Иванович Юрий: другие произведения.

Уникумы Вселенной - 3 часть-11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.51*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    22-го сентября выкладываю 11-ую, последнюю часть романа


Глава двадцать восьмая

ЕДИНЫЙ СТРОЙ

   Штурм башни прошёл довольно быстро и с неожиданными результатами. Вначале окружили и попытались понять, как войти внутрь. Два выступающих створа вместе с дверями вмялись в грунт, и даже просто шевелить вокруг них камни не хотелось. Скорей всего именно эти выступы и давали дополнительную устойчивость маяку. Вроде постройка крепко ещё стоит, продолжение башни уходит далеко вниз, но ведь накренилась же! И скорей всего во время последней катастрофы.
   А вот два вторых входа, своими выступами задрались высоко вверх, и даже заглянуть в них оказалось проблематично. Тут помог Ф-фотя. Званый своей наездницей, он в два взмаха крыльев уселся на возвышающийся отросток и высадил десант в виде Кормильца, а потом и Пузина. Окровавленного Броди, который уже и сам опасался что никогда не отмоется от внутренностей пернатого пирата, но тоже рвался заглянуть во внутренности маяка, оставили прикрывать тылы.
   Оба мужчины нырнули в овал тоннеля, ведущего к входу, и сразу пошли от них комментарии:
   - Да здесь простой засов!
   - И подпорка... На стук никто не отвечает!
   - Открываем дверь! Хм... Сумрачно... И площадка телепорта!
   - А внизу кто-то лежит! - Миха имел при себе фонарь: - Сейчас посвечу!..
   Напряжённый голос Карла, заставил всех понервничать:
   - Надо же! Так вот кто тут за нами подсматривал! Вот это номер... Спускаюсь! Ай-я-яй...! Давайте верёвки и что-то в виде одеял!
   После чего некоторое время тишина давила неизвестностью, но вскоре показалось несколько виноватое лицо Кормильца, который почему-то уставился именно на Броди. В то время ещё никто не знал, что прославленный археолог наставлял молодого коллегу говорить правду о "лёгком" ранении плавно, с оглядкой, не в лоб. Ну и тот и деликатничал вовсю:
   - Александр Константинович, вы не переживайте..., жива ваша Лариса. И уже в сознание пришла. Просто видимо со стены соскользнула и ударилась не удачно. Сейчас будем спускать вниз...
   Потом где-то с минуту, метание Броди внизу напоминало сцену из трагедии, когда человек мечется перед гибелью и кричит: "Коня, полцарства за коня!" Только землянин требовал несколько иное:
   - Орла! Дайте мне орла!
   На что Кимала заявила сразу:
   - Ты весь в крови! Ф-фотя таких к себе не подпускает, он вегетарианец!
   Фляги с водой отыскались у Люссии и Аники, и вся вода была пущена Александром на приведение в порядок лица и частично головы. Чувствовал он себя после такого умывания премерзко и даже жаловался, что волос на голове у него стал седым от переживаний. Верёвок не нашли, зато в окружающем мусоре отыскался кусок приличного и прочного пластика. Вот на нём орёл и опустил пострадавшую на землю. У Ларисы оказалось вывихнуто плечо и не опасное сотрясение мозга. Пока Пузин вправлял вывих на место, большую боль от сопереживания испытал наверное супруг пострадавшей. Пока проводили иммобилизацию руки, он извёлся ещё сильней. Только и успокоился, когда Лариса подтвердила что почувствовала она себя более чем прекрасно, и несколько раз не повторила:
   - Дорогой, я знала, верила, что вы меня отыщете.
   Супругов оставили немного в стороне и доверили важную миссию защиты исследователей от атаки с воздуха. Попросту говоря, дали возможность парочке остаться наедине и как следует наговориться.
   А вот все остальные решительно, и более чем поспешно занялись делом: исследованием места падения космического корабля, сбором трофеев, поиском чего-то уцелевшего и диспутами на тему "Зачем это уцелевшее нам вообще надо?!"
   А поспешно это стали делать после того, как Пузин поинтересовался у достопочтимых коллег желлатуков:
   - Господа, а приборы у вас есть, чтобы определить опасность какого-нибудь заражения или радиоактивного фона?
   - Есть, - подтвердил Кгорбо. - И мы даже успели на них взглянуть, пока вы радовались встрече... Ничего такого смертельного, но вот ядовитые испарения всё-таки после топлива остались. Остальное успело сгореть в атмосфере при торможении. Ну и несколько завышенная радиация... Уровень, допустимый... Часов пять, шесть, работать здесь можно...
   - Так чего же мы стоим?! - экспансивно схватился Карл за голову. - Люссия, Кормилец, за работу! Остальные - как они сами пожелают.
   Ну да, никому больше, даже Анике он ничего приказать, или даже попросить не имел права. Но все подключились к поискам, а потом сносу найденного в одно место, с немалым рвением и энтузиазмом. Первым делом заглянули в лежащие осторонь скафандры, в тех оказались мумии, возраст которых мог составлять как раз те самые два десятка, или чуть более лет. Стало окончательно понятно, что агрессоры, напавшие когда-то на данную планету тоже пали в один момент с четырёхрукими аборигенами. А значит, со временем, и все остальные корабли армады грохнутся на поверхность.
   Затем сбор ценных вещей продолжился.
   Ну и понятно, что обязанности распределились: кто не особо понимал в технике - просто искал и носил, а самые грамотные в этом плане желлатуки осматривали добычу, проверяли её на заражение и уже тогда окончательно решали, что с этим добром делать. Что интересно, некоторые маленькие приборы или устройства были им понятны по назначению, но пока ещё ни одно не действовало и не подавало признаков рабочего состояния.
   - Очень похоже, что весь корабль был запитал в неком энергетическом коконе, - объяснил Лонгир, замершему возле него Карлу. - Ну и всё что потребляет энергию, питалось именно от того самого поля. У нас подобные разработки только в стадии экспериментов.
   - Надо же!.. Но оружия, так и нет?
   - Если и есть, мы его пока не отличили от остального мусора...
   - Но почему так случилось, что не сгорело всё? Это ведь невероятно!
   На этот вопрос, скорее рассуждая, чем утверждая, отвечал Кгорбо:
   - Подобные корабли космической армады, не насколько поколений выше чем, например, есть у нашей цивилизации. Но даже и мы знаем о таких вещах, как аварийная посадка, тем более что в данном случае имеет место некая совсем иная энергетическая система двигателей. Корабль, или станция упала, коснулась атмосферы ввиду слишком продолжительного зависания на орбите. Не понятно почему, но так случилось. А вот дальше стали действовать иные автоматические цепи управления. Потому катастрофа и получилась управляемая. Искусственный интеллект корабля при падении на планету довольно эффективно тормозил двигателями, сбрасывал лишнее топливо за борт, и создавал все предпосылки для наиболее мягкого удара о поверхность. Хозяйственные блоки пошли отдельно, нечто опасное сгорело в атмосфере, и даже вон тела космонавтов, оказавшиеся к моменту гибели в скафандрах, были аккуратно выброшены отдельно. Очень показательная катастрофа...
   Подобные объяснения давали массу поводов для размышления.
   Естественно, что не все корабли, упавшие до того, могли оставить после себя такое богатое наследство. Но по сути, только здесь, при вдумчивой сборке и сохранении каждого винтика можно было бы создать на ровном месте новую космическую цивилизацию. А сколько таких кратеров уже наверняка разбросано по всей планете? А сколько ещё кораблей упадёт! А что будет, если попытаться и самим взлететь в космос, да уже там попытаться вскрыть, а потом и освоить остающуюся на более высоких орбитах часть армады?
   То есть перспективы открывались огромные.
   А учитывая наихудший вариант, если божественные сущности Хардийской империи так и не отыщут "потеряшек" в безбрежной вселенной, то шансы на выживание отныне для смешанной группы становились невероятно высокие.
   Так что постепенно, к концу назначенного для первого поиска времени, стал подниматься вопрос передислокации. Вернее выбор места для постоянного базирования уже всех. Потому что расставаться и действовать в одиночку, никому и в голову не могло взбрести. Только вместе - представители четырёх разных миров могут чего-то достичь и имеют шансы чего-то добиться.
   А вот спор о месте, разгорелся нешуточный. Кормилец отстаивал свой дом в лесу, утверждая, что там и втрое большее количество постояльцев разместится. Пузин на это возражал, доказывая, что лучше казарм, расположенных в толще гор и защищёнными неприступными воротами нет ничего. Ну а Броди, вместе с коллегами мохнатиками, уповал на то, что следует всё-таки в первую очередь заняться столицей, расчистить Пантеон и всё-таки постараться запустить именно тот, спрятанный глубоко под землёй телепорт. Мол, раз им пользовались непонятные чужаки, синезоды, то и мы может использовать для своих нужд.
   Против последних доводов больше всех возражала Лариса:
   - Нет! Никаких неизведанных площадок! А то опять потеряемся.
   Окончательно всё решил тот факт, что в любом случае вначале следует вернуться к раненым. То есть на базу желлатуков. А дальше уже будут топтаться от обстоятельств. Тем более что, имея в союзниках такого чудесного и умного друга как Ф-фотя, можно будет разведать и осмотреться по окрестностям с гораздо большей пользой и эффективностью, чем устраивать пешую разведку.
   Тотчас стали готовиться к переходу в сторону плота. Увязывали в мешки всё наиболее ценное, а Пузин спешно обучал стрельбе из нагана Кималу. Наездница собиралась сама отправиться в лес за своей подругой и уже вместе с ней ввернуться на берег реки. Прямо на набережную в черте города, откуда к базе ближе всего. А если к тому времени сложатся непонятки с плотом или со сплавом на такое большое расстояние, вот тогда уже синему орлу придётся поработать при транспортировке. Некоторые опасения вызывала и швартовка плота в местности, где хулиганят и живут в своей вотчине бегемоты. Но, в крайнем случае, решили, что сплавятся немного ниже города, и вернутся к базе уже со стороны кукурузного поля.
   Кимала оказалась отменной ученицей. Ф-фотя перестал пугаться грохота уже не втором десятке выстрелов. И первой с места событий улетела именно эта пара союзников с двумя единицами вооружения.
   Вторыми вниз, к реке, отправилась группа из самых мощных индивидуумов. Ушли тяжело нагруженные трофеями Кгорбо, Лонгир и Кормилец. Им для самообороны выделили три нагана, да и карманные парализаторы имелись.
   И сразу по их следам двинулись все остальные. У них оставался всего один револьвер из казармы, да простенький пистолет Пузина, который по убойности смотрелся рядом с наганом, как хлопушка рядом с кувалдой. Но зато имелся пистолет с иглами. Медленное движение этой группы, обуславливалось осторожным продвижением по склону, наиболее пострадавшей за сегодня Ларисы Ярославны.
   Но когда до воды оставалось совсем ничего, и осознав что петухи опасаются теперь показываться даже в пределах видимости людей, Броди не выдержал и бегом рванул вниз. Пока сошли остальные, он уже выкупался сам и с блаженством достирывал свои одежды. Под лавиной подначек и шуток, он только качал головой:
   - Всё! Думал уже, что умру в этой пленке из нечистот. Уф! Какое удовольствие!
   Общими усилиями, плот увеличили почти втрое, и разве что пожалели, что вёсел слишком мало. Когда погрузили багаж, и расселись сами, то мореходными качествами плавсредства, оказались вполне довольны. Остойчивая постройка получилась, крепкая. Естественно, такую громадину подталкивать вёслами, дело тяжкое, почти непосильное. Но ведь грести спешно не требовалось, только и подгребать ближе к стремнине. А там смотреть, чтобы река слишком далеко не уволокла.
   Во время сплава, особенно когда отдыхали в основном течении, появилась возможность опять поговорить и посоветоваться. И решение плыть в затоны с бегемотами признали не совсем верным. Лучше уж просто высадиться в месте ближайшего к городу водопоя, где к вечеру вроде как большого движения никогда не наблюдалось. Да, чуть дальше идти придётся, зато увереннее и в безопасности. При наличии имеющегося оружия, теперь встреча с любыми хищниками, казалась простой, без треволнений. Даже, по сути, и с одиночными бегемотами можно было справиться с помощью наганов. А уж с помощью взрывающихся в живой плоти иголок - и подавно.
   Понятное дело, что одной из самых важных задач на ближайшее время, стояло смотаться в горы, к казарме, и доставить оттуда все револьверы и патроны. Тогда уж точно никто из разумных не пострадает во время передвижения по городу.
   И когда решили что пора, стали выгребать ближе к правому берегу.
   За это время и Михаил успел поведать свою историй непростых отношений с неведомо откуда взявшимися наездницами. Причём с видом фаталиста-смертника не стал скрывать даже некоторых деталей своего постыдного морального падения. Напоследок он попросил помощи у старших товарищей и поинтересовался, как ему быть дальше.
   Пузин, естественно, не удержался от подколки:
   - Ну, голубчик, раз женился, то упущенного взад не вернёшь! Мы тебе можем только искренне, по-мужски позавидовать! Живите долго и счастливо!
   Неожиданно со своими комментариями влезла и Аника:
   - И чего ты расстраиваешься? Можно сказать, что тебе сказочно повезло! Две любящие жены! Да ещё и с таким союзником и другом как Ф-фотя! Мечта любого нормального, здорового мужчины. Если разобраться, то таким красавцам, как ты, можно и по три жены иметь.
   Испуганный взгляд в её сторону Кормильца, без всяких слов дал понять, что отныне он к этой женщине-жрице на расстояние вытянутой руки не приблизится. Так и читалось по мимике: "Только третьей мне до повешения не хватает!"
   Люссия на эту тему высказалась с сочувствием:
   - Да Михаил, доля твоя тяжка... Конечно, ели нам суждено здесь застрять на много лет, и нас найдут только потом, то Пеотия никаких к тебе претензий выставить не сможет. Не имеет морального права. Но вот если она нагрянет к нам завтра, или в течении нескольких дней... Разве что мы тебя успеем спрятать?
   - Ну и зачем ты его запугиваешь? - возмутилась Лариса. - Он из нашей команды и мы его никому в обиду не дадим. Хоть богине, хоть царице вселенской. Правда, Саша?
   Броди убедительно гукнул, а потом ещё и подбодрил младшего коллегу:
   - Не боись, прорвёмся!
   К местам водопоя, подплывали медленно и осторожно. Там ведь тоже представительных бегемотов хватало. Зверья лесного и речного, оказалось сравнительно мало, и уже собрали причаливать, как с неба стал опускаться синий орёл с наездницами. Он умудрился пролететь совершенно рядом с плотом, и от Валии донеслись чёткие слова:
   - Чуть дальше камни! Там удобнее!
   После чего трио союзников опустилось сразу за отмелями с водопоем, на каких-то и в самом деле торчащих из воды камнях. Фактически - уже в черте города. То место ранним утром, пешая группа проскочила ещё в темноте, поэтому не рассмотрела как следует. Но кажется там когда-то возвышался речной вокзал или нечто подобное. Острые камни и сваи создавали для бегемотов массу опасностей, провоцируя ненужные ранения и мастодонты избегали этого места, а вот для выхода с плота на берег - самое то! Бобров заметили всего несколько, зато полуметровых нутрий оказалось предостаточно. Фактически их целое войско, в количестве пары сотен особей, стало вылезать на камни для защиты своей территории. Но пяток выстрелов, сделанных наездницами, прекрасно справился с разгоном грызунов. Те не так может от пуль пострадали, как ретировались после пугающего грохота.
   - Отличное местечко! - восклицал Пузин в своей манере. - Мы тут и построим первый портовый склад. Осталось только нормальные лодки разыскать. Ещё лучше катер, или бот. Рыбки то вон сколько! А ухи как хочется!
   Броди планировал с оглядкой:
   - Ну, не мы, так иные переселенцы. В любом случае этот мир уже не останется без разумных. А уж если секреты телепортов раскроются, да площадки заработают управляемо! То здесь за десять лет всё заново отстроят.
   Плот, конечно, оставляли на произвол судьбы со вздохом. Всё-таки бобры его быстро распотрошат на строительство своих домиков, но не ставить же дозорного на такой незначительный объект.
   До основной базы добрались за полтора часа и стали размещаться. Вот тогда и появилась первая проблема: куда определять на ночлег Ф-фотю? По узким лестничным пролётам втискиваться в бомбоубежище он отказался категорически, А оставлять орла просто на улице, о таком даже никто думать не захотел.
   - А значит пора нам перебираться в купальни! - решил Броди. - Нас теперь много, общими усилиями легко раздвинем плиты над входом, а дальше уже широченные, парадные ступени.
   - Но не сейчас же этим заниматься, - напомнил Лонгир. - Через час стемнеет.
   А Пузин уже показывал наездницам развёрнутую карту:
   - За час мы вот к этому ущелью долетим?
   - Должны...
   - Если я с одной из вас туда полечу, то мы сможем там переночевать, а утром вернёмся с наганами и патронами. Там для Ф-фоти и простор будет, и еда, и полная безопасность. Следующую ходку уже может сделать любая из вас, или вдвоём. Полетели?
   Девушкам грозное оружие понравилось невероятно. С ним теперь никакие петухи были не страшны в воздушном океане. И желание иметь сразу по две такие "бабахалки" на своих поясах, пересилило даже нужду в предстоящем ужине, который уже интенсивно готовился на всех, и желание находиться возле родного мужа. Тем более что лететь предстояло не обеим.
   Да и Кимала сразу подруге заявила:
   - Лети с Карлом, там и поужинаете. А я за Михой присмотрю!
   Она не видела, как при этом нахмурилась Люссия и не слышала, как та пробормотала себе под нос:
   - А вот кто за самим Карлом присмотрит...?
   Но так как время поджимало, то и спорить было некогда. И вскоре орел, с наездницей и пассажиром уже стали маленькой чёрточкой над горами. А все остальные, поспешили наверстать пропущенный сегодня обед и насладиться праздничным ужином. Да и как иначе назвать то радостное оживление, которое царило за столами. Нашлись все, теперь отряд стал большим и сильным, и вместе с орлом насчитывал пятнадцать особей. А с таким количеством разумных созданий можно и горы своротить.
  
  

Глава двадцать девятая

РАБОЧИЕ БУДНИ

   Два дня прошло в переселении и организации жизни в императорских купальнях. Пришлось раздвигать плиты, пристраивать над входом некое подобие навеса, убирать многочисленные скелеты и мумии, которые никак не способствовали своим видом отдыху или приятному аппетиту. Почистили то, что осталось от испорченных продуктов в подсобных помещениях, выбросили истлевшие и прогнившие одеяла, полотенца, банные халаты и прочее тряпьё. Грязную воду из бассейнов слили, благо сточная канализация осталась в нормальном состоянии, отыскали и колодец, где на глубине сорока пяти метров была вполне пригодная для питья вода. Но вот с трубами и закачкой воды моторами, пока было тяжко, и это дело отложили на ближайшее будущее. Пока хватало воды, которую доставали дедовскими способами, крутя ручку барабана.
   После чего ещё два дня усиленно наполняли новую базу собранными по окрестностям продуктами, нужными вещами, наиболее уцелевшими вещами и кухонным оборудованием. А с помощью воздушных сил, провели исследования окружающих город пространств. Наездницы прекрасно разбирались в картах, а уж с наличием наганов почувствовали себя в полной безопасности. За последние дни на них лишь два раза попытались напасть воздушные пираты, но потеряв в своих рядах две особи убитыми и нескольких ранеными, петухи окончательно перестали реагировать на синего орла. Что, кстати, весьма и весьма удивило всех без исключения.
   Лонгир ещё и утверждал:
   - Есть у них соображение, есть! Причём не меньше чем у собаки. И ведь смотрите, вообще никто не нападает, а это значит пострадавшие предупредили всех остальных. Это уже говорит о сообразительности, средстве общения и о некоей кооперации.
   - Да умные они, умные, - ворчал Броди. - Я это понял ещё тогда, когда пострадавший от факела "одноглазый" привёл двух товарищей на разборки со мной. Подобное только особо хитрые волки устраивают.
   Пернатые хищники и в самом деле перестали даже в черту города залетать, и над пригородами не показывались. Котов тоже больше не было, и посчитали, что убитый в схватке монстр всего один такой был, да и тот Приблуда. Два раза пытались по улицам прогуляться молодые, да резвые бегемоты. Первую пару отогнали выстрелами, а вот во второй пришлось-таки одного мастодонта завалить. После чего любители воды и грязи признали территорию разумных неприкасаемой и больше туда не ломились.
   - Тоже умные, - утверждал Лонгир. - Скорей ещё более разумные, чем петухи. Зря мы его убили, он только пошалить хотел.
   И остальные как-то к этому наущению отнеслись с должным стыдом.
   Но нет худа без добра, как оказалось. Сала в бегемоте было столько, что им запаслись минимум, как на два месяца. Да и мясо значительно разнообразило меню, после слегка поднадоевшей курятины. Но лучше всего шло нежное мясо нутрий, которых приноровились бить гарпунами, в виде дротиков. Ко всему и гигантская кукуруза постепенно наливалась соками и желтизной в початках, и со временем обещала стать вполне приемлемой в пищу в виде перемолотой муки и пышных лепёшек. Ф-фоте кукуруза тоже понравилась, и он кормился ею с удовольствием и без вредя своему желудку.
   Так что голод в этом благодатном мире не грозил. Безделье тоже: только на разборку, классификацию и попытки запустить найденных на месте падения станции трофеев - ушло ещё три дня.
   А вот печаль на сознание давила всё больше и больше. Ведь уже пошёл двенадцатый день, когда земляне, во время обеда были вынуждены признать: их божественные предки явно задерживаются с оказанием помощи. Ведь троица хардийцев обещала наведаться в мир Адельванов ровно через неделю, а значит, они уже там и наверняка должны были начать интенсивные поиски. И почему нет результатов??
   На этот вопрос имелось несколько ответов-предположений. Самый худший: вся компания древних землян погибла. Не менее худший: телепортация стала невозможна между мирами по какой-либо причине. Дальше: вообще пропала вся экспедиция, и теперь боги не могут отыскать отправную точку начала катастрофы. Более оптимистичный вариант: умеющие телепортироваться куда угодно создания, просто не могут отыскать след спонтанных телепортаций и мечутся по вселенной вслепую, выискивая пропавшую пятёрку методом тыка. Ну и самый желательный: Пеотия, Райгд и Сакрина уже почти рядом и банально запаздывают из-за своих вселенских дел, по сравнению с которыми пропажа пяти человек - ничтожесумнящееся пятнышко пустоты. То есть могут появиться либо через час, либо через несколько дней.
   - Самое главное - чтобы они за нами явились! - восклицал Пузин, размахивая вилкой. - А мы выживем в любой обстановке.
   - Выжить-то мы выживем, - Броди задумчиво смотрел, как его жена осторожно шевелит повреждённой недавно рукой. - Только вот хочется конкретную цифру знать. Если мы месяц здесь будем жить - это одни планы надо форсировать. Если год - совершенно иные. Три года - так вообще...
   - Э-э! Стоп, дружище! - прервал его Кгорбо. - Это ты загнул! Мне кажется, что любые наши планы не должны простираться дальше, чем на месяц. По крайней мере, в первый год вынужденной колонизации данной планеты. Пищи нам хватит на года, суровой зимы здесь не бывает, строительством капитальной крепости или защитной стены нам тоже головы забивать не стоит. Мы ведь не на дикой планете, и натирать мозоли нет никакого смысла. Поэтому преспокойно давайте заниматься разведкой, расшифровкой местных текстов, попутно улучшать свой быт и, самое главное, отыскивать порталы и работать над их запуском. Получится - отлично! Нет - тоже с голоду не умрём. Согласны?
   Возражающих не нашлось, хотя неприятный осадок остался в душе у каждого. Надежда в душе тоже должна чем-то питаться, хотя бы обозначенными сроками. Даже преступник, сидящий в тюрьме, знает, что срок когда-нибудь да закончится, и он обязательно выйдет на свободу. А тут что не делай, а так и будет тяготить неопределённость и неизвестность. Лучше было бы уже и в самом деле знать: всё, влипли навсегда и надо строить жизнь, отталкиваясь от этой аксиомы. Понятно, что и тогда будет тлеть уголёк надежды: "А вдруг...?"
   Но тогда планы стразу надо строить на всю жизнь. А вот так?.. Всего лишь на неделю или на месяц?
   Но делать нечего! Хочешь, думай, хочешь вой, хочешь головой об стенку бейся - легче не станет. И самое лучшее лекарство от тоски и печали - постоянное, ежеминутное занятие и для рук и для мозга.
   Поэтому на ближайшие три дня назначили работы по расчистке завалов вокруг дворца и в его подвалах. Имея карту на руках, которую нашли при "отравительнице", хотелось-таки добраться до того обходного тоннеля, который вёл к подземному помещению с площадкой телепорта.
   Дверь, которая заклинила, тоже ещё раз попытались открыть, но ничего толкового никто не придумал. Затею с созданием, а вернее уже практически созданной взрывчатки и подрывом, тоже отбросили, как слишком вредительскую. Ведь от такого мощного взрыва могло рухнуть даже перекрытие пантеона. А рисковать статуей невиданного, вымышленного или мифического божества в виде кентавра четырёхрукого, археологи и мысли не допускали.
   Понятно, что для таких грандиозных работ, не помешало бы иметь гораздо больше рабочей силы, но в любой случае успех не заставил себя ждать. Имея перед собой план и чёткое направление, расчистили участок с противоположной стороны дворца, сделали подкоп вниз метра на три, наткнулись на стену. Причём она не относилась к фундаменту, а именно к тем подземным сооружениям, которые стояли сверху над одним из потайных ходов. К тому времени уже имелось немного взрывчатки, которую лично своими ручками буквально из мусора создала академик, так что вручную пробивать после двух маленьких взрывов, пришлось мало, всего лишь сантиметров тридцать.
   Ну и понятное дело, что уже потом через пробитую дыру внутрь заползли не только передовые разведчики, но и все кто был здоров и подвижен. Кроме орла, конечно! Потому как внутри оказалось на что посмотреть! Усыпальница!
   Причём в усыпальнице тысячу лет, как минимум, хоронили не только членов императорских семей, но многих знаменитых, прославленных какими-либо деяниями аборигенов. Это стало понятно по надписям, часть которых уже могли расшифровать после предварительных работ с текстами и использования ноутбука Ларисы Ярославны. Саркофаги вскрывать пока не стали, посчитав это дело не к спеху, а вот к месту ближайшего пересечения с подземным ходом заторопились.
   Дальше ещё больше повезло: и подрывать ничего не пришлось. Расчётливо выковырнули из пола массивную плиту, и под ней открылся желанный, искомый проход. Понятное дело, что дальше в лабиринт отправились только зубры, ветераны от археологии, коими по взаимным обсуждениям признавали Броди, Пузина, Кгорбо и Лонгира. Разве что пятой в группе, в тылах, шла академик-желлатук и пыталась предостерегать от любого неосторожного шага. Кстати говоря, как дама не надоедала, некие дельные советы и от неё тоже дошли по назначению.
   Непосредственно к площадке телепортации, идти с того места было слишком далеко и этот маршрут решили отложить на день, два. Зато без раздумий отправились к Пантеону, который оказался сравнительно близко. Прогулки не получилось и хорошо, что на данном участке все четыре ловушки были обозначены. Приходилось обезвреживать их, а потом ещё и окончательно выводить из строя. Потому что воспоминания о том, где погибла "отравительница" не давали расслабляться. Попавшиеся на пути три бронированные двери, наглухо заклиненные системой безопасности, удалось легко открыть с помощью ключа. Причём их подбивали клиньями после открытия и фиксировали упорами наглухо. Не хватало, что бы они захлопнулись по собственной инициативе!
   А вот три стены, а вернее замаскированные под стены двери, пришлось выбивать. В том числе и последнюю, которая вела в Пантеон, и через которую когда-то держало путь три раненых синезода. В главном помещении лабиринта задерживаться долго не стали, чуть ли не силой вытащив оттуда Пузина и мохнатую даму-академика. Ключом вскрыли дверь в длинной комнате и тоже зафиксировали в открытом помещении. Напоследок варварски выломали ржавые штыри последней ловушки и под приветственные крики встречающих выбрались в купальни.
   То есть открыли эдакую кольцевую тропинку, по которой отныне можно было пройти в любую сторону. Разве что очень опасным, тёмным пятном оставался сам Пантеон. Какие ещё загадки может подбросить это неизвестно кем построенное помещение? И как сработает имеющаяся там система безопасности? Можно ли там ходить и как долго? Чем опасны более низкие ступени? Ну и так далее и тому подобное.
   После краткого обсуждения, решили устроить провокацию. Для этого тела синезодов, утяжеленные камнями вынесли на верхнюю ступень, а одно из тел так вообще положили на краешек, да с помощью противовеса, лампады с фитилём и верёвки, устроили его падение минут через пять расчётного времени.
   Сами убрались восвояси, затаились с анализаторами возле самой первой двери, которую выломал когда-то Броди, и стали ждать. Звуки некоторые слышались, хоть и недолгие, а вот ядовитого тумана, или газа, так и не дождались. Что уже посчитали благоприятным знаком. Ведь в любом случае, подобные жёсткие ловушки или западни никогда и никакими боком не могли противостоять крупномасштабным действиям по вторжению и освоению. В основном потайные переходы строились для шпионской деятельности, скрытия с места, а также совершения преступления, ну и для банального прослушивания. А на подобные задания, как правило, ходили одиночки или малые группы. Нежелательные, посторонние личности или вездесущие грабители, тоже действуют в одиночку. В основном... И для последней категории посетителей неприятных сюрпризов хватает на тысячелетия.
   А вот против системы, опыта и большого коллектива, никакая мёртвая схема долго не выстоит. Так что уже утром, пятёрка самых опытных археологов преспокойно расхаживала по верхней ступени Пантеона и монтировала там электрическое освещение. При этом они продолжали брёвнами, палками и камнями "разминировать" коварные сюрпризы на нижних ступенях. Система обороны была просчитана, средства уничтожения её - подобраны.
   Ну а в обед каждый член смешанного коллектива отчитывался о своей работе, или о работе своей группы за последние дни.
   - Вечером все смогут полюбоваться на мифическую статую местного божества, - порадовал Броди остальных. - Правда всё будет без оркестра, фейерверков, цветов. Завтра, начнём проходку по второй части лабиринта, к площадке телепорта.
   Женская часть коллектива не поскупилась на аплодисменты, хотя делали это с сердитыми, нахмуренными лицами: ведь до сих пор никто кроме дамы-академика там не побывал. Ну а если кто-то требовал или капризничал, Александр Константинович свирепел на глазах и от него старались держаться подальше даже флегматичные на вид желлатуки.
   Разве что ещё одна дама-мохнатик, у которой до сих пор ноги были в гипсе и которая перемещалась на костылях, была довольна:
   - По коридору пронесёте меня на руках! (и то верно, раз все, значит все!) Тем более что я свою работу сделала на отлично! - она в последние дни с достойной награды усидчивостью, занималась настройкой, ремонтом и запуском приборов, найденных на месте катастрофы космической станции. - Три видеокамеры починила, настроила и приспособила антенны-переходники для совмещения с ноутбуком Ларисы. Теперь мы можем просматривать в видеозаписи каждый наш спор, диспут или кулуарную драку. Одна вон там установлена... - все повернулись в указанную сторону. - И фиксирует каждое наше слово для истории. Вторую я беру с собой, для съёмки в Пантеоне, ну и третью мне с самого начала заказала наша штатная фотокорреспондент. Вот, держи!
   Люссия подарку обрадовалась как ребёнок, потому что теперь получила возможность хоть что-то снимать, потом монтировать и выдавать хотя бы маленькие, но подчищенные от огрехов кинофильмы. Чем она и пообещала заняться с завтрашнего дня.
   Единственные неприятности, да и то сравнительные, произошли у наездниц. Воздушная разведка не только осматривала окрестности, летая уже над соседними городами и побывав вдоль реки на огромном расстоянии километров в сто, но и занималась доставкой наиболее ценных находок с ещё одного места крушения космического тела, которое отыскали три дня назад. Но именно эта парочка больше всех использовала свои наганы для стрельбы на дальних околицах, где ещё встречались незнакомые с людьми и с Ф-фотей стаи петухов.
   Потому-то запасы патронов существенно исчерпались. А ведь иных складов с оружием и амуницией так до сих пор не отыскали. И сегодня Валия отправилась к казарме в горах за патронами. Да так и вернулась ни с чем: дизель не смогла запустить. А без электроэнергии не работал электромотор, который тросом приподнимал тяжеленную крышку арсенала. Вначале крышка была открыта, но Пузин её закрыл по жадности, как бы "во избежание".
   - И что теперь делать? - вопрошала Валия. - Вроде там система питания забилась, но ни я в ней, ни она во мне не разбираемся.
   Безопасность - прежде всего. Поэтому, хотя имеющихся боезапасов хватило бы для войны на месяц, все переполошились, занервничали и дружно набросились на Карла. Тот если и обиделся, то виду не подал, отвечая со смехом, обилием одесского акцента и с фирменной бравадой:
   - Ну вот, чуть что - сразу Пузин виноват! И шо ви так кипишуете, народ!? Зачем вам патроны, Шура? Вы ведь любого петуха порвёте своим перочинным ножичком. Про иглы, которые валят с ног почище героина, я уже и не вспоминаю...
   Но как он не выкручивался, как не юлил, как не пытался перевести разговор на иную тему, воля коллектива оказалась и для него законом: "...подайте патроны, испанец такой-то!" Ещё и дама-академик его устыдила:
   - И чего ты противишься? Хочешь вечером тоже в Пантеон попасть? Кивает он! Мало ты его уже своими штанами протёр и руками перещупал? Не волнуйся, послеобеденную программу мы и без тебя завершим. Ха! Если бы не спорил, уже вылетел. И тогда запросто к праздничному ужину успеешь.
   Всё оказалось логично и справедливо: сам закрыл, сам и откупоривай теперь. И Пузин резво вскочил на ноги:
   - Разрешите выполнять? Спасибо! Миха! Кого из своих жён ты выделяешь мне в пилоты?
   Кормилец в последние дни, несмотря на отсутствия колючек с наркотиками, всё равно вынужден был ночевать с Валией и Кималой в отдельной комнате. Видимо он постепенно стал смиряться со своей участью, да и жёны его окружали такой лаской, заботой и вниманием, что это служило поводом для новых шуток и дружеских подначек. Но, пожалуй, Михаил был единственным членом сборного коллектива, который в душе мечтал о как можно более позднем прибытии божественной Пеотии в этот мир: "Год, конечно много, но вот за полгода я бы уже мог оправдаться в своих грехах. Мол, ничего не оставалось делать..., ты первая меня обманула..., бросив на произвол судьбы..." Примерно так.
   Но при подобных вопросах, он старался ничем не давить на наездниц, показывая, что они всегда сами выбирают. Так и сейчас ушел от прямого вопроса Карла, сделал удивлённое лицо и пожав плечами:
   - Зря ты так...! - наверное, он имел ввиду утверждение о жёнах. - Вопрос не по адресу. Девочки, вы решили, кто из вас полетит?
   Но формальное разрешение было получено, и его Валия особо подчеркнула:
   - Как скажешь, дорогой! - и уже разворачиваясь к Кимале: - Лети ты, Ф-фотя тебя ещё сегодня не катал, соскучился.
   На том обсуждения, а вместе с ними и обед, завершились. И только Люссия, которая всегда и везде присматривалась к своей возможной сопернице, заметила, что Аника опять не проронила во время обеда ни слова. Вела она себя тихо, спокойно, нигде не высовывалась и работала не покладая рук как все. Даже удивительно было, что эдакая жрица, чуть ли не пуп земли в своём мире сагири, ни разу не роптала против тяжёлой работы, Но что самое пикантное, на что обратила внимание опытная журналистка и фотокорреспондент, так это явная смена приоритетов жрицы. Если она в первые дни переезда в купальни вздыхала ещё по Карлу и постоянно провоцировала его оголёнными частями тела, то в последние дни она исподтишка, с каким-то затуманенным взглядом следила за Михаилом Степановичем Днепрянским. И это поражало Люссию с каждым часом всё больше:
   "Казалось бы парень и так чувствует себя чуть ли не самым несчастным, из-за такого количества жён и мстительной любовницы, а вот, и сагири туда же! И чем он их так всех к себе притягивает? Мёдом, что ли натирается? Или у Аники совсем иные мотивы? Странно..."
  
  

Глава тридцатая

ФИНАЛ ТРАГЕДИИ

  
   Ну и после работы, все кроме травмированных, подались на выделенные им участки работ. Валия осталась в главной кухне, готовить предстоящий, как его назвали праздничный, ужин. Ей, по мере своих сил, действуя только правой рукой, помогала Лариса Ярославна Гершко-Броди. Александр Броди, Лонгир, Кгорбо и дама-академик отправились в Пантеон, мудрить над последними, возможными ещё ловушками и открывать проход уже непосредственно к статуе четырёхрукого кентавра. Специалист по кропотливой работе, двинулась на костылях к своему столу, самому большому и наиболее ярко освещённому. Всё ещё с трудом передвигающийся Тэйви, наибольший весельчак среди желлатуков, сидел на связи в модуле, сооружённом практически на краю широких ступеней. Там аппаратура связи работала лучше всего.
   Ну а все остальные, возглавляемые самыми сильными: Кормильцем и желлатуком-практикантом, повели женскую команду в составе Люссии и Аники на разборку очень интересных руин. Те примыкали одной стеной непосредственно к императорскому дворцу и вроде как ничего собой не представляли. Да и ни один из выбравшихся из бомбоубежищ аборигенов, туда с раскопками не поспешил. Только вот на плане, эта постройка обозначалась жирным крестом, имела четыре подвальных, и один надземный этажа и на самый нижний из них вел отмеченный жирным пунктиром ход. Если уж таинственные синезоды этим зданием заинтересовались, то наверняка там нечто ценное, о чем не знали все остальные обыватели. Мнения разошлись: одни думали, что там арсенал, другие, что там сокровищница. Третьи - что там тюрьма. Ведь оказались же в узкой комнате раненые синезоды? А вдруг их в тюрьме покалечили, но они сумели оттуда вырваться?
   В общем, покопаться стоило во всяком случае. Ну а Кормильцу представился случай покомандовать, его назначили старшим в группе. На молодого практиканта подобный груз ответственности взвалить не решились
   И груз действительно оказался тяжким. Начать хотя бы с того, что на карте не было обозначения входов, следовало перспективный участок выбрать самому. А как это правильно сделать на руинах, более чем двадцати летней данности? Всё заросло, размыло, занесло землёй и мусором... Но на то и старший в группе, чтобы принимать решение.
   Вначале обошли все руины. Причём каждый, и по нескольку раз высказался, где надо копать или разбирать обломки. Ни разу мнения не сошлись, да и в самом деле явного провала не наблюдалось, какого-то лаза или щели - тоже. Тогда Михаил выбрал центр соприкосновения стены неведомого здания со стеной дворца, и решительно заявил:
   - Вот здесь и работаем!
   - Но здесь же самый высокий холмик? - с иронией удивился желлатук.
   - Значит, стена со сводом осталась целой, вот потому и выпирает...
   - Может, рванём? - группе выдали два небольших заряда взрывчатки.
   - Нет, может вниз рухнуть. Только вручную..., пока...
   - Мартышкин труд, - не смогла удержаться от сарказма Люссия. И тоже получила неплохой ответ:
   - И не такие мартышки людьми становились!
   Все глянули на Анику, которая собралась говорить, облизнула губы, но..., так и промолчала. После чего, уже ни на кого не глядя, Кормилец стал выворачивать самый массивный камень возле своих ног. Желлатук тоже подключился со своей мощью. Ну а женщинам только и оставалось, что помогать с уборкой мелких обломков, да лопатами отгребать всё сыпучее. Не прошло и часа, как наметился первый успех: стала открываться ровно лежащая, разве что с несколькими трещинами, железобетонная плита. А вскоре добрались и до её края, на котором явственно виднелись следы внутренней отделки помещения. Дальше час закапывались вниз, и оказавшись под плитой поняли, что как раз здесь и был в самом деле центральный переход из одного здания в другое. Плита лежала и краями и серединой на опорной стене, потому и не проломилась и под второй её половиной вскоре показались ведущие вниз, стандартные для местных построек ступени.
   Ещё полчаса окончательной расчистки, и можно двигаться на просмотр сохранившихся подвалов.
   - Ну вот, правы были наши мэтры! - радовался Михаил, спускаясь с газовой лампой впереди - Рвущиеся в воздухе бомбы, не могли повредить подвалы с прочным перекрытием. А если ещё и здание было в один, максимум два этажа - то и подавно. Здесь так и получилось...
   Первый пролёт, поворот..., второй пролёт...
   Из темноты выступает решётка из толстенных прутьев. С той стороны солидный замок навесной, да плюс внутренний виден. Но самое интересное просматривается дальше: на возвышении стоит пулемёт ну совсем примитивной конструкции, а возле него пяток мумий всё тех же четырёхруких. Причём у всех видны кобуры на поясах, а в тех заслужившие уважение наганы местного производства.
   - Караул..., - констатировал Миха, и не удержался от подначки мохнатика: - То есть такие же дозорные, как и ты. Только здесь это - пост называется.
   Тот не обиделся, радуясь совсем иному:
   - Значит здесь арсенал! Здорово!
   Тут же Люссия решила проявить инициативу:
   - Я сбегаю за...
   - До ужина ещё далеко, - хоть и с улыбкой, но строго перебил её старший группы. Но дальше выяснилось, что он понял, за кем собралась бежать фотокорреспондент: - И зачем? Нас же не зовут каждый раз, как что-то отыскивают в Пантеоне? Вот и мы сами справимся...
   - Правильно! - поддержал его желлатук и деловито спросил: - Взрывчатку?
   - Ага! Крепи на замок. Вот..., правильно... Барышни, поднимаемся за второй поворот! Быстренько, быстренько!
   Только успели подняться, как внизу рвануло, а осколки замков проскрежетали по стенам. Сошли вниз и только тогда пожалели пулемёт: он вместе с останками мумий лежал под дальней стеной. Но с другой стороны, он вроде как и не должен пригодиться в местных условиях, а по тяжести он тянул не меньше чем малая пушка кулеврина. Ну а наганы вроде, как и не должны повредиться.
   Дальше влево шла комната с дежурными офицерами. Один так и сидел за столом, второй лежал у стеллажа с документами. Оттуда же вело две двери в караулку и казарменное помещение. И уж там, в пирамиде оказалось оружия и боеприпасов столько, что даже Люссия загрустила:
   - Зря Карл за патронами отправился...
   На втором подвальном этаже, виднелась вторая такая же решётка и ещё два стражника. Эту решётку рвать не стали, в данный момент в боеприпасах не нуждались, а судя по тележке и рельсам на которых она стояла, именно там и располагался арсенал.
   Да и проход на минус третий этаж оставался свободен. Там такая же преграда, но уже двойная, а вторая - глухая бронированная дверь.
   - А вот здесь уже точно нечто, сродни сокровищам, - согласился Кормилец с раскрасневшейся Люссией. - Но сюда мы вернёмся завтра, уже все вместе. В таких местах лучше подстраховаться...
   Ну и на самом нижнем уровне, опять-таки за решётками виднелся точно такой проход, какой обычно показывают в тюрьмах. Из чего следовало, что и в этом мире имелись преступники, бунтовщики, неугодные или политические оппоненты. За решётками виднелись мумии, некоторые перед смертью выставили в проход свои конечности. Но сразу было видно: скученность невероятная. То ли пленных набрали перед катастрофой, то ли воров всех выловили...
   - Сюда тем более спешить не стоит..., - решил Михаил, и первым двинулся наверх. Возле сокровищ повздыхали все вместе: - Всё равно одного заряда не хватит... Но в любом случае, медали почётные грамоты мы сегодня заработали! Пусть только мэтры пожадничают на похвалу. За мной! За орденами!
   То есть к ужину группа возвращалась победителями. Оживлённо переговариваясь и дискутируя, они ввалились в купальни, где уже постепенно накрывали на столы, а вышеупомянутые мэтры, успевшие привести себя в порядок, готовили зрителей к предстоящему спектаклю. Казалось лучше них никто сработать не в силах, поэтому отчёт господина Днепрянского встретили восторженным рёвом.
   Тут же было решено: вначале демонстрация Пантеона, потом ужин, а сразу после него экскурсия с несколькими зарядами в карманах к арсеналу-тюрьме-сокровищнице. Понятное дело, что всем без исключения захотелось и там побывать.
   И только тогда, обратили внимания, что Ф-фотя в наличии, в своём гнезде в углу купален, под которое ему приспособили опустошённый бассейн. И Кимала присутствует, помогая на кухне.
   - А где Карл? - устремилась к наездницам журналист.
   - Он нас с орлом патронами нагрузил под завязку, а сам остался. Сказал, что попытается второй дизель наладить, завести и опробовать. Чтобы уже лишний раз туда не мотаться. Будет время, оставшиеся там три пистолета почистит и опробует.
   - Ух он...! - Люссия в бессилии сжимала кулачки, хотя понимала всю правоту такого решения. - Да у нас здесь теперь не только пистолеты, но и пулемёты есть! О-о-о!
   В этот момент Броди всех и позвал на смотрины Пантеона. Мол, оставляйте столы, наш пернатый союзник за ними присмотрит. И когда пассия его друга проходила рядом, он шёпотом её подбодрил:
   - Сама ведь знаешь, Карл такой. Не допустит, чтобы два раза переделывать одно и то же. - Заметив у неё на локте подаренную камеру, улыбнулся: - Снимаешь?
   - Скрытно. Так интересней.
   Травмированный Тэйви добрался до цели сам. Его коллегу, с повреждёнными ногами, пришлось частично нести, ну а все остальные заходили в Пантеон с немалым предвкушением. Подобные открытия для археологов всегда сродни открытию нового мира. А уж когда и сам к этому становишься причастным - удовольствия, радости и морального удовлетворения выше крыши.
   Вначале все долго рассматривали невероятное мифическое создание, скорей всего плод чьего-то больного воображения. Но массивная статуя смотрелась настолько эффектно, что поневоле хотелось верить в то, что подобные существа живут где-нибудь на окраине вселенной.
   Потом Александр Константинович спустился вниз амфитеатра и оттуда огласил:
   - Но и это ещё не всё. Смотрите, к чему приводит простое соприкосновение ладони с поверхностью статуи!
   И когда он коснулся камня, статуя тут же стала плавно вращаться вместе с постаментом против часовой стрелки. На своде вдруг появилась странная, цветовая иллюминация, и заиграла тихая, но очень приятная музыка. Вроде как играл огромный оркестр, но звуки не были пафосными, высокими или возбуждающими. Под такую музыку хотелось закрыть глаза, глубоко вздохнуть и наслаждаться покоем. Что все и сделали... Кроме Люссии. Фотокорреспондент в ней победил стремление к покою, и она быстренько установила камеру в выемку стены так, чтобы и самой попадать в объектив. Затем весело подмигнула в объектив и чинно застыла, как и все остальные.
   Но всё равно через несколько мгновений глаз у всех раскрылись от неожиданно резкого, скрипучего голоса, который раздавался от третьего выхода на верхнюю ступень и которую так и не открыли до сих пор по ненадобности:
   - А кто вам позволил сюда войти?! - переводчики речи были у всех, причём по отношению к данному языку устройства не тратили время на адаптацию. Участники спектакля сразу понимали прекрасно каждое слово.
   Ну и естественно, что все развернулись на этот скрип. И это оказалось последнее движение, которое удалось сделать осознанно. Всю плоть словно сковало невидимым льдом, нельзя было пошевелить даже пальцем, хотя каждый осознавал себя дышащим, слышащим и видящим.
   Вопрос задал высокий, стройный человек в блестящих до ослепления белых одеждах. На этом фоне даже смуглое лицо было трудно различимо, но то что оно человеческое - не вызывало сомнений. Как и то, что этот человек принадлежит к синезодам.
   А он опять заскрипел своим неприятным голосом:
   - Неужели никто мне не может ответить? - после хрюкнул, наверно веселясь, и добавил: - Тогда придётся наказать всех!
   Тотчас из-за его спины стали выходить подобные ем личности, разве что их белые одежды не выглядели настолько ослепительными. По несколько человек нырнуло в раскрытые проходы, наверняка проверяя кто там ещё есть в лабиринте. Ещё с десяток синезодов деловито стали обирать замерших как статуи созданий от оружия, лежащих в карманах предметов, а то и срывать целые участки одежды. Всё это небрежно бросалось к постаменту четырёхрукого кентавра. Не прошло и двух минут, как фигуры людей и желлатуков стояли полуголые, имея на себе лишь полоски оборванных тканей.
   Все, кроме одной.
   Именно к ней, остающейся одетой, и подошло неспешно командующее здесь существо, коснулось её лба ладонью, и паралич с жертвы спал полностью. Тот час Аника рухнула на колени, подобострастно восклицая:
   - Приветствую тебя, Сияющий!
   - И я рад тебя видеть, милая... Ты хорошо поработала и сделала самое главное... Чего ты хочешь себе в награду?
   Наверное представительница сагири, или кто она там была на самом деле, давно ждала этого вопроса. Её рука вскинулась в сторону застывшего столбом Михаила Степановича Днепрянского:
   - Подари мне этого раба, Сияющий!
   Его брови снисходительно дёрнулись вверх:
   - Забирай!.. И радуйся...
   - Живи вечно, Сияющий! - воскликнула Аника, и попыталась ещё что-то сказать: - Но там ещё...
   Но была оборвана повелительным жестом, в результате которого из Пантеона исчезла и она сама и её истребованный раб по прозвищу Кормилец. Правда и сам творец этакого телепортационного жеста остался недоволен:
   - И всё им мало!.. - после чего покрутил головой, словно разминая шею, вдруг неожиданно и громко заорал: - Как вы посмели?! Жалкие черви!..
   Что самое несуразное в данной ситуации, так это продолжающееся мигание огоньков, вращение статуи и не прекращающая звучать музыка. Ну а те, кого спрашивали, как бы, так и не могли ни слова сказать, ни на пол сплюнуть. Мысли у всех в голове теснились разные, но общая суть их сводилась примерно к одному вопросу: "Что за цирк?!"
   Но оказалось, что разыгрывалась только присказка, а основное представление ещё впереди. Причём такое представление, о котором даже сам Сияющий не подозревал. Вначале со странной дисгармонией замолкла музыка. Потом одновременно погасли светящиеся точки не своде, а затем и сама статуя вдруг просела в пол задней частью со страшным хрустом ломающегося и скрипящего бетона.
   О том что случилось нечто из ряда вон выходящее, говорило и поведение всех синезодов. Словно получившие удар током высокого напряжения, они дёрнулись и повалились там, где в тот момент стояли. Только Сияющий остался стоять, с каким-то страхом и неверием на лице поднимая руки в стороны, на уровне плеч. Взгляд его при этом метался во всех направлениях, совершенно не останавливаясь на статуе. Пожалуй, только он один предвидел или догадывался, что произойдёт в следующее мгновение. Но и он не сразу заметил, что куска пространства на противоположной от большинства сущностей стене, над последним ярусом ступенек, не стало. Там словно и не было прочного мрамора, а с некоторой задержкой после провала пустоты, возник контур невероятного создания. Точная копия накренившейся на дне амфитеатра статуи.
   Но не копия! А живое воплощение мифического существа. Тот самый кентавр с четырьмя руками и с мордой волка-демона с человеческим выражением!
   Вальяжно и грациозно перешагнув лапами по звонкому мрамору, существо пристально оглядело всю мизансцену, затем бросило взгляд на скособоченную статую, копирующую его красивого, и вслух удивилось:
   - Утверждали, что этого уже нигде не осталось... Как же так?
   Сияющий явно воспринял вопрос в свой адрес, конвульсивно дёрнулся и уже совсем не скрипучим, а скорей подобострастным голосом провозгласил:
   - О! Конструктор! Мы накажем виновных...
   Больше он ничего и мекнуть не успел. Взгляд кентавра, словно обладающий магической подсветкой, замер на синезоде, и того, словно тоже парализовало:
   - Молчи уже..., - нечто очень презрительное подразумевалось в продолжении. От этого "нечто", Сияющий сжался и стал ниже ростом. Пару раз открыл рот, но больше ничего сказать не осмелился. - И кто пробрался в святыню мне? - чудовище направило рога на людей и желлатуков. - Надо же! До чего наглые отпрыски презренных цивилизаций... И всё-таки! Они здесь... А почему? Значит, я с братьями где-то ошибся...
   Ещё с минуту, он рассматривал каждого человека и желлатука по очереди, словно просвечивал рентгеном. Потом опять сдвинулся из стороны в сторону и принял решение:
   - Ладно, отправляетесь все со мной, разберусь на месте!
   В следующее мгновение, Пантеон озарила непонятная вспышка розового пламени и на ступеньках ни осталось, ни единой живой души. Исчезла и накренившаяся статуя кентавра. Пропали и все вещи, которые синезоды сорвали с пленников и бросили к основанию статуи. Исчезли и все мелкие предметы на ступенях и в прилегающих переходах, комнатах и галереях. Да и крупные тоже, в большинстве.
   В Пантеоне осталась только маленькая видеокамера, сиротливо прижавшаяся в углублении стены.
   В купальнях осталось лишь несколько голых столов, два изломанных шезлонга, ещё одна камера в стене и одуревающий от злости орёл. Ф-фотя вообще-то был очень добрым созданием, но сейчас он был готов заклевать насмерть тех, кто выдернул из-под него массу мягких, тёплых одеял и тем самым прервал такой сладостный сон. Если бы пернатый красавец умел кричать, над опустевшими и враз потемневшими купальнями разнёсся бы яростный крик:
   - Что за глупые шутки!!!
   Но кричать Ф-фотя не мог. Зато хорошо мог пугаться. Поэтому клекот в его горле так и смолк, не вырвавшись в окружающее пространство.
   Видимо рогатый кентавр с четырьмя руками, посчитал орла глупым и диким животным. В крайнем случае - прирученным. Потому и не забрал с собой в неизвестность.
  
  

ЭПИЛОГ

   Хранитель всё-таки поддался искушению и решил повеселиться, разогнать тысячелетнюю скуку. Вначале он без всякого прицела или дальнего расчёта дал малую толику энергии на порталы дома, в котором разместилось семнадцать прибывших разумных. Просто ему захотелось посмотреть, что будет, и как люди будут действовать в ответ.
   В итоге пятеро из них кануло в неизвестность. А остальные проявили похвальную выдержку и осторожность, так к порталам телепортации и не прикоснувшись. И стали чего-то выжидать.
   Это хранителю не понравилось по самой главной причине: осталось всего двенадцать особей, а значит, их тем более нельзя уничтожить.
   Пришлось включить все системы наблюдения и высчитывать предстоящие действия д.жины, анализировать их речь и фиксировать все разговоры. После чего пришло понимание, что оставшиеся люди ждут подмогу! Помощь! Следовательно, есть шанс, что их количество увеличится до такого вожделенного числа восемнадцать.
   И чудо свершилось на восьмой день: совершенно неожиданно в обжитом доме появилось сразу семеро. Итого: девятнадцать!
   Хранитель запустил программу тотальной войны и экстренного уничтожения нежелательных визитёров в город. Девятнадцати человекам оставалось жить считанные минуты, когда случилось невероятное! Трое из пришельцев перенеслись в святая святых, чуть ли не в центр планеты, в комнату с искусственным интеллектом, который и представлял из себя главного защитника мира Адельванов. И это было последнее, что понял изумлённый Хранитель. За несколько мгновений он перестал существовать.
   Разве что на периферии его последних мыслей промелькнула ехидная и мстительная:
   "А тех пятерых вы всё равно не отыщете! Да я и сам отыскать бы не смог..."
   Хранителя не стало
   Виновник трагедии был наказан.
   То есть месть уже состоялась, и божественные сущности это понимали, но преимуществ от своей скоротечной победу не получили. Где и как разыскивать пропавшую группу землян, древние жители Хардийской империи понятия не имели.
  
  

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ


Оценка: 5.51*43  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"