Юров Сергей Михайлович: другие произведения.

20 месяцев жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Часть 7-ая - Германия
  
  В первом же городке Goch, выпил свежесваренного кофе - уже германского - и съел две сдобы: одно пирожное и одну булочку с джемом, в кафе, за столиком на улице. Когда сел за столик, то бармен, принимающий заказ, что-то мне сказал, но видя моё непонимание, ушёл вовнутрь помещения. Каково же было моё удивление, когда он, подойдя ко мне и попросив встать, ... постелил на стул подушечку! Meu Deus! (Мой Бог!) Это для того, чтобы я ненароком не застудил свою попу! - на улице была лёгкая прохладца. Ладно, не буду. Ну как можно застудить, если от человека исходит доброта, искренняя! Не только ко мне - иностранному туристу, - но и ко всем: к дедушкам-бабушкам - постоянным завсегдатаям кафе; служащим, спешащим в учреждения; к простым крестьянам с мотыгами в руках. Для всех есть подушечки, даже пледы, коими были прикрыты колени некоторых посетителей. Вот от пледа я отказался, боясь ненароком уснуть, как от душевной теплоты, так и от телесной. Спросив у того же бармена - "где можно купить карту страны?", - поехал в указанном направлении - к книжному магазину. Ну вот, с картой на руках и ехать лучше - можно свернуть туда, куда надо, а не туда, куда выведет дорожка.
  И приехал я по карте в Kevelaer, типичный немецкий городок, с кучей, пенсионного возраста, жителей за столиками в кафе и улицах, текущих к центру, словно лучи солнца. Это как раз про такие города говорят, что: "Если дорога не ведет к храму, то зачем она вообще нужна?" Вот я и направился туда, где над домами доминировал шпиль с крестом на башне. На улице, по которой продвигался, фактически все первые этажи домов были не жилые - в них располагались магазинчики и лавки с утварью и сувенирами на церковную тематику. Около некоторых, среди ежедневной периодики и открыток, стоят статуи пилигримам и бронзовые монахи. Все улочки и дома, окружающие церковь, пропитаны религиозным запахом, витающим в воздухе. Ведь, средневековой Кевелар - это центр католицизма в Германии, куда уже более трёх веков направляются паломники, чтобы увидеть в Gnaden-kapelle медную икону Божьей Матери, посетить паломническую церковь Kerzenkapelle и величественную Базилику Святой Марии, пройтись по крестному пути Kreuzweg. В папском эдикте от 1949 г. это место наряду с Лурдом (Франция) и Алтоттингом (Бавария, Германия) почитается как одна из трех европейских святынь, посвященных "Пресвятой Деве, Царице мира". В середине августа немецкий городок Кевелар на один день превращается в Шри-Ланку. Сюда совершают паломничество живущие в Европе тамилы. В 2010 году поклониться чудотворному изображению Пресвятой Девы Марии на Нижний Рейн приехало 15 тысяч! беженцев с этого острова в Индийском океане.
  "Молиться нужно ногами", - издавна говорят немецкие паломники, предпочитающие последние 20 или даже 100 км продвигаться к святыне пешком или на велосипеде. Вот я и приехал сюда на велосипеде, очутившись в столь священном месте, сам того не ожидая, но не специально - так проходил маршрут. Ведь, чтобы преднамеренно проехать по святым местам - совершить хадж, - надо довольно таки много времени - это, во-первых; во-вторых, быть верующим; и, в-третьих - нужно хотя бы поверхностно знать историю про эти церкви, храмы, соборы. Всё-таки, наверное, на первое место надо поставить "веру", без неё любая религия не просуществовала бы и дня. Да и не только религия - человек не сможет жить без неё, без её магической силы, которая помогает ему преодолеть самые, казалось бы, непреодолимые препятствия. Вера опускается подобно зерну в наше подсознание, пускает там корни и даёт соответствующие плоды. Ведь не зря говорят: "Вера умирает последней".
  И на выезде из города, и во встреченных мной магазинах, не смог купить сгущённого молока - его просто нет. Я не представляю, как я теперь буду жить без сладенького молочка! Не представляю, как я буду кушать свежий, мягкий хлебушек, не утопив его, предварительно, в сгущёнке. Чтобы хоть как-то смягчить своё "горе", заехал в Kerken и, найдя кафешку, съел две ароматные, с корицей и джемом, ватрушки, запивая горячим кофе. Всё, стало намного лучше - ещё некоторое время смогу прожить без сгущёнки на сладкой сдобе.
  После целого дня физической нагрузки - кручения педалей, - я обычно сплю хорошо, если никто не мешает. А вот сегодняшнюю ночь сон был прерывистым - докучали беспокойные соседи, - местные жители кролики играли в догонялки, "топая" по земле, как слоны, недалеко от палатки. В природе ночью всё спит-отдыхает, а эти ребята, наверное, перепутали день с ночью; только под утро, утомившись, угомонились. Не успел я разоспаться, как "прозвенел" будильник - ранние птички-невелички своими весёлыми перепевами поднимали меня с постели, заставляя выбираться наружу, навстречу утренней заре. Ах, какое восхитительное утро! Солнечные лучи, словно сквозь сито, просвечивали кроны деревьев, создавая на поляне, среди зелёной травы и прошлогодних листьев, затейливые рисунки своим светом. По небу плыли озолочённые солнцем лёгкие белые облака. Мягкий ветерок, словно заигрывая, набегал на поле с молодой сочно-зелёной порослью, колыша её, создавая, как на море, волны.
  Хорошо ехать по ровной велодорожке с солнышком вдвоём, наперегонки с маленькими птичками, распугивая кроликов, нарывших нор на обочинах. Потом дорожка свернула к реке, предлагая хоть ненадолго, остановиться около неё и посидеть, глядя на течение воды. Что я и сделал, только ещё и пообедал на лавочке, на самом бережку, глядя на проплывающие по ней груженые баржи, теплоходы с туристами и тренирующихся байдарочников. Это Рейн - широкая и полноводная река, в нижнем течении которой, в Кёльнской бухте, расположен город-миллионер Кёльн, являющийся четвёртым по населению и третьим по площади городом Германии, а также одним из крупнейших экономических и культурных центров страны. Проезжая по городу, с его современными зданиями фирм, банков, учреждений; с его объектами культуры и красивыми кварталами; заводами и фабриками, невозможно представить, что в военное время здесь были сплошные руины. В ходе бомбардировок англо-американской авиацией с 1942 по 1945 гг. в городе было разрушено до 90 % городских зданий, в том числе многочисленные памятники культуры. Только за один день - 31 мая 1942 года - бомбардировщики Королевских ВВС уничтожили более 5000 зданий! Это, какими же надо быть чёрствыми, бессердечными людьми, чтобы безжалостно - целенаправленно - сравнивать здания и людей с землёй!? Для чего? Чтобы показать своё превосходство над клерками, рабочими, крестьянами, которые кроме ручки, молотка и мотыги ничего не держали в руках? Воин и работяга, оружие войны и орудие труда, разрушитель и созидатель - два человека, рождённых в одинаковой среде - материнском чреве, - но избравшие разные пути. "Один Бог создал людей, но он не всем уготовил одинаковый путь". (Р.Тагор).
  Как город древний и большой, Кёльн располагает многими историческими достопримечательностями. Однако многие из них - лишь восстановленные копии разрушенных во Второй мировой войне оригиналов. Главная достопримечательность города - это, безусловно, Кёльнский собор Пресвятой Богородицы и Святого Петра. Он чудом уцелел в войне, выдержав прямое попадание 3-х бомб, и сегодня является одним из немногих сохранившихся в оригинале храмов города. Во время войны, когда бомбардировками союзников был уничтожен практически весь Кёльн, чудесным образом не пострадал только Кёльнский собор. По негласному сговору лётчиков, собор берегли как географический ориентир.
  Строительство этого шедевра готической архитектуры началось в 1248 году при архиепископе Конраде фон Хохштадене. До этого на месте сегодняшнего собора находился другой, романский.
  В 1164 году канцлер императора Фридриха Барбароссы Райнальд фон Дассель (1159-1167), одержав победу над городом и государством Миланом, вывез из него мощи Трёх Королей (в православном богословии - Трёх Волхвов). Это неимоверно возвысило город в христианском мире. Как следствие, город не принял лютеранства и остался оплотом католицизма в Северной Германии. После того, как в Кёльн были перемещены мощи трёх волхвов, старый собор уже не мог вмещать толпы паломников со всего света, вследствие чего было принято решение о строительстве невиданного до тех пор по размерам пятинефного собора. Сегодня главная святыня собора хранится в великолепном золотом ковчеге. Так же в соборе установлено чудотворное распятие, выполненное по заказу архиепископа Геро около 975 года, являющееся древнейшим из монументальных распятий в Европе. Оно послужило прообразом для множества изображений распятого Христа.
  В 1560 году из-за отсутствия средств строительство собора окончательно остановилось. Затем наступила пора других архитектурных стилей, и лишь в эпоху романтизма (начало XIX века) снова возникла мода на готику. В 1815 году Гёте поднял вопрос о достройке собора. В 1842 году оно было возобновлено по указу прусского короля Фридриха Вильгельма IV. В 1863 году обе башни были доведены до высоты 157,37 м, а 15 октября 1880 года в присутствии кайзера Вильгельма I строительство было в торжественной обстановке завершено.
  Внутреннее убранство собора, как и его вид снаружи, поражают суровым величием, от которого веет духом Средневековья. Культурные ценности, хранящиеся в нём, не поддаются оценке. Многочисленные фрески, мозаики, ниши, алтари, статуи апостолов, витражи составляют неповторимое собрание творений немецкого зодчества от Средневековья до XIX века. Триптих Стефана Лохнера "Поклонение волхвов" является одной из известнейших картин мира. Кёльнский собор был признан ЮНЕСКО культурным наследием человечества.
  А ещё про строительство собора существует старая легенда, может быть и с частицей правды. Архитектор собора Герхард, будучи не в силах выполнить чертежи будущего собора, решил пригласить на помощь дьявола. Сатана тут же явился и предложил обмен: архитектор получает долгожданные чертежи, но взамен отдаёт свою душу. Сделку нужно было совершить после первых криков петухов. Архитектор был в безвыходном положении и согласился. Но разговор подслушала жена архитектора и решила уберечь душу своего мужа и заполучить чертежи здания. Она встала рано утром и прокукарекала вместо петуха. Дьявол немедленно явился, передал заветные чертежи. Обман затем вскрылся, но было уже поздно.
  Существует так же и продолжение первой легенды: когда дьявол узнал об обмане, он сказал: "Да наступит конец света с последним камнем на этом соборе!". С тех пор собор не перестают строить и достраивать. По другой версии, дьявол поклялся, что когда собор будет достроен, конец придёт не всему миру, а только Кёльну.
  Или люди, в самом деле, побаиваются сатаны, или нет средств для строительства, а может просто ленятся, но собор и по сей день стоит частично в "лесах" и прикрыт тканью. Да и выглядит уж больно чёрным - наверное, ещё ни разу не реставрировался, только строится. Но интерес вызывает большой, если исходить от количества туристов вокруг него и на площади, а также от подъезжающих и отъезжающих туристических автобусов. В близлежащие кафейни тоже трудно попасть от наплыва иностранцев, но чашечку кофе я всё же, выпил, подсев за столик на улице к китайцам, а может и к корейцам - они для меня выглядят одинаково. Я когда проезжал по городу, и видел людей разных национальностей, думал, что это туристы разбрелись по лабиринтам улиц, в "поисках" чего-нибудь интересненького, на самом же деле - это жители мегаполиса. Оказывается, что национальный состав населения Кёльна очень разнообразен: здесь проживают представители около 150! национальностей. Никогда бы не подумал, как разнолик мир, да ещё и в одном месте.
  Велодорожка бежит вдоль Рейна, к которому вплотную подступили дома, фабрики, учреждения и офисы компаний; многие владельцы кафе поставили для посетителей под зонтами столики со стульями, чтобы за чашечкой кофе любоваться широкими водами реки, по которой снуют экскурсионные судёнышки. Иногда диву давался, увидев дома, на фронтонах которых была написана дата постройки. Встречались дома 1635-1685 годов; очень часто видел 1914-1942 года; а трёхэтажный отель и вовсе "родился" в 1234 году! но выглядел "молодцом". Около одного я остановился и ... немного оторопел - первые два этажа были построены в 1721 году; третий - в 1914 году; а на четвёртом красовалась цифра 1954 год. Не дом, а исторический букварь, по цифрам которого, можно изучить его "родословную", как по спилу дерева его возраст.
  Ближе к вечеру начал присматривать местечко для ночёвки. Выбор был невелик: или в небольших сквериках в кустах, по дорожкам которого, бегают сторонники здорового образа жизни и прогуливаются "мамки" с колясками; или на берегу реки среди тальника и шума катеров, тянувших и толкающих баржи. Небольшие парки и скверы не для меня - много народа, - значит остаётся берег реки. Так как такие "дикие" лесные островки, среди обустроенной набережной, встречались редко, то пришлось расположиться, фактически, рядом с велодорожкой, слыша разговоры проезжающих велосипедистов. Ну чем не пляж: берег, правда, не моря, а реки; песочек, немного сорный; не пальмы, но всё равно деревья, создающие тень от солнечных лучей, которых уже нет. Я уже поставил палатку, покушал, приготовился ко сну, а тренирующиеся байдарочники, снующие вдоль берега, всё ещё ритмично, под счёт тренера, гребли вёслами.
  09.05. - Сегодня российский народ празднует победный день над фашизмом. Как-то глупо даже звучит. Я не могу взять в толк, почему этот день превратили в праздник с водкой, песнями, танцами и, непременным "атрибутом" - мордобоем. За время войны - глупой войны - погибли миллионы людей с обеих воюющих сторон; людей, которых оторвали от ратного крестьянского труда, от токарных станков на заводах, от мирного строительства и, насильно превратив в солдат, отправили убивать таких же трудяг. Их отправили - они не шли сами, они даже не понимали "зачем нам поручик чужая земля?" Но был приказ, и они подчинялись ему, погибая от оружия тех, к кому пришли не с миром. Те же крестьяне, рабочие, служащие, но говорящие на другом языке и живущие "по-соседству", тоже погибали, но защищая свой дом и семью от "незваных гостей". Люди гибли, но не рождались! Человек родился - праздник во Вселенной; если его не стало - плач и скорбь. Так почему в этот день не скорбят и поминают ушедших со слезами на глазах и болью в груди - в тишине, - а радостно пьют и веселятся? Этакий "праздник во крови". Это не праздничный день - это день траура! В этот день хочется плакать и сожалеть о том, что наша Планета-Земля оскудела и обеднела не на сотни, тысячи, а миллионы людей! из-за ссоры двух, всего лишь двух человечек, возомнившими себя божками, правящими миром. Может поэтому, я никогда не хотел стать воином, а только солдатом, служащим в Армии, да и то только в детстве. Не мог представить себя в роли "убивца", пусть и чужого воина, вторгшемуся в мой дом. Не мог даже помыслить, что смогу продолжать жить мирной жизнью, с нечистой совестью и испачканными в крови руками.
  Утром умылся речной водичкой, смыв плохие размышления и мысли, даже возникало желание искупаться, но погода не располагала к такому мероприятию - сыпал мелкий дождичек, было прохладно. Когда идёт дождь, мне кажется, что он делает людей немного ниже ростом, чем они есть на самом деле. Возможно это от того, что человек непроизвольно пытается стать "поменьше", чтобы спрятаться под зонтом; наклоняет вниз голову, чтобы дождевые капли не попадали на лицо, стекая с капюшона куртки. И грустное выражение лица присутствует фактически у всех, лишь немногие радостно шлёпают по лужам без зонта, с улыбкой глядя на тёмное небо.
  Когда подъезжал к бывшей столице Федеративной Республики Германии - с 3 ноября 1949 по 3 октября 1990 года - городу Bonn, то дождь перестал идти, как будто "позволяя" мне посмотреть монастырь-базилику святого Мартина. Но, прежде чем увидеть её, я увидел кафе, куда и зашёл. Кофе я пью всегда одно и то же - с молоком и сахаром, - поэтому заказываю быстро, а вот когда вопрос встаёт по поводу сдобы, которой в витринах разнообразие, то я долго не могу определиться с выбором. И эту хочу попробовать, и эта мне нравится, а вот этих съел бы сразу две штуки - вот так всегда. В конце концов, купил одно "новое" (для меня) пирожное и одну "старую" булочку с шоколадом, ну и ещё одну хлебную булку на обед. Так, и где та базилика, которая изображена на гербе города, да ещё с XIII века?
  Боннская базилика, стоящая на Мюнстерской площади, является символом города, а заложена она была на месте захоронения мучеников Кассия и Флоретия - покровителей города. Становления небольшого культового сооружения конца римского периода и её превращения в образец средневековой архитектуры были достаточно сложными. Вид, который имеет церковь сегодня, подобен тому, что был в XI-XIII веках. Элементы романского и готического стилей гармонируют друг с другом и сливаются в монолитное целое. Невзирая на то, что панорама города существенно изменилась, базилика до сих пор выглядит современной. С левой стороны здания находится бронзовый фонтан Мартина, установленный в 1902 г. Композиция фонтана изображает детей ловящих гусей к празднованию дня св. Мартина.
  Но, всё-таки, основная масса туристов посещает Бонн не ради базилики, а для того, чтобы поклониться колосу музыки - Людвигу Ван Бетховену. На улице Боннгассе стоит обычный городской домик - таких домиков в центре города множество, с одним только отличием, в домике под номером 24, в одной из комнат, в декабре 1770 года появился на свет знаменитый композитор. Сейчас здесь находится самый популярный дом-музей Бетховена, который ежегодно посещают около 100 тысяч человек со всего мира. Сегодня в помещениях дома расположены экспозиции инструментов, манускриптов нот, писем, личных вещей Бетховена, а также портретов людей, сыгравших большую роль в его жизни. Так же можно увидеть фантастические приспособления, которые использовал гений, когда стал терять слух. На первом этаже дома находится небольшой зал для прослушивания произведений композитора.
  Когда решается вопрос постройки, пусть даже небольшой церкви, то участие принимает масса народа, начиная, в первую очередь, с архитектора и заканчивая простым рабочим по уборке территории. Посмотреть на готовое архитектурное сооружение, съезжаются как верующие, так и простые люди с разных стран, восторгаясь красотой и замысловатостью архитектуры. И всё-таки, большое упоение вызывает у людей со всего мира - это красота музыки, гениальной музыки, написанной всего лишь одним человеком - величайшим композитором! Пусть даже это будет единственное его произведение, написанное за всю жизнь, но этот музыкальный шедевр, мучительно рождённый в одиночестве, западает в миллионы сердец, заставляя их биться учащённо.
  Не доезжая до города Koblenz, увидел башни крепости, к которой и подрулил. Оставив велосипед на парковке, пошёл осматривать её как снаружи, так и изнутри - вход бесплатный. Некоторых элементов стен не хватает, но выглядит она, в общем-то, хорошо. Круглые и квадратные башни по периметру с бойницами и окнами наверху; башни соединяют переходы с окнами, как-то не увязывающимися с мощными стенами; сами стены толстые, сложенные из каменных "кирпичей", но почему-то, не зубчатые и без бойниц. А если добавить сюда ещё грядки с зеленью, разбросанные по территории среди подстриженной травки, то и вовсе уж она выглядит как-то миролюбиво - не старая военная крепость-форт, а муляж, построенный каким-нибудь военным в отставке, продолжавшим "нести вахту" комендантом.
  Когда выехал с парковки, то на перекрёстке меня остановил какой-то дядя на машине и, показывая на форт, что-то пытался объяснить. И только, когда он подарил мне музыкальный диск, я его понял: он сам пишет музыку, а на этом диске его произведения, связанные с этой крепостью. Я не думаю, что он таким методом, раздаривая свои диски, пытается стать знаменитым. Наверное, какие-то мотивы подвигли его на написание музыки - человек "выплеснул" свои внутренние импульсы наружу, превратив в нотные знаки. Поблагодарив его и убрав подарок в рулевую сумку, поехал дальше. Приеду домой, непременно прослушаю записи - авось и понравятся.
  Наутро, петляя по велодорожке через деревни в поисках направления на город Ко́бленц, выехал к конечной автобусной остановке, где на площадке стоял автобус. Подъехав к нему и пытаясь спросить у водителя, жевавшего бутерброд с кофе, про дорогу жестами и словами, опешил, когда он заговорил по-русски! Вот те раз! Как приятно поболтать на родном языке, после долгого "молчания". При беседе выяснилось, что зовут его Денис и родом он из Казахстана, а в Германии живёт с семьёй уже 13 лет. Он немного рассказал мне о своей жизни, а я поделился с ним своими проблемами - потерей дороги и отсутствии сгущёнки. Посмеявшись, сказал, что поможет "моему горю". Достав из салона автобуса карту города и отметив ручкой на ней проезд в центр, отдал её мне, не забыв поставить жирную точку в том месте, где расположен большой магазин, в котором точно есть в продаже сгущённое молоко. Пожав на прощанье друг другу руки, поехали в одном направлении - в город, - но разными маршрутами. Каково же было моё удивление, когда на перекрёстке, сверяясь с картой, я вновь увиделся с ним: остановился автобус и мой "старый" друг предложил подвезти до центра. Закатив велосипед в салон, я с удовольствием проехал часть дороги на пассажирском автобусе. Конечно, я немного смущался своего положения - занял часть прохода, мешая пассажирам, - но, видя, что никто не возмущается и не обращает на меня внимания, успокоился. На остановке в центре города, Денис помог мне выкатить велосипед из салона и, показав рукой на продовольственный магазин, повёз людей дальше по улицам по своему маршруту. Я мысленно пожелал ему и его семье крепкого здоровья и долгих лет проживания на германской земле, где они живут, а не существуют.
  А вот и огромный магазин, в котором кроме продуктов, можно купить всё, что душе угодно. Моей хочется молочка (сгущённого), стаканчик кофе и вкусную сдобу. Долго бродил по лабиринтам между стеллажами со всевозможными продуктами, в поисках консервации и, если бы не спросил у пробегающего менеджера, то ещё пришлось бы много времени выискивать своё молоко. Нашёл, купил две баночки, с симпатичной девушкой на этикетке, ну и как обычно, набрал ещё продуктов, делая запас, как хомяк на зиму. Здесь же в кафетерии выпил кофе и попробовал эклер с кофейным кремом, посыпанный сверху блестящими шариками. Ну, очень вкусно! - даже нет таких слов, чтобы выразить свои вкусовые ощущения. И не буду, пусть останутся у меня одного. Около магазина, на парковке, где стоял велосипед, разложил продукты по вьючникам, и только после этих приятных процедур, поехал осматривать город.
  Конечно же, ещё от магазина был намечен путь - это ориентир на две высокие семиэтажные башни близнецы с островерхими четырёхскатными крышами. Базилика святого Кастора, начата постройкой в 836 год г. за пределами городской черты, но современный вид приобрела только в XII веке. На богослужении по её освящению присутствовал король Людовик I Благочестивый. Базилика освящена в честь местного святого раннехристианского пресвитера Кастора Карденского. Именно в ней были проведены предварительные переговоры, которые привели к заключению в 843 году в Вердене договора, который привел к превращению империи франков во Францию, Германию и, через 1000 лет, - Италию. Вокруг базилики рассажены всевозможных цветов и оттенков цветы в клумбах, разных геометрических формах: круглые, овальные, квадратные, треугольные - как будто бывший математик перешёл работать в садовники. А среди этой "геометрии", примостился небольшой квадратный фонтанчик, выбрасывающий струйки воды сантиметров на 30 вверх. За базиликой, ближе к реке, стоит трёхэтажный белый дом с множеством окон под двухскатной чёрной крышей, в которой тоже есть несколько окон, наверное, для красоты, а может быть и жилой этаж. На самом верху крыши, с торцов, видны кресты Тевтонского ордена - это Дом тевтонских рыцарей, где размещалось местное правление ордена, подчинявшееся напрямую магистру ордена. Чтобы наладить в своей епархии врачебное дело, в 1216 году архиепископ Теодорих фон Вид призвал в Кобленц рыцарей Тевтонского ордена и подарил им часть территории церкви св. Кастора вместе с прилегающей к ней больницей св. Николая. Вскоре Тевтонский орден и возвёл в устье реки Мозеля Дом тевтонских рыцарей. А проехав ещё дальше, я выехал из улочек на "простор" - в "Немецкий угол", так называется коса в месте впадения Мозеля в Рейн, которые образуют острый угол. В 1897 году на этой косе был возведена монументальная конная статуя кайзера Вильгельма I. Постамент статуи с 1953 по 1990 годы носил название "Мемориала германского единства". В 1888 году, спустя несколько недель после смерти кайзера Вильгельма I, в государственных и общественных кругах распространилась идея возвести памятник кайзеру, в благодарность за завоёванное в трёх войнах (1864, 1866, 1871) объединение Германии. Решение о месте размещения памятника в Кобленце было принято новым кайзером - Вильгельмом II. Памятник, созданный на народные деньги, был торжественно открыт в присутствии кайзера Вильгельма II 31 августа 1897 года. Вскоре название "Немецкий угол" переместилось в народном сознании с Дома тевтонских рыцарей на новый памятник. К постаменту памятника можно подняться по широкой лестнице, а к самой статуе - по внутренним ступеням, что я и сделал, как и множество туристов. Вид, конечно, открывается со смотровой площадки потрясающий. Создаётся впечатление, что ты стоишь на палубе линкора, рассекающим реку, разделяя её на две части. Справа, на самой высокой горе, стоит старинная крепость Эренбрайтштайн, от которой плывут по тросам фуникулёры с людьми до "угла" и обратно. На сам памятник - к Вильгельму - взобраться не удалось - лестницу не построили, иначе, было бы много желающих похлопать кайзера по плечу или написать "здесь был Вася". Высота памятника составляет 37 м, высота самой статуи - 14 м. Проект памятника выполнил архитектор Бруно Шмиц, известный памятником Вильгельму I в Порта-Вестфалике и Памятником Битве народов в Лейпциге. Конная статуя была выполнена скульптором Эмилем Хундризером. Кайзер был изображён в генеральской форме с развевающимся кителем. Вильгельм управлял конём, держа на руке подушку с возлежащей на ней императорской короной. Фасад памятника украшает рельеф с изображением имперского орла, схвативший змею. Над ним крупными буквами высечена надпись "Вильгельм Великий" - так и не прижившийся, несмотря на все усилия внука титул Вильгельма I. В верхней части постамента увековечены две последние строки кобленцского поэта Макса фон Шенкендорфа. А о "Мемориале германского единства" напоминают теперь лишь обломки Берлинской стены, которые согласно бронзовой табличке посвящаются "Жертвам раздела страны (17 июня 1953 года - 9 ноября 1989 года)". Ещё хочется отметить, что каждый год "Немецкий угол" посещают более 2 млн. человек! Сам же Кобленц считается третьим по величине городом в земле Райнланд-Пфальц. Здесь проживают около 109 тыс. жителей. Городу насчитывается более 2000 лет, что делает его одним из старейших городов Германии. Название поселения произошло от латинского слова "Confluentes", что означает "сливающийся".
  Когда спускался с "коня", то услышал какую-то скрипучую музыку, чем-то схожую с музыкой, которую издаёт шарманка. Ёлочки-моталочки! А ведь и в самом деле играет шарманка! Пожилой немец в высокой соломенной шляпе, красочной жилетке с приколотым орденом на лацкане и доброй улыбкой, крутит ручку у деревянной шарманки, разрисованной красками. Рядом с ним сидит обезьянка, около которой стоит плошка для монет. Я перенёся в прошлые века, когда на ярмарках шарманщики развлекали публику своей музыкой. Как это необычно и забавно. Я никогда не подаю милостыню около церквей, не раздаю деньги гитаристам в переходах, но этот джентльмен просто меня порадовал как своей игрой, так и добрым лицом - я положил ему монеты. Вернее будет сказать, положил им, ведь они работают вдвоём. В 80-тых годах диско-мир буквально взорвал немецкий дуэт Modern Talking, со своей мелодичной и заводной музыкой, популярной и востребованной до сих пор. Так вот как раз Кобленц и "преподнёс" миру певца, с его прекрасным голосом - Томаса Андерса.
  Дорожка бежит вдоль Рейна, лишь иногда забегает на улочки, чтобы посмотреть на некоторые интересные старые дома, строения, церкви; чтобы окунуться в быт граждан, занимающимися своими делами и не обращающими внимания на любознательных туристов. Что по одному берегу, что по другому - везде видны посёлки, сёла, деревни, среди которых возвышаются шпили церквей и башни монастырей; на самых высоких горах часто встречаются неприступные семейные замки с многовековой историей, переходящие из поколения в поколение. Иногда проезжаю мимо круглых холмов, что греют на своих спинах виноградники; иногда около полей, пласты земли которой, блестят воронёной сталью. Наверное, во все времена люди стремились поселиться около реки, пусть небольшой и глубокой, но с проточной водой.
  Вот я снова еду вдоль реки, по набережной города Boppard, протяжённостью 10 км - это удивительное место с оригинальной средневековой архитектурой и великолепными пейзажами поймы Рейна. В самом центре набережной расположен причал, куда прибывают круизные пароходы и откуда открывается чудесный вид на противоположный берег, а именно - на сказочные замки Бюрг Либенштейн и Бюрг Штерренберг, которые в простонародье называют Враждебными Братьями. На набережной находится несколько уютных скверов, оборудованных удобными деревянными лавочками, на одной из которых я и пообедал. Пока трапезничаю, запивая германским вином, немного про него и напишу. Бо́ппард знаменит своими превосходными рейнскими винами, репутация которых давно вышла за рамки страны, и это неудивительно, потому что виноградарским традициям здесь больше 1350 лет. 14 предприятий в городе производят более 500000 литров вина в год, что на самом деле впечатляет.
  После обеда, с лёгкой хмелинкой в голове от вина, я свернул вглубь улиц, к католической приходской церкви Санк Северуса, которая была построена для епархии Трира в XII-XIII веках на месте бывшего форта. Северус является одним из крупнейших и наиболее важных храмов Среднего Рейна, её покровителем является святой Северус Равенна. Своим величественным внешним видом, выкрашенным в белый цвет, с башнями-близнецами он доминирует над городом Боппард. Построена церковь в романском стиле, для которого характерны высокие заостренные шпили, круглые арки, пилястры, арочные фризы, лопастные арки внутри здания. Здесь есть две колокольни XII века, неф относится к XIII веку, хор датируется 1234 годом. Триумфальный крест, высота которого - около 2,85 метров, ширина - около 2,48 метров (1220-1230) несет терновый венец. В 1963-1967 годы во избежание разрушения сводов храма прошла хорошая реконструкция, во время раскопок был обнаружен баптистерий. В 1973 году был установлен орган. Восстановление храма продолжалось и в последующие годы: 1990 - обновлена крыша, штукатурка, 1997 - ризница, 1999 - неф и фасад. Были восстановлены фрески и реликвии 1748 года. А во время археологических раскопок был обнаружен купол, в котором состоялись раннехристианские крещения.
  Вокруг церкви стоят дома, судя по внешнему виду - старой постройки, с уютными двориками, в которых можно посидеть в тишине за чашечкой кофе в летних кафе. В одном из них я и угостился ароматным кофе с кусочком тортика. Немного проехав по улицам, я поснимал некоторые колоритные дома под тёмными крышами, выделяющиеся на фоне обыкновенных строений, как своей замысловатостью, так и красками, которыми выкрашены деревянные конструкции среди камня.
  Сегодня погодка просто балует меня: по бирюзовому небу задумчиво плывут пушистые облака, похожие на серебряное руно; солнечные лучики играют в догонялки, перепрыгивая с одного облачка на другое; лёгкий ветерок грустно вздыхает, спрятавшись в листве деревьев. В траве кузнечики подняли невообразимый шум, проявляя радость музыкальным треском; небольшие птички, перепархивая с ветки на ветку, хвалились друг перед другом своими голосами; на искристую поверхность реки, то там, то здесь, резвясь, выпрыгивали рыбёшки, успевая схватить мошкару. Благодать! Хочется лечь в густую траву и унестись вместе с облаками в безбрежные просторы, ни о чём не думая, лишь радовать глаза природной красотой и наслаждаться тишиной.
  На бренную землю с облака меня опустил весёлый гомон симпатичных девчат, в облегающих шортиках, пробегающих по велосипедной дорожке. Ах, где мои 20 лет?! Проводив спортсменок взглядом, поехал по набережной в противоположную сторону. Чем мне нравиться езда по бережку, так это тем, что можно свернуть в любой населённый пункт, прогуляться по нему и снова вернуться на исходную позицию. А ещё можно неожиданно увидеть прямо около реки большую солнечную поляну кемпинга. Надо узнать про стоимость, авось и останусь загорать на солнышке - что-то сегодня, в такую чудесную погоду, не хочется ехать. Всего-то 8 евро и стоит ночь - остаюсь. Прямо посереди поляны и поставил палатку, благо, что народу было мало, с палатками мало, а вот места для "караванов" были заняты фактически все. После хлопот по бытовым нуждам, долго лежал на каремате около палатки на травке с дымящимся кофе, любуясь как самой рекой, так и противоположным берегом. Про себя подумал: "вот если ещё раз выпадет случай покататься по германским землям, то непременно поеду по другой стороне Рейна, на которой много замков, храмов, сёл и красивых гор, пусть и невысоких". А на ужин у меня была рисовая кашка, да не просто каша, а со сгущёночкой! Такое впечатление, что я её уже не кушал довольно-таки продолжительное время. Вроде бы уже и взрослый мужчина, а за сладости, в том числе сгущённое молоко, готов отдать ... кусок мяса.
  Мне не нравится вставать ночью в туалет, но иногда такие побудки остаются надолго в памяти, но не по биологическим причинам, а от увиденной красоты. У ночи, в отличие от дня, есть такие редчайшие пейзажи, за которые можно и не поспать некоторое время. Возвращаясь обратно в палатку, уже немного проснувшимся, я поднял голову к небу и ... остался стоять, не в силах "нырнуть" в тёплый спальник, любуясь завораживающей ночной красотой. Я увидел усыпанное звёздами небо и месяц, плывущий сквозь ночь, подобно челну. Говорят, что днём можно увидеть звёзды, находясь в глубоком колодце. Не знаю, не проверял, да и зачем, ведь из колодца не увидишь столько звёзд, сколько видно ночью, да ещё если взобраться в горы на пару-тройку километров. Это просто фантастично и упоительно стоять на вершине горы в звёздной пыли и трогать их руками, чувствуя прохладное прикосновение - ради этого и идут люди в горы. Такого никогда не забудешь - ты наедине с Вселенной, ты во Вселенной и она принадлежит только тебе, пусть и не надолго.
  Ах, какое чудесное утро! Тёплое, солнечное, радостное! В яркую погоду хочется улыбаться, говорить людям комплименты, пусть даже они и не понимают языка, но чувствуют твоё настроение. Вот я и, прежде чем выехать из кемпинга, наговорил кучу хороших слов администратору - миленькой девушке, от чего её щёчки приобрели натуральный румянец.
  Я качу по набережной, проезжая небольшие городки, посёлки, сёла с их старыми, по возрасту, но не по состоянию, домами, зданиями и церквухами. Порою увидишь дом, похожий на "крепкого старичка", а когда подойдёшь поближе, то и в самом деле он старенький - 1346 год, - но ещё выглядит "бравым гусаром", пусть и с покосившимся фундаментом. И таких домов множество, от чего ощущаешь себя в другом времени - в старом и добром. Когда смотришь на такие дома, прогуливаясь по узким улочкам, то непроизвольно улыбаешься их простой, но в то же время оригинальной, архитектуре, которую могли придумать несколько веков назад, но до которой не могут "дойти" в настоящее время. Ведь в них, по сути, нет ничего необычного, но они радуют глаз, притягивая к себе своей замысловатостью, своей "деревенской" экстравагантностью - камень, дерево, умелые руки и чуточку творческой фантазии.
  Остановился ненадолго в Bingen - выпил чашечку горячего кофейку, скушал кусочек свежего тортика и, выехав на развилку дорог, свернул вместе с Рейном в направлении города Mainz. Дорога местами идёт грунтовая - наверное, решили оставить кусочки натуральной земли для контакта с природой. Деревни и сёла перестали встречаться - такое впечатление, что, свернув в этом направлении, я отдалился от населённых пунктов, хотя эта страна довольно-таки густонаселённая. А на противоположной стороне реки, по самому берегу, тянутся небольшие сёла, разделённые невысокими горами, с разноцветными заплатками разработанной и, частично засаженной, земли. На самых высоких горах стоят родовые замки, подчёркивая своей строгой красотой преимущество над расположенными у его подножия домами. Я почему-то думаю, что скучная была жизнь в этих каменных исполинах, не считая иногда проходящих званых обедов и балов. В остальное время люди, живущие в них, с грустью и завистью смотрели вниз на кипящую деревенскую жизнь, с их полевыми и бытовыми хлопотами, разговорами и смехом соседей по домам, шумными ярмарками и уличными торговыми зазывалами с лотками. Человек - сельский житель - никогда не заскучает, ведь у него день расписан по минутам, по часам, у него, порою и день короток для всех дел. Но, хотя и много работы, люди всё равно находят время для, пусть и небольших, но весёлых праздников с песнями, плясками, местным пивом и "доморощенными" колбасками.
  В пригородном супермаркете Lidl города Mainz (основан в 1244 году), купил бутылочку местного винца и спаржи, а неподалеку в скверике и пообедал. Немного передохнув после сытного обеда, поехал на прогулку по улицам, выискивая взглядом интересные места для фотографирования. Таких мест в любом старом городе всегда найдётся множество, ведь на любой городской карте всегда обозначен центр, в котором и находится вся древняя архитектура, лишь отдельные здания можно увидеть среди домов города. Погода солнечная, тёплая - на улицах множество прогуливающегося народа, как местных жителей, так и туристов; мамки с колясками "выгуливают" детишек, тихо хвастаясь их успехами; в летних кафе все столики заняты тихо беседующими людьми; над яркими цветами кружат пчёлки и шмели. Ребятишки гоняются за струями фонтана, "выстреливающего" из асфальта в разных местах порции воды; взрослые переходят из одной лавки в другой магазинчик, в поисках сувениров для себя и друзей; некоторые пешие туристы отдыхают на мостовой, прикорнув на рюкзаках; другие же, щёлкают фотоаппаратами, снимая то, что им понравилось. Но больше всего и всегда бывает народа, как около собора, так и вокруг него - в небольших дворовых кафешках. Вот не знаю, почему людей, особенно туристов, так притягивают такие уютные кафе, где они могут подолгу "просиживать время". Думается мне, выпил кофе, скушал бутерброд, если голоден, передохнул чуток и, иди дальше по "старому времени", прочувствуй его, прикоснись к нему, ведь оно будет только сейчас - в другой раз его не найдёшь на этом месте - оно унесётся в прошлое. Вот я и качу велосипед в руках, поворачивая голову влево-вправо-вверх, осматривая старые дома с малюсенькими балкончиками и ставенками на окнах, за которыми живут уже современные люди, в современной одежде, лишь отдельные элементы внутри напоминают о его старом происхождении. Как по руслу реки, я "выплыл" с народом из узкой улочки на площадь перед собором, немного прикрытый прозрачной вуалью, за которой скрывались реставрационные работы. Майнцский собор или собор святого Мартина Турского и святого Стефана - собор епископа, один из так называемых "императорских соборов". С архитектурной точки зрения, в сегодняшней форме это - трёхнефная базилика с колоннами, в романском стиле с элементами готики и барокко. Строительство собора началось предположительно в конце X века, в последующие века достраивались различные части, осуществлялись реставрации и восстановления после частичных разрушений. В Средние века в нём короновали нескольких королей. В 1184 году Фридрих I Барбаросса отмечал в нём посвящение его сыновей в рыцари, вошедшее в историю как крупнейшее торжество Средневековья.
  Чем больше узнаю информации о величественных сооружениях, тем больше поражаюсь человеческой безалаберности. Ладно, когда здания разрушает природная стихия - от неё не убережешься, - но когда эти рукотворные шедевры не могут уберечь от пожара или от разрушения временем, то это уже просто кощунственное отношение к ним. Ведь уже стоит монументальное здание - лицо города или посёлка, - остаётся только лелеять и холить его. Ан нет, мало того, что не могут сохранить "готовое", так ещё и начинают целенаправленно разрушать, при ссоре двух "царьков". Они "что-то" не поделили, а страдают соборы, монастыри, церкви от их распоряжения, но руками простых граждан, только с оружием в руках. Чем рушить ни в чём не повинные сооружения, лучше бы вышли в чисто поле, подальше от любопытных глаз, набили друг другу морды, а потом выпили "мировую" братину и ... мир бы стал богаче ещё на несколько исторических памятников.
  Ещё город интересен тем, что именно здесь Иоганн Гутенберг изобрёл книгопечатание; также город является одним из медиацентром Германии.
  Только доехал до городка Nierstein, как неожиданно хлынул ливень, превращая проезжую часть дороги в водное русло, по которому медленно "плыли" машины. Меня спас от дождя навес, около передвижного павильончика, торгующего мороженым. Когда увидел, что продают и кофе, то оставил несколько монет продавцу за чашечку напитка. Ливень постепенно угомонился, но небольшой дождь продолжал идти. Да, судя по затянутому небосводу тёмными тучами, этот дождичек надолго решил "повисеть" над этим местом. Надел дождевик и, с возгласом - "вперёд друзья по неизведанным дорогам!" - выехал из своего "убежища". Проезжая по улице села, увидел в стороне больших размеров лесопосадки, среди которых в разных направлениях убегали грунтовые тропинки. Сверив карту с местностью, свернул на одну из них, поехав вглубь леса - к берегу реки. Палатку поставил на мягкой подушке: когда спилили и вывезли лес, то после такого "мероприятия" остались кучи коры и хвои. Земля сырая от дождя, а вот кора с хвоёй пропускают воду - становятся только влажными, - поэтому палатка снизу не намокает сильно. Разложив всё необходимое "по полочкам", пошёл "моржевать" - мыться в реке. После бодрых процедур, надев сухое бельё, пил горячий кофе с корицей, слушая, как дождь с ветром сердились на меня, за то, что не пригласил их за стол. К вечеру дождь прекратился - настолько внезапно, что трудно было даже поверить в его недавнюю неистовость. На востоке тучи разошлись, и в узкий опоясок над самым горизонтом хлынул ясный серебристый свет. Однако сильные порывы ветра продолжали гнуть кроны деревьев, сбрасывая с них на землю отломленные ветки и сучки.
  Ветер бушевал всю ночь, только, когда утреннее солнышко пригрозило ему своими лучами - поутих. Населённых пунктов мало - дорожка бежит через леса, петляет по лугам, разрезает ровными линиями поля; широкие равнины перемежаются сопками, разделёнными пополам руслом Рейна, к которому я возвращаюсь вновь и вновь. После очередной встречи с рекой, я увидел на берегу городок Worms, с четырьмя круглыми башнями с множеством окон и крестов наверху, доминирующими над домами. Проезжая по улочкам, в сторону башен, я увидел тихий дворик со столиками летнего кафе, за один из которых, я и присел. Заказал кофе и кусочек тортика, а пока ждал заказ, любовался созданным здесь уютом. Цветочки в небольших клумбочках, газончиках, ящичках, вазончиках - каждый уголок раскрашен разноцветными живыми красками, от чего на лице непроизвольно появляется блаженная улыбка, а нос втягивает их благоухания, от которого кружится голова. После лакомства ещё некоторое время сидел в тиши, "слушая" историю этого поселения, рассказанную мне старыми домами, чудом сохранившимися от разрушений. Этот город, имеющий 2000-летнюю историю, принадлежит к числу древнейших городов Германии, и первыми его жителями были кельты. А всемирную известность город получил благодаря происшедшим здесь историческим событиям, положившим начало движению Реформации, а также средневековому эпосу "Песнь о Нибелунгах", в котором рассказывается о королевской династии Нибелунгов, имевшей Вормс своей столицей. Его имя постоянно встречается в немецких героических сагах. А около собора даже стоит фонтан Зигфрида - главного героя Саги о Нибелунгах. В эпоху Реформации Вормс ещё оставался одним из важных и богатых городов, но в результате Тридцатилетней войны стал приходить в упадок, а в 1689 году был полностью разрушен войсками Людовика XIV. Француз Виктор Гюго, полный надежд увидеть знаменитый исторический город таким, каким он был описан в средневековой литературе, испытал по прибытии в него в 1838 году настоящий шок. Писатель совершенно не ожидал увидеть груду развалин, в которые его соотечественники превратили город в 1689 году во время войны за наследство Пфальца, а также орды революционно настроенных оборванцев в конце XVIII века. После Великой Французской революции город насчитывал только 5000 жителей.
   Вот такая грустная история у этого города, как и у его городов-побратимов по всему миру, где частично, а где и полностью разрушенными варварами и бездарями, не сделавшими в своей никчёмной жизни и ровного плетня для огорода.
  И вот я стою на холме - самой высокой точке города, - где прежде селились кельты и римляне, так как это место было защищено от наводнений. В древние времена (начало XI века) на этом месте стояла романская базилика, которую снесли, чтобы построить собор, который и был возведён в 1130-1181 годах, последним, в смысле даты постройки из трёх романских соборов романского стиля, с четырьмя боковыми башнями (первые два в Майнце и Шпайере). Все эти три собора представляют собой выдающиеся образцы позднероманского стиля в Германии. Строительство собора начато в XI, а окончено в XII веке, южный портал с богатыми украшениями построен в XIV веке. Собор дважды за свою историю находился на грани уничтожения французами (во время Войн за испанское наследство и вооружённой экспансии революционной Франции). Пострадал он и от бомбардировок Второй мировой войны. Внутренне убранство собора, которое существует ныне, создано в XVIII веке. Алтарь собора создан Бальтазаром Нойманом, а в комнате под алтарём, покоятся останки родственников и приближённых императора Конрада II, умерших в X-XI веках. Выдающийся по мастерству хоргештуль является работой неизвестного мастера. По взаимной договорённости руководителей христианских конфессий, служба в нём ведётся в разное время как католическими, так и лютеранскими священниками.
  Сделав последние кадры, я снова выехал на велодорожку, повторяющую изгибы Рейна и устремляющуюся в долину среди сопок. Мне нравиться после городских улиц и архитектурных изысков, снова встретиться с натуральными природными пейзажами, посмотреть на тихо бегущие воды, подышать свежим воздухом. Меня природа успокаивает, позволяет найти ответы на некоторые вопросы, иногда и сама "подбрасывает" новые мысли и идеи, которые поднимают "боевой дух" - заставляют кровь быстрее бежать по венам, а сердце биться веселее. Когда приходит замечательная мысль, то жить становится прекраснее, ведь у меня есть снова какие-то планы, мечты, желания, которые мне предстоит осуществить, из-за которых и хочется жить, да непросто жить, а поделиться частицей этой жизни со своими близкими и знакомыми, просто с людьми. Иногда хочется взять за руку весь мир, мир без воин, без плохих людей, без негативных мыслей и повести его в неизведанные дали и дивные просторы; окунуться с ним в морские глубины и подняться на самые высокие горы; унестись к звёздам и на другие планеты. Хочется, чтобы люди видели во всём только прекрасное, хотя бы пытались отыскать в повседневной обыденности красивые частички, от которых сумрак смениться ярким светом. Ещё Конфуций говорил: "Красота есть во всём, но не всем дано это видеть".
  Пока крутил педали и размышлял, проезжая по набережной реки, с её неповторимыми пейзажами, незаметно доехал до городка Speyer, с устремившимися ввысь четырьмя квадратными островерхими башнями испещрёнными окнами, под зелёными крышами. Шпа́йер, построенный в 1294 году, расположен на месте впадения реки Шпайербах в Рейн, протекающей через город. Не раздумывая "ныряю" в тишь узких улочек, продвигаясь в направлении башен, которые, как выяснилось, разных размеров: восточные башни поднимают свои шпили вверх на 71,2 метра, а западные немного ниже - 65,6 метра. Четыре башни, виденные мной издалека - это Шпайерский собор - большой имперский собор - самая крупная по размерам сохранившаяся церковь в романском стиле, с 1981 года - объект всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Эта исполинская базилика, длиной 134 метра и шириной 43 метра, выглядит этаким великолепным лайнером, заполонившим большую часть городской улицы, хотя и построена давненько - в 1030-1061 годах императорами Священной Римской империи. Строение было начато кайзером Конрадом II, затем продолжено его сыном Генрихом III и закончено внуком Генрихом IV, при котором состоялось освящение собора. В то время в Шпайере жило около 500 человек, и Шпайерский собор был одним из крупнейших зданий мира. Это имело, в частности, политическое значение, так как его размер символизировал мощь кайзера. (Согласно исследованиям С. В. Заграевского, собор в Шпайере предопределил появление в Древней Руси белокаменного зодчества). Во время постройки собора при Генрихе IV появились карликовые галереи и аркады, опоясывающие всё здание. Хочется отметить одну немаловажную деталь: западный фасад храма украшает круглое окно с изображением Христа в центре. Кроме высоких башен, на соборе имеется ещё несколько башен меньших размеров, а сам храм окружает с трёх сторон небольшой парк, в котором стоит очень выразительная скульптурная композиция "Масличная гора". Скульптуры выполнены в 1505-1512 годах и стояли изначально во внутреннем дворе. Перед главным фасадом собора находится большая площадь с бывшим епископским дворцом. (Королям - замки и дворцы, епископам - дворцы, крестьянам - халупы, вот и ... "все люди равны перед Богом"). С этой площади хорошо просматривается стилизованное под средневековой замок здание Пфальцского исторического музея. А на самой площади привлекает внимание огромная чаша, объёмом 1560! литров, символизирующая границу между епископской территорией и вольным имперским городом. От соборной площади начинается главная улица Шпайера - Maximilianstrasse, немного расширяющаяся посредине, образуя Рыночную площадь. Здесь сразу два здания привлекают к себе внимание: небольшая ратуша, построенная в начале 18 века в стиле барокко и старый монетный двор. Остальные дома на главной улице, впрочем, как и на всех остальных, архитектурными шедеврами не являются, но именно они создают характер и атмосферу города. Замыкают главную улицу старые ворота, считающиеся одними из самых высоких в Германии. Нижняя часть сооружения возведена в 1230-1250 годах, а верхняя - в 1512-1514 годах. Главная улица Шпайера - многолюдная и оживлённая, она вся состоит из магазинов, кафе и ресторанов. Зато в боковых улочках царят тишина и покой. По таким тихим улочкам я проехал, когда выезжал из города, но прежде чем покинуть его, я снова вернулся к соборной площади - непосредственно к скульптуре босого странника. Эта скульптура как-то связана со святым Сантьяго, по дорогам которого, я проезжал. Сделав фото, я заглянул в сувенирную лавку, где продавались значки, брелки и разные поделки с символической ракушкой пилигримов. Пока выбирал себе брелок, продавец рассказывала мне историю Сантьяго, из которой я не понял ничего, только одно уловил, что здесь ступала босоногая нога святого Иакова. Вот когда купил себе брелок с изображением ракушки, тогда и поехал из города.
  Проехав немного вдоль реки, свернул вместе с дорожкой на мост, по которому переехал на другую сторону Рейна. Судя по карте, то сегодня я последний раз вижусь с понравившейся мне рекой, с которой я пробыл несколько интересных дней - завтра мы разбегаемся в разных направлениях. Или я сворачиваю в сторону от реки, или она убегает от меня, но сути это не меняет - пути наши расходятся. Решил напоследок заночевать на берегу - увидеть закатные солнечные лучи в водах Рейна. Присмотрел себе местечко на горке, среди двух тополей, поставил палатку, немного смазал велосипед, постирал вещички и сидел на травке, глядя на отражавшиеся в воде деревья. Затем помылся не совсем тёплой речной водой и пил кофе, сидя на брёвнышке на каменистом бережку, провожая солнце, постепенно уходившее как за лес, так и в глубину реки.
  Утром солнышко проснулось раньше меня - умылось, взбодрилось и принялось будить меня, постепенно заливая палатку ярким светом. Как хорошо и приятно, когда тебя тихонько разбудили, ласково погладили тёплыми лучиками-ручками, умыли золотым светом-водой и пригласили выпить чашечку ароматного напитка с малюсенькими солнышками, спрятавшимися в кофейной пенке!
  Выехал на дорогу и на развилке, сверив карту с дорожным указателем, поехал в том направлении, где не запрещено движение велосипедистам. Вроде бы только недавно пил кофе, а увидев на сельской дороге автозаправку, подвернул к ней - может внутри есть кафе. Увы, кафе отсутствует, но в углу стоит автомат - выбор невелик. Опустив монеты и дождавшись напитка, начал "приставать" к кассирше, чтобы помогла выпросить у кофе-автомата кипятка, дополнить стаканчик (маленький стаканчик и тот не полный). Вот те раз! Я "коверкаю" слова, пытаясь ей объяснить, что я хочу от робота, а она у меня на чисто-русском языке спрашивает: "Что ты хочешь от него?" Как приятно услышать русские слова, не какие-нибудь - "Что вы желаете получить от кофейного, дорогого автомата?" - а наше, простое - "Чё ты хочешь?" Ну да ладно, зато можно выпить полный стаканчик, якобы кофе, да к тому же и поболтать о жизни. Лена родом из Новосибирска, но уже много лет с семьёй живёт на германской земле и нисколько не жалеет. Есть семья, есть работа, отношение немцев к русским хорошее - чего же более желать. Только вот что-то радости я не заметил на её лице, а только нотки грусти, возможно, мне и показалось. Да, не очень-то и много надо человеку для, я бы сказал, спокойной жизни, нет не счастливой, а именно спокойной, потому что счастливые люди выглядят совсем по-другому, говорят по-другому, смотрят по-другому. Вот и получается, что вроде бы всё хорошо, а чего-то не хватает: сидит внутри какая-то заноза, иногда покалывая и бередя дальние уголки души, в которые насильно "посадили" искренние желания хозяина этой души - приходится жить, подстраиваясь под "кого-то" и "что-то".
  Откланявшись, я поехал своей дорогой, чувствуя на себе провожающий взгляд. У меня после таких встреч, ещё некоторое время нет-нет, да всплывают в голове воспоминания о людях, появившихся на моём пути, о чьих судьбах я узнавал из их исповедей - был невольным слушателем. И это понятно: с посторонним можно поделиться душевной "накипью" - уехал, вместе с ним и ржа, точившая невысказанность, от чего становится легче внутри. Человеку просто необходимо с кем-либо делиться своими потаёнными мыслями - освободиться от груза, - иначе напряжение может достичь предельной черты, за которой его будет "поджидать" стресс. Но "поплакаться в жилетку" с родными и друзьями нельзя - не так поймут, не так воспримут крик души, вот и "выплёскивают" посторонним людям свои печали и грустные мысли, пытаясь избавиться от них, до следующего "накопления".
  Путешествуя по многим странам и анализируя по памяти, дневнику и фотографиям своё передвижение, пришёл к такому выводу: иногда возникает непреодолимое желание осмотреть весь городок, вплоть до мелких переулков и домиков; иногда же приходит противоположный порыв - не хочется и вовсе въезжать в город, хотя видные издали шпили и купола, манят к себе. Почему так происходит? - не знаю, наверное, всё зависит от душевного состояния, может от причуд погоды, или влияют происходящие перемены в природе. Всё может быть. Вот и сегодня так: вижу остроконечные шпили церквей и купола храмов города Karlsruhe, а заезжать в центр нет никакого желания. Остановился в пригороде около дороги в кафе, выпил кофе с кусочком торта и ... поехал дальше, минуя поворот в центр города. А вот на следующей развилке я остановился - надо выбрать дорогу, по которой поеду: или прямо или свернуть налево. Обычно выбираю маршрут так: разлаживаю карту (вечером в палатке), нахожу точку, в которой нахожусь в данный момент, ищу город, в который поеду и ... провожу (мысленно) ровную черту или прикладываю другую карту - это и есть мой путь, с некоторыми корректировками по ходу движения. Вот сейчас как раз и пытаюсь на месте выбрать более-менее ровную дорогу. Решил ехать в сторону озера Bodensee - туда идёт как "националка", так и "велосипедка".
  Погодка тёпленькая, солнечная, дорожка бежит вдоль маленькой речушки, петляющей по долине среди невысоких гор, заросших лесом. Среди лугов с зелёной травкой иногда видны проплешины вспаханной земли или ровные рядки чёрных корявых виноградников. Небольшие деревеньки, в несколько домов, соседствуют с большими сёлами, с островерхими шпилями церквей в центре. А сёла жмутся к городам, становясь от такого соседства солиднее и важнее, по отношению к безцерковным деревням. Но у деревень и сёл есть одно, неоспоримое, преимущество перед городами - безмятежность! Аккуратные дома с палисадниками, приусадебные участки с фруктовыми деревьями, грядочки с посадками, лес, поющие птицы, тишина - наверное, это и есть то безмятежное состояние, в котором живут сельские жители и о котором мечтают городские. Многие горожане желают жить в природе, но не у всех есть такая возможность. Однако большая масса уже не представляет себя копошившимися в землице, выращивая капусточку или картошечку - проще всё это купить в магазине. Если же весь люд переберётся жить в деревни, то кто же тогда будет стряпать вкусные булки и варить ароматное кофе в городах? Нет, пусть всё остаётся так, как уже есть, иначе я останусь без сдобы, которую не пропустил отведать в первом же встреченном мной кафе на улице города Pforzheim. Горячий кофе со сливками и сахаром, тёплые свежие булочки с корицей и джемом - на несколько минут время остановилось.
   Из-за своего расположения и уходящей в глубокое прошлое традиции ювелирных ремёсел Пфорцха́йм нередко называют воротами в Шварцвальд или золотым городом. Во время Второй мировой войны союзники бомбили город несколько раз, причём вечером 23 февраля 1945 года британские ВВС практически сровняли его с землёй - уцелело лишь 17 % строений. Но самое прискорбное в этой бойне то, что в ней погибло более 17! тысяч жителей, мирных жителей, которые не повинны и безоружны, разделили ужасную участь вместе с городом, на улицах которого они родились и выросли - с ним же и умерли. После войны обломки разрушенных зданий были свалены в большую кучу на горе Вальберг и долине Брётцингерталь на северо-западной окраине города, а сам город практически отстроен заново, поэтому настоящих исторических памятников здесь относительно мало. Но я всё же, проехал по улицам города, находя объективом фотоаппарата интересные кадры: весёлые дома, башня с часами и фонтаном, красочные мотоциклы около кафе, церкви, арочный мост и многое другое, что мне понравилось.
  Иногда, проезжая через сёла или рядом с ними, находил интересными для себя простые дома, но с архитектурными изысками, от чего они смотрелись восхитительно! Вот такой замечательный и яркий дом я увидел в Bad Liebenzell, стоящий на возвышенности в посёлке. Пятиэтажный дом, вместе с флигелем, выглядел просто фантастично среди обыкновенных домов, отличаясь как красочностью, так и вычурностью. Белый каменный дом под коричневой крышей, с коричневыми рельефными деревянными и кирпичными узорчатыми элементами в стенах, смотрелся изумительно! Башенки, флигеля, крытые мансарды, в которые были вставлены деревянные рамы тоже коричневого цвета, но разной формы - прямоугольной, квадратной, треугольной, полуовальной - привлекал внимание к себе. Во всём облике этого дома просматривается "разгул" творческого вымысла, воплощённого в камне и дереве. Конечно же, я поднялся к этому нарядному дому, чтобы ближе увидеть и запечатлеть на фото этот шедевр, не побоюсь такого громкого слова по отношению к нему. Порою встречаешь на своём маршруте громоздкие каменные строения, от вида и размеров которых, захватывает дух. Дух-то захватывает от размеров, а вот восхищения от его красоты и зодчества при этом - не испытываешь. А иногда увидишь небольшой дом или церковь, старенькую ратушу и такой же мост через реку и ... упоению нет предела - так завораживают своей простой красотой, что подолгу стоишь около них и не можешь понять того состояния - ступора, - в которое они вовлекли тебя.
  Когда, поднявшись на площадку перед домом, я делал снимки, ко мне подошёл молодой парень и, поздоровавшись, попытался узнать, на каком языке я говорю. Узнав, что я русский, он широко заулыбался и ... на русском диалекте ещё раз поприветствовал меня, пожав при этом руку. "Пути Господни неисповедимы" - сказал он, добавив, что не чаял встретить русского путешественника в глубинке страны. Александр, так звали моего нового знакомого, родом из Киргизии, когда-то входившей в союз с Россией, от которого остались хорошие воспоминания (судя по его возрасту, воспоминания остались у его родителей и рассказанные ему). При следующем разговоре выяснилось, что этот яркий дом восстановлен (бывший отель, но сильно разрушенный) такими же молодыми ребятами, под чутким руководством архитекторов и является в настоящий момент семинарием, в котором учится молодёжь с разных стран. Когда закончится учебное время - где-то около пяти лет, - они разъедутся по разным точкам мира миссионерами, проповедуя Иисуса и его учения. На каникулах же они работают в разных местах волонтёрами, помогая, в основном, пенсионерам и детям, не забывая при этом "нести слово Божие" взрослым, в том числе. Александр настойчиво предлагал мне остановиться на ночь в их семинарии, заманивая отдельной гостевой комнатой и мягкой постелью, что я согласился, хотя предпочитаю спать в палатке. Даже стало интересно узнать, как выглядит дом изнутри, как живут семинаристы и какие они в быту. Выпив по кружечки чая с печеньем на кухне в цокольном этаже, мы поднялись во флигель, где находилась комната. Ба! Здесь не только спальня, есть ещё небольшая прихожая и комната отдыха, с мягким диваном и журнальным столиком, на котором лежало множество не только религиозной литературы, но и "светских" журнальчиков. Телевизор, компьютер и ... замечательный вид из окна на долину, в которой расположилось село. После того, как я занёс свои вьючники в комнату, Саша проводил меня в душевую - в цоколь, рядом с кухней, - предложив свои шампунь, бальзам и гель. Ах, как здорово постоять под горячими струями воды! Пока поднимался наверх, встретил нескольких "студентов", приветствовавших меня с улыбками на лицах - "местное радио" уже распространило слух о госте из России. Вот если бы я не знал, что здесь учат наизусть библейские стихи и это есть семинарий, решил бы, что это обыкновенное студенческое общежитие с обыкновенными студентами: ребята и девчонки весёлые, жизнерадостные одеты в простую молодёжную одежду, слушают современную музыку, пользуются парфюмом и строят друг другу глазки. Нет, я бы, наверное, тоже пожил среди миссионерок разных национальностей и разного цвета кожи, но, увы, возрастные категории разные - из студенческого возраста я уже вырос, да и жизненные взгляды и пути у нас отличаются.
  Вечером ко мне в гости пришли вместе с Александром ещё двое парней - им стало интересно посмотреть и пообщаться с велопутешественником, земляком их соседа по комнате. Подарили карманный Новый завет (от больших книг, религиозного содержания я отказался - тяжело возить с собой), пачку батончиков "сникерс" и "кучу" добрых слов и улыбок. Долго смотрели мои фотографии, сделанные в загадочной - для них стране - Португалия; фотографии о Сибири, с её бескрайними лесами и глубокими снегами; вели спокойную беседу о жизни, продолжавшуюся до 12 часов ночи. Когда ребята пошли спать, я ещё долго думал о том, что вот эти, пока ещё молодые, но уже с мудрыми мыслями и позитивными взглядами ребята, смогут, если им не мешать, поднять из мрачного состояния российский народишко, погрязший в невежестве и холопстве, забывший, что такое гордость и что такое трезвая жизнь с поднятой головой. Эти свободомыслящие ребята несут не только слова Бога до ушей человеческих, но трезвый взгляд на жизненную позицию, умные рассуждения и душевное беспокойство о дальнейшей судьбе мира. Их всего лишь толика, по отношению ко всему человечеству, но они есть, и это главное. Есть такая молодёжь, есть их глас, их желания, их дела - значит, кто-то их услышит, поймёт и пойдёт с ними по другой дороге, по которой идут воспрянувшие ото сна, прозревшие, желающие жить, а не существовать. "Отпусти свой хлеб по водам и он вернётся к тебе пирогом". /Иисус Христос/
  Где-то в середине нашей беседы, ребята поинтересовались о моём маршруте - куда я поеду после Германии. Я ответил, что еду в Италию, но надо объезжать Швейцарию, так эта страна не входит в Шенгенский союз и для проезда нужна виза, которой у меня нет. Попросив разложить карту на столе, шустрые хлопцы показали мне дорогу, по которой можно проехать, минуя таможню, не имея на руках визы. Почему "шустрые?" - потому что они (с их слов, которые подтвердились впоследствии) сами несколько раз проезжали по ней без документов. Приятная новость для меня - и не надо крюк давать и страну новую посмотрю. Конечно же в голове сразу созрел другой маршрут, другое направление. Ай не зря я свернул к этому дому, ай не зря! Ещё мне понравился мой земляк тем, что летом, на каникулах был на родине - Кыргызстане, - но добирался не поездом или самолётом, а АВТОСТОПОМ! Ну молодец, парняга!
  Утро было прохладное, но солнечное и с сюрпризом: пришёл Александр и принёс мне на дорожку гостинцы - 300 граммовую плитку швейцарского шоколада, банку сельди в масле и две разовые пачечки жидкости для стирки белья, - которые очень даже нужны в поездке. Но это ещё не всё! - он пригласил меня позавтракать в их столовой. Отнекиваться было бесполезно, пришлось идти. Там уже кушали мои новые знакомые, которые помахали рукой, другие же - просто говорили "хай" и улыбались. Нет, что ни говори, а приятно быть в центре внимания, особенно у противоположного пола, да ещё и молодого! Вручив перед выходом мне ещё два яблока, Александр пошёл провожать меня до велосипеда. Пока я развешивал сумки, пробегавшие на занятия "студенты", желали мне хорошей дороги и приятного путешествия. С Сашей мы прощались уже как старые добрые друзья - пожимали руки и говорили скупые мужские слова. Каждый из нас что-то чувствовал, но не мог обличить эти чувства в слова. Подобрать к чувствам слова непросто - все мы что-нибудь чувствуем, только, мало кому удаётся сказать. /Харуки Мураками/
  Конечно, я ещё долго ехал с какой-то грустинкой в душе, ведь не часто можно встретить - даже вернее будет сказано - редко, - на жизненном пути вот таких вот обыкновенных молодых ребят, но с необыкновенными сердцами, широко распахнутыми душами, добрыми лицами. Про этих семинаристов нельзя сказать "потерянная молодёжь", отнюдь, они не только не потерялись в этом ожесточённом мире, наоборот, нашли свой путь и пытаются пригласить пройтись по этой дороге всех желающих.
  Я бы, наверное, пошёл с ними по их пути, но ... у меня уже есть своя выбранная дорога, по которой я иду и она мне нравится. Нравится и та дорога, по которой я еду сейчас: она бежит наперегонки с тихой речкой, повторяя изгибы долины среди невысоких гор. Иногда, вынырнув из долины на равнину, попадаешь в ярко-жёлтое море цветущих лугов, источающих пряный аромат, который хочется зачерпнуть ладонями и испить, как нектар. То, вдруг, заедешь в такой густой лес, что среди бела дня наступают сумерки, только прямые стрелы солнечных лучей "пробивают" кроны деревьев и впиваются в асфальт. А порою проезжаешь через село, на улице которого стоят в рядок с десяток разноцветных многоэтажных домов, построенных из камня и дерева. Очень уж мне нравятся такие экспрессивные дома из камня, но обязательно с деревянными орнаментами. Сложить стены из камня - это просто, но "вставить" в них необыкновенных форм деревянные элементы - это уже надо иметь творческую изюминку и "тёплые" руки, чтобы чувствовать дерево, придавая ту или иную форму топором. А в одной деревне мне понравился небольшой магазинчик, выглядевший как старый домик, но с большой вывеской и разнообразием цветов около него. Решил заглянуть вовнутрь, авось и прикуплю что-нибудь, чего нет в больших маркетах. Так и есть: купил две баночки (по 250 гр.) сухих сливок для кофе и бутылочку германского вина. Вин много продают, а вот сухое молоко, тем более сливки - этот продукт бывает в продаже редко. Проехав немного от деревни, остановился на полянке около речушки: постирал спортивные брюки, попробовал винца, скушал плюшку, купленную утром в кафе, заел её сочным яблоком и ... снова ветерок трепещет мои флажки разных стран. В последние дни погодка стоит чудесная: тепло (днём бывает до +20 градусов), солнышко изредка уходит за тучки, но не дождевые, а хмурые; лёгкий ветерок быстро сушит влажные после ночи вещи; радует и ровная дорожка, по которой проезжаю за день от 98 до 117 километров. Если дорога хорошая - без подъёмов и на пути нет больших городов, то проезжаю больше сотни километров; но если горки, да ещё и красивый городок, то бывает за день проезжаю всего километров 60-70. Часов в семь вечера увидел около городка Spaichingen родничок с питьевой водой. Заполнив водичкой всю пустую тару, поехал прямо, минуя сворот на улицы города - что-то он меня ни чем не притянул к себе, а вот небольшой скверик в пригороде, более-менее ухоженный, очень даже понравился. Раз пришёлся по нраву, значит буду несколько часов жить в нём.
  Только обрадовался, что настали тёплые солнечные дни, как всё изменилось в противоположную сторону. Ночью так замёрз, что пришлось надевать на себя всю одежду, имеющуюся в наличии. Езда днём тоже не доставляла удовольствия: сильные порывы ветра и дождь, прекращающийся лишь ненадолго, от чего посёлки, сёла и деревни выглядели угрюмыми; поля с вспаханной землёй посерели; даже жёлто-зелёные луга потеряли свою яркость - поблекли. Дорожка начала петлять среди сопок, обходя самые высокие, но ехать становилось труднее - постепенно подъёмов прибавлялось, - приходилось всё чаще шлёпать пешком по лужам. Может быть это предгорье Альп, а может и очередные возвышенности. Спускаясь с очередной горки, выехал прямо к большому магазину, около которого и припарковался под небольшим навесом. Подумал, что надо купить продуктов на пару дней, а то не известно, как делать покупки на швейцарской земле, ведь у них "ходят" в обращении швейцарские франки, которых у меня, пока что, нет. Рядом находилось кафе, в котором выпил горячего кофе, согреваясь после "мокрого" прохладного спуска. И снова надеваю дождевой костюм и снова выезжаю под дождь с ветром. Всё чаще и чаще меня обгоняют фуры, поднимая с асфальта дождевые облака - хорошо, что велосипедка идёт немного в стороне от основной трассы, иначе мне пришлось бы получать весь этот поток в спину. А проехав ещё часа полтора, я начал не только догонять фуры, но и обгонять их - они все (а было машин не менее 20 штук) стояли, лишь медленно понемногу продвигались вперёд. И только проехав по мосту через речку, понял, почему они остановились - впереди был контрольно-пропускной пункт, на котором проверяли все машины: кабины, саму машину, прицепы. Хоть и знаю, что без визы меня могут просто не впустить в страну - не более, - а тем не менее сердцебиение участилось. Как ни в чём ни бывало, я накручивал педали, искоса поглядывая на таможенников, проверяющих грузовики. Минуя таможенное здание, я продолжал свой путь по велосипедной дорожке, но уже по швейцарской земле! Может они меня не заметили (пасмурно, дождь), может было много возни с колонной фургонов (а их и впрямь скопилось много), а может просто везение (или сопровождение Вселенной), не знаю, но одно я знаю - я въехал в Schweiz без визы и неприятностей!
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"