Иванович Юрий: другие произведения.

Отец Императоров - 6 часть-11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.73*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    5-го июня выкладываю завершающую, 11-ую часть шестой книги и всей серии.


Глава двадцать девятая

ЕСТЬ ПРИЧИНЫ, ЕСТЬ И СЛЕДСТВИЯ

   Неприятности в империи Зари, начались с родившихся не на пустом месте подозрений. Однажды у Виктории появилось чёткое ощущение, что её обманывают. Причём обманывает и скрывает что-то страшное как раз тот человек, которому она больше всего доверяет. Именно тот, для кого считалось святым долгом, почётной обязанность, и добровольным самопожертвованием печься и беспокоиться о благе и безопасности императорской семьи. А, точнее, речь шла о женщине, почти родственнице. О графине Хазре.
   Началось всё с того, что наведавшись как-то раз в кабинет главы тайного сыска, молодая императрица заметила у той на столе какие-то докладные. Она бы и внимания не обратила, если бы графиня не спрятала эти бумаги несколько поспешно в некую папку, ярко-голубого цвета без надписи.
   - Что это там? - мимоходом поинтересовалась владычица Зари.
   - Очередные доносы и кляузы, - ответила Хазра, вроде как без всякой нервозности или напряжения. - Читать противно, а ничего не сделаешь. Кстати, вот здесь те списки, которые ты просила приготовить.
   И она протянула другую папку, приготовленную заранее. Но при этом, наблюдательная землянка заметила, как у главы тайного сыска запунцовела мочка левого уха. Как-то давно графиня сама призналась, что это у неё бывает от жуткого, почти валящего с ног волнения.
   "Странно, неужели она так боится, чтобы я прочитала эти грязные доносы? - думала Виктория, уже покидая кабинет. - Хотя и в самом деле, не царское это дело, копаться в таком мусоре..., - потом даже мысленно усмехнулась: - Но когда у меня будет плохое настроение и желание на ком-то согнать злость, я обязательно загляну в эту яркую папку!"
   Подумала, да тут же и забыла за суматохой текущих событий.
   И уже через долгое время, упоминание об этой папке всплыло преддверием чёрного рока совершенно в ином месте и при иных обстоятельствах.
   Женское любопытство - бывает страшней и опасней самых грозных ураганов или цунами. И порой может отравить существование самой умной женщине и всем её близким. Так наверное и произошло со страшно властной, но ещё совершенно беспомощной в некоторых вопросах иномирянкой. Ей подчинялись государства, угождал в любой прихоти муж-император, а её всегда тянуло к какой-то непонятной тайне или к неразгаданному секрету. Нет, когда следовало воевать и перед ней возникал враг, никто лучше и решительней Виктории не справлялся с опасностью. Но вот когда наступало мирное, спокойное время, хорошо замаскированный враг своим притворством и тщательно разыгранным поведением, мог втереться в доверие. Причём втереться совершенно неназойливо и незаметно. Становясь верным другом, опорой и надеждой.
   Как и сумела устроить та, которая уже давненько поселилась в Граале, и даже сумела добиться разрешения на свою деятельность пророчицы из рук самой императрицы. Её звали Кукоба, да всё чаще и чаще в последнее время добавляли после этого прозвище Искренняя. Буквально все знали и твёрдо в это верили: Кукоба открыла секрет правильного, сугубо математического предвидения событий. Для этого она каждому факту, каждому доводу, и даже каждой сплетне давала определённое число, затем все эти числа заносились в сложную таблицу и в конце сложно перемножались, делились друг на друга. В финале получался сложный набор цифр, который при расшифровке давал изумительные по точности ответы. Опять-таки, иногда ничего не получалось и пророчица великодушно извинялась, с улыбкой объясняя, что не хватает данных и это уже не её вина. В таких случаях она денег не брала за свой труд, даже если очень настаивали. Но если порой настаивала на своих пророчествах, то держалась с невероятным упорством и достоинством. А сбывшиеся впоследствии предвидения только прибавляли ей уважение, авторитета и восхищённого преклонения.
   Вот именно на чистую арифметику и клюнула однажды Виктория. Просто захотелось проверить и наказать шарлатанку. А та сложила, посчитала и выдала такой ответ о недавнем прошлом, что молодая императрица несколько дней ходила в шоке. Об угаданном действе, мотивах и итогах кроме неё вообще никто не мог знать. Ну разве что отец, с его "Всевидящим Оком". Потом Виктория стала захаживать к пророчице чаще, прониклась к ней незаметно полным доверием и наконец вообще перевела на постоянное жительство во дворец. А на вопросы удивлённых родственников, заявила:
   - Не хватало, чтобы её прикормили у себя наши враги! Пусть лучше на нас работает!
   И пророчица работала. Да так, что ни сама императрица, ни глава тайного сыска нарадоваться не могли. Всё шло хорошо и правильно.
   Но на самом деле события развивались по сценарию невидимого кукловода.
   Вначале Кукоба Искренняя увидела в будущем обман от самых близких. Завлекла и раззадорила клиентку. Через парочку дней добавила, что обман она видит, (так и показали циферки, разложенные перед императрицей) в папке ярко-голубого цвета. Только обязательно следовало ту самую папку просматривать лично без свидетелей. Иначе она опадёт чёрным прахом. К тому моменту Виктория ещё соображала, и так просто не подалась на пророческие словоблудия всесильной математики. Она знала, что глава тайного сыска, так сказать во избежание, особо ценные документы снабжает магической защитой. Дотронется кто-нибудь посторонний: и сам в обморок на сутки завалится, и папка прогорит на всякий случай. Разве что верховный правитель, имеющий неограниченную власть, обладает полным правом войти куда угодно и прочитать что пожелает. Таких людей в империи было всего двое: император Теодоро Второй и его очаровательная супруга.
   Потому эта самая супруга и подалась преспокойно в кабинет Хазры и принялась искать хорошо врезавшуюся в память папочку. Увы, не нашла. Как не отыскала и в тайных архивах. Надоедать с вопросами, и лишний раз настораживать графиню не стоило. Поэтому Виктория вновь обратилась к пророчице. Та извинилась, как обычно, что влезает в дворцовые дела, вновь довольно ловко заполнила таблицу новыми циферками. Оглашала результат дрожащим шёпотом и сама, при этом, вздрагивая от страха:
   - Ваше императорское величество! Папка находится во второй комнате справа, от спальни графини. Видите вот эти цифры, обозначающие крыло, этаж и комнату? Только эти две восьмерки - определённый знак для ищущего: опасность. Вот эти шесть восьмёрок - знак, что следует обязательно взять с собой вашего лучшего телохранителя, иначе может быть покушение, и довольно удачное...
   Легче всего было войти к Хазре и потребовать: "Пошли во вторую комнату, что у тебя рядом с кабинетом, и ты мне дашь то-то и то-то!" Легче, но и одновременно в десять раз сложнее. А вдруг графиня замешана в заговоре? Недаром ведь лгала и прятала непонятные доносы! Кто побывал на самой вершине власти, быстро перестаёт быть наивным и верить даже сотни ряд проверенным сторонникам на слово. Значит, следует самой вначале глянуть! А кто у нас самый хвалёный телохранитель? Конечно же Баргелл, робот из иного мира, выполняющий любую команду своей единственной хозяйки, получаемую по ментальной связи. Красота!
   И уже на следующую ночь, засидевшись допоздна на финансовом совещании, владычица Зари, решила наведаться куда задумала. Робот всегда был недалеко от неё, так что с ним и отправилась. С удовлетворением отыскала папку на означенном пророчицей месте, и прямо там же приступила к тщательному изучению.
   Изучила и схватилась за голову, не зная, что делать, куда бежать и с кем советоваться. Потому что как раз за несколько часов до того, пропала связь через тумблонов. Такое, в последнюю неделю случалось уже трижды, потом связь восстанавливалась к следующему утру, но в данный момент никому из родных даже пожаловаться возможности не было. Вложила все свои печали в некий эмоциональный пакет и подумала про отца. Раньше он на такие послания сразу откликался каким-то образом. А тут полная тишина. Да оно и понятно, в отпуске, да ещё в таком месте, куда даже связь через тумблонов не достаёт вообще.
   А вычитанное в папке, требовало немедленных действий. Вроде как...
   Потому что там основательно доказывалось, что покушение на демонесу Люссию Фаурсе, во время торжественного приёма, организовал, оплатил и совершил ни кто иной как ...Теодоро Второй. Сразу стала понятна и скрытность верной Хазры: она банально боялась разрушить семью и не хотела "выносить сор из избы". А может, мечтала, что со временем нелюбовь и страх перед демонами у Теодоро исчезнет, и он со спокойствием и толерантностью будет воспринимать визиты так называемой супруги Загребного к нему во дворец.
   Сидела, сидела, думала, думала... Да и вспомнила, что утро вечера мудренее. А потому отправилась спасть в свою "рабочую" спальню, где порой падала на кровать, не доходя до главной, семейной опочивальни. Не хотелось случайно будить ни сына, ни мужа.
   А утром проснулась от сигнала всеобщей тревоги: неизвестные похитили императора и его наследника!
   Трёхчасовой шок и паника сменились очередным требованием к пророчице: "Где мой сын и муж?!" Та, со слезами на глазах, и с трясущимися руками вновь ударилась в математику и вскоре выдала странный ответ: "Они в плену у Сапфирного королевства! Для освобождения потребуется собрать войско всей империи Зари!"
   Последние попытки здравого рассудка рассмотреть ситуацию под несколько иным углом, разрушило доставленное через час после гаданий послание от Славентия Пятого. Главное условие гласило:
   "Если твоя армия разобьёт мою, верну твоего сына и казню только Теодоро. А если победят мои войска, то я казню ...вас троих...!"
   В тот же вечер, объединенные армии Зари, двинулись к центру материка.
  

- - о - -

  
   У самого старшего из братьев, Алексея Справедливого, все беды принесла именно магия. Та самая, которая была неподвластна ни времени, ни веяниям новых законов. Магия Древних. А вернее, если судить по выводам исследований отца в Святой долине - магия создателей этого мира. Причём беда пришла с той стороны, откуда её совсем не ждали.
   Ещё с самого начала своего правления, молодой император поставил на строгий учёт любую мелочь артефактного значения. В этом его повсеместно и жёстко поддерживал ближайший друг и соратник, Командор Цепи, граф Зиновий Карралеро. Сведения о каждом раритете, о каждой ценности они старались изучить все до буковки, раскрыть все тайны и потенциальные возможности, чтобы в случае необходимости уметь использовать с максимальной целесообразностью и эффективностью. То есть свойства любого артефакта друзья знали, как использовать на благо империи.
   Но кто бы мог подумать, что эти же свойства и знания смогут использовать и враги в самый нежданный момент!
   Например, Алексей не раз читал данную строчку, в описании свойств символа власти Командора Цепи. Той самой диадемы с четырнадцатью шпилями, которую в случае войны надевал на себя ведущий армии император:
   "...и если диадема окажется в руках правителя иного государства, то следует идти немедленной войной на оное, собрав всё войско пешее да конное, да с оружием булатным и магическим. Да отправиться в поход не позднее третьего дня. А если будет тому походу замедление малое аль задержка в движении, то в первый день от каждой сотни умрёт по воину, на второй пять, на третий двадцать пять и в последующие дни по столько же. Помимо воинов ратных, будут умирать и остальные подданные: простые крестьяне, ремесленники, купцы да придворные. Каждый день по пять человек из каждой тысячи. И лишь во время сечи лютой не будут смерти напрасные преследовать люд простой да воев ратных!.."
   Тогда ещё Зиновий ухохатывался над этими строчками:
   - Нет, ну ты себе предоставь: украл кто-то корону, радуется, а за ним уже всё наше войско гонится! Ха-ха! Вот умора! А ведь ещё и каждый вассал империи армию предоставить должен.
   - Да, - смеялся император тоже, словно его щекотали. - Легче вору будет сразу этой диадемой удавиться, чем покрасоваться на своей глупой башке.
   Ну и в самом деле, кому может прийти мысль украсть эдакое достояние империи?
   Причём она ведь и не лежала на брусчатке городской площади и даже не выставлялась на всеобщее обозрение где-нибудь во дворце на защищённой магическим стеклом тумбе. В любом случае её берегли пуще зеницы ока, хотя бы с оглядкой на воров собственных, которые нет, нет, да устраивали какое-нибудь "похищение века" Ну, или пытались устроить. Потому что с ворами Алексей Справедливый умело боролся ещё более жёсткими мерами чем со всякими проходимцами наподобие гадалок и оракулов. Тем в первый раз отрубали ладонь, во второй раз всю правую руку выше локтя, а на третий, если воровал сам, организовывал других на сие действо либо скупал краденное - казнили. При невероятно высоком уровне жизни в империи, (пожалуй самом высоком среди всех четырёх империй континента) и огромном благосостоянии почти всех подданных, воровать и разбойничать становилось бессмысленным.
   И всё-таки! Это случилось!
   В первый же час для розысков злоумышленников подняли на ноги всё королевство Мрака. На третий - уже лихорадило всю Закатную империю. Ну а к вечеру пришла наглая, вульгарная писулька от Славентия Пятого: "Имел я вашу Закатную империю как хотел и в любой позе! Попробуйте, отберите корону!". Стало понятно, что без войны не обойдётся. Пошли во все стороны первые приказы о сборе войск.
   К полуночи собрали всех возможных экспертов по магии, по древним документам и по артефактам, и устроили диспуты и обсуждения, продолжавшиеся до самого утра. Как ни странно, но здравых заверений императора и строгих призывов к порядку Командора Цепи, никто не слушал. И подавляющим большинством заявили: всё это полная чушь, ахинея, провокация и обман! А то и подстроенная фальшивка.
   Эти мнения со скоростью степного пожара распространились по столице, по королевству, а там и по всей империи. Народ плюнул на угрозу сразу, военные чуть подумали и плюнули тоже. Ни у кого в голове не укладывалось, что он вдруг, ни с того ни с сего вот так возьмёт и умрёт. Только самые преданные, вернее даже не столько преданные как более дисциплинированные гарнизоны, гвардейские полки и дивизии кавалеристов-пикинеров, продолжали подтягиваться к столице на место, выделенное для сбора армии.
   Второй день прошёл в смуте и сомнениях.
   На третий, с самого утра довольно небольшая по меркам империи армия двинулась неспешно в путь. Честно говоря, едущие впереди Алексей Справедливы и граф Зиновий Карралеро уже и сами сомневались в абсурдности подобной магии и не слишком-то подсчитывали тех, кто прибыл. Рассуждали так: такого быть в принципе не может! Но! Можно ведь и проверить. День, максимум два дня в пути - дело нетрудное и для тренировки армии на марше - откровенно полезное. Так что в любом случае хуже не станет. А потом и вернуться можно будет.
   Увы! Вернуться не получилось! Трагедия ударила вечером третьего дня. За два часа до заката, те кому не повезло, неожиданно валились с ног без каких-либо предварительных болей, страданий или вскриков. Ещё одна отличительная особенность - из каждого уха странно умирающего подданного в небольшом количестве вытекала струйка крови. День на день, в статистике смертностей не приходится. Но если смерть по одному воину из сотни ещё могла как-то пройти незамеченной, да и крестьяне с ремесленниками умирают порой больше, порой меньше, то смерть сразу двадцати пяти человек из дворянского сословия, да ещё настолько одинаковая - заставила вздрогнуть всех без исключения. И это лишь их тех десяти тысяч, которые числились в составе придворных короля Мрака. Потому что войско как бы всё-таки вышло. Во всех иных государствах, имеющих вассалитет Закатной империи, волна жертв прокатилась ещё большая. Нетронутыми остались лишь те сотни воинов, которые находились на марше и как раз готовились разбивать большой лагерь на ночёвку.
   Хорошо ещё, что одного урока магии Древних, или проклятых создателей, как про них с тех пор говорили все, хватило с лихвой. Уже поздней ночью армии бросились догонять императора, а особо тупых и ленивых вояк, согнали с мест постоянной дислокации крестьяне - вилами, а мастеровые - топорами. Умирать, ни с того ни с сего, из-за неповоротливых вояк, не хотел никто.
   Да и в чём загвоздка-то? Пройти и уничтожить воров, засевших в Сапфирном королевстве? Легко! Ещё и с мешками полными драгоценностей можно вернуться! Ведь недаром так складывалось исторически, что Сапфирное считалось самым богаты, роскошным, полным на трофеи местом на всём континенте.
   Вначале Алексей больше всего опасался за свою молодую супругу Гали, дочь Анастасию ближайших соратников, оставленных присматривать за столицей. Хвала светлым демонам, они остались неприкосновенны. Слепой жребий выбрал совсем иных людей. Но чуть позже присмотрелись, подсчитали и ужаснулись: неведомый кукловод выбирал как раз тех, кто больше всего кричал, возмущался и не желал верить в нависшую над ними угрозу. То есть наступи второй день умерщвлений - вообще бы никого в империи не осталось, кто сомневается в словах или распоряжениях Алексея Справедливого.
   Утром резко удвоившаяся в численности армия двинулась дальше на юго-восток.
   "Да и дорога дальняя, всё ещё может измениться, - раздумывал выходец с Земли, стараясь держать ход всей армии по самому минимуму, какой прописывался канонами военных кампаний. - Всё-таки приказы нашим людям пошли..."
   Об этом доложил ранним утром министр иностранных дел: агенты и резиденты, купцы и сторонники, посольские деятели и земляки Мрака стараются всеми силами узнать, где хранится похищенная корона и попытаются её отбить всеми имеющимися возможностями.
   Ну и самая печальная мысль, звучала так:
   "Какая жалость, что опять прервалась связь через тумблонов. Это неспроста! И скорей всего опять виновата Святая долина Столбов Свияти. Зря всё-таки отец с этим грозовым и сапфирным дерьмом не разобрался до конца!"
  

- - о - -

  
   Владыка Иллюзий вообще оказался не у дел. Скорей всего он бы воспротивился и навёл должный порядок среди своих монструозных советников, но он просто сразу не обратил должного внимания, на новое, "лицо" в своём окружении. При постоянно ведущихся попытках пробраться к историческим архивам, которые хранились невесть как глубоко в толще континента, помощники и распорядители отыскали какого-то дряхлого паука, оживили его и привели в транспортабельное состояние, а потом и доставили пред светлы очи своего повелителя.
   Оказалось, что сей паук, самый старейший патриарх из всех живущих в этом мире, и чуть ли не раньше Лунной госпожи здесь появился. Для духов он являлся чем-то вроде гуру, духовного проповедника и радетелем основополагающих норм поведения. Причем, по словам советников, старый, дряхлый паук, который еле передвигался, мог знать ту предысторию, которой нет даже в архивах.
   Ну и как не использовать такой шанс, и не выяснить всё об этом мире? Понятное дело, что Фёдор разрешил патриарху возле себя остаться, и даже приказал как следует откормить после долгой, тысячелетней спячки. Тот отъедался несколько дней, так ничего толком и не рассказав. А потом всё-таки стал приоткрывать тайны предыдущих правителей Иллюзий. Да так при этом усыпил бдительность императора, что оказался совсем рядом.
   Последнее, что осознанно запомнил Фёдор, это неожиданный укол в плечо, и смутно - второй укол в грудь. Ни амулеты не помогли, ни постоянно носимый магический щит, ни усиленная регенерация организма. Корона тоже ничем не помогла, словно погасла или лишилась всей своей энергии.
   В дальнейшем все события, акции и мероприятия в империи Иллюзий проводились только в рамках некоего древнего трактата: "О войне, мире и процветании!" То ли сошедший от древности с ума, то ли попавший под чужое влияние патриарх духов, стал действовать так, как считал нужным.
  

- - о - -

   Ну а самому младшему сыну Загребного, Первому Рыцарю великой Рыцарской империи Виктору Алпейци, вообще не оставило никакого выбора банальное объявление войны. Уж таковы были законы этой воинской державы: хочет с тобой кто-то воевать и подтвердил своё желание на официально предоставленных бумагах, никакого иного выхода как завоевать неприятеля и свергнуть сидящего там на престоле короля не существует. А Сапфирное королевство объявило войну по всем правилам дипломатического искусства: с прибытием послов, с фанфарами, с торжественным вручением грамот и самого вызова и даже с неким торжественным отмечанием этого события у себя в посольстве. То есть послы устроили пьянку для себя и своих друзей.
   Как следствие, рыцарские тритии стали стягиваться к Вадерлону без всякого приказа или даже пожелания со стороны императора и если бы он не возглавил армию, его бы никто не понял. Да и такой хитрый пункт имелся в сводах законов управления рыцарским государством: с полным правом сразу поднимается на копья тот, кто отказывается от войны, и за час до выступления в поход выбирается новый император. Если бы не копья, Виктор ни за что не отправился бы воевать, потому что сразу понял, что творится нечто ужасное.
   Связь через тумблонов прервалась. Отец явно не чувствует тревогу и паническое состояние. И непонятно совершенно, что творится в соседних империях.
   Опять-таки и Виктор тешил себя надеждой:
   "Дорога дальняя, пока доберёмся, то "Или бобик издохнет, или поводок порвётся". Может связь появится, - тумблоны в клетках везлись в обозе, - Может разведка и посыльные обстановку прояснят. А может и сам Славентий Пятый опомнится и попросит мира. Должен же возобладать у него здравый рассудок!"
  

- - о - -

   Здравый рассудок у правителя Сапфирного королевства преобладал. Он всё прекрасно видел, правильно оценивал и тоже понимал, что творящиеся по всему континенту провокации и попытки развязать всеобщую войну, ни к чему хорошему не приведут. Мало того, что монарх вообще не хотел слышать слово "война", так он ещё и преклонялся перед теми, с кем обстоятельства вдруг сделали самыми лютыми врагами. Ну и другие причины заставляли рвать на себе в бессилье волосы. Ведь даже в случае победы над всеми сходящимися армиями, центральное государство материка будет проклято на веки вечные. Да и как эта победа будет одержана! Такой цены для своей победы, какая готовилась грянуть в самые ближайшие дни, не пожелает себе ни один полководец или главнокомандующий.
   А всё потому, что бестелесный демон планеты поставил монарха в положение своего вассала, полностью зависящего от пожеланий и прихотей хозяина. Такого не было прежде никогда, чтобы Сапфирное Сияние мог общаться с восседающим на троне человеком напрямую. Раньше все указания, раз в сто лет передавались через Загребного и всё, никакого общения. А тут несколько месяцев назад, прямо в пиршественном зале своего дворца, Славентий вдруг услышал голос. Причём никто кроме него этот голос не улавливал, в том числе и придворные шабены:
   "Ну что, пора уже тебе становиться верховным императором и объединять под своей властью весь материк! И я, Сапфирное Сияние, тебе в этом помогу!"
   Кое-как разобравшись в умении мыслепередачи, король попытался выяснить, зачем ему вообще власть над всем континентом.
   "Потому, что ты мой ставленник, и я во все времена боролся за возвышение именно Сапфирного. Но вскоре единая власть распространится до всех морей, и тогда вся твоя империя будет называться Сапфирной!"
   Прослушав грандиозные планы про обязательную войну, монарх пришёл в ужас и чуть не свалился в обморок от шока:
   "Что?! Мне объявлять войну всем империям?! Во-первых: я не желаю этого делать, а, во-вторых, они меня только силами своих посольств с лица земли сотрут. Да и столицу они захватят на счёт "три".
   "Начну отвечать с твоего "во-вторых". Довольно скоро, в один из означенных мною вечеров, исчезнут те два десятка твоих личных недругов, которые толпятся в придворной свите. Тебе только и надо будет предупредить своих людей, чтобы те подобрали на местах исчезновения строптивцев, крупные драгоценные камни. Это будет моим показным актом возмездия тем, кто осмелится тебе противоречить. Хотя я их и буду уничтожать без свидетелей..."
   "Постой! Такое творить нельзя! - мысленно вопил Славентий. - Никакой политик не пойдёт на такой геноцид!"
   Он прекрасно знал, что нельзя уничтожать всех недовольных из своего окружения, оставляя на их местах тупых фанатиков самого себя и откровенных лизоблюдов. За малый временной период подобный правитель, превращается в окончательного идиота, циника и превышает все полномочия своей и так безграничной власти. А там и до всенародного бунта, свержения, а то и плахи, для венценосной головушки - один шаг. Всегда считалось лучшим иметь недоброжелателей и врагов, но вести над ними неусыпное наблюдение, держать полный контроль, знать про их планы и тонко эти планы корректировать.
   Но всесильное Сапфирное Сияние не желал и слышать контр доводы:
   "Отныне тебе некого бояться, ты станешь практически бессмертным и неуязвимым для любого врага или миллионных армий. Второй шаг доказательства твоей избранности, станет единовременное уничтожение всех вражеских посольств и сетей их разведок на твоей территории. От них не останется даже наёмных охранников, так что уже заранее подготовь определённые силы твоей тайной полиции для занятия опустевших помещений и сбора там драгоценностей. Ну а теперь! - умудрился даже в мыслях рявкнуть демон, заметив несущиеся от короля возражения, - Поговорим о твоём "во-первых". Сразу тебе напомню, незаменимых людей не бывает. Даже среди любимцев и ставленников. Поэтому отныне, в любой момент, если ты попробуешь действовать самостоятельно или против моей воли, помни: ты весь, вся твоя семья, и все кто тебе дорог - в моих руках. При желании могу сжечь любому из вас только ногу или руку. Или то и другое вместе. Или отдельно только уши. Как твой наследник будет смотреться без ушей? Согласен, нелепо! Могу сжечь малую частичку жизненно важных внутренностей и вы будете кататься по полу от жуткой боли, умирая в мучениях долго-долго. Ну и вообще..., не буду вдаваться в подробности. Как настоящий король и будущий император, ты и так имеешь богато развитую фантазию..."
   Славентий и в самом деле прекрасно представлял, что может сотворить бестелесный демон, с помощью своих невероятных сил и умений. Если и были какие-то надежды что-то придумать, как-то вырваться из-под такой ненужной опеки, предупредить весь мир об опасности, то и они растаяли после того, как в один из вечеров исчезли из этого мира все прежние недоброжелатели из среды придворных. Причём большинство исчезло со своими телохранителями и некоторыми родственниками.
   "Порой я увлекаюсь, - с циничным смехом ёрничал Сапфирное Сияния на следующее утро. - Да и какая тебе разница, десятком меньше, десятком больше. Зато вон насколько твоя казна добавочными средствами наполнилась!.."
   А Славентию хотелось плакать над грудой драгоценных камней, которые ему с испуганными глазами и трясущимися руками сносили всю ночь самые доверенные люди из тайного надзора. Но с того самого часа ему уже ничего не оставалось, как выполнять волю своего жестокого покровителя. Пожалуй, только и был у короля единственный шанс предупредить единственного сильного союзника, намекнуть, а то и написать на бумажке о страшных планах бестелесного демона. Но тогда, при последней встрече с Загребным, Славентий так и не решился на такой шаг. Остановили опасения о жизнях родных и близких.
   Выполнил данное задание, и ушёл.
   А потом кусал локти в отчаянии. А потом началась война, и неисчислимые армии двинулись к центру континента. А потом, на пятый день от официального объявления войны, в Кариандене, да и во всём королевстве в течении часа оказались уничтожены все послы и консулы со штатами посольств, все неподотчётные банкиры, и все подозрительные иностранцы.
   Грядущая катастрофа стала неотвратимой.
  
  

Глава тридцатая

САБОТАЖ

   Все четыре пленника, находящиеся в одном из залов управляющего комплекса Святой долины, за тысячи лет своего заточения ссорились миллионы раз. Свою навязанную роль исторических статистов они выполняли лишь по причине отсутствия иной возможности разнообразить свою унылую, проклятую жизнь. Так что споры на тему, зачем они Сапфирному Сиянию вообще и как этой невидимой твари насолить, велись у них без остановки. Доходило и до драк в порыве споров, и до увечий, но тела самостоятельно оживали, излечивались, возвращались в прежнее состояние и даже попытки удушения сразу тремя - одного, ничем кроме болезненных ощущений для убиваемого не заканчивались.
   И вполне естественно, что неоднократно, а то и тысячи раз правильные выводы и предположения о своем предназначении пленники делали и озвучивали. Другой вопрос, что не было никакой возможности проверить истинную правильность конкретных выводов. Демон умудрялся так выворачивать саму суть общения со своими рабами, что ни разу не удалось понять, в чем он заинтересован, и чем он недоволен. Или специально вводил в заблуждение хорошо разыгранным гневом, злостью, а то и радостью. Да и как бороться со своим поработителем, если он слышит каждое твоё слово и располагает полной картиной всего происходящего на Изнанке?
   И всё-таки пленники, которые даже в мыслях друг друга называли по номерам, всё больше и больше склонялись к правильному мнению. И всё чаще и чаще в своих спорах, напоминавших порой истерические скандалы в сумасшедшем доме, они возвращались к единственно верным выводам.
   Вот и сейчас, когда "Всевидящее Око", подвластное пленникам показывало нарастающую над континентом катастрофу, невольные статисты истории срывали свои голоса в последнем, как они подозревали, финальном споре своей жизни. Потому что если они окажутся правы, то Сапфирное Сияние их не пощадит. И наконец-то, прислушавшись к звучащим тысячи лет просьбам, уничтожит.
   - Он использует наш интерес, - бубнил нахмуренный Первый. - И понимает, что мы не можем без новостей из большого мира.
   - Но мы смотрим только то, что сами пожелаем! - визгливо возражал Четвёртый, наверняка уже в миллионный раз в спорах на эту тему. - Демон не может смотреть в иную сторону или видеть Кариандену, когда мы рассматриваем Хаюкави.
   - И всё-таки здесь просматривается найденная нами взаимосвязь, - старалась рассуждать спокойно Второй. - Как только мы начинаем саботировать просмотр истории, как наступает упадок жизни на всём континенте. Загребной, как правило, погибает, даже несмотря на магическую метку на его теле, по которой его в жёстком, но несколько ограниченном автоматическом режиме защищает изумрудный туман-пламя. А значит второе "Всевидящее Око" находится в распоряжении нашего тюремщика. А то и несколько у него в распоряжении подобных артефактов. И действует оно или они только в том случае, когда не дремлет, перемещается наше окно просмотра. То есть, когда мы начинаем саботировать события и уходим в чёрную меланхолию, Сапфирное сияние тоже остаётся слеп и глух к внешнему миру. Ну, если не учитывать его умения подслушивать демонов вокруг грозовой тучи, да просмотр событий глазами наружных охранников. А потом все событий становится необратимым, и...
   - Войны, смерть и разрушения, - согласно продолжил Третий. - Наш последующий возврат к просмотру уже ничего не решает. Начинается очередной откат в дикость и омут хищнических инстинктов.
   - Верно! - Второй опять ткнул в виртуальную панель управления "Окном". - И как мы все не раз, кто меньше, а кто больше высказывались, нас здесь и держать лишь по той причине, что любой разумный, даже полностью сошедший с ума останется существом любопытным. И в любом случае станет просматривать открывающиеся пейзажи, кипящую жизнь и отдельные сценки из этой жизни. Потому как сам демон не может запускать просмотр именно из этого зала. По этой банальной причине мы здесь и сидим.
   - Так что, саботируем просмотр истории? - спросил Первый. На что Чётвёртый опять сорвался на крик:
   - И опять пропустить всё самое интересное?! Не согласен! И буду смотреть до самого конца! Чтобы вы тут не выдумывали и как бы события на континенте на развивались.
   Второй посмотрел на него задумчиво, скривился и пожал плечами:
   - Ну ладно, Чётвертого мы удержим в углу, навалившись на него своими телами...
   - Судя по развитию событий, - кивал одобрительно Третий, - Пяти дней удержания хватит вполне.
   Пока Чётвёртый нервно разминал пальцы, готовясь рвать на части всех, кто постарается его затолкать в угол насильно, Первый всё ещё сомневался:
   - Будет ли в этом поступке смысл? А вдруг наоборот, наши действия только повредят Загребному?
   - Ну давайте ещё раз всё тщательно обдумаем, - предложил Второй. - Чем настойчивее мы всматриваемся в происходящее, тем ситуация всё больше становится катастрофичней. Смотрите, уже сейчас наш рабовладелец может легко уничтожить всех людей, проживающих в Сапфирном. И за счёт этого значительно усилиться. Только почему этого не совершает?
   - Ага! - радовался Третий в озарившем его понимании. - Сияние могло бы уничтожить любого человека в Сапфирном королевстве, но! Тогда никто больше не войдёт в эти мёртвые земли и всё равно здесь останутся на проживании неподвластные его изумрудному огню демоны. Даже новые горы драгоценных камней отсюда просто вынесут те самые демоны-шабены и вся недолга. Больше в центр, эта паскудь, людей ничем не заманит. Силы он при этом получит огромные, но недостаточные для перехода на некий высший уровень своего существования. А вот если он заберёт жизни миллионов, учитывая подтягивающиеся армии империй, о! Тогда он станет всесильным!
   - Именно! А пока пройдут века, да заселят Кариандену по новой, да наступит очередная пожива во время ночи смерти, то и накопленные силёнки уже рассосутся в пространстве. Правильно?
   Второй уставился на Первого, потому что именно от того сейчас зависело, справятся ли они с впавшим в истерику сокамерником. Тот продолжал хмуриться, но, кажется, уже принял сторону большинства. Присмотревшись к изготовившемуся к обороне коллеге, он спросил:
   - Эй, Четвёртый! Насколько я помню, ты сам пару тысяч раз отстаивал именно это наше нынешнее решение. Подумай, какой смысл перечить самому себе?
   - Это было давно! Сейчас я хочу смотреть! - Нежелающий поддаваться, впавший во временное сумасшествие пленник, всё равно осознал, грядущее над собой насилие. Поэтому заорал с максимально возможной громкостью своего измученно в непрекращающихся спорах горла: - Сияние! Сожги этих придурков! Они хотят остановить просмотр! Быстрей! Останови их! Сияние! Помо...
   Последнее слово утонуло в рычании и восклицаниях яростной схватки. Хотя Четвёртому изначально следовало не сопротивляться, а прислушаться к доводам товарищей. Ведь как бы ни было сильно оказываемое сопротивление, трое - против одного, всегда побеждают.
   Консоль управления в центре зала, неприкасаемая некоторое время, поблекла минут через десять, и мелькающие картинки из большого мира застыли на последнем кадре. "Всевидящее Око" заснуло...
   То есть хоть слабенько, хоть чуть-чуть, но землянам, вне зависимости от всего, помогали некие, неведомые им силы.
  
  

Глава двадцать девятая

ФИНАЛ

   Войска Сапфирного королевства стояли на всех приграничных дорогах. Все остальные подданные, которые были в силах держать оружие, тоже были мобилизованы и отправлены на предстоящие сражения. Их разместили на всех тропах и тех направлениях, где могли проскользнуть вражеские разведчики. Да не было смысла засылать разведчиков туда, где не было свободного места от вражеских войск и где каждому воину, имеющему оружие, предназначалось только одно, дождаться сигнала атаки.
   А по внутренним границам каждой империи, выросли непреодолимые стены для духов, транспортников. По этой причине никто из императоров не мог связаться между собой и с отцом. Да и не знали они, наверное, что Семён уже летит прямиком к грозовой туче Святой долины Столбов Свияти. Тратить время на поиски окольных путей или в попытках наладить связь было некогда. Оставалось только одно: разрушить замыслы Сапфирного Сияния.
   Летели ночью, на трёх сайшьюнах и на одном гранколо, небольшой командой всего лишь в десять особей. Загребной и Асма - восседали на Айне. Цвай - был оккупирован Люссией Фаурсе, Вишу Крайзи, и полковником экипированных воинов. Ещё два демона летели с бароном Лейтом на третьем шмеле. Ну и подлечившийся после ушибов барон Геберт, управлял гранколо, где помимо багажа восседал также мэтр Морью. Его наличие в этом решающем рейде, обуславливалось последним открытием при исследовании того самого "абажура" На самом деле это оказалось некое устройство, которое можно было назвать "умосканером". Этим артефактом, с помощью струящихся по его корпусу живых красок, могли засекать любое сознание разумного существа в радиусе ста метров. То есть если попытаться отыскать некий узел Бублграда, где может находиться суть Сапфирного Сияния, то именно "умосканер" и поможет в самый ответственный момент определиться с точкой приложения атакующих сил.
   А почему взяли художника, да потому что только он умел правильно обращаться с устройством, жил им и чувствовал краски, словно собственную кровь. Как ни старались иные шабены обучиться этому умению, так никому и не удалось. А может и сам зодчий не спешил делиться знаниями, потому что горел неуёмным желанием рискнуть своей жизнью в борьбе с коварным бестелесным демоном.
   Мчались с максимальной скоростью, без ненужных доспехов и лишнего оружия. Да и багажа с собой было - необходимый минимум для предстоящих действий. Мчались, и пытались успеть договорить то, что не успели на "Лунном". Хотя общая суть и предстоящие действие обозначились уже конкретно и бесповоротно. Но ведь сколько ещё оставалось мелких деталей и недомолвок!
   Например огромный демон до сих пор так и не сказал, откуда возьмутся ещё двое бессмертных, которые вместе с триясой должны будут атаковать Сапфирное Сияние. Не сказал и про то, какие будут последствия отдачи после атаки для самих атакующих. Ну и конкретику самой атаки никак не желал прояснять. Верне уточнять, конкретищировать то, что уже давно было сформировано в общем.
   На все эти вопросы он твердил только одно:
   - Союзник! Мы ведь с тобой условились: эти секреты я тебе раскрываю только в том случае, когда ты мне докажешь существование зала телепортации. И не переживай, обещанной демонстрации с высохшими мумиями мне будет достаточно.
   До того, он поведал некоторые тонкости своего существования и личной безопасности. Например, выяснилось, что, несмотря на своё бессмертие, он весьма и весьма опасался ступать на сушу материка, по причине жжения своего тела тем самым смертельным изумрудным пламенем. Огонь его убить не мог, но зато настолько сильные боли причинял, что практически ни о каком сражении или банальном путешествии внутрь территорий своего врага предпринимать не было смысла. О проникновении на материк он зарёкся ещё при первых пробах на побережьях тысячи лет назад. А вот так, по воздуху, владыка морей путешествовал впервые и ему это очень понравилось.
   - И почему я раньше до такого не додумался? - недоумевал он. - Будь я посообразительней, давно бы от этой долины камня на камне не оставил.
   Но прилетев на плоскогорье, озадаченно чесал затылок и пока его спутники в паре специальных котлов, наследии гензырских шаманов, готовили варево против молний, несколько раз, используя всю свою магическую силу, попробовал прорваться вглубь грозовой тучи. Обратно оттуда, он выходил в неиспорченной одежде, и без прожжённых заплешин на голове, но с очень недовольным видом:
   - Терпеть, конечно, можно, но жутко неприятно чувствовать себя громоотводом! - а в последний раз ещё и признался. - Больно! И я ещё поражаюсь, как эта бестелесная тварь до сих пор не жарит меня своим пламенем?
   - Скорей всего не видит тебя, - предположил Семён, отходя в сторону от остывающих котлов и присаживаясь на влажный камень. - Наши демоны стараются не разговаривать, а твоего голоса он наверняка не слышит. Если не соврал...
   Рядом с землянином тут же пристроилась молчащая Люссия, и усевшийся напротив громадный союзник уставился на неё слишком уж изучающим, пристальным взглядом. Тогда как Семён, вспомнив про обязательное условие предстоящего сражения с Сапфирным Сиянием, вполне справедливо предположил, что одним из трёх бессмертных станет именно Асма. Потому и спросил:
   - Что, никак не можешь решиться?
   - На что?
   - На личное участие в бою?
   - И без меня справитесь. Тем более что сразу отправлюсь на свою родину, не хочу мешаться у вас под ногами, - заметив, что на него смотрят с сомнением две пары глаз, демон улыбнулся, полез внутрь одного из своих многочисленных карманов и достал пару ракушек несколько иной формы и с насыщенной, ярко-зелёерй пятнистой расцветкой. - Вот, вручаю тебе одну сразу. Это переговорные амулеты, у меня всего последняя пара осталась. Вдруг нам понадобится во время проникновения в этот..., как его?
   - Бублград, - подсказал Загребной. - Слишком здание на кучу бубликов похоже... О! Работает! - он проверял работоспособность подаренного ему магического аналога мобильного телефона. - Но в любом случае нам следует двигаться единой группой. А вот уже после отправки тебя на родину... Кстати, ты так и не сказал, какие шансы на выживание будут у тех, кто атакует бестелесного демона?
   - Ну..., как тебе сказать...
   - Честно!
   - Немного... Ну и самое плохое, что они лишатся своего бессмертия. А возможно и всех магических сил. То есть станут самыми простыми и обычными обитателями мира Изнанка.
   Семён переглянулся обеспокоенно со своей любимой, и увидел в её глазах неизменную решимость, а на изогнутых в улыбке губах - полное презрение к будущей потере того, чем она и так не успела насладиться. Имелось ввиду нежданно обретённое бессмертие. Ну а в потерю своей силы шабена она не верила изначально.
   - Ну с этим ладно, - продолжил Загребной. - А вот как с выживанием вообще?
   Демон пожал своими огромными плечищами:
   - Скажем так: шансы есть. Главное действовать, атаковать как можно быстрей, чтобы бестелесный враг не успел сконцентрировать вокруг себя максимальные силы защиты.
   - И откуда ты знаешь все эти тонкости? - допытывался Семён.
   - Ещё от своих создателей..., или кто они там были...
   - Почему же раньше не воспользовался такими ценными сведениями?
   - А где бы я взял троих бессмертных?! Да ещё таких ушлых, которые смогли бы пробраться в это месиво из молний и сырости!? Мне ведь мои ...э-э-э, похитители, так и не сказали, что на этом плоскогорье творится, да и сам пересказ о возможном факте развоплощения Сияния на три тысячи лет в младенца, я услышал и запомнил чисто случайно. Ну и насколько я понял, ты ведь нисколько не сомневаешься в собственной решимости. А значит, готов и жизнью пожертвовать ради спасения своих детей?
   - Несомненно! - с ответом человек не промедлил и мгновения. Что ещё больше заинтересовало его союзника:
   - То есть когда у разумного человека имеются собственные дети, у него пропадает инстинкт самосохранения?
   Загребной снисходительно улыбнулся:
   - Ты не совсем верно понимаешь отношение родителей к своим детям. Да это и понятно, семьи у тебя пока нет, родственные чувства тебе недоступны. А вот когда взрастишь детей, то уже и задумываться об этом вопросе не будешь. Их жизнь, а в итоге и продолжение твоего собственного рода - это гораздо более ценное, чем жизнь собственная. А уж если как сейчас, когда на кону стоит жизнь и будущее всех моих детей, да плюс ко всему миллионы других жизней, то никаким колебанием просто нет места.
   - Вот оно как..., - протянул демон, поражённый тем, что в словах человека не прозвучало и оттенка лжи. - Ну а если тебе представится выбор: рискнуть жизнью одного ребёнка, ради спасения остальных?
   - О таком даже спрашивать подло! - вскипел землянин. - И предстать перед таким выбором, даже своему злейшему врагу не пожелаю! - затем чуть остыл, подумал немного и добавил: - После такого события, я бы не смог прожить на белом свете и дня...
   Некоторое время молчали оба, осмысливая и переживая о делах семейных. Но именно эти мысли навели Семёна на определённые мысли, и он поделился ими с Люссией и союзником:
   - А ведь мы сейчас совсем рядом с моими детьми! - о продвижении армий они узнавали от многочисленных агентов Асмы, которые подробно информировали своего покровителя. - Скорей всего все императоры уже сегодня сосредоточат армии возле границ Сапфирного, а завтра начнут атаку. Но зато сейчас не помешает мне попробовать с ними связаться, вдруг да получится...
   Люссия интенсивно кивнула, готовая поддержать всеми силами эти попытки. Всё равно пока времени для настаивания отвара, а потом и для впитывания его в кожу у них было предостаточно. Пусть и неудобно, но землянин улёгся на плоском валуне и отправился в ментальную атмосферу планеты, выискивать эмоциональные следы своих любимых деток. Увы, первый час ничего не принёс.
   За это время окончательно наступил день, и настоялось варево. Все кто собирался отправиться в тучу, разделись и намазали пахучим составом свои тела толстенным слоем. Ну и пока панацея против молний впитывалась кожей, Загребной продолжил попытки связаться с детьми. И на втором часу повторных попыток это ему удалось! Но не с сыновьями, а с дочерью. Тем более, как оказалось, она стоит буквально в нескольких метрах от границы с Сапфирным, смотрит с ненавистью на вражескую территорию, а у неё за спиной армии производят последние перестроения для атаки! Оказалось, что она прибыла к цели раньше всех и теперь была готова воевать на сутки раньше всех предположений и расчётов.
   Этого допустить нельзя было ни в коей мере! Начавшееся сражение, вернее даже сам переход границы армиями империи Зари, уже даст возможность Сапфирному Сиянию уничтожить всех, кто на тех территориях будет находиться. Это доставит ему настолько огромный всплеск силы, что он тогда сможет дотянуться и до остальных армий, даже не дожидаясь их перехода через границу. Наверняка для гарантии и собственного усиления он сразу же уничтожит и всех обитателей в самом Сапфирном королевстве.
   Но уже одна только возможность уловить эмоции дочери, заставили Семёна сконцентрироваться на дальнейшем усилении контакта. Хотя всех его сил для этого не хватало. Императрица находилась в угрюмой сосредоточенности и никак не отзывалась. В какой-то момент он вырвался из транса и прохрипел Люссии:
   - Помоги! Как шабен помоги!
   Тотчас ладошка демонесы опустилась на его левое плечо, вливая все возможные для триясы силы. Через несколько мгновений другая, но уже огромная ладонь легла и на правое плечо землянина. Бессмертный Асма тоже решил поделиться своей магической мощью.
   И эти совместные усилия принесли свои плоды. Зыбкий, неверный эмоциональный поток от дочери, вдруг трансформировал пусть и в короткий, шаткий, но чёткий канал связи. В нём как бы появилась возможность видеть глаза собеседника и слышать его мысленный голос. И когда Виктория услышала у себя в голове голос отца, она в первый момент вздрогнула и стала озираться, ничего не понимая.
   "Мармеладка, это я! Ты меня слышишь?"
   "Да... Отец?! Папа!! Ты где?!"
   "Успокойся, не кричи. Я в Святой долине Столбов Свияти, готовлюсь к уничтожению бестелесного демона. Ты меня хорошо слышишь?!
   "Да. Только порой словно шум какой-то твои слова давит... Папа, у меня горе!.."
   "Знаю, доча. Поэтому слушай меня внимательно: как только вы перейдете границу, Сапфирное Сияние уничтожит вас всех в изумрудном пламени и уничтожит всех, кто находится в Сапфирном королевстве. Потом он уничтожит армии твоих братьев, которые уже приблизились к границам Сапфирного..."
   "Не справится! - пусть и мысленно, но Виктория перешла на истерический крик. - Нас много! И у меня там сын! И Теодоро! Я должна, ты понимаешь это?! Должна атаковать именно сегодня!"
   "Мармелада, тебя обманывают! Твоя атака принесёт только смерть! Смерть всем людям, которые проживают на континенте. Опомнись!!!"
   Но кажется крики и просьбы, даже строжайшие приказы не доходили до сознания взбешенной от горя императрицы. Она как заведённая, твердила, что должна атаковать, иначе её маленького сыны казнят вместе с мужем. Никакие доводы и убеждения о том, что их скорей всего убили уже давно, скорей всего, для уничтожения следов, столкнув в один из смертельных слоёв эфира, до убитой горем матери не доходили. И главным аргументом в её доводах служили слова никогда не ошибающейся пророчицы Кукобы Искренней, которые она твердила в последние часы ежеминутно: "Если ты не начнёшь войну именно сегодня, твой сын умрёт!"
   А связь между тем всё ухудшалась и ухудшалась. Словно кто-то невидимый заколачивал огромные клинья в образовавшуюся щель на границе.
   И тогда Семён взмолился о последней возможности хоть как-то остановить катастрофу:
   "Родная моя, любимая! Прошу тебя только об одном: если ты уже решила атаковать именно сегодня, то просто отложи свои действия на восемь часов. Обещаю сам всё успеть за это время!"
   "А если не успеешь? - задумалась дочь. - Даже уничтожив или усыпив Сапфирное Сияние, ты не знаешь где твой внук и не сможешь его спасти. А время летит!"
   "У меня всё под контролем! Ты ведь знаешь, что я всегда и везде справлялся с любыми трудностями. Доча! Верь мне и подожди только восемь часов! Я ведь тебя никогда не подводил и для собственного внука собственной жизни не пожалею. Ты в меня веришь?"
   "Верю, па..., - Виктория уже сомневалась, и не знала как быть. - Кукоба мне твердит об атаке, причём как можно скорейшей..."
   Сейчас было бесполезно разубеждать дочь в том, что очередная пророчица, действуя скорей всего, по наущениям бестелесного демона потому и втёрлась в доверие к императрице, чтобы придать грядущей катастрофе необратимое ускорение. Она приложила все силы, чтобы начавшийся процесс уже нельзя было повернуть вспять. Поэтому Загребной, уже и так на пределе своих магических сил удерживая тонюсенький ручеек улавливаемых и транслируемых эмоций, мысленно прокричал:
   "Только восемь часов, Мармеладка! Только восемь! И не оправдывайся за них ни перед кем! Жди! Ради нас всех! Ради твоих братьев! Ради собственного сына! Жди!"
   И прежде чем существующая щель в невидимом пространстве захлопнулась окончательно, до Семёна успел донестись вздох-согласие:
   "Хорошо..."
   Вывалился Семён из процесса связи такой обессиленный, словно он и не шабен, да вдобавок его прокрутили сутки в стиральной машине, а потом вытрепали и выбросили. Зато благодаря разогревшемуся до предела телу, всё варево нанесённое на него впиталось полностью. Пришлось мазаться повторно, руководствуясь поговоркой "Маслом кашу не испортишь". Ну и опять спорить, вовлекая в этот спор соратников из людей и Асму. Обговаривали ту единственную возможность, которую в данный момент предоставила восьмичасовая отсрочка военных действий.
   Имелся шанс успеть к Виктории, перебежать границу, уничтожить на месте коварную Кукобу и уже потом, посредством иных связных остановить от военных действий остальных императоров. Да только почти все доводы были против таких действий. Поначалу, было неизвестно, удастся ли убить подлую пророчицу. А потом: хватит ли такого действа для приведения в себя Виктории? Оценит ли она после этого окружающий мир с адекватной реакцией?
   Да и остальные императоры как отреагируют? До сих пор только и знали: армии движутся с войной на Сапфирное, а вот какими причинами руководствовались главнокомандующие этих армий, мнений было много, и порой они противоречили друг другу. Так что остановить маховик истории такими средствами - всем без исключения казалось невозможно. Всё-таки усмирение Сапфирного Сияния - выглядело самым перспективным направлением.
   Так что когда окончательно экипировались, приготовили духов с детским названием Пузырики, уселись на шмелей и вооружились, из полученной отсрочки времени осталось только шесть с половиной часов. Все лишние вещи и одного сайшьюна оставили во временном лагере. Айном, Цвайном и гранколо управляло трое: два экипированных воина и барон Геберт. После высадки десанта над центром Бублграда, им вменялось в обязанности отогнать транспортников обратно в лагерь, а затем одному постоянно барражировать в воздухе, выполняя сразу две задачи: наблюдение за территориями плоскогорья у самого лагеря, и просмотр пространства над центром тучи. И если там взлетит под Пузыриком кто-либо из отряда нападения, эвакуировать его в лагерь. Ну и деле, опять ждать остальных и действовать по обстановке.
   Все остальные семеро, стараясь держаться за руки для компактности, управляя медленным снижением Пузыриков, с завидным оптимизмом, опустились в сверкающую молниями мрачную тучу. Хотя про полный оптимизм речи не шло, слишком уж все были хорошо и конкретно проинформированные о смертельном риске люди и демоны, знали хорошо на что идут. Тем более что до сих пор некоторые детали предстоящей атаки Асма продолжал скрывать. Но и предаваться пессимистическому фатализму - никто не собирался. Да и ничего больше не оставалось, как поверить громадному, бессмертному, прожившему тысячи лет союзнику.
   С самого начала немного не заладилось со спуском. Потому что масса тел Асмы оказалась за двести пятьдесят килограмм и два Пузырика его выдерживали только с трудом. А в клубке из молний личная магическая левитация почти бездействовала. Пришлось самым лёгким, держать самого тяжеленного ещё и за руки. Но благодаря именно такой связке руками, все семеро опустились кучно, их не разнесло в грозовой туче в стороны, и они не потерялись. Да и посадка на крышу прошла сравнительно неплохо. Ушибы и синяки, полученные в такой важной операции - это лишь дополнительный стимул к дальнейшей подвижности и повышенной осторожности. Не подвели и выставленные в прошлый раз метки.
   - Не расслабляться! - всё-таки командование всей группой лежало именно на Загребном. - Кажется мы на месте! Осматриваем вот эту надстройку, окна должны быть с той стороны!
   В самом деле, одна из трёх видимых построек на крыше оказалась как раз той, через которую они в "эпоху до отпуска", выбирались из Бублграда. И окна оказались открыты в том положении как их оставляли.
   - Неплохо! Значит, внутри комплекса воистину разумных охранников не осталось. А в данном проходе живых духов тоже не было. За мной!
   Зато возникла иная сложность: крупный телесный демон внутри мог продвигаться с большим трудом. Ведь он имел рост пять метров с копейками, а высота потолков здесь в среднем выдерживалась в четыре метра. Порой и того ниже. А в некоторых особо узких местах и дверных проёмах, приходилось тянуть за руки, проталкивать демона в плечи как магически, так и физически. В общем, пришлось попотеть с доставкой союзника к конечной цели.
   - Поносить такого союзника, - ворчал Семён, нисколько не смущаясь, что тот его слышит, - Так и врагов не надо, всё равно долго не проживёшь.
   - Экие людишки вредные! - не стеснялся и Асма, - Не удивлюсь, если их на моей родине уже давно на корм пустили...
   - Может тебя здесь бросить?
   - А дальше без меня справитесь?
   - Шантажист...!
   Но доволокли. И уже в створе большого проспекта, Асма выпрямился во весь рост и вздохнул облегчением:
   - Уф! Тут всё-таки строили и для нормальных созданий, просто входить следовало не через крышу, а через парадное крыльцо.
   Слепящий свет из зала телепортации его привлёк сразу, и он провал с изумрудным туманом проскользнул только на силах левитации, так и не коснувшись тонкого покрытия:
   - Вдруг меня эти надписи СТОПА не выдержат? - а возле границы зала замер, и некоторое время всё изучал вокруг свои магическим взглядом. Когда его догнали остальные, уже разгонял и забрасывал внутрь первую высохшую мумию. Что она, что ещё парочка исчезли, не оставив на сияющем покрытии ни одной пылинки. - Хм! Впечатляет! И теперь уже верю вашему каждому слову. А за недоверие, отдельно прошу у триясы от всей души прощения.
   - Прощаю! - великодушно изрекла демонеса. В данный момент она вместе со своим любимым больше всего боялась только одного, что их союзник просто шагнёт в зал телепорта и исчезнет, так и не раскрыв обещанные секреты. - Мы свои обещания выполнили, теперь твой черёд.
   Асма рассмеялся с какой-то грустью:
   - Не переживайте, я не злобный, коварный тиран, как обо мне говорят в легендах и мифах. Просто мне пришлось всю свою жизнь бороться за каждый последующий глоток воздуха и я уже давно никому не верю.
   - Весьма странные страхи, как для бессмертного, - заметил Семён. Полковник, Крайзи, Лейт и мэтр Морью скромно стояли чуть поодаль, не вмешиваясь в разговор и только внимательно прислушиваясь. Именно на этих четверых и указал пятиметровый демон:
   - Конечно, с их стороны мне ничего не грозит, ну а о себе вы узнаете перед самым моим уходом. Но начну я, пожалуй вот с этого..., - он расстегнул свою сумку, достал оттуда личную корону, на которой сияло четыре рубина. Углубление для пятого пустовало. - У меня одного не хватает, но он уже и не нужен, так что я не требую возврата...
   Семён замер при этих словах, чувствуя как пятый рубин, висящий у него на груди, заметно потеплел:
   - У меня - мой трофей. Я его завоевал в бою.
   - Я ведь предупредил: он так у тебя и останется.
   - Но откуда ты узнал?
   - Его на тебе увидела Лунная, когда подлечивала тебя после Сладкой Смерти и передала мне с общими ментальными образами. Да и моя корона, вернее вот эти четыре камня, чувствуют своего собрата на близком расстоянии. Если бы ты поносил свой рубин ещё полтора, два месяца, он бы и так на тебя настроился, и твоя сила шабена удвоилась.
   Так до сих пор и не подозревая, к чему идёт разговор, Семён внутренне весь сжался как пружина, готовый к любым неожиданностям. Хотел сделать пару шагов назад, но сдержался, - поторапливая союзника с продолжением:
   - К чему ты это ведёшь? Твои "бы" - мне весьма не нравятся. Да и время истекает.
   - Согласен, но ведь и объяснить тебе надо, что к чему.
   - Объясняй!
   - Ты уже второй человек, который обладает пятым рубином. Для короны по этой причине, он утерян окончательно. - Голос демона повысился и стал торжественным: - Но в данный момент его четыре собрата имеют возможность провести немедленную настройку пятого с его обладателем! Так что приготовься, сейчас твой уровень силы удвоится и достигнет...
   Вокруг короны в его руках заклубилось искристое облачко. С минуту оно пульсировала, словно живое сердце, а потом, с высоким тонким звуком попросту рассыпалось и исчезло. Больше никаких зрелищных эффектов или ожидаемых ощущений. Семён как и чувствовал себя, та и продолжал чувствовать, поглядывая с явным сомнением на своего союзника. А тот явно веселился:
   - Чего замер? Разве не знаешь, что любую силу в своих руках ещё надо освоить? Переварить? Изучить? Или забыл, или у тебя даже знаний нет, какие умения наличествуют у шабена сто восьмидесятого уровня? Тогда попробуй показать свою демонесу в человеческом мире.
   Явно сомневаясь, Загребной и в самом деле попытался сделать то, на что особых знаний и тренировок не требовалось. Получилось! Причём очень легко получилось! Будь здесь сейчас простые люди, они смогли бы рассматривать триясу во всей её красе.
   - Мало того, - продолжил Асма, тоном сельского учителя. - Все ваши легенды про уровни тех, кого называют бессмертными, - весьма далеки от истины. Понимаю, что войны, понимаю, что всё сожжено и утеряно, но всё равно... У тебя девяносто второй..., был? Чего скрывать, медуза мне и это сообщила. Так вот, теперь значит у тебя сто восемьдесят четвёртый... Ха-ха! Не вижу радости особой на лице. А чтобы стать бессмертным надо..., - огромные ручищи разошлись в стороны, как и циркового фокусника. - Что надо? Да всего лишь сто семидесятый уровень! С чем тебя и поздравляю, господин бессмертный!
   Один из таких итогов развития событий, землянин предвидел, только не подозревал, что всё получится так легко и быстро. То есть уже в данный момент Асма сдержал важнейшую часть обещаний, и теперь только оставалось понять, кого он им навяжет в компанию атакующих Сапфирное Сияние, кого превратит в третьего бессортного.
   Именно этот вопрос и задала Люссия, пока Семён приходил в себя и пытался осмотреться своими новыми силами в собственном теле:
   - Кто третий?
   Так как она оглянулась на друзей и соратников, то демон прекрасно понял ход её мыслей:
   - Нет, на такие подвиги моя корона больше не способна. Ещё один утерянный собрат для всей группы рубинов - смерть. Но пока определение вашего третьего напарника отложим на самый финал. Хочу рассказать как развоплотить разум Сапфирного Сияния, превращая его на три тысячи лет в младенца.
   - Ждём с огромным нетерпением! - опять вернулся в действительность Загребной.
   - Твоё чудесное копьё, послужит при этом главным оружием, - заметив, как иномирец крепче сжал древко "Убийцы Богов", Асма ухмыльнулся: - Думаешь, я о нём не знал? Или не узнал в тряпках иных раскрасок? Потому и старался к тебе при первых контактах и переговорах близко не приближаться. Страшная штука...
   - То есть, даже ты опасаешься этого копья?!
   - Не стану скрывать, мне будет очень больно...
   Только в словах демона звучала полуправда. Полученное только что умения отличать правду ото лжи, позволило Семёну уловить много недосказанного в этом признании. Скорей всего "Убийца Богов мог и самого большого разумного обитателя Изнанки уничтожить.
   - И как им действовать?
   - Трём бессмертным стоит стать в кружок над центром духовной привязки Сапфирного Сияния. Затем одному из вас ударить копьём изо всей силы по этому центру. Повторяю: с максимальной силой! - Асма чуть подумал, и добавил: - Почему-то кажется, что духовный центр нашего главного врага как раз и находится по центру гигантского Сапфира. Недаром ведь он именно в том месте и смог с тобой поговорить.
   Теперь про коварство бестелесного демона напомнила Люссия:
   - Если не соврал и не устроил тогда спектакль.
   - Мог и такое устроить, но именно поэтому я вас и убеждал настойчиво взять "умосканер" вместе с мэтром и проверить наши догадки непосредственно на месте. Удар в иное место окажется бесполезным и неэффективным. Но самое страшное, что Сияние успеет нанести ответный удар, после чего от бывших бессмертных..., (напоминаю ещё раз: вы к тому времени превратитесь в самых обычных, хорошо, если шабенов!) останется мокрое место.
   - Постой! - недоумевал теперь Загребной, - Так нам ещё и потребуется скрытно выходить на позицию удара? Маскироваться? Заговаривать зубы?
   - Браво, союзник! - воскликнул демон с радостным оскалом. - С тобой приятно иметь дело, ты ухватываешь суть любой проблемы с полуслова. Думаю, что тебе не составит большого труда и здешнюю бестелесную пакость заболтать, отвлечь его внимание, а то и сыграть роль жалкого просителя.
   Семён хмурился, не зная как ему надавить на своего огромного союзника. В то же время он обратил внимание, что тот стоит боком уже давно вплотную к границе телепортационного зала. Недаром последнюю мумию он вводил телекинезом медленно и постепенно, и хорошо уловил тот момент, когда та исчезла вся целиком и сразу. То есть теперь Асме достаточно лишь шагнуть в сторону зала и он исчезнет.
   - И как это будет выглядеть? - землянин старался скрыть своё раздражение по поводу ускользающего времени: - Сияние не глупее нас с тобой.
   - Согласен. Но при всём желании Сияние не всесилен и он не знает то, что знаю в данный момент из всех проживающих на континенте только я. Правда, опять-таки, знаю от моей дряхлой наставницы...
   - То есть?
   - Всё просто и одновременно архисложно. По той причине, что Сияние не увидит в вашей атакующей группе третьего бессмертного...
   Такие топтания в разговоре стали выводить Загребного из себя:
   - Кто он? И как мы его спрячем?
   - Ха! Да он и так уже преотменно замаскировался. Даже вы, со своими силами и бессмертием не можете его обнаружить.
   Непроизвольно Семён и Люссия уставились на четвёрку своих соратников, спешно пытаясь сообразить, кто из них мог настолько хорошо скрывать свою невероятную магическую мощь. Те тоже недоумённо переглядывались между собой, чуть ли не руками пытаясь пощупать тех, кто стоял рядом.
   Тем временем Асма создал немыслимый, по понятиям даже бессмертного Загребного кокон пространственного поглощения и отторжения любых звуков как вовнутрь, так и наружу, и почти не шевеля губами, проговорил:
   - Это я так, перестраховываюсь на всякий случай. Потому что всё может быть... Но в итоге, решать только вам, бессмертным... Так вот, третий участник атаки - это ваш ребёнок. Будущий, конечно!.. Да, да, не удивляйтесь! Вы его потому и не видите, что он с момента своего зарождения уже укутался в маскировочную рубашку, которую ему дают нематериальные, можно сказать природные силы этого мира. Я его сам не вижу, но Лунная утверждала что он уже существует... Вами найденный остров Сказка, при всей своей смертельной красе ещё и лечит самые худшие болезни что у демонов, что у людей... Так что отпуск вам в любом случае пошёл на пользу... М-да..., - видя что его собеседники ошарашены и пытаются вдвоём спешно провести ревизию тела самой Триясы, Асма продолжал говорить, уже практически приподняв ногу для намеченного шага в телепорт: - Вот поэтому я не пойду с вами в последнюю атаку. Этот бестелесный, моральный урод сразу всё поймёт и попросту нас уничтожит. Да и вообще, если говорить откровенно, то остаться в живых, но без капли магических умений - для меня подобно смерти. Слишком долго я был всесильным и сейчас для меня даже банальное поглощение пищи без помощи магии превратится в пытку... Так что не держите на меня зла..., все свои обещания я выполнил... Ну а если...
   Семён его перебил:
   - А если твоя родина всё-таки здесь?
   - Ха-ха! Это будет очень печально..., - Асма улыбнулся, вскинул руку в прощальном жесте и шагнул в зал с угрозой: - Если окажусь на Асмадее, сразу начну тебя проклинать через ракушку связи!
   Несмотря на все внутренние волнения и сомнения, шестеро оставшихся людей и демонов во все глаза уставились на размашисто шагающего пятиметрового великана. Никаких предметов он собирать не стал, хотя мог бы и подхватить некоторые. Прошёл шагов с десяток, показалось даже что он так и дойдёт до самого центра, или вообще перенос в иное место, называемое родиной, или местом рождения не сработает, но уже при следующем шаге вдруг исчез. Полностью и единым моментом. Словно его и не было в этом мире.
   Все выдохнули с изумлением, ведь каждый видел подобное перемещение живого существа впервые. Император Иллюзий, правда, тоже видел подобное шоу с исчезновением триясы, но его в данный момент здесь не было.
   Демон исчез, но на месте его исчезновения, всё-таки что-то осталось!
   Даже присматриваться не пришлось в слепящую глубину зала: все легко рассмотрели ту самую пятнистую ракушку связи, ядовито-зелёного света, которая использовалась для прямой связи с Загребным. Все остальные артефакты пятиметровый демон оставил ещё во временном лагере. А вот корона с пятью оставшимися на ней рубинами исчезла!
   - А что это значит? - в нервном озарении спросил сам себя, приблизившийся к парочке бессмертных Вишу Крайзи. И сам себе ответил: - Это означает стопроцентную уверенность в том, что Асму перебросило совершенно в иной мир. А взятая ракушка из этого мира была классифицирована как контрабанда.
   Затем, дождавшись согласных кивков, поинтересовался:
   - Так кто из ребят всё-таки бессмертный? Народ интересуется и ждёт команды хоть порадоваться за товарища.
   Бессмертные уже в который раз переглянулись между собой. При только что окончившемся предварительном просмотре, они и в самом деле обнаружили нечто в маточной полости у Люссии. В другой ситуации, это аморфное, прозрачное насквозь со всех сторон образование, никак не могло бы показаться плодом, в котором сейчас взрастает будущий ребёнок. Но ведь там что-то было! Причём так тщательно замаскированное, что не верить словам Асмы не было никакого смысла.
   Казалось бы от радости, пара влюблённых должны были бы сейчас подпрыгивать на месте от счастья и обниматься. Да вот только обстановка к бурной радости совсем не располагала. Не хотелось и полунамёком открывать окружающему пространству эту сокровенную тайну. Бестелесный демон может ничего и не слышать, что творится у телепортационного зала, но лучше перестраховаться.
   Ну и самое главное: теперь обстоятельства резко изменились. Одно дело, когда взрослые сознательно рискуют собственными жизнями, и совсем иное, когда они рискуют пусть ещё не родившимся, но ребёнком. Да ещё каким ребёнком! Недаром подобное развитие событий могла предусмотреть Лунная госпожа и сразу присвоила Люссии такой умопомрачительный титул.
   И как решить подобный вопрос? Тем более что основное решение теперь обязано было исходить от самой Триясы. И она решилась:
   - Семён, у нас четверо детей, - сформировав канал звука только между ними двумя, начала Люссия. - И всех четверых я считаю своими родными. Тем более что когда-то, при начале нашего пути я пообещала разделить с тобой всё, даже любой риск и нежданную смерть. Сейчас настал час выполнения этой клятвы. Да и другого выхода у нас нет. Если мы сейчас не решимся, будем сомневаться или осторожничать, Сапфирное Сияние победит, и тогда умрут все люди на материке. Сомневаюсь, что и демоны после этого выживут. Так что отступать нам нельзя! Я готова на всё! Не раздумывай и не сомневайся, торопись!
   И всё равно Семёну понадобилось несколько долгих мгновений, чтобы понять суть и смысл только что услышанного. Как бы ни были сильны инстинкты сохранения своего потомства, прекрасно осознавалось, что если сейчас они не справятся с нависшей тенью всеобщей катастрофы, потом уже не удастся спастись никому. Вернее, земляне-то смогут уйти через телепортационный зал на свою родину, но они это не сделают ни в коем случае. Бросить своих родных, друзей, никто из них не сможет. Да и вообще, в любом случае они даже не успеют добраться к месту переноса. Подчиняющийся бестелесному демону изумрудный огонь уничтожит любого человека, невзирая на его силы шабена. Не сегодня, так завтра обязательно.
   В итоге последние сомнения были отброшены прочь и Семён повернулся к терпеливо ожидающему ответа Крайзи:
   - Увы! Должен вас всех разочаровать, третьего бессмертного среди вас нет. Но мы попробуем атаковать сами, тем более что перед уходом Асма нам ещё раскрыл несколько секретов. - Говорю для всех, - он указал рукой в слепящую белизну телепортационного зала: - Как бы не повернулись события, если я и Трияса, погибнем, вы обязаны выполнить мой последний приказ и покинуть Бублград через этот зал. Думаю что впоследствии, каждый из вас легко определит свои дальнейшие действия, оказавшись на своей малой родине.
   Соратники подошли ближе, и подобный приказ решил несколько оспорить мэтр Морью. Хотя перед отправлением с корабля он давал торжественную клятву, что выполнит любой приказ Загребного немедленно и безоговорочно:
   - Понимаю, что мы спешим, но мне совершенно непонятно: если вы победите Сапфирное Сияние, пусть даже и погибнув при этом, то зачем нам телепортироваться? А если он вас уничтожит, то почему мы не сможем продолжить атаку?
   - Потому что дельнейшей атаки уже не получится. И вы своими силами ни с чем не справитесь. То есть при нашей гибели, если до того мы не достигнем успеха, от ваших действий уже ничего зависеть не будет. Мой приказ действителен в том случае, если мы победим нашего главного врага, но и сами при этом погибнем. Потому что итоги такой атаки предусмотреть нельзя. Вот тогда вы уже смотрите по обстановке: можете подняться наверх и взлететь с помощью Пузыриков, пытайтесь. Нет - уходите с помощью телепорта. Всё! - он заметил, что вопросы хотят задать все и потому оборвал соратников резким окриком. - Время истекает! Стас - вынимайте ваш артефакт из мешка, и начинайте поиск точки, где находится основная суть Сапфирного Сияния.
   Художник и в самом деле не стал мешкать, хотя и вздохнул тяжко-претяжко. Достал "умосканер" и деловито приступил к работе. Любого, кто не был в нём отмечен как "свой", артефакт-абажур старался отыскать на пространстве круга радиусом в сто метров. И поиск начался.
   Понятно, что изначально, уже во торой раз проверили то самое помещение, из которого предполагался второй мостик-переход к гигантскому сапфиру. Умосканер упорно и верно указывал в должном. Пусть и предположительном по ориентации направлении, но вот отыскать ничего не удавалось. А рушить стены, которые были сделаны их уникальных композитных сплавов, не удалось бы даже десятку таких шабенов как Загребной. То есть как и в первое посещение этого места отыскать ничего не удалось. Ни в стенах, ни в потолке или полу выходных отверстий или открывающихся панелей тоже не нашли. Только довели себя до бешенства, напрасно ударяя таранами силы в каждое подозрительное место
   Тогда решили бегом отправить в тот проход-проспект, откуда до сути бестелесного демона добрались в первый раз. Покрытие над провалами там отсутствовало, уничтоженное после стычки с волками-охранниками, но ведь можно перелететь с помощью магии. Тем более что недавно Асма продемонстрировал, как это легко делается. Вдобавок имелась возможность ещё и помогать друг другу силами торнадо при перелёте через провал. С такой подстраховкой даже взметнись языки изумрудного тумана вверх, имелись шансы от него увернуться или защититься.
   Уже и покинули бесполезное помещение, как полковник предложил осмотреть ряд маленьких подсобных помещений, которые располагались между главным тоннелем и не поддавшимся поиском помещением.
   - Так эти кладовки как раз посредине, - отмахнулся вначале Семён, - простым глазом видно!
   - А если потолки и пол проверить? - не сдавался один из лучших, экипированных воинов, воевавший в своё время ещё за освобождение Грааля и с тех пор ставший правой рукой Люссии Фаурсе.
   - Хм! Принято! - согласился землянин с таким разумным замечанием. - Ищем!
   И вот тут удача улыбнулась исследователям. В одной из крохотных кладовок, которые вообще неизвестно для чего были предназначены в этом пантеоне науки и магии, плита потолка довольно легко приподнялась вверх, а потом её вообще удалось вывернуть из направляющих и опустить вниз. А почему легко, да по той причине, что сверху на панели лежали три ссохшихся мумии и их вес не помещал отыскать эту лазейку. Дальнейший проход, похожий на внушительную вентиляционную шахту, прошёл над тем самым помещением, которое чуть не взорвали со злости во время поиска.
   Дальше шахта выходила на площадку, нависшей над той самой страстно разыскиваемой пещерой. Ступеньки опускались вниз, прямо на мостик, ведущий к беседке. И землянин запоздало пожалел, что в прошлый раз, порка он разговаривал с коварным покровителем, Фёдору следовало не стоять в ожидании, а тщательно исследовать все ходы и выхода.
   Хотя, как позже оказалось, незнание этого запасного хода обошлось к лучшему.
   Прямо по мостку, к парящей на неведомых нитях беседке первым устремился мэтр Морью. Ему сразу было сказано только одно: как только центр искомого существа будет отыскан, дать определённый знак, и, словно ничего не случилось продвигаться дальше. Скорей всего в этом месте враг наверняка имел некие средства наблюдения, и мог преждевременно насторожиться.
   Художник шёл уверенно, частенько останавливаясь в произвольно выбранных местах и водя вокруг себя дивно переливающийся живыми красками артефактом. Войдя в пространство беседки, не сразу подался в её центр, в той самой маленькой выпуклости, а двигался не подлежащим вычислению зигзагом. Первым сюрпризом оказался для бессмертных тот факт, что в центре гигантского сапфира, зодчий так ожидаемый сигнал не подал. Возникло предположение, что он себя проверяет, или диковинный прибор так ничего и не обнаружил.
   Но Стас Морью, побродив по всему кругу, вдруг подал условленный знак совершенно в неожиданном месте, с самого краешка, возле колонн, откуда оставался всего один шаг до падения в пропасть с изумрудным, колышущимся словно в ожидании своей жертвы, огненным туманом.
   "Вот гад! Как ловко меня убедил, что его привязка в другом месте! - негодовал мысленно Семён, обменявшись с Люссией многозначительными взглядами. - Ну погоди, сейчас мы и до тебя доберёмся!"
   - Проверьте основной выход! - вслух скомандовал он остальным, пропуская Лейта, Крайзи и полковника вперёд. Тогда как сам неспешно, держа демонесу у себя за спиной, двинулся по мостику к беседке. У него в планах появилась мысль ударить копьём по найденной уязвимой точке, когда соратники проникнут в следующее помещение. Только и останется обняться с любимой и сместиться на два шага в сторону. И уже почти войдя в беседку, был приостановлен криками Лейта:
   - Ваше сиятельство! Тут все заделано намертво. Такое впечатление, что выход и окружающие его стены оплавлены в единое целое изнутри!
   - Странно, там ведь был проход! - отозвался Семён, пересекая поверхность гигантского сапфира. Но в центре он замер и уже мысленно воскликнул:
   "Эй! Покровитель! Отзовись! - прислушался, но даже лёгкого шёпота не расслышал в ответ. - Эй! Ты что меня не узнал? Я пришёл с тобой поговорить! Ты меня слышишь?"
   Сложилось чёткое предположение, что слышит. Но молчит. Упорно молчит. Наверняка либо задумав очередную подлость, любо пытаясь разгадать причины появления здесь Загребного и его команды.
   Стараясь выглядеть расстроенным, Семён прошёл к следующему мостику и крикнул своим соратникам:
   - Ладно, раз там выхода нет, возвращаемся к телепортационному залу. - А когда те проходили мимо него, ещё и прикрикнул, неожиданно сурово и грубо: - Ну и чего плететесь как голодные курицы? Бегом, бегом!
   Кажется, все четверо прекрасно поняли скрытое указание своего командира. Да, они побежали, пронеслись по мостику, взбежали по лестнице, на площадку и вроде как скрылись с глаз долой. Но своим умением просмотра, которое совсем недавно и улучшилось и усилилось вдвое, землянин рассмотрел, что соратники просто улеглись на пол, чуть в глубине шахты и теперь в наивысшей боевой готовности ждали дальнейшего развития событий. Ну что ж, это показалось делом вполне правильным. Что ни случится в дальнейшем, у команды будет отличный шанс для спасения. Хотя наилучшим вариантом была бы их эвакуация к самому тоннелю-проспекту. Уж там изумрудное пламя их точно никак не достало бы. Возможно...
   А пара бессмертных пустилась в неспешный обход всей площадки. При этом поведя провокационный разговор. Причём не для того, чтобы враг им ответил, а для отвлечения его внимания:
   - Жаль, что Сапфирное Сияние отсутствует, - сокрушался Семён.
   - Может, он слишком занят? - предположила Люссия.
   - Ха! Тогда, ему же хуже! Если бы он со мной поговорил, то не отказался бы от всемирного величия и вселенской силы.
   - А вдруг ему достаточно только этого материка для своих амбиций?
   - Может и так... Но тогда нам здесь больше делать нечего. Забираем всех и отправляемся в иной мир.
   - Правильно, я тебе это уже с самого утра твержу...
   Они как раз замерли в нужном месте, словно невзначай пытаясь заглянуть вниз, в клубы убийственного изумрудного тумана.
   И тут бестелесный демон отозвался. Причём так отозвался, что его хриплый голос стал слышен ушами:
   - Куда это ты собрался? Да ещё и без моего ведома?
   Загребной ухмыльнулся:
   - Отныне мне твои понукания не указ! Могу прямо отсюда сместиться к своим детям, забрать их и покинуть этот мир.
   - Прямо так и забрать? Всех? - с явным недоверием переспросил демон.
   - Всех не получится, - признался землянин с сожалением. А дальше говорил с внутренним убеждением, что легко сможет в течении нескольких часов перебросить пол тысячи особей через телепортационный зал: - Мои силы и данные мне артефакты не всесильны. Могу захватить с собой максимум пятьсот людей и демонов. Ну а больше мне и не надо, с чего бы это я стал переживать за остальных?
   - Странно, но ты мне не лжёшь! - поразился невидимый собеседник. Из чего стало ясно, что ни просматривать, ни подслушивать до того у него не было возможности. - Но тогда почему ты сюда явился? Можешь сматываться, ты мне всё равно не нужен больше! Даже не смотря на твоё бессмертие.
   А вот сканирующие возможности врага впечатлили. Так быстро определить, что его ставленник уже совсем не простой смертный, для этого нужны невероятные умения. Хотя ведь данное место было тем самым "пупом личной вселенной" в котором концентрировались все силы Сапфирного Сияния и он наверняка эти воспользовался.
   Значит, следовало поторопиться, а то демон и до определения Триясы доберётся, а там только шажок останется до иных выводов. Ведь у бессмертных нет болезней или наследственных патологий.
   - Хочу поторговаться: ты мне отдаёшь внука, а я тебе дарую знания: как выйти в иные миры.
   - Хорошо! Вначале знания, а потом получаешь своего внука!
   - Нет, вначале внука покажи! - сердце Семёна обливалось кровью, время уходило, но всё-таки страшно хотелось узнать о судьбе маленького наследника империи Зари. И некие интонации лжи, прозвучавшие после его восклицаний в ответе демона, показались более чем досадными и трагическими:
   - Да понимаешь, вот так сразу показать твоего внука и зятя не получится, - демон вроде как мялся и колебался, - Они живы, это я тебе гарантирую, но вот вытащить их сразу, с этого безопасного, но весьма неудобного места, у меня не получится.
   Но самое главное стало понятно: пусть в страшной тюрьме, но самые близкие и любимые для Виктории люди живы. А дальше способ поиска и освобождения обязательно отыщется. В данный момент важно развоплотить Сияние из взрослого состояния в младенческое.
   Поэтому Семён воздел руки вверх, в одной из которых держал копьё, словно взывая к небесам, и прокричал:
   - Ты лжёшь! И хочешь меня обмануть? - при этом руки демонесы так и остались на его плечах. - Или ты не веришь мне? Тогда я тебе сейчас раскрою маленький секрет, и покажу иной мир сквозь небольшое окно! Смотри!
   Тянуть дальше с ударом, уже не имело малейшего смысла, зато сам удар, нанесённый с приседанием всего тела получился сокрушающим. "Убийца богов" вошёл в толщу сапфира на полную глубину своего широкого лезвия. То есть на все тридцать пять сантиметров.
   И в следующий момент, вокруг пары бессмертных наступил конец света. Раздался треск, сопровождаемый завываниями и низким, скорей всего полным инфразвука, звучанием трубы. На второй секунде в какофонию звучаний добавился скрип, скрежет, грохот и визг. Но худшее только начиналось. Возникла страшная, резонансная вибрация, которая спекала все внутренности, выворачивала суставы и адской болью затапливала разум. От этой вибрации вначале гигантский сапфир, а потом и колонны с дорожками покрылись сетью мельчащих трещин. А потом всё, что висело над смертельным туманом, со скрежетом и скрипом провались вниз.
   В месте падения, вверх взметнулся огненный протуберанец яркого, изумрудного пламени, достиг свода и, пробив в нём пятиметровую дыру, унёсся к небу.
   Жертвы были приняты. Возмездие свершилось. Катастрофа предотвращена.
   Именно этот протуберанец заметил барон Геберт, патрулирующий на Айне небо возле грозовой тучи. Именно этот протуберанец, невзирая на ясный день, заметило большинство жителей Сапфирного королевства. Именно этот протуберанец, хорошо рассмотрели, несмотря на громадное расстояние все три императора и императрица Зари, стоящие на границе и высматривающие главное направление атаки для своих армий.
  
  

Глава тридцать вторая

ОТДАЧА

   Алексей Справедливый почувствовал гибель отца так, словно сам воочию увидел всё происходящее в Святой долине Столбов Свияти. И не просто увидел, а сам пережил дикую боль от сгорания заживо в беспощадном огне. Не в силах сдержаться, властитель Закатной империи исторг из себя крик, рвущий голосовые связки и оглушая, валя с ног тех, кто находился с ним рядом.
   Затем Алексей и сам рухнул на землю, принявшись по ней кататься всем телом, инстинктивно пытаясь сбить с себя только видимые ему одному языки пламени. При этом он непроизвольно срывал с себя одежду и оружие, калечил и резал собственные ноги и руки, исцарапал в кровь лицо.
   Если в первую минуту никто не осмелился броситься на помощь императору, то потом все придворные шабены и сторонники, кто остался на ногах после страшного крика, поспешили к катающемуся по земле телу. Общими усилиями поймали, сжали силой, замотали в магический кокон и попытались максимальными ударами подчинения эмоций вернуть землянина в нормальное состояние.
   И когда это удалось, то были поражены внезапно проступившей улыбкой на губах Алексея. А потом его лучший товарищ Зиновий Карралеро, услыхал изумлённый шёпот:
   - Я их слышу! И могу с ними разговаривать!..
  

- - о - -

   Для Фёдора вид протуберанца и ударившая вслед за тем лавина тяжкой потери, пронеслись довольно безболезненно для физического тела. Потому что всплеск горя помог разрушить гипноблокаду сознания, которую систематическими уколами поддерживал у властелина Иллюзий выживший из ума патриарх придворных духов.
   Сожжённая блокада рухнула, но перед тем, самим своим сожжением успела не допустить в сознание боль физическую. Так что Фёдор уже в следующий момент действовал с полным, ясным сознанием. И первое, что он сделал, так это максимальным по силе и величине фейерболом разнёс на мелкие кусочки плоти гигантского паука. Того самого патриарха, который управлял своим владыкой, словно кукольной марионеткой все последние дни.
   Затем отдал несколько срочных приказов, потребовав предоставить ему немедленный отчёт по собственным действиям за последнее время. Потому что ничего не помнил и даже сразу не понимал где он, и где находится.
   И только чуть позже замер на месте, отгоняя от себя нетерпеливым взмахом руки хлопочущих вокруг придворных и советников, и с удивлением прислушиваясь к голосам братьев и сестры. Голоса звучали прямо у него в сознании!
   Император Иллюзий никого не видел из родных, но мог легко и без помех общаться, с любым из них, а то и со всеми одновременно.
  

- - о - -

   Виктору Алпейци достался удар такой силы, что он второй раз в своей жизни потерял сознание. Только и брякнулся со своего рыцарского коня, на котором восседал в полном облачении, взирая на Сапфирное королевство и с тоской размышляя, как бы ещё на пару дней оттянуть и так просроченное начало войны. Брякнулся, и сразу попал в руки своих целителей.
   Поэтому не катался по земле и не пытался себя выцарапать глаза. Не срывал с себя доспехи и не ломал собственные пальцы. Поэтому остался целым и невредимым (Если не считать выломанной при падении с коня ключицы), а когда пришёл в себя, тогда и услышал звучащие к нему призывы от братьев и сестры. Они требовали от него не молчать и немедленно ответить.
   - Да цел я..., - успокоил Виктор своих родных. - Со мной всё в порядке.
   Правда именно правитель Рыцарской империи самым последним и узнал печальную весть о гибели отца. Ему никто о ней не сообщал, он просто сам почувствовал, что их опекуна, защитника, и любящего родителя больше нет.
  

- - о - -

   Некое гипнотическое внушение, владевшее Владычицей Зари, помогло и ей избежать того цунами боли и горя, которое в полной мере довелось пережить её старшему брату Алексею. Она тоже кричала, она тоже металась, но перенесла приступ на ногах, попутно совершая самое главное возмездие, на которое её толкал просветлевший разум. Виктория отчётливо вспомнила, почему, на что и как уговаривал её отец всего несколько часов назад. Вспомнила, и не смотря на всё горе матери, которая почти потеряла собственного сына и мужа, почувствовала горечь и стыд за свои необдуманные поступки. Причём такой стыд, замешанные на ненависти и бешенстве, что её непроизвольные чувства выплеснулись наружу, моментально достигли находящегося неподалёку робота-телохранителя и тот в считанные мгновения растерзал Кукобу Искреннюю на мелкие, кровоточащие кусочки.
   Боль чуть поутихла, тело перестала сотрясать дрожь конвульсий, но владычица Зари стояла над останками подлой пророчицы и рыдала от сожаления. Она не плакала по погибшему отцу, она на какой-то момент забыла о терзающей душу боли по маленькому сыну, нет - она страшно жалела о сорвавшемся ментальном приказе убить. Она хотела это сделать сама, собственноручно. Умела бы - оживила бы... Потом ещё раз... И ещё...
   От картин продолжения кровавой мести, оторвал мысленный призыв Алексея:
   "Мармеладка, у нас горе... Забудь о своей мести... И вообще, надо немедленно договориться о встрече... Кажется запрет для этого исчез..."
  
   Над сжавшимся, в преддверии скорой гибели миром Изнанки, пронёсся вздох облегчения. Жизнь продолжалась своим чередом.
  
  

ЭПИЛОГ

   То, что творилось в данном слое эфира, трудно было назвать жизнью. Материя создавала невиданные порождения плоти и тут же безжалостно поглощала их в своей утробе. Иные порождения вырывались на свободу, разрастались с невиданной скоростью, и поглощали друг друга, не замечая ни сути своих действий, ни смысла своего существования. Некоторые создания атаковали не просто друг друга, а ту самую материю, что их породила.
   Взрывались тверди, каменели газовые пространства, испарялись лавы магмы, и кипели ледяные озёра.
   Эфир.
   Неуправляемый и неподвластный. И совершенно непонимающий тех, кто его делит на какие-то прослойки или уровни.
   Да и те, кто делит, не смогли бы увидеть, ощупать или услышать то, что творится в одном из массивных, полуживых сгустков материи. А если бы услышали, сильно удивились: там кто-то разговаривал. Причём не просто разговаривал, а скорей всего ругался:
   - Ну и что теперь? Мне тут совсем не нравится!
   - Не шуми. Можно подумать, что я здесь получаю огромное удовольствие.
   - Судя по тому, что ты даже пальцем о палец ударить не хочешь, у меня складываются определённые подозрения...
   - Как тебе не стыдно!
   - Мне?! Мне должно быть стыдно?! Ну-ка вспомни, что ты мне обещал совсем недавно!?
   .......................................................................
   Извечная игра.
   Непрерывное преобразование жизни из одной ипостаси в другую.
  
  

КОНЕЦ КНИГИ

  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.73*65  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"