Иванович Юрий: другие произведения.

Защита Звёздного престола-2 часть-5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.52*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7-го февраля выкладываю 5-ю часть романа


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

   3602 год, планета Покруста, горы Лойдака.
   Мысли про невезение продолжились и после того, как я стал лучше соображать:
   "Это наверное потому, что я обманываю Патрисию... Вот меня судьба и наказывает... Если выпутаюсь из этой неприятности живым, больше никогда ей врать не буду! Чтобы ни случилось - никогда! - данное самому себе обещание не только воодушевило, но и помогло собраться, лучше сконцентрироваться. - И куда это меня несёт?"
   Но уже хорошо, что я очнулся и ещё лучше, что меня несёт вода! Могли ведь нести кочаги! Открыл глаза: в воде с головой. Но утыкаюсь в плот над собой. Руки висят вдоль тела, но от нашего щита не оторвался. Почему? Ага! Вот и ответ на мой вопрос, данный ворчливым голосом риптона:
   "Это я тебя держу к плоту привязанным. Хотя Тарас так косится на полоски моего тела, что того и гляди в них зубами вцепится. Он ведь выставил уже давно голову из воды и старается держать плот на стремнине..."
   "А кто это рычит? Время от времени..."
   "Да пленник наш. Как только начинает орать как недорезанный, варвар на него водой плещет, прямо в рот. Тот чуть замолкает, прокашляется и опять рычит".
   Стало понятно, что попавшийся нам дикарь так и не полюбил водное сафари и не хочет далеко отплывать от родных мест. Но мне его судьба казалась более, чем безразлична, а вот неурядицы в собственном теле давали себя знать крайне негативным способом. Правая рука так и висела плетью, на вдохе что-то покалывало в груди, ну а в точке удара по животу оставалось такое впечатление, что там поселился горячий, дёргающийся клубок. Что-то там пытался со мной творить ворчащий симбионт, но добрая треть его тела была задействована на удержании возле плота, следовало разгрузить его от этой заботы. Поэтому я левой рукой ухватился на короткую поперечину рамы, поддал плавучести скафандру и всплыл, чуть ли не по грудь над поверхностью.
   Соответственно появилась возможность и пообщаться с новым товарищем. Он заговорил первым, с нескрываемой радостью:
   - Жив?! А то мне показалось, что твой.., э-э-э, скафандр только труп поддерживает.
   - Ну от трупа я недалеко ушёл, - выдохнул я. - А мы где? Оторвались от этих...
   - Давно. Если продолжат бежать, то лишь через час нагонят. Но и мы так долго плыть не сможем, скоро пороги, а там очень неприятное место.
   - Пороги? Ладно, до них дотерплю, я уже там сделаем привал. Мне бы хоть немного отлежаться...
   Через четверть час река и в самом деле стала резко петлять, течение стало ускоряться, и глубина уменьшилась. Хорошо хоть разведчик эти места знал хорошо и весьма грамотно вырулил наше транспортное средство в очень удобный затон с пологим участком скального берега. Отсюда и основное русло не просматривалось, прикрытое выступами скал. Так что правильнее было сказать, что мы оказались в хорошо закрытой со всех сторон бухте.
   С огромным трудом, выбравшись на берег, я сразу же вытянулся на относительно ровной поверхности и расслабился. При данном положении моего тела Бульке было гораздо легче исследовать повреждения и принимать нужные меры по излечению. Правда мысль о дополнительной безопасности всё-таки проскочила у меня в голове:
   - Тарас! А могут кочаги некий плот соорудить и за нами сплавиться?
   Гигант пожал плечами:
   - Подобное за ними не замечалось..., раньше. Да и найти нас могут лишь, зная хорошо это место. А здесь никто из охотников их тоже не замечал.
   - До твоего города отсюда ближе?
   - Нет, дальше. Нужную точку на реке мы уже давненько проскочили..., - следующие выводы гигант сделал сам. - Так что наши упёртые преследователи наверняка там к берегу прибьются. Но я здесь всё равно осмотрюсь. А что с этим людоедом делать?
   И он опять плеснул изрядно порцией воды на морду притихшего было, а то вдруг начавшего рычать дикаря.
   "Он тебе нужен? - поинтересовался я у риптона. - А то как бы не вырвался, а мне бегать за ним лень..."
   "Ага, так это у тебя от лени такое желание лежать и ничего не делать? - не преминул поиздеваться мой учёный друг. - Чего спрашивается, я тогда тебя вылечить пытаюсь?.."
   "Пытаешься? И как успехи?"
   "Эх, Танти! Да тебя самого надо срочно в госпиталь, на омолодитель класть. Даже я со своими умениями бессилен тебя на ноги поставить..., быстро, по крайней мере. Одна надежда на спасателей... А дикарь пусть пока лежит, мне бы он очень пригодился. Если вырвется, тогда пусть о нём Тарас думает. Да и возле себя пусть держит поближе..."
   Когда я дал нужный совет варвару, он подтащил плот с телом ближе к гряде, отделяющей основной поток от бухточки, и забравшись на неё, стал присматривать и за рекой, и за пленником. Тогда мне Булька и напомнил, что я собирался позвонить профессору Сартре, а после этого сразу выяснить: где там спасатели и дать им более точные наши координаты.
   "Ценная планета, - вынужденно признался симбионт, пыхтя над моими ранами и переломами. - Но не нравится мне здесь. Уж больно страшно тебе достаётся. У меня уже нервный стресс начался..."
   Подобное выражение с его стороны обозначало, что риптон не только все собственные энергетические запасы исчерпал, но теперь щедро черпает силы уже непосредственно из моей собственной плоти и моих жировых отложений. А так как жировых отложений у меня было мало, а подкрепиться толком нам было нечем уже двое суток, то последствия такого перенапряжения могли оказаться крайне негативными.
   Так что в моих возможностях только и было, что поторопить спасателей. Но раз те сами мне не звонят, то вначале и в самом деле следовало переговорить с научным гением нашей империи. И я дрожащими пальцами вывел на экран номер Сартре:
   - О! Профессор, рад тебя слышать, - начал я, как можно естественней. - Там моя супруга тебя ещё ни о чем не выспрашивала?
   - При мне только этот крабер, но помощник меня предупредил, что вскоре императрица будет звонить на оной, официальный крабер. Мм..., двадцать две минуты осталось до назначенного времени. А что?
   - Вот как раз по этой теме и хочу предупредить. Ей о сути своей работы можешь говорить что хочешь, хотя адрес пока не указывай точный. Скажи только, что Танти решил устроить тайную лабораторию с научно-исследовательским комплексом, а ты готовишь весь список оборудования и медицинских устройств. Но в предстоящем разговоре встанет вопрос, о совместной работе с Энгором Бофке. Следователь желает выяснить содержимое мозга Саши Горца, камикадзе, и почему там дырочка в черепе, аналогичная моей.
   - О! Неужели совсем аналогичная? - резко заинтересовался учёный. - Надо будет и в самом деле глянуть...
   - Вот и посмотри. Главное, никому не проболтайся где мы и по какому вопросу. Вроде ничего всплыть не должно, но на сердце у меня как-то тревожно...
   "Ага! - не удержался Булька от ворчливой ругани. - И на сердце у него тревожно, и кости в трёх местах поломаны! Что ж дальше-то будет? Прорицатель ты наш!"
   Некие интонации в моём голосе уловил и профессор. А может он просто проявил воспитание и спросил из вежливости:
   - А как у вас там дела?
   - Превосходно. Поставленные планы уже выполнили на пятьдесят процентов. Остались технические детали и запланированная акция на обратной дороге.
   - О! Так это же здорово! - Сартре всё прекрасно понял об освобождении Броверов, - Но не слишком ли много процентов ты отводишь на зачистку какого-то поместья?
   - Так у нас ещё и другие дела есть. Мы тут отца нашего новоиспечённого графа Цой Тана отыскали. Надо будет его захватить в Оилтон. Ну и с родными мне следует массу вопросов решить и всё подготовить, как следует. День, а то два придётся потратить.
   - Ну да, понимаю...
   Уж я-то прекрасно знал этого умнейшего человека и давно относился к нему как к близкому родственнику, поэтому не только верил, что он поймёт, но и вдруг решил к нему обратиться с деликатной просьбой:
   - Там у Патрисии одна проблемка наметилась...
   - В чём именно? - с готовностью подхватил профессор. И меня и мою супругу он знал очень давно, умилялся до слёз, когда видел нас вместе и поэтому особо ревниво следил за нашими семейными отношениями, вёл себя порой при этом словно курица наседка возле своих цыплят.
   - Да меня там нет, и Патри может со скуки или расстройства какую-нибудь глупость вытворить. А там убийца-камикадзе вокруг дворца бродит. Выходить-то я ей запретил, но ты ведь знаешь её строптивый и характер и бушующий в нём дух противоречия? Так что присмотреть бы за ней не мешало или загрузить бы чем-то очень интересным и выматывающим. Чтобы сил больше ни на что не оставалось, кроме как в кровать завалиться... С твоим-то опытом...
   - Понял! Думать начинаю немедленно. И всё устрою в лучшем свете.
   - Вот спасибо, - несколько успокоил я своё самосознание, которое так и терзалось нехорошими предчувствиями. - А уж когда я вернусь, чем-нибудь интересным и помимо "спасибо" рассчитаюсь.
   - Как тебе не стыдно?! Ты лучше жене что-нибудь оригинальное привези! - возмутился было Сартре, но тут же с озарением воскликнул: - О! Разве что откроешь ради меня именно ту древнюю бутылку коньяка, которую отыскали при реставрации столицы.
   - Уговорил! - скривился я. - Хотя я её обещал открыть после появления у нас с женой ребёнка. Да и ей будет сразу несколько сюрпризов, пусть только ведёт себя хорошо.
   На том наш разговор и закончился. Весьма своевременно, между прочим, потому как главный координатор всех наших действий, после моего звонка, воскликнул с бравадой:
   - Долго жить будешь, Танти! Я как раз о тебе думал и уже крабер в руке держал твой номер набирая, а ты - как по заказу.
   - Рад, что тебя потешил и собственному долгожительству польстил. Но ты мне лучше скажи: где эти спасатели? Или мне своего брата Цезаря к операции подключать? Он живо с орбиты столкнёт этот линкор с правозащитниками и демагогами!
   - Чего ты на них так обозлился? - недоумевал Алоис. - То всегда и во всём поддерживал, кричал, что они правое дело творят...
   - Ага! Вот тут я рассмотрел это "дело" из самого нутра. Конечно, "зелёные" во многом правы, но слишком растянутый процесс роста цивилизаций - тоже вещь ошибочная. Аборигены по разуму адаптируются быстро, а значит их малыми частями надо сразу окунать непосредственно в жизнь Галактики. Тогда ассимиляция пойдёт быстрей и с большей пользой для отставших цивилизаций.
   - Ух, ты! Смотри, как он разошёлся! Ты там случайно не температуришь? - и, не дожидаясь моего ответа, мавр сразу перешёл на деловой тон: - Так, отлично! Бот со спасателями отвалил и уже мчится вниз. Давай точные ориентиры: куда и насколько тебя отнесло от пританового скафандра?
   - Разве его дикари не разобрали на тряпочки и проволочки? - в подобном был уверен по вине слишком огромного войска кочаги, которое не просто вышло на охоту, а не иначе как направлялось на войну, да по чистой случайности наткнулось на меня с Тарасом. Так что чудо неприкосновенности покорёженной, но от этого лишь увеличившей свою ценность новинки космической техники, поражало.
   О чём и высказался:
   - Я-то его замаскировал, но дикарей было так много...
   - Значит повезло. Получившая от тебя имя "Язва", провела работы по самовосстановлению и дала не так давно нужный пеленг о своём местоположении. Так что тебя уже быстро по руслу реки отыщем. Говори особые приметы.
   - Да их всего две, - обрадовался я. - Первая примета - это водопад. Он находится примерно в финале первой трети дистанции. Может чуток ошибся (нас слишком быстро и долго несло второй раз!) и водопад завершает четверть преодолённого нами пути. В любом случае, вторую примету не пропустят - пороги. Сразу перед ними мы где-то в уютной бухте по левому берегу прохлаждаемся.
   - Да-а? - развеселился Алоис. - Небось, скафандр снял, загораешь?
   - Снимешь тут...! - проворчал я, пытаясь пошевелить бесчувственными пальцами правой руки. - Кстати, пусть осторожнее на посадку идут, дикари здесь и на танк бросаться станут, словно берсерки.
   - Что значит осторожнее? - недоумевал наш главный аналитик. - Ребята опустят тебе трос, подтянут в трюм, и фьють, ты уже на орбите!
   - Да нет, тросом неудобно..., - мялся я, не зная как умолчать о повреждениях своей тушки. Слишком зазорным мне показалось признаваться, что "лучшего воина современности", как я редко, но любил о себе похвастаться, поломали какие-то безграмотные пещерные люди. Но хочу я этого или нет, а спасателей следовало правильно сориентировать. - Пусть приземляются и захватят носилки...
   Естественно, что Алоис зашипел на меня этакими многозначительными словечками. Мог бы и жёстче накричать, но нас слишком многие подчинённые слушали:
   - Это что там такое грандиозное на Покрусте творится?! А?!
   - Да всё нормально, не паникуй. Чуть оступился.... Да, и от копья не смог вовремя увернуться... Слишком много их в меня полетело одновременно...
   Может мне и послышался какой-то странный скрип со стороны моего собеседника, а может и не померещилось, что он скрипит зубами, настолько пауза от Алоиса затянулась. Потом он уже говорил ровно, как ни в чём не бывало:
   - Ладно, ещё четверть часа без носилок продержишься?
   - Да я ещё о-го-го! - вскипело и во мне возмущение. - Не надо меня хоронить раньше времени!
   - Не знаю как тебя, - погрустнел голос мавра. - Но мне точно не поздоровится. Особенно если кто-то узнает о твоём теперешнем состоянии...
   - Не трусь, дружище! - попытался я его взбодрить. - Всё нормально! Всего-то косточка треснула, до твоей свадьбы заживёт!
   - Хочу надеяться... Добро! Отключаю связь, спасатели уже засекли речку на своих боефикаторах. Вначале подбирают тебя, потом притановую "Язву". Жди!
   Не успел я упрятать крабер в карман, и крикнуть Тарасу, чтобы спускался ко мне, как тот сам спрыгнул в бухту, меняя позицию. Пригнулся. Выглянул из-за камней, и с досадой оглянулся на меня:
   - Три плота с кочаги! Один за другим! На каждом по три коротышки! И кажется меня заметили! Уж слишком резко они показались из-за поворота, я даже не ожидал...
   А уж я как не ожидал! Не то, что начать какую-то потасовку в целях самообороны, у меня сил не было просто скатиться в воду и банально утопиться!
   Так что ничего не оставалось, как опять выходить на связь, поглядывая при этом с надеждой на небо и, получив точные сведения от товарищей, выкрикивая варвару не столько с уверенностью, сколько с отчаянием:
   - Через пару минут опустится корабль со спасателями! Надо продержаться!
   Дальше я уже покрикивал и подгонял через Алоиса падающий на нас с орбиты челнок. Ребята в нём и так рисковали, совершая снижение и посадочные манёвры на грани крайнего риска, но всё равно не успевали отпугнуть наших озлобленных преследователей. Благодаря течению, те оказались возле нас невероятно быстро, когда я только успел взахлёб пожаловаться мавру, что нас тут собираются обидеть дикари. Страшные снаружи, недобрые внутри.
   Нам ещё повезло, что первый плот не успел уйти со стремнины. Его пронесло мимо нашей бухты и бросило на пороги. Но первая троица врагов не стала дожидаться, пока их перемелет на камнях, а довольно удачно спрыгнула в воду и, поддерживая друг друга, двинулась к берегу. Им там оказалось по пояс. Тогда как второй плот попал точнёхонько в створ нашей бухты, а третий причалил чуть раньше, выше нашей стоянки.
   Так что Тарас имел перед собой вначале только три противника. Взобравшись на скалу, он попросту прыгнул на плот, одного горца убив сразу, а его коллег по разбою столкнув в воду. Но там глубина оказалась коротышкам с головой и возвышающийся над ними гигант попросту окунул обоих с головами, да чуточку придержал. Ну и пока по шею в воде выбирался обратно на берег, к нам с двух сторон и подобралось две оставшиеся троицы. Вдобавок, глянув на реку, мой товарищ по приключениям с досадой воскликнул:
   - Ещё два плота!
   Но тут уже пришло спасение с небес. Находясь в режиме жёсткого торможения, ребята тремя направленными лучами ударили вниз рёвом разночастотной сирены. А это хоть и не оружие в прямом смысле слова, но эффект даёт не худший, чем парализатор. Правда не мозги отшибает, а дно. Не знаю, как кочаги, по которым и наносили удары, но даже у меня сложилось впечатление: вот-вот обделаюсь. Хорошо, что давно не ел и опорожняться кишечнику было нечем. Моему напарнику повезло, что он находил в тот момент по грудь в воде.
   Понятно, что желаемое было достигнуто: остающиеся на берегу горцы бросились от нас в стороны, а два несущиеся плота так и проскочили дальше, напоролись на пороги и в пенистых бурунах мелькнули лишь обломки древесных стволов.
   Пилоты у нас лучшие, так что челнок оказался посажен прямо на скалы возле бухты и сразу шесть человек бросилось мне на помощь. Я, правда, успел крикнуть, что не один, а с товарищем, и указал левой рукой на присевшего в воде варвара:
   - Он тоже полетит с нами! - и уже отдельно, проговорил конкретно ему: - Тарас! Хватит купаться! Грузись, давай!
   Но пока меня укладывали на носилки, расшумелся Булька:
   "Дикаря, дикаря не забудьте!"
   "Да на кой он тебе нужен? - изумился. - После него ребята челнок не отмоют..."
   "Танти! Я тебя умоляю! Не спорь со мной и дай приказ! Мне эта особь очень нужна ещё для нескольких экспериментов!"
   "Меня бы лучше на ноги поставил, чем силы невесть на что тратить..."
   "Ты не хочешь иметь оружие ментального удара?! - возопил возмущённый риптон. - А я хочу иметь! И мне твоя шкура дороже нанесённой в челнок грязи! Пусть грузят немедленно!"
   Пришлось мысленно вздохнуть, отвести глаза в сторону и распорядиться:
   - Ребята! Вон то существо с плота тоже отвяжите, потом свяжите и заприте в какую-нибудь каюту с дверьми покрепче. Только постарайтесь без парализатора обойтись и без членовредительства.
   Хоть я на них не смотрел, но боковым зрением вытянувшиеся физиономии запротоколировал. Наверняка бойцы подумали, что командир тут на дикой планете совсем сбрендил. Даже прежде чем сдвинуться с места переглянулись между собой, но всё-таки лишнего полуслова не высказали. Двое так и поволокло носилки с моей тушкой внутрь корабля, а четверо рванули за дикарём. Задерживаться на планете никто не собирался. Тарас же сам вошёл в корабль, ревниво посматривая, как меня легко транспортируют дюжие ребятки и непроизвольно косясь на внутреннее оформление.
   Уже через раскрытый зев опущенного борта, я наблюдал, как выполняли моё распоряжение. Кочаги видимо решил, что его понесут на жертвенный стол и в последние минуты своей жизни попытался оказать самое отчаянное сопротивление. Отвязать-то его было легко, а вот связать оказалось невероятно трудно. Но недаром у меня в команде только лучшие: парализатор применять нельзя, как и бить кулаками по мозгам с одной извилиной, а вот окунуть на минутку в воду никто не запрещал! Так что дикаря не только быстро успокоили, но ещё и помыли относительно.
   А ко мне уже обращался пилот:
   - Куда отправляемся? Господин Полсат распорядился, что к ближайшему омолодителю.
   Алоиса я понимал прекрасно, будь его воля, он бы меня сейчас лично оглушил и отправил на Оилтон. А там бы ещё цепями во дворце приковал, чтобы я больше никуда не рыпался и не рисковал своей неусидчивой задницей. И умом я с ним соглашался на все сто. Но ведь опасности уже не было! И Броверов мы спасли! Да и остающихся на Элизе товарищей следовало подстраховать своим возвращением. Мол, вот он я, Добряк, весь из себя сознательный, исполнительный и добрый до невозможности. Почему-то я был уверен, что после моего благополучного возвращения, наша команда сразу, без всяких проволочек покинет систему Красных Гребней.
   Поэтому уверенно отдал следующее приказание:
   - Омолодитель может и подождать, отправляемся на орбиту Элизы!
  
  

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

   3602 год, Оилтон, главное следственное отделение империи.
   Энгор Бофке чувствовал себя внутренне озлобленным и страшно обиженным. Такое с ним творилось всегда, когда он чётко осознавал, что его обманывают, но он не может при этом раскрыть этот обман во всеуслышание. Разрешение от императрицы он получил, с профессором связался, поговорил, и даже начал совместную работу. Но, несмотря на умение косвенными вопросами выведать самое главное, пока ни на шаг не приблизился к поставленной цели. Учёный муж, при всей своей экзальтированности и кажущейся рассеянности ни словом не обмолвился по поводу консорта и его команды. И всё равно опытнейший следователь чувствовал: Сартре во всём этом деле замешан с потрохами и обязательно знает где, что и как. Знает, а потому с особой наглостью и бесцеремонностью обходит самые острые углы в разговоре. Подспудно Бофке даже чувствовал: собеседник над ним тонко издевается.
   Естественно, что в ответ хотелось, очень хотелось надавить своей властью. А ещё лучше попросту вколоть профессору домутил и допросить упрямца по всем пунктам и со всей строгостью. Вот тогда бы уже точно всё вскрылось! Вот тогда бы уже точно главный имперский следователь получил бы моральное удовлетворение. Потому что цель у него уже который месяц оставалась только одна: выяснить то, что от него скрывают и вывести Тантоитана на чистую воду. В том, что консорт и сейчас творит некое безобразие без ведома её императорского величества, Рекс знал прекрасно. Вот только для полного разоблачения этого хитрюги-афериста, следовало точно узнать: где он и что вытворяет конкретно. А уже потом с чувством хорошо выполненного долга устраивать скандал сразу в нескольких направлениях.
   Конечно, если бы не срочность остальных дел, которые стояли во главе всего и требовали немедленного разрешения, знаменитый сыщик бросил бы все свои силы на разгадывание именно ребуса с консортом и наверняка быстро всё выяснил. Но над ним довлела задача срочно отыскать виновных в убийстве министра энергетики, и а также фигурантов непосредственных преступных контактов с убитым. Ну и попутно хотелось утереть нос подопечным Тантоитана, которые самостоятельно пытались раскрыть дело с убийцами-камикадзе. И это оказалось прекрасно, что от него ничего в данном расследовании не скрывали, кое-какие важные ниточки уже прослеживались, и не через день, так через несколько можно будет уже сделать окончательные выводы.
   Ну а пока хотелось ещё хоть на парочку своих вопросов (причём самых каверзных и неожиданных) получить конкретные ответы от профессора. Тем более что по делу Саши Горца они уже всё обсудили:
   - Послушай, Пётр, - по имени, которое знали только единицы, к учёному обращался пожалуй только главный имперский следователь. Да и то, лишь когда хотел сильно нажать: - А что с твоим поместьем на дальней планете у границы?
   Сведения у Рекса были на основе одного, не совсем конкретного, да и подслушанного разговора. Причём что за поместье и где конкретно - выяснить не удалось. Но такой вот неожиданный и прямой вопрос просто обязан был заставить собеседника раскрыться. Но тот и в данном случае выкрутился. Недоумённо пожал плечами, смешно пошевелил бровями и поинтересовался в ответ:
   - О каком именно поместье ты спрашиваешь? - и тут же с усмешкой добавил: - Тоже хочешь обзавестись домиком среди долины с садом?
   Ох и не любил Бофке, когда его вместо ответа, спрашивали таким тоном! Да и вообще, это он обожал и привык задавать вопросы. Но сдержался, раздражение не выплеснул. Даже улыбку выдавил дружескую:
   - Некогда мне с садом возиться... А вот замок старинный, как у тебя, купил бы. Может, пригласишь к себе в гости на осмотр?
   - Да у меня в обоих до сих пор ремонт не сделан, - вздохнул Сартре со скорбью. - Купить - купил, а вот руки не доходят до ума довести. И опять-таки, о каком именно ты говоришь? И с чего это вдруг ты решил напроситься ко мне в гости? Сам небось догадываешься, что таких визитёров и на порог пускать нельзя. Сразу начнут законность покупки проверять, потом неуплату налогов выискивать... Знаем мы вас!
   - Обижаешь! Делать мне больше нечего, как налогами заниматься! - возмутился Рекс. - Но с другой стороны я и не знал, что у тебя сразу два замка, и этот факт удивляет чисто по человечески: зачем тебе столько?
   - Только по большому секрету скажу и только тебе, - предупредил профессор. Получив в ответ кивок и демонстративно сжатые кулаки, продолжил: - Есть один человек, который хочет каждому из детей оставить в наследство замок. Но, не покупая их, а выменяв на один здоровенный остров на Термидоре. А тот самый остров - как раз и есть моя голубая мечта для проведения там оставшихся в старости лет. Естественно, что наш обмен я должен хранить в тайне, так что даже при всём желании не смогу пригласить тебя глянуть на купленные мною замки.
   - Понимаю, как же, - скривился Энгор. - У богатых свои причуды...
   - Да, им не позавидуешь, - с ерничеством отозвался учёный, потирая ладони и собираясь уходить: - Ладно, я побежал, если что, звони вечером.
   - Добро, свяжемся. Будь здоров! - и, протянув руку для пожатия, намертво схватился за руку профессора и уставился ему в глаза:
   - А куда делся граф Цой Тан? Где он сейчас?
   - Понятия не имею! - явно соврал сморщившийся от боли в ладони Пётр. - Руку-то не ломай!..
   - Извини! Но как это ты не знаешь? Ведь он последние дни частенько с тобой вместе работал. Вас только и видели возле секретной лаборатории.
   - О-о! Дружище! Тебя, к примеру, с кем только не видят, но это не значит, что ты с теми людьми дружишь и знаешь, куда они исчезнут после встречи с тобой. Например, ты ведь не интересуешься, куда подались те схваченные тобой и отсидевшие срок преступники?
   - А что, граф - преступник? - сразу отыскал аналогии Бофке.
   - Выговоришь такое! Я только и хотел сказать: вольному воля. Хотя и так секрета вроде никакого нет. Граф отправился за своим отцом, весточку о котором доставили совсем недавно. И я рад за парня. Он хоть и любим Амалией, да и всей семьёй Эроски, но отец - это отец... Да и я не прочь познакомиться со знаменитым и талантливым исследователем флоры и фауны. Ладно! До встречи!
   И унёсся, зарёкшись ещё хоть раз в жизни заниматься рукопожатием с Рексом. А тот смотрел ему вслед, и с раздражением бормотал себе под нос:
   - Не прочь он познакомиться!.. Думает что я в это поверю... И сомневаться не приходиться, что этот новоиспечённый граф со своим покровителем консортом опять впутался в какое-то грязное дело... Хм! Ну может и не совсем грязное, зато точно противозаконное. И когда императрица о нём узнает, кое-кому не поздоровится. Хе-хе! И виновнику никак нельзя будет на мне выместить зло или раздражение... Ну да, в любом случае, я ведь на посту, работаю в поте лица, ничего личного...
   Лелея такие планы и свои амбиции, старший следователь добрался до отведённой его ведомству части дворца и, обосновавшись в своём рабочем кабинете, стал общаться с помощниками. Кого вызывал к себе, кому просто звонил по линиям местной связи. Но после каждого доклада и каждого отданного распоряжения заносил в отдельную папку кодированным шрифтом сделанные выводы и размышления по ходу дела. Постепенно подноготная убийства министра энергетики раскрывалась, ниточки распутывались, срывающиеся за туманом лжи виновные лица, становились видны более отчётливо. Хотя порой, нисколько не мешая основному ходу расследования, некоторые сведения заносились в совсем иную папочку, на которой стояла надпись довольно прозаическая: "Поездка консорта к родственникам".
   Один из докладов как раз и касался этой папки. На крабер звонил внештатный сотрудник имперской следственной структуры, официально работающий военным интендантом той части империи, где находилась вотчина герцога Малрене. Он докладывал:
   - Теперь уже точно могу подтвердить, что боевое соединение кораблей, которым командовал сын герцога Цезарь Малрене, убыло с места постоянного расположения пять дней назад. Перед тем корабли по максимуму загрузились провизией и боезапасом, словно собрались на войну. Официально было заявлено - о передислокации с целью учений в отрог Жёлтой Медузы. Неофициально просочился слух, что соединение спряталось в ближайшей к Лерсану пылевой туманности Витланд-3. Но на самом деле обе версии ложные. Удалось подслушать разговор старшего координатора-оператора с капитаном одного из фрегатов. Из него стало понятно, что на самом деле все корабли находятся в ином месте, возле границы с королевством Пиклии. Район - система Красных Гребней. Стенографию разговора прилагаю отдельным файлом.
   Еще не читая письменное приложение, Рекс уточнил:
   - Есть уверенность, что соединением командует именно Цезарь Малрене?
   - Никакой. Все убеждены, что младший сын герцога находится на столичной планете и путешествует со старшим братом.
   - Хорошо, спасибо! - закончил разговор следователь, и внимательно перечитав присланный файл, набрал совсем иной номер. По нему ответил иной, на этот раз штатный сотрудник, посланный на Лерсан специально. Перед ним стояла задача лично убедиться в присутствии в системе Звёздные блики именно Тантоитана Парадорского. - Ну и что там у вас? Разобрались?
   - Никак нет! - по-военному стал рапортовать сотрудник. - Не получается зафиксировать личность человека, которого всегда и всюду сопровождает младший сын герцога. Всё время его лицо прикрыто, то ли шарфом, то ли затемнённым забралом скафандра. А так как визит консорта проходит инкогнито, то даже знающие люди делают вид, что его в упор не видели. Фигура и комплекция человека полностью соответствуют формам его величества. Также сходны жесты и манера поведения. В остальном - полная неопределённость. Причём во дворец он заскакивает редко и в основном только поздней ночью. Не удаётся заранее выяснить, когда и куда он отправляется утром.
   - Жаль... А есть уверенность, что его младший брат, как раз и есть тот самым сопровождающий?
   - Да. Хотя и не каждый день. Например, последние два дня Цезарь Малрене тоже прикрывается наглухо. По этому поводу сегодня на улице подслушал шутку из уст одного горожанина: "Оба брата прячутся так усердно, словно ночами посещают женщин лёгкого поведения!"
   - А может и в самом деле?
   - Пока в подобных визитах их выследить не удалось.
   Энгор Бофке недовольно фыркнул, и тон его стал строже:
   - Вы один из лучших наших агентов, а дело до сих пор не сделано. Почему?
   - Стараюсь изо всех сил, - оправдывался сотрудник. - Но я и так действую на грани разоблачения. И работе сильно мешают буквально толпы странных личностей, работающих под видом туристов. По всем отзывам, наплыв иных людей на Лерсан в эти дни превысил все прежние рекорды. Местные жители поражены. Кафе переполнены, гостиницы - тоже. В ресторанах вечером нет свободных мест. Такого бума никто не предвидел, и не подготовился. Причём десяток людей мне удалось опознать в лицо: это воины охранных структур полковника Стенеси. Заметил также нескольких офицеров из Дивизиона. Почему-то мне кажется, что и меня могли опознать, я ведь на Оилтоне с ними многими сталкивался по работе.
   - М-да..., - пригорюнился главный следователь империи. - Если они вас опознают, то подсунут любую нужную им дезинформацию...
   - Но я ведь тоже маскируюсь.
   - Хорошо. В любом случае продолжайте работать и постарайтесь выполнить поставленную перед вами задачу: стопроцентная идентификация господина консорта.
   На том распрощались.
   А тяжко вздыхающий Энгор Бофке записал в папочку несколько очередных строчек. Увы, пока выкладывать свои соображения императрице не стоило. Скандал мог и не получиться. А значит придётся и дальше "рыть носом землю" в поисках компрометирующего материала.
  
  

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

   3602 год, планета Элиза, город Нароха.
   Пока мы перемещались на орбиту Элизы, я и поспать успел, и с друзьями поболтать, и немножко подлечиться в малом корабельном реаниматоре. А Булька полностью восстановиться током малой силы. То, что мы уволокли незаконным образом с Покрусты парочку аборигенов, я приказал хранить в строгой секретности буквально от всех, даже сам в разговорах с Малышом, Гарольдом или Алоисом про это не упомянул. И не потому, что нас кто-то мог подслушать, а скорей по причине шквала новых деталей и перспектив новой операции "Встреча". Шанс добраться до шкуры узурпатора трона Пиклии, меня чуть ли не излечил.
   Ну и мой риптон настоятельно советовал пока забыть и про пещеру с ядлями, и про изучаемый им ментальный удар. А я и рад стараться, с головой окунулся в расчёты вариантов по устранению Моуса Пелдорно. Тем более что, именно моё спасение и пребывание на орбите, самым положительным, а скорей всего волшебным образом ускорило процесс возможного контакта с недосягаемым до сих пор для нас преступником.
   А случилось это так. Пока мы пронзали межпланетное пространство, барон Кири дозвонился непосредственно королю, и, по его словам, не просто выбил для себя и для супруги место уже на завтра в столичных омолодителях, но и за меня умудрился словечко вставить. Мол, невинно пострадавший шеф безопасности, он же начальник кадров одной очень крупной и солидной корпорации, сейчас находится на издыхании. Три моих перелома были расписаны как весьма опасные и грозящие долгим лечением повреждения. А так как шеф корпорации и его девушка - весьма близкие приятели самого Фре Лиха, то на этой почве и базируется ходатайство. И, дескать, на эти просьбы монарх отреагировал весьма благосклонными словами: "Можете пострадавшего привезти, подлечим и его!" Оказался в разговоре с Моусом затронут и необычайный талант молодой целительницы Маши Гридер. Фре Лих расписал его величеству все грани необычайного таланта, точность диагнозов и вообще уникальность данного случая настолько красочно, что и по поводу девушки прозвучало невероятное: "А вот с таким дарованием я постараюсь лично встретиться! И не обязательно среди толпы придворных".
   Весьма и весьма многозначительные и неоднозначные приглашения.
   С одной стороны мы когда-то мечтали провести в окружение Моуса кого-то из нас, из четверых носителей. При имеющихся у риптонов средствах, достаточно чтобы кто-то из наших симбионтов накоротке коснулся преступника. Для этого мы даже примерно прикинули, что следует кого-то скопировать из личностей приближённых к трону. По значимости и наличию дружбы - лучшей кандидатуры, чем начальник каторги было не сыскать. Да ещё и миледи подержала его руки в своих, заглянула в упор в глаза и мы сейчас имели весь набор: отпечатки пальцев, и сетчатка глаза. По фигуре, росту и весу для подмены годилась только всё та же Синява Кассиопейская. Хотя для такой наглости, чтобы послать на смертельный риск молодую жену Малыша, мы ещё не доросли. Молодая женщина могла не справиться со сложнейшей ролью. Всё-таки поведение старого друга, чуточку изменённое даже при первом контакте, могло крайне насторожить узурпатора.
   И совсем другое дело, когда он сам добровольно, с огромной заинтересованностью вложит свои руки в ладошки нашей обладательницы Одуванчика. Естественно, риптон определит все возможные неувязки в здоровье Моуса Пелдорно, хотя, без всякого сомнения тот уже побывал в омолодителе последнего поколения. Было бы глупо заиметь у себя в столице сразу два, (а по иным сведениям три!) баснословно стоящих устройства и не поправить собственное здоровье. Потому что слухи о помолодевших, полных сил и энергии телах распространялись по Галактике со скоростью урагана. Продлить собственную молодость раза в три - мечтали все без исключения.
   То есть целительница была как бы и не нужна, но интерес к своим талантам вызвала неоднозначно. И мы просто обязаны были этим воспользоваться.
   Но! Вот тут и начинала маячить на горизонте самая страшная опасность. Тем более что уж слишком всё удачно и просто для нас получалось. Ну ладно, Броверы уже с нами, но тут заслуга только их личная, да удачное стечение обстоятельств. И то, если смотреть правде в лицо, мы ведь не вывезли ещё до сих пор друзей с Элизы, да и сами все удачно не эвакуировались. А вот всё остальное наше везение могло быть тщательно создано не кем иным, как контрразведкой Пиклии, а так же всеми иными службами, которыми руководил очень хитрый, жестокий, невероятно сообразительный граф Де Ло Кле. Не стоило забывать, что именно под его руководством была ликвидирована вся агентурная сеть Оилтона в королевстве, были схвачены и казнены почти все резиденты, и наша разведка до сих пор не может оправиться от этого удара.
   Вот именно опытность, коварство и хитрость наших врагов мы не имели право сбрасывать со счетов. И если бы у нас ещё было достаточно времени!
   А так принять решение надлежало в течении буквально нескольких часов. Барон Кири действовал более чем стремительно и самоуверенно. По сути, он сразу предложил всем преогромнейшие пряники: Маше Гридер личную встречу с Монархом, Пьеру Сиккерту неплохой контракт на поставки в недра каторги новой геологической и космической техники от барона Монклоа, ну и моей тушке - лечение в омолодителе по вполне себе приемлемой цене. При этом он успевал решить в столице все свои личные вопросы, а также (как мы догадывались) закупить нужную ему гипроторфную торпеду. А может сразу и все три штуки.
   При этом он сказал конкретно и о времени вылета:
   - Мы ляжем спать сегодня пораньше, а завтра с самого утра вылетаем с таким расчётом, чтобы быть в столице чуть раньше полудня. Господина Добряка перегрузим к нам прямо на орбите.
   Малыш уже тогда напрягся от нехорошего расклада, который мог случиться при самых неблагоприятных для нас обстоятельствах:
   - Ну а как я оставлю контору без своего руководства? Моим людям надо летать на иные планеты, принимать доставляемые грузы, а карантин так до сих пор не снят.
   - Увы, мой друг, - разводил руками начальник каторги. - Пока беглых преступников так и не отыскали, а значит ещё двое суток будет висеть над планетой эта проклятая блокада. И ничего не поделаешь, таков закон.
   - Ха! Тогда и нас с вами не выпустят, - резонно заметил Малыш.
   - А вот это уже - нонсенс! Никому и в голову не взбредёт, что я на своём корабле стану вывозить с планеты беглых каторжников. За своих пассажиров я отвечаю перед законом и перед короной лично и тут достаточно моего слова. Кстати моим завтрашним отлётом в столицу наверняка воспользуются некоторые городские чиновники и богатеи. Им срочно приспичило в столицу и они наверняка к нам присоединяться в этом коротком путешествии. А вы, между прочим, можете взять с собой хоть весь штат своей конторы. Мой фрегат не круизный лайнер, но две сотни человек перевезёт с вполне комфортными условиями. Так что решайте, кого с собой возьмёте. Пусть они занимаются работой, а мы решим свои вопросы. А там и двое суток пролетят, и все остальное движение возобновится.
   Эту беседу Малыша с бароном, записанную на три камеры с разных ракурсов, я просмотрел раз восемь. И тоже не нашёл ни единого опасного для нас словечка или проявления какой-то двойственной эмоции. Получалось что Фре Лих откровенен, чистосердечен и желает поспособствовать от всей души.
   Но вот в общем вся эта идея с приглашением попахивала страшной ловушкой. Допустим, что враг знает о нас всё. Пусть такое и нереально, но, тем не менее, предположим: нас жестоко предали с потрохами. Что тогда? Какова будет главная цель наших противников? Естественно - консорт. Всё-таки самая важная и тяжёлая фигура в политическом раскладе. Да и наиболее мешающая Пиклии.
   Дальше. Пусть случайно, по вине тупого конкурента, но я выскользнул с Элизы. Надо меня схватить? Или попросту поджарить? Несомненно! Но тогда при попытке пленить лично меня или уничтожить, наш корабль сорвётся с орбиты и ретируется из-под удара. Остальных можно взять, но это - не то! Без консорта в руках, журавль в небе ускользает, синица невероятно мала, победа слишком нивелируется.
   Поэтому довольно щедрое и неожиданное предложение барона вылечить за треть цены какого-то малознакомого типа со шрамами, должно насторожить даже умалишённого или бесконечно наивного индивидуума. Наивными мы не были, с мозгами, пусть и не раз битыми или сотрясаемыми, тоже вроде полный порядок. А значит должны, обязаны были испугаться и всеми силами, пока не поздно дать заднюю скорость. Ведь пока ещё не поздно заявить, что господину Добряку стало хуже, и его отправили в иные госпитальные центры с современным врачебным оборудованием. Сам Сиккерт может сослаться на кучу причин делового характера, ну а Маша Гридер может сказаться приболевшей чисто по-женски или попросту заявить: "А я без Пьера - никуда!"
   Хорошо? Вроде хорошо. Если всё-таки сразу нас не попытаются всех арестовать. Но! Если мы отступим, не воспользуемся приглашением к нашей операции "Встреча", то уже вряд ли в скором будущем такой шанс подвернётся.
   - Да и чем мы рискуем в обоих случаях? - вопрошал Малыш, имея в виду именно себя и остальную команду, находящуюся на поверхности Элизы. - Что в первом, что во втором случае, нас арестовывают либо здесь, либо на корабле начальника каторги. Мне кажется, мы даже ради смеха можем с собой и Броверов прихватить в их нелёгком состоянии. Скорей всего и это прокатило бы... Но это я так, к слову...
   - Ну да, - согласился Гарольд. - Пусть Танти улетает немедленно, а мы уже постараемся не упустить свой шанс. Если нас всё-таки начнут брать за жабры здесь, постараемся воспользоваться имеющейся у нас техникой и попросту зарыться в недра. А если в космосе, то можно пустить на перехват соединение Цезаря Малрене, а то и герцога Лежси. Мишель наготове и будет здесь через пару часов. Цезарь допрыгнет за час... Увы! Возле самой столицы, если дело осложнится, нас отбить будет многократно сложнее...
   Наиболее кратко и резко высказался Алоис:
   - Ребята, дёргайте оттуда, а я дам команду на передислокацию к Элизе ещё одного флота. Лучше уж войну затеять, чем этаким орлам без толку головы сложить. Да и Броверы вам такого облома не простят.
   Но самое важное, что все три моих товарища ни слова не хотели слышать о моём участии в дальнейших действиях. Ни в каких! Чтобы ни случилось, они категорически настаивали на моём немедленном убытии в родное герцогство. Естественно, что с обязательным посещением по пути ближайшего госпиталя с омолодителем. По сути такой имелся, и там как раз уже ощупывал своё новое тело излеченный нами Стил Берчер. Тот самый Берчер, который и сдал нам своих подельников по перепродаже краденных палеппи.
   Кстати, против моего, а вернее нашего с ним участия в возможных пертурбациях, выступал и Булька:
   "Танти, тебе в любом случае надо срочно лечь в омолодитель. А свои советы и пожелания ты можешь высказывать и по краберной связи. Не консортское это дело бегать по джунглям, махать мечом и даже испытывать притановые скафандры. Опомнись! Сам же это понимаешь, а ведёшь себя как мальчишка. Твои друзья и без тебя с остальными вопросами прекрасно разберутся и из любой ловушки выскользнут..."
   "Но когда нет никакого риска...", - начал, я и оказался с ехидством перебит:
   "Естественно! Какой может быть риск для такого великого, непобедимого воина, при рубке каких-то диких коротышек? Смешно! Он и плавает как рыба, и бегает словно олень! И скачет не хуже любого козла!.."
   "Ну ты вообще уже заговариваешься!.."
   "Правда глаза колет? - не останавливался риптон. - Твоя главная задача - это управление государством и охрана любимой супруги. Хочу напомнить, для этого ты и женился! Да и у меня дел выше твоей бестолковой головы! Ты себе не представляешь, какие перспективы могут открыться перед Оилтоном, если его воины смогут воспользоваться силой ментального удара! А если ещё этот удар мы сможем модифицировать и усовершенствовать в техническом воплощении? Да мы не то что Моуса с его пособником Де Ло Кле, мы всех остальных гадов по всей вселенной за пару лет на голову укоротим и никто их защитить не сможет, ни в корыстных целях, ни в политических. Согласен?"
   И я был с ним согласен, против логики не попрёшь. Да и против остальных друзей высказаться против, язык не поворачивался. И, судя по моему унылому молчанию, все решили, что я вознамерился и в самом деле поспешить на Лерсан.
   Хотя на самом деле я продолжал неслышимый диалог с риптоном:
   "Ну да, на первых порах, пока от подобного удара не найдут защиту, оружие может получиться феноменальное. Но почему при его употреблении и меня "накрыло"?"
   "Думаешь так легко сразу все сделать правильно? Наверняка при испытании пороха тысячи экспериментаторов погибло. А ведь порох - это простейшее взрывчатое вещество..."
   "Понятно, понятно! Но вот уже суть своего удара ты можешь определить? Имеется ввиду: острым лучом ты бьёшь или направление удара может быть рассеянным?"
   "Возможны оба варианта, хотя мне ещё надо потренироваться".
   "А с расстоянием поражающей зоны, как?"
   "Ха! У меня должно получиться гораздо лучше, чем у ядлей! - хвастался симбионт. - На то я и разумное существо! И при наличии нескольких аккумуляторных пластин, вроде как должно получаться до двадцати метров. Может чуточку больше..."
   "Феноменально, дружище! - не удержался я от восторженной похвалы. - Ну и количество ударов, которые ты можешь нанести, не свалившись в сон?"
   "Ну-у-у..., если батареи приспособить самые емкостные для моей подпитки..., то раз пять смогу атаковать широкополосным ударом. Если узким лучом - то раз на восемь хватит... Примерно... Потом всё равно буду истощён и отключусь для сна..."
   "Ну вот! А ты говоришь домой, домой!.." - фыркнул я, и заговорил вслух, поглядывая на экраны, где видел остальных друзей:
   - Малыш! Ты вот сам любишь повторять: не рой яму другому, пусть сам роет. Поэтому предлагаю сделать это выражение нашим сегодняшним девизом.
   - В отношении кого ты про яму вспомнил? - нахмурился, уже почуявший неладное Гарольд.
   - Имею ввиду барона Кири. Как мы его небезосновательно подозреваем, он явно что-то против нас затеял. Причём стопроцентной гарантии в исполнении своего замысла, а также в имеющейся у него информации, он не имеет. Иначе вас бы уже давно всех повязали, да и нас бы тут на орбите постарались прижать. Скорей всего у него ещё остались кое-какие сомнения. Но если мы откажемся от его предложения, кары могут на нас обрушиться моментально. В противном случае, если мы соглашаемся лететь в столицу Пиклии, начальник каторги постарается нас доставить целенькими и с неповреждённой наивностью прямо в лапы контрразведки и уже там обрабатывать как только им захочется.
   Теперь уже скривился Малыш:
   - Повторяешься, мы это уже обсудили... Конкретней про яму, пожалуйста.
   - К этому и веду, - я понизил голос до таинственного шёпота. - Конечно, если нас сейчас подслушивают, у нас ничего не получится...
   - Прослушка исключена! - уверенно возразил Алоис. - Иначе вас бы уже давно кололи домутилом. А когда поняли бы, что это бессмысленно, то... Ну..., сам понимаешь.
   - Понимаю, не маленький... Поэтому продолжу. Смотрите: пока Фре Лих не возьмёт меня на борт своего корвета, или что там у него, вас он арестовывать не станет ни в коем случае. Да и потом, повторюсь уже в сотый раз: скорей всего вначале доставит в столицу. Поэтому предлагаю сыграть на опережение, тем более что для нас подобное действо - пара пустяков.
   - Да что ты как в цирке, рекламой занимаешься? - не выдержал Гарольд. - Ходишь вокруг да около! Говори, что задумал и сваливай с орбиты в сторону ближайшего омолодителя! И так уже вон сколько времени потеряли...
   - Увы, Гарри, без меня вам никак не обойтись! А вернее, без нас! Нам ещё тут потренироваться малость надо, но дело того стоит. Как только меня перегружают к вам, начинаем действовать и захватываем корабль барона. Дальше выведываем всё необходимое нам у него, у его супруги, и у её племянника Ат Ра Кадора, после чего действуем по обстоятельствам. Нас раскрыли - сматываемся. Есть шанс использовать тело Фре Лиха Кири - используем. Но в любом случае приказ от его имени о снятии блокады и о выпуске нашего челнока с Броверами - мы обеспечим.
   - Да что за глупости?! - вспылил, потерявший всю свою невозмутимость Малыш. - Как ты собираешься захватывать чужой корабль в космосе, да ещё напиханный полусотней боевиков?!
   - Ха! А вспомни, как мы легко и без жертв захватили яхту твоей нынешней супруги? - осадил я его в ответ. - Самую лучшую в Галактике! Самую охраняемую и самую роскошную! И без всякого кровопролития.
   - Уж по поводу крови молчал бы! Как раз Синява чуть и не померла от её потери, бедняжка...
   - Это ты сейчас такой жалостливый, - пришлось мне уточнить, - А в момент захвата и застрелить мог...
   Тут меня перебили возражающие одновременно и Гарольд и Алоис. Малыш тоже не молчал. Да ещё и Булька в сознании продолжал со мной и спор, и обсуждения, и выдвижение требований. Впору было хвататься за голову, затыкать уши и отключать сознание. Был бы я ещё полностью здоров, то действовал бы с напором, находясь без труда сразу в двух потоках сознания. Но общий упадок сил и недосыпание сказывались. Поэтому я взмолился:
   - Ребята! Булька! Не все сразу, умоляю! Не то у меня башка сейчас лопнет! - а когда все притихли, минут пять объяснял интенсивно своё видение предстоящей операции. И когда закончил, первым отозвался, потирающий ладонью челюсть, полковник Стенеси:
   - Как по мне, то может получиться изумительно красиво, нагло и неожиданно для противника... Тем более что ещё несколько часов у Танти в запасе будет. Если они (это он имел ввиду меня с Булькой) потренируются, и что-то будет получаться..., то я "за!".
   Малыш тоже добавил одну идейку, тем самым как бы соглашаясь:
   - Если прибавить Цой Тану пять сантиметров роста, то он вполне мог бы сыграть роль баронессы Кири.
   А вот Алоис явно загрустил:
   - Понимаю, что при таком раскладе, у вас что-то может и получиться... Но вы представляете, на какие маленькие кусочки будет порвана моя многострадальная чёрная кожа, если операция у вас сорвётся? Особенно если вы там не убережёте Танти?
   - Может не стоит меня хоронить прежде времени? - не удержал я обиды. - Когда это со мной возились как с ребёнком?
   - Да ты сейчас словно младенец беспомощный!
   - И неправда! Я вполне могу передвигаться и не только! - возражал я, стараясь не обращать внимания на ехидные замечания со стороны моего риптона:
   "Ну да, двигаться ты можешь... на носилках!" - Хорошо, что остальные друзья этого не слышали, потому ещё минут через десять наших споров сдались окончательно. Разве что наш аналитик, уже запустив все имеющиеся у него мощности на просчёт возможных вариантов, потребовал:
   - Только если у вас будут твёрдые результаты! - имея ввиду меня с Булькой. - Иначе и дёргаться не стоит!
   - Хорошо! - подвёл я итог. - Тогда мы приступаем к экспериментам на пленнике и ещё нескольких добровольцах.
   На что мои товарищи дружно покривились, а Гарольд озвучил общие опасения:
   - Смотри только ребят не угробь! Или дебилами их не сделай. А то, знаю я твоего друга "учёного"... Ради чистоты опыта и собственного носителя в мышку превратит.
   "Это он от зависти, - нисколько не обиделся риптон. - Когда мы и ему симбионта подарим, он подобреет..."
   Ну а дальше мы приступили к экспериментам и подготовке новой операции, под несколько иным кодовым названием: "Перехват". И это слово подразумевало, что мы попытаемся перехватить инициативу у нашего врага.
  
  

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

   3602 год, система Красных Гребней.
   Во время экспериментов пришлось попотеть всем. Что мне, по причине остаточного фона наносящихся ударов, и вызывающих полуобморочное состояние (особенно первые два), что нашим товарищам, согласившимся на участие в опыте. Тем уже доставалось преизрядно. Мало того, вызвался и даже настоял на своей кандидатуре и Тарас, который к тому времени и наелся и выспался. Ему тоже мало не показалось.
   Согласия не спрашивали только у пленённого представителя дикой народности кочаги. Ему и перепало больше всех. Вначале чуток его приложило при испытании рассеянного удара, когда дикаря оставили на периметре предполагаемой дальности. А потом его свалило часа на два, после прямого, направленного луча прямо в него. При этом стоящим в метре от него по сторонам воинам, только немного нарушило координацию. Секунды три они не совсем чётко соображали. Ну и во время третьего ментального удара, Булька опробовал широкополосный луч, фиксируя точки максимального приложения.
   Остался доволен собой страшно, и не слишком ставя меня в итоговые подробности завалился спать со словами:
   "Два часа у нас в запасе, полтора - меня не беспокоить. Только заготовь побольше емкостных батарей и придумай, как закрепить их у себя на теле. Всё, я сплю..."
   А на меня, с какой-то стати, этакий мандраж напал предбоевой. Давно такого не было со мной. То ли переломы сказались, то ли напичканные в меня уколы возбудили, то ли отсутствие расслабляющего массажа от риптона напрягло, но сна как не бывало. Словно и не было дикой усталости ещё не так давно. Чтобы мне легче было передвигаться по нашему кораблю, пришлось отключить искусственную гравитацию, и я в невесомости так и старался просмотреть и проверить все этапы подготовки. В принципе нашу УБ-6, замаскированную под геолога-старателя, мы собирались задействовать только в самом крайнем случае, а вот спасательный челнок, в котором собирались перевозить мою тушку в корабль барона Кири, следовало максимально приготовить к интенсивному и скоротечному бою. Мало ли как будут вести себя пиклийцы, когда мы ошвартуемся возле них.
   Так что краберы мои, используемые для переговоров, становились горячими от постоянных споров, ценных указаний во все стороны и нервного дыхания. Для добавочной подстраховки, мы подвели на минимально возможную дистанцию от системы ещё несколько замаскированных боевых кораблей, приблизили обе небольших флотилии, которыми командовали мой брат Цезарь и герцог Мишель Лежси. Всё-таки риск оставался преогромнейший. Хотелось очень верить, что враг никоим образом не сможет предугадать наш ход, потому что подобная наглость ни у кого в голове не уложится. Но мало ли какие неожиданности нас могут подстерегать? Вдруг начальник каторги пожелает перестраховаться? Да по максимуму: Возьмёт да и вызовет к планете парочку тяжёлых линкоров. Что тогда? Вот тогда уже точно нам ускользнуть будет проблематично.
   Но к обусловленному времени, на геостационарной орбите никто из крупных транспортов не появился. Наоборот скученность кораблей самого широкого назначения сильно уменьшилась, по причине продолжающейся блокады. Запрет посадки и взлёта разогнал деловых людей, которые не пожелали простаивать возле Элизы лишние двое суток. А значит, с данной стороны опасностей вроде не предвиделось.
   Несколько сложно оказалось с сокрытием Романа и Магдалены Броверов. Друзья шли на поправку очень медленно и до сих пор продолжали лежать пластом в декомпресационной камере. Правда изолировано и скрытно от всех посторонних. Повреждения стены и угла здания списали на неожиданный старт в космос моего пританового скафандра, и заделали собственными силами. В тот склад никто не входил, Пьер Сиккерт его закрыл вместе с ещё двумя под предлогом боязни новых терактов. При этом он опять превратился в злобного зверя, видя в каждом посетителе подлого конкурента, который только и мечтает устроить взрыв в его частной собственности. Досталось и работникам, оставшимся от прежнего штата, хотя те старались и работали образцово-показательно. Та же Сара Чешинска, которую назначили управляющей, металась по всей планете, составляя договора и уламывая к сотрудничеству новых клиентов. Ну и вдобавок за каждым работником установили практически непрерывное наблюдение. Излишней доверчивостью в нашей команде никто не страдал.
   В конторе решили оставить Роберта, Ульриха и Шекуна. В помощь им придали практически всю группу Гарольда. С собой на орбиту мой друг, считающийся для Сиккерта дальним знакомым, забирал только Нинель. Из спецназовцев с собой мы брали пятерых, и столько же оставляли на планете. По большому счёту следовало взять всех, но уж слишком мощной тогда бы наша группа выглядела, что могло спровоцировать нашего пока ещё только гипотетического врага на слишком резкие движения. А так нас мало и мы тем самым большой опасности не представляем. Как бы... Потому что про нашу мощь, а уж тем более про наше главное оружие, противник в любом случае не догадывается.
   Так же на планете вынужденно оставались пока Армата, Николя и Зарина. Они по-своему прикрывали контору, так сказать, с наружного периметра. Больших сил они собрать не могли, наделать пакостей охранникам каторги - тем более, но имея неограниченные рамками денежные средства могли и хорошо ими умели пользоваться. В случае крайней необходимости им вменялось идти на любые действия, вплоть до организации общественного неповиновения, а то и открытого бунта. Наработок у нас имелось предостаточно, а при наличии высокой платёжной способности организаторов, можно даже за короткое время организовать очаг политической, экономической или иной нестабильности.
   Ну и когда у нас было уже почти всё готово, а толпа путешественников в столицу Пиклии, грузилась в корабль барона Кири, у меня ещё и время осталось переговорить со своей любимой и как нельзя вовремя пожелать ей доброго утра. Причём помня, что всегда лучше самому задавать любые вопросы, чем отвечать на неудобные, я сразу поставил Патрисию в затруднительное положение. А честно говоря, просто взял её "на пушку":
   - Дорогая, ты обещала вести себя хорошо, но до меня всё-таки донёсся слух, что один выход ты себе уже запланировала. Как же так?
   Всё-таки мою супругу такими наездами не напугаешь. Недаром именно она - первый человек Оилтонской империи. Ни секунды не задержавшись с ответом, она принялась меня отчитывать:
   - Как ты себя ведёшь?! Что за напрасные обвинения?! И немедленно назови мне имя этого подлеца, который посмел тебе докладывать о своих выдумках!
   Я попытался что-то ответить и круто увести разговор в другую сторону, но её величество видимо сегодня встала не с той ноги. Она ещё минуты три зло отчитывала меня за излишние придирки к ней, недостойное поведение вообще и неуместное ёрничество в разговорах с ней в частности.
   Но именно эта её озлобленность меня и насторожила. Всё-таки мы знакомы с шестнадцати лет, изучил я свою любимую женщину прекрасно и подобное поведение могло означать только одно: она недовольна. Причём не тем человеком, которого ругает, для этого у неё уже давно имелся переизбыток власти и других рычагов воздействия, а именно собой. Так она обычно досадовала, если кто-то порой, иногда чисто случайно угадывал её планы или её задумки. Даже мне, после того как пару раз досталось сгоряча, приходилось делать вид, что я ничего не знаю и не ведаю, зато восхищаюсь результатом или устроенным сюрпризом. Тем более что это мне ничего не стоило и глобальные интересы не затрагивало. Мне не трудно, как говорится, а ей приятно.
   И вот сейчас получилось нечто подобное. И я спинным мозгом почувствовал, как она недовольна именно собой. А значит и в самом деле задумала какую-то хитрость. Причём хитрость солидную, с полноценной гарантией, что я впоследствии ей не устрою скандал. И с гарантией, что она окажется совершенно не виновата. Мол, так сложились обстоятельства. Делать было нечего, пришлось...
   А вот что именно ей придётся вытворить? Этот вопрос у меня сразу завис в голове, и без того уже опухшей от мешанины мыслей.
   Конечно, это меня сбило с должного настроя при разговоре, я потерял атакующую инициативу, и пару раз оказался на грани провала. При вопросе о сестричках, ещё как-то выкрутился, сказав, что они уже легли спать, а вот на вопрос жены, когда она наконец-то сможет переговорить с моей мамой, никак иначе не смог уйти от скользкой темы, как пообещав, что уж завтра утром (по местному времени Лерсана) герцогиня обязательно сама дозвонится невестке. В крайнем случае, я уже сам постараюсь дать ей свой крабер в руки и поставить перед фактом начавшегося разговора.
   Только после этого моя любимая явно повеселела, пожелала мне спокойной ночи, а сама поспешила начать свой трудовой, как всегда жутко насыщенный мероприятиями, встречами и совещаниями день.
   Она-то повеселела, а я озадачился!
   И видя, что у меня ещё остаётся чуток времени, прежде назначенного часа связался с Алоисом. Естественно, что тот сразу запаниковал:
   - Что случилось?!
   - Да здесь у нас всё в порядке и по плану. И меня чисто личное.... После разговора с Патрисией...
   - Что-то заподозрила о месте твоего пребывания?
   - Пока трудно сказать, хотя часов через десять придётся выкручиваться, и как-то умудриться организовать разговор матери с невесткой. Но пока - другая проблема. У меня появилась предчувствие, что её величество нечто замыслила... Ну в плане её несанкционированного мною выхода из императорского дворца...
   - Кажется? - стал уточнять мавр. - Или обмолвилась конкретно?
   - Ну нет, на слове я её не поймал, ещё и самому досталось за попытку наезда. Но вот подспудно чувствую: нечто нехорошее она задумала.
   - Это ты зря! И скорей всего твои предчувствия возникают на фоне собственных прегрешений, за которые тебе придётся отчитываться перед супругой. Каждый шаг императрицы под контролем, каждое слово фиксируется, каждое распоряжение ложится в отчёт и по каждому движению наши люди ведут разработки превентивных действий. Телохранители всегда рядом, телекамеры фиксируют всё...
   - Так уж и всё? - не выдержал я, зная, что в наших личных апартаментах ничего подобного нет.
   - Имеются ввиду шаги и события на людях, - поправился аналитик.
   - И опять-таки вопрос: каждый шаг и каждое слово фиксируется?
   - Это уже слишком. Ты ведь сам понимаешь, что её величество порой беседует с некоторыми людьми в изолированных помещениях, и даже нам данные разговоры подслушать не получится при всём желании.
   Я не стал напоминать другу, про узкие тоннели, пронизывающие дворец и ведущие к смотровым глазкам и подслушивающим щелям непосредственно в самые стратегические места всей управленческой структуры. Благодаря им мы не так давно, сравнительно, и свои добрые имена реабилитировали и не одно вражеское логово у нас в государстве вырезали. Но в данный момент это к делу не относилось.
   Изолированные комнаты для переговоров имелись везде. Мало того, её величество могло отойти чуть в сторонку от своих телохранителей и с кем угодно приватно перекинуться несколькими словами. А зная хитрость своей супруги и давно восторгаясь её умом, я не сомневался: в случае нужды она легко отыщет для своих дел любого по рангу сообщника и этот сообщник даже приблизительно не догадается, во что его втянули. То есть мне следовало предупредить службы безопасности не о конкретном предстоящем действии, а о некоем аллегорическом, эфемерном намерении, но которое может в любую секунду стать реальным.
   Так я и сделал:
   - Постарайтесь в любом случае усилить наблюдение и своевременно принять должные меры. Мне кажется, она попробует воспользоваться неким обстоятельством, которое её оправдает в моих глазах и которому не смогут противиться телохранители и воины охраны. Ну? Ты меня понял?
   - О-о-о..., - протянул Алоис с тоской, - Как тебя, мой белый друг, не понять! Смотри за тем, не знаю за чем! Охраняй то, не знаю что! И за какие заслуги мне такое наказание? А? Муж обманывает жену, но просит следить за ней, не спуская глаз. А его жена, если разоблачит старого, больного негра в двойной игре, такое тут устроит...!
   - Алоис! Кончай шутить, я серьёзно.
   - Да понял я, понял... Сейчас распоряжусь и сделаю нужные перестановки...
   И уже через пять минут, наша операция началась. Корабль барона Фре Лиха Кири, стартовал с поверхности Элизы на орбиту. А я стал будить Бульку и проверять примотанные на теле пластины для ручных парализаторов.
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.52*24  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"