Юрьев Леонид Олегович: другие произведения.

Компот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Компот.
   Привет.
   Это произведение написано не для того, что бы создать литературное чудо, а для того, что бы собрать воедино все написанное мною за последний год. И только...
  
   ...Как мне рассказывали, вход в пещеру моих концепций, был немного завален, так что пришлось расчищать проход, до нормальных размеров. Кроме того, моя сущность представляла собой некий переросток, так что пришлось еще и меня подгонять под размеры моей пещеры. Субстанция жизни в которой был проделан проход, именно в этом месте была перенасыщена мыслями, образами, идеями, так что приходилось постоянно уворачиваться от агрессивных идей, роями носившимися в поле моего сознания. Некоторые особенно агрессивные и надоедливые мысли принимали, конечно, не без моего участия, форму сталактитов или сталагмитов смотря какая сущность была главенствующая в них, и застывали в туннели, обретая наконец ясную и законченную форму. Эта твердая уже материя не была назойлива или опасна, и я с легкостью обтекал ее продолжая движения вперед...
   "Чехарда какая-та, - пронеслось в голове, - бред по Пелевенски. Не хватало еще и мне заразится подобной бредятиной. Хотя этот абзац достоин его "Чапаев и Пустота"". Я вытащил рассказ и начал его листать, точно, вот оно удовлетворенно хмыкнув, прочитал:
   "...Упрощенно говоря, был такой психиатр по имени Юнг. Его терапевтические
   методы основывались на очень простом принципе. Он добивался того, что на поверхность сознания пациента свободно поднимались символы, по которым и можно было ставить диагноз. Я имею ввиду расшифровав их...".
   Очень интересно, очень пронеслось в голове. Посмотрев на часы, я обнаружил время повергшее меня в панику. Конечно, я уже опаздывал, и конечно если я не потороплюсь все как обычно пропало. Ладно, главное не паниковать. Отложив свой, так и не законченный рассказ, я кинулся к выходу. Мир поглотил меня, и я окунулся в страсти, борьбу, злобу или чего там вообще наворочено в мире?
  
   Дуэль.
   Все-таки, наверное, так заведено в мире, что каждый пытается отстаивать свои интересы, не давая продвинуться ближнему своему.
   - Хоть в чем-то я лучше его, - наверное, думает он.
   - Вы ему - интересно, как это выглядит? - И пытается описать заинтересовавший вас фрагмент чего-либо.
   А он вам:
   - Не понимаю. - Или, - Где, где? Что-то я не услышал.
   Интересный сюжет мне был предоставлен сегодня. В точности определяющий почему я иногда встаю на дыбы и плююсь в дикой злобе.
  
   Автобус бесцеремонно тряся на ухабах дороги, явно никак не обращая внимания на вздохи и ахи своих пассажиров.
   - Э-эгей. Кого я вижу - приветливо произнес я, завидев знакомую рожицу своего товарища по работе.
   Протягиваю ему руку, улыбаясь. Он, как будто рыба на прилавке, ничего не выражающим взглядом взирает на меня. Моя рука застывает в воздухе. Он смотрит, немного подрагивая головой в такт движению, сначала на меня, потом на руку. Как бы спрашивая, что лучше сделать? Плюнуть на нее или закрыть глаза, просто забыв о моем существовании.
   Пауза затягивается. Видя, что моя радостная физиономия не куда почему-то не девается. Он не хотя, как бы боясь заразится, быстро жмет мою руку и отворачивается к окну.
   - Как дела? - спрашиваю я, - пытаясь настроить его на дружественный лад.
   - Какие дела? - холодно отвечает он, будто отбивая мое нападения.
   Я уже тихо начинаю заводится, но сдерживаю себя. Мало ли что, у человека может быть горе, а я тут радуюсь неизвестно чему. Делаю паузу, отдавая ему право продолжить или нет беседу. Он весь собирается, как перед броском. Холодно смотрит на мой больной зуб, который я уже целый час тереблю. Глупо конечно, но ничего не могу с собой поделать.
   - Был в торговом центре? - спрашивает, немного улыбаясь, он.
   - Да, - коротко отвечаю я.
   - Поел хорошо? - вопрошает он.
   Видно думая, что я так закусываю, после еды. Выковыривая из зубов остатки пищи. Вопрос явно грубый, задан, видимо умышленно. Не совсем понимая, куда он клонит, отвечаю.
   - Откуда ты взял, что я вообще ел?
   Он ухмыляется, видом этакого всезнающего превосходства, и продолжает.
   - Наверное, вкусно было? Да?
   Человек явно хочет меня обидеть, - проносится в голове, - такое ощущение, что я на дуэли. Но ставка здесь, не жизнь. А что?
   Я не тороплюсь не с выводами, не с ответами. Пытаюсь понять суть его поведения.
   - Ты откуда? - сухо вопрошаю его.
   - От туда.
   - С работы? Ты, конечно, работаешь еще где-то?
   - Что? А да, я учусь. Ты, конечно тоже учишься? Конечно в самом престижном институте?
   Он явно пытается испортить настроение. Зачем?
   - Нет, - говорю, и дальше, - где учишься?
   - В университете.
   - Интересно. На кого, если не секрет?
   - Что? Я не понимаю.
   - По какой специальности?
   Он быстро произносит не передаваемый набор звуков, что-то вроде МЗБНД.
   - Что это? - в страхе спрашиваю я, - наверное, что-то умное?
   - Что? - повторяет он, - А, да нет. Это что-то вроде образования.
   - А-а, - протягиваю я,
   - Ты живешь здесь? - Показываю рукой на проезжающий городок.
   - Нет, - говорит, - на другом конце города.
   Потом, видимо вспомнив, что как-то раз просил у меня машину, доехать домой, говоря, что живет именно здесь, подхватился и спросил:
  -- А где твоя машина?
  -- Да так, - отвечаю, - не со мной.
  -- А где? - допытывается он.
  -- Дома, - говорю. - Стоит.
  -- А ты вообще куда едешь? - его вдруг озарило, что едем мы с ним в одном направлении, на работу.
  -- Работать, - и молчу, жду реакции.
  -- Ты, - тыкает в меня пальцем, - очень сильно ошибаешься, думая, что сейчас работаешь ты. Ты, верно, вчера должен был работать. Я, - он гордо вскидывает голову, пытаясь с высока посмотреть на меня, - вчера не смог. Так ты, конечно, меня заменял.
  -- А, да? - говорю, жду, как он сейчас себя заявит.
  -- Конечно, - уже уверенно продолжает он, - Я работаю каждый день. (Мол, не чета тебе - проносится в голове, - я от силы три-четыре раза в неделю). И всегда днем.
   Видя, что я даже, как-то умиленно взираю на него, начинает заводиться.
  -- Ты что, смеешься надо мной? Да? Ты что пытаешься на мне поездить? - уже в запале почти кричит он.
   Видя, что человек явно стал в позу избивающего младенца. Делаю страшные глаза, свожу брови, как когда-то меня учил мой друг Славик. Который, кстати сказать, был добряк по натуре, но только такие рожи умел делать, даже, наверное, черт испугался бы. Так вот, делаю физиономию, разозлившегося медведя, наливаюсь кровью, и так резко:
  -- Нет! Это ты пытаешься меня сделать! Ты что издеваешься? Моя сейчас очередь!!
   Он что-то мычит в ответ.
  -- Сейчас приедем. Разберемся, - сильно нажимая на слова, как провинившемуся мальчишке, говорю я.
   Наша остановка. Я, не оборачиваясь, выхожу. И быстрым шагом иду к нашему месту работы. Зная наверняка, что он семенит сзади, пытаясь догнать и злясь на мой быстрый шаг. Наконец, почти бегом, он нагоняет меня. Его глаза уже дошли до кондиции. И все желания свелись к одному. Показать, кто в доме хозяин и как можно сильнее меня достать, обидеть, оскорбить. Только он не знает, что это ему удалось, еще в первый момент, молчаливого плевка мне в лицо.
  -- Так ты учишься? - заходит он с другого бока.
  -- Нет, - говорю, - закончил.
  -- Да? А, что?
  -- Курс, - говорю, - какой-то.
  -- Да? Какой?
  -- Какой-то. Закончил уже.
  -- А ... Так почему не работаешь после него?
  -- Не искал еще, работу.
  -- Почему?
  -- Не искал, и все тут. Хочу продолжить.. - и махаю рукой по направлению работы.
  -- Продолжить что? - делая непонимающую рожу, спрашивает он, видно думая, что я сбился с разговора.
  -- Продолжить, - ясно и четко произношу, - в ту сторону, где продолжается работа.
   И замолкаю, следя, как шевелятся его извилины. И продолжаю:
  -- Что, не нравится тебе мое присутствие на работе? Ну, а ты сам доволен работой?
  -- Нет, - говорит он. И так быстро, и честно заглядывает в мои глаза.
  -- Почему?
  -- Да так...,- и подумав, - вообще работать можно.
   Потом, резко сменив тему, он решил подойти с другой стороны.
  -- А кто у нас Сыт, постоянно, около будки.
  -- Не знаю.
  -- Как же не знаешь? - с издевкой, говорит он, - Ты же, работаешь по ночам?
  -- Ну да, случается.
  -- Тот кто работает по ночам, тот и Сыт.
  -- То есть я?
  -- Я же не сказал, что ты. Я сказал, кто работает по ночам.
  -- Так ведь, я и работаю. Значит, я и делаю это?
  -- Я,- хорохорится он, - написал там, что если кто будет Сать, получит штраф.
  -- Ты еще принеси штрафные талоны, так сказать от себя. А я буду вручать их всем опорошившим это место.
  -- Да, - говорит, так и будет. Будем взимать штраф.
  -- Ну все, - выхожу из себя я, - С начало я не работаю. Потом должен уйти с работы. Теперь я, в единоличном порыве опорошаю стены этого заведения. Направление твоей мысли мне понятно. Не понятно только, это ты сам научился или кто надоумил?
  -- Ты меня не так понял, - протянул он, - я только...
  -- Ты только сказал, - уже зайдя в помещение, и обращаясь к третьему нашему сменщику, - что все кто здесь работает, Сыт здесь под дверью. Ты слышишь что придумал? Сыт!
  -- Я б, тому кто это делает, - явно приняв нейтральную сторону, парирует напарник, - руки и ноги поломал. Вы что уже по двое ходите?
  -- Да так, - говорю, - конфликт на бытовой почве. Пришлось терпеть присутствие...- машу рукой в сторону.
  -- Он говорит, - пытается вставить слово, мой злопыхатель, - что я сейчас не работаю. Скажи ему, скажи ему.
  -- Ничего не знаю, разбирайтесь сами. Привет, - уходит, вернее, уезжает на своем четырехколесном самокате.
   Я беру нашу старенькую рацию. Долго не могу выйти на кого-нибудь из наших координаторов. Потом, наконец, выхожу на связь. Узнаю таки, что очередь не моя. Салютую в воздух. И не попрощавшись, ухожу.
   Не знаю, выиграна дуэль или проиграна. Но она явно состоялась. Можно смело вытирать кровь с клинка и начищать шпагу для следующего, такого вот, собрата по оружию.
  
   Мысли вслух уносили меня все дальше и дальше. Я так и не попав не куда просто сел на камни перед морем и стал рисовать узоры в своем воображении. Вот так например:
  
   Закат.
   Вечер.Тихий, прохладный ветерок медленно и верно вытеснял жаркий дневной воздух. И казалось, что нет ничего прекраснее этого вечера. Все дневные заботы начали отходить на задний план. Сумерки, через какой-нибудь час, полтора, полностью завладеют всем вокруг. Мы стояли на берегу моря. Вдвоем. Волны тихо накатывались на берег. Иногда какая-нибудь особо разгулявшаяся волна добегала почти до наших ног. Пенилась и с тихим бормотанием, как бы извиняясь за столь бесцеремонное вторжение, откатывалась обратно. Мы, смеясь, отпрыгивали от нее. А потом все также веселясь, как дети, гнались за нею в море. Следующая волна вызывала еще большую волну веселья. И казалось, что спасенье нет и мы, уж точно окажемся посреди пенистого и бурного потока воды. Но молодость брала свое, и мы по пятам преследуемые водой, добирались до безопасного места. Потом опять, взявшись за руки, стояли и смотрели на закат, немного пошатываясь, как пьяные, от избытка чувств, или от этого моря, или от солнца желто-красным шаром катившимся по горизонту, или оттого, что мы сейчас здесь вдвоем и нам нет никакого дела до всех живущих на земле. Этот вечер и правда завораживал. Он казался вышедшим из сказки, или с холста художника. Некоторая не реалистичность происходящего, немного отупляла наши волны эмоций. А потом опять я оказывался посреди моря жизни и любви. Где каждой клеточкой своего тела я чувствовал прохладный вечерний воздух, ласковую мягкость песка, запах моря, непередаваемый на словах, в котором, как в хорошем вине чувствовался свой особый индивидуальный вкус. И теплую руку своей любимой, по-детски пытающейся взяться покрепче. Она, несильно, прикусывала верхнюю губу. Глаза с восторгом, не отрываясь, смотрели, на закат и искали какая же волна побьет рекорды на дальность.
   Мы почти не разговаривали, не хотелось нарушать прелесть этого воздушного, сказочного вечера. Наслажденье, как волны в море, накатывалось на нас и легкой дрожью проходила сквозь нас. Наверное, именно так должен чувствовать себя счастливый человек. Солнце коснулось не ясной полоски моря у горизонта. Все замерло и даже волны, уж до чего непоседы, и те кажется притихли, наслаждаясь видом. Этот миг был самым таинственным и непостижимым. Казалось, что это невозможно, чтобы такая громадина, весь день неподвижно висящая на небе. Теперь прямо на глазах, за какую-то секунду, исчезали в пучинах моря. Огненная точка уменьшалась в размерах, непостижимо быстро и через миг, только еще немного красноватое небо и облака, напоминали о нем.
   Мы стояли, под впечатлением увиденного. Небольшая грусть о потере, этого огненного владыки, читалась в наших глазах. Когда неожиданно, сзади нас, раздалось:
   - Ты глянь, Вася! Какая чудесная картина. Влюбленная парочка любуется видом заходящего солнца.
   -Ха, ха, ха. - раздалось ему в ответ, как будто это была шутка дня.
   -Эй, молодые красивые. Может поделитесь впечатлением. А то, мы с Васей по стакану водки засандалили, уже третью бациллу шмали приканчиваем и ни жу-жу. Ты как считаешь?
   -Да, - неестественно громко отозвался Вася, - пусть поделятся.
   Сказка ушла, воздушный замок рухнул и мгновенно испарился в воздухе. Не было уже прелести вечера, куда убежало чувство, что мы одни в этом мире и он весь принадлежит нам. Краски стали меркнуть превращаясь просто в серую невыразительную массу. Что-то екнуло у меня в животе. И я почувствовал, как вздрогнула и крепче сжалась рука Ольги, моей подруги. Сердце забилось быстрее. Я отпустил руку Ольги и повернулся в сторону говоривших.
   Их было двое. Оба невысокого роста, плотно сбитые, с короткими стрижками. У одного, глаза светились радостью и какой-то изобретательностью, что ли. Он весело подходил к нам. Второй, казалось, впал в столбняк. И на не гнувшихся ногах двигался в нашу сторону.
   -Стой здесь! Не двигайся! Если будет совсем плохо - беги. - Сказал я своей любимой.
   У Ольги в глазах стояли слезы, да и мне было уже далеко не радостно. Куда ушел закат и прекрасный вечер? Я не знал. Да и не хотел знать. Тело стало легким и только дрожь в ногах, напоминала мне, что я еще стою на песке. Я был готов бороться со всем миром, идущим на меня войной.
   Маленький, крепкий в плечах, с короткими мускулистыми руками, он шел на меня, уж точно не атлета, не останавливаясь и с каким-то животным упорством. Я попытался бросить в него песок. Он резко увернулся, засмеялся от удовольствия и резко прыгнув, сбил меня с ног. Второй не отставал от своего друга или брата, уж точно не знаю. Он подскочил в тот же миг, в который я упал на песок и с размаху ударил меня ногой, в кованом ботинки. Я успел подумать, что, наверное, выгляжу как боксерская груша, сбитая на землю, рассвирепевшими игроками. Дальше была боль..., везде... в ногах, в животе, в голове. Она взрывалась во мне каждую секунду и только в один миг, сквозь какую-то красную пелену, я разглядел, сладострастно улыбающеюся, физиономию садиста надо мной. И где-то там, в вдалеке, бегущую фигуру моей любимой. По-моему она была одна, будем надеяться на это. Новая вспышка, в моей голове, затмила от меня весь мой мир. И я, уже точно в последний раз, провалился в мрачное ничто...
  
  
   "Боже мой как часто я проваливаюсь в мрачное ничто. - Усмехнулся я про себя". Мои мысли поплыли в другом направлении. Я встал и пошел домой. Воспоминания нагрянули внезапно, мне вспомнился Ремарк:" В неприятных воспоминаниях есть одна хорошая сторона: они убеждают человека в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил. Счастье - такое относительное понятие!!". Приняв это за аксиому я полностью отдался им и....
  
   Мой двор.
   Сегодня четверг и я как обычно должен куда-то бежать и что-то делать. День начинается с воплей и криков.
   -Ты что еще не встал? Давай быстрей лежебока.
   -Ну, Ма ...Ну, еще чуть-чуть. Я успею, у меня сегодня нет первой пары.
   Боже сколько же я вчера выпил? Какой я дурак больше пить не буду!
   -Ну, что еще? Да, да уже иду.
   Пять минут роли не играют. Я закрываю глаза и еще как будто на мгновенье проваливаюсь в теплую серость сна. Резкий оклик вырывает меня из сна. Где я, что со мной?
   Почему нельзя просто лежать и спать? Я не хочу не куда идти и не хочу ничего делать.
   -Ты уже час лежишь! Ты же обещал мне вчера сделать эту чертову контрольную.
   Хотелось легко соскочить с кровати. И как в крутом фильме поигрывая мышцами, этакий самец переросток, двинуться в ванную. Но что-то руки и ноги не слушались. Висели себе плетьми, болтаясь не впопад.
   -Да, хорош видок, - съязвила сестричка, - тоже мне ученичок - мученичек.
   -Заткнись - бросил я.
   -Точно - подключился отец. - Нам верблюдам их не понять.
   Напоминание о воде судорогой свело сухие губы и рот. Боже, где кран? О, вот он! ВОДА! Вода привела меня немного в нормальный вид. И я мог уже нормально смотреть на мир. " Хорошо - сказал я себе, - до обеда нужно продержаться, а там будет уже легче. " Яичница комком провалилась в живот не вызвав ни одобрения, ни возмущения. "Как будто мой живот умер. "Пронеслось у меня в голове.
   Вытащив свое, как будто тряпочное, тело на улицу. Я почувствовал себя лучше. Глоток воздуха и немного солнца наполнили меня надежной. Не так уж и плохо жить. Наверное, мы пьем ради такого вот мини счастья. Я живу, и я чувствую это. Все, не о чем не думать. Вперед и только вперед там видно будет.
   -Эй, братан! Стойка! Да стой! Я тебе говорю.
   Резкий оклик вывел мои мысли из очередного крутого пике.
   Руки и ноги еще плохо слушались после вчерашнего запоя.
   Поэтому немного вяло я повернулся в сторону кричавшего.
   -Эй, да ты видать тоже того, из наших!
   Пульс участился. Сердце резко забилось быстрее выбрасывая
   тонны адреналина в кровь. Дыхание стало легким и почти еле слышным. Мир резко наполнился громкими криками, яркими красками и четкими, ясными, полностью мною осмысленными движениями. Я как бы увидел себя со стороны. Ноги хоть и тяжело, но уверенно уперлись в землю. Руки непринужденно что-то перебирают. Глаза, которые уже полностью проснулись, быстро перебирают, по двум молодцам, легкой, немного приблатненной походкой приблежающеися ко мне. Один, точно "наркота", маленький, щуплый с дрожащими руками и бегающими глазками. Другой - повыше и по мрачнее, но тоже с дрожащими руками. У обоих тупые лица с выражением типа "видишь как нам плохо братан, и, типа, только ты нам можешь помочь - ... даже если не хочешь! "В голове в какие-то доли секунд пронеслось: "у мелкого, прыща, одна рука свободна, другая в кармане, который оттопыривается больше чем надо. Наверное, там кастет, на нож не похоже. О, о.. мелкий, но нервный и опасный из-за своей непредсказуемостью". Второй выглядел угрюмее, но решительнее. Было в нем что-то тотальное, как бы говорящее - умру, но свое получу.
   -Эй, ты что оглох?
   И на блатной манер добавил.
   -Слышь, фраерок поделись благосостоянием.
   Все мысли улетучились. Я ясно видел и осознавал обстановку. "Вырубить мелкого ударом в живот ногой - благо ноги длинные, не зря говорят - ты в футбол, как на балете, ногами раскидываешь - отбежать немного, а там по обстоятельствам"
   -Да, вы чего братки? Я сам студент. Да еще с такого "бодуна", что сам с кого хочешь, на пиво собью. - Ответил я. По опыту зная, что если много трепаться, по делу или нет, могут отстать. Не вникая в суть говорившегося.
   Видимо эти двое были из другой "оперы" и смысл слов, как впрочем, и весь мир вокруг, был для них потерян. Видимо цель у них была уже выбрана. Люки задраены. Команда "взять" дана.
   "Во, блин, попал. Козлы хреновы. Совсем одичали, наркоманы хреновы. Ну, давай, давай. Ближе. Еще ближе. Давай, давай! - стучало в голове.
   Я уже не первый раз попадал в такие передряги. И врожденное понятие - первым не бить. Не раз подводило меня.
   Вот и теперь, думаешь ну еще чуть-чуть, ну еще капельку. А вдруг отвалят. Но нет, эти уроды прут, как слоны. Короче, все! Бью! Я сделал маленький шаг назад правой нагой. Чтобы ею же нанести удар...
   Но этот маленький уродец вдруг, как проснулся. Посмотрел в мои глаза. И видимо не прочитав для себя ничего хорошего.
   Промямлил:
   -Слышь, Валера. Да он пустой. Вишь, какой синий худой и колбасит его тоже.
   Меня всегда перед дракой охватывала дрожь, принимаемая противником за боязнь. На самом деле этот, мандраж, помогал мне быть готовым к любым поворотам событий.
   Валера видимо так не считал. Вернее он видимо уже посчитал и потратил все мои миллионы. Тупо глянув на, мелкого, он сделал еще шаг ко мне. Сомнения медленно и верно, как вода из чашки, разливались по его лицу.
   Есть сомнения, есть надежда.
   -В натуре. Нету у меня не хрена. А если бы было, чтобы я не поделился? Меня самого вишь, как колбасит! Так, что я тебя понимаю. Братишка.
   Миром закончить столкновенье с этими козлами - это большое дело. В прошлый раз у меня после такого разговора. Недели три болела рука, ныли ребра и подозрительно покраснела щека. Благо мать не заметила, а то бы охов и ахов не обобрался бы.
   Говоря это, я подумал, что, по-моему, похмелье уже прошло. И конечно тут же "башка" взорвалась разноцветными шариками разной расцветки. Бухая и барабаня по затылку.
   Видимо что-то оторванное было во мне и в моем взгляде. Боль, злость и отчаяние вот чем я был полон.
   Пробормотав что-то типа:
   -Ладно, братан увидимся еще. Ты только прихвати с собой в следующей раз "бабок".
   "Сладкая парочка" покатилась дальше.
  
   Бацилла
  
   Бацилла, как мы ласково прозвали нашу молодежную газету именно за то что проникала в любую возрастную категорию, захватывала умы, брала здания и административные корпуса не глядя, как настоящая зараза, как вирус без названия, хотя и изначально была направлена лишь на молодежь. Но что ни сделаешь ради слова. Наши авторы были как и славно тупы, так и безнадежно философичны. Вот например, что написал наш социопат среднего размаха. Статья под названием "Игра на опережения", немного бредово, но нашему редактору понравилось так сказать новая концепция молодежной мысли. Я не спорю меня тоже и еще и не так заносит...
   Игра на опережения. Как часто наш разум оказывается впереди паровоза. И это действительно так. Нам иногда трудно разговаривать. Почему? Я отвечу за себя. Просто я заранее знаю все возможные варианты ответов и вопросов. Вы скажете - такого не бывает. Но действительность представляет собой такую простоту, которую просто грех не разложить в логичной последовательности. Н да отяжелел мой разум, пишу, как будто гирей. Как плохой сапожник штопает очередные башмаки слишком толстой и неказистой ниткой. Скажем так - безумство разума. Да именно безумство разума! Вот лозунг, которым можно украсить тот тягач, что несет наш век в будущее. А что есть разум? Разум - это не больше не меньше видение цепи действительности у многих определенных у многих нет. Что у нас есть кроме разума? Сознание? Или как сейчас модно - осознание? Не хочу, долго и мрачно кривляясь, делая страшные рожи, пугать маленьких детей страшными реалиями жизни. Хочу помыслом своим определить прямую направленность мысли моей. Говорящей мне, что мир этот утонул в суперреализме разума, гротескно выпучив свой лик на лице нашем. Оставив лишь маленькую щелочку - действительно определяющему путь жизненный - Духу. Разумом можно созидать, разумом можно мыслить и понимать, но только дух и есть то единственное, что ведет нас по жизни и что дает нам прочную уверенность в нашем жизненном пути.
   Сколько философов, сколько действительно талантливых людей, обладающих фантазией и остротой пера. Пытались выразить свое отношение к нам, несчастным детям природы. И как все просто слаживается у многих. То мы карикатурно пискливы, то вычурпано горды. То бестолково смелы, или что еще хуже позорно трусливы. Выразить жизнь разумом, определить ее категориями. На самом деле, почему нет? Если нам это дано и даже более как мы этим располагаем. Не многим на самом деле, удавалось выразить словом и делом - дух. Ницше, по-моему, это не просто удалось, а удалось по истине на славу. В слове его нет разума, как такового, но есть определенность. И только объемно и многогранно определяя его мысли, наконец, узнаешь лик Духа Жизни. Лик настолько яркий и определенный, что порой хочется зажмуриться перед его светом. В общем, я немного увлекся своими "мудрыми разлагольствиями". Не хочу повторять "Подвиг воссоздания Заратустры" в своих письмах. Но по-моему это и есть новый поход нашего века. Та определяющая нить сознания, что дает нам движения. Я думаю, что век этот не долго будет "Веком Золотым", он уже медленно и верно начинает перерастать в "мир нашего жизненного духа". В стремлении жить ради него, а когда нужно умирать...
   Мои мысли, как караван верблюдов, медленно движутся по пустыне, лениво позванивая колокольчиками. Я чувствую их тяжесть и их законченную определенность. И я даже не хочу понимать их. Так как давно понял... Я иду между пальм. Горячее солнце обжигает этот большой кувшин. Медленно поворачивая его то этим боком, то этим. Вот мягко и определенно выплывает ручка, за которую мы беремся, чтобы напиться - это и есть наш разум. Только почему-то она гротескно, в несколько раз больше того кувшина, который ей суждено поднимать. Может мы боимся? Боимся, что сделав маленькую ручку, мы создадим такой же кувшин? Я думаю, что все в мире предопределенно. И если мы так сильно бежим по дорожке нашего опережения, как будто боимся, что-то не успеть. Как будто мы хотим в полной мере осознать пустоту разума. Чтобы потом с еще большим рвением кинуться в полный и чистый мир нашего Духа. Так мыслится мне предопределенность этого сумасбродства.
   Наверное, именно так и выглядит - безумие ))))))))))))))
  
   Но лучше всего конечно смотрелись мои статьи... Я в этом уверен. После очередной публикации, я хожу обычно как сыч, весь переполняясь любовью к ближнему то есть к самому себе... Приятно скажу вам чувствовать себя этаким пупом вселенной...
   Ха, свобода, ха!!!
   Ха, свобода, ха! Не может быть! Где это видано, чтобы можно было делать все! А если я, к примеру, захочу голым, на руках, пройтись по улицам города? Тоже позволите?
   Я же говорил, что это все бред. Этого не бывает! А то взяли себе в моду кричать свобода, Америка, самовыражение. Только у нас вы можете почувствовать свободу в подлинном ее выражении. Только наш человек может знать, что такое нарушать запреты. Только он в полной мере может осознать тоску по тому, что нельзя, но мы все равно, хоть тихонечко, хоть и под прилавком, но делаем. Ну нельзя же так люди, в самом деле. Вам сказали не делать - и вы, послушно так... - это делаете или не делаете, или... я не знаю уж.
   И вот, приезжает наш человек на этот" дикий запад", а там, о боже - благодать. Магазины полны товаром. Фирмы самые разные, на каждом углу. И достать ты можешь все, что тебе заблагорассудится или не заблагорассудится, или... - я не знаю уж.
   И делать ты можешь все, что тебе захочется или можешь не делать, если захочешь, или... - я не знаю уж.
   О боже! я не знаю - мне делать или не делать? мне хотеть или не хотеть? мне идти или не идти? А кто же расскажет? а, кто же покажет? а, кто же направит?
   О боже! как же здесь плохо! Я не знаю - хочу я это или нет!
   -Нет! - скажу я себе, - я точно знаю, что это я не хочу. В этом ходил мой противный сосед со своей истерично гавкающей собачкой.
   -Ха! - Говорит мне мой новый знакомый, который здесь типа уже местный, ну в общем, ну о-очень много. Ха, конечно не то что вы. На целый год больше.
   -Вы же это не серьезно? - Скажет он, - Из-за какого-то соседа или из-за какой-то там собачки?
   И действительно, что же это я? Не хотеть такую вещь из-за какого-то соседа! Хорошо, что есть люди побольше меня живущие здесь. Вот достигну их возраста, конечно возраста пребывания в этой, ух-ты миленькой, стране. Так я лет на 10 старше его. И тогда тоже стану, это уж точно, это уж все говорят, стану таким же умным. А может, даже, еще умнее. Я же уже пользуюсь их советами. А там вообще будет... Ну, вообще будет...
  
   Вот такие умные статьи я пишу, если хотите еще - пожалуйста!! Буду только рад поделится своей гениальностью с вами...
   Давайте высказываться.
   Давайте просто высказываться. Высказываться обо всем. О вашем городе, работе, друзьях, соседях. Или о ваших мыслях, отношениях, настроениях. Давайте говорить, пусть вас перебивают, пусть называют как хотят, пусть смеются в глаза или не отвечают. Пусть. Говорите - и вы, в конце концов, найдете себе собеседника. Друга, знакомого или даже совсем постороннего человека, с которым вам, вдруг, окажется очень легко беседовать. И конечно, ему тоже. Поверти, не надо прятать в себе слова, мысли, чувства. Не слушайте если говорят, что это все бред и неинтересно. Что это все издевательство над "истинными ценностями", искажение чистых чувств. Не верьте - это ваше, только ваше - чувство жизни. И именно поэтому, оно должно быть самым верным и единственным для вас. Поверьте, и это доказано уже много веков назад, доказать можно все, также пожалуй, как и разбить все доказательства.
   Слова, много слов..., только когда мы говорим или пишем от себя. Только тогда - это слово ценно. И только тогда эта мысль жива. Иначе все это только болтовня, просто демагогия. Пустой треп, скучающего бездельника или красноречивого болтуна. Неважно. Вы заговорили, вы улыбнулись, вы просто подержали кого-то словом. Поверьте, вам вернется. И что-то теплое, родное оживет внутри вас. Вы почувствуете тепло жизни. Поверьте, станет немножечко легче. Легче от ваших ежедневных забот, от жизни этой сумасшедшей. От работы сводящей с ума. От людей, как специально, делающих вам больно. Улыбнитесь, просто спросите:
   -Как дела? Что слышно? Где вы пропадаете? Что-то давно вас не видно.
   Поверьте в слово. Оно свободно. Оно может литься и обхватывать весь наш мир, все наши действия. Для слова нет преграды, оно проникает везде. Да и делает все что мы хотим. Мы хотим обмануть - и слово делает это. Мы хотим описать - и опять это слово. Мы хотим купить - и снова слово.
   Словом мы будим и с ним мы засыпаем. Словом мы переживаем, словом мы живем. Не держите в себе слово, дайте вашим эмоциям, чувствам словом вылиться из вас. Создайте слово такое же прекрасное, как и ваш, поверти только ваш, прекрасный внутренний мир. Живите. Не создавайте себе крепость под названием - ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не кому не скажу. Не умирайте тихо в застенках вашего молчания.
   Наверное, слишком много слов теснится у меня в груди и просятся наружу. А потом, когда я беру в руки ручку, пулей вылетают на бумагу - раня и задевая. Все те образы, что я рождаю или пытаюсь вытащить из своей памяти и совместить с персонажами на бумаге. Я могу еще долго приводить вам свои мысли, главное что бы вы не уснули вместе с ними. Хотя... спите если хотите. На свежую голову лучше восприятие. Дальше.
  
   Перекати поле.
   Перекати поле - вот, как я хочу назвать свой следующий рассказ. Почему? Наверное, потому что каждый пишет о том, что сам пережил или о том, что сам прочувствовал. Годы скитаний, годы поиска самого себя и своего теплого, уютного
   угла. Наложили на мой характер, да и на мою личность сильный отпечаток. Где бы я ни был, с кем бы я ни общался, куда бы ни заносила меня моя судьба, я встречался с грубостью, пошлостью, намеренным оскорблением. Поразительно, но действительно мне порой кажется, а может люди правы, а может лучше уехать отсюда, а может это не мое. Самое ужасное в этом, что если раньше, имея дом, живя в семье, я мало думал об этом или не замечал. Я именно это имею в виду - выживание. В полном смысле этого слова. Выживание - с работы, выживание из дома, из города, из страны. Выживание. Я спросил у одного очень бойкого человека, который все время пытался привить мне ту мысль, что я лишний на работе, что эта работа не для меня, что этот город... и т.д. и т.п. И тогда я спросил его:
   -Что ты собственно добиваешься? Почему? Ты хочешь загнать меня в землю?
   Он ответил мне:
   -Нет, нет! Что ты? Разве это я сказал? Нет!
   -Но подумай, - возразил я ему, - работа это мой хлеб, мой воздух, пища для моего ребенка, крыша над головой моей семьи. И если я не буду работать? где я окажусь?
   -Ты близко берешь все к сердцу, - сказал он мне тогда. И улыбнулся мне, доверчиво так, как будто говоря - ты смотришь очень далеко.
   Закрой глаза, распрями руки и пари, пари. Небо чистое и спокойное, небо огромное и синее. Закрой глаза, распрями руки и пари, пари. Небо-это жизнь. Такое же огромное и необъятное. Кому еще живется лучше чем птицам, думаем мы. Ведь в небе есть место для всех них. Так может вздохнуть полной грудью, разогнаться и взлететь в синее небо? Но почему-то мне кажется, что и тогда, найдется какой-нибудь человечек, который придумает тот камень, что попадет в меня, даже там, в синеве огромных, необъятных просторов. И камень этот скажет мне тогда - эй, тебе здесь не место, это не твое, поищи что-нибудь другое. Так что, готовьте камни, а я буду учится летать. Все равно мне некуда больше падать, кроме, как на землю.
  
   Вот такие вещи люблю я писать. Приведу еще несколько статей терзающих мою душу. Вам решать, хороши они или нет.
   Об этом.
   Хочу немного поделится с вами своими мыслями. Хотя писать сегодня до чертиков не хочется. Мысли в голову не лезут совершенно. Наверное это всегда так после еды. Наверное, это нормальная реакция нормального человека, только что откушавшего и пребывающего в этаком состоянии благодушия и радости, от мира сего бренного.
   В общем, хотел я поделится с вами своими мыслями - далеко не радостными, я бы даже сказал печальными.
   Так сказать пораскинуть умом маленько. О жизни нашей маленькой в стране этой маленькой. О людях наших, олим, медленно и верно дичающих, теряющих чувства реальности. Под солнцем этим жарким. Среди людей этих восточных, чьи слова обжигают, как плеть. Я не хочу говорить о всех нас приехавших из так называемого "совка". Но поверьте своими глазами я видел, как человек, молодой человек 23-25 лет. Полгода пробывшего в центре в центре стотысячного города, в центре шестимиллионной страны. Выходящий каждый день на улицу и встречающий, каждый день сотню людей. Как человек этот, медленно и необратимо дичал, превращался в маленького запуганного зверька. С бегающими глазками и невнятным бормотанием, себе под нос. Когда человек полный сил, молодости, живых идей, психического здоровья. Еще недавно с легкостью учившийся в техникуме или просто школе. Человек, который с легкостью оперировал очень даже не простыми идеями. И как он сам выражался, высокими материями. Человек у которого были десяток друзей и сотни знакомых. У него, у которого еще не так давно глаза светились радостью от общения с людьми. Он, который поражал своей эрудицией и веселым, задорным отношением к жизни. И опять таки - он, у которого слова пулей отскакивали, пронзая собеседника. И снова таки - он, далеко не красавиц, но все же пользующейся популярностью и интересом у особ противоположного пола. Его любили, с ним хотели общаться, мнение его ценили и уважали. Может за справедливое отношение к жизни, может за умение вызывать симпатию собеседника, может за внешний шарм или располагающею улыбку. А может просто за то, что он уважал себя, как ЧЕЛОВЕКА с большой буквы и относился к другим точно так же. В общем человек этот, как вы сами понимаете, был самым заурядным молодым человеком со здоровым отношением к жизни и конечно желающий лучшей жизни.
   Как говорится, счастливого пути или удачи в вашем безнадежном деле. И вот полгода назад отправился, этот молодой человек, на Родину своих предков, не обезьян конечно, вы не подумайте. Хотя кое-кто, и я конечно же своими ушами слышал, как говорил, что чувствует он себя в большой такой клетке, немного позолоченной, но уже изрядно поношенной. И с кучей визжащих, кричащих, показывающих друг другу языки, корчивших рожи и плюющих на всех и вся обезьян. Братьев наших меньших. Кстати по теории Дарвина мы именно такими и были еще какие-то 6 миллионов лет тому назад. То есть, простите, до того, как стали называться евреями. И вы уж не подумайте превратно, я не в коем случае не собирался проводить аналогий или искать в теории Дарвина скрытый смысл. Я, как вы понимаете, пытаюсь показать путь нашего человека по "стране обетаваной ", его адаптацию и в конечном счете бытия оного - полного счастья, равноправного члена общества. Так вот этот, назовем его Валера, приехал из страны, как в песне воспетой - великой и могучей. Только почему-то очень бедной и несчастной. Но не в этом дело. Приехал, а это уже достижение. Не каждый, извините, может взять свою э- э..., то есть себя в руки и приволочь свою э-э... Короче, приехать или на иврите " Леалот " в нашу, не побоюсь этого слова Родину. Поселился он в мире каком-то странном. Не то что его не понимающем, но даже не интересующегося им. Он с легкостью заговаривал с людьми, конечно же такими же такими, как и он " олимами " и конечно же говорящими на языке, великом и могучем, тобиш - русском. Многие делали лица просто не понимающие, как будто он другой планеты и только открывает рот симулируя речь. Другие могли дослушать до середины предложения, потом резко перебить, поинтересовавшись, что это он там бормочет такое несусветное. Третьи, и того хуже, они выслушивали его молча улыбаясь, немного заносчиво. Потом сыпали цитатами, статистическими данными, которые вы, не может быть, конечно же должны знать!!? Или вдруг взрывались потоком слов, совершенно не по делу, но, таки вы должны понять, очень нужных и исторически правильных. Что сказать раз обжегся, второй раз обжегся, третий раз уже так больно - что невольно думаешь, а пусть они ко мне обращаются, а я их тогда их же оружием. А они, как назло даже здороваться перестали, только улыбаются издалека, заносчиво так, немного презрительно и явно с выражением, говорящим я лучше, я умнее, я больше тебя. А может, думалось ему, они набрались этого от местных жителей. Ведь раньше они общались нормально. Уж он то это наверняка знал. Ведь совсем еще недавно он имел беседы с точно такими же людьми, может немного хуже, может немного лучше их. Здесь все иначе, слышал он. Здесь все другое, говорили ему. Солнце ярче, это правда - думал он. И люди... У него слезы выступали на глазах, нет он не был очень уж чувствительным. Но вспоминая инцендент в магазине он чувствовал приступ паники, который увеличивался с каждым таким разом, все больше и больше.
   Да, как это было? Очень просто он был высмеян в присутствии десятка людей, которые явно получали удовольствие, видя его растерянность и муку позора в его глазах. Очень просто, он просто спросил, конечно же, ошибаясь в произношении и немного заикаясь.
   -Сколько это стоит?
   Продавец, что-то резко ответил, что вызвало смешок в его небольшом магазине. Наш герой, Валера кажется? - так вот, наш герой растерялся, но вида, как ему казалось, не подал. И опять задал свой вопрос:
   -Сколько это стоит?
   Ответ продавца явно был принят на ура, всеми присутствующими. И они смеялись, все-маленькие, большие, молодые, старые. Смеялись тыкая в него пальцами, презрительно обмениваясь многозначительными взглядами. Валера стоял красный, как рак, он бы весело посмеялся вместе со всеми если бы смеялись не над ним. И самое обидное, что смеялись не над "правильностью" его вопроса. А над, наверное очень умным и явно попавшим в цель, ответом - этого здорового с черными волосами и такой же кожей. Наглыми, пытающимися пронзить тебя глазами - продавца.
   Наконец одна, наверное очень добрая душа, этакий бабушка - божий одуванчик. Объяснила ему, бросив предварительно несколько фраз продавцу, в которых он явственно слышал слово " дебил " и " русский ". Так вот, она объяснила ему, недотепе, что продавец сказал, что именно для таких, как он, он повесит цены на русском языке. И даже от себя, видимо по доброте душевной, она нашла на очередной коробочке, маленькую, затертую сотнями рук - наклеечку с ценой. После этого, как мальчику-дебильчику десяти лет от роду, она внятно, чуть громче чем надо. Таки привлекая к себе внимание, произнесла цену товара. И видя состояние полной подавленности на лице Валеры, решив, наверное подержать его духом, мол держись мы все через это прошли. Поинтересовались, между прочим тем же громким тоном - правильно ли он понял цену? Состояние у Валеры было прямо скажем не из лучших. Он чувствовал себя полным дебилом, в полном смысле этого слова. Хотелось провалится под землю или выбежать из магазина, бросив все. И бежать не оглядываясь. Но он был человеком умеющим держать себя в руках. " Партизаны не сдаются" - наверное думал он. Подойдя к кассе, он молча протянул 100 шекелей и гордо, не дождавшись сдачи, вышел. На что продавец отпустил очередную реплику, под общий смех его клиентов. На что продавец отпустил очередную реплику, под общий смех его клиентов. Почувствовав себя еще глупее он, сдерживаясь, чтобы не побежать, пошел к себе домой. Не знаю называйте это как угодно, смейтесь над этим, не обращайте внимание на это. Но я знаю одно - человечностью это не назовешь. Ну хорошо, раз наш герой рассеялся и забыл, второй раз ну тоже бывает. Третий раз уже так больно, что ты не чувствуешь боль. Привыкаешь что ли. А если еще не с кем снять эту боль, не с кем поговорить. Или просто посмеяться над этим случаем. Найдя его очень забавным, при тщательном рассмотрении. А продавца, ну прямо первым клоуном на деревне, этаким остряком районного масштаба. И эта боль просто ест тебя изнутри, медленно и неукротимо. Вот так, друзья мои, за полгода, в этой словесной блокаде, слыша в свою сторону только насмешки и встречая людей целенаправленно пытающихся ранить его словом. Наш бедный Валера из цветущего и полного сил парня. Стал тихим, забитым человечком. Невнятно бормочущем себе под нос. И с трудом формулируя свои мысли, часто путаясь и сбиваясь. Ну кому, спросите вы, нужен такой? Пусть едет обратно откуда приехал! - скажете вы. Пусть убирается отсюда, здесь таким не место - произнесете вы. А если заглянуть глубоко в душу? А если спросить себя, а было ли такое с вами? Что вы ответите? Нет, не было? А? Подумайте! Только вот, что я скажу. Прошло еще полгода и забыл наш Валера, каким он был, когда приехал и естественно до этого. Забыл напрочь. Теперь он как все и даже лучше. А какой он - это уж вам решать. Если захотите конечно.
  
   Герой нашего времени.
   Не так уж и много фирм занимаются отмыванием денег. И если действительно не будет другого выбора и придется выбирать между нищенством и этой путанной, темной дорожкой только тогда... Притом что ума большого здесь не надо. Делов то соединить пару ниточек, сделать пару движений... - и вот ты уже среди братства братанов, в красном пиджаке, небрежно постукивающий ногой по колесу нулевого Мерседеса с роскошной блондинистой блондинкой в черных туфельках на голое тело. Я думаю, можно будет рискнуть. Правда, это билет в один конец. Уж если въехал в эту страну теней один раз, жить тебе с этим всю жизнь. Неважно плох ты или хорош, нищий или бедный, умный или глуп, как пробка.
   Неважно кто ты и откуда. Будь хоть президентом всех президентов, хоть марсианином, хоть колдуном, или как, это сейчас модно - парапсихологом. Будь... - от законов мира порочного тебе не уйти. Если переступил эту черту - обратной дороги нет, хотя впрочем есть - потеряв самое ценное, что у тебя есть - жизнь. Хотя впрочем ценится она в этой, ну очень демократической стране на уровне собачей. Можно будет даже, поссорив деньгами, создать пару фирм летучек. Чем тут жульничают? Суды? Машины? Выезд за границу? Призрачные строительства? Тут есть даже сработанные команды. И сферы действий, этих команд, разграничены. Я думаю, что самая распостранненая профессия - подставное лицо. Насколько легален такой обман? Можно увидеть. Сколько судебных процессов возбужденно не этих клоунов? Система занята погоней за призраками, поисков сам не знаю чего. А откроешь газету - боже вот это винегрет. Фирмы летучки, как экзотические цветы в тропиках, пестрят рекламой разный цветов. Одна другой лучше. " Приходите к нам и мы вам поможем! " Хотя с другой стороны спрос на дураков всегда был и будет самым актуальным. Россия - вот самая, как говорят американцы, альтернативная страна. Почему? Уж такого количества дураков в одном месте, нигде в мире не найдешь. Столько рабочего материала. Столько преданных душ. Столько возможностей. Россия только начала жить как весь остальной мир и сразу - "МММ" - " только у нас" и ля-ля, и фа-фа.. " Ни хрена себе пукнули! Вот где врать умеют! - скажете вы - Миллиарды! " Но на рынке два дурака - один продавец другой покупатель. Если продавец не захочет покупатель не купит и наоборот. Мы с такой радостью, открыв рот, слушаем похождение очередного мошенника. И чем больше он обворовал, чем больше людей обманул - тем статус героя, в наших глазах, растет. Кто у нас сейчас "герой дня" или как у Лермонтова " Герой нашего времени"? Вот он - человек, под названием - обмани ближнего своего. И сделай это так красиво и изящно, что - бы пациенту приятно было. Ой, как мы это любим. Дайте нам такого. Покажите нам его. Пусть он войдет в нашу жизнь и мы будем ему благодарны в этом, уж точно ближайшие 5 лет. Послушайте наших собратьев-эмигрантов. Один - был ну таким крутым, ну вообще. Второй - ворочал миллионами. Третий - руководил. Директора, предприниматели, руководители - шишки в общем. А здесь, простите, - дураки дураками. Ну не доросли мы оказывается, до их уровня обмана. Эх, обидно правда? А с другой стороны - приятно чувствовать себя дураком? А? Неправда ли?
  
   А вот статья достойная времен начала нашего века или так называемых перестроечных. Кажется автор этих строк даже пострадал за них. Конечно, применимо только в рамках страны деятельности нашего автора...
   Прошу слова!!
   А что если взять к разбору, этакий круг людей самостоятельных, финансово обеспеченных. Имеющих дом, хороший, устойчивый счет в банке, образованных. У многих из них есть свое дело, может даже хорошее прибыльное предприятие. Группу этих людей выделяет честолюбие, прозорливость и европейский склад ума. Их семьи, естественно привезли опыт, знания и целеустремленность Европы. Бабушки и дедушки, этих теперешних руководителей с честью отстояли право страны за независимость. Бились они естественно не только за кусок земли, но и за будущее их детей и правнуков. Естественно, ум обладает способностью предугадывать события. И если еще 30 лет назад шло заселение с почти принудительным получением жилья или земли. То после, политика жизни приняла совершенно другую форму. Естественно для развивающейся промышленности, для медленно выходящей из застоя экономики, наличие малообразованного населения было явно не достаточно. И приток новой волны эмиграции ожидалось ну очень сильно. Эмигранты, обладающие базой знаний, вроде, как и не реализованных у себя на Родине. Должны были иметь стимул работать денно и нощно на благо хозяина. Так что же делать? Деньги? Стимул хороший, но если жилье дешевое, как раньше. Кто же будет так каторжно работать? Да никто. Цивилизованная жизнь, порождает уважения к себе и к своему труду.
   Значит, думает руководящая группа людей, нужно создать условия. Естественно защитив себя. Назовем нашу группу элитной. Установим взнос, выраженный несколькими нулями для входа нашу зону. Дальше? Я как руководитель, не хочу, что бы профанство и безграмотность оперировало моим оборудованием. Значит нужно создать группу людей с выраженным чувством собственной значительности или исключительности. Мол, я не умею, но зато знаю как. Дальше? Естественно банки тоже принадлежат мне, как и все руководящие должности. Значит нужно, всего лишь, установить цены на землю и жилье которые бы просто съедали весь заработок. Заставляя человека превратится в моего раба и раба моего оборудования. Притом, как удачно. Группа моих рабов, имея такие очень нужные качества, как квалификация, но и выносливость. Притом выносливость, выкованную в сотнях войн и воспитанную на так называемом "Настоящем человеке" - Мересьеве. Часть этой группы обладает талантом быть детьми. То есть умеет искать, выбирать и находить новые идеи. Но эта меньшая группа, естественно будет вытеснена или уничтожена. Уж очень этот дар не устойчив. Притом, что требуется именно такое вот навьюченное животное. И самое интересное, эти приехавшие дети варваров, имеющие претензии называться людьми, совершенно не умеют завоевывать жизненное пространство. И даже наоборот вся их культура, построена именно на иллюзии будто бы все это пространство заранее их. Мы, то есть элитная группа, дадим нашим детям и друзьям, простую сущность амбициозности. Мы научим их чувствовать себя свободно в обществе, умеющем завоевывать себе жизнь.
   И что же у нас получилось?
   Группа развитого эго, с финансовой поддержке дальних родственников, искусственно создали жизнь. Построили дорогие загоны, заселили их живностью. И обладая умением рычать, пугать и питаться живым мясом. Погнали караваны через пустыню. И как прекрасен мир. Верблюд может не есть неделями, не пить сутками, а потом за кусок хлеба и ведро воды нагрузить на себя весь стог сена. Первый верблюд пал, второй пал, третий пал... Неважно, их там еще миллионы. Кто их там считает вообще? За одним придут еще десяток. Благо очередь даже дерется за право стать верблюдом...
   Получаем очень даже гармоничное общество, где одни действительно хозяева, другие только думают что они хозяева. И те, и другие довольны:
   " Мол, ты работать, я руководить.
   Твои слова, мой закон.
   Я твой господин, ты мой гегемон".
   В чем особая шутка, так это в том, что и дети ваши милые мои верблюды, будут такими же маленькими верблюдиками. И выход здесь один подчинится. Два года тащить, год лечится. Так сказать, зализывать раны. Если не хотите, так убирайтесь отсюда. Обратно конечно не надо, а то получится как у того рыбака, одна рыбка убежит и расскажет остальным, что там за червячок висит и почему он такой острый. Конечно, есть тут и вопрос безопасности тоже.
   Лучше вам уставшим рабам. Продолжить свой путь в мир еще более прекрасный и с такими аллигаторами, что будете восхищаться до конца жизни. Верблюды везде нужны. Их сейчас нехватка в мире. Особенно квалифицированных верблюдов.
   Я верю, что в неких больших, развитых теперь странах процессы проходили естественно, без большого участия кого-либо. Но в этой маленькой стране, построенной умом людей за какие то 40 лет. Все процессы, при кажущейся спонтанности, возникали продуманно. Все мое уважение, Вам, сильным и умным Мира сего, поставивших нас на колени и заставивших блеять, как стадо ослов.
  -- Бе-бе-бе-бе! Бе-бе-бе-бе! Бе-бе-е-е-ееееееее....
   Мораль той басни такова:
   Плодитесь и размножайтесь, дорогие мои СОЗАГОНИКИ!!!
  
   Пожалуй, вы уже составили довольно большое представление о нашей газете. Я бы конечно предпочел экскурс более полный, но поверьте просто жаль вашего времени. Да и при желании вы могли бы ознакомится сами с нашим выпуском Бациллы.
  
   Жизнь моя между тем продолжалась дальше....Воспоминания волной накатывались на меня и я просто забрался в ближайший бар заказал себе две по сто, и повел неторопливый разговор с барменом вспоминая как это было...
  
   "Опять пить. - Пронеслось в голове. - Вчера пил, позавчера пил, но кажется в хорошей компании. Или начинал в хорошей, а закончил в ...не помню в какой."
   -Ну, заходи уже. Бутылку принес? Молодец. Ставь в холодильник. Видишь сколько уже стоит. То-то же, - гордость была в словах моего, в буквальном смысле слова, большого друга Леши, любившего строить из себя этого покровителя заблудившихся душ. - Видишь сколько нас уже собралось. Тебя ждем, а тебя все нет и нет. Смотри - это Толик. Он всегда в перчатке. Он тебе потом расскажет почему.
   -Привет, - бросил мне Толик, и продолжал говорить что-то смазливой брюнетки в мини-юбке.
   Брюнетка кокетливо повела плечами, соблазнительно раздвинула ножки и призывно показала глазами на свободный стул, рядом с собой.
   -Это Лена - очень пылкая натура, но надо быть с ней поосторожнее. Она, однажды набила глаз одному очень пылкому ухажеру.
   -Это Паша, просто классный парень. Это Эдик, Дима и Сергей - хиппи или панки, не помню. Короче, я тебе обещал интересную компанию - получи.
   Мы поздоровались. Я подумал, что на этой кухне с трудом разместится трое. Но как не странно, вся это толпа неплохо вписывалась в это маленькое пространство.
   -Не обращай внимание на эту парочку. Они уже полчаса глядят только друг на друга. - Кивнул на Толю и Лену, классный парень, Паша.
   -А, бывает.
   -Давай выпьем, мы уже здесь разогрелись, а ты с мороза, давай штрафную. Эй, Леха тащи еще рюмочку, да побольше, а то твой друг что-то трезвый очень.
   -Короче анекдот: Выпустили новый вид лекарства от падучей, вставучей, отряхнучей и идучей дальше.
   -Ха, ха, ха. Это для Лехи, он еще пару рюмок и будет падучи, но без вставучи.
   Прошло полчаса. Я уже разогрелся окончательно и с удовольствием участвовал в разговоре. Толик, наконец - то, под общий крик и улюлюканье снял перчатку, сказав что-то типа:
   -Ты - Леха. Мой настоящий друг и я тебе доверяю, но взамен я требую танец с нашей прекрасной Еленой.
   Прекрасная Елена, в это мгновение пыталась соблазнить..., да, да именно меня, как самого молодого и зеленого.
   Мне было 14 лет. Я был полон иллюзий. Все в мире было наполнено счастьем и верил я людям безоговорочно. Если мы уже сидели в своей компании, то не было уже, как мне казалось, вранья или недоговорок.
   Наша Елена прекрасная, вернулась на кухню, почему-то без юбки. Выпила рюмку водки, закурила сигарету. Сказала мне что-то типа:
   -Если бы мужчины знали, как правильно подойти к девушкам - девственниц, наверное, уже не было.
   После этого она отправилась потанцевать с Пашей. Толик удовлетворено ухмылялся и явно был горд собой. Он процитировал, наверное, Шекспира, сказав:
   -Женщины, как консервы - открываются один раз. - Потом заорал, - Эй, Леха закуска кончается, тащи еще консервы.
   -Ха, ха, ха. - Откликнулись Сергей и Дима.
   Дальше я не так чтобы помню, но вроде мне стало плохо. Меня кто-то, заботливо, отвел в туалет. Где я выплеснул из себя весь этот, уже не реальный, мир - маленькой прокуренной кухни, с глупо улыбающимися Хиппи или Панки, я так и не понял, да и они наверное тоже. Крутого пацана - Толика, в одной кожаной перчатке, на левую руку. Этакий символ вечного бойца. Лены - уже по-моему только в шляпке на голое тело, кокетливо выпивающей стакан водки. И хозяина Леши - пьющего на бруденшавт с унитазом и рассказывающего ему, что лучшего друга у него еще в жизни не было.
   Дальше я провалился в серость и только шляпка Лены, как мне казалось маячила у меня перед глазами.
   Я приходил в себя два раза и два раза в разных комнатах. И оба раза кто-то пыхтел в метре от меня и я слышал блаженные стоны нашей чемпионки, местного значения по соблазнению лиц противоположного пола.
   Очнулся я окончательно в полночь в зале. В квартире горели все лампы, беспорядка не было, все вещи стояли на своих местах. Юбка Лены, висевшая на стуле, бросалась в глаза, на этом фоне чистоты и порядка. В доме стояла абсолютная тишина. Я, покачиваясь, встал. Тошнило. Ноги подгибались. Медленно, чтобы не расплескать, вроде успокоившееся море внутри себя, я обошел квартиру. В квартире было пусто. Никого, ни единой души. Но свет горел везде, не было лампочки, которая была бы не зажжена. "Как в морге" - пронеслось в голове. Нереальность происходившего поразила меня. Кажется, я хотел выйти на улицу, но вдруг увидел себя в зеркале. Оказывается на мне не было штанов.
   "О боже, где же вещи? Я пропал, черт. " - Подумал я. В поисках я забрел в ванную. И - о боже! Я его увидел. Наш радушный хозяин
   "большой" Леха, сидел в ванной в полной темноте. В обеих руках он держал по огромному кухонному ножу. Тупо и не мигая уставившись перед собой. В большом эмалированном тазу, прямо в ванной, лежали мои, извините, забрызганные блевотиной, вещи. Видно кто-то, добрая душа, помог снять их с меня, да еще и собирался постирать. Но что-то, видимо, ему
   помешало. И это что-то смотрело сейчас на меня, какими-то пустыми, как у зомби, глазами. Я сделал движение рукой к тазу с вещами. Леха вдруг резко, и как-то истерически, захихикал и махнул одним из ножей, целясь по моей руке. Я успел убрать руку и в ужасе уставился на этого доброго, большого, как я раньше думал, плюшевого мишку. Этот вечный защитник униженных и покоренных, только что чуть не отрубил мне пол руки. Его руки были порезаны в нескольких местах. Кажется, глубоких порезов не было. Но кровь, все равно, стекала с рук и капала на плитку в ванной. Лужица уже начала немного подсыхать и казалось, что
   каждая новая капля делает кровь еще краснее и ярче. Он очнулся из своего состояния "зомби" с моим появлением. Начал громко говорить, какие-то слова, совершенно не заботясь о смысле и даже не пытаясь связать их в предложение. Иногда даже переходя в совсем уже не членораздельное бульканье. Мое появление видно послужила толчком к началу действий. Он стал разворачиваться ко мне одновременно крутя ножи в разные стороны и пытаясь подняться на ноги. Я отскочил в сторону. Он медленно пополз за мной. Ножи его царапали пол. Руки оставляли кровавые следы.
   -Леха, Леха. Успокойся это я - твой друг Виталик - говорил я ему.
   Но он качал головой и что-то мычал в ответ.
   -Я ухожу, Леха. Уже 12 часов ночи и мои предки будут в шоке, если я не приду! Черт!
   Он не слушал меня. Тупо и медленно двигался в мою сторону. Меня вдруг осенило:
   -Водка!! - заорал я, - Водки хочешь?
   Он сделал страшные глаза и по-моему стал отбиваться от всех врагов сразу, вокруг себя. Я еще мог проскочить на кухню. Это я и сделал. Вытащив остатки водки из холодильника. Я понюхал ее, поморщился, когда, еще раз извините, эта зараза ударила мне в нос. Потом подбежал к Лехи и поставил бутылку прямо перед ним. Его взгляд скользнул по бутылке. Он выронил нож из правой руки, схватил бутылку и прямо из горлышка, как воду, не останавливаясь и не делая передышек, залпом, начал пить. Другая рука уже более длинными паузами, но так же ловко, крутила нож. Я попытался проскочить мимо него. Он сделал резкий выпад рукой, немного оцарапал мне ногу. Я проскочил в ванную. Схватил одежду. Кое-как ее почистил. Потом оделся и вышел в коридор. Леха сидел на полу, тяжело опираясь на стену. Он, как младенца, нежно обнимал бутылку. Бормотание прошло, но смену пришли, какие-то стихи - о красоте мира или что-то в этом же духе. Он стал сильнее и сильнее мотать головой и на очередном куплете, стукнулся головой об стену. Его взгляд помутнел. Он с громким выдохом повалился на бок и принял вид человека полностью отключившегося от мира сего. Я с большим трудом перетащил его на кровать. Спрятал все ножи в дальний ящик и прикрыл их старыми газетами. Немного прибрав, я еще раз подумал: "как это она ушла без юбки? "И с явным облегчением закрыл за собой дверь квартиры, доброго и гостеприимного хозяина. И отправился домой.
  
  -- Да сосед у тебя был еще тот, - сказал бармен, - а вот послушай как я в "совке" на хлеб с маслом зарабатывал...
  
   -Надо ехать, надо ехать. Надоело все - говорила соседка, - вчера пьяные опять побили фонари на улице.
   -Да, а я вечером вообще на улицу не выхожу, - ответила ей старая баба Лена, - страшно, да и делать там нечего. Вот раньше когда не было этой пьяни, рвани, - она подозрительно посмотрела на меня, как бы спрашивая: я пьянь, рвань или еще кто-нибудь. Найдя мою физиономию достаточно подозрительной, она уже нагло впилась в меня глазами и продолжала
   -и этих не было наркоманов. Вот тогда было хорошо. Помнится, мы гуляли компаниями до 2-3 часов ночи, пели песни, веселились. А эти поганцы, - она опять посмотрела на меня - только и знают пить, курить и дебоширить. Слышали как орал вчера вечером сосед. Я как раз собиралась идти заваривать чай на утро, а он как заорет. Истошно так, - дай бутылку сука, а то зарежу. Я испугалась к двери подскочила, а он рядом живет, в зрачок посмотрела - ничего не видать. Дал боже соседа - пьяницу. В армию уходил, был человек. Учился, родителей радовал, умница. А теперь девки голые на балконе курят, резинки пользованные на подоконник бросают. Ужас, ужас - не дом вертеп какой - то.
   -Видно опять, родители его бедные, на огород свой поехали. Хоть немного картошки накопать.
   -Они в огород, а Женька в запой, - подержала бабу Лену третья соседка с 4 этажа.
   Сил выслушивать все это не было никаких. Но делать было нечего - клиент должен был приехать прямо сюда. Я раньше никогда не назначал встречу рядом с домом, мало ли какой сброд может прийти. А этот сам назвал место, да еще собрался покупать партию, этих чертовых покрышек.
   Стиль его разговора - Да, да. Это именно то, что я ищу, хорошо я согласен, конечно, в котором часу, как вам удобнее. Да, знаете где...
   Это подставка или проверка, но мне по фигу пусть купит хоть все, а там будь, что будет.
   Бежевый опель с покупателями, подкатил к нам. Я встал и спросил:
   -Вы по поводу шин?
   -Да. А ты Виталик?
   -Да. А вы Анатолий! Я вам сразу скажу, что надо поехать на "Северный".
   -Конечно, конечно я согласен. Ничего что я с другом? Он тоже хотел посмотреть.
   Я оценил этих двоих "друзей", страшно не было, даже если это бандиты, просто так не тронут. Сначала разборка на словах, а там посмотрим. Я сел на заднее сидение и сказал:
   -Лучше ехать по центральной улице до "северного", а там я покажу.
   Он улыбнулся так радостно будто я дал ему 100 "баксов" и поехал. Его друг резко повернулся ко мне. Я увидел шрам от глаза через всю щеку до подбородка. "Урод какой-то кажись я попал на "братанов" - пронеслось в голове.
   -Ну, чего бизнес делаем, ха - ха - ха. Сейчас все крутятся. Одни берут, другие забирают ха - ха - ха. Вчера 100 заработал 50 "дядьке с палкой " отдал. Ну а ты что же от фирмы или сам по себе?
   -Да, не. Все официально. У батьки фирма, покрышки его, они с ними попали - сдать не куда не могут, а я студент. Денег нет, так хоть на этой резине держусь. В неделю пару покрышек, уже на хлеб с маслом хватает.
   -Да ты прав. Слышишь Толян "мусора", - он ткнул пальцем в гаишников, тормозящих почти все иномарки.
   -Приготовь 50 "баксов", - отозвался Толян.
   -Не лучше гривной. Зачем баксы палить.
   Он открыл бардачек и как бы невзначай отодвинулся в сторону. Я увидел большую "пушку" и пачки с бабками. Заметив мой взгляд, он, так еще картинно, взял пачку денег, небрежно отодвинув пистолет, и повторил:
   -Зачем "баксы" палить? - потом быстро добавил, - слышь, а ты часто так с клиентами мотаешься?
   -Да, не. Один, два раза в день, а покупают и того меньше.
   Отвечая, я теребил газовый баллончик в кармане. Эти двое мне явно не нравились и я уже пожалел, что сел в машину.
   Покружившись по гаражу и сказав что-то типа - " не это все нам не подходит, нам нужны новые и все с одним профилем. Поехали отсюда"
   Мы отъехали, я молча ждал продолжения сюжета под названием "наезд". Когда "друг" блатным тоном начал:
   -Слышишь, а ты знаешь где можно купить новье? Мы с Крыма едем, понимаешь. Машина наши ноги, а ехать еще далеко. Подсоби если можешь.
   Я подумал: " Что блин делать? " И вдруг меня осенило.
   -Я знаю тут рядом ребята открыли какую-то лавочку. Если надо можно заехать спросить.
   -Давай показывай дорогу.
   "Ребята" - которые открыли эту лавочку, были конечно "братанами" только знакомыми и они были мне немного должны. Подъехав к магазину один остался в машине, а я с "Другом" вышел.
   Выслушав меня, Олег, сказал:
   -Не таких нет, Виталик. Хочешь, закажем, дня через 2-3 придут.
   Олег, хозяин магазина, держал бригаду, и сам состоял в группе одной из самых крутых. Один вид его стоил 2 "стволов". "Друг" оценил это сразу, вида не подал, да и на рожон не полез. Олег, тоже с понятиями, почувствовал напряженку и так мне говорит:
   -Ну, что там все нормально? Ты если чего заходи. Если помощь там или еще чего..., - и оценивающе посмотрел на "другана".
   Сев в машину я почувствовал себя более расслаблено.
   И сказал:
   -Ну, чего делать будем?
   -Чего делать? Чего делать? Домой ехать надо!
   Он зло посмотрел на меня, и в сердцах добавил:
   -Слышишь Толян, притормози здесь!
   Я вышел и вздохнул с облегчением. Все еще хорошо закончилось, могло быть и хуже...
  
   "Да, - промелькнуло у меня в голове, - Кто, кто гений в таких делах так это Джером Ка Джером. Он точно отразил пьяный синдром: "А после бренди, употребленного в должном количестве, он повелевает: теперь дури, смейся и пляши, чтобы смеялись твои ближние; болтай чепуху, издавай беспомощные звуки; покажи, каким беспомощным пентюхом становится несчастное существо ум и воля которого потоплены, как котята, в нескольких глотках алкоголя.". В общем вечер явно удался, я пришел домой и вырубился до утра, как мертвый. Давно я столько не пил...
  
  
   Жора.
   Что ж, описывать некоторые случаи из своей жизни даже бывает приятно. Ведь не все же наша жизнь мрачная и безрадостная. Но я не люблю говорить, что это таки, да именно со мной и было. Лучше, поверьте мне, сказать, что этот случай произошел с одним из моих друзей. Назовем его - Жора. Между прочим, очень здоровое имя. Не знаю, почему многие над ним смеются, подозревая, наверное, в нем что-то другое.
   Во общем, Жора был рад своей судьбе. Жизнь таскала его по всей стране от знакомого к знакомому. Он был забавен и многословен, привлекал к себе внимание неожиданностью характера. И уж такой неожиданностью, что порой сам удивлялся этому.
   Планы на вечер были разнообразные, но лучшая их часть заключалась в общении с другом Вовкой, которого он не видел уже год.
   -Ну, ты где? - услышал Жора, в трубке телефона, - когда приедешь? Мы же ждем. Кто мы? Ну, я, конечно и еще один парень, ну классный парень. Не часто встретишь. Короче, тебе понравится. А, через час только? Вот блин. Ну все равно, приезжай. Ха-ха-ха. Слушай еще шутку:
   "Да на суде. Судья спрашивает:
   -Подсудимый расскажите нам как выглядела пострадавшая.
   Подсудимый:
   -Ну, во общем, невысокого роста и рот такой большой, что может несколько х... в рот взять.
   Судья:
   -Подсудимый- это не ответ. Опишите, пожалуйста, нормально потерпевшую.
   Подсудимый:
   -Э-э... Рост- 1,60 метров. Плотная такая. И троих, так точно, за раз, удовлетворит.
   Судья:
   -Подсудимый, последний раз прошу дать ответ. Только в приличных выражениях.
   Подсудимый:
   -Короче. Маленькая такая. И рот такой, что банан поперек за раз съест. "
   -Ха, ха, ха, - рассмеялся Жора, - это что-то новенькое. Ну ладно, слушай я теперь расскажу:
   "Вопрос: Все ли грибы может есть человек?
   Ответ: Абсолютно все! Но только один раз".
   -Ха, ха, ха. Ну ты могуч, - отозвался Вовка, - Сейчас, сейчас... А вот вспомнил:
   "Мужик приходит к врачу и говорит:
   -Доктор, скажите честно, если я выпью у меня сосуды расширятся?
   -Да, - отвечает доктор, - расширятся.
   -Значит, соответственно давление снизится?
   -Ну, снизится, конечно.
   -Доктор, именно это мне и нужно!
   -Но послушайте, потом все равно сосуды сузятся!
   -Доктор, а вот это я уже не допущу! "
   -Ха-ха-ха. Ну ты даешь. А я вот что знаю: "Крик в очереди:
   -Эй, в середине уплотнитесь, а то в конце стоять страшно! "
   -Ха, ха, ха! А вот слушай: "подруга жалуется приятельнице:
   -Снизу он задыхается, сверху его укачивает, на левом боку у него сердце болит, а на правом ему телевизора не видно".
   -Ха, ха, ха. Слушай, мы так до завтра не закончим. Когда, спрашивается, я выеду?
   -Ну ладно, давай заканчивать. Короче через час я тебя жду. Бутылку можешь брать, можешь не брать, у меня в любом случае одна уже есть.
   -Ну одна. Конечно я возьму еще. Ладно, давай, до встречи, - Привет, - отозвался Вовчик.
   Вовчик был человек незаурядный, любил курить, почему-то только трубку, общался буквально со всеми. И естественно знали его все вокруг. Город в котором он сейчас жил, был не большой. И, как положено в маленьком городе слухи быстро расползались по нему. Прослышав, что Вовчик написал пару статей в газету, он уже выглядел, человеком творческим, чуть ли не писателем мирового значения. Но скажу, без преувеличения, он таки писал. Писал много и с удовольствием. Писал статьи в местную газету, юморески. И однажды, как я знаю, написал даже текст выступления к какой-то там команде КВН. В его голове держалась куча информации. Он был бесподобный ведущий, а если попадал на вечеринку тосты, анекдоты, смешные истории лились из него так, что поверти живот болел от смеха. И "огненная вода" заканчивалась в одно мгновенье. Знаете, это как в хорошей компании? -можно сидеть бесконечно. И естественно, никто нам не поможет развеселится, кроме нас самих. Истина старая, только не всеми понятая. Вообще Вовка был человеком интересным и разностороннем. Общаться с таким было одно удовольствие. Поэтому Жора быстро собрался и поехал навстречу к другу. Дорога прошла без каких-либо приключений. И ровно через час он уже звонил своему другу с какого-то непонятного места в центре города. С большим, но почему-то закрытым магазином. Вовчик приехал в компании этакого классного парня, кажется Саши. Саша, таки умел слушать и не вызывал агрессии. Короче мы поехали праздновать что-то. Заказав такси. Они собирались устроить грандиозную вечеринку в месте, как мне сказал Вовчик, ну очень популярном. Особенно у людей уже женатых. Выскочивших на минутку вынести мусор и перекинуться парой, тройкой, четверкой... слов конечно. Самое популярное место здесь называлось, только не смейтесь - ЖОПА. И была это, никогда не догадаетесь - детская площадка. Свое историческое название приобрела из-за вида горки, круглой покатой с углублением посередине. Не знаю как изначально должна была выглядеть и называться эта горка. Может "слоник заблудился" или "поросенок на выданье" , или "планета Марс приветствует жителей Земли" .Но сейчас, после того как ее заново покрасили в какой-то совершенно неопределенный цвет, да еще и в крапинку, видно местный маляр знал только эти цвета или может просто у него закончилась краска, но сейчас вид этого чудовища действительно напоминал заднюю часть расположенную чуть пониже спины. Притом, как я сам видел, являющейся чуть ли не единственным предметом гордости у очень большой части здешнего населения.
   -У меня есть предположение - обратился ко мне Александр, -только Вовке не говори. Что вот это изобретение, для детской забавы, это божья коровка.
   -Ха, -отозвался Вовчик, видно слух у него был идеальный, -мне это больше напоминает Жопу севшую прямо в рой божьих коровок.
   -Вот так всегда, - скривился Алекс, - ни какой романтики. Ну, а ты Жора, что думаешь по этому поводу?
   Видно это была местная национальная игра. Каждый должен был высказываться по этому поводу. И естественно иметь собственное мнение на этот счет.
   Сказав что-то такое типа, что в таком явно экзотическом месте ему еще не приходилось пить. Он попытался съехать с горки. Ему естественно это не удалось, так как не успев начаться, она уже закончилась. Видно перерос немного наш Жора. Он крикнул:
   -Действительно - ЖОПА! Давайте пить, мужики.
   ...На второй бутылке, когда мысли покатились в сторону плотских удовольствий. И, никогда не поверю, закончились анекдоты даже у Вовчика. Жора попросил Алекса сыграть что-нибудь на гитаре. Сказано сделано. Пустив слезу под гитару, друзья вынесли соломоново решение: "Едим в Тель-Авив, по бл...м. "
   -Ура! - заорал Жора, -по блядям.
   -Ура! -подержал его Саша, -Революция! Разрушим нашим могучем молотом оковы капитализма!!
   -Да, - вскричал Вовчик, - Ура! И, как говорится - карету мне карету.
   Они заказали такси. Таксист оказался сговорчивым. Предложение явно его устраивало. И он сам был не прочь прокатится, по всем злачным местам Тель-Авива.
   Сразу скажу, что вся история эта-чистая правда. И если вы хотите проверить эти похождения заблудившихся душ. Я с удовольствием помогу вам в этом. А теперь продолжим.
   -Здесь один из самых больших борделей в городе. Выйдите, посмотрите что там есть, - давал пояснения наш рулевой. - Если не подойдет, вон, есть еще девочки на дороге.
   Жору это заводило, но принципы морали мешали ему. Он думал: "Неужели, я смогу за деньги - кого-то? Зная, что до меня здесь была сотня человек, и после меня будет столько же. Вот так, без чувств и эмоций - всунул, высунул и ушел. Нет, я так не могу. Но внутренний голос говорил одно, а глаза и тело смотрели и хотели другое".
   -Ну, как тебе? - возбужденно спросил Вовка.
   -Так себе, - ответил Алекс, - толстые очень.
   -А вот та черненькая ничего, - отозвался в свою очередь Жора.
   -Поехали дальше - это только начало. Дальше будет интереснее, - сказал Алекс.
   -Точно, чем дальше в лес тем больше дров. - поддержал его Вовка.
   Выйдя на улицу, залитую светом ночных фонарей. Они увидели несколько девочек на дороге. Призывно мигающих, махающих руками и обнажая разные соблазнительные части тела.
   -Пошли туда, - крикнул Жора.
   Он был первый раз в таком "злачном месте". Так же он был самый молодой в компании. И в глазах у него явно читалось: "Вот это класс. Я отсюда уже никуда не уйду". - Не дури Жора, - услышал он от его более старших и умудренных опытом товарищей. - Здесь триппер на триппере сидит и триппером погоняет. Лучше поехали дальше.
   -Да, ты глянь - какая!!! - кричал в запале Жора. - Глянь, какая женщина! Хочу такую!
   Друзья засунули упирающегося и тянувшего руки Жору в такси.
   -На выпей и все пройдет. - сказал ему Алекс. Всунул ему в руки бутылку вина и стал что-то наигрывать на гитаре, что-то типа: "Меня засосала опасная трясина,
   и жизнь моя вечная игра. "
   -Ни фига не засосала, - вдруг выкрикнул Жора, оторвавшись от бутылки, - хотела только, а ни фига не засосала.
   Он сделал несчастную физиономию. С силой прижался к стеклу такси, расплющив нос и растопырив руки. Бутылка прошла по кругу и даже шофер сделал большой глоток. Алекс ударил по струнам и спел: "Ты неси меня тачанка все четыре колеса".
   Обойдя еще четыре борделя. Они, наконец, без сил, при общем голосовании решили остаться в заведении под названием "Черный кот". Уж не знаю, как кот, но контингент в этом заведении, больше напоминал зажравшихся крыс. Девки, плотным кольцом, сидели на скамейках под стенками и как-то невыразительно, безразлично смотрели на новоприбывших. "Как коровы перед дойкой" - подумал Жора. "Неужели я пойду? - Спрашивал себя Жора. - А я хочу?" И сам себе отвечал: "Да черт побери! Да, хочу!"
   Видя внутрению борьбу своего друга, видя сомнения, которые его одолевали. Вовчик сказал:
   -А я хочу просто массаж. Эротический массаж. Есть здесь кто-нибудь умеющий делать массаж? Вот ты например, -он указал на довольно симпатичную, немножко пухленькую девушку 20-23 лет.
  -- Конечно могу, - отозвалась она, - пойдем. Я сделаю тебе такой массаж, что потом еще спасибо скажешь.
  -- Вот, вот. Помни мне здесь, - он указал на поясницу, - И вот здесь.
   Потом повернулся и сказал:
  -- Вперед друзья. Я верю в счастливый конец нашего безнадежного дела.
  -- Э-э-эй, - заорал Алекс, - давай Вовчик! Не подведи нас! Мы в тебя верим!
  -- Не ударься лицом в грязь. Держи хвост пистолетом, - закричал Жора тоже.
   И под улюлюканье и крики одобрения друзей, Вовчик скрылся за ширмой.
  -- Ну чего делать будем? - спросил Алекс, - Я, что-то не вижу здесь больше смазливой мордашки.
  -- А я вижу! - ответил Жора.
   И обратился к только что освободившейся девушки.
  -- Эй красавица! Можно тебя на пару слов?
   Девушка, молодая 18-20 лет, симпатичная, но уже с немного потрепанным лицом. Приветливо обернулась ко мне. Улыбнувшись, она бросила.
  -- Минутку, - потом рассчитавшись с управляющим, гордо восседавшим за стойкой посреди этого мира разврата, и сказала:
  -- Да. Ты ко мне?
   Честно говоря девушка понравилась Жоре. Стройная, с живыми глазами, приятным голосом. В манере отвечать лаконично чувствовался ум. Жора невольно спросил:
  -- Что ты делаешь здесь?
   И тут же пожалел, так глупо это звучало. Решил подойти к этому с другой стороны. И спросил так.
  -- Скажи, сколько стоят твои услуги?
  -- "150" на полчаса. Если нужны какие-нибудь дополнительные услуги - цена договорная.
   Алекс затих, наигрывая что-то на гитаре и
   с интересом глядя на нас.
  -- Ты говоришь "150"? У меня есть "100", явно не хватит. Ты мне нравишься. Вина хочешь?
  -- Не откажусь, - она сделала большой глоток прямо из бутылки.
  -- Ты знаешь, ты первый предложил выпить, а потом уже все остальное.
  -- Сочувствую. Слушай, сколько тебе лет?
  -- 22 было три месяца назад. А что? Я тебе кого-то напоминаю? Я всем кого-то напоминаю.
  -- Ну во общем да. Напоминаешь. Одну девушку. Она между прочим неплохо играла на фортепьяно.
  -- Поразительно, я тоже не плохо играла когда-то, - и глянув на Алекса добавила, - и на гитаре тоже.
  -- Ну что? Ты идешь? - спросила она Жору, - нет денег попроси у своего друга.
  -- Подожди немного, - ответил Жора.
   И продолжил, как не в чем не бывало.
  -- Как ты сказала тебя зовут? Э-э-э.
  -- Ира.
  -- Точно Ира. Красивое имя. Поверь, первая девушка в моей жизни, моя первая любовь тоже была Ирой. Помнится, это было в 5 классе, когда нам было 11 лет. И мир мы видели через розовые очки. Тебе было когда-нибудь 11 лет?
  -- Да, - уже как-то без радостно ответила девушка, как бы что-то вспоминая.
  -- И у тебя была первая любовь?
  -- Да кажется, - она потянулась к бутылке вина.
   В это время Алекс встал, спросил где находится уборная, попросил посмотреть за гитарой и ушел.
  -- Помнишь, как это было? Помнишь, как мы мечтали? Кем мы станем в будущем? Какая жизнь у нас будет? И сколько счастья принесем своим детям и родителям? У тебя есть родители?
   Управляющий борделя, зло посмотрел на нас и рявкнул:
  -- Если у тебя нет денег, парень. Не морочь моей девочке голову. Если есть, давай веди ее туда. Нечего здесь заниматься проповедями и совращать(да, да именно совращать сказал он) моих девочек.
   Его девочки, открыв рот и ловя каждое слово смотрели на Жору. Видимо такого исключения из правил, они еще не видели.
  -- Не уже ли ты думаешь, - продолжал Жора, как ни в чем не бывало, - твои родители, были ли бы рады, увидев тебя здесь? Вспомни, как любил тебя твой отец. Ведь любил?
   Она уже молчала, лицо покраснела. Судорожными глотками пила вино.
   Жора для себя в этот миг решил, что ни за что на свете, он не воспользуется Ирой или еще кем-нибудь. И уже уверенней продолжал.
  -- Любил? Он делал для тебя все. Давал тебе самое, что только мог. Ты говоришь, что училась играть. Так играй, учись. Не уже ли, тебе действительно хочется заниматься этим?
   И тут ее прорвало. Видимо еще никто так не попадал в нее. Не делал ей так больно. Она заговорила, резко, немного визгливо.
   - Ты думаешь я не пыталась? Я работала. Мой хозяин сказал: "Или он меня затащит в кровать, или выставит за дверь". Я потеряла работу. Обращалась всюду где только можно было - мэрия, бюро по трудоустройству, общества помощи приезжающим(олим).Я здесь одна, парень. Через месяц меня выставили из квартиры на улицу за неуплату. Кто меня приютил? Кто мне дал работу? Ты? А-а? Нет! Вот Гоги "золотое сердце", - она кивнула на своего сутенера. - То-то же.
   Оставь свои проповеди в пользу бедных, парень. Ты думаешь, если бы хотела - была здесь? Если могла выбраться отсюда, не выбралась? Сбежала бы отсюда с первым встречным парнем вроде тебя!! А что? Может ты мне поможешь? Заберешь меня отсюда? А?
   Жора покраснел, подумал, как она будет выглядеть в его "берлоге".
  -- Э-э-э, - он что-то хотел сказать, но поток слов оборвался так же внезапно, как и начался, - Э-э-э. Я-я. Э-э.
  -- Короче, - вдруг раздалось рядом, голосом Алекса, - если ты Жора пришел сюда чтобы только трахать мозги, дай мужикам заняться делом.
  -- Эй, киска "200" тебя устроит за час?
   Его появление разрядило ситуацию. Девушка, с сожаление глянула на Жору. В глазах у нее была боль. Потом пожала плечами, взяла Алекса за руку и потянула за туже ширму, где скрылся их самый смелый друг Вовчик.
   В груди у Жоры защемило. Чувство сожаления охватило его. Он залпом допил вино. Вставил в зубы сигарету. И даже не попращавщись с друзьями, вышел на улицу. "Да уж, хорош праздничек, - сказал себе Жора, - уродство какое-то". И зло ударил не в чем не повинную урну.
  -- Вообще. Вся жизнь дерьмо! Все бабы бляди! А солнце гребанный фонарь!
   Сказал он вслух и не оборачиваясь пошел домой. Он шел и думал: "Черт! а так ли это? Если бы я ей действительно помог? Только тогда был бы толк от всех моих стараний! Действительно, каждому человеку нужен небольшой толчок в жизни, немного помощи. Нужен просто Шанс. Шанс продвинуться, шанс выжить, шанс учиться. Должен быть шанс в жизни. Иначе, действительно, зачем жить? Чтобы все жизнь беспросветно быть на дне? Без права голоса? Видя перед собой очередного клиента? Ну сколько так ты проживешь Иринка? 5 лет? 10 лет? А потом даже в бордель тебя не возьмут!!! Разве об этом ты мечтала в детстве? Разве это все что ты можешь? Подумай об этом - Ирина!!!
  
   Муха села на варенье...
   Иду..., курю..., смотрю...
  -- Здравствуйте...
  -- Как поживаете?...
  -- Ничего...
  -- Многословие?...
  -- Да нет, так мысли не о чем...
  -- Тогда зачем говорить?
  -- Действительно..., давайте помолчим...
   Вон, быстрый луч солнца, поймав кусочек зеркальца, играясь и сверкая, переливается красотой своей яркости. Я ловлю его переливы, весело жмурюсь и пытаюсь впитать в себя его теплоту. Он заигрывает со мной и тянет ко мне свои маленькие ручки. Мне хорошо, мне тепло. Мир живет внутри меня. Я люблю жизнь и хочу ее. Я страдаю ею и горжусь своим бытием. Я просто живу... Даже не стараясь вникнуть в детали своей радости. На самом деле зачем впускать пустоту в мир жизни? Зачем взахлеб делится тем, что и так давно уже было понято? Я хочу улыбаться солнцу, весело улыбающемуся утру и грустно смотрящему вечеру. Я хочу чувствовать прелесть ветра, ласкающего меня своим легким объятием. Или наоборот, страдая и обливаясь потом пробираться к далекой цели сквозь бурю или дикую пустыню. Я хочу жить - полной грудью, а не воровато оглядываясь, хватать воздух, боясь очередного нагоняя. Фрейд, Кастанеда, Заратустра, Воины Китая и Японии. Их всех, простите за вольнодумство, можно собрать воедино. Выделив их стремление развивать дух и идти по пути Жизни. Как это делается? Что там есть у Кастанеда? Страх, ясность, сила? А у Заратустры? Лев, Верблюд, Дитя Малое? Все это ступени становления Духа Жизни. Его развития, роста, и как заключения - Доминантности.
  
   Муха жужжа, лениво кружась в каком-то своем замедленном танце, плыла в душной комнате. Небольшой, утопающий в стену шкаф, две кровати полуторки, со скрипучими пружинами, письменный столик и маленький телевизор - определяли границы ее полета. Я с симпатией смотрел на весело жужжащую муху. Наверное, только она чувствовала себя по настоящему комфортно в этом затхлом мире комнаты. Трое людей в комнате, без движений, неотрывно смотрели на молодого симпатичного парня ловко смешивающего, пересыпающего, колдующего над маленькими баночками. Он был похож на алхимика древности, причудой судьбы заброшенного на много веков вперед. Немного дрожащими руками, он отломил кончик ампулы, вылил содержимое в маленькую рюмочку, добавил чего-то белого. Переключил внимание на ватку и иглу. Блеск его затуманенных желанием глаз, гипнотически передавался всем присутствующим. Двое из зрителей этого колдовства, созерцая приготовления зелья, с нетерпеньем ждали его окончания. Смакуя как они окунутся в мир грез и неизведанных переживаний. Третий зритель, то есть я, тоже с интересом смотрел на манипуляции своего друга. Боясь нарушить тишину ожидания, я, так же как и все, замер в напряжении. Эту картину я наблюдал уже не в первой. И примерно представлял, что будет дальше.
   "Глумление над телом дошло даже сюда, - думал я. - Эти дети пустоты, пытаясь воссоздать себе полноту мира бегут за призраком сладострастия. За кратким мигом чувства жизни, этаким моментом истины приводящий их в красочный экстаз неизмеримых чувств или ясной, чистой красоты осознания. Мир, на миг взрываясь, вдруг наполняется смыслом и ОГРОМНЫМ пониманием. Неважно, что за взлетом идет падение, больше напоминающее шмякнувшуюся в жижу, выкатившую толстое брюхо и раскидавшую в сторону кривые лапки-стебельки. Они пытаются съесть самих себя, - думал я, - обмануть, корча самим себе рожи и делая пошлые гримасы. Перепрыгнуть через мир маленького обмана, оказавшись в заключении просто мира Больших Врак."
  -- Ну, - нарушил тишину разводящий, - я первый. Если не опрокинусь, значит все путем. Вы в забеге.
   Он натянул наушники. По моему я услышал "Nirvana". Потушил яркий верхний свет, оставив только ночник, вывернувший свою головку в нелепой позе и отбрасывающий причудливые тени на наши завороженные лица. Виртуозно, с первого раза попав в вену, он набросил на себя пестрый платок, с какими-то замысловатыми индийскими картинками и торопливо завалился на кровать... Прошло пять минут. Тишина в комнате висела просто ощутимая. Муха и та пристроилась где-то, потирая своими лапками и смотря на непонятных ей людей сотнями глаз, как бы пытаясь не упустить не одной подробности их нелепого существования.
  -- Все... - выдохнул белокурый парень.
   Появившиеся темные круги под глазами, наглядно показывали всю гамму чувств перенесенных им. Двое его друзей заторопились.
  -- Ну что, жить можно?
  -- Вообще ничего... Больше пяти с первого круга не берите. Слишком круто берет, - делился уже полученным опытом первопроходец. - Давайте не тяните резину, а то отходняк пойдет, надо будет догонятся.
   Они долго не спорили, по очереди набрав дозу, задрожали в сладострастной истоме.
  -- Может попробуешь? - Тихо, чтобы не сломать кайф друзьям, спросил тот, кого звали Доктор. - Тебе понравится это точно. Мир сразу станет четким и ясным. Утонченно прочувственным и естественным. Ты поймаешь кайф даже от вида жука, медленно ползущего себе от травинки до травинки. Это как луч света, врывающийся в темный мир твоего сознания. Давай. Не теряйся. Я тебе лично сделаю дозу. - И видя сомнения, признак мятежности, на лице друга, уже более пылко продолжал. - Ты же мне веришь? Ты же знаешь я тебе плохого не пожелаю. Один раз только. Не понравится, дальше первого раза не пойдет. Это уж точно. Смотри все балдеют, а ты обламываешься. Ну, как? Сделать первачок?
  -- А как это будет? - спросил я. - Много кайфа и никакого тебе перегара?
  -- Точно, одна маленькая дырочка и все. - Убеждал Доктор. - Одна дырочка и куча кайфа. Я тебе говорю, ты познаешь себя. Мир перевернется. Ты увидишь свет.
   " Да, убеждать ты умеешь. - Думал я. - Может и правда, чик, и готово, лучше тебе, чем пиво и водка, чисто, вкусно и с интересом. И вот тебе даже готовые единомышленники, готовые подержать твои переживания."
  -- Игра, это просто игра, - видя ломку сознания, продолжал гнуть свое совратитель.
  -- Попробуй Лол, че ты топчешься, - включился в игру, отошедший от первого кайфа Медведь. - Мы все свои, поддержим. А то не в кайф получается, мы на волне, а ты не с нами. Даже не поймешь, о чем речь.
  -- Смотри, какой он резкий, - выдал наконец из себя третий участник, Андрюша,- и говорит так резко.
  -- А мир такой тонкий, - продолжал Доктор. - Пронизан паутиной света и любви. Смотри, как кивает тебе зеленая ветвь орешника. Поговори с ней...
   ... Мне вспомнилось лицо мамы, доброй и ласковой. Прижимающей меня к себе и тихо напевающей колыбельную. Отца ожидающего от меня понимания и живущего надеждой в мое будущее. Мне вспомнился мой голубь, в дикий холод морозного января, найденного мною где-то в заплеванном переулке, почти полностью замершего и не имеющего силы двигаться. Я его выходил, вынянчил, кормил с пипетки и нежно гладя закутывал в теплые тряпки. Он с надеждой заглядывал в мои глаза и тихо ворковал на моих ладонях... Где вы близкие мои люди? Что мне делать сейчас? Я уже давно оторвался от родного дома. Давно живу своим умом. И ищу свое место в жизни. Я уже давно брожу в мире своих мыслей и переживаний. Дом, милый дом, ты остался позади, оставшись только в моей неувядающей памяти. Я представил себе: папа, пуская клубы дыма, мирно лежит на диване, читая газету. Мама, одним только глазом поглядывая на меня хлопочет на кухне. Я спокойно сижу в кресле и загоняю очередной кубик дозы в вену.... Брр почему-то мне становится невыразимо больно даже от мысли об этом. Как будто извините, кто-то в душу насрал. Ткнул тебя мордой прямо в зловонную яму испражнений. И эта боль отдалась в каждой точке моей души. Как будто я предал не только себя и все свои принципы, а еще и все самое близкое и родное, что было у меня и у моих близких.
   "Ну нет - думаю я, - я не просто не могу это сделать, но я и не хочу заниматься этим дерьмом. Никогда не хотел, хоть и любопытно было, как это и что это. Не буду, нет!!!"
   Как будто прочитав мои мысли, Доктор, этаким злодейским духом, принялся с новой силой обхаживать мой раненный дух:
  -- Я тоже думал сначала - Мама, Папа, уютный домик. А где они твои Мама, Папа? А? Бросили тебя в мир подлости и жестокости, в мир выживания. Продолжив себе свое маленькое существование. Даже не заботясь о том что, они сделали в порыве сладострастного желания. А ты тут один. Их нет рядом. Ну, где они? Посмотри.
   Я сидел один, со своими мыслями и сомнениями против трех ушедших в свой чахлый, взорванный мир, давно потерявших себя людей. Они, втроем ловя отголоски моих дум, чувствуя грань, за которую тянуло их убеждение, пытались воспроизвести себе подобного в их замершем мире. И тогда подумал я: " А прав ли я буду, совокупившись с ними в этом экстазе жизни? Что есть они втроем сейчас? Один целый дышавший в такт кайфу организм. А что они будут завтра? Завтра каждый из них останется со своей болью и пойдет по жизни этаким одиноким мертвецом, провожая завистливым взглядом свободного от рабства прохожего.
   " Нет, - думал я, - прав был Заратустра, говоря о потусторонних, что: " Страданием и бессилием созданы все потусторонние миры, и тем коротким безумием счастья, которое испытывает только страждущий больше всех. Усталость, желающая одним скачком, скачком смерти, достигнуть конца, бедная усталость неведения, не желающая больше хотеть; ею созданы все боги и потусторонние миры. Тело, отчаявшееся в теле, ощупывало пальцами обманутого духа последние стены. Тело, отчаявшееся в земле, слышало, как вещало чрево бытия".
   " И этими словами, - думал я, - словами обманутого счастья, словами бедных обманутых детей я выкую себе силу духа, огромной величины. Мне не нужно будет каждый миг доказывать себе, что я прав, что я чего-то стою, что я лев в стае обезьян, просто сказав нет этому призраку лжепророка. Зачем мне каждый миг само утверждаться? Если я сейчас скажу себе - НЕТ!!! И буду уверен уже в этом каждый последующий миг!! Я буду львом в стае обезьян. Каждый миг кричащих, что их больше, что они единственное что вообще может быть, что они сильнее, что они наглее, что они умнее. Я буду знать, один только раз доказав себе, что я лев, простую сущность - если достанут они меня своим нытьем и крикливыми рожами - одним грозным рыком, показав только передние зубы свои, разметаю я их по углам своих клеток."
   В общем, мысли мои немного занесло. Я встал, картинно потянулся, зная как эта дьявольская тройка, ждет моего ответа и молвил, прямо таки как пророк нового света:
  -- Дети мои, перерос я уже эту херню на постном масле. Кончайте себя сами в вашем пустом звоне. А мой дух, просит новых жизненных подвигов и самопознания. Я дети мои не каннибал. Уж лучше вот баночку пива засандалю и буду предаваться своим, таким низменным для вас мыслям, глядя в это милое, чистое и такое далекое ночное небо.
  -- Как сказал... - утонул в моих словах Андрейко. - Чистое и такое далекое... И замер в пустоте своих образов.
   Доктор зло посмотрел на него и вдруг резко повернувшись ко мне рявкнул:
  -- Че ты вообще приперся сюда, Лол?
  -- Интересный вопрос, - задумался я и продолжил. - Если ты в состоянии осознать, что я сейчас тебе говорю - слушай. Всю жизнь, конечно сознательную жизнь, я как человек мысли, познаю мир и себя самого. Все время я ищу путь своего духа. Так и пришел я сюда, наверное для того чтобы узнать что ты есть, что твой мир и пойти своим путем, может вместе с тобой, а может и нет. Но как оказалось, я просто тренирую силу своего духа. Если бы сломался - сказал бы ДА, это просто - видя его недоумение, добавил я, - а сказав НЕТ, я стал почти бойцом, отразившем твою угрозу. Куем себя, так сказать, используя вот таких как ты. Так что вы, любящие дырки в небе, колитесь, а я тут поприкалуюсь по-своему. Если, кто захочет посмотреть на мои звезды... - Ласкаво Просимо на вулицу, прямо под небосвод наших надежд. И еще я хочу сказать, раз уж вы все равно не можете двинуться с места, и так неотрывно, внимательно смотрите на меня. Юродивость порождает юродивость. А Мир - это чистота веры, и будущее надежды. Загляните в себя по трезвому и скажите: куда мы бежим? Зачем? Чистый кайф лежит прямо перед нами. На ветках деревьев и в пении птиц. И ничего лучше, чем ощущать миг жизни на секунду оглянувшись вокруг, и быть не может. Потому что вовсе не существует. Что может быть лучше? Знать куда идти, испытывать томление поиска в мире многогранном и как чудо-прекрасно-непознанном. Чувствовать ветер и горячее сердце в груди. Обжигаться волной идеи захватывающей тебя и уносящей в мир неведомого парадокса.
   .... Я бы еще долго продолжал свой монолог, но вид этих трех больных детей своих пустых чувств - тронул меня.
   " Еще подавятся слюной, - подумал я, - лучше б челюсти закрыли".
   И сделав ручкой, отправился к соседу за батлом пива.
   " Все таки мир прекрасен, - думал я, - даже с такими балбесами как эти".
  
   О'кей.
  
   О'кей. У меня есть бумага. Есть ручка. Есть куча времени. Моя голова работает. Воображение тоже не покинуло меня, помогая полнее описать сюжет. Так почему нет? Вперед!!! О чем? О жизни конечно же. Геройской? Обязательно! Каждый из нас одерживает в жизни свои маленькие или большие победы. Где бы я еще хотел оказаться? С кем бы я еще хотел пообщаться?
   Мне 25, четверть жизни я оставил за спиной. Я стою на перекрестке. Вокруг все беспрестанно движется, сигналит, кричит, толкается. Я флегматично и сонно поглядываю за этим безумным муравейником. Кажется, что кто-то дал команду старт, предупредив, что победит самый бойкий, самый наглый и самый быстродвижущийся объект с головой и ногами. Да я философ, самый, что ни есть настоящий философ. И моя точка отсчета - это я сам и моя жизнь. Я поднимаю руки, горделиво вскидываю голову и с пафосом громким голосом произношу:
   -О, люди!! Остановитесь!! Не бегите! Там такая же пустота, как и здесь!
   Люди вокруг замирают и начинают боязливо поглядывать на меня.
   -Совсем рехнулся парень.
   -Смотри, как пенной исходит. - слышу я вокруг себя.
   Потом, резко выдохнув из себя воздух и воспользовавшись этим моментом секундного остолбенения, я начинаю резко работать руками и плечами, проталкиваясь к намеченному пяточку. Люди, как по команде начинают опять толкаться, кричать, ругаться, хаотично двигаться от магазина к магазину...
   Жарко, хочется пить. Я беру две бутылки пива, залезаю на свою любимую крышу, под какой-то гнилой тент. Ложусь животом на чудом выжившую тут зеленую траву. Видно кто-то заботливо сделал этот оазис жизни, но почему-то бросил его, забыв рассказать об этом людям.
   Трава приносит некоторое облегчение, а бутылка с пивом превращает меня в большой мыльный пузырь. Я переворачиваюсь на спину, замечаю в небе единственное облако и начинаю, как в детстве, играть с ним. Сначала я превращу его в большого дракона, оседлав которого я помчусь за город к речке. Но, боже мой, где же конец города?
   Он везде! Куда не глянь - огромные пасти заводов, визжащие машины и уродливые коробки домов. Тогда я превращу свое облако в ракету и помчусь к звездам. Но что это? И тут люди, и тут машины, и тут цивилизация. Подперев руками голову, я в тысячный раз рассматриваю кипящую жизнь под собой. Люди, как маленькие мошки - толкаются, грызутся, возмущаются. С громким криком проносится "скорая помощь". В ушах так и стоит: "Помогите!". Я лениво провожаю ее взглядом, пытаясь по траектории ее пути вычислить пункт назначения. Естественно у меня ничего не получается, никогда еще не получалось. Внезапно, вид одного человечка внизу, привлекает мое внимание. Он явно выделяется из толпы и почему-то идет вразрез всем направлениям движения. Потом останавливается, гордо вскидывает голову и громко что-то произносит. Люди замирают на какой-то миг, прямо как в стоп - кадре, с тревогой поглядывая на этого чудака. И тут ,этот действительно чудак, с криком:" Эх, была не была! " - начинает энергично, как ловкий пловец, пробиваться к телефонной будке.
   Я спускаюсь вниз и начинаю сквозь пот и ослепительные солнечные лучи, пробиваться к той же телефонной будке. Его взгляд действительно смотрит в пустоту. И ему действительно не важно где вопрошать о смысле бытия. Здесь в центре базарной площади или на крыше дома. Он один. И кроме него есть только миллионы ртов, каждый миг открывающиеся и закрывающиеся непрерывной гримасе.
   -Пива хочешь? - спрашиваю я.
   Он смотрит на меня, как будто я из другого мира. Потом говорит:
   -Не, я уже бутылку выпил.
   -Где? - удивляюсь я, так как лице зрею его уже минимум целый час.
   -На крыше. Под гнилым тентом. Ты, что не помнишь? - удивляется он.
   Я начинаю тихо сползать по стене. Кто-то небрежно толкает меня в плечо. Я лежу. Какой-то кретин бесцеремонно прошелся по ногам. Голоса удаляются, превращаясь в один монотонный гул. Мир медленно меняется у меня перед глазами, уменьшаясь в маленькое обжигающееся пятнышко..
  
   --Полное обезвоживание. Если через час не очнется - везите в реанимацию.
   Это бред- думаю я. Что-то яркое бьет мне в лицо. Лучше не делать резких движений, все-таки я на крыше. На крыше... Боль резко протрезвила меня. Но я же спускался,шел, разговаривал с кем-то. А потом..? О-о, по моему провал. С начала откроем глаза. Но боже, как я устал. Сейчас я открою глаза и опять солнце, шум, куча уродов. Не, лучше я останусь в этом темном, маленьком, спокойном мире своего сознания. Но мир уже пробудился вокруг меня. Гул в ушах явно рассыпался на отдельные голоса. Не может быть. Я мгновенно открыл глаза. Так и есть, больничная палата.
   -Он пришел в себя. Слава богу. Как ты себя чувствуешь? На пилюлю-это доктор прописал. Эй, да ты неплохо уже двигаешься. Зря только целый час на тебя убила.Давай, давай пей до дна. Сейчас доктор придет он тебе все расскажет. - тарахтела симпатичная, молоденькая медсестра.
   Я открыл рот и выдавил из себя:
   -У тебя красивые ноги.
   И провалился в серую дымку сна. Успев заметить, что по моему она немного смутилась.
  
   Иринка, была симпатичная, немного застенчивая девушка. Она жила с родителями. По вечерам подрабатывала медсестрой. Утром училась на каком-то курсе толи бухгалтеров, толи секретарш, я так толком и не понял. Ее большие, выразительные глаза так и притягивали к себе внимание. Каждый раз, когда она заходила ко мне в комнату, я пытался сказать что-нибудь умное. Но получалось как раз наоборот. Только ради нее я каждый день брился и старался содержать комнату в относительном порядке и чистоте. Когда до выписке остался один день, я решил пригласить ее прогуляться вечерком по набережной.
   -Иринка, - начал я ,-я еще никогда не встречал девушку, такую заботливую и добрую как ты. Твои глаза сводят меня с ума. Может очень высокопарно сказано ,но это действительно так, Вот, - я протянул ей сложенный лист бумаги, - я написал стих. Надеюсь, тебе понравится.
   Она спокойно взяла лист и как будто не слыша моих сантиментов, немного нервно бросила:
   -Полотенце чистое? - и явно не дожидаясь ответа продолжала-
   Зайди в ординаторскую я поменяю тебе...-и вдруг лукаво улыбнувшись лаконично закончила - твою полосатую робу.
   Ни сказав больше не слова и даже не взглянув на меня , она, немного резче обычного ,повернулась и вышла.
   -Боже мой, какай девушка. - думал я .
   Ее лукавая улыбка стояла перед до мной и наполняла мое сердце теплом и надеждой.
   Подождав для порядка еще 15 минут, я отправился к ней в "кабинет". На котором было написано - "Служебное помещение" и ниже " Только для обслуживающего персонала".
   -Садись, -бросила она мне ,-чаю хочешь? У меня есть немного времени. Поболтаем.
   Я налил себе большую чашку кофе. Поинтересовался, как она относится к сигаретам. Услышал, что она к ним не относится. Решил не закуривать. Вместо этого начал хрустеть печеньем. И с набитым ртом, обжигаясь, горячим кофем, осторожно спросил:
   -Ну как, стих - понравился?
   Она улыбнулась и сказала:
   -Ошибок много, а так ничего. Это ты сам написал?
   -Э-э,да. Обычно у меня ничего не получается, а тут вдруг прорвало.
   Она посмотрела на меня заинтересовано.
   -Ты вообще, чем занимаешься? Работаешь, учишься? Или только теряешь сознание на улице, доставляя людям хлопоты?
   -Не, обычно я крепкий. Тут понимаешь, такое приключилось, даже не знаю, как это объяснить.
   "Если я сейчас начну объяснять, что встретил самого себя на улице, она точно посчитает меня полным придурком и прощай Иринка. - подумал я ,-Но с другой стороны, если я хочу завязать с ней более близкие отношения, то все равно расскажу ей ,как все было. "Поэтому я, как мог более красочно описал ей, что со мной произошло. Мы вместе посмеялись.
   -Между прочим, с тобой приехал один типчик, назвавшийся другом. Он оставил свои данные в приемной. Если хочешь я найду его запись в регистре компьютера.
   Еще немного поболтав, мы расстались довольные собой. И только войдя к себе в палату, я вспомнил, что забыл пригласить ее на прогулку.
   "Вот идиот -подумал я -такой подходящий момент упустил. "Я загрустил. Залез с ногами на подоконник .Выключил свет . Открыл окно. И стал наблюдать за больничным парком. Огромный рыжий кот, мягко ступая и осторожно оглядываясь по сторонам ,крался к стае голубей. Его хвост был вытянут в струну, уши прижаты к голове, усы, немного подрагивая, казалось, ощупывали воздух вокруг себя. Шерсть на загривки встала дыбом. Прямо таки хищник на охоте. Он действительно напоминал своего предка - огромную лесную кошку. Много тысяч лет назад кравшуюся за стаей добропорядочных ланей. Ее страшная пасть приоткрыта в беззвучном рыке. Огромные клыки готовые разорвать все живое на своем пути, обнажили убийцу под мягким, податливым видом этой большой кошки.
   Видно я чересчур сильно увлекся охотой этого уличного кота. Так как чуть не вывалился из окна, когда кто-то окликнул меня сзади. Выведя меня из джунглей моего сознания, где я огромной кошкой пробирался по лесу.
   -Эй, ты чего? Нельзя открывать окна и залазить на подоконник.
   Окончательно придя в себя, я ответил:
   -Иринка, привет. Я как раз думал о тебе.
   -Серьезно? Ты много думаешь в последнее время. На вот, я принесла тебе все, что было записано о твоем приятеле.
   Она протянула мне лист, подозрительно похожий на тот, что я сегодня утром дал ей.
   "Как это романтично, - подумал я, -любовные записочки, ужимочки. Может еще серенаду спеть ей под окном".
   Я изумленно уставился на нее. -"А это мысль. Ха. Почему нет. Я еще и не на такое способен."
   -Эй, ты чего? - заметив мой взгляд, спросила она.
   -Ты до скольки сегодня работаешь? - вместо ответа, поинтересовался я.
   -Ну, до часу, предположим. А что?
   -Я тут приготовил тебе один маленький сюрприз. Ну ты знаешь, я завтра выписываюсь. Надо же оставить после себя маленькую память.
   -Надеюсь, - с сомнением сказала она, - ты не собираешься взорвать эту больницу.
   -Ну, что ты. Я же не Иван Помидоров. Тебе понравится. Вот увидишь.
   Она пожала плечами и вышла. Я, не долго думая начал готовить свое маленькое шоу.
   Ровно в 12.00, когда, как я точно знал, медсестры, выполнив всю работу, отдыхали.Я и еще двое моих друзей стояли под окнами больницы. Каждый из нас был одет в большую соломенную шляпу, ну почти сомбреро. Друзья по моей просьбе, надели строгие костюмы, а мне принесли длинный балахон, который должен был изображать накидку, такого важного сеньора как я .
   -Нет, это таки идиотство, - нервничал я, - кто-нибудь точно сбросит нам на голову горшок с кактусом или чего похуже.
   -Не сы квакуха. Болото будет за нами - отозвался мой друг. -Давай дерзай. Нас ждет лучший овес в конце забега.
   Они оба выглядели довольными. Еще бы такое представление не каждый день увидишь. Луна светила, птички вяло переговаривались между собой. - Мол, ты там как устроился? А я тоже ничего! Во общем было тихо, прямо таки как в больнице.
   -Экхе, экхе.- выдавил из себя я, прочищая горло.
   Потом уже громче спел:
   -Милая моя ,где ты?
   -Ну что? Что петь будешь? - явно стебясь вопросил Димыч, и добавил, - Спой вот это. - и вдруг истошным голосом завопил, - Ты моя голубка, я твой голубок!!
   В окнах стали показываться заспанные рожи больных.
   -Если мы так продолжим, нас выставят от сюда прямо сейчас. - подал кто-то единственную здравую мысль за весь вечер.
   И тут в окне медсестры показалась чья-то голова.
   -Это она, это она -сказал я -давайте, начинайте "Балладу о любви".
   Ребята начали играть вступление, уже не стесняясь кого-нибудь разбудить. Я завыл или запел, как вам будет угодно. Поверьте такого шоу в этой больнице еще не было. Почти все окна были облеплены радостными, перепуганными, злыми, заспанными физиономиями. Кто орал нам заткнутся, кто подпевал. И конечно без предметов роскоши не обошлось. Нам достались шприцы, старые тапочки ,огрызки и даже использованный презерватив. Причем один огрызок больно стукнул меня по голове, попав прямо в лоб. Вызвав наибольший взрыв эмоций. Наверное, это был пик нашей славы. Потому что таки приехала милиция. И нам пришлось в срочном порядке покидать "подмостки "через "черный ход". То есть через мою палату. Мы были взволнованы и довольны. Больница выглядела как потревоженный муравейник. Никто не обращал на нас внимания. Поэтому нам не составило труда переодеться в туалете и отсидеться пару часиков в моей палате, пока волнения не уляжется. Мы выкурили уже вторую сигарету, когда дверь приоткрылась и показалась чья-то маленькая ручка, грозящая нам кулаком. За ней показалась строгое, недовольное лицо Иринки. Но, зайдя в палату, она не смогла долго сдерживать себя и весело рассмеявшись, сообщила нам, что такого шоу она еще не видела. Особенно ей понравилось перекошенное злобой лицо старшей медсестры, очень противной пожилой особы. Во общем шоу удалось, мы поздравили себя с открытием трио трех талантливых артистов. Пообещали друг другу и впредь давать такие бесподобные концерты, где все заработанное будет отправлено, как гуманитарная помощь всем старшим медсестрам планеты. Иринка приказала нам сидеть тихо и носа, еще, по меньшей мере, час, не высовывать. Заговорчески улыбнувшись нам - она ушла. Так началась моя дружба с Иринкой. К слову сказать выписали меня ну очень быстро. Видно кто-то таки раскрыл мое инкогнито. А сестра, выписывающая меня, тихим голосом сказала:
   -Ребята, приходите к нам еще. Нам всем очень понравилось. Только не 12 ночи конечно.
   Вот так потеряв сознание на улице, я очнулся в руках чудотворцы Иринки. Да еще и стал героем, простите, больничного значения.
  
   Вот такие бывают истории "больничного значения". А жизнь тем временем продолжалась. В нашей газете открылась рубрика - "Cатирикон" и я конечно не мог не поучаствовать в ней. Первый прибежал и принес целых три рассказа. Жаль только за это деньги не платят((((( Так одними нагоняями и питаюсь...
  
   Покупки. (полезная сказка)
   0x08 graphic
Я пришел в магазин, который находился на углу нашего дома. Там я увидел множество нужных и полезных вещей. На первой полке стояли разные бутылочки и баночки для мойки посуды, полов и др. покрытий. Я взял одну из них, не глядя открыл, попробовал на вкус. Она мне не понравилась, тогда я взял наугад еще одну баночку. После того, как у меня изо рта пошли пузырьки, я понял, это она, та баночка что мне нужно. От этой полочки я решил, используя какие-то спонтанные импульсы, перейти к третьему ряду печенюшек, находящемуся в верхнем уровне моего зрения. Там куда забросил меня мой взгляд, я обнаружил разные хитрые упаковки: красного, белого и других, но тоже интересных цветов. Первое знакомство с целлофаном, отдалось икотой в левой части моего боевого живота. Зато второй раз, я, пользуясь инструкцией, ел маленькими частями, и т.к. там было написано, что это к чаю или в лучшем случае к кофе, я, правой рукой умудрился таки дотянуться до полочки с пакетиками чая. Досыта нажевавшись пакетиков и запивая все рассыпавшимся кофе, я получил, поистине незабываемое удовольствие. Но это было еще не все.... Оказывается, весь этот магазин состоял из полок и на каждой находился предмет моего вожделения. Идти было трудно, особенно часто я останавливался около полочек с железными баночками, которые с трудом жевались, зато почему-то были сейчас в моде. Люди сочувственно смотрели на меня, говоря, что первое их впечатление было такое же, если не хуже. И теперь они просто делают это дома, не на людях, так цивилизованней. Да и оборудование дома более серьезное. Есть и молотки, и зубила, и тисочки, если нужно конечно же. В общем, когда я подошел к стеллажу с красками, на которых виднелось, что они самые высококачественные и многоцелевые. Я понял, живым мне отсюда не уйти. Поэтому, изобразив на лице вид великомученика, я, пятясь, на корточках, через окно в туалете, с выходом в загребную яму, вышел на улицу. Призывно мигали огни скорой помощи и радостно улыбались работники милиции. Все было как всегда, все было хорошо! С Новым Годом, товарищи!!!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Безобразная сказка.
   Тю, слышится перезвон вдали. Это большие и малые безобразия сорятся между собой, где каждый пытается выставить себя самым безобразным безобразием своего круга. Я - маленькое безобразие с детскими инстинктами и недоразвитым чувством плохого. Это видно родители безобразники недосмотрели. Мои мама и папа безобразничали в свое время тоже по-детски, но теперь они выросли и стали настоящими большими безобразниками. Я, сидя на камне или пне, тоже любил безобразничать. Однажды мне даже посчастливилось так нагрубить и освистать проходящего мимо старого безобразника, что все мои знакомые и друзья, с завистью смотрели на меня еще очень и очень долгое время. Безобразничать я начал еще когда был очень мал, и мои мама и папа с гордостью говорили, что у меня будущее настоящего профессионального БЕЗООБРАЗА. Но толи, я повторюсь, мама и папа были увлечены своими большими, выросшими за всю их жизнь безообразами, то ли вдоволь навеселившись в детстве, у меня отпала охота на безо в юношеском возрасте. Но дела мои стали очень плохи. Мои безо-товорищи, так наловчились в этом поистине безобразном искусстве, что я чувствовал себя просто недоразвитым каким-то. Однажды я шел, маленький и худой, не зная куда, но вперед, и увидел мир, правда, не своими глазами, а глазами, какого-то книжного безобразия, но все равно этот мир мне так понравился, конечно, возможностями безобразий, что не долго думая, я, понеся домой. Мой дом, выпучив окна, возносился к небу, и, раскинув длинные антенны, ощупывал мир вокруг себя. Мне было все равно, ведь я нашел самое вдохновляющее безобразие из всех, что я когда-нибудь видел. Перепрыгивая через ступеньки, я, даже не запыхавшись, оказался дома. И окунулся в мир безобразного действия. Вот это было наслаждение, чего и вам желаю.
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОДА
  
   Укрощение безобразного строптива.
   (навеянного просто творческим безобразием)
  
   Действующие лица.
   Хозяин - лысый и толстый безобразный мужик, с отвисшими щеками и замученным взглядом.
   Хорошенькая официантка - девушка, которой и пьяный не почем (а сколько?)
   Ванно-случайное пьяное безобразие, без толку шатавшееся под окнами девятиэтажки.
   Группа актеров - из сна пьяного Вано.
   В группе актеров участвуют:
   Старый безообраз; молодой безообраз.
  
   Часть 1.
  
   Перед входом в общежитие стоит пьяный Ванно и тупо плюет в стену. Хорошенькая официантка вытирает стену и плюется в ответ.
   Ванно.
   Я жить хочу, хочу печали, меня... (плюется)
   Хорошенькая официантка.
   Я б пьяный безообраз твой давно б качалкой по горбу...
   Уходят. Приходят. Пьяный Ванно пытается залезть в окно. Смеется. Засыпает.
  
   Часть 2.
   Утро. Приходят учащиеся политехникума. Плюются. Уходят. Приходит уборщица. Плюется. Уходит. Появляются актеры.
   Старый актер (он же безообраз)
   О, куда так катится наш мир? Смотри младенец.
   Молодой актер (он же безообраз)
   Да что там Дед. Вот я вчера забыл где голову оставил. Сегодня, (показывает на заднюю часть Ванно в окне) мне кажется нашел.
   Появляется Хозяин всего заведения, в обнимачку с Хорошенькой официанткой
   Хозяин (в дальнейшем просто Х)
   Народ озверел совсем. Смотри, как наплевали.
   Хорошенькая официантка (в дальнейшем просто ХО)
   Я, щеки милые мои, вчера до дыр тут тряпкой махавала.
   Х
   Вижу, Х. О. Мое, только не махавала, а плоховала.
   Актеры, заинтересованно, хором (в будущем АС и АМ)
   О люди добрые мои, что речь ведут здесь беспредметно много. Сильнейший диалог мы слышим, запечатлен печатью разума на уши.
   Х и ХО хлопают глазами
   Какие речи вы ведете, о, пьяные бродячие мужа. И жизнь вы видно знаете отменно.
   АМ и АС
   Да жизнь мы видели во всей своей красе и безобразной форме. И чтоб сейчас же к делу перейти мы оду вам, благочестивейшие, захряцаем. Ой (в сторону), облом. Засвидетельствуем.
   Х и ХО берут их за уши и тащат к себе на кухню.
   Х
   Запрем в чулане их. Чтоб значит, не видать поганейшие рожи.
  
   ХО
   О, мудрый повелитель всех столов и стульев по округе. Слова твои полны и слух лелеют. Но лучше их в парашу головой.
   АМ и АС (вместе)
   Свободу творчеству.
   АМ
   Я лично буду в чулане. Уж если этот старый черт (тычет пальцем в макушку Аса)
   Усытся в середине, пеняйте на себя.
   АС (плачет, его за ухо уводят в уборную)
   О горе мне. За этими потоками воды, я не услышу нежные струны моей души. И не откликнутся во мне слова поэмы - будущего жизни.
   ( Шум чего-то смывающегося перерастает в грозный рык)
   АС
   Я не боюсь и здесь слова отвесить правды. Пусть в дерме. Пусть. Но эти слова не утопишь ни в чем.
   Из чулана слышатся вздохи и ахи. Шум чего-то упавшего. И что-то вообще не передаваемое
  
   Х (оглядывается на Ванно)
   Эй ты, бездельник с головой. Ха-ха (смеется)
   Наверное, с такого бодуна. Ха-ха (смеется)
   А слушать то придется. Ха-ха (уходит)
   Сцена вторая. День.
   АС
   ...И вот, о, милая невеста спит. Уставшая с дороги. И веки смежила, бедняжка..., ой что это?...По-моему какаш...
   АМ (шепотом)
   Ох, дивный стан, беременные ноги. И грустно так уперлась головой.
   ХО
   Угу, у-у-у!
   АМ
   Который час я здесь стою (в сторону) лежу, сижу, болтаюсь. И что-то я ни как и даже не устанусь. Видать и правда, милая моя, искусство заставляет жить и силы нам дает, черпая из природы.
   ХО
   Чего? Чего? Ах, да, да о, милый мой, зачем такие жертвы? Слова сильны, но мучаешь ты так себя. Молчи. Уж вечер скоро. ( Оба замолкают, виновато смотрят один на другого)
   АС
   ...И тут приходит принц, что нес мечту свою, забыв о теле. Усталый путник, полный сил. Забрел таки сюда (кашляет, сильно воняет хлоркой).
   Сцена последняя. Вечер. ( Из чулана торчат две головы с высунутыми языками)
   Голова первая (в дальнейшем ГОП)
   Я так тебя любила мартышок, а ты сорвал мне всех крышок.
   Голова вторая (ГОВ)
   (Басом) И чтоб закончить это чтиво. Я подведу итог. Уж если слушаете вы еще это диво. Так нужно думать, а не так.
  
   С трудом подходят к стойке. Над которой нависает Х и сидит Ванно. В окне висит пьяный АС
   ГОВ
   Прелестнейшие люди, я здесь, я живо, какое чудо.
   ГОП (теперь ХО)
   О, как прекрасен мир с начала. Что нужно было Х пока я там кон...?
   Х (зло)
   Уж дух весь вон, куда еще на мыло? Я здесь карачусь с самого утра. И как же это было? Забыл слова (в сторону) суфлер, а ты здесь нафига?
  
   Ванно, допивает свой стакан, обводит пьяными глазами зал, замечает окно. Идет. Нет. Падает. Ползет.
   АС
   Сюда, сюда о санитары. Я вывихнул язык. И что же это такое? Где же гады? (пытается многозначительно поднять палец. Его перевешивает. Он сохраняет равновесие, но больно ударяется задним местом об землю. Продолжает) О горе мне, о где же я? Где ум? Где слух? (кричит) Конечно же - вода!!! Я начал действие сие в неволе, вернемся же в туда.... ( Стоит на карачках перед дверью и бьется в нее головой.)
   Х
   Чу, я слышу чудный звон. Иль пение синиц на крыше? Иль дятел говорит? Иль может время нам напиться?
   ХО
   Мои чресла болят. Мой рот неповоротлив. А таз, а плечи? Как я вам?
   Все тупо смотрят "PLAY BOY", пытаются перевернуть страницу.
   Ванно по дороге к окну
   Да стар я стал, в былые годы за четверть часа одолел бы путь. А так...(плачет)
   ХО
   О горе, горе!!! Стать бы мне звездою. Залезть бы на картину, прямо вдрызг. И люди бы смотрели, восхищались. А так... И даже весь компот прокис (плачет)
   ГОВ(бывший АМ) (положив ноги на стойку)
   В сей час друзья я веруюю в вас! Мы люди преданные делу, невзрачных мыслей наш удел. Зачем бежать, за чем по делу иль так, нам здесь в параше голосить? Иль лучше предаваясь скуки, нам голос потерять в огне? Я пелегрим, я гроздь судьбы, я луч, я пахарь, черт возьми. Где этот дед, простите весь в дерме? Коня.... Сюда...
   ( делает вид, что одевает шляпу. У него не получается, плачет..)
   Х
   По-моему пора. Все здесь. Давай же Х звони (громко) Эй, доктора!!!
  
   Приезжают на белой тройке с бубенчиками, пьяные доктора. Весело. Даже умиленно весело. Хватают всех участников пьесы. Смеются. Уезжают. Пусто.
  
   Заключение.
   Из под стойки высовывается голова Хозяина.
   Хозяин
   О дети милые мои. Где, где вы? (печально) Ушли, уж нет здесь никого. Я здесь один.
  
   Смахивает слезу, вздыхает. Правой рукой вытаскивает табличку "Требуется официантка". Поворачивается ко всем спиной. Поет. Плачет. Поет в захлеб.
  
   У-у. У-у (слов не слышно)
  
   Перед входом в кабак стоит третий брат Ванно, Вани. Плюет. Весело поглядывает на окно.
  
   Занавес.
  
  
   Хотел уже попрощаться, но тут нашел у себя сочинения типа моего детства и решил привести их тоже ниже. Хотя бы потому что написал я их да, да именно для моего детства - ностальгия блин заела. с вами такое тоже наверное бывало? Надеюсь эти маленькие рассказики вам понравятся. За стиль и содержание автор ответственности не несет. И таки так оно все и было...
  
   Карабучи против Барабучи.
  
   У нас было в запасе примерно 3 часа. Мы хотели использовать пленку как можно полнее и ярче. Хорошие фотографии получались не часто, но поиск новой композиции, лучшего вида или самой прикольной физиономии. Захватывал похлещи любого дела. Вовка слез с дерева акации, где он не безуспешно пытался изобразить дикую белку. И заорал:
   -Я знаю, я знаю где еще можно снять пойдем к берегу будем изображать индейцев. Ты Виталик будешь типа прятаться.
   -Да в зарослях укропа, - перебил я его.
   -Точно, ха - ха - ха, - поддержал его наш третий друг Артем, - будем индейцами. Пойдем посмотрим.
   -Вот, вот! - кричал возбуждено Вовочка, - за этой трубой ты прячешься, а я иду с копьем как будто по тропе войны. Вот видишь эта тропа между камышами уходящая в озеро.
   -Точно, - я тоже поддался его фантазиям. Это место глухое, природа заброшенная. Сейчас оформим как надо, сцена будет как настоящая.
   Мы сплели пояса из камышей. Повтыкали в голову кто бамбук, кто ветки, кто перья. Фотографировали по очереди. Сначала я залез за ствол поваленного дерева. Сделал страшную рожу, поднял руку с какой-то палкой, воображая что это смертельное оружие готовое поразить любого идущего по "тропе войны". И вот, о удача, появляется мой самый страшный враг. Он из племени "засрануси". Я конечно из племени малочисленного, но более умного и проворного. А враг, который сейчас крадется мимо меня, из семьи "Карабучи", которые подло хотят завладеть нашей землей и выпить кровь наших детей. Но нет я остановлю этого "карабучи" из племени "засрануси" Индеец напротив меня замедляет ход и медленно начинает поворачиваться в мою сторону. В руке у него копье - прямое и острое. Его длинное древко легко разворачивается в мою сторону. Я успеваю подумать, что если я сейчас не выскочу и не брошу свой "томагавк" в противника, то сам окажусь пронзенный его копьем.
   -Ух! - кричу я, бью себя в грудь и одновременно с этим бросаю свой боевой топор, целясь прямо в череп своего врага.
   -Ах! - отвечает "Карабучи". И оказывается проворнее чем я ожидал. Он уворачивается от моего "томагавка", зло и победоносно смотрит на меня и кричит:
   -Смерть семьи " спиючи" из племени" облеючи"!
   И с криком - Ха! - бросает свое длинное, остро отточенное, наверное его женой, копье в меня.
   -Ага " Барабучи" - успеваю крикнуть я. Падаю на землю. Скалю свои страшные, желтые зубы в страшном оскале. Копье моего врага, о боже, не может быть, торчит из моей груди.
   "Но нет, - думаю я - просто так нас не возьмешь"
   -Смерть "Барабучи" кричу из последних сил я. И из тех же последних сил бросаю в своего убийцу кинжал моей любимой жены, которая теперь, стерва такая, выйдет замуж за соседа.
   -Ох! - откликается индеец, почему-то выливает себе на голову бутылку воды. И покачиваясь, держась за бок со стекающей с него водой - идет ко мне. Мои глаза медленно застилает пленка. В голове проносится - "какая же стерва, моя любимая жена. Ха! За соседа" - и я проваливаюсь в серую дымку." Барабучо" ставит ногу на поверженного врага, который подло хотел убить его в спину. На тропе ведущей к воде, да еще в мирное время. "Барабучо" кричит:
   -Охо - хо! - что видимо означает "Победа".
   В глазах его гордость за самого себя и вызов всем "Спиючи" нападающим на него.
   -Эй, Виталя не умирай! - кричит мне Артем - Дай мне тоже повоевать с этим придурком "Бара-му-му" как там его.
   -Ну, как? Ну, как? - спрашиваем мы его. - Получилось? Что заснял?
   -Все окей! ребята! Вы были на высоте! Я снял 5 раз. Просто отпад, как вы это делали!
   -Идиот!! - заорал вдруг Вовка. - Ты забыл снять крышку с фотоаппарата!
  
   Для маленькой девочки Юлико!!
  
   -Смотри ,а здесь будет небольшой фонтан. Он как раз впишется в наш большой газон. Здесь мы проложим дорожку и поставим новые детские площадки.
   -Точно, точно. Я даже знаю где взять маленькую статую в центр фонтана.
   Дети, как стайка воркующих голубков стояли посреди двора и мечтали о том, как они, во общем еще маленькие, не оперившиеся птенчики, украсят и сделают свой маленький дворик самым лучшим, самым красивым.
   Старая горка -ракета, развалившаяся от древности, ржавыми прутьями ощетинившись на весь окружающий мир ,была единственной детской забавой во дворе. И мамы, каждый раз, отпуская детей гулять, строго приказывали не залазить на горку - ракету. Но кто их слушал?
   Были кроме горе - горки были у нас и другие развлечения. Можно было залезть на нашу любимую абрикосу и побросать в прохожих еще зелеными абрикосами. Можно было поиграть в "пекаря" или в "свечу" или...Ну действительно, кто как ни мы сами себя займем? А казаки-разбойники чего стоят? Эх, молодость - радость, старость - гадость! Эх.., да о чем я? А, да, мы бегали по дворику, с горящими глазами и мечтали разломать старую беседку. Этакий местный центр сбора местных алкашей. Во общем то наших пап, дядь и соседей. С начало они, даже очень цивильно, играли в шахматы или забивали козла, а по прошествии времени, уже совершенно в невменяемом состоянии, рассказывали, что это не они козлы, а все вокруг козлы и ...
  
   -А давай нарисуем вот здесь клоуна, а здесь построим баскетбольную площадку.
   -А зимой будем играть на ней в хоккей.
   -Я знаю, я знаю. -сказал маленький Яща, с первого этажа, -в старом корпусе Университета есть музей статуй. По-моему их должны разбить и выкинуть по ненадобности.
   -Ура, - закричала наша, как говорила моя мама, атаманша Юлико, -мы возьмем несколько статуй и украсим ими наш двор. Пойдем в Университет.
   Мы отправились в огромное помещение Университета, где в беспорядке были свалены, уже частично разбитые, старые статуи. Это больше напоминало мастерскую какого-то безумного скульптора. Маленькие, большие, гигантские скульптуры - громоздились одна на другую. Мы выбрали еще более или менее приличные на вид фигуры. И пошли по разным большим дядям и тетям за разрешениями. Неделю мы убили, выясняя, кому все это принадлежит, и кто нам это может разрешить взять. Еще неделю мы выясняли что, оказывается дворик наш принадлежит какому-то предприятию, который даже может помочь осуществить нашу задумку. Мы 9,10,11-летние пацаны бегали по этажам, конторам. Стучали в двери начальников, выслушивали заверения в понимании вопроса, естественно требующего времени для тщательного рассмотрения. И конечно мы обрастали какими-то бумажками, просьбами, разрешениями.
   Закончилось все очень просто. В очередной раз, когда мы пришли, как нам уже казалось, в нашу кладовую застывших фигур, мы не нашли ни чего. Вообше ни чего. Буквально за один день помещение убрали и подготовили к переоборудованию под бассейн, который наверное и сейчас работает.
   Я ничего не имею против бассейнов и даже посещал его несколько раз после того как, но это место будет всегда в моей памяти, как место последнего убежища для маленькой каменной птички, которую мы хотели посадить на плечо девочки с розой в волосах и дельфина с отбитым плавником, так и не поставленного в центр небольшого фонтана с весело бегущей водой. Только клоун нарисованный на заборе, рядом со злополучной беседкой. Только веселый клоун с тросточкой в руке и вечной улыбкой то уха до уха, которого мастерски нарисовала наша Юлико, еще несколько лет напоминал нам о нашей первой попытки сделать что-нибудь по настоящему большое. Мы тогда так и не поняли, почему большие дяди и тети соглашались с нами, кивали нам головой, говорили нам как это правильно и как это верно мы придумали. А потом забыли о нас, вычеркнули из памяти, просто выкинув все наши детские мечты на свалку или на помойку. Я уж не знаю, как более правильно.
   Правда, лет через 10 ,в небольшом частном дворики нового русского, мне показалось, я заметил одного каменного человечка из своего детства. Как он туда попал - загадка. Наверное, был куплен за бутылку водки у рабочих наводивших там порядок.
  
  
  
   Сентиментально, правда? но таки так все и было!
  
   Вот такими бреднями забита моя, как говорит моя любимая жена, большая головушка)))) Надеюсь я вас не сильно утомил. Если все же утомил, мой вам совет выпейте чаю, пройдитесь и забудьте весь тот бред что вы читали последние пару часов))) Если же вам понравилось - звоните, буду рад поделится с вами еще пару - тройку - четверку.... Э-эээ в общем рассказиками...
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"