Иванович Юрий: другие произведения.

Уникумы Вселенной - 1 общий файл

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.02*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Планета Аларастрасия, спутник звезды Малтри. Именно здесь когда-то родились цорки, самые долгоживущие существа во Вселенной, год жизни которых равен тридцати земным. Уже только благодаря этому они могут достичь очень многого в великом Космосе. Но главная цель цорков - уничтожение других, неугодных им цивилизаций. И так было суждено судьбой, что на пути этих безжалостных монстров оказалась наша Земля. Но спасать человечество бросятся не только наши современники, но и люди прошлых цивилизаций, наши далёкие предки.


Автор: Юрий Иванович

Роман

Уникумы Вселенной

Глава 1. (Город)

  
   -- Эй, Халли! -- пожилой моряк, перегнувшись через леер, всматривался в по-лутем-ный трюм. -- Выходи на палубу! Ты просил позвать вас, когда появятся первые летающие дельфины!
   Вскоре по трапу поднялась долговязая фигура с ног до головы уку-танная в белые ниспадающие одеяния. Щурясь от яркого солнечного света, их обладатель, сделав несколько неверных шагов по палубе, крепко ухватился за ограждающий леер. Тя-жело дыша и пытаясь сглотнуть подступающую к горлу тошноту, он окинул взглядом ле-ниво катящиеся в безбрежность морские валы. Изящное судно рассекало волны с мягким приятным шелестом то, поднимаясь на самую вершину то, плавно проваливаясь между голубых горок. Но даже эта, небольшая качка вызвала у Халли новые приступы морской болезни, заставив перегнуться за борт, и тогда его желудок отреагировал адекватно.
   -- Да.... Пожалуй морского волка из тебя не получится, -- с лукавой улыбкой про-ворковал моряк, боцманские функции которого на корабле не вызывали сомнение. В свои 56 лет он выглядел как профессиональный борец . 105 кг веса, при росте 186 см, таили в себе сокрушающую мощь стальных мускулов, не обремененных жиром. И только белая седина, в его коротких курчавых волосах, выдавала солидный возраст. Морщинки у глаз делали его лицо приветливым и добродушным, а постоянная улыбка вызывала у собесед-ника желание поделиться самым сокровенным. Но сейчас он рассматривал юношу с явной иронией. -- А я то всегда думал, что у вас все привыкшие ездить на верблюдах, превос-ходно переносят любую качку.
   Халли, достав, откуда-то из своих одежд белый батистовый платок, не спеша, вы-тер позеленевшие от морских страданий губы и с нескрываемым высокомерием, повер-нулся к боцману.
   -- Видите ли, Донтер! У нас на верблюдах ездят только нищие да пастухи. Дороги прекрасные, транспорт самый современный и не только на рессорах, но и с модными сей-час амортизаторами. Так что даже на большой скорости можно читать книгу.
   -- У вас уже и амортизаторы научились делать? -- с притворным удивлением спро-сил боцман.
   -- Нет, к сожалению. И вы это прекрасно знаете! -- Халли устало потер набухшие веки. -- Но мы не отсталые дикари. И у нас есть свои прекрасные ученые, которые со вре-менем изобретут то, что поставит нас с вами в равные условия.
   -- Равные условия? А разве мы торгуем, ущемляя чьи-то интересы?
   -- Я совсем не это имел в виду! -- досадливо крутанув головой, Халли снова полез за платком. -- Дело в том, что, обладая современной и самой передовой технологией, Океа-ния не хочет ее продавать и использует нас в качестве аграрного придатка, не дает нам развить свою промышленность. И в этом ваша политика нам не нравится!
   -- Ну, Халли! Я человек простой, в политику не лезу! - боцман добродушно рас-смеялся и, вдруг, показал рукой за борт: -- Кстати, дельфины готовятся взлетать!
   Метрах в двадцати от левого борта, двигаясь параллельно курсу судна, среди ла-зурных волн мелькали темные спины двух дельфинов. Стремительно двигаясь на неболь-шой глубине, они начали делать волнообразные движения: вверх, вниз. С каждым разом всё больше и больше выставляя тело на поверхность. И вот они уже всем телом выпрыги-вают из воды. И прыжки становятся все выше и выше, достигая трех метров над вол-нами. В конце дельфины нырнули так глубоко, что наблюдающие потеряли их из виду.
   -- Халли смотри! -- Донтер, неоднократно наблюдавший в своей жизни подобное, указал пальцем на место метрах в пятнадцати дальше по курсу. -- Сейчас они там взлетят!
   И именно в том месте, в ореоле разлетающихся во все стороны брызг, взметнулись вверх два гибких блестящих тела. Последний удар хвостовых плавников вспенил воду и подбросил дельфинов на высоту более четырех метров. Вылетев из воды под углом более пятидесяти градусов, они замерли в наивысшей точке взлета и, как бы коснувшись неви-димого для человека луча, заскользили вперед по прямой, чуть-чуть полого поднимаю-щейся над уровнем горизонта. Капли води, стекая с расправленных плавников, сверкали в лучах солнца как драгоценные камешки, оброненные щедрой рукой доброго волшебника.
   - Это чудо! -- В возбуждении Халли так сжал руками поручни, что побелели кос-тяшки пальцев. Позабыв про все на свете, он с волнением наблюдал за удаляющимися дельфинами, которые постепенно увеличивали скорость.
   -- Что чудо, то чудо. - Донтер грустно улыбнулся, взглянув на Халли, -- Если бы наш кораблик мог так летать. Всю жизнь об этом мечтаю, -- боцман завистливо поглядел вслед дельфинам. -- Может когда люди, и додумаются в чем тут секрет. Тогда и корабли будут летать.
   Халли, совершенно позабывший о своей морокой хвори, всем корпусом повернулся к боцману и, не скрывая своей глубочайшей заинтересованности, спросил:
   -- Донтер! Вы опытнейший моряк и знаете про дельфинов все. Почему же они не летают в Среднем море и почему не летают над сушей? Почему летают только к Пира-миде и от нее? Верно ли, что они делятся с Океанией своими секретами? Столько много легенд, что в них правда, а что вымысел?
   -- Как же я тебе сразу все могу рассказать? -- с удивлением спросил боцман и с гор-достью добавил: -- Про это можно говорить сутками и то всего не расскажешь.
   -- А вы заходите к нам в каюту. Заодно пропустим по пару стаканчиков вина. Из лучших запасов! Уж насчет вина вы не будете спорить: самое лучшее у нас, в Хардии.
   -- А я и не спорю! Что лучшее, то лучшее!
   -- Ну, так милости прошу. И Тайра будет очень рада вас послушать.
   -- Да, кстати, -- с участием спросил боцман: -- Как она себя чувствует? -- ему не до-велось видеть ещё девушку, так как при посадке пассажиров он занимался погрузкой слитков серебра. Но те моряки, которые помогали грузить багаж, с восхищением расска-зывали, какая она редкостная красавица. -- Ведь она ещё ни разу не вышла на палубу за че-тыре дня плавания?
   -- Увы, не может. Лежит пластом, --Халли скорбно вздохнул: -- Если нас сравни-вать, то я выгляжу как бывалый моряк.
   -- С женщинами всегда в этом плане тяжелей, особенно в начале плавания. Зато по-том они быстрее адаптируются. -- Боцман глянул на волны, широким взглядом окинул го-ризонт и добавил: -- Море успокаивается, через час, полтора станет как зеркало, и я ду-маю, штиль доставит удовольствие вашему путешествию.
   --Тем более приятнее будет видеть вас гостем в наших апартаментах, -- Халли сде-лал гостеприимный жест в сторону трапа, по которому сам поднялся совсем еще недавно.
   -- Я с удовольствием зайду, но чуть позже. Все-таки служба есть служба, -- оправ-дывался Донтер: -- Пойду, сделаю осмотр и через часик буду у вас.
   -- Договорились, будем ждать.
   Боцман кивнул головой, повернулся и уверенной походкой отправился по своим делам. Халли еще раз, внимательно осмотрев окружающую морскую поверхность, оче-видно в поисках дельфинов, спустился по трапу в свою каюту.
   Прошло чуть больше часа. Море как бы засыпало. И уже не играло стремительно несущимся по его волнам изящным корабликом. Лишь иногда, как бы вздыхая, оно легкой зыбью кренило судно набок.
   А боцман Донтер, прикрыв от удовольствия глаза, делал первый глоток ароматного красного вина. Удобно расположившись на низких и мягких креслах, он и Халли сидели напротив изящной тахты, на которой полулежала смуглая молодая девушка. Между ними находился длинный узкий стол с выступающим вверх кантом по краям и с несколькими углублениями в центре. В этих углублениях красовались разного цвета бутыли, маня к себе жаждущих самой дивной формой и содержанием. В глубоких, с прекрасными роспи-сями тарелках, лежали свежие и вяленые фрукты, разнообразные сладости и печенья. Из высокой фарфоровой пиалы доносился нежный запах чая, заваренного на лучших травах.
   -- Бесподобно! За бочку такого вина отдал бы что угодно, -- причмокивая, Донтер разглядывал вино в бокале на свет.
   -- Нет, нет, -- засмеялась смуглая красавица. -- Ничего не надо отдавать. Только по-больше интересных историй. Остальные моряки рассказывали Халли, что вы самый знающий и лучший рассказчик.
   -- Постараюсь не опровергнуть лестную для меня молву. Тем более что это моё хобби. Все свободное время занимаюсь выискиванием чего-то нового, что мне еще не было бы известно про дельфинов. В любой библиотеке, в любом порту ищу любую лите-ратуру по моей теме. Если узнаю, что кто-то стал очевидцем чего-то необычного, инте-ресного, сразу же пытаюсь с ним встретиться и лично услышать все детали и подробно-сти. И, поверьте, никогда не бываю этими встречами разочарован. Вот вы, например, знаете, что дельфины не летают над сушей?
   -- Но это же общеизвестно. -- Тайра, приподняв плечико, продемонстрировала свою осведомленность.
   -- А я вот недавно узнал об одном острове на севере Восточного континента, кото-рый находится почти на самой границе обитания дельфинов. Рассказал мне о нём бывший моряк пиратского судна, которого ваши имперские корабли захватили и продали в раб-ство хозяину пирса, возле которого мы швартовались. - Донтер брезгливо поморщился: - Я, конечно, не перевариваю пиратов, но как в вашей, такой цивилизованной стране, про-должает оставаться такой пережиток как рабство?
   -- Но вы же сами недавно говорили, что мы отсталые и ездим на верблюдах, -- Халли засмеялся и протянул боцману тарелку с фруктами: - Угощайтесь, пожалуйста. Ну а если говорить серьёзно, то в империи как раз проходят важные общественные реформы, которые, как мы все надеемся, приведут к полной отмене этого устаревшего отношения человека к человеку.
   -- Да уж... хотелось бы. Но возвращаюсь к рассказу бывшего пирата. Он показал мне этот островок на карте и очень живо описывал, как стадо дельфинов заходит за ост-ров, берёт направление строго на Океанию, и взлетают. Но, перелетев остров, не продол-жают движение вверх дальше, а резко опускаются в воду. И так каждый день около по-лудня. Меня это так заинтересовало, что обязательно постараюсь попасть если не в специальную экспедицию, то хотя бы на любой корабль, плывущий в те края.
   -- А что же тут интересного, -- девушка изящной ручкой взяла крупный апельсин и стала его чистить, -- Ведь они и над Океанией пролетают?
   -- Да пролетают. Прямо над вершиной пирамиды, только парами и очень, очень редко. Поэтому это не имеет большого значения. Но в нашей истории есть много случаев, когда стая дельфинов, пролетая над Океанией, тем самым предупреждала о надвигаю-щейся опасности. И опасность эта приходила с той стороны, откуда летели дельфины. И чем большее, было стадо, тем большая опасность грозила нашему городу.
   ? Странно, мы о таком никогда не слышали.
   ? Ну, еще бы. Последний раз это было еще при молодости моего деда, лет пятьде-сят назад. Раньше дельфины предупреждали в основном о цунами, но после возведения большой стены сто пятьдесят лет назад и увеличения Океании до современных размеров, любые, даже самые огромные волны уже не могли причинить какого-либо вреда. Тогда дельфины, как бы почувствовав нашу безопасность, не пролетали стадом лет сто. По-этому, как рассказывал мой дед, при последнем перелете над пирамидой, все не на шутку переполошились. Думали, что идёт гигантское цунами, всех эвакуировали на верхние уровни, корабли спешно вывели в открытое море, установили постоянное дежурство. А на следующий день с севера, тёплым течением, стало приносить многочисленные трупы гигантских кашалотов. Так как все были предупреждены, к этому редкому явлению отне-слись должным образом. И меры предосторожности оказались не напрасны. Все умершие животные были заражены опасным вирусным заболеванием, довольно таки тяжело пере-носимым человеком. Эпидемиологи оказались на высоте, за 2 дня сделав сыворотку для прививок, но жертв, все-таки, избежать, не удалось. Особенно на Северном бастионе, где от болезни погибло несколько тысяч человек. Ведь именно им пришлось больше всего сражаться с инфекцией, сжигая из огнеметов разлагающиеся останки и толстую пленку всякой мерзости кишевшей на поверхности воды.
   -- Так вы видите какую-то связь? - Халли налил вина боцману доверху в его боль-шой прозрачный бокал. ? Предполагаете, что тому острову грозит какая-то беда?
   Казалось, Донтер не заметил, с какой излишней заинтересованностью пассажиры ждали ответа на вопрос. Он выпил свое вино до дна, с удовольствием крякнул и, вытерши губы, ответил:
   - Да нет. Остров совершенно необитаем, и опасаться там чего-либо некому. Просто мне кажется, дельфины над этим островом проводят тренировки, скорей всего учат летать молодняк.
   -- А с какого возраста они умеют летать?
   -- Около года со дня рождения. Подобные полёты были уже не раз замечены, и именно: на южных и северных границах тёплых вод. Я сам несколько раз наблюдал по-добное возле южной оконечности вашего континента. Таким способом дельфины учат подрастающее поколение правильно взлетать и приводняться, а также ориентироваться на Океанию. Правда, делают они это просто над океаном, хотя может и там есть необитаемые островки, о которых мы просто ещё не слышали.
   -- Те дельфины, которых мы с вами видели, - неожиданно спросил Халли, -- - на-сколько быстрее нашего корабля они достигнут Хрустального города? Ведь так, по-мо-ему, называют Океанию те, кто бывал там раньше?
   -- Да, когда вы увидите бастионы и стены со шпилями, переливающиеся в лучах солнца, сами поймёте это название. И никогда не забудете свои первые впечатления от встречи с самым прекрасным местом на Земле. А по поводу тех дельфинов, - Донтер не-много задумался, так это, как им заблагорассудится. Мы прибудем завтра еще при свете, если вдруг не испортиться погода. Они будут уже сегодня, в сумерках. Если вообще не опустятся в океан через час, два лёта.
   -- А я думал, они тоже пролетят над пирамидой.
   -- Не обязательно. Да и вообще на пролетающие пары редко кто, обращает внима-ние. Другое дело, когда они взлетают возле корабля. Все наши моряки думают, что дель-фины делают это специально, что бы ими полюбовались.
   -- Хочется, что бы плавание поскорее окончилось. -- Встав с тахты, Тайра подняла вверх руки и изящно потянулась. При виде ее стройного тела, проступающего через полу-прозрачные одеяния, мужчины замерли: Халли побледнел, а Донтер наоборот, стал крас-неть и покрываться испариной. -- Мечтаю побывать на ваших праздниках, молва о кото-рых идёт по всему миру. Говорят, к вам съезжаются лучшие танцовщицы со всех стран?
   Донтер проглотил скопившуюся слюну и промямлил:
   - Ну... Они не идут ни в какое сравнение с вами.
   -- Вы начинаете мне льстить? - молодая девушка засмеялась, увидев смущение боцмана. Потом хлопнула в ладоши и плавно развела руки в стороны: - Просто я ужасно люблю танцевать, а здесь даже некуда выйти, все время в каюте, никаких увеселительных мероприятий.
   - Но сестричка! Это же грузовое судно, а не круизный лайнер, - с холодными нот-ками в голосе проговорил Халли.
   - Да, да. 3десь мы редко устраиваем пирушки. Разве что по поводу чьего-нибудь дня рождения, - Донтер не отрывая глаз, смотрел на красавицу, которая тем временем села на тахту и, раскинув руки, опёрлась о спинку. При этом еще более явственно, через тонкое платье, обозначилась прекрасная грудь с остро торчащими сосками. Боцман снова допил бокал до дна, при этом плотно зажмурив глаза. Потом выдохнул и, уставившись в иллюминатор, добавил: - Но через три недели в Океании будет большущий праздник - Лунная Свадьба.
   -- Это прекрасно! - Тайра как ребёнок захлопала в ладоши. - А вы, Донтер, сможете уделить нам немного внимания и показать всё самое интересное на празднике?
   - Да я.... С огромным удовольствием! -- боцман с удивлением глянул на свой бокал, который снова был полон. -- Если не будет какого-нибудь сверхсрочного рейса я полно-стью в вашем распоряжении. - Неожиданно по внутреннему коммутатору раздалось объяв-ление: "Боцман Донтер, немедленно пройдите на мостик!" Несмотря на свой пожилой возраст, моряк проворно вскочил:
   -- Прошу меня извинить, но вынужден покинуть ваше общество. С сожалением от-рываюсь от столь шикарного угощения. Заверяю, что ваш визит ко мне домой, на Запад-ном бастионе, будет мне очень приятен, и я постараюсь удивить вас чем-нибудь экзотиче-ским.
   - Но мы же с вами еще увидимся за время плавания? -- Тайра капризно надула губки. - Ведь вы, нам так мало ещё рассказали.
   -- Естественно! Как только выдастся свободная минутка, я с удовольствием пове-даю обо всем, что вам будет интересно. Честь имею! -- отсалютовав, Донтер быстро вы-шел, закрыв за собой дверь каюты. Несколько мгновений царила напряженная тишина. Потом раздался голос Халли, в котором проскальзывали злость и ревность:
   - Чего это ты решила пособлазнять этого дряхлого, старого кретина?
   - Ну, во-первых, он не такой уж старый и дряхлый, - она презрительно осмотрела фигуру своего собеседника. - И может поломать руки и ноги десятку таких "молодых и бодрых" как ты.
   Халли вскочил, сжав кулаки, лицо его пошло красными пятнами.
   -- А во-вторых, - продолжала Тайра совершенно спокойно, не обращая внимания на возвышающегося над ней юношу, - Донтер совсем не кретин и много чего скрывает в своих рассказах. Ведь если бы те сведения, о парах дельфинов, были бы только байками, он не преминул бы посмеяться над досужими вымыслами. Да и насчет острова он явно перекручивает,- подняв взгляд на Халли, она продолжила, но уже резко и угрожающе: - И, в-третьих, не забывай о своём месте! Если ты думаешь, что я, от скуки переспав с то-бой несколько раз, поменялась нашими ролями, то глубоко ошибаешься! Сядь и не дёргайся! Знай, своё место и не показывай норов! - и уже совсем злобно, почти шёпотом, добавила: - Или ты забыл, что я могу с тобой сделать?
   Халли сел и дрожащими руками обхватил голову, пряча лицо в тени. Тайра, с ко-варной улыбкой, снова полу легла на тахту и, взяв свой бокал с персиковым соком, стала пить маленькими глоточками. Через минуту она, уже мягким, приятным голосом, сказала:
   - Конечно, ты можешь высказывать своё мнение. Но без эмоций, "деликатно и не-назойливо", как инструктировал тебя... сам знаешь кто.
   Халли поднял голову и жалобно посмотрел на Тайру:
   - А я надеялся, что наши отношения стали хотя бы немножко дружественнее и те-плее...
   - Ещё чего! - лицо девушки снова приняло каменное выражение. - Во время от-дыха мы можем заниматься чем угодно, но дело всегда, прежде всего.
  
  
  
  
  
  
  

Глава 2. (Хардия)

  
   -- А ты ничего не напутал?
   -- Клянусь, Ваше Святейшество! Сам все проверил. Да и при оживлении находился рядом. Видел, как вода вылилась у него изо рта и носа, и руки его начали двигаться. А по-том он зашелся диким кашлем, чем чуть не до смерти напугал всех нас, -- молодой человек в мокрой форме ордена науки судорожно сглотнул и тыльной стороной ладони вытер пот, мелкими бисеринками выступивший на лбу, -- Жуть такая! Самому не верится.
   Верховный жрец Райгд осторожно поставил колбу с мутной зеленоватой жидко-стью в ряд с ей подобными, и, повернувшись от стола, внимательно посмотрел в глаза своему первому заместителю, который, несмотря на свою молодость, носил звание де-кёрла.
   -- А ты сам, что обо всем этом думаешь?
   Тяжело вздохнув, молодой человек стал загибать пальцы:
   -- На все это у меня три версии. Версия первая..., -- он немного задумался.-- Во всем этом есть что-то божественное и не иначе как рука Творца нашего вдохнула жизнь в это бренное тело.
   -- Вителла! -- Оборвал Райгд его рассказ. -- Ты мой ближайший помощник по науч-ной части, а не по богословию. Оставь эти россказни для тех, кто вдолбит подобное про-стому народу с амвонов храмов. Меня интересуют в первую очередь научные факты, ло-гические выкладки и скрупулезная исследовательская деятельность в любом, даже самом необъяснимом, "божественном" происшествии. Если уж отвлек меня от важной работы, то говори, по сути, с точки зрения человека науки!
   -- Извините, Ваше Святейшество! Тогда я сразу перехожу ко второй версии, -- Ви-телла стал загибать второй палец. -- Есть возможность того, что при затоплении комнаты, в которой находился рабочий, вверху под потолком образовалась воздушная подушка, ко-торой он все это время дышал.
   -- Сорок восемь часов? -- спросил Райгд.
   -- А почему бы и нет?
   -- Плавая под самым потолком, в темноте?
   -- Вот тут то и открывается новое обстоятельство, которое опровергает эту версию. Хотя конечно, было бы проще предположить, что он плавал, плавал, а перед открытием двери обессилил, утонул, и мы успели его спасти. Но! -- Вителла указал на потолок, -- вода была до самого верху. Штольня, по которой откачивали плохой воздух из того помеще-ния, имела выход внизу, у самого пола. Но когда в нее прорвалась вода, лопнула пере-мычка со штольней чистого воздуха, и все было затоплено до самого потолка. Мало того. Работник улегся, скорее всего, спать в одну из ниш в стене. А чтоб его никто не увидел, закрылся пузыритовыми носилками.
   Когда мы туда вошли, носилки оставались на месте, хоть воды в комнате было еще по колено. Видно спросонья он не смог даже сообразить ничего и сразу захлебнулся. Ко-гда носилки откинули он и лежал там с открытыми застывшими глазами с открытым ртом, но совершенно бездыханный. Его вынули из ниши, перекатив при этом на живот; вода стала выливаться из легких, а он стал "оживать".
   -- Он то ожил. А его разум? Ты говорил что-то о его помешательстве?
   -- Да, единственное о чем он пока говорит, так это о том, что плавал в Солнце.
   -- В каком смысле? -- заинтересовался Райгд, присаживаясь на один из каменных стульев, стоящих вдоль длинного стола в центре огромной лаборатории.
   -- В прямом! Я, говорит, плавал, нырял, купался, летал в самой сердцевине Солнца. -- Пожав плечами, Вителла спросил: -- Может лучше дать ему прийти в себя, а потом уже побеседовать подробнее?
  
   -- Да, пожалуй. Это должно быть очень интересно, -- Райгд многозначительно при-поднял брови: -- У нас ведь только избранные знают, что такое Солнце. Ну а пока, хоте-лось бы выслушать твою следующую версию. Надеюсь, уже с чисто научными объясне-ниями.
   -- Постараюсь. -- Вителла посмотрел на стоящий возле него табурет.
   Перехватив его взгляд, Райгд милостиво разрешил:
   -- Да ты присядь. И можешь снять с себя мокрую мантию, а то от тебя уже пар ва-лит.
   Сбросив с себя стесняющую его верхнюю одежду, Вителла сел и с удовольствием вытянул уставшие ноги. Хоть Райгд и был для него самым близким человеком во всей им-перии, правила не позволяли садиться в присутствии Верховного жреца и Главного ре-гента науки без его позволения. Декёрл был самым приближенным к сокровищнице зна-ний, которой владел Райгд, и как любил последний с гордостью хвастать, знал уже поло-вину того, что знал Главный магистр. Хотя, чем больше Вителла узнавал, тем больше ук-реплялся в мысли, что это половина лишь малой части всех секретов и познаний того че-ловека, которого он считает своим учителем, наставником и чуть ли не отцом.
   Набрав в грудь больше воздуха, Вителла стал быстро говорить, как бы боясь, что его остановят:
   -- А третья версия такова: затопленная комната находилась в самых глубоких на-ших разработках по добыче серебра. В стенах полно мельчайших крупиц этого металла. Фактически, если бы это было в карьере, то мы бы пустили всю породу в переработку. А так как это на глубине восемьсот метров приходиться разрабатывать только основные жилы, а мало содержащие породы оставлять для стен и сводов туннелей и стволов. Но са-мое главное -- температура! В этой комнате она была наивысшей: тридцать четыре гра-дуса. То есть, мы, углубляясь и углубляясь, все больше приближаемся к тому таинствен-ному источнику тепла, который согревает городские катакомбы и наши древнейшие пе-щерные храмы. Но если в верхних уровнях повышенная температура не создает про-блем, а даже наоборот, то внизу она причиняет немалые неудобства. Приходиться бурить новые длинные штольни для принудительной вентиляции и охлаждения воздуха. А что бы не вентилировать даром помещения, в которых не ведутся какие-либо работы, между ними устанавливаются герметичные двери. Причем двери устанавливаются поочередно: в од-ной комнате-пещере они открываются наружу, в следующей обе двери вовнутрь. В прин-ципе инженеры правильно рассчитывали на тот случай, если вода из подземного озера прорвется в шахтные выработки, то будет затоплена одна, максимум три комнаты. По сте-чению обстоятельств, очень печальных для работника и счастливых для меня...
   -- Для тебя? -- удивленно перебил Райгд.
   -- Да, да! Для меня. Месяц назад вы лично дали мне указание заниматься пробле-мой повышенной температуры и выяснением источника этого тепла. И я каждый день проверял показания приборов, которые до того целых три недели спускал и устанавливал с помощью инженеров на разных уровнях.
   И как раз за пять минут до аварии, проходил через эту злополучную комнату. Запи-сал температуру, удивился и пошел дальше. И вдруг слышу шум, грохот. Я назад, но вода уже надавила на дверь и та не открывалась. Утечку воды устранили быстро. И даже не со-бирались спешно открывать прижатые изнутри водой двери. Надо ведь было придумать, куда деть воду -- не полузатапливать же соседние помещения. Но тут появился товарищ "утопленника" и заявил, что того нигде нет и, по всей видимости, он отсыпается в люби-мом теплом местечке. Вернее "принимает ванну" после неожиданного пробуждения. На-чали открывать. А дверь-то из последней партии. Пузыритовая! Их успели установить почти на всем нижнем ярусе. Поэтому и прошло сорок восемь часов пока мощным, с трудностями доставленным сверху, домкратом не открыли дверь, дав выход воде. Я пер-вым вбежал туда и сразу глянул на градусник: тридцать три с половиной градуса! То есть за двое суток вода прогрелась почти до предела. В этот момент, отодвинув носилки, на-шли пострадавшего, который там же и ожил. Попытавшись с ним поговорить и наслу-шавшись бредней, я дал указание медику усыпить его снотворным и отправить на по-верхность, а сам тут же к Вашему Святейшеству.
   -- Я ценю твое умение излагать все так подробно, -- Райгд недовольно поморщился, -- Но где же твои окончательные выводы?
   -- Боюсь, Ваше Святейшество, об окончательных выводах говорить рано. Но за ра-бочую гипотезу можно принять то, что тело находилось в воде с большим содержанием серебра и, не теряя при этом своей жизненной теплоты, сохраняет человека как существо, но лишает при этом разума. Ведь бывали случаи оживления утопленников, которые больше десяти минут находились под водой. Ценой больших усилий, массажа, тока уда-валось оживить их тело. Но мозг, который не работал длительное время, как правило, не восстанавливался и человек становился дебилом или пребывал в состоянии комы до конца, отпущенного ему времени. А в этом случае тепло и серебро создали благоприят-ную среду для полного сохранения организма.
   Вителла замолчал, переводя дух, а потом добавил:
   -- Я приказал никого не пускать на нижний ярус, и даже выставил охрану.
   Райгд задумчиво посмотрел на него и улыбнулся:
   -- Как не стыдно меня, старика, гонять в самую преисподнюю! Ведь, признайся, ты сразу знал, что я лично захочу посетить это место?
   -- Ваше Святейшество! -- Вителла укоризненно покачал головой: -- Да я готов по-биться об заклад, что вы дадите фору большинству этой зеленой молодежи в быстроте и ловкости. Уж я то знаю, какой вы "старик".
   -- Да ты я вижу, научился льстить? -- польщенный Райгд погрозил пальцем: -- Видно пора тебя перевести из Академии в царедворцы: там ты сделаешь прекрасную карьеру.
   -- Хоть в лаборанты, только не туда!
   -- Ну ладно! -- Райгд встал, тут же вскочил на ноги и Вителла. Подойдя к столу, Верховный жрец скомандовал в переговорное устройство: -- Главного инженера, началь-ника рудника, Главного геолога немедленно ко мне! -- затем вновь обратился к декёрлу: -- А где именно пострадавший?
   -- В академическом госпитале, Ваше Святейшество! Я приказал никого к нему не пускать, вести постоянное наблюдение и следить, чтобы после пробуждения он ни в коем случае не нанес себе каких либо повреждений, -- Вителла развел руками: -- Все-таки с виду он не совсем вменяемый.
   -- Прекрасно! Пойдем ко мне, я переоденусь, -- Райгд глянул на одежду Вителлы: -- Да и ты тоже. И вперед, показывай мне эту чудо-комнату!
   Через пять часов усталые Райгд и Вителла сидели развалясь в мягких креслах комнаты отдыха, примыкающей к кабинету Магистра медицины. Попивая крепкий горя-чий чай, они ждали пробуждения человека оставшегося в живых после двухдневного пре-бывания утопленником. Сон, которого, по их мнению, слишком затянулся.
   -- Выглядит он прекрасно, -- Райгд вспоминал только что проведенный осмотр. -- Дыхание ровное, всё тело нормальной температуры, анализ крови тоже ничего особенного не показал. Только спит он долго, ведь ему уже пора проснуться?
   -- Да, час, два назад. Побаиваюсь только, Ваше Святейшество, что если всё-таки произошло отмирание какой-то частички мозга, он будет спать еще неизвестно как долго.
   --Если это произойдёт... -- главный магистр задумчиво поставил пустую кружку на стол. -- Жаль, очень жаль. -- Вскинув голову на раздавшийся стук в дверь, сказал: -- Вой-дите!
   Вошёл Магистр медицины:
   -- Ваше Святейшество! Подопечный очнулся в полном здравии и, кажется, в своём уме.
   -- А именно?
   -- Сразу сказал, что его мучит жажда, а желудок терзает зверский голод. Ему пре-доставили всё востребованное и он занялся обедом с превеликим удовольствием.
   -- Не давайте ему насытиться полностью. Немедленно ведите сюда! -- Райгд недо-вольно сдвинул брови. - Возможно, переедание ему вредно.
   Заметив металл в голосе Главного магистра, руководитель госпиталя опрометью вы-скочил за дверь. Через несколько минут в комнату ввели одетого в больничный халат не-много растерянного человека. Завидя Верховного жреца он пал на колени, касаясь земли головой.
   -- Оставьте нас! -- приказал Райгд тут же вышедшей охране. Но после этого Ви-телла подошёл и встал чуть левее и впереди своего учителя, как бы предохраняя послед-него от преклонённого посетителя.
   -- Как тебя зовут? -- спросил Райгд рабочего.
   -- Халид, Ваше Святейшество, -- подняв голову и сложив руки на груди, смиренно ответил тот, продолжая стоять на коленях
   -- Как же ты осмелился, во время работы на благо империи отлынивать от своих обязанностей? -- от грозного голоса Верховного жреца тщедушная фигурка затрепетала от страха. -- Да ещё и спать при этом?
   -- Помилуйте, Ваше Святейшество! -- дрожащими губами пролепетал Халид. -- Ос-мелюсь сказать, что я заснул, после того, как отработал свою смену.
   -- У тебя что, нет дома? Ты ж не раб, у которого ничего нет, кроме подстилки. -- Райгд при этом повысил голос
   -- Есть, конечно. Но я живу не один и не люблю весёлых кампаний, которые соби-раются после работы, -- увидев, что его не перебивают, рабочий продолжил: -- А в самом низу так хорошо спится.
   -- Так ты спал там уже не один раз?
   -- Да, Ваше Святейшество. Я не знал, что это запрещено.
   -- Этого нельзя делать хотя бы из соображений собственной безопасности. -- Райгд немного смягчившись, вздохнул: -- А почему ты спал именно там?
   -- Там так тепло и снятся такие прекрасные сны!
   -- Ну, видишь, твои сны тебя и довели до того, что ты утонул.
   -- Но ведь со мной всё в порядке, -- недоуменно сказал Халид. -- Меня же успели спасти.
   Райгд и Вителла многозначительно переглянулись.
   -- Мне, правда, снилось, что я утонул, но потом сон продолжался ещё очень долго, а, проснувшись, я почувствовал во рту воду и чуть не захлебнулся.
   -- Да, тебя успели спасти... -- Райгд замолчал, а потом вкрадчиво попросил: -- Рас-скажи мне поподробнее о своём последнем сне.
   Халид беспомощно посмотрел на Вителлу, как бы ища у того поддержки, после чего с трудом выдавил:
   -- Но там я видел... такое... м-м-м... непонятное.
   Вителла вопросительно посмотрел на Верховного жреца и, когда тот кивнул голо-вой в знак согласия, заговорил:
   -- Халид! Ты рассказывал мне что-то о солнце?
   -- Но я не знаю, можно ли так говорить о Творце нашем?
   -- Поверь друг мой! Нет ничего важнее истины. -- Вителла развёл руками и обод-ряюще улыбнулся Халиду. -- Все мы свято чтим Творца нашего -- Солнце. Но только Вер-ховный жрец знает обо всех его обликах и всевозможных превращениях. И ему, тоже из-вестен тот вид Творца, который ты мне описывал ранее.
   - Это правда, Ваше Святейшество? -- с надеждой спросил Халид.
  
   -- Да! Солнце -- это миллион океанов кипящего огня и обжигающего света, -- тор-жественно подтвердил Райгд.
   -- Да, да! Я тоже это видел! -- восторженно воскликнул Халид.
   -- Возможно твой сон вещий, -- продолжал Верховный жрец, -- поэтому я хочу знать каждое мгновение из твоего сна.
   -- Слушаюсь, Ваше Святейшество! Вначале мне снилось огромное поле, по кото-рому я шел, вдыхая ароматные запахи незнакомых мне трав и цветов. Потом послышался шум бегущего ручейка и, пойдя в ту сторону, я увидел мелкую речушку с прохладной чистейшей водой. Мне стало душно и жарко, и я смочил ноги и руки, а потом попытался напиться. Но песок неожиданно ушёл из-под меня, и я окунулся с головой. Пытаясь всплыть, я вдруг ударился головой о камни какой-то подводной пещеры, в которую меня, видимо, затащила воде. Закричав от страха, я наглотался воды и, задыхаясь, изо всех сил попытался приподнять нависшие надо мной камни. Все мои мысли были о том, как вы-браться к свету. И тут случилось чудо! Камни пропустили меня сквозь себя, замелькали светлые пятна с чёрными полосами, потом резкий свет, потом полная тьма, а потом все вокруг залило солнечным светом. Впереди меня было наше солнце, огромное и тёплое и я приближался к нему с огромной скоростью. Я хотел закрыть глаза, но у меня не было глаз. Я хотел закрыть лицо руками, но у меня не была рук, так же как и лица, и ног и всего ос-тального тела. Я был как дух: мог видеть, мог слышать, мог двигаться, но совсем не мог издать даже звука -- мой крик остался беззвучным. Ещё я чувствовал приятное тепло Солнца спереди и неприятное покалывание холода сзади. Как бы оглянувшись назад, я увидел большой голубоватый и маленький серебряный шары, которые удалялись от меня на фоне тысяч ярко сияющих звёздочек. Но там было холодно и, обернувшись к теплу, я снова полетел к Солнцу. Почувствовав, что могу лететь еще быстрее, полетел как молния. Творец звал меня к себе своим ласковым теплом и волшебным светом, и мне совсем не было страшно. Увидев пылающие океаны, я нырнул в них, пытаясь в глубине их найти божественный лик творца нашего. Но, пройдя через много полос огня разного цвета, через некоторое время, выплывал с другой стороны Солнца! Оно оказалась огромным шаром! Я нырял в него снова и снова, проносился через него то медленно, то быстро, плавал в ог-ромных водоворотах лавы и взмывал вверх с гигантскими огненными фонтанами. Я лико-вал, я был счастлив, я восторгался тем, что дух мой свободен и плоть не сковывает моих движений. -- Халид замолчал, бессмысленным взором уставившись в пол.
   Райгд нетерпеливо оборвал затянувшееся молчание:
   -- А потом?
   Халид вздрогнул и притихшим голосом продолжил:
   -- А потом... Неожиданная сила вдруг вырвала меня из самой глубины Солнца и за одно мгновение перенесла через чёрную пустоту, и вдавило в это жалкое, слабое тело -- он с отвращением посмотрел на свои руки. -- Я начал кашлять, выплевывая воду, открыл глаза. Увидев своих товарищей, я понял, что жив и снова нахожусь в помещениях шахты.
   -- Ты говоришь таким тоном, будто жалеешь об этом?
   -- Да, Ваше Святейшество! Лучше бы Творец оставил меня у себя!
   -- Не отчаивайся Халид! Всё в руках нашего великого Солнца! -- воздев руки к верху, Райгд добавил: -- Возможно это знак тебе свыше? И возможно исполнятся твои же-лания. Достойно встретить ты ль готов, еще раз вид Творца нашего?
   - В любое время дня и ночи! -- с надеждой воскликнул недавний утопленник.
   -- Иди и жди. Но помни: предвидению было угодно выбрать тебя одного из всех для встречи с божественным. Храни эту тайну в самой глубине своего сердца.
   - Конечно, Ваше Святейшество! -- Халид распластался на земле.
   Райгд вызвал охрану и приказал:
   -- Ухаживать за этим человеком как можно лучше, ублажать все его желания и бе-речь от любой неприятности! -- а, когда все вышли, добавил, обращаясь к Вителле: - И проследи лично, что бы он ни с кем не общался! - Вителла недоумённо моргал глазами, но Верховный жрец не дал ему сказать даже слова: - Иди, иди. Устрой ему "райскую" тюрьму и, немедленно возвращайся ко мне -- нам надо обсудить и решить массу проблем. -- И задумчиво добавил: -- Огромную массу проблем...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 3. (Чинкис)

  
   Шёл только одиннадцатый час утра, а Чинкис, после небольшой разминки, уже от-правился принимать водные процедуры. Проходя по холлу мимо огромных, во всю стену зеркал, он с удовлетворением и гордостью оглядел свою мускулистую и стройную фи-гуру. Сегодня, в день своего шестисотлетия, он выглядел как четырёхсот-, четырехсот пя-тидесятилетний цорк, родившийся на планете Аналарастрасия. И ведущий здоровый, спортивный образ жизни. Рельефные мускулы мощно перекатывались под упругой кожей, покрытой короткой красной шер-стью. Мышцы живота, без малейших признаков ожире-ния, плавно облегали выпирающие широкие рёбра. Огромная оранжевая грива ниспадала на атлетические плечи и спину, обрам-ляя бронзовое безволосое лицо без единой мор-щинки. Остановившись, Чинкис внима-тельно осмотрел ровные белые зубы и принялся гримасничать, придавая лицу различные выражения. Потом, похлопывая себя по бокам великолепной кисточкой своего длинного пружинистого хвоста, сорвался с места и, разо-гнавшись, с весёлым рычанием бросился в бассейн.
   Поныряв и поплавав, он перевернулся на спину и застыл на струях воды, бьющих со дна бассейна. В предвкушении назначенных на сегодня торжественных мероприятий связанных с его юбилеем, Чинкис заулыбался, довольный предстоящей встречей со своими близкими, друзьями и знакомыми. Радостно волновало и ожидающееся награжде-ние орденом Фетиуса третьей степени. Впервые, в истории Аналарастрасийской цивилиза-ции, космический чистильщик получит высшую награду в таком возрасте. Все обладатели орденов трёх степеней получали последний при выходе в отставку, в возрасте семьсот пятьдесят, восемьсот лет. Да и то, не всегда заслуженно: почти всегда благодаря своим высоким постам, которые занимали.
   "Ну, уж про меня такого не скажут!" - подумал Чин-кис, довольно поглаживая себя по животу. Он был самым знаменитым и заслуженным чистильщиком во всей Вселенной. Больше тысячи вылетов по всем закоулкам космиче-ских миров. Только "боевых" цивили-заций им было найдено около двухсот. Благодаря чему, элитные войсковые силы "глубо-кого рейда" никогда не оставались без работы и благоговели перед ним, всегда оказывая всемерную помощь и поддержку. Но не только военные пре-возносили Чинкиса. Весь учё-ный мир считал его самым талантливым и удачливым иссле-дователем. Там где другие не находили ничего примечательного, Чинкис отыскивал по-трясающие и уникальные творе-ния природы, стихий и разума. Все доставленные им материалы и факты служили почвой для работы многочисленных научных коллективов и давали новые толчки некоторым ис-следовательским направлениям. А его прекрасные и новаторские разработки операций по уничтожению неугодного разума вошли в про-граммы школьного обучения новых пилотов чистильщиков. Вся Аналарастрасия знала Чинкиса и гордилась им. Пожалуй, среди со-временников он был самым знаменитым цорком.
   И сегодняшний день должен стать лучшим днём в его жизни. Подумать только: ор-ден третьей степени! Фетиуса!!! Этот величайший древний мыслитель, составивший про-грамму развития, был бы счастлив увидеть свои мечты воплощённые в реальность. В идеях прославленного идеолога и учителя цорков, говорится о необходимости уничтоже-ния всех разумных цивилизаций, вид которых отличен от аналарастрасийцев. Но ни в коей мере не уничтожать миры, породившие разум и содействовать сохранению хотя бы неко-торых видов животных, не обладающих разумом. В особенности возбранялось даже бес-покоить те создания, внешний вид которых близок к цоркам.
   Особенно опасными врагами Фетиус считал приматов и наказывал посещать места их обитания в два раза чаще, чем остальные. Его дальновидные предсказания по поводу этого, полностью подтверждались историей. Почти все "боевые" цивилизации состояли из приматов. Это племя оказалось самым живучим, быстроразмножающимся и необы-чайно воинственным. Именно приматы доставляли чистильщикам и "глубокорейдникам" наибольшие неприятности и оказывали наибольшее сопротивление. Проявляя при этом удивительную живучесть и наглую сообразительность. Хотя рейды против них всегда за-канчивались успешно, и разумная деятельность вырезалась на корню, казалось бы, беспо-воротно, пилоты-чистильщики регулярно отыскивали планеты с разумными приматами. Для облегчения этих поисков гениальный учёный Нон изобрёл прибор, улавливающий сигнал мозга разумного примата. В среде исследователей космоса и военных даже приви-лось неофициальное название этого прибора; "Ищи меня!". Как только примат начинает мыслить разумно, сигнал от его мозга устремляется в космическое пространство со скоро-стью сета. На космическом корабле чистильщика находится постоянно включенный при-бор Нона, который регистрирует этот сигнал и сразу издаёт звуковые ноты, дающие ин-формацию пилоту. Тот может задействовать автоматику аварийного выхода из темпорального режима. Тогда скорость падает к полусветовой и чистильщику достаточно обследовать близлежащие звёздные системы, найти, а затем уничтожить или вернуть вра-гов к начальной стадии их существования. Ибо когда приматы обрастают шерстью и на-чинают жить на деревьях, сигнал разумности, идущий от их мозга, пропадает. Так как ве-ликий Фетиус запрещал уничтожать животных, не обладающих разумом, то планета после этого просто фиксируется в памяти компьютера и подлежит проверке через каждые две-сти лет по времени Аналарастрасии.
   Правда, были и печальные случаи. Аварийно выйдя на более низкий режим скоро-сти, корабли чистильщиков неожиданно попадали в тиски космических кораблей высоко-развитых приматов и подвергались интенсивным атакам. Корабли аналарастрасийцев всех размеров и во все времена строились одинаковой формы. Поэтому те из приматов, кото-рые уже встречались с цивилизацией "уничтожителей", сразу пытались или взорвать, или захватить в плен корабль чистильщика. Именно эти сопротивляющиеся и опытные циви-лизации приматов и называли "боевыми". В начале подобные случаи были редки. Цорки, обладающие совершеннейшим оружием и несоразмеримым опытом, разносили в пух и прах начинающих космоплавателей. А если становилось жарко, прыгали в темпоральный режим и через кратчайшее время возвращались с ощутимой помощью. Силы Глубокого Рейда всегда находились в постоянной боевой готовности и только ждали сигнала для на-чала операции возмездия.
   И всё-таки, корабли гибли. А подобные случаи могли иметь весьма чреватые по-следствия. Ведь великий Фетиус в своих заповедях строжайше запрещал выдавать инфор-мацию о местонахождении не только звезды Малтри, вокруг которой вращалась Аналара-страсия, но и родной шаровой галактики. Хоть галактика цорков и была прекрасно укрыта со всех сторон черными газовыми и пылевыми туманностями. Поэтому в создавшейся си-туации, когда появилась реальная угроза пленения или расшифровки информации с унич-тоженного корабля, встал вопрос о скрупулезном выполнении запрета.
   Выяснили, когда встал об этом вопрос, что за предыдущие несколько десятилетий семнадцать чистильщиков пропали без вести и все сроки их возвращения давно истекли. Конечно, такие случаи бывали и прежде. Несмотря на всё совершенство и неуязвимость аналарастрасийских кораблей в Великом Космосе всегда были тысячи опа
Оценка: 6.02*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"