Иванович Юрий: другие произведения.

Выбор Невменяемого (Невменяемый колдун - 7) Общий файл

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.56*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (отныне здесь уже лежат все главы романа, на днях начну выкладывать продолжение) Самые великие и таинственные колдуньи мира Тройной Радуги взялись за лечение Кремона Невменяемого, жутко пострадавшего в бою с Детищем Древних. Магические умения Галирем сразу излечили страшные ожоги, поправили физическое самочувствие героя, помогли ему обрести моральное спокойствие. Осталось лишь вернуть великому воину его силы Эль-Митолана. Только вот мало кто догадывается, что правительницы Огов, вылечивая самого знаменитого человека, преследуют в первую очередь свои, сугубо меркантильные интересы. Благо ещё, что как раз решается судьба Гиблых Топей, кардинально обострилась обстановка у Сопла, раскрывается главная тайна Сонного мира и Кремону удаётся в силу своей непоседливой натуры частенько вырываться из липкой паутины внушения и зомбирования. Да и лучше друзья Невменяемого готовы помочь в любых ситуациях.


ВЫБОР НЕВМЕНЯЕМОГО

(НЕВМЕНЯЕМЫЙ КОЛДУН - 7)

ПРОЛОГ

   Со стороны могло показаться, что за столом скромно обставленной комнатки, невдалеке от центра дворцового комплекса, собрались обычные служанки или простолюдинки. Никакой позолоченной посуды или изумительного фаянса, никаких шикарных блюд или закусок. На белой льняной скатерти лишь несколько ваз с фруктами, пара тарелок с печеньем и чай в самых простых, да незатейливых кружках. Разве что стоящее по центру стола уникальное сооружение, из которого наливали кипяток, чем-то напоминало своим шумом и пыхтением кипящий мини-вулкан. Подобный магический агрегат существовал в единственном числе не только в Царстве Огов, но пожалуй и во всём остальном Мире Тройной Радуги.
   Но именно здесь, за этим столом чаще всего и решались самые основные проблемы громадного царства. Решались порой тихо и пристойно, порой - бурно и чуть ли не с оскорблениями, но всегда под сопровождение ароматных запахов трав, душистых фруктовых благоуханий и аппетитных ароматов искусной выпечки. Право входа сюда имели только великие Галиремы закулисные правительницы царства Огов. Даже правящий царь со своими наследниками старался делать вид, что про подобное место для чаепития, защищённое пологами непроникновения и неслышимости, он не знает и никогда не интересовался.
   Сегодня знатные колдуньи, оповещенные через своих наперсниц, собирались на чаепитие на удивление поспешно, и с ходу задавали старшей принцессе Файналии один и тот же вопрос:
   - Получила сигнал?
   И та с терпением отвечала каждой одинаково:
   - Получила, можете радоваться, - но лишь когда за столом собралось все семь самых высокопоставленных женщин, в данное время пребывающие в Яне, столице царства, старшая принцесса приступила к серьёзному разговору: - Придётся нам за день провести полную ревизию всех наших сокровищ и артефактов и перепрятать в отдельное место самые уникальные и таинственные.
   Наиболее пожилая среди них, графиня Эзокан, приходящаяся председательствующей Галиреме родной бабушкой, возмутилась:
   - Да мы и за неделю не управимся!
   - Я говорю про самые, самые, а не про остальные! Именно так мы договаривались с Огирией ещё перед отправлением её на эту миссию.
   - Как по мне, то пусть он всё что угодно смотрит и чем угодно пользуется, - промурлыкала самая молодая по возрасту Галирема, - Всё равно нам его пребывание здесь окупится сторицей.
   На неё сразу нахмурились все коллеги:
   - Не вздумай радоваться при всех!
   - Молли, тебя ведь сто раз просили сдерживать свои эмоции.
   - Когда ты уже научишься?
   - Ох! - красавица даже не сбавила своего мечтательного тона и проигнорировала замечания подруг, - Вы не представляете, как долго я мечтала об этом дне! И малышка Паула должны его увидеть...
   - И думать не смей! - на этот раз с максимальной строгостью перебила старшая принцесса Файналия. - Неприятностей хочешь и скандала?! А вдруг кто-то проследит их родственную связь? А вдруг твоя дочь Паула сама что-то почувствует? И что тогда будет? Никакие наши внушения не смогут утихомирить гнев твоего мужа. Мало того, в случае хоть малейшей огласки или возникновения подозрительных слухов про отцовство другого мужчины, о рождении в будущем наследника тебе придётся сразу забыть. Так рисковать мы не имеем права. Понятно?
   - Да мне понятно, и я буду при всех держаться, - обещала Молли, складывая ладошки на груди, - Но пусть хоть дочка с отцом пообщается? Хоть чуть-чуть! Можно ведь подстроить нечто случайное и в узком кругу?
   Все уставились на графиню Эзокан, которая заведовала тайным сыском царства и считалась непревзойдённым мастером якобы спонтанных импровизаций по любому поводу.
   - Не знаю, будем смотреть по складывающейся обстановке. Наша генеральная задача не просто ещё раз задействовать "проводник" для создания благоприятных регенераций в наших телах, но и постараться всеми мыслимыми и немыслимыми средствами оставить его у нас навсегда. Так что все свидания, постельные сцены, и даже проблема о наследнике - отходит на второй план. На первом - его полное укрощение.
   - Такого укротишь, - проворчала одна из Галирем. - Тем более что запугивать его и шантажировать мы не имеем права. Теперь он не простой наёмник-шпион Кашад Низу, а самый великий Герой нашего мира Кремон Невменяемый. С таким справится, будет нелегко...
   - Согласна. Но не забывайте о его серьёзной болезни, о которой написала Огирия в письме чуть раньше. При правильном подходе к делу, да объединив наши усилия, мы добьёмся любого результата.
   - А если нам не удастся его вылечить? - раскраснелась от переживания самая молодая правительница Огов.
   Старшая принцесса дружески погладила младшую коллегу по руке:
   - Чего гадать заранее, Молли? Вот проведём тотальный осмотр его тела, определим причину болезни, тогда и посмотрим. А пока..., допивайте чай и отправляемся в сокровищницы. По крайней мере, все артефакты с чем-то запретным, надо перепрятать немедленно. Да и все лечебные - тоже. Потом будем сами опробовать постепенно.
   - А что делать с теми, суть которых нам неизвестна?
   - Спрячем только те, которые до сих пор заряжены силой и которые потенциально можно "разбудить". Остальные - не жалко. Раз мы не разобрались, и они "умерли", то уж после нас никто точно не разберётся.
   - Даже наш гость?
   - Даже наш..., - старшая принцесса Файналия сделала многозначительное ударение на следующих словах: - ...Новый подданный! - и первая стала вставать: - За дело!
   И уже на ходу, одна из Галирем поинтересовалась у графини Эзокан:
   - Что там за слухи до меня донеслись по поводу странных топианских муравьёв?
   - Да я ещё и сама толком не знаю, - призналась глава тайного сыска. - Отправила к Нулевому уровню отряд дознавателей, пусть на месте разбираются. Хотя скорей всего тамошние крестьяне что-то напутали.
   - Ну да, чего порой только не выдумают. Помните, как однажды пошли доклады, что стадо валелей перебралось через Барьер? Вот паника поднялась!..
   И стайка владычиц царства Огов, оживлённо переговариваясь, понеслась к святая святых столицы: хранилищам артефактов.
  
  

Глава первая

ПЕРЕЛЁТНЫЕ ПТИЦЫ

   Во время третьего перелёта погода стала так резко портиться, что даже драконы во главе с Цашуном Ларго поспешно снизились к отряду боларов, переносящих людей, огов, ордынца и одного таги. Лидер драконов довольно громко огласил главную опасность:
   - Вам за облаками не видно, но чуть дальше такой грозовой фронт навстречу движется, что точно кое-кого молниями на щепки порубает.
   - Ты за свои зубы переживай, а не за наши щепки! - бросил ему в ответ Спин. - А сбоку облететь не получится?
   - Скорость не позволит, - дипломатично ответил Цашун, зная, как болары не любят, когда более шустрые драконы обвиняют зеленючек в полётной медлительности. - Похоже, это с наших Альтурских гор снежный ураган сорвался и несётся на запад. Если бы мы на час раньше проскочили - другое дело, а так садиться надо, укрытие искать. Град точно будет.
   Кремон Невменяемый попытался рассмотреть покрытое под собой туманом пространство:
   - И где мы сейчас находимся?
   - Над бассейном реки Рася, - ни минуты не сомневаясь, сориентировался дракон. - В районе Красногора.
   - О! Знакомые места! - обрадовался Кремон и похлопал своих друзей по корням: - А что Спин, а что Караг, не пора ли нам приземлиться и как следует подкрепиться?
   - Смотри-ка, советуется как бы! - проскрипел Караг с притворным недовольством. Хотя пара ведущих боларов стала постепенно снижаться, забирая левее. - А на прошлую стоянку скомандовал посадку, словно наших мнений и не существует.
   - Это он тумана испугался, - развеселился и Спин. - Боится, что мы его уроним, а потом не поймает при плохой видимости.
   - Спорим, что поймаем! - стал заводиться его сородич по воздушному океану.
   - Шутники! - фыркнул Кремон. - Всё бы они роняли... Тем более что в отряде номинально командует Галирема Огирия, а она мне уже давно рукой машет, на землю приказывает опуститься.
   - Да и мы заметили, что давно. - Булькали оба болара смехом. - И заметили, как ты её слушаешься. Закрой глаза, а то вывалятся от напряжения.
   Совет был не лишён смысла: вонзиться на большой скорости в тёмную тучу считалось не столько опасно для несомого человека, как жутко страшно и неприятно. Так и казалось, что сейчас сцепка с треском врежется либо в какое-нибудь толстенное дерево, либо в ещё более опасную прямостоящую скалу. Хотя умом Невменяемый прекрасно понимал, что его друзья шутят и совершат посадку в самом удобном и безопасном месте, но глаза всё-таки прикрыл. Так спокойнее.
   Над самой землёй кипящий туман прервался моросящим дождём, зато стали видны не только речные просторы, но и расположенные в пределах видимости стены Красногора. Рассмотрев строения и поняв, что отряд вполне успевает до них добраться, заревел от восторга Бабу Смилги:
   - Здорово! Неужели жареного барашка сейчас попробуем?!
   - Мне и барашка будет мало, - послышался голос ордынца Урукбая, - Кажется и бычка бы загрыз.
   Мимо скользнули четыре огромные крылатые тени: драконы тоже снизились, поняли, где предстоит привал, и поспешили вперёд отыскивать трактир или постоялый двор, самый подходящий для несколько преждевременного обеда. Таковой нашёлся ещё на подлёте к крепостной стене, похожие драконы здесь в последний месяц явно оказались не в диковинку и после коротких переговоров, пока подлетел весь отряд, место было забронировано, а масса блюд заказана двумя словами:
   - Давайте всё!
   К сожалению, современные веяния архитектуры ещё не дошли до данного трактира, и метровые сферы боларов не могли протиснуться во внутрь главного помещения. Но все двадцать два зелёных шара прекрасно разместились на открытой веранде и теперь с задумчивой неспешностью ждали заказанные фрукты, овощи и мясо, да посматривали на хлынувший как из ведра дождь. Крыша над сферами их тоже услаждала. Да и молнии, опять-таки, не страшны.
   - Вовремя успели! - радовалась Галирема Огирия, размещаясь за самым огромным столом и прислушиваясь к застучавшему по крыше граду. - Только вот если это всё и на ночь растянется...
   Маленький таги, забравшийся на лавку напротив огианки, резонно заметил:
   - Так ведь не на войну спешим! Можно и до утра кутнуть. А? Крылатые?
   Стараясь ненароком Татила не затоптать или не столкнуть с лавки, драконы шумно рассаживались рядом, и за всех ответил Цашун Ларго:
   - Мы не то, что до утра, мы до конца недели можем здесь отдыхать. Денег хватит.
   Огирия посмотрела на Кремона Невменяемого, который вместе с Бабу Смилги уточнял заказы с хозяином заведения, и только потом напомнила таги и драконам:
   - Не забывайте: чем раньше начнётся лечение, тем оно будет эффективнее. И так сколько времени упущено.
   - Но голод и недоедание в пути, - важно стал изрекать таги, - Тоже ни к чему хорошему не приведут.
   Тон Галиремы сразу стал ледяным, безапелляционным и даже несколько угрожающим:
   - Уважаемый Татил! Голодать я никого не заставляю, а вот против всяких попыток "кутнуть" - возражала, и буду возражать категорически. В крайнем случае, если вам так хочется что-то отпраздновать, можете оставаться здесь хоть на неделю. Мы и сами прекрасно доберёмся до Яны! - заметив, что молодой герой направился к столу, она тут же преобразилась, умильно улыбнулась, словно мать родная, сестра и любимая женщина в одном флаконе, воскликнула: - Кремон! Иди сюда, я тебе место оставила!
   Действительно, возле неё как раз оставалось место для одного человека, зажатое с боков телами Эль-Митоланов, телохранителей Галиремы. Но в ответ Невменяемый лишь благодарно кивнул, и указал рукой на другой край стола:
   - Да чего там тесниться! Мы и здесь с друзьями вольготно рассядемся.
   Стол большой, поэтому все трое так и уселись в торце, продолжая оживлённо перебрасываться воспоминаниями про военную кампанию в Кремниевой Орде. Чувствовалось, что оба старых друга ещё не наговорились в Гладиаторской долине, им было о чём посплетничать, и третьим в их коллектив довольно гармонично и естественно вписывался ордынец Уракбай. Татил Астек пристально наблюдал за Огирией, хоть и старался это делать незаметно, сразу догадался о её недовольстве и досаде. Явно просматривалось, что она всеми силами желала в любых ситуациях придерживать героя возле себя, не отпуская ни на шаг во время застолья, военных советов или прочих мероприятий. Делались при этом ссылки якобы на постоянно ведущееся со стороны могущественной огианки лечение и благотворное воздействие аурой. Но ушлый таги, опытнейший дипломат Сорфитовых Долин, которому недавно исполнилось сто пятьдесят три года, впервые заподозрил неискренность подобных экивоков:
   "Что Смилги, что ордынец, явно мешают Галиреме. Как бы она от них не попыталась избавиться... Не пойму, чего она добивается и какие цели перед собой преследует, но для таких как она, судьба двух простых попутчиков, да ещё и мешающих - пустой звук. Даже не оглянётся, если те вдруг отстанут по каким-либо причинам. Надо будет присматривать отныне и за ней, и за её Эль-Митоланами. Только вот стоит ли предупреждать драконов и боларов? Драконы долго не выдержат подозрительного молчания и со своей честностью да принципиальностью сразу полезут в скандальные разборки. А болары, с их неизученной до сих пор заумностью и философией, просто в один прекрасный день полетят с людьми туда, куда им вздумается. Особенно, если и сами заподозрят Галирему в чём-то предосудительном. С другой стороны, лично для меня и для моего государства такое развитие событий было бы весьма желательно: вдруг бы удалось заманить героя в Сорфитовые Долины? Но сразу встаёт вопрос о его лечении, а эта Галирема всё-таки давала полные гарантии... М-да! Но присмотреться следует повнимательнее... Да и союзника не помешает иметь... А кого? Хм..., кроме как ордынца Уракбая, привлечь к делу и заставить поднапрячься - некого. Надо будет с ним уединиться и как следует обработать..."
   Пока таги размышлял, стол трактира оказался заставлен блюдами, закуской и выпивкой, и тринадцать особей, представляющие пять разных рас и три разных вида разумных, приступили к обеду. Ещё один вид разумных существ - болары - получали свой обед на веранде. Причём и там интенсивный обмен мнениями не стихал ни на минуту. Даже изредка, располагающиеся возле окон Спин и Караг, переговаривались со столующимися в зале.
   Народу в трактире вначале было мало, но когда по околице разнёсся слух про невиданный здесь доныне смешанный отряд, то вскоре в общем зале не осталось ни одного свободного места. Кажется, даже соседи пришли, решив на этот раз отобедать вне дома, в ином месте. Все конечно что-то заказывали, но не так ели, как прислушивались к каждому слову и глазели почти не моргая. Причём если на людей не обращали особого внимания, то уж малюсенький таги, огромные драконы и говорящие болары вызывали у простого населения Баронства Радуги самое непосредственное любопытство. Общее отношение можно было назвать восторженным и вполне миролюбивым.
   Положение резко изменилось, когда под проливным дождём и секущим время от времени градом к постоялому двору на околице Красногора добрался внушительный воинский отряд в количестве около сорока тяжеловооруженных рыцарей. Занятая открытая терраса их не заинтересовала, но вот когда первый десяток с топотом и лязгом доспехов сунулся в трактир, то так и завяз, застыл в проходах между столами: не то что сидячих, стоячих мест в помещении не наблюдалось. Конечно, всё могло обойтись без нежелательных эксцессов: кто-то бы потеснился, кто-то бы из соседей отправился благоразумно домой, для кого-то бы из вновь прибывших клиентов трактирщик отдал свои личные комнаты и поместились бы все. В такую непогоду люди понимают неудобства пребывания на улице.
   Но трагическую речь изверг из своих внутренностей командир прибывшего отряда. Не рассмотрев в полумраке даже, кто и где восседает за переполненными столами, он, брызгая при жестикуляции во все стороны стекающей с него водой, стал орать с хамскими замашка:
   - Да что это такое?! Что за сборище?! А ну-ка быстро очистить помещение для отряда городской гвардии! Ну! Чего, козлы, расселись?!
   Развернувшийся к нему Цашун Ларго оскалил свою пасть:
   - Эй, милок! К кому это ты обращаешься?
   Командир рыцарей, только сейчас рассмотрел драконов и прочих гостей этого места, и, не скрывая своей ауры Эль-Митолана, прощупал строптивцев магическим взглядом. Но так как у всех гостей магические сущности были надёжно скрыты, рыцарь не внял голосу здравого рассудка и не успокоился. Мало того, ещё больше взбеленился, считая воинскую мощь своих подчинённых несравненно высшей, чем совокупную силёнку всех собравшихся в трактире. Пусть даже перед ним оказались явно не почтовые голуби, а боевые драконы. Скорей всего он их по какой-то причине ненавидел. Потому как сразу перешёл к прямым оскорблениям:
   - Фу! Я-то думаю, что за вонь здесь стоит от птичьего помёта! А к нам воздушные пираты пожаловали. Ха-ха!
   Стоящие за ним воины уже полным ходом расталкивали в стороны гражданских посетителей, хватались за оружие и выстраивались рядом со своим командиром. Со стороны входа внутрь протиснулось ещё почти десяток рыцарей и, кажется, все они были не прочь поучаствовать в кровавой и неравной потасовке. Несколько из них, в самых роскошных одеждах тоже не скрывали своих возможностей Эль-Митоланов.
   Вот-вот могло произойти кровопролитие. Причём при уничтожении рыцарей в любом случае пострадают и невинные обыватели. А уж зная чистоплотность драконов и сам побывавший в шкуре одного из них Невменяемый, хорошо себе представлял, в какое бешенство могут впасть его крылатые побратимы от подобных оскорблений. К тому же он отчётливо узнал мерзкого скандалиста и буяна, дослужившегося до права командовать местными гвардейцами. Поэтому Кремон с самой максимальной силой грохнул кулаком по столу и обратился в первую очередь к своим товарищам и попутчикам:
   - Всем сидеть! - и только потом обратился к командиру прибывшего отряда: - А ты, гнида, тогда так и не сгорел в том постоялом дворе? - видя недоумение и насупленные брови, добавил: - А жаль! Тот ваш колаб очень хорошо прожарился на контрабандных мушках. Как же тебе удалось спастись? Да ещё и выслужиться? То сам на драконов когда-то гнулся и простилался, охраняя караван с запрещённым товаром, а теперь ведёшь себя по отношению к ним как последняя скотина.
   - Ты...! Ты..., покойник! - захрипел рыцарь-колдун, тот самый который когда-то уже травил своих подчинённых на молодого Невменяемого, когда тот проплывал через Красногор вместе с Бадушем, резидентом разведки Энормии.
   Глядя на выхваченный меч, Невменяемый тоже не остался на месте. Встал, достал свой более короткий хост и спокойно уточнил:
   - Кто проиграет в поединке - покидает этот трактир со своими подчинёнными!
   - В любом случае, я твой труп отсюда вышвырну! - скривился бывший контрабандист. - Круг! В стороны!
   И так теснящийся народ подался в стороны, поспешно влезая ногами на столы и лавки. Некоторые стали в панике вылезать через окна на террасу, хотя им при этом весьма мешали прильнувшие к рамам болары. Кажется, ни Спин, ни Караг чрезмерно не обеспокоились предстоящим поединком, хотя в корнях одного из них уже виднелась литанра, а у другого - взведённый и готовый к стрельбе арбалет.
   Кремон выдвинулся на шаг вперёд и прорычал:
   - Ты не только подлец и мразь, ты ещё обидел и моего кровного брата!
   - Вот вы сейчас вместе в братскую могилу и ляжете! - дерзко ответил командир рыцарского отряда и бросился в атаку.
   Увы, не ему было тягаться с великим героем, прославленным Невменяемым, которому в фехтовании трудно было найти противника в Мире Тройной Радуги. Пусть он не мог пользоваться утерянной колдовской мощью, но вся его физическая сила, вся сноровка и высочайший профессионализм остались при нём. Даже не отбивая меч противника, он чуток уклонился в сторону, а его хост мелькнул наискосок вверх. Колено остановило окованное в железо тело, и на пол грохнулся уже практически труп: из перерезанного горла кровь хлестала фонтаном.
   Кажется, никто из рыцарей такого скоротечного конца поединка с моментальной гибелью своего командира, сильного колдуна и мечника, не ожидал. Потому что не верящими глазами уставились на агонизирующее тело. Тогда как Невменяемый, только что совершивший главную, несколько запоздавшую на годы месть, сделал знак всем своим друзьям и спутникам. Те встали, раскрывая свои магические сущности. А усиленный магически голос Галиремы опередил готовящееся вырваться аналогичное распоряжение из уст Невменяемого:
   - Забирайте эту падаль и выметайтесь отсюда в свои казармы! За то, что поддерживали своего бывшего командира в его неблаговидных поступках, будете наказаны! Все подробности события ваш губернатор узнает сегодня же! Ноты протеста будут поданы со стороны Царства Огов, Сорфитских Долин и Альтурских Гор. Виновные понесут наказание! Выполнять!
   Несколько рыцарей таки успели вытащить мечи из ножен, но Эль-Митоланы из их рядов моментально узрели огромный дисбаланс сил не в свою сторону и остановили самых горячих и буйных соратников чуть ли не парализующими ударами. Замешательство в их рядах, возня, шипящие команды и срывающиеся стоны от болезненного наказания, и вот уже грохочущая железом река вывалилась через входную дверь наружу, унося на волнах-руках окровавленное тело. Без всякой команды трактирщик вместе со слугами стал наводить порядок, поправляя столы и заменяя растоптанные блюда и кувшины с вином. А усаживающийся на своё место Кремон скривил своё обезображенное ожогами лицо в улыбке и гаркнул на весь трактир:
   - Одной сволочью в вашем городе стало меньше, и это дело стоит отпраздновать! Хозяин! Подать каждому посетителю по двойному кубку вина за мой счёт!
   Выпил сам стоя, вместе с друзьями, после чего, перемежая слова закуской, довольно громко стал повествовать о некоторых деталях своего прошлого посещения города Красногор.
   Стоило ли упоминать, с каким восторгом и вниманием местные горожане выслушали новую версию хорошо известного им, практически уже легендарного события. Сожжение каравана с контрабандными мушками, шпионящим колабом и постоялого двора с самой плохой в городе репутацией, издавна пересказывалось всеми, но совсем с другими акцентами и подробностями. А тут совершенно иная версия! Понравилось всем. Даже Цашун Ларго, хихикал, вспоминая события той поры в своём наглухо изолированном от всего мира государстве:
   - Помню, помню! Как раз в те времена мушки у нас стали на вес золота. Так вот значит, кому мы обязаны таким всплеском спекуляции! Эх, повезло тебе, что наш король не знает. А то бы...
   - Обязательно наградил! - засмеялся своим баском рядом восседающий таги. - А что нашему Кремону награды? Одной меньше, одной больше, всё равно девать некуда. Кстати! - от пронзившего его восторга воспоминаний, он чуть с ногами на стол не влез: - Ты в курсе, сколько тебе наград надарили на твоих похоронах? Мне кажется, королевство Спегото с Альтурскими Горами хотели победить в этом негласным соревновании, но когда стали выноситься награды со стороны Энормии, то вся совокупность остальных - сразу поблекла. Зато теперь я готов утверждать: у этих трёх королевств ни одной больше награды для тебя не осталось! Разве что новые придумают.
   Пока Невменяемый кривился и озадаченно чесал висок от такого напоминания, Галирема решила и о других наградах напомнить. Но при этом она довольно благоразумно отсекла их стол от остального зала пологом неслышимости:
   - А вот и неправда. Кажется, в негласном соревновании королевство Спегото всё-таки победило. Припомните лучше: чем хвасталась наследница престола Элиза Майве? Она и свою дочурку на колени взяла и сыночка своей первой фрейлины Сильвии подхватила. А потом ещё и обоих малышей матери нашего героя на руки давала. Вот уж помню, бабушка порадовалась. Издалека сияющую ауру счастья различить можно было.
   Вот теперь уже знаменитый герой растерялся окончательно. У него от таких новостей даже челюсть отвисла. Кажется, никто из его друзей о памятных событиях во время ошибочных похорон ещё не рассказывал, так что теперь парень пережил нечто сродни шоку, под всеобщим вниманием услышав напоминание, что у него столько много детей появилось. Причём если от Сильвии, племянницы асдижона Лазана родился мальчик, что в общем-то особых хлопот не создавало, то вот дочь первой наследницы Спегото, если судить по праву престолонаследия, в будущем и сама могла стать королевой. Тут поневоле задумаешься с отвисшей челюстью. Удивляло также и то, что роковая и жутко властная принцесса приблизила к себе и ввела практически в королевскую семью и свою соперницу Сильвию вместе с её сыном. Подобное как-то не соответствовало ни характеру, ни высокомерию Элизы Майве.
   Тогда как всё замечающий таги, тоже глубоко задумался:
   "С чего это вдруг Огирия вспомнила и заговорила вслух о таких интимных тонкостях? Вроде бы об этом многие догадываются, но заявлять об этом в лоб, и вот так сразу?.. Что же она задумала?.. Похоже, определяет отношение героя к детям..."
  
  

Глава вторая

ОГНЕННЫЙ ПЛЕН

   - Ну кто так двигается! - мужской голос оглушал. - Словно жук навозный!
   После чего в плечо стройного, закованного в стальные доспехи мечника-рыцаря врезался удар магической силы. С грохотом и визгом согнувшееся тело проволокло три метра, и оно там застыло изломанной куклой. Но ненадолго: новый толчок и одновременно с раздавшимся стоном новые крики:
   - Ну и чего разлеглась?! Притворяться надумала? Ногу опять поломать?!
   Пошатываясь, фигурка поднялась на ноги и шагнула к оброненному мечу.
   - Живей двигайся! - и не успела фигурка нагнуться, как с тыла её вновь сбил с ног коварный магический удар: - Живей, я тебе говорю, блоха ушастая! А не то новых крыс спущу!
   Мечница умудрилась перекатиться через голову и вскочить на ноги уже с мечом в руке. При этом из-под забрала послышалось невнятное, но вполне разборчивое для опытного Эль-Митолана бормотание:
   - Сам ты блоха коротконогая! Лилипут приплюснутый! Всё равно издохнешь недомерком импотентным!
   - Что ты там вякаешь? - с ехидной улыбкой выкрикнул таги, величественно восседающий на маленьком стульчике, который в свою очередь стоял на огромном и крепком каменном столе, - Повтори громче, не бойся.
   - А я и не боюсь! - с вызовом воскликнула молодая женщина, снимая у себя с головы закрытый шлем и встряхивая упавшую на плечи копну волос. - За оскорбления и унижения более слабого, ты сам достоин плохих слов! Так что, обзывая меня, ты в первую очередь обзываешь самого себя!
   Вначале её мучитель разразился истерическим, явно нездоровым смехом, и только слегка успокоившись, продолжил:
   - Глупая, неблагодарная человеческая самка! Как ты можешь проводить сравнения между нами? Тем более что я тебя длинной фригидной глистой не обзывал...
   - Да потому, что я нормальная! А ты и в самом деле импотент! - с ненавистью восклицала женщина. - Твоя служанка перед гибелью мне всё успела рассказать!
   - Да-а-а? - теперь голос таги звучал вкрадчиво и настолько угрожающе, что его оппонентке не удалось сдержать дрожь в коленках: - А что конкретно она тебе ещё рассказала?
   - Да и без рассказов все секреты видны сразу: у тебя никогда не было детей и ты ни разу не получал удовольствия с дамами вашего вида. И это твоё глупое затворничество в гиблом месте - наверняка усугубило как твою неуравновешенность, так и прочие физические недостатки.
   На какой-то момент глаза таги потеряли безумное выражение, и он закивал вполне рассудительно:
   - Конечно, наследников у меня нет. Существуй они в природе, я бы обязательно возвёл их на престол Сорфитовых Долин. Но это не только мой тяжкий жребий, выпавший на долю многих разумных в этом несправедливом мире. Порой приходится выбирать - между борьбой за истинную справедливость и низменными, скотскими удовольствиями для тела. Мне повезло, судьба сделала выбор, не спрашивая меня. Но если бы зависело от меня, всё равно бы я выбрал уже пройденную стезю подлинного борца за правду. Иного не дано!
   - Чушь..., полная...
   И это, едва, едва слышимое бормотание восседающий на стуле человечек расслышал дословно. Потому что вдруг вскочил на ноги и с помощью левитации поднялся метра на два в воздух. А тон его высказываний стал злой и презрительный:
   - Говоришь чушь...? Да ещё и полная? Тогда я и тебя порадую, змея подколодная! Каждое существо, попадающее за Порог - становится сильней, живучее и выносливее. Ты и сама теперь это можешь судить по себе: стала уникумом по выживаемости. Но за всё надо платить - это аксиома. Вот и Сопло, давая дополнительные силы, забирает что-то взамен. У мужчин - это потенция. А у женщин, после года пребывания в Сопле..., - он с хохотом опустился на стол обратно, сделал паузу и только потом продолжил: - Наступает полное омертвение детородных органов, а так же ликвидация сопутствующих этому делу телесных инстинктов. Так что позволь тебя поздравить, Мальвика, с сегодняшнего дня ты навсегда лишилась, как возможности иметь детей, так и шанса хоть раз в своей жизни познать удовольствие от интимной близости.
   Молодая женщина от услышанного побледнела и отчаянно замотала головой:
   - Неправда! Ты врёшь! Ты подло и бессовестно врёшь!
   - Ха! Жаль, что я не могу для тебя поймать вашего самца и убедить тебя экспериментом. Хотя..., почему бы и нет? Сейчас их бродит по Сорфитовым Долинам как сусликов некормленых.
   Меч в руке у воительницы повис, упёрся кончиком в пол и она с потерянным видом так и поплелась в сторону стола. Левой рукой она принялась лихорадочно расстегивать ремни, скрепляющие доспехи, при этом бормоча словно ненормальная:
   - Зачем? Растел, зачем ты это сделал? Старый мерзкий мизантроп и маразматик! Чего ты добился? Почти все твои сторонники мертвы, ты почти одинок, ты уже мусор под ногами истории... Зачем ты всех мучаешь и устраиваешь подлости? Зачем тебя я? Почему ты меня не отпустил? Герцог Ботиче, ты самый подлый и несправедливый мудак нашего мира... Лучше убей меня!..
   С последними словами, Мальвика шагнула вперёд и откинула в сторону нагрудной доспех вместе со шлемом, как бы открывая своё сердце для смертельного удара. Но оказывается, все её действия и слова были сосредоточены только на одном: отвлечь внимание от оружия и спрятать за растерянностью стремление к отчаянной попытке покончить со своим мучителем. Не успел ещё доспех с грохотом коснуться каменного пола, как молниеносно вытянутый вперёд меч, рассёк миниатюрное тельце таги на две части.
   - Получи, старый козлище! - взвизгнула воительница, отскакивая назад и с некоторым удивлением присматриваясь к своему дымящемуся мечу и слишком медленно падающим на столешницу половинкам трупа. Они выглядели как-то слишком неестественно, хотя и фонтанировали во все стороны кровью. Обе уже лежали горизонтально, и отдельно друг от друга, хоть голова и делала попытки приподняться, а изо рта захваченной врасплох жертвы вылетал жуткий, прямо-таки парализующий вой боли и бешенства. Затем вой вдруг без всякого перехода превратился в булькающий смех, перемежающийся словами:
   - Так вот как ты меня отблагодарила за своё спасение! Так вот кто на самом деле подлый и антигуманный! Мерзкая, человеческая самка Мальвика! За твоё предательство и убийство наставника, ты будешь сегодня жутко наказана!
   Молодая воительница продолжала стоять с расширенными глазами, наблюдая как вначале испарилась дымом вся кровь с меча, Потом взвились смрадом лужи на столе, а вместе с этим стал шевелиться и обе половинки: верхняя стала руками притягивать нижнюю к месту разреза, а нижняя интенсивно при этом помогала ногами. Было бы очень смешно наблюдать за подобными манипуляциями, если бы не стало так страшно. Но ненависть придала новые силы Мальвике и она с рычанием принялась кромсать мечом не желающие умирать останки. Вновь во все стороны брызнула кровь, полетели ошмётки внутренности, а перерубленный рот герцога Ботиче выдавил из себя вместе с языком вполне отчётливо:
   - За добивание поверженного и безоружного противника - жуткое наказание будет удвоено.
   Только после этого девушка отпрыгнула от стола на пяток шагов и стала присматриваться к останкам более внимательно. Те уже все вздымались к своду густым дымом, но когда взор вздрагивающей воительницы тоже поднялся вверх, глаза ещё больше расширись от ударившего по ней, усиленного магией голоса:
   - На что ты ещё надеешься, фригидная? Если я поклялся сделать из тебя рабыню Сопла, то я сделаю это обязательно. И твоё нежелание меня совершенно не интересует! - потом голос стих, став совершенно будничным: - Ну, и чего ты этим добилась?
   Герцог Ботиче плавно опустился на стол из-под самого свода, вбирая в себя по пути последние струйки дыма от своего иллюзорного тела. Недалеко стоящая Мальвика плаксиво скривила лицо и сразу перешла на рыдания:
   - Прости меня, Расте-е-е-ел! Ну пожалуйста-а-а-а!
   Она даже стала опускаться на колени, но использовала опять-таки это движения для совершенно иной цели: инерция тела помогла с большей силой метнуть меч в миниатюрную фигурку. Но оружие не пролетело и половины расстояния по прямой траектории, резко вильнуло в сторону и там, высекая искры, врезалось в стену.
   - Ай-я-яй! Как душевно ты просишь прощения! - стал с издёвкой ёрничать таги. - А если бы ты меня вдруг тяжело ранила? Или вообще убила ненароком? Ты представляешь, что могло бы случиться?
   - Представляю! Я бы плясала от радости на твоих косточках!
   - А вот и не угадала! Через две недели в посёлке бы начался голод и кого бы съели в первую очередь мои обозлённые сторонники?
   - Сорфиты и таги не людоеды! - в гневе воскликнула Мальвика. - И мы нашли бы возможность выйти на поверхность!
   - Чего же ты раньше не вышла? Не в цепях ведь ходишь, оружие имеешь... Кстати, по поводу "ходишь"..., стал рассуждать герцог, усмехаясь при виде враз побледневшей девушки. - Два жутких наказания та заслужили при рубке меня мечам. Ещё одно - при подлом броске своего оружия. Но тогда получается, что я тебе не только руки и ноги должен переломать, но ещё и голову свернуть? Да так, никакая регенерация тебя не спасёт. Сопло даёт силы своим обитателям, но не настолько уникальные, чтобы восставать из мёртвых. Так что я в затруднении... Может, сама выберешь, что я на третий раз тебе поломаю?
   Отступающая девушка уткнулась спиной в магический щит и растерянно замерла на месте. Кулаки её бессильно сжимались, мечтая хоть о каком-нибудь оружии, и с губ срывались горестные стоны:
   - Сколько готовилась, сколько тренировалась, и всё насмарку... Старый урод!.. Баран!.. Импотент!..
   - О! А ведь это и в самом беде отличная подсказка! - возопил от радости таги, словно ребенок, прыгая при этом на столе. - Решено! Поднимусь на поверхность, немного развеюсь и попытаюсь прихватить хоть какого-то самца твоего вида. И прямо сегодня приступим к экспериментам. Буду наблюдать, насколько его порадует твоя полная фригидность и за какое время у него самого полностью отключатся репродуктивные способности. Ведь у людишек все процессы проходят несколько иначе и будет весьма интересно проследить за изменениями в ваших телах. Не скучай тут без меня и помогай Дении. Постараюсь долго не задерживаться!
   После этих слов таги слевитировал к боковой стене внушительного помещения, которая отсвечивала красным, словно застывающая лава и почти не приостанавливаясь, вошёл в неё, словно в обычное облако.
   Оставшаяся девушка стремглав бросилась следом и попыталась хоть руку просунуть внутрь довольно горячего, пышущего жаром камня. Несколько безуспешных попыток принесли ей только десяток ожогов на руках и лице. Тогда она подхватила свой меч и неистово пыталась минут пять прорубить неведомую, совершенно незаметную для неё дверь во внутренности Сопла. Увы! И это ничего не принесло. Только Растел Ботиче, трёхсотлетний сумасшедший Эль-Митолан, уроженец здешних мест мог беспрепятственно проходить где, и когда ему вздумается. Остальным, даже самым ближайшим его соратникам и ученикам - это было не дано.
   Вернувшись за стол, Мальвика грохнула по нему изуродованным мечом, уселась на скамейку, немного подумала, а потом всё-таки не сдержалась. В отчаянии закрыв ладошками лицо - зарыдала взахлёб.
   Поэтому и не заметила, как к ней вплотную подкатила огромная сорфита и с явным сочувствием прикоснулась трёхпалыми руками к содрогающимся плечам девушки:
   - Что, опять издевался? - пожалела она со вздохом.
   - Хуже, Дения, хуже! - ещё громче зарыдала молодая маркиза Баризо. - Он ещё вознамерился кого-то пленить для новых издевательств. Он совсем с ума сошёл! Он не только меня, но и вас погубит!
   Старая служанка так шумно и скорбно вздохнула, что пышные волосы девушки затрепетали от порыва ветра:
   - А что нам остаётся делать?.. Мы уже смирились со своей судьбой...
   Дения Мизр здесь прожила уже в общей сложности двадцать пять последних лет в подземельях, и около двух с половиной лет - непосредственно в подошве Сопла. Так что она лучше девушки знала, насколько нереальна любая попытка постороннего существа, выбраться наружу. Со времени последней и поспешной эвакуации из городка сепаратистов в это место, ни один из сторонников герцога Ботиче не смог вырваться на пределы Порога. Разве что вместе с Отдачей, наружу вылетали лишь перемолотые останки решившегося на побег существа. И неважно, сорфит ты, или таги, теперь всем им светило пожизненное пребывание в этом огненном плену.
   Причём некоторые уже и так умерли от тоски и безысходности, некоторые погибли, а парочку соратников казнил и сам Растел, всё ещё вынашивающий идею захвата престола в Сорфитовых Долинах и содержащий всех в "строгом теле". От первоначального количества осталась только половина, да и те бы давно вымерли от голода и жажды, если бы герцог какими-то неведомыми путями не доставлял вниз свежие овощи, любое разнообразие продуктов питания и не подавал раз в неделю воду во внутренний резервуар. При этом он частенько пытался убедить своих подданных, что постоянно изыскивает возможность скорейшего вывода их на поверхность. Время шло, почти три года прошло с тех пор, а чистого неба над головой, так никто и не увидел. Да ещё вот каким-то образом Растелу удалось поймать во внутренностях сопла упавшую туда девушку, и последний год он только то и делал, что издевался самыми изощрёнными методами над несчастной, хотя и делал вид, что пытается сделать из неё мастера боя на мечах.
   Но больше всего он с ней экспериментировал "по живому телу" с чудом невероятной регенерации. У пленённой девушки они оказались просто уникальными.
   За этот год Мальвика обрела редкостные умения почти моментально регенерировать на своём теле порезы, ушибы, ранения и даже внутренние переломы костей. Но именно это и стало для неё самым страшным испытанием: сумасшедший герцог так интенсивно тренировал пойманную пленницу, что редко когда тренировка заканчивалась лишь одним переломом. А при наказании - переломы наносились коварными ударами магической силы. Так что порой пленница со стонами лежала день, а то и два в своей келье, сращивая на себе переломы и громко проклиная бессердечного герцога.
   Все остальные вынужденные пленники относились к ней с жалостью и сочувствием, но больше ничем не могли помочь. Разве что лишь добрая и заботливая сорфита Дения, не слишком побаивалась местного самодержца и всегда спешила Мальвике на помощь. Угощала чем-то вкусненьким, пыталась заговорить и обнадёжить привычными словами:
   - Ничего, маленькая, когда-нибудь мы обязательно отсюда выберемся.
   Повторила сорфита эти врезавшиеся в сознание слова и сейчас, но в ответ молодая женщина сразу перестала рыдать, громко фыркнула и зло заявила;
   - "Когда-нибудь" - меня не устраивает! Хочу сейчас! А ещё лучше - вчера! Но для этого, мы все должны объединиться в один кулак! Все! До единого! Иначе так и вымрем в этом опостылевшем месте. Ты согласна со мной? Ну, Дения, чего ты замолкла? Или тебе не хочется увидеть вновь Радуги и лик Занваля?
   - Хочется, маленькая, очень хочется, - горестно вздохнула сорфита. - Жалко лишь, что наши желания ничем не смогут помочь...
  
  

Глава третья

ВЫНУЖДЕННАЯ НОЧЁВКА

   Как это ни злило кое-кого, но ураган и жуткая, нелётная погода затянулись до самого вечера. Дождь то пытался залить околицы Красногора, то не менее интенсивно вколачивал в головы редких прохожих весьма крупные градины. То есть при всём желании отряда двигаться дальше, ничего не получалось: природные явления диктовали свои условия. Даже самой недовольной и нетерпеливой из всех, Галиреме Огирии пришлось признать, что дальнейший полёт весьма нецелесообразен.
   Конечно, стоял бы вопрос о выполнения боевого задания, тем более вопрос жизни или смерти, то ни драконы, ни болары, несущие в своих сферах самые уникальные магические талисманы, и минуты бы не сомневались, взлетая в небо. А так и в самом деле Татил Астек оказался пророком: обед плавно перетёк в ужин, а тот сразу превратился в обыкновенный кутёж. Причём в кутеже приняли самое активное участие и все местные жители, ибо каждый почитал за высочайшую честь угостить гостей самым лучшим вином, какое только здесь имелось. Слишком уж понравилась им расправа над подлым контрабандистом, который как оказалось, давно у всех нормальных людей сидел словно кость в горле. Многие обыватели, жутко ненавидели бывшего командира отряда рыцарей, но так же жутко и побаивались, поэтому устранение такой сволочи руками заезжего героя, было встречено панегириками и желанием споить участников перелёта до положения дров.
   Крепких напитков, таких как гремвин или гремучка здесь не подавали, но ведь и вином при желании можно так упиться, что только выносить успевай.
   Понятно, что некоторые посетители не пили совершенно. Сразу твёрдо и резко позиционировала себя к угощениям спиртным Галирема. Она и ушла самая первая на второй этаж с парочкой телохранителей, где честная компания воздушных путешественников заняла все имеющиеся комнаты на ночь. Оставшаяся пара Эль-Митоланов огов, оставлены были присматривать за героем, да делать вид, что тоже бражничают, регулярно поднося кубок к лицу, да создавая иллюзию интенсивного глотания. Почти не пил таги. И совсем не из-за маленького своего росточка. Он вполне справедливо опасался новых неприятностей со стороны давно удалившихся рыцарей. Улететь быстро по маршруту следования в Царство Огов не удалось и теперь наверняка во всём Красногоре знали про многочисленных гостей, веселящихся в трактире самого большого постоялого двора в данной околице.
   Ну, и не пили ничего из алкогольных напитков болары. Зато ели они, на зависть даже Кремону с Бабу. Это служило темой для горячего спора и дружеских подначек со стороны людей. Даже Уракбай присоединился к обсуждению, заметив, как на веранду носят полные подносы фруктов, овощей и вяленого мяса:
   - Конечно, если бы я столько мог вместить в своих внутренностях, тоже бы порхал как бабочка над облачками! - выкрикнул он с восторгом.
   - Ты слышал, Спин? - заорал на весь трактир раскрасневшийся Бабу Смилги, уже вливший в себя к тому времени не менее трёх двухлитровых кувшинов вина. - Тебя выгоднее распилить на дощечки, чем прокормить! И вообще народ удивляется, как это вы с такой массой и сразу десятком арбалетов в корнях, летать можете?
   Выпивка выпивкой, но тонко польстить друзьям, а попутно навести страху на обывателей, даже такой простецкий на вид гигант умудрился. Лидер боларов тоже показал, что летающим растениям свойственно умение пошутить. Засунув часть своей зелёной сферы через окно внутрь помещения, он выдвинул вперёд свои глазки на гибких щупальцах и с сарказмом проскрипел:
   - Сейчас нам вообще не в пример легче охотиться: пальнул из арбалета такую тушу как наш толстенький Бабу, присаживаешься на остывающий кусок мясца, и в философских размышлениях не замечаешь, как обед плавно перетекает в ужин, потом в завтрак, а потом..., в новую охоту.
   А второй лидер боларов, Караг, сразу "поддержал" своего товарища:
   - Ну и зачем ты народ пугаешь? Ещё подумают, что мы человечину едим..., сырую! Другое дело, когда она хорошенько проварена... Тем более того самого Бабу, возьми: у него в последнее время и сала-то совсем не осталось! Одни жилы, да кости! Совсем парня наставники злые загоняли: всё хотят из него непобедимого воина сделать. На такого знаешь, сколько дров уйдёт?
   Видя, каким хохотом заливается после таких высказываний сам Бабу Смилги, весь народ прекрасно понял, что болары шутят. Но многие припомнили, как тот же Караг сотоварищи с идеальной ловкостью совсем недавно управлялся с арбалетом, держа на прицеле рыцарей, и мысленно никто не пожелал стать объектом охоты такого до щепок вооружённого "зеленючки".
   Сразу после ужина, в уголке зала появилось несколько музыкантов, но так как особ женского пола в помещении трактира почти не было, то и танцы устраивать на стали. Да и где танцевать, если некоторые посетители присесть не имели возможности. Зато шуму музыканты добавили порядочного. Порой волны шума превращались в натуральный рёв, где каждый пытался перекричать и своего собеседника, и всех остальных говорящих.
   Наверное поэтому, болары и отлетели подальше от окон, расположившись в большинстве на перилах ограждающих террасу. Тем более что с наступлением ночи и ураган почти стих. Лишь на небе клубились мрачные тучи, закрывающие сияние лун и Тройной Радуги, да время от времени накрапывал мелкий дождик. А что разумным растениям лишняя влага? Только сплошное удовольствие.
   Так что Спин с Карагом, посматривающие на огни крепостной стены, даже не заметили, как к ним сзади подкрался маленький таги. Лишь когда он поднял своё тело левитацией, встал ногами на перила и ухватился ручками за вертикальный брус, друзья прекратили ведущиеся предсказания погоды на завтра и повернули свои глазки в сторону Татила:
   - О! Никак на свежий воздух потянуло? - удивился Спин.
   - Или вино кончилось? - не удержался Караг от шпильки в сторону опытнейшего Эль-Митолана. Но тот шутливого тона не принял, и сразу перешёл к делу:
   - Не нравится, что мы здесь задержались. Особенно после этой дуэли.
   - Да и нам не нравится...
   - Никто сюда отделённым сознанием не заглядывал?
   - С этой стороны мы не видели, - заскрипел Караг, сразу поняв суть упущений. - А вот с другой..., сейчас поставим.
   После его коротких команд четыре болара снялось со своих мест, и улетели присматривать за всем постоялым двором по периметру. Но стало понятно, что уже давно любое чужое сознание могло подсматривать во внутренностях общего зала.
   - Да ничего страшного, - попытался успокоить Спин не только таги, но и самого себя: - О тайнах вы не говорили, а в остальном нам бояться нечего. Чтобы нас победить - целое войско собрать надо.
   - Согласен, - но, тем не менее, Татил всё равно продолжал сомневаться, настаивая на более дальнем дозоре: - Нельзя ли ещё нескольких разведчиков послать на стены и в сам Красногор? Вдруг чего настораживающего заметят?
   Оба лидера даже спорить не стали:
   - Надо, так надо.
   - Нашим всё равно где дремать..., одним глазом. А второй будет посматривать.
   Вскоре ещё две пары улетели. Одна подалась к воротам, а вторая скрылась за крепостной стеной. Им вменялось посмотреть и прислушаться, что творится на улицах Красногора. Но и Караг поинтересовался:
   - Сам-то почему город сознанием не просмотришь?
   - Как раз и собирался это сделать, после беседы с вами, - признался миниатюрный таги, спрыгивая с перил на дощаный пол. - Пойду, прилягу, и "полетаю". А вы тут за этими любителями кутнуть присматривайте. Драку вроде никто затеять не решится, но мало ли что...
   - Присмотрим, - заверил Спин, - Нам не трудно...
   Ещё несколько часов после этого продолжалось буйное веселье. Драк удалось избежать, ну а мелкие конфронтации и драками-то назвать было стыдно: не успевал кот-то хорошенько размахнуться, как его живо скручивали ближайшие соседи и собутыльники и быстренько выкидывали на улицу просвежиться. А самых буйных или пьяных, без зазрения совести швыряли в большую лужу, словно специально для этого дела собравшуюся рядом с воротами.
   И уже далеко за полночь, загулявший народ, стал помаленьку расходиться. Да и жутко обеспокоенный трактирщик на последние выкрики "Ещё вина!" только с горечью разводил руками и срывающимся голосом извинялся, что вся выпивка окончилась. Мол, подождите ещё немножко, скоро будет! Понятно, что несмотря на ночь он всё равно послал работников на повозке в ближайший посёлок, где имелись запасы вина в хранилище, но час, полтора на эту поездку тоже уйдёт, и теперь хозяин заведения с тоской в глазах подсчитывал потерянную выручку. Даже не утешаясь тем, что за один вечер продал двухнедельный запас алкоголя и недельный пищи.
   Стали подниматься из-за стола и гости. Причём драконы так напились, что на ногах стояли с трудом, использую для равновесия подрагивающие крылья. Их товарищей людей - этот факт так рассмешил, что вместо оказания помощи они так и извивались от смеха, держась руками за столешницы. То есть им самим бы не помещали мощные носильщики. И только два Эль-Митолана ога озадачено почёсывали свои трезвые головы, пытаясь определиться: кого первым из налакавшихся собутыльников оттаскивать в комнаты второго этажа.
   Вот тут всё и началось. Вначале прильнувший к раскрытому окну Караг скороговоркой стал докладывать:
   - Боевая тревога! Наши наблюдатели сигнализируют маяками, что со стороны города к нам движется опасность. Род опасности не определён, но Маяки ясно указывают на небо, Кажется, кто-то хочет нас атаковать оттуда. Мы пока ничего не видим, но Спин с боевой пятёркой ринулся навстречу и стал набирать высоту.
   А потом и красный как рак, после жуткого перегрева своего тельца, на балкон второго этажа выскочил Татил Астек:
   - По главной улице Красногора в нашу сторону движется вереница крытых карет, окружённых пологом не проникновения!
   Следом раздался поскрипывающий голосок ещё одного болара:
   - Несмотря на ночь, городская стража открывает самые ближние к нам ворота!
   Все четыре дракона уже опять сидели на лавке. Покрываясь испариной, содрогаясь от неприятных ощущений, они интенсивно пытались вывести из своего тела алкоголь очищающими структурами. Не менее жалко выглядел и Кремон Невменяемый. Лишенный собственной магической мощи, он вынужден был воспользоваться при отрезвлении помощью со стороны огов, и сейчас оба телохранителя Галиремы проводили интенсивное "лечение" изрядно упившегося героя.
   Не замедлила выскочить из своей комнаты и полностью экипированная к бою Огирия. Видимо кто-то из второй пары телохранителей не прекращал наблюдение за внутренним залом трактира и сразу разбудил отдыхающее величество.
   Пока конкретной опасности видно не было, но ведь сигналы Маяком боевые болары не подадут шутки ради, поэтому Татил, усиленным магией голосом сразу обратился к запоздалым посетителям:
   - Господа! Желательно без паники, но и не ползком, покинуть это заведение во избежание недоразумений!
   - Да мы поможем! - заорал какой-то крупный детина, под стать самому Бабу Смилги. Но таги возразил сразу:
   - Нет! Никаких помощников. Вы будете только под ногами мешаться. Все наружу! И расходитесь от постоялого двора не по тракту, а по боковым улочкам. Шевелитесь уважаемые, шевелитесь!
   Ещё добрая треть посетителей пьяно роилась в зале, когда вновь к окну прильнула зелёная сфера Карага:
   - И всё-таки нас атакуют с неба! Спин подаёт однозначные сигналы, и мы все летим к нему! Желательно вам всем плотно забаррикадировать двери и окна!
   От потеющих драконов толка ещё не было. Как и от пошатывающегося, жутко ругающегося себе под нос Бабу. Ордынец Уракбай вообще оказался самым недееспособным: до сих пор сидел за столом и обессилено ронял голову на сложенные руки. Даже суть происходящего не дошла до его сознания полностью. А вот Невменяемого привели в состояние отличной кондиции сравнительно быстро. Он встряхнулся как пёс, физической дрожью прогоняя жуткую ломоту в костях и противное урчание во внутренностях, и сразу стал вносить свои коррективы:
   - Не надо закрывать окна и двери! - оги, вместе с Галиремой ухватившиеся за столы, вопросительно замерли на месте. - Вдруг нас атакуют драконы? И если заплюют строение горючей смесью, то мы здесь так и зажаримся. Уж я-то насмотрелся на эту смесь...
   - Тоже верно..., - замерла Огирия. - Тогда может нам лучше рассредоточиться возле окон второго этажа?
   - Пробуйте. А мы здесь мечами и арбалетами будем работать на добивание.
   - Кого добивать? - нервничал таги, досадуя на неопределённости. - Если на нас и в самом деле нападут драконы, то, что же это творится?
   - Татил, не переживай, - Кремон уже стоял на веранде и пытался всмотреться в закрытое облаками, ночное небо. - Из-за нескольких банд отщепенцев или любителей лёгкой наживы, войны не будет. Раз среди людей негативных исключений хватает, то и среди других видов разумных найдутся.
   - Неправда! - слишком резко возразил Астек. - Ни среди сорфитов, ни среди таги ты разбойников не встретишь.
   После этих утверждений, обезображенный ожогами герой скривился и опёрся на подоконник кулаками:
   - Мне не только встречать их довелось, но ещё наш с тобой товарищ от их руки погиб! Забыл что ли о вашем изгое герцоге? Такие как Растел Ботиче похлеще разбойников выглядят.
   Теперь уже личико таги скривилось от ненависти и скорбных воспоминаний:
   - К моему огромному сожалению...
   - А вот и первые гости! - воскликнула Галирема, так и не пошедшая на второй этаж, а вышедшая со своими телохранителями на веранду. Её рука указывала в сторону раскрытых ворот. - Наверняка тут без приказов самого губернатора или его первого заместителя не обошлось: иначе, кто бы посмел открыть ворота? Следовательно, моя нота протеста пропала бы втуне.
   Из ворот вынеслась первая карета, за ней стали вылетать и другие, но двигаться по тракту в сторону постоялого двора они не стали. Просто принялись разъезжаться в стороны, выстраиваясь на просторном участке перед въездом в город.
   - Собирают силы для совместной атаки, или для демонстрации угрозы? - подивился Кремон. - Кто же там, среди облаков шевелится?
   - Вроде наши болары видны..., - комментировала далеко и лучше всех видящая Огирия. - Слетелись с флангов..., группируются клином..., двинулись навстречу кому-то... Шейтар этого невидимку загрызи! Никак рассмотреть не могу!
   В аккомпанемент её словам, по доскам веранды протопали когтистые лапы протрезвевших драконов и сразу же раздались хлопки раскрываемых крыльев. Самые быстрые покорители неба ринулись к месту непонятного пока ещё противодействия. Чуть позже Галирема, а следом за ней и все остальные Эль-Митоланы рассмотрели в небе некий весьма тяжёлый объект, который на канатах тянули среди густых туч около нескольких сотен боларов.
   - Болары!? - возопила знатная огианка. - Не иначе как их заставляют работать с помощью магических жезлов! А у них нет амулета противодействия! Они несут нечто огромное, в виде баркаса. Мне кажется, они попытаются его сбросить прямо на постоялый двор.
   - Что-то не сходится, - сразу занервничал Невменяемый. - И у Спина, и у Карага имеются дезактивационные жезлы, которые они настроили ещё в Кремниевой Орде. По желанию ими можно разогнать любую стаю диких собратьев, если те находятся под гипнозом.
   - Ха! Это если диких, и если под гипнозом! - нравоучительно воскликнул таги. - А если эти "зеленючки" летят по собственной воле? Без всякого воздействия жезлами? Оп-па! Вот это столкновение!
   Теперь уже все хорошо рассмотрели место не то воздушной стычки, не то воздушного боя. Драконы так и не успели ещё приблизиться для полноценной магической атаки, но отряд Спина не стал использовать оружие против своих собратьев. Они просто с отчаянием лихих кавалеристов врывались в довольно стройные ряды несущих груз боларов, расталкивали их, вносили замешательство и с максимальным эффектом рубили острейшими тесаками тянущиеся вниз верёвки. Атака оказалась невероятно результативной. Треть верёвок перерубили, баркас резко клюнул носом вперёд и стал стремительно падать. Все остальные болары противника просто бросили верёвки из чувства самосохранения. Ну и самой большой эффект получился при падении баркаса наземь.
   Как потом похвастался Спин, он специально так подгадал место для контратаки, чтобы по возможности падением груза хоть немного побеспокоить странных не то зрителей, не то соучастников коварного ночного теракта. Баркас не попал в ворота, как и не угодил в центр открытого пространства, сплошь заставленного каретами. Но и попадание на самый краешек, там, где площадка граничила с трактом, явило невероятное по силе и убийственной мощи зрелище. Лишь только падающее тело коснулось земли, разламываясь от удара, как во все стороны от него брызнула ярко разгоревшаяся смесь. Волны огня прокатились по скоплению карет, словно кровавый ураган, переворачивая повозки, убивая невинных животных, и сметая с облучков восседающих там кучеров. Понятно, что досталось больше всего первому ряду прибывших горожан, но даже в последних рядах взбешенные от боли и страха кони и похасы устроили кошмарную давку и кровавую мясорубку. Хаос из горящих обломков, ослепших людей, впавший в буйство животных, даже покрывал, а потом и сметал начисто редкие островки спокойствия, в которых пытались укрыться магическими щитами Эль-Митоланы.
   Пока на земле разлилась, разгораясь, огненная вакханалия, на небе тоже продолжили твориться непонятные передвижения. Болары обеспокоенно роились, сцеплялись корнями, и даже создавалась видимость, что они борются. И только когда первые несколько карет, покидая горящий ад, протиснулись обратно в ворота и подались в город, все без исключения разумные растения тоже ринулись в сторону Красногора, а величественно расправившие крылья драконы, стали планировать к постоялому двору.
   - Чего это они? - удивилась Галирема.
   - Им сверху видней, - философски ответил Кремон. - Да и мы скоро узнаем.
  
  
  

Глава четвёртая

ОБМАНУТЫЕ ФИЛОСОФЫ

   Драконы лихо приземлились прямо на ступени веранды, но прежде чем начать доклад, Цашун Ларго помотал своей зубастой головой:
   - Нет, так протрезвляться нельзя! Голова всё равно болит, словно после удара булавой.
   - Да ты на голову свою дубовую не отвлекайся, - досадовал Кремон, кивая в сторону продолжающих гореть карет. - Тут такое творится, что и в самом деле на повод для войны тянет. Даже боюсь задумываться, сколько там людей погибло.
   - А мне кажется, там всем по заслугам досталось, - цинично оскалился дракон. - Как мне передал Спин, бургомистр Красногора и его клика натурально обманули местных боларов, сказав, что прибыли покупатели за маленькими зеленючками. Практически весь молодняк нескольких стай уже более двух недель содержится в заточении в Кованой башне. Остальных тонкостей мы так и не узнали, но наши болары обещали разобраться и вскоре вернуться. А нас в приказном порядке отправили к вам на помощь. Караг слишком нервничал, опасаясь, что эти, из карет, двинутся на вас штурмом, не смотря на потери в своих рядах.
   - Да куда им! - фыркнула Галирема. - Им бы теперь самим из-под собственного удара выползти, да живым по домам добраться. Причём из воинов надвратной стражи почему-то никто для оказания помощи не выходит.
   - Может за стеной для атаки в нашу сторону готовятся? - предположил таги.
   - Непохоже, - задумался Кремон. - Да и вообще, мне кажется, надо и нам туда подтянуться. И помощь оказать поможем и раненых допросим. Вон сколько народу туда сбегается со всей околицы.
   Против такого предложения Огирия выступила категорически:
   - Даже и думать не смей! Какая может быть помощь?! Люди вон и без нас уже помогают раненым. Только и не хватает, чтобы какой-то погорелец в аффекте мести пырнул тебя мечом! Не забывай о своём магическом бессилии.
   - Но всё-таки...
   - Сейчас всё разузнаем! - заверила Галирема и быстро скомандовала одному из своих телохранителей: - Мчись на место пожара и собирай сведения. Не стесняйся задавать любые вопросы, в том числе и провокационные, - ог сразу бросился бегом выполнять приказ, тогда как двое его коллег получили другое распоряжение: - А вы - действуйте отделённым сознанием. И за товарищем присмотрите и тоже к разговорам прислушаетесь.
   Оба Эль-Митолана завалились прямо под стеной на пол, уходя в магический транс и отправляясь отделёнными сознаниями к месту событий.
   - Может мне за боларами проследить? - предложил таги.
   - Не трать силы, - приказным тоном посоветовал Кремон. - Уверен, наши летающие философы там и сами справятся. В противном случае они бы взяли в помощь драконов, - Невменяемый повернулся к продолжающему кривиться Цашуну: - Ну и как твоя головушка?
   - Да уже лучше, - закашлялся тот, прочищая горло. - Только вот жалость теперь душит: столько выпивки ушло на ветер. Э-эх!
   - Зато будет, что вспомнить, - раздался голос Бабу, который таки выбрался на свежий воздух и теперь стоял, держась левой рукой за косяк, а в правой сжимая магический бич. При этом он пытался стоять ровно, показывая, что в отличной боевой форме и готов хоть сейчас размахивать своим любимым жессо. - С кем воевать будем?
   - Тебе - только с подушкой, - вполне мило посоветовала Галирема. - Лучше и в самом деле немного поспи.
   Но таги, тщательно присматривающийся ко всем аурам, успел заметить жуткое недовольство, раздражение и толику удивления, мелькнувшие в мыслях огианки при виде мощного воина. Приходилось и в самом деле поражаться, что после такой порции выпитого алкоголя, гигант вполне сносно держится на ногах и даже готов к бою. Магические силы на него тратить не стали для отрезвления, но он и сам неплохо справлялся с опьянением. Его товарищ это тоже оценил:
   - Вижу, Коперрульф из тебя не только воина сотворил, но и пить научил!
   - Ну, это я без него умел, - похвастался Бабу.
   - Тем не менее, и в самом деле иди, немного приляг, - посоветовал Кремон. - Тут уже и воевать не с кем осталось. Уракбая забери, - он покосился в окно, на заснувшего прямо за столом ордынца, - Расслабился парень... Первый раз так его развезло...
   Кажется, гигант Смилги в душе был рад такому заданию. Хоть он и бравировал, отлично распоряжаясь собственным телом, но непомерная доза алкоголя и его выбила из колеи. Поэтому не стал спорить с командиром отряда, подался в зал, откуда при помощи прислуги и транспортировал тело Уракбая в верхние комнаты. Сам себе он дал команду проспаться полчасика и присоединиться к остальным. Но лишь только оказался в горизонтальном положении - впал в глубокий, слишком продолжительный сон.
   Причём относительные потери от алкоголя выбили из состава отряда ещё одного бойца. Что весьма удивило всех: всё-таки дракон-Эль-Митолан - так и не избавившийся при помощи своих умений от опьянения - дело довольно редкое. Но один из четвёрки не стал скрывать своего плохого состояния и признался Цашуну. Тот отнёсся к этому с пониманием, отправляя соплеменника спать:
   - Я и сам себя не совсем отлично чувствую. Так что отправляйся и ты вздремни часик. Если что будет серьёзное - сразу разбудим, - и, опять вливаясь в общий разговор на веранде, высказал предположение: - Здешнее вино слишком крепкое. Нам оно с непривычки совсем мозги затуманило.
   - Ха-ха! Это у тебя от старости голова слабеть начала! - подзадорил друга Невменяемый, - Или наоборот, твоё тело скучает по горному воздуху родной долины. Признавайся, соскучился по дому?
   - Да есть немного, - подвигал крыльями дракон. - Но меня ностальгия по Альтурским Горам никогда не цепляла. И так больше всех по чужим краям путешествовал.
   Действительно, в королевстве драконов Цашуна Ларго знали больше не как воина, а как великого путешественника и исследователя. Так что изменения климата такого искателя приключений никогда в болезненное состояние не вводили. Другое дело, что всегда следует соразмерно относиться к выпивке. О чём и напомнил окружающим дракон, да и себе в первую очередь:
   - Пить надо меньше!
   Так и продолжая наблюдать за местом недавнего пожарища, которое теперь освещалось многочисленными факелами и трего, компания посмеялась над хорошо знакомой банальностью, и продолжила ночные бдения.
   Тогда как внимательно прислушивающийся к собственному телу Татил, несколько насторожился:
   "Ну ладно, они пили как похасы, а мне чего так паскудно внутри? А ведь вина несколько глотков сделал, и то лишь для апробации и проверки. Причём вино отличное, самого высокого качества, нечего на него пенять. Неужели нас чем-то особенным траванули? Ещё и каждого чем-то отличительным? Не сходится что-то... Дракон - Эль-Митолан, его уж никак бы не получилось. Про себя - так вообще глупость несусветная. Тогда почему эдакое явное недомогание? С Бабу и Уракбаем - всё ясно, самые слабые звенья, но даже Цашун Ларго на боли в голове жалуется. Пожалуй, только Невменяемый смотрится отлично, словно и не пил. Может у него организм сам себя чистит? Как бы парня на полный осмотр затянуть?.."
   К тому моменту с первым сообщением вернулся в тело один из огов:
   - В одной из наиболее пострадавших карет отыскали тела погибшего бургомистра и его ближайшего помощника. Также погибло несколько человек из высшей знати города. Все остальные раненые или выжившие жутко пьяны и почти ничего толком не соображают. Но однозначно, что на данное "развлечение" все кареты прибыли прямиком с какого-то важного приёма или банкета. Женщин среди них не было ни одной, а собирались они посмотреть, как будут сжигать постоялый двор с бунтовщиками и иностранными шпионами. Мой коллега
Оценка: 5.56*25  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"