Иванович Юрий: другие произведения.

Невменяемый колдун. Все части с Эпилогом.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.37*202  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что может быть прекрасней сказки? Только новая сказка! И новый мир! И новые разумные существа, живущие в этом Мире Тройной Радуги, и новые приключения! В новой сказке тоже бывает боль, обида, ненависть и разочарование. Но всё таки больше в ней любви, отваги, справедливости и великого самопожертвования. И, конечно же, великих дел которые по плечу только самым целеустремлённым, неординарным и жертвенным личностям. Пока ещё молодой Кремон просто сильный и перспективный воин и никто не знает что ждёт его в скором будующем: неприметная, банальная гибель или сияющий ореол истинного героя, но свои первые шаги на пути к славе он уже сделал.... (Книга окончена, продолжение следует....)


Невменяемый колдун

  
  
  

ПРОЛОГ

ДАВНЫМ-ДАВНО, ТЫСЯЧУ ЛЕТ НАЗАД....

   Хранитель от расы сорфитов чувствовал себя плохо. И не мог понять: то ли это от старости, то ли от ледяного, пронизывающего ветра. От которого не спасала даже теплая шерстяная мантия, прикрывающая тело почти до половины. Сорфит рассеянно слушал скороговорку своего коллеги из расы тагов и мысленно удивлялся: почему тому совсем не холодно? Хотя одет миниатюрный Хранитель был намного лучше и компактнее: куртка на меховой подкладке, толстые штаны и громоздкие валенки с каучуковыми подошвами. Вот, правда, его тщедушное тельце мотало ветром из стороны в сторону. Но таги не обращал на непогоду внимания, только изредка приседая при особо сильном порыве студенящего ветра, да часто хватаясь за пытающуюся улететь шапку. Сорфит ещё раз задумался над тем, почему его тело так стало мерзнуть. Такое большое и толстое? Может жировая прокладка стала тоньше за последний год? Да нет, вроде....
   Таги тем временем продолжал уже длившийся бесконечно спор;
   - Поэтому я буду категорически настаивать на том, что бы магическую Настройку проводили в двадцатилетнем возрасте! И как только наступит лето, созову анклав Эль-Митоланов! Буду требовать отмены Настройки в десятилетнем возрасте. Слишком рано! Дети вырастают безответственными, неприспособленными! Пусть бы они поборолись за право стать избранным в более зрелом возрасте! Тогда и проигравшие принесут своей настойчивостью ощутимую пользу обществу! А четыре года вполне хватит для начального, теоретического обучения!
   - Вряд ли анклав отменит вековые традиции! - устало заметил сорфит. - Но ты, конечно, имеешь право попробовать....
   - Почему только я?! Если ты меня поддержишь, половина победы будет обеспечена! Ведь когда-то ты был пассивным сторонником этой реформы.
   - О-хо-хо! Когда это было! - огромное тело хранителя затряслось от смеха и тут же, без перехода содрогнулось от холода. - Слушай, тебе не кажется, что эта зима особенно холодна?
   - Эта? - маленький таги недоумённо осмотрел горы, плотно обступившие почти идеально круглую, хоть и огромную полянку. - Нисколько! Такая же зима как всегда! Смотри даже снега намного меньше, чем обычно!
   - Почему же я мёрзну? - сорфит приподнял голову повыше. - И какой то ледок в мозгу мешает думать....
   - Это у тебя от старости! - авторитетно заявил таги и неожиданно замолотил кулаками по туловищу своего огромного коллеги. - Хочешь, я тебе согревающий массаж сделаю?!
   - Хочу! Но только не здесь, а в пещере! Скорей бы туда вернуться! Где же они? Долго нам ещё здесь торчать? - заметив, что маленький массажист совсем запыхался от усердия, добавил: - Ой, мне уже жарко! Кончай меня избивать! Умоляю!
   - Жарко ему! Да ты и не почувствовал моей заботы и дружеского участия! Зато я: точно согрелся. Можно ждать..., хотя! Мне кажется, они уже идут!
   В тот же момент из-под снега на краю полянки вынырнула голова сорфита, покрытая блестящим шлемом. За головой показалось шесть ловких передних конечностей, отбрасывающие снег. А за ними и всё длинное туловище увешанного доспехами воина. Не обращая внимания на хранителей, он ловко откатился в сторону и встал в боевую стойку. Следом за ним из дыры выскочило ещё с десяток крупных и тренированных бойцов. Они рассеялись по периметру полянки и заняли оборонительную позицию. Тут же стали появляться и маленькие таги-воины. Каждый с магическим арбалетом, несущим на концах метательных игл смертельный яд для любого врага с горячей или холодной кровью. И только когда маленькие стрелки заняли все стратегически выгодные позиции, из подземного хода появилось несколько сорфитов и тагов более преклонного возраста и в одеяниях Эль-Митоланов. Каждый по очереди подходил к Хранителям и тепло здоровался, обмениваясь несколькими фразами.
   - Привет вам от всего конклава!
   - Мечтаем его увидеть в полном составе очень скоро!
   - Вам тут некоторые гостинцы передали...
   - Хорошо, что хоть сами дошли, а то от холода мы уже замерзать стали....
   - Такой как ты замёрзнет! Вот таги жалко....
   - Да ему хоть бы что, словно гремучки напился!
   - И почему так долго?
   - Завал по дороге пришлось разбирать....
   - Готовы принимать молодёжь?
   - Только к этому весь год и готовимся!
   - Этот год необычный: по решению конклава решено удвоить количество инициированных. Поэтому выбрано двести детей для Настройки. Надо восполнить позапрошлогодние потери....
   - Понятно.... Тогда выводите детей! Они хоть тепло одеты?
   - Зря беспокоишься! Ведь совсем не холодно!
   - И вам?! Странно, что ж меня тогда так морозит?
   - Идём за Сферой! - поторопил коллегу Хранитель-таги. - Быстрей начнём, быстрей ты у меня на массажном столе окажешься!
   Гости посмеялись над Хранителями стариками, но проводили их уважительными поклонами голов. А затем бросились к выбирающимся из подземного хода детям. Хоть те и были измучены длительным и тяжёлым путешествием, но заснеженная полянка вызвала у них целый фейерверк веселья и радости. Эль-Митоланы не успевали их построить в организованные колонны перед центральным возвышением полянки. Дети бросались друг в друга снежками, толкались, боролись с визгом и радостными криками. Маленькие таги вскакивали на шеи мощным сорфитам и, сталкиваясь на встречных курсах, валились в снег. Становилось страшно от подобных игрищ и казалось, что хоть одного таги, но обязательно раздавят тяжёлые тела их во много раз больших товарищей сорфитов.
   Но через десять минут, когда Хранители вышли с драгоценной ношей из своей пещеры, дети всё-таки стояли в чём-то напоминающем нестройное каре вокруг возвышения. Пострадавших не было. Смешки и переговоры стихали, лица детей становились всё более серьёзными и приличествующими моменту. Сейчас свершится то, о чём мечтает каждый ребёнок в Сорфитовых Долинах. Свершится Великое Чудо, меняющее всю их жизнь. На детские головы будет возложена магическая Сфера, и она произведёт Настройку их организмов на магическое восприятие тайн мироздания. А когда им исполнится двадцать четыре года, произойдет Всплеск, и они смогут стать полноправными и великими Эль-Митоланами.
   Хранители величественно поднялись на возвышение в центре поляны, и сорфит кивнул своему коллеге, что бы тот сказал речь. А сам, в который уж раз удивился донимающему его холоду. "Что со мной? У меня такое было только перед сражением с армией драконов в молодости. Тогда те напали внезапно, и мой внутренний голос предупредил холодом. Может и сейчас?! - глаза сорфита быстро остекленели от магического транса, и разум мысленно воспарил проникающим зрением над скалами, непроходимой стеной окружившими священную полянку. Никого! Только чёрные камни, покрученные стволы низкорослых сосен, да белые снежные сугробы между ними. - Может драконы обошли стену заклятия?! - не открывая глаза, он тщательно осмотрел всё видимое небо до горизонтов. - Тоже никого! Значит, мёрзну я от старости! - его взгляд прояснился и остановился на верхушке одной из окружающих скал, да там и застыл. До слуха доносились пафосные высказывания Хранителя-таги:
   - Наше государство единственное по силе своей невероятной дружбы между двумя разумными нациями! Убейте любого, кто посмеет сеять вражду между таги и сорфитами! Наше единение вечно! И да будет так во все времена!!!
   Таги выкрикнул последнее слово торжественной речи и удивлённо оглянулся на замершего коллегу. Затем зашипел вполголоса:
   - Так и будешь стоять камнем, или дашь Сферу мне для наложения?!
   - Ах да, конечно, извини..., - сорфит сморгнул глазами и собрался передать бережно поддерживаемую Сферу в маленькие ручки своего коллеги. Но тут же его взгляд встревожено метнулся опять к верхушке скалы. Ему показалось, что она дрогнула. И точно: скала наклонялась всё больше и больше, грозя рухнуть вниз, на поляну. Напрягая зрение, сорфит различил копошащиеся возле верхушки уродливые цилиндры.
   - Тревога! - изо всех сил выдохнуло его внезапно охрипшее горло. - Колабы! Нас окружают колабы!
   В полной тишине эти хриплые крики прозвучали чёрным предзнаменованием. Но их тут же заглушил грохот рушащихся скал.
  

(Прим. Ред.: Нам пришлось вести с очевидцем этих

Событий настоящую

Войну, пока мы заставили его перевести все меры длины,

Веса и времени в приемлемые для нас понятия.

А то у него и неделя из шести дней состоит

И час на сто минут делился

И в сутках тех часов не как во всех нормальных мирах....

А кто, на сколько прыгнул, или с какой скоростью ехал,

Вам, уважаемые читатели, пришлось бы высчитывать

С логарифмической линейкой.

Зато сейчас можете читать и не отвлекаться на ненужный никому

Сравнительный анализ).

  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПУТНИК

  
   Буря разразилась ужасная. Целые тучи пыли, песка и даже мел-ких камней носились в воздухе, пытаясь одновременно лишить и слуха, и зрения. Это вдобавок к тому, что невозможно стало дышать под многослой-ной по-лотняной повязкой, которую Кремон поспешно водрузил на рот и нос при первых шквальных порывах ветра. И что с самого начала показалось стран-ным, так это невероятно усилившаяся жара. Будто бы смерч принёсся с са-мого центра дьявольски раскалённой пустыни. По спине противно стекали ручейки пота, и ткань одежды стала создавать мерзкий парниковый эффект.
   "Не хватает только грома с молниями и дождя! - с обозлением подумал Кремон. Он пригнул лицо к самой земле и почти на четвереньках лихора-дочно пытался найти хоть какое-то мало-мальски пригодное укрытие - Если это случится, я на все сто буду уверен в неприродной подоплёке этой невесть откуда взявшейся бури!"
   И будто подслушав его опасения, громыхнул раскат грома, за ним тут же второй, но уже ближе. Яркая вспышка молнии выхватила из сгущаю-щейся, чуть ли не полной мглы, безумную свистопляску кружащихся пред-метов, среди которых промелькнуло даже несколько больших веток.
   "Ого! - Кремон от злости заскрипел песком на зубах. - На кого это ни-спослали такие мытарства! Да и кто, интересно, имеет в своей власти такие силы? О, дьявол! - он больно ударился о выступающий край скалы, ведь руки были заняты обшариванием поверхности. - Кажется, что-то нашёл! По крайней мере, с боков буду защищён!"
   Он с трудом втиснулся в узкую расщелину между камнями, волоча за со-бой сброшенный со спины рюкзак. Затем быстро расстегнул на своём вме-стилище багажа соединительную молнию, раскрыл, увеличивая по площади вдвое. Немного повозился, но выставил таки свой рюкзак над головой и упёр краями в скальные выступы. Уселся спиной в глубину выемки, поджал ко-лени вплотную к лицу и опустил крышку своего защитного сооружения почти до голени. Теперь открытыми для разбушевавшейся стихии оставались только ступни. Но они были защищены, пожалуй, лучше, чем все остальные части тела. Ботинки из толстой кожи с высокими бортами на носках были оторо-чены стальными пластинами. Широкие, утеплённые языки, зашнурованные блестящей полустальной лентой, могли выдержать даже приличный удар саблей. Не то, что дробь летающих мелких камней. Разве что огромная ветка рухнет..., да ещё прямо комлем..., да ещё и по любимому мозолю. Но тут уж как повезёт: от всего не застрахуешься. И так хорошо, что не получил повре-ждений, попав в это "наказание природы-матушки". А иначе как наказанием, это и на-звать было трудно.
   Ведь ещё полчаса назад Кремон и не предполагал, что может оказаться в эпицентре такой свирепой бури. Он прошёл последнюю седловину и окинул взо-ром открывшуюся, слегка извивающуюся долину, которую предстояло пере-сечь. Где-то там, в её конце, за несколькими большими холмами находи-лось селение Агван - цель его длительного путешествия. Именно там он на-деялся найти то, что искал, разрешить все свои сомнения, вопросы и чаяния. Светило сол-нышко, пели птицы, по белеющей пустынной дороге промелькнула тень бе-гущего зайца. Дул лёгкий ветерок и под звон цикад Кремон, взбодрённый близостью финиша, весело стал спускаться в долину. От прилива хорошего настроения стал напевать фривольную песенку о желании каждого путешественника везде встречать гостеприимный очаг, вкусную еду и некапризных, ласковых женщин. И представить себе не мог, что с ним случится всего лишь через пару километ-ров. Теперь приходилось вжиматься между камнями словно улитка в рако-вину и ждать чем всё это закончится.
   Внезапно хлынуло как из ведра. Потоки воды плотным слоем окутали тело Кремона и пытались буквально вымыть из временного убежища. Парень изо всех сил держал спасительный рюкзак над головой. Создавалось впечат-ле-ние, будто кто-то с садистским удовольствием колотит сверху кувалдой, а кто-то другой, в то же время, хочет поднять рюкзак над скалами вместе с це-пляющимся за него человеком. Кремон, хоть и обладал недюжинной силой, стал задумываться: "Долго ли я ещё продержусь? Полчаса - точно! Постара-юсь! А долго ли ещё будет продолжаться эта разгулявшаяся стихия? Мг-м! Если судить по её нереальности - то недолго. Ведь даже самые великие маги не могут творить подобное больше чем минут двадцать. Значит, продержусь! Если..., если это только это - не конец света!"
  
  

АГВАН

  
   Сидевшие в зале посетители неспешно попивали свои напитки и насто-роженно прислушивались к тому, что происходило снаружи. Порой их не-громкие разговоры прерывались слишком уж натужным порывом ветра, со-трясавшего весь трактир до основания или неожиданно громким раскатом грома. При этом они испуганно втягивали головы в плечи, замирали, а затем, возобновив затаённое дыхание, вновь продолжали свой диалог:
   - Вот это да! Прям - светопреставление!
   - Не на шутку это он разошёлся! Да и не к добру!
   - А может просто балует?
   - Ещё чего?! Ты ведь знаешь, балует он по-другому. А здесь не иначе, как злой на кого-то жутко!
   - Вот и я того же мнения. На моём веку я такой бури и не припомню. Во, во даёт! - старикага, седой как лунь, но с бычьей ещё фигурой и огром-ным красным носом на топорно сделанном лице, предупреждающе поднял вверх указательный палец. - Того и гляди все ставни повышибает. О! А сей-час, слышите? Уже и дождь пошёл! Вы себе только представьте, что в долине де-лается!
   - Может выйти и посмотреть: чётам творится? - бесшабашно пробасил сидящий рядом детина. Личиком он был похож на старика, только выглядел лет на сорок моложе. В ответ дедуля со всего маху заехал ему кулачищем в плечо. Но тот даже не пошатнулся.
   - Закрой рот, Бабу! - беззлобно стал настаивать старик молодого собу-тыльника. - Учишь вас, учишь..., - он ещё раз замахнулся, намереваясь пока-зать всю глубину своего педагогического таланта, но так и замер с отведён-ной назад рукой. Ибо в этот момент всё крепкое, бревенчатое здание трак-тира так тряхнуло, что раздался треск ломающейся не то балки, не то кровли, а с потолка посыпались пыль и песок. Одно из стёкол лопнуло, и осколки со звоном посыпались на подоконник. Все опять застыли, прикрывая свои ста-каны ладонями. Первым заговорил Бабу:
   - Ты, Берки, хоть мне и родня, но руки то не распускай! У меня ведь они тоже есть!
   - Только попробуй, сразу повыдергаю! - любовно заворчал старикан.
   - Кто, ты?! - заржал Бабу. - Да с тебя уже песок сыпется! - он заглянул в свою огромную кружку и, скривившись, выплеснул замусоренные остатки. - Эй! Хозяин! Ну-ка налей нам своего знаменитого крепчайшего пойла! И всем тоже - я угощаю!
   Все оживлённо и радостно зашевелились, протягивая свои кружки трак-тирщику, который, обходя посетителей одновременно из двух полутора-лит-ровых бутылок, наливал каждому грамм по двести прозрачной, слегка ок-ра-шенной в лиловый цвет жидкости.
   - И себе налей! - продолжал молодой детина. Потом поднял свою кружку над головой. - Давайте выпьем за самых сильных и великих!
   Присутствующие одобрительно закивали головами и приложились ка-ж-дый к своей посудине. Через пару секунд раздались хрипловатые покрях-ты-вания и уханья, перемежающиеся с междометиями:
   - Кхе, кхе! Да-а! Сила! Во, скатэк! Пробирает!
   Затем разговор вновь возобновился. После нескольких, ничего не зна-ча-щих фраз, кто-то вернулся к прерванной теме?
   - Интересно, на кого это Эль-Митолан так ополчился?
   - Если тому или тем повезёт - скоро узнаем, - последовал чей-то фило-софский ответ.
   - А может, протектор просто ошибся, и в долине никого нет?
   - Вряд ли.... Зачем тогда затевать такой шум?
   - А может это королевская конная гвардия? - слишком уж оживлённо вы-сказал предположение совершенно лысый, худой мужчина средних лет. На его лице как-то неестественно выделялись огромные чёрные глаза. Тут же все взоры устремились на него. После минутного молчания старик Берки спросил подозрительно мягким голосом:
   - Лаен! Дорогой! А зачем тебе понадобились королевские гвардейцы?
   - Ну как же, - лысый рассеяно крутил в руках пустую кружку, пытаясь скрыть сожаление по поводу своего предыдущего высказывания. Но уши и кожа на голове заметно порозовели. - Вполне нормальное явление! Ведь раньше они часто к нам приезжали. То, патрулируя, то, сопровождая сбор-щиков налогов....
   - Э-э! Да ты соскучился по пустому карману?! - Бабу повернулся к сво-ему деду: - Правильно ты говорил: дураками не рождаются! Ими становятся!
   От раздавшихся в трактире смешков объект недвусмысленной издёвки бросил на молодого детинушку взгляд полный ненависти и злости. Дедуган это заметил и пояснил мысли внука:
   - Нам сейчас живётся намного спокойнее и богаче. Десять лет мы нахо-димся под покровительством и защитой великого Хлеби, пусть живёт он и здравствует вечно! И всё это время платим только половину из того, что с нас сдирали раньше....
   - Но ведь платим мы не королю! - перебил его выкриком лысый.
   - Да, платим мы Эль-Митолану. Но ведь согласно королевскому указу! А уж как он распоряжается полученными средствами - не наше дело. Может он прямиком отправляет их к королевскому казначею?! Или сам тратит по раз-решению короля! Или ты, Лаен, имеешь что-то против его высочайших ука-зов?
   - Да нет..., - лысый явно смутился. - Но почему бы здесь и не появиться гвардейцам? Может, они гонятся за разбойниками? Или за....
   Он неопределённо покрутил в воздухе пальцами и вдруг заткнулся гото-вым сорваться словом. Потому как все присутствующие уставились на него недобрыми и тяжёлыми взглядами.
   - М-да! - Берки оборвал затянувшуюся паузу. - Ты действительно приду-рок! Разбойники обходят нашу долину десятой дорогой! Для великого кол-дуна пара пустяков установить вокруг охранный периметр. И гнать отсюда всех нежелательных гостей. Но я ему посоветую ещё кое-кого выгнать по-дальше. Дабы не портил добрым людям их небольшую торговлю! - при этом седой дед поднялся с лавки и грозно навис над столом. - Ты ведь не имел в виду наши невинные попытки подработать?!
   Теперь Лаен выглядел испуганным. Он прислушался к почти затихшей буре за стенами трактира и поспешно отправился к выходу. На ходу пригова-ривая:
   - Ну что ты, Берки! Я же сам, такой как все! Тоже люблю заработать пару лишних монет. Ой! Мне ведь дома надо быть! Совсем забыл семена для по-сева замочить!
   Дверь за ним громко хлопнула. При этом кое-кто успел заметить, что от бури снаружи остался лишь моросящий, затихающий дождик. И Бабу крик-нул жизнерадостным басом:
   - Хозяин! Открывай жалюзи! Хватит уже при лампах томиться!
   Трактирщик бросился выполнять просьбу клиента, а дед последнего мед-ленно уселся на место и поднял вверх руку. Призывая к всеобщему внима-нию.
   - Значит, такие дела у нас творятся! Как видите: могут возникнуть и не-приятности! Поэтому мы их должны предвидеть и предотвратить заранее.
   - Да какие неприятности могут быть от этого козла?! - выкрикнул кто-то. - Никто ничего не знает, да и доказать почти невозможно!
   - Вот именно почти! Неужели вы думаете, что великий Хлеби ни о чём не догадывается?! С его то возможностями?!
   - Ну..., он ведь вроде за нас?! - раздался неуверенный голос.
   - Вроде!!! - перекривил его Берки. - А ты в этом уверен?! А что ты сде-лал для такой уверенности?! Ни-че-го! За хорошее к себе отношение надо всегда говорить спасибо! И не только! Я тут уже говорил со многими, и все согласились. Поэтому ещё раз хочу напомнить: надо собрать с каждого пере-возчика небольшую сумму и вручить нашему благодетелю. И нам будет спо-койнее и ему приятнее.
   - А кто не захочет отстегнуть договорённую сумму? Такие как Лаен, на-пример?
   - Ну что ж! Это их личное дело! - при этом седой старик недобро заулыбался: - После того как я сделаю подношение великому Хлеби, я добавлю картонку с именами тех, кто слишком жадничает. Вроде и мелочь, а подействовать должна.
   В трактире раздались одобрительные возгласы и покашливания. Только Бабу спросил с сомнением:
   - Дед, а ты уверен, что Хлеби тебе при этом голову не оторвёт?
   - Риск конечно есть! Но ты ведь знаешь внучок, что от подарков отказы-ваться не принято. Даже ... среди Эль-Митоланов.
   - Правильно, Берки! - поддержал деда кучерявый парень, сидящий за со-седним столом. - Ты первым начинал наши поездки, ты наш староста, тебе и знать лучше: что делать дальше! Эй! Хозяин! Ну-ка ещё раз пройдись по нашим кружкам со своим знаменитым напитком! Теперь я всех угощаю!
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГОСТЬ

   Последние капли дождя всё ещё пытались смыть грязные разводы с оде-жды и выполоскать застрявший в волосах песок, когда взору Кремона нако-нец-то открылся вид на посёлок. Добротные дома стояли преимущественно в разброс, не придерживаясь целесообразности улиц. И в большинстве своём прятались среди обильной зелени деревьев и кустарников. Каменные здания возвышались на два, а порой и на три этажа и были покрыты зеленоватой че-репицей из знаменитой лиодской глины, которая преобладала в данной мест-ности. Хоть кое-где и виднелись старые избы, сложенные из толстенных, почерневших от времени брё-вен, но весь вид посёлка говорил о достатке и по-спешном улучшении жилищных условий. На окраинах выделялись недавно возведённые новые, роскошные здания, и ещё несколько находилось в процессе по-стройки. В центре посёлка, на внушительной площади виднелись непонятные сооружения, издали неузнаваемые для Кремона.
   Строительный материал местные жители не возили издалека, а брали под боком. Вернее: с двух боков. Так как слева отсутствовала добрая половина внушительного холма. Из которого брали лиодскую глину. Там же стояли и огромные сараи перемежающиеся толстыми трубами печей обжига.
   Справа через небольшое пространство ухоженных полей пролегала ши-рокая мощёная дорога местного значения. И упиралась она через метров пятьсот в хаотические скальные нагромождения. Которые словно хребет ис-полинского животного, тянулись вдаль и плавно изгибаясь вправо, уходили к подножию дальних гор. И в эти скальные нагромождения аккуратными дырами вгрыза-лось несколько карьеров, в которых производили обработку камня.
   Сразу за поселением, почти соприкасаясь со скалами, возвышался самый большой и примечательный дом. Скорей даже не дом, а нечто похожее на ак-куратный замок. Хоть он по площади и уступал некоторым большим зданиям Агвана, но в высоту достигал четырёх этажей. Мало того, на боковых стенах замка прочно стояли две стройные башни, завершающиеся стремительными тонкими шпилями. На каждом из шпилей лениво колыхалось по яркому, большому флагу. Один пурпурно-синий, с белой короной в центре - официальный стяг королевства Энормия. И второй - белый. Разделённый поперечными золотыми и продольными чёр-ными полосками на квадраты. Этот флаг, принадлежащий клану Эль-Мито-ланов, наискосок пересекала изломанная красная молния. Отличительный знак живущего здесь колдуна.
   Чуть в глубине, как бы на задних дворах виднелось одноэтажное, широко раскинувшееся здание. Нечто среднее между конюшней и гигантским амбаром. Весьма щедро облепленное со всех сторон низкорослыми, скорей всего фруктовыми, деревьями.
   И сразу за замком долина красиво расходилась в стороны и сказочно делилась надвое чуть ли не идеально ровной и широкой дорогой. Левую половину занимали обильно зеленеющие невысоким кустарником поля, а правую чарующая голубизна прекрасного и спокойного озера. Оно уходило вдаль, огибало одиноко торчащие из воды скалы, затем более крупные острова и терялось где-то вдали между огромными, покрытых густым лесом, крутыми горами.
   Дождь прекратился полностью. В тот же момент из-за расходящихся туч вырвалось дневное светило и озарило долину ярким светом. Кремон тут же остановился и замер в восхищении. И в его мыслях проскользнули ниточки хорошей зависти: "Да! Весьма недурственное местечко! И ведь какое обширное наше королевство, и мест, сколько в нём прекрасных, но эту долину можно смело включать в сотню самых красивых! Недаром Эль-Митолан Хлеби выбрал это место для своего уединения! Видать, не чужды колдуну "порывы страждущей души скормить глазам земли родной очарованье!"
   Кремон усмехнулся своим мыслям и попытке как всегда сложить их в рифмованные строчки. Встряхнулся и бодро прошагал оставшийся спуск. На границе посёлка он бегло провел глазами по торчащему у обочины высокому валуну и прочитал выбитую на срезанной гладкой поверхности надпись: АГВАН. И чуть ниже: "Протекторат королевского Эль-Митолана". И первым зданием после граничного камня возвышалось внушительное строение трактира и прилегающие к нему с обеих сторон двухэтажные коттеджи. В одном явно можно было снять комнату, а во втором скорей всего жили сам хозяин, его семья, а может и помощники. Задние дворы огораживались высоким забором, который путник рассмотрел ещё с вершины холма.
   "Ну что ж! - подумал Кремон. - После такого длительного и трудного путешествия не стоит жадничать. Организм следует накормить хоть изредка. Тем более что предстоит важная встреча. И не гоже заявляться пред очи Эль-Митолана на голодный желудок. Заодно разведаю обстановку. Поболтаю с местными жителями, узнаю, как они относятся к своему покровителю и протектору".
   В тот же момент дверь трактира открылась и выпустила наружу невзрачного мужичка с яйцеподобной головой. Он тут же устремился к посёлку, лишь несколько раз оглянувшись на трактир то ли со злобой, то ли с испугом. Но изголодавшийся парень не обратил на него особого внимания, сдерживая болевые позывы от доносящихся по воздуху запахов горячей пищи.
   Он подошёл к прочной деревянной двери и первым делом прислушался. Изнутри слышался гул голосов, и даже выкрики какого-то спора. Но так как явного шума драки не намечалось, Кремон напустил на лицо как можно более дружелюбную улыбку и решительно вошёл вовнутрь. При его появлении все звуки стихли, как по мановению волшебной палочки и человек двадцать уставилось на него как на привидение. Не смутившись подобным приемом, путник громко поздоровался, прошёл к свободному столу, скинул с плеч свой огромный рюкзак и поставил его под стол. Затем снял куртку, повесил её на спинку стула и сам с удовольствием на него уселся. И только потом обратился в сторону стойки:
   - Хозяин! Мне для начала самую большую кружку пива! - а когда напиток оказался у него в руках сразу выпил чуть ли не половину. Затем чуть перевёл дух и заказал яичницу с беконом, грибную подливу со сметаной и две порции жареного картофеля. О чём тут громким голосом дублировалось в сторону кухни. Когда хозяин трактира уже собирался от него отходить, парень немного понизил голос и спросил:
   - А что, у вас гости только раз в году заходят?
   - Да нет! - возразил хозяин. - Очень часто бывает и местным посидеть негде!
   - Тогда почему все так на меня смотрят?
   - Хм! - хозяин укоризненно обвёл посетителей взглядом и те стали отворачиваться, напуская на лица притворное равнодушие. Но дальше хозяин продолжил весьма громко: - Вы ведь по Лиодской дороге пришли?
   - Конечно!
   - А ведь в той стороне такая буря недавно была, что и сюда своим краем достала. Чуть трактир не развалила. Как же вы там прошли?
   - В самый разгар бури, - улыбнулся Кремон. - Я сидел в расщелине между камнями как улитка и прикрывался сверху моим рюкзаком! Только это меня и спасло! Такого ужаса мне и в кошмарном сне присниться не могло! Часто у вас такие катаклизмы случаются?
   - Да нет! - хозяин ещё раз выразительно хмыкнул. - На моём веку - такое явление - впервые. Но дед мне рассказывал, что лет сорок назад подобное событие произошло при прежнем Эль-Митолане. Тогда по Лиодской дороге в нашу сторону двигалось целое стадо разбойников на ездовых похасах. И колдун их всех уничтожил подобной бурей. Потом целую неделю наши жители собирали оружие, вещи и сбрую по долине. И в целях санитарии закапывали разлагающиеся останки грабителей.
   - Ого! - воскликнул новый посетитель. И обвёл остальных честными глазами. - Но хочу вас обрадовать: за мной не ехали ни разбойники, ни кто-либо ещё! Так что опасаться вам некого!
   И откинулся на спинку стула, расстёгивая нижнюю стёганую куртку и рубашку под ней. При этом от разгорячённого тела стал поднимать парок: ведь совсем недавно Кремон промок до последней нитки. Даже в ботинках подозрительно хлюпало и он пожалел, что не догадался хоть немного обсохнуть на околице. Тем временем, на его последнее утверждение откликнулся один из самых здоровенных молодчиков расположившихся в зале трактира:
   - А мы и не опасаемся! Наоборот: лишние трофеи нам бы не помешали!
   - А разве подобные трофеи не принадлежат Эль-Митолану?
   В ответ заговорил седой старик, чуть меньше по комплекции, чем его собутыльник:
   - Ты я вижу ..., э-э?
   - Меня зовут Кремон! - ответил гость, чуть привставая с места в знак уважения к возрасту дедугана.
   - Кремон значит?! - ухмыльнулся тот. - Но в законах хорошо разбираешься! Действительно: прошлый колдун забрал себе пять шестых всех собранных трофеев....
   - По тем же законам мог и всё забрать.
   - Мог! - согласился старик. Но дальше продолжил с некоторой озлобленностью: - Но ведь каждый Эль-Митолан сам вправе назначать величину податей! А наш ныне здравствующий покровитель давно огласил, что только треть с подобного дела должна быть доставлена ему.
   - Добрый, однако, он у вас! - воскликнул путник и принюхался к только что поставленной перед ним огромной тарелке. - И кормят здесь очень хорошо! Пахнет, по крайней мере, просто отменно!
   - Ну, для чужаков он не такой уж и добрый! - тихо пробурчал старик себе под нос, но Кремон, обладающий невероятным слухом, прекрасно расслышал каждое слово. Не желая выдавать своей чрезмерной заинтересованности, он склонился над тарелкой и принялся насыщать свой организм. Да и желудок вряд ли бы перенёс дальнейшее воздержание.
  
  

НАСТОЙЧИВОСТЬ

  
   За всё оставшееся время позднего обеда, с Кремоном больше никто и словом не перекинулся. Хотя разговоры в трактире возобновились. А кое-где даже послышались громкие голоса спорщиков. Но как гость не прислушивался: важного для себя ничего не услыхал. Посетители лишь и говорили о сваловом масле, да о способах его выращивания и сборки. Если чем Агван и славился во всём королевстве Энормия, то только идущим отсюда нескончаемым потоком смазочного вещества, которое использовалось во всех мало-мальски трущихся частях механизмов. Масло добывали из плодов низкорослого однолетнего кустарника с помощью прессов и отвозили в бочках в самый крупный близкорасположенный город Лиод. А уж оттуда смазка расходилась по всему королевству в таре разного формата.
   Что характерно: посёлок Агван стал завоёвывать общий рынок совсем недавно. И не только вследствие более низкой цены на сваловое масло, но и, самое главное, благодаря гораздо лучшему качеству продукта. По последним слухам в Агване можно было даже устроиться два раза в год на сезонную уборку кустарника, его посев или операции связанные с прополкой и отжимом. В те времена сюда приходили толпы желающих подзаработать.
   Но сейчас был не сезон, да и Кремон пришёл совсем по другому делу. Тщательно доев с тарелок последние остатки, он вновь подозвал хозяина.
   - Спасибо! Вкусно накормили! Сколько с меня за такое удовольствие?
   - Одна десятая стаса!
   - Получите! - Кремон постарался не выдать своего удовлетворения при расчёте: в Лиоде с него бы взяли две десятины, а в столице и все три! На всякий случай он поинтересовался: - А сколько стоит у вас место на ночь?
   - Один стас! - невозмутимо ответил хозяин. Заметив, что глаза у посетителя начинают округляться: поспешно добавил: - Завтрак за счёт заведения. Если пожелаете целую комнату - это стоит три стаса.
   - Ещё раз спасибо! Теперь я в курсе ваших расценок за постой. Такие же, как в столице! Всего хорошего! - видно было, что хозяин так и порывается спросить о причине прибытия в их посёлок, но Кремон не доставил ему такой возможности. Проворно вскочил, подхватил верхнюю одежду и рюкзак и поспешно вышел на улицу. Там даже не останавливаясь, вскинул свой багаж на плечи и, размахивая подсыхающей курткой, отправился на противоположную оконечность посёлка. Совсем не обращая внимания на физиономии нескольких посетителей, которые буквально прилипли изнутри к трактирным окнам.
   Чуть ли не час ему понадобилось для пересечения посёлка. Может он и раньше добрался бы до своей цели, но минут десять он потратил на центральной площади, уставившись на замеченные ещё издали странные сооружения. При ближайшем рассмотрении они оказались каруселями весьма оригинальной конструкции. Там же располагалась и ещё одна, в виде парных сидений расположенных на продолговатой площадке в форме восьмёрки. Если систему их движения можно было просчитать, то уж диковинное сооружение из узких и странно расположенных полос железа путник оглядел с явным удивлением. Даже в столице он не наблюдал подобного. "Местные затейники резвятся! - подумал он, отправляясь в дальнейший путь и покачивая головой. - Это ж, сколько им железа на это извести довелось!"
   Дойдя до дома-замка, Кремон остановился перед совершенно неожиданной преградой. Поперёк дороги нависал широкий брус метров четыре длины и перекрывал проход на высоте пояса. Окрашен брус был как обыкновенный пограничный шлагбаум. И словно издеваясь над здравым рассудком, рядом стоял несуразный деревянный грибок, в тени которого в плетёном кресле расселся худощавого вида пожилой мужчина. Его торчащие в разные стороны усы выказывали явное неудовольствие, а мелькающая перед носом мухобойка пыталась отогнать назойливую мошку. К шляпке грибка прислонялось внушительное боевое копьё, а через поручень кресла свешивались ножны с широким мечом. При виде путника мужчина попытался изобразить подобие улыбки на своём лице, но дружелюбнее оно от этого не стало.
   - Здравствуйте! - поприветствовал его Кремон. - Я по важному делу к господину Эль-Митолану!
   - Здравствуйте! - последовал чопорный ответ хорошо поставленным голосом. Но обладатель этого голоса даже не удосужился привстать. - Эль-Митолан не принимает! Велено никого не пускать! Прощайте!
   - Но тогда доложите обо мне....
   - Велено ни о ком не докладывать!
   - Может, вы соблаговолите хотя бы передать господину Хлеби письмо от его старого товарища?
   - Велено никаких писем не передавать!
   - А если.....
   - А если будут надоедать, велено припугнуть магическим наказанием! - мужчина указал мухобойкой себе за спину и с рычащими нотками произнёс; - А вы знаете, как опасно для здоровья злить нашего Эль-Митолана?!!!
   - Странно! - воскликнул Кремон. - Я ведь не сделал ничего плохого! Пусть только прочитает письмо, которое ему я доставил и перекинется со мной несколькими словами.
   - Ничего не знаю! - воскликнул привратник, глядя гостю за спину и добрея на глазах. - Но проход к замку закрыт!
   Обернулся и Кремон на раздавшийся сзади шум. И вскоре с ним поравнялась миловидная девушка, на голове которой красовался залихватский беретик белого цвета. Весьма контрастируя с вьющимися и чёрными как смоль волосами. За собой девушка тянула двухколёсную тележку с десятилитровым бидоном. Девушка кратко поздоровалась и, не останавливаясь, прошла под неожиданно поднявшимся перед ней шлагбаумом. Который сразу же за ней и закрылся. При этом привратник не сделал ни единого движения. Если не считать жонглирование мухобойкой. Кремон высказал вслух своё удивление:
   - Говорите проход закрыт, а народ так и шастает!
   - Эта девушка - молочница! Для неё проход всегда открыт! Она идёт в замок по делу.
   - Так ведь и я туда стремлюсь не из праздного любопытства!
   - Молодой человек! - привратник не ругался и не сердился, а говорил даже с некоторым сочувствием: - Вам нужны неприятности? Вы так небрежно отнеситесь к собственному здоровью? Вам же сказано; нельзя!
   - То есть, за шлагбаумом находится запретная зона? - гость снял с плеч рюкзак, установил его в небольшой выемке и накрыл сверху курткой.
   - Конечно..., запретная..., - усы привратника немного сникли, а глаза заблестели настороженно.
   - Хорошо! Тогда я подожду Эль-Митолана здесь! - Кремон разминочным шагом принялся расхаживать вдоль шлагбаума. - Дело у меня важное, так просто я отсюда не уйду. Всё равно его постараюсь увидеть лично! Или дождусь приглашения на разговор.
   - Ха-ха! Можете ждать сколько угодно! Он порой месяцами из дому не выходит!
   - Значит, буду ждать месяцами!!
   - От скуки не умрёте? - привратник не сдержал снисходительной усмешки. Теперь засмеялся Кремон:
   - Думающий человек не соскучится со своими мыслями. Тем более и вы, господин..., - он остановился и вопросительно уставился на усача.
   - Меня зовут Коперрульф! - представился тот.
   - Тем более что и вы, господин Коперрульф не откажетесь просто поболтать с одиноким путником, одолевшим пешком просто неимоверное расстояние. Разрешите и мне представиться: Кремон!
   - Хочу отметить, господин... Кремон! - привратник встал со своего плетеного кресла и оказался, чуть ли не под два метра ростом. - Что времени на праздную болтовню у меня нет!
   Он взял своё копьё, поправил перевязь с мечом и стал разворачиваться с явным намерением уйти в замок. Но всё-таки повернулся на возмущённый выкрик:
   - Как?! Вы так просто покинете свой пост?!
   - Я свою работу выполнил: предупредил заблудившегося странника! А раз на сегодня других в округе не имеется, то чего мне здесь рассиживаться?
   - Господин Коперрульф! - взмолился парень. - Но вы хоть письмо передайте! Для вас это не трудно! Пожалуйста!
   - Не велено! - жёстко отрубил привратник, резко развернулся и чуть ли не строевым шагом отправился в сторону замка. Во всей его фигуре, походке и движениях чувствовалась военная выправка.
   "Не иначе как отслуживший контракт чин сержантского состава! - подумал Кремон, глядя ему вслед. - Меня предупредил - и свободен! Эль-Митолан, конечно же, поставил сеть наблюдения, или ещё чего помудрёней. И видеть меня, по всей вероятности не хочет! А если ту бурю, он именно на меня наслал, то скорей всего и не захочет! Вот только непонятно: почему? Я ведь ему не враг, враждебных действий в его сторону не принимал, на его наследство не претендую.... Что ж такого придумать? Хоть бы письмо он прочитал! Там ведь всё объясняется!"
   Проводив взглядом привратника, почти скрывшегося в замке, он увидел, как из противоположного крыла вылетела недавняя молочница и заспешила в посёлок. Она шла налегке, и может, поэтому шлагбаум её не признал: остался лежать недвижимо. Но девушка совершенно не смутилась, просто поднырнула под разрисованный брус, почти не задерживая своего движения. Вот только глазки непроизвольно скосила в сторону одиноко стоящего парня. И тот тут же этим воспользовался:
   - Извините! Вы не подскажете мне: Эль-Митолан сейчас дома или нет?
   - А разве Коперрульф вам не сказал? - видно было, что молочница не прочь поболтать и никуда не спешит. Глаза её тщательно осматривали путника с ног до головы, не пропуская даже маленьких деталей.
   - Уважаемый привратник сослался на непомерную занятость и поспешил в замок, так и не успев со мной наговориться! - не моргнув глазом, выдал Кремон. - А так как дело у меня очень важное, то я намерен ждать до победного конца.
   - А разве вы не предупредили о своём прибытии? - удивилась девушка. - В другом случае господин Хлеби не принимает.
   - А как же мне предупредить, - он в удивлении развёл руками. - Если Коперрульф даже письмо передать не захотел?!
   Девушка на мгновение задумалась, потом сказала;
   - По личным делам к нашему хозяину ходят только такие личности, как он. Эль-Митоланы. Правда приезжают они в повозках и каретах, а не приходят пешком!
   - Разве я похож на волшебника? - от всего сердца рассмеялся Кремон. - И неужели ваш хозяин не может принять простого человека по личному делу?
   - Простого человека? - переспросила чернокудрая молочница. - Насколько я успела прослышать, то этот простой человек вышел из невероятной бури без малейшей царапинки.
   "Ого! - воскликнул Кремон про себя. - Похоже, новости здесь расходятся так, словно все жители телепаты!" А вслух сказал:
   - Мне невероятно повезло во время бури: спрятался в расщелине между камнями и прикрылся сверху рюкзаком. Если бы не это - вряд ли бы я спасся в том ужасе!
   - Даже в посёлке кое-где окна выбило ветром! - поддержала его собеседница с широко раскрытыми глазами. - А что же тогда в долине творилось?
   - Почти ничего не видел, только и заметил при вспышках молнии, что целые деревья летали и скалы ворочались!
   - Страшно было?
   - Не то слово! - воскликнул парень, зябко поведя плечами. - Уже и не верил, что выживу....
   - Натерпелся бедняга..., - в тоне девушки явно проскользнуло сочувствие.
   - Да ерунда! - Кремон улыбнулся как можно радостней. - Уже всё в прошлом! Вы бы мне лучше подсказали, как с Эль-Митоланом встретиться?
   - А нет ничего проще! - она беззаботно указала в сторону дома. - Идите и стучитесь в дверь.
   - А как же шлагбаум? - опешил он.
   - Не обращайте на него внимания! Он только для виду стоит! А Коперрульф иногда возле него прогуливается. Все путники идут к дому запросто.
   - Гм-м! - парень смутился и посмотрел на девушку с недоверием. - Но меня вроде как предупредили.... И запретили проходить....
   - Ну и что? Рискните! Или вы боитесь?
   - Я то? Да не боюсь.... Но ведь границы надо уважать....
   - Попробуйте! А чуть что, сошлётесь на мой совет, а я сошлюсь на своё незнание и желание помочь усталому путнику.
   Кремон с минуту смотрел на девушку с подозрением, но весь её вид говорил о чистосердечном желании помочь и душевном участии. Тогда парень тяжело вздохнул и подошёл к шлагбауму. Но не стал сразу под него подныривать, а протянул вперёд руку. Та уперлась во что-то невидимое. Понимающе хмыкнув, парень обошёл преграду слева, но и там стояла невидимая стена. Уже с улыбкой он подошёл к брусу с правой стороны и, глядя на девушку, попытался нащупать барьер. Мол, смотри! И здесь не пройти! Но рука неожиданно подалась в пустоту. Кремон сделал непроизвольный шаг, сохраняя равновесие и в тот же миг его тело сковало невидимыми клещами. Затем подняло вверх, подержало какое-то мгновение в воздухе и с ускорением понесло в сторону озера. Траектория при этом вела по восходящей линии. Но лишь только он долетел до береговой черты, невидимые силы его отпустили и уже по ниспадающей наклонной, он скрылся в фонтанах водных брызг под поверхностью.
   Купаться не входило в его планы. К тому же одежда ещё не окончательно высохла после обеденной бури. Но вода приятно освежила, взбодрила запарившееся тело и ласково сомкнулась над головой. Досадуя на себя, что послушался глупую девчонку, Кремон неторопливо развернулся ногами вниз и с удивлением отметил, что касается ими дна. Встав во весь рост, он полностью выставил голову над поверхностью. И тут же услышал заливистый смех молочницы, которая подбежала к самому берегу. Сфокусировав на проказнице взгляд, он пошёл прямо к ней, помогая себе руками преодолевать сопротивление воды. Но, выйдя почти полностью, успокоился совершенно и вместо ругани ответил миролюбиво и с самоиронией;
   - Сам виноват! Не надо было вас слушать! С Эль-Митоланами шутки плохи! Теперь вот надо одежду сушить! А ведь солнце скоро сядет...
   - Да и вы меня извините! - девушка всеми силами сдерживала рвущийся наружу смех. - Мне первый раз в жизни довелось видеть, как человек кувыркаясь, летит так далеко, и так... красиво, ха-ха, падает в воду!
   - Рад, что вам так весело! Хоть что-то в этой ситуации приятно!
   - Зато теперь я точно знаю, что вы не волшебник! Потому как в противном случае вы вырвались бы из силы стихий!
   - Да полно вам издеваться! Какой с меня колдун?!
   Вернувшись к рюкзаку, Кремон с какой-то мстительностью стал снимать с себя одежды. Девушка же ничуть этого не смутилась, скорей удивилась:
   - Может вам лучше отправиться в гостиницу?
   - К сожалению, мои средства довольно таки ограничены! А я не знаю, сколько времени понадобится на ожидание возле этого шлагбаума!
   - Вы собираетесь здесь ночевать?!
   - Конечно! У меня непромокаемая накидка, закутаюсь в неё с головой. Ночи сейчас тёплые....
   Кремон снял уже рубашку, выкрутил её и разложил на высокой придорожной траве для просушки. Затем снял пояс с двумя непритязательными на вид кинжалами и собрался снимать брюки. Но девушка смотрела на него весьма отстранённо и равнодушно. Что слегка укололо самолюбие. Да и странно было подобное бесстыдство со стороны простой молочницы. Своей мускулатурой Кремон гордился не без основания и знал, что у любой девушки загорались глаза, а щёки покрывались румянцем только при одном виде его рельефно очерченной груди, твёрдого как сталь живота, и вздутых как канаты мускул на руках. Эта же молочница словно и не замечала такого красивого тела. Но вот на нерешительность при снятии брюк, внимание обратила. И, словно спохватившись, воскликнула:
   - Ой! Я же свой берет забыла!
   Тут и Кремон обратил внимание на отсутствие головного убора, но выкрикнул совершенно другое:
   - Умоляю! Занесите письмо в дом и отдайте Эль-Митолану!
   Девушка замерла в нерешительности:
   - Даже не знаю...
   - Ну что вам стоит?! Вы же его не боитесь?!
   - Ещё как боюсь! - воскликнула девушка. - Я его и вижу то редко. Вот разве домохозяйка с ним в родственных отношениях. Вроде как тётей ему приходится. Если попросить, может она ему за ужином и передаст ваше письмо....
   - Вы меня просто спасли! - восклицал Кремон ей в ответ, поспешно роясь в своём рюкзаке. - Я давно вам простил, что по вашей вине искупался так несвоевременно. Даже представить не можете: как вы меня выручаете! Небо послало вас мне на удачу!
   Письмо, тщательно завёрнутое в непромокаемый желудок какого-то животного, торжественно перешло в женские ручки. И хозяйка этих ручек чуть ли не бегом кинулась в сторону замка.
   Парень времени тоже не терял. Достал сухие штаны, переоделся, выкрутил и разложил подсыхать мокрые. И принялся ходить вдоль шлагбаума, преследуя две цели: согреться и сделать физическую разминку. Окна замка наблюдали за ним с полным равнодушием. Но вот с какими мыслями наблюдали за парнем обитатели этого замка, догадаться было невозможно.
   Через минут двадцать показалась и девушка. Она везла облегчившийся бидон и красовалась своим белым беретом. Но когда поравнялась со шлагбаумом, повела себя довольно странно. Опустив взгляд себе под ноги, она буквально пронеслась мимо застывшего в удивлении Кремона. Он только и успел крикнуть ей вслед:
   - Письмо передали?!
   Но, похоже, своим вопросом он ещё больше испугал несчастную молочницу. С её стороны послышалось лишь сдавленное: "Да!" и она припустила в сторону посёлка с совсем невероятной скоростью. Грохот откинувшейся крышки бидона разносился по округе словно зловещее предупреждение.
   Озадаченно покрутив головой, Кремон вернулся к наблюдению за замком. Продолжив согреваться равномерным шагом. Через час такого бесцельного брожения он обратил внимания на садящееся за горы светило и, схватив свои одежды, стал вращать их для усиленной просушки. Спать в мокрой рубашке не хотелось. Тем более что приходилось осознавать и смиряться с неприятной мыслью: в дом его и не думают пускать.
   "А в гостиницу и не пойду! Всё равно дождусь этого странного Эль-Митолана! Но зачем он запугал бедную молочницу? Мне она показалась довольно смелой и независимой. Даже доброй. А как изменилась за десять минут! Бедняжка! Неужели он такой мерзкий и взбалмошный? Или к старости совсем разум потерял?"
   С такими мыслями встретил закат солнца, недавно прибывший путник. Со стороны он выглядел вообще смешно: бегает туда и обратно, а в руках крутит, словно лопасти мельницы свои одежды! И преднамеренно играет красивыми мускулами. Может, кого соблазняет? Или тайные сигналы подаёт?
  
  

ЭЛЬ-МИТОЛАН

   "Хотя кого он может соблазнять? - размышлял Хлеби, стоя возле окна своего кабинета. - Солнце почти село, луны ещё не взошли, из посёлка его никто не видит.... Тайные сигналы? Кому?! Никого чужого я не фиксирую намного дальше, чем предел видимости! Кто-то из своих жителей с ним в сговоре? Такое может быть! Слишком многие и слишком часто ездят в последнее время в Лиод. Да и не только туда. Столица Плада тоже могла вскружить голову.... Могла какая-то гниль и завестись. Зря я откладывал подробные проверки на лояльность! Зря! А теперь вот думай, сомневайся.... О! Одеваться начал. А ночи то ведь уже прохладные.... Кстати! Если он решил здесь и ночевать, то я ему устрою комфортный сон! Что б в свежести лучше дремалось, я его небольшим морозцем прикрою! Ха-ха! Авось замёрзнет до утра: одной проблемой станет меньше! Или какой болар прилетит на его голову.... Хотя.... С его то силой?! Что такой Эль-Митолан здесь делает?! И почему так себя ведёт?! Странно! Очень всё это странно!"
   Хозяин кабинета поднял к глазам всё ещё запечатанное письмо и стал пристально его разглядывать. Затем закрыл глаза, положил послание между ладоней и погрузился в созерцании предмета астральным зрением. Через минуту разочарованно вздохнул и вновь взглянул через окно. В тот же момент раздался тройной стук в дверь.
   - Заходи тётя! - он знал, что так стучит только она. - Ты что-то хотела?
   - Это не я хотела, а ты! - возразила заглянувшая в кабинет бойкая и подвижная старушенция. - Ужин уже на столе, а ты даже на удары часов внимания не обращаешь!
   - Действительно! Что-то я задумался! - Хлеби сунул письмо в карман и спустился за своей тётей по винтовой лестнице прямо в столовую. Посреди главного зала, чуть ли не во всю длину, протянулся огромный стол из полированного дуба. Вдоль него по бокам выстроилось тридцать роскошных стульев из такого же тускло отсвечивающего материала. Но накрыт стол был только на три персоны. Хотя расставленными там блюдами могло насытиться пятеро, а то семь, восемь человек.
   При виде спустившегося сверху хозяина замка, от расписного окна отделилась высокая и подтянутая фигура привратника.
   - А этот малый всё ещё бродит возле шлагбаума! - сказал он с нотками сочувствия в голосе. - И в гостиницу даже не собирается.
   - Это его личное горе! - беззаботно пробормотал Эль-Митолан, устремляясь на запах пищи. - Ох, как я голоден! Всё-таки аппетит приходит ко мне при виде еды!
   Он уселся во главе стола. Слева от него умостилась сухонькая и чопорная тётя-домохозяйка. Со своей хрупкой статурой, она почти не выделялась на фоне огромной, нависшей спинки стула. И это при том, то она всегда садилась на плотную и внушительную подушку. Справа чинно уселся привратник, вернее, как его часто именовали в замке: военный маршал посёлка Агван. Всегда страшно гордящийся подобной привилегией.
   Хлеби разлил из небольшой бутылки густое белое вино. Себе в уникальную чашу, украшенную драгоценными камнями, воину - в высокий серебряный незатейливый кубок, и тёте - в маленькую хрустальную рюмочку. Та строго поджала губы при этом и укоризненно покачала головой. Но ничего так и не сказала. Молча и аккуратно соприкоснулась рюмочкой с кубками мужчин и первой сделала маленький глоточек. Остальные не церемонясь, выпили до дна и все дружно приступили к ужину. Некоторое время стояла полная тишина. Нарушаемая лишь звоном столовых приборов. Из-за своей комплекции старушка насытилась первой и отложила вилку с ножом в сторону. Аккуратно вытерла рот салфеткой и откинулась на спинку стула. Несколько минут понаблюдала за увлечённо ужинающими мужчинами, а потом спросила:
   - Может и тому парню вынести чего-то перекусить?
   Хлеби замер с полным ртом и воззрился на тётушку. Отрицательно мотнул головой и продолжил жевать пищу. Лишь когда запил вновь налитым вином, заговорил:
   - Конечно, в трактире не подают таких изысканных и вкусных блюд, какие ты умеешь готовить. Но и там кормят вполне сносно.
   - А если у него нет денег?
   - Да, он говорил о своих стеснённых финансовых обстоятельствах....
   - Тем более! Неужели к старости лет ты становишься скрягой?
   - Вот уж нет, - Эль-Митолан улыбнулся. - Подобные обвинения не в мою сторону. А вот насчёт старости.... Это самое тяжёлое и несмываемое оскорбление! Если бы ты была мужчиной, мы бы уже с тобой дрались!
   - Тебе бы только драться! - но за сарказмом тётушки слышалась нескрываемая любовь к своему племяннику. Она и сама могла подраться с любым, кто бы посмел сказать, что Хлеби выглядит стариком. В свои шестьдесят два года он смотрелся лет на тридцать шесть, максимум на сорок. Лицо свежее, почти без единой морщинки. На голове изящная и модная прическа, в которой не найдешь седого волоска. Всё тело подтянуто, крепко сбито, плечи широкие, руки сильные.... В общем: красавец мужчина! Только.... Тётя тяжело вздохнула.... Почему он себе жену не ищет? Даже не собирается! И на подобные вопросы, ну никак не реагирует....
   - Не вздыхай тётушка, этот парень с голоду не помрёт! И скорей всего он совсем не тот, за кого пытается себя выдать!
   - Да я не по нём вздыхаю.... Хоть и он интересен: как это не тот? Вроде с виду парень как парень....
   - Ага! Вот именно: только с виду! А к вашему сведению он по силе такой же Эль-Митолан, как и я! - заметив вытянувшиеся от удивления лица своих сотрапезников, Хлеби со значением добавил: - А может даже гораздо сильней, чем я! И вот скажите мне: что он здесь делает? Без приглашения? Неизвестно откуда? Да ещё и притворяется простым парнем? А сам даже Щитом не прикроется?! И ведь на полного идиота не смахивает! Зачем он здесь? Только для того, что бы письмо мне передать? Ха! Так я и поверил!!!
   Наступила долгая пауза, в продолжении которой разгорячённый хозяин опять разлил вино себе и привратнику и без тоста размашисто выпил. Затем продолжил:
   - Я ведь его ещё издалека заметил. Послал запрос: он не отвечает. Второй запрос: тоже молчит. Последнее предупреждение: он продолжает идти к моим границам. Тогда я его бурей и прикрыл. Думал он её отшвырнет играючись. Но этого не произошло. Там его и накрыло. Среди стихии его и след пропал. Ну, думаю, может каким камнем и пригвоздило в голову?! Смотрю: выходит! Целехонький! И в трактир, как ни в чём не бывало.... Знаете, всякое бывает.... Но такое поведение весьма и весьма подозрительно!
   - Потому то ты бедную молочницу на кухне и продержал полчаса?
   - Конечно! Хотелось самому и с близкого расстояния присмотреться к нему внимательней....
   - А бедная девушка теперь побоится молоко сюда приносить! Ладно, ладно! Я её успокоила, как могла.... Ты хоть письмо то прочитал? - с неожиданным пристрастием спросила тётя.
   - Не успел. Как раз собирался, когда ты меня к ужину позвала. - Хлеби достал письмо из кармана и задумчиво стал осматривать со всех сторон.
   - Письмо с сюрпризами? - настороженно спросил Коперрульф.
   - Да нет! Я его уже проверил....
   - Ну так читай! - не выдержала тётушка. - Или давай я почитаю!
   И неожиданно получила послание в протянутую ладошку. Тут же решительно взрезала ножом непромокаемую защиту, развернула свёрнутый в трубочку длинный листок и вопросительно взглянула на племянника. Получив от него утвердительный кивок, приступила к чтению.
   - "Уважаемый Эль-Митолан Хлеби Избавляющий! Пишет вам ваш старый и всегда искренний друг, всегдашний почитатель ваших талантов и постоянный приверженец ваших взглядов. Судьба разлучила нас давно, но я питаю надежду, что вы не забыли те несколько лет, что мы провели с вами в далёкой крепости Чальшаг, обороняя рубежи нашего королевства. И помните непоседливого лейтенанта Кралси, который часто вас подбивал на бесшабашные гулянки в близлежащих городках...."
   - Кралси?! - радостно воскликнул Хлеби и нетерпеливо потянулся к письму. - Конечно я его помню!
   - Имей выдержку! - осадила его тётя с видом оскорблённого достоинства. - И веди себя соответственно, когда дама читает вслух!
   - Ладно тётя, читай дальше! - разрешил хозяин и кратко пояснил сотрапезникам: - Я тогда только стал Эль-Митоланом, и мы вместе служили возле Альтурских гор. Ох, и весёлое было время! Есть что вспомнить!
   - Вижу, что много времени я потеряла в твоей молодости для твоего воспитания! - не преминула бросить упрёк тётушка и, не обращая внимания на притворно сдвинутые в гневе брови племянника, церемонно продолжила чтение:
   - "...за что не умеющее мыслить раскрепощённо наше начальство иногда изрядно на нас сердилось..." - Ага! - тётушка многозначительно покивала головой: - Я себе могу представить как ваше несчастное начальство "сердилось"! - а затем продолжила чтение:
   - "...Тридцать пять лет прошло с тех пор, но воспоминания мои свежи о том прекрасном времени и часто рассказываю о наших приключениях моим малолетним внукам. А как они смеются, слушая рассказ про найденные нами в подвале бочки! Вы бы только их слышали!"
   Тётушка опять отвлеклась от чтения письма, удивлённо повернувшись к племяннику. Тот вёл себя совсем несолидно: тихо хихикал, подпрыгивая на стуле и молотя кулаками по собственным коленкам. Затем замахал ладонями: читай, мол, дальше!
   - "...Надеюсь, что вы находитесь в полном здравии и прекрасном расположении духа! Чего и желаю вам в дальнейшем на долгие и мирные годы.
   А осмелился я вас побеспокоить по одному, весьма важному для меня вопросу. В котором я просто обязан принять самое непосредственное участие. Но вначале, с вашего разрешения, мне хотелось немного рассказать предысторию всего происходящего.
   Двадцать лет назад мне предложили место в столичной комендатуре и, сами понимаете, было бы глупо отказаться на моём месте. К тому времени я дослужился до звания майор, имел жену и двух прелестных дочерей четырёх и восьми лет. Скитание по крепостям и гарнизонам особенно не нравилось моей дражайшей половине, так что перевод в столицу пришёлся как нельзя кстати. Да и дочерям появилась возможность дать желаемое образование и предоставить более высокий уровень жизни. Поселились мы в Парковом районе, совсем рядом с Центральным рынком и в первые дни буквально блаженствовали в роскоши, безопасности, ознакомлением с красотами столицы. Что чуть не привело к непредвидимой трагедии. Прогуливаясь по Парку, мы зашли в зону искусственных водоёмов, небольших водопадов и показательных творений разумных существ, которые действуют с помощью движения воды. Да вы и сами наверняка бывали в этом чудесном и волшебном месте Плады. Там и случилось несчастье. Мы потеряли бдительность и не заметили, как меньшая дочь отошла в сторону, затерялась среди гуляющих и решила пошалить на узеньком мостике возле макета мельницы в натуральную величину. Доски оказались скользкими от мокрых брызг, и она сорвалась в глубокий колодец для слива воды. Которая откачивалась оттуда насосами через донное отверстие. Ребёнка тут же присосало к нижней решетке, и всплыть она не сумела бы, даже умея плавать. При первых же криках свидетелей в колодец решительно бросился какой-то мужчина и через две минуты выбрался на поверхность вместе с ребенком. А там уже их вытащили руки других спасателей. Не знаю, как удалось тому мужчине вырваться к свету дня сквозь засасывающий вниз поток воды. Потом он мне рассказал, что держал мою дочь зубами за платье, а сам упирался руками и ногами в противоположные стенки колодца.
   Что я могу сказать ещё? Благодарность наша этому человеку не знала, да и не будет знать границ. Оказалось, что живут они в соседнем доме. И торгуют верхней одеждой и кожаной фурнитурой на Центральном рынке. Мы стали дружить семьями. Наши дочери и его сын тоже провели своё детство на радость нам дружно, словно родные. И на данный момент, этот мужчина и его сын для нас самые родные и близкие люди.
   Я говорю только о мужчине, потому как его прекрасная и добрейшая жена ушла из этой жизни при весьма трагических и печальных обстоятельствах. Четыре года назад она решила проведать своих престарелых родителей и отправилась на край нашего королевства, к Альтурским горам. Как раз туда, где по странному совпадению, мы с вами, уважаемый Эль-Митолан, несли в молодости службу. Фактически она и раньше предпринимала подобные путешествия. Чуть ли не каждый год. И делала это она всегда с сопровождающими, ибо закупала по дороге много тканей, кожи и сопутствующих в швейной промышленности изделий. И всегда её поездки оканчивались успешно. Но не в тот раз. Лишь одному из воинов сопровождения удалось спастись от внезапной пиратской атаки целой шайки лишённых всякого человеколюбия драконов. Они черной тучей пали на небольшой караван, убили защищающихся, схватили животных и даже трупы людей и скрылись в направлении гор. Воину удалось спрятаться от смерти в узкой дыре, напоминающей ход в жилище сорфита. И только после нескольких часов он осмелился выползти на поверхность.
   Вот так погибла хозяйка каравана. А её муж с той поры пребывает в безутешном горе. И только его сын, и дружба с нами удерживают несчастного в этом мире. Мы надеемся, что со временем боль утраты отпустит его окаменевшее сердце.
   Но и это всё - только предыстория собственно к главной моей просьбе. С которой я и осмелился к вам обратиться.
   Речь идёт о сыне того человека, который спас в своё время мою дочь. Зовут этого славного мальчика Кремон. Что в переводе с древнесумского обозначает "не любящий знаний". Но в том то и заключается весь парадокс, что Кремон с самого детства просто обожал учиться. Хочу ещё раз вам напомнить, что взрослел он на моих глазах, отношусь к нему как к сыну и кому уж как не мне лучше всех знать о его достоинствах и недостатках. Конечно, парень иногда проказничал, влезал в разные приключения, бывал и не раз битым... Мало того, он почти всегда тащил за собой моих дочерей, за что ему доставалось в особенности и по отдельному прейскуранту. Но всегда и во всех ситуациях он вёл себя достойно, твёрдо держал данное слово, был честен, справедлив и горой стоял за невинно обиженных.
   А с восьми лет за ним стали замечать склонности и к магическому совершенствованию. Кому как не вам, уважаемый Хлеби, знать обо всех тех маленьких признаках, по которым в детстве определяют будущего Эль-Митолана. В случае с Кремоном это были два следующих магических действа: он мог быстро заживлять на себе наружные раны и вызывать продолжительный понос у всех тех, кто ему не понравился. Можете себе представить, каким наказанием он слыл среди своих недругов?! И как нетрудно догадаться: именно из-за своего второго дара!
   Когда погибла его горячо любимая всеми мать, Кремон поклялся страшной клятвой, что найдёт обидчиков и безжалостно им отомстит. От немедленного похода в Альтурские горы его сдержали только наши общие уговоры. Нам удалось его убедить, что когда ему исполнится двадцать четыре года и произойдёт Всплеск, ему будет намного проще совершить задуманное. Парень внял голосу разума и провёл четыре года в непрекращающихся тренировках для своего тела, в постоянном углублении своих знаний и методическим усовершенствованиям в изучении боевых заклинаний. Которые он вызубривал впрок, запасая их на то время, когда он станет Эль-Митоланом. Обучался он сразу у трёх столичных специалистов, имена которых вам наверняка знакомы. Они даже согласились провести обряд преобразования крови, который необходимо проводить после Всплеска. О них вы можете спросить непосредственно у моего визави.
   И вот Кремону исполнилось двадцать четыре года. Мы все ждали этого дня: он с нетерпением, мы со страхом. Справедливо опасаясь, что он тут же устремится к объекту намеченной мести и подвергнет свою жизнь смертельной опасности. Хотя лелеяли надежду, что ещё несколько лет он потратит на усовершенствование своего дара и изучение связанных с ним возможностей. А там глядишь и королевский полк Эль-Митоланов им заинтересуется и привлечёт к службе на благо отечества. Но дни шли за днями, а Всплеск так и не произошёл! Его учителя после нескольких месяцев пришли к неутешительному выводу: Кремону никогда не стать Эль-Митоланом! Сказать вам, что парень был опечален и расстроен таким приговором: значит, ничего не сказать! Он был несколько дней в шоке после этого. Но оправился от него довольно-таки быстро и решительно стал собираться в дорогу. Решив пусть даже ценой своей жизни, но доставить предерзким драконам наибольшие неприятности. Готовясь сражаться с этими отродьями разумной жизни простым оружием, как простой воин. После этого горе моё стало безмерным.
   И у меня остался только один выход, уважаемый Эль-Митолан. Обратиться к вам и вашей жизненной мудрости. Уже если и вы не сможете остановить опрометчивого и самонадеянного воина, то хоть сможете прочитать ему хотя бы несколько лекций о повадках и характере этих разумных летающих дьяволов. Ведь лучшего знатока, чем вы, вряд ли найдешь не только в нашем королевстве, но и во всём огромном мире. С огромными трудами мне удалось вырвать у Кремона обещание посетить вас по дороге к Альтурским горам и передать это письмо. Он обещал продолжить свой дальнейший путь только после разговора с вами. Умоляю вас не отказать в моей просьбе! Прошу за Кремона как за собственного сына и надеюсь на вашу давнюю доброжелательность и расположение к старому сослуживцу!
   На сим прощаюсь с вами, господин Хлеби! Ещё раз желаю вам отменного здравия и благополучия! Искренне ваш, полковник Кралси!"
   - Ниже стоит дата и подпись..., - тётушка бережно положила письмо на край стола и ожидающе посмотрела на племянника.
   - Ну Кралси, молодец! - воскликнул тот, стараясь не смотреть ей в глаза. - Точно уйдёт на пенсию генералом! И заслуженно! Уж таких вояк редко встретишь!
   Затем решительно подошёл к окну и уставился быстро стекленеющими глазами в чернеющую пустоту. Снаружи уже стояла полная ночь, и только в стороне посёлка мелькало разноцветье огней на улицах, да выделялись прямоугольники освещённых окон. Несколько минут Хлеби стоял недвижимо, словно и не дышал. Вторя ему, непроизвольно сдерживали своё дыхание тётушка и дворецкий. Но вот фигура у окна шевельнулась и повернулась к ним с улыбкой.
   - Наш гость весьма комфортно разместился в посадке между домом и посёлком. Сделал для себя небольшое углубление под самым толстым стволом, обложился по бокам и даже укрылся сверху большими ветками сушняка. Весьма изобретательно связал некоторые комли прочными верёвками. Так что к нему никто не подойдёт незамеченным. От неожиданного нападения болара он тоже прекрасно застрахован. А если он знает об отсутствии здесь диких и опасных хищников, то наверняка уже давно спит.
   - А дальше? - тоном вредной учительницы спросила тётушка.
   - Мы тоже последуем его позитивному примеру! Ведь совсем необязательно мне выходить в ночь, что бы пожелать ему спокойной ночи. Я ведь не так дурно воспитан!
   - Вот именно...!
   - Для твоего спокойствия тётушка, - с непререкаемостью в голосе перебил её Эль-Митолан, - Я обещаю, что не пошлю на него освежающую благодать заснеженных вершин, как собирался сделать раньше. Пусть помучается в тепле! Мне ещё надо кое-что просмотреть на ночь..., - он сгрёб на ходу со стола письмо и стал подниматься по лесенке в кабинет. - Всем спокойной ночи!
   Оставшись наедине с привратником, старушка осуждающе мотнула головой:
   - Что скажешь, Коперрульф? Ничего за ночь с ребёнком не случится?
   - О! Тот парень уже давно не ребёнок! - при этом воин довольно зашевелил своими усищами. - Нравятся мне такие настойчивые ребята! Он, мне кажется, и во льдах не замёрзнет и в огне не сгорит! А уж в воде он точно не тонет!
  
  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПРОВЕРКИ

   При всём неудобстве для тела, ночь Кремон провёл спокойно. И даже умудрился прилично выспаться. Лишь один раз его побеспокоил шум и писк сцепившихся рядом двух зверьков. Размером с крыс, те что-то не поделили и устроили между собой потасовку. Парень ловко метнул в проём между ветками заранее приготовленный камень, и вспугнутая живность уже не мешала спать до самого утра. Даже луны, спрятавшись за облаками, не беспокоили своими цветовыми гаммами. А перед утренней зарёй, лишь только небо над зубьями скал стало светлеть, он резво вскочил, сделал согревающую разминку и побежал к озеру за водой. Затем вскипятил её в большой алюминиевой кружке с помощью топливной таблетки, которую в народе называли не иначе как "мушка".
   "Эх, жалко, что у меня и мушки то кончаются! - сокрушался Кремон, глядя на быстро закипающую воду. - Будем надеяться, что в местной лавке они тоже продаются. Уж этим то товаром Морское королевство все страны забросало! Даже рыбой и продуктами из неё они так не торгуют, как этими таблетками из спрессованных водорослей. Поговаривают, что не только сорфиты и таги пользуются мушками, но и колабы заказывают их целыми караванами.... Интересно, как они их поджигают? Неужели действительно: помогают друг другу? - Кремон усмехнулся своим мыслям и насыпал в кипяток по щепотке травы из трёх разных коробочек. - Что только об этих колабах не рассказывают! Но лишь начинаешь выпытывать подробности - никто их лично никогда и не встречал. Хотя Ледонское представительство в столице целых три особи возглавляет, а вот поди ж ты, так и не удосужился ни разу в жизни полюбоваться на этих монстров. Может оно и к лучшему? Я ведь не с ними воевать иду, а с драконами. А уж эти твари понятно как мушки используют! И не смотря на строгий запрет и таможенные кордоны, жарко горящие таблетки всё равно достигают Альтурские горы в немерянных количествах. Правда, дядя Кралси всегда упорно доказывал, что таблетки к драконам попадают с другой стороны, через территорию Баронства Радуги. Там у них вооружённый нейтралитет, но торговля "мушками" всё равно ведётся полным ходом. И все международные соглашения нарушаются без зазрения совести. Вот бы добраться до этих баронов остолопов! Да наказать их как следует за подобную жадность и неразборчивость. Из-за них столько людей невинных пострадало!!!"
   Кремон от злости заскрипел зубами и пролил немного чая себе на колено. Чувствительная боль от горячего напитка заставила отвлечься от нахлынувших резко эмоций, сконцентрироваться и взять себя в руки. Уже не отвлекаясь, парень допил быстро свой чай и бросил взгляд в сторону замковых окон. Ещё ни одно из них не светилось в рассветной мгле. Решив, что время у него ещё есть, решительно оголил торс и принялся делать утренний цикл специальных упражнений.
   Через час с четвертью Кремон уже сидел на обочине возле самого шлагбаума и сосредоточенно вчитывался в строчки небольшой, но солидной толщины книжки. Устроился он на принесённой с собой коряге, сидеть на которой вначале было весьма проблематично. Но когда пригрело вынырнувшее из-за скал светило, подложенная в развилку веток куртка помогла создать чуть ли не комфортабельное сиденье. Сидеть было удобно, читать интересно, поэтому он не сразу обратил внимания на приближающего привратника. Лишь только когда раздались преднамеренно громкие шаги, поднял голову и придал лицу вежливое ожидание. Видимо поэтому подошедший и поздоровался первым:
   - Доброе утро, ...молодой путник!
   - И вам доброе утро, - парень выделил паузу голосом, - ...Пожилой охранник!
   Тот хмыкнул от такого ответа, но усы затопорщились в улыбке.
   - Между прочим, я вчера так и не познакомился с тобой как следует. Здесь я нахожусь на должности дворецкого, по приказу Эль-Митолана. Но мне больше нравится должность начальника охраны. Всё-таки всю свою прошлую жизни я провёл в войске. А ныне отставной капитан королевской кавалерии.
   - Признаться, выправка ваша военная сразу видна.
   - Что так рано встаёшь? Аль бессонница покоя не даёт?
   - Да нет, выспался прекрасно! Это уже вашему возрасту бессонница больше присуща!
   - Моему?! - переспросил, всё-таки возмущаясь, привратник. - Да я бы ещё час как минимум спал спокойным сном! Это из-за тебя Эль-Митолан меня ни свет, ни заря разбудил! Поди, говорит, глянь на того парня, что вчера письмо передал: замерз, поди, насмерть или дикие звери его доедают....
   Кремон радостно улыбнулся, обратив своё внимание только на упоминание с письмом:
   - Так он всё-таки прочитал послание от дяди Кралси?
   - Прочитал! И в связи с этим приглашает тебя на разговор! Но! - он величественно ударил копьём о каменное покрытие дороги. - У него есть подозрения, что ты не тот за кого себя выдаёшь. Поэтому он примет тебя с одним условием: ты чистосердечно ответишь на все его вопросы.
   - Согласен! - парень поднялся и недоумённо пожал плечами. - Я бы и так ему всё рассказал...
   - Но вопросы тебе Эль-Митолан будет задавать под воздействием Сонного Покрывала! Согласен ли ты на это?
   Кремон немного смутился, но сразу же с вызовом поднял подбородок:
   - Согласен! Мне нечего скрывать!
   - Тогда милости прошу в резиденцию господина Эль-Митолана Хлеби Избавляющего! - торжественно произнёс Коперрульф. И уже стал поворачиваться, когда заметил, что парень с сожалением посмотрел на корягу, которую пришлось волочь от самой рощи. И снисходительно, через плечо, добавил: - Дрова можешь взять с собой! На кухне они пригодятся!
   Кремон в порыве веселья показал в спину привратнику язык, сунул книгу за пазуху, а рюкзак вместе с курткой пристроил за плечи. Затем, сдерживая смех, ловко взгромоздил корягу сверху своего багажа. И придерживая её за свисающий сук, бодро зашагал вслед за привратником.
   А на крыльце громадного дома уже выстроилась делегация встречающих. Хозяина вряд ли можно было спутать с кем-либо, тем более что внушительный мужчина, стоящий впереди всех полностью соответствовал тому описанию, которое предоставил дядя Кралси. Разве только выглядел намного моложе, чем предполагалось. Всё-таки обладание тайнами мироздания даёт важные преимущества перед простыми смертными. А уж о долголетии самых знаменитых Эль-Митоланов вообще ходили немыслимые слухи.
   Слева от Хлеби стояла невысокая и хрупкая старушка. Очевидно та самая управительница, на которую ссылалась молочница. Выражение её лица было умильно радостным, словно она встречала дорогого и давно ожидаемого родственника. А когда Кремон присмотрелся к её глазам, то всё волнение словно рукой сняло. И он почувствовал себя как дома.
   За их спинами маячили две женщины похожие на друг друга словно два колобка-близнеца и подвижный мужичок с блестящей лысиной. Видимо вспомогательный состав кухни, прачечной и огорода. А сбоку от крыльца, сложив руки на груди, степенно возвышалось двое крупных мужчин. По специфической одежде и головным уборам, а также по витым кнутам у пояса можно было догадаться, что это конюшие или нечто среднее между егерем и лесничим.
   - Добро пожаловать, господин Кремон! - громко поздоровался Эль-Митолан.
   Заплетающимся языком Кремон ответил на приветствие, кося глазами по сторонам, и не решаясь сбросить корягу с плеч на идеально чистые плиты двора. Он в душе отчаянно ругал себя за ребячество и не знал, как выйти из создавшегося положения. Оглянувшийся Коперрульф только сейчас обратил внимания, как буквально воспринял его шутку приглашённый парень. И попытался оправдаться:
   - Я не успел сказать молодому человеку, что стульев у вас хватает.
   - Мебель в доме - не помеха! - добродушно засмеялся Хлеби. И не успел Кремон среагировать, как коряга вырвалась у него из рук,
Оценка: 6.37*202  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"