Юровский Юрий Георгиевич: другие произведения.

Я так думаю

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


 []

Юрий Юровский

Я так думаю

Симферополь

2016

  

NoЮровский Ю.Г. 2016

  
  
  

От автора

   Если ты читаешь эти строки, дорогой читатель, то значит, эта книга напечатана. Она не ставит своей целью "глаголом жечь сердца людей". Это просто размышления о людях и событиях весьма пожилого человека. Причем автор постарался избежать брюзжания, которое мало кого интересует. Ибо чаще всего в этом сквозит одно: вот в наше время все было по-другому... И люди лучше (не то, что нынешнее племя) и погода и все прочее. Упаси Господь! Просто у стариков чуть больше интервал временных сравнений. Немного иной стиль мышления, несколько другие оценки событий. И, как показывает многовековая практика, чем больше углов зрения на любую проблему, тем правильней можно найти объективное ей объяснение. Только поэтому я осмелился написать о самом разном, объединив его под общим названием: Я так думаю...
   У каждого человека есть свой внутренний мир. Чем шире кругозор, тем он разнообразнее. Никогда не поздно узнать для себя что-то новое, приобрести частику из необъятного океана знаний. А знания это тот единственный груз, который не тяжело нести по жизни. Поделитесь своими знаниями с друзьями, доброжелательно обсудите проблемы и жизнь ваша станет полней и интересней. Не замыкайтесь в себе, цените роскошный дар богов - общение. В том числе с помощью книг.
   Август 2016 г.

МИНИАТЮРЫ

Двери и замки

   Кто придумал первую дверь и первый замок неизвестно. История об этом умалчивает. За свою жизнь мы бессчетное количество раз открываем и закрываем двери, запираем и открываем замки. И тем ни менее без курьезов здесь не обходится. Мне представляется, что в русской литературе впервые с юмором назвал дверь прилагательным недоросль Фонвизина. Хрестоматийный случай описан в романе Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев". Это когда абсолютно голый инженер Щукин оказался на лестнице, так как дверь с английским замком захлопнулась. В романе Великий Комбинатор открыл замок ногтем. Однако средне статистическому гражданину такой способ открывания английских замков не под силу. Он вообще не понимает, как такой замок устроен. А уж открыть его без ключа просто нереально.
   О курьезных случаях с дверями и замками можно рассказывать бесконечно. Можно написать отдельный роман, энциклопедию, справочное пособие и т.д. Но и двери, и замки вещи настолько обыденные, что на них просто не обращают внимание. И пользуются в "автоматическом режиме". А в ответ эти атрибуты нашей жизни преподносят нам сюрпризы. Так же, как и инженеру Щукину в самый неподходящий момент. Практически каждый человек однажды терял ключи и был хоть однажды ушиблен дверью. Вот несколько случаев из моей жизни и жизни моих знакомых. Могу также заметить, что в момент инцидента всем реалигентам (как и инженеру Щукину) было совсем не смешно. Юмор куда-то улетучивался.
   Итак, зимний Ленинград. Известно, какая там погода: то оттепель, то мороз. И вот после оттепели, когда грянул 20-и градусный морозец, моей матушке потребовалось поехать на кладбище, ибо была годовщина чьей-то смерти. Пришел я в гараж и вижу после оттепели машина грязная до безобразия. А гараж у меня был в то время элитный, теплый, с хорошей мойкой. Даже с горячей водой. Помыл я, значит, машину и подал родительнице в лучшем виде. Подъехали к кладбищу, а так на открытом месте метет как в заполярье. Долго мы у могилки не задержались. Ну, минут двадцать, максимум. И за это короткое время успел окоченеть основательно. Вернулись к машине. А замок водительской дверцы не открывается, хоть тресни. Ключ в замке двери не поворачивается. Когда я мыл машину в него попала вода и теперь надежно замерзла. Попытался растопить лед пламенем зажигалки - не получается. А холод уже пробирает до костей. Оставался единственный выход. Открыл багажник (слава богу, хоть там замок открылся), выгрузил все барахло и стал выбивать стенку между багажником и салоном. Выбил с немалым трудом. Откинул спинку заднего сидения. Теперь надо было пролезть в салон и открыть дверь. Для этого пришлось раздеться до майки, иначе в эту дырку было не пролезть. Успел за это время настолько замерзнуть, что и ругаться не мог. Мне тогда точно было не до смеха. И ведь опытный был водитель, знал, что на мороз на только что вымытой машине нельзя выезжать.
   Небольшой городок в Ленинградской области. Частный дом. Возвратившиеся из поездки хозяева пытаются отрыть входную дверь. Не тут то было! В замок попала вода и замерзла. Находчивые граждане притащили из рядом стоящей баньки фен. Дверь открылась. Утром история с замком повторилась. Но теперь фен был вне досягаемости. А ребенку надо идти в школу. Его выпихнули в рубашонке через узкое оконце. В пальто он не пролезал. Хозяин внезапно вспомнил, что он каратист. С криком киааа врезал по двери ногой. Дверь вывалилась на улицу вместе с коробкой и хозяином. При этом он что-то себе сломал, не считая мелких травм.
   Идет заселение нового дома. Счастливые новоселы немедленно меняют дверные замки, купив их в ближайшем магазине. Один гражданин врезал заранее припасенный хитрый замок, изготовленный по спецзаказу. Через неделю он потерял ключи и обратился ко мне за помощью. Открыть входную дверь оказалось довольно просто. Понадобился топор и лом. Против последнего, как говорят, нет приема. Хозяин стонал и мерзко ругался: зачем я отдал столько денег за навороченные замки?
   В Якутии я был свидетелем трагического случая. Произошел он в поселке Усть Миль, где мне довелось работать начальником гидрометеостанции. Трое аборигенов устроили пьянку. Хозяин дома заснул за столом. Собутыльники допили спирт, водрузили хозяина на кровать и ушли. Допустили только маленькую оплошность: не закрыли входную дверь. Мороз в это время зашкаливал за сорок градусов. В результате гостеприимному хозяину ампутировали обе ноги и руку. Поневоле приходит мысль: а не лучше ли ему было замерзнуть насмерть? Такой вот маленький штрих - пьяненькие гости всего лишь не закрыли дверь.
   В разных уголках нашей необъятной Родины двери имеют свои особенности. В маленьких таежных поселках они лишены непременной городской атрибутики - замка. Там не воруют. Уходя, даже надолго, хозяева подпирают дверь колышком. Это знак, что хозяина нет дома. На Сахалине и некоторых районах Приморского края двери в домах открываются только вовнутрь. Зимой тихоокеанские циклоны сопровождаются такими снегопадами, что улицы иногда заносит снегом до второго этажа. Два три метра снега - нормальное явление. При такой толщине снега дверь наружу не откроешь.
   Октябрь 2015г.

Вовка

   Тишина в тайге обостряет слух. Рокот самолетного мотора слышен далеко. Брательник Ленька покрутил головой и потянул к себе бродни. Не иначе к нам летят, обувайся. Пошли встречать. Этот спецрейс мы ждали почти месяц. Вдвоем работать на метеостанции, при положенном штате четыре человека просто каторга. Наблюдения каждые три часа. Сначала надо показания всех приборов записать в журнал. Потом бегом от метеоплощадки в домик. Все данные зашифровать. Включить и настроить рацию. Поймать центр. Отстучать на ключе зашифрованное сообщение. Упаришься. Потом до следующего срока наблюдений надо подзарядить аккумуляторы (завести движок). А он, зараза, капризный. Приготовить какой-нибудь горячей еды, растопив печку. Дел хватает, только успевай.
   Вышли, значит, мы на открытое место. Прислушались. Точно летит. Вот из-за сопки вывернулась Аннушка (АН-2). Только вид у нее странный, необычный. Но летит точно к нам. Сбежали с брательником с крутого берега реки на лед. Больше ей садиться негде - кругом сопки. Наконец самолет сел, прочертив лыжами широкую борозду по нетронутому снегу. Грузовой люк Аннушки был открыт и привязан веревкой. А наружу на полтора метра торчал нос дюралевой лодки. Мы аж рты раскрыли от удивления. Отчаянные ребята пилоты. Лодку быстро отвязали, выпихнули на лед. Затем посыпались, ящики, мешки, свертки. И только потом из салона спустились три человека. Самолет тут же развернулся и улетел.
   К нам подошел щегольски одетый молодой мужик.
   - Ну что страдальцы - таежники, здорово! Давайте знакомиться. Меня зовут Виктор. Я новый начальник вашей кустовой гидрометеостанции и, следовательно, ваш шеф. Заявки ваши и просьбы постарался выполнить. То, что спецрейс задержался - не моя вина. Не было в авиаотряде свободных машин.
   Виктор сдвинул назад шапку и широко улыбнулся.
   - Теперь по порядку. Дюральку давно просили? Вот она, новенькая. Пополнение просили? Привез вам пару радистов-наблюдателей. Эй, парни, подходите не стесняйтесь, знакомьтесь.
   Ребята подошли. Один оказался якутом, по имени Петя. Другой русский Вася, но с одним глазом. Ладно, нам какая разница? С косыми глазами или вообще без глаза - лишь бы работали нормально. Оба выпускники нашей школы. Проблем не должно быть. Разберемся. Сами знаем, подготовка там классная. Подробней расспросить их не успели. Виктор сразу дал вводную:
   - Прохлаждаться некогда. Все вместе дружно взяли дюральку и потащили наверх к домику. Потом перетащим остальной груз.
   Перетащили. Отдышались. Брательник побежал делать наблюдения. А я на камбуз приготовить угощение. Хотя какое там угощение - обычный таежный набор: макароны, тушенка, сгущенка. Перед тем как сесть за стол, Виктор вручил брательнику пачку документов: накладные, приказы по управлению, бланки и книжки наблюдений, почту. Выходило, что привезли практически все, что мы просили и кое- что и сверх того. Да, с таким начальником станции жить можно.
   За чаем, Виктор рассказал последние новости из обитаемого мира. Потом закурил и поведал, зачем приехал на наш таежный пост.
   - У меня парни с вашим постом полный облом. Гидрологические наблюдения практически не проводятся. Высокое начальство недовольно. И хотя я выбил вам пополнение радистов, гидролога наблюдателя найти не удалось. За гидрологические наблюдения вам будут приплачивать отдельно. Но сейчас главная задача провести измерения в паводок. Поэтому, всех свободных от вахты я мобилизую на паводочные работы. Будете мне помогать. Весь аврал займет примерно месяц. График метеонаблюдений составьте сами к завтрашнему утру. Вмешиваться в вашу работу не буду. Теперь покажите мне мою койку. И до утра меня не будить.
   На следующее утро все закрутилось в бешеном темпе. Со склада были извлечены теодолит, нивелир, рейки и мерная лента. Вскоре на подтаявшем снегу ровными рядами стояли вешки. На месте вешек, вооружившись пешнями, мы продолбили продолговатые лунки. Работа была тяжелая, но мы с брательником не жаловались. Хоть какое-то разнообразие в унылых, однообразных буднях метеостанции. Да и Виктор интересно объяснял, зачем все это делается.
   Когда все лунки были готовы, началась работа с вертушками. Неведомый нам прибор звонил, а Виктор засекал время звонков по секундомеру. Все приспособления к вертушке, лебедку, груза и сами вертушки мы разместили на нартах. Удобно и легко перетаскивать все эти железки от лунки к лунке. Продолжалась та канитель дней десять. А на одиннадцатый случилось ЧП. Ночью река вскрылась. Нарты со всем имуществом мы оставляли на льду. Охранять их было незачем - на сотню километров от метеостанции ни души. Таскать вверх к домику тяжести тоже никому не хотелось. И вот допрыгались. Утром, уходя с метеоплощадки, я гляну на реку, там льда уже нет. Заодно и нет нарт с приборами. Бросился будить начальника, хоть он лег спать перед рассветом. Все что-то писал и считал на арифмометре. Заодно разбудил и Леньку. Они быстро оделись и пошли по берегу вниз по течению реки. Вернулись довольно быстро. Оказалось, льдина, на которой стояли нарты, застряла посредине реки в ледовом заторе. Но с нашего берега к ней было не подобраться из-за широкой промоины. Начальник объявил аврал. Всем коллективом стали стаскивать к реке тяжелый баркас, с незапамятных времен хранившийся на станции. Через блок зацепили его на трос натянутый поперек реки. Набили нос тяжелыми камнями и спустили на воду. Без камней сильное течение ставило баркас на попа. Пока переплавлялись на другой берег, Ленька мне сказал:
   - Пустое все это. Затор вот-вот прорвет. Утопнет все это барахло. Лучше бы все это списать по акту.
   Когда подошли к затору, я понял, что брательник прав. Вода ревела между громадных льдин. Некоторые из них наползли друг на друга. Некоторые встали вертикально. Зрелище было жутковатое. А посередине затора стояла большая льдина с целехонькими нартами. Добраться до неё, по-моему, было нельзя. Чистое самоубийство. Затор весь трясся и в любую минуту мог разрушиться.
   - Ну, что орлы, бодро сказал Виктор. Есть желающие спасать казенное имущество?
   Мы с Ленькой посмотрели друг на друга и промолчали.
   - Это хорошо, что нет желающих. Сказал Виктор и стал снимать куртку. Даже если бы и нашлись, я бы вас не пустил. Случись что, и меня упекут в тюрьму. Зато мне здесь никто не запретит рискнуть. Ну, не поминайте лихом.
   Куртку он снял для того, что бы ловчее двигаться. Мы с интересам смотрели на опасную выходку начальника. Первую треть пути Виктор прошел легко. Потом вдруг остановился и прошел чуть назад. Было видно, что льдина на которую он ступил, ходит ходуном. Начальник обошел её и скрылся за ропаком. Скоро мы увидели его на большой льдине с оборудованием. Первым делом он схватил ящички с вертушками и понес один под мышкой второй за ручку. Благополучно добрался до берега по новой льдине уткнувшейся в затор. Положил на большой валун ящички с приборами. Снял шапку и вытер со лба пот. Мы уже собрались подойти к нему, как вдруг он резко развернулся и опять прыгнул на лед. По этой новой льдине он в два счета добрался до брошенного оборудования, скинул с нарт тяжелые 25 килограммовые груза и положил на них рейки. Таща за собой нарты, с трудом вытащил их на прибрежные камни. Отчаянный парень, да и только. Когда мы подошли руки у него слегка дрожали, а глаза были шальными.
   - Вот и хлебнул адреналинчику, криво улыбаясь и надевая шапку, сказал Виктор. Потом добавил: Сам виноват. Поленился таскать приборы, развел хлев на палубе.
   - Лучше бы спирта или водки, хлебнул, проворчал я.
   - А что такое адреналин? Поинтересовался Ленька.
   - Да есть такая штука, которая при риске кровь разогревает не хуже спиртяги.
   На обратном пути мы все молчали. Мне с брательником обсуждать, глупый как нам казалось, риск начальника не хотелось. Не наше это дело. А ему было не до разговоров. Когда мы на баркасе причаливали к своему берегу, издалека, донесся грохот. Уровень реки стал стремительно падать. Стало понятно, рухнул затор. Опоздай мы на час, все пошло бы по-другому.
   Еще с неделю мы не вылезали из баркаса, проводя измерения скоростей течения вертушкой. Вода в реке стала спадать, и мне смертельно все надоело. Не радовала и охота. Как только река вскрылась, начался перелет уток. Стреляли их прямо с баркаса: как говориться совмещали приятное с полезным. Утятину уже и есть никто не хотел. Измерения проводились все реже. Появилось свободное время. Начальник начал наводить порядок на станции. Заставил прибраться не только в домике но и вокруг станции. Приговаривая, что-то вы расслабились. Развели хлев на палубе. Похоже, это у него была любимая поговорка.
   Хозяйственные дела и уборки окончательно меня доконали. Мне то всего девятнадцать лет. Лучшие годы. А тут уборки, тайга, скука. Ленька хоть в армии отслужил. Кое-что повидал в жизни. Меня же не взяли из-за плоскостопия. Стал я приставать к начальнику, чтоб он отпустил меня в поселок за почтой. За одно и новую дюральку под мотором опробовать. Собственно почта и дюралька - только предлог. После двух лет безвылазного сидения в тайге хотелось к людям. По моим расчетам, по большой воде срывшей пороги, обернуться я мог за три - четыре дня. Начальник быстро сдался, а брательник только матюгнулся, отдавая ключи от склада, где хранился подвесной лодочный мотор.
   Ранним утром я отчалил, вниз по течению легко преодолел сотню км за пять часов. По дороге подстрелил пару уток. С этой дичью завалился к знакомой девахе, где и застрял до следующего утра. Пол дня потратил на хождение по магазинам, почту, другую половину и ночь на ту же деваху. Она помогла мне достать пару бутылок спирта через знакомую продавщицу. Пол бутылки с девахой мы выпили сразу. Но оставшуюся часть я решил привести ребятам. Погрузился в дюральку и отбыл восвояси. Возле поселка река делает петлю в десяток километров, затем почти прямо течет до самой метеостанции. Пока я проходил петлю, меня мучила мысль о недопитой бутылке спирта. Тут и мотор, как бы угадывая мои сомнения, стал чихать. Все шло к тому, что надо сделать остановку причалить к берегу, осмотреться.
   Выбрал удобное место. Причалил. Вывернул свечи - так и есть все в нагаре. Разве костер, бросил туда свечи. И пока они выжигались развязал узелок с домашней снедью, который деваха дала мне в дорогу. Соответственно под закуску прекрасно подошла початая бутылка спирта. Дальнейшее плохо помню. Видимо расслабился и задремал. Проснулся от дикой боли. Промасленная старая телогрейка на мне горела. Сначала я катался по земле, пытаясь её потушить. Но проклятая вата никак не тухла. Пришлось броситься в ледяную воду. Помню, что кое-как вылез опять на берег. Опять провал.
   Пришел в себя в каком-то помещении. Огляделся, понял больница. Обожженная спина болит невыносимо. Заорал. Прибежала сестричка. Что-то уколола. На некоторое время полегчало. Потом опять боль. Время тянулось бесконечно. И вот однажды за дверью палаты раздались знакомые голоса.
   - Что у вас тут творится? Хлев на палубе! Где главврач? Хотите неприятностей? Получите. Почему пострадавшего не отправили санрейсом в райцентр. У вас же нет ожогового отделения, нет нормального лечения. И так далее...
   Скандал в больнице начальник устроил грандиозный. Меня немедленно отправили в райцентр. На аэродроме Виктор и Ленька сунули мне на одеяло какие-то гостинцы. Велели держаться. Как водится, пожелали скорее вернуться в строй.
   - Наслышаны о твоих подвигах с девицами, говорил Виктор. Теперь твоя задача до свадьбы обрести прежнюю форму. Непременно прилечу поздравить вас. Очень рассчитываю погулять на сибирской свадьбе.
   Ленька, конечно, переживал. Все-таки старший брат и начальник. Ему теперь отдуваться за ЧП. Мне же только сказал:
   - Тебе, дураку, еще повезло. На тебя случайно наткнулись местные охотники. Иначе так бы и сгнил в тайге. И что бы я сказал отцу, матери? Ладно, это потом, пока поправляйся.
   В райцентре врачи взялись за меня всерьёз. Сделали несколько операций. Через пару месяцев поставили на ноги и выписали. В девятнадцать лет все раны заживают быстро. Съездил я в отпуск, недельку побыл дома и опять заскучал. Потянуло в тайгу к брательнику. Видно молодой дури поубавилось. К концу сентября вертолет доставил меня на метеостанцию. К этому времени и косоглазый Петя и одноглазый Вася полностью втянулись в работу. Исправно несли вахты. Метеосводки передавали без замечаний. Но, моему приезду все равно обрадовались. При полном штате всё легче тянуть лямку.
   Брательник ни как не корил меня за разгильдяйство. Словно бы не попадал я в переплет. Было время ему успокоится. Вроде жив и слава богу. Только сразу после моего приезда обмолвился:
   - Если б не Виктор, хрен бы ты так легко отделался. Коли не загнулся в поселковой больничке, наверняка остался инвалидом.
   Я и сам это понимал. Все думал, как можно отблагодарить мужика. Ничего путного не придумал. Решил написать ему письмо. Сочиняли его вместе с брательником. Не стали развозить лишнее. Однако похвастались, что вывели метеостанцию на первое место в Управлении. Рассказали о своем житье бытье. Отправили письмо с оказией, с геологами на вертолете. Ох и долго же идет почта на севере. Но наше письмо дошло сравнительно быстро, как и ответное. Получили много добрых слов, ответ на все наши вопросы. Виктора уже перевели на другую станцию. А вскоре он и вовсе покинул таежные края. Как говорят, уехал на материк с концами. Вот только память о нем у меня осталась надолго. И присказка его прилепилась: Хлев на палубе!
   Ноябрь 2013 г.

Житейское

   Совещание "Подземные воды Сибири и Дальнего востока" было в разгаре. После обеденного перерыва я зашел в свой номер Владивостокской гостиницы и застал там своего коллегу-геолога, делившего со мной двухместный номер. На столе стояла бутылка водки, открытая банка консервов, лежал нарезанный хлеб.
   - Марк! По какому случаю водка? У тебя же через несколько часов доклад.
   С соседом по номеру у меня установились приятельские отношения. Оба мы приблизительно одного возраста. Оба кандидаты наук. Достаточно коммуникабельны. Сразу, как заселились в гостиничный номер перешли на "ты".
   - Доклад отменяется. Как раз к началу доклада я должен быть в аэропорту. Вся программа накрылась, сам знаешь чем.
   - Да, что случилось?
   - Случилось то, что я получил телеграмму. Сестра у меня погибла в Москве. Надо срочно лететь на похороны. Поэтому, надо её помянуть по русскому обычаю и с тобой проститься. Ведь врядли когда увидимся.
   Марк разлил водку и подвинул мне гостиничный стакан.
   - Прими мои искренние соболезнования Марк. Как хоть сестру звали?
   - Марина. И моложе меня она на десять лет.
   - Ну, вечная ей память! Жаль, такая молодая.
   Мы выпили водку и Марк тут же налил по второй. На вид он был совершенно спокоен.
   - Болела или несчастный случай?
   - Автоавария. Подробностей сам понимаешь в телеграмме никаких. Хотя все к этому шло. Давай еще по одной, и я тебе кое-что расскажу.
   Мы выпили еще по пол стакана. Марк повертел в руке кусок хлеба и отложил его в сторону. Немного помолчал и поведал мне такую историю.
   - Я уже пятнадцать лет работаю в Магадане. Попал туда сразу по окончании МГРИ. Зарабатываю более чем прилично. А Марина окончила заочно педагогический, но работать по специальности не пошла. Устроилась на кафедре лаборанткой. Работа не бей лежачего. Но и она была ей в тягость. Понимаю, о мертвых либо хорошо, либо ничего. Старое правило. Однако тут особый случай.
   Марк помолчал. Потом плеснул в стаканы еще немного. Выпил свою порцию. Не закусывая закурил сигарету. Пару раз затянулся и продолжил:
   - С детства она была какая-то непутевая. Врала родителям и мне. Ни одного слова правды. Подросла и сразу пустилась во все тяжкие. Мальчики, рестораны. Внешне красивая, да и кокетничала напропалую. На пятом курсе влюбилась в доцента. А у того семья ребенок. Роман с доцентом не помешал ей иметь еще пару любовников. Я в то время был в Москве в длительной командировке и всех их видел. Да Марина и не делала из этого тайны. Видя это безобразие, предложил ей немедленно выйти замуж, пригрозив лишить её материальной помощи. Что ты думаешь, через месяц выскочила замуж за хорошего парня, своего ровесника. Я разрешил им жить в своей трехкомнатной кооперативной квартире. Купил которую по случаю, благо северные деньги мне позволяли это сделать.
   Итак, бесплатная комфортабельная квартира, плюс моя ежемесячная помощь. Что еще молодым надо? Но Маринке все было мало. Опять рестораны, гулянки, модные тряпки. Случайно подслушал её телефонный разговор с подругой. Она цинично говорит, мол, куда бы продать своего благоверного подороже. В смысле пристроить на хорошие заработки. Слово продать меня покоробило. Пристраивать пришлось мне. Определил парня по очень большему блату на очень перспективный прииск. Пару раз заезжал к нему. Убедился что парень стоящий: вкалывал не смотря на свою интеллигентную внешность как надо. В один из приездов, признался мне, что есть у него мечта купить машину. Да боится, что жена опять спустит все деньги по ветру. И тут я ему помог, отдал свою очередь на машину - в Магадане она мне ни к чему. Автомобиль он таки купил. На нем с Мариной и разбился. Судьба.
   Марк разлил остатки водки по стаканам. Опять задумался. Потом поднял на меня глаза.
   - Ладно, давай по последней. Полечу на похороны, сестра все-таки. Хотя если честно, мне больше жаль не Марину, а её мужа. И не смотри на меня так осуждающе. В нашей семье все были тружениками, а она какая-то во всех смыслах аномальная. Все равно кончила бы плохо. Поверь, знаю что говорю. Так, что земля ей пухом, но памяти вечной не будет.
   Декабрь 2015.

Таежная история

   Жил да был в таежном поселке Бурятии вполне русский человек по имени Сысой Егорович. Редкое имечко Сысой удружил ему местный поп, с которым его родители не сумели поладить. Да и не сильно это их огорчало. В тайге всякое имя сойдет. Неграмотные родители не ведали, что Сысой имя очень древнее. Как значится в энциклопедии "...имя Сысой происходит из древнеегипетского языка. На коптском диалекте (прямом наследнике древнеегипетского языка) имя Сысой звучало как Jijoi. Преподобный Сисой Великий был коптом по национальности и это имя упоминается ещё в Абидосском списке царей в качестве имени одного из фараонов (ок. 2700 г. до н.э.). В русский язык имя Сысой попало через христианскую греческую традицию. Именно на греческом языке имя Jijoi стало звучать как Sisoes".
   Вот и наш герой унаследовал вместе с древним именем такие черты характера, как терпеливость, упорство, храбрость. В 1941 году по призыву он ушел солдатом на фронт и провоевал всю войну. И воевал видимо неплохо, о чем свидетельствовали многочисленные ордена и медали на его груди. Однако, война не пощадила Сысоя: он был девять раз ранен и пару раз контужен. Крепкий сибирский мужик, охотник-промысловик превратился в инвалида первой группы. Что толку, что живой: ходить на промысел в тайгу он уже не мог. В таежной же деревне никакой работы не было. Вообще никакой. А семью, в которой было шесть душ детей, надо было кормить.
   Вот и решил Сысой Егорович вместе с семьей податься на заработки. И перебрался он не куда-нибудь, но на большой таежный прииск Ципикан, успешно добывавший из русла одноименной реки золото. Известное дело, на приисках всегда нужны рабочие руки. Снабжались харчами они тоже не плохо. Разоренная войной страна, за все расплачивалась золотом. Старатели в специальных магазинах во время тотального дефицита, за сданное золото могли купить все. За специальные боны - любой дефицит, хоть отечественный, хоть заграничный. Эти магазины среди общей нищеты и голода были островками сказочного изобилия.
   Сысой Егорович знал, что работа на прииске тяжелая. Слабаком себя не считал. Думал, выдержит. Однако ошибся, подвели покалеченные на войне руки. Несколько раз перебитые и кое-как сложенные кости, плохо служили Сысою. С прииска его уволили. И пошел он работать в пожарное депо, толи сторожем, толи конюхом. Зарплата, конечно нищенская, да что поделаешь? Как-то перебивались с хлеба на квас. Никто после войны об инвалидах не заботился. Слишком много их было. На любом железнодорожном вокзале страны калеки без рук и без ног обвешенные наградами попрошайничали. В столичных городах они так надоели власть имущим, что их в одночасье собрали в кучу и вывезли на какой-то остров на Ладоге. Обещали, что везут в пансионат-санаторий, а на деле привезли в лагерь. Там никому более ненужные герои войны вскорости и поумирали. Об этом шепотом граждане рассказывали друг другу в очередях и на коммунальных кухнях. Так ли это было на самом деле или нет, никто в точности не знал. Но слухи такие ходили, а калеки из столиц исчезли. Слава богу, до таежных мест такие репрессии не докатились, но выживать инвалидам и там было ох как нелегко.
   В 1949 году на Сысоя Егоровича свалилась новая беда. Тяжело заболела жена. В местной больничке врач сказал, что нужно такое-то лекарство. А его на прииске нет. Да и ближайшем райцентре о нем не слыхивали. Что делать человеку в такой ситуации. Жене становится все хуже. Зашел Сысой Егорович в контору прииска, просить помощи, как бывший сотрудник. Но в конторе богатейшего прииска только развели руками. Если больница помочь не может, то мы причем? Только один старый сотрудник прииска, хорошо знавший обстановку в регионе осторожно посоветовал. Ведомо мне, что километрах в ста ниже по течению забазировалась геологическая партия. Приехали они из столицы. Ведут геологоразведку новых месторождений. У них снабжение не наше - столичное. Все другое: оборудование, еда, медикаменты. Вполне может оказаться и нужное твоей жене лекарство.
   На следующий день Сысой Егорович полез в маленькую кладовку. Достал еще довоенные широкие и короткие охотничьи лыжи. Те что верой и правдой служили охотнику-прмысловику. Почему лыжи? Да потому что стояла ранняя весна, снег в тайге еще не сошел. Одел он эти лыжи и отправился в путь. Шел непрерывно более суток. Наконец увидел лагерь геологоразведчиков. Сил у него практически не оставалось. Хватило только на то, что бы рассказать начальнику партии о своей беде.
   Начальник, хоть и молодой человек все понял. И командовать своими людьми умел. Выслушав Сысоя, он достал из своего рюкзака флягу и налил из неё пол кружки чистого спирта. Немедленно выпей, приказал он. Так сейчас мои ребята тебя накормят и уложат спать. На отдых даю ровно два часа. После этого бужу вручаю лекарство и отправляешься в обратный путь. Ты ведь фронтовик, так что считай это приказом Верховного Командования.
   Через два часа Сысой по своей лыжне шел к прииску. За пазухой лежала коробка с лекарством. Маленькая коробочка как будто прибавляла сил. А они ох как нужны были инвалиду. Пройти по глухой тайге за трое суток двести километров - из молодых и здоровых редко кто выдержит. По существу это был подвиг. Только награда за него была другая, не военная. Лекарство помогло, и жена быстро поправилась.
   Через пару недель Сысой Егорович, забрав старшую дочь и сына, вновь отправился в путь по уже знакомой дороге. На этот раз не торопясь с привалами и остановками. Его с сыном начальник оформил рабочими, а дочь поварихой. Надо ли говорить, что лучших тружеников начальнику было не найти в целом свете. А уж тем более в глухой тайге. В конце сезона он расплатился с ними по-царски. В то время геологи ещё могли себе это позволить. Помнится, в моей практике, даже паспорт не всегда был нужен. Распишись в ведомости и получи наличными. Скажу больше, рабочие эвенки, погонщики ездовых оленей и расписаться не могли - ставили крестик.
   Вот и вся история случившаяся в тайге в 1949г. Рассказала мне её дочь Сысоя Егоровича аккурат в 50-ый юбилейный день геолога. Собственно, тогда в 1949-м и дня геолога еще не было. Он появился спустя 16 лет в эпоху незабвенного Никиты Сергеевича, по прозвищу кукурузник. Но даже он, полуграмотный, понимал, насколько нужны геологи огромной сырьевой стране. А до теперешних властей это не доходит. Вот и сегодня я жду в гости настоящих, еще советских геологов-профессионалов - Людей с большой буквы. А уж про господ геологов царского времени и эпохи Геолкома даже и говорить нечего. Честь имею.
   Апрель 2016г.

Аффект

   Познакомился я с Арсением П. случайно. Еще в бытность свою аспирантом. Успел даже написать с ним совместную статью. Друзья и многие коллеги называли его просто Арс. Арсений в то время был уже доцентом в одном из Ленинградских институтов. Карьера у этого парня начиналась стремительно и так же быстро рухнула. Вначале все как обычно: институт, аспирантура, защита кандидатской диссертации. А в Ленинграде таких кандидатов немереное количество. Тут Арсению можно сказать повезло - женился на племяннице ректора. Слово "повезло" здесь можно понимать по всякому, в том числе и в кавычках. Статус простого кандидата резко изменился. После этого его сразу оставили на кафедре ассистентом, а спустя пару лет получил т доцентскую должность. Буквально на второй день после свадьбы Арсений с супругой въехали в роскошную двухкомнатную квартиру. Все как в присказке: Не имей сто рублей, а женись как Аджубей. Жена Арсения, пухлая блондинка с роскошной косой, работала в том же институте на какой-то административной должности, имеющей все признаки синекуры.
   Казалось бы, что все складывалось наилучшим образом. Все испортил вздорный характер молодой супруги. С детства избалованная и не привыкшая считать деньги дамочка ездила на работу только на такси. Роскошно одевалась. Обедала в ресторане. Домом практически не занималась. При таком образе жизни никакой доцентской зарплаты не хватит. Арсений крутился, как мог, подрабатывал на хоздоговорных темах, ездил в экспедиции вместо отпуска, ходил в единственном своем потрепанном костюме на лекции. Кроме плаща из верней одежды у него ничего не было. Не могу сказать сколько лет продолжалась такая семейная жизнь, но, в конце концов, она дала трещину. Надо сказать, что мужик он был далеко не бесталанный, договора с ним заключали охотно. Набирался хороший фактический материал, позволяющий думать о докторской диссертации. Но при такой семейной коллизии, даже думать о ней было не реально.
   Трещина же в отношениях супругов все углублялась. Наконец она превратилась в пропасть. Арсений, стал "закладывать за галстук", жена стола ему изменять, частенько не ночуя дома. Последовал бракоразводный процесс. И карьера доцента стремительно покатилась под откос. Тут Арсений делает серьезную ошибку: женится на своей студентке. При советской власти, такой проступок, мягко говоря, не приветствовался. Пить он не бросил и частенько являлся на занятия в "поддатом" состоянии. В результате из института его уволили "по собственному желанию". Из квартиры его тоже попросили, так как она, оказалась, принадлежала прежней жене. Арсений устроился на работу в какое-то НИИ, на гораздо меньшую зарплату. Вдобавок, ему пришлось снимать жилье, что в Ленинграде стоило весьма дорого. Естественно молодой жене-студентке это очень не понравилось. Ей было 20, а ему 37 лет. Выходя замуж, она рассчитывала на совсем другую жизнь. Всему этому я был свидетелем, наблюдать даже со стороны это было тяжко и не приятно. Потом, организуя экспедиции на Сахалин я совсем потерял Арсения из виду. Общаться с ним стало трудно и не интересно. Встретиться нам довелось только через пять лет и совсем в другом измерении.
   Москва. Битком набитый аэропорт Шереметьево. Я возвращаюсь в Ленинград из командировки. В толпе кто-то трогает меня за рукав. Оглядываюсь и вижу Арсения.
   - Ба! Здравствуй Арс! Вот это встреча! Какими судьбами тебя занесло в Москву?
   - Прилетел с отчетом к заказчику - очередная договорная тема, говорит Арс. А ты улетаешь домой?
   - Пытаюсь. Рейс на час задерживается.
   - Вот и славно, есть время поговорить. Пойдем в кафе, есть тут одно злачное место.
   Арс, как всегда помятый, но бодрый и жизнерадостный. И как всегда знает за углом уютную забегаловку. Этой способностью он поражал меня еще в Питере. Мне казалось, что я тоже знаю все злачные места. Но Арсений в этом плане был просто уникум. Попади он в Антарктиду, он там бы немедленно за ближайшим торосом нашел уютное заведение, неизвестное даже пингвинам. Через десять минут мы оказались действительно в маленьком раю, где было мало народу и относительно тихо. Надо же, сто раз я был в этом Шереметьево, а о существовании этой кафешки и не подозревал. На радостях я заказал бутылку коньяка, и мы уселись за столик. Когда люди долго не виделись, разговор в начале идет бестолковый. Ну как ты? Ну как там? Где сейчас работаешь? И так далее. Постепенно разговор начал приобретать более осмысленный характер. Почему поезда и аэропорты располагают к откровенности собеседников - не знаю. Но за это час Арсений поведал мне многое, о чем в других условиях вряд ли даже заикнулся. А событий в его жизни случилось много.
   - Помнишь мою вторую жену? Спросил Арсений.
   - Конечно, помню. Молодая симпатичная. А ты почему спросил?
   - Можешь забыть. Развелись мы. Не везет мне с бабами, прямо фатально.
   И далее поведал мне свою грустную историю.
   - Первые полтора - два года мы прожили относительно хорошо. Все-таки, контраст с жизнью на голую стипендию и моей зарплатой был огромный. Притом, не в общежитии, а в однокомнатной квартире, которую я снимал. Но постепенно запросы стали расти. Начались скандалы. Тут мне подвернулась длительная и очень денежная командировка на один северный ГОК (Горно-обогатительный комбинат). Она напросилась поехать со мной, для чего без моего согласия перевелась на заочное отделение. Да и мне оставлять надолго молодую жену одну в Ленинграде не хотелось. Подумал, смена обстановки, новые красивы места, новые люди, помогут наладить отношения. Получилось же все наоборот. Началось с того, что нас поселили в общежитии. Но, не в бараке, а в современной пятиэтажке, в двушке, где одну комнату занимала другая семья. Для Севера - условия царские. Так она ухитрилась поругаться с соседями в первый же день. Но это были еще цветочки. Сам прекрасно знаешь, на Севере народ сплошь денежный и якобы холостой. Пока я сутками крутился на работе, она завела себе роман с молодым амбалом. Конечно, он был моложе меня лет на 15, но ей в самый раз. Примерно через месяц она мне заявила, что подает на развод. И действительно подала заявление. Я вроде смирился, хоть и любил. Понимал, что её не удержать. Естественно стал напиваться. Вот, кстати, теперь моя очередь заказать бутылочку.
   - Арс! Я то в самолете высплюсь. Тебе же идти к заказчику в солидную контору.
   - Плевать! Им нужен качественный материал, а вовсе не моя персона. К тому же я не рассказал тебе главного. Без бутылки не смогу этого сделать. Да и когда мы с тобой ограничивались одной бутылкой?
   Спорить с Арсом было бесполезно. Еще в добрые старые времена спиртное он покупал не в магазине, а у знакомого шоферюги, со значительной скидкой. Тот водила развозил продукцию ликероводочного завода по магазином. И с каждого рейса, совершенно законным образом, списывал две бутылки на бой. Арс закупал у него отборную продукцию ящиками. Наши мужские "посиделки" одной бутылкой и правда не ограничивались. Итак, очередной раз рюмки были наполнены.
   - Тебя мне сам бог послал. Ношу я в себе это как камень. И поделиться не с кем. Слушай продолжение.
   - Так вот, стал я напиваться. Причем по настоящему. Все, что было до этого, можно считать разминкой. Однажды вечером заявился домой в полной кондиции. Хотя на ногах держался твердо, и остатки соображения не потерял. Застаю дома такую картину: жена с любовником в постели. Ни грамма смущения. Хоть она на развод подала, но все-таки пока еще числится моей супругой. И парочка этих юных негодяев начинают меня оскорблять, насмехаться. Явно провоцируют драку. Я хоть и пьяный, понимаю, чем все закончится. Они меня вдвоем изобьют и сделают посмешищем всего поселка. Видя, что я не реагирую, стали при мне заниматься сексом. Вроде я уже не человек, а дубовое бревно.
   Арс налил мне рюмку а себе полный фужер. Выпил его не закусывая, и только после этого стал говорить дальше.
   - Всякое терпение имеет предел. Вышел я из комнаты и открыл дверь наших соседей. Они уехали в отпуск "на юга", оставив ключ под ковриком. В поселке воровства не было - все на виду и все друг о друге знают. Открыл я соседский шкаф и достал с охотничью двустволку двенадцатого калибра. Зарядил оба ствола картечью. В башке одна мысль буду сейчас стрелять гадов в упор. Глаза застилает пелена и никаких чувств, кроме бешенства. Поворачиваюсь, сбираясь идти к двери, и стволами сбиваю стакан, стоящий на столе. Стакан падает на пол и разбивается в дребезги. Я сначала тупо смотрел на него. Вроде в полном ступоре. А потом у меня в голове что-то щелкнуло. Да ведь это твоя жизнь, дурак. Ты сейчас разобьешь её как этот стакан. Навсегда лишишься того, на что потратил жизнь: любимой работы, друзей, которые в тебя верили. Зачем тогда жить самому?
   Короче, этот простой граненый стакан остановил меня. Хочешь, верь, хочешь, нет, но это судьба. Я стоял перед пропастью и чудом не шагнул в неё.
   Арсений помолчал. Потом разлил остатки коньяка, но пить не стал. Задумчиво крутил рюмку в пальцах. По всему было видно, что исповедь далась ему с трудом.
   - Знаешь, я только после этого случая понял, что такое состояние аффекта. Объяснить на словах можно, а вот почувствовать, пройти через него самому, совсем иное дело.
   - Слушай Арс, все это ужасно. Умный мужик и так реагировать на женские провокации. Но ведь даже после этого ты пить не бросил.
   - Ошибаешься. С друзьями я могу выпить. Но пить каждый день - завязал. На работе ни-ни. Сдача отчета, не работа - формальность. Для меня теперь каждый рабочий день в радость. Надеюсь, скоро услышишь о моей докторской. И давай поторопимся, на твой рейс объявили посадку. Мы чокнулись рюмками, пожелали друг другу удачи. Настоящей, без аффекта.
   Июль 2016г.

Николай Петрович

   Жаль, что я не вел дневников, полагаясь на свою память. А память человеческая, увы, несовершенна. Многое забывается, особенно детали, которым не придаешь значения. Спустя некоторое время мучительно пытаешься их вспомнить и понимаешь, что напрасно. Вот и о своем тесте Николае Петровиче могу вспомнить только то, что отложилось прочно.
   Родился он еще при царе батюшке в многодетной (одиннадцать детей) семье путевого обходчика в Белоруссии. После революции его происхождение сыграло свою роль в дальнейшей жизни сугубо положительную, как представителя рабочего класса. Видимо он в молодости и сам был не промах - сельский активист, комсомолец. Плюс к тому, не бездельник - пропагандист, а человек, стремящийся к знаниям. Профессию он выбрал отцовскую, связанную с железной дорогой. Сумел стать сначала помощником машиниста, а затем и машинистом. Надо сказать, что машинисты относились к железнодорожной элите - управлять паровозом, тянущим тяжелый состав, достаточно сложно. Надо учитывать много факторов: инерцию состава, рельеф дороги с подъемами и спусками, регулировать скорость, укладываться в график движения и т.д. Поэтому, бригада (машинист, помощник, кочегар) обычно работает на определенном участке пути, который хорошо изучен и меняется после его прохождения. Значимость этого пыхтящего, вздыхающего и свистящего трудяги отражена во многих революционных песнях: "Наш паровоз вперед лети...", или "Кто паровозы оставлял, идя на баррикады...".
   Жизнь молодого пролетария круто изменила Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА), куда Николай Петрович был призван в энном году. Какое он получил начальное военное образование, не знаю, а только потом он окончил Военную Академию Тыла и Транспорта (тогда она еще называлась Военно-транспортная Академия). Отвоевал Финскую и Великую Отечественную войну в железнодорожных войсках. Вроде бы и не на передовой, но и не в тылу, о чем свидетельствуют многочисленные боевые награды - ордена и медали. За Финскую - орден Красной Звезды номер 945 (т.е. в первой тысяче). В Великую Отечественную вторая Красная Звезда, орден Отечественной войны, медали: "За боевые заслуги", "За взятие Берлина" и др. Сдается мне, что Петрович побывал в самом пекле.
   Как и все фронтовики о военных днях Петрович говорить не любил. Однако я хорошо представляю, насколько важна была его военная профессия. Учитывая российское бездорожье, дефицит автомашин, легко понять, что основную тяжесть военных перевозок взяла на себя железная дрога. Только от четкой работы этого всепогодного вида транспорта зависел успех крупных военных операций, перегруппировка войск, снабжение фронта боеприпасами и вооружением. Соответственно все железнодорожное хозяйство противники усиленно бомбили с воздуха, обстреливали артиллерией, взрывали при отступлении, разрушали специальными приспособлениями. Так что работы у железнодорожников хватало. А тропа войны, на которую вышел Петрович, была строго ограничена шириной колеи: Российской - 1520мм, затем, когда наши войска вышли за свои границы - Европейской в 1435мм.
   После войны Николай Петрович вернулся в Ленинград. Сумел защитить кандидатскую диссертацию и стал служить в родной Академии Тыла и Транспорта доцентом на одной из её кафедр. Успешно решил и бытовые проблемы, получив отдельную трехкомнатную квартиру в самом центре города, на улице Таврической. А это было, ох как не просто: после блокады, бомбежек и артобстрелов многие дома были непригодны для жилья. Далее сумел купить страшно дефицитный в то время автомобиль "Москвич" 401 модели. Поставил во дворе сборный железный гараж. Вырастил двух дочерей, обеспечив им высшее образование. Интриги на кафедре, в конце концов, вынудили его выйти в отставку в чине полковника. Согласитесь, неплохая карьера для мальчика из пролетарской семьи. Но работу после отставки Николай Петрович не бросил, устроившись преподавать на военную кафедру Ленинградского Института инженеров железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ). На этой кафедры он проработал вплоть до своей скоропостижной кончины. Как говорится, до последнего дня, умерев на боевом посту. Стоит отметить, что и сам ЛИИЖТ, основанный еще в XIX веке, при императоре Николае I как военное училище, был очень престижен во все времена.
   В гражданской жизни у Петровича было два увлечения: гараж и грибы. Причем оба с совершенно индивидуальным колоритом. Все началось с того, что железные гаражи во дворе местные власти решили убрать. Пришлось вступить в гаражный кооператив "Смольнинский", расположенный довольно далеко от дома, на Малой Охте. В кооперативе Петрович тряхнул стариной, вспомнив свою специальность - он был одним из создателей проекта гаражей. В кооперативе "Смольнинском" его до сих пор помнят. Итак, на охтинском пустыре возвели стандартные бетонные боксы. Собственно это были просто коробки, которые каждый хозяин дооборудовал по своему усмотрению: заказывал ворота, бетонировал пол, копал смотровую яму, мастерил полки и верстаки.
   Большую часть работ Петрович проделал сам. Меня же он привлек к довольно трудоемкой операции - бетонированию пола. На эти вроде бы простые работы мы потратили около недели, ибо никакой механизации работ Петрович не признавал. Подготовка пола, замешивание и укладка бетона, все делалось вручную. Понятно, что он мог купить самосвал готового бетона, заплатить паре работяг, и ему все это сделали бы за полдня. Но в этом случае хозяин лишался возможности проконтролировать качество раствора и его укладки. Кроме того, Петрович, как мне кажется, не прочь был проверить на вшивость зятя тяжелой физической работой. При этом, несмотря на почтенный возраст, товарищ полковник и сам вкалывал наравне со мной, хотя медленно, но зато основательно.
   Когда бетон устоялся, началось сооружение верстака, навешивание полок, перетаскивание имущества из старого гаража в новый. Тоже работенка не для слабосильных. Барахла и всяких железок набралась чертова пропасть. И все оно было аккуратно расставлено и развешено на вбитых в стены крючьях и полках. Затем настала очередь ремонта машины. Сразу отмечу, что ремонт был перманентный. Петрович был из тех автовладельцев, которые не столько ездят, сколько ковыряются в машине. И надо сказать, что одно из первых изделий отечественного автопрома у него выглядело, как только что выпущенное с конвейера. На обихажививание раритетного авто тратились все выходные. Индивидуальная особенность Петровича в этих гаражных бдениях заключалась в том, что он не пил и не курил. Никаких посиделок с братьями по гаражному разуму не наблюдалось. Только сугубо деловые контакты, без намека на приятельство и панибратство. Но в гараж он отправлялся с военной точностью в каждые выходные. Все это однажды закончилось для него плохо. За какой-то надобностью, затаскивая на четвертый этаж принесенную из гаража тяжелую рессору, Николай Петрович получил инфаркт.
   Еще одной индивидуальной особенностью можно считать использование транспортного средства. Оно предназначалось исключительно для поездок в лес. Ни на работу, ни за покупками при мне Петрович на своем "Москвиче" не ездил. Не ездил даже в то время, когда гараж располагался во дворе. А уж когда он оказался на Охте, тем более. Исключение составляли две поездки к старшей дочери в Подмосковье. Всё. Остальные маршруты пролегали только по Средне - Выборгскому шоссе на 45 и 71 километры. Весной пару поездок на 45 за ландышами. Остальные на 71 за грибами.
   Грибной сезон отрабатывался полностью, от начала и до конца. Причем каждая поездка носила ритуальный характер. Когда машина стояла рядом с домом, Петрович поднимал семью в пять утра. Вопли детей, хотевших поспать, игнорировались. Дисциплина была железной. Отказ от поездки приравнивался к дезертирству во время боевых действий. В конце концов, это привело к тому, что дети возненавидели грибы на всю жизнь, в любом виде. Хотя интерес к их собиранию не потеряли. Итак, с раннего утра машина загружалась домочадцами, корзинами, свертками с едой, термосами с чаем и семейство на целый день вывозилось в лес. В приказном порядке, без всякой пропаганды здорового образа жизни.
   Стоит напомнить читателю, что при советской власти обеспеченность трудящихся личным автомобильным транспортом была крайне низкой. Так что конкурентов в сборе грибов у Николая Петровича практически не было. К тому же на излюбленный 71 километр он всегда приезжал первым. Облюбованный им участок леса представлял собой великолепный грибной плацдарм: хороший сосновый лес и край небольшого болота. Ближе к болоту располагался небольшой осинник и кусты голубики и черники. В засушливое лето в нем можно было набрать подберезовиков, подосиновиков и ягод. А в сосновом лесу водились белые грибы, к коим Петрович питал особую страсть. Постоянное из года в год посещение одного и того же участка леса привело к тому, что семейство знало каждую грибницу. Для успешной эксплуатации лесных угодий инженер полковник применил научный подход: составил топографическую схему с обозначением типа леса, грибниц.
   Не удивительно, что сбор грибов напоминал посещение дачного огорода, где урожай созревал на грядках. Поэтому отборные соленые и сушеные грибы в доме никогда не переводились. Порой закатанные банки с отменными белыми грибами стояли на полках по нескольку лет.
   Вот уже много лет Николая Петровича нет с нами. Однако, страсть к "третьей охоте" в семье осталось. Супруга моя, хотя и не ест грибов, но любит их собирать. Настолько, что посвящает этому занятию каждый свой отпуск. И берет его именно в сентябре в разгар сезона. Не менее одержима собиранием грибов и моя дочь. В связи с чем, у меня закрадывается мысль, что эта мания передается генетически. Поскольку я живу в Крыму, эти дамы вполне обходятся без мужиков и продолжают ездить все на тот же 71 километр. Затем собранный урожай привозится в Крым, где северные грибы иначе как деликатесом не называют.
   Скажу по секрету, я и сам люблю собирать грибы. Но конкурировать с самыми близкими мне женщинами не могу. В сборе они меня все равно меня обгонят, даже при огромной форе. У них сбор грибов имеет сакральное значение и превращен в некий священный ритуал. С соответствующей эффективностью. Поэтому приходится делать вид, что сам процесс сбора меня мало интересует.
   Август 2016г.

Гримасы бытия.

   Можно сколь угодно много писать о нравах, морали, современной культуре - ничего не изменится. Жизнь развивается по своим законам. Примерно так думает весьма много людей. Вот, например Денис Драгунский сообщает: Не надо путать культуру и искусство. Искусство - это про музеи и театры. А культура - про то, как устроена повседневная жизнь людей. Про нормы и запреты, наказания и поощрения. Про этикет, одежду, обычаи, привычки и все такое. И здесь (то есть в культуре) самое главное -- взаимоотношение полов и поколений. То есть от мальчиков и девочек никуда не деться. В культуре всегда борются две тенденции -- инновации и традиции. ..." (Лента. ру. 30.07.2016). Лично мне эти инновации откровенно не нравятся. Именно в культуре, в том главном, что выделяет Драгунский.
   Приведу один свежий пример. Только вчера раздался звонок от близкого и любимого мной человека. Волевая и сильная духом женщина в истерике. В чем дело? Да в том, что её крестник внезапно умер, не дожив до 17 лет. Трагедия - безусловно. Случайность? Нет! Не буду нагружать читателя деталями, а расскажу только канву событий.
   Мальчик, назовем его Мишей, родился в обычной рабочей семье, в городе Красное Село, что под Петербургом. Один ребенок в семье, с трудом сводящей концы с концами. Папа - шофер, мама - продавщица, хотя и с высшим образованием. Чересчур плотная опека родителей в раннем детстве лишила его самостоятельности. А мальчик хотел получить все блага жизни сейчас и сразу. Любым способом. И покатился по наклонной плоскости со всё возрастающим ускорением. В характере его проявился махровый эгоизм и полное отсутствие морали. Миша стал воровать деньги у родителей. Потом в школе, в кадетском училище. Украл деньги у крестной, которая и так ему ни в чем не отказывала. Из кадетского училища его с треском отчислили.
   Тогда он связался с торговцами наркотиками. В результате Миша неведомыми путями оказался в Ростове, где попал в полицию. Как и почему - совершенно непонятно. Родители с трудом его оттуда вытащили. Привезли домой. Определили в какой-то колледж, более смахивающий на ПТУ. Более его никуда не брали. Ни учиться, ни работать Миша категорически не хотел Но требовал красивой жизни. В учебном заведении он спутался с тринадцатилетней девицей. И, видимо с ней, сам подсел на наркотики. Естественно все знакомые, в том числе крестная, от него отвернулись. Оказавшись в вакууме подросток вколол себе передозу наркоты и умер. Вполне возможно, что этому поспособствовала наркомафия, подсунув неопытному мальчишке убойную дозу. Детали никому не известны. Да собственно и не важны. Важен результат. Летальный. Такая вот грустная история.
   Можно как угодно винить родителей, родственников, педагогов. Можно клеймить органы надзора за неблагополучными подростками. Все они виноваты оптом и в розницу. Но, на мой взгляд, не стоит сбрасывать со счетов вину самого Миши. Парень он был отнюдь не глупый, мог вполне адекватно оценить свое поведение и деяния. Да и возраст 15-16 лет обязывает размышлять об окружающем мире. Своим маниакальным стремлением получить все и сразу Миша сам загнал себя в тупик, из которого видел только один выход.
   Гармоничных отношений и полного взаимопонимания между родителями и детьми не было никогда. Об этом свидетельствуют древнеегипетские папирусы, библия и другие исторические документы. Культура взаимоотношений полов и поколений была относительно приемлемой только в периоды кратковременной стабильности государств, в которых эти люди жили. Причем патриархальные нравы (по нынешним меркам) тоже были весьма далеки от идеала. Российские граждане, пережившие революцию, чудовищную войну, голод и лишения внесли свои коррективы в отношение к детям. Рассуждали они примерно так: Уж если наше детство было полно испытаний, так пусть хоть наши дети поживут по-человечески. И привилегированный класс, дети, четко отреагировал на это решение эгоизмом, распущенностью, тунеядством. Разумеется, имеется ввиду общая тенденция, а не многочисленные исключения. Не малую роль сыграла и резкая смена моральных ориентиров: от коммунистических, атеистических, - к капиталистическим, с тупым потребительским уклоном. В бога и его десять заповедей в большинстве своем люди так и не поверили. Понятие морали стало регулироваться только уголовных кодексом. Прежние идеалы рухнули. Имущественное расслоение породили зависть, презрение, кастовость и прочие гримасы бытия. Любая честная и порядочная семья живет, да и не может жить без окружения. И дети, как наиболее чувствительная к новшествам часть населения стремятся как можно проще и быстрее приспособиться к окружающей среде. Любой ценой получить сомнительные блага этой с позволения сказать цивилизации. Адаптация не у всех проходит гладко и Мишина смерть яркий пример тому.
   Август 2016

Пантя

(памяти Геннадия Пантюхина)

   Вчера 12 сентября 2015г умер Геннадий Серафимович Пантюхин. Друзья звали его просто Пантя. Умер мой друг, которому я не успел подарить свою последнюю книгу "И все оставлю на земле...". В одном из эссе этой книги я с теплотой писал о Панте и надеялся, что он это прочтет. Не получилось. Не успел. А так хотелось сделать ему приятное. Тем более, что мои прозаические и поэтические опусы ему очень нравились. Он мог неожиданно позвонить и взахлеб читать по телефону понравившиеся ему строки. Никто из моих друзей никогда этого не делал и теперь уже не сделает. Потом признался, что дал почитать эти книги друзьям спелеологам, и они их замотали. На Пантю это очень похоже. Он был немного безалаберным и щедрым человеком. Делился с друзьями последним. Книги из своих авторских экземпляров я обещал ему возместить. И опять не собрался это сделать. И теперь уже не успею.
   Я познакомился с ним в 1981 году, когда устроился на работу в Институт минеральных ресурсов (ИМР). Причем в тот же отдел где работал Пантя. Там в институте мы и подружились. Вдобавок мы были одногодки. Не секрет, что геологи круто отмечали профессиональный праздник День геолога. Однажды мне с Женей Севастьяновым пришлось тащить Пантю домой на бульвар Франко, и я поразился, какой он тяжелый. Плотно сбитый, он весил, наверное, под сто килограмм. А в жизни и общении был очень легким и веселым человеком. На Всесоюзном совещании по карсту в 1982г он мне как простой мальчишка таскал записочки от друзей и поклонниц. Не взирая на свой статус, да еще и посмеиваясь.
   Мы с ним прекрасно ладили. Но о себе он никогда ничего не рассказывал. Все что мне известно о его личной жизни я случайно узнавал от друзей и коллег. А о его научных и спелеологических достижениях - из публикаций. Достоверно знал, что он окончил геологический факультет Ленинградского университета. И что входил в обойму самых крутых спелеологов Советского Союза. С его профессиональным мнением считались такие мэтры карстологи, гидрогеологии карста, как профессора В.Н. Дублянский, А.И. Коротков, гидрогеолог и кандидат наук Ю.И. Шутов. Это только те, которых я хорошо знал. А скольких я не знал? По той причине, что никогда всерьез не занимался спелеологией.
   В электронной версии газеты Крымская правда появилась большая статья Милы Ермолаевой "Братья Пантюхины". Ту же появилась статья в Интернете (http://4sport.ua/news?id=23828) и еще одна интернетовская публикация под названием "Из воспоминаний Сергея Сергеевича Евдокимова", вице президента и одного из основателей Ассоциации спелеологов Урала. Все, что мне не удалось восстановить в памяти из разговоров с Пантей, рассказов его коллег, родственников и друзей я восполню из этих публикаций. И спешу сделать это по горячим следам, ибо возвращаться еще раз к подробностям слишком больно.
   Биография Г. Пантюхина примечательна многими интересными фактами. Он родился 8 декабря 1939 года на берегу Берингова моря в селе Ивашка, Коряцкого национального округа. На расстоянии более десяти тысяч километров от любимого им Крыма. Так в его жизнь вписались два главных полуострова - Камчатка и Крым.
   После окончания геологического факультета Ленинградского университета, некоторое время работал в заполярье (г. Воркута). Затем в 1958 г приехал на брега Тавриды и сразу серьезно занялся спелеологией. В то время в Институте минеральных ресурсов работали такие известные специалисты по карсту, как уже упомянутые Борис Николаевич Иванов и Виктор Николаевич Дублянский, Юрий Иванович Шутов. Комплексная карстовая экспедиция задавала тон изучения карста в Советском Союзе и одновременно являлась лучшей школой спелеологии. Работали в ней истинные энтузиасты изучения подземного мира. Как я понимаю, в ИМР умело использовал научную информацию от всех спелеологических спусков в карстовые пустоты.
   Достаточно быстро Пантюхин стал лидером спелеологических исследований, организатором и вдохновителем многих экспедиций. Заслуженно приобрел всесоюзную известность. Об экспедициях шахтного спелеологического отряда и покорении подземных полостей много писала местная и центральная пресса. Снималось документальное кино. Одна из известных героических фотографий Панти стала широко и многократно тиражироваться (Рис.1).

 []

Рис. 1. Геннадий Пантюхин перед спуском в пропасть Килси на Кырк-Тау. 1976г.

(http://4sport.ua/news?id=23828)

   Результаты спелеологических исследований Пантюхина впечатляют. Он является первооткрывателем более 50 крупных карстовых полостей, рекордсменом СССР и Мира. Пещеры изучались в горах Средней Азии, на плато Арабика (район р. Бзыбь) в Абхазии, в Горном Крыму. В августе 1987 г экспедиция крымских спелеологов под руководством Пантюхина после 30 дневного штурма покорила глубину 1465 метров. Так был поставлен мировой рекорд и открыта самая глубокая на земле карстовая полость с одним входом. Назвали её именем Вячеслава Пантюхина, погибшего спасая товарищей, младшего брата Панти. Трагедия случилась в марте 1978 года в отряде альпинистов на Кавказе. Вячеслав был отличным спортсменом, скалолазом, кандидатом в мастера спорта. И тогда друзья решили назвать его именем самую глубокую пещеру.
   Еще пять лет назад (19.06.2010) Пантя принимал участие в официальном открытии для экскурсионного посещения пещеры Эмине-Баир-Коба в качестве почетного гостя. На рисунке 2 патриархи крымской спелеологии: слева направо К.Аверкиев, В. Васин, Г. Пантюхин (крайний справа).

 []

Рис. 2. Патриархи крымской спелеологии ( фото alp.org.ua/?p=12988).

   Пока позволяло здоровье, Пантя вел очень активную общественную жизнь. С 1970 года на протяжении 20 лет возглавлял Крымскую спелеокомиссию, организовывал многочисленные всесоюзные, региональные и местные спортивные сборы, занимался детским спелеотуризмом и др. Не знаю, в какой мере он помогал в обустройстве крымских пещер для массового посещения, но советы и консультации давал точно. Совершенно бескорыстно участвовал в расчистке уникального тоннеля ведущего к колодцу в Чуфут-Кале, что привело к неожиданным археологическим открытиям. Поэтому на похороны Геннадия Серафимовича по скромным подсчетам пришло человек двести. Не только коллеги по институту, но и ребята из спасательной службы, ассоциации спортивного туризма, секций спелеологов. Они все по роду своей деятельности связаны между собой и хорошо друг друга знают. Большинство составляли ветераны этих организаций. С Пантей навсегда ушла целая эпоха славных свершений и блистательных достижений Советской и Российской спелеологии. Стоя в толпе провожающих в последний путь Геннадия Серафимовича, я подумал о наших отношениях. Вероятно, я один из немногих присутствующих не был связан с ним ни по профессиональной деятельности, ни по общественной работе. Для общения требовалась только взаимная симпатия. И она, к счастью, обоюдно ничем не омрачалась.
   У многих деятельных и энергичных людей в пожилом возрасте наступает тяжелый период. Человек выходит на пенсию и не знает чем занять себя. Безделье для них мучительно. Кто-то копается в саду, в огороде. Кто-то ищет забвение в алкоголе. У Пантюхина никогда не было дачного участка. Алкоголь помогал плохо. Выход подсказал наш общий друг Виктор Юдин. Пантя занялся живописью. Я передал ему все оставшиеся у меня после смерти родителей - художников масляные краски и кисти. Конечно, этого было мало. Приходилось докупать недостающее. Но результат этого Пантиного увлечения меня удивил.
   Он рисовал маслом на холсте, на картоне. Когда они кончились, мы с Виктором привозили ему с пляжей плоскую гальку. Рисовал он по памяти крымские пейзажи и иногда сказочный подземный мир пещер. Все свои творения считал безделицами и тут же раздаривал друзьям. Между тем, некоторые его картины представляли определенный художественный интерес. В наивах прослеживался определенный, легко узнаваемый художественный почерк, авторский стиль. Более того, в них присутствует одно из главных составляющих изобразительного искусства - настроение. На мой взгляд, особенно ему удалась серия изображений Белой скалы под Белогорском (Ак Кая) в разных ракурсах. Интересно цветовое решение и композиция в рисунках поземного пространства пещер. Наиболее удачные картины Панти напоминают стиль (подчеркиваю, только напоминают) таких импрессионистов как Клодт Моне и Ван Гог, ярко индивидуальны и самобытны. Я не специалист, просто излагаю свою личную точку зрения. Можно сказать, что определенные способности к живописи у Панти были.

После смерти супруги Любовь Михайловны, Пантя жил один в своей малосимпатичной, темной, запущенной и захламленной квартире в районе улицы Жуковского в Симферополе. Супруга его врач психиатр тоже оставила о себе добрую память, своей отзывчивостью, мягким характером, коммуникабельность. Друзья его довольно часто навещали. И он всегда искренне радовался их приходу. Это заслуженный человек существовал на нищенскую пенсию и не принимал никаких попыток восстановить справедливость. Украинскому государству было наплевать на своих заслуженных ветеранов. Оно приписывало рекорды Геннадия Серафимовича исключительно украинской спелеологии (хотя на самом деле это было не так, Пантюхин представлял Советский Союз), но никак не хотели помочь ему материально. Пантю частенько приглашали в качестве почетного гостя на различные мероприятия, юбилеи, слеты. Один из последних его снимков сделан в Бахчисарае 2-4 сентября 2012г на международном съезде спелеологов (Рис. 3).

 []

Рис. 3. Г.С. Пантюхин на съезде спелеологов (фото А. Форостяного)

   И еще, штрих к портрету моего друга. Пантя очень любил животных. В его последней квартире всегда было не меньше десятка кошек. Иногда встречались собаки. Вот типичная обстановка в доме хозяин и животные (Рис.4). Такие сценки я наблюдал каждый раз бывая у него в гостях.

 []

Рис. 4. Пантюхин со своими любимцами.

  
Не знаю, как и чем он их кормил, ибо сам жил весьма и весьма скромно. А его покойная супруга, милейшая женщина вынуждена была постоянно брать в долг деньги. Хозяин же деньги просто игнорировал. Зверушки вели себя нагло, как настоящие хозяева. Оккупировали стулья, диван, прыгали на колени. И не дай Бог, было их обидеть. Пантюхин очень возмущался. Приходилось терпеть. Теперь эти животные лишились хозяина. А я друга. Прощай Пантя!
   По старой русской традиции на сороковой день после его смерти друзья и коллеги собрались вместе. Не смотря на туман и дождь, отправились в горы. На нижнем плато Чатырдага у входа в одну из недавно открытых полостей прикрепили памятную табличку. Надпись на ней гласит: "Пещера названа в честь одного из основателей крымской и российской спелеологии Геннадия Серафимовича Пантюхина".
   Сентябрь 2015 - февраль 2016г.

Татьяна

   Это чертовски трудно писать о своей жене. Попробуйте сами - убедитесь. Здесь любое слово, нюанс, намек может быть воспринято с обидой. А обижать я её ни в коем случае не хочу. И описать в деталях нашу совместную жизнь не могу. В конце концов, это только наше интимное дело, не касающееся посторонних людей. Все написанное наверняка получится субъективно и предвзято. Поэтому, ограничусь немногими фактами, которые как ни трактуй, остаются фактами.
   Мы познакомились на первом курсе института в 1958 году. Учились в одной группе. Она - круглая отличница. Я - разгильдяй, порой скатывающийся на грань вылета из института. Чем я приглянулся ей, не знаю. Одно очевидно и бесспорно: не мужчина выбирает себе пару, а именно женщина. И выбрав, идет к цели как тяжелый танк. Мужской выбор - это миф. Все решают за нас женщины и по неведомым нам правилам. Оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать, что мне крупно повезло. Правда понял я это довольно поздно. Будучи молодым и глупым, сам бы я при выборе наверняка сделал бы крупную ошибку с непредсказуемыми последствиями.
   Все студенческие годы мы прошагали рядом. Одна группа, одна подгруппа, одна бригада на практике. И не раз Таня поражала меня своими прямо таки выдающимися способностями. Приведу один пример. На лекциях по теоретической механике нам вломили нам терему Кинга. Изложение её заняло две лекции. Доказательство теоремы было необычным. Для этого надо было взять пять произвольных сумм и с ними проделать массу всяких преобразований. Понятно, что суммы на самом деле были заданы. И некоторые из них представляли собой довольно сложные и громоздкие выражения. То есть надо было забыть о произвольности и просто их запомнить. И вот после второй лекции едем мы с Таней в трамвае. Я сетую, что если эта мерзкая теорема попадется в билете на экзамены, то это заведомая двойка. На что Таня отвечает, мол ничего подобного. Все просто и логично. Хочешь, я не заглядывая в конспект сейчас тебе её докажу. Признаться, я не поверил. Но, пока мы доехали до нужной остановки, она играючи это сделала. Для меня это было откровение. И почувствовал я себя бесконечно тупым. Олухом. Митрофанушкой Фонвизина. Прошло с той поры более пятидесяти лет, а я этот случай не могу забыть.
   Как все студенты во все времена мы жили весело от сессии до сессии. Только одну производственную (так называемую "управленческую") практику мы прошли в разных городах. Я - в Верхневолжском Управление гидрометеослужбы, в славном городе Горький. Она - в Прибалтике, в Риге. Из столицы Латвии умудрилась привезти мне роскошный подарок - радиолу. Подозреваю, что для её покупки пришлось Татьяне экономить каждую копейку из наших скромных студенческих командировочных. Скорей всего на питании. Не оценить такой подвиг невозможно.
   В порой тяжелых экспедиционных условиях проявился характер, обычно не свойственный городским барышням. Так в зимних гидрометрических работах на реке Свирь она ухитрилась в дугу согнуть ручку гидрометрической лебедки. Ошарашенный начальник отряда, с изумлением рассмотрев злосчастную ручку, вопросил: Как ты ухитрилась это сделать? Такое и здоровенным мужикам неподсилу. Да просто, ответила Таня. Когда её заклинило, я стала пинать её ногой. Потом мы вместе дежурили на уклонном водомерном посту. Показания уровня надо было снимать каждые полчаса, круглые сутки. Ночью невыносимо хотелось спать. На третью ночь я сломался. А Таня выдержала. Сейчас я понимаю, что показания можно было бы снимать и через час, а промежуточные значения интерполировать. Но тогда нам и в голову не пришло ослушаться приказа.
   Все это мы прошли вполне достойно. И зимнюю и летнюю Свирь. И Даймище и Валдай. Как потом выяснилось, наш курс был какой-то экспериментальный. И экспериментировали над нами как хотели. Вроде применяя тест на выживание. Выдержали не все. Пара студентов на нашем курсе просто спятили - попали в психушку. Часть курса решила перейти в другие вузы. В результате из 50 студентов принятых на первый курс гидрологического факультета, окончили институт (если мне не изменяет память) только 39. Ни в одном ВУЗе Советского Союза подобного процента отсева не было.
   Перед дипломным проектированием пришло время распределения. Студентов ЛГМИ брали охотно во все Управления гидрометеослужбы (УГМС). От Калининграда до Владивостока. Это значит, что мы можем разъехаться в разные уголки необъятной родины и никогда больше не встретиться. Уехать на работу, гарантировано вместе, мог помочь только официальный брак. Мне трудно было на него решиться, но, в конце концов, я сдался. И правильно сделал, ибо иначе наделал бы массу глупостей. Возможно непоправимых.
   Скромную студенческую свадьбу сыграли в начале последних студенческих каникул. Что бы нас расписали именно в эту дату, мне пришлось уговорить директора Дворца бракосочетаний. Директор оказалась весьма молодой женщиной, внешне вылитой французской актрисой Симоной Сеньере. Симона оказалась дамой доброжелательной и нас пропустили вне очереди. Сценарий свадьбы мы с Таней составили заранее. Минимум приглашенных гостей. Скромный стол в квартире моих родителей на улице Конной. Через пол часа после начала застолья мы огорошили присутствующих заявлением. Дорогие гости! Гуляйте и пейте за наше здоровье. А мы вас покидаем. У подъезда ждет такси. Самолет через два часа. У нас запланировано свадебное путешествие.
   Далее было чудесное турне по Прибалтике. Маршрут: Рига - Вильнюс - Таллин. Новые впечатления и новая жизнь. Вернувшись в Ленинград, мы тут же разъехались в разные стороны на последнюю преддипломную практику.
   Распределение в ЛГМИ проходило в строгой очередности. Для этого в деканате вычисляли средний балл каждого выпускника. Все оценки за пять лет обучения суммировались и делились на количество сданных дисциплин. Средний балл считался до тысячных. Студент с наивысшим баллом первый выбирал себе место будущей работы. Затем по очереди все остальные из оставшихся предложений. Выяснилось, что по среднему баллу Таня окончила институт второй, а я девятым. Причем первое место определили нашему комсоргу только потому, что ему добавили балл за общественную нагрузку. Вытянули, как говорится за уши. Ему и досталось единственное место в Гидрологический институт. Да и то не в самом НИИ, расположенное на второй линии Васильевского острова, а на какой-то экспериментальной станции под Ленинградом.
   При кажущейся обширности списка предложений, выбирать особенно было не из чего. В большинстве случаев молодым специалистам не представлялось жилье. В средней полосе и на юге на мизерную зарплату, снимая жилплощадь, невозможно было прожить. Кроме того, не бронировалась Ленинградская прописка. А это значило одно: с возвращением в Ленинград неизбежно возникнут серьезные проблемы. Оставалось одно решение - ехать на север. Из имеющихся вакансий самым северным было Якутское управление гидрометеослужбы (ЯУГМС). Что такое Якутия я совершенно себе не представлял. Но другие варианты выглядели еще хуже. На раздумье времени не было. Пришлось объявить комиссии по распределению о нашем согласии ехать в Якутию. Не ожидавшая такого оборота событий Таня расплакалась. И было отчего. Ей, отличнице и умнице, коренной ленинградке предстояло ехать черте куда, в Тьмутаракань, в полную неизвестность. Обидно и не справедливо. Никаких других предложений. Надо отдать должное Татьяне, она быстро взяла себя в руки. Как сказал бы в подобном случае Гай Юлий Цезарь: Alea jacta est - жребий брошен. Или как дословно переводят с латинского языка эту крылатую фразу - "кости в действии". Как известно, Цезарь переходя Рубикон, сильно рисковал. Но он выиграл. Мы тоже сильно рисковали, но в итоге тоже выиграли. Таня мудро не стала оспаривать мое решение. Иначе все получило бы как в известном анекдоте: "Я управляла автомобилем, а за рулем сидел муж".
   Сразу после защиты дипломов, не дожидаясь окончания отпуска, мы стали собираться в дорогу. Мотивация была следующей: чем раньше приедешь, тем больше вариантов в выборе места работы получишь. Идея была правильной. Но кроме идеи была еще и суровая реальность. Мы её просто не знали. Первую ошибку мы сделали прилетев в Якутск на самолете. Нам же оплачивалась дорога только на поезде до Киренска. А затем на пароходе до Якутска. Разница в цене билетов была значительной и её тут же стали вычитать из нашей зарплаты.
   Второй ошибкой было то, что мы не представляли себе реальную ситуацию внутри ЯУГМС, наивно полагая распростертые объятия при виде молодых специалистов. На самом деле начальник управления рассчитывал заткнуть нами дыры в штатном расписании. Этот начальник сходу предложил нам принять гидрометеостанцию в городе Олекминск (южная часть Якутии в месте впадения реки Олекмы в Лену). Я попросил пару дней на размышление. Побродив по управлению, быстро нашел выпускников ЛГМИ, которые, соблюдая корпоративную солидарность, выдали мне следующую информацию. Упомянутая гидрометеостанция гиблое место. Если тебе угодно - черная дыра. Коллектив сотрудников спившаяся компания. Причем штат далеко не полный. На днях они по пьянке утопили катер. Задолженность станции по отчетным материалам превышает пять лет. И, следовательно, кроме текущей работы, нам придется разгребать эти завалы. А пока не разгребете, никуда вас оттуда не отпустят, пока полностью её не погасите. Ибо чужая производственная задолженность тут же станет вашей. Иначе говоря, такое предложение было откровенной "подставой".
   При следующем разговоре с начальником управления мы с Таней категорически отвергли трудоустройство в Олекминске. Не принять нас на работу по собственному хотению, начальник не мог. Но решил отыграться. Он зачислил нас на работу инженерами в обсерваторию с окладом в 100 рублей. Это "голый" оклад, так как северный коэффициент в центральной и южной Якутии при Хрущеве отменили. Из уютного отдельного домика переселил в барак, в крохотную комнатку. Положение у нас сложилось критическое. Суммарная зарплата обоих, с учетом налогов и вычетов не превышала 120 рублей. Выжить на эти деньги при якутских ценах было проблематично. Кроме того, к зиме надо было купить для отопления дрова, примерно на 200р. Покупать воду в бочках, по 5р каждая. Просить помощи у родителей не позволяла гордость. Питались мы хлебом и болгарской консервированной в зеленых стручках фасолью по 5 копеек банка (вероятно списанной). Так мы прожили пару месяцев. Меня начала все чаще посещать трусливая мысль: а не бросить ли все это безобразие и просто сбежать домой. Все было более чем скверно. Мрачный тупик и никаких перспектив. Но, за все это время ни одной жалобы от Тани я не услышал. Она все понимала и мужественно терпела.
   Выход мне подсказал коллега Олег Гончаренко. Познакомились мы с ним случайно. Гончаренко отработал по распределению три года и уезжал в родную Одессу. Выслушал он мою горестную историю и предложил следующее:
   - Послушай, сказал Олег. Бросай ты эту обсерваторию и езжай работать на станцию. Она находится в поселке Усть Миль на Алдане. Я проработал там три года и вполне доволен. Начальник там отличная женщина. Сейчас она уходит в декрет и ей срочно нужна замена. Кроме того, освободилась моя должность. Станция небольшая, без задолженностей. Считается таежной, за что к заплате приплачивают 20 р. Сумма не большая, но без вычетов. Кроме того, неограниченные командировки с оплатой 4,9 рубля в день. Коллектив нормальный, прикрепленных постов мало. Хорошая охота и рыбалка. Приличная квартира в одном доме со станцией. Подумай.
   На семейном совете мы решили последовать совету Олега. Согласие Тани мне надо было получить обязательно. Все-таки я тащил её в глухую тайгу, где нет даже нормальной связи с внешним миром. Хотя и сам город Якутск можно было назвать городом лишь условно. Но, переезд на таежную станцию был новым Рубиконом. Переправиться через него можно было только вместе. Таня раздумывала недолго. Столица солнечной Якутии ей тоже осточертела. На следующий день я положил на стол начальника рапорт, с просьбой о переводе. Похоже, деваться начальнику было некуда. Он ожидал приезда еще двух выпускниц нашего института. Резонно полагая, что в тайгу они ехать откажутся. А наши ставки в обсерватории становились вакантными.
   Дальше все было как в песне: Были сборы недолги, от Кубани до Волги... Ближе к концу сентября мы с Таней очутились в райцентре Усть Мая. Прилетели туда самолетом. И застряли. Навигация кончилась, и никакого транспорта до Усть Миля не было. Вот она таежная действительность. Спустя несколько дней, уходящая в декрет начальница выяснила, что единственный шанс добраться нам до места - попасть на последнюю леспромхозовскую самоходную баржу. Путешествие получилось примечательным. В меру своих способностей я описал его в рассказе "Баржа" (Избранное. Проза. Симферополь, 2013г) и повторяться не буду. Констатирую одно: Таня выдержала его стоически.
   Что касается нашего переселения на Алдан, оно, конечно, оказалось правильным. Однако, помог нам в этом совершенно случайный человек. Не начальник управления, не начальник обсерватории. Начальству было решительно наплевать на молодых специалистов. Людей наивных, не имеющих никакого жизненного опыта. Уедут эти - приедут другие. Как точно заметили Ильф и Петров: Спасение утопающих, дело рук самих утопающих.
   Как бы не трудно порой нам было в Якутии, все тяготы мы вынесли достойно. Трудности забываются, а победы, в том числе над собой - остаются. Да мы были молодыми. Но сколько молодых людей, в том числе наших однокашников, побоялись испытаний и никуда не поехали. Ничего не добились и ничего не увидели в этой жизни. Таня не испугалась, не побоялась. Как сложись бы моя жизнь без неё, не знаю. Вместе мы добились неплохих результатов. Вернувшись в Ленинград, мы смоги приобрести кооперативную машину и квартиру. Защитить диссертации. Родить чудесную дочь. Вспоминая годы, прожитые с Таней, я хочу сказать только одно слово: Спасибо!
   Май 2016г.

Головное предприятие.

   Как-то я заинтересовался вопросом: Кто изобрел процедурные особенности защиты кандидатских и докторских диссертаций? Довольно легко выяснил, что это практически точная копия средневековых традиций, дожившая до наших дней. Предприимчивые представители разных монашеских орденов перенесли свои схоластические споры из монастырей в университеты. А университеты (от латинского universitas - совокупность, общность) появились в западной Европе в XII веке. Возникла нужда в образовании молодежи и одновременно готовки преподавательских кадров. Так произошли ученые степени: бакалавры, магистры, кандидаты, доктора. (http://ru.knowledgr.com/00122038/). Причем звание доктор наук произошло от латинского doceo - я обучаю, учитель. Тот же источник замечает: В университете докторское обучение было формой ученичества гильдии. Традиционный срок исследования перед новыми учителями допустили гильдии Магистра гуманитарных наук, семь лет, совпал со сроком ученичества для других занятий. Первоначально условия "владелец" и "доктор" были синонимичны, но в течение долгого времени докторская степень становилась расцененной как более высокая квалификация, чем степень магистра. В одном из рефератов, посвященных культуре средневековья, я прочел следующее:
   "Диссертация, защита, диспут, звание, сеть цитирования, научный аппарат, объяснение с современниками с помощью опор - ссылок на предшественников, приоритет, запрет на повтор-плагиат - все это появилось в процессе воспроизводства духовных кадров". В самой процедуре публичных диспутов и защит назначались научные руководители, оппоненты, регламент и порядок выступлений. Живучесть этих процедур оказалась поразительной. Вплоть до мелочей. Наверное, единственным советским нововведением оказался отзыв от головного предприятия. Да, пожалуй, еще ВАК (Высшая Аттестационная комиссия).
   Ремарка. Упомянув о средневековье, дадим короткую справку об этом периоде. Как свидетельствуют историки, первый университет основан в 848 году в Константинополе(Византия). Второй в 859 году в городе Фес (Марокко). Старейшим университетом Западной Европы считается Болонский, образованный в 1168 г. (Италия, г. Болонья). Вскоре появился университет в Париже (Сорбонна), затем в Англии (1209 - Оксфорд) и так далее. Все средневековые университеты имели похожую структуру и систему обучения. В них, как правило, имелось несколько факультетов: подготовительный, богословский, медицинский, юридический, "артистический". Последний из упомянутых часто назывался факультетом "семи свободных искусств", хотя никакого отношения ни к театру, ни к искусству не имел. Преподавали там грамматику, риторику, логику, арифметику, геометрию, астрономию. Преподавание велось на латинском языке. На латыни писались и все научные труды. В ту пору латынь была универсальным языком науки. Поэтому, и студенты и преподаватели могли свободно переходить из оного университета в другой, в каком бы государстве он не находился. Читать всю научную и богословскую литературу, общаться между собой, не взирая на национальность. Это было удобно и очень практично. В современной науке языковые барьеры сильно мешают общению и быстрому получению информации.
   Отзыв Головного предприятия соискатель должен получить на соответствующей стадии прохождения диссертационной работы: после одобрения диссертации на кафедре (отделе), предварительной защите на Ученом совете. После удачной предзащиты назначаются официальные оппоненты, и утверждается Головное предприятие. Дается "добро" на печатание автореферата. Все эти стадии для соискателя вполне можно охарактеризовать названием знаменитой трилогии Алексея Толстого "Хождение по мукам". Кого-то тормозит научный руководитель. Кому-то "заворачивают" работу уже на заседании кафедры. Довольно часто диссертацию отправляют на доработку Ученые советы. Причины бывают самые разные: личная неприязнь, конкуренция на кафедре, перестраховка Ученого совета и прочие подводные течения. У особенно невезучих соискателей на прохождение этих инстанций затрачивается от нескольких месяцев до года. Учитывая исправление многочисленных замечаний, а иногда и переделывание всей работы. Смысл в таком подходе, безусловно, есть. Очень часто соискатель подает работу в достаточно "сыром" виде, с многочисленными ошибками, в оформлении, не соблюдает стандартов и т.д. Налицо явный брак, допущенный как соискателем, так и его научным руководителем.
   Приведу наглядный пример. Севастополь, Ученый совет Технического университета (я одно время входил в его состав). Соискательница сдает переплетенную диссертацию в совет. Ученый секретарь открывает фолиант, мгновенно захлопывает и возвращает автору. Ваша работа отклоняется. Почему? Да просто она распечатана не тем размером шрифта. Требование вроде бы формальное. Пустяк? Но ВАК такие работы не рассматривает и не утверждает. При новой распечатке наверняка "полетит" нумерация страниц, изменится их количество, нарушатся ссылки, расположение таблиц и иллюстраций. Соискательница просто не удосужилась ознакомиться с требованиями к оформлению диссертации. А чиновники именно на это обращают внимание прежде всего. Не дай Бог, такая работа попадет в ВАК. Сразу последует замечание Ученому совету, с публикацией его в ваковском бюллетене. При более серьезном нарушении достанется на орехи всем: председателю Ученого совета, ученому секретарю, экспертной группе совета, оппонентам. В особо тяжких случаях совет лишают права проведения защиты диссертаций. А это уже удар по престижу всего университета.
   Что касается назначения официальных оппонентов и Головного предприятия, то чаще всего эти вопросы решаются вполне демократично. Предлагает их сам соискатель. Если совет и научный руководитель настроены к соискателю благодушно, то утверждение проходит автоматически. С выбором Головной организации у меня серьезных проблем не возникало. Примерно год назад на одной из научных конференций я познакомился с И.С. Зекцером (сейчас академик РАН). Он сам подошел после моего доклада и, узнав, что я аспирант и практически написал кандидатскую диссертацию, предложил свою помощь. В виде рассмотрения работы на Головном предприятии. А работал он заведующим отделом в Институте Водных Проблем Академии наук СССР, сокращенно ИВПАН. В этом отделе несколько человек занимались исследованиями механизма субмариной разгрузки подземных вод и довольно успешно. Об этом свидетельствовал ряд публикаций, в том числе монографий. Предложение о сотрудничестве было сделано в самой доброжелательной форме. Мы обменялись телефонами и расстались на год.
   И вот пришло время воспользоваться столь любезно сделанным предложением. Я позвонил Игорю Семеновичу, и он назначил день и час моего доклада в своем отделе. Причем весьма оперативно, всего через неделю. Все это происходило в начале июня 1973 года. Ничто не предвещало неприятностей.
   Собрался в командировку я быстро. Положил в портфель, отпечатанный и переплетенный экземпляр диссертации. Официальное письмо от нашего Ученого совета в ИВПАН. Тезисы доклада. Поместил в тубус демонстрационную графику к докладу (плакаты). И был готов как пионер.
   Опрометчивость быстрых сборов сказалась сразу после приезда в Москву. В Ленинграде несколько дней стояла жаркая, по настоящему летняя погода. Я поехал в рубашке с короткими рукавами и летних брюках, рассчитывая, что и столице так же жарко. Поэтому не взял с собой никаких теплых вещей. Однако уже на перроне меня встретил пронизывающий холодный ветер и мелкий дождь. К ИВПАНУ, расположенному на Садовом Кольце (Садовая - Черногрязская), в довольно помпезном здании, я добрался точно к началу рабочего дня. Было ровно девять часов утра, когда, подергав ручку входных дверей, убедился, что они наглухо заперты. Это были двери нужного мне отдела, помещавшегося на первом этаже. На табличке у входа значилось время работы с 9 до 18 часов. Битый час я приплясывал на холодном ветру, недоумевая и злясь. Наконец к 10 часам появилась уборщица и открыла двери. На естественный вопрос, а где же сотрудники женщина ответила:
   - И, мил человек, тут свои порядки. Мало ли что на табличке написано. Уборщицы приходят к десяти утра. К одиннадцати появляется секретарша и молодые сотрудники. Уходят домой все часа в четыре.
   - Но мне заведующий отделом назначил встречу на 13 часов. Он то когда является на работу?
   - Да когда как. Солидные ученые приходят к 12, а главный начальник не раньше часу. Так ты его, милок, как раз в час и застанешь.
   Сердобольная женщина пустила меня погреться в помещение. Сидя в коридоре на скрипучем стуле я горестно, но с оттенком зависти размышлял:
   - Интересные порядки в этом столичном академическом заведении. На трудовую дисциплину им наплевать. Рабочий день у них 4 - 5 часов максимум. Из них пару часов наверняка тратится на трепотню, перекуры, чае и кофепития, обед. Когда же они ухитряются кропать научные трактаты, отчеты и прочую деятельность?
   Уборщица точно описала местные порядки. В одиннадцать, или чуть позже, появилась секретарша. Я перебрался со скрипучего стула в мягкое кресло в приемной. Удостоился чашки горячего чая и несколько приободрился. Оказалось преждевременно. В двенадцать явился заместитель Зекцера и пригласил меня в свой кабинет. Там я вручил ему письмо от института и передал экземпляр диссертации. Заместитель, не буду называть его фамилии, разговаривал со мной сугубо официально. Сообщил, что рассмотрение работы состоится вовремя, и будет иметь форму семинара с приглашенными специалистами из других научных и учебных учреждений. Самого Игоря Семеновича на заседании не будет, так как он уехал в срочную командировку. Вести семинар поручено ему. Далее он отвел меня в соседний подъезд, открыл зал заседаний, показал, где можно развесить графику и отчалил по своим делам.
   Много позже я понял: Игорь Семенович поступил весьма дальновидно. На последнем этапе прохождения диссертации в ВАКе, он дал мне положительный отзыв, будучи "черным оппонентом" (существовала и такая форма подтверждения состоятельности диссертаций). Хотя и никогда в этом не признавался. Делал загадочное лицо и отмалчивался. Персональный состав ваковских экспертов не разглашался. Еще одна тонкость процедуры защиты. С самим заключением соискателя знакомили, но подпись "черного оппонента" обрезали. Так вот, за тот положительный отзыв, я благодарен ему по сей день.
   За 15 минут до начала заседания я вышел покурить на улицу. Дождь прекратился, и в столице слегка потеплело. Когда я вернулся, то был поражен. Зал был забит до отказа. Как позже выяснилось Игорь Семенович постарался собрать на мой доклад практически всех известных гидрогеологов столицы. Здесь были доктора наук и профессора МГУ, МГРИ, ВЕГИНГЕО и других организаций. Читая потом список участников семинара, приложенный к отзыву я только диву давался. По существу это был настоящий спецсовет, покруче нашего институтского - ЛГМИ (теперь университетского РГГМУ). Что могло заинтересовать таких корифеев в кандидатской диссертации непонятно. Но они пришли, причем с воинственным настроем.
   Доклад, как и положено, на защите я уложил ровно в 19 минут (по регламенту отводится 20, но прилично делать на минуту меньше). А затем хлынул поток вопросов. Все я конечно не помню, но особенно меня доставали два мэтра: Николой Николаевич Биндеман (автор многих монографий и учебника "Динамика подземных вод") и Леонид Семенович Язвин (автор многотомной "Гидрогеологии СССР" и учебника "Основы гидрогеологии"). Самое неприятное, что я не знал их в лицо, а то бы непременно сдрейфил. По их учебникам я учился в ВУЗе. Это же были живые классики.
   Прекрасный математик Н.Н. Биндеман наседал на меня с такого рода вопросами (точную формулировку не помню, но смыл был именно такой):
   - А почему у Вас дифференциальное уравнение движения представлено в таком странном виде?
   - А почему у Вас в уравнении теплового баланса отсутствует член теплообмена с литосферой?
   Не зная в лицо Николая Николаевича (Он, задавая вопросы, почему-то не счел нужным представиться. Вероятно, полагая, что его и так все знают.), я отвечал дерзко, на грани фола.
   - Как известно, в прибрежной зоне классическая волновая теория не работает. В сильно турбулизированной водной среде, я рассматриваю лишь одно устойчивое динамичное образование - факел субмаринного источника. Для его центральной оси такой вид уравнения движения представляется оптимальным, ибо имеет численное решение. И далее, температурные аномалии, генерированные субмаринными источниками располагаются на поверхности моря. Потому теплообменом с литосферой можно пренебречь.
   Не менее каверзными были вопросы Л.С. Язвина. Не знаю, сколько времени длилась моя экзекуция, но мне она показалась вечностью. К концу дискуссии я был весь в поту и мыле. Какой тут холод? Я о нем забыл.
   В конце дискуссии из зала прозвучал еще такой вопрос:
   - Почему при явном гидрогеологическом характере работы Вы защищаетесь на кандидата географических наук?
   Пришлось объяснить. Я очный аспирант и поскольку закончил диссертацию в срок гарантированно выхожу на защиту на своем совете. В нашем институте Ученый совет имеет право присваивать степени только по трем номинациям: физико-математические науки, технические и географические. Из них моя работа больше всего подходит географическое направление. В других советах с правом присуждения геолого-минералогических ученых степеней, в очереди на защиту надо стоять не менее трех лет. А это меня не устраивает.
   Собравшиеся мэтры тоже устали. Они дружно проголосовали за положительный отзыв на мою диссертацию. Тут же его составили и отдали перепечатать на пишущей машинке секретарше. Вытирая пот, я нервно курил на крылечке. Рядом курил молодой парень, сотрудник отдела. Он представился: Александр Месхетели. Можно просто Саша.
   - Слушай, Саша! А за какие грехи меня так прессовали? Кому я дорогу мог перейти здесь в Москве?
   - Да никому конкретно. Просто у нас так принято. Удивительно другое, тебя пропустили с первого раза. Большинству, в том числе своим москвичам, приходится делать три четыре захода. Без всякого снисхождения. Так, что радуйся, что дешево отделался. А я тебя поздравляю.
   Секретарша оказалась очень опытной и квалифицированной дамой. Показала истинно столичный класс работы. И часа не прошло, как все бумаги были отпечатаны и подписаны. Печати поставлены. Мое командировочное удостоверение отмечено. Я вышел из ИВПАНА и побрел на Ленинградский вокзал. Холода не чувствовал. Голода тоже. Не смотря на то, что за весь день выпил одну чашку чая, есть не хотелось. Нервное напряжение не спадало.
   Уже в поезде я сообразил, почему мне удалось выиграть это маленькое, но такое важное для меня, сражение. То, что я не стушевался перед столичными мэтрами и уверенно отвечал на вопросы им явно понравилось (случайно узнал из кулуарных разговоров). Даже комплимент отвесили - смелый парнишка. Кроме того, корифеи гидрогеологии могли задавить меня, если бы речь шла о фильтрационных процессах, коллекторах и водоупорах, массопереноса в пористых средах. А со спецификой открытой водной среды (тем более динамикой прибрежно-морской зоны) они явно не сталкивались. Здесь совсем другая область науки, если точнее стыков разных дисциплин - динамической океанологии, гидравлики затопленных струй, теории турбулентных потоков. И тут мы спорили на равных. Привлекла и новизна работы: это была первая диссертация в Советском Союзе по проблемам изучения субмаринных источников.
   Получение отзыва от Головного предприятия сплошь и рядом проходит формально. Часто не требуется присутствия соискателя и тем более доклада с публичным обсуждением. В каждой Головной избушке свои порядки, в том числе и порядок рассмотрения. Экземпляр диссертации, разумеется, официально, направляется в Головное предприятие. Там его читают несколько специалистов и дают письменный отзыв (заключение). Но кому как повезет. Мне повезло в том смысле, что это была хорошая тренировка перед официальной защитой в Alma Mater. И если кто-то полагает, что защитить диссертацию можно без серьезной нервотрепки, то могу с уверенностью сказать - так не бывает.
   Прошло более 40 лет с той памятной для меня защиты. Около двадцати из них я сам был членом ряда квалификационных ученых советов (спецсоветов) по присуждению кандидатских и докторских степеней. Проводил экспертизу работ, был официальным оппонентом. Знаю всю кухню изнутри. Бюрократия за это время сумела сильно усложнить прохождение диссертаций. Появились дополнительные инстанции, ступени прохождения, которые, к сожалению, никак не отразились на качестве самих работ. Однако, время "Хождения по мукам" соискателям существенно продлили.
   Декабрь 2015г. -январь 2016г.

Грязная история.

   Случилась это в 1993 году. Украина пребывала в эйфории внезапно обретенной независимости. Она просто упивалась своей "незалежностью" от всех и от всего. В том числе и от здравого смысла. Судорожные попытки навести в стране порядок, имели место быть. Бодро начинали какие-то преобразования, научные исследования, и тут же бросали. Все действия носили характер безумной спешки с оттенком истеричности. Началась дикая прихватизация и передел собственности. Грянули бандитские разборки со стрельбой, поножовщиной, взрывами, трупами. По сравнению с нашим украинским беззаконием, освоение дикого американского запада выглядит детсадовскими играми.
   В качестве национальной валюты ходили карбованцы. Отпечатанные на плохой бумаге (хотя банкноты печатались в Канаде) они выдавались пачками и практически ничего не стоили. Поэтому цены на все были заоблачные с многочисленными нулями. Зарплату нам выдавали миллионами и сотрудники института от директора до дворника в одночасье стали миллионерами. Получая зарплату, сотрудники складывали запечатанные банковские бандероли в мешки и в сумки. Что не спасало от полуголодного существования. Зато деловые и предприимчивые граждане набивали себе мешки и сумки зелеными американскими купюрами. Веселое было время и опасное.
   Летом меня телеграммой вызвали в столицу, в Министерство геологии. Милейший человек, зав. отделом гидрогеологии, поведал мне, что в Киев пришла информация о гибели Чокракского месторождения лечебных грязей, возможно по вине клятых москалей. В деталях предстояло разобраться мне. Как по волшебству, открыли новую тему, набросали с ним Техническое (геологическое) задание и определили сроки его выполнения в полтора года. Все бумаги коллеги в отделе моментально составили на государственном (украинском) языке и предупредили, что всю остальную документацию на той же государственной "мове" я должен отправить в министерство в течение месяца почтой. А этой документации набиралось изрядное количество, ибо новая незалежная власть мгновенно обюрократилась.
   Особого восторга от предстоящих работ я не испытывал. Лечебными грязями я никогда не занимался и имел об этом полезном ископаемом весьма смутные представления. Но, учитывая постоянное недофинансирование геологических исследований, пришлось согласиться на предложенную тематику. Грязи, так грязи. До этого я занимался площадкой Крымской атомной станции и вполне успешно разобрался с проблемой. А уж с грязями разберусь и подавно. Лишь бы зарплату платили (а с этим уже возникли серьезные проблемы). Утешало то, что и площадка АЭС и озеро Чокрак находились в одном геологическом районе - на Керченском полуострове и с геологический разрез был мне знаком.
   Ничего необычного в предложении заняться новой тематикой не было. Министерство использовало отраслевой институт как пожарную команду с завидной регулярностью. Как только случалось какое-нибудь серьезное ЧП нас сразу же озадачивали авральными работами. Так было и аварией на Чернобыльской АЭС, и с выбором промплощадки Крымской АЭС, а заодно и Одесской АЭС, и с гибелью шахтеров в Горловке, и со сходом оползней в Карпатах и многое другое. Чиновникам было крайне удобно решать такие вопросы, имея готовые команды специалистов на все случаи жизни. Срочные командировки сотрудников института должны были как-то притушить, сгладить промахи и разгильдяйство местных и государственных чиновников, а при умелой подаче материала в средства массовой информации свалить все на матушку природу, её катаклизмы, не поддающиеся научному прогнозу. В расчете, что обыватель (он же электорат) правду никогда не узнает. Да и незачем ему эту правду знать.
   Вернувшись в Симферополь, я довольно быстро составил пакет требуемых документов. А это не мало бумаг: Обоснование постановки темы, научная программа, рабочая программа, календарный план выполнения работ по этапам с перечисление видов работ и отчетной документации, план полевых работ, смета и прочие бумажки. Составить то я их составил, но теперь их предстояло перетолмачить на украинский язык. А это оказалось проблемой. У нас многие сотрудники разговаривали на украинском языке. Демонстративно щеголяли знанием мовы выпускники Львовского университета. Но и они на Ученом совете и на пятиминутках в кабинете директора вступали в яростные споры по поводу правильности геологических терминов и некоторых оборотов. Все понимали разговорный язык. Но он мало помогал в деле составления официальных бумаг. Об Интернете, машинном переводе, еще никто слыхом не слыхивал. Даже пишущие машинки в машбюро пришлось переделывать, добавляя буквы с одной и двумя точками вверху. Иными словами маразм крепчал.
   При написании документов требовалось знание терминологии, а геологических словарей власти ни составить, а тем более издать их еще не успели. Термины просто придумывали или использовали иностранные. Кончилось тем, что институту пришлось нанимать профессиональных переводчиков. К ним выстраивалась очередь. С горем пополам я добился перевода своих документов на мову. Причем сам их прочесть уже не мог. Не мог я знать язык, так как и в школе и в институте учился в Ленинграде. Это не спасло меня от упреков "свидомых" патриотов. Мол, десять лет работаешь на Украине, а язык не удосужился выучить. Грязевая тема начиналась с грязных инсинуаций. Наконец все документы перевели и отправили в столицу. В Киеве их прочли и вернули на переделку. И не только мои. Большинство сотрудников, далеких от украинского патриотизма, комментировали происходящее отборными, чисто русскими выражениями.
   Лето подходило к концу, и пора было выезжать на полевые работы. Знакомиться с объектом исследований не по бумажным источникам, а в натуре. К полевому отряду присоединилась сотрудница нашего отдела Света Петренко. С деньгами тогда у всех было туго, а наш объект располагался на берегу Азовского моря. Вот она и попросила меня взять её в поле с двумя детишками. Я не имел ничего против, тем более, что Света, грамотный геолог, все время была в лагере и отлично кашеварила в качестве платы за отдых у моря. Вдобавок, не только детишки, но и весь наш лагерь находился под присмотром, пока мы колесили вокруг озера, отбирали пробы, проходили маршрутами окрестные балки. Оптимальный вариант для нашего отряда и для Светы.
   Озеро Чокрак располагалось в практически круглой котловине среди невысоких холмов сложенных сарматскими известняками. От моря (залив Морской пехоты) его отделяла не слишком большая песчаная пересыпь, шириной от 150 до 280 метров. Превышение её над уровнем моря составляло полрядка полутора, местами около двух метров. На рисунке 1 хорошо видна пересыпь и белая корка соли в озерной впадине. На заднем плане далеко вдающийся в акваторию Азовского моря мыс Зюк.

 []

Рис.1. Прилегающая к пересыпи часть оз. Чокрак ( http://kurortlileya.ucoz.ru).

   С востока к пересыпи примыкает небольшой поселок Курортное. А в пяти - семи километрах южнее располагается довольно крупный (по меркам Керченского полуострова) населенный пункт Багерово. Ко времени нашего приезда озеро уже полностью высохло, и было порыто коркой соли. Стала понятна причина паники местных властей, решивших, что месторождение лечебных грязей погибло. Для нормального существования грязевой залежи требуется её покрытие слоем рапы с концентрацией солей не менее 120 - 130 г/л. (хотя в летний сезон минерализация рапы в озере достигает 157 -347 г/л). Т.е. грязь постоянно должна быть во влажном состоянии. Индикатором нужной солености служит обитающий в такой среде рачок с латинским названием Artemia salina - Артмия салина и некоторые виды солелюбивых водорослей (например Dunaliella salina, Navicula и др.). Отмирая, эти рачки и водоросли пополняют минеральный субстрат грязевой залежи биологическим компонентом.
   На самом деле лечебные грязи представляют собой сложнейшую по структуре смесь органических веществ и минералов, вмещающую в себя множество живых микроорганизмов - водорослей, бактерий, грибков и др.  Таков, в самом примитивном представлении механизм образования лечебных грязей. Но сейчас было главным установить причину полного высыхания рапы, величину деградации грязевого тела, экологическую обстановку.
   Ремарка. Для любознательного читателя, возможно, будет интересно узнать некоторые подробности использования в медицине лечебных грязей. Те, кому это не интересно, могут просто пропустить ремарку и читать текст дальше. Лечебные свойства грязей известны с античных времен. О Крымских грязях упоминает в своих трудах "отец истории" Геродот (V век до н.э.). Затем во времена расцвета Римской империи пишет римский ученый Плиний старший. Грязелечебные процедуры широко используются в Боспорском царстве (озера Чокрак, Тобечик, Чурбаш). Однако, лечение в то и более позднее время проводилось эмпирически, примитивно. Химический анализ сакских грязей впервые провел специально приглашенный Таврическим генерал-губернатором в 1807 году французский химик Дессерр. Первый в мире официальный грязевой курорт открылся в городе Саки в 1828 году. Медицинские наблюдения вначале проводили уездные врачи. Позже к ним подключились столичные светила. В Советские времена это были Н.Н Бурденко и С.С. Налбандов, другие корифеи.
   В настоящее время грязями лечат широкий спектр заболеваний. Особенно успешно проходит лечение грязью воспалительных заболеваний. А так же негативных последствий различных воспалительных процессов. Поддается лечению ряд хронических заболеваний суставов, костей, мышц. Некоторые поражения позвоночника, длительно не заживающие переломы костей, хронические воспаления костного мозга (остеомиелиты). Так же болезни нервной системы - радикулиты, ишиас, женские болезни, болезни органов пищеварения - некоторые формы язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, катары желудка и кишок, болезни печени, желчного пузыря. Во время Великой Отечественной войны грязь оказалась мощным средством для лечения боевых травм. Многолетние наблюдения над большим количеством больных, пользовавшихся грязевыми курортами, показали, что у подавляющего большинства из них в результате грязелечения значительно и стойко улучшается здоровье.
   Грязевые курорты известны во многих странах Азии и Африки. Однако в Европе их очень мало. Поэтому ряд европейских курортов использует для лечебных аппликаций (фанго- терапия) тонко перемолотую пемзу. Но в отличии от лечебных грязей пемза биологически не активна. Лечебный эффект от таких аппликаций близок к нулю. И многие европейские курорты вынуждены были до революции импортировать сакские грязи, платя за них высокую цену. Для этого в Саках грязи упаковывали в специальные пакеты, покрывая их парафином для предотвращения высыхания. Эксплуатация месторождений лечебных грязей проводилась как на местах (например, Сакское), так и путем добычи и транспортировки в большинство крупных лечебных центров (госпиталей, клиник, санаторно-курортных учреждений, профилакториев и др.), расположенных не только на территории Крыма, но и во многие другие области Украины и России.
   По запасам лечебных грязей Чокракское месторождение самое крупное в Крыму - 4,8 млн. м3. Учитывая объем и качество грязей Чокрак был признан базовым (можно считать эталонным) грязе-лечебным месторождением СССР. А это очень высокий статус. И местным властям предписывалось его охранять. Тут надо дать некоторые пояснения. В отличие от месторождений твердых полезных ископаемых, грязевые залежи представляют собой как бы живое тело. Способное, например, разрастаться или деградировать. Свойства грязей могут сильно меняться под влиянием естественных и антропогенных условий. Как правило, в сторону ухудшения их полезных свойств. Когда озеро полностью высохло, кто-то из местных чиновников тут же сообщил об этом в Киев.
   На месте, путем беглого опроса местного населения, я быстро выяснил суть происходящих негативных явлений. Любой абориген при нормальном к нему отношении (стакан водки) тут же выложит все местные тайны, как военные, так и гражданские. А также любопытному слушателю все другие: поселковые, соседские, семейные. Надо только правильно задавать вопросы и поливать в стакан. Оказалось, в катастрофическом высыхании озера виноваты, прежде всего, местные сельские власти. Заполнение озера водой происходило за счет атмосферных осадков и периодического затопления морской водой, привносившей в котловину морскую соль. В результате сильного шторма 1979 года пересыпь размыло, и котловина оказалась полностью затопленной. Местное начальство привыкло использовать пересыпь в качестве удобной и короткой автомобильной дороги. Объезжать озеро по ухабам оно не привыкло. Поэтому промоину волевым решением какого-того местного царька засыпали строительным мусором. Затем последовало маловодное десятилетие с минимумом осадков. Озеро высохло, обнажив грязевое тело, местами покрытое солью. Кроме того, я выяснил, что жалоба в Киев имела и другую подоплеку. Местный царек элементарно воровал лечебную грязь, продавая её за гроши самосвалами в разные медицинские учреждения. Разумеется без всяких разрешений, лицензий и прочих формальностей. Копали, уродуя залежь. Грязь воровали по ночам, но от бдительных аборигенов все равно это не было тайной. Может быть, если с ними делились прибылью, они бы молчали. А так сдали начальство с потрохами. Сколько грязи украли - покрыто мраком. Я и не интересовался, чай не следователь. Но одно стало очевидно: история с высыханием озера и воровством грязная и дурно пахнущая. Причем не грязевым сероводородом, а грязным человеческим стяжательством.
   Чокракское озеро находится в Ленинском районе, который занимает практически всю площадь Керченского полуострова (кроме г. Керчи). Одно время Киевские власти пытались оформить месторождение как имеющее статус государственного, а не местного крымского значения. Однако районные власти встали на дыбы: мол, это наше достояние, и мы никому его не отдадим. Их можно понять, кроме этого месторождения на территории района нет ничего особо ценного. Но они же и воспротивились попыткам получить озеро в аренду зарубежными фирмами. В частности Германским. Повели себя, как собака на сене.
   Для немцев это был лакомый кусок. В Багерово при советской власти находился военный аэродром с взлетно-посадочной полосой рассчитанной на любые летательные аппараты, в том числе на аварийную посадку космического "Бурана". Украинские власти его забросили, а немцы могли превратить в первоклассный аэропорт. До Керчи, то есть до морского порта всего 18км, с уже имеющейся шоссейной и железной дорогой. Иначе говоря, существовала неплохая транспортная инфраструктура, которую надо было лишь модернизировать. Оставалось только построить грязелечебницу и первоклассный отель. Как сказал мне представитель Германии профессор Дахрот немцы пошли бы на любые траты, ведь своих грязей такого класса в Германии нет. Им даже не отказали, а просто запретили вывозить прибыль от эксплуатации медицинского комплекса. А какой инвестор согласится вкладывать средства не получая прибыли? Кстати, построив свой комплекс, немцы вернули бы Крыму небольшой должок. До войны у озера функционировала небольшая грязелечебница и фундаменты зданий до сих пор сохранились. Во время войны её оккупанты сожгли.
   Политика киевских и местных властей в первые годы независимости была абсурдна. По принципу ни себе, ни людям. И сам не использую и другим не дам. Спустя десяток лет олигархи полностью обнаглели: все они стали прибирать к рукам госсобсвенность, скупая за гроши все подряд оптом и в розницу. Примерно в то же время другому инвестору отказали в постройке пятизвездочного отеля в Голубом заливе. Под истошные крики: Родину мы не продаем! Видно кричать о том, что мы ее разворовываем было еще рано. Отель, конечно, не построили. А зря. Какая разница кому он принадлежит. Вот американцы спокойно продали гордость Нью-Йорка небоскреб Эмпайр Стейт Билдинг японцам. И что? Стоит он, как и стоял, только японцы исправно платят налоги и местные и федеральные. И доступ в здание свободный, для всех желающих. Любой крупный объект - отель или грязелечебница нуждается в хороших подъездных путях (строительство дорог), в обслуживающем персонале (рабочие места), в снабжении водой, электричеством, продуктами питания (живые деньги). Кроме того, можно торговать сувенирами, проводить экскурсии, открывать рестораны и кафе с местной кухней. И никуда они свою гостиницу или лечебницу не увезут. А будут эксплуатировать, рекламировать Крымские курорты и платить налоги. Но украинским властям все это было не интересно. Проще что-нибудь украсть, присвоить путем грязных махинаций.
   За две недели полевых работ мы успели разбурить всю пересыпь и определить масштаб фильтрации морских вод в озерную котловину (она располагается ниже уровня моря). Приток морской воды оказался явно недостаточным. И главным образом из-за плотно утрамбованного строительного мусора заполняющего место прорыва. Провели опробование грязей, источников на берегах котловины, морской воды в заливе. Успели, даже полакомится жареными бычками (Света их отлично приготовила), за копейки купленными у местных рыбаков. Один особенно прожорливый член моей команды ухитрился даже отравиться рыбой. Жара в то лето стояла серьезная. Бычки к утру протухли. А он из жадности их доел. Как результат - весь день просидел в кустах со спущенными штанами.
   Второй раз жареными бычками нас угостил мой друг Витя Юдин. Он приехал к окончанию полевых работ. Вечером сходил за пару километров на мыс Зюк, представляющий собой хаотическое нагромождение глыб известняков. И настрелял там из подводного ружья исключительно крупных особей угольно черного цвета. Так состоялся прощальный пир у озера Чокрак. По поводу высыхания озера Виктор высказал вполне здравую мысль. За многие сотни, может быть тысячи лет, формирования залежи наверняка испытывало периоды полного высыхания. При этом залежь не потеряла своих лечебных свойств. А процесс высыхания хоть и цикличен, но никакой катастрофы не представляет. Версия правдоподобная. Правда, для эксплуатируемого месторождения потеря даже относительно тонкой высохшей корки грязей крайне не желательна. И её можно сохранить периодическими, строго дозированными запусками морской воды. Для этой процедуры потребуется всего одна труба с заслонкой. А морская вода пойдет в озерную котловину самотеком. Стоимость такого сооружения мизерная.
   Первую часть рабочей программы за этот полевой выезд мы выполнили. Впереди предстояли детальные работы по составлению водного баланса озера, оценке источников загрязнения, составление экологического паспорта и разные другие работы. Но выполнить их нам не дали. Очередная телеграмма из Киева меня огорошила: финансирование проекта было прекращено. Мне предложили представить отчет о выполненной за три месяца работе. Я его (отчет) написал и привез в министерство.
   Далее, при сдаче отчета произошла еще одна грязная история. Его у меня не приняли. Мотивировали отказ совершенно не убедительно, тем, что слишком мало фактического материала. Возражения: да вы же сами сократили сроки выполнения проекта в пять раз, начальством не принимались. Это был первый и последний в моей жизни случай, когда сделанная работа не принималась. Как я понял, из реплик и нервного поведения чиновников, что настоящую причину отказа от меня скрывают. Начальство очень хотело получить чужие материалы, не заплатив за них. Все это походило на банальный шантаж. Отказать - значит потерять работу и уезжать в Россию. Это была грязная игра, с чем раньше я не сталкивался. Пришлось поехать в Саки к ребятам из гидрогеологической режимной партии (контора подчинялась другому министерству) и откровенно рассказав им все, попросить помощи. Они поняли ситуацию и проступили как джентльмены. Выдали мне свои данные анализов прошлых лет и мониторинга состояния озера. Порядочными людьми оказались коллеги. Низко им кланяюсь. Отчет по проекту, финансировавшегося как в насмешку три месяца, вместо полутора лет разбух до 215 машинописных страниц. Киевские дядьки получили информацию ранее для них недоступную. Зачем она им понадобилась можно только гадать. Вероятнее всего, кто-то весьма влиятельный нацеливался прихватизировать это месторождение, подкупив министерскую братию. Возможно, просто приказав, точно не скажу. А меня с этим проектом использовали втемную, подставили и унизили. Такая вот грязная история.
   Масштабы преступного присвоения государственной собственности начали проясняться после воссоединения Крыма с Россией. Только у олигарха Коломойского в Крыму оказалось в собственности более двухсот (!) дорогостоящих объектов (элитные санатории, гостиницы, кемпинги, промышленные предприятия, земельные участки на берегу моря и др.). Сколько награбили другие олигархи, министры, президенты, крупные чиновники точно еще не подсчитали. Часть этого добра уже вернули государству декретом о национализации. Часть еще предстоит вернуть через суды. На лечебные грязевые месторождения эти гиены не успели наложить лапу. Они и без этого вымазались в фекальной грязи по самые уши.
   Апрель 2016г.

Водные лыжи

   В семидесятые годы многие виды водного спорта в Союзе были еще в зачаточном состоянии. Но для нас, учитывая работу на Кавказском побережье, организовать катание на водных лыжах не представлялось проблемой. В нашем распоряжении имелся легкий пластиковый катер (кажется "Ладога") и пара мощных подвесных моторов "Вихрь". То есть вполне подходящий буксировщик. Поскольку деньги на наши исследования поступали регулярно и достаточном для выполнения хоздоговорных работ траншах, институтское начальство разрешило нам по безналичному расчету купить искомый спортивный инвентарь - водные лыжи. Что и сделал наш штатный водолаз Слава. Причем купил сразу две пары: обычные (длинные и широкие) и для фигурного катания (короткие, с обоими загнутыми носами). Я на эту затею смотрел весьма скептически, ибо никто на них кататься не то что не умел, но даже не пробовал. Идейный вдохновитель покупки Слава уверял нас, что это очень просто и страшно увлекательно. В конце концов, решил - ладно, а вдруг получится? Казенных денег не жалко.
   Экспедиционные работы в поселке Лазоревском (район Большого Сочи) уже подходил к концу, когда Слава вспомнил о лыжах и достал их из контейнера. До этого мы пахали с утра до вечера без выходных, перекуров, и было не до катаний. Работа есть работа, лыжи - так баловство. Первым решили прокатить Славу, Тот слегка нервничал, примеряя крепления. На берегу собралась вся наша команда, тут же обросшая толпой зевак. Я уселся за руль катера и выслушал следующие инструкции: на малом газу разматываешь фал. Как только он начнет натягиваться плавно увеличиваешь обороты до средних, пока я не выйду из воды. Если все пройдет удачно - жми на всю железку. Все прошло как по маслу. Подозреваю, что Слава уже где-то пробовал это развлечение и кое-чему научился. Я сделал несколько проходов вдоль пляжа за линией буков, чтобы не дай Бог не наехать на купальщиков. Потом пару больших кругов по акватории залива. Наконец Слава махнул мне рукой, мол, давай к берегу. Он что-то восторженно орал при этом, но из за рева моторов его не было слышно.
   Выбравшись на берег, наш герой ходил гоголем. И тут же стал предлагать сотрудникам повторить его подвиг. К моему удивлению двое наших ребят так легко, с первого раза встали на лыжи и неплохо покатались. Буксировал их Слава, а я превратился в зрителя. С третьим случился полный облом. Здоровенный спортивный парень никак не мог нормально выйти на режим скольжения. То его заваливало вперед, и он пахал носом морскую гладь. То он опрокидывался назад. При этом бедолага забывал отпускать фал, и катер тащил его, как дохлого дельфина. Когда он всласть нахлебался воды, мучения решили прекратить.
   Оставшись без работы, Слава принялся уговаривать прокатиться меня. Настырно доказывая, что неудача коллеги чистая случайность. Однако, подобная случайность в моем случае обернулась бы потерей авторитета начальника экспедиции. Позориться страшно не хотелось. Уговоры продолжались два дня. На третий я сдался. Наплевал на дурные предчувствия и решил: будь, что будет. Под одобрительные крики многочисленных зрителей зашел по грудь в воду, и надел лыжи. Они тут же начали всплывать, переворачивая меня на спину. Но Слава вовремя натянул фал, я почувствовал ногами упругое сопротивление воды, какую-то опору, и тут же меня вынесло на поверхность. Ожидаемого позорного зрелища барахтающегося начальника команда не дождалась.
   Спустя несколько минут, я вполне освоился с процедурой скольжения, нашел удобную точку равновесия и переключился на ощущения. А они были совершенно необычными и очень приятными. Впечатление полета над водой, какой-то легкости и эйфории. Тело приятно обдувал ветер, а берег стремительно проносился мимо. Управлять лыжами оказалось не сложно. Уже к концу первого круга я стал уходить от кильватерной струи, потом пересекать её. Сначала я делал это осторожно, потом осмелел и вошел во вкус. При пересечении меня подбрасывало в воздух и тут же мягко опускало на набегающую гладь воды. При поворотах лыжи выбрасывали эффектные фонтаны воды. Вообще словами это трудно описать. Но могу свидетельствовать, удовольствие от движения на водных лыжах огромное.
   Как сказал Слава, катались мы на сравнительно небольшой скорости - километров 30 - 35 в час. У опытных спортсменов она намного больше. Для начинающих вполне хватает и этой. Через неделю мы научились стартовать с пирса. Сидишь на пирсе, свесив ноги с надетыми лыжами, и смотришь, как разматывается фал. В нужный момент спрыгиваешь прямо на поверхность воды и несешься по ней за буксировщиком. Высшим классом считалось покататься и при этом не замочить плавки. Для этого катер направлялся рулевым под небольшим углом, почти по касательной к берегу, а лыжник, бросив фал, по инерции выкатывался на пляж. Такой маневр требовал точного расчета. Если скорость причаливания была слишком мала, то ты погружался в воде по пояс или по грудь. Если слишком велика, то сильный толчок лыж о дно заставлял тебя падать. Надо было сделать так, что бы ноги погрузились в воду при финише не выше колена. И тогда ты выходил на пляж с сухими плавками.
   Все ребята научились так элегантно финишировать. Все, кроме того бедолаги, который так и смог освоить элемент выхода для скольжения, ни из воды, ни с пирса. Никак у него это не получалось, хотя попыток было масса. Слава к этому времени прошел лыжи для фигурного катания. Он лихо крутился на них, делал разные пируэты, прыжки, поворачивался спиной к катеру. Никто кроме него этой техникой не овладел. На них было сложно держать равновесие и парни больше падали и барахтались в воде, чем катались. А я даже не пытался. Мне хватало обычных лыж.
   Дней десять или двенадцать мы наслаждались новым увлечением. При этом каждый день подвергались атакам желающих развлечься курортников. Нам предлагали и деньги, и выпивку, и поход в ресторан. Но все неизменно получали отказ. Категорический. Мы не знали, насколько хорошо желающие покататься умеют плавать. Кроме того, существовал риск, что кто-то из них может запутаться в фале, попасть под винт катера, получить травму. Любое ЧП грозило нам серьезными неприятностями.
   Через месяц я опять приехал в Лазоревское. На это раз один. Надо было оформить бумаги на продолжение проекта. Как на грех я не застал своего приятеля Сашу, главного гидрогеолога Лазоревской геологической партии. Его срочно вызвали в Геологическое управление, и надо было подождать несколько дней. Сидеть в гостинице было скучно. Курортный сезон еще не кончился, и пляж был полон загорающими людьми. Прогуливаясь, я забрел на знакомый причал. Там царил небывалый ажиотаж. Местная турбаза приобрела катер и водные лыжи. Катали всех желающих, вестимо за плату. Видимо наш пример оказался заразительным и местные бизнесмены решили подзаработать. Разумеется, все это было незаконно и они сильно рисковали. Хотя в провинциальных городках, надзорные органы могли закрыть на нелегальную самодеятельность глаза. Тут все, если не родственники, то хорошие знакомые. Их легко взять в долю или просто споить. Ну и мне-то что? Пусть развлекаются. Немного понаблюдав за безалаберными маневрами катера, неумелыми попытками катания, я отправился в гостиницу спать.
   На следующий день я повторил свою прогулку. Море начало слегка штормить. На берег накатывались крупные волны зыби. Я бы своих ребят в море не выпустил. Но катание на водных лыжах продолжалось. Жадность страшная вещь. Аборигены развлекались тем, что буксировали лыжников вплотную к пирсу. Лыжник пролетал через фонтаны брызг разбивающихся о пирс волн зыби. Это было эффектно. Лыжники явно красовались перед девицами. А те азартно верещали на берегу. Но как я прикинул проходить так близко от причала весьма опасно.
   Минут через десять мои опасения подтвердились. Буксировщик зарылся носом в очередную волну, а лыжника по инерции бросило на сваи. Инерция была приличная. Лыжник сильно ударился и исчез под водой. Никто из зевак не собирался его спасать. Полупьяные курортники предпочитают глазеть. Еще бы - бесплатное зрелище. Пока я стаскивал брюки, в море прыгнул спасатель. Он был в плавках и быстро оценил обстановку. Я прыгнул следом, понимая, что при таком накате волны ему одному не справиться. С большим трудом мы вытащили мужчину на пляж. Когда вытаскивали, нас пару раз сбивала с ног очередная волна. Наш клиент сильно покалечился. У него было разбито лицо и, видимо, сломаны ребра. Может что еще похуже, не знаю. Спасатель бросился звонить в скорую. А компания бизнесменов мгновенно исчезла. Мне тоже не стоило светиться, того и гляди запишут в свидетели. Со всеми вытекающими. Только этих неопрятностей мне и не хватало. Подобрал я свои брюки и побрел в гостиницу.
   По дороги в голове все крутились слова припева дурацкой песенки. Кажется её написал Юрий Визбор, но видимо по пьяни.
  
   А водные лыжи летят по воде,
   А водные лыжи приводят к беде.
   Но только не к той, за которой ЦИТО
   А той, что косыночкой машет с плотов.
  
   До сих пор я не знаю что такое ЦИТО. Да и знать не хочу. В то момент я бы расшифровал аббревиатуру таким образом: Центральный институт травматологии и ортопедии. Шлягер оказался пророческим. И девицы исправно махали платочками с пляжа (за неимением плотов). И водные лыжи привели к беде. Хотя по большому счету к беде привели не лыжи, а человеческая глупость, самонадеянность и алчность.
   Истории эта случилась давно. В самый разгар застоя и запоя. В то время никаких развлечений на пляжах не было предусмотрено. Советским трудящимся на курорте полагалось тупо лежать под палящими лучами на привезенных с собой полотенцах. В лучшем случае на грубых лежаках. Получать солнечные ожоги, напиваться до изумления, часами стоять в очередях в кафе и столовки, покупать за баснословную цену у аборигенов фрукты. Все остальное считалось буржуазными извращениями. В наше время даже на захудалом курорте клиенту предлагают широчайший спектр всяких аттракционов. Зазывалы наперебой предлагают: водные лыжи и мотоциклы, бананы и парапланы, скутера и акваланги. И еще черт знает что. Это вполне легальный бизнес и у нас в стране и за бугром.
   Но по-прежнему никто не гарантирует безопасности развлечений. Люди калечатся и нередко погибают, приехав отдохнуть и поправить здоровье. По всему миру: в России, Турции, Египте, Таиланде. А если клиент не купился на сомнительные пляжные развлечения, он реально может отравиться предлагаемой на пляже едой, в баре самопальным алкоголем, попасть в автоаварию на экскурсии и так далее. Вы можете возмутиться: так что же нам не отдыхать на курортах? Конечно же, отдыхать! Только с умом, без фанатической погони за адреналином. Для того, чтобы не вляпаться в скверную историю, достаточно хоть немного подумать о степени риска. Это всегда и везде полезно для сохранения нервов и здоровья. Даже на самом фешенебельном курорте.
   Декабрь 2015г. - февраль 2016г.

Сорванец

   Природа определенно ошиблась, создав её женщиной. По характеру, всем ухваткам, подведению это был генотип мальчишки. Мальчишки сорванца. В русском языке слово "сорванец" подразумевает: баловник, забияка, шалун; бедокур, озорник, шкодник, пострел, проказник и т.д. Таковой она была в детстве, и в ипостаси взрослой женщины. Для краткости назовем её "К".
   Каким-то образом она увлеклась спортивной гимнастикой. Добилась очень серьезных результатов, став мастером спорта СССР. Женская спортивная гимнастика представляется особым видом спорта. Девочки начинают заниматься едва ли не с пяти - шести лет. И высших достижений добиваются годам к пятнадцати. На мой, совершенно не просвещенный взгляд это объясняется двумя факторами: отсутствием страха и необыкновенной гибкостью и пластичностью детского тела. Для того, что бы убедится в этом, достаточно посмотреть любые соревнования по спортивной гимнастике. Просто поразительно, какие номера выполняют эти детишки. Особенно наглядны упражнения на бревне. По нему и пройти от начала до конца то не каждый сможет. А гимнастки кувыркаются на нем как на ковре. Выполняют прямые и обратные кувырки (сальто) через голову. Каким-то образом ухитряются попасть ногами на узенькую полоску бревна. А если не попал - травма. Не мене травматичны упражнения на брусьях. Опасны сложные элементы соскока с перекладины, кульбиты при прыжках со сложными переворотами через козла. Одним словом постоянный риск. Кроме этого, тренировки с каторжными нагрузками, самоограничения, жесткая конкуренция, соперничество. Преодолевшие все девочки одновременно вырабатывают сильную волю.
   Вот и наша героиня, в конце концов, где-то сорвалась и повредила позвоночник. Но не опустила руки, не сломалась. Спортивная карьера закончилась, но любовь к гимнастике осталась. Она стала тренером.
   Однажды наблюдая вместе с "К" соревнования с участием звезд отечественной гимнастики, я задал ей дурацкий вопрос:
   - А почему все гимнастки такого маленького роста? Все не выше полутора метров, а чаще метр двадцать, тридцать.
   - Да иначе быть не может. Представь себе дылду на ковре, машущую своими мослами. Никакой эстетики. И чисто технически управлять таким телом очень сложно. Отбор детей в гимнастику идет в первую очередь по физическим данным.
   Не смотря на травмы, сама "К" при маленьком "гимнастическом" росте была очень подвижной, ловкой и физически сильной. В шутливой борьбе я ничего не смог с ней поделать. К сказанному надо добавить абсолютно непредсказуемый характер (или как сейчас модно говорить креативный). Человека правильного со стальным стержнем.
   Вот пример: на площадку трамвая входят два изрядно выпивших гражданина. Они нецензурно ругаются, толкаются, пристают к пассажирам. Ввязываться в драку с двумя амбалами никому не хочется. И терпеть их поведение совершенно невыносимо. Мужчины как-то понурились. Женщины робко протестовали. И уж конечно никто не ожидал решительных действий от невзрачной полторашки. Между тем, "К" решает проблему просто и элегантно. На очередной остановке, точно рассчитав момент, она резким движением корпуса толкает одного из скандалистов. Амбал вылетает из открытых дверей и рушится на асфальт. Секундное замешательство, во время которого двери закрываются и трамвай едет дальше. В салоне полная тишина. Оставшийся клиент моментально присмирел. Сдулся, как проколотый воздушный шарик. К стыду мужиков безобразие прекратила маленькая женщина, на вид хрупкая и беззащитная.
   Однажды на шоссе она попросила у меня порулить. Права у неё были. Без всякого опасения, я уступил ей водительское сидение. Как оказалось, опасаться все-таки стоило. Из скромного пассажира "К" мгновенно превратилась в сумасшедшего гонщика. На огромной скорости машина понеслась по осевой линии, ощутимо отклоняясь на полосу встречного движения. Встречные водители шарахались в панике на обочину и резко тормозили. Манера езды была самоубийственной. Пришлось отобрать у неё руль. Позже выяснялось, что "К" выросла в семье крупного военного конструктора, лауреата многих государственных премий. Естественно проблем приобретения личного автомобиля у такого человека не было. Так вот эта креативная девица разбила папе как минимум два автомобиля. Разбила в лепешку. И лепешки положили друг на друга прямо на дачном участке. Почему не сдали в металлолом, я так и не выяснил. А в начале семидесятых приобрести машину простому смертному было очень сложно. Даже если вы наскребли необходимую сумму на покупку, все равно приходилось несколько лет ждать своей очереди. Причем записаться в очередь было весьма проблематично. Поскольку ни денег, ни государственных заслуг, ни очереди у меня не наблюдалось, пришлось лишить "К" удовольствия полихачить.
   Лишившись порции адреналина, наша героиня не растерялась. Она купила мотороллер и немедленно устроила на нем гонки. На большой скорости перегретый двигатель несчастного мотороллера заклинило. "К" и её коллега - пассажир оказались в кювете. Отделались многими ушибами и ссадинами, без серьезных травм. Легко, можно сказать, отделались. Но транспортное средство ремонту, увы, не подлежало. Превратилось в очередной экспонат на папиной даче.
   В жизни практически каждого человека случается полоса неудач. Вот и меня с головой накрыла волна крупных неприятностей. Накрыла внезапно, с совершенно неожиданной стороны. Выбила из привычной колеи настолько резко, что я не мог скрыть подавленное настроение от окружающих. "К" ни о чем не спрашивала. Не лезла в душу с расспросами. Не стала утешать меня женскими уговорами и причитаниями. Она вынесла из спортивной базы малокалиберную винтовку и пачку патронов. Подвела меня к елке, вручила винтовку со словами
   - Пока все шишки с этой елки не собьешь, не отпущу! Не хватит патронов, принесу еще пачку.
   Такой вот неординарный способ лечения стресса. Ну, кто еще, кроме "К", мог предложить подобную лечебную процедуру? Совершенно неожиданную, не стандартную. Что самое интересное - помогло. В начале я мазал. Руки дрожали, ствол ходил ходуном. Потом самолюбие чемпиона института начало прорезываться. Я взял себя в руки, выровнял дыхание, сосредоточился, как на настоящем огневом рубеже. Сбил одну шишку, другую... Дело пошло. Истратив пару десятков патронов - успокоился.
   С той поры прошло много лет. И живу я теперь в другом городе. И друзья новые появились. Однако "К" всегда останется в моей памяти. Её не навязчивое внимание, дружеская поддержка всегда вовремя. И совершенно необузданный характер мальчишки - сорванца.
   Май 2016г.

Бухта Француженка.

   Бухта Француженка (теперь Капсель) расположена вблизи Судака. Ограничена с запада одноименным мысом, а с востока мысом Меганом. По сведениям краеведа Ивана Крапивина Имение Капсель приобрели в конце 1820-х годов французы Лессер и Амантон, владевшие во Франции фабрикой шампанского. А в ту пору наше крымское вино, полученное из винограда французских лоз, ценилось во Франции. В Капселе поселился 28-летний Амантон, ставший одним из директоров компании, продававшей крымские вина. Но когда по каким-то причинам он был выслан за границу, тогда имением Француз-бах (так назвали его местные жители) стала заведовать Жюстин Мария Жакмар, племянница Лессера. Представление о природе побережья дает фото (Рис. 1).

 []

Рис. 1. Общий вид бухты Француженка. На заднем плане мыс Алчак. (фото из статьи "Хорошие новости).

   Уроженка города Нви (Бургонь) мадмуазель Жюстин вела довольно необычный образ жизни. В этой тогда малолюдной местности она жила в совершенном одиночестве. Прислугу не держала. В доме, состоящем из одной комнаты, практически не было мебели. Зато присутствовал мольберт, коллекция минералов, гитара, несколько предметов искусства, оружие. Отсутствие мужчин и дикая природа вынуждала Жюстин постоянно держать под рукой пистолеты. В 1841 году госпожу Жакмар посетила соотечественница Адель Омер де Гелль, совершавшая вояж по Югу России вместе со своим супругом-геологом. В путевых записках Омер де Гелль ("Путешествие в прикаспийские степи и Южную Россию"). Из перевода записок с французского, сделанного филологом Владимиром Ореховым, следует, что Жюстин была в то время личностью достаточно известной. Отрывок из текста записок мы процитируем: ...мы нанесли визит затворнице из Капсель (м-ль Жакмар), которая около пятнадцати лет живет настоящей отшельницей в прекрасной Судакской долине, -- пишет мадам де Гель. Ее ум и эксцентричность увеличивают очарование восхитительной долины, столько раз описанной и воспетой. Вот почему всякий приезжающий в Крым намечает в своих маршрутах визит в Судак и к его затворнице. Но много званых, да мало избранных...; Ее облик стал для меня настоящей неожиданностью. Одетая в длинную коричневую юбку и куртку, скрывавшую талию, она имела во всей своей внешности нечто мужественное и твердое, совершенно в соответствии с избранным ею образом жизни.
   Вот такой романтический образ француженки и закрепился в топонимике Крымского побережья. По некоторым сведениям во время Крымской войны Жюстин переехала в Симферополь, где ухаживала в госпитале за раненными. Тоже весьма необычный поступок для иностранки. Хотя бы потому, что это было опасно: от них она заразилась тифом и умерла. Похоронена была на холерном кладбище, которое до нынешнего времени не сохранилось.
   Геология окрестностей бухты Француженка тоже достаточно интересна. Однажды коллеги института, где я работал, попросили отобрать пробы песков со дна этой бухты. Они обеспечили нас автотранспортом и деньгами (командировочными). Но почему их заинтересовала именно эта бухта, внятно объяснить не смогли. Вместе с моим другом-аквалангистом Валентином Павкиным мы целый день таскали тяжелые мешочки, набитые песком с десятиметровой глубины. Лодки у нас не было. Доставка проб на берег отнимала много сил и вечеру мы основательно вымотались. После обогащения проб выяснилось, что в песках содержится некоторое количество рассыпного золота. Поскольку все сведения по золоту всегда носили секретный характер, сколько именно золотого песка обнаружили в донных отложениях мы так и не узнали. Вот вам еще одна тайна бухты с необычным для Крыма названием.
   Второй раз я посетил эти берега в компании с другим моим другом - геологом Виктором Юдиным и присоединившимся к нам доцентом геологического факультета Московского университета. Их интересовало строение горы Алчак и старые штольни, где добывался исландский шпат (весьма ценное сырье для изготовления оптических приборов). Со здоровьем в то время у меня были проблемы. Поэтому в маршруты я не ходил, а весь день проводил в тенечке, охраняя машину. На второй день коллеги вернулись из маршрута с рюкзаками набитыми великолепными образцами кальцита. Почти на самом мысу Алчак они обнаружили мощную кальцитовую жилу и наколотили уйму образцов. А это было очень не просто, ибо сама жила находилась в районе осыпи, а узкая тропа проходила вдоль отвесно обрывающегося к морю клифа. Но зато, прозрачные, идеальной формы кристаллы были прекрасны. Часть мы отобрали для своих личных коллекций, а оставшиеся - поместили в учебные, для показа студентам. Вечером Виктор из подводного ружья настрелял в бухте рыбы и поймал несколько крупных крабов. В его добыче оказалось и пара крупных черноморских устриц - настоящий деликатес. От него наверняка не отказалась бы и сама мадмуазель Жюстен. Праздничный ужин с легким крымским вином удался на славу.
   Такие воспоминания остались у меня о посещениях бухты Француженка. Место это удивительно своеобразное, буквально напоенное романтикой. Советую посетить его всем приезжающим в Крым, особенно специалистам геологом, да и просто любителям Крымской природы.
   Июнь 2016г.

Ювелирная афера.

   В 2016 году исполняется 120 лет одной знаменитой ювелирной афере. О золотой короне (тиаре) скифского царя Сайтоферана. Кое-что об этой короне я знал из книг по истории искусств, а сама эта блистательно задуманный и выполненный гешефт вошел даже в некоторые учебники. Идея мистификации принадлежит некому Шепселю Гохману и его брату, жившими в конце 19 века в городе Очакове. Предприимчивые братья занимались подделками античных артефактов, якобы найденных на месте античного греческого полиса Ольвия, располагавшемся в 30 км от Очакова на берегу моря. Археологи любители и просто "черные копатели" частенько продавали антики не в музеи, а частным коллекционерам, платившим значительно больше. Братья Гохманы торговали чем угодно, но наибольший доход им приносили искусные подделки античных вещей. Поскольку антики продавались нелегально, иногда через третьи руки, наказать мошенников было крайне сложно. Хотя сотрудники Одесского музея и Петербургские искусствоведы быстро разоблачали подделки.
   Надо полагать, мелкие гешефты в конце концов надоели братьям Гохманам и они решились на крупную аферу. В феврале 1896 года Шепсель явился в Императорский венский музей и выложил его служителям набор великолепных золотых вещей: колец, серег, фибул, якобы купленных у археологов на раскопах Ольвии. Дав насладится музейщикам видом "антиков", под занавес демонстрации достал из потертого портфеля настоящий шедевр, изготовленную из чистого золота коническую корону (тиару), заявив что она найдена в раскопе могилы скифского царя Сайтоферана и его жены (Рис. 1)

 []

Рис. 1. Корона Сайтофкрана (http://www.faberge-museum.de/).

   Приглашенные австрийские профессора-искусствоведы подтвердили её античное происхождение, сравнив с известными ювелирными изделиями различных Европейских музеев. Корна была изготовлена из тонкого листового золота, имела высоту 17,5 см и вес около трех килограмм. Её украшали несколько расположенных параллельно поясов искусной чеканки и рельефной выколотки со сценами Илиады и подвигов Ахилла. На короне также была надпись на древнегреческом языке гласившая: "Царю великому и непобедимому Сайтоферану Совет и народ ольвиополитов". Согласно ряду письменных греческих источников Сайтоферан был исторической личностью и неоднократно облагал данью богатый греческий полис Ольвию. Руководство Венского музея не смутило то обстоятельство, что корона была вывезена из России незаконно. Даже шум поднятый российскими и европейскими газетами их не остановил. Заключению сделки помешала непомерно высокая цена, запрошенная Шепселем.
   Получив великолепную рекламу в прессе, Гохман направился в Париж и предложил свою "находку" Лувру. Ослепленные красотой короны французы были готовы купить её, но Лувр такой суммы тоже не имел. По его запросу, деньги выделил парламент Франции. Гохману заплатили двести тысяч золотых франков и он исчез со сцены. Немного позже все-таки было доказано, что корона является подделкой. Вычислили даже гениального ювелира, который её изготовил. Им оказался одесский еврей Израиль Рухомовский. Надо отдать должное изобретательным галлам. Они не убрали корону из экспозиции Лувра, а просто переместили её из античного отдела в Музей современного прикладного искусства.
   Как-то в конце семидесятых годов в квартире моего соседа и друга, известного ювелира организовалась пьянка. Поводом послужило то обстоятельство, что Государственный Эрмитаж купил у моего друга несколько ювелирных изделий для своей экспозиции. Это и честь мастеру и международное признание. Компания подобралась соответствующая: ювелиры, искусствоведы, художники. Кто-то в разговоре упомянул Рухумовского, и тут аудитория взорвалась. Одни называли его жуликом, другие защищали, считая непревзойденным мастером. По ходу спора я выяснил для себя массу интересных вещей. С точки зрения искусствоведов композиция изделия, стиль и выбор сюжетов были безупречны. Собственно это была не имитация, а самостоятельное произведение искусства на уровне лучших образцов античной тематики. Не зря многие специалисты того времени "купились", посчитав корону античным подлинником. Всплыло еще одно интересное мнение профессионалов. Они считали, что античные ювелиры знали некоторые секреты изготовления вещей, ныне утерянные. При древней технологии пайки некоторые приемы невозможно повторить и сегодня. Приводили такой пример, как пайка шариков на готовое изделие. И тут оказалось, что все не так просто.
   Я много раз наблюдал, как работает сосед. Шарики он заготовлял в прок. Делалось это так. Расплавленное серебро каплями лили в банку с маслом. Там эти капли застывали принимая форму правильной сферы.. Из мелких капелек получались маленькие шарики, из больших капель - крупные. Далее шарики припаивались на шинку кольца или элемент кулона, броши. Под шарик помещалась крошка припоя, имеющего более низкую температуру плавления, чем изделие. Состав припоя определялся эмпирически. Пайка производилась газовой горелкой, причем надо было нагревать не только сам шарик с припоем, а обязательно все изделие. При нагреве надо было уловить момент, когда припой расплавлялся. Об этом свидетельствовал мгновенный блеск, подобный искре. После чего нагрев надо было мгновенно прекращать. Малейшее промедление губило все изделие. Так вот ювелиры утверждали, что припаять одновременно два шарика можно, а вот три не получается никак. Хоть тресни, не паяются и все. А вот античные ювелиры, не имея газовых горелок и прочих современных приспособлений, умели это делать. Независимо от материала, будь то серебро, золото или бронза. Якобы хитрый еврей Рухомовский разгадал эллинский секрет, никому не передал и унес этот его в могилу.
   Не берусь утверждать, все ли я правильно понял в споре профессиональных ювелиров, уж больно много употребляли они специальных терминов. Но, то Рухомовский был несомненным мастером - отмечали все. Многие современники, включая Карла Фабеже считали его величайшим ювелиром всех времен. И так ли уж важно сделана была корона Сайтоферана не во втором веке до нашей эры или в конце 18 века - главное это произведение искусства.
   Что принесла одесскому ювелиру корона Царя Сайтоферана. Помимо мизерных денег (гонорар от Гохов за изготовление шедевра составил всего две тысячи рублей), но он получил главное - мировую известность. Его пригласили в Париж, где он доказал свое авторство в изготовлении короны. Всего несколько часов ему понадобилось для изготовления нескольких её фрагментов, при компетентных свидетелях (Правительство Франции создало специальную комиссию для расследования инцидента). В конечном итоге Рухомовский перебрался в Париж, где умер в 1936 году, на 77 году жизни. Тем самым он избежал ужасов гражданской войны в России, еврейских погромов и прочих катаклизмов. Но признание его профессионализма и таланта омрачилось ярлыками фальсификатор, жулик. А ведь он мог попытаться честно работать как ювелир, специализируясь на создании вещей мелкой пластики по мотивам античных авторов. Его мастерство все равно не осталось бы незамеченным. Шедевры говорят сами за себя и не нуждаются в рекламе. Зато без налета жульничества, подделок. Некоторые исследователи считают, что Рухомовский не знал, для чего ему заказывали подделки. В это трудно поверить.
   Как пример честного служения искусству в отличие от одессита можно привести имя датчанина, скульптора Бертеля Торвальдсена. Сравнение тут просто напрашивается. Жили они в одно и тоже время. Специализировались по античному искусству. Но шли к цели разными дорогами.
   Торвальдсен, влюбленный в древнегреческую скульптуру создал массу своих статуй, барельефов, бюстов и скульптурных композиций в духе позднего классицизма. Беря за основу шедевры древнегреческих мастеров, он изваял свой мир античной классики и сам стал классиком. Но он ничего не подделывал, не фальсифицировал. Работы Торвальдсена хранятся во всех известных музеях мира. Работы Рухомовского практически все находятся в частных музеях. И только три из них попали в музей Фаберже. Когда в 1951 году в Тельавиве попытались организовать персональную выставку работ Израиля Рухомовского, то смогли собрать всего 80 вещей (из 160 ему приписываемых) - почти все из коллекции Рейтлига, покупавшего вещи как античные подлинники.
   Июль -Август 2016г.

Галичина, галичане, Олесский замок...

(немного истории, впечатления, размышления)

   Первый раз я увидел эту скульптурную композицию, возвращаясь из Венгрии. Размеры её вблизи просто поражали. Копыта передней лошади нависали над шоссе и каждое было сравнимо с габаритами моего "Москвича". У подножья этой необычной скульптуры было оборудована асфальтированная площадка для стоянки автомобилей и экскурсионных автобусов. Сейчас, в конце октября, она была пуста и легко припарковался. Проехать мимо такого грандиозного сооружения и не остановиться было невозможно. Выйдя из машины, я несколько раз обошел композицию и прочел на табличке: год создания скульптуры 1975, скульптор и архитектор такие-то. Разглядывая этот колосс, невольно вспомнил роман Исаака Бабеля "Первая конная". Подумал, интересно, как бы отреагировал Бабель на этот монумент. Сам то он будучи бойцом Первой конной, не слишком положительно отзывался о подвигах соратников. Обозленный Семен Буденный отозвался на роман статьей "Бабель и бабелевщина". Писать правду о героях конармейцах в те времена было опасно. Вот Бабель в конце концов и поплатился - его согласно нравам того времени расстреляли.

 []

Рис. 1. Памятник Первой конной армии (скульптор А.Н. Бортсенко, архитектор А.Д. Консулов). Фото No darriuss.livejournal.com

   Окидывая прощальным взглядом с высоты холма окрестности памятника, я обратил внимание на виднеющееся вдали красивое здание необычной формы. Спустившись к машине, спросил у водителя припарковавшегося рядом грузовика: Вы местный? Да, а что Вас интересует? А, вон то белое здание на холмике (Рис. 2). Ну, это наша местная достопримечательность - старинный польский замок. Называется Олесский. Если есть время, советую подъехать и посмотреть. До него недалеко и дорога хорошая. Интересное место.

 []

Рис. 2. Олесский замок в октябре (фото zik.ua).

   Времени у меня не было. После долгой заграничной поездки я торопился домой в Ленинград. Крутя баранку, несколько раз оглядывался на необычное сооружение. Сочетание памятника Первой конной и польского замка как-то настораживало. Потом подумал: Да все правильно: "Помнят псы атаманы, помнят польские паны, конармейские наши клинки...". Для большевиков нормальное сочетание - вот панская вотчина, и тут же вздыбленные лошади конармейцев.
   Прошло десять или двенадцать лет. У меня наметилась десятидневная командировка во Львов. Ехать в этот город мне не хотелось - я уже дважды побывал в нем и каждый раз были большие трудности с гостиницами. Неожиданно составить мне компанию вызвалась моя знакомая, соблазнив тем, что кураторство над поездкой возьмет на себя её знакомый - генерал-лейтенант КГБ. Он много лет работал во Львове и обещал, что примут нас там его бывшие сослуживцы по первому разряду.
   Приняли нас действительно очень хорошо. После выдворения из забронированных для нас одноместных номеров вездесущих "лиц кавказской национальности", в одном из них устроили военный совет. От предложенной нам автомашины с водителем мы сразу отказались. По городу лучше побродить пешком, а подробную диспозицию нам составил лично генерал. Отметив в ней все мало-мальски заслуживающие внимания эксурсионные объекты. У нас была одна просьба - организовать машину для осмотра Олесского замка, поскольку до него было около восьмидесяти километров от города. Хозяев столь скромные просьбы вполне устроили. И в один из дней к подъезду гостиницы подкатила черная волга. Сопровождать нас вызвались две весьма объемные дамы, жены местного начальства.
   До Олесского замка машина с приметными номерами домчала нас с ветерком. Местная администрация, предупрежденная по телефону, сходу предложила нам экскурсию с персональным гидом. Однако, мы и здесь повели себя скромно, присоединившись к небольшой группе туристов. Все что мы хотели увидеть - нам и так показали. Из рассказа экскурсовода выяснилось, что замок считается памятником архитектуры XIV -XVII веков. Из дарственной 1390 года явствовало, что замком владела католическая церковь. И назывался он Zamek w Olesku (польский язык).
   С той поры замок сменил множество владельцев, причем многие из них были из самых знатных польских родов. Достаточно сказать, что 17 августа 1629 года в его стенах родился будущий король Речи Посполитой Ян III Собесский. Вплоть до 1519 года замок и его окрестности многократно повергались набегам и разграблению татарами. Но каждый раз он возрождался, отстраивался и перестраивался. Уж больно выгодное положение он занимал на перекрестке оживленных торговых путей.
   В XVII веке замок окончательно перестроили, и он приобрел вид жилого сооружения с яркими чертами итальянского ренессанса. По-видимому, это была общая тенденция, ибо похожую перестройку пережил старинный Вавель в Кракове (первой столице Польши). И то же с участием итальянских архитекторов. Логичная эволюция замковой архитектуры, ибо с развитием артиллерии даже очень укрепленные крепости, удачно вписанные в естественные препятствия (горы, реки, другие формы рельефа) фактически теряли свое военное значение, не зависимо от толщины стен, количества башен (донжонов) и других фортификационных сооружений. Феодалы всей Европы предпочитали жертвовать малоэффективными оборонительными сооружениями в угоду комфортного проживания. В 1882 году Олесский замок у частного владельца был выкуплен властями Австро-Венгерского королевства Галиции и Лодомерии. Но это не спасло его от почти полного разрушения и обветшания.
   С 1965 года здание стали реставрировать и обустраивать сотрудники Львовского художественного музея и картинной галереи. Затем они разместили в помещениях часть своей экспозиции. Возможно, частично подлатать сооружение помогли съемки ряда художественных фильмов, в том числе отдельные сцены из фильма "Овод", "Дикая охота короля Стаха", польских фильмов "Огнем и мечом", "Потоп". Но этих скудных средств едва хватило на косметические работы. Памятник истории и архитектуры в начале 80-х находился в плачевном состоянии.
   Внутренняя экспозиция замка поразила меня своим убожеством. Но что могут сделать нищие музейщики. Музеи всегда финансировались мягко говоря неважно. Чиновникам на них наплевать, никаких ни денежных ни политических дивидентов. А тут еще реставрация целого замка. Оформление помещений. Работы по составлению новой композиции: "Где деньги, Зин?"
   Наиболее приличные из внешних частей замка, кое-как приведенные в относительно пристойный вид показаны на рисунках 3 и 4.
  

 []

 []

Рис. 3. Внутренний дворик Рис. 4. Вход в замок (allecastle.info).

(www.votpusk.ru).

  
   Не смотря на жалкую экспозицию, экскурсия мне понравилась. Сам замок был красив и оригинален. Наши чекистские спутницы тоже были довольны. Похоже, они выбрались сюда впервые. Прогулка по замку и свежий воздух нагуляли аппетит. Сев в машину обе клуши стали доставать кульки с бутербродами и бутылки с лимонадом. Но тут совершенно невозмутимый водитель страшно на них зарычал. Видимо он был в немалых чинах или особой приближенной к главному начальнику. Как, кормить гостей генерала (а похоже он знал его лично) бутербродами? Не позволю! Через несколько километров он свернул к неприметному кафе, где его, оказывается, все отлично знали. Нам мгновенно накрыли отличный стол и подали прекрасное вино. Платить нам он не позволил. Так закончилась поездка в Олесский замок.
   Уже в самолете, улетая из Львова, я пытался осмыслить свои впечатления об этой поездке. Красота замка w Olesku - бесспорна. Но это не наша красота, не русская и не украинская. Это польская красота. А мне милее наш Изборск или Соловецкая крепость. Красота Львова - польская красота, начиная с центральной средневековой площади Рынок, иезуитского костела, Каплицы Боймов и кончая прекрасным архитектурным ансамблем собора Святого Юра, отданного униатам. Вся архитектура города, там, где она не изуродована хрущевскими пятиэтажками, напоминает улицы Кракова или Вроцлава. Словом это не наш город и "...зачем нам поручик чужая земля?". Мне представляется, что похожую мысль высказал чуть позже в своей работе "Как нам обустроить Россию" Александр Исаевич Солженицин. То, что Украина не Галичина, утверждал и убитый националистами Олесь Бузина. Дословно это звучит так: И Галичина, и Украина оказались в составе одного государства не по любви или взаимной симпатии, а "из доктрины" - прежде всего, благодаря Иосифу Сталину - коммунистическому диктатору, парадоксальным образом воплотившему в жизнь националистические идеи Соборной Украины. Традиционная националистическая схема украинской истории изображает Галичину как "украинский Пьемонт" - землю обетованную, где будто бы и зародилась идея украинской независимости. Однако это грубая подтасовка, не имеющая ничего общего с реальностью.
   Еще хуже обстоит дело с населением. Несколько веков поляки вытравливали из галичан все украинское. Даже религию им придумали униатскую. Вроде и не католическая, но уже не православная. И если в крупных городах люди свободно говорят на русском языке, то уже в 10 км от них селяне изъясняются на дикой смеси украинского и польского, да еще с примесью местных диалектов. Известную ложку дегтя (будем справедливы) в языковый вопрос внесла и Российская Империя. В период, когда Галиция входила в её состав, император Павел I вернул имения польским помещикам и поощрял открытие польских гимназий. Секретным приказом министра внутренних дел Валуева в 1863г, а затем указом Александра II в 1867 г, было существенно ограничено преподавание украинского языка.
   И нет ничего удивительного, что галичане по-другому одеваются и строят дома, не похожие на украинские хаты. Потом еще сотню лет украинскую и польскую культуру искореняли австрийцы, т.е. те же немцы (с 1773 года), одновременно насаждая русофобию. До сих пор один из крупнейших парков Львова называется Кайзервальд. Во время войны дивизию СС они назвали "Галичина". Вот и получается, что людей, которых пол тысячелетия ломали через колено, переделывали, зомбировали уже нельзя назвать украинцами. При этом ни поляки, ни австрийцы ни в коем случае не хотели допустить их ассимиляции, считая людьми второго сорта. Это была хорошо продуманная политика европейского неоколониализма. Такое население удобно использовать как рабочую силу, искоренив интеллигенцию, но вынужденно оставив некоторую самобытность, играя на национальных струнах. Таким образом, образовалась специфическая субкультура, лишь частично сохранившая элементы древнего украинского этноса, которые вытравить захватчикам так и не удалось. У них другой менталитет, другой язык, быт. Именно эта субкультура характерна многомиллионным диаспорам в Канаде и Южной Америке. Люди бежали туда не только из-за беспросветной нищеты, но и бесчеловечной политики властей.
   Ремарка. Гали?ция (также Галичина? ) (укр. Галичина, польск. Galicja, нем. Galizien) -- историческая область в Восточной Европе, расположенная на территории современных Ивано-Франковской, Львовской, Тернопольской областей.
   Они - галичане, хотя называют себя украинцами, фактически ими не являются, и с этим ничего не поделаешь. Они просто другие и вовсе не виноваты в этом. Они и думают иначе, чем полтавчане, харьковчане и тем более, совсем по-другому, чем жители Новороссии и левобережной Украины. Не удивительно, что галичанам чужда жестко навязываемая русская культура. За столетия выработалось стойкое неприятие всего чуждого им, выходящего за рамки местечкового патриотизма. А поскольку маленькие народы всегда более сплоченные и организованные, то они начинают навязывать уже свой менталитет, идеи и привычки всему лоскутному одеялу, каким является современная Украина.
   Очень четко это подметил Михаил Булгаков в романе "Белая гвардия". Может быть, пока дело не дошло до большой драки изолировать Галицию в виде автономии (в рамках не федерации, а конфедерации) или даже отдельного государства? И пусть они живут там, как хотят, строят хоть воздушные, хоть Олесские замки. Лишь бы другим не мешали жить и не навязывали свою "идентичность". Для меня сегодня это другое государство. И слава богу, что так.
   Февраль 2016 г.

Дела подводные.

   Подводники, коих на Руси называют водолазы, по моему разумению, представляют из себя некую касту. Или что-то похожее на масонскую ложу. В каждом отделении ложи могут быть свои особые порядки и даже святые. Так, в одной компании, во время очередного возлияния, суровый водолаз, похожий толи на водяного, толи на лешего, провозгласил на полном серьезе: Ну, а теперь пора выпить за Святого Буратино. Отдышавшись от слабо разбавленного казенного спирта, я толкнул в бок соседа: Почему именно за Буратино? И в чем его святость? Сосед посмотрел на меня с удивлением. Мог бы и сам догадаться: он же, подлец, деревянный. А посему не тонет, не стареет и живет вечно. Чем не святой? Возразить было нечего. В каждой водолазной команде свои прибамбасы, свои объекты шуток, подначек, розыгрышей. Внешне и по характеру эти совершенно разные люди, на работе превращаются единый спаянный организм. Все понимают - личные амбиции недопустимая роскошь, как и любая ошибка, небрежность, ибо цена им, как правило, чаще всего смерть.
   Стоит понаблюдать, как такая команда готовится к спускам под воду. Все работают слаженно, четко, большей частью молча. Каждый точно знает что, как и когда необходимо сделать. Того, кто идет на глубину одевают как новорожденного, предельно аккуратно и тщательно. Разглаживают каждую складочку, постоянно спрашивая удобно ли, не надо ли что поправить. Любая мелочь, промашка, могут сыграть под водой роковую роль. Дело в том, что в большинство сухих водолазных костюмов водолаз без посторонней помощи облачиться не может. И помощь эта должна быть квалифицированной.
   Так было, по крайней мере, в начале семидесятых годов, когда я, окончив двухгодичные курсы, получил профессиональные права водолаза-совместителя и личную водолазную книжку. С этими документами заявился в Лабораторию подводных исследований своего института, похвастаться перед приятелями. А приятели были профи высочайшей квалификации. Но чем отличается просто водолаз от водолаза-совместителя. Первые, как правило, имеют еще какую-то рабочую профессию: подводного монтажника, сварщика, взрывника и т.д. И с учетом проведенных под водой часов и подводных профессий соответствующую категорию или класс от третьего до первого. Так вот, мои приятели были водолазами высшего первого класса. Однако для научных исследований под водой требовался специалист с высшим образованием (океанолог, геолог, биолог и др.), для чего придумали должность водолаза-совместителя. Это давало право ученому на оплату подводных спусков, признания водолазного стажа и даже досрочного выхода на пенсию.
   Практические занятия на курсах водолазов-совместителей проводились в специальном бассейне военного училища. Осваивая премудрости водолазного дела, мы, курсанты, изрядно нахлебались грязной воды, одновременно с завистью наблюдали за тренировками профессионалов. Труднейшие для нас упражнения они проделывали играючи. После морских глубин, бассейн для них был подобием лужи или домашней ванны. Ну а мой опыт пока ограничивался пятиметровой глубиной бассейна и одиннадцатиметровой водолазной башни. Теоретические вопросы разбирались на лекциях и по учебнику И.В. Меринова "Легководолазное дело" (Издание Транспорт, 1965. - 222с.), "Единые правила безопасности труда на водолазных работах" и др. Для души и романтических мечтаний читали книгу Жака Кусто "В мире безмолвия", издания 1956 года.
   В момент моего появления в лаборатории мои приятели дружно маялись бездельем, так как экспедиционные работы на Черном море отложили на месяц. Увидев мои корочки, они дружно загалдели. Мол, это дело надо обмыть, совместив с погружением в естественный водоем.
   - Ты на машине? Спросили они. И получив утвердительный ответ, тут же постановили:
   - Ну, так грузим аппараты, костюмы и вперед. Закуску купим по дороге.
   - Погодите братаны! Куда едем? Сейчас май месяц. По Неве идет ладожский лед и в заливе его полно. Погружаться в таких условиях чистая авантюра.
   - А кто тебе предлагает ехать на залив? Причем тут Нева? Есть места получше. Про голубые озера слышал? Там как раз лед сошел. Вот туда и рванем.
   - Про голубые озера я слышал, но никогда там не был.
   - Не дрейфь! Это не проблема, дорогу покажем, заодно и макнемся в голубую воду. Это наше фирменное место.
   Возражать этим мужикам было бесполезно. Они, как застоявшиеся кони, уже перебирали копытами. Понял, что придется ехать, хотя рассчитывал совсем по- другому отметить получение водолазных документов.
   В багажник моментально загрузили несколько под завязку забитых воздухом аппаратов, гидрокостюмы, несколько махровых простыней, несколько фляжек с медицинским спиртом и мы тронулись. Пару часов поблуждали по лесным дорогам и, наконец, мужики загалдели:
   - Все, стой! Приехали. Вот оно первое озеро. Оно самое глубокое.
   Я вышел из машины и огляделся. Обычное карельское озеро, ничего особенного. Вокруг сосновый лес и ни души. Лед и в правду растаял. Стылая весенняя вода не вызывала никакого энтузиазма. Мужики сноровисто выгрузили снаряжение. Тут же постановили:
   - Ты, Саша под воду не пойдешь. С утра кашлял и сморкался. Продуваться не сможешь. За тобой костер и праздничный стол. А мы втроем макнемся.
   - Юра, тебе, как имениннику, выделяем новый костюм и комплект белья. Все в заводской упаковке. Новье, муха не сидела. Сейчас поможем тебе одеться.
   Для погружений ребята выбрали "сухие" костюмы, марки "Садко". Я был знаком с ними только теоретически. Костюм из ярко желтой прорезиненной ткани состоял из двух частей: штанов и рубахи с наглухо приклеенным шлемом. Чтобы водолаз не замерз, под него одевался комплект водолазного белья из чистой шерсти толстой вязки: кальсоны, свитер, чулки, перчатки и шапочка. Ежась от прохладного ветерка, я натянул на себя белье. Костюм на меня одевали ребята, ибо самому в него упаковаться невозможно. Верхнюю часть брюк и нижнюю часть рубахи надо было скатать в аккуратный жгут. Затем, на жгут надевался специальный резиновый пояс, чтобы он не разматывался и не пропускал воду.
   Кто придумал эту идиотскую конструкцию, мне неведомо. Но явно не ушлый купец из Великого Новгорода по имени Садко. Помнится по детскому фильму - в сказке он разгуливал по дну морскому вообще без всякого водолазного снаряжения. И свободно общался с морским царем и царевнами. Зато костюм, названный его славным именем, был сказочно неудобен в употреблении. Первым делом надо было обжаться - присесть в воде, чтобы выпустить воздух через специальные лепестковые клапаны. Но все равно часть его (воздуха) оставалась в складках белья, создавая излишнюю плавучесть. Чтобы погрузиться под воду, необходимо было надеть грузовой пояс с массой свинцовых отливок. Поднять и застегнуть его на пряжку-самосброс помогли ребята. Только после этого на меня напялили акваланг незабвенной модели АВМ-1М. Шланги присоединялись к шлему через специальное устройство с кольцом, имеющим два фиксированных положения: атмосферный воздух и баллонный. Все эти многочисленные процедуры ребята проделали в предельно сжатые сроки. На то они и профессионалы. Проверив подаче воздуха из баллонов, они надели на меня ласты и подтолкнули к воде с деловым напутствием:
   - Если будет что-то не так - сбрасывай грузовой пояс. Это одно движение, а пояс мы потом найдем на дне - никуда не денется. После сброса пояса тебя вынесет на поверхность. Переворачивайся на спину и переключай кольцо на атмосферный воздух. Все. Будешь свободно дышать, и плавать как поплавок, а уж к берегу мы тебя отбуксируем.
   Ребята стали сами сноровисто одеваться в костюмы, помогая друг другу. А я медленно побрел по мелководью к центру озера. Зайдя в воду по грудь, оглянулся. Ребята уже в полной боевой готовности двигались к озеру. Это меня успокоило: все-таки первый самостоятельный спуск, да еще в незнакомом снаряжении. Я погрузился с головой и, медленно работая ластами, поплыл на глубину. Вода в озере действительно оказалась ярко голубой. И если бы не большое количество взвеси, картина и вовсе была бы фантастической. Однако успокоился я рано. Минут через пять почувствовал резкий укол под лопатку. Впечатление было такое, что кожу проткнули ледяной иглой. Стало понятно, что в костюме с гордым названием "Садко" на спине есть небольшая дырочка. Какое-то время тонкая резиновая пленочка еще держала воду, потом прорвалась. А вода в озере, лед на котором только что растаял, была градуса на два-три выше ноля. Короче ледяная. Ощущение было не просто неприятным, а очень болезненным. Я сообразил, что новый гидрокостюм был с дефектом. Естественно на герметичность его никто не проверял. Сие довелось сделать мне в натуральных условиях. Мысленно вспоминая всю известную мне ненормативную лексику, проплавал еще минут 15 - 20. Затем, осознав, что больше таких мучений не выдержу, повернул к берегу. Тем более что ничего интересного кроме голубой воды в поле зрения не попадало. Ни одной рыбки, только ровное илистое дно. На обратном пути с этого дна я подобрал совершенно новый, без пятнышка ржавчины перочинный ножик. Хоть какой-то трофей в утешение.
   На берегу меня встретил Саша. Быстро сняв с меня акваланг, спросил:
   - Что так быстро вылез? Ребята еще плавают.
   - Помоги снять костюм, потом все объясню.
   Стащив с меня рубаху и увидев мокрый свитер, Саша и сам все понял.
   - Ах, тетю вашу, в бога мать! Хотели как лучше, макнуть тебя в новом костюме, а оно вон как обернулось. Не серчай, Георгич, с этой сволочной фабрики частенько брак идет. Ты же видел, у нас все костюмы латанные, перелатанные. И этот латать придется. Никто тебе подлянку не собирался устраивать. Так уж получилось.
   Саша стащил с меня мокрый свитер и немедленно надел сухой.
   - Давай к костру, садись к нему спиной, грейся. Сейчас я тебя еще полечу.
   И он плеснул мне в кружку грамм пятьдесят медицинского спирта.
   - Саня, я не могу. Мне же обратно машину везти. Не дай бог ГАИ остановит.
   - Не спорь! Сам знаешь, от переохлаждения только этим и спасаются. Или воспаление легких хочешь поиметь? Так я не позволю!
   - Но ГАИ...
   - Сказал не спорь! До отъезда еще далековато. Плотно поешь, и запаха не будет. Кроме того, я одну объездную дорогу знаю, где ментов отродясь не было. Гарантирую.
   Ребята вылезли из воды где-то через час. Узнав в чем дело дружно заматерились.
   - Ну надо же, первый спуск и тот через одно место. Однако, это настоящее боевое крещение. Молодец, что не запаниковал! Теперь ты нашего роду-племени. Поздравляем, экзамен выдержал достойно.
   - Тут же под картошку с тушенкой мне налили еще 50 грамм. С мотивацией надо обязательно чокнуться. После сытной обильной еды, даже намека на опьянение я не чувствовал. Добрались до института мы благополучно. Там мне в лаборатории приготовили крепчайший кофе, и только поле этого разрешили отогнать машину в гараж.
   Второй раз опуститься под воду в этом гребанном костюме "Садко" мне довелось в Охотском море. По программе научно-исследовательских работ мы установили на десятиметровой глубине специальную мачту. Она бала довольно высокой и метра на три торчала над поверхностью воды. Сверху донизу, как рождественскую ёлку мачту обвешали разными приборами и датчиками. Свирепый тихоокеанский шторм её изрядно расшатал. Мачту надо было срочно закрепить, так как через пару дней по прогнозу ожидался не менее сильный шторм, и все это хлипкое сооружение могло просто рухнуть. Перед началом работ выяснилось, что наш штатный водолаз Слава простудился и под воду идти не мог. Остальные мои коллеги, такие же, как я водолазы-совместители ни в какую не желали лезть в ледяную охотскую воду. Пришлось мне, как начальнику экспедиции показать пример самоотверженности. Что собственно предстояло сделать? Забить поглубже в грунт расшатавшиеся колья (куски толстой арматуры), а затем потянуть растяжки из стальных тросов соединявшие колья и мачту специальными струбцинами. Колья забивались тяжелой кувалдой с металлической ручкой, струбцины проворачивались гаечным ключом.
   Вначале все шло штатно. Наш катер бросил якорь метрах в тридцати от мачты. Ребята помогли мне облачиться в "Садко". Обвязали страховочным и сигнальным концами. Вручили сумку с кувалдой и ключом, и я ушел под воду. Быстро нашел мачту в мутной воде и приступил к работе. Что такое работать кувалдой под водой, объяснить словами невозможно. Надо попробовать самому. После четвертого кола (всего их было восемь), мне стало не хватать воздуха. Здесь надо пояснить, что работу легочного автомата водолазы регулируют индивидуально. Профессионалы обычно устанавливают минимальную подачу воздуха, что бы дольше пробыть под водой. Дышать они приучены экономно. Это достигается путем длительных тренировок. А Слава то ли специально, то ли в спешке нацепил на меня свой аппарат. Кроме того, в азарте работы я слишком резко двигался, а это неизбежно требует большего количества полноценных вдохов. Славкин легочник их просто не подавал. Если бы я своевременно сообразил эту особенность, то мог бы просто полежать на дне без движения и привести дыхание в норму. Однако под водой сообразительность совсем не та, чем на поверхности. Вот я и ринулся к пятому колу и тут почувствовал, что воздуха мне катастрофически не хватает - стал задыхаться. Как иногда говорят водолазы - сорвал дыхание. Естественно по собственной глупости.
   Привести в порядок дыхание в таком случае можно только на поверхности. Я три раза дернул сигнальный конец, что означало: поднимаюсь на поверхность. Ребята на катере почувствовали неладное и ускорили подъем с помощью страховочного конца. Когда моя голова оказалась на поверхности, я попытался переключиться на атмосферный воздух. Но кольцо переключателя как назло заело. Видя через стекло маски мою посиневшую физиономию, Слава мгновенно принял решение. Меня как мешок с картошкой выдернули из воды в катер, где Слава пассатижами повернул наконец проклятый переключатель. Ему все было понятно (профессионал есть профессионал) и больше в тот день под воду он меня не пустил. Уже со снятым костюмом я еще не менее получаса пытался отдышаться.
   Может быть, сам по себе гидрокостюм "Садко" не так уж и плох, но у меня с ним отношения явно не сложились. Так же, как у сказочного купца Садко с морским царем. После этого случая я работал только в мокрых костюмах.
   Впрочем, оплошность можно допустить и в мокром костюме. Много лет спустя, в один из сезонов, при исследовании субмаринных источников в бухте Ласпи (Крым) произошел такой случай. Один из новичков, приехавший в мой отряд добровольцем из Москвы, пытался залезть в узкую подводную щель у мыса Айя. Я отпустил группу аквалангистов в "свободный поиск", в том числе новичков. Парень полез в щель и зацепился легочником за острый выступ скалы. Туловише его было в щели, а ноги болтались снаружи. Первым неладное заметил мой друг Валентин Павкин. Он подал сигнал тревоги на катер, где я сидел в полной боевой готовности. От катера до щели было метров двести. Тревога за члена экспедиции подгоняла меня лучше всякого кнута. Я попытался одолеть это расстояние кролем и опять сорвал дыхание. Когда я добрался до места ЧП, Валентин уже самостоятельно освободил парня и тот резвился у клифа как молодой щенок. А вот я уже на катер самостоятельно вернуться не мог. Пришлось снять грузовой пояс, акваланг, отдать их Валентину и медленно на спине плыть к катеру. Благо мокрый костюм надежно держал меня на воде. Точно по пословице: поспешил - людей насмешил. Это был второй и последний в моей практике случай с потерей дыхания. Стыдно признаться, но подобные ошибки для опытных подводников непростительны.
   Теперь для людей не знакомых с подводными работами, настало время Объяснить, что такое мокрый костюм. Изготовлялся он из материала - неопрена (похож на пористую резину). Все соединения выкройки не сшивались, а проклеивались. Основных модификаций было две. Либо он изготавливался в виде комбинезона с притороченным шлемом, оставлявшим отрытым лицо. Либо в виде комплекта состоявшего из штанов, куртки, сапожек и шлема. В тропическом варианте, только курточки с короткими рукавами и шорт. Застежками во всех случаях служили молнии. Идея в конструкции всех модификаций состояла в следующем. Теплоотдача человеческого тела в воде намного выше, чем в воздухе. Плотно облегающий человека мокрый гидрокостюм рассчитан на то, что тонкий слой воды между неопреном и телом быстро нагревается самим водолазом и дальнейшей теплоотдаче препятствует костюм. Конечно, первые ощущения при вхождении в холодную воду малоприятны, но это продолжается недолго.
   Подводные геологические исследования, прохождение подводных маршрутов заставляют водолаза-совместителя ежедневно, по многу часов проводить под водой. Иногда приходится "съедать" по три четыре акваланга, меняя пустые на забитые под завязку. Тут мез мокрого костюма не обойтись. Даже в теплой воде 20 - 23 градуса без гидрокостюма замерзаешь. Тем более у дна, где надо работать, вода всегда холоднее. Еще хуже, когда на побережье случается явление апвеллинга или сгона береговым ветром прогретой солнцем воды. Вместо них к самому пляжу подходят холодные глубинные воды. Вероятно многие читатели, отдыхавшие у моря, наблюдали такую картину. На берегу жара более тридцати градусов, пляжи полны народа, а в море никто не купается. Температура морской воды 8 -12?С. А работать все равно надо.
   Интересную идею мне подсказал известный подводник Михаил Владимирович Пропп (к огромному сожалению этого замечательного человека уже нет с нами). Сам Михаил работал в Мурманске и однажды зашел в гости к нам в лабораторию, где мы с ним пару часов пообщались. Он только что вернулся из 11-й Советской Антарктической экспедиции, в ходе которой провел первые в мире погружения с аквалангом в морях Антарктиды. Техника этих погружений заслуживает отдельного рассказа. Ребята из его команды сначала вырубали в толстом льду широкую майну (прорубь). Затем ставили около майны небольшую палатку. В палатке разжигали для тепла примус. В тепле переодевались в водолазные костюмы. Самым примечательным было то, что команда Проппа отказалась от использования сухих костюмов "Садко" и проводила погружения в мокрых. При том, что вода подо льдом имела отрицательную температуру, порядка -0,5-1,2?С. То есть была переохлажденной. А не замерзала из-за высокой солености.
   - Как же вы в мокрых костюмах опускались в такую воду? Спросил я.
   - Тут мы пошли на хитрость, ответил Пропп. На том же примусе нагревали чайник с водой. А перед спуском заливали в мокрый костюм теплую воду.
   При погружениях в переохлажденную воду возникла и другая проблема. Дело в том, что в легочном автомате акваланга сжатый до 150-180 атмосфер баллонный воздух снижает давление до атмосферного. При этом, расширяясь в объеме, он охлаждается. Образующийся при охлаждении конденсат водяных паров при отрицательных температурах замерзал, блокируя рычаги легочника. Подача воздуха водолазу прекращалось. О том, как ребята решили эту проблему и об удивительном подводном мире антарктических морей любознательный читатель может прочесть в книге Михаила Владимировича (М.В. Пропп "С аквалангом в Антарктиде". Изд. "Наука и образование", Л., 1968.- 280 с.). Эту книгу теперь проще скачать в Интернете, так как она превратилась в библиографическую редкость. Отмечу лишь одно сделанное Михаилом открытие: Даже при отрицательной температуре, антарктические воды исключительно богаты разнообразными живыми организмами. А уж как они ухитряются не только выживать в переохлажденной воде, но и успешно размножаться - тайна природы.
   Антактический опыт М.В. Проппа, который в организации погружений иначе как русской смекалкой не назовешь, пригодился нашей команде при работе в Баренцевом море и даже при спусках поздней осенью на Кавказском побережье Черного моря. Самые простые вещи: палатка, примус и чайник заметно облегчили нам жизнь. Но до этого надо же было додуматься!
   Остается еще рассказать об одном водолазном костюме, называемом в России "трехболтовкой". Это тяжелый, сугубо профессиональный сухой водолазный костюм. Изобрел его в 1819году, а затем усовершенствовал в 1837г немец Август Зибе. С тех пор он практически без изменений используется по сей день. Изготавливается костюм из прорезиненной ткани. На ноги одеваются свинцовые галоши. Поэтому плавать в нем невозможно - только ходить по дну. На плечах прикрепляется металлическая манишка с отверстием для головы. На голову водолазу одевается металлический шлем с иллюминаторами, крепящийся тремя болтами (существуют варианты крепления с 12 болтами). Воздух водолазу подается по шлангу и качается чаще всего ручной помпой. Излишек воздуха стравливается самим водолазом, для чего нужно нажать затылком специальный клапан. У этого снаряжения есть свои преимущества и недостатки.
   Основное преимущество то, что при шланговом снабжении воздухом (в отличие от баллонного) водолаз может находиться под водой сколь угодно долго. Связь с ним кроме сигнального конца осуществляется по телефону. Основной недостаток - тяжесть снаряжения, сковывающая движения водолаза. Поднимать и опускать его под воду в некоторых случаях приходится специальной лебедкой. Кроме того, водолаз с трудом передвигается под водой. Приходится постоянно следить за коммуникациями (концы, телефонный кабель), которые могут перепутаться, а шлаг подачи воздуха может оказаться пережатым при сложной обстановке на дне.
   Честно говоря, я никогда в этом снаряжении под воду не спускался. Для этого нужна специальная подготовка. А нас на курсах водолазов-совместителей к этим костюмам близко не подпускали. Но однажды, будучи в командировке в филиале Института Океанологии (г. Геленджик), я упросил ребят помочь мне упаковаться в этот костюм. Скажу прямо, впечатления были сильными. Я понял, что работать в нем может только человек физически очень сильный и с крепкими нервами. Собственно именно такими и должны быть профессиональные водолазы. И не зря они могут уходить на пенсию как пилоты сверхзвуковых истребителей в 45 лет. Специфику работы в таком снаряжении могут описать только люди сами испытавшие все трудности работы водолаза.
   По-моему, лучше всего это сделал Джозеф Горз, собравший огромный материал и с отменным юмором его изложивший в книге "Подъем затонувших кораблей". На русском языке книга вышла в издательстве "Судостроение" в 1978 году. В книге имеется описание и многих трагических случаев. Например, как выходя из аварийно затонувших подводных лодок, многие члены экипажей погибали только потому, что поднимались на поверхность при полном вдохе. Сжатый в отсеках воздух, при подъеме расширялся, разрывая легкие. До войны правил подъема с глубины люди не знали и экипажи этому не обучали. Зато нам эти правила избежания баротравм вдалбливали с первых дней обучения.
   Сейчас я с завистью смотрю на легководолазное снаряжение современных дайверов. Чего стоит только она специальная жилетка, позволяющая избавится от грузовых поясов. С помощью простого нажатия кнопки можно легко отрегулировать нужную плавучесть, подкачав или стравив воздух из жилетки. Не знаю, какой вес имеют современные однобаллонные аппараты. Тем более, что появилась мода изготовлять баллоны из легких титановых сплавов. Старый двухбаллонный акваланг "Украина" весил 23 килограмма. В морской воде, без гидрокостюма аквалангист имел нулевую плавучесть. При глубоком вдохе его немного приподнимало над дном, при выдохе опускало. Чтобы сохранить нулевую плавучесть аквалангисты отрабатывали "собачье дыхание" - частое и неглубокое.
   Однажды на траверсе Сухуми мне пришлось помогать ребятам устанавливать мачту, наподобие Сахалинской. Мачта располагалась на расстоянии приблизительно 2 километров от берега, на глубине 30 метров. К месту установки нас доставило небольшое экспедиционное судно. Был полный штиль и очень теплая, прогретая августовским солнцем вода. В районе установки мачты она была совершенно прозрачной. Такой, что на теле ныряющих прямо с борта судна ребят был виден каждый пузырек воздуха. Столь прозрачной воды вблизи берега никогда не бывает. Повозившись у мачты, я стал пониматься вверх. На глубине метров 15 отработал собачье дыхание и неподвижно завис в тоще голубой воды. Это напоминает парение в воздухе - тело ничего не весит. Неопытные пловцы часто пугаются такого состояния, теряют ориентировку, не зная где верх, где низ. Явление называется "голубая пелена". Хотя пугаться в общем-то не стоит. Тем более впадать в панику. Верх легко определяется по выпускаемым аквалангистом пузырькам. Естественно они всегда поднимаются вверх. А для опытного аквалангиста наступает ни с чем не сравнимое блаженное ощущение, что-то вроде нирваны.
   Перефразируя Владимира Высоцкого могу сказать "Ты счастлив и нем. И только немного завидуешь тем, другим, у которых все это еще впереди".
   Март 2016г.

Палата номер 22

   Палата под номером 22 во втором отделении хирургии республиканской больница скорой помощи. Пять допотопных коек и раздолбанные тумбочки. Единственный стул на железном каркасе из садового гарнитура. Мой сосед по койке после операции с иронией говорит:
   - Я сам окончил медицинский институт. Кое-что понимаю. В операционном отделении аппаратура и инструментарий каменного века. Украина ни копейки за все годы самостийности в медицину не вложила. Одно спасает - хорошие специалисты и в таких условия показывают класс в работе.
   - Разве только в медицину не вкладывали? Подключается к разговору другой сосед по койке. Я вот работаю двадцать лет в Водоканале. Все сети изношены на 80%. Тоже ни копейки на замену не давали.
   - Да что вы о частностях! Ни в одну отрасль хозяйства Крыма деньги не вкладывали. Блокада началась с первых дней Киевской власти. Что Союз построил, и то не сохранили.
   Ближе к обеду двое весьма солидных граждан ударяются в воспоминания о службе в армии. Вспоминают со смаком - это их молодость. С момента их демобилизации прошло не менее тридцати лет. А для них как- будто все было вчера. Перебивают друг друга, захлебываются.
   - Привезли нам новые автоматы калибра 5,45. А у меня вот вот-вот дембель. Выпросил три патрона. Смотрю пульки маленькие, какие-то несерьезные. Решил выстрелить в кирпичную стенку сушилки. Пальнул. К моему изумлению пару кирпичей выбило напрочь. Не учел, что стенка была сложена в полкирпича. В сушилке всегда было тепло и там любили спать теплолюбивы узбеки. Кирпичи вывалились прямо на них. Они выскочили с перекошенными физиономиями. Хорошо, что я не взял прицел ниже. Угробил бы их на хрен. И вместо дембиля угодил бы в тюрягу. Веришь, у меня аж руки затряслись.
   - А служил в Николаеве. Техника сплошь амфибии. Учения начались как назло ночью. Надо было проплыть сколь-то километров по реке до полигона и там имитировать атаку. Скорость течения не учли и нас унесло черти куда. Машины выползли на берег в каком-то селе. Там началась паника - мол война. Смеху было...
   - Боевых зарядов нам на учения не выдавали. Только холостые. Ну и зарядили мы маленькую буханочку хлеба из сухпайка в ствол. Навели на соседний БМП. Врезало так, что машина сразу остановилась, и весь экипаж выскочил наружу. Нам потом за эту шутку по три наряда вне очереди вломили.
   Воспоминания прерываются стоном. Молодой парении лежащий в углу вдруг забился в судорогах. Сразу же начинается рвота. Кнопки вызова дежурной медсестры в палате нет. Пришлось ходячим плестись в конец коридора. А он длинный - метров пятьдесят. Молоденькая девчонка, взглянув на припадок сразу помчалась за врачом. Пока она бегала, мы поставили парно диагноз эпилепсия. Однако врач рассудил иначе. Это граждане реакция организма на длительный запой. Ох, и достали нас алкоголики и наркоманы - каждый день парочку привозят. Тут же вызвал наркологов и парня увези в другую больницу.
   Днем всех зовут на перевязку. У перевязочной скапливается очередь. Все больные мрачные и сосредоточенные. Гнойные раны не зашивают, а вставляют дренаж в виде марлевой трубочки. Процедура очистки раны и замены трубочки крайне болезненная. И никаких обезболивающих не полагается. Мне эту процедуру делает лопоухий интерн. Что бы отвлечься от боли спрашиваю:
   - Вы книгу "Гнойная хирургия" Войно Ясинецкого читали?
   - Да нет, только слышал.
   - А ведь это настольная книга любого оперирующего хирурга.
   - В Интернете я её не нашел.
   Ну и о чем говорить с этим, с позволения сказать, медиком. Он кроме интернетовских подсказок ничего не знает. И вот такие врачи приходят на смену настоящим хирургам.
   Обед на вид довольно приличный. Но у меня полная сумка домашней еды. Из казенной, прошу налить только стакан компота. Компот из сухофруктов вызывает у меня волну детских и юношеских воспоминаний. Непременный компонент всех студенческих столовых. С тех пор я его не пил. Сосед слева уныло хлебает жиденький супчик. У него жесткая диета.
   - Что тебе из дома ничего не приносят?
   - Должны были принести куриный бульон.
   - Ну и где же он?
   - Да вот задерживается жена.
   Выясняется, что это гражданская жена, моложе его на десять лет, притом не работающая. Мужик с дуру завещал ей свою квартиру и теперь, похоже, стал абсолютно не нужен. И времени сварить бульон у неё поэтому не находится. Ну прямо классический вариант. Каким местом он думал, прежде чем составить завещание и прописать её у себя? Однако, глубоко вникать в чужие семейные отношения никому не хочется. Но вся палата дружно сочувствует бедолаге.
   Молодые соседи по палате после обеда дружно достают планшеты и вставляют в уши миниатюрные наушники. А я беседую с пожилым больным в далеком прошлом окончившим медицинский институт. Он рассказывает мне о своей нелегкой судьбе. Медицину ему пришлось бросить: на зарплату врача семью было не прокормить. Поступил работать на оборонный завод. Потом уехал в заполярье. Заработал на квартиру и все потерял во время дефолта. Лишний раз убеждаюсь, что люди бывают столь откровенны только в больничных палатах и купе поезда. Случайные соседи и случайные попутчики - никаких обязательств друг перед другом.
   На ужин выдают два кусочка хлеба с маленьким кубиком масла, немного рисовой каши и чай приготовленный в лучших традициях советских столовок. Как шутили в армии - с голоду не умрешь, но и к женщинам не потянет. Хотя в целом питание намного лучше, чем при украинских властях. После ужина всем делают страшно болезненные уколы антибиотиков. Пытаясь снять боль, иду в туалет с сигаретой. Хотя расписывался в том, что предупрежден: в больнице курить запрещено под угрозой выписки. Местные нянечки махнули на курильщиков рукой и только просят не бросать куда попало окурки. Вполне демократично.
   Добрую половину ночи брожу по больничному коридору, ибо один из соседей по палате громко храпит. Из открытых дверей других палат доносится не менее заливистый храп. Вот он настоящий бич больниц, поездов, общежитий. Некоторое развлечение приносит перепалка у поста дежурной сестры. Она отказывается размещать больного, не имеющего полиса обязательного медицинского страхования. Для Крыма вполне обычная ситуация: многие граждане ещё не успели оформить все российские документы.
   Ночь тянется бесконечно. С тоской жду следующего дня, который будет точной копией предыдущего.
   Февраль 2016.

Прекрасный напиток - чай.

   Вероятно, чай один из немногих напитков, употребление которого в разных странах носит ритуальный характер. Точно соответствуя латинскому слову. ritualis - обрядовый (ritus - торжественная церемония, культовый обряд). На разных диалектах китайского языка слово чай звучит как "ча", "те", "тцай". Почему китайского, да потому, что кроме компаса, бумаги, пороха и прочих полезных вещей, это китайское изобретение. Появилось оно в незапамятные времена и, как полагают некоторые исследователи, в начале использовался как лекарство. О том, как пьют чай в Китае и Японии, в том числе с соответствующими церемониями, написано достаточно много и художественной и в специальной литературе. Не мене известна и английская традиция чаепития, так называемый файв о клок (five o'clock). В переводе - пять часов. А появлением традиции в 1840г. англичане обязаны Анне Рассел, герцогине Бедфордской. В южных странах - Индии, Таиланде, Шри-Ланке в ходу холодный чай со льдом. Холодный чай любят и в США. Горячий, даже в жару, пьют в Средней Азии. Вариантов много. В Якутии я столкнулся с некоторыми особенностями чаепития по- якутски.
   В Якутию я приехал в те времена, когда о растворимом кофе слыхом не слыхивали. Как и по всей нашей необъятной Родине все поголовно пили чай. И если в городах и крупных поселках чай покупали в пачках, то в таежных местах котировался только плиточный чай. Тут надо сделать небольшое отступление. В мире существует множество сортов чая: черный, желтый, зеленый и т.д. Каждый из них имеет свою иерархию сортности от элитного, до ординарного. Элитные чаи изготовляются только из листьев ручной сборки. Сборщики чая отрывают от веточки только три крайних листика (на определенных ориентированных к солнцу склонах, на особой почве, в определенное время). Остальные листья для хорошего чая уже не годятся. Далее следует сложный процесс сушки, ферментации скручивания. Даже перевозка чая имеет свои особенности. Так в Англию чай доставляли специальные парусные суда - чайные клипера, которые везли только чай и более никакого груза. Ибо, находясь в трюмах по соседству с чаем, груз он мог повлиять на его качество. Из Китая в царскую Россию чай доставляли караванами. Но тоже в специальной упаковке, отдельно от другого груза. Такой элитный чай был достаточно дорогим экспортным продуктом.
   При советской власти элитные сорта чая практически не закупались. Тратить на него дефицитную валюту считали не целесообразным. Чай начали закупать напрямую в Индии, Цейлоне, после обретения этими странами независимости, причем далеко не самых лучших сортов, а что подешевле. А как его перевозили, покрыто мраком. Наконец, решили хоть частично избавится от импорта, и стали обустраивать чайные плантации в Грузии, Азербайджане и Краснодарском крае. Первые поступившие в продажу партии были среднего по качеству гадостности. Опыта еще было еще маловато. Но зато свои. Потом качество чуть улучшилось. Более или менее приемлемым по вкусу можно было признать краснодарский чай. Грузинский же вообще не выдерживал никакой критики. Но вскоре и это невысокое качество рухнуло.
   Дело в том, что ручная сборка была очень трудоемкой и малопроизводительной. И какой-то "чудак" рационализатор изобрел чаесборочный комбайн. Машина стригла с куста все листья подряд вместе с ветками. Поступавший в продажу чай лишь условно можно было назвать чаем. Вот таким отечественным продуктом завалили все магазины. А импортные, индийский и цейлонские чаи, превратились в жуткий дефицит. Но и это еще не все. Самые низкосортные сорта стали прессовать в брикеты и получился так называемый плиточный чай. Я как-то раскрошил одну плитку и нашел в ней веточки, щепки и прочий мусор. Такое впечатление, что веником собрали остатки чаепроизводства на совковую лопату и спрессовали. Но, как ни странно, и этот "чай" нашел своего потребителя. Он (потребитель) обитал в северных краях, в том числе в Якутии. Аборигены этих мест предпочитали его любому другому. Как мне кажется в основном за дешевизну и компактность упаковки.
   На охоту, рыбалку, да и вообще в любые таежные походы брали только плиточный чай. Именно плиточный чай лучше всего подходил для приготовления "чифиря". Употребляли этот продукт практически все. Чифирь стал таким же традиционным атрибутом - стимулятором для местного населения, как для колумбийских индейцев листья коки. Дозы стимуляторов определялись индивидуально. И некоторые граждане становились чифирьзависимыми, как наркоманы. На охоте с одним якутом я наблюдал следующую картину. Через каждые полтора - два часа он останавливался и разжигал крошечный костерок. На огонь ставилась трехсотграммовая баночка из-под сгущенки с проволочной дужкой. Вода в ней мгновенно закипала, и туда бросался изрядный кусок плиточного чая. Без чифирьного допинга мой напарник просто не мог обходиться. Вот так безобидный напиток можно превратить в самый настоящий наркотик.
   Крайне плохо чай заваривали в заведения общепита. Над посетителями просто издевались, подавая вместо чая откровенную бурду. Вопреки всем правилам заварку использовали повторно. Чтобы придать цвет напитку добавляли соду. О вкусе этого "чая" никто не заботился.
   С другой крайностью я столкнулся в лаборатории подводных исследований в Alma mater. Пару раз в неделю я заглядывал в подвальчик, где размещалась лаборатория. При входе меня неизменно встречал стойкий аромат кофе. Гостеприимные коллеги обязательно угощали меня чашечкой этого напитка. В лаборатории меня считали своим человеком. Но однажды, после двухмесячного отсутствия запаха кофе я не обнаружил. В заведении случилась революция, все сотрудники перешли на чай. Приготовление чая сопровождалось лекцией о способах приготовления напитка.
   - Этот благородный напиток, вещал мой коллега, у нас не умеют готовить. Все извратили и опошлили. Заваривают крутым кипятком, непомерно долго настаивают и т. д. Между тем китайцы различают тридцать две стадии закипания воды. Первые шестнадцать годятся для заварки, а последние нет. В лучшем случае хоть что-то понимающие сограждане заваривают чай при кипении "белый ключ". То есть когда вода перед закипанием мутнеет от мелких пузырьков. Но это уже 16-я стадия, предельная. Что бы не прозевать нужный момент, мы нагреваем воду в прозрачной стеклянной колбе. Ибо в обычном металлическом чайнике за процессом не уследишь. Завариваем строго в 14 - 15 стадии, - появлении первых пузырьков, а не при массовом их образовании.
   Как и большинство профессиональных водолазов, которых я знал, коллега был человек обстоятельный, слегка медлительный и серьезный. Чувствовалось, что сам процесс приготовления напитка доставляет ему огромное удовольствие. Он никуда не торопился. Процесс превратился в ритуал.
   - Заварной чайник перед заливкой кипятка должен быть подогрет. Лучше всего не ополаскиванием кипятком, а сухим теплом. Настаивание чайных листьев не должно превышать две минуты. За это время в раствор экстрагируются все полезные вещества. Потом в раствор поступают дубильные и прочие, что "не есть хорошо". Так, теперь разливаем в чашки и, заметь, всю посуду мы уже заменили на чайную.
   Тонкости приготовления напитка были занятными. Свежезаваренный чай оказался ароматным и вкусным. Правда, как я заметил, и сорт был весьма престижный: индийский чай с голубым слоном на этикетке. Где ребята его раздобыли - неведомо. Много позже, когда появился чай в пакетиках, я узнал, что в Венских кафе, подавая чай на стол, ставят песочные часы, рассчитанные на две минуты. Время истекло, и пакетик можно вытаскивать из чашки.
   Апрель 2015 г.

Если завтра война...

(размышления офицера запаса)

   Начнем издалека. Древнеримское изречение Si vis pacem, para bellum (хочешь мира, готовься к войне) приписывается историку Корнелию Непоту (99 -24гг до н.э.). Полный текст в книге Флавия Вегеция "Краткое изложение военного дела" Звучит так: кто хочет мира, пусть готовится к войне; кто хочет победы, пусть старательно обучает воинов; кто желает получить благоприятный результат, пусть ведёт войну, опираясь на искусство и знание, а не на случай. Никто не осмеливается вызывать и оскорблять того, о ком он знает, что в сражении тот окажется сильнее его.
   И мудрость этого перла, актуальна по сей день. Россия в XX веке пережила множество войн. Крупных, средних и мелких (локальных). К крупным можно отнести русско-японскую, первую и вторую мировые войны, гражданскую. К средним отнесем русско-финскую, афганскую, чеченскую. К мелким, по степени участия, конфликты с японцами на дальнем востоке, корейскую, вьетнамскую. Кроме того, наши бравые вояки принимали участие в арабо-израильской войне, В качестве военных советников засветились в военных действиях в Мозамбике, Анголе, Намибии. Позже в Таджикистане, Южной Осетии. Добровольцы сражались в Абхазии, Нагорном Карабахе, Приднестровье, Сербии, Донбассе и т.д. Словом, было где порезвиться и пострелять вволю. Пора сказать, как население готовили к этому.
   Самой крупной школой подготовки служил обязательный и поголовный призыв в армию. Так называемая всеобщая воинская обязанность. Призванных оболтусов приучали к воинской дисциплине, учили носить кирзовые сапоги, солдатскую форму, грамотно обращаться со стрелковым оружием, нести караул. Обучали простейшим военным специальностям. Заставляли зубрить уставы. Деревенские отроки шли в армию охотно, ибо могли приобрести там и гражданскую специальность: шофера, дизелиста, связиста, тракториста, повара и т.д. Городские массово "косили" от призыва, однако некоторые охотно шли на флот, в авиацию, десантные войска, морскую пехоту, где было труднее, но интереснее служить. Там они крепли физически, много тренировались, приобретали навыки рукопашного боя, которые потом успешно использовали на гражданке в драках и потасовках. Так или иначе, прошедшие военную службу, в случае призыва из запаса были элементарно обученными солдатами, подготовленным резервом на случай войны.
   Младший офицерский состав готовили многочисленные военные училища. Старший также многочисленные академии, как отдельных родов войск, так и политические. Вершиной всего обучения считалась Академия Генерального штаба. Резерв младшего офицерского корпуса готовили на военных кафедрах институтов и университетов. Тоже вполне разумно. Так как выпускники этих кафедр имели хорошее вузовское образование плюс военную подготовку иногда, в какой то мере смежную с гражданской специальностью. Опыт второй мировой войны показал, что лейтенанты массово гибнут в первом бою, а обучать их надо минимум полгода. Во время этой войны дефицит в младшем офицерском составе был жесточайший. Необстрелянных лейтенантов выбивали в первые минуты боя. Гибли эти восемнадцатилетние мальчишки массово и большей частью глупо. Взводами, а иногда и ротами командовали старшины и сержанты, порой не умеющие читать карту и уповавшие только на свой недавно приобретенный боевой опыт. Печальный этот факт отмечен практически во всех мемуарах фронтовиков. В нынешние времена, когда армия до предела насыщена сложной техникой и электроникой даже рядовой состав на военную службу желательно набирать с техническим образованием. А еще лучше с высшим техническим образованием.
   В 1957 году военную кафедру ЛГМИ возглавлял генерал-майор. Офицеров с военно-учетной специальностью "военная метеорология", если я не ошибаюсь, готовили только в военной академии им. Можайского и нашем, сугубо штатском институте. То есть специальность была довольно редкая. В этом были свои плюсы и свои минусы. Но об этом чуть позже. А пока опять немного истории. Ибо проблема военной подготовки населения была актуальна всегда.
   Античные греки готовили своих воинов с раннего детства. В Греции вообще был культ красоты человеческого тела. Обратите внимание на греческую скульптуру. Как правило, это гармонично развитые юноши и мужи с рельефной мускулатурой. Нет ни одного дистрофика, толстяка или физически ущербного человека, скажем горбатого, кривобокого, хромого. Все скульптуры прямо таки эталон мужской красоты. Для его развития использовался комплекс физических упражнений, устраивались различные спортивные игры. Вплоть до всегреческих и олимпийских. Причем статус последних был настолько высок, что на время их провидения устанавливался всеобщий мир, войны прекращались. Чемпионы игр становились национальными героями. В Спарте подростков и юношей учили убивать, причем для тренировочных убийств использовались илоты.
   Древние римляне тоже своих детей с детства готовили к военной службе. Плавание, верховая езда, гимнастика и прочие упражнения были обязательным атрибутом воспитания. Специальные военные знания юноши получали в учебных заведениях. Как свидетельствует П.Волкова, существовало пять военных академий: медицинская, юридическая, строительная, морская и армейская.
   В Российской империи служба в армии для большинства юношей считалась очень престижной (за исключением темных, забитых крестьян). Привилегированные сословия отдавали своих отпрысков в кадетские училища. В казацких станицах детей с малых лет обучали верховой езде, владению холодным и огнестрельным оружием. К достижению призывного возраста все они были отлично подготовленными воинами. Хуже обстояло дело при крепостном праве. Рекрутские наборы хоть и набирали физически годных солдат. Но все они были абсолютно не подготовленными и неграмотными. Не знали где правая, а где левая нога. Поэтому, к левой ноге привязывали пучок сена. А к правой соломы. И командовали: Сено! Солома! При обучении маршировки. Стреляли эти юноши и вовсе плохо. Перезарядить кремневое ружье, с дула была и отдельная проблема (требующая десятка команд: сыпь порох, забей пыж, скуси патрон и т.д.) Скорострельность и меткость не выдерживала никакой критики. Видимо поэтому в ходу был девиз Александра Суворова: Пуля - дура, штык - молодец. На практике, многие офицеры на это не обращали внимания - мол, за 25 лет (именно такой был срок военной солдатской службы) научится. По существу, солдаты служили пожизненно.
   При советской власти городских жителей завлекали в различные организации допризывной подготовки. Наиболее распространенным был Досааф, Осовиахим и другие добровольные общества. Многие военные летчики получили путевку в небо, занимаясь в аэроклубах. Практически весь личный состав женских полков ночных бомбардировщиков составляли девушки из таких клубов. Летали они на легкомоторных самолетах Поликарпова (ПО-2) и изрядно трепали нервы солдатам вермахта. Немцы их ненавидели за постоянные ночные воздушные тревоги и прозвали "воздушными ведьмами". Вся эта деятельность касалась только городских жителей. В деревнях ничего подобного не было. Крестьяне были при большевиках на положении крепостных. В то же время они составляли большую часть населения страны. А допризывная подготовка их была равна нулю. Полуграмотные, а то и вовсе неграмотные они в основном попадали в пехоту. Отсюда и громадные людские потери во всех войнах, в том числе и во Вторую Мировую. В этой последней мировой бойне новобранцам пришлось осваивать автоматическое оружие, умение вести бой в составе механизированных и танковых соединений и многое другое.
   После окончания ВОВ срок службы в армии определили в три года, а во флоте в четыре. И за эти сроки только-только обучали юношей элементарной воинской грамотности. Поступление юношей в ВУЗ, имеющий военную кафедру, считалось большой удачей. Дело в том, что выпускников любых вузов нередко призывали на службу в армию. Но одно дело служить после окончания института рядовым солдатом и совсем другое офицером. Большая, знаете ли, разница. Мне в этом плане повезло. И, хотя я поступил в институт с белым билетом (освобождение от воинской службы по состоянию здоровья), все занятия на военной кафедре с первого курса посещал исправно. Сделать это было легко, так как в отличие от других ВУЗов в нашем институте обязательную подготовку проходили все студенты и юноши и девушки. Считалось, что служить на военном аэродроме синоптиком могут и женщины. Та как подобный феномен нигде больше в гражданских технических институтах не практиковался, обучение военным премудростям в ЛГМИ имело свои особенности. Например, у нас не было нормальных военных сборов. А полевые занятия совмещались с обычными учебными практиками.
   При смешенном обучении частенько случались и курьезы. Уже на первом занятии дежурная девица, отдавая рапорт, перепутала звания и нашего милейшего генерала сначала обозвала младшим лейтенантом, а потом майором. Звездочка то на погонах была одна, а просветы ей ничего не говорили. Генерал, годившийся нам в дедушки, с юмором воспринял это обращение. Зато сопровождавшие его офицеры прыскали, зажимая рты руками. А уж парни - студенты откровенно ржали до слез.
   Девушкам при разборке ручного пулемета никак не удавалось вставить на место тугую пружину. Обычно она вырывалась из слабеньких девичьих рук и со звоном летала по аудитории. Кто-нибудь из ребят орал команду: Ложись! И все лезли под столы, ибо удар такой пружины был весьма чувствительным. Еще хуже приходилось девушкам на занятиях по стрельбе из боевого оружия. Однажды нас подняли среди занятий и повезли на полигон, куда-то за город. Был довольно морозный зимний день, и мы начали замерзать уже в автобусе. Об этих стрельбах никто нас не предупредил. Одеты мы были кое-как. Студентки - в капроновых чулках, студенты в легких куртках.
   На полигоне мела поземка. Стрелять из автомата Калашникова надо было из положения лежа. На позиции стрелка - только припорошенная снегом рогожка. Имея полностью снаряженный рожок, нужно было попасть в ростовую мишень не менее трех раз. Иначе незачет и прощай стипендия. Первая, после команды открыла огонь девушка. Сделала она это так: плотно зажмурила глаза и выпустила все патроны прямо перед собой в землю. Грязь летела фонтаном. Но девице было наплевать - автомата она боялась больше, чем лишения стипендии. Остальные стреляли куда угодно, только не в мишень. Видя такое дело, я тремя одиночными поразил свою мишень (все-таки чемпион института по стрельбе), а затем короткими очередями прошелся по девичьим мишеням. Как потом выяснилось, им зачли и по одному попаданию. На военной кафедре рассудили здраво. Возить девиц на полигон повторно хлопотно и бессмысленно.
   Следующий номер отколола одна из наших отличниц. При стрельбе из пистолета у нее случилась осечка. Развернувшись кругом к благоразумно занявшему позицию сзади стреляющей, майору, она не снимая пальца с курка, уперла ему Макарова в живот и объявила: Осечка. Майор сначала побелел, а потом позеленел. Изловчившись, отвел руку с оружием от своего живота, и только потом заорал: Тебя кто учил направлять оружие на людей! Там же в обойме еще два патрона! Сгинь с моих глаз, бестолочь!
   На строевой подготовке девушки редко получали больше четверки. Попробуй пройти строевым шагом на высоких каблуках и в узкой юбке. Строевик исходил на мыло, но добиться нормального строевого шага и четких поворотов не мог. Фиаско заканчивались и все тактические учения на местности. Разведка, посланная в лес, кишащий комарами, как правило, обратно не возвращалась. Разведчики, едва скрывшись из глаз преподавателя, тут же сворачивали к речке, где дул ветерок и игнорировали все вопли командира. То же самое было и с имитацией атаки. Рота дружной рысью кидалась вперед. Забегала в лес и там исчезала. В конце концов, преподаватель смирялся с полным провалам занятий и давал отбой. Но и после отбоя никто не возвращался в строй.
   Таким образом, что стрельба, что строевая подготовка, что тактические занятия превращались в сплошную профанацию. И господа майоры с подполковниками вынуждены были смотреть сквозь пальцы. Гораздо лучше шли аудиторные занятия. Те же девицы, быстрее парней осваивали работу с так называемой "обрезанной картой". Гораздо аккуратнее делали наноску тушью микроскопических квадратиков закодированных данных на приземных синоптических картах (работа ювелирная). Точнее и быстрее составляли метеопрогнозы. Вполне терпимо вели себя в самолете при визуальной разведке погоды. Хотя летали мы на стареньком ЛИ-2, который изрядно трясло и мотало над аэродромом, даже при полетах "по коробочке". Этот прототип транспортного Дугласа хрипел моторами, вибрировал и трясся всем фюзеляжем, но продолжал исправно летать, хотя ему давно было пора на покой. Мы были рады и такому транспорту - все интереснее, чем сидеть в аудитории.
   В конце четвертого курса обучения в институте мы все успешно сдали госэкзамен и нам присвоили звание младшего лейтенанта ВВС. К экзамену мы готовились серьезно. Ибо провал грозил немедленным отчислением из института. Причем парней немедленно забирали в армию рядовыми. Так что стимул успешно сдать экзамен был велик. Вопрос в другом, готовы ли мы были в случае мобилизации сразу выполнять свою работу. Обо всех коллегах не скажу, но я бы врядли смог. Мне и многим моим однокурсникам гидрологам (метеорологи не в счет) прежде чем приступить к самостоятельной оперативной работе потребовалась небольшая стажировка. А ведь в модной до войны советской песне были такие слова:
   Если завтра война,
   Если завтра в поход,
   Будь сегодня к походу готов.
   Так вот, даже после четырехлетней вузовской подготовки готовы мы не были. И чем больше проходило времени с момента получения офицерских погон, тем менее мы были готовы. Все не связанное с основной рабочей специальностью быстро забывалось. Регулярные военные сборы, на которые нас периодически призывали, не могли исправить положение. Да и организовано обучение с помощью таких сборов было поставлено из рук вон плохо. Убедился на своем личном опыте.
   В Якутии они свелись к одной совершенно непрофессиональной лекции. Еще через три года, уже работая в Ленинграде, я получил повестку из военкомата. Ну, пришел я туда понурясь. Он битком набит военнообязанными гражданами. И никто не знал, зачем нас вызвали. Ждали около часа. Наконец собрали нас всех в актовом зале. На трибуну взгромоздился пожилой полковник и громогласно объявил: Я военком Дзержинского района города Ленинграда. В этом зале по моему приказу собрали всех тех, кто в течении трех и более лет злостно уклонялся от прохождения воинских сборов! Публика с задних рядов немедленно ринулась к входным дверям. Полковник остудил их пыл. Даже не пытайтесь удрать, дезертиры чертовы. Все предусмотрено, входные двери закрыты на ключ. Сейчас вас строем выведут во двор и погрузят в автобусы. А дальше все по Некрасову: И пошли они солнцем палимы, повторяя суди его Бог, разводя безнадежно руками. Понять граждан было можно: у кого-то срывалась важная встреча, у кого-то дома остались маленькие дети, у кого-то была запарка на работе и т.д.
   Привезли нас всего за пару кварталов. Автобусы въехали в глухой двор напоминающий тюремный. Ворота немедленно захлопнулись и были мгновенно заперты. Настоящая мышеловка. Все попытки побега были исключены.
   Чуть позже мы выяснили, что привезли нас в военное училище связи, на тот момент пустое. Разместили в курсантских казармах. Поставили на курсантское довольствие, полностью изолировав от внешнего мира. И продолжалась эта изоляция ровно две недели. Попались в эту ловушку самые разные граждане и по возрасту, и по званиям и по военной специальности. Тут были и моряки, и артиллеристы, и танкисты, и ракетчики, и пехотные офицеры. В общем, всякой твари по паре. Из метеорологов попался я один. Спрашивается, чем занять эту разношерстную публику две недели. Военкоматовская смекалка нашла выход: заточение объявили закрытыми общевойсковыми сборами. Затем две недели подряд по 10 часов, нам крутили учебные военные фильмы вперемешку с хроникой и художественными кинолентами. Скажем вначале бестселлер по радиационной защите после взрыва атомной бомбы. Затем без перерыва заседание очередного партийного съезда. А на закуску художественный фильм "Я солдат, мама". И в таком ключе с перерывом на обед все две недели сборов. Одуревшие товарищи офицеры сначала взвыли, а потом наловчились засыпать сразу, как только гасили свет.
   Пару раз нас сводили в подвал, где располагался неплохой тир. Дали выстрелить по три патрона из пистолета Макарова. Надеясь получить хоть какое-то послабление полутюремного режима, я выбил из разболтанного не пристрелянного Макарыча 25 очков по поясной мишени (как сейчас помню две восьмерки и девятка). Это оказался лучший результат из всех, кто стрелял. После этого предложил инструктору посоревноваться. Победителю предложил ящик пива. Это значило вырваться за ворота училища и хотя бы позвонить домой. Связь то нам тоже обрезали и родные просто нас потеряли. Однако ушлый майор, с апломбом обучавший нас стрельбе выбил из своего табельного шпалера только 24 очка, и спорить со мной отказался. Идея смотаться в город под предлогом покупки пива тихо умерла. И только по окончании сборов нам открыли гардероб, выдали нам пальто, шапки и шарфы и выперли из парадного входа в училище с напутствием больше не попадаться военкому. Так, что в отличие от некрасовских крестьянских ходоков мы хоть воспользовались парадным подъездом. Вдохнув свежего воздуха, товарищи офицеры тут же всей компанией ввалились в ближайший кабачок и немедленно надрались. Не забывая поносить военкома, гнусные порядки всех и всяких военных сборов. Адреса и телефоны собратьев по несчастью еще долго хранились в моей записной книжке.
   Один из них позвонил мне через год и поведал еще более грустную историю. Их вывезли куда-то в глубинку и разместили зимой в неотапливаевом бараке. Утром, этих бедолаг, промерзших до костей, накормили перловой кашей без масла и приказали совершить марш бросок на грузовых машинах, покрытых рваным тентом. Приказ, есть приказ. Сели, завели, поехали. Проехали всего несколько километров и все машины стали. Оказалось, бензин в них залили, а вот масло нет. Движки естественно заклинило. В барак возвращались пешком, по пояс в снегу, минуя овраги и буераки. А все оставшееся время сборов стаскивали трактором изувеченные грузовики на базу. Вот так, закончил свою повесть, коллега куются настоящие военные кадры. Но мы все равно твердо верим, что броня крепка и танки наши быстры. А главное, наши люди мужеством (и еще кое - чем) полны. Чемпионы мы по разгильдяйству. И тем сильны. И если завтра война немедленно покажем агрессорам кузькину мать. Будем лупить супостатов на их территории. На своей, как-то несподручно: то военкомы пристают, то техника ломается.
   Все последующие офицерские сборы, я проходил в Alma Mater, ибо специальность редкая. Но программы остались прежние. Но, занимаясь на сборах, так я и не понял, почему надо работать по обрезанной карте, когда есть спутниковая информация? Почему современные сверхзвуковые и, главное, всепогодные самолеты нуждаются в метеорологической информации? Ведь сейчас появились разные виды спутниковой информации. В навигации используются системы точного позиционирования GPS, ГЛОНАСС. Потолок современных самолетов столь высок, что позволяет свободно пролететь над мощными грозовыми облаками вертикального развития. Нет, говорят авиаторы, присутствие синоптика обязательно. И выходит, не смотря на всепогодность, против матушки погоды все-таки не попрешь. А может сейчас и прут? Кто его знает. Меня уже давно сняли с воинского учета. Даже при тотальной мобилизации в фолькштурм не возьмут. Даже если война не завтра, а уже сегодня.
   Ноябрь 2015 г.

Типажи

   Издавна в народе бытует мнение: человек жив до тех пор, пока его помнят. Яркие, самобытные люди живут в памяти окружающих дольше. Совершившие героические деяния, гениальные открытия, выдающиеся поступки, сохраняются в людской памяти столетиями. Ординарные личности забываются сразу после похорон. Перебирая в памяти множество встретившихся мне на жизненном пути человеческих типажей, мне захотелось о некоторых из них написать. Все они были совершенно разными, но с некоторыми запоминающимися чертами характера, поведения, удивившими меня своими поступками.
   Травицкий. Не помню, как его звали. А познакомились мы в городе Байя, расположенном на юге Венгрии в 1974 году. Он был или начальником гидрологической станции на Дунае, или заведующим отделом: то есть, каким-то мелким боссом, которому подчинялся мой приятель, в гости к которому мы нагрянули. По-русски говорил прекрасно. Как и все венгры, окончившие Ленинградский Гидрометеорологический институт. Студентом я его не помнил, впрочем, как и он меня. Но, общая Alma mater мгновенно нас сблизила. Конечно, в день приезда мы с приятелем изрядно напились. С утра же ему надо было попасть на работу. Я пошел вместе с ним за компанию.
   Сопровождать приятеля я вызвался не только из дружеского расположения. Хотелось посмотреть, как работают мои коллеги за рубежом и что собой представляет венгерская гидрологическая станция. Я ведь и сам три года проработал начальником подобного заведения в Якутии. И, надо сказать, впечатление было весьма сильным. Контора располагалась на первом этаже какого-то многоэтажного дома, занимая чуть ли не целое крыло. Контраст с Советскими станциями был разительный. Хорошая офисная мебель, мягкие кресла. На столах сотрудников масса оргтехники, часть из которой я вообще видел впервые. Почти у каждого на видном месте электронный калькулятор, которые в Союзе еще были в диковинку. Отличные немецкие пишущие машинки. Какие-то фирменные блокноты, скотч и прочее и прочее, о чем мы понятия не имели. На моей станции была только одна пишущая машинка - убитая в хлам "Украина", канцелярские счеты и заржавевший арифмометр "Феликс". Всё! Более нам ничего не полагалось. Эта венгерская станция вела гидрологические наблюдения на Дунае. Причем к измерявшему расходы воды катеру сотрудников доставляли на автомашине "Волга". Если же подавалась к подъезду другая автомашина, привередливые венгры устраивали начальству скандал. Я же к своему катеру добирался пешком. И только зимой мне запрягали мохнатую казенную лошадку в сани с отопляемой будочкой. Да уж, Европа - она и есть Европа.
   Вот там, в конторе я и увидел впервые Травицкого, эффектно появившегося в офисе из своего кабинета (у меня на станции сроду не было кабинета). Тот не зря прожил пять лет в Советском общежитии. Он мгновенно понял, что абстинентный синдром имеет место быть и работник из моего приятеля просто никакой. Традиционный кофе для гостей явно был слабоват для поправки нашего здоровья. Поэтому, Травицкий мудро отправил нас домой, пообещав зайти, как только освободиться. И зашел через пару часов, нагруженный громадной сеткой пива и какой-то закусью. Посидели мы славно. Вспомнили Питер, своих преподавателей, студенческие проделки. Я тут же выторговал у Травицкого пару свободных от посещения работы дней для приятеля, дабы он мог без помех показать нам местные достопримечательности. Собственно, осмотр Байи можно было провести за два - три часа. Городок небольшой с населением чуть больше 30 тысяч жителей и практически полным отсутствием исторических и архитектурных памятников. Поэтому Травицкий посоветовал провести это время на городском пляже (левый берег Дуная), поскольку погода стояла жаркая. Что мы с приятелем и сделали. Сам песчаный пляж оказался отличным. Вода теплая, хотя и грязноватая. Мы неплохо отдохнули. Испортило мне настроение только то, что на обратном пути с пляжа домой (ехать то всего минут 10), моя машина неожиданно заглохла. Причем прямо на центральной площади, полной нарядно одетых горожан. Я же не потрудился после купания надеть штаны и рулил к дому в плавках. Пришлось, подавляя ненормативную лексику, вылезать полуголым в центре городка, открывать капот и копаться в двигателе. Выглядело всё достаточно не презентабельно.
   Это, вроде незначительное происшествие, навело меня на мысль, что из славного города Байя надо немедленно сматываться. Кроме пляжа и уже поднадоевшего местного пива никаких развлечений, положенных отпускнику, здесь не было. Провожать нас Травицкий не пришел, несмотря на то, что твердо обещал. Приятель быстро выяснил причину. Дело в том, что Травицкий, еще учась в Ленинграде, ухитрился жениться на натуральной монголке. Девица была членом сборной команды Монголии по волейболу. Рослая и мускулистая. С характером Хана Батыя, темпераментом дикой лошади (лягающаяся, кусающаяся, стающая на дыбы), к тому же страшно ревнивая, и неуравновешенная. Дочь вольных монгольских степей, выросшая в юрте, не обременяла себя европейским этикетом, предпочитая привычные нравы кочевников. Более пяти лет живущая в Венгрии, не удосужилась выучить язык, даже на приемлемом бытовом уровне, общаясь с супругом на русском. После наших посиделок она встретила мужа хорошей затрещиной. Известно, с какой силой волейболистки гасят мячи. Этим отработанным ударом она загасила бедного интеллигентного Травицкого, наградив его огромным фингалом под глазом. Естественно, в таком виде он не мог появиться перед коллегами и оформил себе бюллетень. Вот вам и наглядный пример, к чему могут привести необдуманные порывы юности и экзотические браки.
   Татьяна Федоровна. Мне кажется, она всю жизнь проработала на кафедре Гидрогеологии и геодезии Ленинградского гидрометеоинститута лаборантом. Менялись заведующие кафедрой, преподаватели, доценты с кандидатами, лаборанты. Все, кроме Татьяны Федоровны. В год моего поступления в институт она работала в приемной комиссии. Там то мы и познакомились.
   Всем известно, что абитуриент - существо, напоминающее мартовского зайца. Слегка ошалевшего, и не вполне адекватного. Выпущенный из школьной клетки он носится нелепыми скачками по приемным комиссиям. Совершенно не представляя себе ни будущую специальность, ни специфику вузовского обучения. Главное для него получить студенческий билет и перейти в другую ипостась: из вчерашнего школьника в студенты. В конце пятидесятых годов, на волне романтики, школьники ломились в Горный институт, Гидромет, Мореходные училища. Конкурс в эти Вузы зашкаливал. На специальность океанология в ЛГМИ проходной балл был 25 из 25 возможных. То есть, все пять вступительных экзаменов надо было сдать на пятерки. А я решил поступать именно на океанологию. Уж больно красиво звучало название факультета. Получив на первом экзамене четверку, понял, что шансы поступить приблизились к нулю. Пришел в приемную комиссию и нарвался на Татьяну Федоровну. Она то мне и посоветовала переписать заявление на гидрологический факультет. На него конкурс был ниже. Дескать, проучитесь год, а там можно будет перевестись на специальность океанология. Это была святая ложь, ибо реальных переводов не было, хотя теоретическая возможность существовала. Ухватившись за этот призрачный шанс, я переписал заявление и ни разу в жизни об этом не пожалел.
   Еще студентом я понял: без нормального общения с лаборантами, грызть гранит науки весьма сложно. Вам надо получить на кафедре методическое пособие, учебную коллекцию минералов или еще что-то. И все это идет через лаборантов. Преподаватели - они как небожители. Слишком далеко они отстоят от студента. А лаборант, вот он рядом и посоветовать может и помочь. И Татьяна Федоровна помогала всем. Уже много позже, будучи сотрудником кафедры, аспирантом, преподавателем постоянно наблюдал её благотворительную деятельность.
   Татьяна Федоровна была старой девой. Жила она достаточно замкнуто вдвоем со своей матерью. Детей у ТФ не было. Их заменяли студенты, к которым она относилась как к свои отпрыскам. С неизменной отзывчивостью и добротой. Прощая им все выходки, шалости и прочие грехи. Её простодушие с некоторой долей инфантильности не оставалось незамеченным преподавателями. А некоторые высказывания и реплики прочно вошли в кафедральный фольклор. Так во время картофельной эпопеи (в те годы все студенты обязательно привлекались на сельскохозяйственные работы) произошел следующий инцидент. На крылечке наскоро сколоченной для студентов кухни кто-то оформил здоровенную кучу дерьма. Разбирательством хулиганского поступка занялся майор военной кафедры, проводящий строевую подготовку. О преподавателях военных кафедр в гражданских вузах сложено немало анекдотов. Это вообще отдельная тема для юмористов того времени. Так вот этот майор был типичным воплощением казармы и солдафонства. Собрав студентов перед крыльцом, он грозно вопросил: Кто это сделал? Естественно, что ответом ему было гробовое молчание. Пытаясь смягчить ситуацию, Татьяна Федоровна робко предположила: Может быть, это был больной человек? Внимательно оглядев кучу, майор категорически изрек: Нет! Это был здоровый человек! Свидетели бесподобного диалога просто катались от хохота.
   Поселок Саблино. База практики геологического и географического факультетов Ленинградского университета. Наша кафедра арендует её в конце лета, когда университетская публика разъезжается. Утром, перед подъемом, в студенческое общежитие вламывается наш парторг. Старый зубр еще сталинской закалки застает в одной комнате парочки спящие под одним одеялом. Его негодование не знает границ. Это иначе как развратом назвать нельзя! Куда смотрит комсорг? Где куратор курса! Я буду ставить вопрос на партбюро. Молодые беспартийные преподаватели ухмыляются. А Татьяна Федоровна с детской непосредственностью заявляет: А может быть, им просто было холодно. Имея в виду, что никакого криминала нет.
   Матушка Татьяны Федоровны была настоящим деспотом. Я бы сказал старушка с садистскими наклонностями. Уезжая на практику, Т.Ф. вынуждено забирала её с собой. В Даймище прямо к "офицерскому" бараку примыкал довольно густой лес. Так вот эта милая старушка любила в нем прятаться. Исключительно с целю досадить дочери. Однажды на её поиски пришлось поднять весь лагерь. А вредная бабуся сидела под елкой и не откликалась. Т.Ф естественно пребывала в истерике.
   Что касается матушки, то это отдельный, очень характерный типаж. Причем, достаточно широко распространенный. Эгоистичная женщина, властная с сильным характером. Ребенок для неё - личная собственность. Как правило, дочери таких матерей остаются старыми девами, а сыновья - холостяками. А если они и вступают в брак, то мать делает все, что бы его разрушить. Все их поступки контролируются, а воля подавляется. Мне не раз приходилось в жизни встречаться с такими монстрами. Тягостная это картина.
   Вспоминая о кафедре, я до сих пор не могу представить её без Татьяны Федоровны. Это как дорогая вещь без фирменного ярлыка. Без непременного атрибута. Это уже совершенно другая кафедра. И жаль, что люди подобные Татьяне Федоровне, бескорыстные, слегка старомодные и наивные в 21 веке практически не встречаются.
Аркадий. Настоящего имени его я не помню. Уж больно коротким было наше знакомство. Условно буду называть его Аркадий. Интересный типаж русско-грузинских отношений. Таких людей мне встретилось немало. Один из них Саша Месхетели с гордостью заявлял: Я грузин московского разлива. Аркадия же можно причислить к русским, тбилисского разлива. И познакомились мы в славном городе Тбилиси.
   В те годы, одну из моих договорных тем, финансировало Грузинское Геологическое Управление - ГУ (Если быть точнее, это было 2-е ГУ подчинявшееся непосредственно Москве. Геологи советского времени меня поймут). И летать в Тбилиси с отчетами приходилось довольно часто. В ту командировку я решил не останавливаться у своих грузинских друзей, дабы поберечь печень. Думал, прилечу утром, сделаю все свои дела, а вечером улечу домой в Ленинград. Не получилось. В разгар рабочего дня вдруг срочно созвали закрытое партийное собрание и все начальственные кабинеты опустели. Что так срочно обсуждалось на этом собрании мне не ведомо. И сколько времени они будут заседать, никто не знал. Проклиная все на свете, я бродил вокруг управления, поглядывая на часы. Рабочий день кончился, а мои бумажки так и не были подписаны. А это, между прочим, напрямую касалось моей зарплаты и зарплаты всей моей команды. Нарезая круги вокруг Управления, я ухитрился прозевать окончание партсобрания. Вся эта партийная публика с волшебной быстротой исчезла. В пустом конференц-зале я застал только одного средних лет гражданина, собиравшего в портфель какие-то бумажки. Он довольно демократично представился: Аркадий, парторг. Я назвал себя и сразу перешел к делу. Обрисовал ему ситуацию в которую попал и причину командировки. И посетовал, что мой отлет придется отложить, по крайней мере, на сутки, ибо не подписать бумаги ни отметить командировочное удостоверение просто нереально.
   Спрашивается, как бы повел себя любой другой парторг хоть в Москве, хоть в Владивостоке? Однозначно посоветовал переночевать в гостинице, а утром продолжить беготню по кабинетам. В лучшем случае посодействовал с устройством ночлега в своей ведомственной ночлежке. Да и то вряд ли. Аркадий поступил иначе. Он пригласил меня, совершенно незнакомого человека к себе домой, пообещав завтра решить все проблемы. Вот вам и примечательный жест русского человека тбилисского разлива. То, что он этнический русский у меня не вызывало сомнений. Об этом свидетельствовало и внешность и абсолютно чистая русская речь, без малейшего намека на грузинский акцент. Был еще целый ряд трудноуловимых признаков, которые я научился различать в сложном национальном колорите этой южной республики. А тбилисский разлив четко проявлялся в традиционном гостеприимстве и уважительном отношении к гостю. Что, кстати, напрочь отсутствует у субъектов московского разлива и в этом заключается их кардинальное отличие. Например, с тем же Сашей Месхетели мы общались гораздо плотнее, даже имеем общую публикацию. Но вместе не выпили даже чашки кофе, не говоря уже о бутылке кахетинского. Хотя и работали над одной проблемой и в разных городах на симпозиумах сидели рядом. И в Москве не раз встречались. И всегда в нем при внешне доброжелательном отношении проглядывала чисто московская отчужденность столичного жителя к приезжим.
   Все дальнейшее четко вписывается в стандарты грузинского гостеприимства. До его дома мы добрались на обычном автобусе. Сам дом оказался респектабельным, как и положено местной элите. Больше всего меня удивила планировка квартиры, большая кухня и огромных размеров лоджия. По существу лоджия представляла собой комнату в 15 - 18 м2, обставленная мебелью. Для южного климата совсем неплохое дополнение к трем жилым комнатам. К нашему приходу жена Аркадия (тоже русская, геолог по профессии) успела накрыть стол с традиционным грузинским угощением. Но посидели и выпили мы за этим столом чисто по российским традициям, без многочисленных грузинских тостов. И пили русскую водку и коньяк, а не чачу и сухое вино. И, как водится, изрядно набрались. Утром Аркадий преподнес мне еще один сюрприз. Оказывается, он продумал мой день, предложив сказочную программу. Сам он отбыл на работу, а мы с его женой не спеша позавтракали, а затем пешком отправились в управление. Фишка заключалась в том, что шли мы не прямым маршрутом, а по какой-то тропинке поднялись на Мтацминду и прошли через чудный парк, в котором я никогда не был. Это была великолепная экскурсия, с не менее великолепным гидом. С горы Мтацминда спустились на улицу Руставели к кафе с грузинскими минеральными водами. Учтено было даже то, что меня мучила похмельная жажда.
   В управлении я потратил минимум времени на все формальности. Аркадий успел все организовать, пока я прогуливался. Парторг в те времена в любом учреждении был фигурой значимой, порой более весомой, чем директор. Мне мгновенно подписали все бумаги, отметили командировку, и я был свободен как птичка. Можно было ехать в аэропорт и улетать ближайшим рейсом. А вот попрощаться с Аркадием мне не удалось. Его срочно вызвали в обком. Так я и уехал, не попрощавшись и не поблагодарив этого замечательного человека. И вообще больше никогда его не увидел. До сих пор ругаю себя, что не разузнал его фамилию и не записал адреса. Могу только констатировать, везло мне на встречи с хорошими людьми. Живи долго дорогой россиянин грузинского разлива.
   Василий Кудрявцев. Мы учились в ЛГМИ в одной группе. Уже на первой студенческой практике Вася удивил нас забавным поведением. Пока мы устанавливали теодолит, он вместо того, что бы стоять на месте с рейкой как-то странно бегал. Пробежит метров двадцать, резко остановится, постоит и бежит опять. На вопрос о странном способе перемещения ответил так: А я пытаюсь обмануть оводов. Когда резко тормозишь, они какое-то время летят по инерции. Вот и передышка для меня от кусачего племени. Помню, хохотали мы над Васей долго и от души.
   После третьего курса мы с ним попали на управленческую практику в средневолжкое УГМС в город Горький (сейчас Нижний Новгород). Жили в одной комнатке два месяца. И тут я узнал Васю получше. Оказывается он и жил не в самом Ленинграде, а загородом. Где-то на стации Песочная на Карельском перешейке. Каждый день ездил на электричке на занятия, тратя на дорогу около двух часов в одну сторону. При этом никогда не опаздывал. Аудиторные занятия и библиотечные часы заставляли нас торчать в институте не менее 10 часов. Все мы, так или иначе, вынуждены были посещать студенческую столовую. Все, кроме Васи. Видимо родители совсем ему не помогали. Как же ты выдерживал столько времени, чтобы не перекусить? Спросил я его. Привык, ответил Вася. Утром плотно поем, так что бы хватило до вечера. Да! Скажу Вам, выдержать такой режим мог далеко не каждый. Закаленный подобным образом, он и в Горьком вел такой же образ жизни, и мне было трудно под него подстроиться. Ну не мог же я при нем купить себе какую-то еду, зная, что он ничего не ест. Вдобавок, Вася экономил каждую копейку, и питались мы с ним овощными консервами, стоившими баснословно дешево, и хлебом. Один раз мне удалось вытащить его в кафе, задействовав все свое красноречие. К сожалению, кончилось это плохо. За наш столик сел какой-то странно дергающийся гражданин. Только нам принесли первое блюдо, как этот тип издал дикий вой и свалился со стула в эпилептическом припадке. Зрелище, прямо сказать, не добавляющее аппетита. Публику из кафе как ветром сдуло. Меня еще хватило на то, чтобы поддержать бьющуюся о пол голову и крикнуть официантке: вызови скорую. Вася оказался более впечатлительным и рванул из кафе на воздух. Естественно суп остался на столе не тронутым.
   К концу практики выяснилось, зачем Василий так экономил деньги. Он собирался поехать в Иркутск к своей девушке. Ге уж он познакомился с иркутянкой, осталось для меня тайной. Но, видимо, девица сразила его наповал. Она такая, она такая! Не находя слов описывал её Вася. Много позже, когда он нас познакомил (будучи женатым на ней), я обнаружил, что девица самая ординарная, в добавок с весьма крутым характером. Ну да любовь зла, а расстояния для неё не помеха.
   После окончания института я распределился в Якутию, а Вася, конечно же, в Иркутск. Так получилось, что моя жена на год раньше уезжала с севера поступать в аспирантуру. Мне пришла в голову идея проводить её до Иркутска, и заодно навестить Васю. Предварительно я с ним списался и узнал, что он работает начальником гидрометеостанции километрах в двадцати от города. О своем приезде, как водится, не предупредили. Решили сделать сюрприз. В Иркутск мы прилетели ночью. По северным замашкам взяли такси, которое довезло нас до станции, прямо к Васиному дому. Было часа четыре утра, когда я забарабанил в дверь. Минут через пять из-за двери робко спросили кто там? Открывай! Заорал я: Милиция. Василий открыл дверь и я увидел, что его колотит крупная дрожь. Своей глупой шуткой его просто перепугал. Оказалось, пару дней назад у него утонул наблюдатель, и он еще не знал, чем все это для него кончиться. Шло следствие. Решил, что его приехали арестовывать.
   К концу дня мы оказались в Иркутске, у родственников Васиной жены. А жили они в деревянном доме, сложенном из огромных стволов, срубленных лет сто назад. Сказочный домина, раритетный. Наверное, в таких жили декабристы. Гостеприимство было истинно сибирским. Вася организовал нам великолепную экскурсию по городу. Затем один день мы посвятили Байкалу. Понятное дело, быть в Иркутске и не посмотреть это уникальное озеро, было бы преступлением. Этот день остался в моей памяти на всю жизнь. И тут сыграло роль, что я верно выбрал ни ракету, ни современный круизный теплоход, а старый, вероятно дореволюционный кораблик. Старичок медленно выгребал против течения полноводной Ангары. Медленно причаливал к Листвянке и Большим Котам. И можно было, не спеша любоваться красотой здешней природы.
   Вернувшись в Ленинград, Василий устроился работать в какой-то проектный институт. Получил неплохую квартиру. У них родился сын. Казалось бы все складывалось прекрасно. Однако недавно я узнал, что он умер. Такая судьба.
   Алексей Сергеевич Клименко. Последние годы Алексей Сергеевич работал режиссером Симферопольского драматического театра им. А.С.Пушкина. Моя мама, театральный художник знала его еще с довоенных времен. Я же помню его с раннего детства, с первых послевоенных лет. Алесей Сергеевич обязательно приходил в наш дом на Пасху. Был на Руси такой милый обычай посещать друзей и знакомых в этот весенний церковный праздник. Как правило, в Крыму к пасхе устанавливалась теплая солнечная погода. Под большим кустом цветущей белой сирени бабушка накрывала праздничный стол. Белоснежная скатерть, лучшая посуда, куличи, творожная пасха и крашенные яйца составляли чудный натюрморт. Его дополнял настоящий, попыхивающий дымком самовар. К столу семья собиралась часам к 12 дня, так как полуночной пасхальной службы в церкви надо было отдохнуть. К этому времени и появлялся Алексей Сергеевич в элегантном белом костюме, нагруженный мелкими подарками. Всегда оживленный, с шутками, анекдотами в актерском исполнении. И с этого момента устанавливалась ни с чем не сравнимая праздничная атмосфера.
   Между тем, жизнь Алексея Сергеевича никогда не была легкой. Свой дом, расположенный в паре кварталов от нашего, его родители построили до революции. Для этого пришлось взять ссуду в банке. Дом построили капитальный, с полдюжиной комнат, высокими потолками. На большом приусадебном участке посадили плодовые деревья, разбили клумбы. Но каждое утро дети начинали с молитвы заканчивающейся словами: Боже, помоги папеньке рассчитаться с долгами.
   В годы немецкой оккупации Крыма театр продолжал работать. Интеллигента и дворянина Клименко, никогда не занимавшегося политикой немцы определили в состав городской думы. И хотя он там практически не появлялся, после освобождения Симферополя от оккупантов, Клименко судили за сотрудничество с немцами. Дали десять лет лагерей. Отбывал он их в заполярной Воркуте. Супруга его, Татьяна Николаевна, как декабристка поехала вслед за ним. Как-то устроилась на работу, помогала мужу выжить продуктовыми передачами. Оба хлебнули лиха сполна.
   После отбытия срока, чета Клименко вернулась в Симферополь. Он стал работать в театре. Режиссер талантливый, оттого и взяли в штат, не смотря на судимость. Особенно хвалили в прессе поставленную им драму Шекспира "Ричард III". Как-то симферопольская труппа приехала на гастроли в Ленинград. Алексей Сергеевич в Питерском климате серьезно заболел и попал в больницу. Узнав об этом, мама попросила меня отнести ему передачу. Сама она была занята на срочной работе. А я в то время был на школьных каникулах. Много позже Алексей Сергеевич рассказывал маме, что был до слез тронут, когда в его палату вошел маленький мальчик с узелком и стесняясь обстановки не знал как себя вести. Потом я надолго потерял этого человека из виду. Сведения о нем доходили окольными путями, от общих друзей мамы и знакомых.
   Помимо дружеских отношений маму и Алексея Сергеевича связывала общая беда. Они оба болели бронхиальной астмой. Оба подсели на гормональные препараты, причем мама по его совету. Последний раз я увидел его, будучи в командировке в Крыму. Без приглашения зашел к нему в гости. Алексей Сергеевич был уже на пенсии. Мы не спеша пили чай на веранде. И он мне жаловался, что власти отобрали у него половину участка под предлогом строительства пятиэтажки. Соседский дом вообще отселили, а у него отрезали плодовый сад и заслонили остальную часть от солнца.
   Для Алексея Сергеевича это была трагедия. Как я понял, главное для него был не плодовый сад, а розарий. Последние годы он страстно увлекся разведением роз. Достиг в этом деле определенных успехов. Выращивал какие-то редкие сорта. И все розы у него были удивительной красоты. Переживания с потерей части розария, в конце концов, его и сгубили. Не выдержало сердце. Похоронили режиссера на Абдале (местное кладбище). На белой мраморной надгробной плите вырезали две увядающие розы. Татьяна Николаевна пережила его не надолго. Немногие семейные реликвии, уцелевшие в голодные годы и после ссылки, она передала пере смертью не родственникам, а лечащему врачу, ставшему другом дома. А тот, зная мои отношения с Алесем Сергеевичем, отдал мне его золотой крестильный крестик. Этот крестик прошел с Клименко заполярный лагерь. Как он сохранил его - уму непостижимо. Тем ценнее для меня был этот подарок. С тех пор я ношу его не снимая. Вот такая материальная память осталась у меня об этом человеке. Ну, а не материальная, хранится в моей душе.
   Борис Николаевич Иванов. При подготовке кандидатской диссертации основные объекты моих исследований располагались в Абхазии. Это были известные субмаринные источники в Гаринском заливе. К ним я добавил несколько вновь обнаруженных групп источников в районе поселка Гантиади. Заканчивая полевые работы в Абхазии, добирался в Ленинград через Крым. Выбирая такой маршрут, преследовал две цели: посетить родителей в Симферополе и попытаться найти хоть какие-то сведения о субмариной разгрузке подземных вод в Крыму. Для чего предусмотрительно вписывал в командировочное удостоверение столицу Крыма. В очередной приезд в (это была осень1972 года), проходя по проспекту Кирова, обратил внимание на красивое здание, на котором висела большая доска с надписью: Министерство геологии Украины. Институт минеральных ресурсов (ИМР). Об этом институте я не знал абсолютно ничего. Но чем черт не шутит? Вдруг в этой конторе тоже интересуются субмаринными источниками? Вошел через парадную дверь и у первого встречного спросил: Где найти Ученого секретаря. Тот, после первых моих вопросов проводил меня в другой кабинет и представил Борису Николаевичу. Знакомство состоялось.
   Первое впечатление и от вида кабинета и от его хозяина было неважное. Кабинет - узкая длинная комната, заваленная книгами, папками и бумагами. Полутемный и неуютный. Хозяин - пожилой, чем-то сильно озабоченный мужчина, со встрепанной седой шевелюрой, небрежно одетый. Вначале он учинил мне форменный допрос: кто такой? Откуда? Чем занимаюсь? Постепенно разговор принял деловой характер. Борис Николаевич, видя мой неподдельный интерес к карсту, оттаял. К сожалению никакой достоверной информации, о субмаринных источниках в Крыму у него не было. Но зато он много знал о югославском карсте и подсказал где найти литературу по этому вопросу. До югославских источников мне было также просто добраться, как до Луны. Я вежливо выслушал все его излияния и откланялся. Прощаясь, он попросил прислать ему мой автореферат диссертации.
   На следующий год состоялась защита моей кандидатской работы. И была она очень не простой. Борис Николаевич прислал прекрасный положительный отзыв на автореферат. И только из него я узнал, что он кандидат геолого-минералогических наук, куратор Министерства геологии Украины по карсту и заведующий отделом ИМР. Этот отзыв мне очень помог при защите.
   Через десять лет, уже кандидатом наук, я поступил на работу в ИМР. С Борисом Николаевичем у меня сразу наладились дружеские отношения. Причем такие, каких он удостаивал очень немногих коллег. Что послужило такому сближению, я не знаю. С другими сослуживцами Иванов был весьма сдержан. Сотрудникам своего отдела мог устроить публичную выволочку, чему я сам был свидетель. Когда я защищал свой первый научный отчет на Ученом совете, Борис Николаевич выступил со следующим заявлением: Вот сейчас мы заслушали два отчета. Первый, автора имярек - пример того, как можно слепить из обширного фактического материала некое безобразие. А второй Юрия Георгиевича, как можно из дерьма сделать конфетку. Публичная похвала мэтра, признаться меня смутила. Сам я не видел в представленном отчете ничего выдающегося.
   В институте Борис Николаевич считался крупным ученым. Ему поручались экспертные заключения и проведение работ на самых ответственных объектах. Одним из таких объектов был Ялтинский гидротоннель. Он строился для подачи воды в г. Ялту с северных склонов Главной гряды Крымских гор (Счастливинское водохранилище). Перед началом его строительства многие скептики предрекали, что тоннель зальют боковые водопритоки. Стенки и кровля обрушится от горных ударов или сейсмических событий. Борис Николаевич взял всю ответственность на себя. Тоннель был построен без всяких аварий и до сих пор снабжает Южный берег пресной водой. Любопытно он реагировал на некомпетентные выпады чиновников от науки. Например, однажды он стал ожесточенно плеваться. А когда возмущенный бонза спросил в чем дело, спокойно ответил - да вот несчастье волосок в рот попал. Но весь Ученый совет понял, что никакого волоска не было.
   Исследования карстовых явлений хорошо финансировались. Особенно в случае аварийных ситуаций - карстовых провалов на дорогах, карьерах, при обрушении зданий и инженерных сооружений. Коллеги откровенно завидовали и при случае пакостили. Так Иванов предлагал не ждать аварийных ситуаций, а проводить упреждающие исследования. Сколько вам на это потребуется денег? спросили его на Ученом совете. Миллион рублей, не задумываясь, ответил Иванов. При Советской власти это была очень большая сумма. Так это что, миллион в дырку? Прозвучало из зала. Раздался хохот. Предложение не прошло. А через пару лет случились катастрофические провалы на месторождении серы в Карпатах. Затем карстовые воронки появились вблизи реакторных отделений Ровенской АЭС. На ликвидацию аварийных ситуаций потратили десятки миллионов. Но кого это волновало?
   С работы мы с Борисом Николаевичем уходили через Детский парк, вдвоем. Нам было по пути. За последние годы он сильно сдал, оказывало сердце, мучила одышка. Я торопился домой, а он держал меня за пуговицу и говорил, говорил..., ему нужно было выговориться, излить душу. При этом он рассказывал массу интересных вещей. В том числе разные новости из зарубежной прессы. Он свободно читал и говорил на сербском, хорватском, польском, болгарском языках. А нашу популярную газету "За рубежом", называл не иначе как за рупь ежом. Он сходу, без словаря, переводил мне с сербского статьи по субмариной разгрузке. Рассказывал об уникальных методах строительства гидротехнических сооружений в условиях открытого карста в Югославии. Щедро делился опытом со ставшими потом известными учеными-карстологами В.Н. Дублянским, Ю.И. Шутовым и другими. А ушел из жизни тихо и незаметно.
   Май 2014 г. - ноябрь 2015г.
   Симферополь.

ЭССЕ

О дружбе и друзьях

   Слово дружба употребляется многими людьми к месту и не к месту. Причем настолько часто, что теряет свой подлинный смысл. Так недавно проживание в одном вольере тигра Амура и козла Тимура немедленно объявили дружбой двух зверей. Между тем этологи утверждают, что кошачьи - животные самодостаточные и в общении с другими особями не нуждаются. Видимо изоляция животных в вольере, хоть и большим по площади заставила их относиться друг к другу не стандартно, внося некоторое разнообразие сосуществованием. Случай, конечно, неординарный, но не более того.
   Так же не к месту употребляется слово дружба в электронных сообщениях, пачками, приходящими на мой адрес. Некие девицы без всяких обиняков предлагают: давайте дружить. Вот так просто, не интересуясь ни моим возрастом (весьма преклонным), ни моими интересами, ни моим статусом. Прямо так, сходу, давайте дружить и все. А чтобы заинтересовать, прикладывают несколько фривольных фотографий. Милые дамы, извините, это не дружба. Это называется совсем по-другому. Но переубеждать вас я не собираюсь - себе дороже. Обидно только за слово дружба, которое вы опошляете.
   Интеллектом на уровне козла Тимура блещут политики провозглашающие "дружбу народов". К ним же можно отнести идейных творцов "Ордена дружбы", который вполне можно вручить козлу и тигру. Если гусь свинье не товарищ, то козел тигру друг, товарищ и брат. Дружбы народов не бывает в принципе, в братские чувства и дружбу между разными народами могут поверить только козлы. Почему бы гражданам все это предлагающим не дружить с папуасами или пигмеями или бушменами. Поезжайте к ним в гости семьями, а они к вам, с ответным визитом приедут в ваши московские квартиры всем племенем, со своим вождем, колдуном и там-тамом. И сразу же возникнет дружба народов навек. Если можно было говорить, что русский с китайцем братья на век, то почему бы не стать братом папуасу. А с пигмеями вообще проще: в малогабаритной квартире, типа "хрущебы" племя маломерных пигмеев поместится со всеми удобствами. Все это было бы смешно, если бы наши народные избранники не проповедовали эти идеи в серьез и не учреждали ордена на муаровых ленточках. Приведу еще одно соображение: родной брат далеко не всегда является другом. Достаточно вспомнить великолепную книгу американского писателя Митчелла Уилсона "Брат мой - враг мой".
   Людей связывают многие и очень разнообразные формы отношений. На работе - коллегиальные, по месту жительства - соседские. В бизнесе - партнерские, по типу: я тебе, ты мне. Вне работы - по интересам, хобби, увлечениям. Совместные деловые операции или отдых (спорт, охота, рыбалка, гаражи и т.д.) Они могут быть окрашены налетом взаимных симпатий, терпимости или снисходительного покровительства. В бытовых разговорах их часто называют друзьями. Коммуникабельные, общительные люди обрастают целым сонмом приятелей, "корешей". Сторонних людей нюансы взаимоотношений, их подоплека, как правило, не волнуют. Товарищеские отношения путают с высоким понятием Дружба. Так, совершенно другое значение в русском языке имеет уменьшительная форма слова Друг. Обращение дружок, носит снисходительный оттенок, чаще всего при обращении к детям. Детская дружба - вообще совершенно самостоятельная область человеческих отношений.
   Интересная структуризация происходит с первых дней комплектования детсадовских групп. Дети объединяются в некие ячейки, кажется вопреки всякой логике. По каким критериям малыши выбирают себе товарищей для игр никому не ведомо. Да и сами они объяснить выбор еще не в состоянии. Но выбирают четко и определенно! Словно возникает притяжение одинаково заряженных частиц и такое же отталкивание частиц с другим зарядом. Действуют какие-то флюиды, не улавливаемые взрослыми, но четко улавливаемыми детьми. Как правило, в таком миниобразовании сам по себе появляется лидер, которому подчиняются, которому подражают. Причем его авторитет зачастую выше взрослого воспитателя. Как правило, перегруппировать такую структуру воспитателям не удается. Мгновенно возникает стихийный протест, а то и форменный бунт. Мир детства для взрослых остается во многом загадочным, закрытым и недоступным, потому что они его забыли, а вернутся в него никогда не смогут. Утратили генетическую память. Этот барьер непреодолим. Повернуть вектор времени еще никому не удавалось.
   Абсолютно бесперспективно создание искусственных ячеек, рациональных с точки зрения взрослых. Навязать детям любое действо им не интересное не получается. Я вспоминаю свое раннее детство. У моей мамы было много коллег и знакомых с детьми моего возраста. Мамашам хотелось, что бы их дети подружились. Для этого нас постоянно сводили на детских праздниках, приглашали на дни рождения, записывали в одни и те же кружки. Но ничего из этого не вышло. Мы вежливо общались под присмотром матерей, но как только присмотр прекращался, расходились без сожаления и желания встретиться вновь.
   В школьные годы дружба являлась для меня необходимым компонентом выживания. Учился я в мужской школе в послевоенные годы, где условия поразительно напоминали те, которые так ярко описал господин Помяловский в "Очерках бусы". В моей школе царствовали законы послевоенной улицы, пострашнее "Закона Джунглей" Киплинга и уж совсем не похожие на нравы гимназии Л. Кассиля, талантливо причесанные в повести "Кондуит и Швамбрания". Постоянные жестокие драки без правил и столкновения заставляли ребят объединяться в группы. Одиночки в тех условиях просто не выживали. Всем правила бал бессмысленная подростковая жестокость. Поэтому друзей тех лет правильней было бы назвать соратниками. Если кого-то переводили в другой класс, тем более в другую школу, дружеские связи быстро прерывались, сходили на нет. Да, после окончания школы со своими товарищами-друзьями я еще несколько лет поддерживал отношения. Но встречи становились все реже, общих интересов все меньше. Ребята обживались в других студенческих или рабочих коллективах. Кто-то прямо с парты попадал в бандитские шайки - такое было время. Поводов встретиться становилось все меньше. И, в конце концов, эти связи оборвались совсем.
   Совершенно особенный период в жизни человека - студенчество. Молодые люди еще наивны, полны иллюзий, но к ним постепенно приходит осознание реалий жизни. В каждой студенческой группе тоже происходит структуризация, но уже на более серьезной основе - взаимных симпатий и интересов. Так же в коллективе появляются свои лидеры, авторитеты. Но уже на более продуманной основе, уровне интеллекта, знаний, умения усваивать и анализировать учебный материал. Навыки коллективной работы отрабатываются на студенческих практиках. В студенческих бригадах быстро выявляются бездельники, тупицы и люди, которые хотят и умеют работать. Пять лет студенческой жизни (в аудитории, на студенческих и производственных практиках, на военных сборах) достаточный срок, чтобы понять, кем тебе приходится сокурсник, просто товарищем или другом. Для некоторых людей студенческая дружба продолжается до конца жизни, для других сходит на нет, вместе с юношескими увлечениями. Она может стираться разницей в карьерном росте, разницей в статусе (административные должности), имущественном цензе, профессионализме (в том числе в ученых степенях и званиях) и прочих реалиях, уничтожаться элементарной завистью к успехам друга. Долгая дружба, как правило, исключает меркантильную составляющую, оставляя в сухом остатке человеческую привязанность, сходство интересов, вкусов, пристрастий, новых увлечений. Представляется, что одним из важнейших компонентов дружеских отношений является взаимное доверие и стремление его сохранить при всех возможных жизненных коллизиях. Не зря существует поговорка: Хочешь потерять друга - займи ему деньги.
   Гораздо дольше между бывшими студентами остается корпоративная солидарность. Много раз, застревая в аэропортах нашей необъятной Родины, я шел на авиаметеостанцию и с порога заявлял: Дорогие коллеги, я выпускник такой-то Alma Mater, помогите улететь. Тут же находился выпускник моего ВУЗа (совершенно не важно, какого года выпуска) и помощь незамедлительно оказывалась. В крайнем случае, устраивали в гостиницу, куда простым смертным попасть было абсолютно невозможно. Случалось и так, что напоив чаем, укладывали на раскладушке, сдвинутых стульях или прямо на полу в служебном помещении метеостанции. Кто испытал прелести северных перелетов тех лет в качестве пассажира, поймет, что это настоящее счастье. Позже, корпоративная геологическая солидарность не раз выручала меня на Сахалине, Кавказе, Кольском полуострове.
   Видимо в жизни нет никаких готовых рецептов с кем и как дружить. История человечества преподносит нам массу примеров подлинной дружбы. Но все они сугубо индивидуальны, окрашены цветами эпох, условностей, тайной искреннего общения, понятной только двоим. Внешняя похожесть - это именно похожесть, а не тождество. Многочисленные пословицы и поговорки о дружбе имеют исключения и обратный смысл. На мой взгляд, все происходит сугубо алогично, ибо все мы имеем свои особенности характера, свои достоинства и недостатки, свое восприятие жизни. Свое чувство юмора, наконец. Как сложились отношения с моими друзьями, я могу изобразить только в виде общей схемы, ибо всех нюансов я и сам не понимаю. Это высшая категория человеческих отношений, которую "умом не понять и аршином общим не измерить". И всегда дружба складывалась не благодаря, а вопреки внешним факторам.
   В зрелом возрасте люди обычно трудно сходятся. Медленно притираются друг к другу. С Сашей П. все получилось иначе. Мы сразу нашли общий язык, общие интересы. Если день не виделись, считали, что он потерян. Сашин однокурсник и друг профессор Алесей Коротков неизменно появлялся на всех сабантуях устраиваемых в моем доме. Соответственно, приглашал меня к себе. Вначале я не предавал этому особого значения, но постепенно стал понимать этого удивительно интеллигентного человека. Я открывал в нем все новые и новые ипостаси: талантливый ученый, блестящий знаток изобразительного искусства, русской литературы и поэзии. Кроме того, тонкий исполнитель сложных фортепианных произведений. Все эти глубокие знания не афишировались, не выпячивались, а удивительно деликатно проявлялись в наших разговорах и беседах. При этом он не стеснялся признавать свои ошибки в тех редких случаях, когда я был прав. А обсуждали мы самые разные вещи: искусство древнего Египта, романы Германа Гессе, Андрея Белого, поэтов серебряного века, картины Бакста и Брейгеля, особенности исполнения партит Баха канадским пианистом Гленом Гульдом и многое другое. Для меня Алик открыл гениального русского композитора Бартнянского и многие музыкальные шедевры Моцарта. Не знаю, что он получил от меня, открывая передо мной огромный мир прекрасного. Возможно, отдавать что-то другу, делиться сокровенными знаниями, гораздо интереснее, чем получать. Благодарный и, тем более понимающий тебя слушатель - важный компонент дружеского общения. Наверное и в этом состоит истинная прелесть дружеского общения.
   Неоценимую помощь Алик оказал мне, прочитав мою пухлую рукопись и твердо заявив - это готовая докторская диссертация. Надо ли говорить, что просто так прочитать 500 страниц специального машинописного текста для предельно занятого человека уже подвиг. Сбор материалов и написание этого труда заняли у меня 15 лет. Пятнадцать лет жизни - ради чего? И некоторые люди, которых я считал друзьями, категорически отказались это сделать. Бог им судья. Причины отказа могли быть самыми разными, в том числе и вполне уважительными. Однажды я позвонил Короткову в Питер и спросил, чем он сейчас занимается. Который раз перечитываю твои миниатюры и каждый раз открываю что-то новое. Я то отнюдь ими (миниатюрами) не гордился, знал им цену. Знаток и ценитель литературы Алик тем более. Так мог ответить только друг. Горестную весть о его смерти мне сообщила его супруга. И давясь слезами добавила: Он тебя очень любил. Положив телефонную трубку, я уронил руки и подумал, чем я мог заслужить любовь такого человека? И не нашел ответа.
   Подобно случаю с Сашей Павловым, друзья моего друга Виктора Юдина стали моими друзьями. Я упомяну только ушедших Александра Беляева и Алексея Иевлева. Оба талантливые геологи, безумно любящие литературу и поэзию. Люди не равнодушные, деятельные они выпустили целую серию литературных альманахов, сами писали стихи и прозу. Заразили своим энтузиазмом многих геологов, а кое-кому дали путевку в большую литературу. Небольшой северный город Сыктывкар благодаря им приобрел всероссийскую литературную известность. Жизнь обоих оборвалась очень рано, но сколько они успели сделать полезных дел! Вечная им память!
   Всем ныне здравствующим моим друзьям и каждому из них в отдельности, я мог бы написать хвалебную оду. Но не буду этого делать, ибо они скромные люди и не терпят лести в любом виде. Настоящая дружба избегает громких слов и тем более пафоса. Всем им свойственны похожие черты характера: бескомпромиссность в отстаивании научных убеждений, трудолюбие, граничащее с трудоголизмом, увлеченность и преданность своей профессии, высочайший профессионализм, природная деликатность. Все они в любой момент готовы придти на помощь другу, оставив важные дела. В них нет ни грана меркантильности и житейской хитрости. Вот за все эти черты я их глубоко уважаю и люблю. Это достойные и порядочные люди, дружбой с которыми я горжусь.
   Вот, написал я этот абзац и задумался. Так то оно так, и всеми перечисленными достоинствами мои друзья обладают. Они же, черт побери, и обо мне говорят нечто подобное. Не в качестве лести, а потому что они искренне так считают. Что ж, получается "кукушка хвалит петуха, за то что хвалит он кукушку?". Нет, не в этом дело. Приятно если друг обладает этими качествами, но не в них суть. Не в сухих, казенных формулировках, канцелярских терминах (я же не рекомендацию пишу коллеге для вступления в партию). Знаком со многими коллегами, обладающими целым рядом этих превосходных качеств. Однако, не могу назвать их своими друзьями. Они для меня коллеги и не более. В чем же дело? А суть, пожалуй, в том, что в дружбе две человеческие души связывают некие незримые нити, некая аура. Эти нити кто-то (уж не Всевышний ли?) настроил в унисон как струны и звучат они слаженно, одинаково отзываясь на любой порыв житейских ветров. Будь то радость или горе. И любая рюмка коньяка или выкуренная с другом сигарета кажется в двойне слаще.
   Итак, когда не хватает материальных аргументов, мы обращаемся к нематериальным: ауре, душе. Никто их не видел, но все их чувствуют. И пусть скептики и атеисты в них не верят, на мой взгляд, они существуют. Может быть не в том примитивном представлении верующих людей (слишком просто все объяснять промыслом Божьим), но что-то в этом есть. Иначе как объяснить горечь потери близкого друга, любимого человека. Мы словно теряем часть собственной души, испытывая при этом натуральную физическую боль. Тоску, отчаяние. Еще страшнее боль переживаний, если тебя предает друг. В жизни бывает и такое. Пожалуй, тоньше всего это состояние передают поэты. Люди, наделенные тонким даром передачи чувств, нюансов настроений. Они как бы раздеваются перед читателем, снимая незримые защитные экраны, но не с тела, а с души. Овеществляют эту призрачную субстанцию в материальные образы. Потому их слова и находят живой отклик у людей, заставляют учащенно биться сердца, запоминаются на всю жизнь. Их чисто личные, порой интимные переживания, ранят совершенно посторонних людей. Вызывают мощный ответный всплеск сопереживания. Это особенный, ни с чем не сравнимый дар. Если хотите, можете назвать этот феномен чудом.
   Четко сформулировал свою мысль писатель Бруно Ясенский: Не бойся врагов - в худшем случае они могут убить. Не бойся друзей - в худшем случае они могут предать. Бойся равнодушных - только с их молчаливого согласия на земле творится зло. Иначе говоря, писатель обращается к душе. Видимо в душевном согласии, если так можно сказать в родстве и кроются истоки зарождения дружбы. В этом высказывании предельно четко постулируется: настоящий друг не может быть равнодушным человеком.
   Общеизвестна мудрая фраза "Друг познается в беде". Менее известны стихи одного хорошего писателя: "Позови меня, позови меня! Если вспрыгнет на плечи беда. Не какая-нибудь, а вот именно, вековая беда борода...". Все это правильно и друг в беде закроет собой амбразуру. И придет по первому зову на помощь. Только вот на старости лет могу смело добавить: зачем нужен друг, когда беда уже случилась? Грузить его своими трудностями? Это, по меньщей мере, эгоистично, не порядочно.
   Настоящего друга не надо звать - он все чувствует сам и приходит вовремя. Приближение беды чувствует заранее и безошибочно. Кроме того, он еще познается в мелочах. Что крайне важно, когда ты сам немощен. Когда каждая мелочь становится проблемой. Вот тогда начинаешь ценить мелочи, а на самом деле постоянное внимание друга. Вот он, походя, починил тебе сломавшийся стул, врезал в дверь новый замок, приклеил кусок задравшегося на полу линолеума и сделал еще десятки и сотни мелких дел и подарков, которых ты не просил, но которые заметно облегчили твою жизнь. Или тот остаток жизни, что складывается из мелочей. И с таким другом не надо ждать большой беды, захлебываясь в мелких неурядицах. Раздражающих, отравляющих каждый миг. Он все видит и понимает и исправляет молча. Помощь на грани волшебства: ты еще только подумал, а друг уже все понял и сделал. Также молча он может сопереживать и вовремя подбодрить словом. И, слава богу, у меня такой друг есть и зовут его Виктор. Потому, я с полной уверенностью могу сказать: "избитые" истины, кажущиеся незыблемыми верны лишь отчасти. Истинное понятие дружбы гораздо глубже, сложнее, тоньше.
   Я не считаю себя поэтом, хотя написал немало корявых опусов друзьям и любимым женщинам (настоящая поэзия - это нечто высокое, мне недоступное). Все они - неуклюжая реакция на те или иные события. Но вот одной строфой из стихотворения "Друзьям" я хотел бы закончить эти пространные рассуждения о дружбе. Черные подозрения о предательстве друга в 1999 году, к счастью не оправдавшиеся, вылились в такие слова:
   Друзья! Я не святой. Я в вашей вере.
   Чего лукавить - мой закончен круг.
   Из всех известных в мире суеверий
   Ценю оно - есть настоящий друг.
   Февраль 2016г.

Алмазы Якутии.

(об открытии первого коренного месторождения)

   Не украшать чело царицы,
   Не резать твердое стекло, -
   Те разноцветные зарницы
   Ты рассыпаешь так светло.
   Нет! За прозрачность отраженья,
   За непреклонность до конца,
   Ты призван - разрушать сомненья
   И с высоты сиять венца.

Афанасий Фет

   На эту тему имеется масса научных трудов и художественных произведений. Казалось бы, трудно к ним добавить что-то принципиально новое. Но вот к шестидесятилетию открытия первой кимберлитовой трубки в печати вышла книга "Открытие века: алмазоносная кимберлитовая трубка Зарница". Сыктывкар - Санкт-Петербург - Москва. Издание института геологии Коми научного центра УрО РАН, 2014. - 200с. Написана она коллективом авторов, как сугубо научное издание. С массой терминов, понятных только узким специалистам. Прочитать и понять её под силу только профессиональному геологу.
   На мой взгляд, самым примечательным в упомянутом издании является то, что основана она на геологических отчетах первооткрывателей почти 50 лет пролежавших в геологических фондах с грифом "Совершенно секретно". Такие отчеты могут прочитать только единицы с очень высокой степенью допуска. Когда, наконец, их рассекретили, появилась возможность написать книгу "Открытие века". Авторы дополнили старые отчеты самыми современными данными. И сравнили их с полученными 60 лет назад. Анализ полевых и лабораторных исследований, как и выводы понятны только специалистам.
   Другим интересным моментом издания является довольно подробное описание условий выполнения работ 60-и летней давности. Всех трудностей, интриг, закулисных происков, разных мнений. И тут авторы книги не могут сдержать своих эмоций, как в тексте, так и в комментариях. Случай крайне редкий в солидных научных монографиях. Именно на этой особенности книги я и хочу остановиться боле подробно.
   Прежде всего, надо сообщить читателю некоторые общие сведения о предмете моего повествования. Алмаз - минерал, по химическому составу, чистый углерод. Образуется в земной коре при определенных условиях: высоком давлении (свыше шести тысяч атмосфер) и температуре (несколько тысяч градусов). Такие условия возникают при взрывах либо глубинного магматического происхождения, либо при ударе крупных метеоритов (так называемые импактные алмазы). Кристаллы алмазов ценятся, прежде всего, за свою удивительную твердость. Это самое твердое вещество на Земле. Твердость кристалла в разных частях не одинаковая и зависит от расположения оптических осей. Такая особенность позволяет подвергать кристалл огранке и шлифовке (причем только алмазом). Надпись арабской вязью на одной из граней исторического алмаза "Шах" наверняка сделана тоже алмазом. Ограненный алмаз называют бриллиант. Самыми ценными считаются бесцветные, абсолютно прозрачные камни. При преломлении света на гранях бриллиант сверкает всеми цветами радуги.
   Денежная стоимость алмаза зависит и от его величины в весовом выражении. До 5 карат (один карат весит 0,2 грамма), цена кристалла растет в арифметической прогрессии, после пяти в геометрической. Из всей мировой добычи алмазов только около трех - четырех процентов идет на изготовление ювелирных изделий. Остальные поступают для технического использования. Оно имеет широчайший спектр: пилы с алмазным напылением, буровые коронки, резцы, шлифовальные круги и пасты, фильеры и т.д. Этими короткими и примитивными сведениями мы и ограничимся.
   Итак, алмазы - ценное техническое сырье, имеющее стратегическое значение. Очень немногие государства имеют свои месторождения алмазов. До 1954 года Советский Союз их не имел, хотя и стремился их открыть. Страна остро нуждалось в этом сырье. Крайне скудные россыпные месторождения на Урале не обеспечивали потребностей промышленности. После начала холодной войны импорт технических алмазов из Англии прекратился. Надо было искать свои ресурсы. История открытия якутских месторождений коротко сводится к следующему.
   Советские геологи стремились найти, прежде всего, коренные месторождения. Для этого надо было сначала отыскать похожие по геологическим условиям провинции уже известных месторождений - аналогов. Самым известной и изученной являлась провинция Кимберли на юге Африки в ЮАР, где промышленная добыча алмазов велась со второй половины XIX века. Особенностью южноафриканских месторождений алмазов были траппы. Вблизи траппов встречались "трубки взрыва", заполненные кимберлитом. Для читателей, не геологов, ниже следует разъяснение некоторых терминов.
   Ремарка. Траппы - излияния магмы по трещинам земной коры на её поверхность, образующие покровы. Так называемый эффузивный (от латинского effusio - излияние, выливаю) магматизм.
   Трубки взрыва - образуются при взрыве газов, выделяющихся из магмы при излияниях. По существу, являются небольшими вулканами. Форма их в плане круглая или овальная. В диметре трубка имеет размеры от первых сотен метров до 1 - 3 км.
   Кимберлит - название по г. Кимберли в ЮАР. Рыхлая горная порода, заполняющая трубку взрыва и в которой содержатся алмазы.
   Коренные месторождения - тип скопления добываемого сырья, которое осталось на месте своего происхождения.
   Значит, надо было искать траппы. Они были обнаружены в ряде районов Якутии еще в 1947 году. Далее надо было попытаться найти трубки взрыва. А эти локальные образования отыскать в условиях Якутии оказалось очень непросто. Как, например, иголку в стоге сена. В качестве поискового признака решили использовать находки минералов - спутников алмазов (гранаты, ильменит, циркон и многие другие). Как позже оказалось, самой надежным оказалась разновидности граната - пиропы. Предполагалось, что верхняя часть трубок взрыва, за многие миллионы лет разрушилась. Продукты разрушения переносились текучими водами и накапливались в речных отложениях (аллювии). В дебри якутской тайги для выяснения состоятельности этих гипотез в начале пятидесятых годов отправили геологические отряды. Первые маршруты провели от верховьев реки Нижняя Тунгуски (ибо на одном из её притоков в 1948 году был найден в аллювии первый алмаз) к верховьям реки Вилюй (второй найденный в 1949г алмаз на косе Соколиная). Для краткости, я опущу все другие попытки поисков. Хотя в отдельных сезонах люди лишь чудом избегали гибели.
   В июле 1953 года геологический отряд с начальником Н.Н Сарсадских начал полевой сезон с движения от заполярного поселка Оленек (туда их доставили самолетом) на юг. В поселке было нанято три каюра с оленями. Предстояло пройти до места поисковых работ более 300км. В условиях полного безлюдья и бездорожья. Рации они не имели. Вертолетов (по крайней мере, гражданских) в то время в помине не было. Отряд уходил в неизвестность. А состоял он всего из четырех человек:
   1. Начальник - Сарсадских Наталья Николаевна, 1916г рождения.
   2. Минералог - Попугаева Лариса Анатольевна, 1923г рождения.
   3. Старший лаборант - Лигаткова Н.А.
   4. Рабочий - Беликов Ф. А.
   Вот такие мощные силы были брошены на поиски алмазов. При этом у Натальи Николаевны в Ленинграде остался 13 летний сын, и она ждала второго ребенка. А Лариса Анатольевна оставила на попечении матери десятимесячную дочь.
   Переход до района работ занял пять недель. Из-за засухи тайга горела. Отряд пробирался по речным косам и руслам рек. В августе пошли дожди, а по ночам начались заморозки. В середине августа повалил снег. Ничего удивительного в этом не было - местность располагалась на границе Полярного круга.
   В районе работ отряд двигался, одновременно отмывая шлихи. Поясню, шлих это отмытая на ручном лотке тяжелая фракция (так отмывают золото золотоискатели). Работа тяжелая, отнюдь не женская. По колено в ледяной воде и руки тоже все время в ней. На одном из ручьев, впадающих в реку Далдын, отряду пришлось разделиться. Женщины продолжают свою работу по одиночке (что категорически запрещено правилами техники безопасности при полевых работах), изматывающие многокилометровые маршруты по местами заснеженным водоразделам и берегам таежных речек. Из дневника Попугаевой: "25.08. Нашла интересное обнажение. Из-под траппов выходят известняки, и все горести забыла. Вот только бы ноги согреть". Наконец Лариса Анатольевна отмывает трехкубовую пробу и находит в ней алмаз и пиропы.
   Объединение отряда произошло 20 сентября. Предстояло еще добраться в Оленек. По снегу, полуголодные они вряд ли бы смогли пройти 300км. Но вмешался Господин Случай. 23 сентября отряд вышел к поселку Шелогонцы, не обозначенному на топографической карте. В поселке (оленеводческий колхоз) оказалась действующая метеостанция и сотрудники геологической партии Ленинградского института геологии Арктики. С большим трудом через рацию метеорологов удалось добиться спецрейса самолета только 8 октября.
   В 1954г полевых работ не планировалось: Наталья Николаевна должна была родить ребенка, а Лариса Попугаева собиралась поступать в аспирантуру. Однако начальство решило, что отряд стоит на пороге большого открытия. И в начале июня Л.А. Попугаева и Ф.А. Беликов вылетели в Якутию. Через поселок Нюрбу (райцентр на р. Вилюй) самолетом добрались до места работ. Вместе Федором Беликовым Лариса Анатольевна занялась шлихами, но ничего не нашла. Тогда она обратила внимание на ручей Дьяхе и 21 августа натолкнулись на кимберлитовые породы. Это были кимберлиты первой якутской алмазоносной трубки "Зарница". Вместе с рабочим они оконтурили трубку сеткой мелких шурфов - закопушек (выкопать шурф в вечной мерзлоте не просто) и наметили еще одну пироповую ниточку ведущую на северо-запад. Провести более детальные исследования не удалось. Не хватило ни сил, ни времени. Через год геологи отряда В.Н. Щукина, Амакинской экспедиции потянет из клубочка эту ниточку и откроет знаменитую трубку "Удачная". Так, что Лариса Анатольевна по существу соавтор открытия и этой трубки.
   Диметр трубки "Зарница" составлял около 350 метров. В центре этого круга установили столб - ошкуренный ствол лиственницы. Под грудой камней у столба в пустой консервной банке оставили записку следующего содержания: "Впервые 21 - 22/8 1954 г. Эти остатки, видимо, очень богатого ильменитно-пиропового и, возможно, алмазного месторождения обнаружили работавшие в этом районе сотрудники партии N 26 ЦЭ Союзного треста N 2. Геолог Гринцевич - Попугаева Л.А., Лаборант Беликов Ф.А."
   На обратной стороне листочка бумаги добавила: "Желаем успехов в дальнейшей работе по поискам интересных материалов к решению наших задач". Записку оставленную в глухой тайге нашли и сохранили до наших дней.
   Каторжная работа совершенно измотала Попугаеву. По рассказам некоторых друзей порой с маршрутов рабочие приносили её на руках и кормили из ложечки. Тут я упомянул слово каторжная работа. Однако, судя по тому, как трудились на царской каторге декабристы и некоторые революционеры, та каторга показалась бы им санаторием, по сравнению с работой геолога. В книге "Открытие века..." коллеги назовут работу этих отважных женщин - подвигом. А результаты их исследований одним из важнейших научных достижений в геологии XX века. Зависть и происки чиновников от геологии не позволили им получить Ленинскую премию (а их выдвигали, но из списков вычеркнули). Однако, совсем замолчать участие этих женщин в открытии было невозможно. В 1957 году Н.Н. Сарсадских за вклад в открытие коренных месторождений алмазов в Якутии наградили орденом Трудового Красного Знамени. И в этом же году Л.А. Попугаеву Наградили орденом Ленина. Диплом же первооткрывателя месторождения Лариса Анатольевна получила только в 1970 г., а Нина Николаевна и вовсе через 36 лет в 1990г.
   Итак, честь открытия первой кимберлитовой алмазоносной трубки в Советском Союзе принадлежит двум женщинам. Точнее даже на всем огромном континенте Евразия. Иначе говоря, они сделали открытие Мирового уровня. И сейчас каждый геолог знает их имена. Они вошли в учебники и энциклопедии. Но так уж устроена жизнь, что за славу всегда приходится платить. Про них сочиняли всякие небылицы, клеветали, злословили. И судьба этих героических дам складывалась совсем не просто. Отмечу лишь главные вехи их биографий.
   Наталия Николаевна Сарсадских (1916 - 2013). Родилась в Петрограде в семье горного инженера. В 1938 году окончила геолого-почвенный факультет Ленинградского университета по специальности "Геохимия". Во время войны успела эвакуироваться на Урал вместе с мужем. Там работала в Уральской алмазной геологической экспедиции до 1944 года. Занималась поисками россыпных месторождений. После войны в Ленинграде заведовала шлихо-минералогической лабораторией Центральной экспедиции. В 1950 году начала разработку темы "Составление шлиховой карты Сибирской платформы", целью которой было выявление минералов, спутников алмазов. В результате в 1953 году появилось методика шлихового поиска месторождений алмазов по пиропу. А в 1954 г помощницей Нины Николаевны - минералогом Л. Попугаевой открыта трубка "Зарница". В 1959г Сарсадских защитила кандидатскую диссертацию.
   После награждения орденом её как бы забыли и надолго. Она скромно трудится в ВСЕГЕИ. Только спустя 48 лет 15 июня 1992 года алмазу весом 72,85 карата было присвоено имя "Наталия Сарсадских". В 1994 году администрацией г. Удачного Наталии Николаевне Сарсадских было выдано удостоверение "Почётного гражданина города, а в 2005 году ей присвоили звание заслуженного геолога Республики Саха (Якутия). И уж совсем опоздали: 2 апреля 2014 года Наталии Николаевне, после 60 лет самого открытия, уже посмертно было присвоено звание Первооткрывателя трубки "Удачная".
   Лариса Анатольевна Попугаева (1923 - 1977). Родилась в Калуге в семье партийного работника. Отец А. Гринцевич секретарь райкома партии (Одесса) в 1937 был арестован и расстрелян. Мать с Ларисой и её младшей сестрой Ириной уезжает в свой родной город Ленинград. В 1941г Лариса кончает школу и поступает в Ленинградский университет. Война застает её в Москве, куда девушка приехала на экскурсию. В сентябре эвакуируется в г. Молотов (Пермь) и зачисляется в местный университет. В апреле 42 года добровольцем идет в армию. Служит в восках ПВО. В звании младшего сержанта, становится командиром орудийно-пулеметного расчета. На фронте вступает в комсомол (ранее её не принимали, как дочь врага народа). В 1944 году её принимают в партию. Демобилизуется в 1945г. Поступает в Ленинградский университет и одновременно работает прорабом-геологом в Северо-Западном Геологическом управлении. Оканчивает Университет в 1959г по кафедре минералогии. Далее работает по алмазной тематике в Иркутской области, на Приполярном Урале. В 1952 году выходит замуж за В. Попугаева, преподавателя Ленинградского инженерно-строительного института.
   В 1953 -54 годах работает в полевом отряде Н.Н. Сарсадских в качестве минералога. Открывает первую алмазоносную кимберлитовую трубку "Зарница". Это открытие решило присвоить себе руководство Амакинской геологической экспедиции (райцентр пос. Нюрба) не имевшей успехов в поисках алмазов. История эта темная и грязная, обросла легендами и мифами. Всю правду о ней мы едва ли узнаем: Ларису Анатольевну "обрабатывали" за закрытыми дверями кабинетов. И в ней мужики повели себя далеко не по-джентельменски. Как мне представляется, наиболее обоснованная версия произошедшего изложена в статье геолога Е.Б. Трейвуса "Голгофа геолога Попугаевой" (журнал Нева. 2003, N9). Он пишет о том, что для начала у Ларисы отобрали и запечатали в спецчасти все полевые материалы: карты, полевой дневник, образцы. Попугаеву шантажируют тем, что дочь врага народа не имеет права работать с совершенно секретными документами. Ей открыто угрожали: "Вас не найдут в пяти метрах от базы". Грозили, что она разделит участь отца и никогда больше не увидит дочь. Здесь многое похоже на правду, ибо надо знать обстановку, порядки и нравы того времени. Всего год прошел со смерти Сталина, и в Якутии мало что изменилось. Уверенности в успехе шантажистам придавал тот факт, что начальник экспедиции Н.Н. Бондаренко был родственником министра геологии Союза Н.Я. Антропова.
   На расширенном совещании главный инженер нагло заявил, что именно Амакинская экспедиция нашла кимберлитовую трубку. Только на основании того, что на заброску к месту работ и эвакуацию отряда Попугаевой в Нюрбу были потрачены бюджетные экспедиционные деньги. Оставалось немногое: вынудить Попугаеву перейти на работу к ним. Расчет примитивный и подлый - первооткрыватель наш сотрудник, финансирование тоже. Но в начале она категорически отказалась. Через полтора месяца непрерывного прессинга Попугаева сдалась и задним числом оформилась в Амакинскую экспедицию. Для чего пришлось подделать ряд документов, в том числе командировочное удостоверение. До этого оформления, уехать она не могла: все авиарейсы бдительно контролировало всесильное местное начальство. Многие коллеги расценили этот шаг однозначно - предательство! Мне же почему-то приходит в голову такая сентенция: "Обстоятельства сильнее нас, сказал один английский мальчик, когда отец его выпорол".
   По возвращении Попугаевой в Ленинград, Сарсадских обвинила её в непорядочности. Сарсадских поддержали коллеги. Они даже выставили стол Ларисы Анатольевны в коридор. Понятно, что Попугаева очутилась меж двух огней. Пережив один прессинг в Якутии, она тут же попала в другой в Ленинграде. Не каждый подобное испытание выдержит. Комментируя трагизм тех дней, схожую с моей позицию, занимает Е.Б. Трейвус. Даже отдельные слова совпадают: "Один морской капитан, проводивший под огнем морские конвои, сказал так: Героизм -- это исполнение своих обязанностей при любых обстоятельствах. Работа, проделанная этими женщинами, подпадает под данное определение. Однако герои не иконы, а живые люди".
   С большим трудом нашим героиням, все-таки, удалось выцарапать полевые материалы из Амакинской экспедиции и написать совместный отчет. Теперь уже без преувеличения можно сказать - исторический. А в 1955 году в соавторстве с Сарсадских и Попугаева опубликовали статью в журнале "Разведка и охрана недр", в которой строго научно обосновано то, что найденная порода является кимберлитом. На мой взгляд, это как раз свидетельствует о порядочности обеих женщин. В 1956 г. Лариса Анатольевна, наконец, увольняется из Амакинской экспедиции. Её там и не пытаются удержать - она была уже не нужна. На следующий год шесть человек из состава экспедиции получают Ленинскую премию. Я считаю, что это даже не плагиат, не воровство, а махровый бандитизм.
   Финал эпопеи: Лариса Анатольевна после увольнения из Амакинской экспедиции возвращается в Ленинград. Но на прежнюю работу её не берут. Она поступает учиться в аспирантуру Ленинградского Горного института. С диссертацией что-то не ладится. Знакомые и родственники отмечают: Лариса стала нервной, раздражительной, замкнутой. Еще бы, такие стрессы не проходят даром. После аспирантуры, Попугаева поступает на работу в Центральную научно-исследовательскую лабораторию камней самоцветов. Вскоре лаборатория, не без её стараний, превращается во Всесоюзный научно-исследовательский и производственный институт ювелирной промышленности. В этом институте Л. Попугаева заведует лабораторией камнецветного сырья. Много работает, не только по основному направлению. Готовит к изданию "Атлас самоцветов СССР". Её приглашают в качестве эксперта по ювелирно-поделочному камню в Эрмитаж и на таможню. В 1970 году в Ленинградском горном институте по обобщающему докладу становится кандидатом геолого-минералогических наук. Ученый совет проголосовал единогласно "за". Спустя семь лет 19 сентября 1977г эта незаурядная женщина скоропостижно умирает, не дожив до своего 55-летия.
   Память о прекрасном геологе Ларисе Анатольевне Попугаевой увековечена в названии алмаза в 29,4 карата (такие именные кристаллы, как правило, не продаются, не обрабатываются и хранятся в Алмазном фонде страны). В её честь названа средняя школа, улицы в "алмазных" городах Якутии Удачном и Айхале. На трубке "Зарница" поставлен столб с текстом её записки. Сама записка хранится в музее г. Мирный. А сравнительно недавно в городе Удачный установлен бронзовый памятник (Рис. 1).

 []

Рис. 1. Памятник Л.А. Попугаевой в гор. Удачный.

Скульптор В.А. Барков. (images.esosedi.ru/pamyatnik).

   Метод поисков кимберлитовых трубок быстро усовершенствовали. Добавили новые виды исследований: геофизические наблюдения, разные виды аэрофотосъемки, другие. В некоторых случаях использовали даже такой фактор, как специфику растительности на кимберлитовых грунтах. Всего через четыре года с момента нахождения первой трубки, на территории Якутии было найдено еще 120 новых кимберлитовых трубок, что составляет 15% от их известного количества в настоящее время. Конечно, далеко не все трубки являются алмазоносными. Еще меньшее число из них имеет промышленное содержание алмазов. Разработку начали с наиболее перспективных месторождений - трубки "Мир", имеющей "ураганное" содержание алмазов и "Айхал". Немного позже стали осваивать "Удачную" и "Юбилейную" оцененных в категории "богатое содержание".
   Не могу не добавить один штрих. История открытия первой алмазной трубки - показательная! В том смысле, что тропинку к этому пику исследований прокладывает один человек. Максимум двое трое. А в заявке на открытие фигурирует еще дюжина других фамилий. Как правило, разного рода начальники приписывали себе пророческое видение, научное руководство и прочие заслуги вплоть до непосредственного участия в маршрутах. Жаждущие премий и орденов не стеснялись присвоить себе чужие заслуги. Иначе заявку невозможно было оформить. Увы, такая порочная практика существует и по сей день. Любой геолог вам это подтвердит. В профессиональном плане, полевик выполняет свою работу в любых условиях. Интриги же не его стихия.
   В конце этой печальной повести немного личного. Я приехал в эти сказочные края спустя ровно 10 лет со времени открытия трубки "Зарница". За такой небольшой срок в близи месторождений появились города и поселки городского типа. Самым крупным по числу жителей был город Мирный. Для работы обогатительных фабрик, нуждающихся в большом количестве энергии, строили Вилюйскую ГЭС. Около нее возник большой поселок Чернышевский, фактически город, с населением около 15 тысяч человек. Через тайгу срочно прокладывали автомобильные дороги. Ударными темпами тянули провода ЛЭП. Жизнь в этих забытых Богом местах кардинально преобразилась.
   Что же осталось в памяти на всю жизнь? Нет, не вид самих трубок, хотя детально их я посмотрел всего две: "Мир" и "Айхал". Это обычные горные разработки открытым способом (карьеры). С взрывными работами, экскаваторами и массой самосвалов. Не ударные темпы строек на вечной мерзлоте. А поразила дикая глушь верховий Вилюя и Нижней Тунгуски. На 300км до моего первого гидрологического поста на Вилюе не было никакого жилья. Даже охотничьей избушки. И за домиками, построенными для наблюдателей поста (все строительные материалы, приборы и оборудования для него доставлялось вертолетами) еще на 400км далее - полное безлюдье. Глухая тайга, мари, болота. Летом тучи гнуса, оводов и комарья. Зимой морозы, до минус пятидесяти. Вот в каких условиях работали здесь женщины геологи.
   И ещё штрих. На третьей обогатительной фабрике (огромное здание) в городе Мирный мне показали весь сложный процесс обогащения руды (кимберлита) и извлечения из нее алмазов. Дробилки, транспортеры, специальные лампы и прочие технологические ухищрения. В последнем помещении стояла большая керамическая чаша, полная готовой продукции - алмазов. Не подготовленному человеку увидеть их, значит испытать полное разочарование. Технические алмазы напоминают груду битого цветного бутылочного стекла. Невзрачные кристаллы, окрашенные в блеклые зеленоватые, желтоватые и коричневатые цвета. Вот они оказались какие - настоящие алмазы Якутии. Главное её богатство. Ничего романтического. А ведь ради них героини этого повествования рисковали здоровьем, самой жизнью. Отдали лучшие годы невероятно тяжелому, совсем не женскому труду и лишениям. Слава им! И вечная память!
   Декабрь 2015г.

Два романа

   Передо мной лежат два романа. Они написаны талантливыми людьми, на одну и ту же военную тему. Речь в них идет о "Полярных конвоях", особо трагичной странице Второй Мировой войны. Оба автора принимали в них участие. Видимо поэтому многие литературные критики их сравнивают. И каждый делает это по - своему. Я же попытаюсь рассмотреть произведения этих авторов не позиций литературного критика, а как простой читатель. И не буду касаться других произведений на схожую тему: романов норвежца Хансена и голландца Яна де Артора и многих других. Политические и стратегические вопросы, а также дипломатические разногласия Великобритании и СССР довольно подробно обсуждаются английским историком Брайаном Шофилдом в книге "Арктические конвои. Северные морские сражения во Второй Мировой войне" [М., Центр-полиграф, 2003. 285 с.]. И все же многие современные военные историки, совершенно разных взглядов и убеждений дружно утверждают: Арктическим союзным конвоям еще предстоит занять свое место среди величайших сражений Второй Мировой войны.
   Ремарка. Полярные или как часто называют Арктические конвои формировались по программе союзнической помощи СССР - ленд-лизу США и Великобританией. Формирование караванов, состоящих из торговых судов (в том числе специально для этого построенных в Америке судов типа "Либерти" - водоизмещением 10 тыс. тонн) чаще всего происходило в Исландии. Путь караванов начинался от Рейкьявика в направлении острова Ян Майен, а затем вдоль кромки полярных льдов до траверса мыса Нордкап. Охрану (эскорт) торговых судов осуществляли корабли ВМФ Великобритании. От мыса Нордкап до Мурманска и Архангельска конвой переходил к советским военным судам. Сложность проводки караванов заключалось в том, что Германия, оккупировавшая Норвегию, имела там прекрасные базы для своего надводного и подводного флота во фьордах и аэродромы близкого подлета к маршрутам конвоев. И успешно ими пользовалась, стремясь сорвать стратегические военные поставки снаряжения, военной техники и других важных грузов союзников в Россию. По существу Арктика была ареной постоянных сражений. В цифрах это выглядело так:
   С августа 1941 по май 1945 года было проведено 78 Арктических конвоев, с общим числом 1398 торговых судов. В результате нападений на конвои было потоплено 85 торговых судов. Защищая конвои, британский флот потерял 16 боевых кораблей (2 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 8 других военных судов). Германия потеряла линейный крейсер "Шарнхорст", 3 эсминца, более 30 подводных лодок, значительное количество самолетов. В коне войны в одном из фьордов был обнаружен тщательно замаскированный германский линкор "Тирпиц" и потоплен британской авиацией.
   Однако, эти сухие цифры ничего не говорят об ожесточенности морских сражений. О жутком холоде полярных широт и сильнейших штормах, обледенении судов и практически невозможности проведения спасательных операций. Попавший в ледяную воду человек жил не более 3-6 минут. За столь короткое время конвойные суда просто не успевали вытащить человека из воды.
   Самой трагической страницей Арктических конвоев стала судьба каравана PQ -17. Он шел во время полярного дня (июль) и практически круглосуточно подвергался атакам. По донесениям британской разведки на перехват этого каравана должен был выйти германский линкор "Тирпиц". Британское адмиралтейство немедленно отдало приказ эскорту оставить караван. Ведь британский флот только что потерял свой лучший линейный крейсер "Худ", потопленный одним залпом однотипного "Тирпицу" линкора "Бисмарк". Оставшийся без военного эскорта караван PQ-17, был разгромлен немцами: из 36 судов вышедших из Рейкьявика до советских портов сумело добраться только 11. Эта трагедия и побудила двух писателей с мировым именем написать свои романы.
   Так уж случилось, что в биографиях обоих писателей есть немало схожих черт.
   Валентин Савич Пикуль (1928 - 1990) родился в Ленинграде. Там же пережил с матерью первую блокадную зиму. В 1942г эвакуирован по ладожской "Дороге Жизни". Попав в г. Молотовск (Северодвинск), Пикуль бежал в школу юнг на Соловках. Оканчивает её в 1943г, 15 лет от роду, по специальности "рулевой-сигнальщик". Получает назначение на эскадренный миноносец "Грозный" Северного флота. Зачисляется в судовой штат, наравне со взрослыми юнга выстаивает боевые вахты. На этом же эсминце служит до конца войны. Встречает и провожает Арктические конвои. После победы был отправлен в Ленинградское подготовительное военно-морское училище. В1946г его отчисляют из училища с формулировкой "за нехваткой знаний". Перебиваясь случайными заработками, Пикуль занимается в различных литературных кружках и все свободное время -самообразованием. Невероятная трудоспособность и упорство, дают свои плоды: в 1954г. выходит в печати первый роман "Океанский патруль". (с собственной рецензией на который мне посчастливилось в возрасте 15 лет выступить по Ленинградскому радио). В 1970 году выходит его седьмой по счету роман "Реквием каравану PQ-17".
   Всего за 40 лет творческой деятельности Валентин Савич написал 30 романов и повестей. Умер от инфаркта в Латвии (г. Рига). Фото В.С.Пикули на рисунке 1.

 []

Рис. 1. Валенин Пикуль (википедия).

   Алистер Маклин (анг. Alistair MacLean 1922 - 1987), родился в Глазго (Шотландия). Родной язык шотландский (гэльский). В 1941 году поступает в Британский Королевский флот. Начинает флотскую службу в звании младшего матроса, потом матроса и старшего торпедиста. Первое назначение - колесный пароход "Королева Борнмута", оснащенный зенитными орудиями. В 1943 году переводится на крейсер "Роялист". На этом крейсере участвует в двух Арктических конвоях. В 1944г принимает участие в высадке десанта в Южной Франции. Позже в военных операциях в Эгейском море. В 1945г в боевых действиях против Японии. В 1946 году Алистер Маклин увольняется с флота и поступает в университет Глазго. В университете он изучает английский язык. По окончании университета работает школьным учителем. Одновременно пишет рассказы о морских приключениях. По заказу издательства "Коллинз" пишет свой первый роман "Корабль её величества "Улисс"" (в русскоязычных изданиях "Крейсер Улисс", "Полярный конвой", "Одиссея крейсера Улисс"). Основанный на подлинных событиях и личных впечатлениях роман выходит в 1955г. Книга пользуется большим успехом. Далее Маклин увлекается творчеством. Пишет боевики, приключенческие романы. За свою творческую жизнь он напишет 28 книг. Скончался в 1987г в Мюнхене, похоронен в Швейцарии в городе Селиньи. Фото А. Маклина на рисунке 2.

 []

Рис. 2. Алистер Маклин (ru.wikipedia.org)

   Оба участники проводки Полярных конвоев в самых младших чинах. Один на эсминце, второй - на крейсере. Судя по биографиям авторы, попали в Арктику в 1943 г. Что такое война за полярным кругом знали не понаслышке. Безусловно, они имели сведения о гибели каравана PQ-17. Даже если официальные данные были засекречены, существовали слухи ("Баковый вестник", разговоры в кубриках и т.д.). Скрыть это событие было невозможно. Слишком много свидетелей. Ведь караван погиб в 1942 году. Не удивительно, что тема обеих романов - гибель каравана. Разница прослеживается лишь во времени написания произведений, подходе к развитию темы и в оценке событий. Маклин написал свой роман в начале 50-х, т.е. почти по горячим следам. Пикуль - спустя более 20 лет. Хорошо это или плохо, не мне судить. Шотландец описывает целиком вымышленную ситуацию, начиная от названия крейсера Улисс (Ulysses - английское название Одиссея), других судов и персонажей, носящих обобщенные черты английских моряков. Русский - старается придать историческую достоверность роману, упоминая подлинные названия судов и фамилии некоторых героев (например, командира подводной лодки, капитана второго ранга Н.А. Лунина). Считается, что в жанре исторического романа допустим любой художественный вымысел, что первым продемонстрировал Вальтер Скотт. Вопрос в том, насколько убедительно выписаны образы, персонажи, события. Тут, я бы сказал (чисто личное мнение), у обоих есть проколы. У Маклина излишняя идеализация многих героев. У Пикуля - некоторая примитивность, например, в изображении американских моряков. Они не походят на реальных людей: так и хочется сказать; не верю! Впрочем, читатель бывает разным. Так читая комментарии в Интернете к роману Маклина, натолкнулся на такой: Прочтя одиннадцатую главу я заплакал!
   Совершенно по-разному построены оба произведения. Все действия романа Маклина ограничиваются внутренним пространством крейсера. Пикуль же стремится дать более широкую панораму, описывая и экипажи торговых судов, и конвоя и даже диалоги внутри Британского Адмиралтейства. Начиная свою книгу Валентин Савич безусловно прочел роман Маклина. О чем свидетельствует цитата предваряющая первую часть книги. Между тем, цитата весьма примечательна и дает ключ к пониманию всей книги Алистера Маклина.
   Дело происходит в капитанской каюте крейсера "Улисс". Присутствуют представитель Адмиралтейства вице-адмирал, контр-адмирал коммодор конвоя, капитан первого ранга - командир крейсера и...корабельный врач. Разбирается неповиновение матросов при погрузочных работах. Тут надо хотя бы представлять себе обстановку на английском флоте в смысле дисциплины. Любое неповиновение матросов рассматривается как бунт и немедленно жестоко карается. Во времена парусного флота их вешали на реях. В двадцатом веке расстреливали. Представитель адмиралтейства считает инцидент бунтом. И требует наказать виновных. А на следующий день, лишенный части экипажа, крейсер должен выйти в море для сопровождения каравана. Примечательно (и, на мой взгляд, совершенно неправдоподобно), что высокому чину возражает почему-то только судовой врач Брукс. Именно его речь и цитирует в эпиграфе Пикуль. Цитирует с купюрами и в неважном переводе. Здесь я приведу эту речь полностью, как она звучит в подлиннике ( с тем же комментарием: не верю!).
    Нет, сэр, не могу. -- Брукс был невозмутим. -- Но я могу указать на факт, о котором весьма часто забывают. На тот факт, что количественные изменения могут оказаться гораздо значительнее, чем качественные, и могут иметь далеко идущие последствия. Позвольте объяснить, что я имею в виду. Страх может убить человека. Не станем закрывать глаза, страх - естественное чувство. Но, пожалуй, нигде матросы не испытывают страх так остро и в течение столь продолжительного периода, как во время полярных конвоев. Нервное напряжение, постоянные перегрузки могут убить любого. Подобное я наблюдал очень часто. Когда же вы находитесь во взвинченном до предела состоянии подчас семнадцать суток подряд, когда вы ежедневно видите изуродованные, гибнущие корабли, моряков, тонущих у вас на глазах, и знаете, что в любую минуту то же самое может случиться и с вами... Мы ведь люди, а не машины... Тогда-то и возникает опасность срыва. И срыв происходит. Адмиралу, очевидно, небезызвестно, что после двух последних походов девятнадцать офицеров и матросов пришлось отправить в лечебницу для душевнобольных.
   В последующих главах Алистер Маклин описывает невероятной силы шторм, бесконечные боевые тревоги, изматывающие вахты, голод и холод. В результате матросы превращаются в роботов. Им наплевать на долг, Родину, королеву и высокие идеи, вообще га все и на всех. Заставляет их двигаться и выполнять свою работу только одно - ненависть к врагу. Видимо, автор действительно все испытал на своей шкуре, да еще и кое-что преувеличил для большей эмоциональности. Что касается погодных условий, то пишет он почти правду. Северная Атлантика - кухня погода для всей Европы. Здесь зарождаются мощные циклоны. Здесь проходит ветка теплого течения Гольфстрим, неожиданно возникают густые туманы, меняется скачкообразно плотность воды, сбивая с толку гидролокаторы.
   Пикуль тоже описывает трудности мореплавания в этом районе океана. Но у него все герои полны идейной решимости (иначе его бы вообще не напечатали). И это, особенно в наши дни, сильно снижает достоинства романа.
   Причина гибели каравана PQ-17 проста до банальности. Гитлер держал линкор "Тирпиц", как дубинку для устрашения англичан. Он не разрешал ему выйти в море, опасаясь потерять, как потерял однотипный линкор "Бисмарк". Это были грозные суда вооруженные орудиями 16 дюймового калибра (400 мм). На английских линкорах, например "Дюк оф Йорк", главный калибр был на два - четыре дюйма меньше. "Бисмарк" удалось потопить навалившись всем английским флотом. Но в 1942 году англичане не могли собрать свой флот в кулак. Значительная часть боевых кораблей была задействована на других театрах военных действий - в Средиземном море, Тихом океане. Поэтому-то в Англии и вооружали все что плавало: колесные пароходы, рыболовецкие сейнеры, прогулочные суда. Все они были как козявки перед грозным калибром "Тирпица". И вот немецкие адмиралы уговорили Гитлера выпустить этот жуткий линкор на охоту. К тому же с солидным эскортом из эсминцев и крейсера. С определенной поддержкой подводных лодок ("волчьих стай") и авиации. Англичане имели в своем распоряжении несколько более слабых линкоров, крейсера и эсминцы. Но в случае столкновения с "Тирпицем" их ослабленный флот неизбежно понес бы невосполнимые потери. Когда английская разведка сообщила, что "Тирпиц" вышел в море, перед британским командованием стал вопрос: Что делать? Тогда еще никто не знал, что советская подводная лодка под командованием Лунина сумела всадить торпеду в борт линкора, не утопив его, но заставив вернуться во фьорд. Так это было или нет - военные историки спорят до сих пор.
   Ответственность на себя взял первый лорд адмиралтейства Дадли Паунд. Он лично отдал приказ конвойным судам немедленно покинуть караван. Такой же приказ об отходе получила группа поддержки из линкоров и крейсеров. Лорд решил пожертвовать пешкой (караваном) ради сохранения флота. Может быть с военной точки зрения, это было правильное решение. Мне трудно судить. Практика сознательных жертв имеет древние корни. Так, М. Кутузов пожертвовал Москвой (отнюдь не пешка), ради сохранения боеспособной армии. На Советском фронте тоже немало подобных примеров. У многих на памяти реальный эпизод той войны, ярко показанный в фильме "Батальоны просят огня", когда два батальона или около тысячи солдат погибли, ради проведения успешной операции по взятию советскими войсками Киева. А сколько еще было таких пешек?
   Надеюсь, читателю понятно: караван PQ-17 был обречен. С той минуты, как Паунд отдал приказ об отзыве конвоя. Но ведь это не просто корабли, это еще и живые люди. Они погибали страшной смертью. Захлестнутый эмоциональностью Валентин Пикуль переходит на английский:
   -Don't do it Dudley! Не делай этого Дадли! Ох, не делай этого Дадли!
   Пикуль откровенно презирает Дадли Паунда. У него есть свои аргументы, известные русскому читателю. Роман его неоднократно переиздавался в Советском Союзе огромными тиражами. И то, как он пишет о героизме советских экипажей (в числе которых было немало женщин) торговых судов, вполне понятно. Этот героизм не раз отмечали и восхищались им и англичане и американцы. Не заслужено, на его взгляд, командованием Северного флота отмечена атака подводной лодки "К-21" Н.А. Лунина на "Тирпиц". Зато немцы её восприняли более чем серьезно. Подло отыгрались: они нашли отца Лунина на оккупированной территории и повесили его. Надо полагать, немецкая разведка приложила к этому немало усилий. Но достаточно ли такого факта для доказательства успешной атаки "К-21"? Получается, что немцы не сомневались, а вот Советское командование и тем более союзники - сомневались (Маклин вообще относит атаку "К-21" к категории слухов).
   Если мне не изменяет память, такая реакция Германии на протяжении всей войны в отношении советских подводников последовала только дважды. Второй раз уже в конце войны Гитлер объявил своим личным врагом "штрафного" капитана III ранга, командира подводной лодки "С-13" А.И. Маринеско утопившего 30 января 1945г лайнер "Вильгельм Густлов". Атака века отправила на дно Балтийского моря громадное судно водоизмещением 25,48 тыс. тонн и более 10 тысяч немцев, в том числе все резервные экипажи германских субмарин. Вот это была отличная месть за все зверства немецких подводников, в том числе за караван PQ -17. Примечательно, что как и Луниа, Маринеско не удостоили звания Героя Советского Союза.
   Понимая, что оценки трагедии могут быть разными, В. Пикуль в самом начале книги cсправедливо пишет: В этой давней истории мало беспристрастных свидетелей - еще меньше объективных судей. И на мой взгляд он прав.
   Маклин, с типично британской выдержкой говорит боле сдержано. Хотя в тексте практически вся команда от матроса до капитана кроют последними словами свое Адмиралтейство. Но в комментариях к роману (фактически резюме), пытаясь осмыслить ситуацию, Алистер Маклин слегка уклончиво отмечает следующее:
   Пи-Кью-17, крупный смешанный конвой, куда входило свыше тридцати английских, американских и панамских судов, вышел из Исландии, держа курс на Россию, под охранением полудюжины эскадренных миноносцев и дюжины кораблей меньшего тоннажа. Для непосредственной поддержки конвою была придана смешанная англо-американская эскадра, куда входили крейсера и эскадренные миноносцы. Севернее двигался отряд прикрытия, состоявший из авианосцев, двух линейных кораблей, трех крейсеров и соединения эскадренных миноносцев. Как это случилось и с конвоем Эф-Ар-77, капкан, пружиной которого являлся этот отряд, захлопнулся слишком поздно.
   По его мнению. попытка осуществить подобную операцию, с самого начала была обречена на провал: в столь высоких широтах в июне и в июле ночи не бывает совсем. У меридиана 20 градусов восточной долготы конвой подвергся массированному налету авиации и подводных лодок противника. Далее: в тот же самый день, когда это случилось, -- 4 июля эскадра прикрытия, состоявшая из крейсеров, получила донесение о том, что из Альта-Фьорда вышел "Тирпиц". (На самом же деле все обстояло иначе). Правда, "Тирпиц" действительно сделал краткую, но безрезультатную вылазку во второй половине дня 5 июля, но в тот же вечер повернул обратно. По слухам, он был атакован русской подводной лодкой. Эскадра прикрытия и корабли эскорта, дав полный ход, скрылись в западном направлении, бросив конвой на произвол судьбы.
   Транспорты вынуждены были рассеяться и кто как может, без всякого охранения, пробиваться в Россию. Нетрудно себе представить чувства, какие испытывали экипажи транспортов при виде этого бегства ради спасения собственной шкуры, этого предательства со стороны кораблей британского королевского флота.
   Нетрудно представить себе и их опасения, но даже самые черные предчувствия не могли предвосхитить кошмарную действительность: двадцать три транспорта были потоплены вражескими подводными лодками и авиацией. Между тем "Тирпиц" так и не появился, его и близко не было возле конвоя; однако одно упоминание о нем заставило спасаться бегством целый флот.
   Автору не известны все факты касательно конвоя РQ - 17. Не пытается он также по-своему истолковывать и те факты, которые ему известны. Еще менее он склонен кого-то обвинять в происшедшем. Довольно любопытно то обстоятельство, что на командира эскадры адмирала Хамильтона, совершенно определенно, возлагать вину за случившееся не следует. Он не имел никакого отношения к принятию решения об отходе. Приказ об отходе был дан адмиралтейством, причем в самой категорической форме. Но все равно адмиралу не позавидуешь.
   По мнению Маклина то было прискорбное, трагическое событие, ошеломившее общественное мнение, тем более что оно никак не соответствовало славным традициям британского военно-морского флота. Любопытно, что бы сказал, узнав о подобном, сэр Филипп Сидней, поэт эпохи Возрождения, или же живший позднее Кеннеди, командир "Равалпинди", или же Фиджен, командир "Джервис Бея". Но нет никакого сомнения относительно того, что думали на этот счет торговые моряки, что думают они до сих пор. Те немногие из них, кто остался в живых, вряд ли простят это предательство. Вероятно, они всегда будут помнить о случившемся, а военные моряки будут всячески пытаться изгладить из своей памяти эту страшную историю. И тех, и других судить трудно.
   В конце романа Маклина крейсер "Улисс" погибает со всем экипажем, в упор, расстрелянный в последней безумной атаке на более мощный германский крейсер. И только один персонаж с убийственной иронией произносит латинскую поговорку Dulce et decorum est pro patria mori - Сладко и почетно умереть за отечество. Из всего экипажа крейсера выживает лишь младший врач, которого за час до гибели корабля переправили на эсминец. Но и он сломленный человек. Похоже, он искренне сожалеет, что остался жив. Его место было там, в лазарете "Улисса", когда он ушел под воду с поднятым боевым флагом.
   Многие до сих пор считают, что Британский флот, отозвав корабли, совершил предательство. Или просто струсил. Больше всего таких людей живет в России, но есть и в других странах. Погибли гражданские люди, причем страшно погибли. Замерзли или захлебнулись в ледяной воде, сгорели заживо в горящей разлившейся нефти, разорваны на куски снарядами и взрывами. Многие из них сражались до конца. Но что толку в высоких словах. И как объяснить это необходимостью их матерям, женам и детям? С момента гибели каравана РQ -17 прошло уже 73 года, а боль и ужас этой потери преследуют людей и поныне.
   И последнее: Если кто-то еще не прочел эти две книги, то я очень советую им это сделать. Для этого надо просто набрать имя автора и название книги на любом электронном поисковике. Оба они о великом героизме наших отцов, дедов и прадедов. Забывать об их подвигах мы не в праве.
   Март 2016г.

Об этике в науке

   В одном из рефератов об этике в науке сказано: Основным противоядием против тщеславия и зазнайства служит любовь к науке: Любите науку в себе, а не себя в науке. Академик И.П. Павлов давал следующий совет молодым ученым: "Никогда не думайте, что вы уже все знаете. И, как бы высоко ни оценивали вас, всегда имейте мужество сказать себе: я невежда".
   Продолжение темы. Вопрос об этике в науке возник случайно в разговоре с моим другом Виктором Юдиным. На следующий день я сбросил ему по электронной почте текст помещенный выше. Состоялся обстоятельное осуждение темы. В конце концов, мы решили написать совместную статью в Труды КАН, благо сборник готовился к выпуску. Соавторство дело не простое. Пришлось рассмотреть одиннадцать редакций этой несчастной статьи, пока мы решили остановиться на достигнутом варианте. В моей практике столь сложного согласования текста с соавтором еще не было. Поэтому, я предлагаю читателю полный текст статьи для того что бы он сам оценил важность и своевременность её написания. Надеюсь, ему (читателю) будет интересна эта проблема, поскольку тема этики, на мой взгляд, имеет общечеловеческое значение. Особенно актуальна проблема в творческих профессиях: литературе, музыке, изобразительном искусстве. Практически каждый творческий человек сталкивается с ней ежедневно. Поэтому я позволю себе привести упомянутую статью полностью.
  

Юровский Ю.Г., Юдин В.В.

К ВОПРОСУ ОБ ЭТИКЕ В НАУКЕ

   Правила поведения, нравственности и морали ученых в науке складывались веками. В Европе еще в античные времена Аристотель (384 -322 гг. до н.э.) написал, по крайней мере, три трактата: Никомахова этика, Большая этика и Евдемова этика. Он же ввел в обращение и сам термин "этика" (от древнегреческого - нрав, обычай). Эталоном профессиональных морально - этических норм античности является и клятва Гиппократа.
   Не менее актуальна этика и в наши дни. Так, в одном современном учебном пособии по философии для ВУЗов, звучит такой императив: В научной деятельности равно необходимы как уважение к тому, что сделали предшественники (Ньютон говорил, что достигнутое им стало возможно лишь постольку, поскольку он стоял "на плечах гигантов"), так и критическое отношение к их результатам. Более того, ученый должен не только мужественно и настойчиво отстаивать свои научные убеждения, используя все доступные ему средства логической и эмпирической аргументации, но и обладать мужеством отказаться от этих убеждений, коль скоро будет обнаружена их ошибочность". [1].
   В литературе можно найти массу работ по этой теме. Сошлемся на одного из самых известных американских социологов двадцатого века, профессора Колумбийского университета Роберта Кинга Мертона. В одном из своих сочинений по социологии науки он сформулировал четыре моральных принципа научной деятельности [4]:
      -- Коллективизм -- результаты исследования должны быть открыты для научного сообщества.
      -- Универсализм -- оценка любой научной идеи или гипотезы должна зависеть только от её содержания и соответствия техническим стандартам научной деятельности, а не от характеристик её автора (например, его социального статуса или принадлежности к престижной научной организации).
      -- Бескорыстность -- при опубликовании научных результатов исследователь не должен стремиться к получению какой-то личной выгоды, кроме удовлетворения от решения проблемы.
      -- Организованный скептицизм -- исследователи должны критично относиться как к собственным идеям, так и к идеям, выдвигаемым их коллегами.
   С базовыми принципами Р. Мертона нельзя не согласиться. Хотя второй и третий пункты в современных реалиях Российской Федерации требуют пояснения. В первом случае чиновники от науки прямо таки вынуждают ученых быть конформистами и забыть о престиже российской науки. Примером тому является установленный сверху и ничем не оправданный высокий рейтинг зарубежных публикаций, который непосредственно влияет при научной аттестации на должности и получаемую зарплату. Зарубежные рецензенты статей слабо разбираются в проблемах геологии России и легко одобряют публикации, особенно если там есть зарубежные соавторы. Российские же ученые вынуждены нанимать профессиональных переводчиков, переводить свои работы на английский язык и отсылать их в зарубежные журналы.
   В результате наши исследователи зачастую просто не могут получить и прочесть такие работы. Для полного и детального понимания текста читателю опять приходится переводить их на русский язык. Русскоязычная научная литература лишается публикаций, зато авторы иностранных статей получают гонорары в валюте. Выходит, их просто покупают, вместе с информацией и при полном одобрении нашего начальства. Примечательно, что ссылки в таких статьях делаются преимущественно на малозначимые англоязычные публикации, опуская фундаментальные российские статьи и монографии. Таким образом, отечественную научную литературу по указанию свыше преступно принижают, как и всех российских ученых от аспиранта, до профессора.
   Погоня за гонорарами и иностранными грантами ни к чему хорошему не приведет. Тот, кто платит деньги, тот и распоряжается результатами исследований по своему усмотрению. Ситуация заставляет ученых думать не об этике и национальном престиже, а об элементарном выживании. При этом интернет наводнен предложениями о российских конференциях с достаточно быстрой заочной публикацией научных статей и монографий за плату в 150-200 руб. за страницу. Для ученых выбор получается небольшой, а обогащаются руководства вновь созданных редакций, заочных журналов и устроители конференций.
   Теперь о бескорыстности исследований (третий принцип Р. Мертона). В научном мире не все так просто, и многие ученые элементарно хотят есть. Личная выгода тоже может иметь разные оттенки: карьерная, чисто материальная и моральная в виде признания коллег. При честной конкуренции в такой выгоде нет ничего плохого. Гораздо хуже, когда ученого заставляют продавать результаты своих исследований (якобы добровольно), доводя его до унизительной нищеты. Мизерные доплаты за научные степени (а ведь диссертация - законченное научное исследование) приводят к тому, что защищаются лишь бескорыстные энтузиасты, а итог - деградация науки.
   В написании научных трудов не обошлось и без национальных особенностей. Так в России в научных публикациях было не принято употреблять личное местоимение. Вместо "я" использовалось "мы", даже если в заглавии публикации значился один автор. Считалось этичным писать "нами сделано", "нами установлено" и т.д. В суждениях считалась хорошим тоном осторожность: "вероятнее всего это...", "вполне возможно...". Категорические оценки всячески избегались. Все ссылки на других авторов обязательно выделялись, с указанием источника. При публикации коллективной работы фамилии авторов располагались в алфавитном порядке. Однако здесь существовали исключения. Если один из авторов вносил решающий по объему и смыслу вклад в результаты исследований, то его фамилию ставили первой. Такой подход был справедлив, так как статью или тезисы, наверняка, писал кто-то один, а все остальные либо дополняли её фрагментами, либо представляли материалы своих исследований. Увы, нередко в соавторах присутствуют "беззастенчивые руководители", накапливающие число публикаций для своего карьерного роста за счет подчиненных.
   Если говорить о престиже Российской науки, то приходится констатировать его неуклонное падение. В первую очередь этому способствует низкая оплата труда, в том числе вузовских преподавателей. В НИИ - это несправедливое распределение госбюджетного финансирования, штатов, должностей, помещений, обеспечения приборами и оборудованием. Неудивительно, что многие перспективные молодые ученые уезжают за рубеж, где созданы несравненно лучшие условия для плодотворной работы. Здесь уместно привести циничное, но очень точное высказывание Шарля Талейрана: "Если государство не в состоянии кормить свою армию, оно будет кормить чужую!". Перефразируя её, получим: "Если государство не в состоянии кормить свою науку, оно будет кормить чужую".
   Из России (и не случайно) происходит так называемая "утечка мозгов" и конца ей не видно. Наиболее ярким примером служит недавнее присуждение Нобелевской премии по физике К. Новожилову и А. Гейму. Оба сравнительно молодых выпускника российских вузов уехали работать в Англию и премию получили уже в качестве британских подданных. Не менее показательна история с талантливым российским математиком Григорием Перельманом. Ему за доказательство гипотезы Пуанкаре присудили международную премию Филдса (аналог Нобелевской премии с выплатой миллиона долларов). Перельман, руководствуясь своими моральными принципами, отказался её получать. Вынужденный покинуть Россию и переехать в Швецию, он в одном интервью откровенно высказался об этике отношений среди ученых: "Конечно, среди математиков есть более или менее честные люди, но почти все они конформисты. Сами более или менее честны, но готовы терпеть тех, кто нечестен. Поэтому, чужаками среди них становятся не те, кто нарушает этические нормы. В изоляции оказываются такие люди, как я".
   Получается, Россия учила этих людей в школе, в университете, в аспирантуре, затратив на это немалые средства. А обеспечить им комфортные условия работы и достойную зарплату не смогла. Печально, что это массовое явление, а не единичные случаи. Недальновидность и некомпетентность чиновников оборачиваются позором нашей науки. Достаточно отметить, что больше половины наших программистов составляют штат в фирме Гейтса "Microsoft". А потом мы покупаем за огромные суммы компьютерные программы в этой фирме, созданные нашими же специалистами.
   Показательно и отношение чиновников к Российской Академии наук. Уникальное научное образование, созданное еще Петром I, в настоящее время тихо умирает. В первую очередь - фундаментальные исследования. Никто не хочет вспомнить великолепный афоризм: "Самая практичная вещь на свете - хорошая теория". Создание же хорошей теории требует времени и соответствующего государственного финансирования. Самый свежий пример из интервью 12.11.2015 г. На вопрос корреспондента: "Некоторые ваши коллеги считают, что если финансирование не наладят сейчас, восстановить науку в России не удастся. Вы согласны?". Академик РАН, физик теоретик Валерий Рубаев ответил: "Я не берусь говорить, сколько лет можно выживать на нынешнем уровне финансирования. Но долго не продержаться - люди моего возраста уйдут, молодежь разбежится: некому будет, ни учить, ни наукой заниматься" (newsland.com?news/detail/id/1639432/).
   Плагиат, как известно, не что иное, как воровство и наказывается уголовно. В крайнем случае, административно. В Германии за плагиат в диссертациях некоторые министры покинули свои должности. Не зря Госдума России намерена проверить все диссертационные работы больших начальников. Уже лишены ученой степени доктора наук депутат Госдумы Р. Абубакиров, бывший министр сельского хозяйства Е.Скрынник и др. (lenta.ru/news/2015.11/20). При Советской власти большинство соискателей ученых степеней из Среднеазиатских и Закавказских республик вынуждены были проходить повторную защиту диссертаций в экспертном совете ВАК. На Украине существует даже такса написания диссертаций "под ключ", со статьями и докладом на Ученом совете. Стоимость кандидатских работ, озвученная в прессе, колеблется от ста тысяч до полумиллиона, в зависимости от разных наук. Цинизм этих признаний элементарно зашкаливает.
   Общее падение нравов сказалось и на научной этике. В научной литературе все чаще встречается три типа игнорирования предшествующих работ. В первом случае автор просто их не упоминает и ссылается только на свои публикации, тем самым подчеркивая личную значимость. Во втором - нагло утверждает, что приведенные факты установлены им впервые. В третьем случае делаются ссылки лишь на те публикации, которые подходят для выводов автора и игнорируются все остальные. Такие приемы выпячивания своего я никакого отношения к этике не имеет. В настоящее время, получить информацию о предыдущих исследованиях можно легко и просто. Не вставая из-за стола, используя компьютер и электронные библиотеки. Это раньше мы тратили массу времени, копаясь в библиотечных каталогах и листая реферативные журналы. Теперь все просто - включаешь, например, по Крыму, http://jurassic.ru/crimea.htm, и получаешь доступ к многочисленным публикациям о геологическом строении, числу которых позавидовала бы любая обычная библиотека.
   То есть, все отговорки, что автор не знал о результатах предшествующих исследований - не состоятельны. И, следовательно, речь идет об элементарной нечестности. Расчет тут простой. Настоящий ученый не имеет ни времени, ни желания отстаивать свой приоритет и ввязываться в длительные дискуссии с написанием специальных критических статей в открытой печати. В лучшем случае напишет комментарий к неэтичной работе по электронной почте. А гвоздик-то на приоритет уже забит!
   В Англии до недавнего времени существовало общество, объединяющее людей считавших, что Земля плоская. Точно также в геологии (здесь, более предметно, поскольку оба автора данной статьи геологи) осталось много людей, уверенных, что положение материков и океанов не изменялось в течение геологического времени, их называют фиксистами. Большинство остальных (мобилисты), принимая многочисленные доказательные факты, уверены в дрейфе континентов, обоснованном в начале XX века А. Вегенером. Действительно, в геологической науке произошла смена парадигмы и это надо честно признать. Но никакие аргументы, объективно доказывающие движение литосферных плит земной коры на фиксистов не действуют. Казалось бы, безобидное заблуждение. Ну и пусть считают, что земная кора испытывает только вертикальные движения, или Земля плоская. Однако, в некоторых странах (например, на Украине) фиксисты со своими убеждениями представляют государственную политику во всех геологических службах и определяют финансирование исследований. Заблуждения их далеко не безобидны. Искажение и игнорирование научных фактов, приводит к неверным прогнозам при поисках полезных ископаемых и к ошибочным представлениям о строении и эволюции Земли. При этом господа в ранге министров заявляют, что украинские геологические карты лучшие в мире. В полемике они частенько скатываются до прямых оскорблений оппонентов. Какая уж тут этика!
   В России так называемые "умеренные структурные мобилисты" с представлениями первой половины прошлого века зачастую занимают руководящие должности, тормозя научный прогресс. Самое печальное, что некоторые из них работают в крупнейших ВУЗах и учат студентов тому, что уже давно устарело. Их перлы в полемике, дискуссии и в печатных работах тоже далеки от этических норм (их просто не прилично цитировать). Если профессора в столичных ВУЗах позволяют себе такое, то, что говорить о провинции. Например, в МГУ неплохо готовят прикладных математиков и программистов - фактически кадры для зарубежных фирм. Неудивительно, что иностранные рейтинговые агентства присуждают университету в целом первое место среди Российских вузов. Опять же иностранные, а не отечественные агентства. И никто из ответственных за науку чиновников не принимает во внимание, что на многих других факультетах (в частности на геологическом) дела обстоят не так хорошо. А ведь именно геологи призваны обеспечить прирост минерально-сырьевой базы России, без которого страна просто не выживет. В условиях жесткой конкуренции нефтяных и газовых фирм надо развивать отечественные инновационные технологии, а не писать статьи на английском языке. Пусть лучше иностранцы переводят их на свои языки и перепечатывают в своих журналах. Это будет гораздо престижнее, патриотичнее и этичнее по отношению к российским ученым. Кстати, большинство центральных научных журналов в России издается на двух языках.
   Критическое отношение к результатам исследований, на наш взгляд совершенно необходимый атрибут научных работ. Тут Роберт Мертон, несомненно, прав (4-й его принцип). Зачастую автор просто не видит своих ошибок, или строит исследования на неверной идее. Иногда ошибочные результаты обусловлены методическими просчетами. Иногда, неверными предпосылками и другими причинами. Ошибки - нормальное явление. Не ошибается только тот, кто не работает. В любом случае критика должна сопровождаться очень серьезной аргументацией и убедительными контраргументами. Нам не раз приходилось публично критиковать коллег. Например, в 1987г это случилось на конференции в Тбилиси при обсуждении результатов работы нового прибора, применяемого для исследования субмариной разгрузки в Черном море. Коллеги восприняли замечания очень болезненно. Пришлось опубликовать свои выводы с дополнительными теоретическими построениями в открытой печати. Другой пример - 30-летние "Великие геологические споры" о геологическом строении Крыма. Они проходили не только в устной форме на конференциях, но отражены в многочисленных специальных статьях и монографиях (http://jurassic.ru/crimea.htm). Последний штрих к тому - статья об украинской псевдореволюции в представлениях о геологии Крыма [3]. Публикация вызвала большой резонанс в российском и мировом геологическом сообществе.
   Весьма редко в открытой печати можно прочесть признание ученых своих ошибок. Наверное, самым примечательным, можно считать такое признание известного академика РАН В.Е. Хаина в одной из его многочисленных монографий: "...приходится констатировать, что многие учебные пособия... и В.Е. Хаина во многом утратили свое значение. Они не отражают новейший этап развития геологических наук..., несут на себе печать господствовавшей в нашей стране до недавнего времени идеологии" [2, стр. 4]. Кроме уважения к честности, такие заявления в научном сообществе других чувств не вызывают.
   В заключение отметим, что Аристотель тоже во многом ошибался. Например, неверно представлял в своих трудах происхождение подземных вод. Его Гелеоцентрическая система устройства мира долгое время тормозила науку. Но это не его вина. В античные времена у греческих ученых просто не хватало объективных данных для правильного понимания основ гидрогеологии и астрономии. А их ошибки католическая церковь превратила в догмат. За более чем две тысячи лет наука шагнула далеко вперед. Но весь путь её развития, так или иначе, связан с понятием этики. И за одно это мы должны быть благодарны Аристотелю.
  

Литература.

   1. Фролов И.Т. Введение в философию. М., Политиздат, 1989. - 206 с.
   2. Хаин В.Е., Рябухин А.Г. История и методология геологических наук: учебник М., изд-во МГУ, 1997. - 224 с.
   3. Юдин В.В., Аркадьев В.В., Юровский Ю.Г. "Революция" в геологии Крыма //Вестник СПбГУ, 2015, серия 7 - геология, география, вып. 2. С. 25-37
   4. Merton R.K. The sociology of science: Theoretical and empirical investigations / Ed. and with an intro. by N.W. Storer. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1973.
   Октябрь - ноябрь 2015г.

О спецслужбах

   Школьный курс истории, к сожалению, перенасыщен штампами. Так в советские времена было принято все реформы государства Российского относить к времени правления Петра I. Между тем, они (реформы) начались много раньше, в правление царя Алексея Михайловича (1629 - 1676 гг.). О нем ничего школьникам не рассказывали. А этот царь был интересной личностью. Не менее значимой в династии Романовых (второй царь по счету), чем тот же Петр I, Екатерина II или Александр II. Например, он первый затеял военную и финансовую реформы. Достаточно широко образованный и деятельный лично читал все челобитные. Лично, не прибегая к услугам писца, писал письма. Интересовался наукой. Вникал в развитее артиллерии и т.д. Свое прозвище "тишайший" получил не из-за тихой речи и образа жизни, а за сильную богомольность. Часто по пять часов кряду бил поклоны в церкви. Это не помешало ему подавить смуту Степана Разина. Таскать за бороды погрязших в воровстве бояр и орать в боярской думе. То, что не все реформы удались, возможно, не его вина. Просто время их еще не наступило.
   Наиболее известным нововведением Алексея Михайловича принято считать учреждение приказа Тайных дел. Разные источники датируют время его создания от 1653 по 1658 год. Приказ, в те времена в России соответствовал современному министерству. Столь высокий ранг службы возник не случайно. Как писал современник, "а устроен тот Приказ при нынешнем царе для того, чтоб его царская мысль и дела исполнялися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чём не ведали" (цитата из текста В. Родионовой).
   Приказ Тайных дел призван был обрабатывать всю информацию о состоянии дел внутри государства. Контролировать международные контакты по линии Министерства иностранных дел (Посольский приказ). И подчинялся он лично царю. Тем самым это был прообраз спецслужбы типа КГБ, ФСБ, не подконтрольный Государственной Думе. Благодаря ей, царь мог знать истинное положение дел в стране. А оно часто искажалось даже ближайшими советниками и фаворитами из личной корысти (дрязги между боярами, придворные склоки и заговоры, взяточничество, карьеризм и др.). Таким образом, Алексей Михайлович еще в XVII веке создал службу, без которой ни одно государство сегодня не может обойтись. И что интересно: львиную долю работы приказа тайных дел занимала коррупция. Госслужащие уже в те времена по-крупному обворовывали царскую казну. Тем самым, подрывая безопасность государства, ибо армия содержалась за счет той же казны. При Алексее Михайловиче Россия воевала с Польшей, а войны, как известно дело дорогостоящее.
   После смерти Алексея Михайловича приказ был упразднен. В другом виде он возник при Петре I, в виде Преображенского приказа. Располагался оный Приказ в селе Преображенском и помимо Преображенского и Семеновского полков занимался политическим сыском, подавлением крамолы в том числе стрелецкой. Руководил сыском боярин, князь Федор Юрьевич Ромодановский, столь красочно описанный в романе Алексея Толстого "Петр I". История свидетельствует, что действовал механизм сыска эффективно и весьма успешно. Ведя беспощадные войны со шведами, Оттоманской Портой, Крымскими татарами, проводя энергичную внешнюю политику, Петр остро нуждался в крепком тылу. Всю внутреннюю политику в части службы безопасности (пресечение бунтов, заговоров, интриг) отдал на откуп Ромодановскому. И не ошибся. Федор Юрьевич великолепно поставил сыскное дело, нутром чувствовал крамолу и был без лести предан царю.
   В 1718 году параллельно Приказу была учреждена Тайная канцелярия в связи с делом сыны Петра - царевичем Алексеем. Наследник первого российского императора ухитрился создать столько проблем, что без спецслужб было не обойтись. Петровские реформы вызывали волну недовольства в боярской среде и простом народе. Возникали многочисленные заговоры, волнения, бунты. Работы спецслужбам хватало. Однако, после смерти Петра I они были упразднены. Вместо них появились другие, то есть каждый русский император, приходя к власти, создавал свою тайную службу. Как говорится "под себя". В крайнем случае, кардинально её изменял. И штаты подбирались исходя из личной преданности императору. Таким образом, при каждом следующем царе приказ Тайных дел возрождался в той или иной форме, выполняя функции спецслужб.
   В XIX веке функции Тайного приказа выполняло третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии. Оно было создано Николаем I в 1826 году и состояло их четырех экспедиций. Ведущими направлениями деятельности Третьего отделения в николаевскую эпоху были разветвленный и всепроникающий политический сыск и общий контроль за государственным аппаратом империи. Исследователи достаточно высоко оценивают эффективность данного ведомства, притом, что в штате было всего 17 человек, включая начальника графа А.Х. Бенкендорфа.
   Работа любого ведомства во многом зависит от личных качеств начальника. При Александре Христофоровиче Бенкендорфе третье отделение, на мой взгляд, работало блестяще. Однако в советской историографии его представляют как монстра и кровопийцу. И все потому, что он преследовал Пушкина, Лермонтова, Бестужева-Марлинского и прочих смутьянов. Не думаю, что Бенкендорфу это доставляло удовольствие. Просто служба его обязывала. Кроме того, упомянутые литераторы были далеко не ангелы. Можно спросить, а что при советской власти КГБ не преследовало инакомыслящих? Не ссылало поэтов и писателей? Не расстреливало их, не убивало в лагерях? Такие жесткие репрессии и не снились графу Бенкендорфу. Да и многие решения принимал лично император. Графу же оставалось только выполнять его монаршую волю. Одно слово - самодержавие. Но даже при этом, сравнение получается не в пользу победившего пролетариата.
   Затронув тему личности начальника третьего отделения, я не ошибся в оценке его личных качеств. Просто не знал, что о нем написана книга историка Дмитрия Олейникова (серия жизнь замечательных людей), И вот какую характеристику дает историк:
   -Граф - царю служил, а не прислуживал, не был карьеристом и даже пытался смягчать приговоры декабристам. Был настоящим служителем отчизны - командовал во время Отечественной войны авангардом отряда русских войск. Первым вошел в Москву 1812 г. И первым же взял Амстердам в 1914 г. Будучи уже шефом царской жандармерии, в 1827 г. получил звание генерал-лейтенанта и золотую саблю с алмазами за личную храбрость и подвиги в Персидской войне... Боевой генерал, Георгиевский кавалер, разведчик и партизан, герой войны 1812 года, освободитель Голландии от наполеоновского господства, член Государственного совета и Комитета министров, граф Бенкендорф пытался создать государственный механизм борьбы с коррупцией и казнокрадством. Был другом и императора, и декабриста Сергея Волконского; лично ходатайствовал за Пушкина, Лермонтова и Гоголя; увел любовницу у Наполеона и пережил трагический роман с той, которой посвящено тютчевское "Я встретил вас". Добавить здесь нечего.
   Октябрь 2015г.

Что говорит Михаил Веллер.

   Первая прочитанная мной книга Михаила Иосифовича Веллера называлась "Легенды Невского проспекта". Издана она была в Таллинне как сборник новелл в 1993 году, тиражом всего в 500 экземпляров. Написана книга была ярко и читалась на одном дыхании. Писал он о криминальном Ленинграде со знанием дела, дотошно собирая материал. Автор Легенд.. в 1966г окончил филологический факультет Ленинградского университета. После окончания университета Веллер немало постранствовал по Стране Советов от Белого моря до Камчатки. Сменил множество мест работы от пионервожатого до корреспондента заводской газеты. К самым экзотическим занятиям будущего литератора я бы отнес:  перегонщик импортного скота из Монголии в Бийск по Алтайским горам; охотник-промысловик в госпромхозе "Таймырский"; работу в археологической экспедиции в Ольвии и на острове Березань. Осенью и зимой он - рабочий-кровельщик.. И это далеко не полный список.
   Поднабравшись жизненного опыта, наш филолог осенью 1977 года, вступает в семинар молодых ленинградских фантастов под руководством Бориса Стругацкого. Публикует ряд рассказов настолько удачных, что они переиздаются за рубежом. В середине 80-х годов получает рекомендации для вступления в Союз писателей СССР от Бориса Стругацкого и Булата Окуджавы. Сей факт говорит о признании таланта Веллера профессионалами. Далее Михаил Иосифович публикует целую серию романов и повестей, из которых мне запомнилась только одна вещь "Гонец из Пизы". Одновременно Веллер разрабатывает свою оригинальную философскую концепцию, которую называет Энергоэволюционализм.
   Философские воззрения Веллера читающей публикой воспринимаются крайне неоднозначно. Одни российские и зарубежные философы их одобряют, другие яростно критикуют. Впрочем, это обычная реакция на все новое. И мне совершенно не интересно разбирать эту полемику, не привлекает и сама концепция. Но вот, что касается мнения литераторов на этот счет интересно послушать. Так, Сергей Довлатов в письме Андрею Арьеву пишет: "Что делается с сов. литературой? У нас тут прогремел некий М. Веллер из Таллина, бывший ленинградец. Я купил его книгу, начал читать и на первых трёх страницах обнаружил: "Он пах духами" (вместо "пахнул"), "продляет" (вместо "продлевает"), "Трубка, коя в лавке стоит 30 рублей" (вместо "коия", а ещё лучше - "которая"), "снизошёл со своего Олимпа" (вместо "снизошёл до"). Что это значит?". Такие вот филологические изыски. Однако я считаю, что Веллеру можно многое простить. Он отличный полемист, а в своих публицистических вещах, интервью и выступлениях не стесняется в выражениях. Темперамент компенсирует грамотность и эстетику.
   Что касается политических взглядов Михаила Иосифовича, то они, как и его философия весьма своеобразны. Так он убеждён, что КПРФ - единственная независимая партия на 2011 год. Веллер заявил, что голосовать нужно обязательно, даже если не нравится ни одна партия, так как "хоть что-то в этих конюшнях авгиевых  будет прочищено". Он жестко критикует современное руководство России, её внешнюю и внутреннюю политику. Как любой человек, в чем-то он прав, в чем-то неправ. На вторжение мигрантов в Европу М. Веллер отреагировал крайне нервно и эмоционально.
   В сентябре 2015 года он разразился в интернете своим неприятием по поводу западноевропейской цивилизации. Стать носила хлесткое название: Хоронить заказывали? "Неприятие" насчитывает 30 пунктов. Из них я процитирую только три (17 -19).
   "17. Демократия в Европе отчетливо загнила с момента, когда в 1979 году венгерская проститутка и "порноактриса" - со скандальным торжеством избиралась в итальянский парламент, бравируя своей профессией (и осталась в итальянской политике на четверть века).
   18. Достоинство Европы отчетливо отсутствует с 2002 года, когда палестинские террористы захватили Храм Рождества Христова, взяв монахов в заложники. Много дней шли переговоры, тема кощунства не поднималась, ни один из террористов не пострадал - отпустили и даже приютили в Европе. Представим себе зеркальную ситуацию - христианские террористы захватили мечеть в Мекке. Сколько христианских погромов учинили бы в ответ мусульмане по всему миру?
   19. Инстинкт самосохранения отказал Европе, когда отменили смертную казнь даже для самых страшных убийц - жизнь убийцам заранее гарантирована, что бы они ни творили." [М. Веллер "Хоронить заказывали?"].
   Все сказанное Веллером очень похоже на мои мысли из книги "И все оставлю на земле", где обсуждается "Закат Европы" Шпенглера (раздел "Разное"). Боле того, М. Веллер обрушивается на потерю европейцами нравственности, сравнивая современную Европу с Римской империей, о чем я тоже упоминаю. В принципе такое сравнение просто напрашивается. Ну, а если мысли двух совершенно разных людей совпадают, это говорит о том, что стоит обратить на них внимание. Что касается рассуждений писателя о беспрецедентной волне иммигрантов в Европу - все верно. Никто из этих мусульман и не думает принимать общеевропейские ценности. Они останутся со своим первобытно общинным менталитетом, и будут навязывать его европейцам. Давая приют сотням тысяч таких людей, Европа уничтожает саму себя. И Веллер со свойственной ему нарочитой прямотой (она сквозит во всех его произведениях) называет это слюнявым гуманизмом и благоглупостью.
   Многие высказывания М. Веллера удивительно созвучны моим. Как бы предвидя вал мигрантов в Европу, он еще в 2006 году в одном из интервью (3. 11.06 корреспонденту М. Василенко, ИА Росбалт Сакт-Петербург) говоря о нелегальной миграции, заявил следующее: "Что говорит во Франции Ле Пен, которого идиоты в газетах обвиняют в фашизме? Если Ле Пен - фашист, то я - ацтек. Ле Пен говорит: Вон неработающих! Вон нахлебников и дармоедов, трутней и паразитов, наркоторговцев и сутенеров! Весь тот мусор, который сюда понаехал, должен быть выкинут вон. Если человек работает и зарабатывает честно себе на хлеб, платит налоги и приносит стране пользу - не надо его трогать. Это говорит тот Ле Пен, которого обвиняют в фашизме". Обратите внимание, Веллер не упоминает национальность и расовую принадлежность мигрантов. Еврей Веллер полностью согласен с "фашистом" Ле Пенном. Правота писателя и философа подтвердилась спустя ровно 9 лет, в ноябре 2015г крупными терактами в Париже. В столице Франции было бессмысленно убито 130 человек и более трехсот получили ранения. Такое вот интервью, похожее на пророчество.
   Ноябрь 2015 г.

Византия, Греция...

   Как-то меня заинтересовал вопрос, откуда появилось название Византия? Ответ был довольно неожиданным. Ниже приводятся две цитаты, взятые из Интернета.
   "Так вот, греки Римской империи, а позже и Византии называли себя ромеями, а греками их называли иностранцы - мы, например. Помните "иде Олег на грекы"? В Византии же говорили по-гречески (пардон, по-ромейски) и назывались ромеями. Крымские греки до сих пор называют себя "урумы" Само же название Византия появилось только в 16 веке в трудах немецкого историка И. Вольфа" (Макс Фадеев). Смотрим далее. Один не очень авторитетный источник, как бы отвечая на мой вопрос, пишет:
   Откуда взялось название Византия? Исторически Византией назывался маленький городок на Босфоре, известный большим количеством питейных заведений, из-за чего в древности слово "византиец" было синонимом слову "пьяница". На месте это веселого городка Римский император Константин построил величественный мегаполис, назвал его Новым Римом и перенес в него столицу могучей империи (330 г). В этот город переехала вся римская аристократия, культурная и политическая элита, чем была обеспечена неразрывная преемственность власти, религии, экономики и культуры (как и в России, когда столицей стал Петербург). Граждане продолжали называть себя "ромеями" (аналитический центр Амаль). Этот же источник с не прикрытой антипатией пишет: Символами Рима стали распростертые орлиные крылья из Египта и свастика из Индии, приветствием - вскидывание правой руки, заимствованное из Вавилона. Двуглавый орел, символ династии Птолемеев в Египте, также прижился в Римской империи, откуда потом "перелетел" в Московию. [Из публикации исламского центра Амаль].
   На мой взгляд, язвительность публикации центра Амаль неуместна. Понятно, мусульмане не приемлют христианство, как конкурирующую религиозную конфессию. Но династия Птолемеев была основана греками - одним из соратников Александра Македонского. В религии, вместо множества греческих и Египетских богов утвердил культ бога Сераписа. Позже Египет вошел в состав Римской империи и в заимствовании символов не является преступлением. Точно так же мусульмане много заимствовали от других культур. Среди соплеменников Мухаммеда было немало сторонников иудаизма и христианства. Их уже после смерти пророка заставили принять ислам. И его первые адепты признали пророком Христа с арабской транскрипцией имени - Иса.
   Не делают чести исламу преступления фанатиков: сожжение Александрийской библиотеки, современное разрушение памятников античности и многое другое. И умные люди этого не отрицают. Стыдно господа из Амаль. Добавлю, что публикация центра Амаль появилась в разгар дискуссии о введении в школах курса "основы православия". А господам исламистам это не понравилось. Почему мол, не "Основа ислама"? И тут в ход пошли обвинения насчет пьянства. Особенно весомые для ревнителей Корана, запрещающего вино. Забывая, что город Константинополь находился в пределах тогдашней Греции, где культ вина и виноделие существовали тысячелетия. Где особо почитался бог Дионис. Виноградарство и виноделие - неотъемлемая часть древнегреческой культуры, быта, культов. Сами же греки пили исключительно грамотно, разбавляя сухое вино водой. А для того, чтобы показать отрицательные черты пьянства, напаивали раба и водили его по улицам, демонстрируя пагубные последствия неумеренного потребления спиртных напитков. Родилась это культура задолго до того, как появился ислам.
   Зарождение ислама в центре аравийской пустыни наложило свой отпечаток на эту религию. Острый дефицит пресной воды не позволял культивировать виноградную лозу. Воды едва хватало на выращивание пшеницы и овощей. Займись арабы виноделием - они погибли бы от голода. Кроме того, большая часть их в то время вела кочевой образ жизни, вообще не занимаясь земледелием. И все откровения пророка Мухаммеда, отраженные в сурах Корана, четко учитывают менталитет, образ и условия жизни арабских племен того времени. В них (сурах Корана) много рационального, большинство запретов вполне оправдано. Автоматическое перенесение догм на современные реалии просто не корректно. Но именно это пытаются делать исламские фундаменталисты, превращая наставления в догматы. Как и в любой другой религии, божественные откровения пророков не подвергаются сомнению верующими. Не принимается во внимание, что пророки были людьми, а мир за сотни веков кардинально изменился. Всякое сомнение и попытки исправления объявляются ересью. Для возвеличивания своего бога (Аллах в дословном переводе - бог) желательно высмеять и унизить другого. Приёмчик довольно примитивный. Но, к сожалению часто используемый как исламистами, так и всеми прочими, в том числе, христианами. Да простит им всем это безобразие тот бог, в которого они верят. Не приведи господи ввязаться в дискуссию с фанатиками.
   На самом деле, Византия (самый обычный провинциальный городок) была выбрана римским императором Константином Великим из-за исключительно выгодного географического положения. У пролива Босфор (Геллиспонт), центра пересечения торговых путей из Малой Азии в Европу. В пределах исторически сложившейся греческой ойкумены. Той части Эллады, о которой писал Гомер. А через пролив в Колхиду проплыл корабль Арго, с греческими героями на борту. Этот же пролив форсировали войска персов, чтобы потом сразиться у Фермопил с тремястами спартанцами царя Леонида. Так что место будущего Константинополя было выбрано стратегически очень удачно. Настолько удачно, что на протяжении тысячи лет подтвердилось развитием административных и торговых связей и богатством Византийской империи. Заметим, что турки не стали изобретать колесо и свой главный город разместили на берегах того же пролива.
   Впрочем, я затронул эту тему не ради полемики. Византию, сами жители, называли Римской (Ромейской по самоназванию) империей. И в школах преподавались два языка - греческий и латинский. Таким образом, Византия (Восточно-Римская империя) наследовала культуру и древнего Рима и Древней Греции. Видимо потому и смогла просуществовать почти тысячу лет. Накопленные богатства вызывали зависть соседей. Что и привело к грабежу Константинополя крестоносцами, а затем и турками-сельджуками. Империя приказала долго жить. Но её культурное наследие продолжает существовать до сих пор.
   Октябрь 2015 г.

Непредсказуемое прошлое.

   Сразу признаюсь, что название позаимствовано из афоризма М.Н. Задорнова. Целиком фраза звучит так: "Россия великая страна с непредсказуемым прошлым". Михаил Николаевич в этом случае не совсем точен. Есть еще не мало стран с таким же непредсказуемым прошлым: Германия, Украины, Прибалтийские государства. Более того, сама история непредсказуема. В том смысле, что всякое новое историческое открытие заставляет историков пересматривать многие догматы. Ведь история это не только хронологическая фиксация событий. Ученые пытаются объяснить их причины, подоплеку, логику. Построить некую модель с заведомо субъективными предпосылками. И вписать в них различные материальные артефакты. Даже те, происхождение которых никто не знает. И тогда появляется масса версий разной степени правдоподобности и обоснованности. Прямо зависящих от эрудиции конкретных ученых. А порой просто фантастических толкований.
   Прекрасным примером фантастических гипотез являются книги и фильмы швейцарского писателя, кинорежиссера и уфолога Эриха фон Дэникена. Он написал более 30 книг и снял ряд фильмов с одной целью: доказать, что все то что внятно не могут объяснить историки - творение внеземных цивилизаций. Вообще уфологии представляются мне какой-то религиозной сектой, члены которой свято верят во все неземное, и мозги у них слегка сдвинуты.
   Действительно, артефакты о которых пишет и снимает фильмы Дэникен объяснению поддаются с трудом, а то и вовсе не поддаются. Коснемся только некоторых, самых известных из них.
   1. Мегалитические постройки конца неолита начала бронзового века. Они обнаружены на обширном пространстве от Британии до Кавказа. Возводились племенами явно никак не связанными между собой. Но с одинаковым маниакальным упорством двигающих громадные каменные монолиты. Одним из самых известных и неплохо сохранившихся сооружений такого рода является Стоунхэдж (130 км от Лондона). Представляет он собой кольцеобразное сооружение их гигантских камней, часть из которых вкопана вертикально в землю и попарно перекрыта сверху другими глыбами. Вес глыб колеблется от 25 до 50 тонн. Некоторые из них доставлены в Стоунхэдж не менее чем за 380км. Зачем нужен был столь каторжный труд? Явно ручной, без намека на технику, которая за две с половиной тысячи лет на островах просто не существовала.
   Одни ученые считают, что постройкой является святилищем и языческим храмом. Другие - усыпальницей. Третьи - астрономической обсерваторий. Конформисты соглашаются видеть в постройке некий комплекс из всех перечисленных назначений. И никто не пытается усомниться в том, что для проведения астрономических наблюдений как минимум нужна письменность. А таковой в начале бронзового века на Британских островах еще не было. Теперь самое любопытное - недавно в прессе появилось сообщение: Стоунхэдж оказывается "секонд хэнд". То есть, изначально он располагался совсем в другом месте. А потом все эти громадные глыбы перетащили на участок современного их пребывания и аккуратно расставили. Попробуйте найти достоверное объяснение произошедшему.
   2. Египетские пирамиды можно отнести к самым изученным объектам древнего строительства. Десятки лет ученые многих стран пытались, восстановить технологию их строительства. В конечном итоге более или менее разобрались. Один вопрос оказался очень каверзным. Было непонятно, как древние строители определяли углы наклона граней и их ориентацию по сторонам света. Точность этих определений превышала точность современных геодезических инструментов (теодолитов). Значит, был какой-то другой способ, но какой? Вероятно, ближе всего к разгадке подошли российские ученые. Они доказали, что пропорции пирамиды Хеопса наиболее точно соответствуют понятию "золотого сечения" (Ф=0.618034...), нашли способ получения нужного результата без оптических приборов. Результаты исследований Б.С.Романов и А.С. Бузанов оформили в виде патента (RU 220752C2), выданного им 10 января 2004 года. Вопрос только в том, тот ли это способ который использовали египтяне. Они слыхом не слыхивали о патентах, но свое дело выполнили отменно. По этому поводу можно сказать лишь то, что задача в принципе решаема. Но само решение может быть не единственным.
   3. Еще одна загадка Великой Пирамиды Хеопса: начало и конец строительства. В современном Египте волевым способом постановили, что начали её строить 23 августа 2560 года до н.э. и строили 20 лет. Дата получена Кейт Спенс из университета в Кембридже астрономическим методом. Но многие египтологи с ней категорически не согласны. Для этого есть основания. Так Стивен Хак из университета Небраска относит начало строительства к 2720г до н.э., астрофизик Джуана Бельмонте (Университет в Канарисе) к 2577г до н.э., Поллукс (университет Баумана) к 2708г до н.э. Кроме того, радиоуглеродный метод определяет время начала стройки в интервале 2680 - 2850. Условно, в среднем 2765г до н. э. Разница с официально принятой датой составляет более 200 лет. Кто из исследователей прав - непонятно.
   4. Загадочными для ученых остаются гигантские рисунки в пустыне Наска (Перу, плато Наска). Открыты они были в 1920 году американским ученым П. Косак. Появление их относят к II - IV столетиям до н.э. Изображения животных, птиц и просто прямых линий. Их насчитали более 100. Все они поражают не только размерами, но и выполнением идеально прямых линий. Наиболее серьезной версией считается, что созданы рисунки для проведения астрономических наблюдений. Такая вот оригинальная астрономическая обсерватория. Но, так ли это? Поскольку любой рисунок разглядеть целиком можно только с самолета или вовсе из космоса Э. Дэникен немедленно объявил их посадочными знаками для кораблей инопланетян. Есть и другие версии происхождения рисунков.
   Судя по датировке рисунков они создавались задолго до появления инкской цивилизации (инки создали свою империю приблизительно в XIII веке). Что касается более древних цивилизаций, то археологи знают о них немного. Ясно только что было несколько культур сменявших друг друга. Некоторые из них были высокотехнологичными (характер построек, обработка камней, качество золотых украшений). Вероятно, они изобрели письменность. Иначе как объяснить письмена на каменной чаше, хранящейся в музее золота в Ла-Пасе. Часть из них выполнена клинописными знаками, напоминающими клинопись Двуречья, а часть и неизвестными символами. Может быть в специальной литературе и есть версии о назначении чаши, времени изготовления и письменах, но мне они неизвестны. Однако музейные работники понимают её значение. Ведь не случайно для этого экспоната выделено отдельное помещение, оборудованное охранными устройствами.
   Наши далекие потомки оставили нам не только технические загадки. Существуют и интеллектуальные. К таковым можно отнести достаточно хорошо известную историкам карту Пири Рейса.
   5. Некий турецкий адмирал, полное имя которого Хаджи Мухиддин Пири ибн Хаджи Мехмед (далее Пири Рейс) увлекался картографией. В 1513 году он создал карту, спокойно пролежавшую среди хлама до 1929г. Документ случайно нашли при реставрации одного из султанских дворцов. Карта изготовлена из кусков хорошо выделанной кожи и имеет размеры 90 на 63 см [Soucek, Svat (1995), "Piri Re'is"]. В 1953г. один турецкий офицер направил копию карты в гидрографическое бюро ВМС США. С тех пор об этой карте написали столько, что превышает её размер в сотни тысяч раз.
   Чем же примечателен этот документ четко датированный и имеющий реально и достоверно существовавшего автора? На ней с достаточно точно изображены побережья Южной и Северной Америк и даже часть Антарктиды. А ведь карта составлена адмиралом спустя всего 21 год после путешествий Христофора Колумба, открывшего даже не Америку, а только Большие Антильские острова. Следовательно, никаких данных о закартированных побережьях у турецкого адмирала по всем прикидкам не было. Как бы отвечая на вопрос "откуда дровишки?" сам Пири Рейс в одном из многочисленных примечаний оставленных на карте, честно пишет, что использовал многие источники. В том числе древние, относящиеся к времени Александра Македонского. Признание адмирала еще больше запутало специалистов картографов. Материалы IV века до н.э. вообще мифические. Сведения португальских мореплавателей, современников Пири Рейса скорей всего были засекречены. А карты Колумба, на которые адмирал ссылается, до сих пор не найдены. Хотя последние, несомненно, были. И те, что он сам составил и те по которым ориентировался на пути к своему великому открытию. Правда в этом случае, не принижая мужества Христофора, приходится признать, что Америку открыл не он. Иначе говоря, совершенно не понятно, каким образом на карте Рейса обозначены неизвестные европейцам земли, да еще с такой точностью.
   Специалисты, изучающие карту, вопрос качества картирования неизвестных земель отметили в первую очередь. Их главным образом удивила точность определения долготы (примерно равной определению широты), которой мореплаватели добились только два века спустя, используя наблюдения часовых показателей (хронометры). На всех других картах того времени определение долготы выполнено гораздо менее точно, чем широты. Другой загадкой оказалось само построение карты в проекции требующей знания сферической тригонометрии. Таковая еще не была создана. А карты с использованием упомянутой проекции начали составляться только в конце  XVIII, начале XIX века.
   Самым непонятным на карте адмирала было изображение побережья Антарктиды. Оно показано так, как если бы отсутствовало его ледниковое покрытие. Так его можно было картировать только в доледниковый период. Некоторые осторожные исследователи объясняют этот феномен так. "Имеющееся соответствие между картой Пири-Реиса и реальным подлёдным рельефом Антарктиды всё же достаточно условно: масштаб карты таков, что достоверное сравнение мелких деталей невозможно, а степень подобия карты и реального рельефа, определённая "на глаз" может сильно варьироваться в зависимости от априорных установок сравнивающего" (википедия). Добавим, что древних карт с изображением Антарктиды имеется достаточно много. Этот материк картографы рисовали как говорится "от фонаря" из соображений уравновешенности материков и океанов. При этом, контуры рисуемой terra incognita, иногда частично совпадали с реальной Антарктидой.
   Перечисление артефактов можно продолжать еще долго. Но от этого непредсказуемое прошлое не станет более предсказуемым. Одни люди пытаются их объяснить, другие как Деникен получить дивиденды. И далеко не все ученые заслуживают обвинения уфологов в подгонке исторических фактов в угоду своим идеям и концепциям. Якобы они, как правило, игнорируют артефакты, делают вид, что их просто не нет, и никогда не было. Существуют и такие, которые проверяют свои взгляды наглядным экспериментом. Ярким примером может служить норвежец Тур Хейердал, археолог, этнограф, писатель, путешественник. Совсем недавно, в 2014г отмечалось столетие со дня его рождения. Я позволю себе напомнить читателю суть его идей и способ её доказательства, хотя они прекрасно изложены в популярной книге "Кон тики" и ряде других, чисто научных и научно-популярных.
   Но, сначала, несколько слов о самом ученом. Биографы Хейердала отмечают, что в детстве он страшно боялся воды, ибо два раза чуть не утонул. Тем ни менее в годы Второй мировой войны участвовал в проводке союзнического конвоя в Мурманск. А в 1947 году доказывая возможность миграции людей из Южной Америке на острова Полинезии Тихого океана, совершил героическое плавание. Практически никто не верил в его благополучный исход. Главным образом потому, что в качестве плавсредства был выбран плот. Тур назвал его "Кон Тики" в честь инкского бога.
   К плаванию на плоту через Тихий океан Хейердала подтолкнули старинные летописи и рисунки испанских конкистадоров с изображением плотов инков. О плотах упоминали местные легенды, многие археологические свидетельства, позволявшие предполагать, что между Южной Америкой и Полинезией могли быть контакты. От древних инкских плот Хейердала отличался только тем, что имел а "борту" коротковолновую радиостанцию и надувную спасательную шлюпку.
   28 апреля 1947 года плот начал свое плавание по просторам Тихого океана. На "Кон Тики" Находилось пять норвежцев и один швед, не считая попугая. Через 101 день плавания ученые достигли коралловых рифов атолла Рароиа, архипелага Туамоту. Тем самым экспериментально доказав что заселение островов происходило не из Азии, а с Южной Америки. Дополнительным подтверждением гипотезы служил продуктовый факт: большая часть островитян Полинезии, в качестве основного продукта питания использует южноамериканский батат. Попасть же на острова он мог только с переселенцами. Затем вместе с профессиональными археологами Хейердал не менее успешно исследует остров Пасхи в 1955 -1956 годах. Там он экспериментально установил способ транспортировки и установки уникальны истуканов моаи (книга "Аку - Аку"). Затем были другие морские путешествия. В том числе на папирусной лодке с участием русского врача Юрия Сенкевича.
   Интересны и оригинальны научные способы доказательств своих идей спутника Хейердала, шведа Бенгта Даниэльссона. Он годами жил среди аборигенов на островах. В конце концов, стал крупнейшим специалистом по Полинезии, защитил докторскую диссертацию. Бенгт написал много популярных и научных работ, в том числе шеститомное издание по истории островов. Я очень советую прочесть его интеснейшую книгу "Счастливый остров".
   Ни кому не запрещается искать на Земле следы посещения планеты внеземными цивилизациями. Предпочтительно делать это спокойно, без нагнетания ажиотажа, сенсационности и запугивания обывателя. Не стоит отказывать в уме и изобретательности нашим предкам. Многие их достижения в технологиях, строительстве и различных областях знания кажутся фантастическими. На самом деле подтверждается факт утраты одного знания и приобретение иного. Что касается расселения человека по планете, то оно происходило самыми разными способами. Пути миграции отслеживаются многими научными дисциплинами: археологией, этнографией, антропологией, генетикой и даже лингвистикой. Процесс переселения людей с одной территории на другую и даже с континента на континент происходил всегда, периодически приобретая массовый характер. Поэтому и термин "коренной народ", который так любят некоторые малограмотные политики следует понимать как чисто условный.
   Из эпоса известно: шумеры переселились в Двуречье именно морским путем. Письменные источники подробно описывают исход евреев из Египта в Палестину с мистическим, абсолютно сказочным переходом через Красное море. В античные времена греки основали свои полисы на берегах Черного моря, используя корабли. Саксы мигрировали на Британские острова, преодолевая бурное Северное море и пролив Ла-Манш. Европейцы колонизовали Америку, пересекая Атлантический океан. Позже англичане заселили Австралию, отделенную от них двумя океанами. По суше миграция шла еще активнее. Достаточно вспомнить "великое переселение народов". Волны кочевников из Азии хлынули в восточную Европу IV - VII веках (булгары, гунны, остготы, венгры, куманы и др.). Глубокий след в смешении этносов оставила арабская экспансия, с захватом всей Северной Африки, Ближнего Востока (Палестина, Ливан, Сирия) и Пиринейского полуострова. То же относится к вторжению в Европу азиатских племен в составе армии Чингисхана. Вероятнее всего нечто подобное происходило и на более ранних этапах развития человечества. Часть пришельцев оседала на новых местах, ассимилируя или истребляя местное население. Часть, двигалась дальше. Так кого прикажите считать коренным народом? Прошлое какого этноса героизировать и считать своим?
   В настоящее время переселение людей происходит еще более высокими темпами. По данным ООН, количество мигрантов в мире составляет 250 миллионов человек. Далее, считают специалисты, число их будет быстро возрастать. Одновременно сопровождаясь ростом социальной напряженности и проявлениями экстремизма. Ученые признают проблему глобальной, а решение её проблематичной. "Мы живем в глобальном обществе, и миграции неизбежны, поскольку мир превратился в сообщающиеся сосуды" говорит демограф А. Вишневский в статье посвященной связи демографии и экстремизма. [Лента ру. 19.12. 2015)].
   Что сказать в заключение? Непредсказуемое прошлое - ничто иное, как измышления неумных и конъюнктурных политиков. Пропагандистский трюк и не более. Ничего общего с историческим прошлым оно не имеет. Их поддерживают "псевдоисторики", которым платят за измышления и фальсификации. Их покупают, и они цинично продаются. Именно к ним относится афоризм Михаила Задорнова. В истории, как и в любой другой науке, существуют определенные этические нормы, нарушив которые человек перестает быть ученым.
   Декабрь 2015 г.

Недоумение.

   В прессе появилось такое сообщение: "Университет Зальцбурга посмертно лишил звания "почетный доктор" австрийского зоолога, лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца, сообщает Associated Press. Такое решение было принято на основе проведенного расследования по изобличению национал-социалистов, инициированного в 2014 году не только в отношении ученого, отмечает РИА Новости" (18.12.2015).
   Решение ученых мужей ничего кроме недоумения не вызывает. Преследование покойников за их ошибки это что-то иррациональное, не достойное с любой точки зрения. Да, действительно К. Лоренц вступил в национал-социалистическую партию в 1938 году (тогда ему было 35 лет). Да, воевал в составе Вермахта на восточном фронте. Все так и Лоренц эти факты своей биографии никогда не отрицал. Но надо же понимать, что творилось в Рейхе в предвоенные годы. Как эффективно работала нацистская пропаганда. Зомбирован был не только Лоренц, а практически все немцы. Как пример, еще один нобелевский лауреат - Генрих Бёлль пошел на фронт добровольцем. Оба будущих лауреата по существу были жертвами, заразившимися общим психозом, массовой истерией, умело организованными нацистами. Причем настолько эффективно, что здравый смысл целого народа был полностью подавлен.
   Прозрение немцев наступило поле поражения Германии. И то далеко не у всех. Из биографии Лоренца мы знаем: "В годы Второй мировой войны Лоренц был призван в вермахт и два года служил в тыловом госпитале в Познани. В 1944-м он попал в советский плен под Витебском. Больше года провел в лагере для военнопленных в городе Кирове, затем его перевели в рабочий лагерь в Армении. В 1947 Лоренц был репатриирован на родину. В плену начал работу над книгой "Оборотная сторона зеркала" в которой отрекся от своих нацистских убеждений" (Лента ру).
   Мне представляется, что немцы в случае с Конрадом Лоренцем перегибают палку. Борьба с нацистским прошлым, безусловно, необходима. Тем более, что до сих пор живы некоторые нацистские преступники, палачи, убийцы, каратели, охранники концлагерей. Их девяностолетних судят. Зрелище отвратительное. Но преступления против человечности не имеют срока давности. Тут все правильно, кроме одного: сразу после войны этих же преступников укрывали. Вдруг да понадобится их опыт. Скрывали в США, Канаде, Англии, Германии, ряда стран Южной Америки и конечно в Австрии. Можно сказать, холили и лелеяли. Упорно не реагировали на многочисленные запросы об экстрадиции Израиля и Советского Союза. Не случайно, для того, что бы предать суду изувера Эйхмана, израильтянам пришлось его выкрасть и привезти его в Тель-Авив нелегально.
   Однако Лоренц не был военным преступником. Ни от кого не скрывался. Незачем было скрываться работнику госпиталя. Раскаялся в симпатиях к национал-социализму. Написал умные и добрые книги. Получается, господа из Зальцбургского университета хотят быть "святее Папы Римского". Почему они упорно молчали многие годы и только теперь засуетились? Понятно и грустно и другое, ситуацию с денацификацией довели до абсурда. Превратили в глупый фарс.
   Декабрь 2015 г.

О Финикии.

   Когда мы говорим о Финикии и финикийцах, сразу на ум приходят финиковые пальмы и финики. Действительно, по некоторым данным этот народ перекочевал в Средиземноморье из восточной Аравии, где полно финиковых пальм. Однако общее название финикийцы с финиковыми пальмами никак не связано. Забавно, что сами финикийцы себя как народ никак не обозначали - говорили я из такого-то города. Тем ни менее именно финикийцы создали совершенно оригинальную средиземноморскую цивилизацию. Вначале это семитское племя основалось на побережье современного Ливана и части Сирии. Приблизительно территория Финикии выглядела так (Рис 1).

 []

Рис. 1. Территория Финикии на Ближнем Востоке

(Автор: Kordas, based on Alvaro's workderivative work: nikve).

   На компилятивной карте-схеме Хорошо видны очертания острова Кипр (Алассия) и расположение крупных городов, в том числе Сидон, Тир, Берит - современный Бейрут, Сарепта, Арвад.
   Ремарка. Город - государство Арвад (на финикийском языке - убежище), самый северный город Финикии. Основан в последней половине III тысячелетия до н.э. В египетских папирусах упоминается с XV века до н.э. Расположен на острове площадью приблизительно 6 км2 . Остов был хорошо укреплен, тем ни менее в VIII веке до н.э. завоевывался Ассирией, а затем Вавилонией. В эллинистические и римские времена имел автономию. С V века до н.э. чеканил собственную монету. В настоящее время небольшой сирийский поселок Руад.
   Меня, как специалиста в области морской геологии и гидрогеологии, кроме древней истории Арвада интересовал простой вопрос: как густонаселенный остров снабжался пресной водой? Ведь на самом острове источников пресной воды нет. В решении этой задачи финикийцы проявили изрядную смекалку. Вот что пишет об этом древнегреческий историк Страбон (63г. до н.э -21г. н.э.): Это скала, со всех сторон омываемая морем, застроенная домами. В военное время жители города получают воду из канала, расположенного недалеко от города. Этот канал питается многоводным источником. В него опушено нагнетательное устройство, с перевернутой широкой воронкой, сделанной из свинца. Верхняя часть воронки сужается в относительно узкую трубку, вокруг крепятся кожаные меха. В эти меха через всю систему попадает вода из источника. Сначала идет морская вода, но затем пресная (цитируется по Ф.А. Кохоуту). Иначе говоря, финикийцы впервые в истории человечества придумали довольно сложное техническое устройство и осуществили на практике каптирование (от французского слова захватывать) пресноводного субмаринного источника. Добавлю, что даже в наше время каптаж подводных источников представляет сложно решаемую проблему.
   Откуда же появилось само название финикийцы? В библейских источниках их называют ханаанеянами. В древнеегипетских источниках они именуются "фенех". Позднее античные греки называли их "фойнике" - красноватые, смуглые, постепенно трансформировавшееся в финикийцы. Судя по времени, упоминаний народ этот относится к одному из древнейших на Ближнем востоке. В отличие от соседей семитов (евреев) веривших в одного бога финикийцы были язычниками. Верховными богами у них были Ваал (Баал) и Астарта, почитались Мелькарт и Анат.
   Древние рукописи описывают финикийцев как людей высокого роста, смуглых с черными вьющимися волосами. Они занимались земледелием, рыболовством, были искусными ремесленниками, строителями. В качестве доказательства приводится тот факт, что когда царь Соломон задумал строительство храма и дворца в Иерусалиме, то попросил правителя города Тира прислать к нему специалистов финикийцев.
   В ремеслах финикийцы особенно преуспели в изготовлении стеклянных изделий, позаимствовав приемы у египтян. Однако, довольно скоро усовершенствовали технологию, научившись делать цветное стекло с сохранением прозрачности. Финикийцам мы так же обязаны изобретением выдувного стекла (I н.э.). Все же наибольших успехов финикийцы добились в судостроении, мореплавании и торговле. В период наивысшего расцвета Финикии (1200 - 800г. до н.э.) корабельные мастера стали впервые строить килевые корабли, длиной 30 и более метров, оснащенных тараном и прямым парусом. Они начали оснащать свои корабли палубным настилом и дополнительными рядами весел. Так появилась судно под названием "триера". Но самым долговечным, используемым в Европе вплоть до XIX века достижением финикийских корабелов стала галера. Функциональная, мореходная, способная ходить под прямым парусам и на веслах. Все суда строились из ливанского кедра.
   Прочные мореходные корабли позволили совершать дальние плавания и вести успешную морскую торговлю. Финикийцы вели успешные торговые операции с Египтом, Критом и другими государствами. Основали свои колонии на Кипре, Мальте, Сицилии (современный Палермо и др), Сардинии (Ольбия), Корсики. Опорные пункты были созданы в Испании (Гибралтар, Кадис, Картахена, Малага), в том числе на Атлантическом побережье (Фарсис), в северной Африке (Бизерта, Гадрумет, Гиппон, Типаса, Лептис-Магна, Лептис-Минор, Сабрафа, Утика, Карфаген). И до сих пор множество средиземноморских городов, сменив название (а иногда и не сменив) стоят на местах облюбованных финикийцами. Добавим, что такая преемственность не случайна. Для своих опорных пунктов мореходы выбирали наиболее защищенные, удобные для стоянок кораблей бухты. Строили в них приспособленные для погрузки и выгрузки товаров причальные сооружения. А при необходимости и волнозащитные брекватеры, волноломы.
   Добирались финикийцы и до Британских островов, откуда везли олово. Предприимчивость финикийских купцов позволяло им доставать дешевое сырье (медные, железные, оловянные руды), торговать изделиями своих ремесленников (металлической посудой, изделиями из стекла, окрашенными в пурпур льняными и шерстяными тканями и др.). Окраска пурпуром тканей владели только финикийцы, добывая красящее вещество из морских раковин. Поскольку все без исключения Средиземноморские государства были рабовладельческими, финикийцы успешно торговали рабами.
   Небольшая по размерам метрополия Финикии, вынуждала переселять часть своего населения в колонии. Из сочинений Аристотеля (IV в. до н.э.) нам известно о тех мерах, которые применяла знать с этой целью в Карфагене: Хотя строй Карфагенского государства и отмечен характером господства имущих, однако карфагеняне удачно спасаются от возмущения со стороны народа тем, что дают ему возможность разбогатеть. А именно, они постоянно высылают определенные части народа в подвластные Карфагену города и области. Этим карфагеняне врачуют свой государственный строй и придают ему стойкость. Тут невольно напрашивается сравнение Финикии с античной Грецией. По существу греки копировали политику финикийцев, создавая свои многочисленные города-полисы в Причерноморье и на бегах Азовского моря. Начало массового заселения этих побережий археологи и историки относят к VIII веку до н.э. Вот тут, кажется, мы находим решение загадки, почему греческая экспансия была направлена исключительно на восток, в Причерноморье. Вероятнее всего на запад им мешали двигаться финикийцы, создавая слишком сильнейшую конкуренцию. Складывается впечатление, что эти два народа поделили ойкумену на сферы влияния. В самом деле, ни одного финикийского поселения на Чорном море нет, а самая западная колония греков располагалась в Сицилии. Как будто между двумя народами в географическом плане проведена незримая черта. Профессиональные историки об этом факте почему-то скромно умалчивают.
   Вклад древней Греции в общечеловеческую культуру всем известен. Гораздо меньше широкому читателю известно о вкладе финикийцев. Сама Финикия исчезла с лица земли, под натиском более сильных соседей. Она и не могла устоять, поскольку состояла из отдельных независимых городов-государств, не в силах противостоять централизованным крупным империям. Поскольку города были богатыми, то представляли лакомую добычу для соседей. Это и способ обогащения, и избавление от конкурентов. Последний её оплот, находившийся в Северной Африке - Карфаген пал под натиском Римской империи. Пал, просуществовав пять веков, в 146 г до н.э. после третьей так называемой Пунической войны продолжавшейся три года. Город был до основания разрушен, на его месте римляне провели символическую борозду сохой и землю посыпали солью. Оставшиеся в живых жители вывезли в Рим в качестве рабов.
   Ремарка. Римляне думали, что избавились от Карфагена навсегда. Но они ошиблись. Дальновидный император Гай Юлий Цезарь в 44 г. до н.э., спустя 102 года после уничтожения города, повелел его восстановить. Новый (римский) Карфаген стал третьим по значимости городом империи, резиденцией североафриканских наместников императора. В Карфагене учился знаменитый писатель и философ Апулей, родился Марк Корнелий Фронтон, наставник императора Марка Аврелия. Уроженцем Карфагена был римский император Септимий Север. Вновь отстроенный город просуществовал еще 750 лет. Правда, это уже совсем другая история.
   Вложение финикийской цивилизации в мировую и европейскую трудно переоценить. Перечислим только основные достижения:
   1.Вероятно первыми в истории человечества изобрели фонетическое письмо, т.е. создали современный алфавит (XIV-XV век до н. э.). На основе финикийского был позднее создан греческий, а затем и латинский алфавит. Т.е. совершили революцию в письменности. Само слово азбука по существу финикийского происхождения (аз, буки в славянском, альфа, бета в греческом, алеф, бет в арабском, иврите).
   2. Один из самых ранних греческих философов Фалес, по происхождению был финикийцем потомком легендарного царя Кадма (якобы изобретателя греческого алфавита) с его мифической дочерью Европой. Причислен к греческим философам только потому, что писал на греческом языке. Финикийцем был и основоположник атомистики Мохос из Сидона.
   3. Финикийские корабелы намного опередили всех других коллег, создав суда нового типа (киль, палубное покрытие и др.). Как пишет один из историков плавая вдоль африканского берега достигали Занзибара и, очень вероятно, что и Замбези. Принимая во внимание их отвагу и выносливость, нельзя не считать неправдоподобным предание, гласящее, что по поручению египетского царя Нехо (по другим сведениям номарх одного из номов) около 600 г. до н. э., то есть за 2600 лет до Васко де-Гама, они обошли кругом Африки в три года и вернулись домой через Гибралтар. Плавая обычно вдоль берегов, они в знакомых водах рисковали ходить и в открытое море, ориентируясь ночью по полярной звезде". Финикийские мореходы регулярно плавали и вдоль западного берега Африки, до Зеленого Мыса и Сьерра Леоне. На северо-западе от Гибралтара доплывали до Англии (Корнуолл) и Азорских островов(wordweb.ru?na_more/01_03.htm). Комментируя этот текст могу предположить, почему Номарх Нехо не случайно попросил именно финикийцев о таком путешествии. Сами египтяне были плохими мореходами. Кроме того запуганные жрецами боялись покидать Египет, считая что в случае смерти их душа "Ка" не найдет дорогу в бессмертие. Финикийцы же были отважны и не так суеверны. И судя по дальности морских походов - совершали великие географические открытия.
   4. Усовершенствовали технологию получения различных видов стекла, изобрели метод дутья. Научились добывать пурпур из морских моллюсков.
   5. Первыми на практике каптировали субмаринные источники
   6. Прославились как великолепные воины. В историю вошли такие финикийские полководцы как Ганнибал (247 -183г до н.э.; Рис 2), Гадсрубал, Ганнон.
  

 []

Рис. 2. Бюст Ганнибала в национальном музее Неаполя.

   Во второй Пунической войне Ганнибал, перейдя Альпы, одержал блестящую победу над римлянами при Каннах. Сама битва - своеобразный эталон тактики сражений. Описание этого сражения имеется во всех учебниках мира по тактике. Битва при Каннах - предмет обязательного изучения в военных академиях, в том числе Академиях Генерального штабов), России и Германии в XX веке.
   В заключение, мне бы хотелось обратить внимание читателя на то, что вся история финикийской цивилизации очень поучительна. Жаль, что в школьных учебниках истории финикийцы только упоминаются. Этот самобытный народ заслуживает более подробного изучения. Исходя даже из скромного материала данного эссе, роль их в развитии всего Средиземноморья огромна. И хотя на современных картах нет государства Финикия, потомки этого народа живут и здравствуют поныне. Генетики утверждают, что финикийцы являлись носителями гаплогруппы J2. К этой группе относятся и считают себя потомками финикиян мальтийцы и некоторые народности многонационального Ливана. В первую очередь христиане - марониты.
   Март 2016 г.

ПУБЛИЦИСТИКА

Все меняется

   На нашей планете все меняется. Сами по себе изменения вполне закономерны, Только вот скорость изменений и тренд никакому логическому объяснению не поддаются. Например, климат:
   - В феврале в Крыму уде отцветают подснежники. Зацвели примулы, нарциссы и алыча. Температура прямо таки летняя - на солнце термометр показывает +28.
   - В Арктике всю зиму Северный морской путь чист ото льда. Белые медведи дуреют от жары.
   - В Санкт-Петербурге случаются натуральные торнадо, чего раньше отродясь не было и не могло быть по определению.
   Как тут не вспомнить песню Володи Высоцкого, где есть такие слова: И рубают финики лопари, а Сахаре снега невпроворот. Это гады физики на пари раскрутили шарик наоборот. Ладно бы климатические аномалии. Но ведь и обществе происходят трудно объяснимые процессы. Эдакие флуктуации, о которых пару лет назад никто и помыслить не мог.
   - В христианском мире впервые, спустя более тысячи лет пообщались Папа Римский и наш Патриарх. Причем очень плодотворно и не где-нибудь, а на Кубе.
   - После этого Патриарх отслужил службу в Антарктиде и пообщался с пингвинами.
   Не менее удивительные вещи происходят в международной политике миграции населения:
   - Наглые американцы после четырех лет проволочек вдруг выступили единым фронтом с Россией по Сирии.
   - Германские мужики, позволяют безнаказанно насиловать и щупать своих фрау и фрейлин всяким унтерменшам (неграм, арабам, афганцам). Видя такое безобразие, русские немцы (фольксдейчи) переселившиеся в фатерланд и вполне там обжившиеся, немедленно захотели перебраться опять в Россию. Начинается мирный "дранг нах остен" и не куда-нибудь, а в Крым...
   - Очень представительная делегация раввинов прибыла из Франции в Москву. На самом высоком уровне они дружно заявили, что жить в самой демократической стране Западной Европы более невозможно: их там убивают средь бела дня, притесняют. Приходится организовывать отряды самообороны, которые французские полицейские, мягко говоря, не одобряют. И вот эта публика не знает куда им драпать: Израиль непрерывно воюет, его обстреливают ракетами, евреев там взрывают, режут прямо на улицах. В Англии и США расцветает юдофобия. Путитину ничего не оставалось, как пригласить этих граждан на жительства в Россию.
   Понятно, что эту вечно гонимую нацию на западе сильно "достали". Но если вспомнить совсем недавнее прошлое, когда евреи массово эмигрировали из России - столь быстрая смена настроений и направления драпа удивительна. Вот и пойми эту публику! Все они прекрасно знают, что в Российской Федерации глубокий спад в экономике, процветает коррупция, высокая инфляция и прочее и прочее. И, тем не менее, они хотят переехать сюда из толерантности и демократической Европы. Бросив или продав свои дома, бизнес, наработанные связи.
   Я уж не говорю о том, что в стране "клятых москалей" живут и работают 6 миллионов украинцев, по два - три миллиона азербайджанцев и грузин, армян на родине у которых ныне вполне сложившаяся по западным понятиям демократия. Сколько на самом деле проживает киргизов, узбеков, таджиков и прочих восточных граждан точно не знает никто. Вероятно не менее половины населения всех этих государств. Причем расселяются они, от Москвы до самых до окраин - вплоть до Мурманска, Норильска, Магадана, куда раньше эту теплолюбивую публику и калачом было не заманить.
   Отдельно можно упомянуть корейцев, китайцев, монголов. Наконец вездесущих курдов. О чем это говорит? Да, в России жить трудно, не комфортно. Большинство населения живет крайне бедно. Зарплаты мизерные, налоги большие. Заедает бюрократия. Все вроде плохо. Но получается, что на большей части планеты еще хуже, если народ рвется сюда. Гордиться нам пока особо нечем, но и размазывать по щекам слезы то же не стоит. Просто надо самим работать и не давать садиться себе на шею мигрантам. Вплоть до того как это сделали мурманские мужики. Когда арабы стали обижать там наших женщин, брать в магазинах товар не оплачивая, откровенно хамить - им вежливо объяснили, что так делать в России не принято. Арабы сделали вид, что не понимают русского языка. Тогда им втолковали прописные истины другим способом. Правда после этого пара десятков особо темпераментных мигрантов попали в реанимацию. Но жалоб на мурманских мужиков не подали. Значит, поняли весомость русских аргументов, без перевода на арабский язык И никто не верещал насчет толерантности, прав человека и других изобретений западной демократии. Такие вот особенности сурового русского севера.
   Наглядный пример западного фарисейства демонстрирует фрау Ангела Меркель. С большой трибуны бундестага она приглашает мигрантов ехать в Германию. Широкий жест. Чисто политический ход - она в глазах избирателей хочет выглядеть добренькой. Добрее Матери Терезы. Причем не за свой счет - свою квартиру и зарплату она им не предлагает. Понимает, что это равносильно впустить в свой дом стадо гамадрилов. Своим же соотечественникам предлагает поступить из "гуманных" соображений именно так. Отчего бы не быть добренькой за счет других немцев? В ответ германские пользователи Интернета взорвались восторженными отзывами о мурманском гостеприимстве. Кроме трахнутых по голове сердобольных старушек и волонтеров - остальное население Германии не поддалось на провокацию Меркель - их-то и успокаивают дубинками и слезоточивым газом, принуждая к проявлению "гуманизма". При этом бывшая комсомолка Меркель четко разделяет мигрантов на "своих" и "чужих". Скажем сирийцев она готова принимать и обихаживать, в вот жителей Донбасса, которых ежедневно бомбят и обстреливают потомки вояк дивизии SS "Галичина" - нет. Это мол бунтовщики, их не признает потерпевшими её хозяин и куратор дядюшка Сэм. Гуманизм у фрау получается избирательный с нехорошим душком. В отличие от Матери Терезы или медсестры Нейтингейл не деливших людей нуждающихся в помощи на своих и чужих.
   Что касается резких изменений климата, политики и религиозных взглядов, то тут надо полагать, мы имеем дело со сложными многофакторными системами. Какой фактор через секунду сработает, не объяснит ни одна наука. На развитее тренда может повлиять геморрой Саудовского короля, почечная колика президента США, насморк английского премьера, климакс немецкого канцлера. Но вот то, что русский характер в обозримом будущем не изменится - я не сомневаюсь. И потому мне вполне уютно жить в своей не самой благоустроенной, не самой демократической, весьма вороватой и коррупционной стране. И тем более, напрочь, не нужен мне современный берег турецкий и все прочие Африки, Азии, Америки. Жить дорогие товарищи надо на Родине и не искать жар птицу в заморских странах. В погоне за этой птичкой большинство моих сограждан лишилось самого главного - своей национальной идентичности. Они стали космополитами, приняв химеру за реальность. Набор неких бытовых удобств за настоящее счастье. И все они на закате жизни будут с тоской вспоминать о Родине. Не всем же выпадает в жизни такое счастье, как известной русской эмигрантке первого поколения, баронессе, в день своего столетия, наконец обретшей российское гражданство и российский паспорт. Когда её немощную, в инвалидном кресле привезли в Россию, эта женщина искренне плакала. И была по настоящему счастлива.
   А так, конечно, все в этом мире меняется. Неизменной остается только Родина, да и то только у тех, кто её любит и почитает.
   Февраль 2016.

О фильме "Путь домой. Крым"

   Вчера, 15 марта 1915 г. посмотрел фильм "Путь домой. Крым". Это полудокументальный фильм о событиях "Крымской весны" 2014 г. Исходя из вполне понятных соображений, показали лишь малую часть из того, что было на самом деле. Полагаю, что имеющегося материала хватило бы еще, как минимум, на десяток таких серий. Чуть-чуть приоткрыли занавес. Зато оперативно. Мне это напоминает ситуацию 1945 г., когда союзники заставили пленных немецких генералов срочно писать мемуары, что называются по горячим следам. Пока еще эмоции не улеглись. Достаточно привести в пример одну книгу - сборник: От "Барбароссы до Терминала". Взгляд с запада (Политиздат, 1988, 463 с.). Есть еще воспоминания Гейнца Гудериана "Воспоминания солдата", Альберта Кессельринга "Люфтваффе: триумф и поражение", мемуары Вальтера Шелленберга и других полководцев, разведчиков, политиков Третьего Рейха. Очень поучительные книги. Надеюсь, что и участники Крымских событий еще напишут свои книги. Как-никак, события исторические, и писать о победе куда как приятнее, чем о поражении.
   И что можно сказать о фильме? Впечатлило. Конечно, многих нюансов я не знал. Первое, оказывается, за ситуацией в Крыму следили давно и пристально. Второе, лозунг бандеровцев: "Крым будет украинским или мертвым" - воспринимался в серьез: первая кровь на Украине уже пролилась. Не знал и позицию, а точнее кредо В. В. Путина по крымской проблеме. Эту позицию президент обозначил в ряде откровенных высказываний. Причем высказался совершенно определенно: Это наша земля! И это наши люди! И вся эта блестящая операция по присоединению Крыма к России выполнялась под его непосредственным руководством. И то, что обошлась без пролития крови, его заслуга. Путин лично руководил операцией, четко понимая, что исполнители в какой-то момент могут дрогнуть - слишком велика ответственность. Вот он и взял всю ответственность на себя. Таких руководителей в истории России было, увы, не много. Ну, а крымчанам просто повезло.
   Все другие примеры недавнего передела государственных границ сопровождались большим числом погибших: Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье. А уж развал Югославии - полномасштабной гражданской войной, где убитые исчислялись десятками тысяч. Плюс к тому беспощадные бомбардировки Сербии авиацией НАТО и США (бомбардировщики "Стелс"). Так что в случае с Крымом Россия показала высший класс, утерев нос всем западным спецслужбам. Если по-русски, то показали им кузькину мать. Что иностранцы никогда не пронимали и, в недоумении, спрашивали, а кто такой Кузьма? - типичная реакция немцев на фронте во время Второй мировой войны.
   Наконец свое слово сказала русская армия. Путин не случайно отметил, что "это уже была другая армия", чем та, которая при событиях августа 2008 г. в Южной Осетии понесла весьма крупные потери в людях и технике. Выходит, за шесть лет армия была полностью реорганизована и перешла в другое качество. Как в боевой подготовке обычных подразделений всех родов войск, так и спецназовских частей. Да и вооружение получила современное. Чего стоит паническое бегство американского эсминца "Дональд Кук", как только выяснилось, что в Крыму развернуты ракетные комплексы "Бастион". Великолепно сработала военная разведка (в том числе спецназ ГРУ), технические службы, перекрывшие все Украинские каналы секретной связи, десантники. Будучи сам профессиональным разведчиком (ибо бывших разведчиков не бывает), Путин может вполне законно гордиться этим ведомством.
   Ну и в части референдума тоже все понятно. Негласный опрос жителей Крыма показал, что 75% за присоединение полуострова к России. Видимо, он был проведен исключительно грамотно, в отличие от прочих социологических опросов. Официальный референдум показал в среднем 95% от всех проголосовавших. Крымские татары в большинстве своем не голосовали. Их на полуострове 200 тысяч, то есть, 20% от всего населения (2 миллиона). Таким образом, фактически высказалось за воссоединение те самые 75%, полностью подтвердив результаты предварительного опроса. И такой результат вполне достаточен - абсолютное большинство. И пусть западные политики не признают этот референдум, мотивируя тем, что он проведен в разрез с конституцией Украины (по конституции в референдуме должно было участвовать все население Украины). Но, тогда почему они признают государственный переворот в той же Украине. Он что, прописан в конституции? Почему они признают независимость Косово, где вообще не было никакого референдума? Да просто они признают только то, что им выгодно. В таком случае, исходя из формальной логики, Россия тоже может признавать только то, что в её интересах.
   Напрасно США и их сателлиты обкладывают нас экономическими санкциями, явно незаконными без одобрения ООН. Путин не собирается менять жизнь крымчан на выгодные контракты. Такая позиция только повышает рейтинг президента среди населения. Навязать России войну горячую они просто не посмеют. Это вам не Сербия, не Ливия или Ирак. Такие номера с Россией не проходят. Правильно предупреждал немецкого Кайзера дальновидный, умный и расчетливый политик Отто фон Бисмарк. Колотите кого угодно: Францию, Австрию, Польшу. Но только не лезьте в Россию. Не трогайте медведя в его берлоге - чревато. Навязанная сейчас России конфронтация была неизбежна в любом случае. Крым только удобный предлог. Как сказал император Александр III, у России есть только два верных союзника: её армия и флот. Что и подтверждается в каждой конфликтной ситуации.
   Любопытен ответ автора фильма Кондрашова, на вопрос корреспондента, встречал ли он людей, недовольных присоединением Крыма к России.
   Я встретил только одного реального человека, мне его показал наш водитель. Это родившийся в Волыни настоящий здоровый усатый украинский мужик, который действительно критиковал происходящее. Но на вопрос "может быть тогда тебе вернуться на Украину?" он ответил: "Боже упаси".
   Но, увы, в фильме о нем не рассказали. Почему?
   А они категорически не хотят сниматься! Я не исключаю, что эти люди есть. В конце концов, четыре процента, которые не проголосовали "за" на референдуме, существуют. Я понимаю, что это ничтожно малая цифра. Но мы не гонялись за этими людьми только потому, что и мы были увлечены событиями с участием ополченцев. Мы ведь восстанавливали события "крымской весны", где эти люди не принимали никакого участия. Они, возможно, были среди болельщиков "Таврии", пацанов-ультрас, но как только "крымская весна" набрала обороты, они настолько быстро потеряли влияние, что тут же кто-то из них уехал в Киев, кто-то на учебу или еще куда-то. Мне кажется, что, вернувшись, они перестали быть противниками. Примерно так же, как этот мужчина из Волыни, который говорит, что, мол, да, цены выросли, да, нам ваша Россия здесь была не нужна, но на Украину - не дай бог.
   Лично я автору верю. Встречался с подобными людьми. Причем один из них доктор наук, щирый украинец. Реакция на предложение вернуться в родную и столь любимую неньку Украину была аналогичной. Так что же вы, шановне паны, от нас русских хотите? Признать ваше расовое превосходство? Как бы не так!
   Март 2015г.

РАЗНОЕ

* * *

   Вопрос куда отнести интеллигенцию большевики решили просто. Все общество они разделили на классы: крестьяне, рабочие, буржуазия. Однако многие вожди революции в эти классы никак не вписывались. Ленин, Луначарский, Литвинов и другие - выходцы из интеллигентных (но никак не пролетарских) семей. Да и идеологи марксизма Маркс и Энгельс были отнюдь не пролетариями. И тогда они придумали интересный выход - назвали интеллигенцию некоей прослойкой. Идеологически не определившейся и непонятной. Часть её была "гнилая", часть определили как новую "советскую". Определили и успокоились. После распада страны Советов, интерес к прослойке опять возник.
   Периодически в современной печати возникает дискуссия по поводу русской интеллигенции. Вот были люди, подобные Антону Павловичу Чехову. Теперь таких граждан не встретишь. Одни говорят, что она выродилась. Другие, что это вообще миф и само понятие строго не определяется. Мария Головинская в интернетовской статье "Те же лица, только в профиль" приводит такой перл: Возможно многие помнят блестящие саркастические выпады Льва Гумилева: Лев Николаевич, вы интеллигент? -- Боже меня сохрани! Нынешняя интеллигенция - это такая духовная секта. Что характерно: ничего не знают, ничего не умеют, но обо всем судят и совершенно не приемлют инакомыслия. Мне представляется такой расклад: если этот вопрос кого-то волнует, и само слово из русского языка не исчезло, то значит, интеллигенция есть. Конечно, не в Чеховском варианте. И без шляпы и пенсне. Уже другая, современная. Но с теми же идеалами.

* * *

   Существует ли магия цифр? Не знаю. Хотя многие люди в неё верят. Считают, что бывают цифры счастливые и не счастливые. Монголы, например, верили в счастливое число девять, еще со времен Чингис-Хана. Для меня же знаковое число в хронологии жизненных событий - три. Если коротко, то выглядит это так:
   1943 год. Крым. Оккупация. Я ухитряясь заболеть одновременно тифом и подхватить воспалением легких. Шансов было мало выжить. Но, в аккурат к новому году встал на ноги.
   1953 год. ничем особым не запомнился, кроме смерти Сталина. Началась другая эпоха.
   1963 год. Окончил институт.
   1973 год. Защитил кандидатскую диссертацию.
   1983 год. Получил диплом старшего научного сотрудника.
   1993 год. Защитил докторскую диссертацию.
  

* * *

   Мы все-таки догоняем Америку. Только у нас вместо чайна таунов появились чурка тауны.
  

* * *

   Иногда человек как бы проявляется в случайном разговоре. Семидесятые годы. На кафедре гидрогеологии появляется новый аспирант. У него русское имя и прибалтийская фамилия: Юра Туйск. Довольно рослый, но рыхловатый парень. Серые глаза, прическа ежиком, губы бантиком. Такой рот скорее подошел бы капризной девице, чем парню. Шеф явно ему благоволит, занятиями со студентами не загружает. Разве что на практику привлекают. Практика - полный аврал на кафедре. Тотальная мобилизация.
   На природе все как-то раскрепощаются. Разговоры становятся откровеннее. И вот Юра рассказывает такую историю. Поспорил он как-то с приятелями, что за три минуты, ничем не запивая съест 12 пирожных (сухих бисквитов). Поспорил на две бутылки коньяка. Плюс проигравшая сторона оплачивает эту дюжину пирожных. В его рассказе выглядело это так:
   - В первую минуту я съел 11 штук. Просто целиком засовывал их в рот. Казалось все - спор выигран. Приятели уже полезли в карманы за деньгами. Но тут я взял минутную паузу и трезво оценил ситуацию. Отчетливо понял, что если я съем это двенадцатое пирожное, то уже никогда больше не буду их есть. А это стоит двух бутылок коньяка. Поэтому сразу заявил - все я проиграл.
   Мой друг Саша позже прокомментировал рассказ Туйска; Надо же так себя любить!

* * *

   Сельская больница. Поступает старый крестьянин. У колхозника куча болячек, плюс ко всему геморрой. Молодая женщина врач назначает ему лечение. Ну, а от геморроя будем ставить свечи. И кладет упаковку на тумбочку.
   На следующем обходе задает вопрос: ставили свечи? Старичок отвечает - нет. Тут, дочка, такой вопрос. Как их ставить? Сначала зажигать, а потом вставлять, или сначала вставлять, а потом зажигать?
   Врач клялась, что это не анекдот, а быль.
   Её коллега, Галина П. врач-гинеколог обожала ходить на местный рынок. Тщательно выбирала овощи, пробовала сметану и т.д. Продавцы - женщины, первое время, считали, что в этот момент можно пожаловаться на свое здоровье. Ответ Галины был жестким и всегда одинаковым:
   - Раздевайся!
   - Как, прямо здесь, на базаре?
   - Где задала вопрос, там и буду смотреть. Что ж я тебе без осмотра посоветую?
   Дамы заливались краской. Но приставания с вопросами тут же прекращалось.

* * *

   Влево поедешь - будешь женат, вправо поедешь - будешь богат, прямо поедешь - будешь убит. Илья Муромец решил, что жениться ему рано, а богатство подождет. И поехал он, искушая судьбу прямо. Это только одна из версий. Существуют варианты с потерей коня, жены, имущества. В устном творчестве каждый рассказчик выдумывал свою, приемлемую программу несчастий. На самом деле, на камне было написано: Кому прямо ехати - живу не бывати. Нет пути ни прохожему, ни пролетному. Так звучит красивый славянский язык в подлиннике. Часть этой надписи (первые строки) из народной сказки "Илья Муромец" наш великий художник В. Васнецов изобразил на своей картине "Витязь на распутье". Писал он её более 10 лет и закончил в 1877 году. Видел в ней большой смысл и несколько раз переписывал полотно. Все остальные варианты надписи - современный народный фольклор. В том числе: "Налево пойдешь - убью!" и подпись Василиса.
   Все мы, рано и поздно, оказываемся перед выбором. Порой для нас, судьбоносным. Кто посмелей, идет прямо. Кто пожадней, идет направо. Кто полегкомысленней, налево. Есть и такие, что поворачивают назад.
   О тех, кто повернули назад, и во что это им обошлось. По-моему лучше всего о таких людях написали братья Стругацкие. В романе "За миллиард лет до конца света", в главе 8, Фил Вечеровский говорит: Сказали мне, что эта дорога меня приведет к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор всё тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы.... Старинная русская сказка этот последний вариант не учла. А как быть человеку, которому ничего из предложенного на выбор не подходит? Он просто хочет, что бы его оставили в покое. Вот такую непростую задачку предлагается решить ребенку.
   В лучших традициях фольклора сказка заканчивалась словами: Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок. Именно добрым молодцам, а не красным девицам, предлагалась поразмышлять. Именно молодцам, исподволь советовали брать пример с Ильи Муромца. Ничего не бояться и всегда выбирать прямой путь. Быть воинами, верить в справедливость, преодолевать трудности. Хороший набор качеств для будущего мужчины.
  

* * *

   Одним из самых загадочных физических параметров является время. Оно никак не нормируется, кроме как условными единицами - секундами, минутами, часами и т.д. Совершенно непонятна и его природа. В гипотезе Козырева она имеет энергетическую сущность и может меняться около звездных образований. Но строго доказать эту гипотезу Козырев не смог. Пока очевидно одно: человек не властен менять ход времени. Интересную идею недавно в одном из интервью высказал известный антрополог и лингвист, академик РАН Вячеслав Иванов. Говоря о возможности существования бессмертной души (не подвластной времени) Ученый ответил так: Бояться конца, наверное, не стоит. Интересно пережить, как это все будет. Обидно, что невозможно сообщить потом, из нового времени, на Землю, что попал в рай, -- вероятно, потому, что время есть только в нашем мире. До него подобное мнение высказал другой замечательный человек. Друг Эйнштейна и великий логик Курт Гёдель: Время существует только там, где есть человек. В бесчеловечном мире времени нет.
  

* * *

   Идеология коммунистов одной из главных задач ставила перевоспитание человека. Особо верующие в марксизм-ленинизм старые большевики действительно старались подходить под некий идеал - быть честными, принципиальными и т.д. Однако, уже следующее поколение напрочь игнорировало такие идеалы. Негодяи прочно засели на кремлевском олимпе. Личная выгода, карьеризм, стяжательство и другие пороки как проказа поразили верхушку власти. В том числе силовые структуры. Многие случаи грязных преступлений описаны в книге Эдуарда Хруцкого "Криминальная Москва". Людей владевших ценностями оговаривали и судили с конфискацией имущества. Аресты проводило КГБ. Приведу далее только одну цитату: "...лучшие вещи арестованных крупных людей забирались всегда Кабуловыми, женами Гоглидзе Сергея и Константина Бериашвили, которые даже дрались из-за них между собой". Выходит, мужья их были еще и мародеры.
  

* * *

   На европейском Севере если температура опускается ниже - 40 ?С, занятия в школах отменяются. Дети сидят дома. А в Якутии такая температура может держаться месяцами. И дети преспокойно ходят в школу. Получается, что они более морозоустойчивые, чем европейские.
  

* * *

   Жизнь не что иное, как непрерывная череда разных поступков. Даже полная бездеятельность человека тоже поступок.
  

* * *

   Наблюдая за современными политическими баталиями, невольно задаешься вопросом: А как далеко мы ушли от предков? Представляется мне совсем не далеко. Вот западные политики, как загипнотизированные твердят, что во всех неурядицах виновата Россия. Это у них звучит как ритуальное заклинание. Как стойкий рефрен, подчас неуместный. Не напоминает ли это римского сенатора Катона, который выступление на любую тему заканчивал словами: "Впрочем, я полаю, что Карфаген должен быть разрушен!" (латинское Carthago delendam esse.).
   Историю древнего Рима мы проходим еще в младших классах. И большинство людей тут же забывают её напрочь. В том числе Пунические войны. А ведь это классика. Она, как известно, не стареет. Разве не замечательно, что в качестве приветствия римляне говорили: Какие новости из Африки? (В трактовке Ивана Ефремова в романе "Лезвие бритвы"). Хотя это изречение приписывают Плинию старшему: Ex Africa semper aliquid novi Сейчас: Какие новости из Сирии... Из Африки всегда что-то новое. Литераторы имеют право на фантазию. Что касается Сирии, то ей явно готовили участь Карфагена. Кто? Не буде показывать пальцами. Но вспомним об участи Карфагена, как он красочно описан в замечательном романе Флобера "Саламбо".
  

* * *

   Вероятно, самая субъективная наука - история. Много об этом написано, в том числе и мной. Как бы не старался историк писать объективно, все равно он пропускает весь материал через себя, отражая свои личные взгляды, пристрастия, убеждения. Кроме того, историков нещадно критикуют за политически заказ, подтасовку и интерпретацию событий в угоду правящему в стране режиму. И часто эти упреки справедливы. Как пример, ярко выраженное личное мнение пронизывает книгу историка А.Б. Широкорада "Татары и русские в одном строю" (Издательский дом "Вече", 212г). Тут читатель найдет критику деяний Александра Невского, Ивана Калиты и многих других исторических личностей. Насколько она обоснованна, судить профессиональным историкам. Мы же просто выслушаем точку зрения противную официальной историографии. Сравним аргументы оппонентов, отбросив эмоции. Действительно, в официальной истории создано немало мифов, перекочевавших в учебники. Теперь вопрос в том, насколько аргументированы доводы авторов их развенчивающих?
   Возможно, в этом и заключается польза для читателя публикация альтернативных вариантов. Пусть он сам анализирует материал и делает выводы. Или, по крайней мере, задумается о предмете разночтений. Все мои исторические экскурсы именно предмет раздумий. Они столь же субъективны, как и официальные источники. Но, ничего иного предложить не могу. Боле того, вовсе не настаиваю на своей правоте и готов согласиться с более строго аргументированным мнением. Не хочу уподобляться обывателю, с апломбом рассуждающем об истории, а также о политике, погоде, медицине. В категоричности их мнений как раз и скрывается полная невежественность в обсуждаемой теме.
  

* * *

   Cуществует старинная притча, о том, что человек когда-то знал точную дату и время своей смерти. И вот Бог однажды решил лично посмотреть, как идут дела у людей. Спустился он на землю и видит, какой-то мужик громит вполне пригодный для жилья дом. Зачем ты это делаешь? Спросил бог. А затем, ответил мужик, что завтра мне помирать. И все нажитое добро достанется соседу. Я еще весь скот прирежу, вырублю сад и жену убью. Решил бог прекратить это безобразие и сделал так, что человек не знал когда умрет.
   Нечто подобное учиняют фанатики, проигравшие войну. Они не хотят оставлять победителям ничего ценного. В качестве примера можно привести одну из безумных идей японской военщины, сформулированной летом 1945 года за несколько месяцев до капитуляции. Вот что пишет об этом историк Константин Асмолов:
- В критической ситуации, связанной с военными действиями на территории Японии, Маньчжурия и Корея планировались как "запасные аэродромы" для эвакуации ставки... План "Яшма вдребезги" -- на случай реальной угрозы захвата Японских островов американцами... предполагал эвакуацию на материк императорского дома и большей части армии... а сами острова должны были быть превращены в сплошную выжженную землю, вплоть до организации биологической атаки против населения и высадившихся американцев... 
   Секретный план японцы зашифровали поэтическим названием "Яшма вдребезги". Островитяне испокон веков использовали этот красивый поделочный минерал (в геологическом словаре, ВСЕГЕИ, 2010г, СПб т.3 стр.425 яшма - осадочная, кремнистая порода), поделочный камень. Вытачивали из яшмы вазы, блюда, фигурки нэцке. И прекрасно знали его свойство - при ударе разбиваться на мелкие кусочки.
   Наша жизнь порой при сильном ударе то же разбивается вдребезги. Вчера в онкологическом центре я видел молодую женщину. Выйдя из кабинета врача, она безутешно рыдала, зажимая рот платком, что бы не закричать в голос. Вероятно ей сообщили диагноз, не оставляющий ей надежды. Врачи, конечно не боги, но явно нарушили запрет о знании человеком своего конца. Жизнь этим знанием была разбита. Все планы, надежды и мечты рухнули. Яшма вдребезги.
  

* * *

   В прошлом году профессор Владимир Владимирович Аркадьев подарил мне книгу, написанную его отцом. Называется она просто "Воспоминания". Судя по всему, издал Володя её за свой счет, в память о самом близком человеке. Доброе и мудрое решение. Обычных сведений о тираже, издательстве и прочих исходных данных я не обнаружил. Только место и год издания: Санкт-Петербург, 2002 г.
   Почти год я пытался её прочесть. Сделал несколько попыток, но каждый раз вынужден был отложить. Плохая печать, мелкий шрифт мое катастрофически ухудшающееся зрение вынуждали отложить книгу до лучших времен. Лучшие времена настали, когда Володя прислал мне вполне читаемую электронную версию книги. И тогда я прочел все 164 станицы, практически не отрываясь. Наверняка еще долго еще буду осмысливать книгу, и думать о прочитанном.
   Отец Володи написал о своем происхождении, родителях, родственниках. Откуда пошел род Аркадьевых. И даже попытался изобразить генеалогическое древо. Но самые пронзительные страницы повествуют о военном детстве и эвакуации. На эту тему писали многие профессиональные писатели. Существует огромный пласт мемуарной литературы, романы и повести. Но книга Владимира Васильевича Аркадьева обладает особыми достоинствами. В первую очередь это язык и стиль изложения. Без всяких литературных изысков, простой, почти разговорный. Спокойное, хронологическое изложение фактов, которым безоговорочно веришь. Пишет от первого лица и, в основном о себе. О страшной эпопее эвакуации детей из Ленинграда в Сибирь. И о не менее страшной жизни в детском доме ребятишек в годы войны.
   Пересказывать книгу бессмысленно. Её надо прочесть. Очень бы рекомендовал сделать это современному поколению. Может быть это заставит молодых людей задуматься, определить свое отношение к современным реалиям, снять шапку и низко полониться нашим отцам и дедам, пережившим войну.
   У каждого человека нашей страны, родившегося до войны, есть в душе свои шрамы. Свои воспоминания. Своя боль. В отличие от взрослых, дети пережили свою войну. Собственно детства, в нормальном современном понимании у них не было. Был тот или иной вариант физического выживания, о чем и пишет Владимир Васильевич. Мне представляется правильным принятый на Украине закон о детях войны (как бы мы не ругали политику этого государства). Всем им дали особый статус и минимальные льготы. В Российской Федерации и этого не сделали.
   А между тем дети стояли у станков в тылу, работали на колхозных полях наравне со взрослыми. Мерзли и голодали. Массово гибли и совсем маленькие и подростки. Не столь героически как солдаты на фронте, но умирали от истощения, болезней тихо и незаметно. И мне представляется не менее трагично и мучительно, чем от пуль и снарядов. Ведь это же дети!
   Свои детские воспоминания об этой проклятой войне я поместил в повести "Мы были" (Избранное. Проза. Симферополь, "АРИАЛ", 2013.- 380 с). В чем-то мои мысли и оценки совпадают с мнением Владимира Васильевича. В чем-то не совпадают. У каждого была своя судьба, свои проблемы и потери, своя боль. Сказывается и существенная разница в возрасте - около девяти лет. Потому и разные восприятия событий. И, конечно, самое ужасное для ребенка: Владимир Васильевич в блокаду потерял мать.
   Остаются общими нашими не забываемыми спутниками голод и холод. Мечта о кусочке хлеба. Страх, слезы, теплушки эшелонов, подводы, скитания. А в конце жизни желание рассказать о пережитом нашим детям и внукам. Как очевидцам, только правду. Ведь нас, переживших все это, остается все меньше и меньше. И так понятна реакция стариков на разные нынешние неурядицы: Да все это мелочи дорогие граждане. Лишь бы не было войны!
  

* * *

   Английский юморист Джером К. Джером как-то заметил: Среди глупейшего, раздражающего вздора, которым забивают нам голову, едва ли не самое гнусное - это мошенничество, обычно называемое предсказанием погоды. Интересно, что бы он сказал о современных СМИ. Они бессовестно врут и обманывают на каждом шагу. Особенно раздражает высосанный из пальца налет сенсационности. Кричащий заголовок, а за ним - пшик, пустота. Самая тривиальная информация. В интернете, под большими буквами WOW. Это "вау", удивленного американского обывателя пытаются пересадить на русскую почву. Вот это и есть самое гнусное мошенничество.
  

* * *

   Литературные образы, созданные воображением поэта, писателя порой покидают страницы книг и начинают жить среди людей в виде имен и названий. И то и другое присутствует в истории знаменитого чайного клипера Катти Сарк, спущенного на воду в ноябре 1869 года. Название клипер получил из поэмы Роберта Бёрнса "Тэм О'Шентер", где главной героиней является молодая ведьма "Cutty Sark" - "Короткая рубашка". А спроектировал клипер человек с именем, взятым из греческой мифологии - Геркулес Линтон (Hercules Linton). Получается, что литературные и мифические образы порой материализуются.
   Но существует и другая точка зрения. Например, у талантливого писателя В. Набокова в эссе "Николай Гоголь": Она[литература] обращена к тем тайным глубинам человеческой души, где проходят тени других миров, как тени безымянных и беззвучных кораблей. В красивой фразе Набокова можно предположить иной подтекст. "Другие миры" - то, что за гранью реального, за гранью жизни. А поскольку это касается бессмертной души, то обращение к бессмертию. Литературные герои действительно бессметны. Они не меняют свой облик, не стареют и подобно богам живут вечно.
  

* * *

   Известное латинское изречение Per aspera ad astra  "Через тернии к звездам", традиционно приписывают Луцию Анею Сенеке, жившем в I веке н.э. В подлиннике оно звучит так: Non est ad astra mollis e terris via - "Не прост (тернист) путь, ведущий к звездам". Говоря о звездах, Сенека имел ввиду высокую, труднодостижимую цель. Однако, не совсем понятно, почему имена к звездам. Мог бы сказать к небу, к вершинам. Нет к звездам. Маловероятно, что Сенека понимал, что на самом деле представляют собой звезды. Солнце ведь тоже звезда, но стремится к ней, никто не призывал. Римляне прекрасно знали древнегреческие мифы. И, в том числе, миф о Дедале и его сыне Икаре. Взлетел Икар поближе к Солнцу и, как известно, погиб. И еще, мне кажется показательным, что достижение высокой цели не делает человека счастливым. То же Сенека в письме к Луцеллию заметил: Чем больше стремишься к счастью, тем больше от него отдаляешься. Звезды - просто символ красивой и, увы, не достижимой мечты.
   Луций Сенека точно выразил свою мысль. И она была понятна современникам. Надо полагать, она понятна еще с тех времен, когда только на Земле появился человек, а Сенека удачно её сформулировал. Вид звездного неба всегда завораживал. Очевидно, символика, понятная всем, не может появиться случайно, просуществовать тысячелетия и дожить до наших дней. Для наблюдения за звездами в незапамятные времена, на всех континентах строились сложные астрономические обсерватории. Звезды использовались в навигации (чаще всего полярная звезда). Это были великолепные ориентиры, при полном отсутствии других (океаны, степи, пустыни, тундра). Видимо оттого и появилось выражение "путеводная звезда". Без учета расположения созвездий астрологи не составляют свои гороскопы.
   В виде стилизованной звезды люди изображали ордена, как высшую награду. Не имеет значения со сколькими лучами, пятью или восемью. Помещали её на государственные флаги. Она, как аллегория прочно заняла свое место в религиозных мифах: "Вифлеемская звезда" (христианство), Сириус (мифология африканского племени Дагонов). В поэзии: "Товарищ верь, взойдет она, звезда пленительного счастья...", "Гори, гори моя звезда..." и так далее. В прозе, например "Звездные часы человечества" Стефана Цвейга, "Звезда" Э. Казакевича, "Звезды Эгера" Гордона Гёза и множество других. А в фантастической литературе тема звезд едва ли не самая главная. Наконец, всем известный цветок Астра и животное морская звезда (лат. Asteroidea - класс беспозвоночных, тип иглокожих).
   Будем надеяться, что если человечество само себя не истребит по глупости, оно когда-нибудь осуществит свою мечту и отправится к звездам.

* * *

   Обе чеченские войны оставили глубокие шрамы в нашей памяти. Тайные пружины развития событий до конца не ясны. И едва ли в ближайшее время будут открыты. Тем интереснее отдельные свидетельства очевидцев, хотя и достаточно субъективные. Так, мне случайно удалось прочесть интервью Сергея Шахрая, в 1994 году пытавшемуся залить пылающий огонь на Северном Кавказе по поручению Б. Ельцина (Лента Ру. опубликовано 24.12.2015. Беседовал Андрей Мозжухин). В это время стреляли не только в Чечне. Не менее активно развивался осетино-ингушский конфликт. Причем возник он совсем не случайно.
   По мнению Шахрая бомбу замедленного действия на Северном Кавказе заложили большевики в далеком 1919 году. И поясняет свое мнение таким образом: В дореволюционной России ключевую роль в регионе играли терские казаки, чьи станицы служили буфером между местными мусульманскими и христианскими народами, не позволяя им враждовать между собой. В нынешнем Пригородном районе Северной Осетии тоже жили терские казаки, естественным образом разделявшие ингушей и осетин. Когда по директиве Оргбюро ЦК РКП(б) о жестком подавлении казачьих восстаний против советской власти на Северном Кавказе физически уничтожили более миллиона терских казаков, на их земли большевики насильно согнали местные горские народы: осетин, ингушей, чеченцев, аварцев и даргинцев". Сам же Шахрай причисляет себя к потомственным терским казакам.
   На вопрос корреспондента: зачем большевики это сделали? Следует ответ: Большевики понимали, что в горах людей труднее контролировать, чем на равнине. В результате возникла очень запутанная ситуация. Тогда за первые сорок лет советской власти границы между национальными образованиями на Северном Кавказе менялись 36 раз (!). Положение усугубилось после депортации горских народов в 1944 году и их возращения в 1956 году, когда они обнаружили, что их прежние земли таким же принудительным образом заселены совсем другими людьми.
   Определенный резон в этих доводах есть. Действительно менять границы чуть не каждый год между плохо уживающимися между собой народами чревато. Касаясь мотивов разжигания Чеченской войны, Шахрай приводит неожиданную, на мой взгляд, причину. Он ссылается на приватный разговор с Зелимханом Яндарбиевым в 1992 году. Якобы тот неожиданно разоткровенничался и заявил Шахраю: "Никакой договор мы сейчас не подпишем (имеется ввиду Грозненский протокол). Он нам сейчас не нужен, потому что чеченцы до сих пор остались разрозненным родоплеменным обществом, где все решают тейпы". Когда я в изумлении спросил: "А как же Дудаев, вы же его сами избрали президентом?", Яндарбиев ответил, что Дудаев мало чего решает, поскольку он выходец из неавторитетного тейпа. Дальше он сказал главное: "У нас есть только один путь создания единой чеченской нации - война с Россией, которая сплотит всех чеченцев и уничтожит все сословные перегородки внутри нашего общества".
   В подобных интервью всегда много личного, эмоций. Не меньше субъективизма и в мемуарах. Так Г.Трошев в своей книге "Моя война", в разделе "Штрихи к портрету" дает крайне негативную характеристику Яндарбиеву И весьма сдержано характеризует Аслана Масхадова.
   Можно как угодно относиться к интервью Сергея Шахрая, к мемуарам генерала Трошева. Верить или все отвергать. Но поразмыслить над его словами стоит. Получается, война была нужна не только по мерзким меркантильным причинам обеим сторонам. Хотя многие деятели без стыда и совести погрели на ней руки. Были не менее циничные "идейные" соображения. На что простой народ вправе сказать: Будьте вы все прокляты!
  

* * *

   В наше время трудно удивить чем-нибудь. Но вот путевые заметки одной семейной питерской пары меня признаться удивили. Эти молодые, вполне состоявшиеся люди совершили длительное путешествие по Африке. Не в составе группы, не на джипе, а вдвоем пешком, автостопом. Все имущество - пара рюкзаков и палатка, при минимуме денег. Предприятие весьма опасное, граничащее с сумасшествием. Пресса пестрит мрачными сообщениями с Черного континента: локальные войны, государственные перевороты, захваты заложников, убийства и жуткие эпидемии. Население - кровожадные племена, ненавидящие белых колонизаторов.
   Однако, все обошлось и дама в своих путевых заметках (в полном диссонансе с продажной прессой) пишет об Африке в восторженных тонах. Африканская глубинка открылась им совершенно с другой стороны. Вопреки устоявшимся стереотипам, аборигены оказались гораздо человечнее белых. В качестве примера дама приводит такой случай. На одной богатой ферме, они, ознакомившись с ценами на ночлег поняли, что это им не по карману. Обозленный хозяин, немец, в ответ отказал им в питьевой воде, что по местным меркам равносильно преступлению. Выручил охранник фермы, негр, пригласивший их на ночлег в свою хижину и разделивший с ними свой более чем скромный ужин. Были и другие многочисленные случаи, когда простые черные как сапог граждане и бесплатно подвозили белых путешественников и делились последним куском хлеба. Все это похоже на российскую глубинку по нравам, где в бедном доме вы найдете приют в непогоду, а в богатый терем вас не пустят на порог.
   В итоге питерцы откровенно заявляют: "Конечно, не все было радужно. Случались дни, когда мы не понимали, как можно жаловаться на бедность, бездельничая большую часть дня в тени деревьев. Мы не могли взять в толк, почему они рожают по пять детей, хотя не могут прокормить их, почему так жестоко относятся к животным, мусорят, ленятся учиться, развиваться, пускают все на волю судьбы. Мы невероятно злились на них, но, выходит, лишь от того, что полюбили их".
   Не столь часто современные молодые люди делают такие выводы. Чаще, их больше заботит собственное благополучие. Европейское общество, в прочем, как и российское, погрязло в меркантилизме. Уверилось в собственном интеллектуальном превосходстве. Молодые люди едут за границу с одной целью: заработать деньги и обеспечить себе комфортное существование. Вынужденно, сжав зубы, подстраиваются под местные обычаи. И даже, в своих блогах, они не искренни. Космополитизм и эгоизм их очевиден.

* * *

   Печально, но в современной России утратили культуру разговора. А ведь это показатель общей культуры. Весомую лепту в это вносит телевидение. Все эти ток-шоу зрелище абсолютно безобразное. Собеседники перебивают друг друга. Ведущий передачи прерывает речь участника репликами. Исчезло умение выслушать собеседника до конца, и только потом говорить самому. Элементарные правила диалога забыты. Дебаты весьма солидных людей напоминают восточный базар, где каждый старается перекричать другого. Какой пример они подают другим гражданам, нашим детям?
  

* * *

   Не кажется ли Вам странным, каких героев выбрали два русских гения поэзии и прозы? Александр Сергеевич некоего Женьку Онегина, который "прожив без цели, без трудов до двадцати шести годов"? Или до 28? Но не в том суть, а в том, что бездельника. Сам то Пушкин трудился, как каторжный - видно по его рукописям, правленым многократно. Или Михаил Юрьевич, в качестве "Героя своего времени" изобразил человека мятущегося и ленивого. "Неясной страстию томим" Печорин похоже не знает куда себя применить и плывет по течению. Попутно соблазняя и бросая барышень, стелясь на дуэлях и вытирая ноги о единственного преданного ему человека (Максим Максимыча). Сам же Михаил Юрьевич имел четкую цель: делал все, что бы погибнуть либо в лихой атаке на абреков, либо в перестрелке с ними, либо на дуэли. И, в конце концов, своего добился. Вот и странно, что героями своих произведений они делали антиподов.
  

* * *

   На вопрос, какая наука появилась первой в истории человечества, я бы ответил не раздумывая - геология. В самом деле, первое, что освоил человек - это камень. Отсюда и "Каменный век", условно разделяющийся на палеолит, мезолит и неолит. Период "Каменного века", по некоторым данным, длился около 2,6 миллионов лет [Е. Мартынов. "Археология"]. И пусть археологи спорят о датировках, но мой взгляд никак не менее миллиона лет. За этот миллион лет человек чисто эмпирически научился разбираться в камнях, отбирая из множества пород и минералов то, что ему требовалось для выживания. Среди них чаще других использовался кремень, который я по наивности считал минералом (скрыто кристаллической формой кварца). Но на самом деле он относится к горным породам состоящим из смеси аморфного и кристаллического кремнезема (минералов опала, халцедона и кварца). Человеку приглянулся раковистый излом кремния, облегчающий его обработку путем отщепов.

* * *

   Крым. Конец июня 2016 года выдался жарким. Столбик термометра в тени ползет далеко за тридцать градусов. В такую жару хочется холодной окрошки. А кваса в ближайших магазинчиках нет (позже он появился в разлив). Продавщицы и, вероятно, хозяева - крымские татары. Предлагают все что угодно: Кока-Колу, Спрайт, минералку, всякие другие напитки. Вот только русского кваса и татарской бузы у них нет. Русский квас им вообще чужд, а бузу они разучились делать. Наконец в крошечном подвальчике, где и хозяин, и продавщица русские обнаруживаю сразу два сорта кваса. Ура! Даешь окрошку.

* * *

   Шариковая ручка убила каллиграфию. А ведь каллиграфия - это вид искусства. Как хорошо об этом написал Ю.Н. Тынянов в повести "Подпоручик Киже". В частности про один из вариантов славянского шрифта - военно-писарское рондо. Что касается написания иероглифов, то им смерть от орудий письма не грозит.

* * *

   Все потери в жизни можно, так или иначе, компенсировать. Кроме времени. Кто-то уже высказал эту мысль до меня, а я просто с ней полностью согласен.
  

ЮРОВСКИЙ Юрий Георгиевич

Я ТАК ДУМАЮ

  

 []

  
   Юровский Юрий Георгиевич.
   Доктор геолого-минералогических наук, кандидат географических наук, профессор, академик Крымской Академии наук, заслуженный деятель науки и техники Республики Крым. Автор книг: "Мои меридианы" - 2002; "Избранное. Проза" -2013, "Стихи разных лет" - 2013, "Мысли не в слух" - 2014, "Хроника пикирующего НИИ" -2014, научно-популярное издание "Этюды о воде" - 2014, "И все оставлю на Земле" - 2015 г.. Научные и художественные произведения автора можно найти на персональной странице сайта библиотеки ЮРАССИК.РУ http://jurassic.ru/yurovsky.htm
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"