Иванович Юрий: другие произведения.

5 книга Обладатель-сороковник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.42*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    22-го фквраля добавляю в книгу три части.


ОБЛАДАТЕЛЬ СОРОКОВНИК

Глава 1

ТРИЗНА

   Пышными, точнее сказать грандиозными похоронами, Москву не удивишь. Уж сколько вождей да генсеков перехоронили, сколько титанов мысли в последний путь проводили, что и не сосчитать. Остаётся только удивляться, что на престижных местах да кладбищах, ещё пространства свободные отыскиваются да новые памятники и надгробия между старых втискиваются. Правда, некоторые неодиозные личности не сомневаются, и для них местечко возле кремлёвской стены отыщется.
   Но похороны трагически погибшего человека, с весьма оригинальным именем и фамилией Пётр Апостол, всё-таки удивили многих и всколыхнуло не только обитателей столицы, но и чуть ли не всю Россию-матушку. И причина была не в том, что всё движение в Москве оказалось парализовано практически на сутки, потому что оказались перекрыты дороги, ведущие от Москва-Сити к Новодевичьему кладбищу. В общую копился неуёмного интереса складывалось слишком много фактов, трагедий и таинственной мистики. Вот потому и произошло величественное шествие сквозь запрудившую тротуары толпу.
   Начать с того, что везли прах совсем не одиозного человека. Богообразный старикан, которому по паспорту шёл восемьдесят седьмой год, имел несчастье погибнуть во время взрыва верхнего этажа одного из самых великолепных зданий Москва-Сити. Причём от разлетающихся обломков и непосредственно самого взрыва в Меркурий Сити Тауэр, погибло ещё двадцать три человека, но именно Апостол стал как бы символом, знаменем и пиком постигшего город несчастья. Иначе говоря, кульминацией всех трагических событий. Потому что хоронили старика только на шестой день после его гибели, то есть уже самым последним из погибших во время теракта.
   А вот что казалось несколько странным для многочисленных толп зрителей траурного шествия, так это открытый гроб, возлежащий на катафалке и вполне "товарный" вид покойника. Никакой черноты на величественном лице, вздутий или опухлостей, да и сложенные на груди руки соответствовали мужчине в возрасте не старше шестидесяти лет. Возлежал усопший настолько красиво, что восклицания "Как живой!" постоянно раздавались из первой шеренги зрителей.
   Поэтому вполне естественным казался и общий фон похорон, который можно было охарактеризовать кратко тремя словами: "Хоронят святого человека!" Причём подобное, уважительное мнение высказывали не только сторонники Петра, его ученики и последователи, но и большинство средств массовой информации. А подобное единодушие уже само по себе могло показаться странным. Ведь погибший являлся духовным гуру несколько загадочной, но до смешного малочисленной общины под названием "Блаженное созерцание". А всем известно, насколько презрительно москвичи относятся ко всякого рода сектам и подобным им недоумкам. Но в том-то и дело, что "созерцатели" ни разу и нигде о себе не заявляли как о верующих или как о последователях какого-то нового религиозного течения. Община мизерная (по масштабам столицы), не больше пяти тысяч членов, только тем и занималась, что в своих медитациях старалась отмежеваться от всего сущего, наладить правильное дыхание своего тела и отдохнуть от мирской суеты в райском ничегонеделанье.
   Кстати, те же средства массовой информации, все пять дней предваряющих похороны только тем и занимались, что описывали безгрешную жизнь гуру, безобидность его общины и несомненную пользу для любого обывателя от правильного дыхания и блаженного безделья. И это вызвало невероятную заинтересованность, если вообще не ажиотаж вокруг "Блаженного созерцания". В непонятное, но со всех точек зрения безгрешное и аполитичное сообщество, вдруг возжелали влиться не просто тысячи, а десятки тысяч заинтересованных москвичей и даже гостей столицы. И уж неизвестно было как быстро и какое именно благо они "созерцали" с первого дня своего просветления, но за катафалком шло не только пять тысяч прежних сторонников Апостола и тридцати тысяч их родственников, но и чуть ли не стотысячная толпа неофитов.
   Причём каждый неофит заявлял о своей приверженности весьма простым и доступным образом: у всех на шее или на плечах возлежал белый шарфик.
   - Откуда их столько взялось?! - поражались наименее информированные обыватели. Им отвечали знатоки:
   - В общину принимают всех желающих, и плата за участие в ритуалах смехотворная. Мало того, внутри общины царит всемерная поддержка и чуть ли не родственные отношения. Поговаривают, что в общине помогают излечиться даже наркоманам и быстро избавляют от *Интернет-аддикции. Вот все туда и ломятся...
  
   *Интерне?т-зави?симость (или Интернет-адди?кция) -- навязчивое желание подключиться к Интернету и болезненная неспособность вовремя отключиться от Интернета
  
   И только жёлчные завистники, язвительно пытались вставить свои комментарии:
   - Ну да, у нас все любят бездельничать и тупо пялиться в стенку! А уж делать это в компании с себе подобными - истинно русская забава!
   Но на таких апологетов сарказма косились с насмешкой и попросту отмахивались. Да и что взять с завистников? Сами, небось, мечтают надеть белый шарф на шею, да идти в скорбной колонне с умным, торжественно-печальным видом. Или сами слишком зависимы от интернета, потому и злятся, в первую очередь на собственную глупость.
   Недавнего гуру хоронили на Новодевичьем кладбище, хотя при таком скоплении народа, не стыдно было устроить могилу и возле кремлёвской стены. Поговаривали, что и такое место захоронения обсуждалось родными и близкими покойного, и его молодая супруга особо на этом настаивала, но всё-таки ответственные лица на подобное кощунство не пошли. Ведь нежданная посмертная слава и популярность Апостола никоей мерой не соответствовала его прижизненным заслугам перед отечеством. Да и близкие сторонники высказывались против такого шага. Стало, например, известно высказывание духовного преемника Петра, его усыновленного последователя, некоего Лучезара Верного (тоже кондовое имя!), который заявил:
   - Похоронить-то мы его похороним возле Кремля, денег хватит на взятки, но вот долго ли он там пролежит? Как только взяточников посадят в тюрьмы, так сразу и набегут злопыхатели с лопатами. Пусть уж мой отец безмятежно покоится на кладбище.
   Не секрет, что и за место на Новодевичьем следовало заплатить немыслимые средства, но в любом случае господин Верный сразу же завоевал симпатии и уважение очень многих обывателей. Да и внешностью он обладал более чем благородной, импозантной. Особенно когда в чёрном, изысканном костюме, с белым шарфиком на плечах, участвовал в траурной процессии. Статный, высокий, спина ровная, движения плавные, артистичные, и так мило, трогательно поддерживает под локоток очаровательную мачеху, что вызывал всем своим видом и поведением лишь умиление и самое искреннее сочувствие у москвичей.
   Сама вдова прикрывала лицо чёрной вуалью, но невероятно прозрачной, так что красота просматривалась во всём великолепии. Бледность только подчёркивала огромные, выразительные глаза и не у одного мужчины забилось неожиданно быстрей сердечко, когда он умудрялся рассмотреть великолепную фигурку госпожи Дианы Апостол. Чёрное обтянутое платье изгибы тела нисколько не скрывало, а наоборот, подчёркивало. Наверное поэтому число завистников резко подросло в толпе зрителей. А ниже приведённые высказывания оказались ну совсем не единичными:
   - Да я бы и сам не прочь утешить такую вдовушку! - и это звучало вслух. А уж насколько фривольные мысли теснились в головах мужского населения столицы, о том никто не ведал. Но догадывались.
   Как ни странно, больше за катафалком из людей знаменитых да заслуженных никто не следовал. Хотя личный друг покойного, некий импресарио из Канады, Леон Свифт, своим респектабельным видом тоже вызывал огромное уважение. Аристократические черты лица, благородные седины, величественный взгляд и, опять-таки, жгучая брюнетка рядышком на месте супруги. А может и не супруги? Может просто сногсшибательной любовницы? В этом мнение народа разделялось поровну, потолму что информации верной по Леону Свифту не давалось в прессе.
   А вот по поводу ещё одного участника церемонии, слухов, инсинуаций, сплетен и даже чёрной молвы - хватало с излишком. Можно сказать, что о молодом мужчине, которому всего чуток за тридцать, и который тоже красовался белым шарфиком приверженца "Блаженного созерцания", только в основном и говорили. Официально о нём средства массовой информации, поведали как бы всё. Когда родился, где вырос, где обучался, с кем якшался, чем сейчас занимается, почему не был судим и что ему угрожает в самом ближайшем будущем. Но как раз именно совокупность этих сведений и поражала в первую очередь, эпатировала почтенную публику. Да и не почтенную - тоже.
   Иван Фёдорович Загралов, тридцати двух лет, коренной москвич. Образование высшее. Семейное положение: женат во второй раз. Первая жена не так давно обокрала господина Загралова до исподнего, превратив в бомжа, а потом была найдена убитой весьма изуверским способом: в порванной глотке оказались пачки стодолларовых банкнот. Зато вторая супруга, которая не смогла присутствовать на похоронах господина Апостола, оказалась весьма известной актрисой кино, очаровательной Ольгой Фаншель. Как раз дочерью той самой, уже всенародно любимой и знаменитой актрисы Ларисы Андреевны Фаншель. То есть личная жизнь у Ивана Фёдоровича, имеющего такую распрекрасную, милую и обаятельную супругу, оказалась весьма и весьма красивой и даже возвышенной. В таком мнении сходились все, даже те, кто завидовал по-доброму, без фанатизма.
   А вот нынешнее юридическое, физическое, административное положение Ивана, как и его трудовая деятельность, служили необычайно жарким топливом для дискуссий, споров и суждений. Начать хотя бы с того, что вчерашний нищий и бездомный мужчина вдруг неожиданно стал главным администратором "Империи Хоча", того самого подмосковного фармакологического комплекса, где от недавно производят всемирно известный жидкостный депилятор "ДЖ Хоча". Само по себе волшебное средство вызвало бурю эмоций, а уж события вокруг комплекса - так вообще не сходили с передовиц всех печатных изданий и с заставок теленовостей уже шестой день. Фактически с того самого момента, когда от взрыва пострадал верхний этаж Меркурий Сити Тауэр, а потом неизвестные силы террористов начали атаку на боевых вертолётах и боевых вездеходах с ракетными установками непосредственно на "Империю Хоча".
   Бойня тогда получилась знатная и охрана комплекса, состоящая из офицеров, повоевавших в горячих точках, подбила все вертолёты и уничтожила всех нападающих. До сих пор кадры с видом сожженных бронемашин или раскуроченных летательных аппаратов разглядывали как читатели на страницах газет, так и многочисленные эксперты в телевизионных дискуссиях. Что больше всего поражало спорщиков - так это слишком малое количество тел. Некоторые вездеходы, джипы а также вертолёты, оказались страшно окровавлены изнутри, но без единого трупа. Из чего следовало, что все тела кто-то унёс. А кто? Тем более что оборонявшиеся воины сразу отвергали своё участие в каких-либо незаконных погребениях или сокрытии останков. Тогда куда они делись?
   Всеобщее мнение: террористы ретировались с поля боя, а своих убитых или раненых подельников забрали с собой. Нелицеприятные выводы: террористы где-то отсиживаются и готовятся к следующим кровавым преступлениям. Догадки самых ушлых обывателей: "Империя Хоча" опять подвергнется атакам деструктивных сил в самое ближайшее время. Причина: слишком уж огромная конкурентоспособность выброшенного на рынки жидкостного депилятора.
   С последним утверждением спорить никто и не пытался. Кому повезло купить тюбик, а то и несколько депилятора, блаженно ощупывали свои гладкие подбородки (мужчины), или томно прислушивались (женщины) к своим ощущениям тех частей тела, которые были чисты от волосяного покрова, как у юных девственниц. Ну а кому не повезло до сих пор купить средство (его подвоз в представительства в последние дни прекратился из-за разрухи на комплексе), те страстно желали приобрести новинку и тут же её опробовать по назначению. Ведь подобное желание нисколько не казалось несбыточным. По официальным заверениям того же Ивана Фёдоровича Загралова за пару часов перед похоронной церемонией, производство уже восстановлено, и созданная на дарах природы панацея вновь скоро появится в продаже.
   Ну и не только это, заставляло фамилию Загралов быть на слуху у всех. Припомнили этому господину и его участие в "бойне на Лужке". Тогда на территории огромной недвижимости бывшего руководителя Москвы, Большого Бонзы, тоже состоялась небольшая локальная война, в которой от взрывов и депутаты погибли и олигархи, и даже представители Верховной прокуратуры. Пусть Иван Фёдорович вместе со своим престарелым шефом и неожиданным олигархом Игнатом Ипатьевичем Хочем не участвовали лично в перестрелке, и даже оружия при себе не имели, но ведь там находились. Следовательно, в непонятой до конца большинством народа "сходке", участвовали. И в живых остались только по счастливой случайности. Хотя там виновные определились точно и до последнего человека. Но... Ведь не бывает дыма без огня! А значит... Выводы каждым россиянином делались в меру его фантазии и в пределах личной осведомлённости.
   Кстати, ещё один аспект муссировался как в официальной прессе, так и неофициальных разговорах. Причастие Большого Бонзы к террористам, напавшим на "Империю Хоча" - казалось уже почти всем аксиомой, не требующих доказательств. Потому что бывшему главному прыщу московскому, принадлежали чуть ли не все косметологические кабинеты, в которых проводилась новейшая лазерная депиляция. Толку с неё было мало, волосяной покров отрастал вновь уже через пару недель, а вот вред имелся преогромный: многие женщины жаловались на плохое самочувствие после сеансов, а некоторые и в суд подавали за излишнее облучение, и, как следствие, возникновение раковых заболеваний кожи.
   То есть лишний раз всплывали доказательства нечистоплотности некоторых современных нуворишей в конкурентной борьбе. А уж тем более добавочная ненависть вспыхнула у народа к Большому Бонзе, что у того и прежних грехов хватало. В данный момент преступник находился в Федеральном розыске, после побега из тюремного госпиталя, совершённого им как раз перед взрывом в Москва-Сити. То есть и туда его окровавленные ручки дотянулись. До сегодняшнего дня только оставалось непонятным, с какой такой стати Большому Бонзе мешал благонравный гуру созерцателей? Ведь вроде никак эти две личности, ни в каких сферах не соприкасались.
   Ответ на эти вопросы оказался именно сегодня у всех на глазах. Идущий за гробом своего наставника Иван Загралов - сам оказался последователем и членом "Блаженного созерцания". Следовательно, покойный ему в чём-то помогал, если не средствами, то уж советами точно. А может и от наркотической или интернет зависимости излечил везучего администратора. Вот данное союзничество и стало фатальным камнем преткновения для Петра Апостола. Неповинный ни в чём старец пал жертвой при разборках сильных мира сего, тем самым осиротив свою общину и оставив безутешной вдовой прекрасную Диану Апостол.
   Конечно, и в отношении её имелись завистники и завистницы, но большинство всё-таки жалели несчастную. Хоть и не осознавали сами, почему именно:
   - Что бедняжка делать теперь станет? - доносилось из толпы до ушей идущих следом за катафалком. - Ведь по завещанию, Апостол оказался гол как сокол, а пасынок может её и из дому выгнать.
   - Вряд ли..., смотри, какой Лучезар благородный! И как бережно её ручку гладит, словно она ему не мачеха, а возлюбленная.
   - Точно! Ну..., если так..., то деваха и с пасынком не пропадёт!
  
  

Глава 2

СОРПРИЗ

   Последние слова из толпы, Иван услышал не столько ушами, как по мысленному каналу связи с одним из своих бестелесных фантомов. Тех хватало в окрестностях, потому что организаторы процессии опасались акта жестокой мести со стороны сбежавшего после сражения Большого Бонзы, или как его теперь называли между собой обладатели, Маленького Бубенца.
   Услышал, и непроизвольно покосился на идущих чуть впереди Лучезара и Диану. И сам оказался поражён увиденным действом. Парочка шла, явно о чём-то глубоко задумавшись и машинально, слишком близко сошлись телами. Женщина держала мужчину под левую руку, а он своей рукой довольно нежно и ласково поглаживал женские пальчики.
   Даже неприятно стало как-то на душе. Ещё не успели захоронить старика, а уже непонятные телодвижения начинаются. Оно понятно, дело и тело молодое, такая красотка долго не согретой не останется, но хоть какие-то правила хорошего тона следует выдерживать?! С таким поведением можно и на скандал нарваться! И подозрения у окружающих сразу возникают нехорошие, что мачеха со своим пасынком уже давно не только материнскую любовь проявляет.
   Да и сам пасынок хорош! Пётр для него всё оставил, начиная от несметных богатств и кончая непосредственно самим сигвигатором, тем самым иномирским устройством, с помощью которого обладатель и может создавать рядом с собой фантомы как телесные, так и бестелесные. А он, уже собирается красотку в частную собственность тоже себе записать. Если уже не записал!..
   Ну и Леон Свифт - тоже удивлял. Он ведь с другой стороны от вдовы шёл. Неужели ничего не замечает? Иди уже совсем в старческий маразм впал? Странно...
   Поэтому пришлось самому Ивану сделать замечание злым шёпотом:
   - Лучезар! Ведите себя прилично! А то в толпе злословить начинают!
   Тот сразу спохватился, перестал поглаживать женские пальчики и отстранился от Дианы на положенное расстояние. А вот реакция канадского импресарио - оказалась совершенно неожиданной. Он оглянулся на Загралова, коротко ему улыбнулся и заговорщески подмигнул. То есть показал, что он всё видит, всё фиксирует, ни нисколько при этом не возмущается.
   "Ничего не понимаю! - мысленно воскликнул Иван. - Неужели Апостол ещё при жизни передал свою знойную красотку преемнику в безраздельное пользование? Или Диана - это как моя Ольга, лишь фантом, не имеющий натурального тела? И мнением топ-модели по теме наследственности никто не интересуется?.."
   Сам он присутствовал на похоронах запасным телом. Не сомневался, что и пятидесятник Леон своей драгоценной тушкой рисковать не станет. Поэтому чётко определить кто, где и сколько из чужих фантомов вокруг - не мог. Но почему-то раньше верил, что Диана имеет основное тело, как и сам Лучезар Петрович Апостол. А вот теперь вдруг неожиданно засомневался:
   "Возможно ли такое? Ведь в момент гибели обладателя все его фантомы тут же рассеиваются. Значит Диана-фантом исчезла в любом случае. Лучезар получил сигвигатор в руки, и уже шесть дней сам творит свои фантомы. Только неясно, каковы его силы? Если припомнить инструкции, то передача личных резервуаров иному человеку - невозможно. Но ведь для полусотников имеется ещё и третья часть подсказок, учений и советов. Так что не удивлюсь, если молодой наследник получил от старца способности полного десятника. Если не больше..."
   Тогда ему не пришлось бы и самому рисковать, создав себе запасное тело, и Диану не подставлять, создав с неё фантом и отправив его как бы рядом с собой на траурную церемонию. Но подобные предположения могли оказаться неверными. Лучезар мог ещё только накапливать силы и появиться здесь лично. Оставалось только сожалеть, что из-за катастрофической нехватки времени до сих пор не удалось самому выработать в себе умения, которые имели друг детства Кракен и высшая ведьма Зариша. Эти два уникума могли каким-то невероятным способом отличать в пространстве не только непосредственно обладателя от его запасного тела и от остальных людей, но и созданных им фантомов - от прототипов. Делали они это уверенно лишь на малом расстоянии, всего в несколько метров, но вот как - до сих пор для Загралова оставалось загадкой. А подналечь в исследованиях и экспериментах никак не получалось, не до того было в последние шесть дней.
   Откровенно говоря, Иван и на похороны выбрался лишь по причине данного Леону ещё в день гибели Петра Апостола обещания. А тот заявил, что церемония не состоится без участия боевого союзника. Ну и само печальное мероприятие откладывать дальше уже не имелось возможностей, все сроки поддержки тела в нормальном состоянии исчерпались. Пришлось выкраивать поток сознания для похорон и отправлять запасное тело.
   А вся церемония удвоилась по времени только лишь из-за одного массового шествия. Столько людей просто никто не предвидел и не учитывал, так что волей неволей пришлось соответствовать взятой на себя роли "созерцателя" и идти до конца.
   Хорошо ещё, что на самом кладбище церемония похорон состоялась быстро и буднично. После чего контингент близких друзей и родственников уселся в автобусы и отправился в Москва-Сити. Тоже обязательное условие:
   - Ну а как же без пышных поминок?! - восклицал с негодованием господин Свифт ещё при обсуждении данного момента. - Не помянем покойного, он в гробу вращаться будет и к нам каждую ночь наведываться в кошмарах! Так что, Ванюша, терпи, и готовь свою печень к знатному алкогольному удару. Иначе - никак.
   Пришлось готовить. А потом и терпеть. Заодно и удивляться. Приглашённых на тризну оказалось человек сто, не больше, но столы ломились от яств, выпивки и экзотичных фруктов так, словно здесь предстоял свадебный, трёхдневный пир для пятисот человек. И это - лишь начало! Ибо сразу было обещано три смены горячих блюд, а напоследок сюрприз в виде особенных десертов.
   Рассаживали гостей тоже странно: в торце широкого, длиннющего стола стояло три шикарных стула. Центральное место оставили свободным. Перед ним - тарелка без салфетки и приборов. А на тарелке бесхитростный стопарь с водкой, накрытый кусочком ржаного хлеба. Этакая русская символика славянского менталитета. Диана и Лучезар расселись слева и справа от пустующего места, как бы символизируя сердечную привязанность покойного к женщине и полное доверие всех дел своему преемнику. Дальше восседали гости самого низкого ранга и дальние знакомые. А вот лучший друг по жизни Леон, а также союзник-обладатель Загралов были посажены за противоположный торец стола. Усевшаяся рядом с супругом Клеопатра Свифт, тогда и обратилась впервые к Ивану за всё время церемонии. Причём сделала это с лёгким укором, который в её исполнении смотрелся словно опасная молния:
   - А где же наша милая подруга Олечка? Почему ты её не взял с собой?
   - Ну, во-первых, она боится подобных мероприятий и может запросто свалиться в обморок, - почти не соврал Фёдорович. - А, во-вторых, у неё сегодня ответственные съёмки. Киношники пытаются спасти картину, уложившись в весьма жёсткие сроки поставленные кредиторами, и актриса на главную роль востребована как никогда.
   - Жаль..., - взгрустнула красотка. - Мы с Дианой собирались похвастаться перед нею нашими гардеробами...
   - Но не сегодня же?! - искренне возмутился Иван, аппелируя в первую очеред к союзнику. - Как можно, в такой день любоваться нарядами?
   - Да ладно тебе, не обращай внимания, - скривился Леон, подхватывая свой бокал с коньяком. - Разберёмся позже... Слушай вон, как Лучезар тост произносит.
   Преемник и в самом деле стал распинаться в печальном тосте, кратко обрисовывая жизненный путь своего кумира и восхваляя его удивительную доброту, отзывчивость и человечность. Выговорился. Все выпили. До дна.
   Затем аналогичный тост произнёс друг покойного. Только Леон описывал ушедшего товарища со своей колокольни. Опять выпили. И опять до дна.
   Потом слово предоставили господину Загралову. Пришлось и ему изгаляться в восхвалениях. А напоследок (кто бы сомневался) выпить налитое в бокал до дна. И вот после третьей дозы, хоть как он не старался их уменьшать при наливе расторопными официантами, гость почувствовал немалое опьянение. Вроде и тело запасное, подпитываемое совсем иными силами вселенной, да и закуску оно уминало с азартом и аппетитов, а вот, поди ж ты, как пробрало! Пришлось включать тормоза и более внимательно присматриваться к соседу и его супруге. А тем наливали совсем немного, на самое донышко. Из чего можно было догадаться, что официант скорей всего фантом. Да и вряд ли бы здесь всё обслуживание строилось на обычном персонале.
   - Споить меня хотите? - попытался Загралов сделать взгляд строгий и укоризненный. На что получил в ответ напоминание:
   - Я тебя предупреждал! Напиться придётся солидно. Ибо причины серьёзные и самые достойные.
   - Нет..., конечно я понимаю..., смерть и всё такое...
   - Ни хрена ты не понимаешь! - ухмыльнулся Леон, движениями бровей указывая на противоположный край стола. - Здесь сейчас совсем не то, что ты думаешь. Хе-хе! Скорей здесь сейчас происходит одна из первых свадеб между Лучезаром и Дианой.
   - Ага! Значит, всё-таки она перешла в иные руки вместе со всем наследством? - посуровел гость. И многозначительно взглянул на роковую красотку Клеопатру. Мол, а для своей жены ты уже преемника приготовил?
   Старикан Свифт от подобной мимики только больше развеселился:
   - Мы так и знали, что ты будешь возмущаться! - и перешёл на несколько иной, ехидный тон: - А что в этом плохого? Красивая женщина не должна пропадать, и пусть она лучше достанется выбранному тобой, чем невесть кому. Не правда ли?
   - Конечно, неправда! - горячился более молодой оппонент.
   - Не спеши и подумай. Ты стар, при смерти, твоя супруга молода и прекрасна, неужели ты будешь умирать и наивно надеяться, что она останется не целованной после твоей смерти?
   - Может и не останется, но в любом случае пусть выбирает сама своего нового спутника в жизни. И это настоящая подлость, превращать женщину в рабыню!
   - О-о-о, да ты демагог и феминист?!
   - Нет! Я за справедливость и равноправие!
   Видя, что молодой коллега совершенно не намерен шутить на затронутую тему, Свифт обратился к своей супруге:
   - А ты милая, согласна будешь любить совсем иное тело, когда вот это моё, превратится в прах?
   - Легко! - без запинки провозгласила Клеопатра. И, красиво встряхнув своими чёрными локонами, уточнила: - Если новый кавалер мне понравится и не надоест за короткое время.
   Иван не скрывал своего удивления:
   - Неужели вот так просто и станешь жить с тем, на кого тебе перед смертью муж укажет?
   - Конечно! - она дёрнула плечиками в недоумении: - Лишь бы он обладал точно таким же характером как Леон, его привычками, покладистостью, жестами и умениями ласкать моё тело как его ласкали прежде.
   - Ого! Сколько требований! Причём совершенно невозможных для другого человека, - гнул свою линию Загралов. - Но я ведь тебе говорю совсем иное. Согласишься ли ты жить с тем, на кого тебе укажет пальцем твой Леон?
   - И я тебе говорю: на кого он укажет пальцем - с тем ми буду вести дальнейшую супружескую жизнь.
   Более ясно и чётко, чем уже высказалась красотка, высказаться было нельзя. То есть окончательно становилось понятно: она или в полном рабстве или в подчинении обладателю, как фантом, не имеющий своего сознания. И её творец в данный момент лишь управляет послушным телом да насмехается над союзником.
   Придя к такому выводу, Иван задумался: обижаться ему или начать яростный спор? Поминки тем временем шли своим чередом. Тосты уже звучали сразу с нескольких мест, и их печальная, скорбная направленность всё более переориентировалась в сторону истинно свадебного застолья. Ещё час, максимум полтора, и гости дружно начнут орать "Горько!".
   Это и помогло принять правильное решение:
   - Своего наставника и союзника я помянул, как и обещал, - заявил Загралов, решительно отставляя свой бокал и собираясь подниматься на ноги. - А вот на свадьбу его преемника я оставаться не обещал. Так что, не сердитесь, но я...
   Свифт к тому моменту уже приналёг на плечо чуть ли не всем телом, похлопывал его своёй тяжеленной ладонью, а потом и перебил в самом решающем моменте речи:
   - Не сердимся на тебя, не сердимся! А за то что сразу всё не рассказываем, прощенья просим. Мало того, раз уж ты такой резкий, нервный и задиристый, то придётся для тебя сюрприз несколько раньше устроить. Так сказать до десерта. Поэтому сейчас помаленьку, не привлекая к себе внимания, встаём, и выходим из банкетного зала вон в ту дверь...
   Молодой обладатель взглянул на опытного наставника с опаской:
   - И что вы задумали? Что за сюрприз?
   - Нет, ну я так с ним не играюсь! - притворно обиделся старик. - Разве можно требовать раскрытия секретов раньше, чем состоится сам сюрприз?! Это же нонсенс! - после чего встал, и не спеша двинувшись к обозначенной им двери, попросил свою супругу. - Он меня утомил! Поэтому сама как хочешь его, так и уговаривай. А потом меня догоняйте.
   - А если не уговорю? - озорно блеснула своими чёрными глазами Клеопатра.
   - О-о! - воскликнул старик с угрозой, пытаясь перекричать шум застолья. - Тогда тебя ждёт самое жестокое наказания, которое я к тебе применяю! Трепещи!..
   Да так и потопал дальше, не оборачиваясь. Но стоило Ивану лишь перевести насмешливый взгляд на Клеопатру, как он сразу нахмурился: красавица в страшных переживаниях кусала свои коралловые губы, морщила жалобно носик и была готова вот-вот разразиться слезами.
   - Неужели тебе меня не жалко?! - прошептала она с таким надрывом в голосе, что у мужчины все внутренности перевернулись от сопереживания. - Ты бы знал, что этот тиран со мной вытворяет!
   - Он тебя в самом деле станет наказывать?
   - Ещё как! Поэтому умоляю, пойдём за ним! Ну пожалуйста!..
   Слёзы и в самом деле полились по щекам роковой красотки, сразу превращая её в запуганную и несчастную золушку, у которой в жизни катастрофа происходит ежедневно, а то и ежечасно.
   Загралов, конечно же, сомневался, слишком всё действо казалось ему наигранным и неправильным. Что-то тут было не так. Причём опасности он не чувствовал, да и не опасался оной для своего запасного тела. А вот нечто в виде розыгрыша - наклёвывалось однозначно. Тем более что имелись явные предупреждения о сюрпризе.
   Только вот эти откровенные слёзы, несомненный страх на личике, глубокое, несоизмеримое несчастье в недавно ещё блестевших, а теперь заплаканных глазах. Так сыграть или притворяться - неисполнимо. И вполне возможно, что сюрприз будет весёлым в понимании пятидесятника, но совсем не для его супруги. Особенно, если она и в самом деле не приведёт союзника куда следует. А в финале лня однозначно будет наказана. Этого следовало избежать, да и высказать старикану все нелестные эпитеты о рабстве, которые так и скапливались в сознании.
   - Хорошо, пошли! - решил Иван, поднимаясь первым и чисто по-джентельменски отодвигая стул у дамы из-под симпатичной пятой точки. Она встала весьма проворно, но так же проворно и цепко повисла на локте у мужчины, затмевая его разум просящими, умоляющими интонациями:
   - Только, пожалуйста, Вань, не выдавай меня, что я сорвалась и плакала. Иначе мне всё равно не избежать наказания...
   - Ой, как всё запущено..., - бормотал Иван себе под нос. - Никогда бы не подумал, что ты настолько от него зависима и так беззащитна!
   - Увы!.. Я только слабая, ни к чему не способная женщина...
   Вошли в дверь, прошли короткий, отлично освещённый коридор, который закончился точно такой же дверью как и предыдущая. А уж за ней, оказался совсем небольшой зал, даже скорей большая, вполне уютная комната. Мебели - мизер, зато по центру стол для десяти человек, накрытый на шесть персон, и четыре стула из шести уже оказались заняты. Точнее говоря не четвёртый стул, грузно усаживался Леон Свифт. Делал он это под развесёлый хохот сразу двух женщин и одного мужчины. Видимо как раз успел брякнуть некую шутку, рассмешившую всех.
   А вот Загралову оказалось не до смеха. Ладно там, что он увидел обнимающихся Лучезара Верного с Дианой Апостол. Нечто подобюное он предполагал и раньше: за общим столом запасное тело и фантом, а истинные тела в ином месте. Но что в этой компании делает его супруга? Ведь она сейчас должна находиться на съёмочной площадке! И почему не сообщила о самовольном, несогласованном перемещении?!
   Воистину сюрприз! В котором следовало разобраться немедленно.
   Но ещё больший шок, Иван получил, когда навстречу ему поспешил преемник павшего союзника, с размаху обнял длиннющими ручищами, приподнял пару раз и заговорил самым довольным, масляным голосом:
   - Как я же рад тебя видеть, Ванюша! Тем более теперь, когда у меня хватает силёнок тебя и к потолку подбросить! Ха-ха! Ну? Чего застыл, словно лом проглотил? Нравится тебе наша с Дианой свадьбой! Вижу, что со всеми гостями - не понравилось! Поэтому давай, садись тут, с нами и учти, напиться тебе всё равно придётся!.. Иначе я тебе с того света начну сниться! Ха-ха!..
   Знакомые интонации. Знакомые жесты. Хорошо различимый пафос в словах, сам смех и мимика, присущие одному только человеку, вначале заставили гостя непроизвольно приоткрыть рот. И лишь когда вновь рассмеялись от его вида все присутствующие, он с недоверием переспросил у тянущего его к столу Лучезара:
   - Пётр?.. Это..., вы?..
   - Надо же, он мне "выкать" стал! - ухмылялся молодой, сильный и полный задора мужчина, чуть ли не силой усаживая гостя на стул, рядом с его довольно улыбающейся Ольгой. - Конечно я! А кому бы ещё поверила твоя любимая женщина и согласилась бы устроить для тебя маленький сюрприз?
   - Но..., но как же так?! Вы..., ты же погиб?.. Или нет?..
   - Ну каков нахал?! - возмущался помолодевший и внезапно воскресший из мёртвых Пётр-Лучезар. - Мало того, что сюрприз до конца не удался, так он и дальше норовит мне весь праздник испортить! Поэтому: пока пять тостов за моё здравие не выпьешь - ничего не расскажу. Начинай!
   Вместо тризны, застолье перешло в веселье. И напиться-таки Ивану Фёдоровичу Загралову пришлось. Пусть и находясь в запасном теле только третей частью своего сознания.
  
  

Глава 3

ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

   Само собой разумеется, что несмотря на гнетущий мозги алкоголь, подавить в себе интерес к такому неординарному сюрпризу, а также к его предыстории, не удалось. Поэтому вопросы к союзникам посыпались после протокольного пятого тоста, как из рога изобилия. Но изначально следовало устроить разборки с супругой по внутреннему каналу связи:
   "И что значит твоё присутствие здесь? Зачем тогда распиналась, рвала комбинацию грудью, доказывая, что более востребованной, чем ты и более занятой актрисы на площадке не существует? И почему меняешь местоположение, меня не предупредив?"
   "Дорогой, у тебя столько вопросов, что я даже растерялась..., - включила "блондинку" в себе Фаншель. - И почему ты на меня кричишь?.."
   "Кричать я ещё не начал, но если начну...!"
   "Да ладно тебе! Неужели ты с возрастом станешь таким же несносным, как и этот старикан Леон?"
   Она спросила как раз в тему, потому что Свифт, ворчливым тоном стал выпытывать у своей черноглазой супруги:
   - Ну и как тебе удалось его уговорить? Небось, нюни развела? - причём вопрошал с явной угрозой в голосе, словно собирался наказывать Клеопатру немедленно. А та, совершенно неожиданно для Ивана и бесстрашно улыбнулась, и чистосердечно призналась:
   - Конечно, плакала! Было бы у меня времени больше, я бы его и так уговорила, но ведь мне тоже интересно, о чём вы тут за моей спиной сплетничать будете. Потому и применила экспресс метод.
   То есть получалось, что плакала она притворно, старого деспота совершенно не боится, и уж в любом случае рабыней себя не считает. Глядя на несколько растерянную физиономию молодого обладателя, Леон саркастически хмыкнул и признался:
   - Я ей почему запрещаю пользоваться таким оружием, как слёзы? Да потому, что у самого сердце разрывается, когда она плакать начинает. Верёвки тогда из меня вьёт и вытворяет что захочет.
   Загралов мотнул головой, прогоняя воспоминания о несчастной, плачущей Клеопатре, и почувствовал некоторую досаду, что его так легко провели:
   - Однако, ты с такой строгостью говорил о наказании, что сомневаться в нём не приходится. Но раз уж она его избежала с помощью своего коварства, то раскрой тайну, признайся как наказывать собирался?
   Старик тяжело вздохнул и нехотя признался:
   - У меня для жены одно наказание: лишаю вечернего секса...
   Пока Иван разглядывал старика скептически, и прикидывал, удобно ли будет подначить наставника, Лучезар задал тот же самый вопрос:
   - С кем?
   Понятно, что ему, как старому другу было разрешено так спрашивать и реакция последовала соответствующая, все рассмеялись. Затем странно, таинственно омолодившийся Пётр стал наливать по второму кругу и требовать очередного тоста, а Загралов ещё с большей настойчивостью потребовал отчёта от супруги.
   "Конечно, я во всём признаюсь! - мысленно восклицала она. - Только умоляю любимый, не наказывай меня так, как делает этот старикан. Я тогда до утра не доживу!.." - за что удостоилась укоряющего взгляда от мужа и другой угрозы:
   "Мне-то ночь без секса не грозит, жён у меня много, а вот тебя можем и выгнать из спальни..."
   "Только попробуй! - посмеивалась она. - Сразу оставлю тебя без самого важного твоего мыслительного органа!"
   Но потом перешла на серьёзный тон и подробно ответила на все вышеперечисленные вопросы.
   Всё началось с того, что ранним утром, Фаншель предложила главному режиссёру Стасу Талканину, сыграть лично и те сценки, где в сложных ситуациях главной героине приходилось исполнять сложные трюки, кульбиты и падения. Раньше всё это делалось с помощью каскадёра, и времени на согласования, постановки и отыгрыши уходило невероятно много. Естественно, что Талканин засомневался и стал отнекиваться, но после должной обработки согласился попробовать. Начали с более простенькой сценки, и всё в ней у Ольги получилось блестяще. Чуть ли не лучше, чем у опыстной каскадёрши. Потом перешли к сложным и к самым сложным - так и там актриса поразила всех своей ловкостью, проворством и умением выполнять довольно сложные для обычной женщины, пусть и молодой, акробатические трюки.
   "А ты о ребёнке подумала?! - гневно вмешался в тот момент пересказа Иван. - А вдруг бы случился срыв беременности?"
   "Всё было под контролем! Тем более что я не прыгала с третьего этажа и не перелетала улицы с крышу на крышу. Трюки самые простенькие, которые легко делает любая тренированная женщина..."
   "Но ты ведь не тренированная! С чего это вдруг ты стала ловкой и резкой?"
   Ольга честно призналась, что и сама в некотором недоумении. Но с тех пор, как она стала непрерывно находиться в телесном виде, да ещё и забеременела, спортивный потенциал стал расти не по дням, а по часам. Она выше могла подпрыгнуть, легко встать на мостик, даже подтягиваться стала легко, не говоря о прочих акробатических кульбитах. А вчера вечером вполне легко, играючи сделала сальто с разгона вперёд. А этого она себе не позволяла с пятнадцати лет, когда ещё довольно интенсивно занималась спортивной гимнастикой и балетом.
   Интересные получались наблюдения, за утаивание которых Иван всё равно не преминул поругать любимую. Но та восприняла ругань как комплимент:
   "Я тоже рада, милый! Теперь в случае нужды, я могу спокойно подрабатывать ещё и на ставке каскадёрши. Да и в любом случае мне с сегодняшнего дня поднимут оплату: Талканин был в восторге от моих умений. И всё выпытывал, как это я сумела набрать такую невероятно спортивную форму. Пришлось оправдываться тем, что это ты меня заставляешь постоянно крутиться на спортивных снарядах. Вроде поверил..."
   Но сам факт такого повышения физического ресурса, обладателя не на шутку озадачил. Получалось, что фантом, поддерживаемый в постоянной телесной форме каким-то особым образом постоянно совершенствуется, улучшается, модернизируется. Следовательно, придётся ещё и этому аспекту выделить частичку собственно времени, провести эксперименты, составить тестовые таблицы и чётко зафиксировать все происходящие изменения. Тем более что с беременными женщинами, точнее говоря с их здоровьем, шутить и спускать дела на тормозах - никак нельзя.
   Пока он так размышлял, Ольга поведала о том, как она здесь оказалась. Ведь, по сути, сделав свою работу как минимум вдвое быстрей, она сама стала задумываться над вопросом: а не податься ли ей самой на поминки, где и проследить за поползновениями супруга на иных женщин? Так сказать, проверить воочию, как он себя ведёт, избежав плотного присмотра. И неважно, что похороны, и неважно, что запасным телом он туда направился.
   Вот в тот момент, по счастливому стечению обстоятельств и явились в гости на съёмочную площадку Диана и Клеопатра ...собственными телами. Потому что иного и быть не могло, ведь телесные фантомы уже участвовали в начальной стадии похоронной процессии. И первым же вопросом обе элитные дамы ошарашили актрису:
   - Хочешь увидеть встречу своего мужа с Петром Апостолом? - и тут же добавили заговорщески: - Только не вздумай Ивану сразу секрет раскрывать, иначе сюрприз не удастся.
   Потом поведали что Пётр н самом деле не погиб, а погибло его старое, давно намеченное к утилизации тело. И больше всех этим фактом восторгалась Диана, потому что призналась честно и неожиданно откровенно:
   - Я его и в старом теле обожаю, но в новом, мне с ним гораздо комфортнее и чувственней. По крайней мере, теперь мы с ним такой секс вытворяем, что у меня к утру поджилки трясутся.
   Естественно, что Ольга согласилась на поездку, да и с её предварительными планами это совпадало. Вот потому она и здесь, а чтобы на неё любимый не сердился за самовольство, готова загладить свой проступок исполнением любого желания. Правда тут же она спохватилась, и добавила:
   "Конечно если твоё желание, не будет переходить черту дозволенного!"
   "Поздно. Обещание прозвучало, вина доказана, - заявил Загралов безжалостно. - Теперь я буду думать, до позднего вечера время у меня ещё есть. А пока давай попытаем Петра, как это он учудил с новым телом. Слишком уж меня гнетёт одна неприятная мысль..."
   "Ты подозреваешь, что он попросту уничтожил сознание Лучезара, а сам поселился в его теле?"
   "Именно! Только вот опасаюсь, что он на эту тему станет говорить откровенно..."
   "Ну да, - вынуждена была согласиться Фаншель. - Такими умениями не похвастаешься... Хотя я почему-то уверена, что это перевоплощение вполне легально и правомочно. А почему такая уверенность - понять не могу... Предчувствие, что ли?.."
   "Ага! Каскадёршей ты уже стала! Теперь тебя ещё и слава пророчицы или ясновидицы Ванги прельщает?"
   А тут как раз и пятый обязательный тост подняли, после которого Загралов не стал закусывать, а сразу, в упор спросил:
   - Пётр! А куда ты дел сознание Лучезара?
   Молодой, полный сил и здоровья мужчина, вначале хорошо и с аппетитом закусил, и лишь затем стал отвечать. И то, апеллировал вначале к своему приятелю:
   - Нет, ты только прислушайся дружище, сколько в его тоне наглости, нахрапистости и самоуверенности! Забыл он, что ли, как надо уважительно, деликатно обращаться к наставникам? - потов развернулся уже непосредственно к насупившемуся союзнику. - Да и вообще, есть некоторые тайны, которые доступны лишь пятидесятникам. Вот когда тебе и третья инструкция приоткроется, тогда всё и сам узнаешь.
   Но насупившегося Загралова нисколько подобное объяснение не удовлетворило:
   - Ты так и не ответил на мой вопрос. И это может привести к полному разрыву отношений между нами.
   - Вона как...? - озадачился вселившийся в молодое тело Апостол. И стал рассуждать: - По большому счёту, разрыв отношений с тобой, нас слишком не обидит. Поплачем годик два, но и только. Скорей ты сам себе навредишь, потеряв таких незаменимых наставников, душевных друзей и прекрасных собутыльников, Ну, по крайней мере я теперь с тобой могу целую ночь пьянствовать, а наш канадский приятель всё равно через некоторое время к нам присоединится.
   - Не присоединюсь! - неожиданно и ворчливо возразил старик. - Я в свою родную Канаду сбегу. Иначе с вами русскими и молодое тело сопьётся.
   - Ой, кто бы зарекался! - фыркнул в его сторону Лучезар. - А то я тебя молодого не знаю! Но речь сейчас не о том... И возвращаясь к твоему вопросу, Иван, признаюсь, что в нашей компании, очень не хватало ..."третьего". Да, да! Ты понял правильно! По русским традициям, только трое могут считаться шумной и весёлой компанией, а двое - никак. Да и частенько Леон в свою Канаду уматывает...
   - Ага! То есть ты мне сейчас во всём чистосердечно признаешься? - уточнил Загралов. - И покаешься, что сделал с бедным Лучезаром?
   Оба наставника синхронно хохотнули, после последнего вопроса, а потом Апостол стал приоткрывать тайну, которая доступна лишь обладателям в ранге полного пятидесятника. Оказывается те, могут создавать ещё одно, весьма уникальное запасное тело, то есть себя самого, но в пятилетнем возрасте. Затем следует это тело следует поддерживать постоянно, не рассеивая в течении огромного срока, целых двадцати пяти лет. И только после этого возможен такой обмен, когда основное сознание переходит в самого себя, но молодого. После чего, ставшее "запасным" основное тело можно попросту официально умертвить, да с почестями захоронить. Ну а самому жить дальше припеваючи.
   Хорошее объяснение получилось. Складное. Пусть и невозможное к проверке немедленно, но в будущем - легко. Тем более что пятидесятники и не подозревают, насколько близок их молодой коллега к рубежу создания сразу пятидесяти фантомов. Только если принять, всё как есть, то возникает ещё большая куча вопросов морального свойства. И, демонстративно отставив в сторону опять наполненный бокал, Загралов нахмурился и попросил внимания:
   - Стоп! Не надо так спешить с выпивкой. Я понимаю, Пётр..., э-э-э, извини, Лучезар, что ты празднуешь своё возрождение и свадьбу одновременно, но сомнения меня всё равно гнетут. Тем не менее, обещаю, если я буду полностью удовлетворён твоими ответами в дальнейшем - не стану сопротивляться и напьюсь.
   Тут даже старик заорал азартно, вместе со своим омолодившимся приятелем:
   - О-о! Ради такого можно и ещё некоторыми секретами поделиться! Уж как хотелось бы увидеть нашего правильного и стойкого Ванюшу, уткнувшегося мордой лица в салат! Хе-хе-хе!
   И сам хохотал больше всех, чуть при этом не задыхаясь и покраснев словно вареный рак. Ещё чуть-чуть, и Свифт мог бы сорваться на спазматический кашель, который ни к чему хорошего для такой телесной рухляди не привёл бы. Пришлось Клеопатре, принимать меры словесного воздействия:
   - Нет, я конечно не против стать вдовой уже сегодня, но не забывай, у нас ещё не всё готово. Да и твоя смерть во время поминок, будет выглядеть слишком уж подозрительной.
   Леон сразу же затих, согласно кивнул головой, и старался больше не ухохатываться. Тогда как вовсю продолжавший веселиться Апостол, выразил готовность ответить чуть ли не на все вопросы.
   - Тогда отвечай: зачем ты подстроил свою гибель с помощью взрыва?
   - Ещё чего?! - сразу возмутился полусотник. - С какой такой стати я должен подставлять невинных людей?! Просто всё удачно (конечно только для меня!) совпало. У нас и без этого уже было всё готово, и я собирался спокойно "умереть" сразу же после окончания военных действий против Малого Бубенчика и его союзников! В этом не сомневайся. Да! У тебя же в плену Адам находится, почему у него не выпытаешь?
   Малым Бубенчиком уже шесть дней обладатели между собой называли бывшего Большого Бонзу. Ну а Адам Борисович Фамулевич, попавший в плен, и добровольно отдавший победителю свой сигвигатор, действительно находился в плену. В одном из подвалов "Империи Хоча", окружённом "слепой зоной", с бывшим, но всё ещё умеющим создавать фантомы обладателем, вели постоянные допросы кто-нибудь из группы силовиков Клеща. И проигравший войну Адам, рассказал и продолжал рассказывать много интересного. Ивану самое главное докладывали порой, но вот по этому вопросу он ничего конкретного в памяти не отыскал.
   Хорошо, что внутренняя связь позволяла и подобные детали совершённых преступлений установить в течении одной минуты. Пошёл запрос о взрыве полковнику Клещу, и тот вскоре подтвердил:
   - Да, Фамулевич утверждал, что некий взрыв верхнего этажа Меркурий Сити Тауэр готовили люди Большого Бонзы. А как они это сделали конкретно - ему неведомо.
   Одна проблема морального плана испарилась. Вернее, уже вторая. Оставалась самая малость:
   - А в какой зависимости от вас находятся ваши жёны?
   Никто из полусотников ответить не успел, зато рассердилась неожиданно Диана:
   - С какой стати ты влезаешь в наши личностные отношения?! И по какому такому праву требуешь отчёта?!
   - Э-э-э..., я, конечно, извиняюсь..., - стушевался Иван, получивший ещё и по внутренней связи нагоняй от своей супруги. Потом решил всё-таки протолкнуть, раскрыть свою мысль до конца: - Как же тогда существующие строгости? И тот факт, что во время нашей первой встречи в ресторане, жёнам запрещалось даже рот раскрыть без разрешения? Да и во второй части инструкции, есть об этом несколько строчек.
   - Мало ли там, что написано, - проворчал Леон. - Тем более, что начинающим и молодым коллегам следует подавать правильные примеры внутренней дисциплины в команде обладателя. Отсебятина там неуместна, полагается лишь единое, централизованное командование. Даже в том случае, если фантомы имеют собственное, или как правильно говорится, полное сознание. Иначе некоторые особо наглые и заносчивые фантомы быстро на мозги усядутся, ещё и ножки свесят.
   - Ага! Как же! Вам усядешься! - точно копируя его интонации, спародировала Клеопатра. - Сатрапы, вандалы, рабовладельцы и душители свободы! Мне вон, вчера пожалел понравившуюся шубку!..
   - Побойся бога, дорогая! - воззрился на роковую красавицу старик. - У тебя же точно таких уже три штуки! Тем более, сейчас лето.
   - Они другого оттенка и не так шерсть переливается, - Клеопатра притворно, демонстративно надула губки, но зато всхлипнула настолько натурально, что никто не засомневался: слёзы брызнут в любое мгновение. - Раз уж я твоя бессловесная рабыня, то не будь жадиной и одевай меня соответственно!
   Леон нахмурился, Диана - демонстрировала на лице полный нейтралитет, Ольга - непроизвольное сочувствие, Иван - недоумение. И только Лучезар Апостол захлопал в восторге в ладоши, рассмеялся и попросил у Фаншель:
   - Милая Олечка! Нельзя ли эту притворщицу к вам в артистки направить? Такой талант пропадает! Аж самому порой плакать хочется...
   За что получил от госпожи Свифт шумное фырканье и высунутый язык. В приличном обществе так себя не ведут, но видимо здесь уж точно собрались все свои, раз она себе позволила дразниться, словно маленькая девочка.
   Поняв это, Ольга попыталась ответить на просьбу Апостола:
   - Можем и в артистки привлечь. Тем более что вы помните, Иван реши открыть студию моего имени, а господин Хоч готов это дело официально спонсировать. Так что..., почему бы и нет! Новые актрисы нам пригодятся любого возраста.
   Получилось несколько двусмысленно, и Диана не упустила возможности поддеть подругу:
   - Ну вот, тебе достанутся шикарные роли многодетных мамаш или благовоспитанных бабушек. Уверена, ты успеешь сделать карьеру и мы будем ходить на все премьеры с твоим участием.
   За что тоже удостоилась дразнящее высунутого язычка.
   Зато Иван к тому времени сформулировал очередные вопросы, по очередной, как ему показалось неразрешимой проблеме:
   - Ладно, моральная сторона вроде нареканий не вызывает. А вот будущее существование... Не боишься, что у тебя уже сегодня мифические агенты ЖФА/ЛОТ14 из неизвестно какой галактики, отберут сигвигатор?
   - С какой стати?! - поразился Апостол. - За использование устройством в нетрезвом виде? Ха-ха!
   - Нет. За превышение нормативов власти! - пафосно изрёк Загралов, и тут же стал давать объяснения: - В твою общину "Блаженное созерцание" только за последние дня вошло десятки тысяч неофитов. То есть барьер в сто тысяч, находящихся пусть и под условной, но твоей властью, может быть пройден в любой момент. Или я неправ? И тут тоже существует некие лазейки вокруг законов?
   Прежде чем ответить, Лучезар многозначительно подвинул гостю бокал с коньяком:
   - Ты с темы не спрыгивай, и будь хозяином своего слова... Потому что это уже песня из другой оперы. Пей!
   Вздыхай не вздыхай, да и на супругу недовольную косись не косись, а пить пришлось. И только после этого опытный, невесть сколько проживший наставник соблаговолил просветить молодого товарища:
   - Времена идут, всё вокруг меняется. Уже вон и декларации о доходах надо предоставлять совсем иные, а не те что были десять лет назад. Поэтому я и решил, что гуру больше быть не собираюсь, пусть на моё место встанут более молодые и более целеустремлённые. Поэтому уже пять дней - я обычный, ничем не отличимый от остальных "созерцатель". Официально "умерший отец" оставил мне великолепное достояния, и теперь ни в чём и ни в ком не нуждаюсь. И дальше намерен играть роль молодого, беззаботного повесы. Разве что ещё придётся грамотно переоформить страстно обожаемую "мачеху" на нежно любимую супругу. Но..., с этим мы можем и подождать, людская молва нас не касается. Правда, маленькая?
   Он обнялся Диану за талию и стал притягивать, к себе, пытаясь поцеловать. Но та стыдливо отворачивалась и испуганно восклицала:
   - Нет, я так не могу!.. Ты ведь мне, как сын!.. Это вопреки всем моим моральным устоям!.. Оставь меня!.. Покойник нам не простит...
   Правдиво получалось. Лучше чем в кино. Тоже великая актриса пропадает. Вот только сопротивлялась она как-то вяло и неуверенно. И под крики Леона с Клеопатрой, которые вопили "Горько!", всё-таки была зацелована в длительном засосе. Пара Загралов-Фаншель только пялились на целующихся, да мысленно прикидывали:
   "Насколько давно у них подобные отношения? И почему они так счастливы, словно у них это только первый поцелуй?"
   Затем Лучезар Апостол оторвался от уст своей красавицы, восстановил дыхание и провозгласил:
   - Ну а сейчас, кто молод и здоров, продолжит интенсивное застолье! Всё деловые разговоры прочь, говорим только о любви и об удовольствиях!
   И потянулся к бутылке.
   В тот вечер Иван Загралов умудрился опьянеть не только запасным телом, но и вторым подобным, а также и основным. Видимо излишки из одного потока сознания стравливались страховочным клапаном в другие.
  
  

Глава 4

НОВЕНЬКИЙ

   В то же самое время, пока победители праздновали, один из проигравших в недавней войне, находился от них сравнительно недалеко, в Одинцово. Старая, отведённая под дачи часть города, называемая Баковка, могла похвастаться и более роскошными виллами, чем та, в которой сейчас прятался Большой Бонза. Можно было сказать о данной дачке, что она даже излишне скромна. По крайней мере, снаружи. Но вот подвалы у неё, да ещё и в два уровня, простирались чуть ли не на половину всего участка. Умели в советские времена строить ничем не примечательные объекты, могущие выдержать прямое попадание солидной фугасной бомбы. И те, кто долгое время пребывал у власти, умели переоформить подобную недвижимость в личное пользование.
   Также умели любое помещение обжить, обустроить, одомашнить, наполнить уютом и свежим воздухом, несмотря даже на отсутствие окон. Ибо внутри подвалы были обставлены на зависть некоторым толстосумам, проживающим на верхних этажах небоскрёбов в Москва-Сити. А должная подсветка за ложными окнами, создавала в помещении полную иллюзию чуть ли не солнечного дня.
   Казалось бы радоваться надо в такой вот благодати, да пребывать в дивном спокойствии, но обитателям дачи на Баковке было не до бытовых радостей уюта и тишины. Полноватый, с лысой головой мужчина, прохаживался нервно по мягкому ковру, и с еле сдерживаемым рычанием восклицал:
   - Чему тебя в школе учили?! Неужели даже под диктовку быстро писать не можешь?!
   Восседающий за столом парень, лет двадцати, вжимал голову в плечи, и, выставив от усердия кончик языка, старался быстро писать несуразным почерком в толстой, общей тетради. Видимо закончив последнее продиктованное предложение, он тяжело вздохнул, вытер пот со лба, и жалостливо попросил:
   - Может, перерыв сделаем, дядь...
   Назвать имя он не успел. Дядя только ещё больше разорался:
   - Вот когда тебя убьют и в гумус зароют, или в бетон зальют, тогда и будет тебе перерыв! Но если жить хочешь, будешь писать и заучивать двое суток без сна и перерыва на обед. Так что не канючь, а пиши дальше!
   И продолжил диктовку:
   "...в некоторых случаях и при определённой конфронтации между обладателями, возможны некорректные отношения между ними. А то и неприкрыто враждебные. Чтобы повысить в таком случае безопасность каждого, вокруг создаются буферные зоны, внутри которой защищающийся имеет все преимущества. Враждебный ему фантом не может появиться слишком близко, не может доставить взрывчатку на себе, и обладатель-враг не имеет право появиться на дистанции разговора без предварительного разрешения. Для контактов, переговоров и предостережениях о негативных воздействиях, следует пользоваться сигвигатором. Но дистанция для таких переговоров ограничена сорока километрами. Описания действий при этом: в таблице шестьдесят один. А значения буферных зон для чувствительности обладателя и его фантомов, смотри таблицу номер шестьдесят два".
   Диктовал он медленно, с паузами, часто подходя к столу и следя, как быстро составляется запись. Но делал это несколько странно, не приближаясь к парню ближе чем на пол метра. Создавалось впечатление, что он здорово опасался прямого прикосновения. Надиктовав отрывок из своей памяти, скривился от досады, но всё-таки похвалил:
   - Ну вот, можешь ведь, когда хочешь! Продолжаем...
   И перешёл на менторский тон:
   "...вначале обладатель должен выбрать образец для своего первого фантома. Подходя к этому делу вдумчиво и тщательно. Потому что он остаётся номером "один" навсегда. Как и последующие номера не поддаются изменению и замене. И пока не накопится в теле обладателя достаточно сил, второго фантома создать он не сможет ни при каких обстоятельствах. Дальше следует учитывать, что последующий фантом будет создан только противоположного пола. И далее чередование - обусловленная закономерность. Следует также каждый раз учитывать расход силы обладателя на формирование..."
Оценка: 6.42*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"