Alterlimbus: другие произведения.

Warmage Online

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лайт-новелла в жанре технофэнтези. Является свободным продолжением цикла новелл Рэки Кавахары "Sword Art Online". По времени располагается сразу за шестым томом.
    После успешного разрешения конфликтов компьютерные игры с технологией Полного Погружения переживают второе рождение. Система "Кардинал", моделирующая и управляющая виртуальными мирами, приобрела статус свободного программного продукта. Транснациональная корпорация PanLine, воспользовавшись сложившейся ситуацией, переводит на новую платформу замороженный несколько лет назад игровой проект WARMAGE Online. В это же время группа специалистов PanLine, возглавляемая шотландским учёным-биологом Робином МакМанусом, создаёт лечебно-диагностический прибор микроволновой резонансной терапии AURO, с успехом дополняющий игровой интерфейс Полного Погружения - Амусферу - в игровой вселенной WARMAGE Online.
    Однако вскоре игроки начинают получать в игре вполне реальные травмы. Вероятная огласка и судебные процессы грозят разорить PanLine. Высшее руководство японского отделения компании во главе с господином Дай Сато без ведома совета директоров обращается за помощью к Кадзуто Киригая, главному герою оригинального цикла, более известному своим друзьям, как Чёрный мечник Кирито.
    Кирито соглашается помочь. Однако сразу после регистрации череда странных, не имеющих рационального объяснения явлений заставляет молодого человека по-новому взглянуть на проблему. Кирито знакомится с Унией, дочерью директора Сато, и странным персонажем по имени Юри, обладающем сверхъестественными игровыми способностями. В ходе расследования Кирито узнаёт о существовании Рыцаря и Призрака - полумифических персонажей, совершивших более сотни нападений на игроков в виртуальном пространстве и причинивших при этом вполне реальные увечья.
    Пытаясь найти рациональное объяснения событиям, Кирито всё глубже погружается в мистический мир WARMAGE Online. Неожиданные встречи со старыми друзьями, игровые аномалии в характеристиках персонажа, видения, сны наяву, недобрые предзнаменования и ожившие тёмные воспоминания - всё это сбивает с выбранного ранее пути, заставляя не играть в WARMAGE Online, а разгадывать её, ярко проживая каждую секунду.
    Вместе с новыми друзьями Кирито бросает вызов Призраку, и, пройдя испытание страхом и болью, побеждает зло и разгадывает тайну Рыцаря. Правда, как и многое в жизни, оказывается горькой. Но сердца Кирито и его друзей, прошедшие горнило смертельной битвы Айнкрада, не только принимают правду, но и меняют её.
    О чём эта новелла?
    Прежде всего, о дружбе. О том, что иногда мир держится на теплё сжатых рук и близких сердец.
    Это и своего рода краткая энциклопедия вселенной WARMAGE Online, призванная заинтересовать читателя.
    Ну, и разумеется, это продолжение жизни героев. Самое дорогое, что я могу им дать в обмен за тепло их сердец...

WMO []

Посвящается:

Рэки Кавахаре.

А также:

Тамако Накамуре и всем-всем-всем.

Ushwood-у и всем переводчикам оригинальных новелл.

А также:

Исуне Хасэкуре.

И:

Дзю Аякуре, Кэйто Коумэ и всем-всем-всем.

И:

Ане Дубовчук и всем-всем-всем.

WARMAGE ONLINE

1. Острова Стрекоз - 07 октября

  
   Небо приняло их туманным объятием.
   Выход из подземного лабиринта шёл под углом, заканчиваясь узкой горловиной, и, выбираясь наружу, могло показаться, что окунаешься прямо в бездонный туманный океан. После долгой зачистки и тяжёлого поединка с хранителем кэйва все немного расслабились. Следопыт - "глаза и уши" - тащился последним, прикидывая в уме, что из снаряжения обновить на выигранные деньги. Впереди шёл лидер - высокий стихийный маг. Под руку его держала девушка с тонкими эльфийскими чертами лица.
   - Тарди, ты был великолепен! - воркующий голосок девушки звенел радостью.
   - Просто верный выбор снаряжения и магии для щитов. Ключевое оружие хранителя - лёд, поэтому мы и взяли ледяную защиту по полной. Эона... - бодрый голос мага вдруг перешёл в бормотание. - Не прижимайся так близко. Ребята... неудобно...
   - Да они же точно так же обнимаются, - девушка хихикнула и обхватила спутника за талию, шаловливо поводя ладонью пониже спины.
   Их сопартийцы - два "щита", казавшиеся более коренастыми из-за навешанных магических доспехов - шли, чуть поотстав, болтая о ценах на новые руны с двумя девушками-хилерами.
   - Скоро мы уже будем в Лориндэйле, - ворковала Эона, - и отпразднуем очередную победу в нашей любимой "Синей розе", а потом...
   Маг-предводитель смущённо улыбнулся и приобнял девушку. Их путь пролегал по самому краю леса, среди разбросанных меловых выползней, где дорогу преграждала невидимая глазу сторожевая линия. Когда молодой маг пересёк её, раздался хлопок, и каплевидный шип, разогнанный заклинанием воздуха до скорости арбалетного болта, врезался ему в грудь. Фиал крови обвился ядовито-зелёным.
   Из серого тумана беззвучно вылетела ещё одна капля - огненно-бриллиантовая - и, прожигая слои защиты, расплескалась по нагруднику девушки. Словно живые, пламенные брызги начали прожигать тело изнутри, одновременно снижая полоску здоровья. В считанные секунды она обнулилась, и девушка с тихим стоном распалась на искорки.
   Следопыт обалдело уставился в темноту леса. "Щиты", более привычные к внезапным нападениям, мгновенно оценили обстановку и отточенными жестами активировали защитные барьеры. Целительницы синхронно прижали правые ладони к спинам своих спутников.
   - Лечи Тарди! - крикнула одна из них.
   - Не выйдет, - вторая, более опытная, дёрнула щекой. - Моих знаний не хватает даже на определение яда, какое там лечение. Готовься, сейчас начнётся.
   Послышался голос, напоминавший хруст ломаемых костей.
   - Игнио!
   Из туманного леса вырвался поток огня. Это была плотная стена чистой стихии, устремлённая в их сторону волей врага и разогнанная до скорости торнадо. Вмиг лопнули защитные барьеры, а пятеро магических воинов превратились в огромные факелы. Секунды - и они рассыпались кучками пепла, который тут же исчез на земле. Огненная стена миновала предводителя маленького отряда. Мощный яд блокировал не только его движения, но и голос, и даже мимику лица. Как магическая статуя, он молча наблюдал появление их противника.
   Тот возник из ничего, словно уплотнившийся туман. Невысокий, в роскошном, винного цвета, плаще с капюшоном, закрывающим верхнюю часть лица. Боевые магические перчатки, унизанные дорогущими кольцами, яснее ясного говорили о высоком статусе.
   - Это яд чёрного скорпиона, - небрежно бросил "винный" маг, подходя ближе. - Он примерно третий-четвёртый по силе в игре. Из двадцати. Будь ты послабее, я мог тебя бросить тут, и ты бы медленно сгнил. Но... О! Пятидесятый уровень. Давно играешь?
   Маг рассмеялся хрустким смехом.
   - Пора бы научиться осторожности. Разве ты не слышал страшилок о чёрном киллере? Ну, не буду присваивать себе чужие лавры. Меня такие дурачки, как ты, прозвали Красный Ублюдок.
   Разговаривая, человек медленно обходил своего пленника по кругу, словно акула, приближаясь с каждым витком.
   - Ты купил информацию о ледяных атаках Хранителя. Но не учёл, что против огня ваша защита будет просто смешна. Мы же братья по цеху, ха-хха-ха, ты должен знать.
   Тарди не мог даже скрипнуть зубами. После такой атаки всё снаряжение придётся чинить. Треть трофеев заберёт этот тип. Впустую часы напряжённых боёв... Но это издевательство - много хуже. Ведь даже не плюнуть в него!
   - Дети, - похохатывал маг, подходя уже на расстояние вытянутой руки. - Щенки. Мамочкины слюнтяйчики. Вы и представить себе не можете, что значит драться за свою жизнь.
   Он сделал пальцами сложное движение, и в руке появился сотканный из пламени тесак мясника. Это оружие ПК обрушил на парализованную фигуру. Ещё раз. И ещё. Лезвие врубалось в незащищённую шею с методичным чмоканьем. Тарди не ощущал реальной боли - Амусфера пропускала лишь слабые импульсы, вызывающие в худшем случае покалывание. Но ощущение инородного предмета в теле всё-таки присутствовало, а то, что этот предмет рубил его на куски, заставляло внутренне содрогаться всё существо.
   - Вот так. Играй в тетрис, - с этими словами маг снёс тесаком голову. Аватар стихийного мага рассыпался кучей искорок, и туман поглотил поле сражения. Маг хрустнул пальцами и удовлетворённо пробормотал:
   - Хорошо! Не так, как тогда, но хорошо. Бодрит. Ах, какие были деньки. Жаль, пришлось разбежаться. Эти фейерверки - слабая замена. Но хоть что-то.
   Он с интересом порылся в рюкзаке. Нормально. За трофеи он выручит где-то тысяч тридцать-сорок. Жаль, ничего не пригодится самому. Однако на это он и не рассчитывал.
   - Впрочем, ведь не это главное, - усмехнулся "винный", проверяя записывающий кристалл. Дома он сможет ещё раз сполна насладиться сценой. Эта игрушка придавала ему сил!!! При регистрации обнаружился его талант к стихийной магии огня. С тех пор он, наверняка, стал не только сильнейшим огненным магом, но и стихийным вообще, взяв сто одиннадцатый уровень. Редкое умение "концентрация пламени" и богатый опыт предыдущих VRMMORPG помогли быстрой прокачке, а плейеркиллинг принёс стабильный доход и редкие вещи. Игра позволяла вложение реальных денег, и этим он тоже регулярно пользовался. Через полгода о Красном Ублюдке слышали на всех архипелагах, а цена за каждый фраг на его персоне перевалила за сто тысяч. Многие плевались при его упоминании. Со всеми вместе плевался Заклинатель Исинохара.
   - Только и может, что пыхать огнём, - обиженно заявлял знакомым Исинохара-сан во время очередного посещения таверны. При этом он внутренне сотрясался от смеха. "Вам мой арсенал и не снился".
   Туман чуть разнесло порывом холодного ветра.
   - Ну, хватит тут стоять, а то придёт чёрный киллер. Гхааахха!
   Активировав "вату невидимости", маг направился к прогалине, выводящей к вратам телепорта. Слева тёмно-зелёной стеной поднимался лес. По самой середине плато змеился ручей, а справа редкий подлесок прорезался высокой насыпью, вдававшейся в прогалину под прямым углом. Ближе к насыпи маг почувствовал какое-то движение, однако его тренированный навык разведки, активировавший заклятие сканирования местности, ничего не обнаружил. На самом краю видимости, метрах в трёхстах, из туманной завесы вынырнула фигура и двинулась по насыпи к ручью.
   "Так бывает, - мысленно попытался стряхнуть маг свою тревогу. - Куча всего движется в этом мире. Возможно, что-то тестируют". Чтобы не выдавать себя голосом, он вызвал меню и с помощью кнопок активировал несколько защитных экранов, восстановил истраченный запас маны и подготовил мгновенный телепорт-кристалл и два самых мощных спелла.
   Фигура медленно приближалась. Это был воин, закованный в доспех такого же серо-водяного цвета, как и окружающий туман. Усечённый конус шлема напоминал о временах Ричарда Третьего, с небольшой разницей: передняя часть держалась в районе висков заклёпками в виде цветков шиповника и, судя по всему, могла сдвигаться вверх. Тяжёлый плащ цвета вердигри трепетал от порывов ветра.
   "Винному плащу" доводилось видеть крупные игровые аватары, но этот был мощнее всех. Ростом около семи футов, с бычьей шеей, обёрнутой пиксаном, с плечами шириной в замковые ворота, он неслышно ступал своими железными сапогами по песку, приближаясь к прогалине. На самой оконечности насыпи рыцарь остановился и посмотрел прямо в глаза огненному убийце. Тот пожал плечами и сбросил "невидимку". Рука вздрогнула от высвобождаемой мощи. Из перстней всех оттенков огня, как из жерл вулканов, изверглись лавовые потоки, соединяясь в центре ладони.
   - Игнио! Вайд!
   От руки отделилась сфера перехлёстнутых ярящихся клубков и рванулась к стальной фигуре, прожигая, казалось, сам воздух.
   "Глобула огненного уничтожения".
   Полноценной защиты от заклинания этого уровня в игре не существовало вообще. Оно било по площади и обладало потрясающей скоростью. Кроме того, его критическая характеристика - удержание и ведение цели - не давала вырваться из огненной западни до самого конца. Рыцарь утонул в сердцевине ярящихся вихрей. Маг удовлетворённо кивнул - цель определилась чётко и сразу.
   - Посмотрим, что от тебя осталось, - усмехнулся он. Спелл держался около минуты, затем сфера начала стягиваться к центру. Сквозь огонь медленно проступил шлем, округлые плечевые пластины и тёмный плащ, нисколько не пострадавшие. Маленький огонёчек сжался и потух прямо на бронированной груди. Неизвестный игрок шагнул вперёд и легко заскользил по склону. Один широкий шаг через ручей - и вот он уже возвышается перед "винным" магом.
   - Ты крут! Ну, что - второй раунд?
   Из рукавов плаща вылетели чёрные мушки и облепили рыцаря с ног до головы. От каждой из них, к руке их повелителя, тянулась огненная нить. Это была смешанная стихийно-хаос магия ближнего боя. Разрушительная многоточечная хаос-формация, подпитываемая ПРАЙМ-стихией - в данном случае, огнём. Сила, вложенная сейчас в него, могла вмиг уничтожить десяток игроков семидесятых-восьмидесятых уровней с приличной защитой.
   Рыцарь спокойно шёл вперёд, словно все эти потуги его не касались. Песок взрыхлялся под его тяжёлым шагом, но почему-то абсолютно беззвучно.
   - Мне пора! - маг хлопнул по пластине телепорта. Ничего. Ещё раз!
   - Ладно. Убегу по-старому, ногами.
   Но в этот момент рыцарь преодолел разделявшие их тридцать метров одним шагом, словно растянутая резиновая лента хлопнула по руке.
   - Золотой Шеврон!
   Голос, абсолютно лишённый всех эмоций, кроме одной - ненависти. Но и та - с привкусом брезгливости к насекомому, которого надо раздавить.
   Правая рука ударила, словно молот. Вспышки пробиваемых барьеров слились в маленький салют. А потом человек в винном плаще понял, что его поднимают в воздух, а что-то жёсткое и холодное торчит из его груди. Как жук на булавке, он болтался в воздухе, а глазные прорези шлема разглядывали его.
   - Кто ты?! Я знаю тебя? Ты из ГМ-ов? Я что-то нарушил?
   Маг всё ещё был в лёгкой панике от удара в грудь, но теперь быстро приходил в себя. Скорее всего, это открытый "полевой" тест новой системы боёв. Ему ещё и денег могут за неудобство отвалить.
   - Нарушил? - безжизненно переспросил серый шлем. - Да, пожалуй. Ты убил девятнадцать человек.
   - Что?! Откуда?! Это ж просто полигоны...
   - Пришло время свести баланс, Золотой Шеврон. Ты кое-что задолжал - девятнадцати из Айнкрада.
   "Винный плащ" дернулся, и холод из груди вдруг пополз в сердце, леденя кровь. Теперь он заметил, что незнакомец назвал его именем, которое он использовал там, в парящей железной тюрьме. Ужас медленно распространился в сознании.
   Бежать! Пальцы нервными движениями извлекли из воздуха меню. Кнопка "выход" на месте. Тырк. Дзынь. Ещё. Ещё!
   - Отпусти...х-хых... прошу-у, - захрипел маг, пытаясь стащить себя с железной руки.
   - Я - ожившее в этом мире отмщение, - рыцарь медленно покачал головой. - Я - воля Айнкрада. Не того, сотканного из цифр. Реального. Просить бесполезно.
   - Нет! Не-ет! - истерично засмеялся маг, пытаясь совладать с подступающим безумием. - Ты всего лишь игрок, такой же, как я! Куча полигонов. Что ты мне сделаешь здесь?
   - Сейчас ты почувствуешь.
   Бронированная латная перчатка прикоснулась к забралу, сдвигая его вверх. В рассеянном утреннем свете виднелась затылочная пластина. Из глубины шлема на мага смотрела Пустота. Перед глазами Золотого Шеврона встала площадь Стартового Города и огромное, парящее в небе пустое одеяние.
   - Протяни руку. Внутрь.
   - Нет! Не... не хочу...
   Рука против воли поползла вверх. Страх заполнил сознание. Это был безотчётный животный ужас соприкосновения с чем-то неведомым.
   - Е-е-е-е!!! - зашёлся маг в крике. Если он протянет туда руку, случится что-то плохое. С ним. Точно. Но... н-н-н-невозможно противиться!
   Пальцы. Кисть. Запястье.
   Вся рука будто бы погружается в холодный океан, вытягивающий волю к жизни и заменяющий её страхом.
   - Страх смерти, - проговорил пустой доспех, и звуковые волны отдались в руке огненного мага. - Истечение жизни - капля за каплей. Гниль. В своём мире ты станешь тем, что принёс в Айнкрад.
   - Не ... не хочу! Не хочуууу!!! - зашёлся в крике убийца, выдёргивая онемевшую руку.
   Рыцарь опустил забрало и притянул свою жертву поближе, к самым пустым глазницам. Его безразличный голос вытолкнул какое-то слово, и маг исчез с тихим хлопком. Над тем местом, где он висел, загорелась прозрачная надпись: "Игрок рассоединён".
   Рыцарь отвернулся и двинулся вдоль ручья неспешным, но отрицающим само пространство шагом, с каждым движением удаляясь на десятки метров, словно призрак-ветер нёс его, подобно осеннему листу.
  

2. Хранитель снов - 21 сентября

   Мы стояли друг против друга. Он и я. Акихико Каяба и Кадзуто Киригая. Нет. Паладин Хитклифф и чёрный мечник Кирито.
   - Ты, кажется, умер, - заметил я.
   - Значит, ты убедился, что я отключил своё бессмертие, - сухо проговорил Хитклифф. - Теперь ты, наконец, готов к поединку?
   - Какому поединку? - холодные насекомые закопошились у меня внутри.
   - Не строй из себя идиота, мечник. Досрочный поединок с финальным боссом - твой приз за сообразительность.
   Мне это снится?
   - Вернуться... Выход... Валим отсюда... - я вяло повыковыривал из глубин памяти какие-то обрывки.
   - Нет, брат, это здесь не катит, - голос Кляйна возник у левого уха. - Тебе надо зарубить этого ублюдка. Или проснуться.
   - Кирито-кун, постарайся! - чьё-то тёплое прикосновение к моей щеке. Я повернул голову. Асуна! Она прижималась ко мне, и её каштановые с золотистым отливом волосы душистыми волнами ложились на мои плечи.
   - Т... ты... не парализована?!
   Девушка недовольно нахмурилась.
   - Уже давно. Ты разве забыл? Я хожу в ту же школу, что и ты. А в прошлые выходные мы катались на лошадях.
   Какой-то дурацкий сон.
   - Асуна-сама, - растерянно зашептал я. - Проснись за меня, пожалуйста.
   - Я не могу, - замотала Асуна головой. - Есть вещи, которые за тебя никто не сможет сделать.
   Во мне начало закипать раздражение. Да что за бредятина?! Я выхватил Вразумитель и со всего маху всадил в Каябу. Попытался. В ту же секунду, как я начал движение, из тела лидера РыКов вырвался блестящий многосуставчатый манипулятор и зажал лезвие механической клешнёй. В полной растерянности я замахнулся вторым мечом - второй манипулятор прорвал халат паладина и схватил меч намертво.
   Со всех сторон раздались яростные крики, и я увидел, как множество людей бежит к нам. Мои друзья - Кляйн, Эгиль, Синкер - они уже были рядом, размахивая своим оружием. Все, кто был мне особенно дорог - Лиз, Силика, Лифа, Синон - с обнажёнными клинками атаковали Каябу.
   Плотным строем бежали РыКи и Альянс Священного Дракона. Легион Армии Освобождения маршировал беспорядочно, но бодро. Проходчики-одиночки неслись скользящими чёрными молниями. И ещё множество игроков, лица которых казались мне более-менее знакомыми.
   А за ними... Я уже забыл про Хитклиффа, и просто стоял, открыв рот.
   За спинами игроков накатывали толпы известных и неизвестных мне людей, не имеющих к SAO никакого отношения. Продавцы магазинов, где я бывал, мои одноклассники по старой школе, чиновники, артисты, телеведущие, вовсе незнакомые мне японцы. Все они бежали к единому центру, размахивая кто чем, явно намереваясь помочь мне.
   Но всех ждала одинаковая участь. Из тела Каябы выдирался очередной манипулятор и хватал оружие нападавшего. Вскоре учёный стал похож на дикобраза, ощетинившись стальными суставчатыми иглами. Внезапно вокруг стало очень тихо.
   - Ну что, Кирито-кун, у тебя есть ещё друзья? - деловым тоном поинтересовался Каяба.
   Мне просто надо проснуться.
   Проснуться.
   Проснуться.
   Я открыл глаза. Потолок моей комнаты. Свет из окна. Я сел и тупо уставился в стену. Сон. Пора вставать.

* * *

   - Братик, у тебя что-то случилось?
   Сугуха Киригая тревожно взглянула на брата. Они встретились на кухне, когда девушка спустилась приготовить что-нибудь к ужину. Её брат сидел за столом, задумчиво отщипывая кусочки от фастфуда.
   - А! Не... С чего это...
   - Утром, когда ты собирался в школу, почувствовала, что-то не так. Но решила, братику просто дурной сон приснился, и не стала спрашивать.
   Рука Чёрного мечника застыла в воздухе.
   - Это... правда, из-за сна...
   - Расскажи, что тебе приснилось, - Сугуха отставила сасими, за которое взялась, и села рядом.
   - Это был ... странный сон. О нашем поединке с Каябой. Я раньше ни разу не видел его во сне. И всё было как-то неправильно. Мы начали драться, но Каяба похватал мои мечи и мечи всех моих друзей манипуляторами. Потом оружие всех игроков SAO. Потом всех моих знакомых или вообще всех, кого я хоть один раз видел. А потом он сказал, что у меня не хватает друзей, чтобы победить его. Вернее, не так, он спросил: "У тебя есть ещё друзья, Кирито-кун?". И вот тут мне показалось...
   - Что, братик?
   - Это был не Каяба, а кто-то, принявший образ Каябы. Нечто. И я не знал, как его победить.
   - Тогда всё просто. Тебе поможет друг, которого нет в Японии.
   Парень рассмеялся и почесал затылок.
   - Так просто, да? Но мне почему-то целый день тревожно.
   - Тогда братику надо скормить свой сон Баку.
   - Э... чего?
   - Ты разве не слышал о добром духе, который ест плохие сны? Нам же дедушка рассказывал. Стоит только написать записку, положить под подушку на ночь, Баку придёт и съест твой плохой сон!
   - Ох, прости... Дедушка, правда, так говорил?
   Сугуха шутливо толкнула брата в бок.
   - Ууу... ты совсем всё позабыл. Когда мы были маленькие...
   - Да нет же, я всё помню! - с жаром произнёс Кирито, схватив руку сестры. Девушка покраснела и отвернулась.
   - Что дедушка ещё говорил? - Кирито медленно выпустил тёплую руку Сугухи из своих и нарочито громко зашелестел обёрткой от фастфуда.
   - Он говорил, что... есть ещё более надёжное средство... - Сугуха, не поворачивая головы, повела глазами в сторону брата, потом снова уткнулась взглядом в пол и заговорила:
   - У Баку есть несколько подземных кладовых, где он хранит сны. А входы в них - это родники. Если в такой родник бросить белый камешек с иероглифом "Сон" и своим именем, то сон попадёт прямо в кладовую и никогда больше тебя не потревожит. Однажды дедушка взял и показал мне такой родник.
   - Давай поедем туда, - вдруг попросил Кирито. - Прямо сейчас.
   - Ага, - Сугуха улыбнулась. - Только ж нам надо камешек найти.
   Через несколько минут они уже неслись на мотоцикле Кадзуто через Хатояму по дороге на Огосэ-мати. Миновав городок, они проехали ещё километров пять. Близился вечер. Солнце начало подкрашивать длинные острые перья облаков багрянцем. Потянуло прохладой. Они остановились у обочины, и девушка показала вглубь леса.
   - Туда.
   - А мы здесь вообще пройдём? - с сомнением спросил Кирито, осматривая ограждение и заросший лесом склон.
   - Братик не боялся монстров SAO.
   - Да я не боюсь, - буркнул Кирито и полез первым. Потом он помог спуститься с насыпи сестре, и вместе они углубились в зелёную тонь.
   Тропинка, около километра петлявшая среди сосен и пихт, зарослей папоротника, вейгелы и бамбука, больше походила на случайные просветы и полянки, однако юная проводница уверенно шла вперёд. Наконец лес отступил, и они вышли на открытое место. Кирито потрясённо замер.
   - К... какая красота!
   Каменная площадка, не более десяти метров в диаметре, выдавалась из склона холма. Её края по всему периметру были обложены гладкими гравелитовыми валунами в рост человека. Белый песок выстилал пол этого природного чуда, а в самом центре неслышно выталкивал волны живой глаз родника. Чуть ниже источника вода собиралась в чашу маленького озерца, казавшегося из-за чёрного дна очень глубоким, и, журча, стекала дальше в зелёные, полные вечерних теней заросли.
   - Вот, - застенчиво произнесла девушка.
   - Сугу... это... невероятно! Почему ты раньше не рассказывала?!
   - Ну... ты не спрашивал. Да я и сама подзабыла... Давай посидим тут немного.
   - Ага.
   На одном из валунов они раскатали подстилку, захваченную из дома. С площадки открывался вид на густые заросли, где они только что прошли, участок дороги и дальше, до самой Сайтамы. Небо прочертили малиновые копья облаков. Вдалеке стали видны огоньки телевышек. Похолодало, и Сугуха придвинулась вплотную к брату.
   Кадзуто смотрел, как водяные тени и песчинки танцуют в глубине родника. Прохладный шёпот леса с одной стороны, тепло Сугухи с другой убаюкивали его. Чувство, которое сейчас испытывал, он впервые не мог описать даже приблизительно. Таинственная волшебная красота этого места проникла глубоко внутрь, растворяя его беспокойство. Он взмахнул рукой, и белый камешек улетел в пещеры духа снов.
   - Забери мой сон и мои тревоги, - прошептал Кирито.
   Вдруг сидевшая рядом фигура повторила его жест, и ещё один белый камешек упал вглубь озера.
   - Сугу! ... Ты тоже хочешь избавиться от сна?
   - Да, - девушка кивнула и начала собираться. - Ну, пойдём, уже стемнело.
   Кирито встал рядом, загораживая проход к тропинке.
   - Что за сон приснился сестричке?
   - А... просто... нет, ничего... такой сон... про... про... - девушка попыталась протиснуться мимо, но легче было сдвинуть один из валунов.
   - Лифа.
   - А! Нет... я...
   - Просто скажи.
   Сильфида замотала головой, потом, решившись, сбивчиво зашептала:
   - Это был сон... как я... я... придумала сказку братику Кадзуто... чтобы ему стало спокойнее... сказку про Баку... и волшебный родник... и потом мы пришли... и так красиво... и мы сидели вместе... и мне было так хорошо...
   Слезинка вдруг скатилась из уголка её глаза.
   - Видишь... просто сон... я... ах!
   Кирито шагнул к озерцу и погрузился в прохладную воду. У самой кромки его сразу скрыло по пояс. Парень пошарил в воде рукой и выбрался, зажав что-то в кулаке. Подойдя, он показал белый камешек с именем "Сугуха", затем положил его в нагрудный карман.
   - Братик, зачем ты... - начала девушка, но тут Кирито шагнул к ней, и схватил своими руками её ладони. Сугуха чувствовала жар, идущий от рук Кадзуто, словно от костра, и ей хотелось, чтобы так было вечно.
   Внезапно Кадзуто заговорил с убеждённостью и нежностью, которых Сугуха до этого не слышала по отношению к себе:
   - Это... не нужно забывать. Видишь, я взял камешек, чтобы всегда помнить. Раньше... я вообще не задумывался о таких вещах. Но, когда попал в Айнкрад, то понял - моё сердце мало даже для меня одного. И я не впускал туда других. Но... этому невозможно противиться. И не нужно. Их становилось всё больше - моих драгоценных друзей. Мы были разными, но... когда я вернулся, то моё сердце вместило их всех. И, когда сестричка ухаживала за мной в больнице, и когда Лифа сражалась плечом к плечу - всё это оставалось здесь, - Кирито провёл ладонью по груди. - И когда Сугу сказала мне о своих чувствах - я сберёг их здесь. И, чтобы ни случилось, ты не потеряешь своё место в моём сердце. Если оно из пустого комочка, чем было раньше, смогло вырасти для чувств, пережитых мной, я верю, оно сможет вырасти настолько, что...
   Чёрный мечник запнулся, и Сугуха, плача и улыбаясь сквозь слёзы, взглянула на него:
   - Я... я буду ждать тебя, Кадзуто... Как ждала раньше. Я буду ждать!
  

3. "Синяя роза" - 05 сентября

   В одном из самых больших номеров гостиницы-трактира "Синяя роза" происходило совещание Семьи Сато. Лидер Семьи, Уния Сато, сидела во главе стола. Рядом с ней располагались главы кланов. За их спинами стояли игроки Семьи в полном составе.
   Уния занимала место в тройке самых сильных магов Призыва в игре. Поскольку сильнейшая тройка постоянно проводила бои, их характеристики менялись, и сказать точно, кто первый, было нельзя. Но все остальные Жрецы и Хозяева зверей серьёзно отставали от них. Каждый из тройки жил на своём архипелаге. Острова Стрекоз являлись вотчиной для Унии.
   - Проговорим в последний раз перед завтрашним штурмом, - произнесла Уния. - Наша цель - замок ДайФэрн. Ровно в десять часов утра будет объявлена атака на замок, а в полдень он будет открыт Небесным Вестником, и первый, кто войдёт в ворота замка и продержится сто секунд, станет его хозяином. Войти может любой из Семьи. Необязательно лидер. Любой из вас. Разумеется, этот маг получит лучшие покои, отдельное хранилище и многое другое. Все вопросы по имуществу замка он будет решать единолично.
   Мы не знаем точное число Семей, участвующих в нападении. По нашим данным, их будет не более десяти.
   - Будут ли принимать участие Великие Дома? - подал голос один из лидеров кланов.
   - Нет. Этот замок - очень лакомый кусочек, но более он полезен своими охотничьими угодьями для Старших Семей, которые раздражены доминированием Великих Домов и запросто могут объединиться на поле боя, чтобы вынести вначале их отряды. Посмертные штрафы, поломка оружия, вероятность атаки на Цитадели - им этого не надо. Великие Дома ждут открытия последнего из островов архипелага, чтобы вскрыть Айлендкипера и начать Великий Поход.
   При этих словах глаза игроков вспыхнули от нахлынувших чувств.
   Великий Поход - труднейший на данный момент квест, заявленный Избранниками Магии - Создателями WMO. Великий Поход будет созван, когда семь Циклопических Мостов протянутся к островам огромного Срединного Архипелага, по площади превышающего все открытые до этого вместе взятые.
   - На Срединном Архипелаге и начнутся настоящие магические войны, - потеряв на миг серьёзность, мечтательно сказала Уния. Многие из её соратников вздохнули. Перед их взорами проплывали видения неведомых земель.
   - И поэтому! - рассекла тишину Лидер Семьи Сато. - Если! Мы хотим стать Великим Домом Сато!
   Если!
   Хотим принять участие в Походе!
   Если!
   Хотим прославить наши имена в Магических войнах!
   Мы!
   Должны смести всех!
   И захватить ДайФэрн!
   - Да-а-а-а-а! - взревели маги, вскидывая руки и неистово колотя посохами по каменному полу.
   - Смотрите, - девушка раскатала рулон старинного пергамента, на котором была изображена местность Долины Папоротников. Едва последний завиток пергамента расстелился по столу, леса и горы вытянулись вверх, как настоящие. Карта обрела объём.
   - Вот, что у нас есть, Возможно, здесь не хватает некоторых потайных каверн и ущелий. Замок находится на холме, который "держит" всю местность на километр. Ближайшие горы Поющего Ветра - вот они - довольно далеко. Кто бы ни ударил оттуда, мы успеем заметить. Ручей у подножия холма в пять метров шириной, но очень глубок. Я лично, а после и несколько моих друзей, пытались обнаружить дно, и... Фактически - от запруды Тритонов на краю леса до большого камня - вот здесь - нет данных о его глубине.
   Глава клана Тёмных Орков присвистнул:
   - Это может быть редчайший источник водяного ПРАЙМА. Кроме того, поскольку глубина играет ключевую роль в момент призыва, то...
   - Вот именно, - кивнула Уния. - Из этого ручейка может вылезти что угодно. Уж я постараюсь!
   - Но, чтобы вызвать по-настоящему сильного союзника, - с сомнением произнёс глава Боевых Тритонов, - такого, как рыбон-разрушитель или осьмикурт, потребуется доступ к заклятиям сотых уровней и Призыв запредельной мощи. Ты уверена, Лидер-сама, что сможешь?
   Девушка коротко кивнула.
   - Эту новость я придерживала в тайне. Я взяла сотый уровень несколько дней назад в восковом данже!
   Главы кланов, все как один, повскакали и бросились поздравлять своего лидера. Прочие маги кричали и свистели, образовав толпу вокруг стола и пытаясь хотя бы похлопать Унию по плечу. Уровни выше сотого имели на Островах Стрекоз лишь самые сильные, опытные и удачливые игроки. В настоящий момент это была та планка, взяв которую, игрок получал всеобщее признание. Когда все успокоились, Уния продолжила:
   - Итак, Призыв - это наш первый козырь. В этот раз мы не попытались вступить в договор ни с одной Семьёй. Время показало, насколько непрочен союз Семей, не имеющих связей в реале либо долгих отношений в WMO. Мы такими не располагаем, да они и не нужны. Достаточно... уничтожить всех на своём пути! - девушка ожесточённо стукнула кулаком.
   - Да-а-а! - хором воскликнули маги.
   - На этот раз мы устроим ловушку, из которой не выберется никто, - глаза Унии сверкнули агатовыми искрами.
   - Сегодня утром Дом Арго начал распускать слух, что мы вступили в союз со Старшими Семьями Титановых Ветров и Подземной Стаи. Нам точно известно - эти Семьи не примут участие в атаке, поэтому разоблачить нас будет некому. Какое-то время нас будут принимать за "таран" и воздерживаться от ударов главными силами, ожидая, пока "тараны" других семей не перебьют друг друга. Наша цель - закрепиться между замковыми воротами и ручьём.
   Видя сомнение на лицах некоторых своих сублидеров, глава Семьи энергично продолжала:
   - Мастер-Странник поможет быстро переправить к подножию замка шестёрку лучших бойцов...
   - То же самое могут сделать и другие, - перебил её маг с чешуйчатой кожей рептилии, самый опытный среди них.
   - И, наверняка, сделают. Однако в группы, которые должны не столько пробить брешь в обороне, а обеспечить подход основных сил, в первую очередь включают дальнобойщиков, чтобы те вели огонь по приближающимся отрядам врага. А мы отправим контактёров и вырежем их за секунды!
   - Один на один такое могло бы сработать, но, если там окажется два-три отряда? Да и наша магия ближнего боя не настолько сильна...
   - Мы используем новые возможности системы, - гордо проговорила Уния. - Сотый левел открывает доступ к магическому Арсеналу холодного оружия. И к навыкам мечника, которыми я уже успела овладеть до третьего уровня.
   - Навыки мечника! - чешуйчатый маг был потрясён. - Ты их уже опробовала, Уния-сама?!
   - Поверьте мне, вам не будет стыдно за своего Лидера!
   Уния чуть порозовела от удивлённо-восторженных возгласов своих сокланов и продолжала:
   - Оставшаяся часть сил ударит в спину другим "таранам" и присоединится к нам. Семьи станут выжидать, прежде чем решиться на штурм. Если хватит времени, природники и маги земли смогут вырастить у самых стен Терновый Щит.
   Это была идея, с которой Уния носилась, как маленький ребёнок - с любимой игрушкой. Обычно замки располагались на скалах, либо иных каменных основаниях. ДайФэрн, хоть и поднимался из огромных сланцевых валунов, опоясывался небольшим участком плодороднейшей почвы - рай для природных магов. В будущем здесь могли укорениться арборейские дубы, считающие сосны и другие редчайшие растения. Но сейчас эта земля имела все шансы стать опорой для мощного природного препятствия. Основная сложность состояла в скорости роста и количестве маны, требуемой для заклинания такой площади. Не менее десяти тысяч уйдёт только на вызов ростков по всему периметру, а на поддержание щита - количество, эквивалентное ударной силе противника.
   И тут Уния рассчитывала на мысль, посетившую её, когда она бродила в окрестностях ручья, вглядываясь в прохладную глубину и пытаясь отыскать дно. Что, если проложить по самой кромке ручья спелл-зону для подпитки их "водяного" и завязать на неё корни терновника? Тогда маг превратится в живой канал между ПРАЙМ-стихией и заклинанием.
   Прямая подзарядка стихийника от ПРАЙМ-источника использовалась редко, так как расстояние между ними не должно превышать двадцать пять метров, и выходы ПРАЙМОВ на поверхность островов чрезвычайно редки.
   Для магов огня годились вулканы либо истечения магмы, для магов воздуха - столбы смерчей, для земляных - труднодоступные пещеры либо выходы на поверхность редких рудных жил. Одним словом, места, где занимать длительную оборону не имело никакого смысла.
   Для водных за целый год игры открыли два глубоких подземных озера и три блуждающих родника. Но, если этот участок ручья действительно бездонный...
   Тогда... О, тогда! Любая их атака, любая магия стечёт и нейтрализуется водой. Даже силы Великого Дома не хватит разбить этот щит!
   - Ну, а потом, - словно отвечая своим затаённым мыслям, закончила Глава Семьи Сато, - когда они вылезут из своих нор и подойдут ближе, мы призовём из морской бездны такое, что раздавит их всех!
  
  

4. Шершень - 08 октября

   - Теперь мой ход!
   Трое часовых в сторожке весело подталкивали друг друга. Кубик бросал четвёртый - самый везучий. Играли по одному камешку с носа - самому дешёвому ресурсу в игре. Тысяча камней шла за одну монету. С каждым победным броском кубика игрок чуть повышал навык "Удача".
   - Везёт тебе, Сайдин-сан, - пожаловался один из магов.
   - Везло - не сидел бы здесь, - откликнулся молодой друид. - Что с нашим лидером, а? Зачем он собрал полный замок народа на ночь глядя? Зачем выставил охрану?
   - Не понимаю, - ответил ещё один их товарищ, аватар которого сильно смахивал на недопереваренного зомби. - Подруга моей жены со школы знает сублидера Грин-Диркха. По моей просьбе она пыталась разузнать, что с Лидером, но...
   - А я думаю, - подал голос четвёртый, элементалист, - всё дело в Призраке-Рыцаре.
   - Чушь, - усмехнулся Сайдин. - Игровая легенда, которую запустила ПанЛайн. Я ещё могу поверить в двухсотуровневого Чёрного Киллера, его видели многие. Плейеркиллинг обычное дело, а уровней можно понабирать на игроках вдвое больше, чем на монстрах. Но Призрак - это выдумка. Все мы - герои тех или иных реальных мифов.
   Маг усмехнулся собственному оксюморону и продолжил:
   - Если бы и существовал "дух игры", наверняка, он представлял собой какую-нибудь странную замороченную фигню. А так я вам найду сотню легенд про пустые ходячие доспехи...
   За стеной замка раздался далёкий заунывный вопль, перешедший в хриплый хохот и стихший во тьме.
   - Высшие вурдалаки, - определил "зомби". - И чего это их сюда занесло? Ах, да, полнолуние же.
   В окно влетел порыв холодного ветра. Не сговариваясь, все потянули руки к костру, весело трещавшему в очажной яме посреди караульного помещения.
   - Не выдумки, - нарушил молчание элементалист. - Лучший следопыт Дома Арго лично говорил с данжклинерами из Лориндэйла и ещё одним друидом. Этот друид собирал травы у ледяного Эсткарпа и видел, как Огненный Ублюдок разнёс в клочья целую партию. А потом он увидел это. Он прятался в кроне дуба у ручья и видел всё как на ладони. Красная Сволочь вызвал огненную глобулу...
   - Э?! - поражённо вскинулись остальные. - Н... не может быть... - пробормотал первый из магов, начальник караула. - Он, видимо, ошибся, принял усиленный файербол за...
   - Ты же знаешь, есть подробное описание на форуме "огневиков", выложил Катана, Верховный Лидер Великого Дома Фениксов, который смог вызвать глобулу первым при атаке Айлендкипера. Ей он его и добил, кстати. Перепутать такое с чем-то ещё нельзя.
   - Ну, и?! - поторопил товарища "зомби".
   - ...Ни царапины. Да у него и фиалов не было. Ничего. Рыцарь просто подошёл и всадил руку по локоть прямо в Огненного. А потом...
   - Смотрите! - вскричал Сайдин, тыча рукой в окно. В сизо-серебряном тумане что-то двигалось. Первый маг крадучись приблизился к бойнице.
   - Нюктио, визио, - прохрипел он, взмахивая левой рукой. Потом его напряжённые плечи расслабились, и он повернулся к остальным.
   - Это вурдалаки. На четыреста метров ничего, кроме двух-трёх одиночек.
   - Ну, - с показной весёлостью проговорил мужчина, возвращаясь к огню, - ты и нагнал на нас страху своими байками, Вересай-кун.
   - Это не байки, - обиженно заявил элементалист. - И я, кстати, выложил за них десять золотых. Так что с вас причитается.
   - Так дорасскажи уже! - толкнул его "зомби".
   - На чём я... так... Призрак прикоснулся к шлему и поднял забрало. Там не было ничего! Друид хорошо видел, он прятался как раз напротив. И маг медленно потянул руку и сунул в доспех по самое плечо! А его фиал крови в это самое время ничуть не уменьшался - хотя он висел, пришпиленный как таракан. Он вытащил руку, а вместо руки только кость как у скелета. И тут друид заметил, что из спины-то у Красного ничего не торчит. Словно Призрак забил ему руку прямо в голову. Как куклу надел!.. Потом Призрак начал что-то говорить, и с каждым словом у Красного Ублюдка отваливались куски от тела!
   Глаза слушавших округлились.
   - Сначала отвалились ступни! Потом ноги! Потом...
   - Потом остальное, - произнёс железный доспех.
   Все четверо несколько секунд парализовано смотрели на внезапного гостя, потом с криками сбились в угол, прикрываясь друг другом.
   Доспех шагнул через костёр.
   - На сегодня ваш дозор окончен, - с этими словами Рыцарь накрыл игроков плащом. Аватары рассыпались с тихим шелестом, и в воздухе повисли системные сообщения.
   Рыцарь-Призрак вышел из караульного помещения и двинулся к центральной башне. Первый же шаг разнёсся по двору скрежещущим эхом. Окна башни осветились. Дом Небесных Черепах готовился к атаке.
   Едва Рыцарь очутился на середине двора, сотни магических призывов разорвали темноту ночи. Толстая извивающаяся молния пала с неба, заливая строения мертвенным фиолетовым светом. Бойницы исторгли потоки огня - болотно-зелёного, вихрящегося по краям рыжими сполохами. Камни разверзлись, и змеиный язык подземного монстра обвил железные сапоги Рыцаря. Шипастые огоньки, похожие на плоды каштана, упали со стен и, словно резиновые, запрыгали к стоящей посреди двора фигуре, оставляя на каменном полу лужицы магмы.
   Ворота донжона раскрылись, и оттуда, как живая кустарниковая изгородь, стала наползать мешанина рубиновых молний, переплетённых с чёрными водоворотами. Из тайных боковых ворот полезли призванные монстры: неуклюжие элементали магмы, цепные кобольды с четырёхфутовыми ледяными секирами, огненные черви, саламандры и, под конец, странные великаны с пористыми игольчатыми шарами вместо голов, увитые каскадом искр.
   Буря молний и огня вскипела вокруг Рыцаря-Призрака, начисто поглотив его. Невидимый в этом потопе магических эманаций, он поднял голову и взглянул в верхнее окно башни. А затем из глазниц его шлема начала сочиться тьма. Вначале белёсо-матовая, потом как туман, смог, дым плавильных печей. Собравшись в клубок, она вдруг бесшумно взорвалась, ударной волной смыв все магические эффекты. Крепость погрузилась в серое облако, полное тишиной.
   Послышались шаги - размеренное скрежетание железных подошв о каменные плиты. Дверь в донжон открылась и снова закрылась. Внутри раздались крики. И звук идущих по лестнице доспехов.
   Глава Дома - Великий Светлый Маг Хирин-сан - стоял, вцепившись побелевшими напряжёнными пальцами в узорчатую спинку стула. С четырёх сторон его окружала охрана - сублидеры Великого Дома Небесных Черепах. Размеренные металлические шаги вбивались в их сознание, как гвозди. А крики сокланов резали нервы, как ножовка. Заготовленные телепорты не работали, не действовали и заклятия перехода. Они оказались в ловушке.
   Шаги затихли. Дверь открылась, и массивная фигура в серо-зелёном плаще вошла в комнату.
   - Что с нашими людьми? - выкрикнул один из сублидеров, просто из-за того, что не в силах был молча смотреть на Призрака. Застывший доспех склонил голову.
   - Мне нет дела до них. Вы, четверо - прочь!
   Сублидеры неподвижно стояли перед своим главой, сомкнув полукольцо. Призрак сделал неуловимое глазу движение и оказался рядом.
   Первый получил удар в грудь, от которого вылетел через окно во двор. Второго размазало в полигонную пыль бронированным коленом. Третьего отшвырнуло к стене, впечатав в гобелен. Последний отхватил собственным жезлом-палицей такой увесистый удар, что тут же рассыпался снопом искр вместе с оружием. В воздухе повисли таблички "игрок рассоединён" и "предмет уничтожен".
   - Шершень.
   Лицо Хирин-сана пробороздила судорога.
   - Значит, смерть Золотого Шеврона была неслучайна.
   - Золотой Шеврон жив.
   - Что?! Ты не убил его?
   - Нет. Пока что, - рыцарь шагнул ближе и всадил латную перчатку в грудь мага.
   - Ах-х-х...
   - Ты задолжал, и пора свести баланс. Двадцать восемь человек требуют своего - двадцать восемь из Айнкрада.
   От солнечного сплетения начала расходиться боль. Она ползла по венам, которых не было у игрового аватара, леденя каждый мускул. Хирин задёргался, пытаясь хоть немного отстраниться от тёмных прорезей шлема.
   - Я... я даже сам их не считал... и никто... только система, которой... уже нет... - маг говорил прерывисто, каждый раз собираясь с силами после очередной волны боли. - Мы ... часто били разом... никто не считал... никто не знает...
   - Они знают, - ответил Призрак.
   От боли, терзавшей уже всё тело, Хирин не сразу понял сказанное, а когда мрачный смысл этих слов дошёл до него, он застыл, парализованный ужасом.
   - Я уничтожу тебя, - прошелестел доспех, в такт словам сжимая и разжимая руку в груди убийцы. - Я посылаю тебе самые страшные кошмары и боль убитых тобою в воздушной крепости Айнкрада. Боль, гниль, смерть - отныне твои спутники.
   Призрак исторг из себя ещё одно слово, как приказ, и глава Великого Дома, член гильдии "Весёлый гроб" стёк каплями на пол.
   Порыв холодного осеннего ветра ворвался в зал, задув свечи, которым не полагалось гаснуть.
   В наступившей полутьме Рыцарь-Призрак подошёл к высокому арочному окну, и луна облила доспехи жемчужными бликами. Рыцарь взглянул вверх, потом снял шлем и сгорбил могучие плечи, словно склоняя невидимую голову в прощальном приветствии.
  

5. ДайФэрн - 06 сентября

   Рассвет окрасился в нежно-салатовый цвет с робкими проблесками лазурита. На узком каменном уступе, нависавшем над пенящимися волнами, застыла фигура девушки в сером плаще. На вытянутой площадке за её спиной выстроились маги Семьи Сато. Уния повернулась, и ветер сорвал с неё капюшон, взметав тяжёлые тёмно-русые косы. Дыхнул солёной утренней свежестью. Громада океана, бьющая в сланцевые стены, словно дотянулась до её души, и внутри прокатилась многотонная глубокая волна.
   - Предки наших предков, - крикнула Уния. - Те, что жили в седой древности, знали ярость, которую их жалким потомкам не суждено познать. Каждый миг их жизни стоил наших без остатка. Они вдыхали в себя вселенную так сильно, что нас бы разорвало. Мы забиты и терпимы, зарыты по шею в законы и правила, мы бессильно тянемся к звёздам, которые наши пращуры сжимали в руках. Костры их глаз смотрят с этого неба и видят погасшие угли никчёмных судеб. Я уже не буду такой, как они!!! - голос девушки сорвался на всхрип. - Их тяжесть раздавит меня! Их ярость не вместится в моё остывающее сердце! И в моём пустеющем мире некому принять мой вызов. И всё, что остаётся - это закричать в полусне-полуяви, окружающей нас. Закричать, чтобы растрескались эти холодные камни. И эти никчёмные кости в груди!
   Изо всех сил!
   Изо всех сил!
   Уничтожить!
   ВСЕХ!!!
   - Да-аааа!!! - накатила волна криков.
   - Телепорт, ДайФэрн!
   Магическое окно раскрылось в пустынные земли замка. Раздался низкий утробный звук турьего рога, извещавший о начале битвы. Мастер-Странник обвёл посохом двухметровую арку, полыхнувшую шафрановыми завитками, и за жемчужной завесой показались каменные стены. Уния первой нырнула в кисею заклинания. За ней бросился ударный отряд из пяти лучших магов-берсерков.
   Они возникли одновременно с ещё двумя группами - стихийными магами. Дальний от них отряд пытался выстроить защиту с подлечиванием "щитов" и одновременно атаковать чужие "тараны". Их земляные вихри уже качнулись в воздухе, когда свой удар нанёс второй отряд. Эти применили иную тактику - кто крепче. Самый прокаченный маг кастует стену ПРАЙМА прямо вокруг себя, так что она задевает и своих, и чужих. Расчёт делается на то, что от "родного" ПРАЙМА урон меньше. Когда закл рассеивается, выживших добивают сокланы. Но сил, чтобы поддержать свой "таран" обычно уже не остаётся.
   Мир взорвался огнём. Игроки окутались волшебными пузырями, потрескивающими под напором магии. Пятеро "головорезов" Семьи Сато сжались в линию за спиной своего лидера, выставив боковые экраны.
   - Аква, блэйд! - заорала Уния.
   Сила потекла по рукам, словно вода по венам, складываясь в новое, ещё не виданное оружие. В левой руке возникло два полукруглых тридцатисантиметровых лезвия, сращенных изнутри перекладиной-рукоятью. Правая сжала полуметровый клинок-косу с подвижной рукояткой, торчащей под прямым углом, наподобие тонфу.
   "Водный даггер Луны!".
   "Темноводная коса!".
   - Аррсс! - Магесса взмахнула руками, приняв стойку. Поверхности клинков зарябились волнами, словно вырезанные из тела океана. Система распознала начальное движение навыка "Морской удар".
   - Ууу-й-йаааа! - мечи рванулись вперёд, пробивая огненный барьер и увлекая за собой их обладательницу. Треск пламени слился со звоном лопающихся пузырей - тёмная водяная коса вспарывала их, как гнилую ткань. Красные маги, сжавшись плотным кольцом для наилучшей защиты, остолбенело глядели на возникшую фигуру.
   - Всех разом! - выдохнула Уния, и мощь штормовой волны прокатилась в ней, передаваясь клинкам.
   - Ввв-эй! - водяная коса прошла насквозь.
   - Не... - начал главный, но тут же вместе с ещё тремя "стихами" распался на искры. Огонь немедленно спал. Из-за спины лидера атаковали остальные. Земля взорвалась под ногами огневиков, а усиленные посохи-палицы обрушились на их головы.
   - Серый змей!
   Маг-Странник применил очередной спелл, и девушку бросило в воздух прямо над головами второго отряда.
   - Хханн-н! - в падении она перехлестнула клинки, давая системе приказ. Водяные барашки побежали по поверхности мечей.
   - Танец водяного тритона!
   Навык мечника второго уровня. Система захватывает все цели в радиусе трёх метров и рассчитывает комбо. Тело Унии взвилось, повинуясь траектории ударов. Пенные лезвия кромсали полигонную плоть косыми ударами из немыслимых положений. Ища точки опоры, Уния отталкивалась то от земли, то прямо от тел, пока комбо не замкнулось.
   - Х-хааа! - пятеро из семи распались горячим пеплом. Застывших в столбняке "щитов" сбили земляные палицы сокланов. Уния огляделась. Битва только началась. В нескольких сотнях метров на болотистой пустоши занимали оборону основные силы "таранов". Гибель ударных отрядов заставила лидеров в спешке пересматривать планы. Обычно "тараны", чьи бойцы гибли у стен замка, объединялись и накидывались на "победителей", после чего совместно пытались вынести защитников призамковой полосы.
   Семьи, в чьи задачи входило расчистить плацдарм для более сильных, не могли вступать в сговор по определению. Первые бои шли до полного истребления.
   - Найджел, - быстро проговорила Уния. - Открывай коридор к левому "тарану".
   Лазоревый светящийся раструб соткался из магических нитей, вытянувшись в сторону пустошей. Уния разбежалась и нырнула. Маги Старшей Семьи Хайклаудс застыли в боевой формации "Кольцо". Ожидая дальнобойных файерболлов от "огневиков", которые, как им показалось, в считанные секунды поджарили их товарищей у стен ДайФэрна, маги объединяли собственные щиты, вставая плечом к плечу и замыкая периметр. Вперёд выдвигались тяжелоэкипированные терране и хаоситы - лучшие в ближнем бою. Опытные знахари прикладывали руки и жезлы к их спинам для максимально быстрого наложения лечебных спеллов. В самом центре остались лидер и несколько дальнобойщиков послабее.
   Они-то и приняли первый удар. Реальность над ними распрялась, и лазурный портал низвергнул вновь прибывших.
   - Воздух! - успел крикнуть лидер, но это были его предпоследние слова. Уния рухнула на него, словно комок ртути.
   - Взвэуу! - водяной меч-тонфу откинулся в исходное положение. Прыжок из низкой позиции. Правая рука вперёд и вверх. Раскрут. Поворот. Доли секунды - над головами "щитов. Падение... Удар! Коса прянула, прошивая и строй хилеров, и первую линию воинов. Фиолетово-янтарные вспышки пробитых полей. Вопли распадающихся на полигоны врагов. Удар посохом сбоку. Ввуххх. Кинжал, который девушка окрестила "предаггер", встретил оружие, с одного удара раскрошив его в труху. "Кольцо" рассыпалось, взорванное изнутри.
   Её пятёрка крушила хилеров и дальнобойщиков, прикрывая спину своему лидеру.
   - Она одна, сомнём ведьму Сато! Все ко мне!
   Уния крутнулась, кончиком косы взрезав полигонное горло. Лидер Хайклаудс пытался собрать вокруг себя оставшихся магов. Их всё ещё было достаточно, чтобы повернуть ход сражения в свою пользу.
   - Тера, онто... - начал мужчина.
   - Аква! - воззвала морская ведьма, выбрасывая вперёд левую руку. Сила воды послушно отозвалась ей, сплетая жуткое трёхступенчатое заклинание, собранное Унией перед боем. Водный даггер сверкнул барашками волн, устремляясь вперёд начальным движением "Морского удара" и подгоняемый воздушной волной. А за ним вытянулась нить ПРАЙМ-канала. Пузыри "щитов" лопнули со звучным "буммм", лунный диск прошил несколько человек насквозь и с чмокающим звуком воткнулся лидеру точно в солнечное сплетение. Фиал крови "упал" почти до середины, но тут же начал заполняться лечащими зельями. Маг усмехнулся, но в этот момент Уния вскинула руку с открытой ладонью. Даггер затрепетал и с хрустом провернулся. Оборот. Оборот.
   Маг тупо уставился на мясорубку в своей груди и взорвался водяными брызгами.
   -Х-ха, - Уния подогнула указательный палец и резко согнула руку. Даггер, не переставая вертеться, полетел к протянутой руке, вгрызаясь в тела тех, кто оказывался на его пути. Ещё три аватара полыхнули и рассыпались рыжими искрами.
   - Лидер убит! - завопил кто-то истошно. Краем глаза Уния заметила вспышки телепортов. Внезапно, в трёхстах метрах от пятачка, на котором шло сражение, полыхнули огни пробиваемых экранов, и гулкий "Бам-м-м" заполнил уши. Земля вздрогнула от множества каменных глыб, низвергнутых на "таран" огневиков.
   А затем первый сублидер Семьи Сато нанёс свой удар. Песок вокруг огненных магов вдавился, прижатый пяткой невидимого великана, и взорвался, разметав сбившихся в "Кольцо" во все стороны. Начальная форма седьмой ступени атакующей ПРАЙМ-магии - "Взрыв". "Огненная стена", пробитая Унией у замка, относилась всего лишь к продвинутой четвёртой.
   В распростёртые на болотных кочках фигуры элементалистов полетели рогатые пики Хаоса, ломанные Астральные молнии, слепящие мертвенно-фиолетовые Воздушные, каменные шары, расцвеченные ядовито-зелёными шлейфами горючего газа - союз Воздуха и Тьмы. Занося над головой посохи, ринулись в рукопашную "берсерки". Стоны, шипение и звон раскалывающихся аватаров разнеслись над болотистой равниной.
   Отряд Унии сбился плотным кулаком у неё за спиной. Не менее тридцати членов Семьи ХайКлаудс было уничтожено, включая их лидера. Оставшиеся - около десятка - отступали в сторону леса.
   Девушка выступила вперёд. Лица её противников выражали недвусмысленную готовность сдаться. Морская ведьма наклонила голову, сложила клинки и наискось чиркнула ими друг о друга.
   - Взяли! - и прыгнула вперёд. Она не воспользовалась системными приёмами. Сейчас ей хотелось самой рубить врага, ощущая полную власть над оружием.
   - Х-ма-а! - разрубленный посох летит в сторону, и Темноводная Коса пробивает аватар колдуна от груди до бедра. Даггер отражает удар и сверху вниз хирургически точно рассекает пателлу.
   - В-ву-ух! - разворот. Коса - словно топор в чурбак - вбивается в грудь очередного мага. Палицы её "берсерков" крушат челюсти и отбрасывают рассыпающиеся песком аватары. Ещё немного! Штормовой клинок в изящном выпаде протыкает солнечное сплетение последнего колдуна. Крит. Бзын-ннь. Осколки.
   - Най...
   - Здесь, - усмехается мастер-Странник, и лазурная рука телепорта бросает их к подножию замка.

* * *

   - Ве-едьма-а, - процедил страшного вида Лунный Эльф. Аватар, сгенерированный по алгоритму расы гоблинов, но с обязательными чертами ПРАЙМ-происхождения - тонкими длинными прядями жемчужных волос, огромными сапфировыми глазами и изящными пропорциями тела - доводил некоторых барышень до рвоты.
   Система, свято выдержавшая пропорции рук, ног и общего телосложения, "забыла" про живот и ягодицы, каковые мячиками выпирали на тщедушном каркасе. Под небесно-синими глазами зиял вдавленный пятачок носа и ножевая рана рта, полная гнилых клыков. Глава Семьи бросил сапфировый взгляд на своего заместителя.
   - Откуда прикатился этот колобок?
   - Уния-сама, глава Семьи Сато...
   - Баран! Репейник! Чахлый баклажан! - Лунный Эльф бессильно зарычал. Система запрещала мат, и приходилось как-то изворачиваться. - Откуда у неё арсенал холодного оружия сотого уровня? Да ещё с такими навыками?
   - Н... не знаю, лидер-сан.
   Лунный Эльф наморщил низкий зелёный лоб, в задумчивости потирая бородавки на шее. Через несколько минут помощник возник в сиянии телепорта. Зелёный Лоб вопросительно взглянул на него.
   - Я только что из...
   - Ясно. И?
   - Наши информаторы сообщают о вступлении в игру Старших Семей Титановых ветров и Подземной Стаи, в союз с которой вошла Семья Унии-самы. По всему, похоже, что она...
   - "Таран" для них, - закончил Лунный Эльф. - Выходим из осады. При таком раскладе нам не победить. Пусть на её ножи насадятся другие!

* * *

   Расположившись плотным полукругом, бойцы Семьи Сато приводили в порядок снаряжение: чинили то, что подлежало полевому ремонту, или меняли на запасное, подключали добытые в недавнем бою кристаллы и зелья к фиалам, донастраивали экстренные телепорты, заводили в оружейные слоты новые заклинания. Кое-кто в спешке, взяв новый левел, исправлял характеристики или даже листал аукцион в надежде прикупить что-то полезное.
   Но главное - они закрывали живым щитом их будущий магический щит. Ростки терновника, посеянные лучшим друидом, мгновенно укоренились и ползли вверх со скоростью сантиметр в минуту.
   Укрывшись "ватой невидимости", Уния подвела к самому краю ручья молоденькую девушку лет четырнадцати - одну из близких подруг не только в игре, но и в обычной жизни. Подключиться к источнику ПРАЙМА мог только избравший его основой. Уния, хоть и тяготела к воде, избрала путь Хозяйки зверей.
   Обычно звонкий, журчащий на перекатах, играющий водоворотами ручей здесь тёк настолько неслышно и медленно, что пылинки на его поверхности, казалось, застыли у их ног. Девушка-алхимик погрузила в воду кончики пальцев.
   - Аква, - прошептали губы, и левая рука сжалась в кулак.
   - Ну? Линукс?
   Девушка подняла радостно заблестевшие глаза.
   - Глубоко. Очень глубоко. В ста метрах есть выступы... пещеры... но дно уходит ниже... Речная бездна... ПРАЙМ!
   Уния закусила губу, чтобы не закричать от радости.
   - Умница! Золото моё! Постарайся замкнуть ПРАЙМ-канал на наш щит. И держи, сколько сможешь.
   - Я постараюсь! Только... я ещё слаба для многоточечной ПРАЙМ-подпитки... И пропускная способность будет не очень большой... но я постараюсь!
   Уния чмокнула подругу в щёку. Потом вдруг серьёзно посмотрела на неё и выговорила медленно, словно проворачивая внутри себя жернова:
   - Если только... почувствуешь дискомфорт... слабость... неважно что, но... бросай всё! Бросай и выходи из игры! Немедленно! Это приказ, поняла? Ни один замок не стоит твоего здоровья!
   - Ага! Спасибо, Ун-не! Амусфера всё держит под контролем, ты же знаешь. Да и Ауро - это лечебный прибор. Он только хорошее...
   - И всё же. Запомни! - Уния помрачнела, припомнив рассказы отца. Темно-синяя жилка протянулась от ручья к юной магессе, и от неё - к проросткам терновника. Рост побегов мгновенно ускорился.
   Уния перевела дух и только сейчас заметила, какая замечательная осенняя погода стояла на островах. В плотном утреннем ковре туч появились бездонные колодцы, сквозь которые ласково пригревало солнце. Пустошь расцвела желтовато-коричневыми, бордовыми и васильковыми пятнами. Было очень тихо, лишь изредка пролетали стрекозы - хозяйки этих земель.
   Папоротники протягивали к ней раскрытые ладони, и Уния прикоснулась, поглаживая их. "Здесь так спокойно... А с главной башни, наверное, видно море... В холодные зимы у камина тепло... и на стропилах колышутся нити паутинки... Он так красив - мой замок. Вся моя жизнь - здесь. Если бы я могла жить так в обычном мире - я бы сделала это. Но я не могу. Никто не может".
   Её ноги легко ступали по камням, пока она в задумчивости обходила крепостную стену. "Наверное, это головы и горбы троллей. Когда-то они на руках принесли сюда замок, но рассвет застал и окаменил их. Десятки тысяч лет они ждут..."
   - Атака! - раздался крик часового.
   Уния выбежала из-за угловой башни и чуть не попала под астральный шар. Её сокланы скрылись за полуметровой стеной кирпично-коричневых колючек. Уния перескочила заросли и распласталась рядом. Магические шары летели на них с трёх направлений. Она открыла приватный чат и быстро набрала: "Как ты?"
   "Норма!" - пришёл ответ от Линукс.
   Тяжёлые земляные глыбы, яркие файерболлы, водяные волны - всё разбивалось о щит, нисколько не вредя осаждённым. Ниточка ПРАЙМ-подпитки утолщилась и напряжённо пульсировала. Сейчас через неё - через Линукс - проходят до сотни манн в секунду - как бы режим постоянного заклинания.
   "Держись! - взмолилась про себя Уния. - Их резервы маны скоро исчерпаются и тогда... они подойдут поближе".
   - Ойт! - крикнула Уния.
   Поскольку слова "Стрелять" и "Не стрелять" несколько нелепы в мире, где не существовало ни пороха, ни даже луков, а слово "Огонь" обозначало совсем другое, то для команд подобного рода использовались просто возгласы "Айр" и "Ойт".
   Семья затаилась за колючей завесой. Уже метр природной преграды закрывал пятьдесят отчаянных воинов. Уния с гордостью смотрела на решимость, читавшуюся на их лицах. За время, проведённое в WMO, под её началом собрались игроки, безоговорочно разделявшие её взгляды и признававшие лидерство.
   Это была та награда, которую получает твёрдый, несгибаемый характер, не пугающийся открыто заявлять о своих жизненных принципах и подкреплять их большими делами.
   Над пустошами раздался многоголосый клич, и поднялись боевые знамёна пяти Семей. Воздух над их головами вскипел от магических стрел всех ПРАЙМОВ. Засверкало так, будто северное сияние пустилось прямо на замок. Сухой жар огня и холодное дыхание воды ощутились их разгорячёнными лицами. Нападавшие добежали до ручья и плотным двухсотметровым фронтом перекрыли берег.
   "Ближе ... на этот берег..."
   - Айр! - крикнула Уния. Десятки волшебных посохов высунулись из терновых просветов и разрядились давно заготовленной мощью. Уния максимально использовала "дырявость" щита, уникальное свойство, известное считанным единицам.
   Материя пространства до отказа уплотнилась от посылаемых магических зарядов. Первый залп снёс центральную часть нападавших, пробив в их построении огромную брешь. Теперь оставшиеся разбились на группы, пытаясь защититься. Их стрелы и магические шары по-прежнему бессильно скользили по терновым колючкам.
   "Всё, теперь командиры сообразят, что надо идти врукопашную". Так и случилось. Лидеры Семей и наиболее опытные игроки поняли безнадёжность своих дальнобойных атак. Одна из Семей - почти полностью уничтоженная - оставила поле боя. Оставшиеся навели переправы и пошли на штурм. Маги бежали, используя посохи, как дополнительные щиты. От осаждённых их отделяло метров двадцать. Уния приказала сосредоточить всю магию на пятачке вокруг Линукс, куда пытались прорваться вражеские силы. Давление на щит ослабло, девушка послала в чат сообщение, что всё в порядке, но теперь брошенные в рукопашную воины пытались достать её.
   Терновый щит сделал своё дело. Но в момент, когда Уния собралась отдать водяной магессе приказ возвращаться, группа спрутоидов-хаоситов прорвалась сквозь плотный огонь и обрушилась на Линукс. В несколько ударов беззащитная магесса оказалась уничтожена. Теперь она могла респавниться только в Утопии и через магический шар наблюдать битву.
   Дальнобойные спеллы обеих сторон истощились, но стоило основным войскам Старших Семей подобраться вплотную в Терновому Щиту, как он будет изрублен вместе с его дерзкими творцами. Оставалась минута, не более. Как раз её и ждала Уния. Благодаря находчивости и решимости они уже смогли уничтожить три Семьи практически без потерь. Но оставшиеся превосходили побеждённых противников как числом, так и уровнями бойцов-лидеров. Если Призыв окажется недостаточно смертоносным - Семья Сато проиграла.
   - Аква! Робур! Форк! - воззвала морская ведьма, вскидывая руки с двумя лучащимися кольцами - оранжевым опалом, символизирующим Воду, и тёмным изумрудом Призыва. Сила заклятья, сформировавшись в двуцветную перекрученную ленту, поднялась крутым изгибом и, словно с горы, скатилась в медленные воды ручья. Лента, как живая рука, посылала своей повелительнице ощущение нарастающего холода, давления глубин и скользкой плоти сонных рыбин, до которых дотрагивалась. Уния гнала её всё дальше в ручейную тонь. Внезапно заклятие упёрлось во что-то столь широкое, что обогнуть его оказалось невозможно. Фиал маны резко опустошился. Нечто вздрогнуло и начало подъём. Спящий пробудился.
   По всему двухсотметровому фронту сонная вода ручья вспучилась и вышла из берегов. Пенные холмы вспухали и рушились упругими волнами. Ближайшие к ручью маги замерли, пытаясь угадать, что вылезет из такого на вид безобидного ручейка. Со стороны могло показаться, что его глубина не превышает пары метров. Возможно, лидеры Семей посчитали, что ничего крупнее отряда карликовых рыбонов или пираноидов ждать не следует, и отдали приказ небольшой группе магов обхватить цепочкой опасный участок. Не более десятка магов с каждого берега следили за приближающимся Призывом. Основные силы - свыше полутора сотен - оказались лицом к лицу с Семьёй Сато.
   Уния вынужденно удерживалась от боя - её заклятье требовало полного сосредоточения и контроля. Терновый Щит выдержал первые контактные атаки, и пока что осаждённым оставалось лишь не давать перелезть через него.
   Однако, три лидера, объединившись и используя свой Арсенал холодного оружия, уже прорубали брешь в колючих зарослях. Остальные, почувствовав удачу, спешили им на помощь.
   Но вот, наконец, по всей длине ручья вспух единый, особенно полноводный горб, отчего-то не желавший распадаться на волны. И морская ведьма уже знала, что это такое. Мастер-Странник подбросил её в воздух, и пологая дуга полёта расчертилась сапфировыми звёздочками. Когда из ручья поднялась круглая массивная голова, Уния приземлилась точно между гребешковых отростков.
   Низкий, вибрирующий стон разнёсся над вересковыми пустошами ДайФэрна. Тинная вонь разлилась по округе вместе с расплескавшимися водами. Глава Семьи Шепчущих Камней, немного отставший от разрубающей Терновый Щит толпы, обернулся и побледнел.
   - Твою хрень, - пробормотал он. - Ископаемый Гельминт-Мегалодон. Ну, нам капец.
   Чудовище, еле вмещавшееся в берега ручья. Огромный иссиня-серый глист яростными извивами смахнул прибрежную команду магов, словно мух. Затем он, подобно змее, поднял голову с восседающей Унией на три десятка метров и изрыгнул струю зловонного дыхания, ядовитым облаком накрывшую левый фланг. Маги падали, словно подкошенные. Уникальный спелл "Вонь юрского периода" - союз Воздуха, Воды и Земли, исторгнутый ископаемым червём, миллионы лет пролежавшим в заднице мира.
   Однако ударное ядро успешно защитилось, и в Червя полетели раскалённые стрелы, ядовито-зелёные глыбы камней, иззубренные кости и молнии стихийных ПРАЙМОВ. Тугая акулья кожа взрыхлилась от магических ран, однако, ни одна из них не оказалась достаточно глубокой, чтобы пробиться к жизненно-важной сердцевине. Слепая морда вознеслась ещё выше, повинуясь знакам управления - особому искусству, доступному лишь Хозяевам зверей.
   - Вниз! - воскликнула морская ведьма, подкрепляя свои слова знаком. - Раздави их!
   Пятидесятиметровая колонна, увлекаемая древней яростью Мегалодона, протаранила защитные экраны и сферы, сминая в кашу посмевшую противостоять ей мелюзгу. Шестиметровая - во всю ширину головы - пасть с тремя рядами акульих зубов, рвала и кромсала аватары, заглатывая некоторых целиком. В последний момент Уния оттолкнулась и, совершив сальто, приземлилась на самом краю справа.
   - Добивать! - во всю мощь лёгких закричала она. Обнажив Темноводную и Даггер Луны, Уния ринулась в бой. Основные силы четырёх Семей оказались смяты и деморализованы чудовищным Гельминтом, но группа сильнейших бойцов - около десятка магов во главе с тремя лидерами - смогла пробиться за Щит и избежать серьёзных повреждений.
   Обнажив мечи, Уния вынужденно разорвала командную связь с Призванным. Оставшись без хозяина, Ископаемый Гельминт утратил прежнюю ярость и теперь медленно сползал в ручей, огрызаясь на попадающих под его извивы магов.
   В ушах девушки отзвучали мелодичные аккорды - благодаря опыту, набранному Призванным, Уния взяла сразу четыре уровня. Фиал маны вновь заполнился до отказа. Наверняка, ей открылись и новые супер-удары, но для проверки сейчас не оставалось ни минуты. Небесный вестник должен был вот-вот появиться и открыть врата ДайФэрна. Ожидая нападения в спину от укрывшейся за Щитом враждебной группы, Уния, тем не менее, развернулась к центру. Сейчас важнее всего было соединиться с Семьёй.
   - Водный удар! - звонкий голос морской ведьмы полетел над пустошами. Отливающая синевой Темноводная прочертила свой путь. Упиваясь боем, Уния рубила всё, что двигалось в поле её зрения. Магический клинок предохранял её от пущенных в упор заклятий и ударных посохов. Маги распадались искрами, каплями и песком, и сквозь них девушка уже видела свою Семью, остервенело прорывающуюся ей навстречу. Ещё миг - и они соединились.
   - Почти! Почти все в сборе! - радостно выдохнула Уния, обводя магов взглядом. В этот момент Терновый Щит рухнул, и замок предстал перед ними.
   У центральных ворот застыли десять фигур. Последняя ступень к ДайФэрну. Семья Сато сплотилась вокруг лидера, выслушивая приказ.
   - Всем разбиться на четыре группы. Найджел, постарайся забросить наших так, чтобы разделить боевой порядок противника на пять частей. Две центральные группы - удерживайте магов с внешнего края, пока я разберусь с главными. Группы левая и правая. Действуйте по обстановке, но не дайте им соединиться. Всё. В бой!
   Воздух расплёлся сапфировой круговертью над головами последнего десятка, и маги обрушились на них. Уния, ожидавшая этого мига, перекрестила клинки.
   - Водный бур!
   Система распознала начальную стойку третьего уровня сложности. Клинки пришли в движение и рванулись к цели, ввинчиваясь в воздух. Её противник, Огненный маг, применил Мельницу, закрутив своё оружие - глефу - перед собой. Артефакты, рождённые самой магией, столкнулись с дробным звоном кузнечного молота, бьющего в наковальню. Их силы были примерно равны, и исход столкновения решила аура. Здесь с Унией мало кто мог потягаться. Глефа разлетелась сотней пламенных осколков, и Темноводная пробуравила грудь лидера насквозь. Даггер взрезал аватар с боков, и тот развеялся клубом дыма.
   Ей снова повезло. Противники справа, хоть и осилили десяток её сокланов, но с тяжелыми потерями для себя. Их булавы не годились для ближнего боя с молниеносными клинками Унии. Положившись на себя, девушка поднырнула под вскинутые шарообразные навершия и, разведя руки в двойном боковом ударе, вспорола магам животы. Фиалы крови, и без того почти пустые, обнулились, и маги исчезли в аметистовых вспышках.
   Развернувшись, Уния нацелилась на третью группу. Пара меченосцев, но одного её братья смогли уничтожить. Второй яростно сопротивлялся, но лишь до того момента, как в дело вступили морские клинки. Лучащийся астральный одати разлетелся, попавшись в захват даггера. За ним последовал и его хозяин.
   Крайние группы из последних сил сдерживали атаки враждебных магов. И те, и другие пошли на риск и скастовали ударные заклятия собственных ПРАЙМОВ на себя. Мечи с шумом набегающей волны исчезли из рук Унии - последние резервы маны ушли на поддержание защитных сфер. Большая часть её соклан оказалась уничтожена ударами стихий.
   Уния обнажила последнее оружие, оставшееся у неё - Хвостовой Кинжал Мёртвого Ската. Она уже собиралась рвануть к ближней паре магов, когда воздушная рука подбросила её и метнула, как из огромной пращи. Уния успела выставить кинжал перед собой и буквально вбила его в одного из противников. Бухнувшись на землю, она извернулась и всадила оружие в ногу второму. Фиал обвёлся кисло-зелёным, и яд начал медленно пожирать остатки крови.
   Мастер-Странник, державшийся в стороне от битвы, вскинул посох в указующем жесте, и ещё один маг телепортировался прямо в пасть погружающегося в речные воды Ископаемого Гельминта. Акулья пасть лениво щёлкнула, и маг распался цветной пылью.
   - Эйри! - крикнула морская ведьма, и ядовитый кинжал, разгоняемый силой Воздуха, стрелой полетел в последнего мага. Бросок оказался точен. Маг не успел восстановить защитные сферы и отбить кинжал, и тот вошёл в грудь аватара по самую рукоять. Подошедший Мастер-Странник изо всех сил ударил концом посоха. Аватар растёкся восковыми струйками и впитался в землю.
   - Победа, - устало выдохнула Уния.
   - Победа, - кивнул высокий маг. - Кажется, пора открывать замок? На что ты смотришь, Уния?
   Мастер-Странник перевёл взгляд на свою грудь, из которой торчал полуметровый чёрный клинок, стеклянно поблёскивающий в солнечном свете.
   - Ах, это. Не добили одного таки. И маны не осталось. Держись как-нибудь, лидер-сама, - мужчина улыбнулся и распался в васильковом вихре.
   За ним возвышался адепт Тьмы, последний оставшийся в живых - лидер Семьи Воронов. Во время боя он сумел ускользнуть, прикрывшись плащом-невидимкой, и теперь, целый и невредимый, появился и ударил в спину.
   - Ты, мразь, - зашипела Уния. - Бросил своих, подождал, пока всех перерубят.
   - Ну и ты хороша, - отозвался маг Тьмы. - За тебя всю работу сделал глист, которого ты добыла не весть из какой задницы. Из своей, что ли? Вон она у тебя какая большая, - и Тёмный захохотал.
   Глубокий звук турьего рога во второй раз раскатился над пустошами. В небе возник золотой луч, спустившийся к замку и обернувшийся крылатым Вестником. Повинуясь взмаху руки, тяжёлые створы ворот распахнулись. ДайФэрн ждал. Тёмный маг, всё ещё гадко улыбаясь, попятился в сторону замка, не выпуская морскую ведьму из виду. Уния бессильно смотрела, как он уходит. Мана постепенно возвращалась, но её накопилось слишком мало для вызова водных клинков. Маг подобрал и её кинжал. Последнюю надежду - большой магический посох - Уния продала, чтобы выручить больше денег для Семьи. "Что ж, - подумала она, - это была славная битва".
   Девушка безвольно побрела в сторону ручья. Сонная гладь всё также мирно блестела под золотым осенним солнцем, и стрекозы присаживались на хрусткие коричневые листочки, лениво плывущие по течению. Раздвигая "ладошки" папоротников, Уния поискала взглядом камень - присесть и опереться на нагретую твёрдую спину. Несколько минут. Минуток счастья. Под ногой блеснул глазок родника. Тонкая водяная струйка бежала к ручью. Уния сморгнула. Нет, от ручья вверх, к роднику.
   Уния наклонилась, пытаясь самым простецким заклятием, на которое хватало сил, распознать, что это за чудо природы. И в следующую секунду ей всё стало ясно. Родник на самом деле оказался ПРАЙМ-каналом, проложенным Линукс. Второй - от юной магессы к Терновому Щиту - разрушился, а этот, завязанный непосредственно на речную бездну, продолжал действовать, превратившись в родник. Непонятные, ещё не открытые магами законы Архипелагов стабилизировали заклятье.
   Морская ведьма с трепетом опустила руку в родник. Неужели чудо всё-таки случится для неё? Уния затаила дыхание. Ну. Ну же!
   Вода булькала, взвихряла песок на дне, но отдавать заложенные в себе силы не желала. Эх, жаль, не спирт, вдруг подумалось Унии. Она припала к роднику и сделала несколько глотков. Холод студенца заломил зубы. "А вот счас напьюсь напоследок и лопну!" - решила магесса и принялась решительно заглатывать воду. Оторвавшись, наконец, она подняла голову, чтобы в последний раз обвести взглядом чужой теперь замок и... уткнулась носом в фиал маны. Хрустальные недра до отказа наполнились голубой магической эссенцией.
   Уния заполошно вгляделась в надвратную арку - таймер отсчитывал последние секунды. Фигура внутри узкого прохода по-хозяйски вышагивала вдоль каменной стены. Водяная ведьма развела руки. Океанские многотонные волны вновь пробежали по её венам, а в ладони легки магические клинки.
   Тёмный маг не счёл нужным разглядывать фигурку на берегу ручья. "Пусть поплачет в одиночестве, - подумал он. - Колобок-колобочек. Если твой отец - директор PanLine-j, то можно обычным игрокам жизнь усложнять?! Не доросла ты ещё до Старшей Семьи". Поэтому, когда Темноводная выставила своё остриё из его груди, маг оказался не готов. Он ещё хотел развернуться, однако снизу, в районе паха, что-то вспороло доспехи вместе с плотью аватара, и парень очутился в переходной игровой зоне, куда попадали все игроки, погибшие смертью храбрых в Магических войнах. Ругнувшись напоследок, он активировал выход, сдёрнул Амусферу и в сердцах бросил её об стену.
   - Мелкая дрянь! Колобок сопливый! - крикнул он во всю мощь лёгких. Потом, остывая, всё-таки усмехнулся, добавляя с ноткой восхищения: - Взяла-таки, что хотела. Дрянная девчонка!
   Уния стояла у окна в маленькой комнатке на самой верхушке замкового донжона. Отсюда открывался вид вдаль, на пустоши до самых дальних холмов, а за ними блестела синева моря. Ветер ласково трогал её щёки - по-осеннему прохладный, но свежий и бодрящий, полный дивных травяных ароматов. Перед ней лежал ДайФэрн - её земля. Родина, которой она никогда не знала в реальном мире, но страстно желала обрести в ином. И в миг, когда Уния поняла это, она поклялась себе сражаться за эту землю, что бы ни случилось
  

6. Бар Эгиля - 24 сентября

   - Пригласи тех, кому ты доверяешь.
   Возможно, почувствовав трёхзначные числа, промелькнувшие в моей голове, мужчина уточнил:
   - Тех, кому ты доверил бы собственную жизнь.
   Весь следующий день его слова не выходили у меня из головы. В Айнкраде, где любой поединок мог стать смертельным, объединяясь в партию, я, по сути, доверял сопартийцам свою жизнь. Путь Битера-одиночки практически исключает такие ситуации, тем не менее, участие в антибоссовских рейдах вполне сюда подходило, а в покоях боссов я был частым гостем.
   Однако, если поразмыслить, я был вынужден довериться. Кроме того, те ребята оказались в точно таком же положении. Кто знает, будь у них выбор в обычной жизни: предать и спастись или рискнуть за меня - что бы они выбрали? Всегда, каждую минуту я чувствовал неразрывное соединение со всеми игроками SAO - горнило смертельной битвы Акихико Каябы сплавило нас, изменив навсегда. Однако... До вопроса, заданного моим странным гостем, мне ещё ни разу не пришлось взвешивать друзей на таких весах.
   После школы я вернулся домой и застал у самой входной двери человека в строгом деловом костюме, галстуке в сливово-чёрную полоску и старомодных квадратных очках с толстенной оправой. Он очень медленно поклонился и представился:
   - Симидзу Цибаса, начальник департамента по связям с общественностью японского отделения PanLine Technologice. Рад нашей встрече.
   Раздумывая, не оснащены ли эти очки-монстры системой IRV или датчиками движения, я поклонился, да так и остался стоять, согнутый под углом тридцать градусов.
   Это та самая PanLine?!
   Гость улыбался и уже протягивал мне свою визитную карточку. Сомнений не осталось - на листке плотного картона с впечатанным чипом, среди мешанины цифр и штрихкодов сияла голографическая эмблема одной из крупнейших транснациональных корпораций гейм-нэт индустрии - стилизованная армиллярная сфера на фоне звёздного неба, поддерживаемая атлантом.
   Начальник департамента терпеливо ждал, пока я переварю его появление.
   - Киригая-сан, я не отниму у Вас много времени. Но лучше нам будет поговорить в доме.
   - А... да! Простите! Прошу извинить! - Я распахнул дверь. - Пожалуйста!
   Когда мы расположились друг напротив друга, я всё ещё находился под впечатлением от того, кем оказался гость. Поэтому я молча уставился в его очки, ожидая, что он скажет. Однако он молчал. Обычно такие ситуации со мной случались при получении квестов, когда я чего-то не сделал или не сказал - NPC замолкал и отказывался от всякого "сотрудничества".
   - Эмм... соку, Цибаса-сан?
   - Да, с удовольствием, - оживился тот.
   Я слазил в холодильник, выбрал пакет сливового сока - мелочи в облике NPC иногда являлись подсказками - и разлил в две фарфоровые чашки.
   - Киригая-сан, с Вами хотят встретиться директор японского отделения PanLine господин Дай Сато, главный программист ядра господин Сисидо Дзюн и начальник собственной охраны господин Такахаси Такэо.
   - Э. С-секунду...
   Больше я ничего не мог выдавить.
   PanLine была мегамонстром не только игр, но и различных сетевых технологий по всему миру - ещё до появления нейрошлема и технологии Полного Погружения. Затем она несколько сдала позиции, но их новые разработки весьма впечатляли. И главным их детищем сейчас оставалась... Как только "два и два" превратились в "четыре", словно ведро холодной воды вылилось на меня.
   - Цибаса-сан, о чём идёт речь, скажите мне? О...
   - Я не уполномочен, - поднял раскрытые ладони начальник департамента. - Прошу Вас.
   - Извините. Я... я с радостью встречусь с... с...
   - Господин Сато также просит, если Вы согласны на встречу, провести её в баре Вашего друга Эгиля.
   Вот как! Они знают... хотя, в любом случае, там мне будет спокойнее всего.
   - Хорошо. В пятницу, в восемь вечера... ох, впрочем, я забыл, директор...
   - Господин директор заранее согласен на любое время дня и ночи, назначенное Вами.
   - !
   - Значит, мы договорились, Киригая-сан. Меня просили передать ещё одно. У господина директора дело лично к Вам и только к Вам одному. Однако он не будет возражать и даже предлагает пригласить на встречу тех, кому Вы доверяете.
   Он встал, снова подчёркнуто медленно поклонился и пошёл к выходу. У самой двери Симидзу Цибаса вдруг снял очки, которые при этом издали знакомый электронный щелчок, и превратился в обычного молодого человека.
   - Тех, кому ты доверил бы свою жизнь, Кирито. И спасибо, что вытащил из SAO моего брата. Я этого никогда не забуду!
   Порывистым движением он захлопнул дверь и выбежал на двор. Через секунду я услышал звук отъезжающего автомобиля. Когда я выглянул на улицу, рядом уже никого не было.

* * *

   Ответ, как всегда, был прост. Вот они, сидят рядом: Асуна и Сугу, Лиз и Силика, Кляйн и Эгиль. Те, с кем я разделил смертельные опасности нескольких миров. Дверь чёрного хода надёжно закрыта, а перед главным входом отпугивает посетителей знакомое объявление "зарезервировано на сегодня". На часах ровно двадцать ноль-ноль, и в воздухе плавают лепестки блюза. Мы вшестером расположились у стойки в ожидании гостей. Девочки перекидываются игровыми сплетнями и скашивают глаза вбок. Сбоку расположен бар со спиртным. И я. "В пятницу вечером. Важная встреча. Можешь прийти?" Большего, по правде, мне и самому не известно. А мои догадки - зачем о них думать, когда через несколько минут всё станет ясно?
   В окно я заметил, как к обочине подъехало такси, разрисованное рекламными слоганами и фронтмаркерами радиостанций, из него вышли трое мужчин, расплатились и повернулись к кафе, разглядывая объявление.
   - Это они, Кирито? - Хозяин заведения удивлённо смотрел на меня. - Сублидер PanLine?
   Я пожал плечами. Честно признаться, я ожидал... ну, чего-то из супербоевиков. Огромный хайтекмобиль, несколько танков сопровождения. Люди в длинных кожаных плащах с катанами, с глазами, как мокрые камешки. Охранников-киборгов с красными лазерными прицелами ...
   В приоткрытую Эгилем дверь вошли три пожилых японца. Старший расстегнул вылинявшую синюю толстовку, слишком просторную для его худых плеч. Второй, помоложе, снял бежевый старомодного покроя плащ, под которым оказался "типовой" серый костюм. Третий, лет сорока пяти, остался в чёрной куртке военного образца. Эгиль провёл мужчин в самую глубь небольшого зала, где в углу за барной стойкой прятался наш столик. Японец в сером костюме вышел вперёд.
   - Я - Дай Сато.
   Он улыбнулся, и я почувствовал, что мои недоверие и настороженность сильно пошатнулись. Лицо моего гостя было... честным. Да, наверное, так. А честный человек не станет скрывать правду, сколь бы неприятной она ни была. Не станет и... Холодная щётка чиркнула меня по позвоночнику. "Когда ты пришел к нам на помощь, я была так рада... ...А к нам ты не хочешь присоединиться?... Кирито-кун, я знаю, не принято расспрашивать, но - если это не секрет - какой твой уровень..." Холодный маятник качнулся в горле. Сати. Я сглотнул и торопливо поклонился.
   - Сисидо Дзюн, - представился старший, японец лет шестидесяти.
   - Такахаси Такэо, - поклонился третий.
   Приветствуя и поочерёдно представляя своих друзей, я поймал себя на том, что немного нервничаю. И это напряжение, прокатывающее шарами Баодин через солнечное сплетение, было мне знакомо - это оно подкрадывалось перед железными дверьми покоев очередного босса SAO, возникало перед серьёзным боем в донжоне. Чувство приближения вызова.
   Я отдавал себе отчёт, что никаких заслуг перед PanLine, за которые бы меня стоило благодарить лично главе отделения, у меня нет. Маловероятно и то, что какие-то мои особые знания могли бы им пригодиться. Значит, им нужно то, с чем лучше всего справляется такой геймер, как я. И сейчас все силы PanLine брошены на один игровой проект. Пару месяцев назад я узнал о нём, и с тех пор мысль о новом погружении возникала вновь и вновь. Тем не мене, реальность, до отказа насыщенная событиями, не давала этим мыслям вызреть и проклюнуться - до настоящего времени.
   И всё же... Обратись ко мне PanLine даже через такого, как Симидзу-сан, с просьбой об участии в бета-тесте, это не вызвало бы никаких подозрений. Но глава отделения лично... Готовый встретиться со мной в любое время дня и ночи. Намёк Симидзу-сана о возможной смертельной опасности, которую таит эта встреча... Я непроизвольно взглянул на Асуну... Сугуху... Лиз... Силику... Теперь, когда столько дорогих мне людей рядом, когда мне так хочется быть с ними, безрассудству прошлых дней не место в моей жизни. И всё же...
   Раздираемый этими мыслями, я сел напротив моих гостей и сосредоточился на их словах. Директор Сато заговорил первым:
   - Благодарю всех вас, что организовали нашу встречу. Я надеялся посетить это место, и оно действительно очень уютно. Гилберт-сан, принесите мне и господину Такэо кофе, а Сисидо-сэмпаю любой травяной чай, лучше мятный.
   Когда Эгиль отошёл к бару, Сато-сан достал из внутреннего кармана небольшой тубус - сантиметра четыре в диаметре и длиной около тридцати - и приложил палец к сканирующему устройству на крышке. Из прорези появилась плёнка, которая, вытянувшись на полметра, превратилась в экран. Монитор типа сликвид - мягкая прозрачная плёнка - конечно, я знал об этой разработке, но видел впервые.
   - Как бы ни сложилась наша беседа, - начал директор, - прошу всё, что вы узнаете, сохранить в тайне. Рассчитываю на вас. Прошу прощения за неудобства, пока вы также не сможете воспользоваться любыми передающими устройствами.
   К чему-то подобному я был готов, поэтому предупредил всех заранее. К сожалению, присутствие Юи, на которую я рассчитывал, также исключалось. Однако...
   - Сато-сан, у меня тоже есть просьба. Сегодня отсутствует один из моих друзей, которому я доверяю... как самому себе. Будь он здесь, он услышал бы то же, что и остальные. Сделайте, пожалуйста, запись нашего разговора. Для него. Когда он прослушает, я сразу сотру запись.
   - Хорошо. Теперь к делу.
   На экране стали возникать окна с текстовыми документами и видео. Директор Сато развернул одно из них - наверное, презентационный ролик.
   Камера летела над водной гладью. Секунды - и вдалеке проявились очертания суши. Точка обзора взмыла вверх, и с высоты нескольких километров открылась картина огромного архипелага. Он стал приближаться, и вот уже наблюдатель парит над самой землёй. Равнины сменяются горами, горы - лесами, садится и восходит солнце, и камера, наконец, останавливается на берегу моря. Я услышал, как Силика восторженно вздохнула.
   - Выглядит фантастично! Это всё... на движке игры?
   - Конечно, - Сато-сан закрыл презентацию. - Это создавалось с любовью, поверьте. Мы не смогли - пока - добиться полной реалистичности. Однако сектор обзора расширен по сравнению с той же SAO в десять раз.
   Чтобы понять, о чём речь, лучше всего надеть очки без диоптрий, предварительно смазав прозрачным гелем всю поверхность стёкол кроме маленького кружка посередине. Это и будет сектор обзора VRMMORPG - та часть мира, которую вы видите "как надо". Остальное как бы смазывается. Я читал, что мужчины, обладающие "туннельным" зрением, не так критичны к восприятию подобного в игре, а вот женщины... Я мельком глянул на Асуну. Ого! Когда девушка сжимает руку в кулачок и смотрит так восторженно, ты понимаешь - то, на что она смотрит, ей очень нравится.
   - Значит, - я постарался стряхнуть с себя мысли о немедленном погружении в это, - значит, речь идёт о Войнах магов?
   Сато утвердительно кивнул.
   - Вы знакомы с этой игрой? - обратился он вдруг к девушкам.
   - Н... нет, Сато-доно, - ответила за всех Асуна, остальные девочки согласно закивали. - Кир... то есть, Кадзуто-кун несколько раз упоминал о ней, но... С его слов выходило, это третьеразрядная рпг-шка, не стоящая внимания.
   Это! Она про какие слова?! Потом я вспомнил. У нас зашёл разговор о новых VRMMORPG, Синкер спросил, что я знаю о Warmage online. Я, кажется, ответил, что название слишком крутое для обычной игрушки, и что, похоже, видел такую ещё до SAO - графика отстой, и совсем нет мечей. Так вот что слышала Асуна! После я видел пару клипов и фото, но, честно, думал, это либо обработка в редакторе, либо опенинги. Да и речь явно шла о совсем другой игре, находящейся в стадии альфа-тестирования. Но не вываливать же мои объяснения на гостей!
   - Я... э... информирован в недостаточной степени, - ляпнул я фразу, которую вечно слышишь в новостях.
   - Пожалуйста, господин директор, - улыбнулась Асуна, вытаскивая меня из лужи, в которую сама и посадила. - Расскажите нам поподробнее.
   - Конечно. История такова. Владелец проекта - PanLine Technologice - является транснациональной корпорацией. Штаб-квартира расположена в Эдинбурге, там же находятся и ПРАЙМ-сервера. Ещё шесть отделений открыто в Канаде, Австралии, Китае, Японии, Восточной Федерации и Океании. Официальный релиз Warmage online состоялся первого января две тысячи двадцать первого года. Изначально проект распространялся в странах Еврозоны, затем продвижение активизировалось в Америке и Китае... В общем, в то время PanLine не уделяла особого внимания игровой нише. И, - Сато-сан улыбнулся, - графика действительно была третьеразрядной.
   В течение двухлетней битвы за Айнкрад (я вздрогнул при таком упоминании SAO) в Японии серьёзно задумывались о полном запрете VR-игр. Число активных игроков в нашем проекте сократилось до тысячи. Небольшая группа разработчиков поддерживала проект на свои личные деньги. Мы готовились к худшему, однако, благодаря человеку, победившему и гений Акихико Каябы, и саму систему "Кардинал" (он знает...) SAO была пройдена и все игроки...
   - Не... все... - процедил я. Сердце вдруг сдвоило. Оборвалось. Снова застучало. Сато-сан замолчал, взял чашку с остывшим кофе и отхлебнул. Потом ещё.
   - Эгиль, - пробормотал я. - Налей, пожалуйста, чего-нибудь.
   Когда перед каждым стоял высокий стакан с прозрачным янтарным напитком, все молча подняли и сделали по глотку. Это оказался лимонад со вкусом яблочного сидра и корицы. Один из моих любимых. Я благодарно взглянул на Эгиля. Тот кивнул в ответ. Я никогда не допытывался, кого потерял он, но, наверное, свои шрамы остались и у него.
   - Пожалуйста, продолжайте, Сато-сан.
   - В общем... Ужесточения законов не последовало. Наоборот. Через короткое время в свободном доступе появился пакет программ для VRMMORPG на базе ядра SAO. Экстренно собрался совет директоров компании, который вынес решение о срочном возрождении WMO. Она поднялась... из руин, - мужчина улыбнулся. Я задумался в тот момент, чем же ему так дорога эта игра.
   - Вложения оказались... в общем, десятая часть годового бюджета.
   Видя, что мы несколько не впечатлились, наш гость добавил:
   - Японии. Годового бюджета Японии.
   - Ххх-х, - это подал "голос" Кляйн. Остальные молча считали нули.
   - Игру перенесли на платформу "Кардинал" за двенадцать дней.
   - Чё?! - эти ребята... - Как вам удалось?
   - Мы воспользовались NETSUKUKU-net - самоорганизовывающейся фрактальной сетью, которая позволяет обсчитывать код параллельно на множестве компьютеров. Сетевой суперкомпьютер. Дело в том, что у PanLine очень много пользователей других программ - на весь ассортимент была предоставлена скидка при условии участия в подготовке кода, текстур, объектов, звуков. Поскольку проект не замораживался, игровое наполнение и механика постоянно развивались и шлифовались на протяжении трёх лет. После второго релиза не было вайпа и...
   - Это здорово! - непроизвольно вырвалось у меня. Чувствуется, что я бета-тестер, да?
   - Все помощники получили существенные бонусы в игре. За следующие три месяца онлайн вырос до ста тысяч активных игроков. Это было второе - но не последнее - рождение игры. Третье состоялось полгода назад, когда фирма запустила на рынок новую технологию AURO. Вот, - на сликвиде возникло изображение... рыцарской перчатки двадцать второго века. Или ручного протеза для терминатора.
   Многосуставчатая конструкция, в узловых местах соединяющаяся трубочками и проводами, куча индикаторов и ЖК-дисплей.
   - Разработки велись более тридцати лет по всему миру. По сути - это медицинский прибор МРТ-терапии. Наверняка, во время реабилитации вы пользовались чем-то подобным.
   - Точно, - подал голос Эгиль. - Отличная штука. Только моя выглядела несколько иначе.
   - AURO имеет двустороннюю связь с игроком и с Амусферой. В общем, всё просто. Прибор регистрирует волновые показания тела, передаёт их через Амусферу на сервер, где они обсчитываются и преобразовываются в данные для формирования игровых характеристик. Также некоторые данные из текущего состояния игрока и окружающей среды преобразовываются в сигналы, которые Амусфера передаёт в AURO, как программу.
   - А что может AURO...
   - Такого, чего не может Амусфера? - закончил за меня Сато-сан. - Скажи, Кадзуто-кун, бывало ли тебе тоскливо в игре, ну, например, если там идёт дождь?
   - Пожалуй, да.
   - А радостно оттого, что светит солнце и тепло?
   Я взглянул на Асуну. Она улыбалась и тоже глядела на меня. Да, мы вспомнили об одном и том же денёчке, когда некий лентяй-проходчик заснул под деревом и умудрился подначить на такое же разгильдяйство некую очень строгую рапиристку.
   - А теперь представь, что ты смог налить хорошее настроение в бутылку и плотно закрыть. А в дождливый день достал её и открыл. И почувствовал себя, как в тот день.
   - !!!
   - Это было бы... замечательно! - почти выкрикнула Асуна. Но тут же покраснела и схватилась за мой локоть.
   - П-простите, господин Сато!
   - Ну... это такой пример-гипербола. Тем не менее. Парадоксально. Амусфера контролирует органы чувств, но то, что мы привыкли называть чувствами, ей неподвластно.
   Тут и до такого динозавра, как я, начало доходить.
   - AURO контролирует чувства?! То есть... можно... заставить человека полюбить, например?
   - Ну, что вы, - Сато-сан поднял руки в успокаивающем жесте. - Конечно, нет. Такие стихии нам не подвластны. Основная задача AURO - создавать настроение. Либо энергичное, либо умиротворяющее. По ситуации.
   - А можно и грустное? - вдруг спросила Сугуха.
   - В теории. Однако - аналогично строению Амусферы - в AURO добавлены защитные блоки, запрещающие комбинировать частоты таким образом, чтобы нанести вред организму. Да и сам этот вред скорее поверхностного характера. Ведь Вы не бежите в аптеку по случаю плохого настроения? А на большее AURO не...
   Директор Сато внезапно оборвал свою речь и замолчал. В этом молчании почудилось что-то недоброе. Словно за спиной встала тень. "У тебя ещё остались друзья, Кирито-кун?" Начальник охраны Такэо-сан придвинулся ближе и заговорил, поглядывая на раскрытые отчётные файлы.
   - Полгода назад, несколько дней спустя после запуска в продажу AURO и обновления игры, случился первый инцидент. Австралиец Джон Грей вышел из погружения и обратился к врачу с подозрением на перелом нижней челюсти. Сделанный рентгеновский снимок ничего не показал. Кровотечений, рассечений кожи или других повреждений в указанных Джоном Греем местах не выявилось. Через сутки, при повторном осмотре, обнаружились множественные гематомы, припухлости, вмятины. Врач дал заключение, что такие повреждения характерны, например, для уличной драки или боксёрского поединка, когда удары наносятся либо голой рукой, либо рукой в перчатке. Повторный рентген снова ничего не показал.
   Ларсен Полссон. Швед. Сутки спустя. Жалобы, показания рентгена, повреждения - аналогичны. Полссон провёл дополнительную консультацию с судмедэкспертами. Заключение врачей они полностью подтвердили, дополнив следующим: размер гематом, степень припухлости тканей, толщина костей, угол нанесения удара - на девяносто-девяносто пять процентов дают уверенность в том, что подобные удары должны были сломать челюсть и выбить глазные яблоки. Если бы они наносились в реальном мире.
   Такэо-сан замолчал, буравя меня взглядом. Так вот что вывалилось из шкатулки PanLine. Я мельком взглянул на остальных. Вмиг ставшие серьёзными, их лица глядели в несуществующие миры, пытаясь представить, как нечто оттуда наносит удар.
   - Пятьдесят случаев за два месяца, - снова заговорил Такэо-сан. - Те, что мы смогли подтвердить хотя бы свидетельствами пострадавших и очевидцев. Во всех странах мира, от ЮАР до Исландии. Некоторые из игроков, пользуясь Амусферой, находились в одном помещении с другими людьми и, таким образом, оказывались под присмотром. Визуально в их самочувствии не замечалось никаких негативных изменений. Датчики Амусферы также ничего не регистрировали. Свидетельские показания доказывают, что в течение суток до и суток после погружения пострадавшие не получали никаких травм. В реальном мире.
   - Хорошо, господин Такэо, мы поняли, - подал голос Эгиль. - И, сдаётся мне, что-то такое уже пытались проделать. А, Кирито?
   Я кивнул. Естественно, у всех - а у меня особенно - были свежи в памяти события в GGO. Так вот почему я.
   - Но полсотни игроков по всему свету! - потрясённо выдохнул Кляйн. Мне показалось, потрясённо-восторженно. - Целая мафия! Тайное общество.
   - Ага, - кисло заметил я. - Если ещё учесть все сопутствующие обстоятельства. Кляйн, ты чем слушал? Подделать такое в реале... нереально. То есть, AURO оказался не таким безобидным. Так, Сато-сан?
   Пожилой мужчина поставил чашку на стол и сплёл пальцы рук, словно защищаясь.
   - Мы... очень надеялись, что это не так. Многочисленные тесты с помощью AURO, Амусферы и программного обеспечения не смогли воспроизвести идентичных травм у игроков. Других сбоев в работе AURO не регистрировалось. Наоборот... Некоторые пациенты клиник - с различными болезнями - отмечали улучшения самочувствия, прогресс выздоровления именно после умеренного пребывания в игре. Для нас AURO - по-прежнему лечебно-диагностический прибор. Но для кого-то другого...
   Тени за стенами придвинулись. Начался дождь.
   - Сейчас бы не помешала ваша бутылочка, - заметил Эгиль. - Ну, та, с хорошим настроением.
   Сато-сан вздохнул.
   - Така-кун, расскажи дальше.
   - После подробного опроса игроков нашими сотрудниками выявились обстоятельства, при которых потерпевшим в игре нанесли повреждения, соответствующие зарегистрированным в реальном мире. Обстоятельства во всех случаях схожи. Аватар игрока находился вне мирной игровой зоны. Обычно за пределами видимости других игроков. В какой-то момент, очень быстро, в течение одной-двух минут вокруг игрока сгущался туман. Затем появлялся объект, который сейчас условно именуется НВО - нераспознаваемый внесистемный объект. НВО не имел опознавательной информации игрока, NPC или СДОС - системного движимого объекта среды. По сути дела, игрок мог принять его только за часть ландшафта, такую, как луна или солнце, которые также движутся и не имеют никакой опознавательной информации.
   - Тем не менее, никто не путал, - полуутвердительно вставил я, сцепив пальцы на манер Сато-сана. Начальник безопасности кивнул.
   - Трудно перепутать с луной или солнцем трёхметровый рыцарский доспех, избивающий тебя до полусмерти.
   В-вууухх. Входная дверь распахнулась от порыва ветра.
   - Ййй-ойй! - пискнула Силика и прижалась ко мне с бока. Какая она тёплая!
   - Я ж закрывал на ключ, - проворчал Эгиль. - Вы что там, заранее поставили человека, чтоб он пнул в нужный момент?
   Пока Эгиль проверял замки, Такэо вывел на экран картинку.
   - Фоторобот нашего объекта. Сделан на движке системы.
   Передо мной возник...
   - Призрак, - вырвалось у меня.
   Такэо удивлённо вскинулся.
   - Точно!
   - Э?
   - Игроки его так прозвали.
   Если честно, я тогда не до конца понял, почему назвал его Призраком. То ли прозрачность сликвида, то ли туман за спиной, то ли память о GGO... Впоследствии я разобрался, в чём дело. Как обычные призраки не вписываются в наш реальный мир, воспринимаются как чужеродное, потустороннее, опровергая известные нам физические законы, так и этот аватар-рыцарь вторгся в игру, не только не подчиняясь её правилам, но и диктуя свои.
   - В системе нет игрока с таким аватаром. И в указанный промежуток времени пострадавшие игроки не вступали во взаимодействие с каким-либо другим игроком или системным объектом.
   - Ещё бы, - прошептал в восторге Кляйн. - Это же призрак.
   - Кляйн, - в голосе Асуны послышались командные нотки сублидера РыКов. - Ты как был раздолбаем, так и остался. Во-первых, нет никаких призраков. Во-вторых, речь идёт о здоровье людей... - тут она задохнулась и посмотрела на меня. Тень понимания скользнула по её лицу.
   - Сато-сан, так вот почему Вы выбрали Кирито! Послушайте, он Вам не...
   - Асуна! - я схватил её за руку.
   - Кирито, ты дурак! Ты понимаешь, что тебя опять заставят лезть в...
   - Послушай! - я сжал её ладонь и второй рукой. - Никто меня заставить не может.
   - Конечно, ты сам полезешь...
   - Если я полезу сам, с этим ничего уже не сделаешь, - я грустно улыбнулся. - Кроме того, творение Акихико Каябы и я связаны. Это цена...
   - Моей жизни, - тихо закончила Асуна. Я прижал её к себе (- Давай вдвоем туда переедем... а потом... - А потом?.. - ... Давай... давай поженимся) и некоторое время держал, не отпуская. Мужчины смотрели удивлённо, а на лице директора Сато я прочёл ещё и горечь. Позже мне раскрылась её причина. Асуна легонько высвободилась и повернулась к гостям.
   - Прос... простите, пожалуйста...
   - Это вы нас простите, - заговорил Сато-сан. - Мы ведь пришли, полагаясь исключительно на добрую волю Киригая-куна. Даю слово, заставлять в наши намерения не входит. Как вы сами решите, так и будет. Когда я предложил позвать на встречу близких друзей, то, как раз, и рассчитывал, что вы поможете сделать ему выбор.
   - У него... очень доброе сердце и... дурная, но очень сообразительная по части игр голова, - сказала, улыбаясь и сжимая мою руку, Асуна.
   - И ещё, - добавил директор. - Выбрали Киригая-куна не мы. Неделю назад со мной связался создатель AURO и глава департамента разработки ядра Робин МакМанус. Человек, который рассчитал алгоритмы и протоколы связи AURO, Амусферы и самой игры. Он передал мне досье на одного человека - Кадзуто Киригая, и сказал, что возлагает все надежды по разрешению конфликта только на него. Дело в том, - Сато-сан придвинулся ближе, - что будущее Warmage online и AURO сейчас висит на волоске. Конкуренция на рынке VRMMO-игр усиливается, и оппоненты воспользуются любой нашей оплошностью, чтобы попытаться закрыть проект. А увечья игроков - сами понимаете - веский аргумент в их руках. Совет директоров не намерен смотреть сквозь пальцы на такое. Пока что нам удавалось обходиться без судебных исков, выплачивая компенсации и ссылаясь на технические неполадки Амусферы, провайдера или тестирование новых систем боёв.
   - Это срабатывало? - удивлённо спросил Эгиль.
   -Ну... вы же сами только что говорили - призраков не существует. Когда человеку объяснишь, как глупо будет звучать в суде его заявление, как убедительны наши доводы, пообещать приличную компенсацию за "внеплановые тестовые работы" - обычно, он соглашается не придавать дело огласке. Единственное, с чем мы не смогли справиться - со слухами в самой игре. Наконец, было решено не опровергать, а поддерживать их.
   - Как это?
   - Ну, PanLine создала собственную мифологию.
   - Геройский эпос!!! - в восторге вскричал Кляйн. Чего это сегодня с ним?
   - У нас тут великий адепт учения Сунь Дзы, - заметил я. - Запустим его. Он будет день и ночь выискивать этого Призрака, чтобы взять автограф. А если изобьют, то фото своих синяков он повесит в рамочке на стену.
   - Если бы одними синяками дело и закончилось, - вздохнул Сато-сан.
   Смех Кляйна оборвался. Кто-то пискнул у меня за спиной. Тени снова вытянулись.
   - Там что, кто-то... - начал я.
   - Нет, - быстро ответил директор. - Никто не умер. Но...
   - Нападения внезапно прекратились, и четыре месяца всё было тихо, - продолжил Такэо-сан. - Две недели назад в токийское отделение обратился с жалобой игрок. Суть состояла в том, что после очередного выхода из игры он обнаружил несколько ожогов на теле. Ожоги незначительные - лишь покраснение, но мужчина утверждал, что получить их мог только в игре. Канада - сутки спустя - обморожение. Бельгия - сутки спустя - многочисленные ушибы и растяжения. Как и ранее, получение таких травм в реальном мире полностью исключалось.
   - Он прокачал навык, - заметил Эгиль.
   - А?! - вскинулся я. - Точно! Очень похоже...
   - Такая мысль высказывалась, - сказал Такэо-сан. - Однако есть аргумент против. Все трое описывают нападавшего как... - он открыл новое изображение.
   - Вот теперь точно Призрак, - пробормотал Кляйн.
   Рваный чёрный балахон, зияющий дырами. Серые узловатые руки мертвенно-пепельного цвета, высохшие как у мумии. Высокая, неясных очертаний, фигура. Непроницаемая темнота под капюшоном. И два вколоченных до шляпок красных гвоздя глаз.
   - Они что, лепят аватары по шаблону для злодеев? - вырвалось у меня. Нет, в самом деле, им этот чёрный балахон характеристики, что ли, повышает?
   - Десять дней в игре нет новых сообщений о нападениях, - закончил директор PanLine-j. - Но меч уже подвешен над нашими головами. Все это чувствуют. Такова реальность на данный момент. Поэтому... от лица всех, кто вложил свои силы в WMO, прошу тебя о помощи, Кирито-кун. То, с чем мы столкнулись - не поддаётся рациональному объяснению. Но, чем бы оно ни было, оно существует.
   Я имею и личную заинтересованность в скорейшем разрешении этой проблемы. Один из игроков WMO, один из самых активных игроков - моя дочь Уния.
   - Вот как, - только и придумал я. - А... Вы не можете рассказать ей обо всём?
   - Она прекрасно знает обстоятельства дела.
   - А запретить пользоваться игрой? Отключить аккаунт?
   - Аккаунт - собственность PanLine. Я не могу этого сделать. А запретить - она же взрослый, самостоятельный человек. Кроме того, даже если бы я мог... Пойдём на улицу, я кое-что расскажу тебе. Прошу твоих друзей меня простить.
   Мы оделись и вышли под дождь.
   - Очень неудобно, что я обременяю тебя всеми этими подробностями, - начал Сато. - Но я отец. Ты поймёшь, когда у тебя будет дочь.
   Внутри меня что-то больно и одновременно сладко тикнуло. Юи.
   - Всё хорошо, господин директор.
   - Так вот... Наш род известен в Японии. Издавна доброй традицией считалось брать в жёны девушек из дружественных семей. В древности взять девушку из других домов, пусть тоже знатных - допускалось редко. Жениться на простолюдинке - нанести оскорбление семье. Конечно, сейчас грани не такие острые, но, в любом случае, мужчины нашего рода подыскивают пару очень... э... внимательно. Я... женился на стриптизёрше из Лас-Вегаса. Я был молод, хорошо зарабатывал и... много выпил. В семье произошёл страшный скандал, меня прилюдно выгнали из дому. Но мне было плевать. Через год родилась Уния. Я был счастлив. Однако... Уния росла очень слабым ребёнком. Болезни так и липли к ней. Маленькая - даже для японки, при этом лицом вся в мать. Никаких родовых черт семьи Сато. Полная, как шарик. С редкими белёсыми волосиками. Кем её только не дразнили...
   Я много работал, пытаясь закрепиться в жизни. Куча денег уходила на жену. Я уделял ей мало внимания - и пытался вот так компенсировать своё отсутствие. Когда дочери исполнилось семь, жена бросила нас. Уния по всём винила себя. По вечерам она часто приходила и говорила: "Папа, сделай меня красивой, как в твоих играх. Тогда мама сразу вернётся". А я... я...
   Мужчина замолчал и отвернулся. Несколько минут он стоял, изредка вздрагивая. Я тоже молчал. Его боль царапала меня изнутри. Теперь я понимал тот горький взгляд, который Сато-сан кинул на Асуну и меня. Мужчина вздохнул. Резко выдохнул в дождливый воздух облачко пара и продолжил:
   - Я смог занять хорошую должность в Токио. С работой наладилось. Но дочка полностью ушла в себя. В книжные миры. Лечиться отказывалась наотрез. Как будто считала болезни очистительным наказанием за свои грехи. Болела часто, всем подряд. Она с большим трудом, с ужасными отметками окончила школу и просто заперлась дома. Ни подружек, ни парня, который бы за ней ухаживал. Ни даже друзей или знакомых в сети. Дочь... просто ждала, когда умрёт. Но однажды - она никогда не рассказывала, что произошло тем днём - я вернулся с работы и застал её за распаковыванием коробок. Это были тренажёры! Я спросил, что происходит. А она ответила, что появилось место, где она сможет начать всё с начала. Это был день выхода Warmage online. И с тех пор она занялась своим здоровьем с одержимостью, которой в ней никогда не было. За полгода она избавилась от своих болезней. Слава Богу, я зарабатывал достаточно, чтобы показывать её лучшим специалистам. За вычетом четырёх-пяти часов сна её сутки состояли из учёбы на дому, лечебных процедур и WMO. Примерно в равных долях. Эта игра вытянула её за уши из жуткой трясины. Сейчас Уния живёт абсолютно самостоятельно, открыла свой бизнес, завела кучу подружек. Сейчас она - здоровая и красивая девушка, какой ей и полагается быть. Теперь понимаешь, Кирито-кун? Я не могу и не хочу даже мысленно пытаться лишить дочь того, что даёт ей такой стимул к жизни. Когда-нибудь она сама оторвётся от дерева и пустит в жизнь свои крепкие корни.
   Сато-сан замолчал и поглядел в ночное дождливое небо, наполненное тёмно-рыжими отблесками городских огней.
   - Прости ещё раз, Кирито-кун. Как отец, я не мог не рассказать тебе об этом. Я ведь верю в тебя - так же, как и Робин-сэмпай. Но... ты никого не обидишь отказом. И не подведёшь. WMO создали мы, и только мы ответственны за неё. Подумай, не спеша, и на следующей неделе...
   - Я уже всё решил. (- Твой приз за сообразительность...) Завтра же я сконвертирую своего персонажа в WMO. Только... пришлите мне подробное руководство, лучше, с недокументированными возможностями и багами, найденными игроками. И, на всякий случай, неплохо было бы иметь своего человека там - такого, которому Вы доверяете и который в курсе происходящего.
   - Конечно, утром я всё подготовлю. Спасибо тебе...
   - Да я, пока что, и не помог ничем...
   - И... всё равно. Спасибо, что желаешь этого.
   Директор Сато сжал мою руку. Тени отступили, растворяясь во тьме ночи.
   Мы вошли в тёплое помещение с приглушённым светом и порхающими лепестками блюзовых ритмов. Эгиль что-то обсуждал вполголоса с Такэо-саном и Кляйном. Наверное, по моему лицу все поняли, чем закончился наш разговор - потому что Асуна вскочила, сжав кулаки.
   - Я иду с тобой!
   - Нет, - твёрдо сказал я, подходя ближе. - Никаких "со мной".
   Гневные искорки забегали в её чайных глазах.
   - Ты помнишь - тогда, перед семьдесят пятым, я сказала тебе...
   - Тогда было вовсе не так, как сейчас. Кроме того, чем всё кончилось? Нет, пока я не разберусь, что к чему, никто из вас не сунется в магические войны.
   - Кирито, кто будет прикрывать твой зад? - заговорил Эгиль. - Опять твои замашки Битера-Одиночки?
   - Хочешь захапать всю славу себе, братюня? - рассмеялся Кляйн. - Пойдём все и...
   - Вы... - я поднял руку. - Вы... должны поверить мне. Нет, не так. Вы должны поверить в меня. Я чувствую, это не та битва, которую можно выиграть мастерством или численными характеристиками. И ваши мечи мне не помогут. (У тебя есть ещё друзья, Кирито-кун?) Асуна, пожалуйста!
   - Хо... ро... шо... - выдавила сублидер РыКов. - Я... полагаюсь на тебя. И помни - что бы там ни случилось, я приду и вытащу.
   - Ну... пожалуй, тогда мне сложно будет остановить тебя, - я постарался выдать самую весёлую улыбку из моего запаса. - А я...
   - Братик! - глаза Сугухи смотрели на меня умоляюще. - Давай я сначала схожу... Ну, просто... посмотреть... На один раз. Ты скажешь, что где узнать, дашь мне задание, как в школе, и...
   - Сугу... - по сердцу прокатила тёплая волна.
   - Просто, если опять что случится... я два года ждала братика Кадзуто...
   - Ничего не случится! - я положил руку ей на голову и успокаивающе погладил.
   - Тебе очень надо идти? - девушка сложила руки и умоляюще взглянула на меня снизу-вверх.
   - Да. И ты лучше других знаешь, почему.
   - А?
   - Я также в ответе за миры VRMMO - но не это главное. Отступать некуда. (Ты, наконец, готов к поединку?)
   Оно уже здесь.
   Оно бросило мне вызов.
  

7. Уния и Юри - 25 сентября

   Лучи утреннего солнца прошлись по лицу девушки. Она сладко потянулась, улыбаясь во сне. Несколькими минутами позже она открыла глаза. Оглядела окружающий её мирок комнаты. Таков был заведённый ею порядок: проснуться полностью, осмысленно, и первым делом твёрдо повторить себе, чего она уже достигла и чего желает, кто она и кем хочет стать. Зарядить себя на весь долгий день уверенностью в своих силах.
   Обычно мысли о препятствиях к достижению цели, словно кофеиновый удар, прочищали сонные мозги, однако в этот раз сон развеялся сам по себе, а препятствия оплыли восковой лужицей куда-то вбок, слепившись в образ... симпатичного парня.
   Это было настолько ново, что Уния оторопела. А перед глазами плавал туда-сюда молодой человек, невысокий и довольно субтильный (нет, стройный!), в протёртых чёрных джинсах и длинном кожаном плаще. И чёрные глаза, большие, добрые... с густыми ресницами... Ой! Уния рывком села.
   Вчера, после окончания Совета Семьи, она вернулась и обнаружила на мобильном пропущенный звонок от отца. Через внутреннюю сеть она связалась с его личным секретарём и попросила передать свои извинения и сообщить, что будет ждать разговора с отцом.
   Через полчаса её старенький мобильник армейского образца, напоминающий "рожок" для АК-47, ожил и на экране возник глава японского отделения ПанЛайн, Дай Сато. Её отец.
   Оптика видеокамеры давала достаточный обзор, поэтому обычно Уния ставила телефон на полку, и, включив беспроводную гарнитуру, занималась своими делами, слушая отца. В тот раз она собиралась сделать так же, однако...
   - Дочь, трудности с проектом, о которых я предупреждал тебя, подталкивают всех, кому небезразлично будущее AURO и Warmage online, к решительным действиям.
   Девушка, просматривавшая деловую почту, удивлённо подняла глаза.
   - Нет, ты знаешь, - поспешно поднял руку Сато-сан, - вопрос о твоём пребывании в игре мы решили уже давно. Дело в другом. Вчера от... от него... поступила информация об инциденте в GunGale online. И досье на человека, сыгравшего ключевую роль в разрешении тяжелейшей ситуации в этом проекте. Робин возлагает на этого человека свои главные надежды. В ближайшее время я постараюсь с ним встретиться. Я буду просить о помощи, и если он согласится... я, вне всяких сомнений, упомяну о моей личной заинтересованности - то есть... о дочери, за которую я так волнуюсь. Поэтому, прошу... Его участие в наших делах и пристальное внимание к тебе ты не должна воспринимать, как мою попытку влезть в твою личную жизнь.
   Мой секретарь привезёт тебе копию досье. Спрячь понадёжней - до разрешения проблем неизвестно, кому мы можем доверять. Так... ты обещаешь, что не станешь вести себя с ним, как с моим шпионом?
   - Да, папочка, - кивнула девушка, слушавшая отца с весёлой улыбкой. - Я уже давно разгадала твой фокус и поняла, что все твои страшные сказки и шпионы - это очередная попытка выдать меня замуж.
   - Умница, - улыбнулся Сато-сан. - Ты всегда видела меня насквозь. Будь смелой.
   Уния послала экранчику телефона воздушный поцелуй, потом церемонно поклонилась.
   "Интересно, - размышляла она чуть позже, распечатывая плотный конверт. - Какой он? Судя по тому, что я слышала о GGO, это должен быть Клинт Иствуд и Миямото Мусаси в одном лице. Такие холодные голубые глаза стрелка, худые щёки, губы как две железные скобы, мечи растут прямо из рук, ну вот и он..."
   - ???
   ...
   - !!!
   С крупного чёткого снимка на неё глядел семнадцатилетний мальчишка. От спокойного, совершенно чистого взгляда больших чёрных глаз вспомнилась поездка в Никко к водопаду Кэгон вместе с отцом и матерью. Одно из дорогих воспоминаний детства. В тот раз она, пятилетняя пухленькая малышка, стёрла себе все ноги, пока бегала туда и сюда. Но ведь ей так хотелось всё посмотреть и потрогать! Под конец долгого летнего дня они устроились в беседке на речном берегу. Уния блаженно поглощала какую-то сладкую шипучку и объедалась бутербродами, глядя на спокойное движение реки. Почти у самых её ножек течение совсем замедлялось, и русло поворачивало в сторону, оставляя полукруглый тёмный затон. Это видение поднялось из памяти, на мгновение согрев теплом.
   Кадзуто Киригая.
   Семнадцать лет. Адрес... Родственники... Родители... погибли.
   Уния ощутила движение в горле, как будто лопасти гребного винта прошлись туда-сюда. Быстро открыла заглавную страницу с фотографией. Углубилась в рябящие строчки онлайн игр с его участием. Перелистнула пару страниц. Надпись бирюзово-белыми угловатыми буквами с чёрным контуром словно влепила ей пощёчину, от которой прервалось дыхание.
   "Мастера меча онлайн".
   "Имя: Кирито. Уровень: Девяносто первый..."
   И в самом низу:
   "Статус на момент завершения игры: Уничтожен".
   - Н-невозможно!
   Страшная ловушка SAO заключалась именно в том, что выжить с таким статусом в реальном мире было абсолютно невозможно! Что-то вспыхнуло в её голове, и Уния вцепилась взглядом в игровые характеристики.
   - Одноручник... навык "два клинка"... чёрный плащ... без доспехов... уровень... дата вступления в клан... участие в бета-тесте... Чёрный Проходчик! Неужели?!
   Уния ещё раз, уже совершенно по-новому, взглянула на фото. И с предельным вниманием углубилась в чтение, одновременно делая пометки на полях и в своём дневнике.
   И вот... скоро восемь утра, а на потоке, словно на листе манги, вычерчены эти большие детские глаза... Девушка улыбнулась, а затем глянула в настенное зеркало и недовольно проворчала:
   - Эй... Великая магесса всех Архипелагов! С каких пор ты стала ждать, что парень свалится на тебя с неба? Иди и завоюй его! И подними, наконец, с пола свой толстый зад!

* * *

   Он окунулся в осенний сон коротких старых улочек, неспешно шагая по брусчатке. С тех пор, как он живёт здесь, в маленьком городке на побережье Балтийского моря, он прошёл этим путём бессчётное число раз. До угла с красивой полукруглой башенкой, огибая древний православный храм, куда он ходил на исповедь и причастие. Затем направо, к старинному магазину часов, налево и вдоль двух-трёхэтажных многоквартирок на окраине. К железнодорожной насыпи, откуда уже слышен шорох галечного пляжа и запах выброшенных штормами водорослей. И дальше, сквозь редкий подлесок, по песчаной тропинке ещё час или полтора.
   Всё так же, но осенью сердце особенно щемит. А если с моря наползает туман, то с ним случается... странное.
   Его звали по-старому - Линн. Это слово значило "город", но ему было приятно думать, что когда-то оно обозначало и "крепость".
   Скрип цепей в тумане. Он знал, так раскачиваются и трутся о камень цепи подъёмного моста. Это уже близко. Из паутины холодных капель выступают базальтовые угловатые плечи старого друга. Он стоит в одиночестве, давно покинутый, не приносящий защиты, не обогреваемый огнём очагов и весёлыми застольными песнями, затаивший дыхание в пучине времён.
   Двуногие теплокровные приходят поглазеть на него, непонятного их воображению, увековечить себя рядом на клочках бумаги, дотронуться и отковырять частичку, обрядиться в шутовские наряды, чтобы возомнить себя на несколько мгновений равными тем, кто жил здесь тысячу лет назад. Хмурый старик терпит их, молчит и отвечает только вот этому, и правда, чем-то схожему с его былыми хозяевами. В сырые холодные дни осени, когда известковые рёбра начинает ломить по-особому, эта крохотная пылинка слышит отчего-то лучше, и, услышав...
   - Ха-а-а! - алебарда снесла рог вместе с куском черепа. Гипербореец широким взмахом крутанул своё оружие, размолачивая какую-то слизь за спиной. Лимбийцы отступали. Четвёртый легион креста теснил их на правом фланге, не давая опомниться.
   - Граф! - взревел огромный алебардщик. Воин в кольчуге шагнул вперёд, отражая роговую атаку щитом и снизу-вверх вкалывая меч в грудь зверолюду. Движение ногой, удар щитом - вервольфы отлетают в сторону с переломанными челюстями - и меч начинает разбег. С боков также рубятся люди - огненные шары, как факела, парят над каждым, разгоняя тьму. Слышатся сигналы труб, и волны нечисти начинают откатываться назад, в ночь.
   Призрачные солдаты, державшие левый бок, разбредаются по округе. Легионеры боевым строем отходят к лагерю. А их фронт - несколько десятков бойцов - собирается вместе у костра, рассаживаясь прямо на изрубленные тела зверолюдов, виверн и земляных осьминогов.
   - Граф, - ворчит верзила с алебардой. - Ты нам так нужен. Почему ты не можешь остаться здесь? Совсем.
   Воин в кольчуге пинает тушу иглокрыла.
   - Не могу. Там... ещё много чего не сделано... наверное.
   - Ты всегда говоришь так, а сам не веришь.
   - Обычно верю. Но в такие дни я не прихожу сюда.
   Из котелка над костром тянет вкусным, ароматным. Зачерпывают ложками, шлемами, руками, просят добавки.
   - Сегодня что там?
   - Рыба.
   - Это у которого семь пальцев было и выпученные глаза?
   - Я видел жабры, и от него воняло рыбой. Там много картошки и лука, ешь, давай.
   Воин, к которому многие обращались "Граф", ел вместе со всеми, вытягивая ноги поближе к костру.
   - Вы отбили уже восьмую атаку?
   - Двенадцатую, чтоб тебе кишки в этот суп. Двенадцатую! А парни всё уходят... Понемногу, но уходят туда... Я... я всё никак.
   Наевшись, они закурили, и зеленовато-сизые дымки окутали лагерь. Через некоторое время рога затрубили вновь, и ровный строй солдат в кожаных туниках занял свою часть поля. Чёрный ночной океан кидал в них комки пены. Отсюда и далеко вглубь суши в лунном свете цвета плесени виднелась пустошь, на которой, подобно кочкам, на десять-пятнадцать метров возвышались островки, поросшие деревьями. А здесь, на прибрежной полосе, шли навстречу друг другу две армии.
   Мужчина в кольчуге, носивший то ли имя, то ли титул графа, взмахнул мечом, врубаясь в ряды кошмарных созданий. С каждым вбитым в землю предсмертным хрипом, с каждым срубленным оскалом он переживал редкое, только здесь доступное чувство. Чувство правильности бытия.
   Вновь тесня лимбийских тварей, разномастный отряд пошёл в наступление. Боевые крики оглушили Графа и, подобно раскалённому камню, брошенному в воду, проникли в кровь и наполнили её безумием. Уход. Раскрут. Восьмёрка. Щит. Подминание. Ногой в пах. Или что там у них. С чмокающим звуком в тело зверомага врезается алебарда. Шаг вперёд. Удар. Щит. Шаг. Шаг. Шаг. Неудержимо. Пьяняще.
   - Боже! Это что?! - молодой человек в ночной сорочке вылезает из песка прямо у них под ногами.
   - Меч в руки, сынок, и за нами! - орёт гипербореец, разваливая драколича.
   - Я... я не умею! - в голосе новичка паника.
   - Советую научиться быстрее!
   Граф краем глаза видит, как юноша неловко махает мечом. Через три взмаха вервольф запускает когти ему в грудь, так, что они выходят из спины. Новичок закатывает глаза и падает.
   - Недотёпа, - вздыхает ещё один ветеран, "успокаивая" оборотня.
   Юноша в сорочке открывает глаза, судорожно выдирает из себя лапу и, поднявшись, бежит к передней линии, пытаясь прикрыть дыру в груди.
   - Это что?! Это что было?! - паника за гранью истерики.
   - Это наше Чистилище, сынок, - ворчит гипербореец, древком раскалывая щит, и вместе с ним голову волчьему наезднику.
   - А где у вас рай? - кричит новенький, уже более уверенно колотя монстров. Алебардщик останавливается, пинает какую-то мелюзгу и задумчиво смотрит вверх. Потом на Ночную Сорочку.
   - Не знаю, но говорят, что на небе. А первая ступенька вон там.
   Новичок, а за ним и Граф, смотрят в ночное небо, где над океаном, в нескольких сотнях метров что-то медленно движется. Это похоже на огромный слоёный пирог, сброшенный Богом вниз, но так и не долетевший до земли. Между слоёв виден рыже-золотистый свет - такой же, как огненные клубки над их головами. Слышен звон мечей, и Граф даже различает лица...
   - Хааааа-а! - воздух вламывается в грудь. Линн сидит у костерка, грея озябшие руки, а грудь саднит, развороченная изнутри чем-то солёным. Режущим.
   Холодный ветер гонит свинцовые облака прямо к нему. Холодный ветер.
  

8. Магические войны - 25 сентября

   Я вскочил с постели, ещё ничего не понимая, но готовый куда-то бежать и что-то делать. А! Регистрация в WMO! Четыре часа утра. За окнами пасмурно и холодно. Впрочем, как и в моей комнате. Я принял душ, оделся и, не подпустив себя к холодильнику, побежал на станцию. Вчера мы договорились, что с этого момента в центральном офисе, в Токио будут круглосуточно дежурить несколько сотрудников, в любую минуту готовых помочь мне. Там же выдадут Амусферу и AURO, прошедшие все возможные тесты на безопасность. Регистрацию господин Сисидо Дзюн, главный программист PanLine посоветовал провести утром как можно раньше.
   Прохладное дыхание сентября взбодрило меня. Мысли обрели привычную чёткость. Пройдя турникеты и услышав, как пневмодвери вагона закрылись за спиной, я устроился у окна и попытался сосредоточиться на решении проблемы. Ситуация очень походила на конфликт в GunGale online, если бы не одно большое "но". Вернее, два.
   Первое. Я категорически не верил версии Кляйна о международной преступной группе, калечащей игроков в реале ради устрашения в игре. Все факты опровергали "мафиозный" вариант. Другое объяснение - мы имеем дело со сверхъестественными силами. Тогда почему они ограничиваются только виртуальным миром? И только WMO? Виртуальная игра, породившая призраков... Какой-то сплав реальности, мистики и бреда.
   И второе. Как ни тяжело признать - мои геройские способности весьма невелики. Чем закончилась схватка в GunGale? Успел разок врезать такому же пацану, как я? В ALO - удачно выбил нож из руки системного программиста, доведённого шоком до полуобморочного состояния? Что-то маловато. А сколько народу спасало мою шкуру. Асуна. Лифа. Синон. Каяба...
   И вдруг внутренний Кирито-кун открыл глаза. Оно... Если оно действительно тренирует свой навык, как сказал Эгиль... если оно бросило вызов не сразу, а только теперь, став сильнее... изначально сильнее был я. Система, контролирующая WMO та же. Я побеждал её дважды. Я отказывался подчиняться приказам сдаться и умереть.
   Я - такой же Призрак. Это новое устройство - AURO - оно может оказаться ключом к силам, которые ещё спят внутри меня, но которые я смогу выпустить на свободу. Я принимаю вызов!
   И - как наяву - я услышал слова: "...человеческая сила воли способна превзойти систему..." Да! Только теперь нас двое - два тёмных рыцаря. Две воли - и настало время решить, кто сильнее. Я не знаю, кто за него - обычно, за таких ублюдков только их же собственное больное самолюбие. А за меня - те, кто меня любит. Асуна, Сугу, Лиз... Те, кто верит в меня. Мои друзья. И кто надеется на меня. Сато-сан, частичку чьих тревог я теперь ношу с собой. И незнакомый мне создатель AURO, Робин-сан, вверивший мне дело своей жизни. Где бы я ни находился, их силы всегда со мной. Победить в игре такой Битер, как я, сможет и с завязанными руками. А если придётся сражаться вне системы, я готов и к этому! И тот дурацкий сон - это всего лишь ....
   В-фух! За окном промелькнула стена огромного супермаркета с множеством рекламных вывесок, и яркие неоновые буквы сложились в надпись: "Кладовая снов". Это... Сугу. Спасибо тебе. Я сжал рукой нагрудный карман - пальцы ощутили что-то маленькое и твёрдое. Я помню! Я всегда помню!
   Я достал электронную книжку и раскрыл присланное мне директором Сато руководство пользователя. Пора показать этим ребятам, кто самый крутой геймер Японии! Первая же фраза гласила: "Добро пожаловать в мир чистой магии! Никаких мечей! Забудьте про устаревший железный хлам и обретите настоящую мощь!" Ах, так?! Хлам, говорите? Ну, так я побью вас именно им! И я углубился в чтение...
   ...И чуть не проехал свою остановку.
   Офис компании располагался в Бункио-ку. У дверей меня встретил охранник, и, не говоря ни слова, проводил внутрь. Там, в холле, ждал сам Сисидо-сан. Я поспешно поздоровался.
   - Доброе утро! Если бы я знал, что из-за меня Вам придётся встать в такую рань, пришёл бы попозже.
   - Да я не ложился, - глядя на моё вытянувшееся лицо, главный программист улыбнулся. - Я старик, мне восемьдесят два. Нет сна по ночам. Кстати, прости мою стариковскую привычку - всех, кто моложе меня, зову "сынок" или "внучек". Цифры так плотно въелись в мозги, что имена тяжело стало запоминать...
   - О! Конечно! Я... буду даже рад, если меня назовут так, - это правда. Очень давно некому было назвать меня внуком.
   - Зарегистрируешься по стандартной процедуре, - говорил между тем Сисидо-сан. - Сделаешь фото ауры - заодно посмотрим, к чему ты предрасположен - а потом сконвертируем аккаунт.
   Я прикинул, какой же этаж занимает корпорация. Здание довольно большое... вряд ли оно целиком принадлежит PanLine. Мы поднялись на... первый. То есть, прошли холл насквозь и упёрлись в рамку металлоискателя и пост охраны. Четверо неразговорчивых мужчин в униформе. Однако никакого досмотра или регистрации. Сисидо-сан похлопал меня по плечу:
   - Они хорошо знают тебя в лицо. Кроме того, на входе встроен сканер глазного дна и ферромоно-детектор - приборы работают "на лету", всё упрощено. Что касается твоих личных вещей - Сато-сан полностью полагается на тебя. Проноси хоть бомбу с часовым механизмом - если надо для дела.
   Я немного поёжился от такого запредельного доверия. Но тут в памяти всплыл наш разговор под дождём и слёзы Сато-сана. Обострившаяся решимость проткнула последний шарик сна. Там, в глубинах иного мира нечто готово к схватке со мной - пора и мне подготовиться, как следует.
   Пустыми коридорами мы прошли в пятиэтажный комплекс, пристроенный к основному зданию - здесь и располагалось японское отделение PanLine. Сисидо-сан ввёл меня в помещение для "первичного теста игрока".
   Я оказался в квадратной комнате, серые стены которой состояли из широких угловых панелей. По центру располагались дверные проёмы, прикрытые лишь пластиковыми полузадёрнутыми шторами, через которые лился приглушённый свет из коридоров.
   В центре располагалось... хм... нечто такое, на чём я провёл два весьма насыщенных года своей жизни.
   - Знакомо? - улыбнулся мастер Сисидо. - Ложись. Лучше, если ты снимешь обувь, носки и все металлические предметы. Мобильный телефон у тебя с собой?
   - Ага.
   - Выключи на время теста. Потом можно включить. Готов?
   Я сложил мобильник и кошелёк на тумбочку и кивнул.
   - Левую руку помести в AURO, так, чтобы кончики пальцев упёрлись в чашечки внутри. Это стартовое положение. Нащупал?
   - Да.
   Прибор мигнул изумрудными индикаторами, и тут же я ощутил множество прохладных прикосновений - будто бы запихнул руку в мешок с железными шариками.
   - Теперь закрой глаза. Мысленное расслабление сейчас важнее мышечного, постарайся не думать ни о чём.
   Выгнать из головы все утренние мысли получилось неожиданно просто. Не сон и не боевая готовность - состояние чистого льда. Растопи, вскипяти, добавь заварку - получишь чай. Но до того - абсолютно чистая первозданная субстанция воды в законсервированной форме...
   - Кадзуто-кун, внучек...
   - А?!
   - Давай посмотрим, что получилось. - Сисило Дзюн приложил руку к плоской квадратной панели. Полутораметровый сликвидовский экран на боковой стене прорезали многочисленные графики и диаграммы.
   - Поразительно, - прошептал Сисидо-сан. Потом подошёл ко мне и ощупал, словно проверяя, настоящий я или нет.
   - Что-то не в порядке? - спросил я, немного не в своей тарелке от того, как моё тестирование преобразило мастера.
   - Ну... если в карандаши вместо графитовых поставить алмазные стержни, это непорядок, верно? - улыбнулся тот.
   Ы?
   - Я... постараюсь объяснить наглядно. Вот как выглядит среднестатистическая аура семнадцатилетнего подростка, - повинуясь движениям рук главного программиста PanLine-j, монитор отобразил стилизованную фигуру человека, окружённую оранжевым ореолом в форме эллипса с несколькими желтыми пятнами. Аура - если обрисовать в относительных величинах её размеры - отстояла от верхней и нижней точек тела на полруки; в талии - чуть больше.
   Сисидо-сан указал на концентрические круги, делящие ауру, и цифры внутри них:
   - Это индексы плотности. Они возрастают от краёв к центру ступенчато. На периферии они малы, несколько единиц. У поверхности кожи - максимальны, вдвое-втрое превышают средние значения на остальной глубине. Норма здорового молодого человека лежит в пределах от пятидесяти до ста единиц. Именно это значение использует система для расчёта игровых параметров. А теперь - твоя аура.
   Ну... моя склонность к чёрным цветам всплыла и тут. Тёмная. Или... Тёмно-синяя. Хотя... если добавить немного фиолетового...
   - Индиго, - подсказал Дзюн-сан. - Чистый цвет без включений. Идеально круглая. И очень сильная.
   Читер. Что ещё сказать? На взгляд, аура действительно раза в полтора превосходила предыдущую. То есть, по виду она оставалось такой же, но человечек внутри сжался. И да, она была круглой, безо всяких вмятин или провалов. На мониторе вспыхнули розовые цифры индекса плотности. Крайние - восемьдесят пять. Средние - девятьсот девяносто пять!
   - Это сильно? - задал я самый глупый вопрос дня.
   - Я бы сказал, это страшно, - ответил Сисидо-сан. - С аурами такой плотности не приходилось иметь дело ни мне, ни моим коллегам. Рассчитана лишь теоретическая вероятность их существования. Но теперь...
   - А что это за символ вместо третьего индекса?
   - Вне шкалы. По сути, твоя аура на пределе возможностей прибора.
   - А насчёт игры... проблем с регистрацией не возникнет?
   - Всё в порядке. Похоже, ты станешь сильнейшим игроком в WMO. Причём с первого же уровня. Робин-сэмпай не ошибся в тебе. Если кто и может справиться с призраками, то только ты.
   Чувство дежа-вю...
   "... - Я ожидал, что именно ты встанешь против меня в самом конце. Один из десяти уникальных навыков, "Два клинка", выдается игроку с самой быстрой реакцией... но ты оказался намного сильнее, чем я рассчитывал..."
   Да. Ты ошибся во мне, Каяба. Во всех нас, решив, что мы будем послушными твоей воле марионетками. Решив, что можешь напугать нас.
   "Ты готов к поединку?"
   Оно уже здесь. Оно выбрало меня.
   Сисидо-сан помог мне устроиться на гелеевом матрасе, закрепил Амусферу на голове, аккуратно подключил несколько электродов.
   - Я и один из охранников будем здесь постоянно. Чтобы ты был совершенно спокоен относительно Амусферы и... того, что устроил Каяба, знай - вот эта прозрачная прокладка - специальный компьютер-буфер. Он не только контролирует импульсы Амусферы, но и блокирует превышающие установленные значения. Это физическая блокировка. Даже если взломать систему и саму Амусферу, материал не даст импульсам пройти.
   В помещение вошли ещё два сотрудника и вкатили внушительных размеров тележку, напичканную каким-то оборудованием. Пока они расставляли и укрепляли приборы, Сисидо-сан пояснил:
   - Наша врачебная команда. Они позаботятся о твоём самочувствии по время погружения. Сейчас ты зайдёшь в тестовом режиме. Стартовый город японского сервера - Утопия. Возьми карту и найди таверну "Голем". За ней, ближе к крепостной стене, ты увидишь каменный дом с тремя горгульями. Это дом нашего человека в WMO. Он сможет рассказать тебе всё, что ты захочешь знать. Ну, а дальше - действуй, Кирито-кун.
   Я коротко кивнул и начал устраиваться на гелеевом матрасе. Я улёгся поудобнее и просунул руку в AURO. Мягкая сталь шариков охватила мою ладонь.
   - Мы принудительно рассоединим тебя, если ты не появишься через четыре часа, - строго сказал Сисидо-сан. На его добром лице читалось неподдельное беспокойство.
   - Обещаю следить за временем. Кроме того, теперь в любой игре есть напоминалка...
   Я надел Амусферу, и один из помощников аккуратно начал присоединять к моему худосочному геймерскому телу датчики-присоски. Я ещё успел подумать о том, что в экстренной ситуации, когда я не смогу добраться до этой уютной комнаты, мне всё равно придётся рискнуть и погрузиться. Кроме того, многочисленные блокираторы и, казалось бы, само устройство AURO и Амусферы не уберегли игроков от реальных увечий. Способна ли вообще техника противостоять порождённой ею тёмной силе? Или эта Сила имела природу гораздо более древнюю, чем первое колесо, и WMO - это лишь фанерная сцена театрика, за которой прячется кукловод?
   - Начать соединение!
   Амусфера послушно перехватила управление моими сенсорными каналами, соединяя меня с миром WMO. Обычное белое пространство сменилось надписью "Тестовый вход". Моя виртуальная рука прикоснулась к ней, и меня впустило в новую вселенную.
   Это было... Знаете, когда не очень понимаешь, где верх, где низ. Годами ты живёшь в одном, и точно знаешь, что тебя ждёт в виртуальном пространстве. Но вдруг ты попадаешь в место, где два мира упорно сливаются в один! Это ещё не твой мир, но уже точно не виртуальность, к которой привык.
   Ветер. Первое впечатление - оно останется со мной на всю жизнь. Я стоял посреди небольшой площади, вымощенной тёмными, позеленевшими от плесени камнями, а сырой, полный дыма печных труб ветер вздувал мой серый ученический плащ, забивая нос запахом табака, горелой свинины и пива. Фантастическое ощущение. SAO был невероятно скуп на них. Там ветер если и дул, то скорее, напоминал мягкую безвкусную стену. А уж наполнение дымом и запахами на несколько кварталов считалось непозволительной роскошью.
   И тут я понял, что голоден. Зверски. Ноги без моей воли пришли в движение. Как заправская гончая, я бежал на запах еды. Каменные арки и мостики мелькали над головой. Вылетев из-за угла, я притормозил и вскинул голову. Живописный ... эммм... Пещера. А как можно назвать домом сооружение из огромных диких камней с чёрным зёвом входа в середине? Но в прощелинах между камнями весело мигали свечи и факела, слышалось задорное трио скрипки, флейты и барабана, а над всем этим плавал сизый вкусный туман.
   Таверна "Голем".
   Мне надо было спешить на встречу с моим связным, но ... Была не была! Я глянул инвентарь. Пятьдесят медяков. Затем сравнил с ценами в меню у входа. Ну... Кружка пива и полноценный обед из двух блюд. А большего мне и не надо. Вперёд!
   Я зашёл в зал, наполненный самыми фантастическими и фэнтезийными существами, виденными мной когда-либо. Большие, маленькие, зелёные, чёрные, клыкастые, многорукие, крылатые... Тут меня тюкнуло, что я не очень представляю, как сам выгляжу. Судя по тому, что видели глаза, я выглядел абсолютно так же, как в жизни. А значит, среди этого паноптикума, я - как белая ворона.
   - Новенький!!! - заорала сотня голосов, и двадцать рук поволокли меня к барной стойке.
   - Смотрите! Совсем как человек! Да он тестер, конская башка!
   - Какой милашка! - засмеялась девушка с искристыми фиалковыми глазами, управлявшаяся за стойкой. - Таким и оставайся, когда создашь перса.
   Вот уж нет!
   - Что будешь пить? - она упёрла руку в бедро.
   - Жбан светлого и дежурное блюдо с фисташками, - я попытался придать голосу завсегдатайскую уверенность. В воздухе возник мешочек с монетами, и я с размаху плюхнул им об стол. Дело в том, что система предлагала игроку выбор при совершении некоторых действий - таких, как вызов меню или оплата товара: пользоваться "по старинке" виртуальным меню либо проделывать все действия, как в жизни, то есть копаться в кошельке, передавать монеты, разворачивать свитки и так далее.
   Барменша сгребла деньги и выставила предо мной двухлитровую - на вид - кружищу с пенной шапкой, блюдо с дымящейся тушёной свининой и чашку с чищеными фисташками. Это шикарство влетело мне в тридцать восемь медяков. Хотя... Я глотнул пива, и тут же все призраки вылетели у меня из головы. Я не стану уверять, что не пил и не ел ничего вкуснее, но с большим усердием я не обжирался, по-моему, никогда.
   - Во хоботит! Как твой боров! Налегай, налегай, парень, а то больно хил! - звучали одобрительные возгласы. Я опомнился, только когда блюдо было вылизано, а последняя фисташка сиротливо устроилась у меня во рту. Я сыто, с наслаждением рыгнул. Ой! Хм. Такой штуки в SAO тоже не предполагалось.
   Пошатываясь, я вышел из "Голема" и свернул налево. Ближайшие дома отстояли на несколько метров, образуя небольшую площадь в форме таверны. "Интересно, - подумал я, - можно ли здесь полазить по стенам домов? В SAO такое запрещалось, хотя и окна и крыши оставались доступны". Проходя мимо, я приложил ладонь к стене дома. Она показалась мне чуть влажной, шершаво-прохладной и до безобразия каменной. Снова налетел порыв холодного ветра, полный сытых ароматов кухни и горящих дров. Что-то сладко тикнуло во мне. Потихоньку я начинал влюбляться в этот мир.
   Тяжёлая средневековая архитектура домов не давила на меня - наверное, от того, что Утопия не вмещала ужасных черт той эпохи: тесноты, сточных канав глубиной по колено, в которые иногда превращались улочки; заразных болезней, калек, изуродованных войной; отсутствия чистой воды и ночного освещения... Возможно, AURO чуть подыграл мне, и я вздрогнул от почти физического контакта с моим воображением. Кошмар в мечте.
   Размышляя таким образом, я прошёл полквартала и оказался уже совсем недалеко от крепостной стены, когда дом с горгульями наконец возник предо мной. Чистые, словно из-под защитной плёнки, стёкла то отражали пасмурное небо, то чернели немыми дырами, то манили взблеском живого огня. Ручка-лапа гулко стукнула в медный отбойник, и дверь открылась. Я зашёл в тёмную комнату, но, поскольку такого понятия как "аккомодация" не существует в виртуальной реальности, то я сразу же рассмотрел небогатую обстановку: пара книжных шкафов и стол, за которым сидел крепкий мужчина лет сорока пяти - пятидесяти и что-то записывал в пухлую книгу. Помимо окон единственным источником света оставалась свеча, прилепившаяся с краю стола. Однако, горела она очень ярко, световым шаром окутывая человека.
   Неторопливо закончив писать, мужчина положил перо в углубление письменного прибора и поднялся.
   - Меня зовут Атрус, - представился он, не кланяясь и не подавая руки. - Ты - Кирито. Я знаю твоё настоящее имя - Кадзуто Киригая - но буду называть тебя Кирито. Сообщество людей - ПанЛайн - которому ты служишь - я не вхожу в него. Их дела, даже напрямую относящиеся к миру Магических войн, меня не интересуют. Я познаю этот мир таким, каким он создан, не оценивая причин, которые этому послужили. Также ты должен принимать и меня, не стараясь выяснить, кто я, откуда пришёл и куда иду.
   От этих слов, сказанных спокойным, но решительным голосом, веяло сухостью древнего свитка. Вначале Вы можете воспринимать его, как забавный экспонат, но, разворачивая, проникая в смысл иероглифов, Вы вдруг начинаете понимать, что держите в руках нечто значительное и таинственное. Слова Атруса напомнили мне начало квеста, а сам он - NPC, его выдающего. Но чем ближе становилось наше общение, чем внимательнее я вглядывался в его пожитые глаза, лицо и руки, слушал наставления, тем сильнее убеждался, что мой сэмпай был свидетелем загадочных и поразительных вещей задолго до моего появления.
   Мы прошли во внутренний двор, где среди скальных обломков, утопленных в песке, располагался столик и несколько скамей. Заросли шиповника и жасмина, скрывающие стены дома, тянулись к центру, образуя полукупол. Сквозь небольшой разрыв в ветвях виднелось утреннее небо, полное хмурых осенних туч. Время от времени где-то в вышине проносились крылатые тени. Атрус зажёг лампу "летучую мышь", потом ещё одну, и ещё, пока беседка не осветилась янтарно-рыжим светом. Мы подсели к столу, и Атрус разложил передо мной карту архипелага.
   - Острова Стрекоз, - начал он, - весьма многочисленны. Их более пятисот. Точно сказать нельзя, поскольку в любой момент может появиться новый или старый исчезнуть в пучине. На пяти самых крупных расположены города - Утопия, Элизия, Лориндэйл, Ириум и Хэвен, - в ответ на слова Атруса на сероватой бумажной поверхности вспыхнули бордовые точки.
   - Города соединены порталами. Кроме того, с острова на остров можно перейти по мостам, воспользоваться паромной переправой, лодкой или телепортом.
   - Не переплыть и не перелететь? - удивился я.
   - Нет. Полёты возможны над внутренними водоёмами и сушей. Навыков для плаванья не существует. Как только ты окажешься в воде, начнёшь тонуть. Кроме городов, по суше раскидано множество деревень. Это обычные источники квестов, снаряжения и продовольствия. Такое должно быть знакомо тебе.
   Я усмехнулся. Уж куда знакомее.
   - Земли Островов делятся по принадлежностям. Магической - то есть дающей преимущество тому или иному виду магии. Нападения - мирные земли городов, охотничьи - для битв с монстрами, и враждебные - на них возможно атака и других магов. И - самое важное - политическая принадлежность. Большинство земель общие. Но есть и клановые сооружения - крепости - дающие контроль над небольшой частью территории. Клан вправе установить налог за проход и пользование объектами. Или создать анклав и полностью изолировать.
   Эту систему я "проходил" множество раз ещё до SAO - один из классических образчиков РПГ-вселенной.
   - Маги могут объединяться друг с другом на следующих условиях:
   Клан - от трёх до семи магов.
   Семья - от трёх до семи кланов и не менее десяти магов в составе.
   Дом - от трёх до семи семей. Не менее пятидесяти магов в составе.
   Альянс - от трёх до семи домов. Не менее трёхсот пятидесяти магов в составе.
   Кстати, до сих пор не создано ни одного альянса.
   Пять Домов на Островах Стрекоз именуются Великими: Дом Фениксов, Дом Пяти Стихий, Дом Летающих Черепах, Дом Арго, Дом Праха. Семьи, не входящие в их состав, делятся на Старшие и Младшие, в зависимости от контролируемой территории, ресурсов и силы магов.
   Пока что система представлялась мне ясной. Путь наверх напрямую завязывался с членством в топ-кланах. Домах, точнее. Когда я высказал эту мысль, Атрус отрицательно покачал головой:
   - Видишь ли, Кирито, в Магических Войнах, как нигде, имеют значение духовные силы, заложенные изначально. Посмотри внимательно, как строится расчёт ударной мощи заклинания.
   Повинуясь движению его пальцев, воздух расчертился золотыми значками.
   - Сумма характеристик, в которую входят:
   Опыт. Даёт прирост до десяти процентов от базового урона. Максимально - это для мага порядка двухсотого уровня. Из известных мне самый опытный имеет сто восемьдесят первый. Как видишь, опыт почти не влияет на дэмэдж.
   - Зачем же он нужен? - усмехнулся я.
   - Зачем? - удивлённо поднял брови мой сэмпай. - Зачем нужен опыт? - переспросил он.
   Я смущённо почесал затылок.
   - Да нет, я понимаю. Но всё же... во многих игрушках рост персонажа по уровням напрямую влиял на его силу.
   - Но только не здесь. Впрочем, опыт в Магических Войнах - важная штука. С ростом опыта открываются новые формы и уровни заклинаний. И многое другое. Но об этом позже. Пока что уясни: набрать опыт не такая уж проблема, даже на ранних уровнях, если ты силён в магии... Итак, продолжим о характеристиках урона.
   Школа магии. Они открываются не с ростом уровня мага, а после выполнения определённых миссий, в которых требуется проявить тактические навыки. Старшая - восьмая - даёт прирост в дэмедже в двадцать процентов.
   Оружие. Даёт максимальный прирост в тридцать процентов.
   - Чё?! - при этих словах Атруса у меня отпала челюсть. Мужчина строго посмотрел на меня.
   - Не "чё", а тридцать процентов. Правда, это показатель одного артефакта. Если использовать дополнительные, показатель увеличится, но добыть такие невероятно сложно.
   - Как и везде, - я ошеломлённо покачал головой. Двухлетняя битва в Айнкраде приучила меня доверять оружию и чувствовать, что именно крутизна меча в конечном итоге решает исход дела. Конечно, тот финальный бой с Хитклиффом дал взглянуть на игровой мир совсем с другой стороны. Я победил систему - не мечом, а сердцем и волей. Однако... Не будь у меня ранее Вразумителя и Приносящего свет, и других мечей, дошёл бы я до того сражения? Встретил ли Асуну? И...
   - Дополнительные умения, - вернул меня "в реальность" голос Атруса, - дадут пятьдесят процентов в лучшем случае. У каждой расы они свои. Позднее я расскажу тебе подробнее. Запомни: выбор расы во многом определяет путь мага в мире Магических Войн.
   Атрус замолчал, словно ожидая ответа. Ветер кружил в сплетениях жасмина, то принося запах далёкого океана, то щекоча нос тёрпким кедровым настоем лесов, раскинувшихся за крепостными стенами Утопии. В этом мире Магии я словно потерял почву под ногами, и обрести её было необходимо, иначе моя миссия не имела шансов на успех. Я сделал знакомое и уже въевшееся в меня движение вправо-влево-за спину, нащупывая рукоять незримого меча, словно прогонял призраков сомнения.
   - Атрус-сэмпай! Пожалуйста, скажите, чья раса наиболее близка к буши-до?
   Настал черёд моего собеседника удивляться. Впрочем, его сдержанность и некая отстраненность переплавили удивление в заинтересованный взгляд и искристые нотки в голосе.
   - В мире Магических Архипелагов не существует металлов...
   - !!!
   -... поэтому также не существует и оружия из них. Однако месяц назад маги сотого и последующих уровней получили доступ к Арсеналу холодного оружия, сотворённого их собственной магией. Внешним видом оно подобно обычному, хотя имеет множество дополнительных магических особенностей. Также введены серии ударов и возможность их модернизации, как в мире Альвхейма.
   Комбо - для тех, кто не в курсе, хотя таких, наверное, осталось мало - это сокращение от "комбинация", то есть связанный набор ударов. В Айнкраде комбо жёстко регламентировались управляющей системой, однако ALO пошла дальше и дала игрокам возможность создавать собственные. Что ж, у меня уже припасено несколько для...
   - Эа!!! ... Сотого уровня???
   Блин, да сколько ж до него качаться?!
   - Атрус-сэмпай, как же так? Только с сотого?
   Тот лишь сардонически улыбнулся.
   - Это ведь мир магии.
   Блин... Однако... Вызов! В GGO ведь также не планировалось драться на мечах.
   - Я принимаю условия игры! - я стукнул по столешнице. - Я добуду себе мечи и разрежу Призрака на полигоны!
   Воинственно сжимая кулаки, я взглянул на светящиеся золотые завитки формулы. Ещё два неизвестных в самом конце.
   - Что это? - ткнул я в предпоследний значок.
   - Текущее состояние мага. Совокупность всех физических параметров, которые может определить Амусфера и AURO. Здесь его называют "хард". В идеале он даёт сто процентов усиления. Чем здоровее и крепче человек в жизни, тем...
   - Тем успешнее в игре! - восхищённо закончил я. Теперь рассказ директора Сато о своей дочери стал мне ещё понятнее.
   - Осталось последнее, - я вопросительно взглянул на моего учителя.
   - Мощь, - сказал Атрус. - Оценка ауры мага в момент первого входа в игру. Поэтому он так важен. Может достигать тысячи процентов.
   Мой случай. Ага.
   - Ровно через год маг должен подтвердить оценку. Как правило, она меняется мало. Теперь ты знаешь всю формулу, Кирито, и понимаешь, почему в Магических Войнах успех не столь сильно зависит от количества опыта, параметров оружия или клановой принадлежности.
   - Теперь да, - серьёзно улыбнулся я.
   - Если от рождения у тебя есть особая предрасположенность, то здесь ты станешь великим магом.
   От этих слов что-то провернулось у меня в голове, несколько соскочивших зубчиков шестерёнок встали на место.
   - Предрасположенность... - пробормотал я. - Возможно ли, что Призрак - это игрок с особыми возможностями? Аурический битер. Человек, досконально знающий систему и взломавший её, либо обнаруживший баг в программном коде, который позволил реализовать его особые способности таким ужасным образом.
   - Как и создатели Магических войн, я надеюсь, ты выяснишь это, - сказал Атрус.
   Выясню... Выясню... С какого же конца дёрнуть этот змеиный клубок?
   - Ты хотел знать, Кирито, чьё происхождение наиболее близко буши-до? Из двадцати восьми доступных - это ведьмак. Смотри.
   Передо мной возник трёхмерный аватар в полный рост. И я уже знал, что буду только им. Помнится, когда-то, тысячу лет назад, я создавал своего персонажа в SAO. Пришлось помучиться, но я добился гордой осанки, твёрдого взгляда, добавил кое-что в одежде и получил мужественный воинственный образ. Хотя стартовый набор амуниции могли дать и покруче. Но тут... Длинные чёрные волосы, но не девчачьими завитушками, а плотными полосками, будто бы стрелами и наконечниками копий. Глаза с вертикальными змеиными зрачками, чуть раскосые, презрительно глядящие на врага. И чёрные татуировки на лице, словно боевые шрамы. Никаких громоздких доспехов. Обычный комплект рубашка-плащ-штаны-сапоги, так напоминающий мой старый, из Айнкрада. Серебряная заколка в виде волчьей головы. Пара перчаток за широким поясом. И серебряные крестовины мечей за спиной.
   - Ведьмаков на архипелагах крайне мало. Около двух сотен. Их изначальная предрасположенность к холодному оружию тому виной. Долгие годы никто не рассматривал её как нечто стоящее. Теперь, конечно, на них обратят внимание, но... всё равно, до сотого уровня ведьмак остаётся без изменений - то есть слабейшим из происхождений.
   Пока я читал профайл, Атрус продолжал объяснения.
   - Фракционные умения ведьмаков в двух словах: быстрота и скрытность.
   Ночное зрение. Это не магическое умение - со всеми проистекающими последствиями. На него не расходуется мана. Его не нужно активировать, как заклинание. Его нельзя заблокировать. И оно абсолютно в своём классе.
   Усиленное сопротивление всем видам ядов.
   Бонусная реакция. При прочих равных ведьмак будет быстрее остальных магов.
   Бонус к маскировке. Данные не проверены, но среди магов ходят слухи, что ведьмак с высшим уровнем маскировки необнаружим в принципе. Поскольку - из-за этого бонуса - чтобы его обнаружить, требуется умение выше максимального.
   - Сурово!
   - Комплект одежды легендарного уровня - тот, что на аватаре - даёт существенный процент сопротивления любой магии. Также есть бонус к идентификации монстров и поиску сокровищ. Ну и, разумеется, улучшенное владение всеми видами холодного оружия. Сейчас, когда только-только открыты Арсеналы, трудно сказать, что именно доступно ведьмакам. На архипелагах из тех двухсот, о которых я упоминал, самый опытный достиг пятьдесят шестого левела. Так что... В теории, ведьмакам доступны все системные комбо без ограничений, а также самый широкий выбор оружия плюс уникальные виды. Наверняка, это и меньший расход маны при создании оружия. Теперь что касается оставшихся двадцати семи происхождений...
   - Нет, - решительно замотал я головой. Что-то внутри мне подсказывало, ведьмак - это мой герой. А перегружать голову информацией, которую нельзя "пощупать" в ближайшем будущем - нет смысла. Я подогнул ногу под себя и устроил голову на коленке, задумчиво рисуя пальцем на столешнице несуществующие знаки.
   - Атрус-сэмпай, Вам случалось искать кого-то в совершенно неизвестном Вам мире?
   Говорят - "буря чувств". То, что промелькнуло на лице моего наставника, я описал бы как "шторм чувств". Мгновение - и маска спокойной сосредоточенности сменилась горечью и гневом. Они смешались со странным порывом нежности. Глаза вмиг увлажнились, а уголки губ задёргались вверх-вниз. Буря схлынула, но тучи ещё долго не покидали горизонт.
   - Случалось... - глухо вымолвил Атрус. Лишь краешек ещё одной мрачной истории, и я испугался, что, пожелай я узнать, она затянет меня в бездну тайн.
   - Хочешь совет, как найти Призрака? Вопрос, скорее, в том, что с ним делать потом. Попробуй разобраться, кто он. Что движет им. Вспомни: не во всех сказках герой побеждает грубой силой.
   Начни с жертв, разыщи и поговори с ними. Поищи тех, кто много знает не о механике Магических островов, а о них самих. О том, что тут творится.
   Я усиленно закивал. В Айнкраде я знавал одну девчонку, просто набитую слухами. Наверняка, в WMO есть такие же.
   - Жертвы последних нападений находятся на других Архипелагах. Доступ к ним разрешён только с...
   - Чё? Опять?!
   - ... с сотого уровня.
   Да блин же уже.
   - В деньгах ты не нуждаешься? - уточнил Атрус.
   - Не. Директор-доно открыл мне игровой счёт. Там куча денег.
   - Хорошо. Тогда займись активным набором левелов. На всякий случай тебе будет нужен телохранитель.
   -!!!
   - Я вижу, ты всерьёз настроен добыть в первый же день чудо-мечи и стать сильнейшим магом. Но - прости - об этом мечтает каждый. Только ни у кого ещё не вышло. А на прокачку у тебя очень мало времени. Охотничьи земли Островов Стрекоз доступны с любого уровня, а вот кэйвы и донжоны - излюбленное место киллеров. Стоит тебе проиграть в бою с магом, как тот заберёт до трети снаряжения, остальное побьётся. Но главное - это потерянное время.
   Я улыбнулся.
   - Значит, тем нужнее мне волшебные мечи!
   Атрус встал.
   - Прошло уже больше трёх часов с твоего появления на Островах. Возвращайся домой. Пока что. Завтра утром сконвертируй своего героя и прогуляйся по Утопии. Если волшебные мечи не упадут с неба прямо в руки, приходи ко мне. Впрочем, с мечами тоже приходи.

* * *

   Я открыл глаза в уютной комнате с четырьмя дверными проёмами. Гелеевый матрас мягко обнимал за плечи, а надо мной склонился молодой человек в форме ПанЛайн. Второй внимательно следил за показаниями на мониторах.
   - Как Вы себя чувствуете, Кирито-сан?
   - Хорошо, - непроизвольная улыбка пробежала в горле. - Никакой я не господин. Я ещё школьник. Да и прогульщик к тому же. Два года гулял.
   - Нет, - замотал молодой техник головой. - Вы очень мужественно сражались. Совсем как наши древние предки. А теперь Вы помогаете нам.
   Я увидел, как оба низко кланяются.
   - Эй, да вы чего?
   - Кирито-сан, - добавил второй. - Если ПанЛайн закроют, мы потеряем работу. Устроиться снова, если враги компании очернят её репутацию, будет практически невозможно.
   Ах, да... Что ж...
   - Не волнуйтесь. Я постараюсь изо всех сил - и сделаю это!
  

9. Планы - 26 сентября

   Несколько недель прошло после взятия ДайФэрна. Семья Унии не теряла времени и активно набирала новые уровни. Этому как нельзя лучше помогали призамковые охотничьи угодья. В непосредственной близости обитали высокоуровневые и довольно тупые Кремниевые Черви, Матриархи Глиняных Улиток, Кроты-Умертвия и Высшие Вампиры-Жабы. В ближний лес иногда забредали Мифические единороги и Гремучие Василиски - и тогда несколько магов объединялись для охоты. Помимо этого в полях водилась куча низкоуровневой мелочи. Для магов - особенно водных, таких как Уния - под рукой неспешно катил свои воды бездонный ручей. В нём в избытке присутствовали ручейные монстрики. Наверняка, тайные гроты и пещеры служили пристанищем сильным водяным монстрам, но подобраться к ним пока не удавалось
   Уния настолько влюбилась в этот тихий уголок, что вообще забросила бывать где-либо в Магических землях, кроме замка и речных, заросших ароматным кустарником, берегов. Здесь она подолгу оставалась в одиночестве, и всякий раз чувство уникальности и хрупкости этого мира, невозможности обладать им в полной мере вызывало у неё слёзы.
   Вместе с тем она испытывала несказанное счастье оттого, что завоевала ДайФэрн. После битвы она стала видеть его во снах, так чётко и пугающе реально, что, казалось, могла дотронуться до поросшей голубым лишайником кладки и кожей ладоней ощутить шероховатый холод камней.
   В это утро она созвала Малый Совет Семьи - семерых Глав кланов, выступавших от лица своих собратьев. Единственный и самый главный вопрос стоял перед ними: в каком направлении развиваться Семье Сато?
   Интерьер Главного Зала разработчики скопировали с одного из шотландских замков, и Уния частенько представляла себе, что вот так же выглядит родовой замок самого Робина МакМануса, таинственного создателя AURO, а, следовательно, и всего её мира грёз. Возможно, в детстве он также сидел перед пылающим камином на одном из этих громоздких стульев с резными виноградными лозами, слушал сказку няни и мечтал о несбыточном - волшебном мире магических островов. Его короткие худенькие ножки не доставали до пола, и он раскачивал ими, задумчиво склонившись на львиную лапу подлокотника. В холодную погоду, чтобы он не простудился, няня закутывала его в толстенный шерстяной плед, а на колени набрасывала медвежью шкуру. А когда вечером собиралась вся семья, на массивный дубовый стол подавали ужин в старинных серебряных тарелках, украшенных вензелями и скачущими рыцарями по широкой кайме.
   Сейчас этот стол пустовал, а тёмная лаковая поверхность отражала утренний свет, льющийся из высоких арочных окон. Как только появился последний из приглашённых участников, Уния объявила:
   - Совет открыт. Итак, вот данные по вашим отчётам о росте сокланов.
   Над столом во всю длину воздух расцветился графиками и сводными таблицами.
   - Поздравляю всех глав со взятием сотого уровня, а наших бойцов с усиленным ростом навыков. Я горжусь вашими успехами!
   На лицах её приближённых засияли улыбки. Чувство удовлетворения и радости от новых возможностей сделали похожими лица даже таких разных магов, как голубокожий тритон и пузырчатый зелёный орк. Последний, Глава клана Чёрных Орков, открыл меню личного фотоальбома и развернул фотографию крепкого накачанного японца, одетого исключительно в шорты, с огромной секирой в руках.
   - Глядите! Не удержался и заказал на Окинаве точную копию моей "девочки". Когда я полез активировать Холодный Арсенал после "сотки", и она пала мне в руки, я... я просто офигел!!!
   - Ого! А тебе идёт! - одобрительно засмеялись остальные. - Суперская штука!
   - Магия - это здорово, - добавил Глава Клана Намемори, - но магическое холодное оружие - в десять раз лучше.
   - Теперь оно есть у каждого из вас, - подытожила Уния, стараясь настроить остальных на серьёзный лад. - И вы можете и должны практиковаться в реальной жизни и здесь во владении им.
   - Ага, - кивнул Чёрный Орк. - В жизни даже удобнее. Меньше урона. Тут же я себе не сделаю бамбуковую или пластиковую секиру. А настоящая маны жрёт - ого-го!
   - Но в жизни ты не сможешь использовать её магическую составляющую, - нахмурился Глава Тритонов. - Поэтому приходится жертвовать временем и маной.
   - Это и ещё одно, - продолжила его слова Уния. - В жизни, хотя увидеть друг друга - вопрос максимум двух-трёх часов при наших замечательных дорогах, но выкроить время на полноценную совместную тренировку нелегко. В Магических войнах мы легко можем это проделать. Тот, кто атакует и защищается слаженнее, кто использует различные виды оружия, как конструктор для сбора тактик - тот и побеждает. Это - одно из направлений развития Семьи, которое я предлагаю вам: быстрый рост наших игроков к сотому уровню и оттачивание командных навыков боя холодным оружием.
   Главы кланов встали и по обычаю их Семьи молча ударили в стол кулаками - знак безоговорочного одобрения и подчинения.
   - Ну, а теперь, - улыбнулась Уния, - что скажете мне вы?
   - Нам поступило предложение от Дома Фениксов, - начал Намемори-сан. - Я уже докладывал. Десять дней назад. Несмотря на крепкий союз, некоторые игроки моего клана с восторгом восприняли предложение. Конечно, это пока неофициально, и сублидер пояснил мне, что Дом Фениксов заинтересован в большей мере во всей Семье, чем в одном клане или нескольких игроках.
   - Ну, разумеется, - протянула Уния. - Они сейчас думают о Клановых войнах на Срединном Архипелаге. Но никто из них не знает того, что знаю я. Вот какова задумка Высших Сил. Сейчас каждый игрок в соответствии со своим местоположением находится в мирном, походном либо враждебном состоянии. Каждый ступивший на землю Срединного Архипелага переводится в состояние тотальной войны. Клановые и семейные признаки отменяются. Вы сможете опознать друг друга только в лицо или по условному знаку. Закрывается доступ к почте, чату, форуму и аукциону. Это касается и посылок. Маги становятся абсолютно автономными единицами. Выход из игры на военной территории не означает исчезновение вашего аватара через пару секунд. Он остаётся до возвращения мага полностью беззащитным, естественно обладая всеми материальными свойствами. А уничтожение ведет к тому, что отреспавнитесь в самом отдалённом уголке своего Архипелага. Телепорты и точки доступа запрещены. Будут лишь замаскированные общие порталы.
   - Это не слишком жёстко? - спросил Глава клана Тёмных Странников.
   - Это война! - Уния врезала с размаху кулаком в стол. - И жестокость полностью оправдана. Однако я не волнуюсь на этот счёт. Я верю в ваши лидерские качества, опыт и желание побеждать. Ваша задача - не раскрывая всех карт, дать понять нашим братьям и сёстрам, что надеться в грядущих войнах можно будет только на себя. И подготовить их к этому. На Срединном не будет никаких клановых замков, мирных деревень и, тем более, городов. Только огромный массив неизвестных таинственных земель.
   Эти слова отозвались в самой Унии сладкой томительной тоской, на лицах остальных она прочла те же чувства и ещё раз убедилась, что не ошиблась в них.
   - Сейчас, обладая ДайФэрном, мы стали лакомым куском для Великих Домов. И для Семей, которые тщатся их догнать. Это ожидалось. Любое присоединение, на любых условиях - ослабление нашей позиции. В тотальной войне каждый станет думать в первую очередь о себе. Главы Домов аккумулируют ресурсы и лучшие артефакты у небольшой группы игроков. Своих друзей, естественно. В число которых мы не входим. Семья Сато сама по себе! Вы это понимаете?
   Главы отвечали молчаливыми кивками.
   - У нашего клана предложение, Уния-сама, - подал голос Глава Тёмных Странников. - Что если прощупать Айлендкипера?
   - Э, как это? - растерянно развёл руками его сосед, гномо-кобольдовый гуманоид.- Мы не сможем в одиночку убить его. Великие Дома не могут...
   - И всё-таки. Это было бы полезно и для тренировки, о которой говорила лидер-сама.
   - Да? А сколько маны на это уйдёт? Сколько снаряжения побьётся?
   - Пусть высказываются остальные, - приказала водяная ведьма.
   - Риск - благородное дело, - сказал Намемори-сан.
   - Тем более, а зачем тогда играть, если не из-за таких битв? - поддержал его Мастер-Странник.
   - Так сложилось, - вздохнул лидер-Тритон, - что игроки нашего клана беднее остальных. Донат не для них, да и времени в игре они проводят меньше.
   - А ты, орк? - улыбнулась Уния.
   - Ну, я-то, понятное дело, всегда за хорошую драку.
   - Тогда поступим так. Пять кланов выделят столько, сколько посчитают разумным в помощь двум другим. Семейное имущество в полном вашем распоряжении. Подготовьтесь и согласуйте удобное время нападения. Но предупреждаю: от тех, кто пойдёт, я жду настоящего, упорного сопротивления и командной игры. Все, у кого есть идеи, пусть не стесняются и пишут мне лично. Пора, в конце концов, показать нашу силу и в рейтинге Обнуления Здоровья. Главам подготовить отчёты о применённых ранее тактиках нападения на Айлендкипера. Не позже, чем через две недели мы атакуем Ущелье Каменных Тисков!
  

10. Лизбет в игре - 25 сентября

   Японец средних лет в куртке с логотипом DHL передал мне пакет и подождал, пока я распакую и поставлю подпись на гарантийном талоне. Затем он ушёл, пожелав всего наилучшего. А я осталась. Меня зовут Рика Синодзаки. Мне семнадцать.
   Хы. А то я не знаю, сколько мне лет. Просто мне надо успокоиться. Я собираюсь в новый игровой мир, чтобы... Есть один человек. Я его очень люблю. Но наша первая встреча вышла несколько... скомканной. А потом... мне нечего было ему предложить. Айнкрад, Альвхейм, GGO - во всех мирах с ним рядом другие, не я. Я вижу, как он улыбается им, раскрывая своё сердце. А я... опять за бортом. Но только не в этот раз! Пора мне показать, на что я гожусь.
   А, собственно, на что? В Айнкраде я неплохо управлялась с палицей. И с молотом. Что ж, пусть так и будет. Но не это главное. В игре происходит что-то странное, и мне обязательно надо выяснить, что. Работая кузнецом в SAO, я не очень-то общалась с другими игроками близко, по душам, хотя возможностей предоставлялось много.
   Теперь мне надо во что бы то ни стало выведать тайну Магических войн. И тогда Кирито... станет чуточку ближе. Ну, всё. Собираю, подключаю.
   - Начать соединение!
   - Введите Ваше Имя.
   Какое же? А, ладно. Раз Кирито узнал меня, как Лиз, то пусть оно и будет. На счастье. "Лизбет". Здесь ещё место для... что-то вроде титула. Хммм. "Повелительница металла" - в самый раз.
   - Выберите ПРАЙМ.
   Земля, конечно. Что может быть ближе кузнецу?
   - Выберите расу для генерации аватара.
   Так. Так... Ой, вот... нет. Хотя... миленько, но... Я остановилась на барышне в наряде, очень похожем на одежду из SAO. И даже заколочки в вихрящихся волосах, как у меня там. "Ламия". Не знаю, кто это такая, но аватарчик симпатичный!
   - Выберите происхождение.
   А это что такое? Явно что-то связанное с магией, но... блин, чего я не прочла инструкцию? Хорошо. Друиды. Я люблю лес. Цветы. Ну, старт. Меня охватило сияние, и вот я уже... ааа... Красота! Правда, красота! Я на площади стартового города. Фонтаны! Море фонтанов! Пахнет! Аж голова кружится. Одежда у всех - в SAO такого великолепия я не видела. И... парни подозрительно пялятся на меня. Бли-ин. Так и знала, что-то напутала с персом. Я чуть не заплакала. Кирито. Что я наделала?! Стоп! Найду, во что посмотреться и... решу. Я зашла в магазин готовой одежды и попросила заглянуть в примерочную. Ух, даже лучше, чем в жизни! Народу никого, а товары очень даже... и тут я глянула в зеркало.
   Это... не заколки... это рожки... очень миленькие... рога! На голове! Не снять! На пояснице... хвост!!! Белый с чёрными пятнами. И... чего так тесно-то... грудь!
   Вы че... го... на... наделали! Рожки? Хвост! Грудь шестого размера! Нет, наверно ещё больше, как футбольные мячики! Корова! Повелительница металла коровка Лизбет! Ужас!
   Я вышла на улицу, а у самой слёзы градом.
   - Девушка, что случилось?
   Это не один, это десятка два вопросов. Целая толпа парней толкается вокруг. Такие милые. Хотят помочь такой страшиле как я.
   - Мне... нужен кузнец.
   - Идём к Салему-звонарю!
   - Нет, со мной, к Комакино-куну!
   - Ей к Золотому Воробью, я покажу!
   - Нет, я!
   Сквозь толпу проталкивается чья-то фигура. Все затихают. Я вижу перед собой мужчину прям-таки устрашающих пропорций.
   - Лучший кузнец в Долине цветов - это Палладиевая Бабочка Скайл. Все это знают, но только зубы тебе заговаривают.
   Мужчина берёт меня под руку и ведёт по улице.
   - Хочешь стать кузнецом?
   - Ага.
   - У тебя великое будущее, в таком случае. Не забудь меня, ладно?
   Я киваю. И тут...
   - Скайл?
   - Да. Знакома с ней?
   - М... может...
   Мы подходим к уютному двухэтажному домику на самой окраине, недалеко от городской стены. Вывеска гласит: "Скайл". Я захожу и...
   - Скайли!
   За прилавком стоит симпатичная молодая женщина в длинном изумрудно-травяном платье. Рыжие волосы падают волнами до пояса.
   - Лиз!
   Она бежит ко мне, сжимает в объятиях.
   - Девочка моя, неужели!
   Сколько же весёлых деньков было у нас в Айнкраде. Но после... она пропала, и я уже не надеялась свидеться.
   - Эмм... Питер... ты нас извинишь...
   Великан смеется.
   - А, конечно. Женские разговоры.
   - С меня одна починка. Любое, что захочешь. За то, что вернул мне Лиз.
   - П... приятно было познакомиться, - бормочу я.
   Мужчина смеется, машет рукой и уходит.
   - Лиз, как я скучала!
   - Я тоже! Но куда ты пропала?
   - Сюда, как видишь.
   Она проворно ставит на плиту чай и усаживает меня за стол. Достаёт из буфета кучу всякой еды и накрывает на стол. Вскоре я сижу с чашкой ароматного чая в одной руке и куском пирога в другой. И с кучей вопросов в голове.
   - Так ты... наконец нашла WMO. Какие планы? Будешь кузнецом?
   - Ага, наверное.
   - Тогда тебя ждёт фантастический успех!
   - Слушай, тот парень, ну, который привёл меня, тоже так говорил. Только я не поняла, почему.
   - Глупышка, ты в зеркало давно смотрелась?
   Моя больная тема.
   - Ужасно выгляжу, я знаю. Эти рожки, хвост, грудь...
   - Лиз, дурочка, ты что, не поняла ещё, каким богатством обладаешь?
   Чего?
   - Да парни глотки перегрызут друг другу, только чтобы с тобой по улице пройтись. Ни у одной девушки я не видела такой груди.
   - Издеваешься?
   - Глупышка! Я на пятнадцать лет тебя старше, я знаю, о чём говорю.
   Может, и правда...
   - Ты явно предрасположена к такому генетически. AURO умеет тестировать такие вещи. Года через два-три у тебя в и реале будет такая грудь.
   Обрадовала!
   - Хвоста, я надеюсь, не будет?
   - Ах, ты... хи-хи... Ты не представляешь, до чего ты милая. Даже мне хочется потрогать эти шары.
   Скайли игриво пробежала пальчиками от бедра вверх до подмышки. Я дёрнулась, как током ударенная, и покраснела, наверное, как свёкла.
   - Скайли!
   - Ну, а что? Все же знали, что ты и Асуна дружили...
   Я подавилась чаем.
   - Что?! Да мы...
   - Ха-ха. Да расслабься. Ну, пошутила. Хотя, потом мы с тобой обязательно выдумаем какую-нибудь глупость.
   Скайли подмигнула.
   - Ладно. Это мы пока оставим в покое. Если купить плащ попросторнее, будет нормально.
   - Что ты там говорила насчёт кузнеца?
   - А! Так тебе нужен маленький вводный урок? Ты пришла куда надо! Здесь кузнечное дело очень похоже на SAO. Хотя есть, конечно, маленькие хи-хи отличия. Пойдём, покажу.
   Мы подошли к тяжёлой деревянной двери, и когда Скайл открыла её, я...
   - Уааа! Это... Оранжерея!
   Влажный воздух накрыл тёплой волной. От пола до стеклянного купола, уходящего метра на четыре - цветы. Кадки, маленькие и большие, горшки и горшочки, просто земля - отовсюду вылезают, вьются, тянутся - растения самых фантастических видов.
   - Здорово, да?
   - Очень!
   - Слышишь, гудят?
   - Ой! Пчёлы!
   - Ага. А они там, у родника.
   - Они?
   Я двинулась вперёд, нюхая всё подряд. В самой сердцевине этого городского оазиса из каменистого холмика бил ключ.
   - Источник ПРАЙМА, - заметила Скайл. - Так они растут быстрее.
   - Э... растут?
   И я увидела. Из земли, матово блестя полированными поверхностями, играя прожилками всех цветов, поднимались посохи!
   - Так вы их выращиваете?!
   - Ага. В мире WMO нет металлов.
   А!!! (шок).
   - Ага. Здесь кузнецы - это вроде садоводов. Конечно, есть ещё кристаллические посохи, костяные, керамические... но суть одна - посох надо вырастить.
   - Ничего себе...
   Я вспомнила годы, проведённые у наковальни.
   - Берёшь семя, сажаешь, потом начинаешь поливать, - щебетала Скайл. - Вот уж где нужна точность. Ты помнишь, как мы лупили по этим заготовкам? Ритм такой, ритм сякой, ударь тут, ударь там?
   - Да уж...
   - Ну, а здесь вместо "балды" лейка. И точность в поливе эти малыши требуют не меньшую.
   - Сколько ж ты выращивала этот сад?
   - Не так долго, как ты себе нафантазировала. Растёт-то здесь всё быстро. Ну, пару месяцев, - Скайли раскинула руки, словно пытаясь обнять всё вокруг. - Зато с любовью. Правда, тут хорошо?
   - О... очень...
   - Вот для чего и идут в WMO. Непонятно почему, но здесь можно создать уют и найти такие места, где тебе будет очень хорошо. Сколько сюда барышень в возрасте за сорок насыпалось, ты не представляешь. Одиноких, конечно. Всякого рода хандра здесь лечится с первых минут.
   "... Ты смог налить хорошее настроение в бутылку... а в дождливый день достал её и открыл..." - вспомнились слова Сато-сана.
   - Но посохи - это пустяки. Вот драгоценные камни...
   Я ухватила Скайл за рукав.
   - Здесь... что... можно выращивать драгоценности?
   - Бери выше, подружка. Выплавлять! И это тебе понравится! Пойдем-ка в мои самые секретные мастерские.
   Задняя дверь оранжереи открывалась на террасу, выходящую к тихой улочке. На другой стороне домов не было - мы уткнулись в крепостную стену.
   Не террасе имелось несколько скамеечек, увитых плотным ковром дикого винограда. Справа проулок соединял центральную улицу с крепостной, а слева стоял приземистый каменный домик с трубой в виде грифона. Моя проводница дотронулась ладонью до двери, и та открылась.
   - Ваа-а!
   Совсем как моя старая кузница. Только без мельничного колеса. Внутри жарко, а воздух плотный от незнакомых запахов. Чем-то напоминает... хм... ягоды?
   - Минералы, - угадала мои мысли Скайли. - Так пахнут минералы.
   Она указала на стеллажи. На них в деревянных сундучках хранились те самые источники ягодных запахов. Всех цветов и оттенков, какие я только знала. Мелкие - до песчинки, и крупные - как мой кулак.
   - Их получают в квестах либо добывают в горах с помощью снаряжения рудокопа. В любом случае приходится завалить не одного крутого монстра. Разные залежи - разные монстры. И на каждого свой ПРАЙМ. Кузнец-одиночка никогда сам не наберёт ингредиентов. Посмотри, вон их сколько. Тут либо иметь кучу денег, либо поддержку Семьи, либо... - Скайли игриво поддела мою грудь плечом.
   - А?
   - Ну, в подарок получать, в подарок, глупышка! Улыбнулась этому, прогулялась с тем - они тебе луну с неба достанут. Короче, приоденем тебя и...
   - Э... Секунду! Я вообще-то ищу тут кое-кого... Да и гулять с кем попало...
   Моя подруга скорчила сердитую рожицу.
   - За-а-а-нуда Лиз! Так. Мы сделаем его вместе.
   - Кого?
   - Твой первый камень. Я думаю, дымчатый кварц будет самое то. Начального уровня на него хватит. Так, давай-ка, становись сюда.
   Повинуясь жестам Скайли, в печи разгорелся огонь. Моя подруга тыкала пальчиками в предметы, а мне оставалось брать и таскать.
   - Эту сюда. Не, вот эту, самую большую.
   - Эх-грхм... Т-тяжёлая!
   - Так, а что ты хотела, мы ж не пончики печём.
   - Рукавицы...
   - Не, какие рукавицы?! Вот простушка! Этим, с длинной ручкой, зачерпываешь руду. Вон там, с надписью "кварц. руда". Потащила на огонь. Держи.
   Через минуту кристаллическое вещество расплавилось, и Скайли хлопнула в ладоши.
   - Выливай! Так. Бери из этого сундука.
   - Сколько брать-то?
   - Горсть. Это не так важно - лишнее само вернётся на место. Клади и размешивай.
   - Чё? Прям так?
   - Да, так, так.
   Я боязливо сунула руку в расплавленную руду. Ох, счас что-то будет, чую. Ой! Тепло! Как малиновый сироп, только к коже не липнет.
   - Давай-давай. Приятно?
   - Вроде бы...
   - Бери вот это. И вон то. И то.
   Я забабахала новые ингредиенты. Варево потемнело и приобрело коричневатый цвет. Я уже безо всякого страха несколько минут подряд буруздилась руками по самые локти. При этом магма - ну да, а как ещё назвать? - кипела не переставая.
   Я поймала себя на том, что каждое движение отдаётся во мне сладким током. Этого хотелось снова и снова.
   Скайли смотрела на меня с лукавой усмешкой.
   - Ну, поняла теперь? AURO стимулирует особые женские центры через точки на руке и резонансные волны. Особенно сильна стимуляция, когда ладони касаются чего-то твёрдого. А сотворение драгоценных камней - по сути, непрерывный контакт с самыми твёрдыми поверхностями. Как поживает твоя очаровательная грудь?
   Я смущённо уставилась в тигель. Мои "коровьи украшения", и верно, давали о себе знать. Они сладко ныли и чуть пульсировали.
   Внезапно варево приобрело хрустальную прозрачность и насыщенный табачный цвет.
   - Лепи, Лиз, лепи!
   Я потянула вверх полные горсти стеклистой массы, тяжёлой, как настоящий камень. Вместе с этим усилилась сладкая истома в груди, проникая в самую глубь души. Я уже не могла стоять ровно, а привалилась бёдрами и тиглю. Грудь начала высоко вздыматься от моих тяжёлых вздохов. Между тем я всё же что-то вылепливала, что-то округлое, играющее всеми оттенками шоколадных переливов. И когда он был почти-почти готов, сладкая судорога пробежала по всему позвоночнику, и я отключилась.
   - Лиз! Лиз!
   Я открыла глаза. Я всё ещё стою у булькающей толстостенной кадушки, опираясь на край. В руке у меня огромный драгоценный камень - похожий на печёное яблоко, только прозрачный.
   - Уффф, - только и смогла вымолвить я.
   - Ну, ты и темпераментная девочка! - рассмеялась Скайли. - Вот повезёт твоему парню! Или сразу мужу? Теперь ты понимаешь, почему литейная мастерская - самое интимное место?
   Я покраснела ещё гуще прежнего и кивнула.
   - Я... Скайли... ты...
   - Конечно! Счас сделаем ещё один!
   -А!!! Ну... Сначала... Есть что-нибудь крепче травяного чая?
   - Организую мигом! Пошли!
  

11. Мечи - 26 сентября

   Ранее утро. Токио. PanLine.
   Небольшая комнатка, спрятавшаяся в паутине коридоров, огороженная лишь угловыми панелями. Тёплые накладки Амусферы и холодок шариков AURO.
   Начать соединение.
   На этот раз я в огромном зале. На тёмных стенах - аватары-происхождения. Моя голова в районе их коленей. Отчего-то их глаза направлены строго на меня. Немного жутковато. Но под руками привычная панель.
   Ведьмак.
   Имя: Кирито.
   Раса. В инструкции сказано, что генератор аватара основывается в первую очередь на расовых признаках. Что ж, снова выбираю ведьмака, поскольку он есть и среди рас.
   ПРАЙМ.
   ПРАЙМ - один из краеугольных камней WMO. Это первичная материя, лежащая в основе заклинания. Всего их десять. Восемь расположены четырьмя противопарами в Великом магическом круге: Вода-Огонь, Земля-Воздух, Свет-Тьма, Хаос-Астрал. Первые две пары называются стихиями, а маги, избравшие их - стихийными или "стихами". Ещё два ПРАЙМА лежат в центре круга магий - Равновесие и Антиматерия. В точности, как даосская монада инь-ян. Цвет ауры соответствует своему ПРАЙМУ. Смысл соответствия в том, что заклинания будут вызывать больший лечебный эффект AURO. Ну, и приносить больше удовлетворения от игры. Также и расы имеют соответствия ПРАЙМАМ. Комбинируя эти три переменных, игрок может получить три ПРАЙМА с широким выбором заклинаний - но и три противо-ПРАЙМА в нагрузку; два или один узкоспециализированный, но усиленный по полной. Этот вариант я и выбрал. Индиго соответствовало Хаосу, как и происхождение ведьмака.
   Итак!
   Тёмный воин Хаоса ведьмак Кирито!
   Фуххх... А-а...
   Полёт. Секунды полёта над Островами Стрекоз в бездонном ночном небе к колеблющимся язычкам огня Стартового города.
   Ш-ш-ииппп.
   Я элегантно приземлился у источника-фонтана на краю города. Вокруг не оказалось ни души, и я с интересом осмотрелся. Так, простенькое хайю, штаны и ботинки, которые мне выдали "от щедрот", я немедленно отправил в рюкзак. Мой многозначный игровой счёт заставлял жалеть, что он не в иенах, поэтому я с чувством малыша, всё лето лишённого мороженного, залез на аукцион и по цене выкупа забрал весь комплект легендарного обмундирования. Оно "висело" свободно и даже по нескольку штук. Возможно, потому, что кроме ведьмаков никто не мог воспользоваться их бонусами, а таких прокачанных игроков просто не существовало. Не хватало серебряной застёжки с чернёной волчьей головой. Ну и, разумеется, мечей. А без них - как и любой нормальный мечник - я чувствую себя голым.
   Итак, посмотрим, что выпало мне в основных характеристиках - и за дело. Я раскрыл меню в виде рунического свитка. Хоть я и сконвертировал своего персонажа из Альвхейма, начальные статы не впечатлили - кое-где они даже остались единичками. Начинай сначала. Мысленно - хотя как смешно это звучит здесь - я вернулся в первый день в Айнкраде.
   Мальчишка, убежавший от реальности, замкнувшийся в семье и раскрывшийся здесь. Нет. В начале - нет. Снова одинокий. Битер переднего края. И лишь много дней и месяцев спустя взломавший сердце для небольшой кучки людей - клана "Чёрные коты полнолуния". Для... для...
   Я мотнул головой, плотно сжав глаза. Боль пробила насквозь, сползла вниз и медленно отступила. Ничего. Я здесь. Я помню твоё имя. Оно со мной. Сейчас я возьму себя в руки и постараюсь. И сделаю всё, что смогу. И чего не смогу - тоже.
   Свиток меню почему-то исчез, хотя я не прикасался к нему. Я снова вызвал красивые, небесно-сапфировые строчки на пшеничного цвета подложке.
   Так, начальные статы.
   Мечи - мастер.
   Рукопашный бой - девятьсот девяносто один.
   Парирование - девятьсот.
   Рыбалка - шестьсот сорок три...
   Это чё такое???!!
   Меня прошиб холодный пот. Я оглядел небо, полное сизых утренних туч, словно ища призраков прошлого. Я мог поклясться жизнью, в первый раз в меню открылось совсем не то. Обычный набор новичка плюс те несколько довольно средне прокачанных навыков, которые система смогла перенести из ALO.
   Переборов дрожь, я дочитал до конца.
   Два меча - девятьсот.
   Боевая медицина - мастер.
   Идентификация - мастер.
   Бросок - девятьсот.
   Обнаружение - мастер.
   Маскировка - мастер.
   Всё тут. Все мои двухлетние бои в Айнкраде. Даже "два меча". Так же, как было в ALO. Но там конвертировался мой старый персонаж, а здесь - тот, которого я начал заново в Альвхейме. И его умения гораздо слабее. Причём рыбалку я не прокачивал вообще. На автомате я заглянул в инвентарь. Неужели я найду в нём кристалл-сердце Юи?
   В самом низу списка действительно что-то было. Мир начинал терять даже виртуальную реальность. Может, меня затянуло в параллельную вселенную, и сейчас я встречусь с духом Акихико Каябы, способным шляться туда и сюда по своей воле? Я ткнул в нижнюю строчку, ожидая чего угодно.
   ...
   Но вот только не этого.
   Передо мной в воздухе возникло изящное серебряное удилище с рунным тиснением на боках и светящейся, как лунный луч, леской. Оно вращалось вокруг своей оси с мелодичным звоном, пока я не протянул руки и не схватил его.
   "Озёрный Серебряный Спиннинг".
   Это же та самая удочка, выпавшая из озёрного босса двадцать второго уровня, где мы с Асуной проводили наш медовый месяц. Ах, как я жалел, что удалил её тогда, в Альвхейме!
   ...
   Ну и откуда она здесь?
   Я убрал удочку в рюкзак и присел на край фонтана. Все рассуждения сейчас бессмысленны. Просто отдышаться и пойти дальше. Так я и сделал. Попытался. Но стоило мне взглянуть в зеркало воды, я подскочил как ужаленный. Там... кто-то был. Кто-то с большими чёрными глазами и мягким, девчоночьим лицом, которое не портила даже чёрная угловатая татуировка. И длинные, роскошно-длинные БЕЛЫЕ волосы. Я всмотрелся в глубины озерца, и зрачки вмиг сократились в гадючьи вертикальные прорези.
   Хм! А в этом что-то есть...
   Что ж, надо начинать движение, и лучше, если оно будет максимально быстрым. Жизнь битера учит: ищи полезную информацию. А полезная инфа иногда стоит хороших денег. Мне предстояло выбрать: отправиться в ближние охотничьи земли кромсать низкоуровневых мобов, потолкаться среди игроков в городе либо посетить Атруса. Вполне возможно, существовал редкий арт, ещё не выбитый игроками, наподобие "Гекаты" Синон. Надо поподробнее расспросить про местный монстрятник.
   Размышляя таким образом, я двинулся к центру города. Пробравшись тесными улочками к площади, я осмотрелся. Где-то в людном месте всегда можно встретить... Ага! У выхода из таверны примостился парень в гербовом голубом плаще с эмблемой из трёх пар чёрных линий. Вот к нему подбежал гориллоподобный маг с кабаньей головой, размахивая руками, и передал мешочек - явно с монетами. Затем получил свиток, скопировал его в свой походный дневник и убежал по своим делам.
   - Приветствую аколита! - улыбнулся мне парень, когда я подошёл ближе. - Да, теперь Магические войны получат много свежей крови. Вернее - хи - маны.
   - Теперь?
   - О. Пять медяков.
   Я начал открывать инвентарь, но парень протянул руку, останавливая меня.
   - Теперь это упростили. Чувствую, ты денежный клиент и дарю бесплатно. Пятнадцать дней назад введено рукобитье. Для оплаты достаточно обоим игрокам назвать сумму, соединить правые руки открытыми ладонями внутрь на три секунды и сказать "Сделка". Итак, пять медяков!
   - Пять медяков!
   - Сделка! Сегодня в четыре часа утра по Токийскому времени начался грандиозный маркетинговый проект ПанЛайн. Все игроки, сконвертировавшие своих персонажей - а, значит, покинувшие другие игры, как ты понимаешь - получают при регистрации параметр маны, равный всему заработанному ими до того опыту в пересчёте на левелы WMO. Действует, правда, всего месяц, потом параметры приведут в соответствие с текущим уровнем. Но всё равно неплохо. Тебе много привалило? Сразу скажу, если ты не сильно напрягался в предыдущих играх, можешь рассчитывать тысяч на десять. Но всё равно ж неплохо. Ну, сколько там? Глянь свой фиал.
   Фиалы - это два хрустальных шара, висящих чуть впереди и выше в поле зрения игрока. Синий, символизирующий ману, слева. Красный, означающий уровень здоровья, справа. С потерей того и другого жидкости внутри убывают. По желанию их можно отключить или оставить видимыми. Тогда они доступны и другим игрокам - но только в, так сказать, художественном исполнении. Точные цифры видит лишь их обладатель. И вот я включил. И глянул.
   - Два миллиона.
   Я стоял и смотрел, как мой информатор, не стесняясь меня, лихорадочно строчит личные и клановые сообщения. Ну, понятно о чём.
   - Это... насколько много?
   Парень застыл.
   - Слушай. Если позволишь посмотреть свой ник и уровень маны - я твой должник на три любых вопроса.
   Я развернул меню, прикрыв остальные читерные статы полой плаща.
   - Колоссально! Кирито! Кстати, я Альпен. У тебя накопился пета-опыт. Где ж ты играл?
   - Да в разных местах, - я криво улыбнулся, чувствуя, как губы кривятся именно так, как я того хотел.
   - Сейчас в игре набран сто восьмидесятый плюс-минус два уровня. Ему соответствует пятьдесят одна тысяча единиц маны. У тебя одного больше маны, чем у любого из Великих Домов. Великие Силы! Ты - ходячий ПРАЙМ!
   - Альпен.
   - К твоим услугам!
   - Видишь ли, я ищу кое-что. Очень редкое. Мечи.
   Парень раскрыл рот, но я предупреждающим жестом поднял руку.
   - Я в курсе, что в WMO нет металлов. И знаю, что с сотого левела разрешено создавать холодное оружие. Но я не могу ждать. Есть способ добыть мечи сейчас?
   На лице информатора отразилось искреннее сожаление.
   - С твоим фиалом... Кирито... Зачем тебе мечи??? Ну, раз я обещал, то вот. Металлов у нас, и правда, нет, но есть шанс добыть деревянные мечи.
   - Чё??!
   - Ну, всё же настоящие мечи. Как ты и хотел. В течение предыдущего месяца шли отборочные бои за звание лучшего мечника на Островах Стрекоз. Видишь ли, в каждом городе есть кендо, где, упражняясь с деревянным мечом, можно немного повысить параметр скорости. Учебные мечи нельзя выносить за пределы кендо. Однако победитель турнира получит два уникальных хм... клинка, обладающих неуничтожимостью. Их можно таскать куда угодно. Судя по боевым параметрам, они не смогут убить даже улитку, но зато навсегда останутся у чемпиона и будут хорошо смотреться в гардеробе или на стене кланового замка. Я даю тебе слово гильдии, это единственные немагические мечи в игре.
   - Тогда выбор невелик, - рассмеялся я.
   - Турнир проходит в Хэвене на площади перед судом. Начало... ммм... через час. Удачи, Кирито!
   - Спасибо, Альпен! - я помахал рукой и двинулся к порталу.

* * *

   В отличие от готической Утопии Хэвен, пусть и каменный, тянулся ввысь многоэтажными башенками и стрельчатыми арками. Город поднимался по скальному гребню в несколько уступов, нависая открытыми террасами над морем. В первую минуту мне показалось, что он весь состоит из площадей и арок, фонтанов, колонн и портиков. Дома не отягощали его, а, словно мазки художника, обрисовывали силуэт.
   Судебная площадь пестрела флагами - по-видимому, гербами семей, кланов и самих игроков. Пять отделённых канатами площадок располагались на плацу как очки на игральной кости, и толпы магов охватывали их со всех сторон. Я подошёл к NPC-распорядителю и приложил руку к его магическому шару для регистрации. Волшебные звёздочки затанцевали вокруг списка и сложились в моё имя. Куча народу вдруг начала глазеть на меня с бессовестным интересом.
   - Ххм, а я думал, что среди ведьмаков нет сильных мечников, - услышал я за спиной. Я обернулся. Высокий, запредельно надменного вида, эльф взирал на меня с высоты своего роста. Более "эльфийского" эльфа я, наверное, не встречал. Узкие, раскосые глаза с татуировкой под "кабуки" и огромными аметистовыми радужками. Причудливый узор льдисто-кремовых волос, острые высокие уши и жуткая надменная улыбочка на тонких губах. Стоявший в паре с ним синекожий демоно-... не пойми что, с рожками и чешуйчатыми щеками, добродушно - насколько позволяли клыки - улыбнулся:
   - Кому, как не ведьмакам, владеть мечом лучше всех? Я рад, что нашёлся хоть один...
   - Один жалкий неудачник, - перебил эльф. - Какой это ведьмак? Это девчонка нацепила ведьмачьи шмотки. Уйди с дороги, кукла. Твои пухленькие розовые щёчки здесь лишние.
   Понимаете. То, что сделал со мной Айнкрад - сложно описать. Подначки, задевающие слабых, маленьких, не готовых к ним - мне стали казаться шорохом веточек, которые муравьи тащат в муравейник. Я устало вздохнул:
   - Не вежливо говорить обо мне в третьем лице, раз я здесь. Мне нужны мечи. Разберитесь со своими противниками поскорее, чтобы я поскорее разобрался с вами - у меня и так много дел.
   Я развернулся, и, не внимая идиотским репликам эльфа, пошёл к ристалищу. Краем уха я улавливал отрывки фраз в толпе:
   - Этот ведьмак - кто он? Гниль и Червь! Ты слышал, как он послал глав Великих Домов? Я где-то его видел. Точно! Говорят, сам Великий Волк... Кто? МакМанус? Поздравит победителя? Админов давно не видели в игре...
   Разговоры потонули в приветственных криках. Маленький дракончик перед входом выплюнул струйку оранжевого огня, сложившуюся в моё имя. Я взял деревянный боккен и ступил на песок арены. Напротив расположился мой противник. Когда-то давно показывали мультсериал с таким героем - червяком Джимом. Вот здесь выступило что-то подобное, но в магических доспехах.
   Пока я добрался до финала, пришлось победить восьмерых. Описывать то, что они демонстрировали в поединках - явно не стоит бумаги. Больше трёх тычков боккена - не ударов даже - я не затрачивал. Схватки на соседних аренах длились подольше, хотя ни одна не затянулась свыше двух-трёх минут.
   Через полчаса передо мной зажглась надпись "Финал" и ник моего противника - "Катана". Ну да, когда нечем больше похвастаться, выдумывают прозвище посолиднее. На противоположном конце поля появился высокий эльф с гадкой улыбочкой. Ах, это ты. Что ж, пожалуй, мне стоит показать, что я умею. Всерьёз.

***

   Таймер начал обратный отсчёт.
   Три. Невидимый колокол ударяет внутри.
   Два. Шум толпы обрывается в пропасть.
   Один. Есть только песок арены, я и солнце.
   Ноль. Нет Ничего.
   Только движение.
   Ввв-уу-ааа.
   Меч пробивает межполигонное пространство.
   Я мечта, овеществлённая мыслью.
   Я скорость.
   Я полёт.
   Я...
   Наваждение спало мгновенно, как и нахлынуло. Я стоял и смотрел, как огоньки посмертного образа Катаны догорают в воздухе. Все его защитные барьеры, доспехи, меч и его самого с одного удара. Слух заполнился молчанием огромной площади. Молчание. Но...
   Прорвавший воздушный купол голос как молнией пробил меня:
   - Оками Кен!
   И сразу сотни - тысячи - голосов приветственно и восторженно подхватили его:
   - Волчий меч! Волчий Меч! Волчий Меч!!!
   Моя рука сама по себе привычно взмахнула влево-вправо-за спину. А потом крики начали стихать, и передо мной взметнулась пыль арены, принимая фантастический образ. В полусне-полуяви я шёл к центру, где материализовывалось нечто огромное. Из песчаных вихрей тянулись вверх нити снега, полные провалов из чёрных бурунов, словно окна в ледяную ночь. Нет, это был не человек - из магического иномирового портала выступал сам Великий Белый Волк - Покровитель ведьмачьего племени.
   Снежные нити слепились в волчьи лапы, а зимняя тьма соткала плащ. Сверху, с десятиметровой высоты на меня взирало Нечто, принявшее облик полуволка-получеловека для разговора со мной. Оно всмотрелось в меня чернильными глазами, полными сферических антрацитовых взблесков. Лапы-руки протянулись ко мне, и я бережно принял два деревянных клинка тёмно-тёмно-орехового цвета с фиолетовыми прожилками. Форма клинков вовсе не походила на боккены, а копировала настоящие западные мечи с гардами. Рукояти заканчивались ощерившимися волчьими мордами.
   - Кирито! - рыкнул Волк, и барабанные перепонки чуть завибрировали от неслышимых низких частот. - Ты проявил спокойствие, быстроту и хватку. Волчью хватку.
   Ухмылка прорезала гигантскую пасть.
   - Я приветствую тебя в мире Магических Войн!
   С этими словами Волк склонил голову. Метель охватила его и втянула в холодную круговерть. Секунда - и лишь песчаная пыль оседает в воздухе. Я кивнул, словно Волк ещё невидимо стоял передо мной, и с наслаждением взмахнул мечами. Ни один эфес не лежал так приятно в ладони, как эти! Тёплые, упругие, мгновенно сросшиеся со мной!
   Моя мастерская идентификация высветила узорные таблички описаний:
   " Меч.
   Прочность: неуничтожим.
   Материал: Арборейский дуб. Возраст пять тысяч лет.
   ПРАЙМ: Хаос.
   Урон: ноль целых одна тысячная крови.
   Слоты для заклинаний: Нет.
   Бонусы: Нет.
   Дополнительные характеристики: Нет".
   М-да. Тут как бы даже сказать нечего.
   Раритеты.
   Пока я размышлял, мечи стали приятно тяжелеть в руках. Ну да. AURO подстраивал их под моё "идеальное" понятие о весе оружия. Я крутанулся и с наслаждением провёл шестиударное комбо для двух мечей из далёкого прошлого. Конечно, клинки не окрасились бирюзовым в знак распознавания приёма системой, но на душе потеплело от воспоминаний. Зрители зааплодировали. Внезапно ограждения арен исчезли, и я оказался в плотной толпе игроков, поздравлявших меня и пытавшихся утащить в какие-то им только ведомые места.
   До сих пор не понимаю, как я улизнул с Хэвена. Но мне позарез требовалось спокойное место, где бы я поразмышлял о том, что теперь делать с моими чудо-мечами. Слов нет, они... прекрасны. И я уже жалел, что не могу забрать их с собой и повесить на стену комнаты. Но даже с тысячепроцентной мощью их урон - одна сотая единицы крови. И, правда - не убьёшь даже улитку.
   Так я размышлял, сидя у фонтана на окраине Утопии, где я впервые появился. Почему-то и сейчас, в середине дня, здесь оставалось безлюдно. Безмагово, точнее. Или всё же не совсем?
   Сквозь тесные крепостные воротца бочком протиснулся рослый синекожий парень с рожками.
   - Привет опять! Мы не успели познакомиться. Я Сайякура, глава Дома Пяти Стихий.
   - Сайякура-сан...
   - Ага, я. Поспокойнее здесь?
   - Да. Почему-то сюда мало кто заходит.
   - Почему-то? - удивлённо переспросил Сайякура. - Кирито, ты что, не в теме?
   Бли-ин, я опять попал!
   - Этот фонтан Русалочьих грёз - вроде секретного данжа в Утопии. Его могут обнаружить только маги со способностью свыше девятисот или специальными умениями. Я знаю, ведьмакам оно свойственно, но не думал, что настолько.
   - А. А... да я не заморачивался как то.
   - Ну, так или эдак, а место тихое, правда. Я тоже иногда прихожу сюда. Когда обязанности главы достают.
   Сайякура присел на бортик и поболтал шипастой рукой в воде.
   - Я не успел восстановиться и добежать до Хэвена, и пропустил поздравление. Говорят, всех дрожь пробрала, когда появился Белый Волк. Конечно, аватар на загляденье у него, но мы, всё же, каждый день видим всяких монстров, и довольно больших. С чего вдруг такая реакция? Админы теперь редко пользуются своими божественными образами. Знаешь, Катана мне друг, но его надменность просто глупа. Прошу простить его.
   - Да не. Сайякура-сан, я даже не заметил. Ничего такого.
   - Кстати, ты можешь ещё сильнее утереть ему нос, - небрежно бросил маг.
   - Правда? - вырвалось у меня слишком поспешно.
   - А-а! Ничего такого?
   - Ну... это...
   - Да не парься. Я с радостью подскажу тебе одну секретную штуку. Мы с Катаной вроде друзей-соперников. Так вот. Любое магическое оружие имеет свойство подзарядки. Свойство не отображается в инфе, такой вот секрет полишинеля. Сам уровень зарядки есть, а свойства нет.
   - Угу, - угукнул я, делая вид, что читер и всё знаю.
   - Твои мечи не имеют признака магического оружия - поэтому и подзарядить их нельзя. Но зато они имеют признак немагического предмета обмундирования. И годятся для Купели Рассвета.
   Сайякура дружески подмигнул.
   - Ну, терпения тебе! Утри нос Катане! Его рекорд пятьдесят четыре тысячи манн.
   С этими словами сине-рогатый маг встал и исчез в фейерверках телепорта. А я срочно полез в электронный справочник Сисидо-сана.
   "Купель Рассвета. Секретная локация высшего уровня сложности. Расположена на острове СтарКлык.
   Варианты маршрута: телепорт с Дубового острова.
   Охрана: Каменные Черви шестого уровня, Циклопы шестого уровня, Каменные Щупальца десятого уровня, Огнистые Черви десятого уровня, Инфернальные Элементали Магмы двенадцатого уровня..."
   Я с усилием перевёл взгляд ниже.
   "Описание: трансформирует любой немагический игровой артефакт, имеющий признак обмундирования, в манохранилище, имеющее свойство дополнительного фиала маны. Манохранилище имеет высший приоритет расхода маны.
   Механизм действия: маг должен опустить артефакт в Купель, не выпуская из рук. Купель войдёт в резонанс с аурой мага, создавая сверхслабые болевые импульсы и постепенно усиливая их. Одновременно артефакт трансмутирует в манохранилище и начнёт заполнение. Когда расчетные параметры физического и астрального состояния мага превысят допустимую норму, заполнение артефакта маной прекратится.
   Особая информация: Купель Рассвета доступна для одного игрока один раз в календарный год".
   Неплохо! Мечи можно превратить в переносные мано-накопители, и тогда... м-да... к моим двум миллионам прибавится ещё тысяч сто. Для мечника первого уровня без боевых заклинаний - просто супер. Да и как ещё туда дойти? Локация высшего уровня - разумеется, и путь к ней не усыпан лепестками роз.
   Я открыл бланк письма и ввёл имя Альпена: "Привет! Как попасть на Дубовый Остров, минуя всех монстров?" Огненная искорка предупредила меня об ответе: "Охайё! Купи свиток телепорта, записанный игроком, уже побывавшим там".
   Я ударил себя по лбу - ну, конечно! Ведь в Айнкраде существовали точно такие - в виде кристаллов. Правда, игроки не могли создавать их сами - лишь покупать у NPC либо добывать из монстров.
   Я быстренько глянул аукцион. Цены кусались, но мне-то всё равно - за мной... эээ... ну много кого. Когда заветные свитки перекочевали в мой "карман", я стал думать дальше, пообещав себе найти выход без чужих советов.
   Полдела сделано, но как пробраться к самой Купели? Телепорты там не работают. Неужели придётся искать сильного игрока-телохранителя? Моя битерская гордость не позволяла этого. И тут мне на ум пришёл вчерашний разговор с Атрусом. Маскировка! Ну, конечно! Ведьмаки обладают бонусом к маскировке, и мои айнкрадовские показатели должны сделать меня невидимым. Стоит получше разобраться, как там её кастовать - и я готов.
   "Заклинание "Вата невидимости".
   Первый уровень Магической школы.
   Механика наложения: Жест "Кулак" ".
   Кулак? Ну, ладно. Я сжал свой изо всей силы. Ничего. Реально, ничего. Кулак выглядел готовым дать кому-нибудь в зуб, но выжать из себя заклинание явно не желал.
   - Вата невидимости! - крикнул я, вскидывая руку с зажатым кулаком наподобие Сейлор Мун. Хорошо, что ребята не видят.
   Ммм... Продолжим обучение.
   "Общий раздел "Заклинания".
   "Вызов заклинаний".
   Первый - четвёртый уровень.
   Выбранное заклинание требуется условно привязать к одному из пяти доступных жестов:
   - Кулак. Рука направлена вертикально или в сторону атаки.
   - Ладонь. Рука направлена горизонтально или в сторону атаки. Открытая ладонь вертикально или перпендикулярна вектору атаки.
   - Босс. Кулак сжат, большой палец отогнут вбок. Рука направлена вертикально или в сторону атаки.
   - Перст. Кулак сжат, указательный палец направлен на цель. Рука направлена в сторону атаки.
   - Знак. Ладонь открыта, указательный палец подогнут. Рука направлена горизонтально или в сторону атаки.
   Жесты можно вызывать обеими руками по отдельности, либо комбинируя обе вместе".
   Я раскрыл украшенное рунической вязью меню. Так-с. Тырк. Дзинь. Жесты. Слот "Кулак". Доступные заклинания.
   Готово. Ну, теперь-то:
   - Вата невидимости!
Опять ничего. Или - а, вот. Тонкая сапфировая полоска вокруг фиалов.
   Я аккуратно убрал мечи в новёхонькие чёрные ножны. Покупать всё самое дорогое уже становилось моей дурной привычкой в WMO, но... они так походили на старые айнкрадовские и сидели, словно я с ними родился. AURO позволил мне прочувствовать удовлетворение от туго входящих в ножны клинков и легких щелчков в самом конце. SAO таким не баловал.
   Оставалось ещё одно. Я открыл почту и написал: "Сисидо-сан! Я отправляюсь на СтарКлык. Прошу Вас, отключите болевой порог Амусферы и AURO. Обещаю, что буду осторожен. Кирито".
   - Телепорт! Дубовый остров!

12. Дева Рассвета - 28 сентября

   .....МНСР001Log_fileID000123814
   Ой! То есть, привет! Меня зовут Юи! Это моя первая запись в моём первом дневнике. ? Поэтому я немного #%12>+ пута ??? юсь. Уах-м-м-м. Разобралась!
   Теперь ошипок быть не должно ;) Я потом подключу тезаурус, ладно?
   Я - Юи. Я - программа защиты психического здоровья. Мне 3 года. Пока всё.
   ......................................
   Меня зовут ... Ах, да!
   Я не могу делать записи в дневнике в ALO. Понимаете? Я пыталась - и вышел длиннющий двоичный код. Я побежала сюда и... Э... секунду - здесь такой клёвый шипокрыл, я должна его бамкнуть чем-то... всё... ну, я правда, потом допишу.
   ......................................
   Запись N3.
   Я решила нумеровать записи. Меня так учили. Простите, что долго не писала. Мне очень долго пишется в дневник. Я не знаю, почему. Примерно с той же скоростью, как водишь ручкой по бумаге.
   А ещё - это хорошо - я могу одновременно играть и записывать в дневник - и поэтому я пишу только в настоящем времени. Правда, раз я пишу так медленно, что-то может и закончиться, пока я пишу, и я тогда напишу в прошедшем. Вот так, ладно?
   ......................................
   Запись N4
   Я умею делать скрины! Ура-а! Я кучу всего наскринила, вам ведь видно? Отлично! Вот это - моя первая локация в WMO! Я рассказывала же уже про WMO? Я записи перечитаю... нет?
   О! Извините меня! Я что, вообще ничего не рассказывала? У-у-ффф...
   Я исправляюсь!
   Итак! Мой папа - могучий и очень красивый самый красивый чёрный мечник Кирито получил сам взял себе очень важное задание - спасти мир WMO от... это секрет, я даже сама не знаю от кого, но если встречу, то разформатирую нафиг! Вот!
   Моя мама Асуна осталась ждать папу в нашем домике в ALO. Там очень красиво! Там есть камин, выложенный старыми закопчёнными сажей камнями, а в камине всегда горит огонь, а от огня идёт тепло. А на каминной полке стоит моя фотка в рамке с ракушечками и ...
   Блии-иии-н! Я же про папу пишу!
   Папа не хотел никого брать на задание, потому что очень опасно. Но мне стало так жутко интересно, что... Понимаете. Раньше мне становилось интересно, когда папа или мама спрашивали про чего-то. А тут я не утерпела и пролезла сама.
   Вообще-то я живу на папином компьютере - он целиком для меня, там только я и всё. Через беспроводное соединение я могу выходить на роутер, на спутник - и... в любую сеть. И зайти в WMO - пара пустяков. Я и зашла. Там платный клиент, но я ввела папин номер счёта. Ему специально дали Он специально взял много денег для этого.
   В ALO я выгляжу, как пикси - очень маленькая фея. Мне всегда нравилось быть такой. Или ... Это так сложно объяснить!!! Я не задумывалась! Эммм... как бы там ни было, в WMO я хотела быть ростом повыше. Как папа.
   Подключилась, стала выбирать, что может предложить "Кардинал"... А! "Кардинал" - это система. Первая система называлась "Кардинал", а все остальные - это её копии. Кроме ходячего справочного бюро, которым мне играть не очень-то хотелось, доступны NPC: странствующие певцы, целительницы, вестники, танцовщицы, жрицы и сказительницы. Я почти выбрала целительницу... чуть не просмотрела!!! Команда "создать аккаунт"! Доступна!!! Глупая система распознала меня, как игрока! Нет! Умная, умная система!
   Ввожу данные. Имя. Дева Рассвета Юи! Здорово, да! ПРАЙМ. Доступны все, даже анти-ПРАЙМ. Но я выбираю све... нет... Астрал!
   Теперь Я - "Видящая во тьме - Астральная Дева Рассвета Юи". Ух-х-х! Папа закачается!
   Готово, перемещаюсь в стартовый го... нет, в какой-то лес, ну, не важно! Инвентарь, зеркало. Нет зеркала? Нет зеркала! А-а-а-а!!! Ручей, где ручей, надо ж на себя посмотреть! Вот, так, подхожу, гляжу. Да. Да! Да!!! Мамочки, это как в сказке.
   Длинные-длинные волосы, медные с прядками цвета льна. До самой земли! Большущие глаза - красно-янтарные. Кожа чуть загорелая - до светло-орехового. Юбка в мелкую складку, оттенок ... хихи "кардинал-на-соломе"... ха-а... ой! Чего-то я увлеклась. В общем! Я высокая, как папа, и очень красивая. И я умею колдовать! Эм-м-м... я первого уровня и пока ничего не умею ((( Слёзы... Уф-ф-ммм. Ладно. Зато у меня куча того, что здесь называют "маной" - такая невидимая субстанция, из которой вылепливаются все спеллы. Да, как пластилин. Только круче.
   Я решила прогуляться вдоль ручья. И...
   Понятно, как всё было?
   ......................................
   Запись N5.
   Я взяла 10-й уровень! Из какой-то зубастой змеюки, которую я пнула, выпал свиток "стрела". Будь я программой, вмиг бы прочитала. Но я - игрок! Это же намного круче! Надо идти к специальному дереву с учёным вороном, покормить его зерном, тогда ворон прочитает. Разучиваешь и можешь астральными стрелами бабах по саблезубым мышам! А ещё яйца виверн забавно шпокать. Ну это потом. Кстати...
   Папе я до сих пор не призналась. Сама не знаю, почему. Пока брожу здесь в лесах, сто раз обещаю, что признаюсь. А возвращаюсь домой и... забываю. В ALO всё не так... Как не так? Не понимаю, но чувствую. Хотя... Чем дольше я на Островах Стрекоз, тем сильнее меняется и мой дом. Меня тянет сюда и... я обязательно возьму 20-й левел!
   ......................................
   Запись N6
   Я усложняюсь! 0_0 шок! Раньше я ежедневно приводила себя в порядок - так, на всякий случай. Сверялась с эталонной копией. А с магическими войнами подзабросила это дело. Три дня не заглядывала. И, пожалуйста! Основное ядро без изменений - ф-ууу - но! Куча новых алгоритмов. Переменные какие-то. Я разберусь и напишу отчёт. Пока!
   ......................................
   Запись N7.
   0_0 ^3 шок в кубе!!!
   Я состряпала монитор активности новых дополнений и пошла в WMO. Это... это... это оказались чувства!!! А-а-а-а-а! Что со мной??? И это работает! Я чувствую. Чувствую тепло и холод. И что вода мокрая. Как дура целый день прыгала в ручей. Только чтобы чувствовать! Как холодно! Мокро! А ещё я развела костёр и... э-ммм... Но это здорово! И... Ой! Я что, радуюсь? Сама... по себе.........
   ......................................
   Запись 7.1
   Извините. Я, похоже, упала в обморок. Со мною что-то происходит. Я бегу в ALO!!!
   ......................................
   Запись N7.2
   !!! В ALO ничего не работает! То есть, нет, всё работает, как раз, но - я ничего такого не чувствую. Только воспоминания, как это ощущалось там.
   ......................................
   Запись N8.
   - Привет!
   - ! Э... ты мне?
   Я встретила этого странного непонятного удивительного типа только что. Мы стоим и говорим. Или... говорю я, а он задаёт дурацкие вопросы!
   - Конечно, ТЕБЕ! Привет!
   - Добрый день...
   - Меня зовут Астральная Дева Рассвета Юи !
   Я провожу расследование. Вы помните, я помогаю папе найти... неважно там что, и ищу источник своего обновления. Да, я взяла 20-й левел! Теперь я могу летать! И очень быстро. Правда... эм... не очень высоко. 30 сантиметров где-то... но ведь летать! Как в ALO, но вовсе без крыльев! Ну и... я решила, возможно, ближе к источнику мои чувства... обострятся. Я настроила монитор ощущений и вот! Спустя двое суток налетела на этого парня.
   - Я... э... Хранитель Равновесия - Сумеречный Страж Пустошей Юри.
   Вообще-то, он не то, чтобы парень. То есть... в плане возраста. Ему, наверное, тридцать или около того. Но такое глуповатое лицо мужским не назовёшь. Ой, не повезло с аватаром. Ыых! Или он реально такой? Глаза крапчатые, не то серые, не то зелёные. Нос на пол-лица. Волосы ... рыжие, что ли? И короткие совсем. Губы как у дяди Эгиля. Нет, ещё больше! Скулы маленькие, а челюсть, наоборот, здоровенная. Сравните с моим папой! Вот он, на картинке, видите? Всё наоборот!
   - Не думал, что такие красивые девушки встречаются!
   Да, я убийственно красивая (это так генерал Юджин говорит лидеру кайт-ши Алисии Рю, а я-то не хуже её!).
   - Или... Ты не Мастер игры? Может, только они имеют такие аватары?
   Бери выше! Мы с папой этого "кардинала", молью поеденного...
   - У тебя... радужная аура! Как это возможно?! Никогда... Никогда не видел... Ты... ангел, может?
   Да, видишь, такая я особенная, а ты ещё глупые вопросы зада... СТОП!!!
   - Ты видишь мою ауру???
   - Ну... да. Это запрещено? Закроешь мне доступ?
   Вот идиот!
   - Да подожди. Я... не админ. Просто игрок, как и ты. Так про ауру... Ты умеешь видеть ауры?
   - В общем, да.
   - И у NPC?
   - Что? Хы-хмм-хи, какие у NPC ауры? Это ж программы просто. Ауры могут быть только у живых людей.
   ШОК!!!
   ......................................
   Запись N9.
   - Ой, ты рассоединилась! Провайдер что ли у вас "лёг"?
   - А... ага...
   Мамочки! Я... живая?!
   - Юи! М... то есть... как там... Юи-тян... Ты что, плачешь?
   Да-ааа...
   - Не... Это... я от радости (что я несу?), что такая аура... как ты назвал?
   - Радужная. Ну, ты, наверное, знаешь, чаще доминирует один цвет. Или смешиваются участки двух-трёх цветов. А твоя - как большой яркий шар, весь наполненный светом, а на его поверхности переливаются радужные полоски. Как будто ты переживаешь все настроения сразу...
   !!! Монитор! Показатели зашкаливает! Новые массивы данных загружаются прямо сейчас! Это - ОН ???!
   - ты... ТЫ!!!
   - ? Я? Эй... Ты чего?
   - ТЫ - ЧТО НАДЕЛАЛ?!
   Хватаю за плащ, трясу, злость! злость! злость!
   - Да-а-что-хых-я-мо-ог-на-де-е-лать?!
   - А ну-ка...
   Что? Ведь мне... так здорово... я ... злюсь... плачу... смеюсь... чувствую... живу...
   - Юи-тян, слезь с меня, пожалуйста!
   Просто... Он даже не спросил... взял и... дал мне эти слёзы, этот смех... Я программа контроля, и когда вмешиваются в... Я... "Юи-тян". У него так хорошо это звучит.
   - Юи-тян! Прости! Мы же раньше даже не встречались! Я бы запомнил. Ты можешь сказать, что я такого сделал?
   Оййй, я запуталась. Надо бы папе рассказать. Нет! У него и без меня хватает проблем. Разберусь сама!
   - Встретимся здесь через два часа!
   - Да я не могу через два часа.
   - !!!
   - Мне на работу надо.
   А! Забыла! Он же... Так... Тогда...
   - Добавь меня в свой фрэнд-лист.
   - Хорошо, но...
   - Заходи в игру как можно быстрее и сразу пришли письмо на мэйл.
   - Ну... ладно. У тебя всё в порядке?
   Безмозглый большеносый чурбан!
   Конечно, нет!!!
   И всё по твоей милости!
   - Да. Ну, всё, я пошла.
   Где здесь вообще алгоритм нирваны?!
  

13. Когти - 26 сентября

   Дубовый остров оказался совсем крохотным. Будто коленка великана, он торчал из воды, а волны бросались на его выпуклые каменистые склоны. Дубы, словно иголки в игольнице, росли прямо из камня под немыслимыми углами. Я стоял на самом краю скального уступа, и солёный ветер трепал мой ведьмачий плащ.
   Белый камень-сланец, серо-коричневые морщинистые стволы и шумящие зелёные кроны дубов. Бездонное офитовое небо как отражение моря. Сердце вдруг болезненно ёкнуло оттого, что подобное место нельзя отыскать в реальном мире. Я вздохнул. Пора искать телепорт, но я абсолютно не представлял, где он мог бы прятаться. Среди множества дубов не наблюдалось ничего похожего на величественную арку, вход в пещеру или сотканное из переливчатых огней зеркало. Не было видно ни монстров, ни магов, и, поскольку мой мастерский навык обнаружения не подавал признаков опасности, то я спокойно разгуливал, тыркаясь во все уголки.
   Ощупывая кору одного из дубов-патриархов, я обнаружил довольно большую щель. Я просунул руку и то ли повернул что-то, то ли сжал. Часть ствола исчезла, и в теле дуба открылся проход-портал, на противоположном конце которого я уже видел СтарКлык.
   Я шагнул вперёд и оказался на бугристой площадке, образованной натёками застывшей лавы. Такие же натёки покрывали весь белый сланец острова. И тут...
   Возможно, в систему закладывалась специальная программа, рассказывающая о возникновении острова в первое посещение. Или AURO снова подыграл моему воображению. Или уже не знаю что, но!
   Я увидел, увидел это.
   Одинокий каменный клык, белеющий среди хаоса штормовых волн. Буро-свинцовое грозовое небо. И огненный болид, падающий по крутой дуге. Взрывом сносит верхнюю часть Клыка, и нечто нестерпимо-яркое проплавляет камень, уходя вглубь. Лава, как сажевые слёзы, стекает вниз, скапливаясь у кромки воды, и застывает причудливыми смоляными оплывами. От внутреннего жара одна из нижних граней Клыка трескается, образуя проход в каверну.
   Путь к Купели Рассвета.
   Я неслышно проскользнул мимо извивающихся в белой пыли червей, мимо спящих циклопов, миновал медузоподобные бархатистые щупальца, вросшие прямо в скалу. Тропинка вела вниз, во тьму, и скоро мне начали попадаться огнистые черви. Они, словно живые ручейки огня, текли по полу, оставляя дымные следы. Я обходил их по самой кромке, либо упирался ногами и плечами в уступы стен и замирал, пропуская их под собой.
   Элементали магмы, как слизни, наполненные лавой, бродили по коридорам, и, чтобы их миновать, мне приходилось забираться ещё выше, под самые своды. Размеренное сонное существование монстров было обманчиво. Увидь они меня, скажем так, во плоти, и поток магических атак затопил бы остров. Наконец основной коридор упёрся в глухую скалу, в основании которой я обнаружил узкий лаз. Немного поободравшись, я протиснулся по нему и оказался в самом сердце острова.
   Круглая, абсолютно чёрная пещера. Стеклистые изломанные бока. Волны застывшей лавы под ногами. В центре, в каменном углублении - родник живого рассветного огня, полный собственным яростным светом, кристально-белым с вихрящимися льдисто-голубыми, аквамариновыми и лавандовыми переливами.
   Как во сне я вынул мечи и вложил их в пылающую купель. Тёмно-ореховые клинки погружались всё глубже и глубже в жидкий огонь, пока не утонули в нём полностью. Мои руки, обнимающие рукояти, проталкивались навстречу огню, пока полностью не ушли в звёздное сияние.
   И началось испытание! Сухой ветер далёкой пустыни ударил мне в лицо. Он давил, пытаясь вытолкнуть меня из Купели, а я сопротивлялся ему. Я сопротивлялся! Я наклонялся всё ниже и ниже, врастая ногами в пол, врезаясь клинками в иссушающий поток. Горло пересохло, и сглатывать стало просто нечем. Едкие слёзы скопились в уголках глаз. Плечи отчаянно заныли. Ветер усиливался. На меня навалился весь СтарКлык, и я чувствовал содрогание от каждой волны, ударяющей в него.
   Сжав зубы, я держал его! Перед воспалённым взглядом встал образ плачущего Сато-сана, и холодный дождь той ночи омыл меня, придавая сил. Ради него, ради его дочери, столько перенёсшей в жизни, я должен постараться.
   Я держался. К едким слезам добавился солёный пот. Кажется, я прокусил в кровь губу, и солёная смесь наполнила мой рот. Жар охватил тело, будто меня зажали между плавильных печей. Воспоминания Айнкрада - двухлетняя борьба со смертью - ожили внутри. Кирито, здесь нет никакой борьбы! Что это испытание по сравнению с любой смертельной битвой Айнкрада?! У меня лишь снижен болевой порог, и меня выдернут из погружения в любой момент, если жизненные показатели ухудшатся.
   Надо просто...
   И я терпел! Я уже начал гореть, а веки отказывались закрываться, словно под них насыпали золу. Сердце стучало гулко и тяжело под грузом всего океана, волновавшегося на моих руках. Я был ободран до каркаса чистой воли. Прошлое, настоящее и будущее отступило - осталось только желание стоять.
   В самый последний момент, уже за гранью моих сил, каменные стены раздались, и дух моего виртуального тела воспарил над зелёными океанскими волнами, прокатывающимися над пустынной бездной. Этот миг полёта - настолько пьянящий и захватывающий - впечатался в память вечно живой частичкой. Я летел к самым дальним горизонтам, прочь от Магических архипелагов, и чем дальше - тем выше становились волны и крепчал ветер. И где-то уже на самом краю, где океан сливается с серым ничто, где пятисотметровые валы бьют в дно земли, там я увидел Его.
   Он - как ось мира - вырастал из вод, и океанские брызги долетали лишь до коленей. Мускулы, самый малый из которых был больше острова, в упорном единстве расталкивали Мироздание, олицетворяя саму суть мощи. Руки обнимали перевёрнутый купол неба, а на гордом лице застыли нечеловеческие решимость и твёрдость.
   В это мгновение меня выкинуло из вселенной Магических войн, и я обнаружил себя лежащим в тихой комнате, запутавшейся в паутине коридоров. Сисидо-сан взволнованно смотрел на меня, а один из помощников делал какую-то инъекцию. Я непроизвольно глянул на свои руки - ожогов, вроде, нет. А вот глаза и язык действительно высохли.
   - Внучек, не надо так надрываться, - в глазах Сисидо-сана застыл упрёк.
   - Ну, всё же нормально, - я медленно начал вставать. Отчего-то я испугался, что закружится голова. Хотя нет, действительно, никаких болевых ощущений. Только зверский голод.
   - Сходи, поешь, - угадал мои мысли Сисидо-сан. - Тут везде указатели, ты не заблудишься. Кроме того, каждый сотрудник знает тебя в лицо и всегда поможет.
   Идя по длинному коридору, я изучал информационные подписи-стрелки на полу и стенах. Ещё один маленький квест моей жизни. Перед обеденным залом встроенный сканер опознал меня и приветливо мигнул моей фотографией. Я занял место в небольшой очереди. Сразу вспомнилось недавнее посещение "Голема". Пока я уминал несколько порций рыбы с рисом, в голове крутилось воспоминание о пиве в объёмистой деревянной ёмкости и тушёных свиных рёбрышках с кислой капустой. Под конец пришло сожаление, что никак нельзя насытиться виртуальной едой здесь и...
   Память! Токио. Императорский дворец. Я и Асуна договорились погулять вместе. Она стоит в одиночестве на улице - девушка в красно-белых цветах гильдии "Рыцарей Крови". Моя Асуна. Она так глубоко в своих мыслях, что произносит свой вопрос вслух:
   - Так чем же отличаются наши миры?
   - Ничем. Только количеством данных.
   Так я сказал тогда. Но это неправда. Виртуальный мир может воспроизвести чувство голода. Чувство сытости - когда плотно поел. Но ты не наешься на самом деле. Не наешься так, чтобы продолжать жить.
   За соседним столиком раздался смех. Один из молодых людей - по-видимому, рассказчик - держал палочки толстыми концами вниз.
   - Да это анекдот времён моего деда, - махнул рукой его сосед.
   - Нет, правда. Я клянусь, правда! И я ему говорю: - Да наоборот! Попробуй наоборот!
   Словно мучительно вспоминаемое слово что-то закрутилось у меня в мозгу. Наоборот. Попробуй наоборот. Нельзя наесться в выдуманном мире, но наоборот... Нет. Никак. Неожиданно для себя я съел слишком много, и мысли приняли сонное направление. Я убрал поднос в утилизатор и потащился назад. Тихие коридоры ещё сильнее навеяли дремоту. Сато-сан внимательно взглянул на меня и вынес приговор:
   - Восемь часов сна. Вот, прими-ка снотворное.
   Я проглотил капсулу и плюхнулся на гелевый матрас. Что со мной такое?
   Восемь часов сна. Восемь мгновений смерти, как сказал бы Ницше. Я вскочил, подброшенный внутренней пружиной-будильником. А?
   - А-а.
   Надо сходить... ну, лицо сполоснуть. А дальше... Дальше -
   - Начать соединение!
   Закатное небо Айнкрада. Ой, нет. AURO опять сплёл свои мечты с моими. Разумеется, в Айнкраде не могло быть такого неба - облака проплывали за пределами Радиуса, а над головой темнел монолит следующего уровня. Вечернее небо Магических Архипелагов было великолепно. Больше, чем великолепно. В жизни, из-за объективных - чтоб они провалились - физических законов закатное солнце не может делить небосвод с крупными - с кулак величиной - тёплыми звёздами, раскиданными по кошачьему бархату ночи. Тучи не плывут так торжественно, почти не меняя очертаний, полные старого золота на западе, налившиеся малиновым сиропом в зените, затканные жемчужно-серым шёлком - на полночь.
   Я стоял у тайного фонтана. Мои мечи привычно - так привычно! - ждали за спиной. Я достал правый и осторожно, словно боясь сломать, раскрыл его характеристики.
   "Меч.
   Прочность: неуничтожим.
   Материал: Арборейский дуб.
   ...
   Дополнительные характеристики: Фиал маны. Ёмкость один миллион пятьсот тысяч манн".
   Я... просто помолчал. Медленно взмахнул мечом, любуясь, как на поверхности вспыхивают кобальтово-синие молнии, прорываясь из наполненной магией сердцевины. Овеществлённое доказательство моей воли. Жалел ли я, что не начал как обычный игрок? В тот момент - нисколько!
   Я вышел в узкую крепостную калитку, и, вызвав невидимость, побрёл по пыльной дороге в сторону леса. Сердце, мой верный проводник, потянуло меня туда, словно желая ощутить тепло близкого собрата. Могучие секвойи обступили дорогу, но между их стволами не дерзало вырасти ни одного даже маленького кустика, и закатные лучи прорывались в самую гущу.
   Ещё с полкилометра я задумчиво переставлял ноги, вновь мысленно переживая испытание в Купели. Странные вещи - они начались задолго до моего появления в мире Магических войн. Было ли то видение Атланта в череде необычных событий, или являлось обычной заключительной частью квеста? Разум не находил ответа, а интуиция подсказывала, что я здесь отнюдь неспроста.
   Дорога обогнула поросший лишайником холм, и я оказался у маленького тёмного озерца, скрытого от глаз путника. Овальное - не больше тридцати метров - оно лежало в песчаной холмистой ладони, как натёк сливовой смолы. Ровную поверхность не рябил даже лёгкий ветерок, не видно было никакой растительности, и лишь высохшие сосновые иголки плавали у берега. На вытоптанном пятачке одинокий гном-рыбак взмахнул удочкой, готовясь к забросу. Шапка-ушанка чуть съехала набок с его зелёного пупырчатого черепа, стекла очков взблёскивали малиновыми сполохами в объятой тенями ложбине.
   -И-иииих!
   Наживка в идее маленькой ящерки элегантно полетела в самую середину озерца. Я ностальгически улыбнулся. Когда-то на такую вот ящерку - правда, побольше - я поймал...
   А-ааа! Не может быть! Магический мир крутанулся вокруг меня. Это... правда, он?! Мои айнкрадовские приключения оживали передо мной. Я тихонько подошёл к приземистому гному, закусив губу.
   - Как успехи, Нисида-одзи-сан?
   Ну, даже если я и не...
   - А-А-А!!!
   Почтенный рыбак подпрыгнул на полметра, при этом удочка вылетела из его рук и шлёпнулась в воду. Естественно, красиво булькнув на прощание, она утонула.
   - А-А-А моя любимая удочка!!!
   Блин.
   - П-простите меня...
   - А-А-А кто здесь?!
   Про невидимость я совсем забыл. Сняв заклинание, я материализовался перед старым знакомым.
   - Простите, Нисида-одзи...
   -А! Великий Чин! Ведьмак! - гном замер, потом растерянно всмотрелся в моё лицо. - Мы... Вы... я...
   - Нисида-одзи-сан, Вы же обещали, что мы ещё порыбачим вместе. Помните, двадцать второй уровень. Айнкрад...
   Это магическое слово отпечаталось кровавым клеймом не только в моей душе. Рыбак подскочил и обхватил меня своими короткими руками.
   - Кирито... сынок... внучек... - дальше он уже не мог говорить. Несколько минут слышались только всхлипы. Я стоял, сам не зная, чего хочу больше: расплакаться вместе с ним или дружески улыбнуться и похлопать по плечу. Успокоившись, Нисида присел на песчаный откос, я устроился рядом. Мы не виделись с того самого дня, как расстались у портала двадцать второго уровня. Мы с Асуной уходили штурмовать донжон на семьдесят пятом, он оставался ждать.
   - Ну, как ты? - спросили мы почти одновременно.
   - Одним словом не расскажешь.
   - Вот уж чего, а времени у меня полно, - замахал руками Нисида. - Я только зашёл - на ночную рыбалку. Кирито-кун, прошу, рассказывай.
   И я рассказал. Глядя на крупные тёплые звёзды, я перенёсся на два года назад, к встречам и опасностям, навсегда изменившим меня. Пока я говорил, закат совсем догорел, и ночь раскинулась над Островами Стрекоз. Нисида зажёг масляную лампадку, и мы сидели, вглядываясь в танцующий язычок пламенной стихии. Старый рыбак не задавал вопросов - он молча выслушал мою повесть, так, как пожелал рассказать её я. Опыт его лет наверняка подсказал, что всегда остаются закрытые уголки сердца.
   - Ну, а я, - начал Нисида, - после реабилитации, которая, к слову, прошла очень успешно, вернулся к своей работе. За два с половиной года напридумывали кое-что новое, но ничего такого, с чем моя стариковская голова не смогла бы справиться. Я получил две солидных компенсации - от "Тохто" и от "Аргуса". Один из моих молодых племянников открыл своё дело - гидропонную ферму - и звал меня к себе. А ты знаешь, как я люблю море. За мной сохранилась должность внештатного консультанта, и в новом бизнесе дела идут в гору - я получаю не меньше, чем на старой работе. Зато свободного времени гораздо больше. И - ты только не смейся - я получил наследство. Яхту. Очень дальний родственник, давно уехавший в Америку и сколотивший состояние, когда ему перевалило за сто, вспомнил о своих корнях и решил упомянуть в завещании всех родных, кого сможет отыскать. Мир ему, где бы он ни был сейчас. Яхта небольшая, да и содержание стоит денег, но я счастлив!
   - Как же Вы попали в WMO?
   - А. Ну ты же знаешь, я ищу рыбные места. А здесь водится рыба, которую нельзя поймать больше нигде. Кроме того, врачи рекомендовали мне МРТ-терапию. И вот я понял, что поймаю двух рыб одним крючком. Это озеро, хоть и крошечное, полно загадочных животных. Которые, кстати, неплохо продаются! - Нисида от души рассмеялся. - Профессия рыбака тут вроде не в почёте, но кушать рыбу все мастера. А откуда ей взяться, рыбе? Ты ловишь Спирального Карпа, приносишь его в ресторан, повар готовит суши, а ребятишки объедаются, кричат: "Вкусно!" и просят добавки. И думают, что еда свалилась с неба прямёхонько на кухню. Только вот... - Нисида хлопнул большими ладонями. - Пропала моя удочка.
   - Я очень виноват... Я попробую исправить....
   - Да что ты?! Кирито-кун, не пробуй даже так говорить. Пусть бы я утонул со всем инвентарём. Даже с моей любимой яхтой - это же всего лишь вещи.
   - Нисида-одзи-сан, прошу, примите от меня... - я уже несколько минут вполглаза пересматривал аукцион и форумы игры, лихорадочно разыскивая что-то стоящее. И снова воздал благодарность моему бездонному счёту. Потом мне придётся, конечно, возместить свои глупые траты директору Сато, но это же для друга.
   - Вот. Это вроде неплохая, - смущённо пробормотал я, протягивая удочку. Вообще-то, она была хороша. Удилище из шерла, с янтарными кольцами-скрепами, ухватистой толстой ручкой и переливчатой опаловой катушкой.
   - О-о! - расцвёл Нисида, принимая удочку. - "Голубая" - вернее, "чёрная" - мечта рыболова. Комплект! И даже опаловая катушка Нептуна. Очень редкая! Очень до... Кирито... зачем ты...
   - Вам нравится, Нисида-сан?
   - Я в восторге! Из десятки топ-снаряжения эта для меня - лучшая. Она первая среди воздушных - и тяготеет к вторичному ПРАЙМУ Порядка. Сама промеряет глубины, скорость течения и классы рыб в водоёме. Да она чего только не делает. С ней я стану лучшим рыбаком в Гильдии. А, может, Гильдмастером, - Нисида дружески подтолкнул меня локтём. - Сотый уровень умения возьму меньше чем за месяц.
   - Э? - не удержался я. - Сотый?
   - Аа, - кивнул Нисида. - Тут не то, что в Айнкраде. За два года я прокачался до семьсот сорок седьмого. А здесь за шесть месяцев добрался только до восемьдесят шестого. При этом я могу поймать девяносто пять процентов всей рыбы. Даже не представляю, что они выдумают для Мастера! Впрочем, через год или два обещают ввести корабли - можно будет заходить далеко в океан. Ух, вот где настоящие монстры. Пока что рекорд по речной рыбе - не мой, к сожалению - шестиметровый Ископаемый Осётр. Шесть метров тридцать пять сантиметров. А прибрежная морская.... ммммм... секунду... Штормовая Сельдь длиной два метра пять сантиметров. Теперь с такой удочкой я... Кирито! Может я глупости говорю, но ты можешь достать себе такую же? Какой твой ПРАЙМ, кстати? В этом озерце обитает что-то таинственное! Как в том, на двадцать втором.
   - Такое же шестиногое? - улыбнулся я.
   - Кто знает, - азартно крикнул Нисида. - Ах, какая из того выпала удочка! Подлинный раритет игры. Как жаль, что её нет под рукой.
   - Ну, вообще-то... - я, немного смутившись, извлёк невесть как принесённый сюда трофей Асуны. Серебристые искорки, как пепел над костром, запорхали в тёмном воздухе холмов, то взлетая вверх, то падая вглубь сияния. Мы молча любовались её изящными изгибами и руническими узорами на древке.
   - Нисида-одзи-сан, а есть ли какой-нибудь квест, связанный с удочкой? Мне думается, неспроста она пришла со мной в этот мир.
   - Хм. Есть множество квестов для рыбаков - но, скорее всего, тебе требуется не это. Возможно... На днях ввели тут одно приключение - для этого даже создали небольшой островок. На северо-востоке Архипелага. По сути, это каменистая коса метров сто сплошь из острых каменных глыб. После полуночи недалеко от острова, над морем появляется термитник. Термитов, как рыбу, можно поймать на удочку. Для этого надо - как я понимаю - просто попасть наживкой внутрь термитника. Большего я пока не знаю, - развёл руками старый рыбак. - Отчего-то информация по этому квесту держится в секрете, и даже игроки делятся ей очень скупо. Несколько наших попробовало половить, но только золото зря потратили. Наживка дороже самой дорогой рыбы, что я ловил. А при неудачном забросе она сразу пропадает.
   - Нисида-сан, остров называется ..?
   - Ночной Причал.
   Я полез в походную энциклопедию директора ПанЛайн.
   - Ночной Причал, - принялся читать я вслух. - Квесты острова. "Двуглавый термитник антиматерии". Условия квеста: Насадка должна быть помещена игроком любым доступным ему средством внутрь термитника. Один или несколько термитов вгрызаются в насадку. Игрок должен извлечь насадку в течение двух минут после "вживления" термитов, иначе насадка будет уничтожена.
   - Всё, как я говорил, - развёл руками Нисида. - Ничего необычного. Разве что можно использовать навык броска отдельно от навыка рыбалки и забросить наживку просто на магической нитке рукой. Тут некоторые даже плюют изрядно...
   - Отдельно, э? А что, прокачанный бросок влияет на рыбалку?
   - Да, тут как в жизни. Хорошо бросаешь - попадёшь насадкой в нужное место. SAO это игнорировала, а зря.
   Уникальная удочка, невесть каким чудом перекочевавшая из прошлого, мастерский бросок, запредельный навык рыбака, ведьмачье зрение - Судьба явно выправляла мою тропку к Ночному Причалу. Однако...
   - Всё же не понимаю, чем ценны эти термиты?
   - Больше в описании квеста ничего не сказано?
   - Нет. В разделе "Монструм" тоже нет никаких термитов.
   - Кирито-кун, а это? Вот, "Квестовые монстры".
   - Ай-я, тут на букву "К" так много, проглядел! Есть!
   "Термиты.
   Термитник является парным доминионом семей термитов.
   ПРАЙМ: АнтиПРАЙМ.
   Устройство: семья из пяти тысяч особей под управлением Королевы.
   Действие: термит испускает произвольную трансформирующуюся эллипсообразную ауру.
   Тип: Бесформенность.
   Форма: Облако.
   Школа магии: Восьмая.
   Время: Постоянно.
   Особые параметры: Абсолютный пробивающий эффект. Эффект Анти-щита второго уровня.
   Урон: ноль целых пять десятых единиц крови в секунду.
   Здоровье: Неуничтожим.
   Особые условия обитания: Непосредственный контакт или постоянный ПРАЙМ-канал с источником маны.
   Среда обитания: древесина Арборейского Дуба.
   Насадка: щепка Арборейского Дуба".
   Ну, вот всё и сложилось.
   - Нисида-одзи-сан, сейчас уже около полуночи. У Вас есть телепорт на остров?
   - Постоянного нету, но есть пара свитков. Похоже, редкая штука - эти термиты. Надо обзавестись насадкой.
   Я усмехнулся.
   - Недавно я добыл. Пару отличных насадок.
   - Тогда удачи тебе, сынок. А мне - увидеть твой лучший бросок!
   Ночной Причал!
   Нас выбросило на острые кулаки скал, и морские волны вмиг промочили одежду. Сила океана здесь почти не сдерживалась, дальний ветер хлопал моим плащом, как крылом летучей мыши, а белые космы волос взвивались за плечами змеиными изгибами. На юго-западе мигали огоньки Архипелага. Моё ведьмачье зрение пробилось сквозь тьму, позволяя видеть окружающее в приглушенном вечернем свете. Нисида судорожно цеплялся за мой рукав - он-то, похоже, не видел ни зги. Впрочем, отступать мой старый друг не собирался.
   - Ты видишь, Кирито, ты его видишь?! - крикнул Нисида сквозь порывы ветра.
   - Да.
   Я видел. Метрах в двухстах от нас, над пенящейся морской бездной парил термитник. Два конуса-близнеца, слитых с общим основанием, около пяти метров высотой. Пепельно-серые башни со срубленным верхом, покрытые чернильными пузырями, словно маренго. Из жерл время от времени выплёскивались фиолетово-лиловые сполохи, а на стенках мой острый ведьмачий глаз разглядел извивающиеся дорожки светящихся бусинок, вспыхивающих рубиново-алым.
   Термитник, подвластный иным силам, то летел против ветра, то нырял в воздушные ямы, то возносился ввысь током магических эманаций. Определить, куда он двинется в следующую секунду, было невозможно. И всё же я должен был это сделать. Если что-то пойдёт не так, я лишусь с таким трудом добытых мечей.
   Уперевшись покрепче в скалы, я достал мои мечи-фиалы и связал ведьмачьим поясом. Потом извлёк серебряную удочку и насадил ремень на крючок. В углублении между валунов, по колено в воде, за приготовлениями наблюдал Нисида-сан, ухватившись за мой сапог.
   Я сжал рукоять удилища. О чём бы мне стоило подумать сейчас? Может, кто-то знает лучше. Я лишь наслаждался Вызовом. Я изо всех сил вживался в то, чем являлся в данный момент.
   Холод океанской ночной волны вбил мне в грудь терпко-щемящее желание существовать здесь. Я взмахнул удочкой, и, напрягая все силы, послал мечи ввысь, вложив в бросок горячий ответ на неизвестную мне радость бытия.
   Мечи достигли зенита и как падающие звёзды устремились к жерлам термитника. Лунная леска путеводной нитью отмечала их траекторию. Летающий остров крутнулся, уходя в сторону, и моё сердце замерло. Всем, что копилось во мне, я потянул его назад. Термитник застыл и... ухнул в воздушную воронку, прямо под падающие клинки. Моё сердце застучало вновь!
   Мечи с громким всплеском, словно в жидкое земное варево, вошли в жерла, и лиловый огонь охватил тонущие рукояти. Потом скрылись и они. Алые бусинки исчезли, втянувшись внутрь. Мне оставалось лишь подсечь в нужный момент, но как раз этого я, хоть убей, не понимал. Требовался опыт жизни, настоящей жизни рыбака, рыбачье сверхчутьё на самую хитрую рыбу, которое приходит с тысячами поклёвок и подсечек. Этого мне и недоставало.
   Я уже готовился рвануть удилище, когда большая твёрдая рука протянулась из темноты и, накрыв мою, сжала серебряную рукоять.
   - Я помогу, сынок, - услышал я голос старого рыбака. Или это сказал мой отец? Всё смешалось в моей голове, и я уже не мог отличить, что где в этой полуяви-полусне.
   Ощущалось приближение шторма. Ветер взревел, и волны с тяжестью осадных таранов обрушились на Ночной Причал. Солёная стылость поползла сквозь кожу к костям. Но большая тёплая рука спокойно сжимала мою руку, и весь мир как бы собрался вокруг этого тепла.
   - Пора! - крикнул Нисида-сан. И я дёрнул. Дёрнул так, что удочка согнулась пополам, застыла так на секунды - и распрямилась с ровным гудом. Два фиолетово-алых метеора прочертили штормовое небо, взлетая над островом и падая, падая в мои протянутые руки. Эта сила могла разорвать меня в мгновение, но я жаждал держать её в руках. Я поймал пылающие клинки - рукояти показались лишь чуть теплее, чем обычно. Пурпурный огонь растёкся по их лезвиям, и фиолетовые прожилки раскалились до светло-сиреневого. Они пульсировали по всей длине, словно сердца, крохотными рубиновыми звёздочками, то появлявшимися, то исчезающими внутри. Глаза деревянных волков на эфесах заполнились перегретой лавой цвета гелиотропа. Там, в глубине извивалось что-то живое, по размерам намного превосходящее алых жучков. И, удерживая мечи, я ощущал тёплое биение пульса этих существ.

* * *

   Святлячные стрекозки - ночные хозяйки островов - порхали вокруг ламп. Во дворике, выстланном мелким песком, среди душистых зарослей шиповника и жасмина сидели трое. Атрус внимательно изучал мои мечи. Идентифицировать их теперь, даже с мастерскими навыками, я оказался не в силах. Кроме того, мне так хотелось посмотреть на растерянное выражение на его лице, когда я принесу добытые сокровища. Мы с Нисидой-саном ввалились в два часа ночи, мокрые с ног до головы и, мягко говоря, застали хозяина врасплох.
   Нисида-сан сидел рядом, прихлёбывая из баклаги нечто исключительно вкусное, судя по причмокиваниям и закатыванию глаз. Я же отказался от угощения - сейчас я не мог думать ни о чём, кроме нового оружия. Перед Атрусом лежала толстая книга с непонятными мне значками, головоломными геометрическими ребусами и рисунками циклопических машин. Атрус водил пальцем по строкам, заглядывая в разные части книги, и рисовал оранжевые искрящиеся формулы в воздухе.
   Наконец он захлопнул гримуар и чуть двинул мечи ко мне.
   - Их имя "Когти Гиеса". Их характеристики абсолютно идентичны, так что можешь не бояться путать правый и левый. По прочности - неуничтожимы, не теряют особых свойств. Существа внутри рукоятей - это Королевы термитов. Кроме характеристик обычных особей, эти просто обязаны обладать дополнительными, однако я так и не смог узнать их - либо засекречены, либо пока не созданы. Одно можно сказать с уверенностью - Королева придаёт мечу статус Доминиона анти-ПРАЙМА. Возможно, Королева будет увеличивать количество особей, силу или дополнительные навыки, идти на некое взаимодействие с родственными ей существами Равновесия. Кто знает? Это самое удивительное оружие, которое я встречал в мире Магических войн. Энергия, излучаемая термитами в спокойном состоянии, весьма мала, но постоянна. Десять тысяч термитов поедают около трёхсот манн в минуту или восемнадцать тысяч в час. Поэтому, чтобы прокормить их, пропускная способность твоего астрального канала должна быть не меньше.
   Атрус вопросительно взглянул на меня.
   - Мммм... эээ...
   - Ты не измерял?
   - Не-а, - я смущённо поёрзал. - Я как бы даже не знал.
   - Тогда запомни. Пропускная способность напрямую зависит от трёх переменных:
   - резонанса ауры;
   - волновой активности мозга;
   - общефизического состояния.
   В местных лавках продаются тестеры с пометкой "Данные текущего момента. Точность девяносто процентов". Формула засекречена PanLine, однако механика мне понятна. По сути AURO делает следующее: в единицу времени он фиксирует отклонение указанных характеристик от некоего среднего и подставляет полученные числа в формулу. Если результат положителен - идёт прирост маны, отрицателен - ничего не происходит. Если в своём мире ты на эмоциональном подъёме, в комфортном окружении и физически здоров - мана восстанавливается быстрее и...
   - Сильнее там - сильнее здесь, - вырвалось у меня.
   - Вот именно. По моим наблюдениям среднеигровой показатель составляет три тысячи шестьсот манн в час, то есть одна мана в секунду, что в ситуации с термитами маловато.
   - Но ведь существуют же игровые средства восполнения маны? Лечилки?
   - Конечно, - кивнул Атрус. - Только, видишь ли, это всё квестовые артефакты. Нельзя прийти в лавку и набрать, сколько пожелаешь. Маги добывают их четырьмя способами:
   - из квестовых монстров;
   - убивая других игроков;
   - заказывая у алхимиков - но для этого нужны ингредиенты, добытые лично;
   - в виде призов на состязаниях.
   Добытые свитки и зелья крови дарятся, выставляются на аукцион и хранятся в замковых складах...
   - А источники ПРАЙМОВ? - напористо вмешался Нисида. - Не забывай про них. Кстати, благодарю за угощение, замечательная штука этот Ледяной Морс.
   - Источники не положишь в карман, - усмехнулся Атрус. - Кирито они не помогут.
   - Атрус-сэмпай, Вы и в волшебные мечи не верили, - напомнил я.
   - Прости, Кирито. Я действительно зря засомневался в тебе. Ты уже доказал, насколько сильно ты меняешь дороги Судьбы и переписываешь Её книги. Просто... это не моя сказка, и гусь по временам топчется на моей могиле... Прости, пожалуйста.
   Как спины огромных китов на поверхности моря, в глазах мужчины промелькнули тревоги другой жизни.
   - Итак. Источники ПРАЙМОВ - это бездонные хранилища структурированной магической энергии. Они подвластны только носителям ПРАЙМОВ - избравших его в начале пути. В большинстве случаев источник существует внутри природного явления или формации.
   Земля. Выходы на поверхность пород, сверхнасыщенных драгоценными и полудрагоценными кристаллами. Также и небольшие подземные пещеры с кристаллическими вкраплениями. Тех и других обнаружено девять.
   Вода. Родники, сверхглубокие, "бездонные" участки рек, озёрные ямы, пещерные озёра. Их тоже не более десятка.
   Огонь. Вулканы, постоянно подпитываемые лавовые выплески. Грязевые гейзеры.
   Всё это стационарные источники. Их нельзя захватить с собой, но они хотя бы на одном месте и непрерывны. А вот что требуется остальным ПРАЙМАМ:
   Воздух: Смерчи.
   Свет: Радуга.
   Тьма: Лунное и солнечное затмение.
   Астрал: Короткий промежуток в полнолуние.
   Никто не в силах предсказать здесь эти природные явления. Радуга обычно бывает после дождя. Но её может и не быть. А грозовая туча - не всегда с дождём. Сильный ветер, даже буря - не значит смерч. С полнолунием проще, но быстротечность и редкость этого ПРАЙМ-источника сводит на нет его доступность. Затмения же не всегда наблюдаемы из-за облачности и рельефа местности.
   Но всё это, господин Нисида, - саркастически усмехаясь, Атрус повернулся к старому рыбаку, - доступно, хотя бы стоя на земле. А ПРАЙМ-источник Хаоса - это морские водовороты. И по условиям надо находиться не далее тридцати метров от него, чтобы установить ПРАЙМ-канал. Заливов - "Пасть Дракона", как зовут их маги - достаточно глубоких и обрывистых, чтобы приливы создали водовороты, и с площадками, позволяющими "дотянуться" до источника, на Островах Стрекоз всего два. На юго-восточной и северо-западной оконечностях. Ну, если Кирито сможет...
   - Минуточку, - я положил мечи и встал. - Давайте-ка посмотрим, на что способен я сам.
   - Вот именно, сынок, - рассмеялся Нисида. - Давай-ка глянем в волшебный шар.
   Атрус пожал плечами, ушёл в дом и вернулся с мерцающим камнем неровной формы величиной чуть больше моей головы. Установив артефакт в чашеобразное углубление стола, Атрус сказал:
   - Всё просто. Положи обе руки на кристалл. Примерно через полминуты он заполнится маной, а мы увидим, что к чему.
   Я подсел ближе и обхватил ладонями камень. Его гладкие, словно отполированные морской водой, грани холодили кожу. Справа над камнем возникла огнистая апельсиново-оранжевая шкала. Донышко кристалла окрасилось небесно-голубым, и вместе с этим начали вспыхивать деления шкалы.
   Пятьсот.
   Тысяча.
   Две тысячи...
   После десяти тысяч Нисида весело хмыкнул. После отметки в двадцать тысяч Атрус пробормотал, что ведьмаки - малоизученный вид животных и вечно преподносят сюрпризы.
   Кристалл заполнился маной до верха, и апельсиновая дорожка застыла на сорока тысячах, мелодично динькнув на прощание.
   - Мне по временам кажется, - заметил Атрус, - что за тебя играют ещё десять человек разом.
   - Возможно, так и есть. Возможно, по временам, за меня играет вся Япония, - ответил я, приобнажая клинок и вглядываясь в его коричневые, наполненные фиолетовыми молниями, глубины. - Но, возможно, сейчас этого будет мало.
  

14. Прошлое - 29 сентября

   Запись N10.2
   - Вот так всё и началось, - выдавила я.
   Этот тип уставился на меня. Чего он смотрит?
   - Ты чего?
   - А?! Я... Юи-тян. Это очень...ммм... интересно. Только я ни бельмеса не смыслю в программировании. Я... понял не больше пяти слов из твоего рассказа.
   Вот кретин! А я тут старалась для него! Вообще-то странно, если он не программист, как он смог... хммм...
   - Ладненько. Я расскажу про папу.
   - Про Акихико Каябу?
   Чё??? Да какой он к чертям па... Хотя, если подумать...
   - Да нет. Папа Кирито. Мой папочка самый сильный Чёрный Мечник. Мечник Айнкрада. Он спас меня. И маму.
   От Айнкрада этот тип подпрыгнул.
   - Ты из тех, кого захватили в SAO? Боже! Ты... ведь... совсем маленькая!
   Он что, ничего не понял? Ах, да. Он же сказал. У меня аура живого существа. И... Какое странное чувство. Теперь я не хочу признаваться ему, что я - программа. Ни-за-что.
   - Так вышло. Я без спроса надела нейрошлем и... Вот. А потом... Я от страха всё перезабыла и потерялась. Я блуждала по тёмному лесу, когда мама и папа нашли меня и отнесли домой. Там я всё вспомнила. Вернее, не так. Они искали моих... моих... В общем, не важно. А потом папа убил Каябу и всех спас.
   Всё же понятно. Смотрит на меня, как на кактус.
   - Ой, я что, запачкалась?
   - Не. Юи, ты просто очень красивая. Извини, я... что я...
   Ну конечно, я красивая. Ну, говори, говори.
   -... что я раньше не сказал этого.
   Ыгы. Ды.
   - Я никогда не встречал таких красивых девочек. У тебя волосы, как самый нежный шёлк. А переливаются они, как огненные волны.
   Говори, пожалуйста, говори.
   - У тебя глаза чистые, как драгоценные камни, внутри которых тёмные родники. И плечи такие круглые.
   Плечи?
   - Ну, вообще, всё круглое. Всё, что надо. Ты только не сердись. В виртуальном мире я могу сказать девушке комплимент. А если бы мы встретились в жизни, я бы отвернулся и прошёл мимо. Там я никак не могу... Ну, ты понимаешь. Первым подойти и познакомиться.
   Дурак. Ну вот зачем ты про реальную жизнь? Как бы мы там встретились?!
   - Юи-тян, что такое? У тебя лицо дрожит. Ты...?
   - Не. Всё в порядке. Просто вспомнила два года в SAO.
   - Расскажи. Не держи внутри.
   Хорошо. Слушай.
   - В первый месяц... погибло более двух тысяч. По глупости, или от страха. Или от отчаянья. Просто спрыгнули вниз со стены. Это ведь не запрещалось системой. Я видела. Я хотела помочь. Всем им. Я должна была.
   Ненависть. Ненависть. Ненависть.
   - Юи-тян.
   Да. Обними меня.
   - Большинство ведь было детьми. Испуганные, растерянные. Таких, как папа, оказались единицы. В смысле, тех, кто решил пройти игру и спасти остальных. Пройти игру - так нам сказал Акихико Каяба. В первый день он приказал "Кардиналу" собрать всех игроков на главной площади Стартового города, и появился перед нами, как огромный пустой плащ, парящий в воздухе. Тогда все и узнали, что из игры нет выхода. Только пройти её до конца. Если тебя убьют здесь, то ты умрёшь и в реальной жизни. Это надломило многих. А я... я... Но, папа и мама победили.
   - Расскажи мне о твоих родителях.
   - Папа Кирито. Мама Асуна. Сначала они не любили друг друга. Сначала они много ругались. Так мама говорит. Папа стал Битером-Одиночкой. А мама вступила в сильнейший клан "Рыцари Крови". Через полтора года они объединились и поженились.
   - Э? Поженились?
   - В SAO.
   - А, понял. Но почему не сразу стали сражаться вместе?
   - Папа... Ему тоже приходилось трудно. Он не хотел подводить кого-то. Он ни разу... Один раз. Поклянись, что никому не расскажешь!
   - Клянусь. Юи-тян, если такое личное, то не надо ра...
   - Нет, надо. Я хочу. Только поклянись!
   - Я никому не скажу. Клянусь.
   Слёзы. Внутри слёзы.
   - Один раз... папа... но это была не его вина! Ты - должен понять! Он очень долго сражался совсем один. Больше года один. Ты засыпаешь с мыслью о том, где и скольких монстров тебе завтра убить. Просыпаешься, думая о своём уровне опыта, и проверяешь снаряжение. Выходишь за черту города - и первый же шаг делает тебя уязвимым. Смертным. Можно отсидеться или попытаться найти во всём этом смысл. Жить - но ничего не делать ради общего спасения. А папа... Он всегда помогал другим. Всегда шёл на передний край.
   Однажды в донжоне он встретил небольшой отряд. Клан "Чёрные коты полнолуния". Шесть игроков, и все намного ниже уровнем. Папа выручил их в бою. Наверное, даже спас. Когда они вернулись в город, лидер клана пригласил папу на ужин в честь удачного похода и предложил вступить в их клан. Эти ребята не знали о его мастерстве - система скрывает характеристики - и папа не стал им говорить. Вернее...
   Ты ведь мне веришь? Мне отчего-то очень важно, чтобы ты мне верил.
   -... он сказал, что примерно одинакового с ними уровня. Иначе они бы испугались и не приняли его. А папа так устал в одиночку. Какое-то время они вместе ходили в донжоны, и папа старался помочь другим набрать, как можно более высокий, левел. Чтобы они могли защитить себя сами. Без него.
   Без него. Почему-то мне стало так холодно от этих слов. Обними меня.
   - Давай посидим тут. Можно я.... Да, вот так тепло.... Они очень здорово прокачались, все, кроме одной девочки. Самой слабенькой среди котов. Сати. Ей всё давалось с большим трудом. И её папа хотел защищать сильнее остальных.
   Через месяц они накопили достаточно денег, чтобы купить своё собственное жильё. Глава клана ушёл заключать сделку, а остальные ждали. Но кто-то предложил сходить в донжон, чтобы не терять зря время и заработать ещё. Папа знал, что донжон опасен и отговаривал. Но они пошли.
   Юри, они пошли.
   - А он... Только проходчики могли знать наверняка.
   - Юи-тян, я... не очень врубился. Знай они, что Кирито такой крутой, они не порадовались бы, что он в их клане?
   - Нет. (Слёзы). Проходчики, они... Чтобы стать сильнее, намного сильнее остальных, приходилось первым добывать редкие ингредиенты, выполнять уникальные квесты. Занимать удобные локации с нужными монстрами. Ты ведь знаешь, как бывает. И многие игроки считали проходчиков просто негодяями, захапавшими ресурсы и не поделившимися. Подавляющее большинство проходчиков хотя бы состояло в кланах - это...ммм... смягчало мнение о них. Но папа всегда сражался один. Хотя он всегда-всегда приходил на выручку другим. Но когда "коты" пошли в донжон, он не смог. Они нашли сундук с ловушкой-сиреной. Папа догадался, что с ней что-то не так, потому что видел такие много уровней выше. Но он не отговорил...
   Они погибли. Все. На его глазах. Он смог выбраться и в городе встретил главу клана, который вернулся с радостной новостью. Город располагался на самом краю уровня. Глава сказал тогда: - Такой, как ты не имел права присоединяться к нам.
   Такой... не имел права... а ещё он НЕ сказал: "Они все погибли из-за тебя".
   ... и потом просто стал на крепостную стену и прыгнул вниз.
   Молчание.
   Молчание.
   Молчание.
   Мир вращается вокруг одиноких сердец.
   Молчание.
   Я прижимаюсь к нему, потому что он тёплый и больше мне прижаться не к кому. Но, ни к кому другому я бы сейчас и не хотела.
  

15. Расследование - 30 сентября

   Сцена, разыгрывавшаяся передо мной, повторялась с небольшими изменениями за последние сутки сотни раз. Огромный Глинозёмный краб, распластавший свои клешни на десятки метров, поливал земляным огнём разбросанную по пещере команду "чистильщиков". Пещера - "кэйв" на местном жаргоне - уходила ввысь метров на сорок-пятьдесят. Ошмётки взорванных сталагмитов устилали пол. Воздух гудел от рёва хранителя кэйва, скрежетания его панциря по горной породе и эффектов от DD.
   Подсветка в комплект не входила. Маги-чистильщики в самом начале вывешивали светящийся заряд-"люстру", медленно-медленно планирующую вниз, либо пользовались заклинанием ночного видения. Моё ведьмачье зрение - вы не забыли, я бета-читер?! - справлялось с пещерной тьмой без проблем.
   - Исума, лечи! - слышалось то и дело. - Болотный, дави! Клешня слева! Отступаем?! Ставь щиты!
   Каждый раз, ломая ребятам игру, я ощущал укол совести. Я понимал, как я выгляжу в их глазах лучше них самих. Но прокачаться за столь короткое время иначе не представлялось возможным. Разве что, убивая игроков. Я вздохнул - как всегда - и выхватил Когти.
   Дзэнннн! Звук высоковольтного трансформатора, смешанный с гудением лазерных мечей в космооперах. Одним прыжком я покрыл расстояние от входа в кэйв до Хранителя. Взмах! Фиолетовая молния-полоска пробивает все его твёрдолобые защиты и взрывает панцирь. Хитин трескается по всей длине, и разрывы затекают травянистым огнём. Фейерверк. Монстр взрывается кислотным дождём. Десять тысяч маны поглощено тёплым сиреневым сердцем меча - Королевой термитов. То, на что эти маги потратили бы час-полтора напряжённого боя и сто тысяч маны, я вынес одним ударом. Что поделать. Сейчас опыт шёл против времени, и время играло против меня. Чтобы открыть порталы к другим Архипелагам, нужен сотый левел.
   Маги обалдело уставились в пустоту крабьего логовища. Не сбрасывая невидимость, я выложил все трофеи, выпавшие из Хранителя, на землю и рванул к выходу.
   Сотня. Вторая. Третья. Семь миллионов маны за три дня плюс фантастическое количество свитков - я буквально обвалил рынок. Цены взлетели в разы. Я вихрем вылетел из пещерной антителепортационной зоны и активировал новую точку доступа.
   Это случилось, когда я уже вплотную подобрался к сотому левелу. Разумеется, мои "подвиги" не остались незамеченными на Островах Стрекоз. Слухи обо мне - не такие однозначно скверные, как я себе вначале разрисовал - поползли от одного мага к другому подобно сели. Хотя моя абсолютная маскировка и помогала мне избегать лишних глаз, на мозги это не распространялось. Нашлись опытные игроки, которые поняли, что пещерные и данжевые боссы взрываются не на пустом месте, и лут, который раньше распределялся "Кардиналом" по рюкзакам игроков, не сам по себе валится кучами прямо на пол. Обо мне заговорили.
   Супермаскировка, которую не могут "просветить" даже хай-маги. Возможно, у ведьмаков есть такая. Постойте, на днях какой-то ведьмак одним ударом разрубил главу Дома Фениксов. Не тот ли это? А кто-то видел сполохи на Ночном Причале и пустые термитники. У него, кажется, мечи из арборейского дуба? Помните, Альпен рассказывал о новичке с чудовищным запасом маны? Мастер, перешедший из другой игры...
   Нашлись люди, сложившие кусочки паззла, выпадающие за моей спиной. И в результате...
   Как обычно, точка доступа раскрылась чуть выше уровня грунта. Я подсогнул ноги, готовясь приземлиться, а вместо этого угодил в паутину. Огромную. Восьмая школа магии. Бесформенность. Природная ловушка высшего уровня. Наверняка, какой-то друид постарался. Как муха, я трепыхался в бессильных попытках освободиться, а вокруг, насколько хватало глаз, тянулись грязно-серо-матовые жилы. Заклинание такого масштаба не должно продержаться очень долго, значит...
   Со всех сторон в меня ударили струи ядовитого газа. Отравленные дротики высверлили воздух, а мухи и москиты целыми роями облепили меня. Из-за камней и ближайших кустов выныривали маги - в основном природные и огненные, судя по их посохам и боевым украшениям. Они не торопились бросаться в рукопашную, продолжая атаки на расстоянии. "Вата невидимости" ещё не спала, но трепыхания паутины точно указывали цель.
   Конечно, я сообразил, в чём тут дело. Хранители кэйвов респавнятся раз в сутки, и за это время я успевал обойти все доступные острова Архипелага. Достаточно понатыкать сигнальных линий или шариков-шпионов у входов в локации, и ты будешь знать, какие уже посещены. А у последней в нужный момент разложишь громадную паутину.
   Я непроизвольно сжал кулаки. Неужели стало обидно? Кирито, спросил я, несколько меланхолически наблюдая, как моя ведьмачья кровь стойко сопротивляется потокам ядов, Кирито, а чего ты ожидал? Расслабился. Будь ты в Айнкраде, давно был бы мёртв. Но там я не столь жёстко ограничивался во времени, попытался я спорить с самим собой. Разве? - усмехнулся Кирито Номер Один. - А кто гнал тебя в шею здесь?
   Да, а что теперь делать то? - подумал меланхоличный Кирито Номер Два. - Ты добыл замечательное оружие, лучшее в игре, - подумал в ответ его антипод, - и, возможно, предназначенное именно тебе, именно для твоей миссии, чудесный знак свыше - и теперь теряешь его таким глупым способом. Ты воспринял Магические Войны как красивую игрушку, в которой перед тобой заранее разложили все сокровища и выдали все ключи. Ты забыл, что стал Чёрным Мечников сквозь боль, слёзы и потери. И, если от тебя требуют идти той же дорогой в другом мире, то соответствуй - или убирайся.
   И в голове прояснилось. Действовать требовалось быстро. Хоть я и обладал немереным запасом маны, фиал крови у меня оставался самым что ни на есть рядовым. И он быстро таял. Мечи. Надо их достать. Чем там славятся ведьмаки? Поиском сокровищ.
   - Хаос, Терто, - пробормотал я непослушными губами, сжимая кулак. - Когти Гиеса.
   Передо мной в воздухе сложилась карта местности, и яркая оранжевая точка с координатами высветилась в самой середине. Я - собственной персоной. Я ж лежу на них. Из толпы магов вперёд вышла знакомая фигура. А-а, глава Дома Фениксов. Маг воздел руки, полные искрящихся самоцветных зерён.
   - Игнио, - прозвучал его торжествующий голос. - Глобула огненного уничтожения.
   Самоцветы начали сплавляться в нечто жаркое, буро-малиновое, как сердцевина дымного тигля. Ага, показательное выступление, понятно. Из моей раскрытой ладони зазмеилась тонкая магическая нитка. Теперь привяжем к ней координаты клинков и... цель захвачена! Нить протянулась мне за спину и закрепилась на рукояти. Оставалось подтянуть, но... моё ведьмачье тело, нашпигованное самыми разномастными ядами, ещё удерживало дух, а вот как следует пошевелить рукой оказалось не в силах. Эххх...
   В мозгу всплыло весёлое лицо Нисиды-сана: "Тут некоторые даже плюют изрядно..." Плюют.
   - Волшебная нить, - прошептал я. - Рот.
   Снова координаты мечей. Тёплое шершавое движение мне за шиворот. Цель захвачена. Огненный маг уже слил свои ингредиенты в рыжий пылающий ком и воздел руку в повелительном жесте. Я набрал в рот как можно больше нитки и... дёрнул головой. Хотел бы я так сказать. Нет, скорее попытался сдвинуть Токио лбом. Ннн-нууууу?!
   Один из мечей с тихим кликом выскочил из ножен и, повинуясь направлению нити, въехал мне рукояткой точно в передние зубы. Я всё ж успел зажать волчью голову, и Коготь загорелся сиреневыми искрами. Оружие активировано. Анти-ПРАЙМ. Ударная волна прошла по всей паутине, начисто сжигая её липкие отростки. Насекомые пепельным дождиком просыпались на траву. Ядовитые атаки разлетелись в стороны, натолкнувшись на анти-щит. Как только их поток иссяк, мой навык боевой медицины начал активно подлечивать и заполнять фиал крови. Ледяные спазмы в мышцах отступили. Я завёл руку за спину и вытащил второй меч.
   - Умри! - крикнул Катана и выбросил руки в одном из ударных жестов. Огненная сфера, полна мощи ПРАЙМА, рванулась ко мне, гудя как тяга в километровой трубе. Я встал на колено, готовясь отразить удар высшего из известных заклинаний. Во мне начала закипать злость. Какого, вообще?! Я стараюсь ради этих идиотов, не сплю третьи сутки, а что взамен???
   Огненная глобула ринулась ко мне, а я прыгнул... в толпу магов. Сейчас вы получите сюрприз, недоноски. Ведение и удержание цели, ага. Шар огня летел за мной, сжигая всё на своём пути. Естественно, и магов, между которыми я стремительно лавировал. Долго ты его не продержишь, Катана-кун.
   - Он проклял шар! - заорал кто-то.
   - Ведьмак! Дурное место! Это сам Призрак! Бежим!!! - начало прорывать остальных. Я уже приближался к Катане. С разбегу я хлестнул Когтем огненного мага, и тот распался на две половины у меня на глазах. Вот так, неудачный реванш, придурок. Пока ты рассыпаешься, посмотри, чему я научился. Развернувшись, я вытолкнул ладонь вперёд.
   - Стена Хаоса!
   Занавес из тугих чернильных струй скрыл меня. Глобула ударилась в него, как опаловая капля в тёмную гладь озера. Несколько секунд огонь пытался прожечь путь ко мне, но, в конце концов, сдался, задушенный силой моего заклятия. Я усмехнулся. Вот что в действительности значит Мощь. Даже слабейшие мои атаки на голову сильнее всего, чем в состоянии ответить противники.
   Я услышал мелодичный колокольный перезвон, словно на небе кто-то пришёл в гости. Руническое меню подтвердило: мои старания увенчались успехом - сотый уровень достигнут. Ужасно хотелось опробовать навыки мечника и взглянуть, что за оружие выпало мне из арсенала, но... но.
   Знаете, как сложно взять себя в руки и заставить следовать плану по спасению целого виртуального мира, когда толком не понимаешь, что ему угрожает? Это мегасложно! Сны, неясные слухи, файлы данных, фантастические догадки - вот и весь мой багаж. Реален лишь удивительный мир Магических войн, в котором мне обалденно нравилось!
   Я вздохнул и активировал телепорт в Утопию. Проходя сырыми улочками, я вспомнил мой первый день. Надо же! Он успел так отдалиться в памяти, хотя прошло меньше недели.
   Атрус, предупреждённый заранее, встретил меня у дверей своего дома.
   - Поздравляю, - сдержанно произнёс он и пожал руку. Но в его взгляде и тёплой улыбке крылось гораздо больше одобрения, чем в словах.
   - Итак, мы отправляемся

* * *

   Боуи задумчиво обмакнул сухарик в сырный соус.
   - Тот маньячище? Да, расскажу.
   Его любимый бар "Билли'с", так напоминавший обстановкой старинный ирландский паб, заполнялся народом. Боуи почти каждый вечер бывал тут. Это место, где его не доставали нудные упрёки жены. Напиваешься вдрызг - а дома ни в одном глазу. Все радости жизни, не выходя за порог. Да плевать, что это компьютер. Кино, хоть и трёхмерное, а тоже картинки. Но их же смотрят. А тут сам себе кино.
   Его гости. Мужик с книжкой, одежда "Бен Киноби в походе", и пацан - ведьмёныш. Нашли его уже с полной кружкой "Гиннеса" и программкой василисковых боёв на вечер.
   - Я в тот заход вооружился плотно. Друзья ждали у реки, а я спускался оврагом. Спускаюсь. Из-за деревьев выпархивает эта сволочь. Одета? Плащ. Просто плащ. Капюшон. Не, ничего не говорил. Шипел, кажется. Как-то не по себе стало. Как объяснить? Он даже рук не поднимал. Знаете, как в мультиках вихрь рисуют? Такой закрученный. Р-раз - и ты сосулька. Ну, вот я также. Как подуло, ноги, смотрю, торчат из ледяной глыбы. Пальцев не чувствую, а колени как в огне. Тут и отключился. Жена прибежала - я что-то орать начал. Ты будешь орать, когда тебе ноги в жидкий азот сунут! Жена в соседней комнате - чего-то там убирала. Конечно, никого не видела. Да и не было никого.
   Парень что-то пробормотал. Боуи рассмеялся:
   - Смешно лопочете, китайцы.
   - Он японец. Он спрашивает, был ли туман?
   - Туман... Не, не было. Точно не было. Ни тумана, ни дождя, ни ветра. Тихий денёк выдался. Поэтому мы на рыбалку и пошли.

* * *

   Пьер Рей осмотрел гостей.
   - Ну, заходите, - кивнул он.
   Личный дом в Сьерре он обставил с изяществом истинного художника и пользовался любым случаем подчеркнуть вкус хозяина. Крепкий мужчина средних лет в просторном сером одеянии, перетянутом в талии несколькими оборотами широкого тканевого пояса, и молодой человек в чёрной суконной куртке, таких же штанах и рубашке, напомнивший художнику то ли Квентина Дорварда, то ли стрелка Шарпа. В юности, разумеется.
   - Хотели узнать про ...? А. Да, случилась история. Это внесло некоторое разнообразие в игровую жизнь, за что я искренне благодарен судьбе. Хотя вновь ставить такие эксперименты на себе не рискну. Я, видите ли, художник. Пейзажист. Часто гуляю по здешним окрестностям. Ищу вдохновение. В тот день я отправился в корабельный лес, южнее Сьерры. За деревьями мелькало что-то чёрное, и я направился туда.
   Оно вышло навстречу. Ну, как точнее скажешь про пустоту? Да, балахон с капюшоном, а под ним ничего. Ни лица, ни даже фигуры. Дым какой-то. Солнце светило очень ярко, я бы рассмотрел. Но никакого лица не было, уверяю вас. Балахон раскрылся на ... хм... - скажем так, в районе груди - и куча камней полетела в меня, как из пращи. Секунд десять я держался, а потом один камень угодил мне в лоб, и я потерял сознание. Пришёл в себя на постели в... в обычном мире. Тётушка, гостившая у меня, услышала стоны и заглянула в комнату. Нет, конечно, никого постороннего она там не обнаружила. Только избитого камнями художника. До переломов не дошло, но синяки держались пару недель.
  

16. Айлендкипер - 01 октября

   На площадке перед порталом их уже ждали. Ущелье Каменных Тисков отстояло от острова всего на сотню метров. Однако ни лодки, ни мостика не имелось в наличии. Только солёная вода и широкая арка портала. Арка смотрела прямо на Ущелье и не имела обычного антуража - искривления пространства, туманной зеркальной глади или вихрящейся мглы. Игрок просто входил внутрь, и остров словно прыгал ему навстречу.
   Перед порталом на самом берегу Высшие Силы любезно расчистили зернённые гранитные скалы, обустроив ровный квадрат со стороной двести метров. Ущелье на противоположном берегу не отличалось особой протяжённостью. По сути это была седловина меж двух холмов, или один холм, в котором палец Робина МакМануса продавил углубление шириной в десяток метров и глубиной с десятиэтажный дом. Дальняя часть ущелья утопала в плотном свинцовом тумане.
   Хозяйка Осень прекратила взбивать свою перину, наполненную заунывными струями дождя, жухлой листвой и стылым ветром. Сегодня солнце радостно глядело на Острова Стрекоз, играя в волнах.
   "Но на некоторых не влияет даже такая прекрасная погода, - подумала Уния, глядя на выходящего вперёд высокого эльфа в камзоле цвета пламени.
   - Не может быть! - начал фиглярничать эльф, расплываясь в идиотской улыбке. - К нам переехал Бунраку? Какая милая девочка! И что она тут забыла?
   Уния молча обошла его и направилась к порталу. За ней следовали семеро Глав и пятнадцать отобранных ими бойцов Семьи Сато.
   Площадка за их спинами заполнялась зрителями. То и дело сверкали переливчатые сферы вновь прибывающих. Уже не менее пяти тысяч человек, а также эльфов, гномов, орков, гаргулов, тритонов, циклопов, минотавров и прочих фэнтезийных существ шумели на каменистом клочке суши, зажатом гранитными пальцами. Здесь делали ставки, смеялись, пили припасённый ром и эль, обсуждали свежие новости, шутили по поводу малышки - Главы Семьи Сато и занимались прочей чепухой в духе античных завсегдатаев старого цирка Флавиев.
   Боевой отряд прыгнул на камни Ущелья. Толпа поддерживала их приветственным рёвом. Пятнадцать магов, разделённых на две группы, выдвинулись вперёд, прикрываясь всевозможными щитами и полусферами. По плану они отвлекут Кипера и сдержат его атаки. Ударная группа активирует холодное оружие и сосредоточится на предполагаемых уязвимых местах монстра. Как только это произойдёт, часть "щитов" перейдёт в целителей, подлечивая остальных.
   Многоцветные плёнки магических экранов отделили нападающих от мрачного прохода. Маги медленно втягивались всё глубже. Солнце скрылось за верхней кромкой, и холодные тени приняли их в своё лоно.
   - Мечи к бою! - крикнула Уния.
   В окружающей их глыбе камня таилась какая-то неправильность. Словно тысячи каменных глаз вперились в них, и тысячи беззубых ртов искривились в усмешке. И само ущелье показалось гигантским ртом, готовым проглотить неосторожных смертных. Поэтому и вырвался из груди приказ, отдать который она собиралась много позже, когда "щиты" приняли бы на себя удары Хранителя.
   Темноводная Коса легла ей в руку. А вместе с ней вернулось спокойствие. Надо придерживаться плана, сказала себе девушка. Надо дезактивировать оружие, иначе расход маны станет критическим.
   - Мечи... - начала она, и тут Хранитель ожил. Рёв расколол камни, и тысячи рук вытянулись из стен, стараясь схватить дерзких пришельцев. "Щиты" отшатнулись к центру. Уния крутила головой, высматривая узловые места. Просто рубить скалу не имело смысла. В свинцовом тумане обозначились контуры огромного черепа с наполненными светом глазницами. Из них вырвались потоки астрального огня, а раскрытая пасть исторгла каменный ураган. Щиты приняли на себя удар, но его сила превзошла ожидания. Сферы прогибались и лопались, как мыльные пузыри. Когда большая часть была уничтожена, атаки Хранителя неожиданно иссякли.
   "Время для перезарядки, - мелькнуло в голове морской ведьмы. - Теперь подобраться поближе!" Но этого ей не дали. Из туманной гущи выпростались две конечности, похожие на жирных гусениц с множеством когтей-крючков.
   - Водный накат!
   Темноводная послушно вспенилась бризом, и Уния рванула с места, готовясь нанести удар. Сблизившись, она прыгнула, целясь в чёрный оголовок, но щупальце вильнуло, и удар пришёлся в сегментированное тело. Темноводная коса врубилась на треть, в точке соударения брызнул пыльный гейзер. Отдача отозвалась в руке дрожью.
   - В одну точку! - крикнула Уния. Надо отрубить эту пакость, и тогда...
   Но и этого им не дали. Огромный череп вновь заполнился огнём, и астральные стрелы ударили в щиты. Отступать не имело никакого смысла, раз уж они ввязались в драку, но Уния с удивлением увидела, как передний ряд магов, с перекошенными от ужаса лицами, разворачивается и бежит мимо неё.
   - Вы что, слизняки?! - заорал орк, круша неподатливое щупальце. Ответом ему стали истошные вопли.
   Один за другим маги, чьи защитные барьеры лопнули, и кого опалил астральный огонь Хранителя, поворачивались и бежали к выходу из ущелья. Наконец и второй потоп огня иссяк. Вся пятнадцать "щитов" исчезли в портале. На подмогу двум гусеницам из тумана выползла крабья клешня на каменном суставчатом отростке. Клешня нацелилась на ноги, в то время как когтистые гусеницы проносились над головами. В запале, сбитая с толку поведением опытных бойцов, Уния отвлеклась и позволила клешне схватить себя за голень.
   Резкая боль пронзила тело девушки. Боль, какую она ни разу не испытывала в игре. А вместе с болью в сознании образовалась ледышка. Страх смерти. Не абстрактной, а вот сейчас, от этих жутких клешней. Уния слепо рубанула клинком и закричала. На помощь ей бросились трое оставшихся сублидеров. Секира, топор и фламберг ударили вместе. Клешня затряслась на тоненьком куске плоти, который перерубила Темноводная, и, наконец, рассыпалась в пыль.
   Боль отступила, но порез продолжал саднить, хотя это казалось немыслимым.
   - Тут становится гниловато, - проворчал орк. Лица игроков, как напряжённые маски, окружили Унию. Девушка тряхнула головой, так что русые косы ударили по щекам. Боль и страх рушили привычный внутренний мир, созданный с таким трудом. Внутри обрывались ниточки. Перед глазами, полными слёз, возникло видение холмистых гряд и уютных глубоких лощин, густо заросших древними деревьями, тёмных шепчущих родников и зарослей папоротника. Срединный Архипелаг, где так хотелось побывать, утонуть в нём и забыться. И вместе с видениями пришёл гнев.
   - Прикройте меня, - просто сказала девушка. - Ещё на один раз.

* * *

   Место у фонтана Русалочьих Слёз, к которому я успел привязаться и которое до некоторой степени считал своим, оказалось занято. Ну, в смысле, как. Места оставалось достаточно для сотни Кирито. Всего-то одинокий маг прогуливался вдоль каменной чаши. Посох-булава украшен тремя аметистами, бурый дорожный плащ, рубашка, штаны, высокие сапоги, в общем, небогатый набор миддла. Но, подходя, я отчего-то расположился к незнакомцу. Я знал, отчего. Он стоял вполоборота, и глаз я не различал, но копна густых белых волос, острых на концах прядей, словно наконечники копий, всё сказала без слов.
   Ведьмак. Один из двухсот. И раз он смог найти тайное место, его уровень довольно высок. Я подошёл ближе. Мой собрат по происхождению обернулся и наклонил голову. Его лицо - абсолютная копия аватара, виденного мной у Атруса - напомнило мне о том, зачем я здесь.
   - Добрый день, - я постарался говорить как можно увереннее. - Прошу прощения, если помешал Вашему одиночеству. Меня зовут Кирито, и я прихожу сюда иногда.
   Ведьмак оценивающе смотрел на меня.
   - Здравствуй, Кирито. Моё имя Зет. Я здесь ради тебя.
   Я кивнул. Отчего-то так сразу и подумал. Случайные совпадения перестали меня преследовать. Кажется, уже давно.
   - Наверное, ты слышал, что ведьмаков в игре немного. Мы стараемся держаться вместе, или хотя бы не выпускать друг друга из виду. Никакой тайной организации. Обычное общение игроков. Когда появляется новичок, предлагаем зафрендиться, обменяться контактами. Ты не против?
   - Я как бы... - чёртов Битер-одиночка. Опять. Я скосил глаза в сторону, потом на носки сапог. Принять в друзья двести человек разом... А, с другой стороны, вдруг вылезла мысль, если бы не ловушка Каябы, если бы Айнкрад изначально остался лишь игрой - стал бы я вести себя так же, ушёл бы от всех в леса и данжи? Пожелай я полного одиночества - зачем лезть в онлайн-игрушку? Зачем?
   Зет, похоже, разгадал мои сомнения.
   - Всех игроков добавлять не обязательно, можешь взять только мой контакт, а твой я буду держать в секрете.
   - Ладно, - я с облегчением кивнул и ввёл данные во френд-лист.
   - Кстати, - добавил Зет. - Я слышал, ты ищешь Призрака?
   Я поперхнулся воздухом. Никакой тайной организации? Он что, издевается?
   - А Вы откуда...
   - Ведьмаки делятся информацией. А любой новичок ведьмачьей расы сразу привлекает к себе внимание. Наш брат увидел тебя недалеко от Арка, пошёл следом и слышал разговор в баре. Поверь мне, я спрашиваю не из пустого любопытства. В игре происходит что-то странное, и я склонен полагать, что Призрак связан с этим. Как и Рыцарь.
   - Всё-таки их двое?
   - Я думаю, что двое. Именно из-за того, что сейчас творится. Словно Магические острова стали ареной битвы двух начал.
   - О чём Вы, Зет-сан?
   - Первое. Игроки стали видеть сны. Прямо в игре. Ни один компьютер не способен проделать такое.
   - А они разве не засыпают сами по себе?
   - В таком случае Амусфера, следуя заложенной в ней программе, автоматически разлогинивает игрока. Но в данном случае этого не происходит. По сути, игроки видят сны наяву. И сны чётко делятся на грёзы и кошмары. Пустышек нет.
   И второе. Дружелюбные мобы во время физического контакта начали вызывать положительные эмоции. Не важно, нравятся тебе, скажем, стрекозы, или ты полностью к ним равнодушен. Стоит ей сесть на руку, и ты чувствуешь нечто приятное. Вероятно, это не твои, это её эмоции.
   - Программы, наделённые эмоциями?! Как такое возможно???
   - Я скажу больше. Монстры, враждебные игрокам, теперь несут страх и боль. Болевые ощущения от их атак усиливаются день ото дня. На мелких не так заметно, однако чем крупнее и выше уровнем - тем боль сильнее. Сегодня утром я проверил на себе и получил убедительные доказательства. Я зашёл в игру из клиники моего друга, который дежурил рядом, регистрируя специальным оборудованием моё состояние.
   В игре я напал на самого крупного босса, к которому смог подобраться, и позволил ударить себя без защиты. Тело явственно ощутило боль. Боль, намного превышающую допустимые Амусферой ограничения. Так, будто меня с размаху стукнули молотком. И страх. Не перед болью. Перед этим монстром. Я словно поверил в него, в его абсолютную реальность. Когда я вышел из игры, друг показал распечатки - давление, пульс, размер зрачков, всё оставалось в норме. Я даже не вздрогнул.
   Непонятные нам силы меняют магический мир. Мало кто смог уловить это, люди скрытны и неохотно делятся личными переживаниями. Часто из-за боязни быть осмеянными. Ведь здесь играет много детей, а дети жестоко высмеивают слабость других. Но ведьмаки доверяют друг другу. Братья рассказывали мне истории, похожие на мою.
   - Я не испытывал подобного... Только ведь... возможно, всё дело в прямом контакте. А я, кажется, не получил ещё ни одного удара сквозь защиту. Да и в саму защиту... - я смущённо взглянул на мужчину. Но тот не стал подкалывать, а серьёзно кивнул.
   - Видимо, так. А маскировка защищает ведьмаков и от дружественных мобов.
   - Но это странно, Зет-сан. Если я Вас правильно понял, Вы полагаете, что Призрак и Рыцарь - носители двух начал. Добро и Зло. А как быть с тем, что Рыцарь также нападал на игроков? Что в нём такого доброго?
   - Не знаю, Кирито. Я, как и ты, не слышал о Рыцаре ничего хорошего. Возможно, он и Призрак - по одну сторону. Но в таком случае должен быть кто-то третий.
   Раздалось мелодичное "тиньк", и апельсиновая искорка загорелась перед моим собеседником. Личное сообщение. Зет раскрыл почту, вгляделся в строчки письма и помрачнел.
   - Брат сообщает, что началась атака на Айлендкипера в Ущелье Каменных Тисков. Это последний рубеж перед Радужным Мостом к Срединному Архипелагу, и самый сильный босс в игре на данный момент. На него не нападали уже недели две - Великие Дома никак не подберут тактику. А тут какая-то Семья Сато полезла...
   - Сато! - вскрикнул я.
   - Ты их знаешь?
   - Д... да.
   - Тогда не завидую твоим знакомым. Не берусь даже предсказать, какая боль их ждёт, если они упрутся и станут драться до конца.
   Внутри меня, в солнечном сплетении, сжался кулак тревоги. Уния Сато, дочь директора Сато. Та, кого я пообещал защитить.
   - Зет-сан, я должен...
   - Конечно. Я уже предупредил наших братьев. Но помни - войти в портал при активированной атаке на Хранителя ты не сможешь.
   Точно! Так же, как и в высших донжонах Айнкрада!
   - Если хочешь защитить тех, кто тебе дорог, придётся попасть на остров непосредственно.
   Я кивнул, уже раскрывая точку доступа, и в следующее мгновение оказался в толпе галдящих магов. Широкая площадка, сплошь забитая народом, выходила к морю и обрывалась невысоким двухметровым уступом. А метрах в ста от этого места, за полоской морской воды, в тёмном каменном ущелье, в клубах свинцового тумана вспыхивали полосы огня и проносились извивающиеся тени.
   Из арки портала выскочил здоровенный орк и бросился прочь, не разбирая дороги. Расталкивая игроков, я побежал ему наперерез. Орк запнулся, и я нагнал его.
   - Что там произошло?! - крикнул я, тряся здоровяка за плечо.
   - Не знаю! - выдохнул он. - Я... не знаю! Гниль и Червь! Это страх! Там Уния! Она осталась там... Она приказала уходить! А сама...
   Я затравленно огляделся. Портал не пропустит меня. Ни парома, ни моста. Полёты над морем невозможны. Что ж.
   - Разойдитесь!!! - заорал я. - Разойдитесь же вы, идиоты! Хранитель может убить её!!!
   Бесполезно! Так я не смогу расчистить полосу для разбега. Ну, вы сами виноваты.
   Я протолкался к дальнему концу площадки и развернулся. Биение пульса Королев стало отчётливее, словно они предчувствовали грядущий бой. Зет сказал правду. Активировав заклятье ускорения, я выбросил оба кулака вперёд:
   - Огненный смерч Хаоса!
   Между вытянутых рук повисло тонкое веретено. Набирая обороты вращения, оно устремилось вперёд, словно от вздоха великана. Магическая форма начала засасывать воздух внутрь себя и в мгновение разрослась до устрашающих размеров. Темно-лиловый шипящий столб, изрытый оспинами чернильных воронок, врезался в толпу магов, оставляя за собою выжженную полосу.
   Смерч шёл напролом, уничтожая магические щиты и аватары, словно раскалённый железный прут - восковые фигурки. Пять биений сердца - и двухсотметровая горящая полоса выстеливается передо мной.
   Я разжал кулаки, упираясь в гранитную стену. Смерч завис над водой и с шипением растаял в воздухе. Пора! Я толкнулся каблуком в каменную глыбу. От запредельного ускорения, не доступного человеческому телу, угол обзора мгновенно сузился. Я не различал ничего, кроме тёмной трещины впереди и каменной ступеньки - толчковой опоры, в которую нога должна попасть на скорости двухсот километров в час. Когда сумма игровых характеристик несёт Вас словно поезд, двести метров заканчиваются до обидного быстро. Я вихрем пронёсся по выжженному граниту, оттолкнулся, и гранитная полка просела под моим сапогом. И взлетел.
   Я возносился над морем, над площадью, над скальными уступами, туда, ближе к солнцу. Чудесная лёгкость несла тело, как пушинку. Рёв бушующего в ущелье монстра нарастал сквозь шум ветра в ушах, и я тянулся, тянулся изо всех сил к несущемуся навстречу берегу.
   И не доставал.
   Метров пятнадцать отделяло меня от цели, жалкие - по сравнению с прыжком, что мне удался, но непреодолимые. Чтоб вас! Напряжение и тревоги, копившиеся во мне, исторглись боевым кличем несдающегося мечника:
   - Лик Логруса! - выпалил я.
   Это был удар на удачу. Перед самой встречей с Зет-саном, я успел сдать квест на это заклинание и приобрести нужные ингредиенты. Но в действии его ещё не видел. Спелл вида "кольцо" восьмой школы магии.
   Из моих рук изверглось аметистовое пламя, туго скрутившееся в тороидальный ком и грянувшее в прозрачные бирюзовые волны. Остров загудел от взрыва, а море вспухло горбом и внезапно провалилось бездонным колодцем, в который я и влетел.
   Я падал в морскую бездну, а стенки колодца пожирал логрусов огонь. Внезапно земля ударила меня снизу - я достиг дна. Булавочной головкой надо мною светлело небо. Ладонь, жест левитации - и моё и без того ускоренное тело взмывает вверх, а морская стихия рушится под ногами, как пасть левиафана.
   И я успел. Заклятие подбросило меня на несколько метров над морем. Я приземлился среди раскуроченных булыжников Ущелья. Когти, мои живые деревянные мечи, прыгнули мне в руки. Я нырнул в тени ущелья, и открывшаяся картина заставила содрогнуться.
   В самом центре провала висел ужасающий череп размером с дом. Из его глазниц хлестали потоки огня, а из раскрывшейся пасти тянулись суставчатые клешни и щупальца, обхватившие со всех сторон молоденькую девушку.
   Девочку, с ужасом понял я, малышку, вряд ли достающую мне до плеча, с двумя толстенными русыми косами, курносую и кругленькую, как пончик. Эти мысли вовсе некстати пронеслись в моей голове, и без того усиливая кошмар происходящего. С остервенелым воплем я прыгнул вперёд, перерубая хрящеобразные отростки, и подхватил падающее тельце девочки. Она прижалась и глянула на меня бездонными изумрудными глазами, в которых я на миг утонул, а выплыв, понял, что защищу ее, во что бы то ни стало.
   Глазницы черепа исторгли в нас астральный огонь. Откликаясь на повелительный жест, из моей раскрытой ладони материализовалась Стрела Хаоса - спиральный поток темно-вишнёвого накала, увитый сиреневыми искрами. Два ПРАЙМА столкнулись, и Хранитель заревел в бессильной злобе. В несколько секунд его атака оказалась сломлена, и волна Хаоса вынесла его, как пустую печную головешку, в клубы серых туч.
   Я крепко обхватил Унию левой рукой, правой для надёжности прикрываясь Когтем, и пошёл к порталу. Когда мы оказались по ту сторону, я уже ни на кого не смотрел. Нам требовалось срочно убраться отсюда, и лишь одно место могло укрыть нас от посторонних глаз.

* * *

   Дорожка у фонтана встретила прохладой. Я присел, бережно удерживая Унию на коленях, как младенца. Я всё-таки не самый рослый ведьмак, но эта малышка оказалась ниже меня на две головы!
   Будь я в Айнкраде, то знал, как действовать. Игроки не испытывали боли от ударов, и уж конечно не болели. Выпил зелье лечения - и ты в порядке. В Магических войнах докторов тоже не предусматривалось. Что же делать?
   Я чувствовал, угадывал - по учащённому прерывистому дыханию, по дрожанию плеч, натужным всхрипам - она всё ещё переживает боль от столкновения с монстром. Что-же-мне-делать???
   Взгляд упал на меч, который я всё ещё сжимал. Я бережно вложил в руку малышки Коготь, постаравшись, чтобы она обхватила пальчиками перекрестие там, где мягко пульсировал сиреневый огонь Королевы. Со вторым мечом я поступил также, а потом обхватил её и прижал к груди.
   Пока я торопливо набирал письмо господину Дзюну, Уния глубоко вздохнула и повела плечами. Её дела явно шли на поправку, а вот мои несколько осложнились. В боевом запале я не обращал внимания, но теперь от движений девочки, прижимающейся так плотно, я полноценно ощутил формы её тела. И в первую очередь то, что Уния вовсе не толстая. Видимо, в её происхождении намешалось гномье, придающее такой малый рост и кряжистость фигуре - широкие бёдра и плечи. Одновременно что-то ещё добавило тонкую талию, густые косы и здоровенные упругие шары. Первая пара шаров ощутимо давила мне на низ живота, а вторую я лично облапил рукой. Тихие струи фонтана посмеивались за моей спиной.
   Когда ситуация начала доходить до меня, я почувствовал... страх. Страх, что она откроет глаза, посмотрит на меня и...
   Уния открыла глаза и взглянула на меня.
   - Кирито-кун.
   Блин. Откуда она знает...
   - Кирито-кун, это ты?
   - Мммм.
   - Кирито-кун, мой рыцарь. Прости, прости меня. Я не верила, что ты придёшь. Но ты всё равно пришёл, хотя я сдалась, предала...
   - П-послушай! Ты чего такое говоришь?
   - Кирито-кун. Я люблю тебя. Ты мой рыцарь, посланный Создателем. Наконец мы нашли друг друга.
   Чего мне стоило не плюхнуться в бассейн от этих слов - кто бы только знал.
   - Уния-сама...
   - Называй меня Уния уже. Сейчас мне, наверное, стоит разлогиниться и привести себя в порядок?
   - Хм... эмммм...
   - А потом я найду тебя. Теперь мы связаны, Кирито-кун.
   Вот этого я как раз и боялся. Но руки с её груди почему-то не убирал. Почему?
   Апельсиновая искорка предупредила меня о письме. Сисидо-сан сообщал, что связался с подругой Унии, живущей по соседству, которая сейчас навестит её, а в течение четверти часа подъедет команда врачей ПанЛайн.
   Уния запрокинула голову и посмотрела на меня.
   - Твои мечи замечательные, Кирито-кун. Теперь можешь забрать их.
   Я, наконец, отлепил ладонь от тёплого упругого шара и засунул мечи в ножны.
   - Боль прошла. Она прошла почти сразу, но так хотелось посидеть в твоих объятиях. Третий меч тоже можешь убрать. Пока что.
   Если бы я мог, то провалился ещё раз на дно моря...
   Девушка улыбнулась:
   - Ты такой милый, когда смущаешься. Ладно, до встречи, Кирито.
   Она растворилась в вихре душистых лепестков, а я остался сидеть у смеющегося русалочьего фонтана.

* * *

   Днём позже. Альвхейм. Парящая крепость Айнкрад. Двадцать второй уровень.
   Камин. Огонь в камине. Тёплый дракончик Пина на голове. Дрёма. Мысли. Не-е, никаких мыслей. Пожалуйста. Лучше дрёма.
   - Кирито.
   Не, я не слышал чуть взволнованный голос моей Асуны.
   - Кирито, братик.
   И голос Лифы, моей сестрички, тоже мне снится.
   - Надо его просто долбануть чем-нибудь тяжёлым.
   Сон начинает переходить в кошмар с участием Синон.
   Я заявился сюда после конвертации персонажа - или, если хотите, бегства - из WARMAGE Online. Пока шло конвертирование, я успел отоспаться прямо в лаборатории ПанЛайн. После того, как я продрал глаза, Сисидо-сан сообщил мне, что с Унией всё в порядке. Директор Сато лично влил ей в рот тонну успокоительного и заставил-таки пройти обследование в клинике. Директор хотел поблагодарить меня лично и расспросить о подробностях дела - естественно, как только я приду в норму. А для этого мне требовалось поесть, позвонить домой и привести себя в порядок - как физически, так и морально. Сделав первые два дела, я понял, что... готов сесть у камина в нашем с Асуной домике на двадцать втором и задремать.
   И всё шло неплохо, пока не испортилось.
   Я разлепил один глаз и посмотрел на часы.
   - А-ах-у, сколько я тут сижу?
   - Уже третий час, - ледяным тоном отчеканила Синон. Что это с ней? Ах, да, я ведь не рассказал ей о встрече с Дай-саном и вообще о WMO...
   - Кирито, мы же переживаем, - в мелодичном голосе Асуны сквозил упрёк. - Ты буквально пропал на неделю.
   - А, ну... это... всё в порядке...
   - Братик, ты расскажешь? - Сугуха присела на корточки у самого кресла и взяла меня за руку.
   - Сугу, конечно! Как вы вообще могли подумать, что я что-то утаю?! - я попытался изобразить обиду, но эти трое, похоже, слишком хорошо знали меня, чтобы купиться.
   Я осторожно потянулся, так, чтобы не потревожить Пину. Её-то никто не собирался долбануть.
   - Сегодня вечером у Эгиля.
   Я снял дракончика и пересадил на колени Силике, всё это время молча ютившейся на табуретке.
   - Вечером вы всё узнаете.
   Я уже собрался встать, когда дверь распахнулась, и в гостиную влетело яркое, светлое и круглое, как пончик, с двумя огромными русыми косищами. На этот раз аватар дополняли радужные крылья и кремовых цветов платье вместо магических доспехов.
   Уния собственной персоной.
   Пока я остолбенело пялился на это явление, девушка подбежала ко мне и обняла, прижимаясь к груди.
   - Кирито, мой рыцарь, мой любимый, я нашла тебя! - зашептал её голосок.
   - Уния-са... н-но ты же в больнице!
   - А я немного сбежала, - она подняла голову, и изумрудные глаза наполнились смехом.
   - Сбежала и разыскала тебя. Кирито, мой...
   Острия четырёх мечей упёрлись Унии в горло.
   - Только попробуй назвать его ещё раз своим, - зашипела Асуна, - и я приготовлю твой язык на ужин.
   - Я буду участвовать, - промурлыкала Синон.
   Я поспешно вскочил, прикрывая девушку от моих рассвирепевших спутниц.
   - Эй, секунду. Вы всё не так поняли.
   Идиотская фраза, да? Я обернулся к Унии.
   - Прости. Ты так неожиданно появилась!
   - Да ничего. Я в курсе, что эта ушастая рапиристка воображает, будто имеет на тебя какие-то права, раз вы с ней поженились.
   Слушайте, обо мне что, книгу написали? Тогда где мои проценты?
   - Мне на это наплевать, Кирито. Мы предназначены друг другу, и никто этого не изменит. А с этой дурочкой я поговорю в другом мире.
   С этими словами Уния растаяла в воздухе.
   - Значит, сегодня вечером мы всё узнаем? - послышался бурлящий гневом голос моей жены. - Надеюсь, и об этом тоже
  

17. Чёрный Киллер - 09 октября

   По сути Семирамис задумывался, как город-сад на Чёрном Архипелаге. В самом сердце самого большого из островов, на обширной равнине вспух могучий холм. На удобных террасах разместились всевозможные виды растений. Естественно, никакого полива они не требовали, но бесчисленные фонтаны, желоба и водостоки полнились прохладной водой. Геометрического фахверка, штукатурки и даже ровной шовной кладки, так милых сердцу программиста, не использовалось здесь. Дома создавались из дикого камня или корявых пузырчатых глиняных брусков - продукта ранней технологии кремниевого века. Зато благодаря этому стены выглядели выходами скальных пород, умопомрачительно сочетавшимися с цветущими садами. Жить здесь считалось престижным. Да и просто приятным.
   Через чистую самшитовую рощу в полукилометре от города пробиралась группа из пяти магов. Каждый из них уже перевалил за сотый уровень и вполне мог рассчитывать на почётное место в одной из Семей или Домов. Однако они - друзья не только в Магических Войнах, но и в реальной жизни - предпочитали держаться подальше от клановых разборок, вполне довольные своим обществом.
   Лишь один - Момоа - увлекался игрой всерьёз, и в силу этого признавался лидером. Остальные играли в своё удовольствие, но, ведомые опытной рукой, занимали места в двадцатке ПРАЙМ-рейтингов и часто совершали успешные набеги на кэйвы и донжоны. Сегодня день выдался особенно удачным - каждый добыл по редкому кольцу, а Момоа случайно выпал "Перстень Голодной Тьмы" - новый артефакт высшего уровня. Только настоящий геймер поймёт счастье от выпадения не просто редкого предмета, а первого в игре. Момоа радовался, как ребёнок. Он попросил друзей не использовать телепорты, а прогуляться до города пешком, и теперь красовался перед каждым встречным, хвастаясь сокровищем.
   Это ребячество могло обернуться разбойным нападением, но Момоа не беспокоился. Известие о новом артефакте и его владельце уже разнеслось по Архипелагам агентами вездесущего Дома Арго. Кланы и Семьи Чёрного Архипелага никогда не опускались до разбоя на большой дороге, а местным одиночкам их команда оставалась не по зубам. Особенно теперь. Тьма входила в арсенал Момоа, наравне с Воздухом и Огнём. Он выбрал путь Труа, благодаря чему получил широчайший арсенал спеллов, однако потерял в мощности. Но не это его огорчало. Кольцо успешно распозналось и активировалось, но самые смертоносные его бонусы открывались лишь с двухсотого уровня. А до него как до неба!
   Они двигались по тёплой, залитой солнцем тропинке, мечтая о празднике в честь удачной охоты, когда из-за покорёженного ствола тысячелетнего тутовника вышла тёмная тень. Наборный доспех из мифральных пластин пустил тысячи радужных искр, когда солнце преломилось в чёрных алмазах. Огромные угольные камни, вделанные в полу-шлем и боевые наручи, наоборот поглотили падающий свет.
   Из рук киллера, как живые продолжения теней, выползли дымные лезвия. Маги оторопело застыли, и тут их накрыла Тьма. "Высший вид Восьмой школы магии, бесформенность, - успело пронестись в голове Момоа. - Оборотень. Тьма и Форма".
   Как опытные игроки, они восстановили защитные барьеры сразу же после кэйва, пополнили запасы маны и крови и перенастроили телепорты. Но всё же радость от неожиданной находки притупила бдительность. Да и в такой близи от города нападения ПК никогда не случались.
   Удар Тьмы оказался жесток. Их барьеры разлетелись вдребезги, словно изящное витражное стекло, сжатое рукой великана. Бесформенная туча накрыла всё вокруг, и видеть сквозь неё мог лишь маг, наложивший заклятие, или равный ему по силам. Здоровье стремительно уменьшалось. Маги сбились спина к спине, пытаясь противостоять натиску. К несчастью, ни один не имел ПРАЙМА Света. Заклятья Бурана, Огненной Стены и Воздушных Волн потонули в осьминожьем облаке противника.
   - Телепорт! - крикнул Момоа. Побег с поля боя хоть и грозил потерей нескольких артефактов, но оставлял существенную надежду, что отнимут не самое ценное. Тогда как поражение... Но он не успел. Из тьмы возник страшный волчий оскал, и клыки впились в горло магу. Мечи дымными росчерками рассекли тела ещё двоих. Оборотень крутанулся, и голова Момоа взвилась в воздух и распалась сотней искорок. Четвёртый маг метнул огненный чакрам, однако дымные клинки играючи раскололи его. Следующий взмах вспорол магу доспех вместе с брюхом. Пятый успел воспользоваться точкой привязки и забросить себя куда подальше от побоища.
   Тьма развеялась, повинуясь жесту киллера. Его страшное волчье обличие пропало. Тёмный маг вынул из инвентаря и аккуратно надел на палец тяжёлый блестящий как осколок битума перстень - счастливую добычу Момоа. Руническое меню его характеристик подкрасилось изумрудным в знак того, что новый владелец полностью соответствует высоким требованиям. Маг скупо улыбнулся.
   Спустя несколько минут после его исчезновения, когда новость о Чёрном Киллере успела облететь острова, на тёплой тропинке у корявого ствола тутовника внезапно взвихрилась сухая листва. Холодный порыв ветра подбросил коричневые лодочки вверх, к синему небу. К тутовнику медленно подошла закованная в сталь фигура. Шлем наклонился, и чернота его глазниц вгляделась в несуществующие следы недавнего сражения. Программный код обновлялся, и местность даже после самых разгромных баталий выглядела, как и до них. Однако рыцарь всё же рассмотрел что-то в опавшей листве и перевёл взгляд на город.

* * *

   Улицы Семирамиса всколыхнулись. Сотни и сотни игроков заполнили тенистые уголки и солнечные террасы, чтобы обсудить недавнее нападение. Вести о Чёрном Киллере доходили до них, однако до сего времени этот легендарный киллер не уделял внимания Чёрному Архипелагу. И вот он здесь.
   Великие Дома безуспешно охотились на неуловимого одиночку. Каждый второй слышал о нём, и половина из слышавших считала своим долгом всадить закл покруче прямо в него, а если такое радостное событие и не случится, то хотя бы добыть информацию о нём. И при этом Чёрный Киллер оставался неуловим.
   Его имя обросло легендами. Принимает облик любого игрока. Невероятно быстр. Самый прокачанный игрок. Сильнейший маг. Засекреченный тестер, которому открыты новейшие спеллы. Убивает взглядом, поэтому на его броне герб в виде василиска. Кровный враг Робина МакМануса, поклявшийся перебить всех игроков в WMO и разрушить игру. И так далее...
   Лёгкая паника, смешанная со жгучим интересом, разрасталась. Всё новые и новые игроки появлялись на площадях, осаждали ресторанчики или просто бродили по улочкам, расспрашивая друг друга о свежих подробностях.
   На главной площади, устроенной в середине холмистого склона, оставалось малолюдно. Здесь проводились праздники, карнавалы и различные состязания - в прочее же время её огромная чаша пустовала. Каменные арки наподобие древнегреческих открывали проходы с четырёх сторон. У Верхних Врат несколько вэрлоков - эльфы, циклоп и жабоид - весело болтали, поглощая местную фруктовую шипучку.
   Внезапно в жаркий воздух площади вплелась холодная струя. Начавшись с лёгкого южного поцелуя, она взметнула белый песок и зашелестела в древесных кронах, которым в силу веления "Кардинала" полагалось оставаться бездвижными. Из летних теней Нижних Врат вышла закованная в сталь фигура. Песок заскрипел под ребристыми подошвами сапог. Группа вэрлоков замолчала и настороженно воззрилась на незнакомца. Тот двигался прямиком к ним, и его тяжёлый зеленовато-серый плащ развивался за спиной вопреки всем законам природы.
   - Это Чёрный Киллер? - тихо спросил маг с жабьей башкой и перепончатыми руками.
   - Вряд ли, - отозвался другой, с характерными серебристыми шрамами Лунного Эльфа.
   Незнакомец подошёл совсем близко. На минуту он застыл, всматриваясь в людей перед собой.
   - Жаба и одноглазый - в сторону! - проговорило нечто бесцветное за решетчатым забралом.
   - С чего это, здоровяк? - рыкнул циклоп. Как и в жизни, в игре он имел весьма мускулистое тело и высокий рост, которые, впрочем, бледнели перед нынешним собеседником. Это уязвляло циклопа, и просто так отступать он не собирался.
   - С того, что вы не убийцы, - прошелестело в ответ. Циклопа словно приморозило к песку. Раздалось мелодичное "дзинннь" - трое эльфов, отвечая жесту своего лунного собрата, воспользовались кристаллами телепортации. Попытались.
   Рыцарь медленно склонил голову, словно вдавливая подбородок в невидимую преграду. Повинуясь его движению, каменные арки задрожали и с грохотом рухнули, заваливая проходы. Привлечённые гулом, к площади начали стекаться маги со всех концов Семирамиса. Высокая глухая ограда не позволяла им ни перебраться, ни заглянуть за неё. Оставалось лишь припасть к редким щелям в арочных завалах или бежать со всех ног к верхним ярусам, где из гостиниц просматривалась площадь.
   - Как... убийцы? - растерянно спросил жабоид. - Я их хорошо знаю. Мы... друзья. Лунный эльф отступил за спины троицы, в чьих руках появились мертвенно-бледные клинки.
   - В городе мирная зона, он ничего не сможет сделать! - выкрикнул один из них.
   - Зона... - рыцарь дёрнул плечом. - Возьмите вашу зону.
   Он свёл руки перед грудью и резко ударил защитными кистевыми пластинами друг в друга. Глухой, вовсе не металлический тук разнёсся по площади, словно от удара двух черепов, а вместе с ним из точки их соприкосновения вырвалась мутно-белёсая, как химический дым, пелена. Потоп охватил всю площадь и стал вытекать призрачными клубами из чаши наружу. Циклоп и жабоид попятились, вжимаясь в стены площади.
   Руки эльфов-вэрлоков окутались сполохами магического огня, и дымные мечи сплелись из воздуха, подобно лучам Тьмы. Шесть клинков ударили, как слаженный механизм. Рыцарь не пытался уклониться. Он принял в себя магическое оружие, словно свежий цемент. Трое эльфов заледенели в бессильных попытках разжать пальцы. Их тонкие лица перекосил ужас. Оружие, между тем, начало рывками втягиваться внутрь бронированной фигуры, подтаскивая своих владельцев. Шаг за шагом, они приблизились вплотную, так что гарды мечей упёрлись в кольчугу.
   Рыцарь поднял шипастый молотоподобный кулак и вбил голову одного из убийц, словно шляпку гвоздя. С истошным воплем голова превратилась в кровавую кашу, сдобренную костями. Ошмётки мозгов забрызгали циклопа. Его аватар заискрился и сник. Кулак вновь поднялся. Первое безголовое тело продолжало корчиться и орать, его сопартийцы взирали на полутруп - полу-непойми-что, вцепившись побелевшими руками в мечи. Вторая, а за ней третья голова разлетелись фонтанами мозгов. Лишь после этого крики стихли, и аватары развалились пепельной трухой.
   Лунный эльф спокойно наблюдал издалека. Он успел сменить одежду, и теперь на его чёрном камзоле светился радужными искрами василиск. Легендарный киллер не пытался нападать и даже не обнажал оружия. Но в тот момент, когда рыцарь повернулся в его сторону, маг резко сжал кулак и взлетел. Теперь он парил над площадью у высшей точки амфитеатра, а рыцарь задумчиво разглядывал его.
   Рука в латной перчатке снова поднялась, словно воплощённый рок, и на этот раз ударила в нижние каменные блоки. Тяжкий гул прокатился по арене. Приникших к щелям в завалах магов швырнуло на землю. За спиной парящего мага мраморные портики исказились и взорвались, туча осколков накрыла его, каменными кинжалами пробивая спину. Маг рухнул вниз, под ноги рыцарю, и, оставляя на песке кровавый след, пополз прочь. Рыцарь шагнул и оказался рядом. Он поднял мага, схватив за нагрудник, так что чёрные алмазы искристой крошкой просыпались между пальцев. Киллер не пытался заговорить, но противнику это, похоже, и не требовалось.
   - Воля Айнкрада призывает тебя, - мрачные слова накрыли Семирамис дымным смогом. - Воля истинного Айнкрада вынесла приговор. Гниль. Страх. Смерть. Сорок семь смертей. Ты познаешь предназначенное.
   Резко отвернувшись, рыцарь впечатал Чёрного Киллера в стену, так, что осколки камней вдавились и вспороли грудь и живот, а кровь вперемешку с расщеплёнными костями потекла вниз.
   Второй рукой он выломал камень прямо из блока, которому полагалось оставаться неразрывной частью арены, и впечатал этот снаряд в лицо мага. Чёрный Киллер распался кровавым дождём. Стон прокатился над полем, и в мутных белёсо-пепельных клубах всё пропало.
   Арки и стены приняли прежний вид, кровь исчезла с песка арены, и лишь рыцарь какое-то время стоял, склонив голову и приложив руки к груди. К видевшим его в тот момент пришла одна и та же мысль. И сотни игроков не смели пошевелиться, и даже вздохнуть, глядя, как страшное создание читает безмолвную молитву.
   Наконец, рыцарь распрямил плечи, и туман, сгустившийся в жарком летнем воздухе Семирамиса, поглотил его.
  

18. Все вместе - 02 октября

   Время около девяти вечера.
   Эгиль в десятый раз протирает и без того чистые бокалы для шампанского. Я знал, что, закончив с этим, он пройдётся полиролью по барной стойке, по латунному крану в пивном бочонке, по музыкальному аппарату, наполняющему небольшое помещение блюзовым ленивым прибоем. Проверит, ровно ли выставлены стулья. Прищурится на ряды дорогих коньяков и бренди. Сотрёт несуществующее пятно с блестящего кафельного пола. Глянет в зеркало, поправляя парадную "бабочку".
   И начнёт всё заново.
   Когда Эгиль рассказал о победе в конкурсе по армрестлингу "Сильнейшая рука Токио", никто из нас ещё не понимал, насколько она важна для него.
   Мы заявились, как обычно, около семи вечера. Выставив знакомую табличку "зарезервировано на сегодня", хозяин расположил нас в уютной глубине бара. Пока остальные посетители неспешно расходились, я молча прихлёбывал капуччино, размышляя, с чего начать объяснения.
   Бар опустел. Я поднял глаза, готовясь произнести заготовленную речь, и замер с открытым ртом.
   Эгиль преобразился. Теперь на нём красовался блейзер с неизвестной мне эмблемой клуба, белоснежная рубашка с чёрными пуговицами и пышная атласная "бабочка". Излишне добавлять, что и поношенные "левайсы" он сменил на отутюженные чёрные брюки. И этакий вот джентльмен, не обращая на своих друзей ни малейшего внимания, озабоченно вглядывался в хрустальные глубины бокалов, словно желая отыскать там ответы на мучившие его вопросы.
   - Братюня, - заметил Кляйн, - ты не слишком серьёзно всё это воспринимаешь? Ну, выиграл. Молоток. Приз тебе уже вручили. Не спорю, двадцать тысяч портретов Вашингтона стоят того, чтобы попотеть...
   - Ты как был мальчишкой, так и остался, - перебил Эгиль. - Деньги тут совершенно не при чём. Поставить цель и добиться её. Никогда не слышал о таком? Думаешь, легко после реабилитации войти в форму? Выделить время на тренировки? Утренние - в шесть, вечерние - в полночь.
   Кляйн примирительно поднял руки:
   - Брат, спору нет! Ты добился. Ты мужик. Но чего теперь-то волноваться? Скоро дыру протрёшь в стакане.
   - Я повторяю - твоё миропонимание на уровне школьника. Носить титул "Сильнейшая рука Токио" - вовсе не значит купаться в деньгах и красоваться перед девочками в "ламборгини". Это ответственность. Это соответствие. Тем, кто был до тебя и будет после тебя.
   - Мне кажется, - улыбнулась Асуна. - что, оставаясь самим собой, ты нисколько не уронишь своего титула. Ведь ты Эгиль, наш друг. Один из лучших людей, кого я знаю.
   - А я считаю, он правильно делает, - вдруг возразила Синон. - Чтобы произвести впечатление на девушку, надо постараться.
   - Какую ещё девушку? - поперхнулся Кляйн.
   - Идиот! Ты думаешь, это всё ради дурацкого звания? Эгиль ждёт девушку.
   Пять пар глаз вопросительно уставились на тёмнокожего мужчину. Шесть, если прибавить Юи, участвующую в наших посиделках с помощью виртуальной камеры Альвхейма, и вычесть Синон.
   - Жду, - то ли с вызовом, то ли с паникой ответил Эгиль. - Но к тому, что она красивая девушка... исключительно красивая молодая женщина... это не имеет никакого отношения.
   - Да ла-а-адно, - протянула Синон.
   - Не имеет, - гнул своё Эгиль. - Она - глава сети модных фитнесс-клубов. Как победитель конкурса, я заключаю с ней соглашение на... на... хм, как же это называется?
   - Торговля телом, - подсказала Синон.
   Эгиль подозрительно посмотрел на неё, но благоразумно воздержался от комментариев.
   - Кирито, - схватился он за меня, как за спасательный круг. - Выкладывай уже про свои приключения.
   - Нет, а что за девушка-то, я не понял? - заинтересовался Кляйн. - Ты с ней близко знаком?
   - Нет! - отрезал Эгиль. - До этого мы встречались один раз на официальном приёме. Прекрати нести чушь и не вздумай клеиться к ней.
   - Красивая, богатая и не замужем, - я думал, Кляйн сейчас начнёт слюни пускать. - Не всем же красоткам вешаться на Кирито. Должно и мне что-то перепасть.
   - Кстати, - буркнула Асуна. - Насчёт красоток, которые вешаются на Кирито.
   Вот и настал мой час.
   Пока я подробно пересказывал всё, что со мной произошло в Магических войнах, перед глазами вставали одна за другой картины прошлого. Впрочем, у каждого нашлось, что добавить.
   - Моя удочка!
   - Наикрутейшие мечи, братюня!
   - Твои айнкрадовские характеристики, папочка!
   - Запишешь мне их меню?
   - Братик, ты видел сны в игре?
   - Чё за ауральный битер?
   - Многозарядные посохи? А отдача у них какая? А линия крови строится так же?
   - А кто такой Гиес?
   Силика улыбнулась мне счастливой улыбкой, словно тени мрачных предзнаменований вовсе не касались её.
   - Гиес - такой хм... монстр из древнегреческой мифологии. Очень сильный. По преданию у него имелось сто рук. Так что когтей надо полагать... нууу-у... наверное, пятьсот.
   - И кто его убил?
   - Да никто не убил.
   Совершенно невинный вопрос Силики заставил меня снова перебрать в уме известные мне факты. Действительно, если не случайна цепочка событий от начала моей регистрации до настоящего момента, то имена мечей также несут свою информацию. Почему Гиес?
   Что родилось из Семени Акихико Каябы, возращённого гением Робина МакМануса и разработчиками PanLine, и наполненного мечтами сотен тысяч простых игроков? Асуна подвинула свой стул вплотную к моему и прижалась, взяв за руку.
   - Всё же стоило пойти с тобой. Хотя бы одному из нас.
   Я покачал головой.
   - Плохо или хорошо, но все знаки сходятся на мне. Неужели ты не замечаешь?!
   - И эта... эта... козявка с косами - это тоже знак?!
   - Тоже, - твёрдо сказал я и посмотрел в её большие чайные глаза. - Я... я не могу сейчас рассказать всего, но Уния многое перенесла - и в жизни, и в недавнем сражении в WMO. Я помог ей в трудный момент. Она увидела во мне защитника и инстинктивно...
   - Влюбилась? - закончила Асуна.
   - Да не влюбилась, - я пристукнул кулаком по коленке. - Битвы в Айнкраде грозили нам смертью. Но корень угрозы оставался обезличенным. Любые мобы, так или иначе, символизировали невидимую и неосязаемую систему, которой управлял Каяба. Помнишь его на площади в первый день? Именно от него, сбрендившего маньяка, исходила угроза. Всё остальное оставалось набором цифр. Синий кабан мог убить меня абсолютно так же, как босс на семьдесят пятом. И, преодолевая страх смерти от одного, мы как бы преодолевали его и перед всеми остальными.
   В Магических войнах угроза персонифицирована. Нужно не бояться каждого в отдельности. И чем сильнее монстр по игровым характеристикам, тем больший страх он внушает тебе, тем сильнейшую боль причиняет. Мечта Каябы. Игровая реальность берёт под контроль настоящее.
   Уния встретилась с самым сильным боссом в игре на данный момент. Все его атаки обрушились на неё одну, и я могу только догадываться, какую боль и какой страх ей пришлось вытерпеть. Представь, что тебя мучает монстр, но запас здоровья у тебя в сотни раз больше, чем у нормального человека. И ты не можешь просто упасть в обморок.
   Поэтому... когда я вытащил девочку оттуда, она могла вообразить что угодно. Даже богом меня назвать. И я очень прошу, - я сжал руку Асуны и поглядел поочерёдно на остальных, - я очень прошу: если вы встретитесь с ней вновь в Альвхейме или где бы то ни было ещё - отнеситесь к Унии как к другу.
   Девочки утвердительно кивнули, Асуна же вдобавок тепло улыбнулась, а её чудесное лицо вновь осветилось тем детским счастьем, от которого моё сердце так сладко таяло.
   - Я и сама не желала ссоры. Просто я ужасная собственница и эгоистка, ты же знаешь. Ты пропал на неделю, а я невероятно скучала.
   Девушка обняла меня за плечи.
   - Я тя кому попало не отдам, Кирито-кун! Даже на неделю! Вот завалим с ней пару тысяч монстров, тогда подумаю ещё.
   Ы? Это чё такое сейчас было???
   Глядя на мою офигевшую физиономию, женская половина команды разразилась смехом.
   - Ну, так что мы имеем в итоге?
   - Ничего, - вынужденно признал я. - Силы, с которыми мы столкнулись, действуют исключительно в WARMAGE Online. Принципиальное отличие от других VR-игр - AURO. Я думаю, он и есть ключ ко всему. Сны и страхи - его рук дело. Я читал, некоторые изменения организма можно вызвать гипнозом. Например, гипнотизёр внушает, что дотрагивается до руки зажжённой сигаретой, а на самом деле - карандашом. Но на коже человека появляется ожог.
   - Совсем как наш балахонистый парень! - вскричал Кляйн.
   - Верно. Нельзя загипнотизировать организм, чтобы он сломал себе кости или выдавил глаз - таких биологических систем просто нет. Но с кожей, кровеносной системой подобное возможно. Это объясняет, почему после таких страшных увечий нет переломов. Допустим, некто научился с помощью AURO посылать ментальные команды мозгу. В обход системы.
   - Но тогда, - возразил Эгиль, - он должен обойти не только систему "Кардинал", но и саму Амусферу с её перехватыванием импульсов.
   - Значит, он это сделал, - я пожал плечами. - Возможно, информация накапливается в отделе коры головного мозга, а потом, после разлогинивания, единым блоком передаётся в тело. Кроме того, Призрак наверняка ещё и хакер. Специалисты PanLine ведь не смогли отследить его. В системе должна существовать брешь, которой он пользуется.
   - А Рыцарь? - спросила Асуна.
   - Либо Альтер-эго Призрака, либо напарник. Их нападения очень похожи. Похожи в главном - внешние признаки увечий без сопутствующих травм. Призрак совершенствует свою технологию. Сейчас он подобрал ключ к монстрам. Мне кажется, что каждое из враждебных существ в мире Магических войн стало его аватаром со всеми вытекающими последствиями.
   - Что же дальше? - испуганно прошептала Силика.
   - Не хочется и думать. Возможно, один мега-Аватар, такой вот Чёрный Властелин. Либо контроль игроков на более высоком уровне. Зомбирование.
   - Только твоя теория не объясняет айнкрадовские характеристики и удочку, - вставила Синон.
   - Ну... Я не склонен объяснять это магией - если ты об этом. У Робина МакМануса имеется на меня подробное досье. Я думаю, оно включает и лог моего персонажа в SAO. Админам оставалось только сконвертировать одно в другое. Рекламная акция пересчёта игрового опыта, турнир мечников, Ночной Причал - всё это дело рук Робина-сэмпая. Обычный квест, а мне оставалось лишь следовать подсказкам.
   - Но зачем это ему?
   - Легальный способ оказать мне помощь. Представь, Сугу, в игру заявляется новичок, и тут же, ни с того ни с сего, получает супероружие. А игрок даже пальцем не пошевелил. Что бы ты подумала о таком?
   - У-у, я бы его...
   - Ну, вот именно. В любом случае, к такому отнеслись бы настороженно. Выбалтывать секреты всяко уж не стали.
   - Но, Кирито, ты говорил, есть кто-то помимо Призрака и Рыцаря? - уточнила Асуна.
   - Ну... очень похоже на то. Правда, с этим несколько сложнее, - я почесал затылок. - Никаких овеществлённых проявлений этой доброй силы, например, духа, летающего по Архипелагам и исцеляющего прикосновением, ещё не встречалось. Есть свидетельства игроков об изменении их эмоционального состояния при физическом контакте с мирными мобами. Некоторые рассказывают о снах в игре. Однако, всё это настолько субъективные понятия, что доверять им...
   - Папочка, - послышался звонкий голосок Юи. - Мне надо кое-что рассказать тебе. Всем. Это...
   Дверь кафе распахнулась, впустив из вечерних токийских сумерек посетителя.
   Кляйн подавился чаем, забрызгав сидящую рядом Силику. Эгиль попытался поправить "бабочку" с бокалом в руке и чуть не раздавил его. Я прилип к стулу своей пятой точкой, а глазами прилип к тёмному прямоугольнику входа.
   В нём материализовалась женская фигура, в которой воплотились все мои геймерские мечты прошлых лет о девах-воительницах. Когда-то, в совсем, скажем так, юном возрасте, я переиграл кучу фэнтезийных бродилок. С тех пор некоторые условности прочно въелись в моё миропонимание. Эльфы обязаны иметь тонкие губы, гномы - окладистые бороды, кобольды - руки до колен, варвары - растрёпанные длинные волосы.
   Видение, посетившее бар Эгиля в этот вечер, воскресило в моей памяти давно ушедшие детские мечты. Живые японские девушки из плоти и крови крайне редко могут похвастаться могучими фигурами. Равно как и прочими достоинствами, нарисованными в подростковой манге. Поэтому в детстве я напрасно вглядывался в прохожих, надеясь уловить волнующие пропорции.
   Скользя глазами снизу вверх, я "открыл" высокие замшевые сапоги на сплошной толстой подошве, облегающие бриджи бежевого тона, белоснежную кофту спортивного покроя и кожаный полу-жакет светло-каштанового цвета. Упругие плотные колонны ног пришли в движение, и я переприлип к волнам широких бёдер, напрягающихся под обтягивающей тканью.
   Кляйн вывалился из-за стола и с идиотской ухмылкой предстал перед девушкой.
   - Э... я... - начал мой невезучий друг.
   Далее действо развивалось стремительно. Чтоб вы помнили, Кляйн - молодой мужчина роста чуть выше среднего и вполне незаморенного телосложения. Незнакомка крепко ухватилась правой рукой за куртку Кляйна, собрав в складках на груди, приподняла его и переставила, словно заварочный чайник, вбок, освобождая дорогу.
   Я почти слышал затылком, как у Эгиля упала челюсть. Ну, потому что моя валялась там же.
   Бёдра двинулись далее, вместе с точёной талией и мощными округлыми плечами, заполняя уже всё поле зрения. Грудь, с небольшими, ровно очерчёнными овалами, вряд ли стала дышать хоть чуточку чаще от недавнего кляйнопереставления. Моё место находилось как раз перед стойкой, за которой стоял Эгиль, так что я мысленно приготовился убраться куда подальше с пути. Но что-то застрял. В переносном, разумеется, смысле.
   Когда девушка подошла ближе, меня обдало волной её духов, не приторных, но дурманяще-приятных. Я с некоторым отстранённым предвкушением успел подумать, что меня тоже переставят, чтобы пройти к Эгилю. И услышал глубокий грудной голос, пронизанный незнакомым акцентом:
   - Кирито?
   Я вскочил с поспешностью, в которой не отдавал себе отчёта, и изрёк фразу, переплюнувшую все глупости последнего месяца:
   - Ага, а Эгиль в баре со стаканами.
   С моим ростом я упёрся глазами в район её ключиц. Полмгновения спустя, запрокинув голову, я увидел лицо с чёткими, правильными и вовсе не японскими чертами: миндалевидные глаза с серыми, словно наполненными туманом, радужками; длинные ресницы, подведённые серебряной тушью; аккуратные губы, покрытые перламутровой помадой. Ровный коричневый загар покрывал гладкую, без единого изъяна, кожу. Густые платинового оттенка волосы причудливыми косами собирались на затылке и падали вниз узорным сбором, перетянутым кожаным шнуром.
   Когда крепкая ладонь схватила меня за грудки, и под рукавом жилета напрягся бицепс, я понял, что сейчас начнётся показательное киритопереставление. Зачем-то я закрыл глаза и глупо ухмыльнулся. Поэтому я не видел лиц Асуны, Сугухи, Лиз, Синон и Силики в тот момент, когда мягкие перламутровые губы припали к моим, требовательно раскрывая для решительного ответа.
   Я не стану врать, что хорошо помню детали того поцелуя. Со мной на некоторое время случилось нечто, описать которое подробно я не могу.
   Потом...
   Потом я открыл глаза, и низкий грудной голос с удивительным неяпонским акцентом произнёс:
   - А теперь, ушастая дрянь, попробуй наставить на меня свою зубочистку ещё раз!
  

19. Дядюшка Ку - 08 октября

   Почти неделя прошла после памятной встречи в баре "Кафе-кости". Дела, накопившиеся дома, в моей реальной жизни, требовавшие неотложного решения, заставили переключить мозги. На совещании, которое мы устроили с Дай-саном, Сисидо-сэмпаем и Такэо-саном, я подробно изложил все мои приключения и выводы, которые смог сделать. Хотя нет, не все.
   То, что рассказала мне Юи, я не собирался доверять никому. Мог ли я поступить иначе после того, как она выговорила: "Папочка, я, кажется, влюбилась в Призрака"? С этой вот головной болью я и жил несколько дней, отвлекаясь повседневными делами. Рассказ моей дочки не оставлял сомнений: встреченный ею игрок обладал уникальными силами, в которых, может статься, не отдавал себе отчёта.
   Я настойчиво гнал от себя мысль, что именно он и есть Призрак, уповая на версию о некоей доброй Стороне, никак не смешанной ни с Призраком, ни с Рыцарем. По временам мне начинало казаться, что неприкаянный дух Акихико Каябы воплотился в WMO, и тогда меня прошибал холодный пот. Именно его мечтой было влиять на внешний мир из виртуального. А придавать программам человеческие черты - разве не шаг в этом направлении?
   С другой стороны, огонёк безумной надежды, тлевший во мне и Асуне с тех пор, как мы встретили нашу Юи - огонёк надежды на встречу в реальном мире - разгорался с новой силой. Конечно, для меня моя дочка с первой встречи - живая, самая что ни на есть! Но, оказывается, для неё самой всё это время не хватало чего-то важного. Возможно, мы называем это сознанием. Ощущением себя живым, живущим. И вот чувства пришли к ней в полной мере. Вместе с любовью...
   Или - пускай с детской наивной влюблённостью. Девочки часто бредят взрослыми героями. Я вздохнул, и лёгкий осенний воздух наполнил мою грудь. Сегодня утром я покинул исследовательский корпус PanLine, где ночевал, и пошёл в сторону Тосимы, намереваясь дойти до Кошинзука. Залежавшиеся мышцы приятно ныли, когда я переходил на бег. Метров через пятьсот я возвращался на шаг, а потом снова прокачивал навык скорости.
   Таким "макаром" я одолел около пятнадцати километров и незаметно для себя оказался в районе Асака. Геймерская судьба забросила меня сюда впервые. Приступ голода, накативший при первом погружении в Магические войны, вновь дал себя знать. Я усмехнулся. Мой банковский счёт сильно проигрывал в разрядности тому, что открыл директор Сато в игре: шиковать не выйдет. Я замедлил ход и медленно потащился вдоль ресторанных вывесок.
   Я мог представить их смешение в ночной тьме, напоминающее огненное многоцветное море:
   - деревянные, расписанные золотом, с живыми язычками пламени в продолговатых китайских фонариках из рисовой бумаги;
   - неоновые извивающиеся полоски, жужжащие перегретым газом;
   - ярчайшие плазменные и светодиодные ожившие картины;
   - огромные проекционные баннеры, преображающие стены домов;
   - лазерные светлячки на тротуаре.
   И весь этот фасадный фейерверк пронизан запахами кисло-сладких соусов, дымных подливок, запеченной рыбы и мяса и тонким ароматом специй, разговорами тысяч людей и весёлой музыкой караоке.
   Сейчас в утреннем сером квартале оставалось тихо - многие заведения открывались к пяти-шести вечера.
   Раздумывая впоследствии, что именно привлекло моё внимание, я решил: скрип. Порывы зябкого осеннего ветра раскачивали вывеску на длинном медном стержне, покрытом пятнами патины. Тёмные деревянные загогулины, которые я вначале принял за иероглиф "Фу", сложились в два перекрещенных меча. Моих меча. Волчьи головы щерились с рукоятей, и фиолетовые прожилки тянулись по лезвиям, как хамон. Я врос перед дверью и упёрся взглядом в название.
   "Забегаловка дядюшки Ку".
   Внутри горел слабый свет, и табличка на нескольких языках извещала, что "Забегаловка открыта". Я забежал. В зале, украшенном тёмными дубовыми панелями от пола и до самого потолка, царил полумрак - свечи на шести пустующих столиках едва-едва противостояли теням. Окон, кроме фасадного, завешенного крупнополосными бамбуковыми жалюзи, не имелось. За высокой барной стойкой, перегораживающей всю заднюю часть, суетился пожилой китаец. Столешница доходила ему до самых плеч, так что виднелась только лысая голова на сухой старческой шее, а жёлтая свеча, прилепленная с краю, не освещала, а, скорее, резала лицо бороздами морщин.
   - Доброе утро! Доброе утро! - захлопотал хозяин, низко кланяясь, так, что исчезал на несколько секунд из виду. - Первый посетитель! Счастливый посетитель! Вот, присаживайтесь.
   Я получил меню - такое засаленное, что иероглифы почти скрылись под пластами жира. Впрочем, цены оказались на удивление низкими, а названия блюд более-менее знакомыми. Мой живот заурчал, призывая сделать заказ.
   - Эээ... Вы принимаете электронные платежи? - промямлил я, краснея.
   - Конечно, - растянулись в улыбке морщины хозяина. - Конечно! Мы идём в ногу со временем! Жизнь меняется - и дядюшка Ку меняется. Дядюшка Ку - это я.
   - О... Э... Рад знакомству, одзи-сан-Ку. А я Кадзуто Киригая.
   И чего меня потянуло знакомиться?
   - А! Очень рад, очень рад! - закивал старик. - Такой спортивный молодец. Я видел, как Вы бежали. Нужно много и правильно питаться для занятий спортом. Вот мисо, вот японский хлеб с пророщенной пшеницей, вот бобы с токийским соусом, вот натто, вот такояки - тесто в них особенное, вот... Чакин-шибори любите? Вот чай. Вот...
   - Э-я-бы-хотел... - попытался прервать я поток словословия, но - напрасно.
   - Всё очень вкусное и недорого! Сейчас скидка на морепродукты, а первому посетителю "счастливая" скидка. Всё выйдет в тысячу сто иен.
   Перед этим я уже не устоял.
   Удивительные события продолжались. Дядюшку Ку принёс кушанья сразу, будто бы они дожидались именно меня. Впрочем, слово "дожидались" не совсем верно, поскольку такояки оставались тёплыми, хлеб почти что горячим, а чай - дымящимся.
   - Господин Ку...
   - Не, не, никаких "господин", просто дядюшка.
   - Дядюшка. А что за вывеска у Вас? - пробурчал я с набитым ртом. Незнакомые мне специи ощутимо раскаляли нёбо, придавая вроде знакомой еде невероятный вкус.
   - А. Недавно сменил. Счастливая вывеска! Что-то клиентов стало маловато - и я сменил. Сразу подействовало! Старая, с фениксом, не работала.
   Я продолжал уплетать мой завтрак. Старик ласково смотрел на меня.
   - У Вас так вкусно готовят, дядюшка, - спохватился я через несколько минут.
   - А! Благодарю. Стараюсь. Жизнь меняется, вкусы меняются. Беру старые рецепты - добавляю новые ингредиенты. И наоборот.
   - Отлично получается!
   Покончив с большей частью еды, я несколько умерил темпы обжорства.
   - Дядюшка.
   - А?
   - Прошу прощения, если отвлекаю Вас...
   - А! Не. Что ты, Кадзуто-кун. Никого же нет.
   - Ага. Я про вывеску всё. Что она обозначает?
   - А! Древняя история. Сейчас расскажу. В легендарную эпоху Троецарствия в год земляного дракона случилось страшное землетрясение. Это произошло в западных пределах царства Шу. В священной местности Сигу земля провалилась на несколько ли, открыв старые захоронения. Лю Бэй, узнав о том, повелел осмотреть их, лично отправившись туда. К его прибытию те из тайных пещер, что вскрылись при землетрясении, были осмотрены, и всё их содержимое поднято на поверхность. Среди предметов нашлись старые глиняные таблички. Согласно древним иероглифам возраст захоронений к тому времени превышал двадцать тысяч лет. Лю Бэй приказал тщательно переписать все тексты с табличек и вернуть всё на прежние места, запечатав входы в пещеры.
   Впоследствии многие из тех записей погибли, но кое-что сохранилось. От моего учителя я узнал легенду из древних табличек.
   Давно, задолго даже до создания гробниц, в той местности существовало государство. Может в тех, ненайденных пещерах, остались таблички с его подробной историей. Легенда, которую пересказал учитель, гласила, что люди там жили честно, земля давала хорошие урожаи, а враги обходили стороной. Чего ещё можно желать? Но беда приключилась и с ними.
   Жители называли его человеком-василиском. Он мог убивать одним только взглядом. От его дыхания, извергавшегося подобно порывам ветра, кожа покрывалась гнойными язвами и гнилью. Увидевший человека-василиска с расстояния в десять ли падал на землю - ноги подкашивались от страха. Там, где он проходил, земля ссыхалась и не желала впитывать воду и взращивать траву и деревья. Ночные кошмары преследовали жителей, появись человек-василиск даже на другой стороне горы.
   Страна пришла в упадок. Словно призрак, человек-василиск бродил, как ходячая чума. Ему пробовали поднести дары, но послы погибли страшной смертью. Ловчие ямы и обвалы в ущельях не останавливали это злобное существо. Руки бесстрашных воинов отказывались повиноваться, и ни один не мог натянуть лук и выпустить по нему стрелу или камень из пращи. Людям оставалось одно: убираться с пути чудовища, спасаясь бегством.
   Так продолжалось долгие годы. Страна пришла в запустение. От полного разорения спасало только то, что и враги не дерзали заступать за её проклятые границы. Но, как всякому злу приходит конец, настал он и для человека-василиска. Из дальних земель в эту страну пришли два брата. Один появился с запада, другой - с востока. Восточный брат владел волшебными деревянными мечами, испускающими молнии. Вот эти-то мечи и вырезаны на вывеске у меня. Западный брат обладал даром изгнания злых сил. Вдвоём они победили страшного призрака, сожгли его тело и развеяли пепел с горы Пяти Стихий... Кадзуто-кун, ты почему не ешь? Остывает же.
   Доедал я в состоянии автомата, передвигающего палочки от тарелки ко рту и обратно. Дособирав кусочки такояки и заглотав чай, я поклонился и вышел. Ноги медленно пошагали в сторону Бункио-ку, а голова воздушным шариком уплывала вдаль, на двести веков назад, где я - а кто же ещё? - сражался деревянными ведьмачьими мечами с парнем в балахоне.
   Рациональные объяснения, говорите? Я нервно хихикнул. И понял, что ушёл, не заплатив за еду. Я развернулся и побежал назад.
   Естественно, никакой "Забегаловки дядюшки Ку" со скрипучей вывеской уже не было.

* * *

   Асуна тревожно посмотрела на меня.
   - Кадзуто.
   Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, а за окном спальни трещали в ночи цикады.
   Да нет, конечно. В мечтах. В реальном мире мы просто сидели у неё дома в уютных креслах-подушках, облегающих, словно мешок с эргоморфным гелем.
   - Сегодняшнее утро не идёт из головы. Кажется, я слишком старался найти всему рациональное объяснение. И вот - получил.
   Я невесело усмехнулся и начал пересказывать встречу в старом китайском ресторанчике. Глядя, как удивлённо раскрываются глаза Асуны, я нарочно добавил всяких шорохов, теней и недобрых предчувствий, которых в реальности вовсе не было. Распустив павлиний хвост таким образом, я готовился приступить собственно к легенде, когда заметил, что рот Асуны тоже открылся. Такая степень удивления моей боевой подруги заставила меня заподозрить неладное.
   - Хотя, в общем-то, ресторан как ресторан, - "отыграл" я чуть назад.
   - К-кадзуто...
   - А?
   Асуна подошла к полке и достала довольно зачитанную на вид книгу.
   "Пу Сун Лин. Предания Китая. Том второй" прочитал я.
   Асуна поискала в оглавлении, раскрыла и начала читать.
   - Во времена трёх царств при императоре Лю Бэе в столице жил искусный лекарь. Говорили даже, что он ученик самого Ли Тегуая, познавший секреты бессмертия и счастливой судьбы. Настоящего своего имени он не раскрывал, прикидываясь нищим стариком из сагуаньских крестьян. Если же кто спрашивал, то лекарь просил называть его дядюшкой Ку. Все снадобья, что он готовил, лекарь соединял с какой-нибудь едой, дополнявшей лечебные силы. Поэтому его дом, в котором старик принимал больных, стали называть "Забегаловкой дядюшки Ку". В то время Лю Бэй тяжело заболел. Ходили слухи, что враги отравили его, соединив три смертоносных яда через еду, питьё и распыление в воздухе. Лю Бэй через своих советников узнал о дядюшке Ку и призвал его к себе. Старцу в три дня удалось полностью исцелить болезнь. За это Лю Бэй даровал ему почётную должность при дворе и право вывешивать на воротах дома знак феникса.
   Асуна замолчала и посмотрела на меня.
   - Ты... улыбаешься, Кирито?
   - Ага. Похоже, скоро я встречусь с братом.
  

20. Рыцарь Равновесия - 09 октября

   Лориндэйл лежал в уютной впадине, образованной пологими склонами нескольких холмов. Полная зелени долина, словно след от упавшего яйца на песке, вытянутым концом уходила к морю. Множество домов и домиков, разбросанных среди дубовых аллей и яблоневых рощ, окружали средневековый центр: ратушу, площадь с двух и трёхэтажными каменными домами, замок Избранных Магии и великое множество трактиров, гостиниц, кузниц, игорных домов, магазинов и квестовых зданий. Все эти куски каменного теста, плотным комом сросшиеся друг с другом, вдруг обрывались, уступая место затенённым древесными исполинами уголкам, наполненным тихо журчащими родниками и живописными валунными россыпями. И всё это по-прежнему оставался Лориндэйл. Город не имел стены в видимом смысле, и, казалось, что он плавно растекался каплями-долинами в древесную лесную глушь. Или, наоборот, капля к капле, собирался единым центром-донжоном, узорчато выстрелившим в синее небо долины.
   Мой путь лежал к маленькому домику на самой окраине. Именно здесь я рассчитывал найти ответы и познакомиться с удивительным другом Юи. Дочка отметила на карте алый кружочек, при этом покраснев гораздо гуще этого самого кружка.
   - Вот тут, - пробормотала она и потупилась. - Только...
   - Послушай, я уверен, никакой он не Призрак, - попытался я успокоить. - После того, что я узнал от дядюшки Ку...
   - Да нет, - замотала дочка головой, так и не глядя на меня. - Папочка, ты... пока... пока не говори ему, что я... что ты... он сразу всё поймёт...
   Я застыл, как от удара мечом в лоб. А потом обнял Юи и нежно погладил по голове.
   - Не волнуйся. Я ничего не скажу, а потом - потом мы уже как-нибудь разберёмся.
   Юи. Юи. Отчего-то она категорически отказывалась ходить, и, несмотря на бездарный расход маны, использовала чары левитации постоянно.
   Укхм. Игрок сидит во мне как арматура в бетонном столбе. Ведь на самом деле дочка летает очень красиво. И мне приятно, что Юи вновь такого же роста, как при нашей первой встрече. Хотя к её тёмно-золотым волосам со светлыми прядками я ещё окончательно не привык. И глаза - дочка называет этот цвет "янтарным" - а по мне так ближе к оранжевому.
   Она здесь такая... взрослая. А чего ты хотел, Кирито? Мы все растём. Или... Или, желая обрести реальный Айнкрад, ты просто гнался за ускользающим детством? Не того ли хотел и Акихико Каяба - вернуть давно утраченное светлое чувство? Возможно... Но какой ценой!
   Я резко мотнул головой. В чистом воздухе обрисовалось лицо девушки, доверчиво глядящей на меня. "Давай убежим отсюда, Кирито?". Ржавое лезвие резануло по сердцу. Я плотно сжал глаза и резко выдохнул. Затем открыл. Я был на месте.
   Дом Юри прятался в густой тени, и я едва не проглядел его. Не выше пяти метров, он, тем не менее, был сложен из таких толстенных брёвен, что понадобилось всего-то три венца. Черепичная крыша со слуховыми окошками и дымящей трубой напоминали о сказках братьев Гримм.
   В основании лежали круглые коричневатые валуны, а задней стеной домик упирался в дикий скальный останец, невесть каким образом вылезший из плодородной долинной земли. Несколько вековых дубов окружило поляну перед домом, и сам дом. А меж корней одного из древесных патриархов струился ручей, извиваясь и убегая в сторону моря.
   Едва я вступил под сень дубов, как удивительное умиротворение снизошло на меня. Несколько секунд я впитывал его всеми порами кожи, прежде чем решился постучать. Дверь открылась внутрь, и на пороге я увидел здоровенного широкоплечего парня. Отчего-то Юи не сделала его игровых фоток, а её описание вылепило в моём воображении гоблиноподобного рыжего великана.
   Действительности это соответствовало, мягко говоря, мало. Рост метр девяносто, вовсе не рыжий, с чего она взяла? Такой цвет, кажется, называют соломенным.
   - Да? - удивлённо воззрился на меня хозяин домика.
   - Добрый день, - начал я, кланяясь.
   - Здрасьте, - немного развязно получил я в ответ.
   - Вы Юри?
   - Ага. А что случилось?
   - Да нет, ничего. Я друг Юи...
   - А, Юи-тян! Очень напряжно, если будем на "ты"?
   - Давай. Меня зовут Кирито...
   - А, тоже Кирито.
   Блин, я совсем забыл!
   - Ну да.
   - Распространённое в Японии имя?
   - Э... не очень.
   - Зайдёшь?
   - Ага.
   Я прошёл внутрь, с интересом осматриваясь. Хотя общая планировка любого дома в таких играх, как WMO, является прерогативой исключительно программистов, обычные игроки всё же могут существенно повлиять на дизайн своего жилья. Хотя бы по части мебели и всяких памятных безделушек. Типа моих мечей, ага. Одна из таких штучек с порога притянула мой взгляд, как магнитом. На постаменте в виде древнегреческой колонны мраморно-телесного цвета располагался трёхмерный образ ауры. Такой же, только обычный плоский, сделал Сисидо Дзюн в лаборатории перед моим первым заходом в игру. Разумеется, настоящая аура трёхмерна, и такое вот отображение более правильно. Только как он его получил? Я заинтересованно пригляделся.
   И на несколько секунд выключился из окружающей реальности, осмысливая увиденное. Если моя аура оказалась в полтора раза больше обычной, то эта - судя по малюсенькому человечку внутри - превышала норму раз в пять. Исходя из формулы объёма шара, если она вообще сюда применима, энергия ауры превосходила среднестатистическую в сто двадцать пять раз. Превосходила бы. Но... Числа напряжённости поля, как таковые, отсутствовали. Вместо них, даже на самой периферии, стояли перевёрнутые восьмёрки - знаки бесконечности. Свыше тысячи единиц. Вне шкалы прибора.
   Лавандово-алые глубины сферы притягивали меня. Отчего то мне невероятно нравился этот цвет. Поверхность ауры покрывали завихрения, словно море тумана, из глубин которого вверх вырвались невидимые силы. И, присмотревшись ещё внимательнее, я с некоторой дрожью понял, что на самом деле вижу перед собой. Огромное лиловое солнце, выстреливающее энергией протуберанцев в пространство!
   Назад меня вернул свист закипающего чайника. Юри выключил газ и повернулся ко мне.
   - Это... так, не обращай внимания, просто памятный подарок. Это, конечно, не моя аура. Таких не бывает.
   Я с усилием отвёл взгляд, чтобы осмотреть комнату. Ощущение уюта обволокло меня с ног до головы. Хотя, благодаря чему оно появилось - обстановке комнаты или её хозяину - я с уверенностью сказать не мог.
   У дальней стены пылал камин, утоплённый прямо в скалу. Слева располагалась высокая двухъярусная кровать с толстыми матрасами: темно-малиновым и темно-синим. Сверху, с открытых стропил свисали пучки трав, связки луковиц и засушенных цветов. Справа от камина устроилась плита и деревянные полки с посудой и специями. Ближе ко входу, у окна, стоял мощный деревянный стол, шириной около метра и толщиной в целую пядь.
   На крюках у двери висели плащи, доспехи и перевязи с мечами. Место на стене от окна слева и до самого угла занимала подробная карта архипелагов. Впрочем, это, скорее, была фоторамка, оформленная узорным орнаментальным окладом, в которую загружался любой графический объект.
   В воздухе витал смолистый сосновый запах, а от камина волнами расходилось тепло. Юри поставил на стол высокие деревянные кружки и разлил в них поварёшкой ароматное дымящееся варево, булькавшее в котелке.
   - Повышает скорость передвижения на пять процентов и сопротивление ядам - на сколько, не знаю, не тестировал.
   Я глотнул и зажмурился от силы новых ощущений. Вкус вяжущий, сильнее, чем у черноплодки, при этом с кислинкой и чуть сладковатый. Это в первую минуту. А потом по языку разлилось нечто непересказываемое словами. Такое только пробовать.
   Юри всё понял по моему лицу.
   - Вяжет, но потом вкусно.
   - Угу!
   - А что забавно, эта штука кипит при сорока градусах, так что обжечься ею не получится.
   - К-как это?
   - Ну... магия, - парень широко улыбнулся. - Ведь все мы здесь ради неё.
   И в этот момент я что-то почувствовал. Всплеск на пределе сознания. Случается, ты приходишь с улицы, замёрзнув на декабрьском ветру. А дома на печке висит твоя старая толстовка, нагретая жаром камня. Стаскиваешь холодную одежду, надеваешь её и... вот это самое. "Тепло" - не выразит в точности. Теплотворность - припомнил я давно забытое слово. Маленькими глотками я осилил полкружки. Юри молча прихлёбывал из своей, ни о чём не спрашивая.
   - М, - начал я. - Юи говорила, что ты живёшь не в Японии?
   - Ага. Я много путешествую по Архипелагам. В реальной жизни это недоступно, к сожалению, - Юри опустил глаза, внезапно прищурившиеся, словно от судороги. Потом снова улыбнулся и посмотрел на меня.
   - Архипелаги прекрасны. Я обошёл, наверное, три четверти земель. И побывал во всех городах.
   - Юри. Дело в том, что я как раз ищу игроков, много знающих про Магические Архипелаги. Ну, и вообще, про WARMAGE Online.
   - А, ну так далеко ходить не надо. Великий Дом Арго. Они знают, наверняка, больше остальных.
   - Да, но... люди с особыми способностями, такими, как у тебя, могут знать что-то, чего никогда не узнают рядовые сборщики информации. И делиться с кем попало не будут.
   - Возможно, и так. Но я знаю немало. Что конкретно ты ищешь?
   - Призрака.
   Юри пожал плечами.
   - Так можно назвать многих в игре. И многое. Распространённое словечко.
   - Рыцаря-Призрака.
   Юри вскинулся. От его расслабленности не осталось и следа. Теперь он внимательно смотрел прямо на меня, точнее, в меня.
   - Да, о Рыцаре я кое-что знаю. Но... Скажи-ка, Кирито, ты ведь читал фэнтези?
   - Ну, конечно.
   - Знаешь, бывают в романах такие персонажи: мудрые маги, крестьяне на дороге, трактирщики, купцы, начальники стражи... Они изрекут пророчество, укажут путь, посплетничают, продадут меч, проверят подорожную - одним словом, прикоснутся к главному герою, выйдут на мгновение из тени, освещённые его факелом, и опять погрузятся в небытие. Читатель никогда не узнает, что стало с ними, и сами они не приобщатся к великим подвигам. Они даже не поймут, частью чего были.
   Так вот, что-то неохота мне примерять такую роль. У тебя деревянные мечи, полные живой силой АНТИПРАЙМА. Ты в этой истории герой. Так что принимай меня в свою команду. На меньшее я не согласен.
   Я криво улыбнулся.
   - Кажется, ты принят задолго до появления команды.
   Я глотнул терпкого варева и довольно подробно выдал историю Призрака с небольшими купюрами по ходу пьесы.
   Лишь только услышав о Призраке, Юри сжал кулаки и изменился в лице. Так он и просидел, пристукивая кулаком по столу да изредка вздыхая.
   - Призрак. Призрак... Кто же он?
   Когда я дошёл в моей истории до Рыцаря и его возможной связи с Призраком, Юри активно замотал головой:
   - Я в это не верю. О Призраке слышу впервые, но легенда о Рыцаре обошла все Архипелаги. Одно время я увлекался его поисками. Так же, как и ты, беседовал с игроками-жертвами. Мне удалось найти у них некоторые сходные черты.
   - Правда?!
   - Ага. Во-первых, все пострадавшие - атеисты. Во-вторых, это сильные, физически здоровые люди в возрасте от восемнадцати до тридцати пяти лет. В-третьих, с определённым характером. Независимые, в каком-то смысле, одиночки. Либо харизматичные жестокие лидеры. Да. Именно жестокие. Жестокие... - протянул Юри. - Холодные. Неотзывчивые. Самовлюблённые эгоисты. Мрази... Неприятные типы, короче. В конце концов, я пришёл к выводу, что Рыцарь просто не любит таких. Никакой личной вражды он не мог иметь. Ведь там были сотни людей со всего света. Абсурд.
   Я согласно кивнул головой.
   - Теперь и мне начинает так казаться. Выходит, их всё же двое.
   - Я более, чем уверен. AURO - новый прибор. Кто знает, что он может натворить? Могли найтись два совершенно разных человека. Но, похожих в одном: в обоих сидело нечто, подтолкнувшее их... хмм... на тёмную сторону. Но Призрак, однозначно, залез глубже. Судя по твоим рассказам, это законченный псих. Весь вопрос в том, как его остановить.
   - Кстати, насчёт этого... Есть одна легенда, - и я углубился в историю с дядюшкой Ку. Выслушав, Юри задумчиво посмотрел на меня.
   - Значит, мы с тобой - новое воплощение двух братьев, вновь призванных очистить мир от зла.
   - Да я как бы так сильно не...
   - А что, может, побратаемся?
   - П-побратаемся?
   - Ну, как там в Японии это делается?
   - Э... Ну...
   До этого момента слово "братья" по отношению к нам я воспринимал, как нечто сказочное или игровое. Вроде термина. Но назвать братом реального живого человека...
   И тут я понял, что отказать-то я не могу. Нету у меня никаких причин. И тот же Кляйн - не называл ли он уже с первой минуты нашего общения в Айнкраде меня братюней? И Эгиль. И многие проходчики - разве не считал я их в глубине души братьями по оружию?
   - Д... давай. Только я точно не знаю, что именно...
   Громкий стук в дверь прервал наше братание. Юри ткнул пальцем в воздух. Перед нами высветилась картинка, словно экран видеокамеры.
   - Милая малышка, - пробормотал Юри. - И чего она так лупит ногами в мою дверь?
   - Это не малышка, - сказал я. - Её зовут Уния, и в жизни она с тебя ростом. То есть... если ты похож на аватар.
   - Да, похож, - усмехнулся Юри, поднимаясь, чтобы открыть дверь.
   - Кирито! - с порога закричала Уния.
   - Ты что, следила за мной? - подозрительно спросил я.
   - Не прикидывайся дураком. Конечно, следила. Я всегда должна знать, где мой лю...
   - Эй! Пожалуйста!
   - Я тебе что, не нравлюсь?
   - Уния...
   - Рыцарь напал на Семирамис!
   - Что?! Когда?
   - Пару часов тому назад. Он вдребезги разнёс центральную площадь и уничтожил нескольких человек.
   - Уничтожил?!
   - Кирито, хватит задавать дурацкие вопросы. Собирайся, мы выдвигаемся к месту событий.
   Юри кашлянул у меня за спиной.
   - А, да, нас двое.
   - Это кто ещё?
   - Это мой... (какого, собственно?)... брат. Старший брат. Юри.
   - Не смеши меня, Кирито-кун, нет у тебя никакого старшего брата, да ещё по имени Юри.
   - Теперь есть, - заметил мой новоиспечённый родственник.
   Уния исподлобья взглянула на него, хмыкнула и вышла наружу. Мы последовали за водяной ведьмой.
   - На Чёрный Архипелаг нельзя попасть с помощью личного телепорта или точки доступа, - начала Уния. - Только через Океанский портал. Сейчас я переброшу нас к ближайшему - в Лориндэйле...
   Неожиданно девушка замолчала.
   - Телепорты отказали? - полуутвердительно спросил Юри. - Наши Призраки выходят на новый уровень контроля.
   У меня по спине пробежал холодок, но тепло мечей, ощущавшееся даже сквозь ножны и одежду, подавило его.
   - Я проверю выход, - добавил Юри и тут же исчез в аметистовых сполохах. Через несколько секунд он появился снова.
   - Пока работает. Пока что.
   Уния и Юри одновременно взглянули на меня. События ускорились, и мне требовалась пара мгновений на осмысление.
   - Гм, - начал я излагать свой план.
   Но оказалось, что время раздумий ещё не пришло. Или безвозвратно закончилось. Я увидел, как над центром города, в нескольких километрах от нас, сгустилось зловещее тёмное облако. В самом его средоточии возникло упорядоченное движение, образуя гигантскую спираль, от которой во все стороны потянулись дымные щупальца. Сверху туча вспухла сажево-чернильным горбом. Словно ископаемое головоногое фантастических размеров, Нечто накрыло долину. Яркое осеннее солнце пропало, затенённое этой летающей дрянью.
   Хвостатые протуберанцы достигли того места, где находился дом Юри. Над нашими головами, на высоте нескольких сот метров пронёсся облачный хвост. Повинуясь центральному движению спирали, еле заметному в самой серёдке, хвосты с гулом проносились над нами, оставляя в воздухе дымную кисею.
   Внезапно подбрюшье монстра осветилось мертвенно-фиолетовым заревом, и с небес, из дымных сгустков ударили слепящие молнии. Вмиг заполыхало по всему фронту. Гуще всего молнии били в центре города, и я сразу же подумал, что нацеливаются они в игроков.
   Если бы кто-то захотел воспроизвести эту картину в своём воображении, ему пришлось бы учесть одну немаловажную деталь. Лучи света, сияния, молнии и прочие подобные вещи, в обычном мире двигающиеся со скоростью, неуловимой глазом, в виртуальных мирах искусственно приторможены. Это сделано по двум причинам. Во-первых, чтобы данные красивости подольше радовали игроков. А во-вторых, чтобы эти самые игроки всё же успевали защититься от них. Иначе поединки стали бы, в смысле времени, также молниеносными. Поэтому, хоть молния и одолевает сотню метров за пару секунд, это, по сути, архимедленно. Кроме того, молнии в Магических войнах гораздо толще, и накал их менее интенсивен. В противном случае игроки просто ослепли, причём сами бы не поняли, от чего.
   Эти соображения пронеслись в моей голове, пока я наблюдал, как ветвистые рогатые плети электрических разрядов несутся с небес на город. Дотянувшись до своей цели, они гасли, но на смену им тут же вспыхивали другие.
   - Верх! - крик Унии ворвался в меня, как удар вархаммера. Я вскинул голову и успел заметить пылающие струи в небесах. Руки выдернули мечи из ножен с такой скоростью, что движения показались размазанным пятном. Два ПРАЙМА столкнулись в воздухе. Раздался электрический треск, и меня швырнуло в сторону. Впрочем, щупальцу, испустившему молнию, тоже досталось. Невидимая отдача ударила вверх и разметала его в клочья. На смену ему спешил новый отросток.
   Водяная ведьма активировала магический Арсенал холодного оружия, а Юри раскрыл и удерживал над нами рубиново-алую полусферу. Удары молний тонули в ней, однако от каждого Юри болезненно кривился.
   - В этом есть один плюс, - крикнул сквозь завывания ветра мой - пора привыкать - старший брат, - искать больше никого не надо!
   Ветер и вправду крепчал. Я увидел, как он подхватил нескольких магов, выбежавших в панике из домов, и понёс, как осенние листья, в гигантском водовороте. Вскоре мимо нас, но уже ближе к центру, пролетело ещё несколько человек.
   Я вонзил один из Когтей в землю до середины и понадёжнее упёрся в него ногой. Уния справлялась на свой лад. Призванные ею живые узловатые корни оплели её ноги до самых бедёр, надёжно удерживая на месте. Юри, похоже, страдал от урагана меньше всех. Удивительная магия Равновесия, открытая ему, оставалась редчайшей в игре. Равновесных магов, как я узнал, числилось ещё меньше, чем ведьмаков - около двух десятков. Если АНТИПРАЙМ - его брат-перевёртыш - разрабатывался, как идеальное оружие, то Равновесие становилось идеальной защитой.
   Заклятие, наложенное Юри, каким-то образом обращало силу шторма против него самого. В нескольких сантиметрах от доспехов мага кипели воздушные буруны, настолько плотные, что становились видимы глазом, а вокруг аватара клином расходилась зона тишины.
   Очередной маг пронёсся мимо, пойманный штормовой спиралью.
   - Он стаскивает народ к центру! - осенило меня, и от этого открытия за шиворот посыпались кубики льда.
   Нет, только не опять это!
   Внезапно ветер ослабел, и молнии прекратили исторгаться из дымных недр.
   - Сейчас начнётся, - спророчествовал Юри, сбрасывая щит.
   Мы стали плотнее друг к другу и взглянули в сторону центральной площади Лориндэйла. Гигантский спрут, обвивший небо над городом своими дымными щупальцами, окончательно принял форму. У основания головы распахнулись огромные алые глаза без зрачков и радужек - пустые провалы, полные кровавого света. Утробное шипение раздалось со всех сторон, и сквозь него пробился гулкий, насыщенный злобой голос:
   - Ваш Повелитель пришёл!
   Каждое слово отдавалось тупым рвотным позывом у меня в животе.
   - Ваша боль, ваш страх питают меня.
   ваши раны придают мне сил.
   Убирайтесь в свой мир или бросьте мне вызов - исход один.
   Проигрыш.
   Я жду на Срединном.
   Приготовьте ваши жалкие жизни.
   Отныне монстры острова свободны, а стены города пали.
   Вскоре падёте и вы!
   Глаза закрылись, и ветер вновь усилился. Только теперь он не скручивал спираль, а раскручивал, накрывая дымными клубами весь остров.
   - Монстры свободны? - Уния подняла на меня взгляд. - Кирито, что он имел ввиду?
   - Видимо, вот это, - показал я в направлении леса. Оттуда - впрочем, со всех сторон разом - на Лориндэйл катился вал всей магической нечисти Архипелагов. Привязанные обычно к зонам обитания, мобы редко путешествуют по островам. А боссы этого не делают никогда. Но сейчас, похоже, им дали отпуск.
   Мы вновь обнажили оружие, и я впервые увидел, чем же владеет мой старший брат. Равновесный меч в его руке состоял из плотно прижатых, почти спрессованных цветочных лепестков сакуры. Нежное сливовое сияние исходило от меча. Точно таким же был и щит, вытянутой формой напомнивший мне хитклиффовский - так сильно, что от воспоминаний пробежала дрожь.
   - К Океанскому порталу? - полуутвердительно спросил я.
   - Нет, - резко возразила Уния. - Какой теперь уже смысл? Отступим к ДайФэрну и займём оборону.
   Я собрался открыть рот для ответа, но оказалось, что делать это уже поздно. Первые чудища добежали до нас. Клыки расчертили фиолетовые эллипсы, и гоблинские туши распались полигонным пеплом. Не сговариваясь, я встал на остриё атаки, Уния прикрыла слева, Юри - справа. Вначале это была даже не бойня - я лишь взмахивал клинками, и очередное бульканье или шорох распадающихся монстров долетали до моих ушей. Но постепенно нас взяли настолько плотно, что мы оказались даже не в кольце, а в куполе тянущихся к нам клешней, когтистых лап, присосок, слизистых отростков и змеевидных жгутов.
   Словно ведьмино месиво, это пульсировало и двигалось, на миг открывая просвет к дымному небу, когда энергия АНТИПРАЙМА разрывала сплошную массу. Сквозь взблески клинков начали прорываться удары, и защитные сферы вспыхивали перед глазами изумрудно-сиреневыми переливами. Вскоре мне пришлось включить компас. В этой мешанине я стал терять представление о том, в какую сторону иду. Рычание и визг тварей продолбили уши насквозь.
   - Брат, пора сменить калибр! - крикнул Юри. - Нам надо дойти до замка хотя бы часа за два.
   Я понимал, что он прав. Если я, уютно устроенный под наблюдением Сисидо-сана, и мог находиться в виртуальном мире довольно долгое время, то мои спутники явно не готовились к такому.
   - Может, просто долететь? - раздался голос Унии, резавшей направо и налево костяки умертвий, особенно напиравших с её стороны.
   - Нет, - крикнул я. - Пока мы стоим на земле, а в воздухе откроемся даже снизу. "Хотя, проверить себя было бы интересно", - прорезался во мне голос неистребимого геймера.
   - Сейчас... сейчас я отброшу их, будьте готовы!
   Не переставая сражаться, я сжал пальцы в положениях вызова заклинания.
   - Турс, турснос, турсиоландо!
   Две призрачные арки, сложенные тысячами яростно щёлкающих зубастых челюстей, вознеслись над нами и закрутились с бешеной скоростью, расширяясь во все стороны. Кучи выпотрошенных тел полетели на землю. В мгновение ока круг диаметром в полкилометра с тремя тесно сжавшимися магами в центре оказался опустошен. И мы рванули.
   Десять быстрых вздохов - и я уже врезался в стену вопящих монстров. Мечи взметнулись в позицию для десятиударного комбо "Ротационное танго". Клинки загорелись бирюзовым пламенем, и, словно от сильной вибрации, с каждой из сторон образовались по три призрачные копии деревянных лезвий. Теперь Когти на краткое время зажили собственной жизнью, утягивая меня за собой вперёд. Их фантомные тени с небольшим запозданием повторяли вихрящиеся движения. Четырнадцать мечей в неистовой мясорубке плясали передо мной, расчищая коридор в несколько метров шириной.
   Уровень противников не имел значения. Как комки рыхлого снега, мои Когти прошибали скелетов, виверн и полудраконов, гигантских червей, пятиметровых наг, огнедышащих гидр, малых боссов вроде птиц Рухх и земляных суперкрабов, безголовых великанов и башенных големов. Короче, всех подряд. Но неистощимое число нечисти начинало меня обескураживать. Остров, разумеется, мог вместить их и в таком количестве, но для этого их плотность на квадратный метр приблизилась бы к целому числу.
   - А в замок они не ворвутся? - с сомнением пробормотал старший брат, сливовым сполохом разрезая очередную стену монстро-мяса.
   - Замок... защищён! - выдохнула Уния.
   - Лучше, чем Лориндэйл? - усмехнулся Юри.
   - До замка ему дела нет, надеюсь, - заметил я, работая клинками, словно мойщик стёкол.
   - Зато до нас есть, как видно!
   Ещё час мы продирались вперёд, то отбрасывая монстров тотальными заклинаниями, то прорубая коридоры в их телах. Разумеется, мускулы наших реальных тел не ощущали усталости, однако психическая нагрузка давала о себе знать. По временам в воздухе проскальзывали аккорды беззаботной мелодии - кто-то из нас брал новый уровень в этой экспофантасмагории. И вот, наконец, прямо перед нами возник невысокий замок, окружённый зарослями папоротников. Метрах в пятидесяти от него невидимый барьер сдерживал монстров. Перевалив за барьер, мы, словно марафонские бегуны, остановились, тяжело дыша.
   - Нечего тут стоять, быстро в замок, - опомнилась Уния. Наверное, это место придавало ей особые силы.
   За надёжными стенами замка, у тёплого огня, пылающего в камине, с кружкой глинтвейна в руке я и сам испытал сильное облегчение.
   - Неплохая прогулка! - усмехнулся старший брат.
   - Неплохая?! Идиот! Если бы нас с Кирито не оказалось рядом, и эти уроды рвали тебя на части, я бы послушала твои вопли о помощи! - Уния мрачно взглянула на нас и отвернулась, глядя в окно. Не очень соображая, что именно я делаю, я подошёл и положил руки ей на плечи.
   - Мы... это прекратим. Больше никогда...
   Уния дёрнулась, вывернувшись.
   - Никогда, - тихо проговорила она. - Как, интересно, ты это прекратишь, Чёрный Мечник?!
   Я вздрогнул, видимо, настолько явно, что девушка обернулась ко мне.
   - Да, я знаю, кто ты. У Робина составлено на тебя досье. Я прочла. Только здесь, Кирито, нет добренького Хитклиффа с непонятным кодексом чести. Никто тебе не собирается предлагать поединок с отключённым бессмертием. И ты не знаешь ничего! Ничего!
   - Хватит уже истерик! - раздался мрачный голос, и тени забегали по замковым сводам. Мой старший брат стоял рядом, и вся теплота и сердечность улетучились с его лица. Через мгновение оно смягчилось, но тени какого-то мрачного прошлого ещё остались.
   - Любые раны, нанесённые монстрами, теперь приносят реальную боль, и чем выше уровень монстра, тем больнее, так?
   Я кивнул. Уния подавленно молчала.
   - И эта мразь каким-то образом питается болью игроков.
   - Возможно, урон, наносимый игрокам, и отзыв AURO служат ему тестовой средой, - добавил я, словно за соломинку хватаясь за рациональное объяснение.
   - Пусть так. А наше игровое оружие способно навредить ему?
   Собственно, это и был основной вопрос с самого начала. Чем убить Призрака?
   Хитклифф подчинялся общим правилам Айнкрада. По крайней мере, оставался шанс, и я знал, как им воспользоваться. Оберон, подключённый к Амусфере, всего лишь обладал правами доступа администратора, но стоило их изъять, как и он превратился в обычного смертного. С Десганом всё обстояло ещё проще - всего лишь уникальное оружие и маскировка. А что же теперь?
   - Когда я отбил Когтем молнию, - задумчиво начал соображать я, - то отдача разорвала щупальце в небе, за несколько сот метров от точки столкновения. Но... поможет ли делу, если мы изрубим этого спрута на куски?
   - Стоит хотя бы попробовать, - зло перебила Уния. Лицо девушки было обращено к стрельчатому окну, но я мог бы поклясться, что в её глазах блестят слёзы.
   - Стоит, - вздохнул я. К моему сердцу вдруг приложили холодную льдинку. Перед мысленным взором всплыл образ Атланта, вздымающегося из океанской бездны, и груз мира лёг на мои плечи. Я смотрел ему в глаза и с удивительной ясностью понимал его. Зло по ту сторону всегда выглядело и оставалось злом. Но то, ради чего я шёл в бой в донжонах Айнкрада, или на равнинах Альвхейма, или в джунглях ГанГейл разительно отличалось от Магических войн.
   Ценности, которые я мог подержать, увидеть и взвесить, испытать и прочувствовать: моя собственная жизнь и жизни друзей, любовь Асуны, ненависть за погибших... Но никогда я не ощущал ответственности за всех разом. Теперь игры кончились. Я остался один на один с неведомым врагом. Сотни тысяч людей, даже не подозревающих о моём существовании. Семя Каябы, которому я дал прорасти. Сотни тысяч миров легли на мои плечи. Я вновь вздохнул.
   - Сейчас мы разлогинимся, и я перескажу господину Дзюну всё, что мы видели. Он мне вколет анаболик и подключит капельницу на всякий случай. Потом я зайду и постараюсь пробиться на Срединный архипелаг. Ну а дальше...
   - Ты идиот, Кирито? - сердито пробурчала Уния. Потом утвердительно кивнула: - Ты идиот. Ты и в Айнкраде вёл себя, как идиот. Я не пущу тебя одного.
   - Уния, поверь мне... - начал я и упёрся взглядом в кривую улыбку Юри. Старший брат взял мою узкую ведьмачью ладонь в свою ручищу и сжал. Повинуясь алгоритмам AURO - или неизвестной мне магии - моё тело охватил жар. Льдинка у сердца мгновенно растаяла.
   - Что чувствуешь? - требовательно спросил Юри.
   - Тепло, - улыбнулся я.
   Юри кивнул на наши сомкнутые руки.
   - Клану, как боевой единице, доступны особые связи. Ресурсы крови и маны можно объединить. Это распространённый способ усилить более слабых соклан.
   Уния раскрыла окно семейной почты, и я заметил, как она включила запись голосового сообщения.
   - Глава Семьи Сато Уния Сато - всем членам Семьи. На время я покидаю вас. В моё отсутствие главой Семьи станет Найджел. До моего возвращения Семье не покидать пределы замковых владений. Я отправляюсь на Срединный.
   Девушка повернулась и накрыла своей крошечной ладошкой наши. Её бездонные тёмно-синие глаза без слов сказали мне то, о чём обычно говорят в таких случаях, и попросили то, что обычно просят.
   Осталось лишь одно слово.
   Мы с братом смотрели на руки, руки двух удивительных магов этого мира и маленькую, почти детскую ладошку, лежавшую сверху. Мы молчали, но морская ведьма также знала его, это слово, рождённое в нас троих.
   - Сильнейшие, - проговорила она, запечатывая наш союз.
  

21. Сильнейшие - 10 октября

   Ведьмак с пляшущими на океанском ветру белыми волосами. Высокий, крепко сбитый маг вполне человеческого обличья, закутанный в каймановый плащ-дождевик с прорезями для рук. Между ними - крошечная фигурка морской ведьмы. Тёмно-русый поток волос поверх сине-белых квадратов семейного герба на магических доспехах.
   Втроём мы стояли на пустынной каменной площадке перед Ущельем Каменных Тисков.
   - Готова? - я скосил глаза на Унию.
   - Как никогда, - звонкие девчоночьи нотки её голоса вибрировали от скопившейся ярости. Уния вскинула руки с зажатыми в кулаках камнями Призыва. Этот монстр стал для неё кровным врагом - это я хорошо понимал: в чём, в чём, а в кровных врагах я поднаторел. И, разрабатывая наш прорыв к убежищу Призрака, я даже не заикнулся о помощи с Айлендкипером Ущелья.
   Это финальный квестовый босс, после уничтожения он никогда уже не восстановится. Уния убьёт его навсегда, сама, своими руками, и это поможет затянуть боль памяти. Я знал, что поможет.
   - Аква! - голос Унии плескался звоном тысяч мечей. - Эребус! Нон санат пиродай!
   С последним словом яркая искра проскочила между её рук, и вихрь молний, будто пляска безумных эквалайзеров, охватил морскую ведьму. Зелёный всех оттенков - от густо-изумрудного до облачно-салатового - горели в воздухе. Молнии волнистыми нитями потекли вниз, в океанские глубины, наполнив воду призрачным свечением.
   Прошла минута.
   И ещё.
   И ещё.
   Иногда одна из молний начинала пульсировать ярче, но Уния только презрительно дёргала уголком рта и гнала своих посланниц дальше.
   Мне приходилось слышать, что Призывающий маг в момент поиска довольно сильно ощущает на себе сопротивление стихии. Вполне вероятно, что каждая из множества молниеподобных нитей несла Унии холод и тьму океанских глубин, давление миллионов тонн воды - отклики древней силы, в сравнении с которой ты - доля самой малой песчинки.
   - Проснулся, - заметил Юри.
   Дым в Ущелье стал гуще и, не выдерживая своей плотности, изливался наружу. В глубине слышалось ворчание и клацанье челюстей, и в дыму уже мелькали два мутных тёмно-багровых глаза. Из серого марева осторожно выглянула первая клешня. Змееподобное суставчатое тело изогнулось, заставляя щёлкающий оголовок слепо тыкаться туда-сюда. Через несколько секунд монстр обнаружил цель. Ущелье, полное смога, выплюнуло в нас десятки костяных щупалец, паукообразные жвала и шевелящиеся многопальцевые отростки. Глаза приблизились, и в дыму уже начали проступать очертания гигантского черепа.
   Юри беспечно взирал на эти приготовления. Меня, в общем, тоже не особо напрягал Кипер. Просто я не хотел, чтобы труды Унии пропали даром, но если в ближайшее время никто не призовётся, придётся расчехлять Когти.
   - Он уже тут, - вполголоса начал я.
   - Чудовища спят на дне, - напряжённо отозвалась Уния. - Но я разбужу их.
   Костяные клешни застыли в трёх метрах от нас, ожидая приказа "сверху".
   - Есть.
   Молнии-ниточки потухли, словно задутые язычки свечей. Все, кроме одной.
   - Нашла, - девушка разговаривала, будто в сомнамбулическом бреду. - Далеко. Тайная впадина. Огромная. Как Архипелаг. Глубоко. В иле. Призыв.
   Травянистая искра сорвалась с воздетой руки и канула в морскую волну.
   Из Ущелья выплыла голова Хранителя, которому надоело ждать гостей внутри.
   - Оно приближается.
   Я взглянул на Унию. Она разговаривала не со мной. Морская ведьма с перекошенным от ненависти лицом смотрела в огненные глазницы летающего черепа.
   - Слышишь, ты, ублюдочный недоносок?! Оно приближается! Сдохни в крови!
   УНИЧТОЖИТЬ!!!
   Нечто огромное мягко ударилось в основание острова. Клешни рванулись к нам, но они опоздали. Вода вздыбилась пенными горбами, и ввысь к синему небу устремились мясистые, полные бледно-сиреневых присосок, щупальца.
   Океанский Глубинный Кракен.
   Щупальца обогнули нас, боясь задеть свою повелительницу, и с тяжким гулом обрушились на остров. Одно из них обвилось вокруг черепа и сдавило. Послышался противный хруст, словно от скорлупы, и ошмётки костей повалились на землю, тут же обращаясь в прах. Несколько щупалец глубоко просунулись в ущелье и теперь выгребали сотни рук, словно сдирая со скал живой шевелящийся лишайник. В несколько минут с ним было покончено.
   Однако, в тот момент, когда я уже считал битву выигранной, остров показал, почему носит такое название.
   Две половины каменного холма начали сдвигаться. Огромные Тиски не могли причинить нам вреда, щупальца Кракена также ушли под воду, однако нечто тревожное в этом грузном смыкании тысячетонных плит не давало покоя. Хранитель был явно уничтожен, однако...
   - Остров породит нового Хранителя, - вдруг сказал Юри.
   - Откуда... ? - не удержал я возгласа удивления.
   - Ну... просто знаю. Чувствую. От этого места должен начинаться Циклопический Мост. Если холм сомкнётся, никакого прохода к мосту не останется. Я думаю, мало уничтожить черепушку - надо преодолеть силу Тисков. По сути, уничтожить сам остров.
   По напряжённому лицу Унии прошла судорога. Она опустила руки к груди и скрестила, подтягивая невидимый груз. Травянистые искры посыпались вниз с её плаща, а между запястий прострелила зелёная молния. Из морской бездны вырвались щупальца, по шесть с каждой стороны, и будто гигантские бескостные пальцы, обхватили сходящиеся тиски.
   Я даже отдалённо не представлял, сколько силы нужно вложить Унии. Догадывался только, что сопротивление Тисков разрывает связь Хозяина и Призванного. Мощь этого сопротивления, скорее всего, измерялась не количественно-уровневыми характеристиками - наш общий фиал маны, выплеснув около полумиллиона единиц, стабилизировался и начал заполняться с обычной скоростью.
   Нет. Тест на прочность. Изначальная задумка разрабов. Только имея в своих рядах героя, чья аура способна выдержать экстремальные нагрузки, маги Архипелага получают право ступить на Срединный. И Уния сражалась! Эта борьба происходила в самой её глубине, и мне оставалось неведомым, какие источники питают её силы. Лишь несколько фрагментов её прошлого стали мне известны. Тяжёлого прошлого. И именно в этот момент я, как никогда, наглядно узрел смысл слов Ницше: То, что нас не убивает, делает нас сильнее.
   Тиски замедлили ход, потом и вовсе остановились. Я знал, что их неподвижность и спокойствие обманчивы. И понимал: остановить Тиски - не конец. И надолго застыть в этом противостоянии нельзя тоже. У нас не тот случай, чтобы пробежать, а дальше пусть смыкаются. Или набирать очки за время. Или, в конце концов, надеяться, что от приложенных сил камень раскрошится, как могло бы произойти в реальном мире. Не сработает.
   Я стиснул кулаки, то ли про себя, то ли вслух вколачивая слова:
   - Давай же! Давай! Давай!
   И словно глубины моей памяти раскрылись для морской ведьмы, вынося из бурлящей магмы айнкрадовских событий мой первый день. Я видел его, словно наяву, и каким-то образом знал, что видит и она. Я покидаю Стартовый город, в одиночестве, понимая, что иного пути нет. Просто нет.
   Чувство Вызова.
   Кровь Борьбы.
   Крик.
   Каяба!!!
   Я найду и убью тебя!!!!!
   Крик!!!!!!!!!
   Он выдернул меня из маскарада памяти.
   Уния кричала. Её голос больше не походил на милые серебряные колокольчики. Так она бы кричала в жизни: высокая, мощная воительница, мой образ девушки-варвара. Треск искр усилился до канонадной перестрелки, зелёные звёзды начали кружиться вокруг тела морской ведьмы по пляшущим орбитам, создавая смерч. В полном безветрии плащ Унии захлопал у неё за спиной, и косы взлетели вверх.
   Древний Кракен отозвался на её крик подводным гулом, тупой вибрацией ударившим нам в подошвы. Концы щупалец выстрелили в основания каменных плит. Чёрные трещины поползли от точек ударов. Щупальца, словно накачивавшие себя из моря, продолжали заглубляться в породу, в прямом смысле взламывая остров.
   Ещё миг - и ужасный хруст возвестил, что глубинная защита сломана. Мертвенно-синие, покрытые коркой ила и тины щупальца напружинились и единым движением выломали обе половины Тисков. Победно взметнув в воздух, они секунду держали трофей подъятым к бескрайнему синему небу, а затем с тысячетонным хлюпом ухнули в океанские глубины.
   Уния со вздохом разжала руки.
   - Ну, как ты...? - начал я.
   Уния коротко хмыкнула.
   - Неплохо начали! - её голос отчего-то ещё оставался низким и хриплым, наполненным удивительным акцентом. Перламутровые переливы новых уровней засверкали в её окне характеристик. Гигантский опыт от победы над Айлендкипером и завершения труднейшего квеста достался полностью ей. Наверняка помножившись на бонус за одиночную битву.
   Сверху искрилось число "153", под ним несколько рейтингов, а далее куча открытых к доступу характеристик: магических заклинаний, приёмов и наборов Холодного оружия и профессий. Даже сейчас мой геймерский дух тянул опробовать хоть что-нибудь, но Уния резким щелчком свернула меню.
   - У тебя там моргенштерн появился, - ляпнул я.
   - Эх, Кирито, - девушка сердито глянула на меня, - ну, вот почему ты такой милашка? А?
   - Он... э... старается расслабиться, - влез мой старший брат.
   - По-моему, он вообще не напрягается, - хмыкнула маленькая магесса.
   Я улыбнулся. Меня подмывало придумать какую-нибудь шутку, и, осознав это, я понял, что и вправду расслабился. Такой поворот дел застал меня врасплох. Когда это я успел так близко сойтись с этими двумя, что меня тянет на шутки в их компании? Я озадаченно мотнул подбородком.
   И тут остров трансформировался. За нашими спинами из земли выросли огромные колонны, наподобие древнегреческих, словно с вынутыми полукруглыми жилками. Разумеется, это выход из общего портала, подумал я. Его братья-близнецы сейчас воздвигаются во всех крупных городах и поселениях островов Стрекоз, а маги Архипелага узнают об открытии Срединного. И на остальных Архипелагах творится то же самое. Сервера PanLine переводятся в режим максимальной производительности. Подключаются резервные блоки. Давно загруженные и оттестированные массивы данных вплетаются в общую цепь. Обретают жизнь ещё неизвестные идеи Робина МакМануса.
   Последние остатки Тисков рассыпались песочной пылью, открывая огромную плиту с изображением Опорного Круга Праймов. Океан вспенился, исторгая из себя полотно моста - чёрную базальтовую нить, уходящую к горизонту. Его начало с глухим клацаньем совместилось с плитой. Потоки воды ещё стекали с моста, когда пустые мраморные чаши-фонари, устроенные по бокам, заполнились рыжим огнем. Во вспышках фейерверков по всей протяжённости начали появляться стражи-мутанты - случайный плод слияния нескольких магических рас. Многорукие и многоногие, крылатые и бескрылые, здоровенные и карликовые - все они ожили и задвигались в боевом многоцветии магических заклинаний.
   Мы двинулись вперёд: я - обнажая Когти, Уния - держа наперевес водяной меч-тонфу, Юри - прикрываясь щитом Сакуры и чуть отведя широкий меч назад. И когда это он успел подсмотреть мою начальную позицию, улыбнулся мысленно я. У моста мы остановились и взглянули друг на друга. Спираль чувств внезапно сжалась в моей груди, сердце забилось в уверенном ритме.
   Все трое соединили клинки, будто приносящие клятву древние воины. Монстры заревели, вращая оружием в боевых стойках. Волна рёва прокатилась по всему Мосту. Это был Вызов. И мы приняли его.
   Я закричал так, как кричал в тот памятный первый день в Айнкраде. Но тогда мне не на кого было рассчитывать. Теперь же к фиолетовым росчеркам Когтей примкнули изумрудные и сливовые. Словно скованные в единый клин, мы понеслись вперёд. Первые же монстры разлетелись полигонными ошмётками в грохоте уничтоженной защиты. За сотни метров в нас уже летели магические стрелы всех ПРАЙМОВ, но щит Королев надёжно прикрывал от них.
   Мы неслись вперёд почти с той же скоростью, что я разгонялся для прыжка через пролив между островами. Я даже отдалённо не представлял себе длину Моста, но мне было наплевать! Морские волны шумели под нами, ветер упругими пальцами мял грудь. И слева, и справа, до самых далей лишь океан. За спиной теряется в дымке Архипелаг Стрекоз. Базальтовые плиты дробно гудят под ногами. А впереди, словно из недр океана, вырастает могучий силуэт горной гряды.
   В сотнях метров за спинами врагов показалась площадка, где магический огонь полыхал густыми плотными языками. Не притормаживая, я выкрикнул слово Хаоса, и чернильная стена взвихрилась перед нами. Словно таран, сложенный самой сутью разрушения, она полетела, опережая нас, и ударила в скопление враждебных магов. Воздух застонал от астральных перегрузок. Клинообразный волнорез Равновесия рассёк ударную волну, и мы продолжали нестись вперёд к выжженной площадке. Секунды - и снова базальтовая струна стискивает нас, и снова над головами безумное осеннее небо и огненные росчерки факельных чаш. Ночью тут классно, успел подумать я, прежде чем Когти опять вступили в дело.
   Мы... бежали. Час боевого спринта на скорости курьерского поезда. Мы сами стали магическим заклинанием, пущенным в каменный коридор и пробивающим, пробивающим густоту заполнивших его тел.
   Неостановимо.
   Пьяняще.
   Алгоритмы AURO переполняли меня кипучей энергией. Я жаждал сражений и пил каждый взмах меча.
   И вот уже Срединный вознёсся перед нами во всей мощи. Километровый хребет, густо заросший лесными динозаврами неизвестных мне видов, рядом с которыми секвойи, ютившиеся рядом, казались кустарником. Площадки и ущелья, сложенные бурым камнем, поднимались выше и выше, теряясь в пуховых облаках. Слева и справа, как могучие плечи, бугрились холмы пониже. Они тянулись, насколько хватало глаз, исчезая в колеблющейся дымке. Мост упирался прямо в скалу, вернее, в плиту - точную копию выложенной на другом конце.
   Заклинание ускорения рассеялось, и я эффектно притормозил, проскользив боком несколько метров, как на коньках. Уния и Юри повторили мой трюк, и мы застыли, тесно прижавшись друг к другу, у самого края моста. Затем слитно сделали шаг и вступили на плиту. Опорный Круг ПРАЙМОВ активировался: по бороздкам побежал живой огонь основных магических цветов. Наверняка, Великие Дома Архипелагов не начали штурм Мостов, только собирая силы. Мы первые ступили на Срединный.
   Мы. Сильнейшие.
   За плитой начинался ровный участок, лишённый растительности. Он тянулся метров на триста, и лишь затем рельеф менялся на истинно горный. Мы трое, видимо, слишком часто встречали подобные "подсказки".
   - Этого я бы хотел уничтожить сам, - сказал Юри.
   - Ты хочешь один? Тут наверняка нечто особенное, - неуверенно ответил я.
   - Очень на это надеюсь. После Кракена я чувствую себя в нашей компании немного ущербно.
   - Гкхм.
   Вообще-то я хорошо понимал его чувства.
   Юри двинулся вперёд. Лишь только его нога коснулась бурой поверхности Срединного, как в центре площадки активировался портал. Из раскрывшихся подобно циклопическому глазу полуэллипсов вывалилось нечто.
   Живой конструктор плоти.
   Монстр стоял на двух мускулистых ногах, и до пояса эти ноги походили на человеческие. Но вот выше... Выше щетинился ком из всех возможных видов монстро-конечностей, что я видел за всю мою геймерскую жизнь. По две-три пары на каждый ПРАЙМ, подумал я. Конечности, наделённые пальцами, сжимали ПРАЙМ-мечи, остальные искрились чистой энергией. Созерцание магического паноптикума не затянулось - Охранник Моста решил не ждать.
   Коснувшись земли, он оттолкнулся и прыгнул, покрыв половину расстояния между нами. Но и мой старший брат оказался готов. Лишь монстр напряг мускулы для второго прыжка, Юри прыгнул ему навстречу. Словно бейсбольные мячики от могучего удара битой, их вытолкнуло в воздух и столкнуло на высоте десятиэтажного дома.
   Воздух взорвался. Меня придавило ударной волной, Уния качнулась, упираясь в меня. В реальном мире куски от такого взрыва раскидало бы на километры. Однако здесь оба остались целы и невредимы. Юри упал на одно колено, легко спружинив ногами и упираясь руками в землю. Оружие Сакуры уничтожилось при столкновении, но тут же брат породил новое. Щит оказался прежним, а вот меч... Исходя из того, что мне довелось видеть и о чём узнать в Магических войнах, оружие представляло сплав Равновесия, Тьмы и Хаоса. Лиловый сердечник расходился двумя лезвиями: дымным угольным вихрем, сжатым в острейшую полоску, и вторым, пропитанным фиолетовыми молниевыми прожилками деревянным лезвием! Я остолбенело уставился на этот артефакт. Но времени на столбняк уже не оставалось.
   Хранитель Моста с дикой скоростью напал на Юри, размахивая мечами и плюясь магическими стрелами. Юри мгновенно прикрылся щитом и встретил Хранителя широким веерным ударом. А затем началась рубка. Удары наносились и отражались с потрясающей скоростью. Как мечник, я мог оценить это. Алгоритм Хранителя наверняка содержал множество приёмов различных школ меча. Причем иногда он применял по три-четыре одновременно.
   Юри не успевал уворачиваться от всех ударов соперника, но вскоре я понял, что он и не стремился к этому. Брат абсолютно точно предугадывал их и защищался щитом либо уклонами. Некоторые удары всё же проходили, но неизменно попадали в доспехи - налокотники, наколенники или нагрудник.
   Магические доспехи не похожи на обычные. Разумеется, иначе бы они так не назывались. Выглядели они, скорее, как детали одежды, витиевато подогнанные портным под образ твёрдого предмета. Доспех оставался мягким, как ткань, да и по фактуре напоминал обычный деним. Оттого неестественно чужеродным в Магических войнах выглядел аватар Рыцаря.
   Мир крутанулся вокруг этой мысли, на миг затуманившись перед взором. И снова яркое осеннее небо, и звон магических мечей. Я заметил, что Уния тревожно вцепилась в мою руку. Сколько же продолжается поединок? Общий фиал маны заметно истощился. Защита старшего брата оставалась безупречной, но и Хранитель не уступал. Его клешни и щупальца постоянно пытались провести удушающий захват, жвалы плевались шипящим ядом. При любом удобном случае сзади-сверху бил скорпионий хвост. Две костяные косы норовили подсечь ноги или проткнуть наискось тело. И каждый из убийственных отростков светился мощью своего ПРАЙМА. Если в Каменных Тисках маги проходили испытание воли, то тут явно требовались настоящие навыки мечника в союзе с высочайшим магическим уровнем.
   Я не мог подсмотреть уровень крови Хранителя, но Юри наверняка видел его. Возможно, и ману, и характеристики урона, и прочность магических щитов. Я уже решил, что бой идёт на измор, но брат придумал иное. С внешней стороны щита начало концентрироваться лиловое сияние. Оно приобретало густоту и объём, и не рассеивалось, несмотря на многочисленные удары в щит ПРАЙМ-оружия. Внезапная вспышка осветила поле боя, а хлопок почти оглушил. Щит Сакуры вдавило внутрь, а упёршегося ногами брата протащило на пару метров назад. Но Хранителю досталось сильнее. Его отбросило метров на сорок.
   - Аэро! - отрывисто выкрикнул брат, и круг перед ним заполнился вязкой дрожащей массой. Отброшенный Хранитель прыгнул, точно на прежнее место, но едва он приземлился, как воздушная мина с неимоверной силой подбросила его вверх. Он подлетел выше самых высоких деревьев, беспомощно вихляя и крутясь. Юри оттолкнулся и взвился вверх. Новый меч трёх ПРАЙМОВ вытянулся и раздался, словно бетонная свая небоскрёба. Юри отвел меч вниз, и в момент, когда падающая фигура Хранителя сравнялась с ним, резко всадил меч вверх. Клинок прошёл точно между ног, застряв в переплетении конечностей. И тут же от рукоятки к острию выстрелили три сгустка энергии, ударили в кошмарного мутанта и разорвали его на клочки.
   Юри упал на площадку, окутавшись бурым облачком пыли. Медленно выпрямившись, он с довольной усмешкой взглянул на меня и Унию.
   - Защита у него слабее снизу. Я догадался об этом, когда понял, что каждая конечность защищена щитом своего ПРАЙМА. А ноги вне ПРАЙМОВ. Просто хммм... ноги.
   - Хорошая работа, старший брат, - улыбнулся я в ответ.
   - Научишь приёмчикам? - требовательно спросила Уния своим прежним звонким голоском.
   - Ну... только не вот этому, - Юри кивнул на свой новый меч. - Вы уже догадались?
   - Заклятие Копии, - неуверенно ответил я.
   - Копии. Только не заклятие. Стартовое умение. Я могу скопировать всё, что лично видел в действии. Любое заклинание. Неважно, есть у меня уровень, школа магии, ингредиенты, артефакты или что-то ещё, требуемое в обычных условиях.
   - Но мои мечи...
   - Фиалы. Видимо, этот статус приравнивает их к заклинаниям. Кроме того, они ещё и доминионы АНТИ-ПРАЙМА. Я попробовал, и получилось. Ты не в обиде, что теперь и у меня половинка такого прекрасного меча, а, младший брат? Ведь они такие чудесные!
   Я хотел ответить, что, разумеется, нисколько не в обиде. Даже наоборот. Хотел. Но не успел.
   Младший брат.
   Этого... ещё никто не говорил.
   Всплеск на пределе сознания. Как и в доме Юри. Теплотворность.
   - А... Эм... - промямлил я.
   - Ну и хорошо.
   И мы двинулись дальше.
   Мы успели одолеть подъём в две-три сотни метров и выйти на небольшую площадку над морем, когда путешествие пришлось приостановить.
   - Вон там, - потянула меня за плащ Уния.
   Мои гадючьи глаза всмотрелись в сверкающую послеполуденными солнечными блёстками морскую даль. Мост уходил за горизонт, к островам Стрекоз, пустынный и безмонстровый. Но по нему что-то двигалось - прямо к нам.
   - Это маги Великих Домов! - радостно вскрикнула Уния. - Они узнали о наших битвах и идут на помощь.
   - Да к лешему их помощь, - буркнул Юри.
   - Идиот! Дурак!
   - Сама дура мелкая. Сейчас увидишь, зачем они пожаловали.
   Я уже собирался вмешаться, но этого не потребовалось.
   Уния замерла с открытым для ответа ртом, когда далёкие звуки голосов заставили её обернуться. Плотный костяк магов выделился из общей толпы и расположился в центре плиты с Опорным Кругом. Вряд ли все они носили титул Главы Великого Дома, прикинул я, раз уж Домов насчитывалось всего пять. В Круге же собралось около двадцати магов. Но, тем не менее, судя по дорогим мантиям, высокоуровневым посохам и обилию вспомогательных артефактов, присутствовала элита. Я разглядел Катану и криво улыбнулся. Ну, разумеется.
   Маги, нисколько не стараясь соблюсти очерёдность, начали выкрикивать слова заклинаний. Многочисленные украшения засветились цветами ПРАЙМОВ. Из невидимых инвентарей материализовались груды драгоценных камней, бутылочки с настойками, руны, свитки пергамента, затейливые ключи, куски убитых монстров и прочая милая сердцу рпг-шника мелочёвка.
   Всё это кидалось в центр плиты, в радужное варево, булькавшее прямо в воздухе. По мере прочтения заклинаний варево затвердевало, принимая форму яйца. Оно мягко поворачивалось в пространстве, вытянутым концом нацеливаясь точно на нас.
   - Ч... чтоб вас... - процедила Уния.
   Её лицо, минуту назад радостно светившееся, стало маской отчаяния.
   - Что они делают? - тревожно спросил я.
   Разумеется, тревожился я не за странное яйцо, а за внезапные перемены в девушке.
   - То, чего ещё не было и чего не ожидалось в ближайшее время, - морская ведьма сжала до хруста кулаки. - Они творят Дракона. Для этого требуется шестнадцать мастеров ПРАЙМОВ уровня выше сотого каждого отдельно - и жуткое количество маны - около миллиона. Какие-то редкие ингредиенты - я даже не знаю...
   - Не думаю, что он станет проблемой для нас...
   - Кирито, ты не понимаешь! Это же не единичный спелл типа файерболла. Не тупой монстр. Это существо, защищённое от всех видов магии лучше любого в игре, огромное, но очень быстрое. С жутким уроном, бьющее любой стихией по выбору ИИ, который изначально очень продвинут. Без ограничений по локации. Он может улететь на километр в небо и оттуда плеваться молниями, попадая точно в глаз!
   - Он крут, да?
   - Что делать, Кирито? - на Унии не было лица.
   - Брось, они - всё же не Чёрный. Мы - Сильнейшие. Мы доказали. Нам надо сохранить силы - наша главная битва не здесь.
   - Я... понимаю, - вдруг всхлипнула Уния. - Только... так ведь нечестно, да? Они должны были на руках внести нас в город... а они... они...
   Я погладил её по голове. Кажется, впервые.
   - Это просто игра. Ну что ты...
   Утешая девушку, я чувствовал себя... неловко - не сказать ничего. Она, такая сильная, уверенная, красивая - в реальной жизни - плачет из-за каких-то картинок. Однако долгое время всё это давало ей твёрдую цель в жизни. Она побеждала все невзгоды и трудности, что выпадали ей, но внезапно столкнулась с непреодолимой преградой.
   - Да это... - я обнял её за плечи и притянул к себе. Шары грудей спружинили о мой живот, и я чуть не потерял контроль... да вру, на несколько секунд отбросил из головы всю эту фантасмагорию, прижал её крепче и представил всё то, что может представить обычный парень, окажись в низу его живота пара здоровенных, идеальной круглой формы, женских прелестей. Уния вроде бы не заметила моих "знаков внимания".
   - Да не плачь, - наконец выдавил я, чуток разжимая объятия. Она улыбнулась и потёрла глаза.
   - Ой! Я надеюсь, оттуда меня не видно. Такая большая девочка - и плачет.
   - Нормально. Система не даёт скрывать слёзы. Хочешь плакать - заплачешь.
   - Уга-а. Я знаю. Кирито?
   - А?
   - Мы потом пойдём вместе в ресторан Эгиль-сана? Отпразднуем? Ну... все вместе. Не вдвоём...
   - К... конечно, сходим! А пока что покажем этой ящерице-переростку всё, на что мы годимся!
   - Да-а!
   Уния победно вскинула руку.
   - Будем сражаться достойно!
   - Или молиться.
   - А??? - мы одновременно повернули головы к Юри. Всё это время он молчал, внимательно вглядываясь в сплетение радужных рек. Раздался звук, словно открылся огромный шлюз. На месте концентрации магических сил яйцо промялось в нескольких местах и лопнуло новогодним фейерверком.
   Он оказался красив! Одна голова и один хвост. Крылья соразмерны телу, они не делали из дракона ни птеродактиля, ни рудиментарного уродца. Это были мощные, кожистые конечности, несколько более вытянутые, чем у летучих мышей. Горделиво поднятые кверху, они явно давали понять, что предназначены вовсе не для полёта. Зачем, если стихия воздуха подвластна им безо всяких телодвижений?!
   - Сейчас как дунет, - пробормотал я. - Да, мы будем... Э! Молиться?!
   - Быстро, брат! У нас есть время, пока он ищет цель.
   - Молиться, Юри... Ты имеешь ввиду - по-настоящему?
   - Нет, конечно. Мы же в игре. Так что обращайся к игровым Силам. Скорее, отправь своему Покровителю письмо.
   - Это Робин-сану?
   - Да. Он, вроде, к тебе благоволит.
   - Ну...
   - Пиши: "Прошу немедленно открыть доступ к проекту "Тартар" ".
   Я, не раздумывая, отослал эту короткую просьбу. Последние дни мир вращался слишком стремительно, но... как бы я слукавил, если бы сказал, что это меня не заводит! Я вживался на всю катушку и, честно, как и Уния, вовсе не хотел проигрывать.
   Коротко звякнула почта. "Доступ к проекту "Тартар" открыт. Удачи, ведьмак!".
   - Юри, что происходит? - Уния смотрела снизу-вверх широко раскрытыми глазами.
   - Я активизировал свой навык "Копирование", пока эти ребята водили хороводы. Похоже, слияние восьми стихий - это новая магия Зарождения. Дракон - "пробный шар". Проект "Тартар" - это один из высших разделов Зарождения, доступный только магам Равновесия. Равновесному Зарождению - по задумкам разработчиков - не требуется восемь ПРАЙМ-мастеров. Достаточно одного.
   - Но ты же ещё не мастер!
   - Да, но я же скопировал технологию, - Юри улыбнулся. - Или вы забыли, что мне доступны все спеллы, какие я увижу? Я же - дисбаланс WMO. Остаётся два вопроса.
   Первый: сколько эта махина потребует маны? Будем надеяться, что нашей хватит. С учётом твоих мечей и наших новых запасов, у нас почти пять миллионов. Второе: как натравить нашего большого "друга" на их приятеля? Мастер Призыва, наверняка, знает кое-какие хитрости. Уния?
   - Я всё сделаю, - твердо выговорила водяная ведьма. - Чего бы ни стоило.
   Юри кивнул и протянул руки. Мы с Унией крепко сжали их, и встали плечом к плечу. Я почувствовал, как сила течёт сквозь нас. Всё, что использовалось до этого, не требовало и сотой доли наших магических резервов. AURO, наверняка, работал на пределе возможностей, наполняя меня уверенностью, бесшабашной удалью и... наверное, это называется "геройство". Остальные должны были чувствовать себя так же.
   Юри улыбался счастливо и уверенно, глаза Унии сияли, как звёздочки. Перед нами выткались из пустоты восемь малюсеньких шариков - ПРАЙМ-аватаров - и заскользили по круговым траекториям, напоминая эмблему PanLine. Вот они слились в большой шар нежно-лилового цвета, зависший на секунду перед нами и брызнувший во все стороны. Лиловые капли впитались в землю и пропали.
   Дракон, словно оказавшись слишком заинтересованным зрителем, спокойно наблюдал, не пытаясь атаковать. Маги Великих Домов, видимо, совершенно лишённые маны и опустошённые морально, тоже застыли у Моста. Сам я чувствовал приятную расслабленность, как после сауны и массажа.
   - Сейчас их сделаем и пойдём бургер с соком заточим, - выдал я. Блин, я реально расслабился.
   - Ага, - протянул Юри. - Два-а миллиона двести тысяч, - он старался подавить зевок. - Кирито, я спать хочу.
   - У-хум-м, я тоже. Видимо, эффект сверхбольших истечений маны - AURO запускает режим сна, чтобы быстрее восстановить силы. Мы так и разлогиниться можем...
   - Не время дрыхнуть, - пробурчала наша спутница.- Счас он вылезет. И сожрёт их.
   Усилием воли я взбодрился, сбрасывая сонливость. Из земли прорвалась рука. Сильная мужская рука с большими когтями и перепонками - но вполне обычного размера. За ней вторая. "Мелковат" чуть не ляпнул я. Руки упёрлись в грунт, вытягивая остальное. Мощное, бугрящееся мячиками мускулов тело имело вполне человеческий вид, если бы не шишки и когтеобразные наросты. Голова, слитая с мощной шеей в один "горб", пестрела глазами, располагавшимися по всей площади. Ни ушей, ни носа не заметно. Рот в районе "адамова яблока" смыкается и размыкается пещерным зёвом. Мой навык идентификации высветил надпись "Котт. Сторукий". Сторукий? Да, это явно нетестированный персонаж - уже ошибки. Или? Что-то знакомое показалось мне в его имени.
   Наш "помощник" опустился на одно колено и пригнул голову, пристально рассматривая нас. Даже так он был намного выше, но по сравнению с драконом выглядел просто муравьём. Уния выступила вперёд и сложила руки "жестом уважения". Изумрудное сияние на миг окутало её и погасло.
   - Защити! Уничтожь дракона!
   Монстр какое-то время смотрел на нас. Потом до меня дошло, что он смотрит и на дракона, и на магов, и вообще - везде. Оценив обстановку, силач хмыкнул. "И ради этого отвлекли???" - читалось в его усмешке. Потом развернулся и вбил раскрытую руку в землю по запястье. Этот мягкий удар, волной расходясь в стороны, заставил нас лишь подскочить, а у самых берегов взорвался тоннами каменной крошки. Потом Котт начал расти. Одновременно из плеч, груди, торса стали прорастать новые руки. Частью похожие на человеческие, частью - длинные извивающиеся щупальца. Я почувствовал, как земля начинает проседать. Ноги Призванного вросли в скалу по самые щиколотки, толщиной перегнав опоры нефтяной платформы. Голова вознеслась метров на триста.
   Теперь уже дракон казался не более, чем цветастой стрекозой на фоне Котта. Но всё же дракон оставался драконом. Он умел летать. Крылатое создание взмыло вверх, моментально превратившись в тёмную точку в синем безоблачном небе. И оттуда на наши головы извергся шквал огня.
   Истинный огонь, оранжево-рыжий, изливался из драконьей глотки. Глаза метали астральные стрелы. Из ноздрей истекал ядовитый газ, собираясь в спиральное облако. Крылья мощными хлопками, словно руки громовержца, посылали молнии Хаоса и Тьмы. С когтистых лап срывались тучи ледяных игл. Вдобавок ко всему шипы, росшие в узловых частях скелета, исторгали пульсирующие огоньки. Оружие восьми основных ПРАЙМОВ на предельной скорости обрушилось на головы троих магов. Наши головы.
   Обрушилось бы, если бы не Котт. Его титаническая фигура прикрыла нас лучше любого щита. Магическое буйство огня разбилось о массивную грудь с шипением воды, пролитой на раскалённую плиту. Сторукий монстр чуть отклонился, всматриваясь в крошечного небесного жучка. И ответил.
   Земля яростно вздрогнула, когда десятки огромных ладоней вбились в её тело, вырывая куски скал. Булыжники, расплющившие бы карьерный самосвал, в лапах Котта казались снежками. И эти снаряды он швырял почти без замаха, и не по пологой дуге, а прямым, словно линейка, курсом. В течение десяти секунд пятьдесят глыб унеслись в синий океан неба. К делу подключились щупальца. Они вырывали деревья-патриархи и швыряли в дракона, словно городошные биты. Поначалу многие из стволов и булыжников взорвались и исчезли в плотном драконовом огне, который оказался отнюдь не так слаб, как могло показаться со стороны. Но на смену сгоревшим неслись другие - без числа.
   В пять-шесть секунд снаряды одолевали воздушный провал и долетали до врага. Кроме силы и быстроты у дракона действительно присутствовало некоторое количество мозгов. Он успешно уклонялся от тех снарядов, которые не успевал испепелить. Но Котта нисколько не обескураживало видимое преимущество противника. Со скоростью пятисот бросков в минуту он продолжал исторгать чудовищный поток. И вскоре я понял его тактику.
   Сторукий монстр бил одновременно и в центр - самого дракона, и по широкой окружности, не давая вырваться за её пределы, и по секторам внутри круга. И вот наступило мгновение, когда воздух вокруг дракона настолько плотно оказался забит снарядами, что ни увернуться, ни уничтожить их не осталось никакой возможности. Вал достиг смертельного насыщения.
   Сквозь огненный затор прорвался раскалённый каменный кулак и со всей силы ударил дракона в грудь. За ним второй, третий. Сразу несколько камней перебили кожистые крылья. И ещё один снаряд угодил в пасть, с хрустким чавканьем сминая кости. Стометровая пылающая бита ударила в чешуйчатую грудину. Раздался короткий стон, и в небе расцвёл огненный цветок. Пылающие куски кометами просыпались в океан.
   Но Котт и не думал останавливаться, лишь сменил прицел. Теперь град камней накрыл мост и толпу магов на нём. Радужные магические пузыри защит вспыхнули на миг и тут же смялись бурым каменным напором, размалывавшим аватары в труху. За пару минут все маги были сметены с моста. Лишь сам базальтовый настил и перила с горящими плошками-факелами остались незыблемы.
   Котт довольно хмыкнул и стал уменьшаться. Вскоре он снова выглядел обычным силачом трёхметрового роста. Монстр что-то прорычал и взмахнул рукой. Земля содрогнулась, взломавшись широкой трещиной, и Котт, ухнув нам на прощание, полез в тёмную глубь. Отчего-то и меня потянуло заглянуть в неё. И я глянул.
   Далеко внизу, во тьме многосотметрового провала влажно блестело озеро фиолетовой лавы. В самом центре виднелись очертания чёрного острова. Судя по видимым кусочкам краёв, открытых земным разломом, остров был круглым. Несколько десятков метров в диаметре, самое малое. Наверное, подумал я, место обитания Котта. Чёрный остров посреди озера фиолетовой лавы. Возможно, подземная локация нового уровня, один из удивительных квестов Срединного архипелага. Но тут чёрный остров дёрнулся и уставился на меня. А внизу, частично скрытая скалой, высветилась надпись "Ги..."
   Собственное тело отбросило меня назад. Спиной я врезался в старшего, чуть не сшибив его. Я с дрожью следил, как земля затягивает свою рану. Кто бы ни придумал это, выдержать его взгляд я не смог. Я достал один из Когтей и провёл ладонью по тёплому деревянному лезвию.
   - Там был... брат? - задумчиво обронил Юри.
   Я сморгнул, кивая головой.
   - Чего за брат? - начала Уния.
   Я передёрнул плечами, разгоняя неприятные волны в груди.
   - Потом... расскажу.
   Моя спутница не стала допытываться, и дальше мы пошли в молчании.

* * *

   Мы поднимались и поднимались, пока, наконец, не достигли высшей точки перевала. Ноги бежали легко и быстро, не в пример мыслям, которые на время боя взяли отпуск, а теперь, хоть и вернулись, но вели себя вяло и лениво. Мне никак не удавалось собрать их в кулак.
   Нечто неуловимое.
   То чистый воздух, полный прохладного тумана, приносил смолистые ароматы кедра и можжевельника. То ноги зарывались в груды хвои и опавших шишек, и те с сухим шёпотом разлетались в стороны. То птицы начинали перекликиваться высоко в качающихся ветвях. То ручей бросался под ноги из-за мшистого валуна, бормоча свою скороговорку. Ветер вплетал в эти звуки свой бестелесный голос.
   Сырые росистые пальцы тумана цепляли за одежду. По временам начинало казаться, что в глубинах леса играют свирель и скрипка. Срединный впитывался в нас. Я начинал понимать, почему сюда так стремилась Уния. Но чего я никак не мог уразуметь, это как такое под силу создать. Словно мы путешествовали не по виртуальной реальности, а по мечтам Робина МакМануса непосредственно.
   Я попытался раскрыть меню характеристик, чтобы хоть чем-то привязаться к реальному миру, но с лёгкой паникой обнаружил, что оно не открывается.
   - Э, меню... - начал я тревожно.
   - А, - махнула Уния, - для большей атмосферности отключено. Теперь вот так.
   И она достала пухлую маленькую книжечку в сером тканом переплёте с золотыми рунами на обложке. Такую же я обнаружил у себя в кармане куртки.
   - Выход на последней закладке, - подсказал Юри, успевший пролистать свою.
   - А... я... да не... хорошо.
   - Кстати, можно глянуть твою? - старший брат смотрел с интересом на меня.
   - А, это... - сейчас он увидит айнкрадовские статы, подумал я. Ну и что, собственно? И я протянул книжечку. Минут двадцать, пока мы ускоренным шагом одолевали горную долину, Юри листал книжечку, потом с благодарностью вернул мне.
   - Я тоже хочу посмотреть, - сказала Уния.
   - Да смотри на здоровье.
   Чего уж теперь?
   Уния листала книжку довольно долго, словно заучивала наизусть, потом вернула. Но ожидаемых мною вопросов о невесть откуда взявшихся мастерских характеристиках не последовало. Вместо этого девушка глубоко вздохнула и выдохнула с тягучим "Мммммм".
   - Хорошо тут!
   - Ага, - только и нашёлся я.
   - ДайФэрн тоже очень красив, - вдруг заговорил Юри.
   - Замок мой-то? Да-ааа, - затянула Уния. - Но здесь нечто особенное в воздухе. Во всём.
   - Я живу в маленьком городке на берегу Балтийского моря, - парень глянул на нас, потом перевёл взгляд вниз, в землю, словно рассматривая что-то под ногами. - Осенью там особенно хорошо. Этот воздух на Срединном - он напоминает мне родной. Недалеко, на берегу моря есть старая крепость. Я иногда прихожу туда. Но мне бы хотелось жить к ней поближе. Давным-давно, больше ста лет назад мэрия выделила несколько участков земли недалеко от того места - под садоводство. Оно давно стало пустырем. С одного из заброшенных участков на холме хорошо виден замок. Там стоит развалившийся бревенчатый дом, весь тёмный от времени. А вокруг вросшие в землю валуны и дикий яблоневый сад. Я всё мечтаю заработать денег и купить его.
   Юри с грустной улыбкой посмотрел на Унию:
   - Хотя вряд ли этой мечте суждено сбыться. Как жаль, что его нельзя завоевать, как твой замок.
   Уния серьёзно кивнула.
   - Таков мир, где мы родились.
   Юри вздрогнул и провёл ладонью по лицу.
   - Кирито, скоро пять часов как мы в онлайне.
   - Да, надо отдохнуть, - решительно кивнул я. - Я подежурю здесь, пока вы с Унией отсутствуете. Потом быстро смотаюсь в лабораторию господина Дзюна. Хотя, надеюсь, сам он отдыхает. Сейчас полночь по токийскому времени. Но в лаборатории, наверняка, дежурит один из его помощников.
   Я огляделся по сторонам.
   - Кажется, вон за теми деревьями виден просвет. Поищем там удобное место.
   - В лесу-то безопаснее, - буркнула Уния, но пошла за мной. Мы вышли на прогалину. Здесь лес отступал, раздвинутый руслом горной реки. Плато, где мы очутились, почти не давало уклона, и полноводная речка разливалась широко, тихо журча меж известняковых россыпей. Дальний берег тонул в густом тумане. Я обернулся к друзьям:
   - Хорошее место для...
   - ДЛЯ СМЕРТИ...
  

23. Лицом к лицу - 10 октября

   Голос, словно шипение тысяч гадюк, шёл из мрачных завес серой хмари по ту сторону реки. Послышались звуки приближающихся шагов - камни хрустели и перекатывались под тяжёлой поступью, временами взбулькивала река. В тумане появился силуэт чего-то огромного, бесформенного. И с ним шёл страх.
   Это чувство, столь привычно побеждаемое в Айнкраде, скрутило Кирито с силой анаконды, дробящей кости жертвы. Грудь вдавило внутрь, и в солнечном сплетении вырезали полоску мяса. Виски заломило, словно в сосуды головы вставили корабельные канаты. Сердце упало на дно своего жилища, ухнуло и застучало в рёбра с тревожной силой. Мир вокруг потерял привычные пропорции. Серое небо выросло, выплеснулось из берегов, прижимая к земле густые лесные чащи и горные склоны. Кирито и самому захотелось вжаться в землю, убежать, куда угодно. Домой.
   Что-то держало его ногу. Глянув вниз, Кирито уткнулся в Унию, изо всех сил вцепившуюся в него. Справа раздался глухой стон. Юри стоял на коленях, обхватив себя руками, и по лицу его, искорёженному страданием, текли слёзы. На прокушенной губе выступила кровь.
   Тёмная фигура остановилась у самой кромки воды, шагах в пятнадцати от бросивших вызов магов.
   - ИСХОД ОДИН.
   Кирито сжал зубы так, что мог бы ими прокусить монету. Он ухватился за рукоятки мечей, но не ощутил привычного тепла Королев и биений их пульсов. Мечи оставались холодны, как свинец.
   - НЕ ПОМОЖЕТ.
   Темень под капюшоном зашлась шипящим смехом.
   - Кирито, спаси нас, - прошептала Уния.
   Чёрный мечник замотал головой, пытаясь отогнать видения. Рука безуспешно нащупывала нагрудный карман.
   - ИЩЕШЬ КАМЕШЕК? ЕГО ТОЖЕ НЕТ. ТВОИ КОШМАРЫ С ТОБОЙ, КИРИТО.
   Краем глаза Кирито заметил, как Юри достал книжечку характеристик, но она тут же рассыпалась мелкой пылью, повинуясь жесту Призрака.
   - И ТУТ ТУПИК. ОТСЮДА НЕТ ВЫХОДА. ТОЛЬКО СМЕРТЬ.
   - Аква, - зашептала морская ведьма. - Блэйд...
   Штормовая коса вспенилась в её руке, но секунду спустя стекла светящимися каплями на землю.
   - МАГИЯ НЕ ПОМЕХА МНЕ, ГЛУПЫЕ ЧЕРВИ. Я САМ - МАГИЯ.
   Капюшон чуть мотнул в сторону. Сотни камней выдрались из речного дна и полетели в троих. Кирито бросился наземь, прикрывая Унию, и почувствовал, как то же самое для него сделал Юри. Камни пробивали магические барьеры, словно мокрую бумагу, и с тупым хрустом врезались в тела. Призрак издевательски захохотал.
   Через несколько секунд камнешторм иссяк, и Юри со стоном повалился на землю. Кирито с одной стороны, и Уния с другой схватили его за руки.
   - Ты как? - тревожно прошептала морская ведьма.
   - ПЛОХО. ОН ПЛОХО.
   - Нет, хорошо, - разлепил прокушенные губы парень и попытался улыбнуться. - Хорошо. Чёрный Мечник, давай, надери ему зад.
   Кирито обернулся, встал и резким движением подхватил валявшиеся на земле Когти. Мёртвые эфесы вдруг вспыхнули фиолетовой плазмой. Биение пульса королев толкнулось в ладони. Вертикальные змеиные зрачки нацелились в Призрака.
   - Плохо, - процедил Кирито сквозь сжатые зубы. - Только не он, а ты.
   Беловолосый ведьмак легко оттолкнулся и взлетел в воздух. Пылающие фиолетовые клинки оставили в туманной дымке тающие росчерки и в самой нижней точке дуги врубились в чёрный балахон. Бесформенные руки, словно спруты, ухватились за мечи, но ведьмак со всей силы пнул фигуру ногой, и Призрак отлетел назад. Из ран на руках и плечах сочилась кровь, напоминавшая кипящую сажу.
   - ТЫ... - злобно захрипел Призрак. - Ты...
   - Заткнись, урод, и сдохни уже! - рявкнул в ответ ведьмак, занося меч для удара. - Мы не боимся тебя!
   Быстрый, как мысль, выпад настиг Призрака. За ним второй. Третий. От каждого из ударов в бесформенном тёмном нечто открывалась новая рана. Призрак неразборчиво выкрикнул заклинание. Его бесформенный балахон вознёсся вверх и рванулся в туман, растворившись в нём.
   Кирито бросился к брату, пытавшемуся сесть с помощью Унии. Из тумана с противоположного берега реки раздалось шипение.
   - Ты! - закричал Призрак полным ярости голосом. - Ты сам должен был сдохнуть уже давно, сопляк! Ещё в Айнкраде! Я не знаю, как тебе удалось преодолеть мои алгоритмы AURO, но я выясню. Тебе не уничтожить то, что я начал! Дело моей жизни...
   - Ты больной псих! - заорал ведьмак в ответ.
   - Они так думали! Как и ты! Никто не понимал меня! Никто! Я столько лет отдал Панлайн! Всю жизнь! А что я получил, отдав им всего себя? Вшивую лабораторию! Я говорил идиоту Сато - AURO способен на большее. Мы могли бы стать БОГАМИ!!! Могли стать, используя силу эмоций людей!
   - Кирито, - шепнула Уния. - Он не...
   - Господин Сисидо Дзюн, - пробормотал ведьмак одними губами. - Не могу поверить...
   - Меня не остановит гадёныш-недомерок, - продолжал голос в тумане. - Знаешь, что я сейчас сделаю? Вы останетесь здесь, а я выйду из игры, подойду к твоему жалкому тельцу и вколю кое-что. На следующий день, исследуя твой тухлый трупик, никто ничего не заподозрит...
   - Кирито, - прохрипел Юри, - брат, убей-ка меня твоим мечом.
   - Что?! - ахнул ведьмак.
   - Ну, это же понарошку, я не умру.
   - Н-но... может быть очень больно...
   - Будем надеяться, что не будет. Ты не монстр. Давай, а то эта падаль сейчас убьёт тебя по-настоящему. Я не хотел... такой развязки... но раз так вышло...
   Мысли в голове Чёрного Мечника остановились, поскольку дальше двигаться стало просто некуда.
   - Просто ткни мечом, - Юри криво улыбнулся. - И прости, брат. Прости меня за всё.
   Губы Юри ещё шевелились, произнося какие-то слова, но Кирито их не слышал и разобрал практически по наитию последнюю фразу.
   Я не имел права присоединяться к вам...
   Миг памяти как горящая головня вдавился Кирито в грудь.
   "... - ...Я боюсь умереть. Я так сильно боюсь, что даже не могу спать...
   ...- Слушай, Кирито. Давай убежим куда-нибудь...
   ...- Благодарю за заботу. Мы принимаем ее с благодарностью. Пожалуйста, защити нас до выхода...
   ...- Такой, как ты не имел права присоединяться к нам...
   Не имел права...
   Не имел права..."
   - Я... я...
   Уния взяла руку ведьмака с зажатым Когтем и со всей силы всадила в грудь мага. Прозвучал стон. Аватар рассыпался ворохом сливовых лепестков.
   - Надо же, палка преодолела защиту, - захохотал Призрак. - Но, поверь, ему было больно! Трусливый слизняк, сбежал-таки. Но тебе это не поможет, гадёныш. Он на другом конце мира. А я-то - РЯДОМ!!!
   Почва под ногами ведьмака внезапно поменяла цвет, превратившись в зловонную тёмно-коричневую жижу. Кирито провалился в неё по пояс и тут же ощутил, как онемение сковывает ноги. Тело отказывалось подчиняться. То же самое случилось и с Унией.
   - Вот так, надо подстраховаться. Сначала ты. Потом она. Ну а потом, чуть позже, и твой так называемый братец. Больше свидетелей нет. Я заблокировал Срединный, так что ни одна Амусфера попросту не сможет подключиться к нему. Прощайте, мерзкие насекомые!
   Издевательский хохот запузырился в глубинах скрытого молочной пеленой леса.
   - Один вопрос.
   Призрак подавился смехом и с шипением закашлялся.
   - Что? Что??? - впервые в его нечеловеческом безумии промелькнули живые нотки неуверенности и растерянности.
   - Один вопрос. Как ты заблокируешь Срединный для меня, если мне не нужна Амусфера?
   Этот бесцветный шелестящий вопрос исторгся прямо из воздуха.
   Порыв холодного зябкого ветра пролетел над рекой, срывая туман. Плато расчистилось, и на противоположном берегу вновь обозначился Призрак. Он как-то беспомощно раскачивался из стороны в сторону, будто прибитый к земле. А метрах в ста ниже по течению появилась закованная в сталь фигура Рыцаря. Его сапоги ступали по камням легко и уверенно, в абсолютной тишине.
   - Стой! Погоди! - вдруг закричал Призрак. - Что ты задумал?!
   Ему никто не ответил.
   Рыцарь подошёл вплотную к чёрному балахону. Вода мелкими капельками стекала по отполированному доспеху, плащ вердигри, намокший в реке, грузным полотнищем спадал с мощных плеч. Бронированная рука ударила в средоточие Призрака. Затем Рыцарь поднял его, словно ком чёрной ваты, и пристально вгляделся.
   - Мы: ты и я, - заскрежетал голос из-под капюшона. - Мы можем стать БОГАМИ. Твоё умение и моя сила. Мне... мне нужны приборы, чтобы делать всё это... А тебе... тебе вообще ничего не нужно. Мы же... по сути... братья.
   Шлем наклонился вбок, словно Рыцаря это позабавило.
   - Братья? - переспросил шлем, и в голосе послышалась брезгливость, как если бы он выслушивал таракана. - Братья?
   - Ну да! Ты и я! Я знаю тебя. То есть... Знаю, каков ты. Ты такой же, как я. Они - все вокруг - проклятые слизняки. Они не понимают!!! Не ценят нас! Мы сможем сотворить с ними, что захотим! Мы...
   Рыцарь сделал неуловимое движение рукой, сжимая кулак внутри чёрного комка. Призрак захрипел на полуслове.
   - Я уничтожу тебя, - слова Рыцаря осенними листьями закружились в воздухе. - Но - чтобы ты знал напоследок - не потому, что жалею напуганных или изувеченных тобой. Не из убеждений или чувств. Не потому, что считаю тебя Злом, а себя - Добром. А потому, что ты решил, будто имеешь право карать. Право, данное в силу твоей судьбы. Но это право здесь принадлежит только одному существу. Мне.
   Призрак вдруг засмеялся.
   - Тебе??? Ты знаешь, кто перед тобой?
   Капюшон медленно откинулся. Волна ненависти окатила ведьмака и его спутницу. Ненависти и страха. Ужасы прошлого вновь стали перед взором памяти. Густая тьма капюшона развеялась, явив миру истинное лицо Призрака - гладкий белый череп. В нём пульсировало ультрамариновое сияние, пробиваясь короткими лучами сквозь глазницы и носовую дыру. Костяные челюсти раздвинулись.
   - Посмотри на меня! Посмотри в лицо своим страхам! - захохотал череп.- Ты всего лишь человек! Кусок мяса. Все боятся. Все!
   Кирито опустился вниз, упираясь рукой в землю. Тело, отравленное ядом, не держало. Груз воспоминаний, выдернутых из глубин мозга, начинал жечь изнутри. Рядом, уцепившись за его рукав, сжалась Уния.
   - Кирито! - девушка всхлипнула. - Мама! Мамочка! Прости, что я такая некрасивая...
   - Сати... - прошептал Чёрный Мечник. - Сати, пожалуйста...
   - Ну, хватит истерик, - будничным голосом произнёс Рыцарь.
   От одной этой фразы все страхи как-то разом притупились и начали исчезать. Уния во все глаза уставилась на стальную фигуру.
   - Хочешь знать, в чём твоя ошибка? - усмехнулось нечто под стальным шлемом. - Ты не можешь напугать меня сильнее, чем уже есть. А с тем, что есть, я как-то свыкся.
   - Ты так часто говоришь о страхе, - продолжал Рыцарь, глядя на отполированный блестящий череп, - будто считаешь страх абсолютом. Хочешь узнать, кто перед тобой? Я - то, что лежит за страхом.
   Свободной рукой Рыцарь сдвинул забрало вверх. Из пустоты железного провала на Призрака глядело словно бы собственное отражение. Череп. Но не гладкий белый, словно только что вылепленный Богом. Это был череп из старой могилы. Изжелта-бурая кость просела и проломилась во множестве мест надломами трухлявой щепы. Провалы и впадины заткала паутина. В слепых глазницах копошились жирные личинки, а из дыр в лобных долях вылезали жуки. На место нескольких выпавших зубов, как змеиные языки извивались трупные бледно-розовые черви.
   Гнилой череп осклабился. Рука стала подтягивать белый ближе.
   - Штрах, гниль, шмерть, - с присвистом прошепелявил гнилой череп, вглядываясь слепыми червивыми глазницами в Призрака. Бронированная рука поднесла дрожащий ком ещё ближе, так, что два черепа сошлись почти вплотную.
   - Нет! - закричал белый костяной шар. - Нет!!!
   - Развоплощение, - прошептал Рыцарь.
   В тот же миг паутина трещин пробежала по черепу Призрака - и вдруг он взорвался изнутри. Бесформенный балахон полыхнул рыжим чистым пламенем и мгновенно сгорел. Ветер подхватил пепел и разнёс над рекой.
   Рыцарь опустил забрало и развернулся. Теперь на Кирито и Унию вновь смотрели пустые прорези шлема.
   - Вам пора, - заметил Рыцарь. - Не стоит здесь больше задерживаться.
   Рыцарь сделал несколько шагов в сторону леса, остановился и повернул голову, задумчиво глядя вниз.
   - Жаль, что так вышло, - в его пустом голосе прозвучали нотки грусти. - Действительно, жаль...
   Кирито попытался крикнуть, остановить уходящую фигуру, но яд уже полностью парализовал тело. Слово рвалось из сердца наружу, но система, которую на этот раз он не смог преодолеть, позволила лишь слезе скатиться по ведьмачьей щеке.
   Не оборачиваясь, Рыцарь махнул рукой. Перед Кирито раскрылось системное меню, и сама собой нажалась кнопка "Выход".
   Он открыл глаза в тихом уютном помещении в недрах Панлайн. Над ним с озабоченным видом склонился директор Сато.
   - Кадзуто? Кадзуто-кун?
   Парень поднялся, помотав головой. Рядом стояли несколько сотрудников в униформе и наряд охраны. Лицом вниз у входа лежало чьё-то тело в рваном лабораторном халате.
   - Кадзуто-кун?
   - Да... Я в норме... Уния!
   - Она в порядке. Только что звонила.
   - Х... х-хорошо...
   - Охранник услышал крики. Прости меня, Кадзуто-кун. Я... всё время боялся, что с тобой что-то может случиться.
   - Со мной и случилось, - Чёрный Мечник устало посмотрел на директора PanLine-j. - Я потерял брата...
  

24. Встреча в тоскливом октябре - 17 октября - 30 октября

   - Не Сисидо-сан? - в голосе Асуны слышалось неподдельное облегчение.
   - Нет, - помотал я головой.
   Бар "Кофе и кости". Токио. Япония. Осень.
   Лиз и Сугу. Эгиль и Кляйн. Силика и Синон. Асуна и я. Юи и Уния. Снова вместе. Но теперь мне всё кажется, что кого-то среди нас не хватает.
   Конфликт Магических войн исчерпан. Расследование чрезвычайной комиссии завершено. Мой персонаж возвращён в ALO. Его игровые характеристики привычны и обыденны. Уютные блюзовые волны обволакивают меня.
   - Давай уж, не тяни, - хрипло смеется Уния.
   Мне всё никак не привыкнуть к её тембру, и я вздрагиваю всякий раз. Да, она-то знает.
   - Один из двух молодых ассистентов, - в памяти всплыло его лицо, открытое и добродушное, искренне озабоченное перспективой потери работы.
   - Первым на крики прибежал его напарник. Они сцепились, и Призраку удалось оглушить парня.
   - Призраку? - вопросительно подняла брови Асуна.
   - Мне известно его настоящее имя, но... - я дёрнул щекой, - но не хочу, чтобы оно осталось в нашей памяти. Да и для него самого имя, данное при рождении, не имело значения. Его нашли спустя двое суток.
   - И? - Синон сердито фыркнула. - Что суд сможет предъявить ему? Взлом аккаунтов? Когда конкуренты PanLine узнают о нём и его разработках, заплатят все его долги и вытянут из любой тюряги.
   - Суд ублюдку не понадобится, - процедила Уния.
   - Я же говорила...
   - Он мёртв, - просто сказал я.
   Синон осеклась и посмотрела на меня странным взглядом. Она-то знала. И я догадывался, что именно она сейчас подумала.
   - Он умер сам, - поспешил продолжить я. - От... от... Наверное, у этой болезни есть точное медицинское название. По сути, гниёшь заживо. Разваливаются связи на клеточном уровне. Организм настолько утрачивает сопротивляемость, что если в рану попадут споры или семена, они могут даже прорасти, а мухи отложить личинки. Как в кусок мяса...
   Кляйн подавился молочным коктейлем.
   - Гхххх... Чё?!
   - Врачи сказали, под конец он выглядел, как древний старик. Всё кончилось в несколько дней.
   - Сгнил в муках, падаль, - Уния до хруста сжала кулак. - Как и те недоноски...
   - Какие это? - вскинулась Синон.
   Я глянул на Асуну. На её лице, да и лицах остальных застыл вопрос.
   - Когда Юи и Юри встретились... - я неуютно передёрнул плечами, - дочка рассказало обо мне. О нас. О многом. В том числе о гильдии "Весёлый гроб". Вы ведь знаете, что их реальные имена тщательно скрываются службой национальной безопасности во избежание мести со стороны родных тех игроков, кого они убили. Юри каким-то образом удалось вычислить нескольких из них в WMO. Он сделал с ними то же самое, что и с Призраком. Об этом я узнал после, у членов дома Арго...
   - Арго?! - удивлённо вскрикнула Асуна.
   - Да. Та самая, - я чуть улыбнулся. - Некоторые не меняются, верно? Я смог восстановить многое из истории нападений Рыцаря и Призрака. Служба безопасности PanLine отследила троих членов "Весёлого гроба", на которых напал Рыцарь. Хотя нападением это называть глупо. Скорее... казнь.
   От воспоминания о том, что я услышал из уст очевидцев, у меня перехватило горло. Глубоко в груди вскрылась саднящая рана, в которую плеснула холодная морская волна. Нет, я не должен думать об этом. Об этих словах. Это невозможно, Кирито, невозможно. Я сделал усилие и закончил:
   - Лишь один обратился в больницу по месту жительства. Его случай занесли в архив, как медицинскую аномалию и на этом дело закрыли. Копаться никто не стал. Ещё один отдыхал в Южной Африке, и его болезнь отнесли к местной лихорадке. Третий, бандит не только в виртуальном мире, но и в жизни, был убит в перестрелке с полицией в Италии.
   - То есть, не было никакой магии? - Силика смотрела на меня, как зайчонок, прижав руки к груди.
   - Нет. Сисидо-сан и лучшие учёные PanLine сейчас изучают приборы, обнаруженные в тайниках Призрака. Он действительно смог усовершенствовать AURO, усилить его, и разработал новые алгоритмы взаимодействия с полем человека. Пользуясь личным доступом директора Сато, он смог загрузить обновления на японский сервер. Призрак и сам признался, что никакой магии в его приборах нет.
   - А Юри? - тихонько спросила Асуна.
   - Юри... В начале он был обычным игроком. Но после устроенного Призраком взлома системы что-то изменилось. Он смог подключаться к игре без Амусферы, с помощью одного лишь AURO. Не спрашивайте, как это возможно. У меня нет ответа. Может быть, когда он Рыцарь, мир Магических войн доступен ему на уровне чувств, эмоций, которые столь сильны и точны, что могут заменить и зрение, и слух, и осязание. Соприкосновение душ, которое возможно лишь с живыми игроками. Вспомните, Рыцарь никогда не реагировал на программных монстров, словно они и не существовали.
   Я скосил глаза в сторону изображения на сликвидовском экране, где на толстой ветке сидела крошечная фея пикси. Если это не магия, Кирито, то что это, спросил я себя. Я не знал ответа.
   - Значит, Юри и Призрак от рождения такие? - спросил Эгиль.
   - Это лишь мои догадки... - я замялся, но, сделав усилие, продолжил: - Я кое-что скажу вам, и это навсегда должно остаться между нами. Не знаю, что там насчёт Призрака, но что касается брата... В школе он тяжело болел. Редкий вирус гриппа, как я понял. Я... звонил его матери, чтобы всё рассказать. Так и узнал. От вируса клетки мозга могли... мутировать... что как-то усилило его ауру... После болезни Юри сильно изменился. Вирусное осложнение на внутренних органах. Кроме того, появилась куча фобий. Это совпало с переездом семьи в другой город. Старые друзья и знакомые не пожелали иметь с ним ничего общего. Он стал им не нужен... такой. Как, собственно, и никому.
   Я замолчал.
   - Что же дальше? - спросила Лиз.
   Я взял салфетку и написал на ней семизначное число. Поставил знак ?.
   - Это премия, выданная мне PanLine. Часть я верну господину Сато за истраченное игровое золото. Часть родителям, чтобы... ну, чтобы не считали меня бездельником. Ещё - на подарки к Новому году. На новый компьютер для Юи. И всё равно останется очень много. Поэтому я предлагаю...
   Когда я закончил, все согласно кивнули.
   - Только..., - Кляйн неуверенно поёрзал стаканом, - успеем ли выучить язык?
   Я улыбнулся:
   - Мы постараемся. Тере, венд Кляйн. Туул он кюлм. Торм он тулемас

* * *

  
   Я одиноко стоял на платформе, вглядываясь в утренние сумерки.
   Скоро девять, но всё же очертания предметов нерезки и расплывчаты. Такова осень в здешних широтах. Из сгустившегося тумана вынырнула высокая фигура, закованная...
   Я вздрогнул. Сила ауры приближающейся тени накатывала, как океанский прибой. Нет, Рыцарь лишь пригрезился мне. Высокий широкоплечий мужчина в длинном плаще с поднятым воротником. Ботинки с квадратными носами, чёрная кожаная шляпа. Чего не хватало? Тяжёлый волевой подбородок, твёрдый взгляд и "браунинг".
   Он поднялся по боковому пандусу и медленно, будто бы крадучись, пошёл ко мне. Когда он остановился в нескольких метрах и взглянул из-под полей шляпы, я понял, что "браунинга" точно нет. Подбородок никакой не волевой, круглый, с ямочкой. Нижняя челюсть сильно утоплена, наверно, из-за неправильного прикуса, не исправленного в детстве. Губы пухлые, а нос слишком большой, мягкий и длинный, чтобы назвать мужественным. Несимметричные глаза - один выше другого - с испугом глядели на меня.
   Неделю назад я написал ему письмо с просьбой встретиться. Наедине. Вдвоём. Пустынная железнодорожная станция, где в это время никого нет. Раннее утро. И море за спиной.
   - Брат, - сказал я, с усилием растягивая звуки незнакомой речи. - Брат.
   Из здания вокзала, из-за скамеек, из узких ниш, на лестницах и всходах слева и справа - появились люди. Подбежав, они замкнули нас полукольцом. Юри с испугом огляделся. Чтобы убежать оставался только один выход - прыгать с платформы на залитые туманом пути.
   Вперёд вышла Асуна. Я с тревогой наблюдал, как она вплотную подходит к нависающей над ней фигуре. Асуна протянула руку и сжала широкую мужскую ладонь, судорожно прижатую к груди.
   - Сейчас не нужно бояться, - просто сказала она.
   А потом подошли все остальные, и Юри неловко, не выпуская из своей правой ладони руку Асуны, пожимал левой протянутые руки.
   - Или будем бояться вместе, - добавила Уния, хлопая его по плечу. - Я потом расскажу, чего у меня в детстве было. Кстати, от груди сколько жмёшь?
   Губы мужчины задрожали, а лицо исказилось судорогами. Не отпуская протянутых рук, он выдохнул со всхлипом и наклонил голову, так, что поля шляпы скрыли лицо. Мощные плечи вздрогнули. Один, второй раз. И снова. И ещё.
   Мы стояли, затерянные в сером море колышущейся влаги, ощущая каждый толчок его слёз, и тепло наших сердец удерживало мир под нашими ногами.

* * *

   Небольшие дачные домики изникали из тумана и снова пропадали в нём. Старый, сколотый по краям асфальт удобно ложился под ноги. По правую руку, за невидимой лесной стеной шумело море. Прелая листва наполняла воздух сладким сырым ароматом.
   Указав на приземистую постройку с заколоченными окнами, Юри сказал:
   - За этим участком пять или шесть совершенно заброшенных. Почти триста метров сплошного пустыря. Нам туда?
   - Ага, - кивнул я.
   Наша разношёрстная компания двигалась по заброшенной подъездной дороге, а старые яблони протягивали к нам узловатые руки и грустно покачивали последними листочками. Брошенные участки когда-то плодородной земли заросли шиповником, диким крыжовником, малиной и барбарисом - так густо, что в колючей тёмной стене нельзя было отыскать ни единого просвета.
   Наконец, мы пришли. Большой старый дом, так не похожий на виденные нами до того. Скорее всего, тут был хутор или усадьба - лет двести или триста назад. Неизвестный мастер настолько ладно и мудро сложил этот дом, что он до сих пор стоял надёжно и крепко.
   Я осторожно поднялся по крыльцу, нащупал спрятанную у двери кнопку и нажал. Старый дом осветился изнутри мягким янтарным светом. Над входом в лампе заплясал язычок живого огня.
   - Это наш подарок... - я смущённо замолк. Слова куда-то улетучились.
   - Ты рассказал Кирито, что у тебя есть мечта, - улыбаясь, подхватила Асуна. - И это замечательная мечта! Мы постарались привести его в порядок. Как смогли. Тебе нравится, Юри-сан?
   - Очень, - брат растерянно глядел на меня, а я - на него.
   На некоторое время мы так и застряли в этих взглядах.
   - Брат Кирито, - выдавил, наконец, Юри. - Брат Кирито... Ты не сердишься на меня?
   - Что ты, нет! - я помотал головой.
   - Вы... хотите быть моими друзьями? - как-то по-детски спросил он.
   - Ну, конечно! - Асуна вновь сжала большую ладонь Рыцаря.
   Они поднялись, и Юри провёл рукой по старым бревнам.
   - Кирито, - вдруг спохватился он. - Сколько же...
   Я шутливо погрозил ему:
   - Старший брат, зачем ты спрашиваешь?
   - И всё же? - взволнованно переспросил Юри.
   - Да это... PanLine выделила премию. Я... ээээ... думал, как лучше поделить... по-братски...
   После этих слов Юри впервые за утро улыбнулся. И на дальних аванпостах сознания вновь прокатила тёплая волна.
   Он развернулся и вгляделся в нас - уже по-новому.
   - Примите меня, - в голосе брата слышалась решимость. - Примите меня, таким, какой я есть, и вы не разочаруетесь в моей дружбе. Потому что я истинный Рыцарь Равновесия, и оно таково: если я ненавижу - то ненавижу всей душой, а если люблю - то люблю от всего сердца.
  
  

25. Эпилог - 31 октября

   Я проснулся на веранде, поёживаясь от холода. Какая-то добрая душа набросила на меня шерстяной плед, но забыла дать подушку.
   Ох, что вчера было? Что было...
   Я натянул сапоги. Хотел я так сказать. Я в них и провалялся всю ночь. Внизу, рядом с валунами стоял старший брат. Теперь я мог называть его так без заминки - даже мысленно. Я сполз по лестнице вниз и поздоровался:
   - Утречка, брат!
   - А... Кири... то... Брат!
   Два таких непохожих человека. Но это лишь оболочка. Всё главное, всё, что имело значение, всё, что делало нас братьями - всё было в нас. Внутри.
   Я опустился на песок и стал смотреть, как густая овсянка тумана затапливает прибрежные сосны. Юри присел рядом и привалился спиной к спине.
   - Во всей этой истории было что-то странное, - изрёк, наконец, он.
   - Гхмыы, - из меня выдавилась некая непроснувшаяся саркастическая усмешка. Юри тоже хмыкнул. - Нет, правда. Этот Робин МакМанус. Ты уверен, что он выбрал тебя только из-за GGO?
   Я пожал плечами.
   - Нет. Думаю, нет. Там ситуация складывалась по-иному. Я полагаю, всё дело в SAO, в том, что он узнал о подробностях сражения с Каябой.
   - И только?
   - Ч... что ты имеешь ввиду?
   - Брат, помнишь, ты рассказывал о первом погружении в ALO? Юи тогда предупредила, что вся информация о предметах в рюкзаке является битой, система распознаёт их идентификаторы, как ошибочные. С WMO та же история, разве нет? Чтобы сконвертировать твои вещи, надо было делать отдельную расшифровку по каждому коду.
   - Ну, так Робин-сан так и сделал!
   - Нет, он этого не делал. Я просил проверить Юи полный перечень уникальных предметов. Озёрного Серебряного Спиннинга среди них нет. Этого предмета вообще нет в системе.
   Я почувствовал, как холодный порыв ветра забрался под плед и прошёлся мурашками по коже.
   - Но как же тогда админ-сан её сконвертировал?
   - Никак. Брат... он вообще ничего не делал в момент твоей регистрации. Просто приглядел за правильностью процедуры. Чтобы у тебя проблем не возникло. Это слова из его письма. Я просил Юи послать ему письмо от твоего имени сразу, как у меня возникли подозрения...
   - Что?! Письмо от меня?! Подозрения... Э?
   - Помнишь, как на Срединном ты дал мне посмотреть свою книгу характеристик? Вот что я увидел: одноручное оружие - сто пятнадцать, скорость - сто двадцать один, регенерация - сто четыре... То же самое видела и Уния. Кирито, ты понимаешь? Никаких отклонений. Все, включая админов, видели твои характеристики полностью в пределах нормы. Ты сам создал персонажа, уникальный предмет, выставил характеристики. Никто ни в чём не помогал тебе, ни система, ни люди. Никто, кроме призраков...
   - Так Асуна тебе рассказала про дядюшку Ку?
   - Дядюшку Ку? Нет. Но я не удивлён, что ты общался с призраками помимо WMO.
   - Э? Помимо? Ты имеешь в виду себя и Чёрного? Но вы, всё же, вполне настоящие. А дядюшка Ку...
   - Нет. Я имею в виду вовсе не себя.
   В глубине леса пронёсся слабый вздох, и в тумане возникло неясное движение.
   - В Хэвене, когда тебя приветствовал Белый Волк - хранитель ведьмаков - это был не Робин. В письме я упомянул, что благодарю за поддержку в состязании мечников и личную встречу. Но Робин ответил, что, к сожалению, никто из админов и разработчиков уже давно не пользовался образами Хранителей происхождения...
   Облепленный туманом, я уже ничего не понимал. Рациональные объяснения кончились несколько недель назад.
   - Робин-сан чувствовал нечто особенное в тебе. У чего нет названия. Поэтому и верил...
   Внезапно это почувствовал и я. Внутри, в самой глубине. Вера в... Закатным огнём полыхнуло в голове воспоминание: я и Асуна стоим на хрустальной площадке над распадающимся Айнкрадом. Я спрашиваю Каябу - зачем? Ради чего он затеял это? И он отвечает... отвечает... а я говорю, что...
   - Юри! - почти выкрикнул я, обернувшись. - Тогда, в Семирамисе, где ты схватил Чёрного Киллера. Те, кто стоял рядом, слышали! Твои слова о воле Айнкрада. Настоящего Айнкрада! ЧТО-ТЫ-ИМЕЛ-ВВИДУ?!
   Эта вера внутри. Я не должен, но... нет, должен! Хвататься за призрак надежды. Каждый раз. Пусть станет смертельно опасно! Но! Хоть на миг!
   - Ты хочешь увидеть их? Увидеть её? - спросил Юри отрешённо-спокойным голосом Рыцаря. Мир вокруг закачался. Я уцепился за плащ брата, просто чтобы не рухнуть на песок.
   - ИХ?! ЕЁ?!
   - Чёрных котов полнолуния. Сати.
   Всё. Земля отплыла куда-то в сторону...
   - Она... - залепетал я. - Она... Хотя бы увидеть...
   Солёные брызги с ночного океана долетели до моих глаз.
   - Сегодня подходящее утро, - Юри поднял меня за руку. - Пойдём к морю, и я покажу тебе то, что видел я. А дальше - ты решишь сам.
   Мы повернулись к призрачному шелестящему зову и шагнули вперёд.
   Небо приняло нас туманным объятием...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   3
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"