Иванович Юрий: другие произведения.

Ускоренный реверс (Десятый принц-2) часть-3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    12-го апреля выкладываю 3-ью часть второй книги


Сцена 7

   Маргарита-Иллона Толедская, худела настолько катастрофически, что на пятый день не на шутку испугалась. Два дня пребывания с принцем в Португалии, день до, и два - после, она сумела удержаться и на весы не становилась. Ела - почти совсем ничего, и в основном фрукты, чувствовала себя преотлично, и хотя выпивала в день не менее четырёх литров своей подкрашенной словно "Фанта" чародейской водички, ожидала реальное уменьшение веса только к концу первой недели.
   Но когда встала на весы, наклонилась вперёд, чтобы рассмотреть за мешающим животом выскочившие цифры, беспокойство проникло в сознание, обходя разум и твёрдую уверенность в правоте древнего артефакта. И попробуй тут останься хладнокровной: за пять дней любимое тело сбросило одиннадцать килограмм!
   Замерев на весах, вещунья стала лихорадочно подсчитывать:
   "Пять суток - минус одиннадцать килограмм. Десять суток - минус двадцать два. Сорок - восемьдесят восемь килограмм отнимаем. Если я весила сто двадцать, то к концу "лечения" родниковой водой стану весить..., стану весить..., тридцать два килограмма?! Мамочки родные! Да я в детстве столько не весила!"
   Соскочила с весов, потом опять на них встала. И так несколько раз. Но всё равно циферки от этого не менялись. Вот тогда и пришла мысль, смотаться быстренько в частную клинику и сделать на всякий случай анализы крови. Причём не в ту клинику, куда гадалка хаживала постоянно, а в иную, подальше от первой. Так, на всякий случай.
   Благо, что время было утреннее, ничего съесть и даже попить вещунья не успела, а потому и помчалась сразу по нужному адресу. Сдала три пробирки крови, и два часа не поленилась подождать, пока лаборанты делали срочный анализ взятого из вены вещества. Затем полчаса выслушивала врача, который довольно пространно вещал ей о вреде ...ожирения. Дескать, мадам, похудеть вам следует срочно. Иначе несуразно расширившаяся печень и вздувшиеся почки перестанут справляться с выводом лишних жиров, жёлчи и ещё двух десятков вредных, а то и ядовитых для организма веществ.
   Только и удосужилась спросить:
   - А как в целом выглядит активность моего организма?
   - Вот так трудно сходу ответить на такой вопрос. Следует сделать УЗИ, затем маммографию, затем..., - врач вполне естественно захотел, чтобы клиентка оставила здесь ещё несколько тысяч евро за весь комплект исследований, но она его резко прервала:
   - И всё-таки! Я через месяц не умру?
   - Конечно, что нет! В данный момент у вас наблюдается довольно большая внутримышечная активность. Что меня немало удивляет, признаюсь. Ибо такое присуще только человеку в возрасте сорока, максимум сорока пяти лет. А вам, мадам, всё-таки уже...
   - И сама помню, насколько я старая! - не стала дослушивать вещунья.
   Спешно попрощалась, да и отправилась в свой недавно купленный особняк. Но только стала высказывать назревшие откровения Терезе, своей помощнице и наперснице, как с тем же самым заявился к ней Фредерик Астаахарский. И оставшись с ней наедине, стал жаловаться:
   - Марга, ты не представляешь, насколько мне сложно хоть что-то сотворить в тайне! По причине того, что я всегда на виду, у меня наметились серьёзные проблемы: никак не получается заказать приборы, определяющие пустоты в стенах!
   - Уже догадываюсь, к чему клонит твоё высочество, - пробормотала Маргарита-Иллона. - Или мне эти приборы заказывать придётся, или шар упрашивать на поиск надёжного помощника? Тогда почему ты сам не попросишь своего начальника охраны? Он вроде человек проверенный, что угодно организует.
   - В том-то и дело, что за ним будут следить в три раза пристальней, чем за мной, если слежка продолжается. А нам только не хватало привлечь внимание к нашей тайной деятельности... Так что давай, ощупывай свой шарик и начинай расспрашивать его в нужном направлении. А ещё лучше, пусть сразу нам место тайника укажет. Половина проблем при этом рассосётся.
   - Будем пробовать, - вынужденно согласилась вещунья, двинувшись в кабинет. Но идущий за ней следом принц, заметил наконец несколько странное поведение Марги, и поинтересовался:
   - А чего такая грустная?
   - Разве ничего не заметил во внешности?
   - Мм? - Фредерик присмотрелся внимательнее к фигуре толстухи и понял, что надо посочувствовать: - И вода не помогает похудеть?
   - Что значит, не помогает?! - обиделась женщина. - Да я десять килограмм сбросила! Посмотри, как на мне платье свободно болтается!
   - Да-а-а?.. Сразу как-то и незаметно, да и вообще...
   Он хотел было ляпнуть, что толстушке надо килограмм тридцать сбросить, чтобы заметны стали следы диеты, но вовремя остановился, решив не поскупиться на комплимент: - То-то я смотрю, ты вроде как моложе стала! Но..., не слишком ли ты бурно худеть начала?
   - Вот и я распереживалась... И непривычно, и волнительно, и ...страшно хочется стройной стать...
   Она уже уселась за стол, подкатила шар к себе и обняла его обеими руками. Поэтому наследник сразу позабыл про диету своей сообщницы и стал нетерпеливо напоминать, что следует выяснить и в чём попросить совета:
   - Где тайник находится, спрашивай. А если не получится, то на кого можно положиться в приобретении нужных приборов?
   Вещунья только глянула на него с досадой, мол, не мешай, и повела своё словесное кружево:
   - Тайник найти, довольно просто... Он находится за одной из мраморных, облицовочных панелей... Он находится в кирпичной кладке... А сам камин находится в спальне с обивкой салатного цвета... Находится в розовой спальне с амурами... Или нечто спрятано непосредственно возле камина... Того самого, что имеет маленькое кованное заграждение...
   Но сколько не намекала на конкретные приметы, как ни перестраивала фразы своих вещаний, Люйч не реагировал. Совершенно. То есть, либо не собирался давать подсказок, либо тайника вообще не существовало. Но тогда рушилась вся логическая пирамида, построенная на угрозе диктатора Франко.
   Пришлось переходить ко второму пункту, заглядывая в предоставленный принцем список окружающих его сотрудников безопасности:
   - Можно ли доверять во всём технику Матеусу Фернандо..., - словно набрав новых сил во время длительного молчания, шар сразу же ответил хорошо заметным потеплением поверхности. Следовательно, вопрос с доверенным человеком, который принесёт принцу нужные приборы - можно было считать исчерпанным. Но Марга решила по собственной инициативе выяснить по ходу дела о лояльности всех людей, посещающих и обретающихся во дворце Сарсуэла. И начала как бы издалека:
   - В окружении принца все люди проверенные, предателей среди них нет..., - и вот тут шар неожиданно сменил температуру и ...похолодел. Потому и пришлось заняться уточнениями: - И положиться можно на любого, потребовав помощи и сотрудничества в деле ведущегося расследования..., - шар явно оставался прохладным! - Есть некто, кто желает его высочеству зла..., - странная нейтральность в температуре, говорящая, что таких злопыхателей нет! Что явно противоречило предыдущему знаку. Но вещунья недаром имела огромный опыт нащупываний истины: - Но скорей всего этот некто, действует с убеждением, что творит добро и этим якобы помогает его высочеству..., - вот тут шарик и потеплел окончательно, показывая связующей, что она попала в точку.
   Сразу пришло понимание: вредитель, саботажник или шпион попросту обманут. Будучи уверен, что действует честно и правильно, он в то же время со всем прилежанием, сноровкой и проворством действует на врага.
   Дальше процесс познания и подсказок пошёл значительно легче. Ухватив клубок за ниточку, Маргарита-Иллона постепенно выяснила и всё остальное. И через час Фредерик Астаахарский уже знал имя шпиона из своего окружения и что конкретно он вытворяет. Звали его Анхел Луис Мечеро, являлся он личным секретарём супруги Луары, и действовал самым простым способом: просто менял небольшие сувениры или статуэтки в некоторых комнатах на подставные и обратно. Зная когда проводится проверка службами безопасности всех помещений, шпион попросту успевал заменить фигурки с записывающими устройствами на нормальные. А после проверок - вновь устанавливал прослушку и подсмотр. Благо ещё, что делал это не во всех комнатах и не в кабинете его высочества, поэтому враги до сих пор находились в неведении начатого принцем расследования.
   Но всё равно сам факт, что за ним кто-то шпионит в его собственном доме, привёл принца в неописуемое бешенство. Попадись сейчас ему под руку этот глупый Анхел Луис, наверняка забил бы того до смерти. И это притом, что виновник предательства якобы не желает высочеству ничего плохого.
   Глядя, как Фредерик мечется из угла в угол, вещунья высказалась с осуждением:
   - Правильно делает Люйч, что не рекомендует устранить изменщика. Иначе тот уже через полчаса умер бы от многочисленных переломов!
   - Да нет, я не настолько кровожаден, - смутился принц, - Но..., но так хочется его..., приласкать, что ли!..
   И он смачно врезал кулаком по собственной раскрытой ладони, показывая, каким "ласковым словом" он разделался бы с предателем. Ещё несколько раз интенсивно пройдясь по кабинету, он с жаром стал упрашивать связующую:
   - Выясни у шара, хотя бы возраст того вурдалака, который завербовал этого Мечеро! Ведь его надо схватить, как можно быстрей! А уже потом..., а уже потом я с ним потолкую!
   Марга на это лишь хмыкнула неодобрительно:
   - А говоришь, что не кровожадный! И зачем спешить? Не лучше ли всё делать постепенно и с умом?
   - Что значит постепенно?!
   - Да я не сильна в этих ваших шпионских играх, но и то знаю, что убивать предателя, да ещё и показательно - напрасный труд. Тогда в твоё окружение новых дураков завербуют и станет только хуже. А ты за этим проследи, узнай, кому он статуэтки с записями отдаёт, проследи во всей цепочке... Может и его шеф - это далеко не враг тебе. Вдруг и он обманут? Мало того, когда будешь чётко знать, где и как тебя подслушивают, то сможешь целенаправленно им подсовывать ложную информацию, наговаривая её так, словно проговорился или поделился страшной тайной со своими близкими.
   Фредерик поморщился, словно от горькой ягоды, и вынужденно признался:
   - Конечно, ты права. И я такие методы контригры знаю, и скорей всего применю... Но представь, как трудно будет мне ходить возле нехорошего человека и продолжать ему улыбаться как ни в чём ни бывало.
   И тут вещунья нашла, чем укорить власть предержащего:
   - Да ладно, ваше высочество, вам не привыкать. Мало ли гнид всяких на своём веку перевидали, которым улыбаться в лицо приходилось?..
   - Ну ты это..., - лицо принца ещё более перекосилось. - Давай без официоза и без ненужных подначек. У тебя раньше работа тоже не сахар была. Какие только клиенты скандалы не устраивали..., - и сам, непроизвольно улыбнулся: - А потом от тебя побитые уходили.
   После поездки в Порту, сообщники, сотрудники и друзья значительно сблизились духовно. И стали почитать друг друга, чуть ли не как ближайшие родственники. Лёгкость в общении появилась, бесшабашность, и в то же время солидная уважительность. Такого взаимопонимания у Фредерика ни с кем в его семье не было, ни с сёстрами, ни с тёткой Ириной, ни с матерью. Супруга проходила совсем по иной категории личностных отношений. Да и Марга призналась, что ей с принцем интересней и спокойней чем с Терезой. А это в её устах было немалым комплиментом.
   Оба могли себе позволить не только шутить на любые темы, но и понимали эти шутки с полуслова. Вот и теперь, при упоминании своего первого знакомства, оба весело рассмеялись, поднимая себе настроение. А заглянувшая в кабинет помощница, отреагировала на это с некоторой ревностью. Потому что спрашивала, строго поджав губы и сугубо официальным тоном:
   - Кофе подавать, госпожа?
   - Нет, нет! - отозвался вместо хозяйки принц. - Я уже убегаю! Марга, огромное спасибо за помощь! Может, уже завтра утром поделюсь с тобой первыми результатами. Тереза! Пока!
   Он умчался, а вещунья поощрительно улыбнулась своей наперснице:
   - Неси свой кофе! Будем его вместе пить.
   - Может и пирожков захватить? - сразу оттаяла Тереза, в последние дни жутко недовольная странной диетой своей опекунши.
   - Э-эх! Давай и пирожки! Думаю один раз меня от мучного не разнесёт. А? - за помощницей тут же закрылась дверь, а вещунья вновь ухватилась с надеждой за свой шар, и забормотала: - Если я съем корзинку пирожков это нисколько не скажется на сроках моего окончательного похудения...
   И её, до сих пор невероятно полное лицо, расплылось в блаженной улыбке: доставшийся по наследству инструментарий - потеплел.
  
  

Сцена 8

   После ужина принцы пробежались с ленцой в казарму, построились и стали ждать "пожелания спокойной ночи". А точнее говоря, наущений и нагоняев на сон грядущий со стороны командира. Тем более что прошедшие сутки выдались невероятно обильными на события самого разнообразного толка.
   И самое интересное, что хотелось услышать: пригодилась ли учёным доставленная из храма Аофаса тварь, и можно ли разгадать секрет уникального покрытия храма, которое не пропускало внутрь поисковые информационные лучи. Как-никак, восемь человек ради этих трофеев погибли (если не считать самого командира), и двое из них - в попытках доставить опасный груз во внутренности транспорта.
   Увы, Эйро Сенатор солдат разочаровал:
   - Хватит болтать! Во время ужина наговорились! - он двинулся вдоль строя, игнорируя поднятую для вопроса руку Седьмого. - Поэтому четверть часа вам на процедуры и..., - но заметив поднятую руку Третьего, украсился радушной улыбкой и разрешил: - Ну, разве что на единственный вопрос отвечу. Задавай!
   Специально он так делал, что ли? Вот всех проигнорирует, а Яцека Шердана обязательно чем-то, да поощрит. И это несмотря на то, что утром угрожал казнить в случае повторения драки или сходного с ней рукоприкладства. И получалось, что наследника империи Эрлишан выделяли из общего строя ну совсем не за его боевые заслуги или всесторонне развитое умственное развитие. Что остальных товарищей только озлобляло и нервировало.
   Наверное только Десятый, да подсказавший ему эту идею Девятый соображали, что к чему. Сержант просто держал самого шелудивого и никчемного пса к себе поближе, чтобы в случае чего прикрыть его гибелью более ценные кадры собачьей стаи. Но именно в момент этого воспоминания, Фредерик даже неожиданно для самого себя подумал:
   "А ведь Эйро не прав! Несмотря на все свои несомненные таланты командира, воспитателя и педагога - в корне не прав. Выбрал самого никчемного, по его мнению, определил его в покойники и заранее поставил на нём крест. А ведь такая оценка чревата неприятными последствиями не только для Третьего, остальным ребятам может тоже не поздоровиться... Особенно в том случае, если Яцек раскусит такую нелестную для него политику... Он ведь хоть и с гнильцой, но сила духа в нём есть..., стержень волевой просматривается..., и к предательству пока не тяготеет... А вот если его сломать морально - то со злости таких дел наворочает, что мало не покажется!.."
   Тем временем обсуждаемый в мыслях солдат, поинтересовался у командира:
   - Господин сержант, а почему нас не послали к храму Аофаса второй раз?
   Сказать, что он всех ошарашил своим вопросом - это значило ничего не сказать. Фредерик даже шаг из строя вперёд сделал непроизвольно, чтобы рассмотреть лицо наследника империи Эрлишан. Не меньше высокородных солдат, удивился и сержант:
   - А-а-а..., зачем туда возвращаться? На руины полюбоваться?
   В самом деле, если три грезаки рванули, то уж во внутренних проходах храма произошли тотальные обвалы. Да и зачем туда возвращаться? Жрецы уничтожены, тварь и кусок облицовки - доставлены.
   Но так, как вопросы были заданы, Яцек решил и дальше поражать своими умственными выкладками:
   - Храм, место секретное, вряд ли туда нагонят воинов спецназа. Даже отстраивать будут малыми силами и постепенно. Если будут... Но в любом случае, там сейчас не протолкнуться от самых высших иерархов цивилизации шоом. Если одна святыня для них оказалась похищена, то над второй они не иначе как со слезами и стенаниями соберутся и трястись будут...
   - Чушь какую-то несёшь! - попытался прервать его Эйро. - С материнской планеты иерархи шоом никогда на приспособленные планеты не выбираются, слишком болезненна для них процедура перестройки организмов на атмосферное дыхание.
   - И тем не менее - они выберутся! Или уже выбрались! - твердил Шердан, совсем забыв о правилах общения с сержантом. Но тот, казалось, не обратил на это внимания:
   - Аргументируй! Только чем-то конкретным и дельным!
   - Признаюсь, но я эти ощущения сразу не вспомнил, - предупредил Третий. - Только по пути в казарму, во мне стали складываться отрывки моего последнего воспоминания перед последней смертью. Ведь за несколько мгновений до страшной боли, когда я уже ничего не видел и только падал спиной на плиты пола, меня пронзила невероятная по силе благость и рёв обещания: "Ты станешь самым сильным и непобедимым!" Но оно тут же сменилось не менее громкой яростью, выразившейся в крик: "Предательство! Меня предали! Умри, человек!"
   Он сделал короткую паузу, и в наступившей полной тишине продолжил:
   - Вот мне почему-то и показалось, что нас сейчас туда отправят на добивание высших жрецов шоом, попутно дав задание выкрасть вторую разумную тварь из второго алтаря. Или, по крайней мере, уничтожить эту тварь в обязательном порядке.
   Он особо выделил слово "разумную", словно подчёркивая, что в храме Аофаса не просто какую-то неведомую зверушку прятали, а нечто гораздо большее, чуть ли не божественное и всесильное.
   Конечно, если учёные Полигона уже разобрались с доставленным трофеем, или слишком заняты на его изучении, то повторный десант в стан шоом посылать никто не станет. А ведь по логике вещей именно такой вот заброс выглядел бы более чем резонным и оправданным. Это даже по мимике командира читалось:
   "А ведь могут сейчас и тревогу поднять...", - при этом он косился на пространство над входом в казарму, где размечались как раз гудки, сирены и некая коробка, из которой всегда доносился визг неведомой твари вместо сигнала тревоги.
   Что он там ещё надумал, можно было лишь гадать, вслух же гаркнул только заранее заготовленное:
   - К отбою, разойдись!
   И быстро покинул казарму. Наверное, поспешил к опекунам и кураторам Полигона выяснять отношения и задавать скользкие вопросы.
   Тогда как Третьего со всех сторон обступили шокированные товарищи. Пожалуй общую мысль удачнее всех и быстрей сформулировал Пятый:
   - Признайся, ты это выдумал всё, чтобы над сержантом поиздеваться?
   За что получил взгляд полный злости и плохо сдерживаемой неприязни:
   - Жаль, что эта тварь не тебе мозг выела! Тогда ты сам имел бы возможность поиздеваться! - и оттолкнув руками Второго и Четвёртого в стороны, поспешил к умывальникам. Глядя ему вслед, Девятый успел шепнуть Фредерику:
   - Боюсь ошибиться, но с Третьим явно произошли существенные изменения...
   - Стал монстром? Или в нём воцарилось вселенское зло? - хмыкнул принц.
   - Да нет, тут совсем иное случилось..., - на полном серьёзе продолжил раджа Джаяппа Шинде, уставившись вслед Яцеку. - Он стал ...лучше, чище и достойней более высокой кармы...
   Личное время истекало, поэтому принцы поспешили посетить отхожие места, и ополоснуть лица прохладной водичкой. Целые секции переходов, где солдат очищали от малейшей пылинки, пота и даже кариеса на зубах, тем не менее, не могли заменить приятные ощущения кожи при соприкосновении с жидкостью или с привычкой чистить зубы. Хотя некоторые уже стали расслабляться, привыкая к дармовщине, и разовыми щётками с выдавленной на них пастой - не пользовались. Да и не всегда времени на это хватало в короткие четверть часа. После второго гудка все вприпрыжку мчались к кроватям, раздеваясь практически на ходу.
   Ну а кто не успевал... Бывало и такое. Сегодня, к примеру, не успел улечься на место красавец-атлет Четвёртый. Второй гудок его застал во время бега. Он даже подпрыгнуть умел, чтобы рухнуть на кровать и потом уже закончить раздевание, да так на лету и получил вдоль спины наказание "единичкой". В результате потерял концентрацию над телом, упал неверно и с грохотом свалился дальше, на пол. Система наказание посчитала и это нарушением режима, и огрела несчастного ещё разок вдоль спины пренепреятнейшим болевым ощущением.
   - А что б вас кальвадры заклевали...! - шипел он под смешки товарищей, громоздясь на ложе обратно и извиваясь всем телом, - ...С вашим долбанным распорядком!
   Несколько ерничая, Седьмой его поддержал:
   - Да дружище, не ценят тут героев! Мы им сегодня такие трофеи доставили, сами живыми вернулись, а нам за это даже увольнительную не дали...
   - Ну поощрили бы тебя увольнительной, - хмыкнул Восьмой, - куда бы ты подался в этих тоннелях? По полосе препятствий стал бы бегать?
   Почему-то живо представилась картинка, где любитель расслабиться в парадной форме прогуливается вдоль колючей проволоки, прыгая с брёвнышка на брёвнышко. Не смеялся после этого лишь сам Седьмой:
   - Нет у вас, господа, нормальной мужской соображаловки! Подумайте сами: раз здесь живут учёные, то наверняка имеются и женщины! Ведь кто-то в любом случае помогает сухарям-академикам по хозяйству, контролирует приготовление пищи и им и нам, а то и вполне осознанно согревает им более роскошные кроватки, чем наши. Причём не обязательно только престарелым академикам нужны дамы, наверняка здесь полно молодых, пусть и даровитых лаборантов, техников и прочих жизненно важных специалистов. То есть обязательно имеется некая жилая зона, где грызущие гранит науки экспериментаторы могут снять стресс и напряжение рабочих будней. Это мы - расходное пушечное мясо, которое не пускают в здешний городок с ресторанами, танцплощадками и прочими удовольствиями, легко доступными в мире высочайшей технической цивилизации. А вот остальные наверняка живут со всеми присущими нормальному миру удобствами. Поэтому и возникает вопрос: почему нам не дали увольнительные? Хотя бы на пару часов? Не знаю как вы, господа, но я уже без женского общества скоро стану похож на тех же бесполых рептилий шоом.
   Повисшее в ответ молчание - более чем наглядно продемонстрировало всю глубину затронутого вопроса. И неважно, кто из принцев кого вспомнил: жену, подружку или любовницу, но задумались все без исключения и независимо от возраста.
   "А чего это мы все настолько озабоченные вдруг стали? - размышлял Фредерик Астаахарский. - Ну ладно, самый молодой из нас, у него гормоны так и бушуют в теле, но я-то вроде человек в два раза его старше, солидный, женатый... А все равно сомнения терзают: сумел бы я удержаться, окажись в одной кровати с симпатичной, да ещё и молодой девицей? Хм! Что-то мне внутренний голос совсем несуразные мысли о разврате нашёптывает... Надо срочно думать о чём-то ином... Иначе не засну!.. А о чём думать, как не о сексе? Наверное, это у нас всех из-за целого дня, проведённого в полном безделье. Провалялись в модулях, потом сразу ужин, силы прут через край - и чем не рай? Во, на стихи перешёл, однако!.. И кстати, чего этого Седьмого так на женщин потянуло? У них же там ядерная война идёт, им не до размножения... Хотя, как думается, именно поэтому там и торопятся жить, любить и радоваться каждой прожитой минуте... И не мешало бы мне с Александром переговорить более подробно, интересно всё-таки узнать о его родном, таком удивительном мире..."
   В самом деле, пока информация об Александре Дьюке имелась чисто поверхностная, которая укладывалась в две минуты краткого знакомства. Цивилизация гомо сапиенс, которые называли себя Суртаи, по имени изначальной прародины, планеты с таким именем. Вращалась она в системе спаренных звёзд и имела вокруг себя сразу шесть спутников, пригодных для обитания. Мало того, в той же системе существовало ещё две огромные планеты, держащие вокруг себя на орбитах восемь и одиннадцать спутников соответственно. Это если считать только те, на которых имелась атмосфера, флора и фауна. За последнюю тысячу лет, суртаианцы, расселились по всем трём планетам и их спутникам, но в то же время оставались разделёнными на тысячи королевств, княжеств, республик, империй, диктатур и прочих государственных образований. И вполне понятно, что отсутствие единовластия, никак не благоприятствовало миру и сплочённости людей. Войны велись постоянно, союзы создавались и распадались. Гонка вооружений нарастала, и финал оказался вполне предсказуем: в ход пошли ядерные бомбы.
   Сам Александр Дьюк являлся первым наследником древнего королевства Константов, с планеты прародительницы Суртаи. Королевство содержало под своей властью половину континента, одного из четырёх тамошнего мира, и три колонизированных ещё в древности спутника. Ну и бесспорно являлось одним из самых сильных и могущественных в цивилизации суртаианцев.
   Вот и вся информация, известная о товарище. А уж что он представляет собой как личность, чем интересуется и чем увлекается, в таком аду как Полигон никому и в голову не придёт выспрашивать.
   "А мне вот интересно..., - принял решение землянин, засыпая. - Хотя и сам не пойму, пригодятся ли мне новые знания о жизни Александра..."
   На том и заснул.
   А проснулся как всегда, за десять минут до побудки, с твёрдым желанием переговорить с сержантом на темы увольнительных. Уж слишком эротические сны ночью одолевали.
   Эйро Сенатор и сам был не прочь пообщаться, ибо не успел принц ещё и голову поднять, как услышал вопрос:
   - Тебя тоже кошмары всю ночь мучили? Ворочаешься, как и все остальные.
   - Ха! Тебя бы без женщины почти на месяц оставить! - укорил Фредди русского сопланетника. - А ведь у нас парни совсем молодые есть, молодость из них так и брызжет!
   - Вот оно что...
   - Кстати, всё забываю тебя спросить, ты какого года рождения?
   Сержант несколько замялся перед ответом, словно его уличили в чём-то неприличном, но потом всё-таки ответил:
   - Я на восемь лет старше тебя. А какое это имеет значение?
   - Ну-у-у..., - несколько растерялся и принц, запоздало вспомнив, что сидящий где-то на жуткой каторге русский уже наверное многие годы не имеет доступа к женскому телу. Поэтому попытался перефразировать свои размышления на несколько иной лад: - Ого! Да тебе уже пятьдесят три? А выглядишь на сорок! Не больше... Но с другой стороны, возраст - это скорей уже диагноз, по отношению к женщинам...
   Ляпнул, и тут же прикусил язык с явным опозданием. Потому что вспомнил своего папеньку, которому было уже за семьдесят, а он постоянно "топтал" свою изящную телом, холёную любовницу, да и на других поглядывал, облизываясь. Тот ещё мачо! А что тогда говорить о возрасте "всего чуточку за пятьдесят"?
   Опростоволосился и тут же попытался извиниться:
   -Э-э-э..., прости, я что-то не то ляпнул..., - хотел что-то добавить нейтральное, но только усугубил свой промах: - Тебе ведь нельзя..., мм..., там..., в смысле не получается... Тьфу, ты! Хотел спросить, что здесь-то ты можешь ходить в увольнение?
   - Ну, положим, здесь-то я..., - Эйро сделал многозначительную паузу, и только потом признался весьма расплывчато: - ...Посещаю жилую зону. А вот, что ты имел ввиду под определением "там"? Что ты такого про меня надумал? И не молчи! А то рассержусь не на шутку! Я-то ведь с тобой откровенен, и новости о твоей семье рассказываю... Колись!
   Фредерику было плевать на откровенность, а вот новости о жене и дочерях, захотелось услышать немедленно и много. Да и за два предложения о малышках, готов был в чём угодно признаться:
   - Ладно, только ты не обижайся, если что? Договорились? - получив в ответ кивок, объяснил: - Ну ты ведь не Земле не иначе как на каторге находишься. Или к какой изолированной тюрьме под стражей. Правильно?
   - Откуда такие выводы? - выпучил глаза сержант.
   - Да вроде логично всё... Ты ничего не можешь, на процессы в политической жизни не влияешь, значит не имеешь никакой возможности для подобного. А в каком случае такое положение вещей возможно? Только в случае лишения свободы. Да и шрамы твои - сразу выдают уголовное прошлое. Будь ты на свободе, давно бы от них избавился. Сам ведь утверждал, что такой возможности у тебя нет.
   Эйро грустно покивал головой, теперь уже со своей стороны глядя с укором на принца. Затем демонстративно произнёс:
   - Ха-ха-ха! - нисколько не пытаясь смеяться на самом деле. - Я бы наверное расхохотался над твоими, и наверняка Девятого фантазиям, если бы обстоятельства для меня не были ещё более печальными. Но хочу вот у тебя поинтересоваться, если ты, конечно, хоть капельку понимаешь в психологии воспитания... Можно ли поставить командиром над наследниками звёздных престолов человека, который коротает жизнь на каторге или в тюрьме?
   Наследник испанской короны покривился, но вынужден был признаться:
   - Да вроде как нельзя...
   - Вроде? Или ты считаешь местных гениев науки полными дебилоидами в плане простейших человеческих взаимоотношений?
   - Не считаю, хотя все учёные немного..., того! - Фредди и сам непроизвольно оглянулся по сторонам, подозревая, что за ними и сейчас ведётся запись. После чего сам пошёл в наступление: - Ну а что мы должны думать о человеке, который истязает нас болью, обзывает матерными словами и пытается унизить ниже плинтуса?!
   - Ха! А как вас, великих, не знающих куда выплеснуть свой гонор принцев, можно было заставить быстро и безропотно выполнять все мои команда?! - вызверился в свою очередь и командир. - Как можно принудить вас взяться за оружие и уничтожать всё что шевелится и отличается от человека?! И самое худшее - сделать это в жутком временном цейтноте! Ведь порой десяток кидали в бой чуть ли не в первый день его создания. А что с такими разгильдяями, индивидуалистами и капризулями навоюешь?!.. Ага! Молчишь? И правильно, потому что ни ты, ни я, ни кто иной - иного метода экспресс обучения взрослых, сложившихся, устоявшихся характером личностей - не ведаем. Только и приходится командиру, что вколачивать рефлексы повиновения через боль, кровь и пот! Какие тут могут быть...
   Наверняка он бы более обширную речь толкнул и о деликатности неуместной, и о тупости некоторых закостенелых в своём нежелании обучаться принцев, но познавательную беседу перебила сирена побудки.
   Сержант сразу перешёл на привычный для солдат ор, заставляя шевелиться при одевании и как можно быстрей выстроиться возле своих кроватей. Потом толкнул краткую речь, в которой намекнул, что вполне возможно их сегодня и отправят к храму Аофаса. В данный момент учёным пока хватает собираемой поисковым лучом информации. Ну и многое зависит от того, насколько удастся верно и быстро изучить доставленную жидкую тварь, самоназвание которой уже стало известно - Уалеста. Правда уточнения так и не последовало, что такое Уалеста - название вида или имя собственное конкретной хищной твари.
   Ну а потом пошла насыщенная занятиями и учениями рутина повседневного пребывания на Полигоне. Но больше всех в тот день грустил именно Десятый, потому что постоянно с досадой вспоминал:
   "Так и не сказал Эйро о моей семье, ни слова! Демагог лживый! И я хорош! Уши развесил, вместо того чтобы о самом главном вначале спросить..."
   И его внешний вид наводил товарищей только на одну резонную мысль: "Сержант обещал наказать Фредерика за балаган во время ужина? Вот и наказал с раннего утра чем-то особенным! Иначе с чего бы тот стал таким печальным?.."
  
  

Сцена 9

   Во дворце Сарсуэла царил покой и благостная прохлада. Это сказалось на намерениях и настроении принца вполне позитивно. Ни одна мышца не дрогнула на лице наследника, когда ему навстречу попался секретарь супруги, тот самый предатель Анхел Луис Мечеро:
   - Ваше высочество! Её высочество просит вас наведаться в малую оранжерею, где сейчас находятся и обе инфанты.
   - Хорошо, передайте ей, что я скоро туда подойду! - но сам поспешил к себе в кабинет. Там включил персональный компьютер, проверил пароль, прочитал несколько писем в почте, и уже уходя, по селекторной связи распорядился своему секретарю: - Что-то у меня с загрузкой картиноккой нелады... Вызовите ко мне техника, такого молодого..., как его...?
   - Матеус Фернандо? - уточнил секретарь. В любом случае названный молодой парень занимался подобными настройками и ремонтами оргтехники, которыми пользовался в частности сам принц.
   - Да, его! Я сейчас в оранжерею загляну, а Матеус пусть подождёт меня у вас.
   Нужен был ведь какой-нибудь достойный повод, чтобы спокойно и без помех переговорить с так необходимым помощником. Может и подобные вызовы фиксируются неведомыми соглядатаями? А потом делаются соответствующие выводы?
   Ну и по пути в оранжерею, принц размышлял о том мерзком типе, который оказался шпионом. Его за собой привела супруга. Причём привела с уверенностью, что Анхел Луис самый искренний и преданный поклонник как её лично, так и всей монархии в целом. Он был всего на три года младше Луары, работал вместе с ней в нескольких вещательных корпорациях и считался одним из первых, кто, узнав о зародившейся симпатии принца к журналистке, пылко и с убеждением воскликнул:
   - Луара! Ты станешь нашей королевой! Я в этом уверен! - хотя сама будущая принцесса в это слабо тогда верила.
   Отношения и в самом деле сложились так, что королевская семья не только была вынуждена принять в семью уже бывшую однажды замужем невестку, да нисколько не титулованную, но впоследствии даже закон престолонаследования изменили, лишь бы первая дочурка Фредерика Астаахарского в будущем могла стать законной королевой. Получилось всё строго с бытующей в народе поговоркой: "Короли могут всё!"
   То есть сеньор Мечеро оказался этаким подхалимом-провидцем, за что и был обласкан, приближен и все последние годы величался не иначе, как с приставкой Дон. Кстати как личный секретарь принцессы, он оказался на своём месте, и никаких нареканий в его сторону никогда не случалось.
   "Теперь бы ещё выяснить всю подноготную его согласия шпионить в нашей резиденции, - размышлял Фредди, уже входя в оранжерею. - Если он такой патриот и роялист, то чем же его уговорили? Как его так смогли запутать, чтобы он согласился на заведомое преступление?.."
   - Дорогой! Ну наконец-то! - прервала его мысли супруга, своим восклицанием. - Мы тебя уже заждались! Или ты опять чрезмерно усердствуешь с составление астрологических календарей?
   - И, тем не менее, ты сама к ним прислушиваешься! - не менее громко отвечал принц. Потому что мимо него, к выходу семенили две нянечки, прячущие улыбки за плотно сжатыми губами. О новом увлечении гаданием и прочей белибердой, уже знало всё ближайшее окружение их высочеств, и они на людях договорились подобное заблуждение всячески поддерживать.
   Но когда они остались одни, если не считать дочерей, возившихся с рассадой, принцесса не удержалась и фыркнула:
   - Скоро я начну метать молнии, только при звуке слова "астрология"!
   - О! Представляю, как ты будешь при этом эффектно смотреться! - не удержался любящий муж от комплиментов. - И при свете дня..., и в ночи... Мм!
   Когда Луара получила поцелуй в губки, счастливо вздохнула, но таки заставила себя перейти к делу:
   - Я ведь тебя недаром ищу! И неспроста именно это место выбрала. Здесь вроде за нами никто подсмотреть не сможет...
   - Ну да! - кивнул с уверенностью Фредерик, которому только недавно это подтвердила связующая, узнавшая о безопасных помещениях от Люйча. - Техники здесь тоже проверяют...
   - Вот именно. А нужен ты мне для эксперимента, который я никому не могу доверить из посторонних. Ну..., разве что твоей матери, потому что она и так в курсе. Только её сейчас нет, королевская чета отправилась в аэропорт, вылетают во Францию с полуофициальным визитом.
   - Знаю... А что за эксперимент?
   - Помнишь, твоя мать утверждала, что может при желании за тобой наблюдать с до определённого расстояния? Ну, тебя тогда в салоне у Маргариты-Иллоны побили...
   - Спасибо, на провалы в памяти не жалуюсь.
   - Не сердись, это не в укор сказано... Так вот, твоя мама и меня научила этому умению. По её словам, я как велья очень способная и у меня уже на близком расстоянии должно получаться. Но попробовать так до сих пор возможности не было, сам понимаешь, такие тайны никому доверять нельзя...
   Принц несколько растерялся, пытаясь уточнить:
   - То есть ты...
   - Ну да! Могу следить за нашими дочками на расстоянии!
   - И как это будет выглядеть?
   - Очень просто, я уже всё продумала. Слушай меня внимательно...
   Тест на профпригодность на ведьму, колдунью или велью (нужное подчеркнуть), принцесса и в самом деле придумала самый наипростейший. Она усаживалась в дальний угол лицом к стене, и соглашалась даже на повязку на глазах. Ну а мужу отводилась роль судьи и главного игрового заводилы. Потому что девочки обязаны были воспринять эксперимент просто как невинную забаву. Опять-таки всё делалось для сохранения секретности, чтобы малышки даже случайно не проболтались о новых умениях их мамочки.
   Фредерик изначально отнёсся ко всей затее скептически. И даже мысленно пожалел о напрасно потраченном времени. Но утверждения от жены неслись с такой настойчивостью, что даже полусловом не намекнул на недовольство. Прослушал уже идеально продуманные инструкции, подозвал дочерей и стал им объяснять суть игры:
   - Мы с мамой договорились поиграть в одну игру, в которой вы нам поможете. Если мама угадает больше половины раз, я ей сделаю подарок, если меньше половины - то она мне делает подарок...
   - А нам? - тут же весьма своевременно поинтересовалась старшенькая инфанта.
   - Как же! Вам - в первую очередь подарки, мои красавицы! И тоже от проигравшего. Так вот, будете следить за моими пальцами. Какой подниму, та из вас и будет поднимать ручки вверх. Подниму оба - вдвоём ладошки вверх тянете. Договорились? Тогда отходите чуть назад, чтобы мамочка не подслушивала ваши движения... Вот так, отлично! Начали!
   Вначале Луара не могла толком сосредоточиться, а может банально ошибалась. Но где-то во втором десятке движений алгоритм просмотра был ею верно ухвачен и она стала отвечать с полной уверенность. Ну и начиная с третьего десятка движений - ни разу не ошиблась.
   Заинтригованный таким показателями папаша, попросил дочек отойти дальше, в центр оранжереи. Но и там Луара, прекрасно "видела" деток своими новыми умениями. Даже шёпотом порой говорила:
   - София только одну руку подняла... А Леонор - обе руки, но только до плеч...
   И лишь когда дочери были отправлены в самый конец пятидесятиметровой оранжереи, молодая велья стала ошибаться:
   - Почти малышек не ощущаю... Только общий фон и мельтешение... Словно отблески солнца отражающиеся от воды и слепящие...
   Понятно, что сразу великие умения не даются, их ещё надо разрабатывать и усовершенствовать. Но всё равно результат показался принцу феноменальным. Отпустив дочерей вновь играться с цветами, он признался:
   - Ты победила! Но, честно говоря, я теперь и в самом деле поверил окончательно в то, что жизнь моя кардинально изменилась. И именно после знакомства с Маргаритой-Иллоной. Как она мне пообещала, так всё и происходит...
   На это признание принцесса неожиданно посерьёзнела:
   - Ну и как ты думаешь, хорошо это или плохо?
   - Вот это уже никто не знает. Но если верить гадалке, то в любом случае уже наша судьба изменилась, и вспять река жизни никогда не повернёт.
   Они несколько минут помолчали, с улыбками наблюдая за играющимися детками, а потом принц вспомнил, что дел у него на сегодня ещё целый воз и непочатая тележка, поэтому чмокнул супругу в щёчку и устремился в свои апартаменты со словами:
   - Если что, то я работаю у себя в кабинете. - А ему в спину понеслось:
   - Так и быть. На два часа я тебя отпускаю, не больше!..
   В комнате секретаря, вызванный техник, он же работник внутренней службы безопасности, уже ждал его высочество, и сразу же прошёл следом за ним в святая святых наследника короны. Бывал парень здесь уже не раз, так что догадывался: от него сейчас потребуют настроить некую программу или отладить уже действующую. Всё-таки принц до сих пор считался в некотором роде ламером в информатике, да и некогда ему было глубоко изучать основы оргтехники и правила обращения с ней. Не позволяли окунуться с головой в это дело совсем иные обязанности и доставшееся по наследству призвание.
   Но сегодня хозяин кабинета удивил Матеуса:
   - Садись! - указал он в кресло рядом со столом, - и внимательно слушай. Если потом спросит кто, то можешь "проболтаться", что устанавливал у меня на компе две новые астрологические таблицы.
   Парень на это лишь кивнул, готовясь выслушать нечто из ряда вон выходящее. И не ошибся, получив невероятное задание, а к нему - целый ворох весьма тщательно продуманных инструкций. Где поставить видеозаписывающую аппаратуру, куда свести поступающую информацию, как организовать слежку за личным секретарём принцессы, и что предпринять в том или ином конкретном случае. А потом, когда подтвердил, что всё прекрасно понял и осознал - ещё и второе задание получил: доставить определённые приборы сюда, прямо в кабинет его высочества.
   Ну и напоследок, Фредерик Астаахарский, заверил подданного:
   - Дело наивысшей государственной важности! Поэтому секретность - наивысшая. Начальнику охраны я дам соответствующие распоряжения сразу после нашей беседы. Он станет посильно помогать во всём, но так как он больше на виду, рассчитывай только на себя. Если вопросов нет, действуй!
   Парень и в самом деле оказался более чем сообразительным:
   - Пока вопросов нет. Но если вдруг появятся?
   - Тогда звони мне вот на этот номер мобильного телефона. Он всего лишь для нескольких человек, так что никому его не засвети, иначе менять придётся.
   Матеус Фернандо умчался, в душе поражаясь информированности его высочества. Ведь одно дело гипотетически подозревать некую крысу в команде, а другое - знать конкретно об этой крысе почти всё. Как выяснилось? Кто подсмотрел? Почему забили тревогу? Почему на расследование поставили именно его? Откуда вдруг такое невероятное доверие? Или это задание - тоже своего рода проверка лояльности? Увы, чтобы получить ответы на многочисленные вопросы, следовало поднапрячься и выполнить задание на "отлично". А высокие награды и премиальные, на данном жизненном этапе, молодого специалиста нисколько не прельщали. Он верил только в добро и только в справедливость, и когда давал присягу служить королю, это для него был не пустой звук.
   Принц остался в кабинете, ожидая вызванного к себе начальника личной охраны.
   Принцесса Луара, пыталась с закрытыми глазами "рассмотреть", чем занимаются её дочери. Практиковалась в новых умениях.
   Ну а великая вещунья Маргарита-Иллона Толедская, напившись со своей наперсницей крепкого, пухнущего кофе и наевшись пирожков, отправилась ...спать. Потому что беспокоилась в своей жизни на данном этапе только одним: не слишком ли она будет выглядеть худышкой к моменту приезда своего нежданного жениха? В том, что португалец Серхио Эндрюс Паломеро приедет вовремя - никаких сомнений почему-то не возникало. Даже у шара на эту тему спрашивать не проскакивало желание.
   События на планете Земля текли, казалось бы, своим чередом. Вот только установленный некими силами зла порядок, уже оказался безвозвратно нарушен.
  
  

Сцена 10

   Очередные шесть суток пролетели в резко усилившейся войсковой муштре. Принцы отрабатывали боевое взаимодействие всем составом, причём по пять часов в день они сражались утопленными в искусственном море Полигона. И уже ни для кого не было секретом, где такая существует среда обитания: на головной планете цивилизации шоом. А посему нетрудно было догадаться, куда скорей всего забросят солдат для выполнения очередного задания.
   И задание считалось архисложным, это видно было по озлобленности сержанта. Его требования усилились, наказания неожиданно ужесточились, и, в конце концов он всё-таки проболтался, что из десанта на родину рептилий ни разу никто из воинов живым не возвращался. Даже такие как он, опытные, знающие и "бессмертные" там погибали. И случалось это по банальной причине: транспорт не доставлял десант в контрольную точку пространства и не забирал оттуда. Ибо он неспособен был появиться непосредственно в толще океана! Солдаты высаживались на торчащих из океана верхушках скал, "тонули", спешили на выполнение задания, а потом ещё должны были вернуться с помощью специальных пиропатронов к тем же скалам, вызвать, а потом ещё и какое-то время дожидаться вожделенный "домик" во враждебной среде.
   Что и говорить, при таких условиях выжить - дело крайне безнадёжное.
   А ведь каждый десяток, хотя бы раз в его историю создания, но посылали на гибельную планету разумных рептилий. Шаг, не вполне разумный со стороны кураторов проекта, потому что даже до простого скопления шоом добраться в глубины было делом практические неосуществимым, а уж до каких-то ценных лидеров или жрецов - и подавно. То есть ценные обладатели древней крови в подобных десантах растрачивались не в пример иным операциям напрасно и бессмысленно. Но свои доводы и резоны учёные предоставлять принцам не спешили. Точнее сказать, вообще не собирались.
   Мало того, про эти резоны даже сам Сенатор не догадывался. Только и высказался однажды на построении на опрокидывающейся платформе, одним туманным предположением:
   - Вполне возможно, наши булавочные уколы нужны, чтобы шоом не почувствовали себя в полной безопасности на своей родине..., - после чего, видя поднятые руки, продолжил, словно отвечая на невысказанные вопросы: - Послать туда армаду космического флота - не получится. Это невероятно далеко от наших галактик. Да и в открытом бою, шоом разгромят наш флот, даже если за штурвалами наших кораблей будут находиться только подобные нам представители древней крови. Вдобавок рептилии у себя ведут постоянные титанические работы, чтобы окончательно убрать участки суши, возвышающиеся над уровнем океана. На данный день таких участков осталось не более двух десятков, и все они только в одном, самом "высокогорном" районе планеты. Подсчитано, что года за два и последних кусочков суши не останется, а нашему "домику" некуда будет совершить посадку. Хуже всего, что и вокруг этих участком на глубине построены неприступные линии обороны, прорваться сквозь которые удаётся только изредка.
   Постоял немного, рассматривая поднявшего руку Пятого, и завершил обзор:
   - Ну и на последний вопрос отвечу: работы над улучшением проходимости транспорта - ведутся постоянно. Только до сих пор ничего не получается, в толщу этой странной жидкости, он погружаться не желает.
   Угадал командир с ответом. Пусть и с некоторым колебанием, но Хенри Данцер руку опустил. После чего ничего сержанту не оставалось, как последний раз повторить задание на сегодня и первым шагнуть к краю платформы. Уже давно солдат не "топили", коварно убирая твердь из под ног. Они прыгали вниз сами, действуя в невероятной по своему составу жидкости с каждым разом всё проворнее и сметливее.
   И уже занеся ногу за край платформы, Эйро Сенатор замер, давая последнее наставление:
   - Чуть не забыл! Мало ли что в иных головах рождается... Так вот! Если кто вдруг родит дельную идею о предстоящем рейде к рептилиям, сообщите..., - он через плечо оглянулся на весь десяток принцев, замерших в полной боевой готовности, и выбрал одного из них. - ...Сообщите Десятому. А он уже будет решать, о чём докладывать мне. Если будет всякую непродуманную ахинею плести, не задумываясь накажу его за трату бесценного командирского времени. За мной!
   То есть в очередной раз замом Фредерик не стал, а вот некую неопределённую должность "сборщика идей" получил. Другой вопрос, что ни в тот, ни в следующий день, никто из товарищей вообще ни одной идеи не подал. И не потому, что настолько тупые все оказались, а по той причине, что информация о материнской планете шоом продолжала поступать огромным потоком. Как и не стали скрывать от солдат записи предыдущих рейдов. А просматривая их, ни у кого ничего кроме грусти не возникало. Разве что Первый придумал достойное название предстоящему десанту: "Дорога в один конец".
   И докладывать земляку оказалось нечего.
   Да и тот на подобное не надеялся, дня через два при неофициальном утреннем общении заявив:
   - Никто и ничего нового не придумает. Фактически у нас, да и у научных гениев только одна мечта: как можно быстрей суметь пробивать пространство именно к нужной точке контроля в толще океана. Тогда десант будет иметь хоть какие-то шансы выполнить задание и спастись.
   На эти слова земляка только и оставалось, что соглашаться, печально кивая. Иначе предстоящий рейд в сознании укладывался, как заведомый негатив, с заведомо известным финалом.
   Что всё-таки можно было считать положительным, так это сам факт однозначного сближения с сержантом. Благодаря своему удивительному умению просыпаться примерно за десять минут до подъёма, Фредерик Астаахарский успевал наговориться вдоволь с земляком и это сказывалось на становлении между ними почти дружеских отношений.
   Конечно же, в первую очередь принц интересовался событиями в жизни своей семьи, и был прямо-таки шокирован, когда услышал от посмеивающегося Эйро:
   - Твой донор в последнее время увлёкся оккультными науками. Мать королева ему отыскала некую гадалку, и та теперь составляет принцу астрологический календарь чуть ли не каждый час дневного распорядка. Поселили ту бабку рядышком, возле дворца Сарсуэла, и его высочество мотается туда словно за халявным причастием.
   - Не может быть! Я - не такой! - возмутился обладатель древней крови. - Бабка дурью маялась, мать пыталась меня в это втянуть, но я-то человек образованный! Не мог в подобной глупости погрязнуть!
   - А что в этом плохого? - искренне удивлялся сопланетник. - Уж лучше в мистику ударяться, чем в загул уйти по бабам! - это он, сволочь, напоминал о недавнем желании наследника побывать в увольнении. Но в мужской компании подобного не стыдятся, поэтому копия продолжила выяснять подробности о своём доноре:
   - Но что его к этому подтолкнуло? И как к этому относится моя супруга?
   - Ага! Значит как подтолкнуло к какой глупости, то "его", а как жена, то "моя"? - хохотнул доставщик информации с родной планеты. - Ну а Луара твоя, как пишут средства массовой информации, "...пока присматривается к странному увлечению своего супруга, и никаких заявлений по этому поводу не делает".
   - А мать?
   - О! Королева вообще великолепна и неподражаема! Словно догадывается, где сейчас твоя копия находится. Так и заявила: "Не вижу ничего плохого в том, если человек чаще станет смотреть на звёзды и сверять свою жизнь с ними!" Что характерно, половина нашего мира восприняло эту фразу со смехом, а вот вторая половина проявила неожиданный интерес к астрологии как таковой. Бум ещё в этом направлении не начался, конечно, но ещё парочка подобных заявлений и новое модное увлечение на Земле станет набирать обороты.
   Фредерик заволновался:
   - А вдруг он и в самом деле знает, где я сейчас нахожусь? Ребята вон рассказывали, что их матери, тоже вельи, всегда знают местонахождение сына и чем тот занимается.
   - Увы, подобные наблюдения матерей за детьми ограничены короткими расстояниями, максимум - в пределах небольшого города. И тем более вельи не умеют прочувствовать копии, сделанные с доноров. Это уже проверено и перепроверено сотни, если не тысячи раз.
   - Ладно, с мама всё понятно. А как мои дочки отнеслись к сумасбродству отца?
   - Этим непоседам пока ещё глубоко безразличны подобные нюансы человеческой психики. Тем более что они сильно заняты: готовятся к поездке на море с кучей родственников и нянек. Собирают багаж, пакуют самые нужные игрушки... Каникулы, как-никак! Только вот Луара ещё не определилась: поедет с ними, или останется с твоим донором.
   Почему-то последние фразы о жене, задели Фредди за живое. Не то, чтобы взревновал любимую к какому-то донору, но неприятный осадок на душе появился. А посему он решил поставить хама на место, пусть и делая это не в резкой, ультимативной форме:
   - Эйро! Мне ты дерзишь и пытаешься оскорбить постоянно, но вот мою супругу называть по имени не имеешь права! Она тебе не ровня, каторжник, поэтому упоминай о ней только с титулом "её королевское высочество".
   - Едрид-Мадрид! - выдал неожиданное словосочетание сержант. - О, как ты заговорил! Лишь только выпытал всё о родимых кровиночках, так и в позу встал? Ладно! Тогда пусть тебе её высочество о детях и докладывает в следующий раз!
   Но вроде взаимный обмен фраз состоялся без обид и затаённой злобы. Начавшийся подъём замотал, закрутил в насыщенном распорядке дня, а на следующее утро они вновь разговаривали, как ни в чем, ни бывало. И с наглой хитринкой в глазах, покрытый шрамами уголовник продолжал называть будущую королеву просто по имени:
   - И ты знаешь, что твоя Луара учудила?..
   Конечно, знать хотелось, вот и приходилось, молча проглатывать недовольство таким панибратским отношением русского уголовника к титулованной наследнице престола. Кстати, Эйро так и не признался, кто он в родном мире, поэтому в душе и в некоторых обращениях, принц именовал земляка то уголовником, то каторжником. Того это лишь веселило, так что паритет во взаимных нарушениях правил хорошего тона, можно было считать устоявшимся.
   Но это дало повод следующим утром начать разговор о Третьем. Причём Фредди не стал ходить вокруг да около. Сразу в лоб выложил домыслы по поводу показного выбора любимчика, потом что с тем любимчиком будет, и напоследок вывод:
   - А не слишком ли ты отнёсся к Яцеку предвзято? Может он больше пользы принесёт, не погибая напрасно в завязке боя?
   Сопланетник на это даже обиделся:
   - Это ты сейчас куда влезть пытаешься?! На моё место метишь?!
   - Да нужно мне твоё место, как шоом - крылья кальвадров.
   - Ха! А ты ведь целясь в небо, попал прямо в глаз! Ведомо ль тебе, малограмотный солдафон, что имей рептилии такие крылья как у их союзников, клювоносых гусениц, они бы "летали" в толще своего океана в два раза быстрей, чем плавают там?
   - Мм?.. Занятно! И будем надеяться, что этого никогда не произойдёт. Но ты от темы не уходи, как делаешь обычно. Признай лучше, что с Третьим ты неправ.
   - Не хочу признавать. Гнилой он тип. В любом случае от него его донору пользы никакой не будет. Хотя всё же, если обстоятельства будут нам благоприятствовать, я себя положу, но его тоже в бессмертные вытяну.
   - Ага, в последнюю очередь... И он ведь это отношение к себе если прочувствует - только хуже станет. Тогда уж точно его гниль заест. Ну и после гибели от этой мерзкой Уалесты, Яцек стал несколько иным, более правильным, что ли. Всё-таки проклёвывается у него тяга стать настоящим воином, а потом и путёвым правителем. И не эта ли основная цель учёных Полигона?
   - Э-э, голубчик, ты уже и цели кураторов наших да создателей успел рассмотреть? - перешёл на ворчание сержант. - А сиё точно никому до конца не ведомо! И по поводу Третьего..., видишь ли, порой мне придётся кем-то жертвовать. Хочу я этого, или не хочу. И тогда лучше иметь для подобного действа выбранного заранее человека. И кого мне на его место прикажешь выбирать? Тебя, что ли? О! Примолк! Ибо сразу зашевелилась шкура, которая ближе к телу! Правильно?
   Принц пожал плечами:
   - Да я не потому примолк, что за себя испугался. Просто ты, как руководитель, просто обязан спасать всех своих подчинённых. Ты понимаешь? Именно всех. Невзирая на то, кто из них лучше, а кто хуже...
   -Ну, ну! Поучи меня! - оборвал его командир. - А я потом посмотрю, как этот подленький Третий, отсидевшись у тебя за спиной во время боя, по твоим плечам пробежит, лишь бы скорей в транспорт запрыгнуть. Ведь признай, что пока ничего геройского он не совершил?
   - А мы, все остальные, чем отличились?
   - Ладно, не прибедняйся. Пусть и наказан был, зато товарища спас. Идею с изолирующей обшивкой подсказал, тот же алтарь именно ты предложил раскурочить.
   - Ха! А сколько мы ошибок при этом сделали и наказаний получили? Твою "восьмёрку" я тебе до конца жизни не прощу и не забуду.
   - Да на здоровье! - хохотнул Эйро Сенатор. - Но не забывай, ошибается тот, кто действует. А кто лежит в сторонке в виде шланга - и ошибок не совершает, и на чужом горбу в рай въехать пытается. Но! Если ты так хочешь защитить Яцека, то согласен ли ты за него поручиться?
   - То есть?
   - Уверен ли ты, что он не дрогнет, когда в самом деле будет решаться его судьба?
   - Если все станем относиться к нему нормально, то он не подведёт. Поручиться как за самого себя, конечно, не могу, но склоняюсь к позитивному решению вопроса.
   - Ладно, - заторопился командир, предчувствуя сигнал побудки. - Тогда ты внутри десятка сам разберись и настрой ребят на правильные отношения, а я со своей стороны постараюсь больше не выделать Третьего как "любимчика"...
   Опять день. Опять муштра и изматывающие отработки различных боевых ситуаций. Но по его ходу Десятый успел многое. До завтрака предупредил Яцека во время короткого столкновения:
   - Веди себя как все, тогда и станешь, ничем от нас не отличим!
   Затем прижал на ходу к стене Девятого, который не только в отношении сержанта горел пламенем мести, а хотел ещё и по Яцеку Шердану потоптаться:
   - Не смей больше подначивать Третьего и хихикать в его сторону. Отнесись к нему как ко мне! Я не просто требую, но и прошу об этом как друга и земляка.
   Ну и перед обедом сообщил Пятому и Второму:
   - Господа, вытягиваем нашего Спесивца из ямы всеобщего презрения и нелюбви! И больше к нему плохими словами не обращаемся. Иначе мы его потеряем, и какой из нас будет десяток "спаянных одной волей солдат"?
   Оба товарища с пониманием отнеслись к просьбе, и своим авторитетом надавили на остальных. Так что к концу уже первого дня, стали заметны существенные изменения во внутренних взаимоотношениях разновозрастного коллектива. Шестой сразу согласился с новыми отношениями. Седьмой и Четвёртый и так по молодости долго на кого-то злости держать не умели. Только Первый и Восьмой отнеслись к новой политике внутренних связей сдержанно, оставаясь настороже и тщательно присматриваясь к каждому движению вчерашнего любимчика.
   Второй день тоже прошёл в этом плане без осложнений.
   Ну а на следующий, как раз шестой по счёту, день для принца Астаахарского начался ну совершенно не как обычно. И всё потому, что проснулся он вопреки всем своим уникальным умениям и привычкам ...ещё на десять минут раньше обычного. Если не больше, если не на все четверть часа.
   Потому что поднял голову, не увидел командира восседающего на табуретке, и подумал, что это ему снится. Уронил голову на подушку, и попытался припомнить последний сон во всей его яркости и необычности. А он того стоил, чтобы вспомнить!
   В нём принц со своими друзьями по академии плыл на гребном шлюпе где-то в Средиземном море. Сыро, моросит дождик, туман, промозгло, но где-то за спинами уже прибивается солнечный свет сквозь тучи, и гребцы усиливая темп плывут туда, подбадривая друг друга криками. Но вдруг за борта хватаются перепончатые лапы шоом! И следом поднимаются скошенные, без подбородков морды этих противных рептилий. Внутреннее чувство реализма вопит, что подобных тварей не должно быть в родном море по умолчанию, но глаза видят этот ужас, а руки уже сами выхватывают из-под банки короткий багор и начинают лупить по ненавистным харям.
   При этом шлюп не только не останавливается, а наоборот, ускоряется, словно двигатель задействовал гребной винт. Фредди начинает присматриваться, и видит, что плавсредства на глазах превращается в такой крепкий и надёжный "домик", которому только и остаётся закрыть распахнутые створки и умчать его и товарищей на безопасный Полигон.
   Потом сон прервался.
   Но конечную его часть принц запомнил теперь отлично.
   Ещё раз поднял голову, окончательно проснувшись, а сержанта так и не увидел. Но только и подумал, что тот мог однажды и банально на подходе задержаться или в туалете застрять. Но вставать-то всё равно надо!
   Поэтому быстро вскочил, оделся и помчался совершать утренние процедуры. При этом перед мысленным взором всё ещё продолжали прокручиваться кадры последнего сна. Как следствие, руки действовали несколько несуразно, заторможено. Вынули разовую щётку из отверстия вместе с клочком пасты, и почему-то пришло в голову сравнение щётки со шлюпочным веслом.
   Вот весло наклоняется..., вот оно касается волнующегося моря...
   А вот предмет гигиены падает вниз, выскальзывая из рук, и кусочек пасты, отделившись на лету, словно в замедленной съёмке, падает чуть в стороне, прямо под струю воды и тут же смывается ею.
   Вроде бессмысленность полная...
   И вот уже рука хватает иную щётку, и начинает интенсивную чистку зубов, которые и так благодаря заботам учёных не подвержены кариесу. Но мозг продолжает лихорадочно работать.
   А ещё через минуту принц выскакивает резво из мужской комнаты в казарму и чуть не натыкается на удивлённого Эйро Сенатора.
   - Ты чего уже колотишься спозаранку? - поразился русский.
   - Да я-то нормально встал! А ты чего опаздываешь?
   - Что за вопрос? Как раз вовремя прибыл, до подъёма ещё четверть часа.
   - Ух, ты! - сообразил Десятый, - Так это я вне графика вскочил? Хе! Вот и здорово, как раз времени больше будет на обсуждение одной идеи! - и сразу перешёл к делу: - Коль мы всё равно погибнем при десанте на планету, то нельзя это сделать с максимальным уроном для шоом?
   - Вряд ли...
   - А если это сделать над самыми густозаселёнными районами? Или над столицей?
   - Увы, там нет суши...
   - Зачем нам суша? Ведь домик может исчезнуть сразу после нашей высадки? Вот и представь себе: он возникает в точке контроля метрах в пятидесяти над океаном. Мы вываливаемся за борт, транспорт, не долетев до жидкости, - исчезает. Мы - тихо тонем в самом нужном месте и начинаем выполнять задание. Как думаешь, скольких мы в таком случае рептилий на тот свет отправим?
   Суть идеи сержант уловил отменно. Но вместо слов вначале просто восхищённо замычал. Потом строго помахал указательным пальцем, и приказал:
   - Остаёшься вместо меня! И чтобы все мокрые от пота у тебя носились!
   Но только собрался унестись прочь, как был схвачен беспардонно солдатом за плечи:
   - Стой! Ты куда? Неужели не хочешь дослушать о том, как эвакуация будет проводиться?
   Вместо слова "Хочу!", изуродованное шрамами лицо смешно отвесило челюсть, выпучило глаза и просто кивнуло.
   - Так вот, у них же там, в городах, полно наливных емкостей, в которых они накапливают опреснённую воду. Огромные такие цистерны плоские, танки, чуть ли не с остров величиной. Если мы спешно откачаем воду, емкость отрежем от основания или якорей, то она чудесно всплывёт. Мы на ней. Даём сигнал "домику", он садится на танк, мы прыгаем в кресла и айда на базу. Пусть только наши умники хорошее место для десанта подберут. Как тебе такой план?
   Опять командир замахал указательным пальцем под носом своего подчинённого:
   - Ты это..., чья идея, спрашиваю?
   - Да ничья. Просто сон навеял..., на него мысли спонтанные наслоились, падение щётки, вода...
   - М-да-а-а..., и ведь запись до подъёма тут не ведётся, - признался Эйро, всё-таки разворачиваясь и начиная разгон. - Поэтому надо мне бежать..., - и уже из коридора донеслось от него: - Командуй, как положено! Иначе...
   - Ну да, карами угрожать - это ты умеешь..., - проворчал Десятый, осматривая спящих товарищей. - А вот если бы в виде поощрений к доблестной службе, использовал увольнительные - ценных идей было бы куда больше... Хе-хе! Несомненно!
   Постоял, покрутился, да и уселся на командирскую табуретку, которая стояла напротив кровати под десятым номером. Командовать принцу не привыкать, пусть даже и такими же как он ...солдатами.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"