Юров Сергей Михайлович: другие произведения.

20 месяцев жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   X глава
   Быт
  
  На другой день, после сладкого и долгого сна, занимались домашними делами: стирали походные вещи, развешивали содержимое вьючников для просушки, освобождали баночки-бутылочки от их остатков. Вечером, когда солнце клонилось к закату, ходили на прогулку по "своим" местам, которые казались теперь "новыми", от изменений прошедших за время нашего отсутствия. Фиговые деревья уже стояли голыми, но на виноградниках ещё оставались цветные листочки; на яблонях же, без листьев, висело по несколько сиротливых красных плодов; лишь цитрусовые - апельсины и лимоны - были как ёлки: в пышных зелёных нарядах, среди которых "горели фонарики" оранжевого и жёлтых цветов. В природу пришли перемены - лето уступило место осени.
  Позвонил Славе-бригадиру, в ходе разговора с которым, узнал новость, неприятную для всех нас - пока мы путешествовали, "патрон" нашей фабрики "сделал себя нищим" - обанкротился. Я думал, что только российские предприниматели "банкротятся", чтобы уйти от налогов или кредитов, ан нет, португальские тоже хитрят, как могут, не нарушая при этом закон. Сеньор Фернандо стал "бедным" закрыв фабрику, зато два его зятя "вдруг" разбогатели - буквально на соседней улице открыли фабрику, зарегистрированную на их имена. Всё бы ничего в этой истории (кто как может, так и "крутится"), но есть одно "но" - из украинцев на работу они никого не взяли. Объяснили по-доброму - без сарказма и зла - "так как фабрика теперь небольшая, то и людей надо мало - для работы хватит португальцев, проработавших на этой фабрики по много лет". Наверное, вот это и есть "вселенский закон подлости" - в бочку мёда (путешествие) вылили ложку дёгтя (безработица). В этой ситуации ничего не поделаешь, остаётся только ждать "свой счастливый случай" - вдруг кому-нибудь понадобится "недорогая рабочая сила". Узнав такую новость, я всё же поехал на "новую" фабрику, чтобы лично самому услышать (и успокоиться) из первых уст факты этих событий. Алекс, обрадованный нашей встрече и, расспросивший о нашем путешествии, не забыв при этом подчеркнуть, что он теперь совладелец фабрики, развеял мои сомнения в пух и прах. На самом деле так и было: для выполнения работ хватало "своих" людей - "чужих" уже не набирали, тем более без документов. При всём своём уважении ко мне, помочь он мне ни чем не смог. Лучше сказать прямо, чем егозить, пытаясь обнадёжить. Так же спросил у него про расчёт, который должен нам "бывший патрон", на что он ответил: "денежные вопросы решает тесть", - который в данный момент был в отъезде. Ну что ж, буду ждать его с нетерпением - не его, а свои деньги.
  Осень была просто чудесной: дожди обходили нас стороной; по ночам было прохладно; днём же, когда солнышко заполняло своим светом всё пространство, становилось тепло и хорошо. По такой погоде я совершал каждодневные велосипедные прогулки, открывая для себя всё новые и новые соседние сёла и деревни, с их неповторимыми монастырями, церквями и домами. Ездил без определённой цели, просто садился на велосипед и ехал по той дороге, по которой ещё не ездил, а куда она приведёт, узнавал тогда, когда видел знак с названием села. Это были увлекательные поездки, как будто маленькие путешествия, в которых были дороги, любопытство, новизна и ... кофе с булками. Если бы не имел на руках карты дорог, то можно было бы заблудиться в первом же встречном селе - сотни дорог расходятся в разных направлениях. Иногда спрашивал о работе у людей на фабриках, стоящих в поле моего зрения, но безрезультатно, хотя сейчас самый сезон сбора виноградной лозы.
  Изредка наведывались в гости к Алексею, возвращаясь с города с продуктами, для пополнения "продовольственной корзины". Были и ответные визиты. У Алексея тоже была временная работа, как и у большинства иммигрантов: есть работа - "патрон" вызванивает его, нет - значит сидит дома, но при этом получает пособие по безработице, которого хватает, чтобы безбедно жить. Только у него большой плюс, в отличие от нас - у него есть португальский паспорт.
  Вообще, португальская система получения паспорта очень сложна и ... за́мкнута в круг: паспорт можно получить (временный, на один год), но с условием, что у тебя есть контракт на работу, а контракт дают в том случае, если у тебя лежит в кармане паспорт. Называется - укуси себя за зад. Бывают и такие работодатели, которые составляют с тобой договор (если ты его устраиваешь как хороший работник или специалист), но выплачивают за нарушения административного закона штраф, который компенсируют в дальнейшем из твоей зарплаты. Таких встречается мало. Даже если, допустим, мне повезло получить контракт на один год, то это не значит, что я автоматически получаю паспорт. Отнюдь: вот если я буду платить налоги в городской бюджет (минимум полгода), то только в этом случае получу временное разрешение на один год. Затем, чтобы продлить своё проживание уже на два года, надо всё по той же схеме платить налоги (не меньше полугода каждый год). После двух лет проживания и проплаты налогов, выдают, опять же временное, разрешение сроком на пять лет. Вот только по истечению пяти лет, с перечислением налогов каждый год в казну, могут выдать (на усмотрение административной комиссии) постоянный паспорт, а с ним и гражданство. Возможно, на первый взгляд все эти бюрократические проволочки выглядят через чур уж долгими и требовательными, но, если посмотреть с другой стороны, то так и надо поступать, во избежание заполонения страны лодырями и попрошайками с других стран. Хочешь жить здесь - работай и отчисляй часть дохода для процветания страны и блага народа, не хочешь - возвращайся в свою страну, где твоё место жительство и собирай бутылки, нюхая цветочки на свалке.
  У меня было сильное желание не только официально работать, но и жить в Португалии, имея на руках гражданский паспорт, с которым можно устроиться на работу по всей Европе, а так же, путешествовать без волнений. Но, увы, с кризисом, который добрался и на "европейские задворки", ничего не выходило - постоянной работы не было, а раз нет работы, то и нет гражданства. Вот такая вот дилемма.
  После звонка по телефону от знакомого украинца, что приехал хозяин фабрики, договорились с ним встретиться на другой день около дома "патрона" (он ему задолжал 1,5 тысячи euro, так как мне 800). Утром пришли к дому, позвонили, вышла жена и ответила, что самого нет дома. На наш вопрос - "когда будет?" - пожала плечами. Я вечером, уже один, снова приехал и, опять получил "от ворот поворот". Так, думаю сам про себя, такой расклад меня не устраивает. Заехал в общагу, где ютились украинцы, пытаясь уговорить тех, кому не заплатили за работу, идти вместе к дому "патрона" и сидеть в ограде до тех пор, пока не отдаст заработанные "еврики". Какой же всё-таки трусливый народец - русскоговорящий - приезжает сюда на заработки?! Это каким надо быть "мелким", чтобы с "дрожью в коленках" идти и просить свои, можно даже сказать кровные, деньги, за которые ты отрабатывал каждый день по 8 часов!? "Надо не просить, а требовать!" - бросил я клич, который повис, где-то между потолком и ушами окружавших меня "пострадавшими". Были, конечно, с их стороны "хиленькие" доводы: якобы мы нелегалы и, что нас могут препроводить в полицию, но больше ради отговорки. Плюнув в сердцах на них, а вслух сказав несколько слов на чистом матерном языке, уехал домой. На следующее утро, получив опять отрицательный ответ от жены сеньора, я не уехал восвояси, а сел на лавочку, с намерением, во что бы то ни стало дождаться самого Арминдо. Минут через 50 приехал его старший зять Сильвио и, выслушав мой монолог на плохом португальском языке, пообещал во всём разобраться и сделать всё возможное, что в его силах. Конечно же, я понимал, что у него хватает своих забот с фабрикой, да и, по сути, зачем ему эти хлопоты со мной, но хоть какая-то надежда, после общения с ним, у меня появилась. Я хоть и мало проработал на фабрике, но отношение как "патрона", так и его двух зятьёв, ко мне было хорошим - уважали как работника и как личность.
  Через несколько дней, так и не дождавшись звонка, я снова утром посетил дом (он же и офис) сеньора Арминдо. И его жена и дочь, на мой вопрос - "могу ли я увидеть "patrao?" - ответили, что его нет, и когда будет - неизвестно. Каково же было их удивление и широко открытые глаза, когда я вернулся через две минуты с карематом, газетой и термосом с чаем в офис и ... расположился на полу, сказав при этом, что не уйду отсюда до тех пор, пока не получу полный расчёт за работу. Надо ещё сказать то, что эти деньги мы зарабатывали вдвоём с Татьяной, поэтому злости и решительности было в два раза больше. Не прошло и 30 минут, как приехал ... Сильвио. Спросив "в чём дело?" - и получив от меня ответ, долго разговаривал со своей роднёй на повышенных тонах, после чего выписал чек на всю сумму, причитавшуюся мне. Извинившись передо мной и распрощавшись, он уехал, следом уехал и я, предварительно сказав женщинам "спасибо" и "до свидания". Уже после всей этой "эпопеи" с деньгами, я узнал, о чём ругался Сильвио со своей тёщей и женой. После первой нашей с ним встречи около дома "патрона", Сильвио разговаривал с ним лично, сказав при этом, чтобы он со мной рассчитался. Вот почему он, когда снова дамы ему позвонили и пожаловались на меня, приехал и, узнав, что со мной так и не рассчитались, "шибко" ругался. И чек выписал от своего имени потому, что не доверял словам тестя.
  Но, это ещё не всё - на этом "хождения по мукам" не закончились. Приехав в банк, чтобы обналичить чек, я узнал про такой порядок, существующий в португальской банковской системе: чеки не обналичивают, а вот деньги с них могут перевести или на мой личный счёт или на карточку. Так как у меня португальского паспорта не было, то и не могло быть и речи об открытии счёта или получение карточки. И снова я поехал к Сильвио на его фабрику. Внимательно выслушав меня, сказал, чтобы я приезжал завтра утром снова сюда - он решит мою проблему. Вообще, надо отдать должное португальцам, они чутко реагируют на возникшие проблемы извне, а уж если в ней присутствует их вина, то решить её стараются как можно быстрее - не любят жить с ней в голове - предпочитают спокойную жизнь. Утром в 8 часов я приехал без опоздания (как на свидание) на фабрику. Сильвио пригласил меня в комнату отдыха при фабрике и, вручил мне конверт, в котором (я пересчитал при нём) была вся сумма наличными. Выслушав извинение передо мной, за доставленные хлопоты и попрощавшись с ним, я поехал домой.
  Пока я жил в Португалии, мы ещё несколько раз виделись с сеньором Арминдо и всегда, с улыбками на лицах, здоровались друг с другом при встречах, иногда общались и ни разу я не видел угрюмого или злого выражения лица в отношении себя. А вот уважения, не только со стороны португальцев, но украинцев, прибавилось, в чём я убедился при дальнейшей моей работе у других владельцев фабрик и при общении с земляками. А тот парнишка, с которым мы первый раз ходили за деньгами, так и уехал домой, на Украину, не получив расчёта. Кстати, он проработал на этой фабрике 11 сезонов, получил травму ноги на производстве, от чего и хромает по сей день, но уважения так и не приобрёл. Доходили до меня и слухи, что некоторые украинцы хотели "стрясти" долги с "патрона" (он ещё многим остался должен) таким же методом, каким получил я, но второй раз такой способ не "прокатит", да и не хватит духу противостоять устоявшимся критериям, по которым они привыкли жить - заискивание и преклонение перед хозяином.
  В декабре была возможность две недели поработать: позвонил Слава-бригадир и сказал, что набирает несколько человек для работы в поле - "тянуть" лозу, но уже у другого "патрона". Конечно же, я согласился. У меня к Славе осталось уважение не только из-за того, что он звонил и приглашал меня на работу, а ещё по той причине, что он старался помочь многим людям, зная, как трудно сидеть без денег в чужой стране. Несколько дней я работал с ним, потом кто-то другой вместо меня, затем ещё кто-нибудь третий - пока была работа, люди менялись, зарабатывая хоть немного на проживание.
   Вот и настал 2012 год, - каким он будет для меня? что принесёт хорошего, а что плохого? будет ли постоянная работа или нет? куда поеду путешествовать и сколько увижу новых стран? - разные вопросы роились в голове, как пчёлы в улье. Единственным успокоением было то, что у меня ещё были деньги, не только те, которые я заработал (их очень мало), а те, с которыми я приехал сюда (от продажи имущества). Поэтому на проживание и путешествия запас денежных средств у меня был (в euro). Зима здесь хоть солнечная и тёплая - в среднем +16 гр., - но ночью может опуститься и до +2 градусов, а в низинах и до 0 гр., из-за чего я и не ездил путешествовать, приходилось ждать весну. По португальской территории можно кататься и зимой (что я и делал), но ехать в другие страны не получится из-за холодных снежных месяцев (по европейским меркам).
  В январе снова был звонок от бригадира и снова я немного (одну неделю) поработал в поле - на сей раз опять у другого "патрона" и выполнял другую работу: португальцы обрезали лишние отростки лозы с виноградников, а мы собирали в пучки, увязывали и, погрузив на машину, отвозили на фабрику для дальнейшей переработки.
  Ещё в январе было событие, хоть и неприятное, но в памяти осталось, устроившись скромно в уголке. Когда ко мне в Португалию прилетела из России подруга, то намерения о совместной жизни были самыми оптимистичными. Вместе устраивали комфорт и уют в доме, вместе ездили в город за покупками, вместе катались по сёлам, ездили на пляж, гуляли вечерами в окрестностях своего села. Был совместный "мотофестиваль" и путешествие домой своим ходом, на велосипедах по португальским дорогам. Вот в этом путешествии уже начали возникать мелкие ссоры, по большей части с моей стороны. Я давно хожу один в горы с рюкзаком, путешествую один на велосипеде, приехал в Европу тоже один, по святым дорогам ездил один. Я привык везде двигаться один, нести ответственность только за себя, преодолевать возникшие трудности самому. Но, когда рядом с тобой едет или идёт другой человек, то, хочешь ты этого или нет, несёшь не только физическую, но моральную ответственность за него, а когда с тобой женщина - ответственность увеличивается вдвое. У меня существует свой походный режим, темп, уклад, навыки, приобретённые в походной жизни, которые меня устраивают и, которые я не хочу менять, так как они откорректированы в ходе путешествий. Вот когда что-то начинает "вклиниваться" в мой уклад, или я должен менять темп, подстраиваясь под кого-то, тогда ко мне "приходит" раздражение - я чувствую дискомфорт, - не получаю от путешествия удовольствия. Умом понимаю, что все люди разные и не могут делать всё так, как мне угодно - у каждого в голове есть свой "компьютер", запрограммированный для него лично. Умом понимаю, но когда начинается движение с "препятствиями", то меня начинает напрягать такое движение. Пробовал много раз изменить взгляд на все "раздражители", пытался "переломить" себя - увы, не получалось. Если и мог подстроиться под человека, с которым находился рядом во время похода или путешествия, то это ненадолго - через некоторый промежуток времени мой "компьютер" давал сбой. Даже близкие люди, которые мне дороги, всё равно попадали в графу "раздражитель". Во время путешествия все обязанности возлагаются на всех участников - распределяются поровну, - пусть не поровну, но какую-то часть каждый должен получить и выполнять её с лихвой. Все путешествия состоят не только с приятных моментов, но и проблем, возникающих в дороге и которые надо разрешать. Вот когда все дорожные "прелести" достаются мне одному, то это уже перебор, я начинаю шибко нервничать - могу даже и накричать.
  Вот такие мелочи уже начали меня нервировать при возвращении домой с мотофестиваля, а это две недели пути и 850 км. Думал, что это был пробный маршрут, за время которого появились навыки езды, ответственность за поступки, некоторые обязанности, ведь по планам было более длительное путешествие, да ещё и осенью. Это думал так я, а на поверку оказалось совсем не так. Были новые дороги, много километров, много дней пути, за которые я так устал морально, что готов был уехать по другой дороге и продолжить путешествие один. Но это были только эмоции - не тот я человек, чтобы оставить на обочине девушку, с которой поехал в круиз, переставший доставлять мне удовольствие.
   Когда "чаша терпения" переполнилась, я "выплеснул на Татьяну ковш холодной воды": "я больше никогда не поеду с тобой ни в одно совместное путешествие". И это было сказано в день приезда домой с велопробега по Испании, около камина и с бокалами вина. Может, это было и грубо, но это было высказывание частично от злости, а частично правдой. Была ещё одна причина, по которой испортились наши отношения - это нехватка денег. Банальная причина, но это был факт, от которого не укрыться и не спрятаться. Свои заканчивались, а заработать на жизнь не представлялось возможным - работы просто не было. Да и одному прожить легче, чем вдвоём, тем более, что мне иногда подбрасывали работу, хоть и тяжёлую и свои сбережения ещё оставались. Вот по этим причинам Татьяна и улетела обратно в Россию в двадцатых числах января. Наверное, если бы мы не путешествовали, а просто жили как все люди, то возможно, наши отношения не испортились бы до такой степени и мы остались бы вместе. "Чему быть суждено - неминуемо будет. Но не больше того, чему быть суждено". /Омар Хайям/
  Февраль "принёс" с собой целых две трудовых недели. По сельской местности много разбросано фабрик по выращиванию виноградной лозы, а соответственно и много полей, на которых её и выращивают. Вот на одном из таких полей мы и работали - "тянули" лозу - и снова у нового хозяина. Вот когда светит солнышко, мне нравиться работать, но когда идёт дождь - увы, желание, куда-то улетучивается. Эта зима мало дождливая, по большей части светит солнышко и это радует. Как-то в один из таких солнечных дней, заканчивая работу в поле, "патрон" сказал мне (Слава перевёл), что работы осталось мало, поэтому он предлагает мне одному поработать на его полях. Я согласился, от чего у некоторых "товарищей по полю", появилось кислое выражение на лицах, с вопросительным знаком - "почему выбор пал на меня, а не на них?" Ответ прост, как и сама работа - "надо трудиться, а не создавать видимость".
  Я, конечно, знал, что полевой труд очень тяжёлый, но не догадывался, насколько он может быть каторжным! По прошествии двух дней, после того, как меня "поставили старшим в бригаде" (а бригада - это я), "тянуть" лозу я закончил - поле было убрано, - но другая работа ждала меня впереди. Утром Paulo (так звали хозяина фабрики) привёз меня в поле, на котором мы работали. (Из дома на фабрику я приезжал на велосипеде - туда-обратно 12 км - затем, в поле меня вёз "патрон" на машине, вечером же забирал точно по расписанию) Взял мотыгу и показал, что нужно делать. А делать надо вот что: после обрезки всех отростков на стволе лозы, он остаётся торчать обрубком над голой землёй; так вот, чтобы лишние отростки, которые выходят под землёй, не мешали расти верхним, надо раскопать лунку мотыгой вокруг ствола, а затем обрубить топором лишние нижние. Показал и уехал, а с рвением приступил к работе. Я ведь думал, что это так просто, что это будет лёгкая разминка на свежем воздухе. Ах, как же я заблуждался! Почва - спрессованный суглинок, который несколько лет не взрыхлялся, плюс - тяжёлая мотыга, с которой "пляшешь" вокруг ствола. Надо было сделать полтора-два десятка мощных ударов, чтобы сделать углубление в земле, достаточное для работы топором. Буквально через час "битья земли", у меня болели не только руки, но и всё тело. Можно было, конечно и не напрягаться, но рядом проходила дорога, по которой сновали машины, в одной из которых мог находиться сам хозяин этого поля, наблюдавший за моими ленивыми телодвижениями. Я знал, сколько надо обработать рядков виноградника - "тянуть" лозу, - но сколько "расковырять" лунок - не знал даже приблизительно. В этом и состояла вся проблема: если бы была чёткая норма, то распределил бы силы на неё, а когда не ведаешь, то работаешь с маленькими перекурами.
   За время обеда (один час) казалось, что немного отдохнул, но, когда снова начал ударять мотыгой по "каменной" земле, то тело "заныло", "заскулило", "завыло", отдаваясь болью в каждой клеточке. Было такое состояние, как будто по мне проехал небольшой танк - и раздавить не раздавил, но помял сильно. На руках были кровавые мозоли, которых в жизни не бывало. Бог мой! Я готов был сам кому-нибудь заплатить в два раза больше, только чтобы избавиться от такого труда. Не зря же говорят на российских просторах: "труд облагораживает человека - делает его горбатым". Я не хочу быть горбатым, я не хочу таких "тяжёлых" евриков, я не желаю оставлять своё драгоценное здоровье на португальских землях! Бывают в жизни такие ситуации, в которых не можешь разобраться, сделать из них какие-нибудь выводы, прийти к какому-то решению, в чём-то сомневаешься, потом ... щёлк, сработало какое-то реле, сомкнув контакты "согласия" души и сердца. Всё, пришёл ответ на мой вопрос: "что же делать дальше?" - от чего стало на душе легко и радостно. Такой вот щелчок и произошёл во мне, когда я принимал для себя решение, выполняя каторжную работу на поле. Да "на фиг мне сдалась такая работа, от которой я теряю своё здоровье, и ради каких высоких целей её выполняю?" Памятник мне не нужен (что я с ним буду делать?), святым быть я не хочу (я вольная птица), земля эта не моя собственность, чтобы её обрабатывать для блага своей семьи. Нет ни одной веской причины, из-за которой мне надо продолжать мучить мотыгу, землю и себя. У человека всегда есть выбор: пойти ему налево или направо; выбрать короткий и опасный путь или же длинный, но не сулящий неприятных неожиданностей. Я сделал свой выбор, я принял твёрдое решение: бросаю эту работу, а свободное время использую с пользой для себя - поеду кататься по центральной части Португалии, где я ещё не был и не видел многие города, сёла и просторы.
  Вечером, когда Paulo привёз меня на фабрику и произвёл расчёт (он каждый день после работы рассчитывался за день работы), я сказал ему, что с завтрашнего дня на работу не выхожу - уезжаю путешествовать. Конечно, глаза у него после моих слов немного расширились и округлились. Он не понимал, как можно отдыхать - ехать путешествовать, - когда надо работать. Они привыкли так жить: каждому сезону своя работа, которую нужно делать и от которой они получают прибыль для дальнейшего проживания. Это их прибыль, их уклад жизни, но не мой. Хоть он и платил мне больше, чем украинцам и не хотел, чтобы я уходил от него, получив деньги на руки и поблагодарив по-португальски - обматерив по-русски - за предоставленную работу, я поехал домой. Даже ехать было трудно после дневной смены работы на "рудниках". Пока ехал и кряхтел от боли, ещё раз убедился в верности своего принятого решения.
  На другой день, немного придя в себя от "труда", поехал в город за продуктами для очередного путешествия. Закупив всё, что надо было по списку, навестил Алексея на обратном пути. Выпили по чашечке кофе, побеседовали о моей поездке, в ходе которой, друг внёс некоторые изменения в мой маршрут, так как живёт здесь дольше меня и знает некоторые города с их достопримечательностями лучше. На посошок выпили по грамульке винца за наступающий праздник - 23 февраля - и распрощались. Дома упаковал вьючники, смазал ходовую часть у велосипеда и ... сидел на лоджии в ожидании утра.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"