одиноко слоняющимся по окраинам центрального парка до сих пор мелькал у нее перед глазами. Внезапная мысль, как последний лучик света обожгла ее упавшее сердце своим жгучим теплом. Отец! Мать-настоятельница знает ее отца. Возможно, он сумеет как-то помочь.
   В радостном предвкушении Виктория наспех припарковалась в гараже и поспешно вбежала в дом.
   Из главной гостиной слышались радостные голоса то и дело сопровождаемые детским смехом Джуниора. Но не обращая на это особого внимания, Виктория поспешила войти в комнату и, вскользь улыбнувшись сидящим со всех сторон присутствующим, сразу же обратилась к отцу.
   - Пап, мне срочно нужно поговорить с тобой наедине.
   Едва заметив, как былая оживленная беседа тут же затихла с ее появлением, блондинка выжидающе смотрела лишь на своего отца, сидящего в мягком кресле у разожженного камина.
   Тихо кашлянув, Ричард Блэк, наконец, согласно кивнул, но прежде чем встать и пройти с дочерью в другую комнату, он строго промолвил:
   - Виктория, где же твои манеры?! Может, ты хотя бы сначала должным образом поприветствуешь семью брата и нашего гостя, а уж потом мы с тобой сможем и поговорить.
   Недовольно вздохнув, она все же нехотя согласилась и, повернувшись в сторону до сих пор хохочущего племянника, мягко улыбнулась этому маленькому шалуну.
   - Тор-ри! - Взвизгнул он, кидаясь тетке на шею.
   - Привет, мой сладкий. - Нежно прошептала она, заметив, как четко он стал выговаривать ее имя. Затем отпустив ребенка, девушка поспешно улыбнулась молчащему брату и, наклонившись, поцеловала румяненную щеку отчего-то разволновавшейся Джейн.
   - Все нормально? - Тревожно шепнула она подруге.
   - Пока да. - Так же тихо отозвалась та и, сконфужено улыбнувшись, указала взглядом куда-то в противоположную часть гостиной. - С нами приехал гость.
   Заинтригованно приподняв брови, Виктория поспешно обернулась.
   В ту же секунду радостная улыбка медленно сползла с ее побледневшего лица.
   - О, Боже. - Онемевшими губами ошеломленно произнесла она. - Ты... здесь?
   Приподнявшись с кресла, Джеймс не поверил своим глазам. Его доселе безмятежное лицо вдруг резко окаменело, ведь это была она - его золотоволосая нимфа. Женщина, которая как никто другой смог окончательно и бесповоротно завладеть его сердцем, растоптать все жизненные устои и, в конце концов, разрушить его былую беспутную жизнь. Она, за улыбкой которой он мог отправиться хоть на конец света. Она, чье предательство до сих пор терзало его беспощадную память. Сколько раз он мечтал прижать ее к своему телу и целовать до потери сознания... Сколько раз он желал найти эту самовлюбленную амазонку, чтобы отомстить ей за ту невыносимую боль, что ночь за ночью сводила его с ума. И вот, кажется, судьба предоставила ему такой шанс.
   Справившись со своими эмоциями, Джеймс вновь налепил на лицо вежливую улыбку и как можно добродушнее посмотрел во все ещё бледное лицо Виктории.
   О, как же она была хороша в этот момент. Такая хрупкая и беззащитная. С силой сжав кулаки, чтобы тотчас не подойти и задушись столь "невинного" ангела, Холт глубоко вздохнул.
   Словно почувствовав исходившую от него ярость, Виктория испуганно встрепенулась и, заметив, как в его глазах зажглись первые искорки дьявольского искушения, непроизвольно отступила на шаг назад.
   Если Холт набросится на нее прямо посреди ее же собственного дома, она не переживет позора. Что скажут братья? Если Николас ещё хоть немного в курсе происходящего, то Стивен... Он наверняка потребует объяснений. Но самое главное - как после всего этого на нее посмотрит отец? У него и так больное сердце. Ему нельзя волноваться, а тут...
   "Боже, ну за что ты со мной так суров?" - Чуть не прорыдала Виктория.
   Тем не менее, в гостиной продолжала бурлить своя жизнь.
   Отчего-то рассмеявшись во весь голос, Джуниор упорно тянул вниз мамину ладошку, чтобы показать ей нечто очень интересное на полу. Однако Джейн впервые не обратила внимания на сына. Взволнованно метая взгляд с Виктории на Джеймса, она не чувствуя боли, нервно прикусила губу.
   Наконец, подхватив сына на руки, Стивен встал со своего кресла и, словно не замечая возникшего в воздухе напряжения, первым нарушил затянувшуюся паузу.
   - Тори, - слишком уж радостно начал брат, - познакомься. Это один из моих самых лучших друзей - Джеймс Холт. Джеймс - это Виктория. Моя сестра.
   Полностью оправившись от потрясения, Джеймс не спеша преодолел разъединяющее их расстояние и, улыбнувшись, как ни в чем небывало, уверенно протянул свою руку для легкого рукопожатия.
   Как только тепло его ладони передалось ей, Виктория почувствовала, что все ее тело тут же прошиб легкий озноб.
   - Рада... познакомиться. - Тихо выдавила она.
   - Но мне кажется, мы уже встречались. - Вкрадчиво произнес собеседник, намеренно не выпуская ее ладонь из своей руки.
   Встревожено расширив глаза, девушка постаралась растянуть губы в непонимающей улыбке.
   - Правда? - Послышался изумленный голос заинтересовавшейся тётушки. - Но где?
   - По-моему, это было в Греции, - любезно пояснил брюнет, - на пароме, переплавляющим приезжих с материка на Крит. Но видимо, мы так до конца и не поняли, кто есть кто.
   Виктория сглотнула подступивший к горлу ком. Едва уловимый упрек в его голосе, был понятен только ей.
   - Да, действительно. - Сквозь силу улыбнулась она. - Теперь я Вас припоминаю.
   - Да, неужели? - Издевательски усмехнулся мужчина. - Рад, что у вас такая крепкая память.
   Молчаливо пропустив его сарказм мимо ушей, Виктория еле как заставила себя отвернуться от Джеймса и посмотреть на сидящего рядом с теткой отца.
   - Пап, нам срочно нужно поговорить. - Вновь напомнила она, одновременно расстегивая пуговки своего пальто.
   Согласно кивнув, Ричард Блэк тут же поднялся со своего места и, извинившись перед гостем, жестом пригласил дочь в соседнюю комнату.
   Внутренне ликуя некой отсрочке выяснения отношений, Тори поспешно последовала вслед за удаляющимся отцом. Заставив себя принять безмятежное выражение лица, она ласково улыбнулась Джуниору, после чего буквально вылетела из гостиной.
   Очутившись в небольшой соседней комнате, коей оказался домашний кабинет Ника, девушка шумно выдохнула.
   "Всё позади, - то и дело повторяла она самой себе, - между нами все кончено. Он не имеет права злиться. Я ему никто. Никто, черт побери!"
   Вот только почему пару минут назад, смотря в его глаза, она чувствовала себя хуже приговоренного на эшафоте?
   Тихо кашлянув, Ричард Блэк, наконец, вывел девушку из задумчивости. Сев в мягкое кожаное кресло у стола, он обеспокоенно посмотрел на свою дочь.
   - Что-то случилось, милая?
   С силой заставив себя забыть об их негаданном госте, Виктория переключилась на очередную глобальную проблему.
   Сконфуженно приподняв голову, она сокрушенно кивнула в ответ.
   Не зная с чего начать разговор, девушка подошла к отцу и, сев в стоящее напротив кресло, тихо произнесла:
   - Я хочу усыновить ребенка.
   Слегка осунувшееся после долгих лет жизни лицо пожилого человека оставалось непроницаемым, однако резко выгнувшаяся правая бровь отчетливо дала понять о том, что эта новость не оставила его равнодушным.
   Наученный церковью терпению и выдержке отец хранил молчание. Он видел, что Виктории нужно собраться с мыслями, чтобы в полной мере объяснить ему причину своего столь странного желания.
   Но время шло, а сидящая напротив него девушка говорить так и не начинала. Склонив голову, она сцепила руки на своих коленях, словно ожидая дальнейших осуждений с его стороны.
   Тихо вздохнув, пожилой мужчина наклонился вперед, чтобы как можно ближе придвинуться к дочери.
   - Тори, - положив свою теплую ладонь на побелевшие от сильно сжатия девичьи пальцы, нежно произнес он, - я пожилой человек и много чего видел на своем веку. Возможно, я уже не тот и не так хорошо знаю, что твориться в жизни своих собственных детей, но поверь, я всем сердцем переживаю за каждого из вас, словно вам всем по-прежнему по десять лет. И сейчас, видя, как терзается душа моей дочери, я сам не могу найти покоя. Скажи мне, что случилось? Конечно, твое решение похвально, но все же, отчего такие мысли? Это как-то связанно с твоей размолвкой с Себастьяном?
   Отрицательно покачав головой, Виктория тихо отозвалась:
   - Нет, это не размолвка. У нас с Себастьяном все окончательно кончено.
   Печально вздохнув, Ричард подбадривающе сжал ладонь дочери.
   - Пусть так. Чему суждено быть - того не миновать. Может Себастьян и не твоя судьба, но все же, я уверен, ты ещё найдешь того человека с кем создашь свою собственную крепкую семью.
   Резко замотав головой, Виктория еле сдержала рвущийся наружу сдавленный всхлип.
   - Не создам. - Упавшим голосом, проронила она. Приподняв голову, светловолосая девушка вплотную посмотрела на собеседника. - Я никогда не смогу создать свою собственную семью, потому что у меня не может быть детей.
   Заметив, как расширились глаза отца, ее понесло. Поспешно рассказав о своем последнем визите к врачу; о том, как на ее недуг отреагировал Себастьян и конечно, о своей случайной встрече с Дэвидом, Виктория то и дело ловила себя на мысли, что ещё чуть-чуть и она совсем разревется посреди этого проклятого кабинета. Но все же, упорно сдерживая слезы, Тори закончила свое повествование и теперь, освободившись от тяжкого груза непоколебимой тайны, ждала, что же скажет отец. Будто пришедшая на исповедь грешница, она рассказала ему почти все. Лишь о своих отношениях с Джеймсом все-таки решила умолчать. Не зачем сюда впутывать пожилого человека. Это другая история. История, которая осталась в далеком прошлом.
   Выслушав тираду своей дочери, Ричард Блэк только сильнее наклонился вперед и, нежно обхватив свою милую девочку обеими руками, бережно прижал к груди.
   Перестав сдерживаться, Виктория приняла объятия родителя, и, спрятав голову на его плече, наконец, дала волю собственным слезам.
   Нежно проведя ладонью вдоль золотистых волос, пожилой человек продолжал молчать. Терпеливо ожидая, пока Виктория выплачется, он то и дело тихо шептал ей на ухо:
   - Ну-ну, всё хорошо, моя милая. Всё хорошо.
   Почувствовав, как судорожные всхлипы начали постепенно отступать, Тори слегка отстранилась и, вновь углубившись в свое кресло, стерла остатки слез ладонью.
   Наконец-то ей стало легче.
   Благодарно улыбнувшись отцу, она посмотрела в сторону широкого окна, из-под зеленых занавесок которого просачивались последние лучи уходящего за горизонт солнца.
   - На все воля Божья. - Вдруг проронил отец.
   Резко обернувшись, она несогласно покачала головой.
   - Но я не хочу такую волю. Не хочу!
   Встав со своего места, девушка задумчиво подошла к окну.
   - Ты можешь мне помочь? - Вновь заговорила она, однако на этот раз ее голос обрел былую твердость, словно здесь и не было той самой девочки, что так отчаянно рыдала на плече собственного родителя.
   - Поговори с сестрой Марией. Вы ведь знакомы. Возможно, если за Дэвида попросишь именно ты, она не откажет. Найдет хоть какой-то изъян в законе, чтобы отдать его мне. Ты ведь меня знаешь, я стану отличной матерью!
   - Я-то знаю. - Послышался тихий голос из-за спины. - Но закон...
   Обернувшись, Виктория умоляюще посмотрела на отца.
   - И все же попробуй. Ради меня, попробуй убедить ее.
   - Я сделаю все, что смогу.
   Облегченно вздохнув, блондинка благодарно улыбнулась.
   - Спасибо, папа.
   На радостях подбежав к нему, она вновь приникла к его груди.
   - Спасибо. Спасибо тебе большое. Клянусь, это не прихоть. Мне очень нравится Дэвид.
   Улыбнувшись, Ричард приподнял возбужденное личико дочери, и, заглянув в ее аквамариновые глаза, нежно проговорил:
   - Пока рано меня благодарить. Я ведь ещё ничего не сделал.
   - Но ты сможешь. - Уверенно отозвалась она. - У тебя получится. Я в это верю.
   Проговорив в кабинете ещё минут десять, Виктория наконец-то почувствовала в себе ту небывалую веру и надежду, что уже так давно не освещали ей путь. Возможно, хоть в чем-то ей повезет, и она уже никогда не будет одинока.
   Договорившись встретиться за ужином, Тори приподнялась с кресла и, оставив отца в своих собственных раздумьях, не спеша вышла из комнаты.
   Но стоило ей только появиться на пороге главной гостиной, как ее чуть не сбил с ног подбежавший племянник. Весело играя с дядей Холтом, мальчик не сразу заметил ее.
   Поймав шалуна в свои объятия, девушка нежно улыбнулась и, присев на корточки, заглянула в эти искрящиеся восторженные глаза.
   - Какой же ты уже стал взрослый. - Поведя по мягким волосам, тихо шепнула она.
   Наконец, отпустив от себя племянника, Виктория вскользь осмотрела присутствующих. В комнате остались только мужчины. Скорее всего, Аманда увела Джейн в сад, показать их новый редкостный цветок, которым они с отцом очень гордились.
   Почувствовав себя немного не в своей тарелке, девушка задержала взгляд на чуть хмурящемся лице Ника. Похоже, не одна она была не довольна появлением Джеймса Холта в этом доме. Просверлив их гостя не слишком-то любезным взглядом, Ник продолжал молча сидеть в кресле. Однако сам Джеймс, будто намеренно только пуще улыбался в ответ на суровое лицо младшего Блэка. Сам же Стивен выглядел как никогда довольно и счастливо. Следя за резвящимся сыном, обычно довольно строгий папаша, сейчас улыбался во все свои тридцать два зуба. Удивившись столь небывалому настроению старшего брата, Виктория даже было подумала, что он едва сдерживает смех, но тут же осмыслив это ещё раз, напрочь откинула подобную идею. Что за чушь? Стивена хлебом не корми, дай только показать свое недовольство.
   Однако продолжать стоять в полном молчании становилось уже просто невыносимо.
   - А где Джейн? - Спросила она, хотя и сама прекрасно знала ответ.
   - Аманда повела ее в сад, показывать новый чудо-гибрид махровой фиалки. - Отозвался Стивен. - Кстати, они и тебя там ждут. Отец говорил, что ты что-то совсем забросила сад. Даже не появляешься там.
   - В последнее время у меня не то настроение, чтобы любоваться цветами.
   - В последнее время? - Приподнял бровь старший брат. - Ты, наверное, хочешь сказать: в последние месяцы?
   Метнув в его сторону укорительный взгляд, Виктория решительно направилась в противоположную часть помещения, намереваясь как можно быстрее покинуть гостиную. Но не удалось ей сделать и пары шагов, как перед ней снова возник улыбающийся племянник.
   Держа сложенный альбомный лист в своей руке, он настойчиво протягивал его ей.
   - Это тебе. - Произнес мальчуган, довольно смотря на заинтригованное лицо любимой тетушки.
   Взяв подарок в свои руки, Виктория развернула его и, умиленно ахнув от увиденной картинки, вновь посмотрела на Джуниора. На листке был изображен большой цветок, где прямо посередине неумелыми буквами было начертано ее имя.
   - Это подарок. - Вновь заговорил малыш. - Мы с мамой нарисовали... С днем рождения.
   - Спасибо, милый. - Растроганно отозвалась она.
   - Стивен, - подойдя к сыну, тихо заговорил отец. - У Виктории сегодня нет дня рождения. Оно будет лишь через два дня. Ее ещё рано поздравлять.
   Не совсем поняв, о чем говорит папа, Джуниор все же задумчиво свел брови, чем напомнил полнейшую копию собственного отца.
   Улыбнувшись при виде такого сходства, Виктория поспешила вступиться за племянника:
   - Ничего страшного. Лучше рано, чем никогда.
   Отведя взгляд от сына, Стивен непонимающе посмотрел на сестру.
   - О чем ты говоришь?
   Загадочно подмигнув брату, девушка все же решила продолжить свой путь к выходу из гостиной.
   Стараясь не ловить обращенные к ней взгляды присутствующих, она как можно беспечней проронила в ответ:
   - Ничего особенного. Просто моего дня рождения не будет.
   - То есть, как это?
   - Так. - Почти что поравнявшись с Джеймсом, отозвалась она. - Я не хочу его праздновать.
   Мучительно просчитывая про себя оставшиеся шаги до спасительного выхода, Виктория вдруг вынужденно остановилась. Загородив ей дальнейший ход, Джеймс, "совершенно невзначай", заслонил своей широкой фигурой весь выход из помещения.
   - Не пори чушь, сестрёнка. - Раздался из-за спины не унимающийся голос старшего брата. - Это же глупо.
   - А я считаю, что нет. - Перестав молчать, вдруг вставил свое слово Ник. - Если Тори не хочет праздновать, то и не стоит ее принуждать.
   - Вот-вот, - благодарно улыбнувшись Николасу за поддержку, обернулась она. - И я о том же. Не хочу ничего делать в этот день.
   Стивен недоверчиво покачал головой.
   - Но...
   - Хорошо, пускай это будет маленький праздник. - Устало уступила она. Спорить со Стивеном - дело бесполезное. - Ужин, но ничего более. Праздничный ужин в кругу узкой семьи - что может быть лучше? Хочу видеть только тебя, твою жену с сыном, Ника, ну и, конечно же, отца и тетушку, а больше мне никто не нужен! - Намеренно громко подчеркнула она последние слова. - Я даже слуг распущу ради такого случая.
   Умышленно перечислив всех своих "гостей" по именам, Виктория вновь развернулась к выходу и, злорадно улыбнувшись караулящему выход Холту, все же решила окончательно преодолеть последний шаг.
   Но не тут-то было. Вовсе не собираясь пропускать ее мимо себя, Джеймс приглушенно присвистнул.
   - Даже слуг? Интересно, а кто же будет готовить ужин и подавать на стол?
   - Сама разберусь. - Сквозь зубы, тихо ответила ему блондинка.
   - Не сомневаюсь, ты же так любишь всё решать. - Произнеся свой ответ так тихо, чтобы это смогла расслышать только она, отчеканил Джеймс.
   Продолжая стоять перед ним, Виктория все больше начинала чувствовать себя неловко. И все из-за него. Как же сильно мог повлиять на нее один лишь его взгляд... одна лишь его улыбка... всего лишь один его поцелуй, которыми он так любил одаривать ее на Крите. На острове, где они оба были так счастливы и безответственны.
   Но сегодня Джеймс выглядел совсем не так, как в те далекие дни. В черном строгом костюме, он мало походил на того ловеласа в летних бриджах и распахнутой рубашки на груди. Он изменился. И не только в этом. Его взгляд... в нем больше не читалась та неукротимая беззаботность. Теперь в нем сквозила некая отрешенность.
   Почувствовав себя в некоторой степени виноватой и в этом, Тори сглотнула застрявший в горле ком.
   Из сковавшего оцепенения ее вывел голос старшего брата.
   - Ну да ладно, Джуниор, думаю, нам пора присоединиться к твоей маме. - Подняв сына на руки, Стивен обернулся к младшему брату. - Ты идешь?
   Резко переведя взгляд со Стивена на стоящего поодаль Холта, Ник недовольно скривил губы.
   - Пожалуй, я ещё немного побуду здесь.
   - Нет. Я думаю, ты все-таки пойдешь сейчас с нами. - Широко улыбнувшись, четко проговорил ему брат.
   Недоуменно посмотрев на собеседника, Ник уже было хотел воспротивиться, но тут вновь послышалась очередная реплика Стивена:
   - Пойдем. Мне ещё срочно нужно обсудить с тобой детали нашей будущей сделки.
   Нехотя последовав настойчивому приглашению брата, Николас встал с кресла, и не спеша последовав за ним, намеренно задержался возле сестры.
   - Я хотел тебя предупредить, но ты не брала трубку. - Тихо проронил он.
   - Я знаю. - Понимающе улыбнувшись, отозвалась сестра. - Все нормально. Не воспринимай близко к сердцу.
   Попытавшись улыбнуться в ответ, Ник слегка сжал прохладную ладонь девушки, после чего продолжил свой путь.
   - Да, кстати, - обернувшись, он посмотрел на оставшихся позади людей, - ужин сегодня в девять. Не опаздывайте.
   - Непременно. - Отозвался Холт.
   - А я, пожалуй, пропущу его. - Тут же нашлась Виктория. - Я с сегодняшнего дня нахожусь на специальной диете. Так что не ждите.
   Понятливо кивнув в ответ, Ник, наконец-то, отвернулся от них.
   Провожая взглядом своего среднего брата, Виктория протяжно вздохнула. Обычно Николас был веселым парнем. Наверное, они с Джеймсом были даже чем-то похожи в своей беззаботности. Однако Ник никогда не поступал так с женщинами, как Холт. Наоборот, он ценил и боготворил их... вот только жаль, что все они искали в его компании лишь очередную золотую кредитку. Это ужасно раздражало ее брата, в то время как Джеймс, наоборот, бесстыдно этим пользовался. И все же, как бы раньше не злился ее брат, таким она его ещё никогда не видела. Всю жизнь она думала, что без улыбки Ник не сможет выдержать и пяти минут, а тут он все это время просидел в полном негодовании. Почувствовав на своих плечах очередное давление новоиспеченной грусти, девушка вновь протяжно вздохнула.
   - И как долго ты собираешься сидеть на этой бессмысленной диете? - Вдруг со стороны послышался голос ее нежданного гостя.
   - Все зависит от такого, как долго ты собираешься оставаться в этом доме. - Холодно проронила она в ответ.
   - Более ребяческого ответа я, пожалуй, ещё не слышал. - Отойдя вглубь комнаты, Джеймс оглядел просторную комнату. - Мы можем поговорить наедине?
   Отстраненно осмотрев высокую арку, в которой она осталась одна, Виктория кивнула в сторону закрытой двери.
   - Можно пройти в кабинет. Думаю, мой отец уже давно покинул его через другую дверь.
   И действительно, пройдя внутрь смежной комнаты, они обнаружили ее совершенно пустой.
   Остановившись у кромки стола, Виктория выжидательно посмотрела на вошедшего после нее мужчину.
   - Ну, здравствуй, Тори. - Встав напротив, Джеймс скрестил руки на груди. - Давно не виделись.
   Нервно хохотнув, девушка неоднозначно кивнула в ответ.
   Растянув губы в насмешливой улыбке, Холт слегка покачал головой.
   - А раньше, помнится, ты встречала меня поцелуями.
   - Раньше мы жили в мире волшебных грез. В сказочном Эдеме, которому рано или поздно суждено было разрушить свои сладостные чары. Ныне же мы очутились в реальности, где ты и я - это два совершенно чужих человека, Джеймс.
   - Но я не хотел становиться тебе чужим. - Вдруг безо всякой иронии тихо проговорил мужчина. - Я хотел продлить нашу сказку.
   От его голоса ей захотелось кричать и одновременно броситься к нему на шею. Столько в нем было искренности. Столько сожаления. Она почти поверила. Однако феерические новости минувших дней вдруг разом встали перед ее глазами. Холт и Даймонд - вот она, поистине звездная пара во всех соединенных штатах.
   - Зачем? - Цинично усмехнувшись, тихо проронила она в ответ. - Ведь в ней Виктория Блэк тебе была вовсе не нужна.
   Решив, что на этом их разговор подошел к концу, Виктория обогнула Джеймса, направляясь к закрытой двери.
   Он даже не прикоснулся ей. Не захотел попытаться остановить.
   Горестно вздохнув, она уже было вышла из комнаты, как вдруг раздавшийся позади голос, вновь заставил ее закрыть широкую дверь.
   - Виктория, что с тобой происходит? Почему ты стала такой?
   Гневно пронзая спину стоящей у выхода девушки, Джеймс едва сдерживался.
   Какого дьявола она вытворяет? Кем себя возомнила?
   Хочет играть в холодную недотрогу - что ж, это они уже проходили. В этом случае, он бы знал, как себя повести. Но ее полнейшая отрешенность, словно они и в самом деле были друг другу совсем чужими - не могли оставить его равнодушным. Ему нужны ответы! И, черт возьми, если понадобиться, он готов был вытрясти их из нее даже силой.
   - Почему? - Приподняв брови, она поспешно оглянулась. - Да потому что мы принадлежим двум совершенно разным мирам!
   - Однако это не помешало нам прожить на острове одни из самых лучших дней нашей жизни!
   - Все это было ошибкой! - Не сдержавшись, выкрикнула она. - Ошибкой! Я не должна была соглашаться на твое аморальное предложение. Не должна была... - "влюбляться в тебя" - Безмолвно произнесли ее губы.
   Не обратив должного внимания на ее охрипший тон, Джеймс огорошено покачал головой.
   - Аморальное предложение?... Неужели после всего, что было между нами, я до сих пор так и остался для тебя аморальным негодяем? Что же я в последнее время сделал такого, чтобы поддержать такую репутацию?
   Изменив направление своего маршрута, она подошла к окну и отстраненно посмотрела вдаль раскинувшегося перед ней сада. Где-то там бегает и смеется маленький Джуниор, который полностью изменил характер ее старшего брата. Ещё до встречи с Джейн Стивен был совсем другим человеком. Человеком, не знающим что такое истинная любовь и счастье. Однако благодаря своей семье он изменился. А Джеймс... Измениться ли он когда-нибудь - этого она, увы, не знала.
   - Эммануэль Даймонд, конечно, красивая женщина. - Отрешенно проронила она, вспомнив широко улыбающуюся мулатку на газетной фотографии. - Но ты спишь с фальшивкой, и в этом и есть весь ты.
   - Я? Сплю? - С неприкрытой издевкой хохотнул Джеймс. - Ах, да! Раз так сказала сама пресвятая Виктория, значит Джеймс Холт - это самый настоящий порок, которому нельзя доверять. Кто бы сомневался!
   Все ещё пораженный ее верой в него, Джеймс разочарованно покачал головой.
   - Надоело. - Наконец, выйдя из шокирующего транса, сокрушенно проговорил он. - Думай, что хочешь. Я устал бороться за призрачный идеал любимой женщины. Всё это бессмысленно.
   Хлопнув напоследок дверью, он резко покинул кабинет.
   Вздрогнув от раскатистого хлопка, Виктория, наконец, обернулась к тому месту, где ещё совсем недавно стоял он.
   Его последние слова разрывали сердце.
   Возможно, в другой раз она бы и посмеялась над этим. Похвалила б его актерские данные. Но сейчас она верила. Верила ему, как никому другому.
   "Вы слишком разные!" - Кричал ее разум.
   "Вы предназначены друг другу судьбой!" - Непоколебимо вторило доверчивое сердце.
   С душевными муками и с внутренним распутьем между разумом и сердцем, Виктория, словно в бреду, вышла из кабинета. Слава Богу, что по пути к своей спальне она так никого и не встретила, иначе от очередного вопроса: "что-то случилось?" она бы просто взорвалась.
   Закрыв за собой дверь, блондинка устало прислонилась к одной из четырех стен собственной комнаты. Ей нужно было что-то выбрать. Ей нужно раз и навсегда решить эту дилемму. Но вот только, какой путь правильный?
   Скинув с себя верхнюю одежду, она не торопясь приняла расслабляющий душ, после чего тщательно приготовилась ко сну и легла в кровать.
   Долгие часы монотонно отмеряли свои бесконечные минуты. Постепенно весь дом затих. Все разбрелись по своим спальням. Из тихого вечера сутки перешли в глубокую ночь. Но, лежа в своей постели, Виктория никак не могла заснуть. События прожитого дня давили на плечи с невыносимой тяжестью. Чего только стоил один осуждающий взгляд Джеймса, который так и стоял перед ее глазами.
   А что, если он и вправду изменился? Что если он и есть ее судьба? В конце концов, даже если у них и не будет собственных детей, у них вполне может быть Дэвид.
   Ей нужно рискнуть. Нужно объяснить ему, почему она так поступила на острове.
   Видит Бог, она не хочет его терять.
   Подумав было о том, чтобы сейчас же разыскать Джеймса и рассказать ему всё как есть, девушка вдруг прислушалась. В доме было тихо, а идея искать в какой из двенадцати свободных спален разместился Джеймс, Виктории не очень-то нравилось. Ей вовсе не хотелось перебудить весь дом, чтобы в конечном итоге нарваться на недовольное сонное бормотание Холта. Хотя, нужно признать, что во сне он очень мило бурчит.
   Улыбнувшись собственным мыслям, девушка, наконец, сладко зевнула. Перевернувшись на левый бок, она обняла подушку, как если бы это был сам Джеймс, и сонным голосом тихо прошептала в темноту:
   - Завтра. Ты все узнаешь завтра...
  
   Проснувшись от певчего щебетания птиц за своим окном, Виктория резко открыла глаза.
   Электронные часы, стоящие на прикроватной тумбочке, показывали ровно девять.
   Все ещё находясь в приподнятом настроении, девушка поспешно встала с кровати. Как хорошо, что на эти пару дней она взяла выходные. Сил на работу просто не было. А ведь сегодня для нее важный день. День, который, возможно, изменит всю ее судьбу.
   Простояв около часа у зеркала, Тори как можно тщательнее осмотрела себя с ног до головы. Широкие бежевые брюки, кремовая велюровая кофточка, собранные на затылке волосы, легкий макияж - не слишком ли консервативно? Но с другой стороны, ещё совсем недавно, стоя на этом же месте в коротком черном платье с распушенными волосами, она сказала себе нечто совершенно противоположное.
   В конце концов, решив остановиться на втором варианте, девушка глубоко вздохнула и, в последний раз все тщательно обдумав, отошла от зеркала.
   "Всё будет хорошо" - Как заученное заклинание то и дело повторяла она. Джеймс не такой как Себастьян. По крайней мере, она в это верила... очень хотела верить.
   Однако стоило ей только вспомнить о своем бывшем друге, как за дверью тут же послышался его приглушенный голос.
   Недоверчиво сведя брови, блондинка выглянула из комнаты.
   И действительно, разговаривая с Ником, вдоль широкого коридора шел Себастьян.
   Простояв так ещё несколько секунд, Виктория пыталась решить как ей лучше себя повести. Хоть у нее уже и не было былой обиженности на Себастьяна, однако, не смотря на это, в ее сердце навсегда останется неизгладимый след от его слов. Что ж, все это было в прошлом. Жизнь продолжается.
   Прикрыв за собой дверь спальни, девушка, наконец, вышла из тени и, любезно улыбнувшись обоим мужчинам, встала рядом с братом.
   - Привет. - Вполне дружелюбно произнес блондин, одетый в строгий серый костюм.
   - И тебе. - Отозвалась она, осматривая его лиловый галстук от Джефа Бэнкса.
   Себастьян выглядел, как всегда идеально и строго, что должно было соответствовать его работе. Правда, сегодня он выглядел даже слишком строго.
   - Работаешь? - Чисто из вежливости поинтересовалась она.
   - Да. Сегодня у нас трудный день. - Серьезно кивнул Себастьян, переводя взгляд на своего нанимателя. - Ну ладно, я спущусь в кабинет. Нужно ещё многое подготовить.
   Поспешно удалившись в сторону лестницы, он вдруг задержался и, оглянувшись, посмотрел на Викторию.
   - Выглядишь изумительно.
   - Ты тоже. - Улыбнувшись комплименту, отозвалась девушка.
   Подождав пока фигура Себастьяна скроется из вида, блондинка, наконец, обратилась к брату:
   - О чем он говорит? Разве сегодня ожидается что-то важное?
   - Да так. - Успокоительно обняв сестру одной рукой, полушутливо отозвался Николас. - Очередная многомиллионная сделка.
   От того, что ее брат вновь приобрел свой прежний добродушный вид, Тори и сама радостно улыбнулась. Оказывается, одна из тайных изюминок Ника крылась именно в его улыбке. И, кажется, она, как и многие другие женщины, просто не могла оставаться равнодушной перед таким неземным обаянием.
   Взяв брата под локоть, Виктория не спеша последовала с ним дальше по коридору.
   - Я и не знала, что у вас сегодня намечается что-то важное.
   - Никто не знал. - Пожал плечами мужчина. - Сделка должна была состояться в следующий понедельник, но Даймонд как всегда все решила иначе.
   Непонимающе моргнув, девушка нахмурилась.
   - А причем здесь Даймонд? - Приподняв голову, спросила она.
   - Именно с ее отцом мы и заключаем контракт. - Кратко пояснил брюнет. - Но не волнуйся, всё закончится очень быстро и к твоему дню рождения они уже уедут отсюда.
   Виктория резко замерла на месте.
   - Они что, здесь? В нашем доме?!
   - Пока ещё нет, но скоро приедут. - Заметив легкую тревогу в глазах сестры, Ник ободряюще улыбнулся. - Да не волнуйся ты так. Это же всего лишь партнеры по бизнесу.
   Согласно кивнув, девушка постаралась выкинуть из своей головы зарождающееся чувство смятения и вновь расслабившись, посмотрела на показавшиеся впереди резные перила лестницы.
   - Ты сегодня уже видел Джеймса?
   - Да. - Немного неуверенно ответил брат. - Мы уже пересекались внизу.
   - Что-то не так? - Приостановившись, спросила Виктория.
   - Ну... знаешь... - Встеребив на затылке волосы, отозвался Ник. - Вчера за ужином он показался мне не таким уж плохим парнем. Мне он понравился.
   Чуть не рассмеявшись от такого поворота, Тори лукаво улыбнулась.
   - Хочешь, я признаюсь тебе в одном из своих самых страшных секретов? - Слегка приблизившись, игриво прошептала она. - Он мне тоже очень нравится. И даже больше этого.
   Лицо Ника пораженно вытянулось. Он никак не ожидал от сестры такой реакции. Ещё вчера она и слышать не хотела об этом человеке, а сегодня ведет себя так, словно жить без него не может.
   - И как после этого мне тебя понимать?
   Оставив ошеломленного брата позади, девушка вдруг, совсем как ребенок, закружилась на месте, и наконец, подбежала к лестнице.
   - Понимай меня, как взбалмошную, сумасшедшую и безумно влюбленную женщину! - Смеясь, проронила она, после чего поспешила спуститься вниз.
   Весь первый этаж словно тонул в своем безмолвии. Остановившись в центре просторного холла, Виктория решила начать свои поиски с домашнего кабинета, где обычно и происходят все важные заключения. Однако, заглянув за дверь, она увидела склонившегося над многочисленными стопками бумаг Себастьяна. Больше в комнате никого не было.
   Заметив ее, мужчина приподнял голову.
   - Кого-то ищешь?
   Немного замешкавшись, блондинка наконец утвердительно кивнула.
   - Ты не видел Джеймса?
   Если ее столь фамильярное обращение к почти совсем незнакомому мужчине и удивило собеседника, то виду он не подал. Слегка пожав плечами, Себастьян вдруг отложил свой золотой паркер и, встав с места, решительно подошел к ней.
   Под его чутким взглядом девушка растерялась. Она не знала, чего он хочет и более того, что вообще она может ему дать? Ей даже разговаривать с ним особо не хотелось, но было уже поздно.
   Встав рядом, блондин намеренно закрыл ей ход к дальнейшему отступлению, и слегка улыбнувшись, прислонил свою ладонь к стене.
   - Ты так и не передумала?
   - Не передумала? - Пытаясь расслабиться, переспросила девушка.
   Он стоял слишком близко. Почувствовав запах резкого одеколона, Виктория чуть скривила губы. Ее начинала раздражать эта близость. Более того, ей вовсе не хотелось играть во все эти недопонимания.
   - Не передумала относительно чего? - Резко спросила она.
   - Относительно нас. - Продолжил мужчина, отнимая руку от стены. Слегка прикоснувшись до мягкой девичьей щеки, он перешел на шепот. - Один-единственный скандал - это ещё не повод для расставания. Мы с тобой отличная пара, Виктория.
   - Что за глупость? - Со смешком отозвалась девушка. - Этот разговор мы уже проходили.
   Ей не нравилось его поведение, но все же решив не портить свое утреннее настроение очередным бессмысленным скандалом, она поспешно отклонилась от его руки и, извернувшись, обошла Себастьяна.
   - Я лучше пойду, поищу Джеймса.
   - Мистер Холт в библиотеке. - Его холодный голос остановил ее на пороге. - Или вы уже такие старые друзья, что ты обращаешься к нему только по имени?
   - Это тебя не касается. - Нахмурившись, строго возразила Виктория, вызвав тем самым неодобрительный блеск в глазах собеседника.
   Покинув кабинет, девушка ненадолго задержалась в соседней комнате.
   Ее возмутило поведение Райли, но все же пытавшись восстановить свое былое самообладание, она спокойно прошла через главный холл, и наконец, добралась до библиотеки.
   Широкая дверь в комнату была распахнута настежь. Не став объявлять о своем присутствии, девушка несмело зашла на порог и остановилась.
   У одной из книжных полок стоял Джеймс. Держа в руках очередной тетушкин любовный роман, он медленно переворачивал страницу за страницей.
   - Если ты ищешь в этой книге научную фантастику, то можешь не терять время. Ее там нет.
   - Разве? - Усмехнулся он. - А ты знаешь, что лишь на сотой странице данного романа герои начинают только знакомиться? Разве это не фантастика?!
   Виктория подозрительно сузила глаза.
   - Это что, намек?
   - Тебе решать. - Резко захлопнув книгу, ответил ей Джеймс. - Это же ты у нас всезнающий вундеркинд, а я так... закоренелый двоечник, сидящий на задних партах.
   Криво усмехнувшись, Виктория подошла на пару шагов ближе.
   - Итак, вижу, тигр вырвался из клетки. Означает ли это, очередное нападение или сегодня ты будешь ласковой и ручной?
   Поставив книгу на свое место, Джеймс, наконец, обратил свой взгляд на Викторию.
   - Всё зависит от тебя.
   - Если бы все зависело от меня, Виктория, ты бы не оставила меня на острове. - Забыв былую усмешку, серьезно проговорил он.
   Печально улыбнувшись, девушка пристыжено опустила голову.
   - На то были очень серьезные причины.
   Изогнув правую бровь, Джеймс недоверчиво цокнул.
   - Да ладно? Что, прохожая гадалка сказала тебе, что в тот день юпитер не пересекался с марсом, а стало быть, не стоит стоить свою судьбу? Можно просто в дребезги разбить чье-то сердце?
   - Моему сердцу отнюдь не легче, если хочешь знать. - Приподняв голову, резко произнесла девушка.
   - Не хочу я этого знать. - Тот час отозвался Джеймс. - Ты сама в этом виновата.
   Посмотрев в его лицо, Виктория прикусила губу. В его глазах светилась обида и непонимание. И это действительно была лишь ее вина.
   Увидев, как она вновь сделала шаг к нему навстречу, Джеймс поразительно хмыкнул.
   - Что ты делаешь, Виктория?
   От того, как строго в его тоне звучало ее полное имя, девушка слегка свела брови.
   - Иду к тебе. - Улыбнувшись, ласково произнесла блондинка.
   - Зачем? - Недоверчиво нахмурившись, спросил он. - Каждый раз, когда я хотел сблизиться, ты отвергала меня. Каждый раз, когда я, как дурак, бежал к тебе со всех ног, ты убегала от меня. Так чего же ты хочешь от меня сейчас? Вновь хочешь подарить мне ложную надежду?
   - Нет. - Едва заметно покачав головой, отозвалась девушка. - Я хочу все исправить... Исправить и вернуть.
   Увидев, как он уже было собрался отвернуться от нее, Виктория в два шага преодолела оставшееся расстояние и, не дав ему такой возможности, нежно прикоснулась к его щеке.
   - Я хочу всё объяснить.
   - У тебя ещё вчера была такая возможность. - Невольно тая от ее прикосновения, недовольно напомнил мужчина.
   - Вчера я думала, что ты встречаешься с Даймонд.
   - Нет. Вчера ты утверждала, что я с ней сплю. - Хмыкнув, проговорил Джеймс, постепенно забывая о былых обидах.
   Сглотнув, девушка пристыжено улыбнулась.
   - Но ведь это не так? - С робкой надеждой в глазах, тихо спросила она.
   Убрав свою ладонь от его щеки, она слегка отошла и, отвернувшись от него, отстраненно посмотрела в окно.
   - Вчера утром я увидела снимок в газете. На нем были изображены ты и довольно улыбающаяся Даймонд. Вывеска гласила о том, что вы снова вместе. - Чуть охрипшим голосом, проговорила она. - Скажи, что я должна была думать? Вы стояли напротив ювелирного магазина, витрины которого сплошь были заполнены свадебными аксессуарами. Ты даже не представляешь, что я тогда почувствовала. Я... - Ее голос заметно задрожал. Прерывисто вздохнув, Виктория прикрыла глаза, стараясь вновь взять себя в руки. - Я...
   - Ты самая лучшая женщина на земле. - Вдруг у самого ее уха раздался нежный мужской шепот. Нежно обняв ее со спины, Джеймс ласково провел своими губами вдоль ее обнаженной шеи. - И тебе не зачем так волноваться. Я хочу быть только с тобой.
   Блаженно втянув в ноздри едва улавливаемый аромат его одеколона, Виктория улыбнулась.
   - Скажи, что между тобой и ней все кончено. - Обернувшись в его объятиях, настойчиво попросила она. - Пообещай мне, что ты и близко не подойдешь к этой женщине.
   Хотев было ответить ей одной из своих шутливых реплик, Джеймс уже открыл рот. Однако стоило ему только встретиться с этими аквамариновыми глазами, как он тут же понял, что проиграл. Утонув в ее взгляде, мужчина нежно привлек к себе ее податливое тело.
   - Тори, моя глупышка, перестань везде искать только плохое. Посмотри на мир с другой стороны. Мир, в котором есть любовь и счастье. Мир, в котором есть только ты и я.
   Вспомнив его былую философию о жизни, о которой он то и дело разглагольствовал на Крите, Тори тихо хмыкнула. А Джеймс же, почувствовав, как она согласно кивнула в ответ, лишь крепче обнял ее. Он готов был простоять так вечно, лишь бы она всегда была рядом с ним.
   Нехотя отстранив свое лицо от мужской груди, Виктория пристально посмотрела в его глаза.
   - Я должна объясниться перед тобой. - Тихо произнесли ее губы. - Объяснить, почему я тогда ушла.
   Продолжая внимательно смотреть на ее взволнованное лицо, Джеймс вдруг понял, что истинная причина их разрыва не является очередным женским капризом, в виде сломанного ногтя. Эта причина намного серьезней и, похоже, она очень много значит для Виктории. Он боролся между желанием успокоить ее, вновь прижать к своей груди или же узнать всю правду. Но лучше покончить со старыми тайнами сейчас, чем потом сожалеть о непроизнесенных словах всю оставшуюся жизнь.
   - Джеймс, - набрав в легкие побольше воздуха, решительно начала Тори, - понимаешь, я не могу...
   - Ах, вот вы где! - Как гром среди ясного неба, раздался с порога мелодичный голос. - А мы уже весь дом обошли, все никак не могли вас найти.
   Повернувшись на незнакомый голос, девушка недоуменно посмотрела на стоящих на пороге Себастьяна и, кажется, мисс Даймонд собственной персоной.
   Медленно отстранившись от Джеймса, Виктория словно помимо воли не могла отвести взгляд от стройной брюнетки, одетой в очень стильное, однако чересчур открытое платье. Такое для обычных финансовых сделок уж точно не надевают.
   Нисколько не смутившись, что прервала чужую беседу, Даймонд грациозно прошла вперед.
   - А вы должно быть и есть Виктория? - Протянув ей свою ладонь, гостья широко улыбнулась, обнажив свои ровные белые зубы.
   Приняв ее руку, Тори почувствовала, как в ее кожу впиваются длинные ноготки, маникюр которых был, конечно же, ярко красного цвета.
   - У вас изумительный дом. - Продолжала щебетать брюнетка. - Надеюсь, Вы не против, что мистер Райли взял на себя честь показать мне весь первый этаж?
   Вскользь посмотрев на стоящего поодаль Себастьяна, Виктория прекратила рукопожатие и отняла свою руку. Ей хотелось срочно вытереть ладонь, словно она только что испачкалась в грязи. Но ещё больше ей хотелось влепить ещё одну пощечину ухмыляющемуся адвокату, что так ненавязчиво держался у двери.
   - Вы так и не представились. - Холодно напомнила она своей несколько бестактной гостье.
   - Ох, простите. - В улыбке Даймонд не чувствовалась ничего искреннего и теплого. Наоборот, это больше напоминало акулий оскал. - Меня зовут Эммануэль Даймонд. Но самые близкие друзья, - она перевела свой хищный взгляд на Джеймса, - называют меня просто Эмм.
   Подавив рвущееся наружу желание немедля выставить эту девицу вон из своего дома, Виктория растянула губы в вежливой улыбке.
   - Что ж, мисс Даймонд, надеюсь, Вы закончите свои дела как можно скорее. Отели в Сан-Франциско жутко дорогие. - Чуть ли не открыто отказав ей в гостеприимстве, отозвалась она.
   Впервые она сожалела о своем почти что христианском воспитании. Впервые была бы счастлива высвободить поток всех своих бурлящих эмоций на эту латиноамериканскую вешалку.
   - Да, конечно, мы закончим сегодня же. - Вдруг послышался уверенный голос Джеймса.
   Среди всех этих лиц, среди почти неприкрытой лжи и притворства, его голос прозвучал как спасение.
   - Но если мы все-таки будем стоять в этой комнате, боюсь, мы вообще никогда и не начнем. - С вызовом посмотрев на Холта, не растерялась Даймонд.
   Пронзив так не вовремя появившуюся Эммануэль своим взглядом, Джеймс тяжело вздохнул.
   - Мистер Холт, - наконец решил вмешаться Себастьян, - мистер Даймонд и ваши компаньоны уже собрались в кабинете и ждут только нас.
   Обернувшись к Джеймсу, Виктория посмотрела в его лицо. Встретившись с ним взглядом, она увидела такое неприкрытое сожаление, что невольно улыбнулась в ответ.
   - Договорим позже. - Обращаясь к нему, тихо произнесла она. - У меня в городе дела, вернусь к обеду.
   Едва заметно кивнув, Джеймс проводил удаляющуюся из комнаты блондинку, после чего вновь перевел свой взгляд на пристально наблюдающую за ним Эмм.
   - Что ж, думаю, нам и вправду лучше поскорее начать.
   Указав Даймонд жестом на дверь, он последним покинул библиотеку.
  
   Подъехав к высоким воротам детского приюта, Виктория задумчиво посмотрела вдаль.
   Всю дорогу она провела в тяжелых размышлениях о будущем. В какой-то момент она уже была готова поверить в чудеса, взлететь от радости, прижаться к любимому и поведать ему все свои тайны. Но с приездом Даймонд что-то изменилось. При всей своей внешности и популярности эта девица была ничем иным, как обычной пустышкой. Ей не стоило обращать на нее внимания. И все же хищная улыбка Даймонд словно преследовала ее по пятам. Сможет ли Джеймс сдержать свое слово? Дорога ли она ему так, как он уверял на острове? Руки чесались дернуть руль и резко развернуться обратно к дому. Но что толку? Всю жизнь контролировать Холта - не самая лучшая идея. Ей нужно научиться доверять. Доверие и вера в чудеса - вот что ей не хватало всю свою жизнь.
   Что ж, похоже, это семейное и она совсем не отличается от своих же братьев.
   Промелькнувшая за железной изгородью невысокая фигура заставила ее перестать хмуриться. Заметив просунувшееся через толстые прутья детское личико, она сама не заметила, как былые беспокойства тут же отошли прочь.
   Пока Виктория выходила из машины, Дэвид уже со всех ног бежал к своей долгожданной гостье. Крепко обхватив ее руками, он, наконец, поднял голову и со счастливой улыбкой на лице посмотрел на высокую блондинку.
   - Ты пришла. - Словно не веря своим глазам, тихо проронил он. - Ты все же не забыла.
   Почувствовав небывалый прилив нежности, Тори присела на корточки.
   - Дурашка, - встеребив темные волосы мальчика, ласково произнесла она, - конечно же, я пришла. Разве я могла забыть о тебе?
   - Все забывают. - Пожав плечами, чуть поникшим голосом отозвался мальчик.
   - Но я же - не все. - Улыбнулась она. - К тому же, я и сама просто обожаю ходить в зоопарк.
   Мгновенно стерев с лица оттенок былой печали, Дэвид вновь радостно посмотрел на Викторию и, не дождавшись приглашения, сам потянул ее к машине.
   Чуть не рассмеявшись в ответ, девушка послушно последовала за своим нетерпеливым кавалером.
  
   Поставив подпись под одним из многочисленных договоров, Стивен взглянул на часы.
   - Что ж, господа, - обращаясь к собравшимся, проговорил он, - так как основная часть нашей сделки уже позади, предлагаю немного расслабиться и прерваться на обед. Вы не против, мистер Даймонд?
   Невысокий человек в строгих очках с золотым обрамлением также оторвался от читаемого документа и посмотрел на старшего Блэка.
   - С удовольствием. - Слегка улыбнулся он.
   Встав со своего места, мужчина недовольно поморщился, прикладывая руку к пояснице.
   - Опять спина, папа? - Сидя в стороне от мужчин, с легким беспокойством спросила дочь.
   - Ох, Эмм, ты же знаешь, как я терпеть не могу эту Калифорнийскую погоду. У меня от нее все кости ломит. Вот у нас в Техасе...
   Закатив глаза, брюнетка вновь перестала слушать и перевела свой взгляд на глянцевые страницы гламурного журнала.
   Тем временем мужчины поднялись со своих мест и, подхватив общую тему разговора, не спеша последовали к выходу из кабинета.
   Но вот в комнате вновь стало тихо. Расслабленно вздохнув, девушка, наконец, закрыла каталог и попыталась расслабиться. Она с детства ненавидела присутствовать на всех этих финансовых сделках, но ее отец был твёрдо уверен, что его дочь является неким талисманом удачи всех его будущих дел. Вот и сейчас, вместо того, чтобы расслабиться в каком-нибудь модном спа-салоне, она вынуждена терпеть всю эту скучную процедуру. Лишь одно лицо радовало ее на протяжении всех этих долгих пяти часов, но и оно сегодня выглядело как никогда отстраненным и непроницаемым. За все время Джеймс почти ни разу не взглянул на нее. Не удосужился сказать и слова. Так какого черта она вообще затеяла все это?! Ей так хотелось надеяться, что он вернется и вновь увлечется ею. И она бы конечно добилась в этом успеха, если бы не эта высокомерная дрянь. Вспомнив высокую блондинку, обнимающую Джеймса, Эмм насмешливо изогнула губы. Чопорная, скучная девица с чересчур повышенным самомнением. Да что он нашел в ней такого?
   Да, конечно, может под всей этой грудой одежды и скрывается вполне неплохая фигура, но все же она совсем не лучшее ее.
   - Может, Вам нужна помощь?
   Прервав свои размышления, Эммануэль удивленно посмотрела вперед. Она думала, что осталась совсем одна в кабинете, но как оказалась, помимо нее здесь также присутствовал и тот молодой адвокат, что так рьяно согласился провести ее к библиотеке.
   - Простите? - Выгнув бровь, холодно поинтересовалась она. - О какой именно помощи Вы говорите?
   Удобно облокотившись о спинку своего кресла, Себастьян усмехнулся.
   - Вы же брошенная подружка Холта, так?
   От такой небывалой дерзости, брюнетка чуть ли не заскрипела зубами.
   - Да как Вы смеете...
   Насмешливо покачав головой в ответ, мужчина спокойно продолжил:
   - А от меня не так давно ушла Виктория.
   Столь неожиданный поворот заставил Эмм ненадолго прикрыть свой ротик.
   - Вы бывший парень Виктории? - Недоверчиво спросила она.
   - Я был ее женихом, пока она не встретила Холта.
   Взгляд девушки стал более заинтригованным. Если раньше ее несколько и удивляло, как это столь молодой и неизвестный адвокат добился такого расположения у семьи Блэк, то теперь она, кажется, понимала, каким именно образом он достиг своей заветной цели.
   - И что же Вы мне предлагаете, мистер Райли? - Совсем другим тоном проворковала она.
   - Помочь друг другу.
   Улыбка ее милого собеседника вдруг приобрела довольно хищный оттенок. Позабавившись такой метаморфозе, Даймонд ещё раз с ног до головы осмотрела этого напыщенного юнца.
   Конечно, с такими навыками и внимательностью к деталям он мог подавать большие надежды в своем глубоком будущем, но сейчас он был всего лишь мелким неудачником, старающимся удержаться наплаву.
   - Отвлеките Холта на некоторое время, а я уж позабочусь об остальном. - Между тем продолжал блондин. - Я быстро сниму с Виктории ее розовые очки, и она вновь вернется ко мне.
   - А не слишком ли Вы самоуверенны? - Насмешливо изогнув бровь, спросила его брюнетка. - Будь я на месте Виктории, то предпочла бы и вовсе не снимать эти розовые очки. К тому же, извините, но Вам никогда не сравниться с Джеймсом.
   Глаза ее собеседника потемнели от злости. Но вовремя сдержавшись, Себастьян растянул губы в холодной улыбке и не спеша встал с кресла.
   - Против Виктории у меня есть своя козырная карта, мисс Даймонд, которая, между прочим, сможет решить как мои, так и Ваши проблемы.
   Эмм уже порядком стала уставать от столь пренебрежительного к себе отношения. Опускаться до уровня этого молокососа её вовсе не прельщало. Что-то, а себе цену она прекрасно знала.
   - Знаете что, мистер Райли, - столь же надменным тоном произнесла она, - со своими проблемами я справлюсь как-нибудь и сама, а Вам впредь советую не быть таким заносчивым, не то в один прекрасный день, Ваша долгожданная победа может обернуться трагической неудачей.
   Слегка передернув плечами, Себастьян подошел выходу из помещения.
   - Как хотите. Можете и дальше продолжать бездействовать, но я так просто сдаваться не собираюсь.
   Стоило только тяжелой двери захлопнуться, как девушка тут же поморщилась, принимаясь пальцами растирать свои виски.
   - Фас, мальчик, фас. - С издевкой прошептала она вслед. - Господи, и откуда же берутся все эти идиоты?
  
   Время летело со скоростью света. Весь день они провели в городском зоопарке, рассматривая прогуливавшихся в специальном загоне животных. Остановившись перед небольшим островком, отведенным стае обезьян, Виктория тайком взглянула на Дэвида. Мальчик был зачарован. То и дело, крутя головой в разные стороны, он тем не менее крепко держался за ладонь своей спутницы. Остановившись рядом с Викторией, темноволосый малыш во все глаза смотрел на свисающих с длинных лиан веселых макак.
   - Они такие... забавные. - Вдруг тихо проронил он.
   - Ты никогда не бывал в зоопарке? - Не сдержавшись, спросила его девушка.
   С трудом оторвав взгляд от шебутных зверьков, Дэвид сконфуженно улыбнулся.
   - Сестра Вирджиния пару раз собирала нас на эту прогулку, но я никогда не ходил.
   На вопросительный взгляд Виктории он лишь слегка пожал плечами.
   - Не хотел я идти с ними. Вся эта детская болтовня не для меня. - Отмахнулся он.
   - Ага, ты же у нас взрослый. - С легким оттенком горечи улыбнулась девушка.
   Конечно же, она прекрасно понимала, почему Дэвид не хотел сближаться с остальными, и это даже ещё сильнее сближало их. Он не верил людям. В свои почти пять лет он уже понял, насколько же может быть суров и опасен такой зверь, как человек.
   Печально вздохнув, девушка посмотрела вперед и внезапно улыбнулась.
   - Эй, взрослый, а как насчет мороженого? - Задорно спросила она.
   Мигом преобразившись, лицо Дэвида как никогда напомнило маленького пятилетнего мальчика. Обрадовавшись такому повороту Виктория, не говоря ни слова, повела его в сторону открытого кафетерия.
   Заняв свободный столик, она заглянула в меню.
   - Ну, какое мороженное ты предпочитаешь: вишневое, шоколадное или же...
   Внезапно раздавшаяся мелодия ее мобильного прервала ее на полуслове. Достав из сумочки телефон, Тори мягко улыбнулась Дэвиду.
   - Извини, я на секунду.
   Согласно кивнув, мальчик с интересом стал осматриваться по сторонам. Сейчас он казался таким беззащитным, таким маленьким и невинным, каким и должен казаться обыкновенный пятилетний мальчик. Ей очень хотелось сделать его жизнь счастливее. Сделать каждый последующий день похожим на этот. Сделать так, чтобы Дэвид смог почувствовать себя обычным счастливым ребенком. Ее ребенком...
   Ещё немного задержав свой взгляд на темной макушке, девушка наконец оставила мир грез и ответила на звонок. Так как высветившийся номер был ей незнаком, она предпочла более официальный тон.
   - Виктория Блэк. - Холодно отозвалась она.
   - Да неужели?! - Послышался с другого конца мягкий, немного насмешливый голос Джеймса.
   Даже не заметив, как ее губы растянулись в широкой улыбке, Тори по привычке слегка сбавила тон.
   - Откуда ты узнал мой номер?
   - Ты представляешь, твой брат оказался не таким уж ханжой, как его младшая сестра, и с радостью поделился со мной этой секретной информацией.
   - Со стороны Стивена это не очень-то корректно. - Помимо воли продолжала улыбаться Виктория. - Это нечестно.
   - Стивен всегда играет нечестно. Финансовый бизнес вещь вообще очень безнравственная.
   - Боже мой, - притворно охнув, передразнила его девушка, - тогда с кем же связалась я?
   - С одним очень милым и ранимым принцем, который уже битый час ждет свою золушку в томленом ожидании. - Усмехнулся собеседник. - Серьезно, Тори, обед уже на столе, а тебя все ещё нет. Ты когда подъешь?
   Бегло посмотрев на наблюдающего за ней Дэвида, Виктория рассеянно улыбнулась мальчику.
   - Я... - Не зная, как и сказать, растерянно начала она. - Я сейчас не смогу приехать домой. Обедайте без меня.
   Спустя секундное молчание, из крошечного динамика вновь раздался все тот же голос. Только на этот раз в нем больше не чувствовалось былой беззаботности.
   - Ты не одна?
   Взметнув брови, Виктория чуть не рассмеялась в ответ. В голосе Джеймса - одного из самых отъявленных ловеласов во всей стране слышались нотки самой настоящей ревности! Его подозрения были смешны, но все же объяснять о Дэвиде по телефону ей вовсе не хотелось.
   - Да, я сейчас немного занята. - Вскользь проронила она. - Поговорим дома, Джеймс. Я скоро буду. Кстати, ваши партнеры уже уехали?
   - Нет. - Немного холодным тоном отозвался мужчина. - Мы постараемся все закончить после обеда. Но, вполне вероятно, что некоторые документы все же предстоит разобрать и завтра.
   Тяжело вздохнув, Виктория попыталась отвлечься от угнетающих мыслей, связанных с некой сексапильной мулаткой разгуливающей по ее собственному дому. Налепив на лицо смиренную улыбку, она тихо проговорила в ответ:
   - Хорошо. Главное - это дела, все остальное подождет.
   - Тори, приезжай домой, - вдруг с невероятной тоской произнес Джеймс. - Наше "все остальное" для меня намного важнее, нежели эта чертова сделка.
   Счастливо улыбнувшись в ответ на его слова, девушка безмолвно покачала головой. Но тут же поняв, что собеседник не может ее видеть, вслух добавила:
   - Я сейчас занята.
   - Тогда скажи мне, где ты, и я приеду сам.
   От такой идеи ее вообще смутило. Конечно, она не стеснялась Дэвида и собиралась сама о нем сегодня же рассказать Джеймсу, но что он подумает, встреть этого ребенка неподготовленным? Мгновенно вспомнив взбешенное лицо Себастьяна в тот момент, когда он узнал о ее недуге, Тори нервно сглотнула. Она не хотела представлять подобную метаморфозу с Джеймсом. Она даже не могла себе это представить. И все же, какова будет его реакция - знал только Бог. А она не хотела в случае чего ещё сильнее расстраивать Дэвида.
   - Джеймс, я не могу сейчас приехать. - Вновь повторила она, делая вид, что не расслышала его отчужденный тон. - А тебе нужно как можно скорее завершить свою сделку. Долго выносить Даймонд под своей крышей я не смогу.
   - Когда ты приедешь? - Почувствовав, как последние теплые нотки бесследно исчезают из его голоса, Виктория чуть ли не всхлипнула от расстройства. Но не став показывать свои истинные чувства при ребенке, она как можно спокойнее произнесла:
   - Скоро.
   - Хорошо. Буду ждать.
   Она хотела было сказать ему о свои чувствах, о том, как сильно скучает по нему, но он уже повесил трубку. Печально взглянув на потемневший дисплей, Тори не спеша убрала телефон обратно в сумочку.
   Продолжая внимательно следить за соей спутницей, мальчик вдруг заговорил, тем самым напоминая ей о своем присутствии.
   - Это был твой парень?
   - Что-то около того. - Усмехнувшись своему же ответу, отозвалась девушка.
   - Тебе нужно домой, да? - С легкой досадой в голосе, снова спросил Дэвид.
   - Нет. Что ты. - Покачав головой, улыбнулась она. - Он поймет.
   Вновь взяв меню, она поспешно углубилась в его содержимое.
   - Так как время уже далеко за полдень, предлагаю съесть нечто более сытное, чем просто мороженое. Итак, что ты...
   - Ты не хочешь ему говорить обо мне? - Внезапный вопрос Дэвида несколько выбил ее из колеи.
   Переведя взгляд на эти заметно погрустневшие глаза, Тори наклонилась к противоположной части стола и, взяв в свои ладони слегка озябшие детские ручки, ласково прошептала в ответ:
   - Нет, малыш. Просто сейчас не время. Ему нужно подготовиться.
   Поразмышляв с минуту над ее словами, Дэвид, наконец, согласно кивнул.
   - Я понимаю.
   И вновь в его глазах возникла горечь пережитой печали и разочарованности. Сравнить этот взгляд с детским у нее уже никак не получалось. Она ничего не могла с этим поделать. Дэвиду нужно время. Время и любовь...
   Постаравшись улыбнуться как можно беззаботнее, Тори вновь перевела беседу на тему их совместного обеда.
  
   Они и не заметили как яркий солнечный день незаметно склонился к прохладному вечеру. Слоняясь по зоопарку до самого закрытия, Виктория с грустью думала о расставании. Дэвид нравился ей все больше и больше. Временами он был чересчур строг к собственной жизни, размышлял о таких вещах, о чем она до недавнего времени и сама не задумывалась, но порой, в глазах этого мальчика светилось самая настоящая детская радость. И она бы все отдала, лишь бы малыш был всегда так же счастлив, как и сегодня. Если бы ей только его отдали, она бы вложила всю душу в воспитание этого мальчика. Но закон приюта оставлял довольно узкий простор для ее огромного воображения.
   Что ж, оставалось лишь уповать на отца... "И на Джеймса" - Вслед шепнуло ей сердце.
   Чуть погрустнев, Тори нехотя направилась в сторону парковки, где и стоял ее Джип. Сев в просторный салон, она подождала, пока Дэвид пристегнет ремень безопасности, после чего не спеша направилась к монастырю. Наблюдая за мальчиком через зеркало заднего вида, Тори слегка удивилась. Дэвид не был подавлен их предстоящей разлукой, наоборот его лицо светилось радостью.
   - Тебе понравился сегодняшний день?
   - Было здорово. - Послышался незамедлительный ответ счастливого мальчика.
   Улыбнувшись такому неприкрытому обожанию в его голосе, Виктория вновь посмотрела на дорогу.
   - Мне тоже очень понравилось. Хотелось бы, чтобы таких дней у нас было как можно больше.
   - Мне тоже. - Шумно выдохнул мальчик, следя за дорогой через свое боковое окно.
   Выехав на центральную магистраль, Тори перестроилась в крайний ряд, где движение было не таким плотным. Грустить ей не хотелось, поэтому, не давая ни малейшего шанса своей меланхолии, девушка решила вновь завязать беседу со своим молчаливым пассажиром.
   - Ну, так чем сейчас будешь заниматься?
   - В сегодняшнем "часе удачи" повезло Розе. - Вдруг радостно отозвался малыш. - Я хочу попрощаться.
   Вспомнив маленькую белокурую девочку на своих коленях, Виктория тепло улыбнулась.
   - А что значит повезло? - Так и не до конца поняв смысл его фразы, снова спросила она.
   - Ее выбрали сегодня утром. Теперь у нее будет свой дом и свои почти что настоящие родители.
   Столь хорошая новость, казалось, должна была взорвать салон громкими поздравлениями, однако вместо этого Тори ненадолго замолчала.
   Ее радовало, что Дэвид так хорошо отнесся к удочерению своей соседке по комнате, но его полнейшая отрешенность от взрослых порой пугала ее. А что если он и не захочет быть ее сыном? А что если никогда не посмотрит на нее как на родную мать, и вместо этого до конца дней так и будет назвать ее просто по имени, ведь она чужая, ненастоящая...
   Слегка встряхнув головой, девушка перестала размышлять на эту тему и вновь сосредоточилась на дороге. До приюта оставалось совсем немного, поэтому, не теряя времени даром, она вновь заговорила с малышом:
   - И ты рад, что у Розы все так хорошо получилось?
   - Ну, да. - Согласно кивнул малыш. - Конечно, среди нас есть несколько ребят, кто завидует, но только не я. Ведь у меня есть ты.
   При этих словах Виктория резко нажала на тормоз. Они приехали. Машина встала у ворот. Но в ее памяти по-прежнему звучал его голос.
   "У меня есть ты" - как эхо, раз за разом повторялось в ее голове.
   "У меня есть ты..."
   Отстегнув ремень, Виктория медленно обернулась назад. Она знала, что ещё ничего неизвестно. Она знала, что давать ложные обещания - это нечестно и несправедливо, но все же то, что сейчас возникло между ними - это была не просто искра, это было притяжение двух схожих сердец.
   - Дэвид, - посмотрев на него в упор, тихо сказала белокурая женщина, - а как бы ты отнесся к тому, если бы я стала твоей мамой? Смог бы ты полюбить меня по-настоящему?
   Быстро расстегнув свой ремень, мальчик с ногами заполз сидение и, придвинувшись к ней как можно ближе, робко обнял ее за шею.
   - Я уже тебя люблю, - послышался у уха его тихий ответ, - моя мамочка.
   Слезы безграничной радости брызнули из глаз. Крепко обхватив ребенка, Виктория благодарила судьбу за такое чудо. Она не отступится. Сделает все на свете, но не отступится от него. И плевать ей на какой-то закон. Это ее ребенок. Ее сын.
   Наконец, когда крохотные хрусталики слез начали бесследно исчезать с лица, молодая женщина отстранила от себя мальчика и, заглянув ему в глаза, четко произнесла:
   - И я люблю тебя Дэвид. Я постараюсь сделать все, чтобы только как можно скорее мы стали одной семьей.
   Согласно кивнув, мальчик вновь приник к ней, купаясь в лучах искренней нежности и любви. Он так давно этого ждал. Он уже почти перестал на это надеяться. И все же чудо произошло, и его мечта вот-вот исполнится.
   - Ты придешь завтра на репетицию нашего спектакля? - Вдруг послышался его новый вопрос.
   Улыбнувшись сквозь новые слезы, Виктория точно так же, как и минуту назад сам Дэвид, согласно кивнула в ответ. Сил разговаривать у нее просто не было.
   Но вот малыш сам отстранился и, нежно вытерев дрожащие хрусталики с ее щек, широко улыбнулся.
   - Репетиция завтра в два. - Дополнил сорванец и, мгновенно чмокнув ее в щеку, шустро открыл дверцу и спрыгнул на землю. Выбежав из машины, Дэвид со всех ног помчался к широким воротам приюта.
   - Я буду ждать тебя. - Остановившись за изгородью, напоследок крикнул он, после чего скрылся за ближайшим поворотом.
   Просидев так ещё с минуту, Виктория все смотрела на то место, где ещё совсем недавно стоял Дэвид. Сегодня он назвал ее мамой. Признался в любви. Был искренен и счастлив. Дети... С ними наладить отношения намного проще, чем со взрослыми. Это взрослые высасывают проблемы из пальца, делая свою жизнь тяжелее день ото дня. А дети видят мир насквозь. И если он им нравятся, они говорят это прямо и незамедлительно. Хорошее качество. Вот только почему взрослые об этом позабыли?
   Из легких раздумий ее вывел новый телефонный звонок. Не глядя на дисплей, она взяла трубку и прислушалась к голосу одной из своих работниц.
   - Мисс Блэк, извините, что беспокою Вас вечером, да ещё и в выходной. Но к нам в офис пришел Ваш жених. Он уже около часа ждет Вас в Вашем кабинете и...
   Не став дослушивать, Виктория вновь завела мотор.
   - Все в порядке, Розали. - Спокойно отозвалась она. - Я сейчас приеду.
   Развернув машину, она с беспокойством посмотрела на время. Стрелка ее наручных часов уже давно перевалила четвертую четверть суток, поэтому, не теряя ни секунды, Виктория как можно быстрее хотела добраться до своего центрального офиса. Она обещала Джеймсу вернуться к полудню, а в итоге задержалась до глубокого вечера.
   Но не об этом она размышляла, вбегая в полупустое здание своего туристического агентства. Все ее мысли были заняты лишь тем фактом, как представил себя Джеймс перед ее секретаршей. "Жених" - неужели он и вправду так сказал? Что ж, похоже, впервые в жизни, она была абсолютно не против некой несогласованности с самой же "невестой".
   В Калифорнии ночь считается такой же рабочей сменой, как и обычное утро. Поэтому оставив довольно приличный персонал в ночную смену, начальница кратко попрощалась с уже отработавшими сотрудниками и поспешно вбежала свой кабинет.
   Тусклый свет от настольной лампы предавал небольшой комнате более интимный оттенок. Широкое кожаное кресло было отвернуто к окну. Лишь занятые подлокотники безмолвно говорили о том, что в нем кто-то сидит.
   Тихо прикрыв за собой дверь, девушка предвкушающее улыбнулась.
   - И как давно ты начал носить статус моего жениха? - С легким смешком спросила она, прерывая гнетущую тишину.
   Широкое кресло начало медленно поворачиваться в ее сторону.
   - По-моему, уже около года назад. - С неприкрытым сарказмом отозвался мужской голос. - Или ты уже забыла?
   - Себастьян? - Все ещё не ожидав такого поворота событий, почти шепотом проронила она. - Что ты здесь делаешь?
   - А ты ожидала увидеть кого-то другого? - Усмехнулся блондин. - Уж не Джеймса Холта, случаем? Вы так мило обнимались в библиотеке. Просто идеальная пара: полный развратник и непорочная девственница.
   Глубоко вздохнув, Виктория решительно отступила к двери.
   - Убирайся. - Стараясь сохранить самообладание, спокойно произнесла она.
   - Непременно. Но сначала, позволь раскрыть тебе глаза, на кого именно ты меня променяла. Вместо спокойной участи, ты выбрала безнравственного Голливудского жеребца, который разрушит твою жизнь, не успеешь ты и глазом моргнуть.
   Устало вздохнув, Виктория нехотя отозвалась в ответ:
   - Я уже сказала, моя жизнь тебя больше не касается. А судить о людях лишь понаслышке может только глупец.
   - Ты думаешь, я знаю Холта лишь понаслышке? - Усмехнулся мужчина. - Да о нем который год подряд все новости трубят: он изменит тебе даже не успев довести до алтаря!
   - Перестань. - Теряя терпение, строго возразила блондинка.
   Но Себастьян не унимался. Привыкший своим упорством выигрывать в судах, он и здесь не собирался отступать.
   - Ты думаешь, он сейчас сидит дома и ждет тебя, как верный пес?
   Не став дожидаться очередного возражения, он приподнялся с кресла и продолжил:
   - О, нет, поверь, в цепких пальчиках Даймонд даже святой может потерять самообладание.
   - Ты это сам проверял? - Скрестив руки на груди, с издевательским смешком спросила она.
   - Можешь злиться, сколько угодно. - Передернул плечами блондин. - Правда - есть правда. И ты сама это прекрасно знаешь. Джеймс из той породы, что не хранят верность больше одного часа. Или ты думаешь, зачем он предложил мисс Даймонд задержаться с ним допоздна? Представь, что сейчас, в это самое время, прямо на мягком ковре, что лежит посреди вашего уютного кабинета, мистер Холт самолично трахает...
   - Хватит! - Взорвалась она.
   - На кого ты меня променяла Виктория? - Вновь четко повторил приближающийся к ней Себастьян. - На кого поставила все свои жизненные идеалы?
   - Уж ты явно не мой идеал. - Едва сдерживаясь, отозвалась девушка. - Ты так стремишься быть совершенным во всем, что о собственных недостатках, конечно же, даже и не ведаешь.
   - Неужели этот похотливый жеребец лучше меня? - Сузив глаза, мужчина остановился в шаге от нее. - Ты ненавидишь таких мужчин. Ты не можешь им всерьез увлечься.
   - Он, по крайней мере, честен сам с собой. - Сквозь зубы, холодно проронила она. - А ты заврался до такой степени, что меня уже просто от тебя тошнит.
   Открыв широкую дверь, Виктория многозначительно посмотрела на своего собеседника.
   - Этот акт ты проиграл, Себастьян. Так что прошу, не теряй больше своего драгоценного времени и оставь меня в покое. С этого дня ты больше не работаешь на мою семью. Поверь, мне достаточно сказать лишь одно слово Николасу, и это уже будет больше, чем просто слова. В Сан-Франциско найдется немало опытных адвокатов готовых сотрудничать с нашим семейством. Так что, всего хорошего, мистер Райли.
   Цинично усмехнувшись в ответ, Себастьян вновь подошел к пустому креслу и, подняв с пола свой дипломат, словно невзначай достал из внутреннего кармана пиджака пару небольших снимков.
   - Хороший мальчик. - Вдруг тихо проронил он, глядя на один из кадров. - Из нас троих могла бы получиться отличная семья. Жаль, что ты против... Но ничего, с таким личиком он надолго один не останется. Уж я об этом позабочусь, можешь не сомневаться.
   Бросив фотографии на стол, Себастьян круто развернулся к двери и, пройдя мимо Виктории, небрежно проронил напоследок:
   - Не спеши с окончательными решениями. Порой, всё самое важное решается в последние секунды.
   - Да пошёл ты... - Сквозь зубы прошипела блондинка, переводя свой взгляд с его лица на гладкую поверхность стола.
   Словно в бреду, она услышала стук захлопнувшейся двери. Медленно подойдя к своему столу, Тори посмотрела на разлетевшиеся в разные стороны снимки цветных фотографий.
   Вот она и Дэвид гуляют в парке. Вот он держит ее за руку у клетки со львом. Вот они обедают в кафе...
   - О, Боже. - Взявшись за голову, девушка обессилено присела в пустое кресло. - Только не это.
  
   Сидя в своем просторном кресле, Даймонд уже битый час украдкой наблюдала за Холтом. Внимательно просматривающий подписанные договора, он, казалось, и вовсе не замечал ее присутствия. Их совещание давно закончилось. Все дела были решены, контракты успешно подписаны. Ее отец вместе со Стивеном удалился для конфиденциального разговора. Младший Блэк тоже куда-то пропал. В кабинете остались лишь он и она. И возможно, лучшего случая сблизиться с Джеймсом у нее уже не представится. В конце концов, попытка - не пытка. С нее не убудет, если она в очередной раз оточит свое ремесло на этом непоколебимом красавце.
   Закрыв очередной каталог, Даймонд поднялась с места.
   - Ты не знаешь, в этой комнате есть бар? - Как бы между делом спросила она, оглядываясь по сторонам. - Меня что-то мучает жажда.
   - Если тебя мучает жажда, то тогда тебе лучше сходить на кухню и попросить стакан воды, - лениво усмехнулся Джеймс, - в баре обычно хранятся более крепкие напитки.
   Иронично улыбнувшись, Эмм уперла руки в бока.
   - Не волнуйся. Мне уже давно исполнился двадцать один.
   - Ай-ай-ай, Эмм, разговаривать с мужчиной о своём истинном возрасте - это несколько неэтично, ты не находишь?
   - Джеймс, порой твои пресные шуточки раздражают даже меня. - Едва сдерживая на своих губах улыбку, укоризненно буркнула она.
   Вновь внимательно осмотрев кабинет, брюнетка вдруг радостно хлопнула в ладоши.
   - Кажется, нашла. - Подойдя к одной из полок настенного шкафа, она с любопытством оглядела свою находку. - О, да тут целый мини-холодильник! Что ты предпочитаешь?
   - Ничего. - Отвлеченно проронил брюнет, продолжая внимательно пересматривать разложенные на столе договора.
   Не вняв его ответу, Даймонд все же достала из холодильника бутылку французского шампанского и, взяв с соседнего места пару фужеров, смело разлила искрящуюся жидкость.
   Поставив полный фужер перед Холтом, она терпеливо ждала, когда же он сделает милость и отвлечет свой взгляд от этих чертовых бумаг. Но вот минута сменила другую, а он так и не соизволил посмотреть ни на нее, ни на стоящий перед ним бокал.
   - Ты стал таким скучным, Джеймс. - Отпив глоток, вслух произнесла она. - Неужели твоя благоверная, не простит тебе даже бокала вина в моей компании?
   Джеймс продолжал молча сидеть за столом, игнорируя нелепые высказки Даймонд.
   - Хотя, - усмехнулась брюнетка, - благоверная - это сильно сказано. Время почти одиннадцать, а ее до сих пор нет дома. Я то думала, что это ей предстоит носить рога, а оказывается, все совсем наоборот.
   Но вот, наконец, отложив очередной лист, мужчина поднял голову и внимательно посмотрел на собеседницу.
   - Эмм, к чему все эти намеки? Не мешай работать. Лучше сядь обратно в кресло, полистай любимый журнал и спокойно дождись отца. Тебе, наверное, уже не терпится уехать отсюда на какую-нибудь шумную вечеринку.
   - Раньше, ты бы ринулся за мной следом на такую же вечеринку, даже не раздумывая. - Деловито цокнула брюнетка. - А не сидел бы тут истуканом за всеми этими бумажками.
   - Каждая из этих бумажек, если хочешь знать, стоит не один десяток тысяч долларов. - Вдруг резко вставил мужчина. - Но тебя это никогда не интересовало. Для тебя главное в жизни - это развлечения.
   - Так же как и для тебя. - Тут же поддела его девушка.
   Устало покачав головой, Джеймс протяжно вздохнул.
   - Все это в прошлом, Эмм. Я изменился.
   Запрыгнув на твердую поверхность стола, брюнетка удобно села, сложив нога на ногу. Ее и без того короткое платье немного задралось, и теперь прямо перед носом Холта маячили два абсолютно обнаженных бедра.
   - Эмм, не начинай. - Строго произнес Джеймс, встретившись с ее игривым взглядом.
   - Что не начинать? - Эммануэль невинно захлопала ресницами. - Совсем скоро я уеду. Так неужели напоследок я уже даже не могу выпить на брудершафт со своим бывшим парнем? Уверена, твоя Виктория сегодня и не то вытворяла с Себастьяном.
   - Не пори чушь. Это становится уже смешно. - Вновь переводя взгляд на бумаги, раздраженно произнес Джеймс.
   Его и самого угнетало столь долгое отсутствие Виктории. Даже их телефонный разговор не принес ему должного спокойствия, а только наоборот - ещё больше заставил нервничать. Она не захотела говорить ему с кем она, где она, чем занимается. И все это в первый же день их долгожданного объединения. Черт, кажется, так недолго и параноиком стать!
   Вновь увлекшись делами, Джеймс уже было подумал, что приставания Эмм остались в прошлом, как вдруг она издала тихий смешок и вновь заговорила:
   - Ты, и правда, считаешь чушью, когда твоя новая пассия бесследно исчезает на целый день, потом вслед за ней исчезает и ее бывший любовник и, о-ля-ля, растрепанная она появляется лишь под утро. Ты и вправду считаешь это чушью? Ах, нет, конечно же, тебе лучше думать, что твоя ненаглядная весь день провела на коленях перед Божьим распятием в церкви. Бедняжка, у нее там колени ещё не затекли в такой-то позе?
   - Эмм!
   Чуть не вздрогнув от его холодного тона, брюнетка всерьез начала опасаться за свои действия.
   - Немедленно прекрати свои нелепые высказывания. И не болтай о других того, о чем сама не знаешь. Твоя фантазия переходит все границы. - Теряя терпение, строго предупредил мужчина.
   - Фантазия? - Мгновенно позабыв о былой предосторожности, изогнула брови Эмм. - Уж прости, но когда бывшие любовники пропадают на целый день - тут уж у кого угодно разыграется фантазия.
   Взглянув в его слегка расширившиеся глаза, девушка довольно усмехнулась.
   Брешь. Наконец-то она нащупала этот изъян в его отчужденной непроницаемости.
   - А ты что не знал? Не знал, что наш милый мистер Райли был любовником Виктории? Они, вроде как, даже были помолвлены.
   Мгновенно потемневший взгляд Джеймса слегка напугал ее. Но отступать было слишком поздно.
   - Мне жаль, что ты узнал все это от меня. - Сочувственно улыбнулась девушка. - Я и не знала, что она скрывает от тебя столь общеизвестный факт, ведь, обычно, влюбленные делятся своими секретами. Хотя, Виктория вообще девушка странная. Она такая скрытная.
   - В отличие от тебя. - Вдруг разнесся с порога женский голос. - У некоторых язык, как помело. Ему все равно в какую сторону мести, главное очернить как можно больше людей.
   Оглянувшись Эмм увидела Викторию. Стоя в дверном проходе, блондинка скрестила руки на груди. Ее пронзительный взгляд не обещал ничего хорошего, однако Даймонд это уже не волновало. Спрыгнув со стола, она одернула платье и издевательски улыбнулась в ответ.
   - А вот и наша заблудшая душа нашлась. Ну, как прошла молитва?
   - Дрянь! - Вместо должного ответа, вдруг послышалось из противоположной части комнаты.
   - Ну и манеры. - Присвистнув, Эмм покосилась на все ещё молчаливого Джеймса. - Мне тебя уже жаль. - Громким шепотом добавила ему она.
   Виктория была на взводе. Мало того, что этот вечер итак не переставал радовать ее своими сюрпризами, так ещё эта выскочка, даже нисколько не стесняясь, очерняет ее в собственном же доме!
   - Пошла вон из этого дома. - Вновь прошипела Виктория.
   - Ничего другого от столь гостеприимной хозяйки я и не ожидала услышать.
   Забрав с кресла свою дамскую сумочку, Эмм в последний раз оглянулась на Джеймса.
   - Мой телефон ты знаешь. Позвони мне, когда тебе наскучит играть роль праведного рогоносца.
   С омерзением посмотрев вслед прошедшей мимо нее брюнетки, Тори резко захлопнула дверь.
   Оставшись наедине с Джеймсом, она впервые не знала с чего начать. Она столько раз за сегодняшний день прокручивала различные варианты их предстоящего разговора, но ни в одном из них она не предусмотрела такого поворота событий.
   Облокотившись спиной закрытую о дверь, девушка тяжело вздохнула. Ее кожа горела под пристальным взглядом любимого мужчины, однако сказать ему хоть что-нибудь в ответ она просто не могла.
   Но вот, Джеймс первым прервал затянувшуюся паузу.
   - Это правда?
   От его холодного тона у Виктории задрожали поджилки. Неужели история повторяется? Неужели ей сегодня вновь предстоит пережить то безжалостное унижение, что и пару месяцев назад?
   Шумно выдохнув, она отстранилась от двери.
   - Что именно? - Тихо спросила она.
   Заметив, как побелели костяшки его пальцев, девушка сглотнула.
   - То, что сейчас рассказала Эмм о тебе и Себастьяне. Ты и вправду была с ним помолвлена?
   Ей потребовалось все свое самообладание, чтобы ответить ему в той же холодной, отчужденной манере.
   - Неофициально. Он просто считался моим женихом.
   - Но вы спали в одной постели? - Сузив глаза, продолжил он.
   - А что ты хотел? - Не сдержавшись, усмехнулась блондинка. - Ты вроде бы как знал, что я не девственница.
   Прикрыв на секунду глаза, Джеймс постарался расслабиться и взглянуть на все с другой стороны. Однако, заведенный словами Даймонд, он невольно представил перед своим лицом воображаемую встречу бывших любовников.
   - Почему ты не сказала мне о Райли? - Поднимаясь с кресла, тихо спросил он.
   - Когда, Джеймс? - Как можно мягче проронила в ответ Виктория. - У нас не было времени на разговоры. К тому же, я не думала, что этот вопрос мы будем обсуждать в первую очередь.
   Вняв ее словам, мужчина попытался зайти с другой стороны.
   - Где ты была?
   Нервно улыбнувшись, Виктория мимолетно посмотрела на время.
   - Прости, я бы приехала намного раньше, но Себастьян сбил меня с толку и я...
   Заметив выступившую жилку на его скуле, Тори резко прикрыла рот ладонью.
   - Это не то, что ты думаешь. - Сквозь пальцы, прошептала она. - Даймонд солгала. Между мной и Райли все кончено.
   - Тогда с кем же ты была весь этот день?
   В его черных глазах уже не светилась былая теплота. Он отдалялся от нее. И она это чувствовала. Чувствовала, но не знала, как это остановить.
   Говорить ему о Дэвиде в таком настроении было бы непросительной ошибкой. Но и промолчать в ответ она больше не могла.
   - Прости меня Джеймс, но я не могу сейчас тебе это сказать.
   Иронично усмехнувшись в ответ, брюнет устало потер лоб.
   - Ну конечно, Виктория Блэк - женщина, обожающая загадки. Вот только я уже порядком устал их разгадывать.
   - Джеймс, - направившись к нему навстречу, вновь произнесла она, - я не хотела этого. Клянусь, с этого дня все изменится.
   - Тогда скажи мне, ради Бога, к чему вся эта скрытность, Виктория? Почему ты все время от меня что-то скрываешь?
   Расстроено покачав головой, девушка вдруг остановилась.
   - Ты не поймешь. - Едва слышно прошептали ее губы. - А я не хочу переживать этот момент снова и снова. Я не прокаженная, Джеймс. Я - это просто я!
   Внезапные слезы заполонили ее лицо. Рассержено стерев с щек скользкие слезинки, Виктория вдруг выровнялась, вздернула подбородок и как можно пренебрежительнее улыбнулась.
   Ну и пусть. Она устала все время бороться и что-то доказывать. У нее сейчас нет на это времени. Сейчас главное - это Дэвид. И она должна быть сильной ради него. А Джеймс... Если он на самом деле ее любит, если она действительно для него хоть что-то значит, то он поймет... Поймет и простит.
   - Пожалуй, нам лучше на некоторое время расстаться.
   Она не узнавала свои голос, и проклинала себя за произнесенные слова. Но все же, в ответ на изумленный взгляд черных глаз, Виктория лишь подтвердила свои слова:
   - Нам обоим нужно время на раздумье.
   - Ты этого хочешь? - Словно все ещё не веря в услышанное, ошеломленно проговорил он. - За все это время я не посмотрел ни на одну женщину. Вспоминал лишь тебя. Искал тебя. Любил и ненавидел... А сейчас ты меня просто решила вышвырнуть из своей жизни? Даже Даймонд при всем своем цинизме никогда бы так не поступила.
   Почувствовав острый укол в сердце, Виктория едва сдерживалась. Боль разрывала ее на куски. Боль и обида. Да как он вообще может сравнивать ее с этой куклой?! Как может думать, что она желает от него избавиться?
   Однако от его последующих слов, ее колени и вовсе подогнулись.
   - Наверное, Эмм, все же была права - мы хотим от жизни слишком разных вещей. Возможно, именно поэтому, нам и не судьба понять друг друга. Возможно, она подходит мне куда больше, чем кто-либо другой.
   Пытаясь устоять на ватных ногах, Виктория чувствовала, как последние силы покидают ее.
   Не о таком разговоре она размышляла весь день. Не о таком Джеймсе она мечтала.
   - Что ж, - растянув губы в слабом подобии на улыбку, чуть дрогнувшим голосом произнесла девушка, - у тебя ещё есть шанс догнать ее. Это приличный дом, мистер Холт. Если вы искали здесь бордель, то обратились не по адресу.
   Резко обернувшись к выходу, она мечтала лишь о том, чтобы навсегда забыть о состоявшемся разговоре и как можно скорее двигаться вперед.
   Распахнув дубовую дверь, Виктория вовсе не удивилась встретить за ней кого-то ещё. Слава Богу, этим "кто-то" оказался всего лишь Николас.
   - Ник, - с ходу обратилась к нему сестра, - извини, что не посоветовалась, но с сегодняшнего дня Себастьян Райли у нас больше не работает. Я его уволила, так что будь добр, рассчитай его как можно быстрее.
   Если у Ника при ее словах и отвисла челюсть, то виду он не подал. Как, впрочем, и лишнего слова.
   Столь же ошеломленный услышанным, Джеймс занял место в пустынном дверном проеме рядом со средним Блэком.
   - И ещё, - резко остановившись посреди гостиной, вдруг произнесла блондинка, - мне срочно нужен самый лучший адвокат во всем Сан-Франциско. Мне плевать сколько он будет стоить. Я заплачу любые деньги, если только он приедет в наш дом в течение часа.
   - Сейчас? - На этот раз не сдержав своего изумления, проговорил ей вслед Николас.
   - Дорогая, - хмыкнул в наступившей тишине Джеймс, - мы ещё даже не женаты, а ты уже требуешь адвоката. Ты несколько спешишь, тебе не кажется?
   Развернувшись лицом к обоим мужчинам, Виктория как можно спокойнее произнесла:
   - Сейчас, Ник. Я хочу поговорить с ним как можно скорее. И ещё при этом разговоре мне нужен будет отец. Если он ещё не спит, позови его, как только приедет адвокат. - Плавно переведя взгляд с брата на второго мужчину, она решительно добавила. - А ты, Джеймс, уезжай. Уезжай сегодня же.
   При этих словах ей захотелось застрелиться. Перестать чувствовать. Провалиться в преисподнюю. Но в то же время, она прекрасно понимала, что лучше уж один раз перестрадать, чем мучиться от презрения всю оставшуюся жизнь.
   Быстро повернувшись в сторону лестницы, девушка бегом направилась в свою спальню.
   - Тори! - Послышался снизу окликающий голос Холта.
   Проигнорировав его зов, Виктория только ускорила ход. У нее не было сил снова пережить все это. У нее просто не осталось на это сил...
   - Виктория! - Вновь крикнул Джеймс скрывшейся на верхней ступеньке девушке. - Ах, ты черт!
   Уже было ринувшись вслед за ней, он не заметил, как столкнулся с декоративным столиком, возникшем на его пути.
   - Оставь. - Раздался позади спокойный голос Ника. - В таком настроении к ней даже Стивен не подойдет.
   - И что же ты мне предлагаешь: стоять здесь и надеяться, что твоя сестра сейчас сама спуститься ко мне с распростертыми объятиями? Скорее уж я дождусь второго пришествия, чем подобного чуда.
   - Это уж точно. - Усмехнулся Ник. - Но, пожалуй, тебе и, правда, лучше сейчас уехать. Порой, людям нужно что-то потерять, чтобы понять, как же на самом деле это им необходимо.
   - И необходимо ли им это вообще. - Тихо выдохнул Джеймс.
   Осмотрев высокого брюнета, Николас тихо хмыкнул в ответ.
   - Она без тебя не сможет. - Вдруг беззаботно улыбнулся он. - Человек, который ещё с утра был до беспамятства влюблен, не сможет вот так просто разлюбить за пару секунд. А она тебя любит, будь уверен. Просто дай ей время.
   Достав из кармана ключи, Николас подбросил их Джеймсу.
   - Держи. Это ключи от этого дома и моей отдельной квартиры. Адрес выгравирован на обороте брелка.
   - Я думал, ты живешь только здесь. - Поймав связку, усмехнулся Холт.
   - Все так думают. - Пожал плечами Николас. - Ладно, пойду искать сестренке адвоката.
   - Так какого черта все-таки произошло?
   - Понятия не имею. Если ты заметил, моя сестра не любит вдаваться в подробности.
   Вновь усмехнувшись, Джеймс задумчиво посмотрел на ключи, после чего нехотя направился отведенную ему комнату, чтобы собрать свои вещи.
  
   Ей хотелось сбежать. Сбежать от всего мира. Забиться в самый темный угол своей комнаты, лишь бы все это прошло как страшный сон. Но Дэвид... Что будет с ним, если она сейчас сникнет и опустит руки? Себастьян выполнит свою угрозу. В этом она не сомневалась. Вот только вряд ли найденная им семья сможет заменить ее ему. А может, дело и не в Дэвиде? Может, в ней самой? Ведь стоит ей только кого-то полюбить, стоит начать на что-то надеяться, как тут же все ее мечты разбиваются на миллиард осколков.
   Проклиная свою судьбу, Виктория неподвижно сидела на небольшом диване. В ее комнате было тихо, даже слишком тихо. Неужели всю свою дальнейшую жизнь ей предстоит провести в этой могильной тишине? А ей так хотелось услышать задорный детский смех, шепот любимого мужчины - но вместо этого ее окружала лишь безмолвная тьма.
   Тихий стук в дверь вывел ее из легкого транса.
   - Тори, - послышался приглушенный голос Николаса, - адвокат прибыл.
   Мгновенно взяв себя в руки, девушка резво вскочила на ноги и чуть ли не бегом ринулась к двери.
   В коридоре ее по-прежнему терпеливо ожидал Ник.
   - Где он? - Не теряя времени, тут же спросила она.
   - В библиотеке. Вместе с отцом, как ты и просила.
   Следуя наравне с сестрой по длинному коридору, Ник озабоченно свел брови.
   - Тори, случилось что-то серьезное?
   Распознав в голосе брата взволнованные нотки, Виктория чуть приостановилась.
   - Ник, спасибо за беспокойство, но я должна справиться с этим сама. - Печально улыбнулась она. - Я обещаю рассказать тебе все позже, но не сейчас.
   - Хорошо. - Прекратив следовать за сестрой, мужчина остановился у верхней ступени лестничной площадки. - Я просто хотел сказать, что если тебе вдруг понадобиться любая помощь, мы со Стивеном всегда готовы поддержать тебя.
   - Я знаю. - Тепло улыбнулась девушка, оглянувшись на брата. - Спасибо.
   Спустившись вниз, Виктория поспешно проследовала в библиотеку.
   "Что ж, Себастьян, не я эту войну начала, но будь уверен, я ее закончу!" - Решительно произнесла про себя Тори, и смело вошла в ярко освещенную комнату.
   Плотно прикрыв за собой дверь, девушка мягко улыбнулась сидящему в кресле отцу. С противоположной от него стороны расположился незнакомый мужчина. Привстав со своего места, высокий шатен приветливо улыбнулся ей.
   - Виктория Блэк. - Довольно приятным голосом изрек он. - Меня зовут Джон Уилсон.
   Припомнив, как когда-то Себастьян очень часто произносил это имя, Виктория вдруг неожиданно улыбнулась. Если судить по словам ее бывшего жениха, то компания мистера Уилсона вот уже который год являлась главным конкурентом "Лоерс Инкорпорейшн", чьего расположения так усердно добивался Себастьян. Виктория даже и представить себе не могла такую редкостную удачу. Она совершенно не представляла, как же все-таки ее брату удалось заманить к ним столь выдающегося человека в такой час, но ей-богу, сейчас она готова была расцеловать Ника с ног до головы.
   - Я слышала о Вас. Вы один из четырех владельцев целой монополии различных юридических фирм по всей Калифорнии. - С радостью ответив на крепкое рукопожатие, тот час произнесла она.
   - Совершенно верно. - Улыбнулся шатен.
   На вид ему было чуть больше пятидесяти. Довольно высокого роста, располагающей внешности, в шитом на заказ костюме и темно-рыжими усами - он, казалось, внушал доверие одним своим видом.
   - Итак, мисс Блэк, - вновь заговорил мужчина, - что же такого с Вами приключилось, отчего Вы не можете спокойно спасть по ночам?
   Тот час вспомнив о времени, Виктория сконфуженно улыбнулась в ответ.
   - Извините за столь поздний вызов, мистер Уилсон, но у меня к Вам и вправду очень срочное дело.
   Вновь сев в кресло, мужчина взял со стола заранее подготовленную ручку с блокнотом и вновь посмотрел на Викторию.
   - Я Вас внимательно слушаю.
   Глубоко вздохнув, Тори попыталась сконцентрироваться, чтобы более внятно объяснить свою проблему. Хотев было сеть рядом с отцом, она вдруг передумала и вместо этого подошла к зашторенному окну.
   - Мой бывший жених, а так же ведущий адвокат нашей семьи - Себастьян Райли сегодня угрожал мне тем... - Не зная как продолжить, она вновь тяжело вздохнула. - Он угрожал отобрать у меня ребенка.
   - У Вас есть от него ребенок? - Что-то записав себе в блокнот, сосредоточенно спросил мужчина.
   - У меня не может быть детей. - Вслух произнесла девушка.
   Удивительно, но это тяжкое признание слетело с ее губ достаточно легко и просто. Неужели она и впрямь смирилась со своей участью? От одной лишь этой мыли ее лицо омрачилось печалью.
   Оторвав свой взгляд от блокнота, Джон сочувственно улыбнулся.
   - Я очень сожалею, мисс Блэк.
   Не став углубляться в свои печали, Тори вновь постаралась принять неунывающий вид.
   - Дэвид не мой сын. Он обычный сирота, воспитывающийся в приюте "Белый ангел" при католическом монастыре. Этому мальчику всего через пару месяцев исполниться пять лет. Совсем ещё кроха по сравнению с основной массой трудных подростков, но в то же время уже слишком взрослый для того, чтобы иметь успех у приемных родителей. - Скорбно подытожила девушка. - Его уже дважды усыновляли и дважды возвращали обратно в приют. В свои почти пять этот мальчик уже давно не верит в пасхального зайчика и знает, как же на самом деле суров этот мир. Я познакомилась с ним только вчера утром, но за все это время мы очень сблизились и привязались друг к другу. Дэвид не против, чтобы я его усыновила, и я сделаю все, чтобы так оно и было. Однако сегодня вечером... - Не зная как продолжить, Виктория подошла к столу и, вытащив из кармана своего жакета несколько фотографий, положила снимки перед внимательно слушающим адвокатом. - Это я и Дэвид. Большинство снимков было сделано сегодня.
   - Откуда у Вас эти фотографии? - Взяв один из кадров в свои руки, тихо спросил шатен.
   - От Себастьяна.
   - И теперь Вам кажется, что он следил за Вами?
   - Определенно. - Уверенно кивнула Виктория. - Может не он сам, может это был лишь частный детектив, но он определенно был в курсе каждого моего шага.
   - А Вы не думаете, что, может, он Вас так сильно любит, что просто не может совладать с собой?
   - Что за бред? Конечно, нет. - Усмехнулась девушка. - Ему просто нужны деньги и престиж, а имея связь с нашей семьей - это самый верный способ достигнуть заветной цели.
   Еще немного повертев снимок перед собой, мужчина, наконец, отложил его в сторону и вновь что-то записал в свой блокнот.
   - Так чем же конкретно Вам угрожал мистер Райли?
   - Он сказал, что как можно скорее подыщет Дэвиду семью. - Упавшим голосом отозвалась блондинка.
   - Но разве это так плохо?
   Под внимательным взглядом Джона Уилсона ей захотелось поежиться. Объясняя ему подробности сложившейся ситуации, она чувствовала себя, словно на допросе, и при том, далеко не в роли подзащитной.
   - А кто сказал, что он найдет ему хорошую семью? - Начиная заводиться, Виктория перешла на тон выше. - Себастьяну не нужен этот мальчик. Ему все равно как сложиться его дальнейшая судьба. Он просто хочет отомстить мне за то, что я его отвергла. Он хочет забрать у меня Дэвида. Отобрать того, кто для меня очень важен.
   - Но мисс Блэк, Вы же сами сказали, что знаете этого мальчика всего лишь два дня. Это не такой уж огромный срок, чтобы...
   - Это неважно! - Перебила его девушка. - Многие родители перед усыновлением видели своего выбранного ребенка всего около часа или того меньше. Я же провела с Дэвидом два дня. И не только я прониклась к нему. Мальчик так же хочет быть со мной. Я нужна ему, понимаете?! Что с ним будет, если его возьмет кто-то другой, кому он будет не нужен? Что станет с мальчиком, если от него и в третий раз откажутся? В кого после этого он превратится?
   - Мисс Блэк... - Вновь начал адвокат, но остановить Викторию оказалось не так-то просто.
   - Я хочу усыновить этого ребенка. Хочу!
   - Мисс Блэк! - Немного громче проговорил мужчина, что несомненно подействовало на его буйную клиентку. - Поймите, я на Вашей стороне. Но для того, чтобы помочь Вам, мне нужно как следует разобраться в сложившейся ситуации.
   Немного успокоившись, девушка пристыжено улыбнулась.
   - Простите. - Едва слышно проронила она.
   - Присядьте, выпейте воды и постарайтесь взять себя в руки. - Продолжая говорить все тем же строгим голосом, продолжил мужчина. Подождав, пока его клиентка выполнит хотя бы первую часть просьбы, он, наконец, вновь заговорил. - Итак, Вы не хотите, чтобы Ваш бывший жених нашел Дэвиду новых родителей, которые, как Вам кажется, будут любить его не столь сильно, как Вы. А так же Вы хотите забрать этого мальчика себе. - Переведя взгляд с блокнота на Викторию, Джон слегка приспустил очки. - Так в чем же проблема? Нам всего лишь нужно подготовить пару нужных документов, и этот мальчик официально станет Вашим сыном.
   - Если бы всё было так просто. - Вдруг громко вставил Ричард Блэк.
   Вздрогнув от его голоса, Виктория обернулась. Она и забыла, что кроме нее и адвоката, в этой комнате так же присутствовал и ее отец. Взволнованно посмотрев в его лицо, она уже приготовилась увидеть в его глазах сплошное разочарование, однако взгляд Ричарда Блэка был тверд и непоколебим. Такой взгляд бы присущ ее братьям, но вот отца она таким ещё ни разу не видела.
   - У данного приюта существует ряд собственных нерушимых правил. - Спокойно продолжил отец. - Один из которых гласит о возможности усыновления ребенка лишь двумя родителями. То есть, для того, чтобы усыновить Дэвида Виктория должна быть замужней женщиной.
   Взметнув бровями, Джон Уилсон заинтригованно перевел взгляд с лица молодой женщины на бывшего священника.
   - А вот это уже интересно. - Протянул он. - Вы уверены, что это нерушимое правило и исключений в нем быть не может?
   - Уверен. - С некой долей сожаления подтвердил пожилой мужчина. - Сестра Мария - мать-настоятельница этого монастыря моя давняя знакомая. Сегодня мы очень долго обсуждали сложившуюся проблему. - Посмотрев в глаза дочери, Ричард печально вздохнул. - Она бы очень хотела помочь тебе, милая. Но, к сожалению, здесь бессильны человеческие чувства.
   Пораженно покачав головой, Виктория не знала, что и думать. Казалось мир рушиться у нее прямо под ногами. Она так надеялась на отца. Она так хотела поверить в чудо. И где же все то? Сначала Джеймс... Теперь и Дэвид...
   Заметив, как потерялась в лице белокурая женщина, Джон, наконец, решил вставить и свое слово:
   - Не волнуйтесь, мисс Блэк, для хорошего адвоката нет таких правил, к которым бы невозможно было подступиться с двух сторон. - Ободряюще заверил он, убирая блокнот в свой дипломат. - Я завтра же съезжу в тот приют и ещё раз обговорю детали этой части закона с матерью-настоятельницей.
   Поднявшись с кресла, он не спеша надел свое черное пальто.
   - А Вам, - вновь обратившись к своей клиентке, спокойно проговорил он, - я настоятельно рекомендую не сдаваться. Продолжайте и дальше навещать мальчика. Не теряйте надежду сами и не давайте потерять надежду ему. В конце концов, может этот мистер Райли всего лишь блефовал? Хотел в порыве злости уколоть Вас посильнее от того, что Вы так небрежно расстроили все его грандиознее планы. Но в итоге, завтра, когда он на все посмотрит более трезвым взглядом, он забудет о своих словах. Поверьте, такое бывает сплошь и рядом.
   - Мне бы Вашу уверенность. - Уныло улыбнулась ему Виктория.
   - Не волнуйтесь мисс Блэк, дело только начинается. - С этими словами Джон вновь крепко пожал ей руку, потом точно так же попрощался с ее отцом и направился в выходу.
   - Я Вас провожу. - Спохватилась девушка, выбегая следом за мужчиной.
   Проводив Уилсона до входной двери, Виктория едва заметно натянула губы в ответ на его бодрую улыбку.
   - Скажите, мистер Уилсон, каковы мои шансы на успех в этом деле? - Не сдержавшись, вновь спросила она. Ей не хотелось вот так заканчивать день. Ей нужна была хотя бы призрачная надежда, чтобы пережить эту ночь. Ей нужно было чудо.
   Прекратив улыбаться, Джон серьезно ответил:
   - Я сделаю все, что в моих силах, мисс Блэк - это я Вам гарантирую.
   Проводив удаляющегося адвоката взглядом, Виктория медленно закрыла за ним дверь. Словно в тумане она прошла до ближайшей софы и, сев на ее мягкие подушки, прикрыла лицо руками. Ей ни на что не хотелось смотреть. Она устала видеть лишь одни разочарования и боль. Что толку в деньгах, если в душе ты по-прежнему остаешься одинок?
   Почувствовав, как мягкие подушки софы изогнулись под лишним весом, взгляд Виктории нехотя выглянул из-под ладоней. Рядом с ней присел Ник.
   Безмолвно смотря на сестру, он лишь мягко улыбнулся в ответ.
   Ник, такой добрый и ласковый, он всегда был рядом. Всегда старался защитить свою маленькую сестричку от суровости их реального мира. Всегда мог выслушать и успокоить. И всегда ставил ее проблемы выше своих. Вот и сейчас, вместо того, чтобы пойти лечь спать, он сидел рядом с ней в полутемной гостиной, только чтобы хоть как-то подбодрить свою сестру.
   - Ты замечательный. - Тихо прошептала она, сжав его широкую ладонь в своей руке.
   - Я знаю. - Ещё шире улыбнулся мужчина.
   Столь явное самолюбие несколько позабавило девушку.
   - И от кого ты только набрался этой заносчивости? - Укорительно покачав головой, усмехнулась сестра.
   - Наверное, от Холта.
   Мгновенно стерев с лица былую ухмылку, Тори вновь протяжно вздохнула.
   - Он уехал, да? - Едва слышно спросила она, смотря в до блеска начищенный пол.
   - Ты же сама прогнала его. - Любезно напомнил ей брат. - Что ему ещё оставалось делать?
   - Он сказал, что ему больше подходит Даймонд. - Не сдержав обиженных ноток в своем голосе, расстроено произнесла она.
   - Мало ли, что он сказал? - Передернул плечами Ник. - Мы все всегда что-то говорим, о чем потом зачастую жалеем. А уж особенно в скандалах.
   Едва заметно кивнув в ответ, Тори вновь погрузилась в молчание.
   - Ладно, - легонько хлопнув ее по плечу, Николас встал на ноги, - иди спать, сестренка. С утра многие вещи кажутся не столь уж страшными, какими мы их представляем ночью. Тебе просто нужно отдохнуть.
   Вновь согласно кивнув, Тори все-таки прислушалась к совету брата и послушно удалилась в свою комнату. Сил на дальнейшие раздумья у нее просто не осталось. Поэтому стоило ей только очутиться в своей постели, как она тут же погрузилась в глубокий сон.
  
   С утра пораньше ее разбудил телефонный звонок. В течение нескольких минут ее секретарша - Розали Рэйнбоу подробно объясняла своей начальнице о некоторых неурядицах, возникших при оформлении заказа одними молодоженами. Так как упомянутые клиенты являлись детьми достаточно важных лиц в Сан-Франциско, то само собой им нужен был самый лучший сервис, которым, как они почему-то решили, обладает только начальница данного офиса. И вот, сначала эта молодая пара решила провести свой медовый месяц в каком-нибудь экзотическом месте на берегах живописной Азии. Забронировав номера-люкс в знойном Пукете, счастливые молодожены безмятежно направились домой. Однако сегодня за два дня до вылета молодые люди вновь посетили ее туристическое бюро с целью обменять экзотические берега Таиланда на более родные Гавайские.
   Виктория слегка нахмурилась. Голова с утра соображала туго. А уж иметь дело с нерадивыми молодоженами ей и вовсе не хотелось. Но работа требовала свое. Согласившись подъехать в течение часа, Тори поспешно позавтракала и направилась в офис, чтобы поскорее решить эту небольшую проблему.
   Однако через четыре с половиной часа эта проблема показалась ей вовсе не такой уж и небольшой. Сидя напротив своих клиентов, Виктория старалась как можно искренней изобразить на своих губах подобие вежливой улыбки, но с каждой новой секундой это становилось все трудней и трудней. То и дело украдкой наблюдая за стрелкой настенных часов, она мысленно представляла себе Дэвида ожидающего ее у ворот. Время было почти два. Она опаздывала на репетицию детского спектакля. Где-то поблизости замышлял свое предательство Себастьян. А она вместо того чтобы бороться за свое счастье, вынуждена сидеть здесь и выслушивать эти бессмысленные пререкания между двумя влюбленными.
   - А может, поедем в Париж? - Поджав губки, платиновая блондинка придирчиво взглянула на мужа.
   Сидящей в соседнем кресле молодой мужчина недовольно скривил губы.
   - Тогда уж лучше в Вегас. Там хоть нормальные развлечения есть и даже Эйфелева башня найдется.
   - Не хочу я в Вегас! - Перейдя на тон выше, бойко вставила девушка. - Тогда за нами обязательно увяжутся твои родители. К тому же я хочу побывать у настоящей Эйфелевой башни, а нее у ее мини-подобии!
   - А чем наша хуже? - Возмутился мужчина.
   - Да, как ты не понимаешь?! Франция - это же страна романтики. Это то место, где ты можешь отвлечься, увидеть что-то новое.
   - Ага, ты меня ещё в Россию позови.
   - Предлагаю вам вообще остаться дома. - Вдруг неожиданно вставила Виктория. - Так как с помощью обычного телевизора можно всего за один день посетить все те страны, между которыми вы оба так сильно разрываетесь.
   Глядя на то, как резко вытянулись лица весьма почетных клиентов, Виктория сконфуженно улыбнулась.
   - Простите. - Тихо произнесла она. - Видимо, на мне сказываются нервы.
   - Вы себя плохо чувствуете? - Чуть взволнованно спросила ее блондинка.
   - Да. - Уловив спасающую лазейку, поспешно согласилась Тори. - И как раз сейчас я опаздываю на прием к своему врачу.
   Быстро поднявшись со своего места, молодая женщина стремительно вышла из своего кабина. Оказавшись в небольшой фойе, она глубоко выдохнула, после чего подошла к одной из своих сотрудниц.
   - Рэйчал, будь добра, перейми на себя моих клиентов. Я опаздываю на важную встречу.
   Распорядившись по поводу ещё нескольких заказов, начальница наконец-то покинула офис.
   Была уже половина четвертого, прежде чем Виктория припарковалась у высоких ворот приюта.
   Вбежав в главное здание, девушка растерянно осмотрела пустынный холл. В помещении царила безмолвная тишина, от которой мороз пробегал по коже. Но наконец, заприметив сидящую на скамье монахиню, Тори прошла вперед.
   - Извините, что отвлекаю, но Вы не подскажите, где здесь проходит репетиция детского спектакля?
   Оторвавшись от читаемой библии, монахиня подняла голову.
   - Актовый зал находиться в самом конце коридора. - Заметив, как при ее словах блондинка уже было ринулась дальше, божья служительница негромко проронила ей вслед. - Но милочка, репетиция уже вот-вот кончится.
   Едва расслышав ее последние слова, Виктория во весь опор побежала по указанному направлению. Достигнув конца коридора, она распахнула широкие двери и оказалась на пороге просторного зала. Помещение было заполнено длинными рядами деревянных лавок, на которых тихо сидели монахини. В самом конце широкой комнаты располагалась небольшая сцена, где и происходила репетиция.
   Заняв одно из свободных мест у основания почти что крошечного помоста, Виктория скромно улыбнулась воззрившимся на нее монахиням и как небывало перевела взгляд на сцену, ища одного темноволосого мальчика. Но Дэвид заметил ее первым. Расплывшись в радостной улыбке, он кратко помахал своей гостье, после чего с ещё пущим рвением начал читать заранее выученные слова.
   Обрадовавшись тому, что малыш на нее не обижается, Тори и вовсе успокоилась, решив наслаждаться дальнейшим представлением.
   Легкий шум позади вновь обратил на себя взгляды всех присутствующих. Однако Викторию это уже не беспокоило. Она не собиралась пялиться на очередного человека, кто просто имел несчастье опоздать на обычную репетицию.
   Заслышав тихое шептание между монахинями, Виктория и вовсе усмехнулась. Да, похоже, к гостям здесь не привыкли.
   - Простите, у Вас свободно? - Послышался сбоку мужской голос, от которого она чуть ли не подпрыгнула.
   Медленно обернувшись к говорящему, девушка, казалось, потеряла дар речи.
   - Ты меня что, преследуешь? - С трудом шевеля губами, хрипло произнесла она.
   - Приходится. - Усмехнулся темноволосый мужчина. - Второй раз терять я тебя не собираюсь.
   Присев на соседнее сидение, Джеймс с интересом посмотрел на сцену.
   - Если бы ты мне раньше сказала, что тебя так увлекает искусство, я бы купил билеты в более представительное место.
   - Мне и здесь нравится. - Тихо буркнула в ответ блондинка.
   - Чем именно? - Усмехнулся Холт. - Стремлением заделаться под монахиню?
   - Джеймс, - метнув строгий взгляд в сторону собеседника, Виктория укорительно покачала головой, - на эту тему не шутят!
   - Хорошо, хорошо. - Капитулирующе приподняв ладони вверх, тут же кивнул он. - Значит, тебе просто нравятся небольшие детские сценки. Я понял.
   Вновь пристально посмотрев на репетирующих детей, брюнет сосредоточенно свел брови.
   - Ну и кто из них тот олень, что любил дружить со всей лесной оравой?
   Чуть не прыснув со смеху, Виктория вскользь заметила на себе неодобрительный взгляд пожилой монахини.
   - Ну, во-первых, то был всего лишь маленький олененок. - Тихо прошептала она. - А во-вторых, Бэмби совершенно непричастен к репетируемой пьесе.
   - Да? - Вполне серьезно спросил ее Джеймс. - Тогда что же они репетируют?
   Закатив глаза, Виктория покачала головой.
   - Белоснежку, разве не видно? - Решив подыграть в тон его дурашливости, сыронизировано улыбнулась она.
   Услышав детский гамм, Тори вновь повернулась к цене.
   Репетиция только что закончилась и вполне удовлетворенная воспитательница распустила свою группу. Нетерпеливые дети тут же разбежались по сторонам, намериваясь продолжить свои повседневные дела.
   Спрыгнув с помоста, Дэвид прямиком направился к ним.
   - Прости, что опоздала, малыш. - Поднимаясь с места, виновно произнесла Виктория. - Пришлось задержаться на работе.
   - Главное, что ты пришла. - Обхватив ее колени, радостно улыбнулся мальчик.
   Заметив наблюдающего за ними Джеймса, Виктория тихо кашлянула и отстранила от себя ребенка.
   - Дэвид, познакомься. Этого человека зовут Джеймс Холт.
   С любопытством оглянувшись, малыш критически оглядел сидящего на скамье брюнета. Наблюдая со стороны, Виктория могла поклясться, что именно в этот момент оба ее мужчины рассматривали друг друга, как потенциальные соперники. Но вот, видимо, сделав для себя некоторые выводы, Дэвид дружелюбно улыбнулся.
   - Так это тот парень, с кем ты вчера разговаривала по телефону? - Вдруг резво проговорил малыш. - А он уже знает?
   Заглянув в тревожные глаза Виктории, мальчик нерешительно перемялся с ноги на ногу.
   - Знает что? - Встав со своего места, заинтересованно спросил высокий брюнет.
   Поймав на себе пристальный взгляд черных глаз, Тори поспешно растянула губы в глуповатой улыбке.
   - О спектакле. - Быстро нашлась она и, вновь переведя взгляд на Дэвида, нарочитано небрежным голосом добавила. - Конечно, теперь он о нем знает.
   Ничего не ответив в ответ, мальчик лишь слегка кивнул головой.
   Не зная, что делать дальше, Виктория растерянно перевела взгляд с Дэвида на Джеймса.
   Пауза затягивалась, а они по-прежнему так и не сказали друг другу ни слова.
   Но вот, наконец, Джеймс опомнился первым. Перестав сверлить Викторию взглядом, он вдруг мягко улыбнулся малышу.
   - Интересная пьеса, только вот я не совсем понял, какого из семи гномов играл ты?
   Пораженно округлив глаза, Дэвид покосился на едва сдерживаемую смех блондинку.
   - Мы что, так плохо сыграли, что этот дядя даже не смог отличить "Спящую красавицу" от "Белоснежки"? - Громко прошептал он.
   - Нет, вы сыграли изумительно. - Тут же заверила его Виктория. - Просто этот дядя чересчур любит валять дурака.
   Встретившись с задорным взглядом Джеймса, она вдруг услышала его тихий смешок.
   - Ты же сама сказала, что это была "Белоснежка".
   Устало покачав головой, Тори подтолкнула Дэвида к выходу.
   Теперь, когда почти все монахини покинули свои места и в помещении остались лишь они втроем, вести беседу стало гораздо легче.
   - А ты разве не знаешь, что это две разные сказки? - Недоверчиво посмотрев на идущего сбоку мужчину, спросил мальчик.
   - Нет. К сожалению, в познании детских сказок я полный профан. - Пожал плечами высокий брюнет. - Но зато я очень хорошо разбираюсь в баскетболе.
   Мгновенно забыв свое былое недоумие, Дэвид радостно подпрыгнул на месте.
   - Класс! У нас на заднем дворе как раз есть кольцо!
   Словно договорившись между собой заранее, оба мужчины стремительно ринулись к двери, и тот час исчезли из вида.
   Оставшись одна в пустынном проходе, Виктория лишь ошеломленно ахнула.
   - Эй! - Наконец-то оправившись от легкого потрясения, громко закричала она. - Подождите меня!
   Когда она добралась до заднего двора, Джеймс уже вовсю резвился с Дэвидом. Сняв с себя теплый свитер, он остался лишь в кремовых брюках и белоснежной сорочке. Невольно залюбовавшись его крепкой фигурой, Тори прислонилась к стволу ветвистого дерева, росшего вблизи игровой площадки.
   Джеймс так виртуозно орудовал мячом, что вполне мог претендовать на звание лучшего игрока "NBA". А она даже и не подозревала об этом его тайном пристрастии к баскетболу. Закатав рукава по локти, он умело забрасывал мяч в кольцо, тем самым все больше завоевывая уважение Дэвида. Через пару минут мальчик уже был просто без ума от своего нового приятеля. Да и Джеймсу, похоже, он тоже понравился. По крайней мере, было видно, что ему и самому нравилось играть с этим малышом.
   Наконец, оставив ребенка наедине с мячом и поставленной задачей, брюнет отлучился с поля.
   - Хороший малый. - Подойдя к Виктории, произнес он. - Почему ты мне ничего не рассказала про Дэвида вчера? Думала, я не пойму вашей дружбы?
   Она метнула на него свой заинтригованный взгляд.
   - А сейчас разве понял?
   - Ну, - потянул он, прислоняясь плечом к тому же стволу, - зная твою безумную любовь к детям, думаю, это понять несложно.
   Поразмышляв ещё с секунду, мужчина, видимо, заключил для себя какие-то определенные выводы, после чего пристально посмотрел на собеседницу.
   - Ты мать от природы. Материнство олицетворяет всю твою целостность. И пока у тебя нет собственных детей, ты с радостью даришь свою любовь сиротам, наподобие Дэвида. Это нормально, Тори.
   Слегка улыбнувшись его словам, Виктория вновь повернула голову к тренирующемуся с мячом Дэвиду.
   Конечно, Джеймс был прав. Однако, что бы с ней сейчас было, не узнай она в свое время о своей проблеме? Встретила она тогда бы Дэвида? Прониклась ли бы к нему той любовью, с которой смотрела на него сейчас?
   Раньше она не ценила свои желания так, как мечтала о них сейчас. Раньше она жила настоящим, а сейчас то и дело смотрела в будущее.
   Внезапно раздавшийся радостный возглас мальчика вновь прояснил ее задумчивый взгляд.
   - Я попал. Я попал! - Со всех ног подбежав к Джеймсу, малыш возбужденно описал ему свой коронный бросок.
   - Молодец, парень. - Одобрительно хлопнув мальчика по плечу, изрек наставник.
   Поразительно как же быстро дети привыкают к взрослым. Как легко находят общий язык. Вот и сейчас, глядя, как Дэвид расцвел в довольной улыбке всего лишь от одной похвалы Холта, Виктория лишний раз призадумалась: а может, закон прав и Дэвиду действительно будет мало ее одной? Мать - матерью, но мальчику также нужен и отец. Ему нужна будет его крепкая рука, когда он будет ковыряться в двигателе своей первой машины. Нужна будет его поддержка, когда ему захочется поговорить с другим мужчиной. Да и, в конце концов, отец ему нужен даже на игровой площадке, чтобы научить искусно забрасывать мяч в баскетбольное кольцо.
   - А мы пойдем сегодня куда-нибудь? - С надеждой глядя на них обоих, взволнованно спросил малыш.
   - Да. - Тут же с готовностью кивнул ему Холт.
   - Нет. - Строго возразила Виктория, неодобрительно покосившись в сторону брюнета.
   Проигнорировав ее предупредительный взгляд, Джеймс потянулся за своим свитером, лежащим на одном из ветвей дерева.
   - Ты не хочешь идти с нами? - Приподняв брови, заключил он. - Что ж, твое дело. Нам будет тебя не хватать.
   Надев кофту, Джеймс протянул Дэвиду свою руку.
   - Пошли, парень. Посмотрим настоящую игру профессионалов. Сегодня как раз играют "Чикаго Буллс" против "Лос-Анджелес Лейкерс".
   - Вау! - Чуть ли не запищав от восторга, мальчик с готовностью вложил свою ручку в широкую мужскую ладонь. - Вот это класс! А ты будешь болеть за Коби Брайанта?...
   Это был подкуп. Чистой воды подкуп, но, похоже, эта тактика работала куда лучше ее массовых предложений о мороженом и походе в зоопарк.
   Видя, как они оба зашагали прочь, Виктория не выдержала. Подбежав, она резко развернула к себе Холта.
   - Я не разрешала тебе забирать с собой Дэвида!
   - Ты ему мать, чтобы запрещать? - С вызовом спросил мужчина.
   - А ты ему не отец, чтобы потакать его малейшим прихотям! - Тут же отчеканила девушка. - Лучше потакай желаниям своей взбалмошной Даймонд, а мальчика оставь в покое.
   Криво усмехнувшись, мужчина выпустил ладонь Дэвида, чтобы впритык развернуться к Виктории.
   - С чего ты взяла, что я потакаю ее желаниям?
   - Ну как же, любимая женщина может вертеть мужчиной как угодно.
   - Это уж точно. - Потемнев в глазах, глухо проронил Джеймс. - Вот только, что-то моя любимая женщина стала слишком активно пользоваться своим положением.
   - Это ты про Даймонд? - Деланно взмахнув бровями, усмехнулась она.
   Резко поймав ее за плечи, Джеймс с силой притянул буйную блондинку к себе.
   - Это я про тебя. - Сквозь зубы, прошептал Холт.
   Он стоял так близко. Впервые она по-настоящему осознала, как же ей не хватало его крепких объятий. Впервые так ясно поняла, как же сильно истосковалась по его горячим губам, по его телу... по его любви.
   - Пусти. - Больше из чувства собственного достоинства, нежели от истинного желания хрипло потребовала она.
   - И не подумаю. - Хищно усмехнулся он.
   - Ещё как подумаешь. - Начиная обретать прежние бунтарские нотки, более четко выговорила Виктория. - Я не хочу, чтобы ты меня обнимал. Я вообще не хочу, чтобы ты меня трогал!
   - Дэвид, - продолжая пристально смотреть в аквамариновые глаза своей белокурой воительницы, обратился к мальчику Джеймс, - запомни раз и навсегда: если женщина говорит тебе свое решительное нет, всегда воспринимай это как ее желаемое да. Уж поверь профессионалу!
   Внезапно притянув девушку к себе ещё сильнее, Джеймс беспощадно впился в ее мягкие губы своим резким, немного грубоватым поцелуем.
   Он ожидал какого-то сопротивления, ударов по спине, чудовищных проклятий со стороны Виктории. Но вместо этого она лишь сама поддалась ему навстречу, обхватив его шею своим руками. Поцелуй уже не был так груб, как вначале. Наоборот, с каждой новой секундой он приобретал все больше нежности...все больше страсти.
   У нее едва хватило сил, чтобы отстраниться от него.
   - Джеймс, - прислонив свой лоб к его лбу, дрожащим голосом прошептала она, - мы не можем... Здесь же Дэвид...
   - Подумаешь, я что, поцелуев что ли не видел. - Раздался поблизости насмешливый голос ребенка.
   Вновь встретившись взглядами, взрослые сконфуженно улыбнулись друг другу.
   - Думаю, он и вправду, кое-что знает о поцелуях. - С легкой хрипицей в голосе, подтвердил Джеймс. - Так что одним поцелуем меньше, один поцелуем больше...
   Она не стала дослушивать. Накрыв его губы своим губами, Тори вновь окунулось в то небывалое райское счастье, что так блаженно окутывало ее на острове.
   "Я люблю тебя... - То и дело кричал ее внутренний голос, пока Джеймс так умело отвечал на ее поцелуи. - Я люблю тебя..."
   - Вы только посмотрите, что они вытворяют! - Внезапно прервав их счастливую идиллию, прогремел вдалеке мужской голос. - И это Вы ещё называете примерными приемными родителями?!
   Пораженно замерев в мужских объятиях, Виктория медленно повернула голову.
   Прямо на них надвигалась тройка мужчин, большую часть которой она уже прекрасно знала. Отстраненно отодвинувшись от Джеймса, девушка взглянула на Дэвида, словно проверяя, что малыш все ещё с ней, после чего вновь посмотрела на приближающихся людей.
   Сдержанно улыбнувшись ей, Джон Уилсон задумчиво опустил взгляд. По его левую руку шествовал молодой незнакомец, одетый точно так же как и вся их группа в строгий черный костюм. Ей не очень-то понравилась его искусственная улыбка, но все же это было не самым страшным, так как возглавлял всю эту процессию никто иной, как Себастьян.
   - Как Вы вообще посмели утверждать, что столь аморальная пара может участвовать в воспитании маленького ребенка? - Возмущенно посмотрев на Уилсона, Себастьян повысил свой тон. - Чему они его научат? Мальчику же ещё нет и пяти!
   Ничуть не растерявшись от такого напора, Уилсон согласно кивнул головой.
   - Мистер Райли, конечно доля истинны в Ваших словах присутствует. Молодым людям не стоило так бурно показывать свои чувства в присутствии маленького ребенка. Предлагаю взять с виновных обещание впредь быть более сдержанными и забыть об этом небольшом недоразумении. По крайней мере, я в их действиях никакого преступления не увидел.
   - Это Вам так кажется. - Строго возразил блондин, оборачиваясь в его сторону. - При всем уважении к Вам, мистер Уилсон, эта пара перешла границы. Вы не можете не согласиться с этим!
   - При всем уважении к Вам, мистер Райли, - столь же надменным голосом проронил Джон, - мисс Блэк со вчерашнего дня является моей клиенткой и моя обязанность защищать ее от ложных обвинений!
   - Ложных?! - Не сдержался собеседник. - И это Вы называете ложными обвинениями? Мы все видели, как эти двое тискались при несовершеннолетнем ребенке!
   Заглянув в не на шутку встревоженные глаза Виктории, Джеймс неодобрительно сдвинул брови. Понятия не имея, что здесь происходит, он интуитивно вышел вперед, заслонив своей спиной Викторию с Дэвидом.
   - Послушай, Джон, - нехотя вставил он, - может, соизволишь объяснить, к чему здесь весь этот цирк?
   Не обращая внимания на возгласы собравшихся, Виктория с замиранием сердца следила лишь за Себастьяном. Его глаза полыхали ярым пламенем. Ничего хорошего не стоило ожидать от такого взгляда. Райли пришел с явным намереньем забрать Дэвида, и что-то ей подсказывало, что так просто он не сдастся.
   Прислонив хрупкое тельце к своим ногам, Тори ласково встеребила волосы на голове ребенка.
   - Мистер Холт, - тем временем продолжил Себастьян, - прошу Вас, не лезьте в это дело.
   Взгляд Джеймса окаменел. Пристально посмотрев на этого самонадеянного юнца, он вдруг холодно изрек:
   - Вы пока ещё не доросли до тех высот, чтобы давать мне советы. - Холодно проронил он, и, вновь переведя взгляд на Уилсона, на тон мягче спросил. - Я все ещё жду твоего ответа, Джон.
   - Прости Джеймс, я думал, ты знаешь... Ты же сам вызвал меня вчера ради этого дела.
   Пораженно вздохнув, Тори недоверчиво уставилась на спину стоящего перед ней брюнета. Конечно, настолько фамильярное обращение Джеймса к столь представительному лицу, говорило о том, что они уже очень давно знакомы. Но она никак не думала, что Уилсона вчера вызвал именно он, а не Ник.
   - Я вызвал тебя только для того, чтобы ты помог Виктории.
   - Что я и делаю. - Утвердительно кивнул шатен.
   - Как бы там ни было, - вновь вмешался Себастьян, - в этом деле уже все решено. Я забираю этого мальчика.
   - Только посмей. - Процедила сквозь зубы Виктория, сильнее прислонив к себе тело ребенка.
   Помахав перед собой какими-то бумагами, Себастьян довольно усмехнулся.
   - Закон на моей стороне, мисс Блэк. Я нашел для Дэвида замечательных религиозных родителей, которые уж точно не захотят, чтобы их будущий сын подвергался дурному воспитанию!
   Смело обойдя Джеймса, блондин встал перед Дэвидом.
   - Пойдем малыш, я уверен, тебе очень понравятся твои новые родители.
   Но Дэвид так явно не считал. Вместо того чтобы согласно кивнуть и пойти с этим надутым незнакомцем, он только ещё сильнее прижался спиной к Виктории.
   - Я не пойду. - Свирепо затрясся головой, прокричал он. - Мне не нужны новые родители. У меня уже есть мама! Я хочу быть с ней.
   Приподняв голову, Себастьян укорительно взглянул в глаза Виктории.
   - Как ты могла внушить ребенку столь небывалую надежду? У тебя нет на него прав. - Протянув мальчику свою ладонь, осуждающе проронил он. - Пойдем, малыш. Тебе пора.
   Резко оттолкнув от себя руку молодого адвоката, Дэвид упорно продолжал:
   - Я не хочу никуда уходить. Не хочу!
   Устав бороться с мальчишкой, Райли оглянулся назад.
   - Марк, забери ребенка. - Повелительно произнес он, пришедшему с ними незнакомцу. - Его будущие родители уже ждут у ворот и готовы вот-вот увезти мальчика с собой в Финляндию.
   - В Финляндию? - Ошеломленно переспросила светловолосая девушка. Умоляюще заглянув в глаза пожилому мужчине, она хрипло произнесла. - Мистер Уилсон...
   - У меня есть все необходимые документы для того, чтобы забрать ребенка. - Вновь потрясся перед своим носом пачкой бумаг, твердо произнес блондин. - Даже сама мать-настоятельница одобрила данный выбор. Так что, поздно, Виктория. Отдай ребенка.
   Все ещё не веря во все происходящее, Тори недоверчиво покачала головой.
   - Но Финляндия - это же так далеко. Я же совсем не смогу его видеть.
   - Увы, мисс Блэк, - сокрушенно вздохнул Уилсон, - но даже если бы Дэвида усыновила типичная американская семья, вам бы все равно пришлось расстаться.
   - Но я не отдам. - Вдруг резко выкрикнула девушка. - Вы не имеете права!
   - Простите, мисс, но все уже решено. - Глухо проронил подошедший незнакомец, и, подняв на руки упирающегося мальчика, поспешно отстранил его от белокурой женщины.
   Видя, как кричащего весь голос Дэвида уносят от нее, Виктория почувствовала слабость в коленях.
   - Мама, - смотря из-за плеча незнакомого мужчины, прокричал малыш, - мамочка! Не отдавай меня им!
   Бешеный стук собственного сердца слегка заглушил эти крики. На плечи надавила такая усталость, словно весь мир готов был обрушиться на нее в одночасье. Едва устояв на ватных ногах, Виктория вновь посмотрела на своего адвоката.
   - Я прошу Вас, - сквозь наступающие слезы, тихо выдавила она, - сделаете же что-нибудь! Я не могу им вот так отдать ребенка. Дайте нам время хотя бы нормально попрощаться.
   - Мои клиенты против того, чтобы их сын общался с этой ненормальной! - Грубо вставил Райли.
   - Дэвид ещё не их сын! - Укорительно посмотрев на молодого коллегу, строго напомнил Уилсон. - Соблюдайте условности, Райли. Я ещё не осмотрел Ваши документы, так что ни о каком законном опекунстве не может быть и речи.
   Джеймс уже порядком устал от этого спектакля. Не имея привычки влазить в то, что его не касается, он готов был и дальше оставаться пассивным наблюдающим. Однако слезы Виктории и столь грубое отлучение Дэвида не могли оставить его равнодушным.
   - Черт возьми, Уилсон, - теряя терпение, жестко произнес он, - хоть ты мне объясни, что здесь происходит?
   - Я пытаюсь помочь мисс Блэк усыновить Дэвида. - Отозвался шатен.
   Его словно поразило молнией. Изумленно изогнув брови, Холт недоверчиво переспросил:
   - Усыновить?!
   - А ты что не знал? - Насмешливо усмехнулся Райли, переводя взгляд с ошеломленного лица Джеймса на Викторию. - Ты ему даже этого не рассказала?
   Увидев, как губы Себастьяна расплываются в мстительной улыбке, Викторию чуть не стошнило. Как же он был мерзок...Мерзок и алчен.
   - Догадайся, почему она здесь? - Довольно продолжил молодой мужчина. - Догадайся, почему она так стремиться усыновить чужого ребенка, вместо того, чтобы выбрать достойного мужа и завести своих собственных детей?! Стала бы нормальная женщина дни напролет проводить в этом приюте, балуя чужого ребенка? Ты ещё не догадался, почему она это делает? - Насмешливо заглянув в глаза Холту, Райли театрально развел руками. - Всё очень просто: наша мисс святоша...
   Резкий удав в челюсть сбил его с ног.
   - Заткнись, ублюдок. - Яростно прошипел брюнет.
   Поднявшись на ноги, Себастьян слегка прикоснулся к месту удара и, болезненно поморщившись, вытер с нижней губы каплю крови.
   - Будь уверен, ты мне дорого заплатишь за этот удар. - Сквозь жгучую боль, цинично улыбнулся он.
   - Если бы деньги решали все, то клянусь, у меня бы их хватило на то, чтобы стереть с лица земли такую мерзкую тварь, как ты. - Выплюнув эти слова ему в ответ, Джеймс с отвращением поморщился.
   Джон тут же занял дипломатичную позицию. Подойдя к Холту, он успокаивающе сжал его плечо.
   - Успокойся сынок. С этим парнем лучше не играть. Продолжишь, и он тебя по судам затаскает.
   - Плевать. - Ничуть не сожалеющим тоном, отозвался он. - Это стоило того.
   Тем временем, отряхнув свои брюки, Себастьян гордо выпрямился и, в последний раз оглянувшись на коллегу по профессии, намного сдержанней добавил:
   - Если Вас все ещё интересуют документы на усыновление, то советую, как можно быстрее посетить кабинет настоятельницы. Я несу их на подпись.
   С этими словами он не спеша направился к главному входу в приют.
   Все ещё пребывая в пространственном шоке, Виктория молча подошла к высокому дереву. Сил держаться у нее уже не было, поэтому прислонившись спиной к широкому стволу, она отстраненно посмотрела вдаль, невольно встретившись с взглядом черных глаз.
   Джеймс не смотрел вслед удаляющемуся Райли. Он даже не смотрел на так упорно что-то вталкивающему ему Уилсону. Все его внимание было сконцентрировано лишь на ней.
   В его глазах так ясно читались укор и осуждение. Новым ударом невыносимой боли это вновь укололо ее и в без того кровоточащее сердце. Она видела в его глазах тот упрек, от которого мурашки бежали по коже, но все же не отвела взгляда.
   Джеймс молчал. Он просто смотрел на нее, не требуя как-либо объяснений. Просто смотрел...
   А потом он ушел. Ушел резко и без промедлений.
   - Джеймс... - Слабо прошептали ее губы, вслед удаляющейся фигуре любимого мужчины.
   Но он не услышал. А если бы и услышал, то вряд ли б остановился.
   Ее ноги подкосились. Медленно сползая по шершавой поверхности ствола, она села прямо на землю.
   - Мисс Блэк, - взволнованно произнес Джон, подбегая к побледневшей девушке, - мисс Блэк, как Вы?
   Его голос немного отрезвил ее затуманенное сознание. Попытавшись встать, она встряхнула головой.
   - Я должна поговорить с матерью-настоятельницей. Я должна вернуть Дэвида!
   - В таком состоянии я бы лучше посоветовал Вам поехать домой и отдохнуть, а все разговоры и разбирательства оставьте мне. Хотите, я попрошу своего помощника отвести Вас домой?
   Отрицательно покачав головой, Виктория сквозь стоящие в глазах слезы посмотрела на заботливое лицо Джона.
   - Вы не понимаете, - не совсем внятно произнесла она, - я должна вернуть хотя бы его! Я не такая сильная, чтобы потерять в один день их обоих!
   Печально поджав губы, Джон помог ей подняться на ноги.
   - Виктория, если у нас ещё существует хоть малейшая надежда оставить Дэвида с Вами, поверьте, я обязательно ей воспользуюсь. Но Ваше присутствие в кабинете только ещё сильнее обострит и так не простую ситуацию. Лучше езжайте домой, а вечером я сам приеду к Вам и все расскажу.
   Ее сердце не хотело соглашаться, но все же разум настойчиво твердил, что Джон прав.
   Слабо кивнув в ответ, она вновь прислонилась к дереву.
   - Вот и хорошо. Оставайтесь здесь. Я сейчас направлю к Вам своего помощника.
   Оставшись одна посреди заднего двора, девушка поежилась. Так остро свое одиночество она ещё никогда не чувствовала. Она думала, что будет готова к этому. Думала, что сможет с этим жить, но сейчас ей стало страшно, как никогда. Боль от потери, боль от разрыва настолько сильно пронзала ее грудь, что долго сдерживаться она просто не смогла бы.
   Еле как доехав до дома, Виктория поблагодарила молодого помощника Уилсона за то, что он так любезно согласился подвести ее до дома, после чего поспешно направилась в свою спальню. Внезапно раздавшийся из соседней комнаты веселый смех Джуниора совсем ослабил ее силы. Запершись в своей спальне, она закрыла уши руками. Впервые в жизни ей не хотелось слышать этот счастливый детский смех. Не хотелось видеть улыбающееся лицо Джейн, которая вот-вот готовилась стать матерью и второго ребенка. Не хотелось видеть довольный и такой гордый взгляд Стивена - почетного отца семейства. Она не хотела завидовать чужой семье, потому как знала, что такой же заботливой и любящей семьи у нее уже никогда не будет.
   Слезы душили ее изнутри. Доковыляв до своей кровати, девушка легла поверх шелковой накидки и горько зарыдала в подушку.
   Прошел не один час, прежде чем в ее дверь тихо постучали. Джон Уилсон освободился только к одиннадцати вечера, после чего он, как и обещал, сразу же направился к Виктории.
   - Мисс Блэк, - послышался за дверью тихий голос, - мисс Блэк, откройте.
   Ее окна были плотно зашторены. В комнате было очень темно, и лишь слабая полоска света, просачивающаяся из-под двери, ясно говорила ей о том, что время уже очень позднее.
   Поспешно встав с кровати, она включила свет и наконец-то открыла дверь.
   Джон не стал ждать дальнейшего приглашения. Зайдя внутрь, он внимательно посмотрел на девушку. Она выглядела очень усталой. Некогда красивый легкий макияж теперь растерся по всему лицу из-за непрекращающихся слез. Посмотрев на нее взглядом не опытного адвоката, а самого обычного человека, Уилсон сочувственно улыбнулся.
   - В доме почти все спят. Я сказал вашему дворецкому, что вы меня ждете, и он сразу же направил меня сюда. - Словно оправдываясь, изрек мужчина. - Надеюсь, Вы не против, поговорить со мной здесь?
   Не сразу поняв, что он имеет в виду ее спальню, она слегка нахмурилась.
   - Ах, это... - Наконец-то догнав его мысль, тихо проронила она. - Нет, все нормально. Присаживаетесь на диван.
   Ей не терпелось узнать подробности минувшей встречи с матерью-настоятельницей и еле как дождавшись пока мужчина воспользовался ее предложением, она сразу же задала новый вопрос:
   - Что с Дэвидом?
   Джон на мгновение печально опустил взгляд.
   Ей и не нужен был больший ответ, чтобы понять, чем все закончилось.
   - О, Боже... - Прошептала она, пораженно садясь на кровать.
   - Мне жаль. - Послышался сочувственный голос из противоположной стороны комнаты. - Я не смог противостоять доводам Райли.
   - Это все из-за того поцелуя? - Вдруг резко спросила девушка.
   - Нет, мисс Блэк. Райли действительно подготовил все необходимые документы. Нашел родителей, которых бы одобрил и закон, и сама мать-настоятельница. Я ничего не мог поделать.
   Взгляд Виктории снова поник.
   - Значит, они забрали Дэвида... - Опустошенно посмотрев в пол, она нервно заломила руки.
   Они просидели так около пяти минут. Никто не проронил ни слова. Виктория по-прежнему бездонно смотрела себе под ноги, а Джон молча наблюдал за ней. Ему не хотелось оставлять девушку в таком состоянии совсем одну, но что ещё он мог сделать?
   Наконец, выйдя из транса, Тори вновь подняла голову.
   - Спасибо вам, мистер Уилсон. Я знаю, Вы сделали все, что было в Ваших силах. И я очень благодарна за то, что Вы вчера вообще к нам приехали.
   Слегка улыбнувшись, Уилсон поднялся на ноги.
   - Признаюсь откровенно, мисс Блэк, я бы не приехал, если бы не звонок Джеймса.
   Услышав это имя, Виктория опустила взгляд. Ей не хотелось сейчас говорить о нем. Его обвинительный взгляд все ещё терзал ее память, а боль от этого становилась только сильней и мучительней.
   Но все же и сдержать она себя не смогла. Словно помимо воли, Виктория вновь подняла голову и посмотрела на Джона.
   - Вы ведь уже давно знакомы с Джеймсом. Да?
   Мужчина тепло улыбнулся.
   - Я был доверенным адвокатом их семьи ещё при жизни Роберта Холта - отца Джеймса... Джеймс для меня все равно, что сын. Я видел, как он рос.
   Понятливо кивнув в ответ, Виктория тоже поднялась на ноги.
   - Я ещё раз хочу сказать, что сожалею о случившемся. - Вновь произнес Уилсон, протягивая на прощание ей свою руку. - Каким бы опытом не обладал я, какую бы огромную значимость не имел Джеймс, мы оба оказались бессильны против закона.
   Рассеяно переведя взгляд со сжимающей ее ладонь мужской руки на лицо адвоката, девушка непонимающе свела брови.
   - А причем здесь Джеймс?
   - Он так же присутствовал при рассмотрении этого дела. - Просто ответил собеседник.
   - Присутствовал? - Недоуменно переспросила Виктория, словно не могла поверить в реальность этих слов. - И что же он делал?
   Слегка пожав плечами, Джон направился к двери.
   - В основном просто слушал... Внимательно слушал.
   - И что? Он пришел с Вами? - С нескрываемой надеждой в голосе, взволнованно спросила она.
   - Нет, мисс. Насколько мне известно, после окончательного решения настоятельницы он уехал в противоположном от Вашего дома направлении. - Открывая дверь, произнес мужчина.
   Маленькая искорка надежды, что ещё секунду назад так ясно светилась в ее глазах, теперь угасла насовсем. Нервно усмехнувшись самой же себе, Виктория понятливо кивнула.
   Джон уже покинул ее спальню, выйдя в широкий коридор.
   Спохватившись, рассеянная хозяйка вышла вслед за своим гостем.
   - Я провожу Вас.
   Пока они молча спускались вниз, она то и дело представляла себе молчаливого Джеймса, слушающего обвинительные реплики Себастьяна. Худшего и придумать было нельзя.
   Проводив адвоката до двери, Виктория в последний раз попрощалась с Джоном, после чего прошла в соседнюю пустынную гостиную.
   В доме было тихо. Лишь слабый треск поленьев, горящих в камине, успокаивающе ласкал ее слух.
   Опустошенно присев на мягкую софу, девушка закрыла лицо ладонями.
   Сегодня она потеряла всё.
   Сегодня разбились на миллион осколков все ее самые заветные мечты.
   И уже сегодня наступил ее двадцать пятый день рожденья.
   Горестно усмехнувшись такому событию, девушка отстраненно посмотрела на огонь.
   - Простите, мисс Блэк... - Послышался с порога тихий голос.
   Оглянувшись, Виктория увидела в двери их дворецкого. Обычно тихий и неприметный, он всегда бродил в тени, чтобы не выделяться и не тревожить хозяев. Последнее у него получалось просто изумительно. Виктория и на самом деле порой просто забывала о наличии в доме кого-то ещё, кроме своих родных.
   Мужчина вышел из тени.
   - Так как на завтра Вы дали распоряжение о роспуске всех слуг, то позвольте мне сейчас поздравить Вас с днем рождения, ведь он как раз только что наступил. - Улыбнулся он. - С днем Рождения, мисс Блэк. От всей души желаю Вам, чтобы в этот день все Ваши мечты исполнились.
   Слабо улыбнувшись в ответ, Виктория благодарно кивнула.
   - Спасибо, Майлс.
   Она держалась изо всех сил, стараясь изобразить улыбку более счастливой и беззаботной, но как только мужчина скрылся из вида, ее былое самообладание тут же сошло на нет.
   Забравшись с ногами на софу, девушка уронила голову на колени и беззвучно зарыдала под тихий треск догорающих поленьев.
   Она не знала, сколько ещё просидела в таком положении. Ее слезы почти иссякли, однако сбивчивое дыхание никак не отпускало ее то и дело вздрагивающую грудь.
   Казалось, у нее не было сил даже на то, чтобы просто встать на ноги и подняться в спальню.
   Мертвое одиночество, царившее в просторной комнате, будто поглотило все вокруг, и теперь украдкой подбиралась к ней. Но она больше не хотела сопротивляться. Она так устала бороться. Так устала проигрывать...
   Внезапно почувствовав легкое тепло на своих ладонях, девушка сморгнула остатки слез и непонимающе посмотрела на свои руки.
   Ее холодные пальцы были накрыты горячими мужскими ладонями. Медленно приподняв голову, она наконец-то перевела взгляд на обладателя столь успокаивающего тепла... И не поверила своим глазам.
   Прямо перед ней на корточках стоял Джеймс.
   Виктория недоверчиво моргнула. В блике огненных лучей его лицо выглядело особенным. Сейчас оно не отдавало той деланной красотой, которую многие привыкли видеть на экранах. Сейчас оно было другим. Таким теплым... Таким родным...
   Нехотя высвободив свои пальцы из-под его широкой ладони, она очень медленно протянула руку к его лицу. Ей нужно было поверить, что это не иллюзия, ибо своим глазам она сейчас совсем не доверяла.
   Словно боясь дотронуться до бесценного сокровища, ее пальцы лишь слегка прикоснулись к его щеке.
   Он прикрыл глаза.
   Его кожа была такой теплой, что, казалось, ни один огонь на свете не сможет согреть ее плоть сильнее.
   Виктория уже было собралась отстранить свою руку, как вдруг Джеймс вновь посмотрел на нее. Нежно перехватив ладонь, он поцеловал ее тыльную часть и вновь приложил к своей щеке.
   - Джеймс... - Слабо прошептала она.
   - Молчи. - Приложив указательный палец к ее полураскрытым губам, так же тихо отозвался он.
   Она не стала спорить. Сидя напротив него, она просто молча смотрела на него. Его лицо выглядело слегка поникшим и усталым, однако в глазах отчетливо светилась самая настоящая нежность и любовь. Хотя сейчас она ни в чем не была уверена. Возможно, это лишь озорной блик угасающего огня сыграл с ней эту злую шутку и ей все это только кажется. Возможно, в своем горе она совсем впала в забытье и Джеймс ей только сниться.
   Но вот ее иллюзия вновь приподняла свою руку и точно так же, как и она, ласково прикоснулась к ее лицу.
   Ее щеки были до сих пор влажными. Медленно стерев с них последние слезинки, Джеймс нежно обвел кончиками пальцев вдоль ее бровей, вскользь провел по переносице и наконец, очень осторожно очертил контур мягких губ.
   Она хотела прикрыть глаза, чтобы в ещё большей степени ощутить всю ту нежность, что так безоговорочно дарили его прикосновения. Но не сделала этого. Она не хотела даже моргать, опасаясь, что он вот-вот исчезнет.
   Но он был рядом. Неважно как он здесь оказался, главное он был с ней.
   Его нежность сводила с ума и заставляла мучиться в сладостной агонии. Не стерпев, Тори все же закрыла глаза и глухо выдохнула.
   Его рука скользнула вниз к самому вырезу ее светлой блузки. Почувствовав его пальцы на своей груди, девушка шумно втянула в себя воздух. Ее дыхание участилось. Стук собственного сердца с каждой новой секундой все отчетливее слышался в собственных ушах. Она еле сдержалась, чтобы не закричать, не попросить, не умолять его об этом сладостно-мучительном продолжении. Но Джеймс и сам уже не мог сдерживаться. Наклонившись к ней, он осторожно прикоснулся губами к ее уху, после чего стал медленно спускаться вниз. Места на коже, где проходила дорожка, оставленная его поцелуями, горели раскаленным огнем.
   Отклонившись на мягкие подушки, Тори настойчиво потянула за собой Джеймса.
   Он слегка наклонился вперед, однако так и не перешел на софу. Вместо этого он встал на колени и, оторвавшись от ее шеи, вновь взглянул на нее.
   - Тори, посмотри на меня...
   Едва расслышав его слова, Виктория открыла глаза.
   Ее взгляд был затуманен. Дыхание шумным и глубоким. Однако все ее действия говорили сами за себя. Решительно прикоснувшись к его белоснежной сорочке, Виктория нетерпеливо потянула ее на себя.
   Но Джеймс не поддался. Его взгляд по-прежнему оставался задумчивым, готовым в любой момент принести новую неожиданность, но тем не менее его руки уже нетерпеливо расстегивали перламутровые пуговички ее блузки. Когда наконец с надоедливыми пуговицами было покончено, он с жадностью наклонился к ее груди, облаченной в белый кружевной бюстгальтер. Однако, так и не дойдя до заветной цели, мужчина резко остановился. В соблазняющей ложбинке между грудей вдруг блеснул красный камень.
   Приподняв подвеску на своей ладони, брюнет недоверчиво посмотрел в лицо белокурой девушке.
   Виктория ничего не могла сказать в ответ, она лишь смущенно улыбнулась, но сейчас этого для него оказалось вполне достаточно.
   Резко приподнявшись вверх, Джеймс с небывалой страстью вонзился в ее податливые губы.
   Сил терпеть больше не было. Обхватив его плечи своими руками, Виктория сама прижалась к нему. Его язык дарил немыслимые ощущения. Глухо простонав, Тори вновь провела своей ладонью вдоль широкого туловища, пока, наконец, не достигла самой твердой части его тела. Медленно проведя ладонью вдоль выпирающего бугра на его брюках, она лишь ещё неистовей ответила на поцелуй.
   Чувствуя, что ещё совсем немного и они оба потеряют контроль, Джеймс все же нашел в себе силы и решительно отстранился от сладостных девичьих губ.
   На протестующий взгляд Виктории, он лишь слабо усмехнулся и, резко подняв ее на руки, поспешно направился к лестнице.
   Обхватив его шею руками, девушка лишь счастливо прижалась к нему. Она не верила во все происходящее. Да и как вообще в это можно было поверить? Но, тем не менее, Джеймс сейчас здесь... с ней...
   Добравшись до второго этажа, мужчина бесшумно прошел вдоль тускло освещенного коридора. Он лишь однажды издали видел дверь, ведущую в спальню Виктории, поэтому ориентируясь на слабое чутье, которое на данный момент было никуда не годно, Джеймс прикоснулся к позолоченной ручке одной из дверей.
   - Не эта. - Послышался над ухом насмешливый шепот Тори, - моя дверь следующая. Эта спальня Стивена и Джейн.
   Мгновенно убрав руку с прохладного металла, Джеймс шумно выдохнул и последовал дальше.
   Когда же они, наконец, оказались у верной спальни, мужчина нетерпеливо распахнул дверь и, зайдя внутрь, тут же закрыл ее ключом, торчащим в замочной скважине.
   В комнате стояла непроглядная тьма, поэтому опустив девушку на ноги, он тихо попросил:
   - Включи свет.
   Согласно кивнув, Виктория по памяти подошла к прикроватной тумбочке и зажгла ночник.
   Вся комната тут же озарилась тусклым светом.
   Она оглянулась. Джеймс стоял на том же месте - прямо в центре ее спальни. Такой мужественный и неповторимый, такой родной и любимый...
   Она окончательно сняла с себя расстегнутую блузку и тут же принялась за брюки.
   Джеймс внимательно следил за ее действиями, словно стараясь запомнить каждое ее движение. Наконец, когда она осталась лишь в нижнем белье, Виктория не спеша откинулась на прохладную материю шелкового покрывала.
   Смотря на него снизу вверх, она ждала его дальнейших действий. И вот, наконец, он окончательно поддался. Расстегнув плотные манжеты и пару верхних пуговиц, он прямо через голову стянул с себя рубашку, а вскоре и всю остальную одежду.
   Джеймс стоял совсем нагой. И он был прекрасен. Мягкий свет ласково скользил вдоль его атлетического тела. Словно ожившая статуя греческого бога, он безмолвно возвышался над ней. Но вот, наконец, забравшись к ней на ложе, ее бог прилег рядом.
   Почувствовав его широкую ладонь на своем обнаженном животе, Виктория блаженно вздохнула. Она хотела, чтобы он трогал ее. Она хотела, чтобы он ласкал ее плоть. Она горела желанием вновь почувствовать его внутри себя. Вновь стать с ним единым целым.
   Но Джеймс не спешил.
   Медленно проведя рукой вверх, он проворно избавил ее от ненужного бюстгальтера. Обхватив ее левую грудь своей ладонью, он стал нежно сжимать упругую округлость, пока наконец его пальцы не сомкнулись на розовом бугорке. Ее сосок затвердел, будто специально призывая его рот к дальнейшим ласкам. И вновь в который раз Джеймс безоговорочно поддался этому призыву. Медленно наклонившись к возбужденному соску, его язык нежно прорисовал влажную полоску вокруг его основания.
   Виктория тяжело задышала, отчего ее грудь только сильнее привлекла изголодавшееся мужское внимание. Вобрав в себя этот розовый бугорок, Джеймс слегка прикусил его, отчего в комнате тут же послышался страстный девичий стон.
   Виктория пыталась сдержаться. Вцепившись в шелковую материю под собой своими ногтями, она ловила воздух ртом, словно вновь утопала в морской пучине. Казалась ещё немного, и она совсем разучится дышать. Но самая сладкая и невыносимая мука началась лишь тогда, когда его пальцы заскользили вниз, прямиком к ее трусикам.
   Дотронувшись до кружевной материи, Джеймс нежно провел по ней ладонью. Он не спешил избавлять ее от последней части одежды. Наоборот, будто ощупывая ткань на мягкость, мужчина стал медленно проводить по ней кругообразные движения, пока, наконец, не достиг именно той цели, о которой так долго мечтал. Почувствовав ее влагу, он слегка отодвинул прочную материю и проник в нее пальцем.
   Виктория выгнулась ему на встречу. Больше сдерживаться она не могла. Начав двигать своими бедрами в такт движениям его руки, она тихо застонала.
   Чувствуя, как с каждым новым проникновением ее движения становятся все резче, Джеймс одним рывком снял с ее ног кружевную материю и наконец, оказавшись меж ее бедер, резко притянул Викторию к себе.
   Боль и нежность слились воедино. Почувствовав, как ее тело наливается сладостной истомой, Виктория приоткрыла глаза и ласково улыбнулась своему открытию. Придерживаясь на руках, он навис над ней. Его глаза излучали то непомерное счастье, которое сейчас так же переполняло и ее душу. Обняв Джеймса как можно крепче, она обхватила его спину ногами, помогая ему как можно глубже войти в ее плоть.
   С каждым новым толчком он проникал в самые сокровенные недра ее сознание. Он был для нее всем: самым любимым, самым нежным и родным. И сегодня, сейчас он был только ее. Пускай это будет лишь сон, пускай это будет лишь одно мгновение, но сейчас он всецело принадлежал только ей. Почувствовав зарождающееся внутри напряжение, Виктория в последний раз выгнулась ему навстречу и вновь закрыла глаза.
   Ее громкий крик вовремя предотвратил лишь его страстный поцелуй. Наблюдая за тем, как она начала биться в сладостных конвульсиях, Джеймс только крепче обнял ее. Когда же, наконец, ее тело перестало дрожать, а шумное дыхание выровнялось, он вновь приподнялся и, немного отодвинувшись, лег рядом.
   Почувствовав неуютную прохладу на своей коже, Виктория тут же тревожно открыла глаза. Но он был рядом. Все ещё с ней...
   Нежно улыбнувшись, она сама перекатилась на бок и примкнула к его обнаженному телу.
   Они вспотели и устали, но все же им обоим безумно хотелось ещё. Поэтому не став спорить, Джеймс вовсе не сопротивлялся, когда ее маленькая ладошка начала свои озорные исследования вдоль его расслабленного тела...
   Они уснули лишь под утро. Утомившись любовными утехами, Виктория прислонила свою голову к широкому плечу, обхватила мужское тело руками и сладостно зевнула.
   Они оба не хотели портить эту ночь бессмысленными разговорами. Они оба слишком устали для выяснения отношений. И они оба были безумно счастливы, засыпая в крепких объятиях друг друга.
  
   Громкий звук разбившегося стекла внезапно пробудил ее ото сна. Сонно моргнув, Тори потянулась всем тело. Лёгкая боль в районе паха мгновенно напомнила ей о прошедшей ночи. Резко обернувшись, Виктория недоуменно свела брови. В своей постели она лежала совершенно одна. Оглядев всю комнату, девушка присела.
   Джеймса нигде не было.
   Быстро надев на себя длинный шелковый халат, блондинка соскочила с кровати и заглянула в свою ванную.
   Пусто. Джеймс словно исчез.
   - Нет. Нет. Нет. - Запустив пальцы в свои взлохмаченные после их ночного безумия волосы, самой себе прошептала она. - Этого не может быть.
   Выглянув в коридор, Виктория увидела Джейн и в компании своей тетушки.
   - О, а вот и именинница проснулась! - Радостно улыбнулась ей подруга. - Что-то ты сегодня поздно встала. На тебя это не похоже.
   - Не могла долго заснуть. - Тут же нашлась Виктория.
   Оглядев коридор, девушка недоуменно изогнула брови. Стены были украшены искусно подобранными цветами. На потолке же висели разноцветные гирлянды.
   - Что это вы делаете? - Чуть строго спросила она.
   Джейн тут же ещё шире улыбнулась в ответ.
   - Знаю, знаю. Ты говорила, что никакого праздника тебе не нужно. Но все же, сегодня твой день рожденья. А ведь двадцать пять лет исполняется только раз в жизни.
   - Как и двадцать шесть и двадцать семь... - Любезно подчеркнула блондинка.
   Глубоко вздохнув, Тори ещё раз оглядела нарядное помещение. Что ж, она должна признать, что все это выглядело просто здорово.
   - Красиво. - Наконец произнесла она.
   - Тебе нравится, да?! - Радостно хлопнула в ладони Джейн. - Подожди, ты ещё первый этаж не видела.
   Ошеломленно округлив глаза, Виктория, наконец, согласно кивнула. Спорить с семейством Блэк было бесполезно. Это были одни из самых упертых людей, которые когда-либо существовали на планете... В том числе и она сама.
   Однако совсем не декорации ее сейчас так чрезвычайно интересовали. Плюнув на свой внешний вид, Виктория вышла в коридор.
   - Осторожно! - Вдруг громко предупредила Джейн. - Не наступи на стекло!
   Опустив голову, блондинка увидела осколки разбившейся лампочки, которая видимо и разбудила ее несколькими минутами раньше.
   - Мы разбили одну лампочку. - Пояснила брюнетка. - А осколки пока не убрали.
   - Ничего. Это на счастье. - Тотчас махнув в сторону разбившегося стекла, произнесла Аманда. - Кстати, дорогая, прежде чем спускаться, тебе бы не помешало причесаться для начала.
   Смущенно улыбнувшись, Виктория сделала шаг назад.
   - Да, конечно. - Нехотя, согласилась она. Уже было закрыв за собой дверь, она вдруг вновь обратилась к двум женщинам. - А вы случайно не знаете, кто сейчас дома?
   Поймав недоуменный взгляд подруги, Тори поспешно добавила:
   - Я имею в виду, уже все собрались?
   - Ну, да, - не совсем понимая суть вопроса, отозвалась Джейн, - папа, тётушка, Ник, Стивен и я- все мы здесь.
   - А ещё кто-нибудь прибыл? - Настойчиво продолжала блондинка.
   - Ещё кто-нибудь? - Совсем запуталась Джейн.
   Виктория шумно вздохнула.
   - Ну, какие-нибудь гости, наподобие Джеймса Холта. - Нетерпеливо пояснила девушка.
   - Нет. - Ответила брюнетка. - Джеймса здесь нет. Ты же сама сказала, что хочешь провести праздник в узком семейном кругу.
   - Да, но... - Виктория растерялась. - Я просто отчего-то подумала, что Джеймс здесь...
   - А разве этот молодой человек не уехал ещё позавчера? - Непонимающе спросила Аманда. - Жаль, такой галантный джентльмен.
   - Нет. - Вновь уверено повторила Джейн. - Я сегодня все утро провела внизу с Джуниором, но Джеймса Холта я определенно не встречала.
   Слабо кивнув в ответ, Виктория, наконец, зашла в свою комнату и закрыла дверь.
   Распахнув плотные занавески, чтобы солнечный свет вовсю проник в ее тихую обитель, она вновь осмотрела комнату.
   Ее вещи лежали на полу у подножия кровати, там, где вчера она их и оставила. Но вот вещей Джеймса нигде не было. Ничто не указывало на его пребывание в этой комнате прошедшей ночью, словно его здесь вообще и не было.
   Непонимающе сведя брови, Виктория присела на кровать.
   Она не знала, что и думать. А если быть вернее, то единственное, что приходило ей на ум было уж слишком ужасно и обидно. Она не могла поверить, что Джеймсом вчера управляла лишь месть. Неужели вчерашней ночью его к ней привели лишь похоть и желание отомстить скрытной девчонке, а не та любовь, что так ясно светилась в его глазах?! Неужели Джеймс такой же, как и Себастьян? Она просто не могла в это поверить.
   Вспомнив, что в памяти телефона остался номер его мобильника, она тот час потянулась за своей сумочкой. Достав сотовый, девушка выбрала заветный номер и нажала на клавишу звонка.
   В телефоне послышались протяжные гудки.
   Трубку не брали.
   Она попробовала позвонить снова. Но после пятой попытки мучительные гудки и вовсе пропали, а вежливый женский голос мобильной службы сообщил ей о том, что телефон абонента отключился.
   Захлопнув крышку своего мобильного, Виктория пораженно посмотрела вдаль.
   Все действия указывали лишь на то, что Джеймс бросил ее. Переспал и бросил, как бросал сотню женщин до нее.
   Но сердце отказывалось в это верить.
   Прикоснувшись пальцами к золотой подвеске, девушка крепко зажмурила глаза. Она не хотела плакать. Она уже устала от слез. И она не допустит, чтобы сегодняшний день повторился вчерашним кошмаром!
   Плевать, что она вновь ошиблась. Плевать, что она снова одна. Плевать на всё.
   Сегодня ее праздник. Она имеет право хотя бы на крошечный кусочек счастья в этот день.
   Вновь открыв глаза, Виктория Блэк встала на ноги.
   Можно просто не думать...
   Можно просто не вспоминать...
   Можно просто быть бесчувственной куклой, которая будет радостно улыбаться в свой двадцать пятый день рожденья.
   С этими мыслями она решительно направилась к своему огромному гардеробу для выбора подходящего праздничного наряда.
  
   - Ну же, сестренка, посмотри в камеру! - Весело произнес Ник, следуя по пятам за белокурой девушкой.
   Не обращая внимания на брата, Виктория вошла в малую гостиную, где уже собрались почти все члены дружного семейства Блэк, кроме тетушки. Аманда, как самая старшая женщина в доме, решила взять на себя сервировку стола в столовой.
   - Ник, - увидев на плече деверя огромную видеокамеру, Джейн чуть ли не рассмеялась, - я же говорила, что лучше бы было нанять профессионального оператора. Так бы ты хотя б в кадре засветился.
   - Ничего, с такой профессиональной камерой я и сам справлюсь. - Переведя объектив на Стивена, Николас заговорчески подмигнул ему. - К тому же, меня всегда есть кому подменить.
   - Ну, нет. На меня даже не рассчитывай, - отмахнулся брат, - я с самого начала предлагал нанять видеооператора вместо того, чтобы таскать на себе эту тяжесть.
   - Да ладно вам, - наконец-то вставила Виктория, поворачиваясь к Николасу, - вся эта ваша идея со съемками вообще неудачна. К чему все это?
   Незаметно подойдя со спины, Стивен вдруг крепко обнял сестру и приподнял на месте.
   - Да просто потому, что сегодня кое у кого наметился очень важный праздник, который просто необходимо запечатлеть на долгую память. В конце концов, что же ты потом будешь своим внукам показывать?
   Натянуто улыбнувшись в ответ, Виктория высвободилась из объятий старшего брата и села в свободное кресло возле отца. Пожалуй, в этой комнате он был единственным человеком, который понимал ее внутренне состояние. Слегка наклонившись к дочери, он ободряюще положил свою ладонь поверх ее пальцев. И хотя Виктория была твердо настроена провести этот день как можно лучше, все же она прекрасно понимала, что без поддержки она не справится.
   Ещё днем поразмышляв некоторое время о вчерашнем ночном происшествии, Тори все же решила смириться со сложившимися обстоятельствами. В конце концов, она взрослая девочка и знала, на что шла. Джеймс не насильно затащил ее в постель, а она должна быть только рада такому воспоминанию. Так что, решив не грустить хотя бы в этот день, девушка лишь с ещё большим рвением готовилась к сегодняшнему вечеру.
   О Дэвиде же она вообще старалась не вспоминать. Их разъединил не просто океан, их разъединила сама судьба. Но где бы он ни был, она могла лишь молиться за то, чтобы у него все было хорошо. К тому же, раз этот выбор одобрила сама мать-настоятельница, значит, его новые родители на самом деле хорошие люди. Это была единственная мысль, которая ее утешала, потому как сердце до сих пор не хотело смиряться с потерей.
   Раздавшийся звон телефонного аппарата обратил на себя всеобщее внимание.
   - Похоже, это снова тебя. - Ласково улыбнулся отец. - Иди, принимай поздравления.
   Поднявшись с места, Тори отошла в самую дальнюю часть гостиной и взяла трубку домашнего телефона.
   Сегодня ее целый день поздравляли как друзья, так и собственные слуги, котором невольно пришлось взять выходной на этот день. Даже Магда - их кухарка, категорически не покидала кухню, пока в духовке не испечется ее последнее пирожное.
   Вот и сейчас, услышав в трубке голос дворецкого, Виктория вовсе не удивилась.
   Ещё раз прослушав его торжественные поздравления, девушка искренне улыбнулась в ответ.
   - Спасибо большое, Майлс. Право не стоило так беспокоиться. Ты же меня и так самым первым поздравил.
   - Ну что Вы, мисс Блэк, мне только в радость сделать Вам приятное. Вы одна из самых добрых людей, которых я когда-либо встречал в своей жизни. И Вы просто обязаны быть счастливейшей женщиной на свете.
   Слегка смутившись от комплимента, девушка благодарно улыбнулась в трубку.
   - Спасибо. - Совсем тихо повторила она.
   - Ну что ж, не буду Вас больше задерживать. Приятного вечера.
   Уже было попрощавшись в ответ, Виктория вдруг резко вспомнила о своих недавних размышлениях.
   - Майлс... - Не зная как продолжить, Тори на секунду замолчала, - вчерашним вечером ты не впускал в дом посторонних?
   - Нет, мисс. - Уверенно отозвался дворецкий. - Я никого не впускал.
   Растерянно взмахнув бровями, девушка чуть опешила. Может ей и правда все это лишь приснилось?!
   - Но я знаю, что прошлой ночью в доме находились не только члены вашей семьи. - Деликатно поделился собеседник.
   Пораженно вздохнув, Виктория перешла на укорительный шепот.
   - Тогда почему же ты немедленно не выгнал постороннего и не разбудил кого-то из мужчин?
   В трубке послышалась недолгая пауза.
   - Я подумал, что Вы и сами были не против этого вторжения...
   Продолжать говорить дальше смысла не было.
   Почувствовав, как ее щеки наливаются алым румянцем, блондинка стыдливо закрыла глаза.
   Майлс видел, что вчера происходило в гостиной. Именно поэтому он и не стал объявлять им о своем присутствии. Не хотел мешать.
   - Все хорошо, Майлс. - Тут же упрекнув себя за свой прежний тон, одобрительно проговорила она. - Ты правильно поступил.
   Тихо вздохнув, Виктория, наконец, попрощалась с собеседником и положила трубку.
   Пускай она уже не воспринимала вчерашнюю ночь, как ужасную ошибку, все же ее несколько озадачивал вопрос: как именно Джеймс проник в дом?
   - Стол накрыт. - Входя в комнату, громко произнесла тетушка. - Прошу в столовую.
   Отбросив запущенный в нее Николасом воздушный шар, коими был украшен весь первый этаж особняка, Виктория вместе со всеми последовала к дверям. Случайно задержавшись возле встроенного в стену зеркала, именинница невольно ахнула. Сегодня она поражалась самой себе. Она простояла у зеркала около пяти часов - небывалый рекорд в ее жизни. Однако результат стоил того.
   С помощью Джейн Тори закрутила волосы в легкие кудри. Выбрав длинное кремовое платье с углубленным вырезом на груди, девушка решительно сняла его с вешалки. Как и предполагалось, платье идеально сидело на ее стройной фигуре. Игриво скользящие по плечам вьющиеся локоны тоже радовали глаз. И все же лишь одна небольшая мелочь резала взгляд - небольшой кулон в виде сердца, что так откровенно блистал в ложбинке между грудей. Поначалу она хотела было снять подвеску, но руки, словно сами собой не подчинялись приказам строгого рассудка. После прибытия из Греции она так ни разу и не снимала со своей шеи столь памятную вещицу.
   Не смогла снять и сегодня.
   В конце концов, кому какое дело, что на ней надето?! Джейн и Стивен уже и так видели эту подвеску. Отец и Аманда, наверняка, ее даже не заметят. Нику точно будет все равно, что предпочитает носить его сестра. Ну а Джеймс... его сегодня нет. Да и к тому же, он уже и так всё знает о кулоне.
   Решив оставить все, как есть, Виктория махнула рукой на свои глупые переживания. Но что утешало ее больше всего, так это то, что до сих пор об этой незначительной части ее туалета так никто и не спрашивал. Оставаясь в полной уверенности, что так все и будет, блондинка зашла в двери просторной столовой.
   Пока они с легким любопытством оглядывали накрытый стол, по дому пронесся громкий звон их дверного звонка.
   - Я открою. - Тут же встрепенулся Ник, мгновенно покинув столовую.
   - Тори, - укорительно покачав указательным пальцем, шутливо произнесла тетушка, - а ты и не говорила, что у нас все-таки будут гости. Ладно, нужно принести с кухни ещё пару приборов.
   Растерянно посмотрев вслед удаляющейся женщине, Виктория озадаченно изогнула брови.
   Уж она-то точно никого не ждала.
   - Джеймс! - Вдруг радостно прощебетала Джейн. - Вот так сюрприз. Тори, плутовка, нам об этом даже не обмолвилась. Как здорово, что ты пришел.
   Пропустив мимо ушей легкий укор в голосе подруги, Виктория пораженно обернулась и недоверчиво посмотрела на высокого мужчину, входящего в столовую. Убрав руки в карманы брюк, Джеймс остановился у дверей.
   - Это если сама именинница все ещё хочет меня видеть. - Вполне серьезно отозвался он.
   Виктория пораженно открыла рот. Не против? Не против ли она его присутствия?! Да ей хотелось взять что-нибудь потяжелее и со всей силы запустить в его такое спокойно лицо. Хотелось ударить кулаком по его крепкой груди, только лишь, чтобы в следующую секунду самой примкнуть к его телу и больше никогда-никогда не выпускать из своих объятий.
   Однако вместо подобных действий, она лишь со всей силы сжала кулаки и слабо кивнула в ответ.
   - Конечно, не против. Буду очень Вам рада, мистер Холт.
   Встретившись всего лишь на секунду с его чутким взглядом, Виктория поспешно отвела глаза. Она абсолютно не ожидала его сегодня увидеть. Не смела вновь надеяться. Да и смеет ли сейчас? Как не крути, но вопрос: "что именно его к ней движет?" - так и остался открытым.
   - Ну что же мы здесь стоим? - Озабоченно проговорила Аманда, пытаясь сгладить возникшую паузу. - Ужин уже на столе. Прошу садиться.
   Слегка опустив голову, девушка уже было направилась к столу, как вдруг краем глаза заметила отблеск позолоченного металла.
   Бросив связку ключей Николасу, Джеймс тихо проронил:
   - Спасибо.
   - Всегда рад помочь. - Довольно отозвался тот, но тут же заметив на себе укорительный взгляд сестры, поспешно подавил улыбку.
   Она не верила своим ушам. Ещё пару дней назад ее брат был так враждебно настроен по отношению к Холту, а теперь самолично отдает ему свои собственные ключи от их дома!
   Пораженно покачав головой, блондинка отвернулась от переглядывающихся мужчин и, наконец, поспешила принять тетушкино предложение.
   Сев за стол, Виктория удивленно заметила, что место напротив нее заняла вовсе не Джейн, что стало уже давней традицией в их доме. Теперь напротив нее восседал именно Джеймс. Но самое ужасное было даже не это. Его озорная мальчишеская улыбка вновь сводила ее с ума. Словно загипнотизированная, она с огромным усилием воли заставила себя отвести взгляд от его лица и трезво взглянуть правде в глаза.
   Джеймс не ее парень. И незачем ей смотреть на него, словно малолетке на своего кумира с раскрытым ртом. Так почему же она никогда не может пересилить себя? Вовремя остановиться и уйти? Почему, после всех ее страданий, Джеймс с легкостью находит ту единственную крошечную лазейку и вновь проникает в ее сердце?
   Тихо вздохнув, Виктория перевела взгляд в противоположную часть столовой.
   На последних месяцах беременности Джейн было неудобно сидеть на обычном стуле, поэтому попросив Стивена принести из гостиной мягкое кресло, они с мужем расположились в самом дальнем углу стола.
   Ник тоже выделился. Впервые за многие годы он самолично изъявил желание заняться племянником. Так что сев подальше от всех, они явно намеривались вести свою собственную беседу.
   Обидчиво фыркнув под нос, Виктория вновь уткнулась в свою пустую тарелку. Она могла ожидать подобного от Стивена, но только не от Николаса - брата, который всю жизнь старался оберегать ее от всех жизненных проблем. Брата, который прекрасно знает ее истинное отношение к их нежданному гостю. Ей нужна была его поддержка, а в итоге Ник налепил на лицо точно такую же пространственную улыбку, какую прежде обожал только Стивен, и точно так же, как и старший брат отделился от нее. Вот тебе и крепкая, дружная семья.
   - Вы позволите? - Послышался самый проникновенный баритон на свете, из-за которого собственные раздумья об одной целой семье тут же переродились в нечто гораздо большее. Нечто, что касалось лишь их обоих.
   Приподняв голову, Виктория увидела, как взгляд Джеймса внимательно скользит вдоль ее шеи, но затем, вновь переведя глаза на ее лицо, он безмятежно улыбнулся.
   - Так вы позволите поухаживать за Вами?
   Ей понадобилась целая минута, чтобы понять, что он имеет в виду элементарный столовый этикет.
   - Да, конечно. - Робко улыбнувшись, она подала ему свою тарелку.
   Сегодня Джеймс Холт казался ей особенно красивым.
   Одетый вовсе не в свой привычный деловой костюм, а в обычные светлые брюки и темно-серый вязаный свитер он выглядел таким своим, словно уже всю жизнь был частью их семьи. Джеймс уже давно не казался ей бесчувственным манекеном, который лишь то и дело мелькает в сводках новостей. Теперь он стал для нее именно тем идеалом, которого она всегда представляла рядом с собой.
   Слегка встряхнув головой, чтобы избавится от нахлынувшего наваждения, Виктория благодарно улыбнулась и забрала свою тарелку.
   Несколько минут в комнате только и слышался лязг столовых приборов.
   Но вот, прервав гнетущую тишину, Ричард Блэк первым обратился к их нежданному гостю.
   - Скажите, мистер Холт...
   - Джеймс. - Тут же поправил его брюнет.
   - Джеймс. - Согласно кивнул Ричард. - Вы посещаете церковь?
   - По мере возможности.
   - И когда же в последний раз вы посещали храм Божий?
   На секунду призадумавшись, мужчина ответил со всей серьезностью в голосе.
   - Кажется, в прошлое воскресенье.
   Одобрительно кивнув, отец продолжил свои расспросы:
   - И много молитв Вы знаете?
   - Боюсь, что нет. - Виновно улыбнувшись, признался Джеймс.
   - Ничего. У вас ещё есть время их выучить. - Словно между делом, произнес пожилой Блэк. - А Ваши родные? Они почитают церковь?
   - Ну, в последний раз, когда я их видел, моя мать как раз вспомнила притчу о возвращении блудного сына. - Обратив в шутливый ответ столь важный вопрос, усмехнулся брюнет.
   - В последний раз? - Приподняв бровь, совсем не весело поинтересовался бывший священник. - Вы редко посещаете свою семью?
   - У меня сейчас много дел по всему континенту. - Спрятав улыбку, вполне серьезно отозвался собеседник. - Но как только я разберусь с накопившимися контрактами, так непременно заеду погостить в лоно родной семьи.
   Услышав о том, что Джеймс вновь собирается навестить родных, Виктория подняла голову и мягко улыбнулась.
   Эта улыбка показалась ему самым чудесным явлением, какие только бывают на свете.
   Начиная немного привыкать к тому, что они оба сидят за семейным столом, Виктория немного расслабилась. Однако последующий вопрос ее тётки настолько огорошил ее взвинченные нервы, что ей тут же захотелось провалиться сквозь землю.
   - Дорогая, у тебя на шее висит такой чудесный кулон. Но я его что-то не припомню прежде. Откуда он?
   - Это... это... - Судорожно ища ответ, которого у нее не было, девушка непроизвольно накрыла золотой кулон ладонью. Оглядевшись по сторонам, ей показалось, будто все собравшиеся вдруг резко замолчали и теперь с огромным любопытством ожидают ее ответа.
   - Это подарок. - Кратко бросила она, и пока Аманда не задала вполне последовательный вопрос: "от кого?", быстро встала из-за стола. - Мне нужно сходить на кухню за соком.
   - Но ведь здесь этого и так достаточно. - Непонимающе проронил отец.
   Мельком взглянув на графины с различными напитками, Виктория уже на ходу пояснила:
   - Я хочу персиковый сок. А здесь его нет.
   Буквально вылетев из столовой, девушка поспешно скрылась в самом дальнем углу огромной кухни, после чего обессилено прислонилась вспотевшим лбом к прохладной дверце двустворчатого холодильника.
   - Нашла сок? - Послышался сзади чуть насмешливый голос.
   Резко обернувшись, Виктория проронила первое, что пришло в голову:
   - Что ты здесь делаешь?
   - Да так. Вдруг очень захотелось выпить манго-папайя-абрикосового нектара. А его, к сожалению, тоже не оказалось на столе.
   - Впервые слышу о подобном сорте нектара. - Сомнительно сведя брови, изрекла она. - Но я сейчас не об этом. Что ты здесь делаешь, Джеймс? Зачем ты снова приехал?
   - Ты меня уже прогоняешь? - Вопросом на вопрос отозвался мужчина.
   - Нет. - Тихим голосом, решительно проговорила девушка. - Я просто пытаюсь понять, что происходит между нами. То ты неизвестно откуда появляешься посреди ночи и любишь меня до безумия, то ты, не говоря ни слова, бесследно исчезаешь с первыми лучами солнца, не берешь трубку телефона... Я просто не знаю, что и думать!
   - Довольно знакомая ситуация, ты не находишь? - Вовсе не чувствуя себя виноватым, Джеймс подошел на шаг ближе. - Помнится, тогда на Крите я тоже не знал, что и думать.
   - Так ты мне мстишь? - Сузив глаза, напрямую спросила Виктория.
   - Ну что ты? Месть - это слишком простое наказание, милая. У меня есть план и получше. - Дьявольски усмехнулся брюнет. - Например, остаться с тобой и любить тебя до конца своей жизни.
   Обессилено опустив руки, Виктория приоткрыла рот, но, тем не менее, первые ее слова прозвучали лишь несколькими секундами позже.
   - Ты... ты это серьезно?
   - Абсолютно. - Все ещё улыбаясь, отозвался мужчина.
   Однако уже в следующую секунду его лицо вдруг резко переменилось.
   - Нам нужно поговорить. - Серьезно произнес Джеймс, оглянувшись в сторону небольшой арки, ведущей из кухни в столовую. - Из кухни есть другой выход?
   Слабо кивнув в ответ, Виктория вывела его в небольшой отцовский кабинет, полки которого ломились от церковных книг.
   Плотно прикрыв за собой дверь, Джеймс молча подошел к окну.
   - Ты носишь его. - Почти беззвучно произнес он, однако она настолько ясно расслышала его слова, как если бы он выкрикнул их ей в лицо.
   - Я не смогла его оставить. - Сокрушенно выдохнула девушка. - Не смогла расстаться с тем, что стало для меня дороже всего на свете.
   Холт продолжал стоять к ней спиной. Вся его поза олицетворяла сплошную расслабленность и безмятежность, однако она была почти уверенна в том, что это дается ему с огромным трудом.
   - Я часто задавал себе один и тот же вопрос. Вопрос, на который я уже и не думал найти ответа. Но после сегодняшней ночи... после того, как я вновь увидел знакомую подвеску на твоей шее, этот вопрос мне и вовсе не дает покоя... - Резко развернувшись к ней, Джеймс пронзил ее взглядом. - Скажи мне только одно: почему ты отвергла меня на острове, раз до сих пор носишь этот кулон у себя на шее?
   Заметив, как ее голубые глаза резко метнулись в сторону, Джеймс заранее предупредил:
   - Только честно, Виктория. Будь честна со мной хотя бы раз!
   Отступать и прятаться было слишком поздно. Да и к чему все это теперь?
   Чтобы не опустить веки под его тяжелым взглядом, Виктории понадобилось все свое мужество.
   - Но ты же сам признался мне, что не желаешь иметь общих дел с Викторией Блэк.
   - Чёрт возьми, но я же не знал кто ты?!
   - А разница? - Не сдержавшись, упрекнула блондинка. - Узнав, что ты уже спишь с Викторией Блэк, думаю, твоё отношение к ней бы не улучшилось.
   С шумом выдохнув, Джеймс запустил ладони в свои волосы, и устало прикрыл глаза.
   - Все совсем не так. - Тихо проговорил он. - Мои слова о том, что Виктория Блэк - это, пожалуй, единственная женщина в мире, с которой я бы не хотел крутить роман, относились больше из-за чести и уважения к твоему брату. Я не смог бы себе простить, если бы увлекся сестрой лучшего друга, чтобы уже через пару дней бездушно бросить ее. Дружба была мне дороже мимолетной похоти!
   Переведя дыхание, Джеймс, наконец, открыл глаза и, посмотрев на нее с такой необъятной любовью, от которой стая бабочек затрепыхала у нее в животе, тихо закончил:
   - Но судьба распорядилась иначе. Она подарила мне тебя.
   От неодолимой нежности, сквозившей в его словах, Виктория судорожно обхватила свои плечи руками и, не сдержав накопившихся слез, уставилась в пол.
   - Я люблю тебя. - Послышался его ласковый шепот у самого уха. - Я жить без тебя не могу. Мне стало чуждо былое общество. Я стал ходить в церковь. Я встречался с родными. Я даже полюбил детей!... Но всего этого мне мало. Без тебя, милая, моя жизнь пуста и бессмысленна.
   Нежно проведя костяшками пальцев вдоль ее влажной щеки, мужчина легонько приподнял ее лицо.
   - Выходи за меня. Сделай меня самым счастливым человеком на этой земле.
   Ее слезы обжигали его сердце. Прижав Викторию к своей груди, Джеймс успокаивающе провел ладонью вдоль ее то и дело вздрагивающей спины.
   Но вот, собравшись, девушка, наконец, собрала в кулак всю свою смелость, и, уткнувшись в плечо любимого, сокрушенно произнесла:
   - Всё не так просто, Джеймс. Ты же знаешь, что я никогда не смогу дать тебе того, о чем ты скоро начнешь мечтать. Я... я не достойна тебя.
   - Опять ты за своё? - С напущенной строгостью проронил брюнет, ещё крепче сжимая в объятиях эту глупенькую девочку. - Виктория, в самом деле, перестань молоть эту чушь!
   - Нет. - Отодвигаясь от него, горестно покачала головой она. - Это вовсе не чушь. Ты же слышал, что сказал Себастьян. Разве ты ещё не понял, что со мной не так? Разве не догадался об истинной причине моего постыдного бегства от тебя?
   Слегка ослабив объятия, Джеймс пронзительно посмотрел в ее глаза.
   - Скажи мне это сама. - Твердо произнес он. - Скажи мне правду.
   Удрученно опустив голову, Виктория покорно кивнула и наконец-то открыто призналась:
   - Джеймс, я... Скорее всего я никогда не смогу подарить тебе ребенка. Мои анализы... врач нашел в них какую-то проблему и... дело в том, что мой организм не в состоянии работать, как у обычной здоровой женщины. Мой шанс родить тебе ребенка равняется одному из ста.
   Спокойно выслушав ее прерывистую тираду, мужчина вдруг убрал свои руки с ее плеч и засунул их в карманы собственных брюк.
   Почувствовав себя как никогда паршиво, Виктория стойко подняла свой взгляд, готовая получить новую порцию презрительных насмешек и обвинений. Но лицо Джеймса не выражало подобных эмоций. Шумно вздохнув, он лишь слегка покачал головой.
   - Значит, мы будем больше стараться.
   Не ожидав от него такого ответа, девушка поражено моргнула.
   - Да ты хоть понимаешь, что означает один из ста?!
   Лукаво улыбнувшись, Холт вновь приблизился к ней.
   - Да. - Шепнул он. - Это значит, что я привяжу тебя к кровати дней этак на сто и в конечном результате мы все-таки сделаем одного милого и забавного малыша.
   От его игривого тона ее слезы вдруг высохли, и ей самой захотелось рассмеяться во весь голос.
   Больше не сопротивляясь его объятиям, Виктория позволила подвести себя к ближайшему креслу и, покорно сев к нему на колени, уткнулась лицом в широкую мужскую грудь.
   Нежно гладя ее по спине, Джеймс прислонился губами к ее светлой макушке.
   - Я люблю тебя. - Вдруг четко прошептала она, отчего его сердце остановилось на мгновение, но только чтобы потом вновь начать биться в два раза быстрее.
   - Выходи за меня. - Повторил он.
   Чуть отстранившись, Виктория согласно кивнула в ответ и, заглянув в его бездонные глаза, четко произнесла:
   - Мой любимый Джеймс Холт, я торжественно клянусь жить с тобой и почитать тебя до конца своих дней... Но замуж за тебя я выйду лишь в том случае, если буду уверенна, что беременна.
   С притворным ужасом округлив глаза, Джеймс едва не рассмеялся в ответ.
   - Дочь католического священника желает зачать в грехе?
   Виктория хмыкнула.
   - Не желает, а просто мечтает.
   Добродушно усмехнувшись, мужчина лишь ещё крепче прижал к себе ее податливое тело.
   - Хорошо, я согласен с таким условием. - Покорно отозвался он. - Вот только мне кажется, что я все-таки знаю один способ, как уговорить тебя выйти за меня намного быстрее.
   Приподняв лицо, она заинтригованно посмотрела в его озорные глаза.
   - Пошли со мной. - Ласково шепнул он, настойчиво поднимая ее с кресла.
   Почувствовав его нетерпение, Виктория усмехнулась.
   - Джеймс, ты можешь думать лишь об одном! - Позволяя себя вывести из кабинета, шутливо укорила она его.
   Однако к ее искреннему удивлению, мужчина провел ее мимо широкой лестницы, ведущей на второй этаж к спальням.
   - Куда мы идем? - С возрастающим любопытством спросила она.
   - В библиотеку.
   - В библиотеку?! Зачем? Думаешь, я быстрее скажу тебе "да", если ты мне на ночь прочтешь томик Шекспира?
   - Вполне возможно. - Приостановившись у закрытой двери, хмыкнул брюнет. - После Вас...
   Чуть не рассмеявшись от такой чрезмерной галантности, Виктория все же шагнула в раскрывшуюся дверь и вошла внутрь тускло освещенной комнаты.
   - Джеймс, а все-таки, что ты здесь прячешь?
   - Подарок к твоему дню рожденья. - Войдя вслед за ней, тихо отозвался он
   - Подарок?
   Взметнув бровями, девушка заинтригованно обвела комнату взглядом.
   - А как он выгляди... о, Боже... - Наконец-то поняв смысл его подарка, пораженно прошептала она.
   На самом углу огромного дивана приютилась маленькая фигурка спящего темноволосого мальчика.
   - О, Боже! - Вновь повторила Виктория, все ещё не веря своим глазам. - Дэвид...
   Услышав знакомый голос, малыш сонно моргнул, но тут же различив знакомый силуэт, поспешно спрыгнул с дивана.
   - Мамочка! - Подбежав к ней, радостно прокричал мальчик.
   У нее не было сил, чтобы сказать хоть что-то в ответ. Наклонившись к ребенку, она лишь крепко обняла его, пытаясь убедить себя, что все это ей не снится.
   Наконец, когда первая волна шокового состояния схлынула, девушка перевела свой счастливый взгляд на стоящего поблизости Джеймса.
   - Но... как?
   Он лишь лукаво улыбнулся ей в ответ и неопределенно передернул плечами.
   - Скажем так, нашему государству не выгодно отдавать своих же граждан на попечение другим странам. Поэтому, имея выбор, оно все же решило оставить мальчика здесь на своей родине.
   - Я хочу остаться с тобой. - Вдруг проронил малыш.
   Посмотрев в восторженное лицо Дэвида, Тори ласково погладила его по щеке.
   - И я тоже, мой милый. Я тоже очень этого хочу.
   - Ну что ж, раз все хотят одного и того же, - вновь раздался за спиной голос Джеймса, - то осталось лишь выбрать церковь.
   Пораженно застыв на месте, Тори оглянулась.
   - На разрешение одного небольшого пунктика в бумагах на усыновление мать-настоятельница дала нам только три дня, иначе Дэвидом снова смогут заинтересоваться новые родители. Так что, пока все ещё мисс Виктория Блэк, не соблаговолите ли все же ответить на вопрос... Так ты согласна стать моей женой?
   Смотря в его черные глаза, Виктория почувствовала себя на вершине счастья. Неужели все это действительно происходит с ней? Неужели господь все же внял ее молитвам?!
   - Ну же, - устав ждать, Дэвид слегка потянул ее за локон, - скажи ему "да". Он ведь хороший.
   Она даже и не думала спорить по этому поводу. Выпрямившись в полный рост, Тори как в тумане подошла к Джеймсу.
   - Я согласна. - Тихо выдохнула она. - Я хочу быть твоей женой, Джеймс. И я так сильно люблю тебя.
   Слегка прислонив ее к себе, мужчина ласково коснулся губами ее губ. Поцелуй получился очень целомудренным и нежным. Однако по его глазам она с легкостью могла прочесть, что ему этого было явно мало.
   - Здесь нет адвокатов. - Заговорчески ухмыльнулась она.
   - Зато здесь есть наш сын. - Не поддавшись на ее заманчивую провокацию, вполне серьезно проговорил брюнет.
   От его слов у нее защемило сердце.
   "Их сын"... Джеймс так безоговорочно принял Дэвида. Сделал невозможное возможным, лишь бы вернуть ей мальчика. Подарил ей такое счастье...
   - Ох, Джеймс, - примкнув щекой к его щеке, сожалеющим голосом прошептала она, - прости меня за всё. Прости, что сомневалась в тебе. Прости... Прости...
   - Просто будь со мной всегда честна. - Так же тихо отозвался он, обнимая ее ещё крепче.
   Дэвид тоже не стал стоять в стороне и жать, когда же взрослые разберутся со своими проблемами и наконец-то обратят на него внимание. Подбежав к ним, он так же крепко обнял Викторию и Джеймса.
   И вот, наконец-то, они стали одной единой семьей. Настоящей семьей. Ее семьей...
   Счастливо прикрыв глаза, Виктория почувствовала, как по щеке заскользили первые кристаллики собственных слез.
   - Кстати, а во сколько обычно ложатся спать пятилетние дети? - Едва слышно прошептал ей на ухо мужчина. - А то мое изначальное предложение привязать тебя к кровати все ещё остается в силе...
  
  
  

ЭПИЛОГ

  
  
  
   Стоя у окна уютно обставленной гостиной, Виктория нежно провела ладонью по своему округлившемуся животу.
   - Тише, тише. - Ласково прошептала она. - Хватит бушевать.
   Всего через пару недель на свет должны были появится близняшки - Лилиан и Сьюзен Холт. И хоть до указанного срока им предстояло ещё немного подождать, все же этим маленьким озорницам не терпелось побыстрее оказаться на свободе.
   Услышав, как входная дверь отворилась, Виктория обернулась на шум.
   - Мама! Мама! Мамочка! - Вбегая в комнату, возбужденно прокричал семилетний Дэвид Холт. - Папа купил мне железную дорогу! Мам, а ты будешь с нами играть? Ну пожалуйста, ма, пойдем, посмотришь.
   Нежно улыбнувшись нетерпеливому сыну, Виктория игриво встеребила темный волос на его макушке.
   Наконец-то в этих детских глазах светилось счастье. То безмерное детское счастье, о котором он даже и не догадывался, пока рос в приюте.
   - Молодой человек, я обязательно обсужу с Вами этот вопрос, но только после того, как Вы поднимитесь наверх к Марте. - Притворно строгим голосом, отозвалась она. - Пускай она поможет тебе привести себя в порядок.
   - Ну, а потом, мам? - Жалобно посмотрев на мать, спросил мальчик.
   Не сдержавшись от такого профессионального натиска, Виктория согласно кивнула.
   - Хорошо. После того как переоденешься, мы сразу же займемся твоей железной дорогой.
   - Ура! - Громко прокричал Дэвид, взбегая вверх по лестнице к встречающей его на верхней ступени гувернантке. - Марта! Марта! Папа купил мне железную дорогу!
   Провожая радостного сына взглядом, Виктория, не сдержав улыбки, тихо проговорила:
   - Ты его так совсем разбалуешь.
   - С его жизненным опытом не вижу в этом ничего дурного. - Послышался мягкий голос из-за спины. - К тому же ему уже семь. В этом возрасте мечта всех мальчишек иметь собственную железную дорогу.
   - Да? А я-то думала, что это настанет чуть позже. - Улыбнулась она.
   Почувствовав, как Джеймс обнял ее со спины, она блаженно прикрыла веки и опрокинула голову ему на плечо.
   - Ну, а как тут сегодня вели себя три моих малышки? - Нежно положив обе ладони на ее живот, заботливо спросил он.
   - Мы хорошо. Сегодня немного резвее, чем обычно, но, в целом, они просто паиньки.
   - Ммм... - Протянул мужчина. - Узнаю свой характер.
   Виктория широко ухмыльнулась.
   - Ты себе явно льстишь. - Шутливо съязвила она, но тут же почувствовав, как губы мужа нежно коснулись мочки ее уха, блаженно вздохнула. - Кстати, недавно звонила Джейн. Сегодня они собираются посетить Кносский дворец и поблуждать по лабиринту легендарного минотавра.
   - Здорово. - Вспомнив былое, озорно улыбнулся Джеймс. - Одна из моих самых любимых экскурсий. Надеюсь, у них получится сплавить детей на часик-другой во время этой занимательной экспедиции?
   Вызвав своим вопросом неприкрытый смешок у жены, он вполне серьезно добавил:
   - Жаль только, что я так и не смог подарить тебе столь же увлекательное путешествие ещё раз.
   Вспомнив, как после свадьбы они очень часто вспоминали знойные дни Крита, мечтая вернуться туда вновь, Виктория широко улыбнулась. С тех давних пор они так и ни разу не были в отпуске. Повседневные дела, обустраивание нового дома, тяжелый бизнес мужа - все это то и дело отодвигало их заветную цель на задний фон. Но вот, когда их давнее желание уже вот-вот готово было исполниться, Виктория обнаружила некую небольшую причину, по которой их планам вновь было суждено отложиться на новый, неопределенный срок. Она забеременела. Спустя целый год супружеской жизни, пережив все былые разочарования, они все же смогли зачать ребенка. И даже не одного! Для них обоих это было самое настоящее чудо, поэтому, чтобы не рисковать, Джеймс сам с радостью отложил намеченную поездку в Грецию на более поздний срок.
   Запрокинув руку за голову, Виктория нежно провела внешней стороной ладони по мягкой щеке мужа.
   - Ты подарил мне намного больше. Ты воссоздал из пепла все мои разбитые мечты.
  
  
  
  
  

*** КОНЕЦ ***

  
  
  
  
  
  
  
Прочую информацию об этом романе можно найти на www.greatbooks.ucoz.ru
Оценка: 7.91*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Kerry "Копейка"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"