Рудышина Юлия: другие произведения.

Моя Алекс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.16*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман о женщине, которую не сломили несчастья и предательства. О женщине, чей девиз - "Все, что нас не убивает, еще пожалеет, что не сделало этого, пока была такая возможность". О женщине, в чью судьбу ураганом ворвался бывший военный Майкл Трэнтон, привыкший всегда добиваться того, что он хочет. Есть ли место искреннему, глубокому чувству в коктейле страсти и ревности, ненависти и безумия, гордости и эгоизма? Способна ли настоящая любовь преодолеть соблазны высокой политики и крупного бизнеса, выжить в атмосфере военных конфликтов Юго-Восточной Азии? Устоит ли высокомерная, властная Алекс против обаяния самоуверенного коммандос Майкла Трэнтона? Сильная женщина, стремящаяся к независимости, и гордый искатель приключений - есть ли у них будущее? "...Я должна признать, что Майкл ошибся, мне нужно отпустить ту ситуацию, ведь я уже не смогу ничего изменить. Да, я не забуду об этом. Но я научусь с этим жить. Без этого смирения я не смогу двигаться дальше...я должна остановиться. Должна научиться прощать..." Любовь Алекс - это один большой урок и испытание, и пройдет ли она его достойно? Будет ли счастлива со своим Майклом? Полный вариант книги можно заказать здесь http://feisovet.ru/

img src=bezimeni-1.jpg
  Моя Алекс
  Жанр: авантюрный любовный роман
  
  Аннотация
  Роман о женщине, которую не сломили несчастья и предательства. О женщине, чей девиз - "Все, что нас не убивает, еще пожалеет, что не сделало этого, пока была такая возможность". О женщине, в чью судьбу ураганом ворвался бывший военный Майкл Трэнтон, привыкший всегда добиваться того, что он хочет. Есть ли место искреннему, глубокому чувству в коктейле страсти и ревности, ненависти и безумия, гордости и эгоизма? Способна ли настоящая любовь преодолеть соблазны высокой политики и крупного бизнеса, выжить в атмосфере военных конфликтов Юго-Восточной Азии? Устоит ли высокомерная, властная Алекс против обаяния самоуверенного коммандос Майкла Трэнтона? Сильная женщина, стремящаяся к независимости, и гордый искатель приключений - есть ли у них будущее?
  "...Я должна признать, что Майкл ошибся, мне нужно отпустить ту ситуацию, ведь я уже не смогу ничего изменить. Да, я не забуду об этом. Но я научусь с этим жить. Без этого смирения я не смогу двигаться дальше...я должна остановиться. Должна научиться прощать..." Любовь Алекс - это один большой урок и испытание, и пройдет ли она его достойно? Будет ли счастлива со своим Майклом?
  
  Синопсис
  Героиня романа, Алексиана Райт, возвращается в Лос-Анджелес спустя девять лет после того, как бывший муж выгнал ее из города, отобрав годовалую дочь. Оболганная и преданная, Алекс обещает себе, что больше никто и никогда не сможет причинить ей боль. Она возвращается, чтобы вернуть себе свое, возвращается, чтобы стать иконой стиля и "лицом с обложки". Возвращается, чтобы найти новую любовь - Майкла Трэнтона, бывшего коммандос, техасца с примесью индейской крови. От отца Майклу достался неукротимый и дикий нрав - он привык всегда добиваться того, чего хочет. Алекс станет его идеей фикс, центром его вселенной, женщиной, ради которой он будет готов на все.
  Но только в сказках после свадьбы герои живут "долго и счастливо" - в жизни все иначе. Высокомерная и властная Алекс должна понять, что нельзя жить только ради себя, она ошибается, полагая, что сможет загнать под каблук свободолюбивого Трэнтона. Майклу нужен адреналин, ему нужны приключения и опасность - и даже красавица-жена не удержит его дома, когда он будет нужен своему старому товарищу по камбоджийской компании, Уоррену Хантеру, в Юго-Восточной Азии. Но жажда приключений может стоить Майклу жизни - ведь пока Трэнтон будет сидеть в тюрьме повстанцев, только Алекс будет верить в то, что он жив. Героиня отправится в джунгли Бирмы, вынесет множество лишений и опасностей, столкнется с кровожадным генералом Не Вином, но спасет своего мужа из застенок.
  К сожалению, даже это не поможет ей осознать, что она заблуждается, пытаясь держать все под контролем и относясь к людям - даже к дочери и мужу - как к вещам, как к собственности. И измена Майкла, истерзанного неуравновешенной капризной Алекс, станет отправной точкой, моментом, когда она должна будет осознать - хватит видеть в людях только плохое, хватит пытаться контролировать все вокруг, хватит пренебрежительно и высокомерно вести себя, хватит быть самоуверенной дрянью.
  Но сможет ли она измениться? Сможет ли она научиться прощать? Или ей лучше научиться жить без Майкла Трэнтона? Вот какие вопросы будут сводить Алекс с ума, и от правильного ответа на них будет зависеть ее счастье. От этого будет зависеть ее будущее. И какое оно будет - выбирать только ей. Оттолкнув от себя всех друзей и родственников, едва не спившись, Алекс поймет, что будущее одинокой несчастной женщины, никому не нужной, аморальной и всеми ненавидимой - не для нее. Алекс научится прощать, научится любить и быть любимой.
  
  Эпилог вместо пролога
  1992 год, осень
  Тревожно шелестели опахала пальм, и монотонно моросящий дождь с глухим звуком стучал по их махровым листьям. Стебли цветов набухли и отяжелели. Алекс, едва дыша, лежала, уткнувшись лицом в мокрую траву, и лихорадочно пыталась понять, откуда взялся странный отряд в военной форме американских коммандос - это явно не были повстанцы. Даже если допустить, что революционеры где-то достали форму, слишком уж она была новой.
  Она покосилась на лежавшего рядом Уильяма Хантера, и тот глазами приказал ей молчать. Черт возьми! Как же прав был Трэнтон, когда уговаривал ее не лезть в Камбоджу! Ну почему, почему она не прислушалась к мужу?
  Чьи-то руки дернули ее за волосы, заставляя поднять голову вверх. Закусив губу, Алекс почувствовала во рту кровь. Она попыталась разглядеть стоящего перед ней мужчину, но не могла - он возвышался над ней напротив солнца, тускло светившего в рваные прорехи меж тучами. Темная тень - безликая, жуткая.
  Мужчина склонился над ней, издевательски-почтительно протянув руку, и она испуганно вскрикнула, узнав его. Алекс почувствовала, что ее больше никто не держит. Лежать в грязи было унизительно. Несколько безумно долгих мгновений она пыталась успокоить дрожь в измученном теле, чтобы найти в себе силы встать самостоятельно. Ноги подгибались, но Алекс, сцепив зубы, медленно приподнималась с земли. Чуть не поскользнулась на размокшей глине, но смогла удержаться. Голова кружилась, во рту появился противный металлический привкус, и, казалось, она сейчас разрыдается. Ненакрашенная, с нечесаными спутанными волосами, в армейском костюме жуткого болотного оттенка - наверняка она сейчас выглядела просто отвратительно! Ей даже стало смешно - в джунглях, после тяжелого многодневного перехода, ее еще волнует ее внешний вид! О, как это унизительно!..
  Распрямив плечи и выровняв спину, Алекс с вызывающей улыбкой смотрела в лицо подонка, заманившего ее в Азию, усиленно борясь с подступающими к глазам слезами. Мир вокруг - пальмы, грязные бородатые мужчины в форме, тусклое небо, все тонуло в туманной пелене стоявших перед глазами слез. "Только не плакать, только не плакать!" - твердила себе Алекс, радуясь косым стрелам дождя. Если и сорвется с глаз слезинка, есть шанс, что никто этого не заметит.
  Мужчина грубо схватил ее за плечо, и Алекс вскрикнула от боли. Их взгляды встретились - его, жадный и самоуверенный, и ее, диковатый, отчаянно-злой.
  Алекс показалось, что она сейчас оглохнет - настолько давящей и жуткой была звенящая тишина, установившаяся на поляне. Лишь мерный стук капель и шелест пальмовых листьев раздавались в тропическом лесу. Отдаленной канонадой прогрохотал гром. Мужчина вздрогнул от неожиданности, и выругался, стыдясь своего испуга. Еще сильнее сжал хрупкое плечо Алекс. А она, не шевелясь, замерла в его руках, борясь с постыдным желанием разреветься. Вспомнилась Бирма, и как она бесстрашно бросилась тогда в ад опиумных войн, пройдя пекло революции ради своего Майкла... И она расхохоталась - истерично, надрывно-отчаянно, расхохоталась в обрюзгшее лицо нависшего над ней мужчины.
  И пока она захлебывалась нервным смехом, прикрывая свободной рукой искусанные потрескавшиеся губы, из-за окружающих поляну зарослей стали появляться мужчины в военной форме. Щелкали затворы ружей, раздавались одиночные выстрелы, слышалась ругань наемников, и вскакивали с земли коммандос Хантера, увидевшие подкрепление. Сам он уже уложил прикладом ружья нависавшего над ним наемника и бросился к Алекс...
  А дальше все было как в замедленной киносъемке - Алекс казалось, что она видит картинки-образы, калейдоскопом меняющиеся перед ее глазами. От болезненного хлесткого удара голова ее беспомощно дернулась. Брызнула кровь из разбитых губ, а сама она отлетела на несколько шагов назад, упав на спину под чахлой молодой пальмой.
  Лежа в грязи, слыша гортанные крики наемников и коммандос, Алекс заметила, как качнулся тонкий ствол пальмы, когда в него попала шальная пуля. Звуки винтовочных выстрелов сливались с раскатами грома. Алекс попыталась вжаться в землю, чтобы стать как можно незаметнее под своей пальмой. Она умирала от страха и если бы могла зарыться в вязкую глину, то сделала бы это. Свои, чужие - болотная зелень камуфляжа мелькала меж ворсистых стволов деревьев, и Алекс уже не понимала, кто рядом с ней.
  Один из ворвавшихся на поляну коммандос открыл пулеметный огонь. Алекс расширенными от ужаса глазами смотрела на вырывающееся из ствола пламя и видела падающие тела наемников. Во все стороны брызгала кровь. Чья-то винтовка огрызнулась рядом, и подстреленный коммандос мешком упал на Алекс, придавив тяжестью своего тела. Приторно-сладковатый запах крови едва не свел ее с ума, и она взвыла от страха, даже не попытавшись оттолкнуть убитого парня. Некоторое время она тоненько скулила, закрыв глаза руками, но ее знаменитое самообладание взяло вверх над паникой. Ей хотелось жить! Любой ценой! И Алекс проворно спряталась за телом убитого, прикрываясь им, как щитом, от свистящих по поляне шальных пуль.
  Пулеметная очередь заглохла, выстрелы звучали все реже - видимо, заканчивались боеприпасы. Вскоре на поляне началась рукопашная, изредка перемежающаяся одиночными выстрелами. А Алекс, задыхаясь от исходящего от мертвеца смрада - запаха крови, грязи и пота, знала, что никогда не забудет этот страшный день. А если останется жива - то больше никогда не ввяжется ни в одну авантюру!
  В ствол пальмы со свистом впилась очередная пуля, и Алекс взвизгнула. Свинцовое небо над ней раскололось на миллионы осколков, и спасительный мрак поглотил сознание.
  ...Казалось, обморок длился несколько мгновений, но когда Алекс очнулась и чуть приподняла гудящую от боли голову, то увидела, что схватка между наемниками и ее коммандос подходит к концу. Ребята Хантера сгоняли тех, кто остался в живых, под одинокую пальму, торчавшую посреди поляны. Те уже не сопротивлялись, видя явное преимущество противника. Оружейные вспышки, гортанные крики... Алекс казалось, что она умерла и попала в ад. И в этот миг она увидела, что ее мучитель катается по мокрой траве, сцепившись с широкоплечим темноволосым мужчиной в оборванной военной форме. На миг мелькнуло скуластое смуглое лицо, пересеченное давним шрамом.
  - Майкл! - закричала Алекс, спихивая с себя мертвое тело, которым прикрывалась все это время. Жив! Майкл жив! Он жив! Сплетенные в клубок, Трэнтон и его противник катались по мокрой траве, мелькали руки и ноги, слышались их крики.
  Раздался одиночный выстрел, и дерущиеся замерли, вцепившись друг в друга. Звук выстрела показался Алекс подобным грому, и она с диким визгом бросилась к мужчинам. Она не думала в этот момент ни о шальных пулях, ни о том, что не всех наемников еще согнали под пальму. У нее вообще не было мыслей - только дикий, нарастающий из глубины души ужас - неужели она потеряла своего Майкла? Подбежала, упала на колени на мокрую землю. Трэнтон лежал на противнике, неестественно вывернув ногу. Краем глаза Алекс увидела, что наемники стоят, сбившись в кучу под деревом, а Хантер, и еще пара ребят, вскинули стволы, нацелившись в лица подонков.
  - Майкл, - тихо позвала Алекс, боясь подпустить к себе мысль о том, что потеряла его. - Майкл! - голос прозвучал громче, в нем появились истерические нотки - она не может его потерять... - Майкл! - взвыла она на всю мощь своих легких и, схватив мужа за плечи, с трудом перевернула на спину. С ужасом увидела расползающееся по груди кровавое пятно.
  
  1983 год, конец осени
  Глава 1
  - У этой леди душа дикарки, - криво ухмыльнулся Майкл Трэнтон, украдкой бросая жадные взгляды на миниатюрную брюнетку в темно-зеленом платье. Она замерла у окна с бокалом шампанского - плотно сжатые губы, ледяной взгляд миндалевидных глаз редкого цвета майской листвы. Изящная статуэтка.
  - Алексиана Райт? - полуобернулся в ту сторону собеседник Майкла. Пренебрежение исказило его аристократическое лицо, и он раздраженно пригладил волосы. На висках уже пробивалась седина, и сеточка морщин под глазами выдавала его возраст. Только глаза были на удивление молодыми - их блеск поражал любого, кто знал Джона Стэйнбека. - Не советую связываться с этой дамочкой. Она мотылек-однодневка. Я уже имел счастье побывать ее мужем - удовольствие не из приятных, скажу я тебе. К тому же, мальчик мой, она не так давно похоронила мужа. Ему принадлежал крупный военный концерн, и поговаривают, что он торговал оружием в Юго-Восточной Азии. Вряд ли его вдова отказалась от легких денег, которые можно заработать на революции.
  - Позволь мне самому решать, с кем мне связываться, - резко парировал Майкл, заметив, что грациозная красавица не сводит с него колючего взгляда зеленых глаз. Заинтересованного взгляда.
  - Не говори потом, что я тебя не предупреждал, - флегматично пожал плечами Джон.
  - Мне не нужны ничьи советы, - улыбка на лице Трэнтона казалась хищным оскалом. - Я всегда сам принимаю решения, без оглядки на чье-то мнение. И женщин тоже привык выбирать сам. До встречи, Джон.
  Стэйнбек только сокрушенно покачал головой, глядя ему вслед. Трэнтоны всегда были неуправляемы и безрассудны - Фарнсворт, отец Майкла, никогда не отличался тактом и степенностью. Спокойному и уравновешенному Джону было тяжело общаться с такими людьми. Он хмыкнул, вспомнив, что Майкл заявил, что у Алекс душа дикарки. А что же пребывает в глубине его сердца? От деда, индейца из племени Навахо, младшему Трэнтону досталась первобытная дикость - необузданная, неприрученная, непредсказуемая. Алекс может надеяться разве что на капельку ласки, на видимость послушания - но в целом у этой пары нет будущего.
  
  - Ты вновь открыла сезон охоты? Прошло всего полгода, как бедолага Райт покинул этот мир...
  - Я давно не встречала таких мужчин, - словно не слыша напоминания о Греге, чьей вдовой она была, Алекс пристально посмотрела в сторону бывшего мужа и его темноволосого собеседника с удивительно смуглой кожей - видимо, в его жилах текла индейская кровь. Да и резкие черты скуластого лица были очень характерными для коренного американца.
  - Вот только не нужно включать режим "Я влюбляюсь"! - расхохоталась Дэлерия, лукаво глядя на подругу. - Не поверю.
  - Только влюбиться мне сейчас не хватало, - цинично усмехнулась та, отворачиваясь от мужчин. - Хотя... кто говорит о любви? Я просто хочу развлечься! - пышные локоны антрацитовым шелком спадали на хрупкие плечи, влажно блестели серо-зеленые глаза, а гибкость стройного тела подчеркивал русалочий силуэт платья. Золотистые блестки, крупный янтарь на ожерелье и в серьгах - Алекс казалась сотканной из солнечного света. Рыженькая Дэлерия, рослая и слегка полноватая, закутанная в серый шелк строгого наряда с корсетом, казалась неуклюжей и огромной рядом со своей миниатюрной подругой.
  - Значит, мне показалось, и ты пройдешь мимо Майкла Трэнтона? Не похоже на тебя.
  - А кто сказал, что мимо? Дэлли, он великолепен, а мое вдовство затянулось! - Алекс спиной почувствовала, что незнакомец смотрит на нее, и, увидев его отражение в стекле, напряглась. Отсалютовав бокалом его зеркальному двойнику, Алекс принялась изучающе рассматривать его: тонкий шрам, начинающийся над губой и идущий по левой щеке почти до виска, худое поджарое тело - он шикарен. Охота на мужчин всегда была для Алекс основным развлечением.
  - Главное, не потеряй контроль. Это смесь зеленого берета и техасского ковбоя. Взрывоопасная смесь.
  - Ты только погляди, Дэлли, какое красивое у него лицо. И этот шрам... Интересно, где его так ранили? Он хищник. И он опасен... Как бы я сама не стала дичью.
  - Ты меня вообще слышишь, подруга?
  - Слышу. А ты меня? - осколки зеленоватого льда на бледном лице Алекс опасно сверкнули. Она облизнула пересохшие губы, и залпом осушила бокал шампанского. - Не беспокойся обо мне - не он первый, не он последний... Все, молчи, он идет сюда!
  Приблизился объект их обсуждения. Темные глаза Трэнтона насмешливо глядели на девушек, и в глубине его зрачков вспыхивали золотистые искры, отражая яркие огни ламп. Алекс поспешно отвернулась и судорожно сжала бокал, надеясь, что ее волнение останется незамеченным. Казалось, воздух в комнате загустел от напряжения.
  - Роскошная южная ночь, роскошная южная женщина...
  Алекс на миг показалось, что от звука этого голоса ее сердце пропустило пару ударов. Она взяла себя в руки и с легкой улыбкой повернулась к Майклу.
  - Здесь много женщин, смотрите, не заблудитесь, мистер... - Алекс замялась, делая вид, что не знает его имени.
  - Мистер Трэнтон. Майкл Трэнтон... - он галантно поцеловал ее руку.
  Глаза Алекс вспыхнули от удовольствия, но она тут же отвела взгляд в сторону.
  - А вы - несравненная Алексиана Райт. Наслышан. Скажите мне, дорогая, - бархатисто продолжил Майкл, пристально и нахально разглядывая Алекс, - что вы делаете сегодня вечером?
  - Сегодня вечером я не общаюсь с незнакомцами.
  - Очень жаль. Но я надеюсь, что вы еще передумаете.
  Белозубо улыбнувшись, Трэнтон откланялся.
  - Когда ты говоришь, что не хочешь любви - кого ты пытаешься в этом убедить? - послышался голос Дэлерии. - Наивная! Но неужели ты думаешь, что все эти случайные мужчины смогут заполнить пустоту в твоем сердце?.. И не смей мне язвить!
  - Я и не собиралась, - Алекс взяла еще один бокал шампанского у проходящего мимо официанта и капризно поджала губы. - Но я прошу тебя, хватит вести себя так, будто ты моя мать!
  - Молчу, - вздохнула ее подруга. - Я просто не хочу, чтобы тебе было больно. В этой войне не будет победителей.
  - Только не нужно говорить о том, что после моего романа с Трэнтоном я включу режим "сердце-мое-разбито-ах-он-подлец", - Алекс рассеянно глядела на сгущающийся за окном сумрак.
  - Он не сделает тебя счастливой. У тебя есть один недостаток. Тебя влечет к стройным, хорошо сложенным мужчинам с кошачьим взглядом опасных глаз. А у них есть одна общая черта - все они в душе ублюдки. Твоя идиотская привычка влюбляться в них не доведет до добра.
  - Зато я пополню список своих побед. А быть счастливой я когда-нибудь научусь.
  - Лезешь к огню - не бойся обжечься. Ты, конечно же, очень сильная и гордая, и не будешь рыдать после очередного разочарования. Только хватит ли у тебя сил справиться и в этот раз?
  - Не смей меня жалеть! - возмутилась Алекс. На нее тут же обратились любопытные взгляды женщин, сидящих за соседним столиком. Она демонстративно отвернулась от них и уже тише сказала: - Повторяю, я не собираюсь в него влюбляться. И я безумно устала спорить с тобой. Больше ни слова о Трэнтоне!
  - Как скажешь. Но знай, нужна будет жилетка - всегда пожалуйста.
  - И как ты меня терпишь? Пожалуй, ты единственная в этом городе, кто не считает меня бездушной тварью.
  - Просто я знаю, сколько всего ты пережила, чтобы стать тем, кто ты есть. И, что бы о тебе ни говорили, помни - это зависть. Ты красива, самодостаточна, ты увела не одного чужого мужчину. Так что смирись со сплетнями и живи дальше. А я всегда буду рядом. Что бы ни случилось.
  - Спасибо, дорогая! - растроганно сказала Алекс и беззащитно, совсем по-детски, улыбнулась. - И что бы я без тебя делала?
  - Не будь такой сентиментальной, это тебе не идет, - Дэлерия увидела в стороне давнего знакомого, с которым училась в колледже, и смущенно отвела глаза.
  - Иди к нему, - шепнула ей подруга, - поверь, он будет рад с тобой пообщаться.
  Не успела Дэлерия отойти, как рядом с Алекс хрипло прозвучал мужской голос:
  - Здесь безнадежно скучно, а на набережной, в одном из прибрежных ресторанчиков, рвутся струны испанских гитар... Я подумал, что не стоит ждать, пока вы решитесь принять мое предложение и решил повторить его.
  Алекс обернулась. Взметнулись пушистые темные локоны, украшенные жемчужными нитями. Слегка расширились от восхищения глаза. На бледных щеках вспыхнул пунцовыми розами румянец.
  Майкл вальяжно облокотился о стену, слегка подавшись вперед. Провел ладонью по руке Алекс, с удовольствием отметив, что она вздрогнула от этого прикосновения. Казалось, воздух между ними раскален, казалось, что они знают друг друга тысячелетия. Мир вокруг замер на миг - лишь штормовое море ее мглистых глаз, лишь его первобытное желание похитить, спрятать ото всех, обнять и никогда не отпускать. Что же это с тобой, Трэнтон? С каких пор ты готов послушно замереть у ног женщины, какой бы красивой она ни была?
  - Любите ли вы фламенко так, как люблю его я? - прищурилась Алекс и поставила свой бокал на подоконник, слегка отстранившись от наглого незнакомца.
  - Это ваш ответ?
  - Это мой вопрос.
  Полночная игра увлекала обоих все сильнее, и единственным выходом было - сбежать из душного дома, пропахшего духами и умирающими розами.
  Не пожалеть бы потом обо всем этом, запоздало подумалось Алекс, когда она пробиралась меж танцующих пар следом за смуглым нахалом, крепко державшим ее за руку. Но необузданность страстной натуры взяла верх. Будь что будет! Завтра будут сожаления, завтра будет болеть голова от выпитого шампанского... А сейчас ее ждут плач гитары, фламенко и ветер с моря. И этот наглый самоуверенный тип, возомнивший о себе невесть что.
  ...Сумрак сада, ароматы левкоев и мирта - и его рука, обжигающая ей ладонь. Пение фонтана у старой беседки, увитой плющом, алмазная дрожь созвездий и антрацитовые глаза Трэнтона - колкие, жгучие. Как нервы, натянут воздух, и стрелой на излете замерли слова и вздохи. Обвитое плющом озноба тело жаждет танца, и Алекс, отметая все сомнения, легко и беспечно спешит по извилистой дорожке сада, искоса поглядывая на идущего рядом мужчину.
  
  * * *
  - Это шампанское. Из-за него я сейчас прикасаюсь к тебе. Из-за него разрешаю себя целовать. Оно вскружило мне голову. - Алекс изящно выгнулась, проведя тонкими пальчиками по груди Майкла. Расстегнула верхнюю пуговицу на его льняной белоснежной рубашке. Кирпично-красный галстук валялся на полу, пиджак небрежно висел на спинке кресла, а Трэнтон, словно ленивый кот, развалился на диване гостиничного номера, в котором всегда останавливался, приезжая в Лос-Анджелес.
  Алекс оседлала мужчину, охватив его бедра ногами, и распустила длинные темные волосы - шелковистые, слегка вьющиеся. Пряди слегка щекотали Трэнтону шею, и это сводило его с ума.
  - Кстати, ты шикарно целуешься. Надеюсь, все остальное ты делаешь так же фантастически, - в ее голосе прозвучало одобрение, - но не рассчитывай на что-то большее, чем эта ночь.
  - Не ври себе. Неужели всякий раз, когда ты выпьешь шампанского, ты оказываешься в объятиях первого встречного мужчины? - хрипло спросил Майкл между легчайшими поцелуями, похожими на прикосновение крыльев бабочки. - Кажется, так ты меня назвала? Алкоголь не имеет никакого отношения к тому, что происходит сейчас между нами.
  - В случайную южную ночь со мной рядом случайно оказался случайный мужчина, не более того, - слегка отстранилась она, сверкнув серо-зелеными глазами. Дымка страсти уже заволокла их, но Алекс всех сил пыталась удержаться на плаву в бушующем море любовной лихорадки. Второе "я", рациональное и беспристрастное, повторяло ей, что наступит утро, и она пожалеет о том, что поддалась на очарование этого ковбоя.
  - Тогда почему каждое твое "нет" возбуждает меня все сильнее? - усмехнулся Трэнтон, откинувшись назад, чтобы видеть ее всю - утонченное скуластое лицо, хрупкие плечи, грудь, едва прикрытую золотистой блестящей тканью, длинные роскошные ноги...
  Алекс тоже была довольна открывшейся картиной - хищное лицо с резкими индейскими чертами, пересеченное тонким, едва заметным шрамом, и темные, словно бездна, глаза. Трэнтон был, возможно, слишком худым, но жилистым - ей такие нравились.
  - Если бы я сказал, что влюбляюсь в тебя, что бы ты ответила?
  Алекс вздрогнула, будто ее ударили, глаза превратились в осколки зеленоватого льда - холодные и колючие. Она облизнула пересохшие губы и попросила:
  - Давай оставим все как есть. Не усложняй.
  - Не буду, - отозвался он и снова привлек ее к себе.
  Легкая дрожь сотрясла тело, когда Майкл стянул с нее платье, и его руки жадно погладили ее по внутренней стороне бедер. Алекс выгнулась - грациозно, изящно, и закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновениями. Слишком давно рядом с ней не было молодого горячего парня, и она соскучилась по постельным играм, соскучилась по умелым мужским рукам, соскучилась по твердым губам, уверенно находящим самые трепетные места на ее теле, соскучилась по поцелуям и раскованным ласкам.
  Тревожное ощущение нереальности происходящего коконом окутало ее в тот миг, когда Майкл стянул с нее белье, и, тяжело дыша, опрокинул на спину. Это же чувство оставалось с ней все то время, пока он вдавливал ее тело в измятое покрывало. От шампанского кружилась голова, путались мысли.
  Алекс отстраненно смотрела на Трэнтона, и из ее горла время от времени вырывались полустоны-полухрипы, когда он слишком резко входил в нее, причиняя полузабытую сладкую боль. Несколько лет она была замужем за дряхлой развалиной, и сейчас, в объятиях этого случайного мужчины, ей хотелось почувствовать себя желанной...
  
  "Этот парень шикарен", - призналась она себе потом, когда они курили, отдыхая от безумной скачки. Молчание затягивалось, и Алекс была этому даже рада. Она уже почти протрезвела и начинала жалеть о том, что оказалась в постели этого жеребца так поспешно. Ее мало волновало, что он о ней подумает, но не в ее правилах было ложиться в постель с первым встречным.
  Докурив, Алекс поспешно вскочила, и быстро собрала свою одежду.
  - Куда ты торопишься? - услышала она, захлопывая дверь в ванную.
  - Черт, как я могла так слететь с катушек? - прошипела Алекс, включая воду. Нужно быстрее принять душ и сбежать отсюда!
  К ее облегчению, Майкл не стал ее удерживать, когда она вышла из ванной. Он молча курил у окна, не удосужившись одеться. Алекс скользнула по нему немного растерянным взглядом и наиграно улыбнулась:
  - Я надеюсь, ты понимаешь, что это ничего не значит?
  - Конечно, - криво усмехнулся он, - ты всего лишь стала моей женщиной.
  - Трэнтон, черт бы тебя побрал, я ничья! И меня это вполне устраивает!
  Алекс выскочила из номера, громко хлопнув дверью, пытаясь унять сердцебиение. Она ведет себя, как девчонка, у которой гормоны расшалились! Кажется, Дэлли не зря просила ее держаться подальше от этого ковбоя. Она не прислушалась к совету подруги и уже жалела об этом, ведь что из всего этого вышло? Она, чертыхаясь, спешит посреди ночи из чужого гостиничного номера, как последняя шлюха!..
  Алекс едва не упала, подвернув ногу, и сломала каблук. Со злостью сбросила туфли и босиком помчалась в вестибюль, чтобы вызвать такси и как можно быстрее оказаться подальше от Трэнтона.
  
  Глава 2
  Западный бриз нес прохладу бульварам и площадям с вод залива Санта-Моники. Город Ангелов купался в лучах щедрого калифорнийского солнца. Набережная, вид на которую открывался из окон отеля, была хороша - шелестели опахалами пальмы, утопали в цветущих олеандрах и желтых лилиях уютные ресторанчики, ловкие загорелые подростки скользили на серфах по волнам, а на траве грелись на солнце безработные негры и мексиканцы.
  Под окнами номера Алекс росли приземистые деревья, покрытые нежными цветами - листьев на них не было, и это было необычное зрелище: осыпаясь, лепестки покрывали землю вокруг ствола, и сверху казалось, что это нарисован сиреневый круг на земле, а из него вырастает дерево, у которого вместо кроны - фиалковое облако. Нежно-восковые камелии алели на клумбах, зеленели кусты миндаля и апельсиновые деревья - Калифорния всегда радовала глаз сочными красками.
  Но Алекс чувствовала себя бесконечно одинокой и никому не нужной в этом шумном городе. Она стояла на резном балконе своего номера и едва сдерживалась, чтобы не закричать во весь голос от обиды и разочарования. Джон все еще не разрешал ей встречаться с дочерью, он снова отправил Дэйзи в один из европейских пансионов закрытого типа. Это злило Алекс, но она уговаривала себя запастись терпением. Ведь она вернулась в Лос-Анджелес лишь ради дочери, да и замуж вышла за эту развалину - Райта, - только для того, чтобы встать на ноги и быть финансово независимой. К счастью, недолго старик мучил ее своим присутствием. Алекс понимала, что это очень греховные мысли, но ведь она уже давно не была примерной католичкой. Бабушка со своих небес, пожалуй, глядит на непутевую Алекс полными слез глазами. Если они есть, эти ее небеса...
  Алекс положила голову на скрещенные на перилах руки и задумалась о том, что пора перебираться в гламурный и роскошный Beverly Hills - теперь у нее есть деньги и возможности для этого. Город Грез был у ее ног, и для этого ей понадобилось девять долгих лет.
  Может быть, светская львица хитрила? Может быть, ей просто надоела кочевая жизнь и скандальная слава, тянувшаяся за ней шлейфом сплетен? Может быть, ей хотелось покоя и стабильности, прочного положения в обществе?
  Но пока что ситуация складывалась не в ее пользу - дочь свою она все еще ни разу не увидела. Нет, Алекс не жалела ни о чем, и если бы у нее был шанс прожить жизнь заново, она ничего не стала бы менять, кроме одного - Дэйзи. Дочь, которую у нее отобрали. Сейчас она ни за что не отдала бы ее. Но в свои восемнадцать лет Алекс была слишком слаба и уязвима. Воспоминания нахлынули штормовой волной, вызвав злые слезы.
  
  1973 год, лето
  - Запомни, Алекс, - прошипел Джерри Стэйнбек, брат ее мужа, - ты все равно сдашься, я еще не встречал такой женщины, которую нельзя было бы купить или запугать!
  Алекс с отвращением смотрела на него, прижав в груди ребенка, закутанного в мягкие розовые пеленки. Джерри нашел ее в саду, когда она гуляла с дочкой. В последнее время он стал слишком настойчив в своих преследованиях, и жизнь превращалась в ад. Обрюзглый, с мясистыми толстыми губами и лоснящимся от жира лицом, на котором хитро сверкали маленькие черные глаза, Джерри был отвратителен и безобразен. Алекс ненавидела его.
  - Я расскажу все Джону, - дрогнувшим голосом сказала она, гордо вскинув голову. Она не даст запугать себя! Маленькая, обманчиво хрупкая, она всегда была упрямой и своенравной. И те, кто пытались сломать ее, с удивлением обнаруживали, что в этой миниатюрной большеглазой девочке спрятан стальной стержень.
  - После того, как он приревновал к Фарнсворту Трэнтону, вряд ли он поверит тебе, дорогая, - издевательски расхохотался Джерри. - Как я ловко все обставил, а? Мне ничего не стоит сделать так, чтобы Джон считал тебя маленькой шлюхой, которая вышла замуж за его доллары!
  - Но ты же знаешь, что это не так, и я люблю твоего брата! - Алекс едва сдерживалась, чтобы не разреветься. Ее семейная жизнь превратилась в кошмар, но показывать этому подонку свою слабость она не собиралась. И эта глупая история с техасским ковбоем - они даже не виделись ни разу, а Джерри умудрился убедить Джона, что Фарнсворт был ее любовником незадолго до того, как Алекс познакомилась с будущим мужем. А ей ведь было всего шестнадцать, когда она вышла замуж за Джона! Да, она не была невинна, но муж даже слушать не стал, почему это случилось в столь юном возрасте. И Алекс решила - она не станет оправдываться за то, в чем не виновата. Пусть думает, как хочет! Ведь о том, как нахальный одноклассник напоил ее в старшей школе и воспользовался ее беззащитностью - даже вспоминать было стыдно.
  - Тогда просто удели мне немного своего драгоценного времени, милая, - слащаво протянул Джерри, и Алекс очнулась от своих мыслей, - и я оставлю тебя в покое. Как тебе мое предложение? - он склонился над девушкой, провел своими толстыми волосатыми пальцами по ее щеке.
  - Иди к черту! - Алекс содрогнулась от отвращения, крепче прижав к себе ребенка, словно это был щит, который защитит ее от грязных домогательств. Ярость застилала ей глаза, и она, уже плохо соображая, что делает, собрала во рту как можно больше слюны и плюнула в лицо Джерри. Он отшатнулся, вытирая лицо, грязно выругался, а она нервно засмеялась, словно эта мелкая пакость могла помочь ей победить младшего Стэйнбека. Алекс вскочила со скамейки и поспешно бросилась к дому - нужно постараться не оставаться наедине с этим ублюдком!..
  Но через несколько месяцев Джерри все-таки сломал ее жизнь.
  Была вечеринка в честь дня рождения малышки Дэйзи - ей исполнялся год. Особняк Стэйнбеков едва вместил всех гостей - рекой лилось шампанское, ломились от деликатесов столы, и в вихре аргентинского танго кружили пары в танцевальном зале. Алекс тогда выпила пару бокалов вина на голодный желудок, и ей стало нехорошо. Джон, когда гости уже расходились, отнес ее в спальню, постаравшись, чтобы его друзья и родственники не заметили настоящей причины исчезновения хозяйки. Он сказал всем, что у нее разболелась голова, и ей пришлось уединиться.
  Всего остального Алекс не могла видеть, знала только по рассказам Джона и его брата - она провалилась в дремотное забытье, едва ее гудящая от вина голова коснулась мягкой подушки. А разбудил ее шум драки, звон бьющегося стекла и гортанные мужские крики. Она села на постели и с удивлением обнаружила, что на ней нет одежды. Подтянула покрывало к груди, замоталась в него и, пошатываясь, встала, все еще плохо соображая, что происходит.
  По полу катались братья Стэйнбеки, круша все на своем пути. Порванная рубашка Джона клочьями висела на покрытом кровоподтеками теле, в комнате стояла ругань, и хлесткие звуки ударов взрывали сонную одурь калифорнийской ночи... А Джерри отчего-то был раздет до нижнего белья.
  Алекс увидела груду одежды, свою и Джерри, лежавшую на полу возле кровати. И поняла, что именно она проспала.
  - Нет, Джон, ты не так все понял! - прижимая к груди атласную ткань, закричала Алекс. Слезы отчаяния и страха текли по ее испуганному лицу. Чуть не свела с ума мысль - а вдруг она и правда переспала с Джерри? Но Алекс отмахнулась от этого предположения - даже будучи в стельку пьяной она не смогла бы лечь в постель с противным ей мужчиной. Но ей никто не поверил - оболганная и преданная, она была вынуждена покинуть Лос-Анджелес, оставив дочь.
  
  1983 год, конец осени
  ...Алекс очнулась от горьких воспоминаний и закурила, глядя на безбрежную бирюзовую гладь океана, что пенными волнами вгрызался в пляж. Джон все понял так, как понял бы любой мужчина, заставший жену в объятиях любовника. Он не поверил, что Джерри раздел ее и забрался в ее постель, пока она спала. Наутро он подал на развод и лишил ее родительских прав, заставив покинуть город. Она была молода, испугана, и у нее не было денег, чтобы попытаться схлестнуться в суде с магнатом Стэйнбеком. Она уехала, но поклялась отомстить.
  И вот она вернулась в Город Ангелов. Вернулась победительницей. Она богата, успешна и красива. И она вернет свою дочь. А Джерри... О, она все равно узнает, где скрывается этот подонок. И превратит его жизнь в ад.
  
  * * *
  Алекс задумчиво крутила в руках ручку, повернувшись к окну. Прошло уже несколько дней после той идиотской истории с Трэнтоном, и она была рада, что он не появлялся - без него забот хватало. Оранжевое марево калифорнийского полудня призывно звало на янтарные пляжи Малибу, но ей вот уже который день нужно было заниматься сотней скучных дел.
  Компания, доставшаяся ей в наследство от покойного мужа, приносила огромный доход, но и сил отнимала немало. Пришлось попрощаться с вечеринками, казино и ресторанами Вегаса. Алекс, конечно, была счастлива, что работа военного концерна шла как по маслу, штат сотрудников давно был скомплектован, да и связи с сенаторами и администрацией Президента - налажены. Но хватало и проблем. Высокий лоб Алекс прорезали тонкие морщинки - она с неудовольствием вспомнила про странный проект, с которым никак не могла разобраться. Кажется, старый хрыч продавал оружие в Латинскую Америку и Юго-Восточную Азию. Причем, продавал он его не правительству этих стран. Алекс это не нравилось. Она не хотела кровавых денег. Нужно решить вопрос с поставкой оружия повстанцам как можно скорее...
  Ручка треснула в ее руках, и Алекс вздрогнула от неожиданности - нужно контролировать свои эмоции! Нельзя, чтобы кто-то видел ее неуверенность в себе, нельзя, чтобы ее страх и усталость отразились на ее внешности!
  Алекс прикусила губу, не отрывая взгляда от тонких стволов пальм и пыльного вихря, волчком крутившегося под окнами здания. Она боялась, что не справится со своим наследством, и единственным выходом из ситуации казалось удачное замужество. Да, если она перебросит все заботы о концерне на сильные мужские плечи, она снова сможет нежиться целыми днями под горячим южным солнцем, а ночи проводить в танцевальном угаре Вегаса.
  Алекс нахмурилась, перебирая в памяти претендентов, но ни одного подходящего вспомнить не смогла. Во-первых, как выяснилось, она никому не доверяет и опасается, что ее обдерут как липку, во-вторых - она не хочет снова стать зависимой от мужчины.
  - Эти мысли сведут меня с ума, - сказала она вслух и потянулась к сигаретной пачке. Но тут дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник широкоплечий темноволосый мужчина с задорным блеском черных, как ночь, глаз. Это был Майкл Трэнтон, с которым она так легкомысленно вела себя пару дней назад. В серо-зеленых глазах Алекс отразилось раздражение, и она порывисто вскочила с кресла.
  - Сильвия, я же предупреждала, чтобы ко мне никого не пропускали! - возмущенно вскинулась она, нервно прикуривая.
  - А я из тех мужчин, для которых открыты все двери, - безапелляционно заявил Майкл, и белозубо усмехнувшись, закрыл за собой дверь. - Принцесса, я соскучился.
  - Кто дал тебе право врываться в мой кабинет? - холодно спросила она.
  Худощавая, большеглазая, в строгом брючном костюме с широким ремнем, увешенная индийской бижутерией из крупных агатов нежного лилового оттенка, Алекс выглядела роскошно. И одобрительный взгляд Трэнтона это подтверждал. Походкой хищника он приблизился к ней и тихо ответил:
  - Ты сама дала мне это право той ночью...
  - Я просила тебя забыть о том, что было, - прервала его Алекс, судорожно затягиваясь сигаретным дымом. Когда этот мужчина находился рядом, у нее подгибались колени, и кружилась голова. Вот только влюбиться в этого ковбоя ей сейчас не хватает. Говорят, техасцы грубы и дурно воспитаны. К тому же, он еще и бывший военный. Нет, этот хам не подходит ей!
  - Такую женщину, как ты, забыть невозможно, - хрипло проговорил Майкл, забирая у нее окурок. Затушив его, взял ее лицо в ладони, снова удивившись сочетанию бледной кожи и черных как смоль кудрей. Красивая.
  - Убирайся из моего кабинета! Убирайся из моей жизни! - не делая попыток отстраниться, отрезала она. Сверкнула зеленым льдом миндалевидных глаз и упрямо поджала губы.
  - А если не уберусь? - он насмешливо приподнял бровь.
  - Трэнтон, запомни, если однажды между нами что-то было, это не значит, что это будет продолжаться. Мне было скучно, и я выпила слишком много шампанского. Вот и все. Ты меня не интересуешь. А теперь иди к черту, у меня много работы!
  Алекс попыталась вырваться из кольца его рук, но он с наглой ухмылкой прижал ее к стене, просунув колено меж ее бедер. Одной рукой легонько сдавил затылок, второй - поймал ее руки, чтобы она не могла оттолкнуть его. Она часто задышала, забившись, как птица в силке, и обожгла его гневным взглядом. Но промолчала, визг не подняла.
  - Ты будешь принадлежать мне, леди, - прошептал он, нависая над ней, словно хищная птица. Пряди волос упали на лоб, а шрам на скуле побелел от напряжения. Находиться с ней рядом и не поцеловать было выше его сил. Из его горла вырвалось не то рычание, не то стон, и он отчаянно-жадно впился в ее приоткрытые губы. Сопротивлялась Алекс всего несколько мгновений. Ее тело предало ее, и она ответила на поцелуй. Но сладкое забытье длилось недолго. Едва она почувствовала его руки на своей груди, как, укусив Майкла за губу, выскользнула из стальных объятий. Тяжело дыша, замерла у окна, возмущенно глядя на наглеца.
  - Черт! - он прижал тыльную сторону ладони к кровоточащей губе. - Да ты опасная женщина, Алекс!
  - Вот и не забывай об этом в следующий раз, когда попытаешься затащить меня в постель, - прошипела она, нервно тряхнув кудрями, и поправила пиджак. - Выметайся из моего кабинета, Трэнтон, пока я не позвала охрану.
  - Хорошо, леди, сейчас я уйду, - сдался он, демонстративно поднимая руки вверх. - Но я вернусь. И буду возвращаться изо дня в день, пока ты не сдашь позиции. Как бумеранг. Я всегда добиваюсь того, чего хочу. А сейчас я хочу тебя, Алекс.
  Он послал ей воздушный поцелуй и вышел, громко хлопнув дверью. Она растерянно застыла, хлопая ресницами. Нет, ну только проблем с отвергнутым любовником ей сейчас не хватает! Он, конечно, хорош, но ей сейчас не до него.
  Город Ангелов, раскинувшийся на берегу океана, казалось, насмехался над ней, бросая в стекло пыль и сухие листья.
  Алекс отошла от окна и набрала номер своего брата, Кэрри Мэйсона. Он был знаменитым пройдохой и разбирался в бухгалтерии. Вот кто ей нужен.
  - Алло, Кэрри? Это Алекс... Я тоже рада тебя слышать!.. Какие у тебя планы на ближайшие несколько лет? Думаю, тебя заинтересует мое предложение. Мне нужна помощь... Через пару месяцев? Так долго... Но я буду ждать тебя, дорогой!
  
  Следующий день не был примечателен ничем. Солнце ярко светило в вылизанное дождями окно, а Алекс тянула свою ментоловую сигарету. И тут в ее голову пришла совершенно идиотская мысль. Позвонить Майклу Трэнтону.
  Она скривилась и затушила окурок. Он поступил просто шикарно - проведя с ней ночь, пропал на несколько дней. Ни звонков, ни записок. Да, она сказала ему, чтобы он ни что не надеялся, но этот ковбой был так настойчив, так упрям... И в глубине души Алекс в ту ночь наслаждалась своей властью. А он малодушно исчез! Это разозлило ее. И когда Трэнтон появился вчера в ее офисе, Алекс просто-напросто выгнала наглеца - ведь она никогда не была доступной. Да, она любила мужчин, но сейчас переживала, что из-за того, что решилась на близость с Майклом в вечер знакомства, он решит, что она слишком легкомысленна. Но она никогда не отдавалась всем подряд, она сама брала тех, кого хотела! Алекс слишком любила жизнь, чтобы отказывать себе в сиюминутном удовольствии. Она слишком любила все приятные проявления этой жизни - яркое солнце Калифорнии, океанский бриз, вкусную еду и дорогие вина. Ее считали меркантильной, но она всего-то любила комфорт. А его можно было лишь купить. Поэтому Алекс нужны были деньги.
  Многие годы она стремилась к независимости. Многие годы она мечтала о том дне, когда у нее будет достаточно денег, чтобы самой оплачивать свои счета, чтобы самой покупать себе наряды и украшения. Чтобы не быть униженной, не быть обязанной какому-то мужчине за его благодеяния!
  И вот сейчас, когда такой день наступил, в ее жизни появился этот ковбой и смешал все карты. Противный внутренний голос твердил Алекс, что она не права, отказываясь от такого мужчины.
  Она подошла к зеркалу и с негодованием уставилась на свое отражение - на узком бледном лице сверкали злым блеском зеленовато-серые глаза, а собранные на затылке волосы еще больше подчеркивали утонченность и хрупкость ее черт.
  Алекс задумчиво провела указательным пальцем по поверхности зеркала, словно очерчивая линию бедер своего отражения. Она всегда хотела быть более высокой, всегда хотела быть смуглой - женщины вообще очень часто недовольны тем, что дала им природа. Но с возрастом Алекс приняла себя такой, какая она и есть, научилась подчеркивать свои достоинства и скрывать недостатки.
  Она пристально разглядывала себя, отмечая каждую новую морщинку у глаз - пусть эти морщинки и были тонкими, как паутинки, и кроме нее вряд ли кому были заметны. Алекс придирчиво изучала свое лицо, пытаясь не слушать дребезжащий голос, умоляющий позвонить Майклу Трэнтону. Самолюбование всегда отвлекало ее от дурацких мыслей. Она вообще не любила задумываться о жизни. Предпочитала действовать, а не размышлять.
  - Заткнись! - разъяренно бросила она своему отражению и недовольно поджала губы. Она ненавидела, когда жизнь ставила ее перед выбором. Оперлась руками о туалетный столик, исподлобья продолжая сверлить своего зеркального двойника тяжелым, давящим взглядом.
  Алекс тихо злилась, тщетно пытаясь убедить себя, что нужно быть логичной и последовательной. Но ее непостоянное ветреное сердце, жаждущее приключений и адреналина, часто брало верх над разумом, и из-за этого Алекс постоянно попадала в нелепые ситуации, вызывая шквал сплетен и слухов. Быть в эпицентре скандалов стало привычным делом.
  "Ты просто дура!" - фыркнуло ее второе "я", мечтавшее оказаться поближе к Майклу Трэнтону. Слишком уж долго приходилось ложиться в постель к старику, который не мог удовлетворить ее. Поэтому страстная натура Алекс желала в полной мере насладиться молодым горячим парнем, который так легко шел в руки.
  Но логика подсказывала - Трэнтон не из тех мужчин, которые могут смириться с тем, что женщина хочет быть самостоятельной. Слишком уж он властный и упрямый. Тут будет одно из двух - или он ее сожмет в кулаке, или она упечет его под каблук. А воевать совершенно не хотелось. В жизни наконец-то воцарился покой, и Алекс желала насладиться им в полной мере.
  - Мне и одной неплохо, - усмехнулась Алекс, разрывая нить взгляда со своим отражением. - Зачем мне мужчина? Он начнет указывать мне, что делать, куда ходить и с кем общаться. Он начнет переделывать меня! Мужчины такие упрямцы! Они никогда не признают за женщиной права жить так, как она хочет. Они считают, что все знают лучше и что мир принадлежит им! А вот накось выкуси! - Алекс показала язык своему зеркальному двойнику и отвернулась от него, сложив руки на груди. - Я хочу быть хозяйкой своей жизни, и мне не нужны лишние проблемы. А Трэнтон - это проблема. Поэтому катись-ка ты со своей любовью, милая Алексиана, куда подальше. Не до нее сейчас!
  С этими словами Алекс потянулась к сигарете и щелкнула зажигалкой. Она больше не подчинится ни одному мужчине! Независимость, завоеванная с таким трудом, намного важнее любых чувств.
  "О чем я только думаю?" - раздраженная мысль, угнетающе-злая, мелькнула, и тут же сменилась беспокойством - отчего она так волнуется? Алекс нервно прошлась по комнате, поглядывая на телефонный аппарат. Нет, она никогда ему не позвонит!
  Противно запищал звонок в прихожей, и она поспешно покинула спальню, небрежно набросив на плечи атласный пеньюар. Сверкающая серебристая ткань легкими складками окутала хрупкое тело.
  - Ты? - Алекс на миг замерла у открытой двери, потом отступила на шаг назад. Она едва доставала Майклу до плеча, и глядеть снизу вверх на его самодовольное лицо было невыносимо.
  - Я... - Трэнтон усмехнулся тонкими, четко очерченными губами, и вальяжно облокотился о стену. Белел давний шрам на щеке, придавая смуглому лицу зловещее выражение. - Не пригласишь?
  - Входи, - флегматично пожала плечами она, пытаясь и виду не подать, что сама жаждала этой встречи.
  Майкл хищно сверкнул агатовыми глазами - темными, глубокими, - прекрасно осознавая свою сексуальность. Пружинящей походкой прошел в холл и развалился в кресле. Алекс же замерла возле окна, плотнее кутаясь в свой халатик - ей казалось, что Трэнтон уже мысленно раздел ее и уложил в кровать.
  - Чем обязана? - холодно спросила она, наконец-то взяв себя в руки. Грациозная, безразличная ко всему.
  - Я соскучился, - безапелляционно заявил он.
  - Чем могу помочь? - прищурилась Алекс, прислонившись к стене. Уточняюще-укоризненно хмыкнула: - Мы же виделись вчера. Когда это ты успел затосковать?
  - Оставь свои колкости, - попросил он. Их разделяло совсем небольшое расстояние, и он этим воспользовался, нагло притянув Алекс к себе и усадив на колени.
  Она напряженно замерла, и на ее лице появилось раздражение:
  - Та наглый, самодовольный...
  Но он закрыл ей рот поцелуем - дерзким, дразняще-сладким, слишком коротким, чтобы успеть им насладиться. Отстранился, с улыбкой глядя на нее.
  - Уходи! Я не люблю, когда мужчины приходят в мой дом без приглашения!
  - Ты меня хочешь! - превосходство в голосе - низком, бархатисто-хриплом. Насмешка в глазах.
  - Я уже получила то, что хотела. Отпусти меня!
  - Как скажете, леди, - Трэнтон разжал кольцо своих рук, чтобы она могла встать с его колен, медленно поднялся и направился в прихожую. Полуобернулся, внимательно поглядел на Алекс и тихо сказал: - Но не думай, что сможешь от меня избавиться. Я уже говорил тебе, что всегда добиваюсь того, что хочу?
  Алекс возмущенно прикусила губу и промолчала. Отвернулась.
  Хлопнула входная дверь.
  Тишину разорвал щелчок зажигалки. Сизый дым и бледно-зеленые глаза, глядящие на своего зеркального двойника в отполированной пластине.
  - Ты слаба и глупа! - выплюнула Алекс отражению. - Черт бы побрал этого Трэнтона!
  
  1983 год, зима
  Глава 3
  Духота и жара сводили Алекс с ума. Через несколько дней канун Рождества, а в этом чертовом городе настоящее лето! Она скучала по Англии, но понимала - ее жизнь теперь здесь, среди вездесущего песка и клумб королевских стерлиций, чьи цветы напоминают головы причудливых экзотических птиц. Их узкие скрученные лепестки, что кажутся заостренными кинжалами, давно стали символом Города Ангелов.
  Алекс повернулась на звук открывающейся двери. На пороге стоял Кэрри Мэйсон, ее улыбчивый кузен.
  - Рада видеть тебя, - ослепительно улыбнулась Алекс, протягивая руки ему навстречу. Он поцеловал кончики ее прохладных пальцев, затем сел в кресло, а она устроилась за своим рабочим столом.
  - Ты все такая же очаровательная. Блистаешь! Что-то ты не убита горем по безвременно почившему супругу...
  - Безвременно? - фыркнула она. - Ты шутишь? Вспомни, сколько лет было Райту! Да, я не очень-то примерная вдова, но перед тобой мне нет смысла ломать комедию... - Алекс взяла в руки пачку сигарет. Предложила Мэйсону закурить, но тот отказался и достал из кармана пиджака свои сигареты.
  Они курили и смотрели друг на друга - цепко, оценивающе. Алекс заметила, что кузен слегка располнел, и его лицо округлилось, а в рыжевато-каштановых волосах, изрядно поредевших, появились седые пряди. Над тонкими губами темнела тонкая ниточка усов - раньше он их не носил.
  - Мэйсон, как ты постарел! - невольно вырвалось у Алекс.
  Он промолчал - сестра никогда не отличалась деликатностью. Докурил, и лишь потом ровным деловым тоном сказал:
  - Я готов выслушать свою драгоценную кузину, которая не вспоминала о моем существовании последние лет пять.
  - У меня есть к тебе предложение, - Алекс достала из ящика стола пухлую папку с отчетами и затушила сигарету. - Ты хороший бухгалтер, и мне нужна твоя помощь. Я не справляюсь, Мэйсон! - она в отчаянии прикрыла глаза и бросила папку на стол между ними. - Я ни черта не понимаю в этих бумажках, и мне кажется, что меня обворовывают. Мой главный бухгалтер тот еще аферист!
  - Но я никогда не имел дел с такими огромными корпорациями, - нахмурился Мэйсон, открывая папку и бегло просматривая документы.
  - Как будто я всю жизнь руководила военными концернами! - пробормотала Алекс, и хищно усмехнулась. - Ты хитрый сукин сын, Мэйсон, - она жестом пресекла его попытку что-то сказать, - и мне нужен именно такой человек - беспринципный и наглый. Мне нужен человек, чующий выгоду и имеющий нюх на деньги. И он должен быть мне верен. Я отдам тебе пять процентов акций, если ты согласишься.
  Мэйсон присвистнул, вскинув брови. Это были огромные деньги.
  - А если я не справлюсь? Что тогда?
  - У меня и так все летит к чертям, - отозвалась Алекс, - если ты не попытаешься спасти меня, я разорюсь. Я нутром чувствую, что в этих бумагах что-то не так. Меня хотят уничтожить.
  - Старик Райт не научил тебя вести дела?
  - Этот старый хрыч и не пытался. Да и я не настаивала никогда. Я жила как мотылек-однодневка, не думая о завтрашнем дне. Я думала о мехах, драгоценностях, о любимой коллекции картин. Знаешь, а ведь это все, что у меня останется, если я вылечу из этого кресла! - Алекс нервно стучала ногтями по столешнице, искоса поглядывая на Мэйсона.
  - А скажи мне, как ты получаешь свои отчеты? - заинтересованно спросил тот. Он хмурился, листая документы, и Алекс видела, что ему там явно что-то не нравится.
  - Руководство отделами возложено на их начальников, они передают отчеты моему личному секретарю, а тот, в свою очередь, предоставляет документы мне.
  - То есть служащие не знают свою королеву в лицо, - хмыкнул Мэйсон.
  - Почему же? Я выступаю по телевидению, да и в газетах фотографии мелькают...
  - В разделе светской хроники, - перебил он ее. - Знаешь, если мы хотим показать, кто здесь хозяин, мы должны быть ближе к народу. А то ты, пользуясь персональным входом и лифтом, совершенно не радуешь своим видом чернь.
  - А это важно? - удивилась Алекс.
  - Хотя бы руководителей отделов нужно знать в лицо.
  - Я пару раз была на совете директоров...
  - Пару раз? Почти за год - пару раз? - снова перебил ее Мэйсон. - Ну, конечно, у королевы есть более важные дела - балы, охота на мужчин и пирушки.
  - Не язви! - недовольно сказала Алекс и встала, с грохотом отодвинув кресло. - Черт, я хочу выпить. Ты что будешь? - она направилась к мини-бару.
  - Алекс, сейчас девять утра, - укоризненно сказал Мэйсон, но в глазах его была насмешка. - Я буду виски с содовой...
  - И виски побольше, - закончила с ним в унисон Алекс, смешивая напиток. - Но давай вернемся к нашим служащим.
  Она подала ему стакан и отпила из своего, чувствуя, как приятное тепло разливается по телу.
  - Через два дня Рождество. Как ты планируешь провести этот вечер?
  - В Вегасе, - беспечно отозвалась она, - но какое это имеет отношение к корпорации?
  - Самое непосредственное. Вегас отменяется! - безапелляционно заявил Мэйсон. - Мы устроим рождественскую вечеринку. Ты должна показать всем, что ты вполне реальная фигура, ты должна показать, что концерн в надежных руках.
  - Я не прогадала, когда позвала тебя, Мэйсон...
  - Займись приготовлениями к празднику, а я заберу бумаги с собой, полистаю их более внимательно.
  - Семь процентов! - крикнула ему вслед Алекс и с наслаждением откинулась на спинку кресла - теперь все будет хорошо. Любимый брат рядом, и ей есть на кого положиться.
  
  Предпраздничная суматоха закружила Алекс, и она совершенно забыла о Трэнтоне и его навязчивости. Лилии от него приходили с завидным постоянством, но Алекс настолько привыкла к этому за последний месяц, что совершенно не замечала свежие букеты на окне своего кабинета.
  Когда наступил вечер накануне Рождества, Алекс сидела у себя и слушала музыку, доносившуюся снизу. Вечеринка, за которую она заплатила из своего кармана, уже шла полным ходом, но Алекс все не решалась спуститься вниз. Пышная прическа, цветы в волосах и нарядное длинное платье из переливающегося блестками атласа, яркий макияж и стакан виски в руках - такой и увидел ее Мэйсон, ввалившись в кабинет под руку с Дэлерией.
  - И почему ты сразу не сказала мне, что твоя подруга сейчас живет в Лос-Анджелесе? - игриво подмигнул Мэйсон, но его улыбка погасла, когда он увидел, как напряжена кузина.
  Алекс скользнула взглядом по расплывшейся фигуре Дэлерии, закутанной в персиковое платье с пышными рукавами и нелепыми гипюровыми воланами.
  "Да, кажется, эти двое нашли друг друга", - скептически подумала она. Оба слегка полноватые, широкие в кости, с румяными лицами - они неплохо смотрелись вместе. Хотя похудеть Дэлли все же не мешает.
  - Тебе пора спускаться к своим подданным, - сказал Мэйсон и отобрал у сестры стакан.
  Алекс натянуто улыбнулась и первая пошла к выходу. Втроем они отправились на вечеринку, которая была уже в самом разгаре. Несколько человек были уже слегка под хмельком, и почти все ее служащие бродили по залу с бокалами в руках. Алекс, с язвительной ухмылкой оглядев пеструю толпу, поняла, что никто не заметит, что она выпила немного виски. При ее приближении разговоры смолкали, но потом веселье возобновлялось.
  - А я здесь не очень популярна, - наиграно-вежливо кивая тем, кто ее приветствовал, прошипела Алекс.
  - Кстати, они называют тебя чертовкой, - отозвался Мэйсон, помахав кому-то рукой.
  - И когда же ты успел это узнать? - холодно осведомилась Алекс.
  - А я в курилке потоптался, пока меня в лицо никто не знал.
  - Ты еще больший аферист, чем я думала, - хмыкнула Алекс, - и знакомства завел?
  - Завел, - важно кивнул Мэйсон. - Девочки мои, скоро вы сможете позабыть обо всех заботах и заниматься своими картинами. Я обо всем позабочусь.
  - Рада это слышать, - с облегчением улыбнулась Алекс, - я собираюсь проводить в этих стенах как можно меньше времени.
  - Тогда отдашь мне десять процентов, - ухмыльнулся Мэйсон.
  - Эй, не будь таким ненасытным! - возмутилась Алекс. - И о твоих акциях мы поговорим после праздников. А сейчас раздобудь нам шампанского.
  Мэйсон отправился искать запропастившегося куда-то официанта, а Алекс многозначительно взглянула на подругу:
  - Ну, что, Дэлли, вот и сбылась твоя мечта?
  - Ты о чем это? - наиграно удивилась Дэлерия.
  - Я о Мэйсоне, в которого ты втрескалась еще в колледже!
  - Предлагаю поговорить об этом потом, твой брат несет нам выпивку.
  Мэйсон и его спутницы некоторое время наблюдали за танцующими. Алекс с непонятной тоской поглядывала на щебечущих рядом Дэлерию и Мэйсона и чувствовала себя очень одинокой. Может, стоило пригласить на эту вечеринку Трэнтона? Она задумчиво уставилась на танцпол, вспоминая, как познакомилась с Майклом.
  - Миссис Райт... - послышался рядом приятный грудной голос. Алекс обернулась и увидела симпатичного брюнета с нахальными голубыми глазами. - Не хотите ли потанцевать? - он сделал приглашающий жест.
  - С удовольствием! - Алекс приняла протянутую руку.
  Они направились к танцполу. Партнер танцевал хорошо, легко кружил ее, да и джайв Алекс всегда любила. Она ловила на себе удивленные взгляды - никто и представить не мог, что она будет танцевать, да еще и с каким-то клерком.
  "Пусть смотрят, - подумала Алекс, - это моя вечеринка, и я хочу развлекаться!"
  - Вы прекрасно танцуете, - брюнет внимательно изучал ее лицо своим наглым, цепким взглядом. Алекс отвернулась, проигнорировав его попытку завязать разговор. Танец подходил к концу, и она разочарованно вздохнула. Ее партнер заметил это и снова пригласил ее танцевать.
  ...Когда Алекс возвращалась в свой кабинет, брюнет пошел за ней следом - уверенный в своей победе и в том, что именно он согреет этой ночью ее постель. Алекс равнодушно отшила наглеца и заперлась у себя, решив встретить это Рождество в одиночестве. В ведерке со льдом охлаждалась бутылка "Клико", об этом явно позаботился ее брат.
  - Спасибо тебе, Мэйсон, - усмехнулась Алекс. Радуясь, что не придется давиться обжигающим виски, она налила себе шампанского. С удовольствием вытянула из волос цветы и шпильки, встряхнув головой. Какое облегчение! Она не любила закалывать волосы, и чаще носила их распущенными.
  Алекс расслабленно откинулась на спинку кресла, но вздрогнула и едва не выронила бокал, когда зазвонил телефон.
  - Алексиана Райт слушает, - хрипловато проговорила она и замерла, услышав низкий голос Трэнтона.
  - С Рождеством, принцесса. Я соскучился. Звонил тебе в отель, но мне сказали, что ты еще на работе. Как вечеринка?
  - С Рождеством, - отозвалась она, облизнув пересохшие губы. - Все отлично.
  - Мне жаль, что пришлось уехать из города, - извиняющимся тоном сказал Майкл, словно был ей чем-то обязан, - но отец не позволил бы мне встретить Рождество вдали от дома. Надеюсь, в следующем году ты поедешь в "Капую" вместе со мной.
  - В "Капую"? Что это? Странное название... - сказала Алекс, не зная, о чем говорить с Майклом. Она не хотела, чтобы он заметил ее волнение.
  - Это отцовское ранчо на севере Техаса, тебе понравится в наших краях... Ах, да, ты получила мой подарок?
  - Нет, - Алекс заинтересованно улыбнулась.
  - Твой брат должен был оставить его на столе.
  - Сейчас посмотрю, он ничего не говорил мне.
  - Наверное, не хотел портить сюрприз.
  Алекс, щекой прижав к плечу телефонную трубку, взяла в руки небольшую серебристую коробочку, перевязанную красной лентой.
  - Нашла, - сказала она. Алекс разорвала упаковку и открыла обитый бархатом футляр. В нем находилась алмазная подвеска в виде лилии.
  - О, Майкл, она чудесная, но я не могу...
  - Но ты не можешь отказать мне в удовольствии сделать тебе этот подарок, - поспешно перебил он ее, и в трубке послышались короткие гудки.
  - Счастливого Рождества, - сказала Алекс своему отражению в окне. Положила трубку и примерила украшение.
  
  1984 год, весна
  Глава 4
  Алекс подняла глаза на ворвавшегося в кабинет Трэнтона. Он не оставлял ее в покое - приходил на работу, посещал все вечеринки, даже ухитрялся доставать билеты в театр в ее ложу. И продолжал присылать ее любимые лилии каждый день. Со временем Алекс смирилась с тем, что неугомонный техасец всегда рядом. А вскоре она к этому даже привыкла и уже ждала его появления. Ей льстила его настойчивость.
  - Какие люди, - обольстительно усмехнулась она, - и почему я не удивлена, что ты врываешься ко мне посреди рабочего дня и отвлекаешь от дел?
  - И я рад тебя видеть, - он оперся о стол, нависнув над Алекс. В темных индейских глазах отразилось желание - в приталенном брючном костюме с соблазнительным декольте она была великолепна.
  Алекс слегка откинулась на спинку кресла, прекрасно понимая, какое впечатление производит.
  - Ты так искусно и беззастенчиво напрашиваешься на комплименты, - хрипло проговорил Майкл, чуть растягивая слова, - что я не могу удержаться. Алекс, ты потрясающая женщина. Но знай, я уже устал играть в твои игры. Иди ко мне... Правила изменились.
  Он склонился еще ниже, взял ее лицо в ладони и поцеловал - нежно и невинно, словно опасаясь спугнуть. Отстранился, пытливо глядя в ее глаза.
  - Я хочу тебя. И я знаю, что мы все равно будем вместе. Некоторые люди созданы друг для друга. Мы с тобой слеплены из одного теста. Мы хищники, Алекс. Мы эгоистичные, испорченные натуры. И мы оба всегда получаем желаемое.
  - Нет, Майкл, - перебила она его с игривой усмешкой, а глаза заблестели от предвкушения того, что может последовать за этим флиртом, - ты испорчен по-своему. Ведь ты считаешься только со своими желаниями, а я иногда думаю об окружающих - о дочери, брате, родителях. Но к цели своей мы оба идем по головам, тут ты прав. И большинство людей осуждают нас.
  - Но тебе ведь на это наплевать! - хохотнул он. - Ты будешь идти напролом, презрев условности. Для тебя не существует серых оттенков - лишь черное и белое. Если ненавидеть, то до конца, если любить, то навеки. И именно это привлекло меня в тебе. Ты страстная, сумасбродная, эгоистичная дрянь. Но очень красивая. Ты настолько восхитительна, что я потерял голову, едва тебя увидел. Ты помнишь тот вечер? - он облизнул пересохшие от волнения губы и погладил ее по щеке. Она потерлась о его руку, словно доверчивая кошка, и ее глаза прищурились от удовольствия. Еще бы не помнить тот вечер и ночь, что последовала за ним! Пожалуй, в ее постели никогда не было столь ненасытного мужчины.
  - Тогда, быть может, повторим? - хрипловато прошептала она, чувствуя, что хочет его так сильно, как никого и никогда в этой жизни. - Я буду ждать тебя вечером. А сейчас мне, действительно, нужно работать.
  - Тогда не буду мешать, - отозвался Майкл и победно ухмыльнулся. - Поверь мне, ты никогда не пожалеешь, если будешь со мной.
  Трэнтон с трудом сдержался, чтобы не наброситься на нее прямо в кабинете и пошел к выходу - играя мышцами под летней рубашкой, словно вышедший на охоту зверь.
  - Лилии не забудь! - крикнула она ему вслед и счастливо улыбнулась. А жизнь-то начинает налаживаться!
  
  * * *
  Ананасы и шампанское в серебряном ведерке, букет тигровых лилий и неверные отблески свечей. Алекс растеряно замерла на пороге. Как Трэнтон попал в ее номер? Майкл откупорил шампанское и внимательно посмотрел на нее.
  - Я решил украсить наше свидание. Управляющий отеля пошел мне навстречу и открыл твой номер - прости за самоуправство.
  Алекс промолчала и сбросила пиджак. Расслабила шейный платок. Тигровый принт ее костюма казался отражением ее натуры - хищной, страстной. Майклу нравилась ее манера одеваться и любовь к камням - роскошная женщина.
  Алекс подошла к нему и прижалась всем телом, наслаждаясь непривычным для нее ощущением покоя. Она с удивлением поняла, что хочет, чтобы этот мужчина был рядом всегда, и не только ночью. Это испугало ее, и она поспешно отстранилась.
  - Что случилось, Алекс? - он нахмурился.
  - Все в порядке, - фальшиво улыбнулась она.
  Майкл пристально смотрел на нее - такую холодную, напряженную. С досадой подумал - и почему они не встретились раньше, до того, как она заковала себя в броню циничности и высокомерия? И уж совершенно некстати - сколько же мужчин целовали эти губы, сколько любовников знало это тело? Сколько было тех, кто терзал Алекс на смятых простынях? Черт, он ревнует к ее прошлому?.. Майкл едва не выругался вслух - ни одна женщина не действовала на него так, как эта самовлюбленная гордячка! Он подошел к окну и закурил.
  - Ты так странно смотришь на меня, - вырвал его из оцепенения голос Алекс. В ее глазах были раздражение и злость. Казалось, в них застыл немой вопрос: он что, пришел к ней сегодня лишь для того, чтобы покурить у открытого окна?
  - Я пытаюсь понять, какая ты, Алекс, - сдавленно сказал он, выбросил сигарету и подошел к столику, чтобы налить ей шампанского. Протянул бокал и отвел взгляд.
  - Все намного проще, чем ты думаешь, - тихо сказала она, - мне нужен ты, а тебе нужна я. Почему же ты не хочешь просто наслаждаться тем, что нам дано? Мы молоды, красивы, богаты и самодостаточны. Какая я? Трэнтон, нет плохих или хороших. Есть лишь два типа людей - твой человек или не твой.
  Майкл усмехнулся:
  - Как у тебя все просто.
  - А зачем усложнять?
  - Но страсть без любви может сжечь.
  - А кто сказал, что я не смогу полюбить тебя? - тихо проговорила Алекс и опустила ресницы. Эти слова дались ей очень тяжело. Сердце забилось взволнованной птахой, ломая ребра, словно это были прутья решетки. Майкл вздрогнул, как от удара. Он уже не ждал, что услышит от нее что-то подобное. А она сжала бокал так, что пальцы побелели. - Да, мы поздно повстречались. Но страсть - это взрыв, который оставит после себя выжженную пустыню. Я не хочу сгореть! - Алекс вскинула на него глаза, зрачки были расширены и казались темными, как черные индийские агаты на ее бусах.
  - Поздно... Лучше поздно, чем никогда. Я люблю тебя, Алекс! - он забрал у нее бокал и поставил его на стол. Притянул ее к себе, обняв за талию властным жестом собственника. - Я люблю тебя.
  - Я настолько боюсь кому-то довериться, что у меня произнести это слово язык не поворачивается, - горько усмехнулась она. - И знаешь, я поражена - ты всегда оказываешься рядом именно тогда, когда я скучаю по тебе. И когда ты приходишь, я забываю обо всем. Ты смеешься над проблемами и много куришь. Но любовь ли ты искал во мне? Тебе ведь наплевать, что будет завтра, ты живешь сегодняшним днем, ты груб, как животное. Ты говоришь, что не знаешь, какая я. То же самое я могу сказать о тебе.
  - Я ждал каждую нашу встречу, - он зарылся лицом в ее волосы, провел рукой по спине. Алекс выгнулась, застонав. - И когда ты гнала меня, я был готов прибить любого, кто приблизится к тебе. Возле тебя постоянно крутились мужчины, и все эти бесконечные вечеринки сводили меня с ума.
  - Хватит болтать! Поцелуй меня!
  Их губы нашли друг друга, с отчаянной жадностью переплелись языки, и Майкл, задыхаясь от желания, стянул с ее плеч блузу. Алекс дрожала в его руках, билась подстреленной птицей, бессвязно шептала что-то, чувствуя, как его сердце бешено стучит рядом с ее. Пряди темных волос разметались по плечам. В висках учащенно пульсировало острое желание ощутить Трэнтона частью себя, и Алекс торопливо расстегнула его брюки. Тяжело дыша, Майкл покусывал ее шею, путаясь в завязках пояса, наконец, резко сдернул юбку и уложил Алекс на пол. Нервный озноб продолжал сотрясать ее тело, когда она привлекла Майкла к себе, обхватив его бедра ногами. Впилась ногтями в его спину, когда он, сбросив остатки одежды, вошел в нее резким толчком. Не вскрикнула, не застонала, лишь широко раскрыла глаза и прикусила его за плечо. Его язык скользнул по ее груди, и легкие поцелуи огненными мотыльками обожгли кожу. Ласки Майкла разбудили в Алекс что-то неизведанное. Это была не первая их ночь, но прежде она не ощущала ничего подобного - сейчас она словно впервые отдавала себя этому мужчине. Она извивалась под ним, билась, сгорая в его руках, а он шептал:
  - Тише... Тише, не спеши...
  Она подчинилась, движения их стали более плавными и размеренными. Майклу хотелось растянуть удовольствие, хотелось, чтобы из ее памяти исчезли чужие руки и губы, хотелось стать единственным для нее. А Алекс вдруг оттолкнула его, выскользнув из объятий. Она опрокинула Майкла на спину и оседлала. Ее бедра были горячи, но - удивительно - пальцы обожгли холодом, когда она провела ими по его щеке.
  - Поиграем? - склонилась Алекс к его лицу. Он застонал и подался ей навстречу. Алекс игриво усмехнулась, усаживаясь поудобнее, и началась их дикая скачка навстречу наслаждению...
  - Даже в постели ты хочешь быть сверху, - усмехнулся он позже, когда они курили, все еще лежа на ковре.
  - Кстати, о постели, - Алекс приподнялась с его плеча, чтобы стряхнуть пепел, - может, переберемся в спальню? Там нам будет удобнее.
  Майкл оценивающим взглядом смерил ее и поднялся, чтобы налить им шампанского.
  - Трэнтон, запомни, я не из тех женщин, которые покорно лежат на спине, раздвинув ноги, - она приподнялась на локте и приняла предложенный им бокал.
  - Я заметил, - он легко подхватил ее на руки и понес в спальню.
  А потом он смотрел, как она курит у окна с бокалом в руке, как изгибает брови, ловя его восхищенные взгляды. Смотрел и не верил, что она принадлежит ему. Выбросив сигарету, Алекс скользнула к нему под покрывало и провела пальцами по груди, хищно сверкнув глазами.
  - Ну что, ковбой, продолжим наше родео?
  В ее голосе, томном и низком, Майкл слышал древний, как мир, зов страсти. Той страсти, что, должно быть, звучала из уст Клеопатры, Мессалины и Лукреции. Страсти, перед которой бессильно время.
  
  Угольно-черное небо изредка серебрили лунные блики - дождливые тучи, нависшие над городом, клубясь, метались по небу. Сухой горячий ветер нес вездесущий песок по улицам и пляжам, обнимая тонкие стволы высоких пальм. Дымчатый туман спускался с гор к океану, и тьма за окнами отеля казалась пронизанной тонкими молочными струями. Алекс любила Калифорнию и лишь золотисто-фисташковая пыль всегда раздражала ее. Ведь пыль эта была везде - забивалась в щели окон, оседала на махровых листьях олеандров и камелий, устилала хрустящим слоем тропинки садов...
  Алекс лениво приподняла голову, с наслаждением вдохнув аромат акации, что росла под распахнутыми настежь окнами. Потянулась, словно довольная кошка, и протянула руку, чтобы погладить Майкла по груди, но ощутила лишь прохладу атласных простыней. Вскинулась, придерживая на груди покрывало, и тревожно спросила застывшего у окна Трэнтона:
  - Ты куда собрался?
  - Мне утром рано вставать, - он подобрал с пола джинсы и, напевая какую-то песню, принялся их поспешно натягивать.
  - Мне тоже, поэтому я завела будильник, - Алекс схватила часы, протянув их ему словно в доказательство своих слов, а взгляд ее медленно леденел - он уходит. Уходит! Черт возьми, он что, относится к ней как к женщине на одну ночь?..
  - Алекс, мне сейчас лучше уйти, - извиняющимся тоном проговорил Майкл, пытаясь на нее не смотреть, - к тому же, не так давно ты сама говорила, что нам не стоит спешить, не стоит все усложнять... Наверное, ты права.
  - Значит так, Трэнтон, - в голосе ее звенели льдинки, а глаза словно остекленели. Она медленно поставила будильник на место и облизнула пересохшие от волнения губы - так ее еще никто не унижал! Но она не хотела сейчас оставаться в одиночестве. - Я хочу тебе сразу объяснить кое-что. Есть женщины, от которых ты уходишь посреди ночи, а есть те, с которыми просыпаешься и приносишь им кофе в постель. Я из второй категории! - Алекс игриво приподняла покрывало и приглашающее похлопала рукой по кровати. Она попыталась изобразить улыбку, хотя внутри все кипело от гнева. - У тебя есть пять секунд, чтобы решить, кто я для тебя. Раз, два, три, четыре...
  - Пять! - хрипло отозвался он, нырнув под покрывало, и поспешно стягивая джинсы.
  Алекс с довольным видом прилегла на его грудь, и вполне искренняя умиротворенная улыбка расцвела на ее лице.
  - Майкл, если ты хочешь быть моим мужчиной, ты должен играть по моим правилам...
  - Ты окончательно запутала меня, - Трэнтон откинулся на подушки, и пристально поглядел на нее - темные локоны разметались по плечам, прикрывая грудь, хищно сверкали на бледном лице серо-зеленые глаза, подернутые поволокой страсти, а исцелованные припухшие губы были изогнуты в соблазнительной улыбке. Бестия, ведьма, гарпия! Она сведет его с ума...
  - Трэнтон, я не буду удерживать тебя, запомни это. Никогда. Первый и последний раз я позвала тебя в свою постель. Ты понял?
  Она отстранилась, сдернув с него простынь. Майкл провел пальцами по ее оголенному плечу и с силой привлек к себе, не давая вырваться из кольца бугрящихся мышцами рук.
  - Алекс, я согласен на твои условия, запомни это. Но я не позволю тебе командовать в постели. Ты меня поняла?
  - Трэнтон, а ты умен, - угрожающе-тихо произнесла она и легонько царапнула его грудь ярко-алым коготком, - вот и постарайся не забыть о том, что твое место рядом со мной - именно в постели. А днем - у каждого своя жизнь. Договорились?
  - Ты невыносима, - простонал он, срывая с нее простынь и жадно лаская взглядом грациозное тело, - но другой такой я не найду...
  - И об этом тоже помни, - прошептала она, бесстыдно обвивая его бедра ногами. - Надеюсь, ты знаешь, какой кофе я пью...
  Действительно ли это любовь? Майкл понимал одно - он отравлен этой женщиной до мозга костей... А еще он понял, что она собирается жить в режиме "ничего личного". Она четко обозначила границы их общения. Ей удобно - и это самое главное. О нем, несмотря на все красивые слова о любви и страсти, сказанные вечером, она не собирается думать. Но Трэнтон знал - он все равно добьется ее. Ему мало быть ее любовником. Он должен быть рядом всегда.
  
  * * *
  Алекс плотнее закуталась в атлас пеньюара и раздраженно положила телефонную трубку. Сейчас в номер поднимется Трэнтон. Она вздохнула - сегодня она не хотела никого видеть. Даже его. Он, конечно, импозантен, с таким мужчиной не стыдно появиться в обществе, но он слишком много на себя берет! На днях вломился в ее кабинет в пляжной футболке и льняных брюках, с небрежно перекинутым через руку клубным пиджаком и корзиной цветов. Отвлек от работы всех, кого только можно, и сумел уговорить ее бросить все дела ради прогулки на яхте. И на какой яхте! С парусами, выкрашенными в ярко-алый цвет! На ее колкие ремарки по поводу того, что он по возрасту в принцы не годится, да и она далеко не Ассоль, никак не отреагировал, а схватил ее на руки и потащил на борт... Все эти его выходки, конечно, прекрасны и романтичны, но Алекс чувствовала, что этот мужчина претендует на что-то большее. И это ее пугало.
  ...Распахнулись двери, и на пороге возник Майкл - в черном классическом костюме, не так давно ставшем символом преуспевания. Алекс, глядя на него, не без ехидства подумала, что мужчины становятся все большими потребителями продуктов моды - загар, ухоженная кожа и волосы, дресс-код на все случаи жизни. Не то, что в семидесятые - то время не зря окрестили десятилетием дурного вкуса. А все потому, что каждый одевался так, как хотел. И глядя на ухоженного, роскошного Майкла Трэнтона, Алекс не могла нарадоваться, что те годы прошли. Ей нравились его костюмы от кутюр, нравились шелковые шейные платки, которые он так любил, нравились начищенные туфли и мягкие водолазки. В любую погоду и в любом обществе бывший коммандос был неподражаем и великолепен.
  - Мы идем в Амансен-театр, там сегодня какая-то популярная бродвейская постановка, - заявил он, скользнув легким поцелуем по тыльной стороне ее ладони.
  - А если я не хочу в театр? - капризно скривилась она. Перья на пеньюаре затанцевали под легким сквозняком, и Майкл прикрыл створки окна - не хватало, чтобы она простыла. Какой заботливый, не без удовольствия отметила она, и подошла к бару: - Что будешь пить?
  - Немного бренди. Спасибо.
  Принял из ее рук стакан и натянуто улыбнулся - ему показалось, что Алекс не рада видеть его.
  - И что же так влечет тебя сегодня в Амансен? Случайно, не Лара Стайл с ее безвкусно выбеленными волосами и ультра обтягивающими юбочками-мини? - Алекс криво усмехнулась - эта выскочка из Нью-Йорка покоряет Голливуд, причем довольно успешно.
  - Когда ты ревнуешь, ты становишься еще красивее! - расхохотался он. - Успокойся, милая, я всегда предпочитал брюнеток!
  - Нахал! - она швырнула в него подушкой. - И я не ревную. Еще чего не хватало.
  Легко поднялась, запахнув пеньюар на груди, и скрылась в гардеробной.
  
  ...Майкл, прищурившись, посмотрел на Алекс, наконец-то показавшуюся в гостиной. Ее алое облегающее платье-мини от Bruce Oldfield, с громоздкими подплечниками, утяжеляло хрупкую фигурку, но было символом эпохи и последним требованием моды. Туфли на шпильке, серебристый клатч, ослепительная улыбка, шляпа с умеренно широкими полями, перламутровая помада и слегка подведенные глаза - она была великолепна. Икона стиля. Индийские бусы из белых агатов оттеняли ее светлую кожу и дополняли образ. Агрессивная сексуальность этой женщины сводила Трэнтона с ума. Захотелось послать театр ко всем чертям и остаться в номере. Но Город Ангелов ждал свою принцессу. И Трэнтону пришлось, покорно улыбаясь, идти следом за Алекс к машине, ругая себя за то, что только что уговаривал ее ехать. Она же не хотела! Был такой шанс провести этот вечер вдвоем!
  - Майкл, - она порывисто обернулась к нему, замерев посреди дорожки скверика, окружающего гостиницу. - Тебе не кажется, что ты сам не знаешь, что ты хочешь?
  - Ты о чем это?
  - О театре. Обо мне. О сегодняшнем вечере.
  - Ты должна появляться в обществе, показывать свои великолепные наряды...
  - И поэтому ты решил меня выгулять? Я, по-твоему, сама уже не способна купить билет в театр? И знаешь, это платье я могу показать завтра на приеме у Стэйнбеков - там оно будет уместнее.
  - На что ты намекаешь? - хрипло спросил Майкл, легонько проведя пальцами по ее полуобнаженной спине.
  - Я уже не намекаю, - возмущенно ответила она, обняв его за шею - пришлось привстать на цыпочки, ведь даже на высоких каблуках она едва доставала ему до плеча. - Я уже открыто говорю - к черту этот театр!
  Ароматы камелии смешались со сладостью ее духов, и Майкл с нежностью коснулся пышных волос.
  - Я люблю тебя, Алекс.
  - Спасибо...
  Он откинул назад голову и расхохотался - горько, надсадно.
  - Так мне еще не отвечали! Алекс, ты в курсе, что ты неподражаема?
  - А что мне тебе ответить? - несколько раздраженно отозвалась она, отведя взгляд в сторону, но руки с его плеч не убрала. - Сегодня я уже дважды уступила тебе - сначала час собиралась в твой театр, теперь, осознав, что ты перехотел куда-либо ехать, я готова вернуться домой... И вдруг как гром среди ясного неба - он меня любит! Майкл, ты не мог выбрать более удачный момент для признания?
  - Я люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя... Какой еще момент тебе нужен?.. Я люблю тебя! Ты моя!
  Подхватив ее на руки, Трэнтон поспешил назад в номер - не хватало, чтобы Алекс сейчас передумала и выгнала его. От этой женщины можно ожидать чего угодно. Но он готов был принять ее такой, какая она есть.
  - Я согласен на любые твои условия, только не прогоняй меня, - прошептал он чуть позже, перенося ее через порог спальни.
  Алекс прищурила глаза и усмехнулась - не без насмешки, но с нежностью. Ей льстило, что Трэнтон бегает за ней, словно преданная собачонка.
  - Я подумаю над вашим предложением. Сегодня, мистер Трэнтон, можете остаться...
  
  Когда наутро Майкл зашел к Алекс на работу, чтобы лично занести цветы, то застал ее в весьма странном состоянии - глаза ее лихорадочно сверкали хищным змеиным блеском, а губы кривились в язвительной улыбке. Она взволнованно расхаживала по кабинету со своей неизменной коричневой сигаретой.
  "Что за идиотская привычка сбивать пепел на пол", - недовольно подумал Майкл, усаживаясь в кресло для посетителей и вальяжно забрасывая ноги на стол. Покрутил букетик фиалок, который явно не заинтересовал Алекс, и небрежно бросил его на стол.
  - Ты становишься такой прелестной, когда задумываешь какую-то пакость, - поджал губы Трэнтон.
  - Я поражена - ты чувствуешь все оттенки моего настроения, - кокетливо взмахнула она ресницами и стремительно подошла к столу. Взяла в руки букет, наслаждаясь его легким ароматом, и уселась к Майклу на колени.
  - И что в этот раз тревожит твою душу?
  - Майкл, ты должен отправиться со мной на совет директоров.
  - Когда?
  - Через полчаса.
  Алекс поцеловала Трэнтона в щеку, проведя по его шее фиалками.
  - Но зачем я тебе там нужен? - удивился он.
  - О, Майкл... - вздохнула она и потупилась, продолжая щекотать его цветами. - Там будет полный зал толстопузых напыщенных идиотов. И все они будут ждать, когда я ошибусь. Да и ты знаешь меня - я обязательно разнервничаюсь, нахамлю кому-нибудь, сорву все мероприятие!
  - И если я буду рядом, ты будешь чувствовать себя уверенней? И будешь держать в узде свой гнев?
  - Да, - призналась она. - И вообще - мне нужны глаза, в которые я буду смотреть, зачитывая свою речь.
  - Скажи, а зачем тебе нужен этот внеочередной слет толстосумов? - заинтересованно спросил Майкл. - Концерн работает вполне успешно, деньги, насколько мне известно, исправно поступают на твои счета...
  - Я хочу царствовать, а не управлять! - скривила губы Алекс. - Но для этого мне все равно нужно показывать время от времени, что я не просто фотография из раздела светской хроники или лучшая танцовщица на вечеринках. Понимаешь?
  - А где твой вездесущий братец? Или ты и его довела до ручки, и он сбежал из города?
  - Никуда он не сбежал, он слишком любит деньги, - отмахнулась она, подкуривая еще одну сигарету. - Пока я могу давать ему их, он будет терпеть все. Не переживай о Мэйсоне - он тот еще аферист. И у него крепкие нервы. Он привык к моему характеру.
  - А к нему можно привыкнуть? - расхохотался Трэнтон.
  Она холодно посмотрела на него, выпуская дым, в этот миг все ее веселье как ветром сдуло - у Майкла на коленях сидела натянутая, как струна, равнодушная леди с льдистым взглядом и надменно вскинутыми бровями.
  - А ты собрался меня переделывать? Тогда должна тебя предупредить - это плохая затея.
  - Нет, Алекс, ты устраиваешь меня такая, какая есть. Люблю несносных женщин. С такими не соскучишься.
  - Никто еще не говорил мне такого, - лед в зеленых глазах таял. Алекс отбросила фиалки и нервно пригладила волосы.
  - Просто я единственный мужчина, который попытался заглянуть под маску высокомерной негодяйки, которую ты нацепила на себя. Я единственный, кто не побоялся это сделать.
  - И я благодарна тебе за это, - тихо отозвалась она, обвивая его руками. Едва не припалила ему щеку и поспешно затушила сигарету.
  А Трэнтон, обнимая ее, понял еще кое-что об этой женщине - если он не будет перечить ей, если станет выполнять все ее прихоти, то их будущее будет вполне сносным. Но сможет ли он дать ей право верховодить в их отношениях? Не потеряет ли он уважение своей вздорной Алекс, если даст ей волю вести себя, как ей вздумается? Вряд ли она потерпит рядом с собой слабого мужчину, готового выполнять все ее прихоти. Майкл вздохнул - его отношения с этой самовлюбленной дамой обещают быть очень неспокойными.
  И вот Алекс, в бусах и длинных серьгах из янтаря, в ярко-желтом брючном костюме, вошла под руку с Трэнтоном в продолговатый светлый зал с широкими панорамными окнами. Махровые листья комнатных пальм, пылившихся по углам комнаты, казались неестественными, пластмассовыми.
  Алекс села в огромное кожаное кресло во главе стола, выполненного в виде подковы, и ослепительно улыбнулась строгим мужчинам в серых и коричневых костюмах. Она - высокомерная и величественная императрица, а это все - ее королевство, вот о чем говорил ее сияющий вид. Она начала свою речь, тщательно отрепетированную утром, пытаясь охватить взглядом лица всех присутствующих.
  Майкл почти не прислушивался к тому, что она говорит, он уже знал все почти наизусть. Он был занят тем, что любовался своей прекрасной Алекс, не забывая при этом следить за реакцией ее акционеров. Трэнтон готов был поддержать ее в любой момент, если бы возникла такая необходимость. Но все ее опасения были напрасны. Заседание прошло успешно, и все нововведения миссис Райт были приняты беспрекословно. Императрица подтвердила свои права на трон.
Оценка: 5.16*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"