Каптури Юля: другие произведения.

Эра созидания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.94*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан специально для конкурса "Прогнозы". Будущее нужно делать сегодня. Но сколько на это нужно сил? И кто будет этим заниматься?

  
Эра созидания
  
Юля Каптури
  
  Вырваться из редакции было не просто, но ему это, наконец, удалось. Солнечный день, столь редкий в Питере, сразу зарядил Макса энергией. Очень кстати. Дел сегодня еще предстояло немало. Взгляд выхватил знакомое кафе. На мгновенье захотелось зайти и выпить чашку чая, но он тут же отмел эту идею. Надо успеть забежать в дизайн-студию, а потом можно будет нормально пообедать...
  - Молодой человек, вы мне не поможете? - послышался надтреснутый голос.
  Макс не собирался оборачиваться, но его уже кто-то ухватил за рукав, и обернуться пришлось. Старик. Аккуратненький, хорошо одет.
  - У меня сумка застряла, вы бы не могли ее выдернуть? - Старик улыбнулся. Нет, не заискивающе. Скорее, дружески.
  - Да-да, конечно...
  Максим посмотрел, где там застряла сумка? Старик махнул рукой в сторону открытой задней дверцы чистенькой "Ауди". Именно о такой Макс мечтал.
  Дальнейшее произошло так быстро, что Макс даже ахнуть не успел. Он наклонился и засунул голову внутрь машины. И тут его легонько, но очень прицельно толкнули. Ноги оторвались от тротуара и последовали вслед за туловищем - прямо в чрево автомобиля.
  
***
  "До чего же хорошо!"
  Ощущение того, что тело полностью расслаблено, находится в абсолютном уюте, а самому ему никуда не нужно спешить, было крайне редким, а оттого весьма приятным. Хотелось удержать его как можно дольше. Макс слегка пошевелился, но понял, что менять позу не имеет смыла - и так все великолепно. Потом в голову вползла раздражающая мысль: "А мне точно никуда не нужно?" Он попытался отогнать ее и несколько минут блаженствовал. Но потом возникла новая мысль: "Интересно, какой сегодня день недели?" Зная, что избавиться от беспокойства можно только одним способом - ответив на вопрос - он вздохнул и открыл глаза. И сразу же закрыл.
  "Что за чертовщина?"
  Этот же вопрос он задавал себе и десять минут спустя. Правда, уже не лежа, а стоя.
  Закутавшись (а что еще делать, если проснулся совершенно голым?) в невесомую и необычайно мягкую простыню, он осматривал помещение, в котором оказался. Комната площадью метров в тридцать, не казалась пустой, несмотря на то, что из мебели в ней присутствовало лишь то, что с большой натяжкой можно было назвать диваном. Или кроватью. Или тахтой. В общем, тем лежбищем, на котором ему было так удобно.
  Дверей в комнате не было, равно как и окон. И тишина полнейшая. Макс даже не подозревал, что где-то в мире может существовать такая тишина. Как ни странно, она не пугала, а бодрила.
  Он уже несколько раз обошел всю комнату, осмотрел стены, попытался найти источник света. Но так ничего и не понял. Стены были светлыми. Не белыми, не серыми, не желтыми, не голубыми. Просто светлыми. И абсолютно ровными. Ни одной щелки. И источника света не было. Просто в комнате было светло, и все. "Может от стен свет идет?" - подумал он, но вскоре понял, что вряд ли это возможно, тогда бы он отбрасывал тень, но тени не было. "Воздух здесь, что ли светится?"
  - Ну как, удалось немного отдохнуть? - Голос прозвучал столь неожиданно, что Макс вздрогнул. - Извините, если напугал вас.
  В голосе вошедшего была какая-то странность. Акцент? Говор? Максим оглянулся. Перед ним стоял высокий человек в странном халате. Врач? Высокий лоб и тяжелый подбородок. странное сочетание.
  - Э... Здрассьте, - пробормотал Макс. - Вы кто? И... Я где?
  Вошедший (материализовавшийся?) улыбнулся. По-дружески. Только тут в голове у Макса что-то щелкнуло, и он вдруг вспомнил все: старика, сумку, "Ауди"... Ну ничего себе! Сколько же сейчас времени? Ребята в дизайн-студии ждать не будут!
  - Надеюсь, вы сумеете найти силы, чтобы простить нам это маленькое похищение, - с лица посетителя не сходила дружелюбная улыбка. - Наверное, нам нужно познакомиться. Вас зовут Максим Комов...
  - Котов.
  - Да, да, простите великодушно... Вы можете звать меня магистром... - улыбающийся тип в халате сделал паузу.
  - Магистр... каких наук?
  - О... наук... Нет, не наук, просто магистр. Видите ли, Максим Котов, вы совершили небольшое путешествие во времени. И, поверьте мне, для этого у нас были основания...
  - Во времени? Я не понял? Я сейчас что, в будущем?
  - Нет-нет. Вы в настоящем. В будущем, уверяю вас, вам было бы... некомфортно. Впрочем, если считать от вашей обыденной жизни, то да, вы находитесь в другом времени, несколько отстоящем от вашей текущей обыденности...
  - Так я не понял. Я живу... обыденно живу... в двадцать первом веке. А сейчас какой?
  - Ну вот, я так и знал, что возникнут сложности... Мне сложно ответить на ваш вопрос. Мы не измеряем время в привычной вам системе летоисчисления. Давайте пока оставим эту тему, у нас не так много времени. Дело в том, что мы вынуждены были пойти на этот экстраординарный шаг, потому что попали в одну очень неприятную ситуацию. И очень рассчитываем на вашу помощь.
  - Мою помощь? - недоуменно откликнулся Макс.
  - Да-да. Нам нужна ваша креативность... Способность мыслить нетипично...
  - А... в вашем летоисчислении не осталось креативных людей?
  - Нет, они есть, конечно. Но, видите ли, они слишком много знают... Так много, что попросту не могут изобрести ничего, что бы не вписывалось в мир их представлений... Вы понимаете меня?
  - Э... Это как в том анекдоте: все знали, КАК нужно делать, а потом пришел тот, кто НЕ ЗНАЛ, и сделал открытие. Что-то в этом роде?
  - О, я так и думал, у вас необычайно образное мышление! - обрадовался магистр.
  - Это анекдот, не я его придумал, просто слышал, - пожал плечами Макс.
  - Ах, не важно, это все не важно... Мне так много нужно вам сказать, а я все время сбиваюсь с мысли!
  Магистр потер своими длинными пальцами виски и, глубоко вздохнув, продолжил:
  - Если не вдаваться в подробности, то человечеству грозит ужасная катастрофа. К Солнечной системе сейчас на огромной скорости приближается гигантская комета. Она летит... впрочем, неважно откуда она летит. Важно то, что через несколько месяцев она пройдет, легко задев Юпитер, а потом... врежется в Землю. Не лоб в лоб, конечно, тоже краешком... Но последствия будут... впрочем нет, последствий не будет. На Земле просто не останется жизни.
  Голос магистра делался все тише и тише, словно он говорил сам с собой. Максим посмотрел на своего собеседника. Тот больше не улыбался. И не смотрел на Макса. Казалось, он ушел куда-то глубоко в свои мысли и возвращаться не собирается.
  - Но... я не астроном, - извиняющимся тоном сказал Макс.
  - Да-да, мы это знаем, - магистр вынырнул из глубин раздиравшей его трагедии и посмотрел на Макса. - Поэтому выбор и остановился на вас... Нам был нужен человек, который бы совершенно не имел дела с космосом, инженерией и робототехникой. Гуманитарий, я бы сказал. Чистый гуманитарий. Ведь вы ничего не смыслите в космических станциях, роботах и инженерных конструкциях?
  - Ну, я бы не сказал, что совсем не мыслю... Кое-какую фантастику читал... Телевизор вот, смотрю иногда. "Стыковки на орбите", американский марсоход...
  - О, это очень, очень плохо. Мы не учли... ваше свободное чтение. Смотрели только на учебу и работу...
  Макс, которому ситуация уже начала нравится, забеспокоился, что его сразу отправят назад. Надо было что-то сказать, объяснить, что он действительно не имел дела с роботами!
  - Может быть, вы объясните мне, чем я могу вам помочь, магистр. А там посмотрим...
  - Ах, да, конечно... Я опять сбился... Дело в том, что нам нужна ракета. Такой аппарат, который бы мог полететь навстречу комете и уничтожить ее. Ну, или изменить ее орбиту... И мы надеемся, что вы сможете нам помочь создать такую ракету.
  - Я? - дыхание остановилось, словно глотку заткнули плотной пробкой. "Ракету? Создать? Каким, извините, макаром?", - пронеслось в голове.
  - Ну вот, вы разволновались! Поверьте, я не хотел вас волновать! - заговорил магистр. - Я, вероятно, не так выразился. Вам не нужно будет строить ракету! Вам нужно будет ее придумать!
  - Мне? Придумать? - предложение собеседника было столь нелепым, что к Максу вернулась способность дышать. - Но я же совершенно ничего не понимаю в космических кораблях!
  - А вам и не надо, - удивился магистр, высоко поднимая брови. - Я ведь говорил, что нам не нужна ракета от вас! Нам нужно, чтобы вы ее придумали! Придумали принцип ее действия!
  - Да почему же ваши специалисты сами не могут этого сделать? Вы же говорили, что они очень умные!
  - Нет-нет, не умные! Знающие. И умные есть, но им очень-очень мешают лишние знания! Я ведь уже говорил! - магистр посмотрел на Макса с укоризной. - Нам нужен тот, кто не знает! Подумайте о человечестве! Ох, как мне сложно, я совсем не знаю ваших ценностей. Но если вам некомфортно думать о человечестве, Максим Котов, подумайте о своих детях! Их всего девяносто три, но это же ваши, ваши собственные дети!
  - Мои дети? - изумился Макс, и в голову ему почему-то пришел Александр Дюма, который сам не знал, сколько у него детей родилось по всему свету.
  - Ну не дети... Потомки... Как это сложно! У нас совсем, совсем другая жизнь!
  Макс сказал, что он постарается понять и магистр начал рассказывать. Человечество сейчас развивалось на основе каких-то долгосрочных прогнозов, рассчитанных на двести-триста лет. И создавало людей, которые бы наилучшим образом могли соответствовать потребностям одному из двух разных прогрессов, развивающихся одновременно: горизонтальному и вертикальному. Для этого подбирались нужные характеристики и в инкубатор закладывались очередные порции "нужных" людей.
  - Да о чем же это я говорю, - вдруг всплеснул руками магистр. - Так мы никогда не сдвинемся с места! У нас осталось только двое суток, после чего мы должны будем вернуть вас в ваш мир.
  - Я должен придумать ракету за два дня? - изумился Макс.
  - Думаю, этого будет вполне достаточно. На адаптацию ушло семнадцать часов. И уже час прошел как вы проявились. Итого восемнадцать. Но находиться здесь более шестидесяти четырех часов вы не можете. Как видите, осталось даже меньше двух суток!
  - Сорок с чем-то часов? - прикинул Макс.
  - Сорок шесть. И за это время вы должны придумать ракету.
  - Да что вы прицепились-то к этой ракете! Что, других возможностей нет?
  - Нет. Других нет. Мы все просчитали.
  - А сдвинуть Землю с орбиты - тоже просчитали?
  - Просчитали, - кивнул магистр. - В результате случатся экологические сдвиги, ликвидация последствий займет около пятидесяти лет, и человечество будет отброшено назад на эти пятьдесят лет. Все прогнозы перестанут работать!
  В голосе магистра прозвучал такой ужас, что Максу стало смешно. Посмотрел бы тот на наши перестроечные времена! Вот уж где никаких прогнозов! И ничего, выжили!
  - Я так понимаю, что, сдвинув Землю с орбиты, вам придется нарушить прогнозы. Но ведь человечество-то выживет! Это же лучше, чем столкновение с кометой!
  - Вы не понимаете! Мы не можем тормозить прогресс! Это повлечет за собой ужасные, совершенно ужасные последствия! Вы представляете себе науку, отброшенную на пятьдесят лет назад?
  Макс представил. Ну что, жил бы он в мире без мобильных телефонов, сверхзвуковых лайнеров и тех витаминов, которыми мама каждый день его пичкает. А что, может, даже и очень неплохо...
  - Мы все рассчитали...
  - Ну, хорошо. А сдвинуть Юпитер, чтобы эта ваша комета в него врезалась и дальше уже не летела?
  - Сдвинуть Юпитер? Да вы представляете себе его массу? Это вам не крошечная Земля, все-таки! К тому же, такой сдвиг тоже повлияет на земную экологию. Вы должны это знать. Ведь с древних времен люди находили связь событий на Земле с движением планет!
  - Астрология? - в голосе Макса прозвучал скепсис. Хороши же эти потомки, ничем от нас не отличаются, видать тоже гороскопы составляют!
  - О, нет, конечно! Астрология была крайне неточной наукой. Она не учитывала слишком многих факторов! Наши сегодняшние расчеты гораздо точнее!
  Макс пожал плечами. Какая разница? Как была астрология, так и осталась. Не в этом суть.
  - А у вас что, своих ракет нет? Вроде бы уже должны были...
  - Ах, Максим Котов! Конечно же у нас есть ракеты. Но они очень медленные. Марс вот давно обжили, но люди все равно жалуются, что на путешествие надо тратить столько времени! И в другие галактики перемещаемся, но это уже не полет, скорее прокол... Опять я ухожу от темы. Нам нужна ракета, которая будет передвигаться намного быстрее и будет намного массивнее существующих. Только в этом случае она сможет столкнуть комету с ее орбиты!.. Желательно, чтобы столкнула. Мы даже не будем ставить вам задачу уничтожить ее, ведь могут возникнуть осколки, которые... В общем, не в этом суть. Пожалуйста, начинайте работать. Все, что вам нужно, мы доставим.
  - А... Мне бы одеться... Как-то неловко вот так...
  - Вам холодно? Может поднять температуру в боксе?
  - В боксе?
  - Ну да, здесь, - магистр обвел рукой комнату.
  - Нет, спасибо, мне тепло. Но очень непривычно без одежды...
  - Да-да, предрассудки! Я должен был догадаться! Знаете, мы были вынуждены снять всю вашу одежду. Живые предметы перемещаются совсем иначе, чем неживые... Но вы не беспокойтесь, все ваши вещи целы! Вы найдете их у себя дома когда вернетесь.
  - А как я вернусь?
  - С помощи той же капсулы, которая доставила вас сюда. Только должен предупредить, что она действует не очень точно. Мы, конечно, постараемся вернуть вас в то же время, из которого забрали, но... могут быть сдвиги. Небольшие, не подумайте ничего плохого... Леонардо да Винчи попросил подбросить его в другой город, но произошел сдвиг, и он прибыл в Геную на неделю раньше, чем отправился в нее... К счастью, в то время еще не было скоростной связи, поэтому кроме него самого никто этого не заметил...
  - Леонардо да Винчи? - скорее подумал, чем произнес Макс. Самомнение его резко поднялось. Надо же, неужели великий Леонардо тоже простукивал стены и пол в этой комнате?
  - Да, он провел здесь почти 15 дней. Но это было еще до... Впрочем, мы опять отвлеклись. Может так получиться, что вы вернетесь чуть раньше. Уверяю вас, вряд ли это будет намного раньше. Максимум дней пять, хотя я надеюсь, что все же меньше. В этом случае, прошу запомнить вот этот адрес, по которому вы сможете жить дни, оставшиеся до нулевой точки... То есть, до момента вашего перемещения сюда. Большая просьба, не покидать этой квартиры, это очень опасно!
  Макс посмотрел на листок, который протянул ему магистр. Странно, обычный адрес, на Петроградской стороне.
  - Мы сняли эту квартиру за две недели до вашего перемещения... Там все есть, что может понадобиться. Впрочем, надеюсь, вам это не понадобится. В последнее время точность возвращения возросла, мы научились...
  - Так вы много людей вот так перемещаете?
  - Что вы! Очень-очень мало. Только в случае крайней необходимости! Это очень сложный процесс с точки зрения этики.
  - А где эта... капсула?
  - Здесь, в вашем боксе... Ах, как же я забыл ознакомить вас с вашим жилищем! Простите меня! - магистр подскочил с лежбища, на котором они вдвоем сидели, подбежал к боковой стене, наклонился и провел рукой по плинтусу.
  Часть плинтуса откинулась, словно крышка. Магистр ухватил за что-то, находящееся в образовавшейся щели, и потянул на себя. Вскоре Макс лицезрел большой планшет, размером примерно метр двадцать на полтора метра, на котором поблескивали окошки размером с почтовую открытку. Макс встал и подошел к планшету.
  Это были не окошки, а картинки. Кроме одной все казались тусклыми, лишь крайняя слева во втором ряду была яркой, как цветная фотография. На ней было изображено лежбище, похожее на то, которое сейчас стояло в комнате.
  - Так это...
  - ...то, что может вам понадобиться, Максим Котов. Надеюсь, за двое суток ничего другого доставлять не придется...
  - А это что? - Макс ткнул в одну из картинок.
  - Приложите палец, не бойтесь... Вот так...
  Макс услышал тихий шорох и повернулся. В стене, подальше от лежбища, появилось отверстие, вроде дверного прохода.
  - Это туалет, - пояснил магистр.
  Заглянув в дыру, Макс увидел небольшую нишу, стены которой представляли собой аквариум. За стеклом плавали разноцветные рыбки, росли экзотические растения, каких раньше ему видеть не доводилось. Он не сразу разглядел в этой пестроте стоящий посреди унитаз, который на привычное ему сантехническое изделие походил разве что размерами.
  - А здесь вы найдете душ, - магистр ткнул в соседнюю картинку на планшете.
  Рядом с дырой в туалет открылась еще одна дыра. Макс заглянул внутрь. В стенах там тоже плавали рыбки. Ванной видно не было.
  - Войдите и погладьте рыбку, - предложил голос магистра.
  Макс вошел, протянул руку, не зная, какая из рыбок имеется ввиду. Наконец у себя за спиной, рядом со входом увидел перламутровую рыбку, которая не плавала, а торчала из стены. Он осторожно погладил ее по голове. На дверной проем сверху вдруг мягко опустилась крышка, одновременно со всех сторон на Макса обрушились потоки... нет, не воды. Воздуха? Непонятно. Он снова схватился за рыбку на стене. Потоки исчезли. Крышка снова взлетела вверх и Макс шагнул обратно в комнату. Одежда и тело были сухими, от них исходил легкий аромат свежести.
  - Э... понятно, - невнятно произнес он и вернулся к планшету. - А что тут еще?
  - Вам, наверное, нужен будет стол, он здесь. А здесь ваша мини-столовая, - пояснил магистр, указывая на картинки. - Здесь вы найдете предметы для рисования, если они вам понадобятся...
  - А компьютера нет? - удивился Макс, разглядывая планшет.
  - Нет. И не будет, - извиняющимся тоном ответил магистр. - Вы не сможете найти у нас предметов, которые работают от электричества. У нас нет специальных установок. Ну хорошо, надеюсь, вы уже освоились, Максим Котов. Сейчас я вас оставляю. Пожалуйста, думайте о ракете. Времени осталось очень мало. Мне бы хотелось, чтобы вы все же прониклись ответственностью.
  
***
  - Интересно, почему ты сразу начал говорить ему о будущем? А вдруг бы он воспринял это неадекватно! - обрушилась на магистра женщина, едва он вышел из бокса Максима Котова.
  - Ничего интересного, он был к этому готов, поверь мне. В конце концов, мне платят такую зарплату именно за то, что я знаю, когда с кем и о чем говорить, - отмахнулся от нее магистр утомленно.
  - А почему столь нелепая легенда?
  - Нелепая? - магистр пожал плечами. - Ерунда. Вполне подходящая для этого случая. Мне же не нужно, чтобы он решил задачку. Думаешь легко каждый раз придумывать что-то новое, да еще следить, чтобы подопечные ничего не смыслил в предложенной теме?
  - Ну а как он тебе вообще?
  - Подойдет, думаю, хотя без проверки все равно не обойтись, сама знаешь...
  Они беседовали в маленькой круглой будке со стеклянными стенами, вдоль изогнутых стен которых стояли шесть или семь мониторов. За стеклом они могли видеть коридоры, в разные стороны расходящиеся от центрального зала, в центре которого находилась будка.
  - И все же я думаю, что мы зря его сюда притащили, он слишком старый, - женщина, слегка прищурившись, вглядывалась в монитор.
  - Двадцать восемь лет - это не старость. Ты помнишь правила: от двадцати четырех до тридцати. Взрослеют все по-разному. Думаю, что эксперты были правы, он еще не созрел, но уже близок. Так близок, что потяни мы еще пару-тройку месяцев, и он бы сорвался. Интересно, как тебя допустили до этой работы, если ты не различаешь этих нюансов?
  - Может потому, что неудач у меня гораздо меньше, чем у остальных? - было видно, что женщина не на шутку разозлилась. Видимо магистр задел больную тему.
  - Ладно, асс, не кипятись. Лучше посмотри - твоя подопечная, похоже, проснулась.
  Магистр ткнул пальцем в один из мониторов. Женщина тут же повернулась и впилась взглядом в экран.
  
***
  Макс обернулся, чтобы посмотреть на магистра, но того в комнате уже не было. Исчез также необъяснимо, как и появился.
  Итак, с чего же начать? Макс ткнул в пеструю картинку, которую магистр назвал мини-столовой. Справа что-то снова зашуршало и в стене открылась очередная дыра, оказавшаяся чем-то похожим на бар в гарнитуре, стоящем в гостиной его родителей, только этот бар был гораздо больше. На нижней полке были выложены тюбики и завернутые в пленку коробочки. На верхней расположились стаканы разной формы и вместимости, а также дюжина торчащих из задней стенки бара слегка изогнутых вниз трубок, над каждой из которых мерцала перламутровая клавиша. На клавишах были нарисованы какие-то непонятные картинки. Иероглифы? Нет, не очень похоже... Макс погладил одну из них, и из трубки что-то капнуло. Капля упала на полку и тут же пропала.
  Вскоре он понял, что трубки являлись кранами, из которых можно было наливать различные напитки. Перепробовав все, Макс остановился на смеси второго и шестого - бодрящий сиреневатый напиток был в меру сладким, в меру кислым, в меру газированным. "Сиреневый туман", - окрестил Макс получившийся лимонад и с полным стаканом снова отправился к планшету.
  Вскоре в комнате уже стоял большой стол с конторкой. В ящиках обнаружились многочисленные письменные принадлежности - бумага разных форматов и плотности, линейки и трафареты, ножницы и резаки, какие-то палочки, которые напоминали гелевые ручки и карандаши, а также предметы, которые Макс сразу не сумел идентифицировать.
  Кроме того, нажав наугад на несколько окошек на планшете, Макс получил выдвинувшийся из стены тренажер; упавший с потолка большой круг, напомнивший ему детский надувной бассейн; большое уютное кресло с откидными столиками по бокам. Одна из кнопок открыла гардероб - в закутке оказались полочки с какими-то разноцветными тканями, вдоль дальней стены тянулась трубка, на которой болталось несколько плечиков со странной одеждой. Развернув несколько кусков ткани, Макс решил оставить их в покое, и повернулся к плечикам. Нечто, похожее на юбочки, он отверг сразу, но из оставшегося, наконец, подобрал для себя легкие широкие шорты и длинную рубашку, похожую на тот халат, в котором его посетил магистр. Надев отобранное на себя, Макс почувствовал себя лучше и дальше решил пока не экспериментировать. Интереснее оставить остальные сюрпризы на потом. Они будут ему наградой за доблестный труд.
  Рухнув в кресло и, поставив на откидной столик высокий стакан с "сиреневым туманом", задумался. Итак, ракета. Что он знает о ракетах. Пожалуй, ничего. Или почти ничего. Как могут они требовать от него "придумать" ракету, если он до сих пор не может понять, как в воздухе держится самолет. Какая-то тяга. По идее, более сильная, чем сила тяжести. Ладно, пусть будет так, все равно ему не самолет надо придумать, а ракету. Чем они отличаются? Формой. Макс вспомнил петарды, которые они с друзьями запускали перед новым годом. Патроны. Как в оружии.
  В голову почему-то полез армейский юмор. Как там говорили? "Утонутие вследствие недоплытия"? "Всех отсутствующих построить в одну шеренгу"? Стоп, тут что-то полезное выплывает... Ну да, "военные умеют соединять время и пространство". Что же там было? Ага, "копай от меня и до того дуба". Нет, как-то по-другому... "Копай от дуба до обеда", - вот это ближе...
  Почему-то "пространство и время" показались Максу очень техническими и умными понятиями. В самом деле, что представляет собой эта комета? Летит откуда-то издалека. Прилетает, чиркает по Юпитеру, потом чиркает по Земле. И все, каюк, нету больше населения, нету у них больше времени. Тьфу, это у тебя нет времени! Двое суток, даже меньше. Ох, устроят ему здесь "утонутие вследствие недоплытия". Интересно, что они сделают, если он не успеет придумать им ракету? Оставят дальше думать?
  Лимонад был вкусным, кресло удобным. Макс почувствовал, что начинает засыпать. Нет, так нельзя! Он выбрался из кресла и подошел к столу. Только тут понял, что стула нет. Пришлось подкатить поближе кресло и устроиться на его ручке. Достав из левого ящика пачку бумаги, он начал бездумно рисовать. Ему всегда было легче думать, когда руки чем-нибудь заняты.
  "Попробуем другой вариант. Что-то падает на Землю. Как это может выглядеть? Угу... Я иду по улице и на меня падает сосулька". Успею я увернуться? Да, если замечу, что она падает. Например, кто-то крикнет. Или оттолкнет. Ну ладно, никого нет, сосулька падает, я ее вижу. Что дальше. Прыгаю в сторону. В какую? А, нет, не пойдет! Они же сказали, что сдвигать Землю нельзя. Открываю зонтик. Сосулька тяжелая, зонтик она легко пробьет и все равно свалится на меня"...
  Макс потянулся назад и достал стакан с "сиреневым туманом". Его осталось совсем мало. "Когда успел выпить?". Пришлось снова вставать и идти к бару. Ага, мозги требуют сладкого, наливаем из этой трубочки. Но их нужно прочистить, значит горького добавим. И вот этого, ледяного. Газировки? Нет, на этот раз можно без нее обойтись... Попробовав получившийся напиток, почмокал губами. Пожалуй еще горького добавить...
  Глаз скользнул вниз. Интересно, что в этих тубах? Колпачок не отвинтился, а выскочил, как пробка. Ага, что-то явно мясное. Вкусно. А что в этих коробочках? Перебрав несколько затянутых пленкой пакетов, он попытался открыть тот, в котором виднелось что-то похожее на хлеб. Пленка не проткнулась и не развернулась. Пытаясь распечатать кусок хлеба, Макс выронил коробочку из рук и она упала на пол. Нагнувшись, чтобы поднять ее, он обнаружил, что прозрачная пленка съехала немного в сторону. Понятно, открывается, как коробка карандашей...
  Прихватив из бара стакан с новым коктейлем, упаковку с хлебом и несколько тюбиков, Макс вернулся к столу. Взгляд упал на рисунок, который он перед этом нарисовал: угол дома, сверху громадная сосулька, снизу маленький человечек. Нахмурив лоб, Макс смотрел на рисунок: что-то в нем не правильно. Что?
  Он уже съел три "бутерброда" (кусок хлеба, на него - содержимое одного из тюбиков), не замечая того, что ест, выпил коктейль до дна, и все это время глаза почти не отрывались от рисунка. Наконец, до него дошло! Конечно! Сосулька слишком большая! Нет, она именно такая, как он видел своими глазами на углу соседнего дома. Но для задачки с ракетой, она не подходила. Человек (то есть Земля) должен быть намного больше сосульки (той самой кометы)!
  Откинув лист в сторону, Макс присел и набросал новый рисунок. Маленькая сосулька летит сверху на большого человека. Нет, не то. Еще один рисунок, и еще один... Он разочарованно откинулся назад, забыв, что сидит на ручке, и, естественно, свалился в кресло. Полчаса спустя Макс так и лежал в нем - голова на одной ручке, ноги на другой. Со стороны могло показаться, что он спит, но он просто глубоко задумался.
  Нет, ничего не придумывается. Нельзя ничего придумать на голом месте. Нужна дискуссия, мозговой штурм. На худой конец, какая-нибудь литература...
  Макс потянулся и выпрыгнул из кресла. Сваленные на столе листы посыпались на пол, но он не обратил на это внимания, снова направившись к бару. Раз ничего нет, значит нужны хотя бы новые впечатления!
  "Что у нас тут... Холодный? Пожалуй, да. Кислый с горьким? Почему бы нет"...
  Прихватив еще одну коробку с хлебом и несколько новых тюбиков, Макс вернулся к столу и, свалив все принесенное на него, снова уселся на ручку кресла. Отпил полученный коктейль и поморщился. Пожалуй, с горьким он переборщил. Но идти назад было лень. Отставив стакан в сторону, он снова начал рисовать. Хорошо, с сосулькой у него ничего не вышло. Что бы еще придумать?
  Один из тюбиков, который он случайно задел локтем, упал на пол. Макс дернулся, чтобы поймать его, но не успел. Тюбик упал на один из листов бумаги, слетевших со стола ранее. Этот лист упал не до конца, а "стоял", прислонившись к ножке кресла. Тюбик скользнул по нему и упал на пол, но не горизонтально, а чуть в сторону.
  Нагнувшись вниз, с протянутой к тюбику рукой, Макс неожиданно замер. Ну конечно! Как же это раньше не пришло ему в голову!
  
***
  Войдя в бокс, магистр остановился. Его подопечный снова не заметил вторжения, занятый странной игрой. Свернув из бумаги конус, Макс ставил его на пол, затем, высоко над головой подняв тюбик с едой, бросал вниз, на конус. По-видимому, эксперимент был в самом разгаре - вся комната была завалена скомканными конусами и мятыми листами бумаги.
  - Представляете, вроде получается! - радостно сказал Макс, наконец заметив магистра. - Конечно, ваши машины посчитают лучше, но саму идею я вам придумал! Человечество вместе с моими потомками и вашими прогнозами уцелеет!
  Магистр посмотрел на него с опаской: подопечный выглядел возбужденным до невменяемости.
  - Вам нужно будет всего-навсего поставить перед Землей небольшой экран. Зонтик, - пояснил Макс, увидев, что магистр пока не разделяет его радости. - Далеко лететь для этого не нужно. Комета втыкается в этот зонтик и отклоняется со своего маршрута... Вот видите...
  Макс быстро свернул очередной кулек и бросил в него тюбик. Тюбик изменил направление полета и, отлетев в сторону, упал на пол.
  - Э-э... Это замечательно, Максим Котов, - наконец заговорил магистр. - Но я просил вас придумать ракету. Чтобы она летела очень быстро и была очень массивной...
  - Да не инженер я! И не изобретатель! Как я могу придумать ракету, если не понимаю, как она вообще может летать! - отмахнулся Макс. - Зато я придумал, как можно спасти Землю и всех ее обитателей!
  - Максим Котов, я повторяю, мы уже все просчитали. Мировой мозг... э-э, наш компьютер, выражаясь в вашей терминологии, показал, что нам нужна ракета!
  - Слушайте, а зачем вы меня тогда сюда притащили, если как комнатные собачки бегаете на поводке за своим компьютером? - взорвался Макс. От его приподнятого настроения не осталось и следа. - Если он вам сказал про ракету, то пусть сам ее и придумывает!
  Пнув ногой ворох сваленных перед ним пирамидок, Макс шагнул вперед и с обиженным видом рухнул в кресло.
  
***
  - Давай, вставай, надеюсь ничего не сломал?
  Женщина из будки помогла магистру подняться. Выглядел тот замечательно: халат порван, кровью, текущей из губы, измазана половина лица, от элегантной прически не осталось и следа. Женщина кинула взгляд на стоявшую в нише прозрачную капсулу. В ней, нелепо скорчившись, лежал Макс.
  - Ты бросила пост? - с трудом прошепелявил магистр. - Возвращайся, я сам доберусь.
  - Горе луковое, ну почему тебя всегда тянет помахать кулаками? Погоди, сейчас лед принесу.
  Она помогла ему добраться до стула в центральном зале, и торопливо пошла по одному из расходящихся из него коридоров. Вернувшись, протянула магистру носовой платок, в который были завернуты кусочки льда.
  - Третий раз за месяц, смотри, как бы начальство не передумало. Тебе же, вроде нравится эта работа? - сказала женщина, вызывая нажатием кнопки бригаду эвакуации в бокс Макса.
  - Угы, - промычал магистр. - Надоело гумаг'ки ворочать... Хад, каже-сся жуб выбил...
  - Ничего, стоматолог в твою страховку входит. Лучше скажи, как двум остальным объяснишь свой божественный вид.
  Магистр пожал плечами. Сейчас зуб беспокоил его больше, чем клиенты в боксах. Поэтому он не стал возражать, чтобы женщина нажала тревожную кнопку номер 3 "Вызов запасного магистра".
  
***
  Макс очнулся от терпкого запаха псины. Этот запах раздражал. Через несколько секунд Макс понял, что раздражает его не только запах, но и какие-то ворсинки, которые кололи кожу. Он открыл глаза. Над ним нависал темный, тяжелый потолок.
  "Куда я попал? - прорвалась сквозь раздражение мысль. - Где я?"
  В какой-то заброшенной избе. За грязным крошечным окошком пели птицы, слышался шелест деревьев. Что-то не так. Непривычно... И вдруг вспомнилось все: его драка с магистром, настаивавшим на необходимости ракеты-убийцы и собственные возражения: "я не хочу создавать оружие, не зная, против кого оно будет направлено"...
  Он с магистром был явно в разных весовых категориях. Ловкость и молодость не помогали против разъяренной мощи. "И, все же, я, кажется, ранил его". В локте еще чувствовались остатки удара и последовавшего за ним скрежета. То ли зубы, то ли челюсть, но что-то он все же сломал этому представителю будущего...
  - Ага, видать, проснулся, страдалец? А я ж думал, ты совсем плох...
  Макс и не слышал, как в комнату вошел крепкий старичок. "Дед", мелькнуло в голове.
  - Где я?
  - У меня в доме. Где-где? Кхэ. Небось, когда с девицей резвился, не думал о плохом? - Дед хрипло рассмеялся. - Совсем голышом тебя дамочка-то оставила.
  Только теперь Макс заметил, что под колючим одеялом он и вправду лежит без одежды.
  - А день, день-то сегодня какой? - спросил Макс.
  - День? Да ж, поди, почти два дня ты тут отвалялся, с тех пор как я тебя из лесу-то приволок.
  - А число, число какое?
  - Поди ж ты, какой любознательный. Число-то? Вчерась пенсию привозили, значит пятое было. А сегодня, выходит, шестое, - дед загнул пальцы на правой руке и выставил большой палец левой вверх. - Август, если на то пошло... Или тебе и год неведом? (Макс кивнул). Да поди ж, сядьмой, две тысячи сядьмой от Рождества Христова... Откуда ж ты такой любознательный взялся-то? Ни спасибо, ни здрасьте, а сразу день, да год...
  
***
  Дед дал ему какую-то одежку, но показываться в ней на люди было неудобно. Поэтому он обрадовался, увидев, что в прихожей нет материных любимых босоножек. Значит она сегодня в ночную смену. Удачно. По "обыденному времени" он исчез только вчера, хотя его приключение длилось четыре дня. Мама даже и не подозревает, что он явился домой так поздно.
  Все его вещи и вправду были на месте. В прямом смысле слова. Джинсы и рубашка висели в шкафу, мобильник - под подушкой, портмоне и остальные бумаги - в ящике стола.
  Макс скинул с себя дедову одежду и побрел в душ. Завтра же с утра надо будет отправить деду перевод. Надо же, отдал ему единственную бумажку в тысячу рублей, из той самой пенсии. "Лисопед бы какой справить, да никак не накоплю", - вспомнились слова старика, когда они брели через темнеющий лес к станции. Нет, не стоит посылать деньги. "Лучше куплю велосипед, самый лучший, и сам отвезу".
  Выйдя из душа, он вернулся в свою комнату. На столе лежал ящик из прозрачного пластика, который старик нашел в лесу (Макс не понял, как ему удалось утащить с собой эту коробку, одежда ведь пропала, а книга в футляре каким-то образом сохранилась). Жаль, что поторопился вскрыть - видимо она находилась в какой-то другой среде, и как только он открыл крышку, страницы рассыпались в прах. Макс открыл ящик и взял все, что осталось от книги - обложку, на которой было написано "Maxim Kotov". Если обложку немного повернуть, появлялась русская надпись "Максим Котов". Буква t в фамилии была видна лишь под определенным углом, под другими ее заменяла стилизованная русская "т". Понятно, почему вначале магистр перепутал его фамилию. Сверху на обложке располагалась реклама: " The bestseller! 32 weeks # 1 in a rating of sales for 2028". Понятно, бестселлер. Похоже, что в 2028 году. Через двадцать лет...
  Макс прислушался к себе: радует его это или напрягает? Приятно, конечно, что твоя книга будет чем-то вроде книг Дэна Брауна или Ролинг, но думать о том, что теперь вот надо двадцать лет думать о том, удастся ли написать такую книгу, было некомфортно. Впрочем, как там сказал дед: "Что не делается, то и к лучшему, а писать или не писать - это твой выбор". Даже не удивился, увидев "книгу из будущего"? Странный дед...
  
***
  Магистр смотрел на новичка с легкой досадой. Вводить в курс того было неинтересно. Новичок раздражал своей манерой кивать головой, готовностью выполнить все как надо и задавать идиотские вопросы. "О чем они только думают, присылая такого олуха", - подумал магистр, теперь уже бывший, забыв, что всего пару лет назад был ничуть не лучше.
  - Ты хоть понял, что более простых вариантов создать человека будущего у нас нет? - спросил он. Новичок захлопал глазами.
  ...Наука в стране разваливалась. И не важно, из-за чего это произошло: из-за влияния ушлых американцев или из-за жадности чиновников, не видящих ничего дальше своего брюха. А ведь был еще и глобальный аспект. Капиталистическая формация умирала в судорогах, душа своими скользкими щупальцами все больше жертв. Новая нарождалась, крепла и отвоевывала свое. "При смене формаций из прежней элиты остается от силы пять процентов, остальные канут в безвестности". А они не хотели кануть. Они изо всех сил боролись, зубами вцепляясь в нажитой статус. Война была неизбежна. Она уже вспыхивала то там, то тут мелкими очажками, грозя охватить своей ядерной мощью весь мир.
  "Нет, не нужно мне это говорить, это не наша забота", - подумал отставной магистр и потрогал щеку.
  - Тебя не должно это волновать, - повторил он свою мысль вслух. - Ты все время должен помнить, что для новой элиты не будет существовать государственных границ. И она не будет захватывать рабов, земли или капиталы. Ей нужно быть креативной. Будущая элита - это мозги, способные к созиданию. Их достоянием будет способность мыслить. И весь мир чавкающих бюргеров будет лежать у них ног и молиться, чтобы созидатель придумал ему новую игрушку, какой еще нет у соседа.
  - И, как я понимаю, нашей задачей является воспитание этих самых созидателей, - кивнул новичок.
  - Не воспитание. Создание условий, при которых они сами поймут, что способны к созиданию. И сами выберут для себя эту дорогу.
  - Ну и долго же им придется пробиваться!
  - Не долго. Мы же им помогаем. Лет через десять-пятнадцать прежний мир рухнет окончательно, к этому времени ростки нового мышления уже должны крепко стоять на ногах, чтобы на развалинах создать новое общество. И готовые его возглавить, войти в советы...
  - О, только не говорите, что я тут буду возрождать советскую власть.
  - Не советскую власть, а власть советов. Прикладных. Региональных и мировых. Состоящих из профессионалов. Разницу чувствуешь?
  - И вы уверены, что методы, которыми вы действуете, будут этому способствовать? - в голосе новичка сквозило недоверие. Никакой разницы он не почувствовал и от этого разозлился.
  - А куда они денутся? Конечно будут, - уверенно сказал отставной магистр. - Приглядывать за ними, конечно, надо. Но мы создаем условия, при которых они сделают свой выбор сами.
  - Не верю я, что обманом можно добиваться праведных целей, - покачал головой новичок. - Они же и впрямь думают, что побывали в будущем.
  - Это не обман. Скорее, манипуляция сознанием. Пусть они будут уверены, что четыре-пять дней затратили на свое путешествие в будущее. Эти дни для них останутся для них ориентиром, верой в себя, даже в самые трудные времена. А артефакты, которые им удается "утащить из будущего", будут подкреплять эту веру.
  - А зачем эти сложности со сдвигом реального времени?
  - Всего лишь один из фактиков, из которых складывается вера. Много маленьких подтверждений лучше, чем одно большое, от них сложнее отмахнуться. По крайней мере, на уровне эмоций, чувств.
  - А почему так ограничен возраст?
  - С двадцати четырех до тридцати большинство людей определяются с собой. Начинают понимать, что они хотят делать в этой жизни. Мы даем возможность им в ключевой момент увидеть больше возможностей. Чтобы у них был выбор.
  - А что, среди более взрослых не может быть созидателей?
  - Почему не может. Может, и еще как может. Только они свою дорогу уже выбрали. И стали созидателями. А тех, кто мог, но не стал, переделывать сложно. Но работа ведется и с такими, если случай не слишком запущен... Впрочем, насколько я знаю, не всегда успешно.
  - А здесь что, наверняка? По вашему виду этого не скажешь...
  - У нас вероятность гораздо выше. Срывы бывают, конечно, но в основном в тех случаях, когда исходно объект был неправильно выбран.
  - Как тот, который дал вам в челюсть?
  - О, нет! Этот малец еще себя покажет! Он быстро проскочит ступень созидателей. Не удивлюсь, увидев его лет через десять-пятнадцать в числе демиургов.
  - Демиургов?
  - Да, элиты элит. Потому что он, как истинный созидатель, принципиальный противник войн, но при этом готов защищать свою правду с кулаками.
  Новичок непонимающе посмотрел на магистра, но тот не стал расшифровывать.
  - И что, он сам теперь... начнет становиться демиургом?
  - Да, сам. Но для страховки мы дали ему наставника. И я абсолютно уверен, что Макс придет к нему сам.
  
***
  Утро было великолепным. Солнце пробивалось сквозь кроны деревьев, создавая праздничное настроение. Макс колесил по знакомой тропинке Не так далеко от станции, километра три. Но деду будет приятнее ездить сюда на вот этом "внедорожнике".
  Показалась знакомая изба. Сидевший на крыльце хозяин поднялся навстречу гостю.
  - Ну, встречайте! Не обижайтесь, что деньги сразу не переслал. Я к вам с подарками! - Макс спрыгнул с велосипеда и достал из-за пазухи маленький подрагивающий комочек. - Это не чистопородный пес, смесь овчарки с лайкой. Надеюсь, он станет вам надежным другом...
  Комок сидел на ладони Макса и разглядывал старика своими умными глазками-бусинками. Дед наклонился, чтобы получше рассмотреть подарок. И щенок лизнул его в нос.
  - Ну вот и подружились! - радостно сказал Макс, передавая деду щенка. - Его зовут Арго. А это ваш новый конь.
  Макс кивнул на велосипед. Старик глянул, неопределенно мотнул головой, а затем развернулся и поспешил в дом, прижимая к груди маленького друга. Максу показалось, что он заметил мелькнувшие на глазах деда слезы. И что его пригласили в дом... Он переступил порог, еще не зная, что с этого мгновения у него начинается новая жизнь.
Возврат на мою страничку: нажмите на имя. Возврат в Самиздат: нажмите на надпись Журнал:
Журнал Самиздат
Юля Каптури

Оценка: 7.94*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"