Иванович Юрий: другие произведения.

Обладатель книга-3 часть-7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.25*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    6-го марта выкладываю 7-ую часть книги. Только сам не пойму, почему кусочек части уже в общем файле.


Глава 22

НАПЕРЕГОНКИ

   Елена Сестри, сжимая нервно в руке фонарик, осталась на огромном пространстве совершенно одна. И хорошо, что её фантома успела сообщить обо всём, что произошло с обладателем и что удалось ей сделать для его спасения. Пока шли объяснения по внутреннему каналу связи, ведьма просто замерла на месте, опустив руки в отчаянии, и не зная, что делать дальше. Да и потом, ещё с целую минуту не двигалась, пытаясь определиться с дальнейшими своими действиями. Если с Иваном что-то нехорошее случится, всё, буквально всё пойдёт крахом. Это - если рассуждать с позиции постороннего наблюдателя.
   Но ведь на сознание Елены, помимо её собственной воли вдруг навалилось и совершенно иное отчаяние, связанное с душевной болью и сердечным страданием. Она явственно почувствовала, что задыхается от переживаний за Ивана не потому, что он обладатель и на нём всё завязано, а по совсем иной причине. Называть её не хотелось даже мысленно, как и пускать на дальние задворки подсознания, но, тем не менее, причина существовала. Назвать её кратко, одним словом "любовь", показалось неуместным, а вот если четырьмя, то получалось: "чувственные переживание интимного свойства". И это почему-то оказалось ещё и страшно:
   "Неужели я влюбилась?! - метались панические мысли в голове у Сестри. - Я ведь ведьма! Мне нельзя! Да и какие могут быть чувства в семье, где всё основано только на расчёте и необходимости накопления энергии Ялято?! Нонсенс! Мне нельзя влюбляться! Да и не должно меня касаться подобное по умолчанию. Все бабки и прабабки выбирали себе мужчин только по жёстким критериям наследственности, умственной полноценности и здоровья. С чего это вдруг я стала исключением?.."
   Подобным размышлениям можно было предаваться бесконечно, но вот окружающая обстановка к подобному совсем не располагала. Со стороны не то сарая, не то склада, где поджигатели сложили связанных и обколотых сторожей комплекса, послышался угрожающий мужской голос:
   - Эй! Ты кто такая?! И что здесь вообще творится?!
   Голос нёсся из приоткрытого, зарешёченного окна, и нетрудно было догадаться, кому принадлежал. Фантом Кракена успел-таки не только развязать всех невинных свидетелей готовящегося поджога, но и привести кое-кого в чувство. Как бы обстоятельства не складывались дальше, но именно эти вот сторожа, пришедшие в себя и вставшие на ноги, могли и были обязаны оказать самую максимальную помощь в нахождении всех ещё не найденных канистр с бензином. Только и следовало, что поставить их на ноги своими, нетрадиционными методами, объяснить задачу, да заставить действовать. Что для деятельной натуры ведьмы оказалось вполне по силам:
   - Здесь творится страшное преступление! - закричала она, спеша к зданию. - Вас всех решили сжечь, инсценировав пьянку на рабочем месте и на вас же свалить всю вину. Открывай быстрей! Мне надо будет и твоих товарищей поднять на ноги!
   - Э-э-э...? А где те, кто нападал? - охранник хоть и находился под воздействием какой-то психотропной гадости, соображал всё-таки и понял самое главное: - И почему это мы закрыты изнутри? Здесь засов... Как мы могли его задвинуть, если нас сюда принесли? Я помню, что несли... А дальше? Мы что, сами закрылись?
   - Говорю же тебе, всё подстроено! И пошевеливайся там с открытием! - нервничала ведьма, уже постукивая ногой по полотнищу прочной двери. Когда та открылась, ринулась внутрь, громко отдавая инструкции и распоряжения. А так же не забыв представиться: - Я личный секретарь нового владельца данного комплекса! Зовут - Елена Дмитриевна. Большая часть напавших на вас поджигателей - уничтожена силами специального воинского отряда. Сейчас ваши спасители ведут преследование иных преступников, которые успели сбежать. Поэтому не удивляйтесь трупам, а срочно займитесь делом. Преступники расставили везде канистры с бензином и установили на них специальные устройства для возгорания. Часть устройств воины успели обезвредить, но надо срочно отыскать оставшиеся. Поэтому! Толкайте, друг друга, поливайте ледяной водой, колите иголками или булавками, щипайте, царапайте - но заставьте двигать и вести поиск! Потому что если полыхнет - беда будет для всех!
   Сама она тоже не только говорила, а действовала. Причём применяла умения совсем не деликатные и ничуть не щадящие пациентов. Четверо уже и так были в сознании, даже нормально двигались. Шестеро - лежали в ленивой прострации, а двое всё никак не приходили в чувство. Но именно с шестерых неповоротливых увальней ведьма и начала действовать, всё так же чётко и громко продолжая сыпать командами вокруг себя и давая объяснения. Вначале прижимала пальцами некоторые точки на открытых участка шеи или лица, а потом тремя увесистыми шлепками по уху, плечу и внутренней стороне ляжек заставляла мужчин не просто вставать на ноги, а стремительно вскакивать, краснея от ярости, злости, неуместного стыда и сильного конфуза. Потому что ведьмовские методы оказались с весьма неуместным для данной ситуации подтекстом: вместе с яростью, бешенством и вполне ясным сознанием, мужчины испытывали неожиданный оргазм.
   Зато действовали после этого так, словно и сами являлись солдатами элитного воинского спецназа. И почему-то никто не усомнился в праве юной секретарши командовать.
   А ей на короткое время помогло наличие рядом духа полковника Клеща, которого Загралов успел сотворить в минуты просветления своего сознания. Тот даже успел подсказать ещё два места с канистрами, но потом, к сожалению исчез. Пришлось и дальше держать всю полноту власти в собственных руках.
   Те сторожа, что очнулись раньше, сами мобилизовались на поисковые подвиги, как только углядели участь своих шестерых коллег, и поняли, что с теми произошло. Чуть позже, ко всем остальным присоединилось и двое последних мужчин, которые не хуже остальных и очнулись, и разозлились, и выскочили наружу с круглыми от шока глазами. Куда и подевалась вколотая им в кровь дурь!
   Правда, сама ведьма прекрасно знала, что использованные ею методы хороши только временно, потом у мужчин будет очень жестокое "похмелье" в виде головных болей, неприятных судорог и даже частичной потери памяти. Зато сейчас они выложатся от и до, но сделают, что от них требуется, а потом..., потом видно будет.
   Хотя некоторые проблемы следовало решать уже немедленно. А именно: вызывать ли на место событий следственные органы? И что делать с трупами? Изначально Клещ решил, что трупы лучше всего с объекта убрать совершенно, тем самым вводя в заблуждение всех причастных к поджогу и выбивая любые основания из-под ног следователей. Но так как команда фантомов растворилась, после впадения обладателя в бессознательное состояние, останки бандитов так и оставались в местах их последнего упокоения. И мечущиеся по территории сторожа прекрасно успели рассмотреть остывающие тушки. И не факт, что кто-нибудь из них уже не позвонил куда следует. При них телефонов не оказалось, но мало ли где они имеются по многочисленным зданиям, раздевалкам и каптёркам?
   Так что лучше пусть инициатива, хотя бы формально исходит от неё, как от официального лица, пусть и вступившего на свою должность только несколько часов назад:
   - Отыщите телефоны и немедленно вызовите пожарных и полицию! - распорядилась красавица парочке наиболее авторитетных с виду и деятельных сторожей.А сама в то же время нащупывала в кармане свой телефон, собираясь срочно вызвать сюда Михаила Романова и Евгения Кравитца. - Скорую помощь и наркологов тоже не забудьте, потому что вас солидно чем-то вкололи.
   - Но мы вроде как нормальные..., - заикнулся один из мужчин.
   - Это вы в горячке и злости действуете, потом пойдёт откат. Да и в любом случае промыть вам всем кровь капельницами не помешает.
   Послушались. Позвонили. И не прошло даже двадцати минут, как окрестности огласились рёвом сирен сразу трёх видов. А там и не протолкнуться стало на комплексе от понаехавших представителей не только трёх вызванных служб, но и массы других, коих просто некому оказалось задержать на раскрытых настежь воротах. Кто только не проник на территорию, пользуясь неразберихой да отсутствием единого управления.
   Успела ведьма вызвать и "своих", надеясь на самую активную помощь с их стороны. Ну и к тому времени Сестри уже чётко продумала всё, что следует говорить и о чём надо умалчивать. При этом очень, очень надеялась, что Иван Фёдорович Загралов вскоре придёт в сознание и сотворит хотя бы одного, зато самого основополагающего фантома в данной ситуации. А именно: Игната Ипатьевича Хоча. Если старик, владелец недвижимости не появится в ближайшие несколько часов, имелись опасения, что и сама ведьма попадёт за решётку, обвинённая в невесть каких преступлениях.
   Ну и для начала она, не мудрствуя лукаво приплела к событию те таинственные силы, которые в последнее время существенно проредили криминальные структуры Москвы. Другой вопрос, что вышеупомянутые силы в своих физических воздействиях ещё ни разу не забирались в Подмосковье. Но тут уж выбирать не приходилось: поверят, так поверят. Тем более что способы умерщвление половины поджигателей всё-таки были очень похожими на те, после которых многие уголовники столицы отправились на свидание с праотцами.
   И как только прибыл самые крупные чины в местной иерархии прокуратуры (а это случилось лишь через полтора часа после начала всеобщей тревоги), Елена выложила им прилизанную и продуманную версию событий:
   - Мы с шефом прибыли сюда прямо после торгов и беседы с представителями университета. И не успели толком войти внутрь, как нам навстречу пронеслось два автомобиля, уходящие от погони. Их преследовало три иных автомобиля, из последнего выскочили военные с оружием, спросили кто мы такие, и узнав, что господин Хоч новый владелец комплекса - забрали его с собой. Мне же посоветовали отыскать сторожей и мобилизовать их на устранение возможных причин подготовленного пожара.
   Слушателей, такая краткость конечно же не устроила. Они без всякого сговора между собой засыпали Сестри лавиной вопросов, которые только одним своим количеством могли зашибить кого угодно. Только не ведьму! Потому что отвечала она ещё короче:
   - В форме не разбираюсь. В званиях - тоже. Оружие отличается от рогатки, а чем именно - не знаю. Марки машин, и уж тем более их номера - запоминать никогда не стремилась. А на все остальные ваши вопросы - ответит сам Игнат Ипатьевич после своего возвращения. Мне плохо..., сейчас стошнит...
   Толика притворства, и вот она уже лежит внутри скорой помощи и над ней хлопочут обеспокоенные врачи. Тогда как прибывшим следователям ничего не оставалось как дружно насесть на непосредственных свидетелей, а также и жертв преступления. Всё-таки сторожа успели увидеть и понять намного больше, наблюдая за действиями преступников, тем более что те не сильно-то и скрывали каждое своё движение, будучи уверены в смерти пленников. И уже после этих показаний, суть готовящегося, но неудавшегося преступления раскрылась во всей своей кошмарной глубине.
   Вот тогда и стал раскручиваться ажиотаж вокруг только что проданной недвижимости почти на всех возможных и неуместных уровнях. Да ещё и корреспонденты, успевшие наделать фотографий убиенных бандитов, добавили огонька в своих комментариях, статьях и репортажах. Никто не сомневался, что предотвращение поджога - дело рук всё тех же невидимых и неуловимых сил возмездия. Москва вновь всколыхнулась, с напряжением ожидая, что случится далее и как на это отреагируют криминальные структуры.
  
  

Сцена 23

   В сознание Иван Загралов вернулся весело. И этому чуду способствовал более чем странный, если не сказать уникально-комедийный сон. Озадаченное ударами судьбы сознание, вместо того, чтобы переживать о случившемся и подспудно искать выходы из сложившегося положения, вдруг показало серию из цикла "Наша Раша". Причём серию совершенно новую, и никогда её создателями не созданную. Тема получалась оригинальная: сжатая до предела летняя олимпиада, соревнования которой проводятся на одном стадионе в течении всего одного, максимум парочки дней. И там Светлаков вместе с Галустяном и прочими выходцами из КВН, будучи в роли атлетов самых разных дисциплин, чего только не вытворяли, перепрыгивая, обгоняя и кладя на лопатки иных спортсменов. Вот последний кадр сна и рассмешил особо: Галустян боролся с партнёром прямо в штрафной площадке и футболисты были вынуждены обводить как его, так и иную пару, но уже боксёров, где Светлаков ритмично избивал замершего в глухой обороне Реву. Мощный удар, мяч попадает в штангу, отскакивает прямо в голову атакующего боксёра и тот падает. Нокаут. Но падая, придавливает Галустяна, в результате чего тому тоже засчитывают поражение.
   Смешно? Во сне, тем более цветном и со звуками торжественных гимнов ведущихся единовременно сразу десятка награждений - очень смешно. Загралов даже хохотнул громко. Что и привело в итоге к осознанию себя родимого. Рассечённая на голове кожа резко заболела, шишка под ней заныла, мозги от неприятных ощущений закучерявились извилинами. Смешок сразу же перешёл в стон, а резко открытые глаза ничего поначалу кроме красного тумана не увидели. И только когда туман рассеялся, а извилины чуть распрямились, удалось рассмотреть склонившееся лицо незнакомой бабули. А там и её вопрос расслышать:
   - Чавой-то, милок ты такой смешливый? Аль совсем выздоровел?
   Сил только и хватило вначале, что шептать, да моргать веками:
   - Ага..., ща как встану..., да как побегу...
   - Хорохоришься? Зря..., - укорила бабка. - Наша фельдшер утверждала, что у тебя не иначе, как сотрясение мозга. Вылёживаться тебе надо пару деньков. О! Чуть не забыла спросить: тошнит тебя, али как?
   Иван не столько к внутренностям прислушивался, как сразу попытался рассмотреть, что у него там с Цепью творится. Ну и вопросы стал задавать наиболее важные:
   - Почему я не в больнице?
   - Да тут такое в посёлке творится! - заахала престарелая сиделка. - Что лучше тебе у нас полежать. Полиции понаехало - тьма, депутатов, бандитов и прочих жуликов из района - не меньше. Так что наши решили, что ещё за твою травму отдуваться - совсем тяжко будет. Ты уж прости их, милок, не со зла они...
   - Понятно. А сколько часов я здесь лежу? - хотя и через окно было видно утренний свет, но следовало определиться более точно.
   - Часов шесть отдыхаешь, - с таким важным видом проинформировала бабка, словно раненый возлежал в какой-нибудь престижной клинике Монако или Дубая. - Шов тебе аккуратный сделали, зарастёт и шрама почти не останется. Наша фельдшер - хирургам помогала при операциях.
   Было плевать на шов, и тем более на шрам. Обладателю срочно приходилось решать навалившиеся на него проблемы. Причём уполовиненные в силе Кольца одним только своим видом сразу подсказывали: много фантомов, батенька, никак не потянешь! Поэтому приходилось выбирать только два направления, без которых - никак! Первое: создать фантом Олечки, пока Карл Гансович на ноги всех своих друзей не поставил, паникуя о пропавшей дочери. И второе: отправить в комплекс Хоча его законного владельца. Иначе там без него одна Елена Сестри (пусть она и ведьма) не справится. Пусть ей даже в данный момент и помогают по мере своих сил прибывшие туда Кракен и Романов.
   Создал вначале обоих фантомов там, вводя в курс дела и настраивая на самую позитивную деятельность. Причём Ольгу предупредил отдельно:
   "Дорогая! Только без слез, пожалуйста, и ненужных причитаний. Со мной уже полный порядок, чувствую себя хорошо, и теперь мы должны обезопасить нас по всем иным официальным каналам. Осмотрелась? Действуй!"
   И уже вслух, прерывая словоохотливую хозяйку, попросил:
   - Там сейчас моя супруга Ольга постучится в дверь, вы уж откройте, пожалуйста!
   - Ох! Как же это она тебя нашла?! - изумилась сиделка. - Ведь без памяти лежал!
   - А то вы про мобилки, да про новые виды связи не слыхали? - поморщился раненый с удивлением. - Сейчас что угодно в одежду вставят, оно и говорить будет и сигналы передавать, а телевизор так вообще на ладошке умещается... О! Уже стучит!
   Поражённая такими объяснениями бабка, совсем уж тупой не была. Судя по её взгляду, совершенно не поверила в подобные отговорки о несуществующих технологиях, но к входной двери поспешила. Там уточнила имя пришедшей, впустила её, а потом так и стояла рядышком, не отводя от актрисы выпученных глаз и рассматривая, словно диво заморское.
   А та, старалась выглядеть спокойной, рассудительной, но и недовольной одновременно:
   - Нельзя тебя на минуту одного оставить, сразу влипаешь в неприятности! - хотя по внутренней связи она ругала супруга гораздо более жёсткими словами. - Хорошо хоть быстро тебя отыскала...
   - Домой звонила? - пытался он резко сменить тему разговора.
   - Сразу маме звякнула, успокоила. Но теперь надо ждать звонка от папули, ведь когда я включила телефоны, на них оказалось сразу по десятку вызовов. Ну вот..., как чувствовала..., - она достала мобильный и показала определившийся номер отца. - Сможешь сам с ним говорить?
   - Нет уж! У тебя лучше получится..., - наморщил лоб и тут же скривился Иван от боли. - А про меня скажи, лишку перепил ночью, вот и не могу оторвать голову от подушки.
   - Точно, что не можешь! - не сдержалась от резкого укора Ольга Фаншель, но при этом зло глянула на бабку, словно это именно та приголубила её мужа черенком от лопаты.
   Перенастроиться после такого взрыва эмоций на беззаботный разговор с отцом, красавица не смогла, и тот сразу уловил в тоне любимой дочери всю гамму её недовольства и переживаний. Соответственно и давить стал, пытаясь загнать своими вопросами в угол. Но ему ли тягаться с фантомом, который может попутно советоваться и получать подсказки от второго человека? Одна голова - хорошо, а две лучше. Вот Ольга и не прокололась, наоборот пошла в атаку:
   - А что со мной может случиться возле Ванечки? Тем более что я не пью как он!.. И как ты! Не оправдывайся!.. Поэтому сумела его вовремя уложить... Сейчас?.. Да он еле языком ворочает, какой с него собеседник?.. Хорошо, больше телефоны отключать не будем... Нет, сегодня на работу не иду, мне дали отпуск... Хм! Должность у него будет очень солидная! Нет, пока хвастаться не будем, вначале на месте осмотримся, документы окончательно оформим, вот тогда нос задирать станем... Ладно, ладно, не переживай... И я крепко целую!.. Передам..., - увидев поднятые ладони мужа, проговорила в телефон последние слова: - И тебе от него привет!
   После чего примолкла, сосредоточившись на общение по внутренним каналам связи не только с Заграловым, но и с господином Хочем. Тот как раз развил бурную деятельность на доставшейся ему недвижимости. Точнее говоря не развил, а всеми силами пытался очистить комплекс от посторонних, попутно пытаясь отбиться от навязчивых представителей прокуратуры и следственных органов. Там уже несколько целых генералов крутилось, которые всеми силами пытались вытянуть из древнего старика самое главное: кто его силой увёз на несколько часов, кто они такие, чего хотели, и как это вновь уважаемый владелец совершенно незаметно оказался на территории своей собственности.
   И в какой-то момент генералы совсем озверели. Руки старику конечно ломать не стали, последние зубы выбивать - тоже, но фактически силой привели в одно из помещений администрации, заставили сиднем сидеть в кресле под присмотром угрюмого мордоворота, и потребовали говорить правду и только правда. А потом засыпали весьма и весьма скользкими вопросами.
   Конечно, помощь и подсказки сам Иван и Ольга Фаншель давали, но их знаний в подобной ситуации явно не хватало. Срочно требовались подсказки полковника Клеща. Иначе старикана могли в угоду высшему начальству просто арестовать до выяснения всех остальных нюансов преступления. Тем более что полиция и прокуратура довольно оперативно отыскала связь между убитыми поджигателя и теми спекулянтами, которые их наняли для уничтожения научно-исследовательского комплекса. То есть были найдены те три типа в больницах, которые в тяжёлом состоянии были доставлены из здания торгов, после деликатного вмешательства в их внутренности. Говорить они пока ещё не могли, за их жизнь боролись врачи, но ниточки взаимоотношений отыскались быстро через свидетелей и соучастников.
   То есть следственные органы впервые сумели выявить конкретного человека, который не просто видел их, таинственных и неуловимых чистильщиков уголовного мира, но и общался с ними, разговаривал и ещё неизвестно что вытворял. Подобные показания могли по себестоимости превысить все остальные. А значит следовало раскручивать старика на полноценные признания. И для этого любые способы казались оправданными.
   "Эх! Сейчас бы туда к Игнату моего отца! - сетовала Ольга Фаншель. - Он бы моментом все сложности разрулил!"
   Иван понимал безосновательность такого сетования. Ведь по собственному незнанию тесть мог только ухудшить положение, а вводить его в курс всех дел считалась нецелесообразно. Пока, по крайней мере.
   Тогда как целитель требовал совершенно иного помощника:
   "Давай мне Клеща! Немедленно! Иначе сгорю, сил моих больше нет отмалчиваться! Того и гляди, брошусь на них с кулаками!"
   "Так не получается у меня Игнат Ипатьевич! - оправдывался обладатель. - Лишь одна попытка создания духа полковника, вызывает тревожное мерцание Цепи. Словно сбой какой-то получается. И сил вроде как должно хватать, а вот..., словно какой-то капельки не достаёт..."
   "Так изыскивай силы!" - вопил недовольный Хоч, с другого конца связи.
   "Как ты себе это представляешь? - сердился Загралов. - У меня при себе ни Яшисарри нет, ни Нямов!"
   "А жена твоя почему даром рядышком простаивает?! Творите Ялято!"
   Тут уже и Ольга не выдержала:
   "Дедушка! Совесть-то поимей! Мы в чужом доме! И с нас взгляда не спускает дотошная, похлеще твоих генералов хозяйка!"
   "Желающий действовать - отыщет способы, а лентяй - причину для бездействия! - не унимался раскричавшийся старик. - Отправьте хозяйку куда подальше! Хоть на ...площадь центральную за мужиками! Или за молоком! А то и прямо заявите, что невтерпёж любовью заняться!.."
   "Ивану нельзя! Он с сотрясением мозга! - делала Фаншель последние попытки отвертеться от предстоящего действа. - Перенапряжение его убьёт!"
   "Ничего с ним не случится! - уверенно заявлял старый развратитель. - Как целитель заявляю, со всей ответственностью. Пусть только лежит себе и не дёргается, а ты уж всё остальное сама делай. Да и не мне вас учить! Как только силы начнут возобновляться, ещё и Сестри-2 немедленно создавай. И кончайте там скромничать, ибо мои моральные силы уже на исходе!.."
   Супруги смотрели друг другу в глаза, не зная на что решиться и как всё это можно устроить. Причём Загралов сомневался больше жены:
   "Боюсь, что в моём состоянии..., ничего не получится..."
   Для Ольги это оказалось вызовом, сомнением в её красоте и неотразимости. Поэтому она мысленно заявила:
   "Со мной - у тебя получится всё!" - и вслух обратилась к хозяйке:
   - Уважаемая! Мне надо срочно забрать мужа отсюда, но сама я его в машину не донесу. Позовите парочку мужчин...
   - Да все сейчас заняты..., - заикнулось было старушенция. Но была прервана жёстким ледяным голосом:
   - Иначе через пять минут здесь будет следственная бригада полиции, а те, кто избил моего мужа сядут на десять лет за решётку!
   Лицо старушки вытянулось от возмущения, после такой угрозы. Но крыть ей в ответ было нечем. Жена пострадавшего в любом случае находится в своём праве, хоть и ведёт себя несколько некорректно, беспардонно и нагло по отношению к хозяйке дома. Но увы, супругам было не до церемоний или правил хорошего тона, да и вряд ли что получилось бы, в результате увещеваний или вежливых уговоров.
   Строго поджав губы, женщина поправила на плечах платок и подалась к выходу со словами:
   - Сейчас кого-нибудь приведу! И надеюсь, что меня за это время не обворуют!..
   Ольга на цыпочках метнулась за ней следом, и после ухода заперла дверь на внутренний засов. А вернувшись к мужу, сразу приступила к ласкам, только коротко поинтересовавшись перед этим:
   - Как себя чувствуешь?
   - Хоть это и странно, но вполне сносно..., - пробормотал Иван, заканчивая разговор с фантомом Игната и Еленой Сестри по внутренней связи: "...Постарайтесь отыскать такое помещение, где моё появление с женой не будет заметно посторонним, и где есть удобная кушетка или диван для моего дальнейшего отдыха. Как только появятся силы для создания Сестри-2 - "скакнём" сразу в комплекс..."
   "Так тут же имеются директорские апартаменты, - напомнил целитель. - В левом крыле административного здания. Да и само здание до сих пор заперто на все замки, никто туда пока не входил. И даже поджигатели лишь канистрами с четырёх сторон обложили. Ольга знает по снимкам, знакома со схемами, сама восторгалась, что там вам жить будет шикарно".
   После чего Игнат Ипатьевич деликатно примолк, понимая, что обладателю сейчас не до разговоров, пусть и о насущном бытие. А тот и в самом деле постарался сосредоточиться лишь на конкретном, свершаемом для него лично удовольствии. Потому растягивать подобное надолго - противоречило здравому смыслу. Ведь хозяйка дома могла вернуться с минуты на минуту и грохотом в дверь собьёт и так тяжко дающийся, нужный для расслабления настрой. И пока Ялято нарастало, а потом и вошло в завершающую фазу, Загралов даже не заглядывал к резервуарам своей силы.
   Да и потом это сделал с подспудными опасениями. Ведь удовольствие получил только он, и вряд ли следовало ожидать весомого прилива энергий в плетения Колец. И сомнения, оказались не напрасными: толщина и насыщенность потоков увеличились незначительно, можно сказать, почти не заметно. И всё-таки этого всплеска хватило! Да и сам Иван почувствовал себя не в пример лучше, лишний раз убеждаясь, что для собственного выздоровления тоже использует интенсивно энергию Цепи.
   Не обращая внимания на свой полураздетый внешний вид, обладатель вначале уселся, прислушиваясь к состоянию отбитого мозга, а потом и встал, поддерживаемый супругой. Затем создал довольно легко с другой стороны от себя фантом Сестри-2, отправил её отодвинуть засовы на входной двери, а когда она вернулась, убедился в наличии твёрдой связи непосредственно с самой ведьмой. Только после этого скомандовал обеим жёнам "Прыгаем!".
   Истинная Елена так и не смогла попасть внутрь нужного здания. Зато стояла в необходимом месте, возле стены, только корректируя совершаемый при помощи пары фантомов скачок обладателя:
   "Окажетесь в трёх метрах передо мной! То есть, непосредственно в апартаментах! - и дальше восклицала без пауз: - Ну?! Получилось?!"
   "Нормально. Мы на месте! - доложил ей Загралов, забрав телефоны у Ольги Фаншель, а затем растворяя и её, и Сестри-2, и вполне самостоятельно добираясь до старенького, но вполне удобного дивана. - Посылаю к Игнату дух полковника... О! Уже подключился к работе... Однако!.. Вид тут внутри, тот ещё... Ничего ценного не осталось..."
   Из жилого крыла здания продающая сторона вывезла всё, что представляло какую-то ценность. Остались только поломанные стулья, перекошенные столы, да несколько таких вот неприглядных и неудобных для сна друзей человека.
   Но привередничать в данной обстановке не пристало, есть куда прилечь - и прекрасно. Следовало дотошно разобраться с потоками выходящей энергии, понять насколько её хватит, и правильно оценить творящуюся в комплексе ситуацию.
   А сложная ситуация кардинально стала меняться к лучшему, как только Алексей Васильевич Клещ начал нашёптывать древнему целителю нужные ответы. Ответы - это для начала. А потом - вопросы и должные требования со своей стороны. Грамотно сформулированные и неоспоримые с точки зрения законности, они сразу же заставили генералов сбавить тон, чуть позже заткнуться вообще, а ещё через полчаса нежданной, и яростной контратаки разъярённого владельца, ретироваться самим, и приказать выбираться всем набившимся в чужую собственность подчинённым.
   И уже на фоне этого всеобщего успокоения, смогли начать нормальную деятельность как Михаил Романов, собравший вокруг себя группу из нескольких профессоров университета, так и официальная секретарь нового босса. Причём ведьме, в меру своих сил и возможностей, помогал администратор всего комплекса, никому так пока и не показавшийся с самого утра Иван Загралов. Действовал он посредством телефонных звонков и делая нужные денежные переводы в нужных направлениях.
   Но, опять-таки, лишь в крайних случаях отвлекался на административную работу, и когда у него появлялась свободная минутка. Потому что приходилось все три потока сознания использовать порой только для познания и изучения резервуаров скопившейся энергии. Потому что получался нонсенс и полная несуразность: раньше обладатель мог оперировать сразу пятёркой фантомов, имея только дно Кольцо. Сейчас их два, и каждое толще прежнего, а получается поддерживать в теле - лишь деда Игната, и дух - полковника Клеща. Почему? Откуда вдруг такая немощность при использовании огромного потенциала?
   Можно было, задействовав сигвигатор, связаться с наставниками. Скорей всего те не отказали бы в должной, и вполне объёмной консультации. И после грамотных подсказок намного легче работать с неподвластными и неизученными субстанциями или понятиями. Да только как-то не хотелось Ивану попадать в полную зависимость от Петра Апостола и Леона Свифта. Вроде они мирные и добрые, но что будет, если прознают о форме резервуара? Как поведут себя, догадавшись, что Загралов ещё даже не десятник? Или, как они выражаются в своём кругу, не декан? Не лучше ли самому всё выяснить, чем потом мучиться угрызениями совести, что не выдержал и по пустякам обращался за помощью?
   Вот потому и копался в собственном мирке, используя все ранее наработанные навыки и умения, и на ходу пытаясь придумать совершенно новые, несуразные и немыслимые. Ну и наверное повезло в некоторой степени потому, что не знал о том, что вот такое-то действо неосуществимо, а вот в данную проблему лучше вообще не соваться из-за её тотальной неразрешимости.
   Совался. Пробовал. Выкручивал сознание и потустороннее, действующее только там зрения. А когда что-то получилось, названное сходу простеньким словом "вампир", только фыркнул мысленно и подумал:
   "Как всё просто! И как я сразу не додумался?! И чего тут додумываться: только и стоило, что до конца прочитать инструкцию. Наверняка там всё про этого "вампира" описано в нескольких словах, а я столько вон мучился...Хотя порой и не мучился..."
   Ведь для пополнения энергии в Цепи, пришлось целых два раза рядом с собой создавать Ольгу Фаншель и Сестри-2. И это в течении трёх часов!
   Казалось бы, откуда у раненого, с расколотым черепом мужчины настолько повышенное либидо? Неужели ещё не приелось? Тем более что яляторные удовольствия приобретались не в совсем приятной и чистой обстановке. Всё-таки апартаменты считались уже нежилыми, чистые простыни отсутствовали, и удивительно, что в душевых имелась горячая вода.
   Тем не менее, Ялято очень помогло. Иначе пришлось бы ещё во время исследований растворять дух Клеща, а то и непосредственно фантом господина Хоча. Настолько много сил ушло на поиски невероятной утечки и её классификацию.
   Хотя обладатель невероятно удивился бы в момент своего триумфа, узнай он, что ни в инструкциях, ни в знаниях полусотников такого понятия как "вампир" не существовало. Ни конкретно такого, ни чего-либо подобного.
   Сложность процесса, названного "вампир", заключалась в том, что обладатель никоим образом не мог на него воздействовать. А смысл - что некое неподвластное подсознание, в случае порции телесной оболочки, как бы резервировало, "накладывало лапу" на все излишки энергии в Цепи. Причём излишки резервировались такие огромные, чтобы даже в случае нахождения обладателя в коме, резервуары его вылечили самостоятельно, поставили на ноги и вернули ясность мысли. А это не всегда было хорошо и могло пойти на пользу. Допустим, в случае с нечаянным избиением Ивана ночью взбешенными посельчанами, могло получиться только десятикратно хуже. Ведь возжелай "вампир" зарезервировать весь запас силы в обоих Кольцах, Загралов даже не смог бы создать возле себя Фрола, и его банально забили бы до смерти. Или при последующем шаге: не создай он рядом ведьму, мог бы умереть от излишней потери крови, или однозначно попал бы посредством скорой помощи в больницу. Что не означало, конечно, смерть под руками несознательных медиков, но зато создавало огромный риск утери сигвигатора и риск гигантского скандала от тестя с тёщей. А там и сам обман с подменой настоящей Ольги фантомом - мог всплыть на поверхность.
   То есть отныне следовало учитывать фактор самостоятельного рождения "вампира". И держать Цепь постоянно переполненной силой, а предпочтительнее, ели туда добавится ещё одно Кольцо. Правда по этому поводу, после окончания последнего Ялято резко и безапелляционно высказалась супруга:
   - А ещё лучше, если ты будешь сидеть своим основным телом в тихом и неприступном месте и никуда больше не высовываться!
   Сразу стал назревать семейный скандал, потому что засаживать самого себя в клетку, пусть и золотую, Загралов не собирался категорично. И хорошо, что Сестри-2, в тот момент приступившая к осмотру его головы, радостно воскликнула, меня тему разговора:
   - А ведь рана совсем зажила! И шрама почти не осталось!
   На что быстрей всех среагировал господин Хоч:
   - Отлично, Иван! Раз ты оправился так быстро, то давай немедленно выходи из своего подполья и взваливай на себя весь воз административной работы. Думаю, что за сутки, при помощи Олечки, справишься. А дальше уже станут действовать твои помощники и заместители. Да, кстати... Теперь можешь и тестя вполне официально подключать как к охране объекта, так и ко всем остальным делам нашего фармакологического предприятия. Действуйте! И не вздумайте ссориться по пустякам.
   Последнее наущение он сделал скорей для Ольги, но та, уже доставая мобильный телефон и набирая номер отца, угрожающе помахала указательным пальчиком перед носом супруга:
   - Вот видишь? Все за меня! А вскоре тут ещё и дядя Боря появится, так что на комплекс ни одна посторонняя мышка не проскользнёт. Радуйся, что у тебя такая умная и жена и с такими связями!
   Ничего не оставалось, как скорбно кивнуть и проворчать:
   - Радуюсь... Но начинаю сам себя подозревать в том, что женился на тебе только по расчёту...
   - И я рада, что ты у меня такой расчётливый! - хихикнула Ольга, чмокая супруга в нос и сразу же переключаясь на разговор с отцом, который уже был на связи: - Ой, папочка! Ты сейчас умрёшь от восторга за своего зятя!..
  
  

Сцена 24

   Карл Гансович, после доклада дочери о должности Ивана, а потом и пояснениях об "Эльбрусе науки", сменившем владельца, неожиданно запаниковал:
   - Так за всей этой шумихой стоит Хоч и твой Загралов?!
   - Что значит "шумихой"? - возмутилась та. - Это Хочу просто невероятно повезло, что неведомые доброжелатели спасли его, только что купленную собственность от пожара.
   - А я ведь даже не заподозрил, что за крупной афёрой против спекулянтов на вчерашнем аукционе, кроется имя Игната Ипатьевича! - продолжал изумляться отставной генерал. - Это как он только додумался до такого: перебить всю игру прохиндеям, используя их же деньги? Кто тот гений, подсказавший такой ход?
   - Тут я похвастаться не могу, Ванечка не причём. Господин Хоч сам всё прекрасно продумал и претворил в жизнь.
   - Доча! Не вешай мне на уши лапши! Такое одному человеку не под силу!
   - Зря делаешь такие заявления! - веселилась Фаншель, у которой при данном разговоре имелась куча консультантов и подсказчиков. - Я, например, знаю ещё как минимум одного человека, который легко ворочает в бизнесе миллионами, оставаясь при этом честным и не переходя рамок приличия. Это мой отец. Хочешь познакомлю?
   - Не надо передёргивать! - горячился Карл Гансович. - У меня куча влиятельных друзей и боевых товарищей, только так и выкручиваемся. А твой Хоч..., вернее не твой, а твоего мужа приятель - это совсем тёмная лошадка. В Москве без году неделя, знакомств никаких, в правительстве о нём никто вообще не слышал, и денег у него не было ни гроша. Не иначе...
   И сам запнулся на полуслове, не договорив рвущееся с языка: "...Не иначе - ему помогают некие таинственные силы!" Только промычал что-то и замолк.
   Тут же последовала подсказка Ольге от полковника Клеща:
   "Всё! Он стал догадываться и повёл аналитику поиска в верном направлении! Добивай его конкретным предложением и начинай грузить новыми обязанностями!"
   - Вот теперь, о главном, папа! Главный администратор комплекса, господин Загралов занят, поэтому я уполномочена сделать тебе заявление, приглашение и просьбу в одном флаконе. Именно здесь будут изготавливаться знаменитые жидкие депилячторы Хоча. А также проводиться исследования по производству иных целительских средств. Тебе предлагают должность начальника по режиму и просят явиться на новое место работы немедленно. - Пока ошарашенный отец хранил полное молчание, Ольга протолкнула идею переезда в Подмосковье, как состоявшийся факт: - И для нас с Иваном уже выделили роскошные апартаменты в жилом крыле здания. Увидишь, обзавидуешься. А когда мы всё тут подчистим и обставим мебелью, можно будет и мамульке показать. Уж она точно порадуется..., в отличии от тебя.
   - Обязательно порадуется..., - слышалось в ответ бормотание, - Обязательно... Только вот сразу так отвечать на предложения подобного толка, я не привык... Ты ведь знаешь насколько я в своих проектах занят. Поэтому хочу вначале приехать на объект, осмотреться на месте, поговорить с господином Хочем...
   - Конечно, приезжай! И чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше! - восклицала Фаншель, тут же по семейному жалуясь родителю на супруга: - Не то Иван в охрану наберёт кого попадя, он ведь в этом деле совсем не разбирается.
   - Как наберёт?! - занервничал генерал. - И что за спешка?!
   - Ну так ведь всю смены сторожей в больницу уложили, у них тяжкая интоксикация после вколотого дурмана. Да и вообще охрану следует утроить, по требованию нового босса.
   - Останови Ивана немедленно! У нас столько прекрасных и честных офицеров-отставников без работы сидят, а он собирается невесть кого с улицы брать!
   - Хорошо, постараюсь остановить, - притворно вздохнула дочь. - Но ты уж поторопись, иначе я его долго не удержу.
   - Я и дядю Борю с собой захвачу..., - полуутвердительно полувопросительно заявил генерал. На что сразу получил благословение:
   - Кого угодно бери, ты ведь начальник по режиму.
   После завершения разговора, Ольга победно взглянула на мужа. Мол, видишь, как я всё устроила. Но тот продолжал кривиться в сомнениях:
   - Боюсь, как бы нас и здесь прессовать родительской заботой не начали. А уж если дядя Боря за дело возьмётся, то у нас даже в умывальнике вместо крана будет торчать зрачок видеокамеры с подслушивающим устройством.
   Тут же в разговор по внутреннему каналу вмешался Игнат Ипатьевич:
   - Не забывай, что номинально - я здесь полноправный хозяин. А благодаря скидке на мой возраст, никто не удивится и моему самодурству. В итоге всё жилое крыло будет отдано лишь нам самим и тем, кто в курсе наших тайн. Остальным вход туда будет категорически воспрещён. Ещё и турникет пропускной установим, разрешающий пройти человеку только после сверки отпечатка пальцев.
   - А не слишком ли строгие меры? - заволновалась Ольга. - Вдруг мама ко мне в гости приедет? Или отец захочет переговорить с глазу на глаз?
   - Для этого есть гостевой флигель и даже несколько гостевых комнат для командировочных, - ультимативно заявил престарелый целитель. - Вот там и встречайтесь сколько душе угодно!
   Фаншель загрустила и задумалась, тогда как Загралов, внутренне обрадовался:
   "Правильно дед гайки закручивает! Иначе тёща из наших апартаментов и на ночь уезжать не станет. Да и тесть не раз возжелает в самое неудобное время заскочить, для решения очередного "краеугольного" вопроса. Получится, что мы даром из московской квартиры съезжаем".
   Навести подобные строгости сразу - это означало спокойную работу в будущем. Не говоря уже про Ялято, с помощью которого следовало в ближайшее время экспериментировать с усилением Цепи, а в идеале и с приобретением ещё одного Кольца. И фактически вся команды фантомов была заинтересована в полной автономности своего официального проживания. Даже Ольге Фаншель не удалось выдавить из себя словечка, против таких мер отсечения родственников и знакомых к предполагаемому жилищу.
   Ну а самому обладателю, пришлось с головой окунуться в работу главного администратора. Сил хватало всяких и на всё. Как личных физических, так и корректируемых сигвигатором и позволяющими создать хоть всех фантомов единовременно и забросом их на максимальное расстояние. Вот он их всех и создал, даже Кракена-2 припахал на работе внутри апартаментов. И только с большим усилием воли отказался от немедленного создания фантома Галины. Потому что друг детсва при первом же общении радостно заявил:
   - С ней всё в порядке, вышла из комы. Операция в Салониках прошла успешно! Давай, подключай её к нашей работе!
   Увы! Нежелательно было сейчас создавать Галину-2, по причине неуместности и несвоевременности трёх обязательных разговоров с ней. А пользоваться обездушенным, не имеющим сознания фантомом, Загралову претило внутреннее душевное противление. Словно чувствовал, что подобное принуждение, тем более уже с такой вот сработавшейся командой близких ему людей, окажется неправильным и несоответствующим появившейся моральной этике коллектива.
   Кстати, судя по зависшему раздумью остальных подопечных, услышавших решение обладателя о создании Восьмого фантома "чуточку позже", они восприняли подобное действо с молчаливым одобрением.
   Потому и окунулся Иван в работу с головой. Начал свою деятельность со знакомства и бурных дискуссий с прежним директором научно-исследовательского комплекса. Дядька оказался толковым и грамотным деятелем, не жадным на факт делёжки опытов, и буквально за час полтора ввёл Загралова в курс большинства местных тонкостей и заморочек. Причём во время своих откровений и дельных советов настолько понравился своему сменщику, что тот предложил:
   - Может, останетесь на своём месте работы? Мы ей и звучание подберём более современное, и зарплату удвоим.
   Но собравшийся выезжать за границу мужчина, даже и слышать об этом не захотел:
   - Не могу! При всём желании и понимании обстановки, не могу. Уже пообещал дочери и внукам, что перебираюсь с женой к ним на постоянное жительство в Германию. Разве что совсем там не приживёмся за год, обозначенный нами в условиях. Ну..., тогда будем возвращаться и проситься под ваше крылышко... Но зато, если вы не против прислушаться к моему мнению, готов порекомендовать вам нескольких особо ценных работников снабжения, общего хозяйства и коммунальных служб. Если вы их оставите у себя - то не пожалеете.
   Человеку, который собрался уезжать далеко и надолго, но не сжигающему за собой мосты, устраивать здесь своих протеже-лентяев, не было смысла. Поэтому Иван с радостью прислушался к рекомендациям, предполагая, что знающие люди здесь, на месте, сразу сбросят с его плеч половину обременяющих обязанностей. Так что за последующих полчаса и с этим вопросом успели разобраться.
   Но при этом, умение мыслить сразу тремя потоками, подспудно грело сознание обладателя. Не будь у него таких умений, он бы ничего не успел. А так умудрялся и сам работать, и быть в курсе действий остальных членов своей команды, и вовремя перебрасывая духов в самые нужные, стратегически важные места. Ведь до сих пор приходилось перестраховываться во всём и действовать так, словно находятся в тылу врага. Моральных уродов только среди пытающихся восстановиться на работе, недоброжелателей, желающих что-то украсть, а то и разграбить - хватало. И ко всем приходилось прислушиваться оттуда, перепроверять, а потом попросту отвергать их предложения о найме. Если не устраивать для виновных и нахрапистых чего похуже.
   Правда мелькнуло ещё намерение вновь создать запасное тело и загрузить ещё и его чем-то полезным, но здравый смысл подсказывал подобного не делать. Можно было и надорваться умственно, и опростоволоситься, оказавшись одновременно на виду сразу в двух местах.
   А пока шла приёмка дел от предшественника, образовалась первая проблема:
   "Иван! - позвал Фрол, который в виде духа обретался в тот момент среди новой смены сторожей, которых вызвали на работу и сейчас интенсивно заставляли держать периметр всей огромной территории под надзором. - Тут один охранник как раз прибыл из того посёлка, где тебя по ошибке чуть не убили. Я его сразу узнал, потому и пристроился слушать... И мужик такие страхи рассказывает, что жуть. Кажется, там у них уголовники решили показательный беспредел учинить за гибель ночью своих подельников. Надо срочно помочь ребятам..."
   Из краткого доклада получалось, что не только бандиты на своих джипах посёлок заполонили, но и прикормленная полиция с прокуратурой, продажные депутаты, представители жёлтой прессы и лживые, защищающие всегда только преступников, представители общественных, якобы, организаций. Ну и поселковым собираются вменить в вину нападение на случайных проезжих с целью ограбления и хищения машин. В сумме с убийствами отморозков - получалась жуткая обвинительная компания. Причём уже половина арестованного населения посёлка, судя по высказываниям уголовников, не доживёт в камерах предварительного заключения до утра. Бандиты, под прикрытием крышующих их функционеров, собирались устроить геноцид районного масштаба.
   Ну и не следовало забывать, что трое бандитов, стрелявших во Фрола, были казнены по приказу обладателя. То есть он уже оказался замешан в данные события, и теперь просто обязан был довести дело до окончательного торжества справедливости. И никакого внутреннего противоречия, несмотря на полученное сотрясение мозга в посёлке, намечаемая акция у Загралова не вызвала. Только и оставалось решить: сколько и кого послать с пасечником на разбирательства. Но он сам подсказал:
   - Дай мне только ведьму, мы с ней вдвоём справимся. Тут как раз её умения понадобятся, чтобы не сразу самые матёрые умирать начали. Пусть прочувствуют сволочи свои грехи, когда обгадившись станут ждать приближающуюся неумолимую смерть.
   И вскоре уже сразу два таюрти, духи-убийцы, наводили своими жестокими умениями порядок в пострадавшем от несправедливости посёлке. Изначально, возникая за спинами самых крутых шишек, потребовали выпустить немедленно всех арестованных, и вместо них облачить в наручники собравшихся представителей криминалитета. Просьбы - не сработали. А когда Фрол и Елена Сестри-2 в ответ услышали приказы для ОМОНА и полиции стрелять во всех подозрительных и посторонних, стали безжалостно предавать смерти тех, кто вознамерился вести геноцид собственного народа. И в некоторых случаях получалось ох как правильно, доходчиво и эффективно!
   Вот ярится и пенится слюной подполковник полиции, заставляя своих подчинённых снять оружие с предохранителей и стрелять по любой тени. И тут же, неожиданно для всех падает на пол, синея от удушья и суча ногами. Пока ему пытались оказать помощь несколько сотрудников, вперёд выскакивает депутат местного разлива, и орёт на застывших в ступоре вояк:
   - Оружие к бою! Почему не выполняете приказ своего командира?! Всех в тюрьме сгною! Под расстрел пойдёте!..
   Да тут же и сам (но уже подспудно ожидаемо) заваливается на спину, в судорогах перекатываясь по полу и вышибая себе глаза о ножки мебели. Страшная картина. Но поучительная.
   Несколько подобных затяжных смертей, десяток инсультов, четыре десятка частичных паралича тел, и вот уже парочка офицеров, взявших на себя общее командование, выпускают на волю арестованных посельчан, а в зарешёченные машины и в местный аналог тюрьмы живо набивают штабелями, как бандитов, так и оплаченных ими прихлебателей. А также под горячую руку и всех тех, у кого "рыльце в пушку".
   - Хватайте всех! - нашептывал Фрол сомневающимся командирам. - Потом прокуратура отдельно будет выяснять вину каждого. Тем более что вы и сами понимаете, что эти нелюди виновны во многих зверствах и преступлениях.
   Офицеры понимали. Тем более что многие из них ещё не прогнили душой, не продались и не ссучились, а в душе своей мечтали навести порядок в грязном болоте, в которое превратилась их служба и работа. Ведь не даром они когда-то шли защищать правопорядок, не даром взращивали в себе взлелеянное в детских и юношеских мечтах чувство защиты справедливости. И сейчас, взъерошенные азартом и даже какой-то радостной безнаказанностью, с энтузиазмом отводили душу на тех, против которых раньше слова кривого не смели сказать.
   Другой вопрос, что ни у кого, даже у вновь выпущенных на свободу защитников своего посёлка, не имелось уверенности в дальнейшем, справедливом разбирательстве дела. Но успев подслушать несколько таких печальных диалогов, фантомы и там материализовались на короткое время, и убеждали короткими фразами:
   - Не волнуйтесь, и дальше за посёлком присмотрим! Во всём поможем!
   Увы! Не всегда слова поддерживаются делом. Потому что уже в данной акции фантомы не сумели помочь сразу двоим невинно пострадавшим людям. Обратившие в иную сторону оружие омоновцы, остановили на окраине посёлка массивный микроавтобус с затемнёнными стёклами, который по просёлочной, старой дороге пытался покинуть место происшествия. Водитель останавливал транспорт с явными сомнениями, с неохотой и только по причине наведённых на него автоматов. Но вот вместо документов, подал в открытое окно лишь мандат депутатской неприкосновенности. Мол, останавливать не имеете права, а уж осмотр машины проводить - тем более. Здесь - неприкосновенная собственность уважаемого государственного человека, который находится на отдыхе.
   Хорошо, что старший наряда весь процесс задержания тут же передавал по рации командирам в центр посёлка. Скорей всего, те бы не стали связываться и приказали отпустить микроавтобус, вокруг и так творилась Варфоломеевская ночь, по их понятиям, так что если уйдёт парочка преступников, - погоды это не сделает. Своих бы людей уберечь от ненужных столкновений. Но переговоры услышала находившаяся рядом в виде духа Елена, и тут же попросила обладателя перебросить её молниеносно в нужном направлении. А оказавшись в автобусе, и рассмотрев в полумраке, что там творится, без всякой жалости приступила к казням.
   Внутри с автоматами наизготовку, намереваясь стрелять по бойцам ОМОНа, находилось сразу четыре типа отнюдь не депутатской внешности. А их окровавленные по локоть руки, явно указывали на недавнее занятие своих носителей: пытки. Потому что в проходах между сиденьями лежало два изувеченных, покрытых коркой крови тела.
   Ещё трое мужчин, восседали на втором ряду сидений, тихо переговариваясь между собой, и решая, как действовать дальше. Но как только обернулись на шум, и рассмотрели заваливающихся в странных судорогах побледневших автоматчиков, поняли не только, что им грозит смертельная опасность, но и факт наличия рядом с ними живых свидетелей.
   Один из них, видимо самый главный, прошипел срывающимся голосом:
   - Кончайте..., этих! По два контрольных в голову...
   Его подельники потянулись к подмышечным кобурам. И даже успели достать пистолеты. Да только Сестри-2 уже находилась рядом с ними, и двумя взмахами своих невидимых простому взгляду ладоней, смешала мозги в черепах преступников в жидкую кашицу. Один из них всё-таки успел выстрелить, попадая в живот второго убийцы. А вот шипящий тип осознал приближение собственной смерти быстрей всех. И совершил невероятное для своей тучной и неповоротливой фигуры: в три прыжка преодолел расстояние до лобового стекла, вывалил его собственным телом, и выпал наружу с воплем:
   - Убивают! Спасите!
   Естественно, что после такой сцены, нервы омоновцев не выдержали, и они со всех стволов открыли огонь по автобусу. Неведомо, каким Шумахером ощущал себя водитель, и на что он надеялся, но после первого прозвучавшего пистолетного выстрела, дал резкий газ и отпустил сцепление. За что ему и прилетела вне всякой очереди автоматная очередь. А дальше, то ли пулями повредило мотор, и тот заглох, то ли скорость не та была включена, но транспортное средство рывками проехало не больше десятка метров, да так и замерло на месте. Кстати, при этом передвижении автобуса, выпрыгнувший с окном не то депутат, не то шеф местной мафии, оказался поломан передними колёсами, и затем намертво придавлен задними. Как говорится, куда торопился, там и очутился.
   А совершившая возмездие ведьма, первым делом испугалась за судьбу изувеченных людей, которых недавно пытали. Ведь ведущаяся из автоматов стрельба окончательно выбьет из них остатки жизни. Поэтому потребовала от обладателя сразу два дела:
   - Немедленно ко мне перебрось Ульяну! И на счёт "три!", материализуй меня на пару секунд!.. Три!
   Она верно подгадала момент, когда кончатся патроны в первых рожках у ведущих стрельбу воинов, а когда те стали перезаряжать, истошно завопила:
   - Не стреляйте! Здесь нет больше живых бандитов!
   Вопли были услышаны, и рассредоточивший своих напарников старший заслона, вступил в переговоры:
   - Кто там кричит? И что за бандиты?
   Дальше уже было делом отработанной техники, материализовать сразу обеих фантомов повторно, и те с обеих сторон вцепились в первое тело. Но прежде чем натужно его приподнять и отправиться в скачок, Елена выкрикнула:
   - Да здесь шесть человек держали под прицелом оружия того что выпрыгнул... Сейчас все шестеро мертвы!..
   И уже мысленно обладателю: "Прыгаем!" Первый эвакуированный уже через три секунды лежал на том самом топчане в жилых апартаментах комплекса Хоча, где недавно вершилось Ялято.
   А ещё через две секунды, женщины с надрывом уже приподнимали второе тело, чуть ли не вдвое массивнее первого. И ведьма с натугой выкрикнула омоновцам:
   - Общалась с вами через громкоговоритель тайной связи! И лучше будет, если вы о моём голосе ничего никому не расскажете...
   Уж неизвестно, что там подумали омоновцы, и как они будут выкручиваться в своих рассказах и отчётах перед командирами. Не иначе как всё спишут на мистику, некий громкоговоритель, а то и верно припишут события в список заслуг неведомых "чистильщиков". Тем более что смерть бандитов накрыла слишком уж специфическая и легко экспертами определяемая как: "...внутренние повреждения, несопоставимые с дальнейшей жизнью, нанесённые неведомым разрушающим ткани оружием".
   А в одной из комнат комплекса Хоча, уже полным ходом шла операция по спасению жутко израненных, избитых и обескровленных людей. Для глобальной помощи осталась Сестри-2 и примчалась Сестри-1. В одном из дальних административных зданий, где велись важные переговоры, господин Хоч вышел по нужде и "...не вернулся". Его вначале терпеливо ждали, потом так же терпеливо искали по всем туалетным комнатам, и были немало поражены, когда новый босс появился только через час из совсем иной, вроде как закрытой прежде комнаты. Игнат Ипатьевич и оправдываться не стал перед смиренно ожидающими генералами Карлом Фаншель и Борисом Захаровым, только и буркнул, усаживаясь за громадный стол для заседаний:
   - Что-то меня в сон свалило..., - хотя сонным ну совсем не выглядел. - Так на чём мы с вами остановились?..
  
  

Сцена 25

ДЕВЯТЫЙ

  
   Спасти обоих не удалось. С одной из жертв преступников, который оказался участковым посёлка, произошла та же история, что и с полковником Клещом: он умер на руках своих освободителей. Но теперь уже сразу и вполне удачно обладатель успел снять матрицу естества. Жаль только, что поговорить с умирающим не пришлось, тот так и умер не приходя в сознание. А узнали кто он, и как его звать, когда пришёл в себя второй мужчина, испытавший на себе все целительские умения ведьмы, деда Игната и самого обладателя, который попросту поместил всё тело человека так, что оно оказалось во внутреннем пространстве одного из Колец.
   Повернуть голову пострадавший не мог. А вот говорить у него, несмотря на сильно пострадавший рот, получалось вполне связно и понятно:
   - Где Николай?! Что с ним?!
   Стал отвечать и вести разговор, ближе всего находящийся Игнат:
   - К сожалению, нам его спасти не удалось... Только что умер... А кто он? Был...
   По бегающим глазам мужчины, нетрудно было догадаться, что он в глубоком непонимании. Кругом - явно не больница. Рядом - явно не доктора. Хотя самочувствие весьма и весьма заметно улучшается с каждым новым вздохом. Если он продолжает оставаться в руках у бандитов, тогда тем более их вопрос более чем странный, уж они-то хорошо знали, кого схватили и кого зверски пытали совсем недавно.
   Поэтому, после недолгого размышления, мужчина стал отвечать:
   - Участковый это наш, Соболев, Николай Сергеевич... Пытался силы нашей самообороны обелить, да ночной наезд бандитов, после которого осталось шесть трупов - на их внутренние разборки списать. Не получилось... Да и среди наших какие-то крысы завелись, всё рассказали...
   - А как ещё можете охарактеризовать вашего участкового?
   - Кристальной честности человек. Единственный, кто из наших липовых защитников на посту оставался до последнего... Хотя я его уговаривал скрыться, хотя бы на время... Не послушал...
   - Ну а вы-то сами кто будете? - встрял в разговор Загралов, заметив на себе сильно скошенный взгляд лежащего. А тот, оказывается, присматривался недаром:
   - А ведь я тебя узнал! Ты тот самый пострадавший, которого мы у моей соседки дома оставили... Но ты же был с разбитой головой!.. Ничего не пойму... И друзей твоих мы не отыскали... Куда они ночью делись? А сейчас этих девиц, сразу две здесь... Или у меня в глазах двоится?
   Присмотревшись, Иван и сам опознал того лидера, который командовал толпой посельчан, вооружённых дубинами да палками. И понятное дело, что не стал распинаться, как оно выглядело на самом деле. Тем более что придумать должную отговорку на ходу, оказалось проще простого:
   - Это ты с моим братом встретился, мы его уже давно забрали от твоей соседки и в больницу отправили. Сейчас вот и тебя малость подлатаем, да в нужное место к врачам доставим... Если ты конечно домой ножками не захочешь отправиться...
   - Хотел бы, да..., - с горечью вздохнул мужчина и попытался пошевелиться. - Поломали меня всего, ничем шевельнуть не могу...
   И замер, озадаченно прислушиваясь к собственным ощущениям. Подвигал пальцами рук, потом ног. Затем и всеми конечностями попытался шевельнуть. Но окружавшее его Кольцо силы резко мигнуло и наладилось красным цветом недовольства, поэтому обладатель сразу шикнул на пациента:
   - Лежи и не дёргайся! Мы тебя нетрадиционными методами лечим, вполне возможно, что вскоре и сам домой пойдёшь... Но сейчас нужен полный покой.
   - А можно ли мне в посёлок? - последовали резонные вопросы. - И что там творится сейчас? Да и где я сам-то нахожусь?
   Игнат, понявший, что его помощь больше не нужна, развернулся и отправился на выход со словами:
   - Без меня справитесь, а мне ещё работать и работать...
   За ним следом умчалась и истинная Елена Сестри, и как раз ей вслед да на оставшуюся фантому ведьмы, лидер посельчан с каким-то пристрастием указал взглядом:
   - Тоже близнецы?
   - А что, никогда идентичных не встречал? - фыркнула та. - Лучше расскажи, как тебя звать, чем занимаешься..., и всё остальное.
   - Всего не расскажешь, - философски вздохнул мужчина. - Зовут Фёдор, фамилия Батянинов, потому все и кличут с самого сызмальства Батей. Дослужился до майора, но затем рано ушёл на пенсию. Ибо стали совершенно не нужны воины, честно исполнившие свой интернациональный долг в чужом, проклятом заплаканными матерями Афганистане. В последние годы удалось наладить выпуск у нас в посёлке гончарных изделий высокого качества... Да и ещё кое-чем полезным прирабатывать стали... Да вот, бандиты в госмундирах совсем одолели, да ещё и в сговоре с последними отморозками решили совсем пустить по миру... Сами видите, до чего дошло...
   Пока велись все эти разговоры, по внутренней связи решалось: что делать с трупом участкового и как определять дальше судьбу отставного майора Батянинова. Здесь главным советчиком и экспертом выступал полковник Клещ. Потому что знал подобных людей и наверное с полуслова умел понять стоит ли такому доверять высшие тайны или нет. Поэтому он и высказался сразу, без всяких сомнений:
   - Участковый Соболев - лучший и достойнейший кандидат на фантома с номером Девять. Конечно, невероятно жалко, что не удалось спасти такого достойного человека, но в любом случае наше существование даже в виде фантома - это невероятное благо. И он его заслужил. Ну и считай, что Одиннадцатый у нас тоже в строю. Такой как майор Батянинов не подведёт и Родину не продаст. Естественно, что пока до него очередь дойдёт, мы его биографию дополнительно просмотрим и проверим, но вряд ли отыщем нечто предосудительное, недостойное русского офицера.
   Напоследок своего спича, полковник посетовал, что Галину-2, старую подругу Кракена, обладатель ещё не создал:
   - Мы тут зашиваемся, а ты в сомнениях и раздумьях. Немедленно создавай девицу, и следом за ней Николая. Уж он быстро поможет навести в посёлке и вокруг него должный порядок. Кстати, чего там фантом ведьмы даром возле тебя отирается? Отправь её на помощь Ульяне, она никак не успевает в несколько мест одновременно заглянуть.
   Пока Сестри-2 сделала вид, что вышла из комнаты и переносилась в нужное место, обсуждения в неслышном для посторонних диапазоне продолжались:
   - И в самом деле, - поддержал коллегу дед Игнат по поводу количества в команде. - Пока ты майора лечишь, мог бы попутно Восьмую и создать. А то скоро твой тесть со своим дружком Борей начнут по комплексу рыскать, и обязательно хотят с тобой пообщаться. Так что пошевеливайся..., администратор! И готовься... Сам-то я им уже почти все задачи на ближайшее время поставил, осталось только денежкой все их финансовые начинания поддержать.
   - Ладно, сейчас буду пробовать, - согласился Иван, начав работу с матрицей Галины Павловны Тарнавской. - Но вы так и не подсказали, что мы будем делать с телом павшего участкового?
   - Чего там подсказывать? - удивился Клещ. - Вот его фантома создашь, сознание вернёшь, пусть сам и думает.
   - Эй, ребята! - не выдержала и с возмущением встряла в разговор Ольга Фаншель. - А не слишком ли это будет цинично? Человек умер, а его оживляют в иной ипостаси и заставляют организовать собственные похороны. Совсем не по-людски получается!
   И тут полковник сообразил, как лучше поступить:
   - Вань, ну ка сотвори меня в "зелёнке" в соседнем коридоре... Зайду на минутку всего, несколькими словами с Батяниновым перекинусь. - получив желаемое, широкими шагами вошёл в комнату с выздоравливающим постепенно майором, и начал с представления: - Полковник Клещ! О вас всё знаю! Сразу вопрос напрямик: Николая спасти не удалось, но как лучше поступить с его телом? Причём представь себе, Фёдор Павлович, такой вариант: что Соболев сейчас сам решает, как поступить со своими останками. Чтобы он сделал в таком случае?
   Отставной офицер хоть и пялился на полковника, вдруг явившегося сюда в маскировочной, полевой форме, отвечал, тем не менее быстро и продуманно:
   - Не могу сказать, что Николай слишком мстительным считался, ено почему-то уверен, что он даже собственными похоронами обязательно своим врагам насолил.
   - Хватало подобных уродов?
   - Ещё как хватало!.. Житья ему не давали... Особенно пару типов из высокого начальства...
   - Ну вот, и никаких сомнений! - заявил Клещ, вроде как обращаясь к Ивану, а на самом деле апеллируя к его супруге Ольге. - Пусть будет, как я предложил. Причём сразу в этом может принять участие и майор. Чем быстрей он войдёт в тему, тем быстрей от него поступит полноценная и результативная отдача. Всё, я бегу! - и уже почти у двери, остановился и заявил: - Считай, что тринадцатый номер уже забит. Это самое любимое число моего шефа, того самого генерала, которого и ты прекрасно знаешь.
   Он поспешил пол своим делам, а ведущий первый разговор с новым женским фантомом обладатель, задумался вторым потоком сознания:
   "Вообще-то начальник Алексея Васильевича - идеальная кандидатура в нашу команду. Как это мы сразу о нём не подумали?.. Но с другой стороны, что-то уж слишком "силовой" получается у меня мужская половина фантомов. Одни воины да службисты-безопасники..., не считая целителя Хоча..., и журналюгу Кракена..., и ещё одного кандидата Михаила Романова... Но если вспомнить этих троих, то вроде нормально получается. А вот что мне делать с женским контингентом? После Тарнавской - ни единой подходящей кандидатуры не вижу на горизонте... И своих привлекать нельзя..., и чужие не подходят! Вот уж тупик может получиться!.."
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.25*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"