Юров Сергей Михайлович: другие произведения.

20 месяцев жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Часть 8-ая - Швейцария
  
  Первое впечатление, после пары-тройки часов езды по стране, осталось хорошим. Везде проложены велосипедные дорожки, а в населённых пунктах они идут по тротуарам, если же нет таковых, то дорожки проходят по проезжей части дороги, но отделены от неё жёлтыми пунктирными линиями. Также стоят указатели с названием населённых пунктов и километражём до них - очень даже хорошо. Дома каменные - в основном в два этажа - светлых тонов, но под тёмными черепичными крышами; на окнах деревянные ставни, тоже тёмные; иногда на первом этаже расположен гараж, но чаще всего машины стоят в хозяйственных пристройках или навесах по соседству с тракторами и другой сельскохозяйственной техникой. Среди подстриженной газонной травки разбиты цветочные клумбы, но не только - на самом доме тоже много цветов, "сидящих" в каменных ящичках, вазонах, глиняных фигурках. Цветут лиственные деревья, хвойные же - подстрижены в причудливые формы; стоят с пышными разноцветными шапками цветов кустарники, распространяя вокруг невидимую ауру ароматов. Вокруг домов, на приусадебных участках, вдоль улиц, даже на лугах - везде чувствуется рука хозяйственника: как сами дома выглядят уютными и чистыми, так и вокруг них всё ухожено; каждая мелочь исправна и стоит на своём месте; даже навесное оборудование для тракторов - плуги, диски, бороны - и те чистые стоят под навесами на подставках. Иногда встречаются дома отгороженные от дороги невысокими симпатичными заборчиками, но, в основном везде живая изгородь из кустарников, подстриженных в разные формы. На лугах высокая, сочная зелёная трава с дождевыми каплями, от чего кажется, что это зелёное море с волнами, которые создаёт пробегающий ветер. Да, на таких травах можно пастись коровам, давая потом вкусное молоко, из которого делают шоколад "Милка"! Так, это уже смахивает на рекламу шоколада. Нет, шоколад мне нравится, вот только я, видя нескольких коров "вживую", щиплющих эту травку, не видел ни одной фиолетовой (или сиреневой - кому как угодно), которые "красуются" на упаковке этого самого шоколада. Возможно те коровы - фиолетовые - щиплют другую травку, а может дизайнеры покуривают альпийскую травку - не знаю, но расцветка коров мне не по душе, настоящие выглядят намного приятнее, я бы даже сказал - красивее. (Антиреклама).
  Вот и первая заправочная станция топлива для автомобилей (длинное название, проще - заправка), на которой я увидел вывеску "Cafе́". Новая страна - возможно и новый вкус самого напитка. Сняв дождевой костюм, зашёл вовнутрь: чисто, уютно, светло, много столов, много народу - кто-то кушает, кто-то просто пьёт кофе, тихонько разговаривая между собой. Большой ассортимент сдобы, горячие блюда, салаты - можно и перекусить, можно и плотно покушать. Я заказал кофе с молоком и кусочек торта, приглянувшийся мне своими разноцветными слоями, но ... предварительно спросив у симпатичной барменши - "принимают ли они в уплату европейскую валюту?" - на что получил положительный ответ. Правда, сдачу я уже получил франками, но это и хорошо - ведь я не знаю, когда найду банк, чтобы обменять деньги, а кофе захочу ещё, хоть оно и стоит очень дорого: 4,20 евро - в четыре! раза дороже португальского, в три-три с половиной - французского и германского. Я, когда перевёл стоимость кофе с франков в евро, то почему-то подумал: "кофе, наверное, здесь не вкусное и пить я его часто не буду". "Да ладно тебе прибедняться!" - воскликнул внутренний голос, отвечающий за вкусовые ощущения - "пил, пью и буду пить, сколько бы оно не стоило". Вот в этом у меня с ним полная гармония! Если не обращать внимание на цену, то сам кофе ни чем не отличается от других, ведь привозят его от одного и того же поставщика. Может я и ошибаюсь, но, путешествуя по некоторым странам, я ни в одной из них не видел кофейных плантаций.
  Ещё мне понравилось ехать по велодорожкам, которые проходят вдали от трасс, дорог, населённых пунктов - через леса-луга. Едешь в тишине, только слышны переклички птиц, медные перезвоны от коровьих колокольчиков, церковный звон. Вот ни как не получается правильно назвать то, что висит на шеях коров: колокольчик - как-то слишком мягко, представляется такой маленький звоночек; назвать колокол - ассоциируется с церковным (в России их называют "ботало", отсюда и название болтливого человека). Он небольшой, но и не маленький - приблизительно два-три человеческих кулака (не знаю, с чем ещё сравнить), но не круглый, а овально-продолговатый, сделан то ли из латуни, то ли из меди, а может и из того и из другого. Это я рассмотрел впоследствии моего продвижения по стране за всё время путешествия. А вот звон - на разные "голоса" - разносится далеко вокруг, особенно, когда едешь по долине.
  Уже ближе к вечеру, проезжая по дорожке, разделяющей надвое огромный луг - правда одна половина вспахана и засажена чем-то (выглядывают молодые росточки), - я увидел небольшой колок леса круглой формы, как островок в море. Чем-то он меня привлёк и я решил подъехать к нему. Каково же было удивительно увидеть, раздвинув кусты, в центре небольшое озерцо! Совсем крошечный каменистый бережок (хватает только-только для палатки - ноги будут ночевать в воде), "блюдце" с чистой водой в окружении деревьев и ... небольшой просвет в кронах - ну чем не морской пляж? - только в миниатюре. Нет, если бы я, увидев это всё, да проехал мимо - долго бы журил себя за такое безрассудство. Но ругать себя я не стал - я решил здесь прожить одну ночь, притом, первую ночь на швейцарской земле, да ещё в таком чудесном месте. Очистил место от мусора, поставил палатку, сполоснулся прохладной водой из "моего" озера и, надев сухое бельё, пил "своё" кофе (недорогое), поглядывая из окна на фонтанчики на поверхности воды, остающиеся от крупных капель, скатывающихся с молодых листочков деревьев. Не знаю, водится ли рыба здесь или нет, а вот от милой беседы с хорошенькой русалкой, я бы, не отказался.
  С русалкой поговорить не получилось, зато всю ночь ко мне в собеседники набивался дождь, стуча по палатке, прося разрешения войти. Ну не нравятся мне такие гости, тем более ночные и мокрые. Утро было прохладным (всего +4 гр.), но без дождя, лишь над лугами дымил туман, медленно рвавшийся, всплывая над землёй. Надев на себя тёплую кофту, тёплые носки и перчатки, выполз из уютного "гнёздышка" на дорогу. Пропетляв по лугам, лесам и сёлам, выехал на равнину, с которой открылся потрясающий вид: огромный альпийский луг с разнотравьем и разноцветьем обрамляет лес, а вдали видны высокие горы с белоснежными вершинами, отражающие солнечные лучи, освободившиеся от пасмурных туч. Альпы! Швейцарские Альпы! По-моему, горы можно назвать хоть как, но они при этом не будут меняться - завораживающая красота не изменчива! Проезжая по улицам какого-то села, услышал музыку, но не дискотечную, а духового оркестра! Думал, какой-то музыкальный "гурман" громко наслаждается такой музыкой. Свернув в переулок, остановился как вкопанный: на небольшой площадке, между домов, расположились полукругом на стульчиках живые музыканты, играющие на начищенных инструментах, на которых радостно прыгали солнечные зайчики. Я не разбираюсь в названиях музыкальных труб, но такого разнообразия как самих труб, так и их форм и размеров, я не видел ни разу. Играли на них музыканты самых разных возрастов, как мужчины, так и женщины, присутствие которых ещё больше красило оркестр. Не только я, но и многие жители стояли и слушали эту восхитительную музыку, отзывающуюся эхом в лесистых горах, уносящуюся далеко в долину. Я такую музыку "живьём" последний раз слышал в подростковом возрасте, да и то на похоронах. А здесь медленная музыка сменялась танго, потом пускалась вальсировать, а то и вовсе задавала такой ритм, что непроизвольно ноги начинали пританцовывать в такт мелодии. Вот взяли люди и устроили небольшой праздник: и у самих репетиция и жителям доставили удовольствие (гостям тоже). Ещё, кроме музыки, мне понравились некоторые дома, увиденные не только в этом селе, но и в других тоже. Дома эти построены видать давно, судя по их виду, но суть в том, что они срублены с кругляка - ровные брёвна подогнаны очень плотно друг к другу. С брёвен собраны не только огромные двухэтажные дома с огромными крышами, свисающими от стен на пару метров, создающими своего рода навесы, но и хозяйственные постройки (иногда в два этажа), где хранятся поленницы дров, хозяйственная утварь и разные плуги-бороны. Нет, я сам жил в деревянном доме, только из бруса, видел в деревнях и избы из кругляка, но таких огромных размеров домища лицезрел впервые и, чего греха таить, они произвели на меня потрясающее впечатление! Сибирские избы выглядят небольшими курятниками, по отношению к швейцарским домам, хотя климат здесь тоже довольно таки прохладный. Наверное, дело не в климате, а в "хозяйской жилке", которая со временем "потерялась" у русского мужика. Она, эта жилка, собственно говоря, и так-то была жиденькая, а с годами и вовсе "пропилась" - ни жилки, ни умелых рук, ни светлой головы. Вот и строили "как бы так", да на "авось сойдёт". Когда смотришь на эти жалкие халупы с пристройками, то, кроме унылого вида и плесневелого запаха от них не исходит: домишки убогие, хозяйственные постройки ещё похлеще, везде хлам и мусор, копившийся десятилетиями. Я не говорю уже о простом ровном заборе, а тем более о клумбах с цветами. Нет, это касается не всех русских людей - есть "распахнутые" славянские души, для которых простор, красота и чистота являются неотъемлемой частью бытия; для которых создать что-нибудь красивое топором, это как нарисовать карандашом; посадить цветы, разукрасить дом или палисадник имеющими в наличии красками - нет ничего проще. Такие творческие личности видят в коряге расцветшую розу, когда основная масса людей - дрова. Вот потому для меня и было столь неожиданно увидеть НАСТОЯЩИЕ дома, в которых ЖИВУТ люди!
  Ближе к полудню я уже ехал по пригороду столицы Bern, подставляя лицо тёплому солнышку; не только мне было радостно от солнечных лучей, казалось, даже цветы "заулыбались", показывая свои яркие расцветки. На придорожной поляне, со скошенной травой, расположился на обед: расстелил палатку и другие вещи для просушки; переоделся в шорты с футболкой и, разувшись, сел кушать. Рядом проходила не только дорога, но и велодорожка, по которой часто проезжали велосипедисты, для которых мой "раскинувшийся табор" выглядел забавным и вызывал улыбку на лицах, многие же - попросту приветствовали.
  После обеда, собрав и упаковав вещи, поехал в город - пока светит солнце, хочется посмотреть на "новые" - для меня - достопримечательности и увидеть быт бе́рнцев. Немного о Берне. Это город федерального значения, фактическая столица Швейцарии, а также столица немецкоязычного кантона Берн и административный центр округа Берн-Миттельланд. Расположен в центральной части страны к северу от Альп, в долине реки Ааре с населением в 138 тысяч человек и являющимся пятым по величине городом страны. Так же Берн является политическим центром Швейцарии, где размещаются правительство, парламент и центральный банк. Местонахождение штаб-квартир Всемирного почтового союза и Швейцарских железных дорог. Само же название города было впервые упомянуто в грамоте от 1 декабря 1208 года. Существует много как научных, так и народно-этимологических версий происхождения названия города. Наиболее распространенная легенда повествует о том, что основатель города герцог Бертольд V Церингенский решил назвать город по первому убитому во время охоты в окружных лесах зверю, которым оказался медведь. Лингвистически слова "Берн" и "медведь" (нем. Bär) не имеют общих корней. Народная этимология иллюстрируется медведем на гербе города. Наиболее же вероятным в настоящее время считается происхождение названия Берн от кельтского bren ("гора") или brena ("расщелина") с последующей перестановкой в Bern, Berne.
  Город богат достопримечательностями, фактически вся старая часть - это исторический центр, возникший на полуострове в излучине реки Аре, в котором сконцентрировано большинство древних строений и, которые были внесены в 1983 году ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Отличительной особенностью старой части города является наличие множества аркад - навесов, проходящих над боковыми сторонами улиц. В дождливую погоду аркады спасают жителей города, забывших дома зонтики. В 2014 году швейцарцы назвали Берн самым красивым городом Швейцарии. По-моему, если человек родился в деревне, то для него она будет самой красивой. Но красивая до тех пор, пока он не увидит соседнее село с церковью и клубом, а тем более не прогуляется по улицам города - вот тогда у него изменится представление о красоте, останется только "место рождения и жительства". "Каждый кулик хвалит своё болото". А вот Владимир Ильич, который Ленин, описал этот городок одной строкой, когда отдыхал "от трудов праведных" в 1915 году, набираясь сил и советов, как развалить Руссию и рассорить его народ: "Берн - скучный, маленький, но культурный городок".
  Конечно, старый центр, с его мостовыми и площадями, домами с аркадами и строениями религиозного направления, всегда вызывают большой интерес у туристов и "притягивает" их своей неординарностью и вычурностью, по отношению к современным скучным постройкам. Прогуливаясь по улицам старого города, я всегда оказывался в "массе" народа, в интернациональной "толпе", в любознательных компаниях туристов, тративших "десятки километров плёнки", снимая то, что им понравилось и чего нет в их стране. Как всегда много людей около собора, осматривающих его со всех сторон, не переставая восхищаться не только фасадной стороной, но и тыльной. Бернский собор - это протестантский кафедральный собор, расположенный в южной части Старого Берна. Собор считается важнейшим позднеготическим храмом Швейцарии. С архитектурной точки зрения собор является трёхнефной базиликой, алтарь и хоры имеют апсиды в форме пяти сторон восьмиугольника. Высота колокольни составляет 100,6 метров, что делает Бернский собор самым высоким храмом в Швейцарии. Главный колокол собора весит около 10 тонн и имеет диаметр 247 сантиметров. В 1983 году собор, вместе со всеми постройками Старого Берна, был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
  А детям туристов, как и всем ребятишкам мира, не интересно смотреть на "неживые" здания - им больше по душе "живые" струи воды, неожиданно выскакивающие из подземных фонтанов, скрытых под толстыми плитками на небольших площадях. Вот где стоит радостный визг и смех, разносящийся по окрестным улочкам и переулкам, заинтриговывая прохожих! Глядя на лица взрослых - "повзрослевших детей", - у которых загораются глаза детским восторгом при виде мокрых, но счастливых детишек, я всегда вижу некую зависть - этакую грустинку, - что они уже не могут вот так запросто ловить воду и "мочить" штаны - они считают это неприличным. А если кто-то и захотел бы это сделать, то рамки этикета (или одежда "от кутюр") им этого не позволяют, хотя ... счастливые мгновения иногда стоят намного дороже, нежели часы, ограничивающие свободу действия. Вообще, таких бернских фонтанов-скважин, всемирно известных, много по городу и каждый из них имеет собственную многолетнюю историю. Между 1542 и 1546 годами имеющиеся деревянные фонтаны были заменены на каменные с типичными для Берна скульптурами, большая часть которых была создана фрайбургским скульптором Гансом Гингом. Фонтан "Пожиратель детей" - центральный фонтан - несомненно самый таинственный, будоражащий взгляды и умы туристов. Строение было сделано в 1666 году и символизирует великана поедающего одного ребёнка и достающего из сумки второго. Вот одного я не возьму в толк: зачем такие бредовые идеи выносить на площади, улицы города, да и вообще для чего безумства, наводящие ужас, не побоюсь этого слова, глядя на скульптуру, разрешать строить? - их надо (идеи и автора идей) пресекать на стадии "зачатия". Ну неужели обязательно надо хоть чем-то, но изуродовать уютные улочки, вынести на обозрение душевнобольной бред! Ведь живут тысячи творцов, рисующие простым карандашом замечательные, добрые картинки, но им почему то закрыт "выход в люди". Только от одних их взглядов на жизнь - позитивных - становится легко и приятно на душе. А если бы ему позволить всю его энергию вместе с прекрасными картинами, да воплотить в бетоне или камне, то мир наполнился бы интересными, радующими глаз скульптурами. Может этот Ганс и на самом деле признанный скульптор, но для меня, видя его изваяние, он показался больше чем странным. Это моё мнение, мои мысли вслух.
  А вот часовая башня - цитглогге - не оставила равнодушными ни детей, ни взрослых - все стояли с "распахнутыми" глазами. Здесь не надо было скрывать своего восторга, радости - в этом месте улыбка главенствовала, доминировала над грустными лицами, особенно, когда часы начинали бить ровное время. Примерно за 4 минуты перед завершением каждого часа появляются фигуры. Кукарекает петух, и сидящий в особой нише дурак бьёт в два висящие над ним колокола. Затем из башни появляется шествие вооружённых медведей, которое обходит вокруг башни и снова в ней исчезает. Петух кукарекает второй раз и машет крыльями. Бородатый Крон (Хронос), бог Времени, переворачивает песочные часы и поднимает свой скипетр, давая сигнал к бою часов, и считает удары, которые совершает в такт Ганс фон Тан, позолоченный рыцарь в шлеме, с помощью особого молота по большому колоколу. Стоящий рядом лев поворачивает свою голову так, как будто он прислушивается к бою часов. После того, как удары колокола отзвучали, петух кричит в третий раз, оповещая о наступлении нового часа. Я, сам того не замечая, но осознавая, понял, что улыбаюсь "во весь рот" (во все свои 24 зуба), как и все люди, стоящие рядом, которых собралось большое количество. Когда на башнях бьют куранты - это слышно далеко и приятно для слуха; но, когда этот звон сопровождает весёлая компания, исполняя последовательность действий - это уже небольшое кукольное представление, собирающее толпы народа.
  В прошлом эта часовая башня была частью городских укреплений, ворота в башне были одними из нескольких городских ворот. На восточном фасаде башни расположены астрономические часы, установленные в 1530 году. Также часы показывают движение звёзд и знаки зодиака. Прежде они были главными часами города и эталоном времени, все остальные часы сверялись по ним. Хвала и честь такому талантищу, который сумел создать часы, да не просто часы, а шедевр в механизме, в куклах, в каждой детали, радующих людей из разных стран уже не одно столетие и не перестающих восторгаться золотыми руками Мастера.
  И ещё один немаловажный фактор о Берне. В федеральном институте интеллектуальной собственности хранятся в открытом доступе 30 миллионов! патентов со всего мира. Вот только некоторые примеры изобретений: застёжка-молния, автокарандаш, канцелярская кнопка, быстрозастёгивающиеся лыжные ботинки с пряжками и тормоз для лыж.
  Выезжая из города, остановился на перекрёстке, чтобы выбрать по карте дорогу, по которой можно ехать на велосипеде и чтобы было красиво. Выбор пал на ту, которая проходит по долине вдоль двух озёр и уходит в горы Альпы. Значит, вперёд, по неизведанным дорогам, по новым красочным местам, по новым сёлам и деревням, по тропам, где я не бывал. Ах, ёлочки-моталочки, как я от радостного настроения, что выбран интересный маршрут, стал писать в рифму - да я так поэтом стану! Нет, всё-таки не стану. Ведь поэт, сочиняя стихи, отстраняется от внешнего мира, "доставая" из внутреннего строки, ложащиеся на бумагу, а я не могу отстраниться от дороги, от новых впечатлений, от красоты, встречающейся на моём пути. Моя велодорожка, как и основная дорога, идёт фактически по самому берегу озера, лишь иногда забегая в населённые пункты, расположенные у подножия гор. Порою смотришь на такие дома, задирая голову вверх, и задаёшься вопросом - "как там можно жить?" - крутые подъёмы, неровные земельные участки, дома - с одной стороны три этажа, с другой - полтора. Ну не знаю, возможно люди привыкли, а возможно живут из-за открывающегося из окна пейзажа. А пейзаж и правда потрясающий: справа огромное зеркало бирюзового цвета, в котором "живёт" голубой небосвод с белыми пушистыми облаками; вдали, любуясь своим отражением, возвышаются горы с мягкими охапками снега на вершинах; и повсюду, среди леса, разбросаны дома в три-четыре этажа. Я еду вдоль Ту́нского озера, расположенного на высоте 560 метров над уровнем моря и имеющем площадь 48 кв. километров; длина его составляет 18 км., ширина 3 км., глубина достигает 216 метров. Летом, ближе к осени, наверное в озере купаются, но в данный момент вода в нём холодная. А вот для рыбаков, чьи барки разрезают ровную гладь воды, температура не имеет значения - рыба ловится в любое время. Озеро изобилует рыбой - форель, угри, карпы и щуки. Природа красивая, горный воздух, напоенный хвойным ароматом, аж звенит от чистоты - прекрасное место для отдыха. Вот и едут люди сюда из разных стран, чтобы прочистить лёгкие от городского смога, чтобы запечатлеть в памяти снеговые Альпы, чтобы покататься на яхтах или одномачтовых лодочках по озеру, ощущая на лице его водные брызги. Иногда бирюзовое озеро сменяется цветным "морем" - это дорожка, преодолевая небольшой подъём, выскакивает на просторы - альпийские луга, с их высокой сочной травой, с яркими разноцветными вкраплениями полевых цветов. Серебристые волны, одна за другой, убегают к подножию гор, останавливаясь около высоких деревьев - колосятся злаковые культуры. По долине плывут, несомые ветерком, разные запахи и ароматы: где-то топят печь дровами - запах дымка; откуда-то ветерок захватил пригоршню сладких ароматов - побывал на лугах; запах парного молока напоминает босоногое детство; рыбаки вытягивают из глубин озера сеть - запах водорослей. Вот снова я еду рядом с озером, останавливаясь ненадолго сделать интересный снимок или просто посидеть на лавочке на самом краю берега. Довольно таки часто встречаются такие вот ниши, куда можно отвернуть с дороги и посидеть на лавочке, глядя на озеро и снежные горы; или перекусить за столиком. Свернув в очередной "карман", я решил остановиться здесь на ночлег: ровное место, огороженное перилами от воды, от дороги же - невысоким кустарником; огромная чаша воды, охраняемая горами; с другой стороны - за дорогой - начинается пологий подъём на лесистые горы, откуда доносится звон коровьих колокольчиков; раскидистая берёза - замечательное место!
  Я проснулся посреди ночи, под сияющей луной. Воздух был тёплым, а окружающий мир безмолвным. Слышались только мягкие, ритмичные звуки прибрежных волн. Я сидел на лавочке и смотрел на серебряный лунный свет на озере и далёких горах. Было что-то завораживающее вокруг, что-то необычное, новое, как будто проснулся на другой планете - всё было другим. Было как-то не по себе, но в тоже время радостно - хотелось что-то сделать, что-то понять, что-то поменять в себе, - что-то шло изнутри, распирало. Я знал, что будут перемены и мне нравилось такое состояние, которое подтверждало, что я ЖИВУ!
  Утром в серой воде озера отражалось такое же небо - было пасмурно и дождливо. Но пока пил кофе, завтракал и собирался, дождик перестал нарушать целостность ровной поверхности озера. Птицы запели весёлые песни, петухи настырно будили лежебок, иногда был слышен с дальнего конца озера протяжный гудок прогулочного теплохода. И вот я снова еду вдоль берега озера, снова заезжаю в небольшие сёла и деревни, снова втягиваю носом ароматы с альпийских лугов, только вершины гор ещё спрятаны за туманом, медленно поднимающимся кверху. Вместе с туманом уходит ввысь и дым из печных труб - во многих домах затопили печи и камины - и для тепла и для приготовления завтрака. Слышен перезвон колокольчиков с лугов - жители вывели пастись скот в высокую траву, с которой свешиваются жемчужные капельки дождя. Вместе с природой проснулось всё вокруг; после ночной тишины стало как-то сразу шумно - долина наполнилась всевозможными звуками. Иногда дорожка проходит в чреве скал - проезжаю небольшие туннели по 100-150 метров. Вдоль самой дороги скалы "закутаны" в стальную сеть - чтобы осыпи не завалили проезд. В некоторых местах сделаны "полки" - навесы на бетонных сваях от крупных камней.
  Доехав до Interlaken - туристического городка, - прошёлся по сувенирным лавкам, в которых продавали, кроме всевозможных сувениров, десятки различных марок как наручных, так и настенных "фирменных швейцарских часов". Может быть среди них и есть швейцарские часы для туристов - кустарного производства, - но остальные были такими примитивными, что видно было "невооружённым глазом". Обыкновенные китайские часы, только в центре циферблата приклеен белый крест на красном фоне - швейцарская эмблема. Ну не могут всемирноизвестные часы, признанные эталоном качества и дизайна, стоить 20-50 евро! Пусть даже и 100 евро - всё равно это не настоящие часы. Я не часовой специалист, но "живые цветы смогу отличить от искусственных". Часы я не стал покупать - уже несколько лет ношу Casio, - а вот брелок и флажок страны купил - теперь у меня их уже восемь штук. Затем порадовал себя швейцарским шоколадом - зашёл в кондитерскую лавку и ... обомлел, стольких сортов шоколада я не встречал ни в одном магазине: десятки сортов шоколадных конфет и шоколада, начиная с 25 гр. и заканчивая 0,5 кг., красовались на полках, стеллажах и витринах. А какие яркие красочные упаковки! - дизайнеры молодцы, это вам не сиреневая корова, это гамма цветов! Нет, я бы с удовольствием попробовал несколько сортов шоколада (все попробовать - не под силу), но купил только две разные плитки по 300 граммов (плитка - как-то мягко звучит, это, скорей всего - плита). Можно было купить и больше сортов, но это дополнительный вес, да не малый, который пришлось бы добавить к имеющемуся грузу, которого и так было много.
  Немного прогулялся по улицам городка, сделал несколько снимков, посидел на лавочке, согреваясь от утренней прохлады под солнышком, которое постепенно заливало долину своим светом. Пока греюсь, немного про городок. Интерлакен - климатический курорт в Бернском Оберланде, расположенный между Тунским и Бриенцским озёрами, в замкнутой высокими горами котловине. Первоначально так назывался католический монастырь, построенный посереди озёр - отсюда Inter lacus (между озёрами). Интерлакен является базовой точкой для посещения региона Юнгфрау. На высоте 3454 м находится конечная станция зубчатой железной дороги "Юнгфрау" - самый высокогорный вокзал Европы. В 600 м от Юнгфрауйох возвышается "Сфинкс", скала высотой 3571 м. На ней находятся смотровая площадка, метеостанция и самая высокогорная обсерватория в Европе. В зимнее время года городок привлекает горнолыжников и сноубордистов, также развиты такие виды спорта как альпинизм, скалолазание, парапланеризм, виндсёрфинг. Из Интерлакена ежегодно с 1992 года стартует горный марафон Юнгфрау. В общем, любой отдыхающий в любое время года может найти себе по нраву развлечение, чтобы не скучать и не "мучить" кровать в отеле. Но конечно же, самым романтичным местом в Швейцарии можно назвать окрестности водопада Гисбах, расположенного недалеко от Интерлакена. Водопад представляет собой широкий поток воды, низвергаясь вниз, он проходит 14 порогов! Гисбах протекает в густой лесной местности, он как бы спрятан от посторонних глаз. Общая высота падения воды практически 400 метров. Водопад образует небольшая горная река Гисбах, ее длина всего 12 километров, пройдя, свой недолгий путь она впадает в Бриенцское озеро. Своей красотой и нетронутой природой это место притягивает туристов со всего мира, возле водопада находится старинный отель, он принимает гостей с конца апреля до конца октября. По дороге к истоку водопада встречается участок тропы, который был проложен еще в 19 веке и проходит он под водопадом. На всем пути есть несколько смотровых площадок, мостиков и мест для отдыха. К водопаду можно так же подняться при помощи самого старого фуникулера в Европе. Весь каскад водопадов я не проходил (нужна экипировка, чтобы ходить по скалам и время), а вот под водопадом - на мостике - я постоял. Впечатление завораживающее: огромный поток воды падает вниз, создавая невообразимый шум, а ты стоишь под ним, но при этом остаёшься сухим и невредимым. Через толщу воды размыто видны отель озеро и горы, на противоположной стороне озера. Конечно, хотелось бы походить по тропам, проходящим по горам, но это уже не путешествие, а поход. Для похода нужно совсем другое снаряжение, чем для велопутешествия, нужен проложенный маршрут с картой и надо довольно таки много времени. Для меня однодневная прогулка в горы не интересна - мне, чтобы насладиться пешим походом, чтобы увидеть природную красоту гор, пожить с ними - нужно дней 5-8. Можно уходить в горы и на большее время, но, зная из личного опыта, продуктов можно нести в рюкзаке только на столько дней - больше не под силу.
  Спустившись по тропе от водопада к велосипеду, пошёл пешком вверх, но уже по асфальтированной узкой дороге, по которой подъезжают к отелю на машинах. Выйдя на площадку для отдыха, являющейся так же конечной остановкой для туристических автобусов и автомашин, присел на лавочку за стол, которых здесь было несколько штук, чтобы пообедать. Подъезжают автобусы с многоголосой оравой ребятни, с туристами; приезжают и семьи на автомобилях; иногда подворачивает и "караван" с номерными знаками другой страны - многих притягивает красота гор, водопадов, озера, которое сверху видно, как на ладони. Бриенцское озеро - озеро в швейцарском кантоне Берн, имеет 14 км в длину, 3 км в ширину; площадь его занимает 30 кв. км, а глубина достигает 261 м. Кроме реки Аре, которая протекает через Бриенцское озеро и соединяет его с Тунским, сюда вливаются Лючина и Гисбах. С севера возвышается над озером и деревней Бриенц крутой горный хребет Бриенцерграт, поднимающийся приблизительно на 2000 м, а высота вершины его Ротхорн достигает 2351 м. Отсюда открывается роскошный вид. Южный берег озера образуется горною цепью Фаульхорн, вершины которой достигают значительной высоты: Фаульхорн - 2683 м и Шварцхорн - 2930 м.
  После обеда я ещё пару часов ехал по велодорожке, на пути которой встречались горные речушки, протекающие через луга, на которых паслись упитанные коровки и бычки; небольшие тихие деревушки, притулившиеся около подножия гор или разбросанные по равнине; несколько водопадов, но уже не таких больших и шумных. Пейзаж менялся постоянно, только озеро всегда оставалось неизменным: то я его видел сверху, поднявшись на склон горы, то ехал по самой кромке воды, иногда ополаскивая лицо её прохладой. Лишь проехав Iseltwald и свернув вместе с дорогой в сторону, я начал терять его из виду. Ну что ж, я и так провёл в обществе двух озёр два дня и ночь, с их восхитительной красотой, их неповторимым колоритом, с их роскошными пейзажами. Конечно, чтобы "впитать в себя" всю увиденную прелесть - озёра, реки, горы, луга, деревеньки, - надо побыть здесь побольше, надо пожить среди всего этого, окунуться "с головой" и забыть на время о другом мире, мире, в котором царит хаос, суета, житейские проблемы. Здесь время останавливается, то есть нет, не останавливается, но оно не увлекает тебя с собой, не несёт какое-то будущее, просто безучастно и равнодушно течёт мимо.
  Заехав в городок Meiringen и найдя кафе, я выпил чашечку кофе с двумя плюшками, как бы говоря "до свидания!" озёрам и долине, в которой они "живут". А дальше, уже за окрестностями городка, меня "поджидал" сюрприз - дорога круто пошла вверх, петляя серпантином среди гор. Пешие прогулки, да по горной местности, с его чистым воздухом, очень даже полезны для здоровья, только вот меня начал "доставать" один вопрос: "где я буду в горах искать ночлег?" - и ровное место найти проблематично и ночами холодно. Ну да ладно, по ходу продвижения всё выяснится и встанет на свои места.
  Все мои вопросы и сомнения развеялись в пух и прах, разлетелись по ветру, когда я набирал воду из родника в горной деревне Guttannen. Когда уже собирался отъезжать от родника, ко мне подошла маленькая девочка с молодой хорошенькой мамой, которая спросив меня о дальнейшем продвижении, что-то пыталась объяснить. Я не знаю немецкого, она русского - вот и поговорили. Нашли компромиссное решение: я немного говорю по-португальски, она же, немного по-испански. Из нашей дружественной беседы выяснилось, что дальше-то дороги и нет: выше этой деревни несколько дней назад сошла лавина и всю дорогу завалило снегом и когда её очистят - не известно. Вот так внеурочный подарочек к Рождеству! Сейчас, когда сижу дома с кружечкой кофе и пишу эту главу, то вот этот момент вызывает у меня улыбку, но тогда, в горах, в чужой деревне, у меня улыбки не было - была растерянность и непонимание. В голове проносились вихрем десятки вопросов: "что делать?", "где ночевать?", "по какой дороге ехать дальше?" Вопросы, вопросы, вопросы. Конечно, решение я бы нашёл, но на нахождение его, надо какое-то время. Я уже и забыл, что нахожусь в обществе девушки, погрузившись в свои мысли, но она сама напомнила о себе, пригласив идти за собой. Пошёл, а что оставалось делать? Оставив велосипед около трёхэтажного деревянного дома, я поднялся вслед за Соней (так звали "мою спасительницу") на второй этаж. Нет, что прятать сокровенные мысли где-то на задворках: конечно, в мыслях был горячий душ, чашечка кофе вдвоём и ... тёплая постелька! Да, мечты, мечты, где ваша сладость! Вечером был горячий душ, чуть раньше кофе с хлебом и колбасой, а ещё чуть раньше ... Когда зашли в квартиру, то мои горящие глаза потухли: нас встречал в фартуке около плиты Сонин муж Даниил, ещё одна их дочь и Даниилова сестра Габриэла с дочерью. Детский сад, да и только, или коммуна. Познакомились, обменялись добрыми словами, потом пили кофе и беседовали как могли: где-то подбирали слова, где-то объяснялись жестами. Даниил зимой работает на канатной дороге, сейчас же работы мало, вот он и хлопочет по хозяйству. Соня занимается детьми и огородом, в котором полный порядок и ровные грядки. После скромного ужина дети ушли играть в свою комнату, девушки же - в другой комнате шептались о своих женских секретах. Мы с Даниилом на кухне "засели" за компьютером - надо было найти дорогу, по которой я смог бы ехать. В ходе разговора с Даниилом, я понял свою ошибку, из-за которой и попал в тупик. Перед подъёмом в горы, вдоль дороги, стоят большие табло, на которых написаны все горные дороги и напротив каждой есть клеточки, в которых указано, открыта эта дорога для движения или нет. Да конечно же, я видел такие табло, даже пытался найти знакомые буквы на них, но откуда мне было знать, что зелёная надпись - это свободный проезд, а красная - дорога закрыта! Как всё просто, кто знает, а кто не знает, тот ищет сейчас объезд. Одну дорогу мы нашли, но получался большой крюк; другая не понравилась мне из-за неизвестности: было не понять, можно по ней ехать на велосипеде или нет. А вот третья пришлась "по душе", хоть и была трудной. Надо вернуться назад, проехать мимо озёр, затем свернуть на другую дорогу, которая тоже, как и эта, уходила в горы, но была открыта для движения. А потом начиналось самое загадочное: дорога, упираясь в горы ... исчезала, а выходила уже с другой стороны гор. А этот промежуток в скалах надо было проехать по туннелю ... на поезде! Ай как интересно! Всё, решено, еду по ней. Спасибо тебе, добрый человечище!
  Со спокойной душой мы пошли с Даниилом осматривать его хозяйство, которое находилось немного в стороне от дома. Пока шли, я не переставал восхищаться видом, открывающимся вокруг. Деревушка стоит в небольшой долине, которую делит пополам через чур уж говорливый горный ручей, "родившийся" в леднике. По краям долины круто вверх поднимаются горные массивы, на вершинах которых и в расщелинах лежит снег, от того и становится прохладно сразу же, как только солнышко уходит за одну из этих вершин. "Хозяйство" нас встретило весёлым шумом: с десяток маленьких цветных курочек во главе такого же петушка, закудахтали, приветствуя хозяина; около 30 козочек, тоже небольшого роста, заблеяли, выпрашивая угощения. Стоило Даниилу сказать пару слов, как все "жители" этого строения, как по команде, прекратили шуметь. Ну и дисциплинка! Подоив несколько козочек и собрав "игрушечные" яички от курочек, мы вернулись в дом, где Соня показала мне место для ночлега. Оказалось, что они проживают на двух этажах, плюс чердачное помещение, довольно таки просторное, где мне и предстояло провести ночь с видом на снеговые горы из окна. После горячего душа я растянулся на КРОВАТИ, наслаждаясь МЯГКИМ матрасом, вместо многих недель спанья на походном коврике. Долго не мог уснуть из-за нахлынувших эмоций, вызванных новыми знакомыми, которые вот так просто пригласили к себе в дом совсем постороннего человека и приняли посильное участие в его проблеме. Которые поделились своей скромной трапезой и предоставили постель. Для которых "помочь человеку" не является каким-то подвигом, за который ждут награды или похвалы, а выглядит как простое приглашение в гости. Сразу же начал сравнивать этих добрых ребят и российских: смогли бы так поступить российские или нет? Нет, подрастеряли душевные щедроты русские люди, очерствели их сердца, занятые разрешением бытовых проблем и выживанием в столь богатой стране. Доброта сменилась озлобленностью на таких же людей; сердца бьются учащённо, но не от счастливых мгновений, а от беспредела властей; в глазах нет ярких искорок, от которых можно было воспылать, только мутные взгляды. Куда же тебя Россия опять толкают, в какую яму, сколько ты можешь терпеть тиранию над собой, когда прекратится твоё насилование!? И обидно и горько и сердце щемит. Не могу спокойно на всё это смотреть, слушать, принимать участие, пусть и косвенное, к распродаже её целостности, как будто она валютная проститутка - кто заплатит иностранной валютой, тому и достанется часть живой плоти. Вот это, наверное, и сподвигнуло меня покинуть её пределы - распродать всё имущество и купить билет в один конец. Но, прошло время и я снова, проезжая через многие страны, возвращаюсь туда, откуда начал своё паломничество, может навсегда, а может и на некоторое время.
  Проснулся в 6 часов утра и умывшись, пошёл на скотный двор, а может куриный или козий - не знаю, как назвать помягче, - скотный звучит как-то грубо. Да и какой там скот - скотинка. Даниил был уже со своими питомцами. Я наносил козам сена и подмёл в загоне - хоть чем-то "компенсировать" свой ночлег в их доме. Потом был утренний кофе за семейным столом (от завтрака я отказался, сославшись на то, что не завтракаю так рано - не смог злоупотребить их гостеприимством). Ребята помогли мне загрузить вещи на велосипед, а потом мы долго стояли на улице и прощались, как будто расставались старые друзья. Меня что-то "глодало" изнутри: какая-то недосказанность - хотелось сказать много добрых пожеланий, но я не знаю языка; хотелось как-то отблагодарить ребят, но какой суммой можно измерить человеческую доброту? - 10 евро или100? Я бы остался у них ещё на несколько дней, если бы понадобилась моя помощь в какой-либо работе - вот тогда я с моральным удовлетворением уехал бы от них, а так мне оставалось лишь пожелать им крепкого здоровья, семейного благополучия и чтобы в их сердцах не иссякал драгоценный источник доброты!
  Спустившись вниз по утренней прохладе до озера, остановился для "дозаправки" - пришло время позавтракать. Хлеб с сыром и ... завораживающий пейзаж с тишиной. Солнце ещё не выкатилось из-за гор, но безоблачное небо, казалось, звенело от утренней яркой голубизны. Над озером клочками поднимался туман, цепляясь за ветки сосен; на лугах трава и цветы умывались капельками росы; в кустарнике крохотные пташки выводили трели, наполняя утро весёлым щебетанием. Да здравствует новый день, да здравствует чистый мир! ... всех, всех, всех попытайся обнять,
   чтобы мир начал меньше плакать
   и в улыбке стал больше сиять!
  Не мог бы подумать, что так рано мне встретиться много велосипедистов, совершающих утренний бодрящий променад на горных тропинках. Когда въезжал в Интерлакен, то солнышко уже вовсю затопило долину, вызывая на улицу, под тёплые лучи, как жителей, так и гостей этого уютного городка. Увидев магазин Aldi, решил подкупить продуктов, а то не известно, когда ещё встретится такой большой маркет, ведь моя дорога, судя по карте, уходит в Альпы. Выпив около магазина бутылочку йогурта (бутылочка, 750 мл - это уже бутылка!) и съев тёплую булочку, выехал на велодорожку, выбегающую теперь уже на другую сторону Бриенцского озера, в направлении городка Spiez. Вдоль этого берега "вырисовывается" та же разноликая картина, виденная мною на той стороне озера. В озере снова видны "утонувшие" горы; небо, ставшее изумрудным в воде, медленно плывёт вместе с голубым; среди цветных лугов и тёмных хвойных лесов, стоят "кучки" домов, прижимаясь друг к другу, как будто им холодно. На этой стороне озера, повторяя все его повороты и изгибы, двумя ровными линиями тянется железная дорога, по которой, нарушая тишину свистками, пробегают поезда. Местные жители занимаются повседневными мелкими делами, которых всегда набирается много; отдыхающие медленно бродят по улочкам, по набережной или сидят за чашечкой кофе, уютно примостившись за столиками летних кафе, знакомясь с последними новостями из газет. "Майское солнышко, воробьи озоруют, синь небесная да воздух звонкий" - так мог сказать только мастер - В. Шукшин, - передав одной фразой всю радость бытия.
  Минуя Spiez, повернул налево - перпендикулярно озеру, - ориентируясь на городок Kandersteg, последний на карте, а дальше ... автомобильная дорога заканчивается. Как только дорога свернула, сразу же начался слишком крутой подъём - пришлось идти пешком. Топая рядом с велосипедом, я часто оглядывался назад, ловя умопомрачительные картины, написанные Творцом живыми красками, с которыми приходиться расставаться, ведь моя дорога уходит в другую долину, в которой они теряются из вида. Несомненно, здесь тоже всё красиво, всё интересно и необычно, за исключением озер, которых здесь нет, а от этого теряется тот колорит, который присущ водной глади вкупе с горами. В одном из встреченных на моём пути селе сделал привал: надо отдохнуть от пешей прогулки да и пришло время обеда. Выпив пару глотков вина за здоровье моих швейцарских друзей и пообедав, я снова выехал на свою дорогу, но каково же было удивление, когда я не увидел привычный мне асфальт: петлявшая по дну долины, рядом с ручьём дорога, была грунтовой! Вот те раз! Или денег не хватило на этот кусочек или посчитали, что асфальт здесь не нужен. Ну что ж, выбора у меня нет, значит, "вьётся пыль из-под сапог". Но это ещё ни все сюрпризы, поджидающие меня за каждым новым поворотом: впереди были такие крутые подъёмы, что порою мне казалось, что у меня не хватит сил вытолкать велосипед наверх! Ноги "скользят" по щебёнке, которой отсыпана дорога, пот катится ручьём и по лицу и по спине, воздуху не хватает, приходится часто отдыхать. Нет, когда Суворов "штурмовал" Альпы, у него была на то веская причина - сократить путь, - но я-то не иду "в лоб" горам, я ведь еду (иду) по дороге, которую проложили люди для своих нужд - для соединения населённых пунктов. Не представляю, как тут можно ездить на машинах (за время моего пути я не встретил ни одной), не представляю даже, как здесь можно ехать на арбе (бедный ослик, тянущий эту арбу), но я зато могу теперь воочию убедиться, что подъём этот проложили не для велопутешественников. Когда вышел на асфальтированную дорогу, то вздохнул с облегчением: "му́ки" закончились, можно потопать ногами, выбивая белую пыль с обуви; можно и лицо сполоснуть в родничке с холодной водой, пробегающему между гладких голышей и хитро улыбающемуся мне.
  Ещё некоторое время я поднимался по извилистой асфальтированной дороге пешком вверх и только после этого "восхождения", я вышел на ровную местность - можно теперь ехать, а то так и забуду, как ездить на велосипеде. Проехав пару часов по дороге, бегущей рядом с железной дорогой, минуя сёла и деревни, я подъехал к шлагбауму - всё, дальше дорога заканчивалась, - дальше надо ехать на поезде. Купив в кассе билет и спросив у фрау "куда мне идти" - пошёл в указанном направлении. Вышел на большую площадку, на которой стоял небольшой электровоз с прицепленными к нему платформами. Мужчина, распоряжающийся загрузкой, проверив билет, указал мне первую платформу-вагон: половина была платформой, а другая - пассажирский вагончик, в котором были сиденья со столиками - всё как в электричке. Поставив велосипед рядом с мотоциклами и привязав его верёвками, имеющимися на платформе, пошёл в вагон. На платформы заезжали машины, но только легковые - грузовые не перевозили. И вот погрузка закончилась и, точно по расписанию, поезд "нырнул в чёрное чрево" гор. По всему тоннелю горел свет на определённых отрезках, освещая арочные своды и ниши, в которых и были установлены фонари; в вагоне тоже горел свет. Создавалось такое впечатление, что просто едешь в поезде ночью, только без матрасов, спальных полок и дребезжащих стаканов, переезжая из города в город. Ровно через 15 минут, поезд остановился, упёршись в скалу - всё, тупик, конечная станция, - можно выгружаться. Немного истории о самой железной дороге и о тоннеле. Линия Лётчберг - это железная дорога в Швейцарии, связывающая Шпиц в кантоне Берн с Бригом в кантоне Вале. Она пересекает Бернские Альпы, от Бернского Оберланда до верхнего Вале, через тоннель Лётчберг в середине пути. Вместе с тоннелем Симплон к югу от Брига, является одной из главных железных дорог через Альпы и важнейших осей север-юг в Европе. Линия славится своей двойной петлёй спиральных туннелей в долине Кандер на северном подходе к тоннелю Лётчберг и выходом в долину Роны на крутом склоне горы, через многочисленные тоннели и виадуки на южном спуске. Её верхней точкой является 1240 м над уровнем моря, что делает её высочайшей железной дорогой стандартной колеи в Швейцарии, не использующей зубчатую передачу.
  Линия Лётчберг, с одноимённым 14,6-километровым тоннелем в её сердце, идущем на глубине 2,690 метров под перевалом Лётчен, обеспечивает прямой доступ из Берна в Бриг, в который также можно добраться обходя Бернские Альпы через Лозанну, используя Швейцарскую часть Симплонской железной дороги. Это вторая по важности связь между Севером и Югом через швейцарские Альпы после Готтхарда.
  Выехал с площадки на дорогу и, по крутому серпантину начал спускаться, минуя четыре небольших тоннеля и один довольно таки приличный - 2,4 км. Ехал осторожно: мало того, что крутой спуск и резкие повороты, так ещё и были сильные порывы ветра, норовя столкнуть с дороги, а то и заставляя выезжать на середину дороги. Ну вот, спуск остался позади, можно и передохнуть, пока на заправке набираю воду в бутылки в небольшом городке Goppenstein. Немного отъехав от заправки, увидел около дороги скошенный луг и островок леса посереди его - хорошее место для ночлега. Свернул и, оставив велосипед на обочине, пошёл осматривать местность. Ба! Да тут не только тишина "спряталась" за деревцами - среди них ещё пробегает и задумчивый ручей! Через 20 минут я уже поставил палатку, спрятавшись от ветра, но расположился так, чтобы солнышко согревало меня своими тёплыми лучами. Постирал в ручье спортивные брюки и куртку, которые быстро высохли - солнце-ветер; помылся сам, фыркая от прохладной воды, а потом пил кофе, валяясь на каремате, подставляя солнечным лучам тело. Вот в такие вот моменты, все трудности, которые были в течение дня, уже не воспринимаются так остро - вроде бы они и были, но теперь они не казались такими уж тяжёлыми, от которых "скрипел" зубами и вспоминал матерные слова. Всё познаётся в сравнении: если бы не было приятного отдыха, то трудности воспринимались бы, как трудности, а не как временные тяготы, после которых наступит расслабление и нега.
  20.05. - Сегодня воскресенье, наверное, многие люди ещё валяются в постельках; кто-то спит на природе - в "караванах"; а кто-то и спит на природе и при этом дышит утренней свежестью, медленно просыпаясь вместе с солнышком. (Это я про себя) Только вот ветер ни в какую не хочет успокаиваться - так и норовит что-нибудь "утащить" из вещей и унести в свои "закрома". Ну что ж, хочешь не хочешь, а ехать надо - ни сидеть же на одном месте, пережидая то ветер, то дождь, а то и хмурое настроение. После сборов под защитой деревьев, я вышел на дорогу, по которой разгуливал ветрище, распахнув свои объятия, обрадовавшись мне, как "старому другу". Вот нет чтобы подтолкнуть сзади, облегчая мне движение, нет же - будет забегать спереди и "заигрывать" со мной, не рассчитывая силу своих возможностей, от которых порою приходилось ехать по ровному месту на низшей передаче. Вот так потихоньку и ехали вдвоём до небольшого городка Brig, расположенного на южном берегу реки Рона, в долине, разделяющей Бернские и Валийские Альпы. Вот удивляюсь тому, что горы, стоящие миллионы лет - одни, а названий люди попридумывали им - десятки. Пока шёл в гору по улицам городка, то успел осмотреть его как "изнутри", так и сверху, после крутого подъёма по серпантину. Останавливался лишь ненадолго около квадратного то ли храма, то ли капеллы, чтобы сделать несколько снимков. Ещё город интересен тем, что в нём сходятся три железные дороги, соединяющие не только швейцарские города, но и через горы-тоннели, через перевал Симплон, соединяют Швейцарию с Италией. Вот моя дорога как раз и будет проходить через этот перевал, чтобы испытать на себе все "прелести" подъёма на его самую верхнюю точку. Официальные строки о самом перевале. Симпло́н - высокогорный перевал в Альпах, между Пеннинскими и Лепонтийскими Альпами (Швейцария). Его высота - 2 005 метров над уровнем моря. Он соединяет город Бриг в швейцарском кантоне Вале с Домодоссолой в Пьемонте (Италия). Из истории можно узнать, что перевал был известен в течение нескольких столетий, но имел только локальное значение. Международное же значение он приобрёл только во время наполеоновских войн. С 1801 по 1805 год по приказу императора для транспортировки артиллерии через перевал была построена дорога, соединяющая долину Роны с Италией. После постройки дороги через перевал было организовано движение почтовых карет, заменённых в начале XX века почтовыми автобусами. Вот по такой дороге, по которой "ступала нога" Наполеона - по исторической дороге, - мне и довелось идти. Я сомневаюсь, что император шёл пешком, скорее всего ехал в карете или на лошади, а может и вовсе сидел в уютном доме, прижимая к себе прекрасную мамзель, дающий распоряжения через нарочных, но сам факт - "наполеоновского шествия" - имел место в моём сознании.
  Время обеда застало меня около родника, в десятке метров от дороги. Пока кушал и выпивал немного винца за здоровье брата - у него сегодня день рождение, к тому же круглая дата - 50 лет, - небо постепенно начало темнеть - поползли низкие тучи, застилая своей чёрной вуалью солнечные лучи, погружая землю в полумрак. Ожидать чего-либо хорошего от таких туч не приходится - только дождь, который вкрадчиво начал шуршать в прошлогодней сухой траве. Заканчивал свой обед уже стоя под большой сосной, позволившей хоть ненадолго укрыться под её раскидистыми лапами. В горах погода может 18 раз измениться в течение часа, в чём я убеждался неоднократно, когда ходил в горы с рюкзаком. Вот и сейчас было также: только что светило солнышко, но, не прошло и десяти минут, как пошёл дождь. Выходить из-под своего укрытия не хотелось, а хотелось в данный момент лишь одного - поставить палатку и лечь, просто лечь и долго лежать. Время полдень, а я уже так устал, бредя в крутые подъёмы, что уже идти дальше не было сил. Груженый велосипед, тяжёлые подъёмы, "мокрая" прохладная погода с ветром - всё это вкупе выматывало все жизненные силы, вытягивало живительную энергию и не доставляло удовольствия от путешествия. С утра, с новыми силами, да в солнечную погоду - подъёмы давались легко, но, по мере подъёма, становилось всё тяжелее и тяжелее, погода становилась всё прохладнее и прохладнее, силы и энергия иссякали всё быстрее и быстрее, не успевая накопиться. Только переступив через "не хочу", я пошёл дальше, оценивая данную ситуацию "трезвым умом": нельзя сейчас и здесь останавливаться ночевать, ведь в любой момент может дождь смениться снегом, а это и холод и дискомфорт и потраченное время. Надо обязательно "перевалить" через седловину этой долины и спуститься вниз, только там можно будет остановиться на отдых. Даже если и дождь не перестанет идти, всё равно внизу будет теплее, хоть и сыро.
  Было прохладно и трудно, но я иногда останавливался, чтобы передохнуть и сделать интересные кадры, ведь горы не смогут сравниться по своей красоте, своему величию, своим первозданным видом ни с чем - они неповторимы. Как можно отвернуться от извивающегося по дну долины горного ручья - маленького ручья, - но сумевшего разделить могучие горы, сделав их соседями! Как можно "дрожать от холода", когда хвойный лес, пытаясь вскарабкаться по склонам гор на самый верх, останавливается на их середине, не в силах преодолеть крутизну! Каким надо быть малодушным, чтобы "зашорить глаза" - не крутить головой во все стороны, - не смотреть на причудливые скалистые горы в зелёных "юбочках" и белых "шляпках", но с голым торсом! Пусть было не так комфортно, как хотелось бы, но, кадры, сделанные в "дискомфорте", долго будут храниться как в альбоме, так и в памяти путешественника, который сумел не только справиться с хандрой, но и увидеть поразительной красоты горные ландшафты и ... улыбнуться им.
  Чем выше поднимался, тем больше встречалось небольших тоннелей, длиннющих лавинных галерей и мостов, стоящих на высоченных сваях. Чем выше поднимался, тем больше открывалось горных вершин, покрытых снегом; становилось всё холоднее и холоднее: дождь сменился мокрым снегом, а ветер уже продувал не только одежду, но и старался забраться под дождевой костюм. Я даже немного завидовал едущим в машинах людям, сидящих в салонах в одних футболках и с интересом рассматривающих одинокого велосипедиста, бредущего под снегом. Машин навстречу ехало много, но внимание моё было обращено не на сами машины, а их багажники, установленные на крышах. Редко какая из них проезжала пустая, в основном наверху были привязаны доски для сёрфинга, резиновые лодки, байдарки, велосипеды - возвращались с какого-то побережья моря. Так же часто проносились навстречу "разномастные" мотоциклы, тарахтя и выбрасывая после себя вонь в воздух. Ну вот наконец-то, и самая верхняя точка перевала, на которой стоит каменный орёл с нахмуренными бровями, но не он меня обрадовал, не седловина, хотя приятно осознавать, что подъём закончен, не трёхэтажный хоспис, манящий горячим душем, а стоящее около дороги кафе, в котором точно должно быть ГОРЯЧЕЕ кофе! Поставив велосипед под небольшой карниз, нырнул в теплоту помещения, расстегнув мокрую куртку, чтобы тело быстрее согрелось. Выпив одну чашечку кофе и чувствуя живительную теплоту, разбегавшуюся по всему организму, понял, что надо ещё одну порцию напитка. Когда допивал вторую чашечку, то почувствовал, что руки стали приобретать чувствительность. Когда на улице холодно, то у меня в первую очередь всегда замерзают руки и ноги. Можно быстро идти, тогда ноги согреваются, но в данной ситуации - крутой подъём, груженый велосипед - это не подходит. А вот руки, держащие руль, остаются неподвижными и мокрыми от дождя, от чего и замерзают, хоть и надеваю тёплые перчатки. Подсчитав оставшиеся швейцарские франки, решил истратить их все - всё равно они мне не нужны. Купил кусочек пирога с яблоками и ... третью чашечку кофе. А, будь что будет, может столько кофе, после внутренней стрессовой ситуации, не скажется отрицательно на организме. Посидев ещё некоторое время в кафе, отогреваясь до конца, вышел на улицу, под непрекращающийся снегопад. Застегнувшись плотно на все замки, надев перчатки и очки, с криком "Банзай!", ринулся вниз, успев увидеть дорожный знак, на котором было написано, что впереди будет крутой спуск 19 километров! Мама мия! Когда двигаешься и то замерзаешь, а тут надо сидеть неподвижно под мокрым снегом и ветрищем целую вечность! Даже, наверное, не холод меня так страшит, а становится обидно, что кругом такая красотища! - а снять её на фотоаппарат не позволяют метеоусловия. Красивые горки-скалки, луга и леса, тоннели-мосты, повороты, за которыми таятся ещё прекраснее пейзажи. Не знаю сколько времени я спускался по серпантину, но к итальянской таможне, я подрулил, будучи уже похожим на эскимо, только не в шоколаде, а в тёмно-зелёной обёртке - дождевом костюме.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"