Юрьева Полина: другие произведения.

Сколько фей танцует на кончике иглы?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В РАБОТЕ! Обновление 07-12-2013. После оооочень долгого перерыва я вновь взялась за этот проект. Это обновленная и изрядно измененная версия Феи, с добавлением новых сцен и сюжетных линий. Теперь тут больше от детектива, поэтому я бы охаратеризовала этот жанр как детективное городское фэнтези.

    И последнее: автору очень нужны комментарии! Больше всего меня интересует вопрос, насколько очевидно развивает детективная линия? не слишком ли понятно изначально, какой будет интрига?



   Пролог.
   Я стояла на краю крыши самого высокого небоскреба в городе и собиралась с духом. Далеко внизу деловито копошился огромный вечерний город: рябили в глазах красно-желтые полосы автострады, крошечные точки людей броуновским движением расползались по щелям улиц, а в небе главенствовал тяжелый душный смог. Я никогда не любила город! Его каменные стены всегда давили на меня, заставляя сгибаться в приступе удушья, а жесткий асфальт при каждом шаге больно впивался в ступни, понукая оступаться и падать, оступаться и падать... Да, с некоторых пор эти два слова лучше всего стали описывать реалии моей жизни.
   Позвольте представиться, я Полынь, природная фея, а по совместительству жалкое трусливое существо с неудавшейся карьерой и сплошным непечатным выражением вместо личной жизни. Но я не жалуюсь, нет. Я просто считаю, что с этим пора заканчивать. Раз и навсегда. Мне осталось сделать лишь шаг, всего один малюсенький шаг и... все изменится.
   Я стояла на краю раскрывшей пасть бездны, нервно кусая губы, а стервозный ветер презрительно бил мне в лицо, выдувая смелость и решительность из легких. Ты опять струсишь, шептал он мне, ты не сможешь, не решишься, ты развернешься сейчас и уйдешь ни с чем. Ты трусиха, ты не шагнешь, не шагнешь, не шагнешь... Ветер шипел, взвиваясь вокруг меня насмешливыми порывами, а я с отчаяньем подумала, что один шаг, это ведь совсем не сложно? Одно движение, один миг... Тогда почему ветер надо мной смеется - я же фея, что мне этот шажок? Я не позволю ему надо мной смеяться... не позволю.
   - И я сделаю этот шаг, - сжимая руки в кулаки, вдруг со злостью крикнула я ветру, - Я фея, я сделаю это!
   И назло насмешливому ветру, назло несправедливому миру, назло ему, Рэму, я с нарочитой легкостью откинула попавшую в рот прядь волос и... сделала свой шаг в бездну.
   Глава 1.
   - Ты же умная девочка, ты понимаешь, что ничто не может продолжаться вечно, - мягко сказал он, откидываясь в кресле, - А уж тем более такая эфемерная субстанция как любовь. Знаешь, по большому счету, я вообще не верю в ее существование. Просто иногда у двух людей возникает взаимное влечение - до поры до времени они интересны друг другу. Вот и все. Видишь ли, в жизни должно быть разнообразие, - Рэм философски пожал плечами и взял с подлокотника мягкого бежевого кресла газету, показывая, что считает разговор законченным.
   - Что, вот так просто? - широко расставив ноги и плотно прижав крылья к спине, я стояла напротив него и отказывалась соглашаться, - Прости, девочка, но ты мне больше не интересна? А как же длинные пространные прелюдии, о том как нам было хорошо вдвоем, а жалкие сконфуженные извинения, что, мол, так получилось? Где стандартный набор оправданий застигнутого в объятьях любовницы мужчины? Где все это? Тебе что, совсем нечего сказать?
   Он опять пожал плечами, как бы говоря, что действительно нечего, и начал разворачивать газету.
   - Ты думаешь, что на этом все закончилось? - я с радостью приветствовал поднимающуюся во мне злость, постепенно заглушавшую щемящее чувство непонимания и сосущей под ложечкой обиды, - Ты думаешь, что я скажу "Не беспокойся, милый, я тебя прощаю" и спокойно пойду готовить ужин? Без возражений, без скандалов, вот так просто?
   Он покачал головой, но опять промолчал, возвращаясь к газете.
   - Скажи же мне что-нибудь, наконец! - закричала я, резко хлопая крыльями, и вырывала у него из рук злополучный кусок бумаги. Он даже не дернулся, лишь недовольно поморщился и, не меняя спокойного тона, попросил:
   - Успокойся, Поля. Не будь ребенком. Зачем нам некрасивые сцены? Ты же понимаешь, что это должно было когда-нибудь случиться. Это жизнь, это нормально.
   - Нормально? - зло проговорила я, впрочем, снижая тон, - Ты считаешь нормальным, что, прилетая с тяжелого задания, я застаю в постели с любимым какую-то напомаженную розовую фифу? Какую-то жалкую цветочную фею, которая невесть что забыла в городе? Ты считаешь нормальным, что после это любимый неторопливо провожает эту розовую дрянь до двери, целует в щечку и располагается в этом демоновом кресле, заявляя мне о том, что я должна расслабиться и не быть ребенком? Это ты считаешь нормальным?
   - Да, - просто и равнодушно кивнул он, легко проводя пальцами по подлокотнику, - Нормально. Не стоит делать из этого трагедию.
   Я отшатнулась к подоконнику, неловко взмахивая крыльями, и вдруг обессилено присела на край. Как-то неожиданно весь запал пропал, и все-таки накатилась та самая тоскливая обида. Неужели он меня никогда и не любил, а я, наивная влюбленная дура, просто не хотела замечать? Неужели все четыре года были обманом? Самообманом...
   - И как ты предлагаешь мне на все это реагировать? - наконец устало поинтересовалась я.
   Он склонил голову, внимательно всматриваясь в мои стиснутые ладони, немного помолчал и мягко, как несмышленому ребенку, ответил:
   - Поля, милая моя фея. Не стоит делать из этого трагедию. Такое случается со всеми, поверь! Не принимай все так близко к сердцу. Это ничего не меняет, по большому счету.
   - Не меняет? - горько спросила я, отворачиваясь к окну. Моим глазам открылся вид ночного мегаполиса с высоты тридцати этажей... как я все это ненавижу! Небоскребы, крыши, море огней вечно бодрствующего мегаполиса...
   - Ничего не меняет, - как-то буднично сообщил он моей спине. Я обернулась.
   - А ты разве не понимаешь, - с болезненным любопытством спросила я, передергивая плечами, - Что только ради тебя я приехала в этот мерзкий грязный город? Только ради тебя пошла в ДОЗу, только ради тебя и только с тобой согласилась жить на вершине этого демонова небоскреба... только ради тебя, понимаешь? И ты осмеливаешься говорить мне, что розовая фифа в нашей постели ничего не меняет?
   - У меня был свободный вечер, а ты улетела на задание... - пожал он плечами, будто его логика была понятна даже ребенку, - Это совершенно нормально. Если бы я знал, что ты вернешься раньше, я бы дождался тебя, вот и все.
   - Дождался бы? И после этого я еще демон знает сколько времени пребывала бы в неведении относительно твоих маленьких развлечений! Так мне, оказывается, повезло, что я так быстро расквиталась с заданием, - горько заметила я, нервно дергая крыльями, - Спасибо, Рэм, ты, наконец, открыл мне глаза на то, кто ты есть на самом деле.
   - Поля, не воспринимай это так серьезно. Мелиса - развлечение на один вечер, не больше, - заметила он. И мне показалось, что он действительно не понимает, что меня так задело во всей этой истории... или делает вид, что не понимает. Я некоторое время молчала, потому что не знала, что еще можно сказать. Затем решилась.
   - Я ухожу, - тихо сказала я, поднимаясь, - Вещи пришлешь мне потом, на новый адрес.
   - Поля, - с мягким удивлением проговорил он, выпрямляясь в кресле, - Я понимаю, ты расстроена, но стоит ли принимать такое опрометчивое решение сейчас, когда ты устала? Уже далеко заполночь, это не твое время... Лучше иди сейчас спать, отдохни, приди в себя после тяжелого задания, а завтра с утра все обсудим на свежую голову, хорошо?
   Откуда вдруг такая заботливость тона и теплота во взгляде? Откуда вдруг мягкое сочувствие? Ощущение того, что я нужна ему, что не безразлична... еще вчера я бы ему поверила. Еще вчера. Сейчас же все то, что я ценила и любила, вдруг оказалось ложью, маскарадом, игрой. Небеса, зачем ему все это? Зачем он жил со мной эти четыре долгих года, зачем сейчас пытается удержать? Я вдруг почувствовала себя любимой игрушкой взбалмошного мальчишки. А ведь когда-то думала, что просто любима...
   - Нет, Рэм, я ухожу. Я ни минуты здесь больше не могу оставаться. И тебя видеть больше не могу.
   Я схватила небрежно брошенную на пол дорожную сумку, с которой не расставалась последние сутки, и направилась в прихожую. Он резко поднялся мне вслед, маска заботливости упала с его лица, обнажая иное чувство. Злость попранного эго мелькнула в его глазах, а черты лица исказило высокомерное презрение задетой мужской гордости... Игрушка, горько подумала я, всего лишь игрушка.
   - И куда ты пойдешь? - насмешливо спросил Рэм, надвигаясь на меня, - У тебя здесь ничего нет. Ни друзей, ни жилья... только босс, который тебя даже не замечает, да горстка таких же неудачников-коллег. Признайся себе, что без меня ты просто никто, моя милая фея, никто. Я привез тебя в этот город, я содержал. Да на свою жалкую зарплату ты не проживешь здесь и месяца! Рассчитываешь своим уходом сделать красивый жест? Вперед! Только подумай прежде о последствиях, моя милая, подумай о последствиях!
   Его слова заставили меня дернуться, как от боли. Я отступила. Крылья взметнулись возмущенной волной и тут же опали, показывая степень моего унижения.
   - Мне все равно, куда я пойду, - зло бросила я, - Все равно, лишь бы прочь отсюда! Прочь из этой демоновой квартиры на самой макушке демонова небоскреба, прочь из твоей жизни, чтобы не видеть больше этой лживой улыбки! Просто прочь!
   Я схватила в охапку свою одежду и вылетела за дверь. Мне действительно было все равно, что будет дальше, лишь бы уйти отсюда, лишь бы скрыться от этого позора, от обманутых надежд.
   - Полынь! - его окрик догнал меня на лестничной клетке, и я застыла - он никогда меня так раньше не называл.
   - Почему ты боишься высоты? - продолжил он, подпирая косяк двери.
   - Я не боюсь, - напряженно отозвалась я, - С чего ты взял? Я же фея.
   - Мне ты эти сказки можешь не рассказывать, - иронично и чуточку самоуверенно улыбнулся он, не меняя позы, - Ты всегда боялась, - тут он хмыкнул и в нарочитом удивлении покачал головой, - Фея, которая боится высоты - подумать только! Какие чудеса не бывают в природе...
   - Что за сказки ты тут выдумываешь? - плотно прижимая крылья к спине, ответила я, - Не боишься, что засмеют?
   - Уж мне-то нечего опасаться, - довольно улыбнулся Рэм, - А вот тебе стоит, моя милая Полынь, стоит... Представляешь, если коллеги узнают?
   Его улыбка стала расползаться все шире и шире, а я попятилась, с ужасом вглядываясь этого нового, незнакомого человека, который почему-то поселился в теле Рэма. Еще секунду я смотрела на него, пытаясь найти на этом лице хоть что-то знакомое, родное, а потом не выдержала.
   - Прощай, Рэм, - прошептала я, и бросилась по ступеням прочь.
   - До свидания, фея, до свидания, - донеслось мне вслед, - Мы еще встретимся, и ты еще успеешь об этом пожалеть!
   ***
   Я шла по широкой ярко освещенной улице и скользила бездумным взглядом по сияющим витринам. Мои стрекозиные крылья были плотно прижаты к спине, а руки дрожали. В какой-то момент, заметив это, я покрепче обхватила себя руками и ускорила шаг. Навязчивые мысли водили в голове пьяные хороводы, а перед глазами стояло лицо Рэма, чужое и злое... его полные чувственные губы кривила непривычная усмешка. Изредка его сменяла ненавистная розовая фифа посреди кровати, растерянно хлопавшая глазами и стыдливо прикрывавшая простыней голую грудь. И уж совсем не к месту в голове возникал мой не к ночи помянутый босс.
   Когда он появился перед моим мысленным взором в третий раз, я решила, что с меня хватит. Остановившись посреди улицы, я закрыла глаза, сделала глубокий вдох и задержала дыхание. Мой дозовский тренер по единоборствам всегда говорил, что только холодный разум способен принимать правильные решения, значит надо уметь его остужать. По его совету я досчитала до дюжины, и только потом медленно выдохнула, вместе с воздухом выкидывая из головы лишние мысли и представляя, что тяжелый ком из тоски и обиды в груди рассасывается, превращаясь в фантом. Сразу стало легче. Распахнув глаза, я сосредоточилась на окружающем и впервые по-настоящему осмотрелась.
   Я стояла под вывеской "Виски-бар у Лейма" посреди Липовой аллеи, самого модного места ночного отдыха в Файре, и щурилась от бьющего в глаза прожектора. Было уже полтретьего ночи, а жизнь вокруг кипела как никогда: магазины были открыты, неоном сверкала реклама ночных клубов, и рестораны гудели от наплыва людей, празднующих конец недели. Мне, природной фее, предпочитавшей вставать с рассветом и ложиться спать ровно на закате солнца, сложно было понять окружавших меня сейчас людей. К сожалению, дыхательные упражнения не избавляют от физического дискомфорта - я чувствовала себя усталой и разбитой, и мечтала о тихом укромном месте, где можно было бы отлежаться и пережить душевную непогоду. Но судьба слишком ироничная особа, чтобы мне это позволить.
   - Так что придется довольствоваться, чем есть, - пробормотала я себе под нос. А есть полупустая дорожная сумка с грязным комплектом одежды, ожидание обещанного гонорара за последнее задание, да разбитое сердце в придачу. Впрочем, последнее вряд ли мне чем-то пригодится. Мы расстались, и это факт, который стоит принять как данность и больше об этом не думать. Все к лучшему. Теперь я могу свободно уехать из этого мерзкого грязного города и начать все сначала. Нет, даже не так. Ведь я уже далеко не та наивная дурочка, которая приехала в огромный страшный мир вслед за возлюбленным. Нет, я сложившаяся фея, работающая внештатным агентом в Департаменте Особых Заданий (или ДОЗе, если кратко), и я знаю, что такое жизнь. Как я знаю и то, что сегодня она не закончилась, что бы по этому поводу ни говорило мое ноющее сердце. Я выживу, поднакоплю деньжат, уеду в какой-нибудь провинциальный городишко и открою там свое дело. Филиалы ДОЗы есть далеко не везде, так что мне найдется, чем занять свободное время.
   Я повела плечами, расправляя затекшие мышцы, и тряхнула крыльями, отчего вокруг взвилась легкая дымка мельчайшей пыльцы. Обычно ее не видно, но в неоновом свете одной из вывесок пыльца неожиданно заискрилась. Это хороший знак, подумала я, тряхнула головой и двинулась дальше вдоль по Липовой аллее. У меня появилась мысль, где можно провести эту ночь, а насколько она дельная, будет ясно позже.
   ***
   Я сидела на белом низком диване, устало потягивала травяной чай и внимательно рассматривала Дэна Телопуса. Высокий и жилистый как гепард, он сидел в пол оборота ко мне в таком же белом низком кресле и небрежно вертел в руке бокал с мартини. Похоже, мой неожиданный поздний визит его не особенно обременил - он был ночным человеком. Длинные каштанового цвета волосы моего собеседника были аккуратно забраны в свободный хвост, открывая вытянутое бледное лицо. Вечная задумчивая полуулыбка изгибала строгий контур губ. Дэн не был красавцем, но его это не смущало. Он был независим и самоуверен, и, честно говоря, имел на то основания. Дэн был дипломированным ведьмаком. Пожалуй, его давно бы взяли на постоянное место в ДОЗе, но он почему-то отказывался, подвизаясь таким же внештатником, моим коллегой. Когда я однажды выразила свое вежливое удивление данным положением дел, он отмахнулся, небрежно пояснив, что ему просто нравится быть свободным охотником. Но я подозревала (впрочем, как и весь наш отдел), что у него были какие-то свои, менее легальные каналы дохода, которые он очень не хотел афишировать в своей официальной ведомости. Впрочем, слухи вещь ненадежная, поэтому со стопроцентной вероятностью утверждать я не могла.
   Однако, напрашиваясь этой ночью к Дэну в гости, я на это в некоторой степени рассчитывала. Мне требовался один дельный совет. К сожалению, как в структуре полугосударственной, в ДОЗе платили не густо, особенно агентам-внештатникам. Раньше я не особенно над этим задумывалась, так как Рэм обеспечивал безбедное существование нам обоим, но теперь... Рэм... все кончилось. А жизнь продолжается, и размер моего заработка неожиданно стал принципиальным вопросом.
   - Ну и что ты от меня хочешь? - после долгого молчания, наконец, сказал Дэн, - Деньги, как ты понимаешь, на дороге не валяются. Чем тебя не устраивает нынешняя работа?
   - Ты смеешься? Да моей зарплаты только на то и хватит, чтобы снять конуру на окраине. А в штат меня взять, в отличие от некоторых, не предлагали, - хмуро ответила я, раздумывая, правильно ли я сделала, что опустила причины, побудившие меня к столь позднему визиту. Но вспоминать лишний раз не хотелось. Дэн же тактично не стал спрашивать, хотя, несомненно, удивился такому положению дел.
   - Раньше, помнится, тебя это не очень беспокоило, - будто подтверждая мои мысли, иронично, но с некоторым легким намеком, произнес он.
   - Сейчас ситуация несколько изменилась, - все еще не желая вдаваться в подробности, тихо ответила я и подтянула колено к груди, обхватывая свободной рукой, - Мне надо на пару-тройку дюжин дней найти жилье, за это время завершить дела и подкопить немного деньжат. А потом я решила уехать из этого пыльного мегаполиса подальше, куда-нибудь в тихий зеленый городишко типа Лисьих Холмов. Файр слишком мертвый для меня, здесь трудно жить и дышать.
   - Да уж, - хмыкнул Дэн, легко отставляя недопитый бокал на низкий стеклянный столик, - Когда ты только появилась, весь отдел долго удивлялся, что ты вообще забыла в Файре - природная-то фея! Потом привыкли. Ладно, - вдруг серьезнея, махнул он рукой, - Что там такое у тебя случилось, по большому счету, не мое дело. Не хочешь говорить - не надо. А деньги... есть у меня кое-что на примете, есть... Как раз для тебя задачка. Надо еще уточнить... но это все подождет до завтра, - прервал он свои раздумья на полуслове, - Я так понимаю, переночевать тебе сегодня негде?
   Я просто кивнула, устало расправляя сложенный на диванной спинке крылья.
   - Тогда оставайся, - поднимаясь и широко потягиваясь, предложил Дэн, - Этот диван в твоем полном распоряжении. Ванную сама, думаю, найдешь, - он кивнул на темный проем коридора, затем подхватил недопитый бокал мартини и добавил, - А я пойду еще поработаю... если что, я в кабинете. Окей?
   Я согласно кивнула:
   - Окей. И...
   Он вопросительно поднял бровь.
   - И спасибо тебе, - тихо сказала я, устремляя взгляд на свои сцепленные руки, - Ты не обязан был мне помогать.
   - Не обязан, - хмыкнул он, - Так что как все утрясется - с тебя ужин. Приятных снов!
   Он небрежно отсалютовал мне бокалом и удалился, насвистывая какой-то полузнакомый мотив. А я с трудом встала с такого уютного низкого дивана и направилась умываться.
   ***
   В ванной комнате царил непривычный для таких помещений полумрак, что замечательно соответствовало моему разбитому настроению. Всю правую стену занимало огромное затемненное зеркало, напугавшее меня сначала, когда при входе я краем глаза заметила дернувшийся следом силуэт. Только присмотревшись, я поняла, что силуэт является обладателем до боли знакомых зеленых стрекозиных крыльев, растрепанных волос до плеч цвета высусшенного на солнце сена и нескладных юношеских пропорций. Природная фея, горько подумала я, и что я здесь забыла? Мутное темное отражение ответило мне грустным взглядом из глубины стекла. Я отвернулась, не желая больше это видеть, и направилась к умывальнику. В углу высилась шикарная душевая кабина, но никаких сил на такое сложное действие как прием душа у меня уже не осталось. Плеснув в лицо холодной водой, я ограничилась коротким умыванием и поторопилась прочь из ванной, не желая оглядываться на грустный зеркальный силуэт. Спать, была моя последняя мысль, прежде чем я опустилась на белый низкий диван и отключилась.
   Глава 2.
   Слава Небесам, остаток ночи прошел спокойно - вопреки опасениям, мне ничего не снилось. Или, по крайней мере, я этого не помню, с сомнением подумала я, приподнимаясь и с сомнением оглядывая живописно раскиданные по полу диванные подушки. Проснулась я, как всегда, рано, тело мое успело отдохнуть и ломило теперь приятной утренней истомой, чего нельзя было сказать о душе. Воспоминания вчерашней ночи до сих пор будоражили мои вялые мысли. Шевелиться не было никакого желания, хотелось найти какой-нибудь глубокий тихий угол и отключиться от реальности на пару суток, чтобы отлежаться и зализать раны. Но проклятая гордость природной феи говорила, что у меня есть дела поважнее, чем распускать сопли по этой предательской сволочи.
   Медленно, через силу, я приняла вертикальное положение и расправила плечи, раскидывая по спинке дивана мятые со сна крылья. Пока Дэн спал, надо было сходить в банк - из всей наличности у меня в кармане позвякивала пара крон мелочью. Да и с поисками нового жилища не стоило затягивать - дэнов диванчик был очень удобен, спору нет, но...
   Я прикусила губу, отказываясь погружаться в пучину размышлений о стоявших передо мной сегодня задачах, и принялась небрежно поглаживать мятые крылья. Под моими руками они начали приобретать прежние ровные формы: светящиеся зеленым жилки надувались и распрямлялись, образуя характерный узор, а небрежные складки исчезали, открывая полупрозрачную перламутровую поверхность перепонок. Вскоре мои крылья были практически готовы к полету.
   Неожиданно мое медитативное занятие прервал тихий скрип двери.
   - Уже проснулась? - просунув в комнату голову, спросил Дэн.
   - Да, заходи, - отрывая взгляд от уже почти разглаженных крыльев, ответила я, - А ты что так рано? - но внимательно присмотревшись к покрасневшим глазам и усталым движения входящего, быстро поправилась, - Точнее, что так поздно? Еще не ложился?
   - Ага, - кивнул Дэн, прикрывая дверь и небрежно опираясь на косяк, - Только собираюсь. Услышал, как ты тут зашевелилась, и решил заглянуть. Какие у тебя на сегодня планы? Я тут навел кое-какие справки по твоему вопросу... вечерком хотелось бы поговорить...
   - Хорошо, до вечера я надеюсь управиться, - улыбнулась я, заинтригованная его намеком, - Собиралась сегодня заняться поисками нового жилья. Не возражаешь, если я воспользуюсь твоим телефоном?
   - Пользуйся, чем хочешь, - пожал плечами он, отлипая от косяка и устало потягиваясь, затем повторил, - Только вечером не пропадай, договорились?
   - Конечно, мне же самой интересно. Я постараюсь все уладить до шести, пойдет?
   - Отлично, - удовлетворенно кивнул он сквозь оглушительный зевок, - Я раньше и не проснусь. Удачного дня! - пожелал он и потянулся к двери.
   - Приятных снов, - воскликнула я вдогонку.
   - Спа-а-асибо, - вместе с еще одним душераздирающим зевком донеслось от выхода, и он окончательно скрылся.
   Я тоже встала, потягиваясь, еще раз встряхнула крыльями и направилась в ванную. Пора было браться за работу.
   ***
   Через полчаса, умытая и сосредоточенная, я сидела на диванчике и задумчиво рассматривала найденную в прихожей пачку газет. Те пестрели разнообразными объявлениями, вселяя надежду на скорое решение животрепещущей проблемы. Но, как оказалось, радовалась я рано - самое свежее из имеющихся печатных изданий было недельной давности. Вздохнув, я решила начать именно с него. Пододвинув поближе телефон, я удобнее устроилась на мягкой поверхности дивана, расслабленно раскинула крылья и набрала первый номер...
   Когда от прежней стопки газет на столике осталась от силы треть, я подумала, что пора сделать перерыв. Удивительно, как сложно оказалось найти жилье в Файре всего на пару дюжин дней! По большому счету, вариантов было всего два: либо приличное жилье на короткий срок, но по невиданной туристической цене, либо вполне доступная цена, но сроком не меньше, чем на год. Нет, конечно, существовал еще третий вариант, практически идеальный: и деньги не слишком большие, и временных ограничений никаких, если бы не одно но. Это была мансарда. Это была демонова мансарда, что было ничуть не лучше рэмова пентхауза, а Рэм...
   Я отвернулась от изрядно похудевшей стопки газет и посмотрела в окно, где радостно разгорался новый день. Шел уже десятый час, и людей на улицах было мало - рабочий день уже начался. Он тоже, наверное, отправился в студию, грустно подумала я, проводя рукой по растрепанным солменным волосам, преуспевающий художник, творческая личность... а ведь я могла плюнуть на принципы, последовать его совету и сделать вид, что все нормально. Сидела бы сейчас на высоком табурете и наблюдала за тем, как фантастически умело двигаются его руки... какая же он все-таки демонова сволочь! Я закусила губу, стараясь сдержать навернувшиеся вдруг на глаза слезы. Я не буду по нему плакать. Все кончено. Хватит слабостей и самообмана.
   Тряхнув головой, я отвернулась от окна и решительно схватилась за телефонную трубку. Мансарда не мансарда, а своим страхам я тоже больше потакать была не намерена.
   ***
   Час спустя я неторопливо шла по Нижнему парку, умиротворенно скользя взглядом по влажным после короткого летнего ливня деревьям и пригнувшейся к земле траве. Отяжелевшие от влаги насекомые лениво бороздили воздух, наполненный запахом свежей зелени и цветущих примул. Вокруг было тихо и малолюдно. Идиллия. Впрочем, вполне ожидаемая, поскольку это место до сих пор пользовалось дурной славой у местного населения. Раньше это было оправдано, так как Нижний парк частенько служил пристанищем диких волкодлаков, но новый мэр Файра, месье Леоне Паролли, никогда не любил волкодлаков. Заступив на свой новый пост, он в кратчайшие сроки очистил парк от этих существ, так что теперь тут было так же спокойно и безопасно как, например, на Липовой аллее. Однако людские суеверия не так-то легко изжить.
   Впрочем, мне это было только на руку. Дом, к которому я направлялась, располагался как раз на южной окраине Нижнего парка, поэтому арендная плата обещала быть не слишком высокой, а обстановка - тихой и спокойной. Если бы еще не мансарда... Ладно, сказала я себе, мне требуется пережить всего пару дюжин дней, а потом я уеду туда, где самые высокие дома не дотягивают и двух этажей. В конце-концов, хозяйка мансарды запросила всего десять крон в сутки, где я еще в Файре найду такие расценки?
   Кстати, насчет расценок. Перед тем как идти осматривать мансарду, я заглянула в банк и с неприятным удивлением обнаружила, что гонорар за последнее задание мне пока не перевели. Итого на счету у меня оставалось всего пять сотен крон - не густо. Почему вдруг возникла задержка? Я отправила отчет сразу по выполнении, он уже должен был дойти. Раньше наш отдел бухгалтерии отличался пунктуальностью. Придется заглянуть сегодня в контору лично.
   Занятая своими мыслями, я не заметила, как почти добралась до места назначения. Парковая аллея, по которой я все это время шла, закончилась полукруглой площадкой, окруженной декоративным кустарником. На дальнем конце этой площадки высились высокие кованые ворота, обозначавшие выход из парка. Выглядели они несколько потрепанно, в некоторых местах краска облупилась, открывая ржавые проплешины, а одна створка навсегда застыла в полуприкрытом положении. Создавалось такое ощущение, что до этого уголка парка умелая рука садовника не добиралась уже очень давно.
   Я прошла сквозь арку, негромко хлюпая мокрыми от росы сандалиями, и выбралась на небольшую улочку, идущую вдоль восточной стены Нижнего парка. Это была улица Ночных мотыльков, еще не старый город, но и не новый район, где главенствуют стекло и металл протыкающих облака зданий. На улице Ночных мотыльков располагались аккуратные домики не выше пяти этажей. Фасады украшала лаконичная лепнина, немного пообвалившаяся, но все еще внушающая уважение, то тут, то там бросались в глаза деревянные двери и аккуратные балкончики. Неплохо. Уютное место.
   - Так, мне нужен двадцать седьмой дом, - пробормотала я, сверяясь с бумажкой, - Значит, мне... эээ, туда.
   Я оглядела ряд домов, выходящих окнами прямо на зелень кленов и лип, и двинулась вдоль по улице налево - нужный мне дом находился минутах в двух ходьбы. И вскоре я уже стояла напротив высокого узкого дома с пологой двускатной крышей и огромными полукруглыми фасадными окнами, зажатого с двух сторон более массивными соседями. На третьем и четвертом этажах виднелись маленькие балконы с заботливо подкрашенными литыми перилами. Как и все на этой улице, дом не блистал новизной: один из грифонов-барельефов над дверью потерял кусок лапы, когда-то чистый желтый цвет стен приобрел некоторую неоднородность и потускнел, зато на балконах стояли цветы в керамических кадках, а занавески в окнах первого этажа были заботливо поддернуты. Небогатое место, но жители этого дома будут хорошими соседями, решила я. Откинув со лба лезшую в глаза соломенную прядь и стряхнув с сандалий лишнюю воду, я вздохнула и направилась к крыльцу.
   ***
   Меня встретила немолодая уже, но подтянутая и ухоженная женщина, мадам Бордю. Ее светлые подкрашенные волосы были аккуратно убраны в простую прическу, а широкая летняя юбка и демократичная свободная рубашка придавали ей вид современный и независимый. Мадам Бордю была колдуньей, но судя по идеальной ухоженности рук и ногтей, уже давно не практиковалась в искусстве, предпочитая заниматься собственным маленьким бизнесом. Она была владелицей этого дома и имела неплохой доход с арендной платы.
   - Пойдемте, я вам покажу нашу мансарду, - говорила она, легко касаясь моего локтя, - Я всегда полагала, что это место просто создано для фей! Верхняя точка дома - выше только флюгер, тихо и спокойно, а уж вид на парк какой открывается... - она понимающе улыбнулась, - Вам определенно должно понравиться.
   Мы миновали пролет последнего, четвертого, этажа и подошли к небольшой деревянной двери.
   - Здесь немного не прибрано, придется вымести мусор и помыть окна, - возясь с ключом, продолжила мадам Бордю, - Но я думаю, для такой молодой мадмуазель это не большая проблема.
   С этими словами она, наконец, справилась с замком и приглашающее распахнула дверь. Первое, что я увидела, это солнце, заливающее все вокруг теплым морем золотистого света. Окна были просто огромны, занимая практически всю площадь покатой поверхности крыши. Пол был застлан гладко обструганными и покрытыми уже почти стершимся лаком досками. Периодически из него то тут, то там вырастали широкие деревянные колонны вертикальных балок. Разделения на комнаты не было и в помине, мансарда представляла из себя эдакую единую квартиру-студию: в правом дальнем углу расположился небольшой кухонный стол, плита и обитая с одного края керамическая раковина, а в левом - узкая деревянная кровать с пустым матрасом и тумбочкой. В правом ближнем углу находился, я подозреваю, санузел, деликатно огороженный новенькой голубой шторкой с дельфинами, повешенной хозяйкой специально к моему приходу. Этим обстановка мансарды, в общем-то, и ограничивалась. Хотя нет, еще были любимые гости всех заброшенных помещений - пыль и мусор.
   Опять верхотура, тяжело вздохнула я про себя, заходя внутрь, хотя могло быть и хуже. В конце-концов, мне здесь долго не жить.
   - Сколько, вы говорите, арендная плата? - поинтересовалась я, в задумчивости дергая сережку.
   Хозяйка посмотрела на меня внимательно, затем оглядела мансарду, зачем-то поправила юбку и произнесла:
   - Десять крон в сутки, как и договаривались. Но если вы захотите задержать подольше, то можно немного скинуть.
   - Апчхи... - оглушительно в этом солнечном пространстве чихнула я, затем, потирая нос, заметила, - Мне кажется, и так можно немного скинуть. Все-таки я рассчитывала сразу въехать, а не заниматься еще уборкой, закупкой постельного белья, шторок и прочих бытовых принадлежностей. К тому же, я не вижу телефона, а в современной жизни это вещь необходимая. Вы же сами понимаете, что скидка просто неизбежна.
   - Телефоном можете пользоваться на первом этаже, там стоит автомат, - складывая руки на тощей груди, ответила мадам Бордю, - А более выгодного предложения вы все равно сейчас не найдете - туристический сезон в самом разгаре.
   И она была права. Но лишних денег у меня сейчас не наблюдалось, так что я сделала еще одну попытку.
   - А вы не найдете более выгодного жильца, - парировала я, - Это не самый престижный район. Ваше объявление я выкопала в газете трехнедельной давности, и оно единственное оставалось до сих пор актуальным. Вам не очень-то везет на жильцов.
   Я улыбнулась, чтобы немного сгладить резкость последних слов, но при этом давала понять, что я тверда в своих намерениях.
   - Хорошо, - недовольно поправляя и без того ровный край манжетов, ответила хозяйка, - Девять крон. И это моя последняя цена. Вы понимаете, что меньше я не могу себе позволить.
   - Плюс постельный комплект, - добавила я.
   - Тогда оплата за дюжину дней вперед, - подумав, произнесла мадам Бордю и приглащающе позвенела ключами.
   - Идет, - принимая их, ответила я, - Пойдемте сразу разберемся со всеми делами. Вы позволите мне сделать один звонок?
   ***
   Разобравшись с жильем, я сразу позвонила Рэму, с тонким расчетом на то, что в это время его не бывает дома, и мне ответит автоответчик. Мои ожидания оправдались, и наскоро продиктовав просьбу переслать мои вещи по новому адресу, я с облегчением повесила трубку. К общению с Рэмом я пока готова не была. Да и буду ли теперь когда-нибудь?
   Я невесело улыбнулась и неохотно поднялась из кресла в уютно обустроенном кабинете мадам Бордю.
   - Спасибо вам большое, - вежливо обратилась я к хозяйке, - Если вдруг в мое отсутствие придет посыльный с моими вещами...
   - Не стоит беспокоиться, мадмуазель Полынь, - проницательно покачала головой та, тоже вставая из кресла, - Я все понимаю. Если посыльный от месье прибудет в ваше отсутствие, я прослежу, чтобы он доставил вещи на мансарду.
   Я еще раз поблагодарила хозяйку, почему-то неприятно смущенная ее проницательностью, попрощалась и покинула дом двадцать семь по улице Ночных мотыльков.
   На улице уже практически ничего не напоминало о прошедшем утром дожде. Асфальт успел подсохнуть, ветерок совсем утих, а воздух стал тяжелым и горячим. Мои волосы тут же взмокли от пота и облепили лицо, а крылья повисли. Каменный мешок, с неприязнью подумала я, отбрасывая с лица липкую прядь, Файр - типичный каменный мешок. И как люди здесь живут?
   Я подняла взгляд к солнцу, смущенно прячущему свой лик за редкими белесыми облаками, и решила, что успеваю. Дэн вряд ли проснется в ближайшие два часа, и я имею хороший шанс зайти в контору и прояснить вопрос с невыплаченным гонораром. Очень актуальный в сложившейся ситуации.
   Приняв такое решение, я тряхнула крыльями, сбрасывая дурман жары, и ускорила шаг. Пора браться за работу - хватит жалеть себя и рефлексировать. Без меня никто мои проблемы не решит.
   ***
   Через час, удачно поймав автобус, я стояла у дверей файерского филиала ДОЗы. Вернее, у дверей здания, на двадцать пятом этаже которого размещался наш филиал. Вокруг жил своей жизнью современный деловой центр. Самой приметной деталью архитектурного ансамблю бесспорно служили два небоскреба точно посередине площади Трех Кленов, на которую выходила знаменитая Липовая аллея. В одном из них и располагалась наша контора. Строение из стекла и бетона, возведенное пять лет назад по специальному проекту с подачи нашего нового мэра, оно подавляли. Огромное, высокое, и такое с виду хрупкое, на его вершине располагалось чудо инженерной мысли - большой полый стеклянный шар, подвешенный на тонких металлических фермах. Снизу к шару подходила небольшая перепонка винтовой лестницы, а внутри... внутри был зимний сад. Это место стало предметом законной гордости всех горожан. В дневные часы зимний сад был открыт для экскурсий, и, несмотря на то, что существовал вот уже пять лет, поток желающих насладиться видом с высоты тридцати этажей изнутри огромного стеклянного шара все не редел. Я думаю, одиозный проект мэра полностью себя окупил. Все-таки надо отдать должное, месье Леоне Паролли оказался грамотным политиком и экономистом.
   Помимо грандиозного зимнего сада в здании располагались некоторые госконторы и представительства нескольких преуспевающих организаций. Так весь второй этаж был сдан в аренду Кола-Коле, а восьмой - филиалу "Визард, ЛТД", крупной компании, являющейся владельцем известной сети супермаркетов оккультного толка. Впрочем, за почти четыре года работы в нашей конторе я успела привыкнуть к такому соседству, поэтому сейчас без всякого трепета ступила в кондиционированную прохладу холла, небрежно махнула пропуском в сторону поста охраны и направилась к лифтам.
   На двадцать пятом этаже меня встретила деловитая рабочая тишина. Зал был практически пуст, за стеклянными звуконепроницаемыми перегородками, не обращая на меня никакого внимания, работали люди. За столом в приемной сидела молодая колдунья с яркими наманикюренными ногтями, аккуратно уложенными светлыми волосами и сияющей профессиональной улыбкой на миловидном лице - Сирена Бритель, наш дневной секретарь. Несмотря на обманчивую внешность недалекой блондинки, Сирена была умным и проницательным человеком, снискавшим уважение среди коллег легкостью характера. Впрочем, в ДОЗе других и не держали.
   - Привет, Сирена, - дружелюбно поздоровалась я, приближаясь к стойке, - Как дела? Как босс?
   - Здравствуй, Поль, - еще шире улыбнулась та, узнавая меня, - Давно не виделись! Спасибо, у меня все хорошо, у босса, полагаю, тоже, - отозвалась она, разворачиваясь в крутящемся офисном кресле, - А тебя каким ветром сюда занесло? Ты же вроде должна после последнего задания отсыпаться?
   - Скажешь тоже, отсыпаться, - улыбнувшись, покачала я головой, - День в самом разгаре, какой тут сон?
   Настроение, весь день колебавшееся где-то между "так себе" и "жить не хочется" стало медленно ползти вверх. Жизнерадостная приветливая Сирена парой фраз умудрилась заставить меня улыбнуться. Все-таки хорошо, что я зашла в контору.
   - Да уж, вы, феи, такие трудоголики! - с иронией заметила она, - А я бы вот так и спала... - она протяжно зевнула в подтверждении своих слов и откинулась на спинку сиденья.
   - Соня, - усмехнулась я, затем задумчиво добавила, - Но иногда мне кажется, что ты права. Отдыхала бы себе сейчас спокойно, но нет... Я ведь сюда действительно не просто так зашла. Может быть, ты в курсе, почему наша бухгалтерия запаздывает с переводом? Мой отчет вы, я так понимаю, получили, задание выполнено. Все должно быть в порядке, - и я недоуменно пожала плечами.
   - Знаешь, я ничего такого не слышала, - задумчиво ответила Сирена, выпрямляясь в кресле, - Впрочем, я сегодня с десяти работаю, так что, может, Морти оставил запись? - она подвинулась к монитору и сосредоточено защелкала мышкой, сверкая ярко-красными ногтями.
   Морти был ночным секретарем. Педантичный и строгий мужчина средних лет, он каждый раз оставлял заметки о важных событиях прошедшей смены, чтобы Сирене утром было легче разобраться с делами. К сожалению, записи его были довольно пространны, так что Сирена не всегда давала себе труд изучить их досконально.
   - Ну что? - через некоторое время спросила я, - Есть что-нибудь? Очень уже не хочется идти в бухгалтерию. Там сидят такие бюрократы!
   Сирена поморщилась от такого пренебрежительно высказывания, но возражать не стала. Все мы уже имели честь столкнуться с обитателями этого отдела. Наконец, она оторвалась от экрана и посмотрела на меня.
   - И? - поторопила я.
   - Про твой гонорар ничего, - задумчиво ответила Сирена, - Но босс, оказывается, просил, когда появишься, сразу направить тебя к нему. Мне кажется, эти два события имеют определенную связь, как думаешь?
   - Не знаю, - нахмурившись, пожала я плечами. Меня начали грызть дурные предчувствия. После успешного выполнения задания босс обычно меня не беспокоил, что меня, признаться, весьма радовало, а тут...
   - Если босс хочет меня видеть, - спросила я, - То почему Морти мне просто не позвонил?
   - А он и звонил, - пожала плечами Сирена, откатываясь в кресле от экрана и рассеянно постукивая ногтями по деревянной столешнице, - Просто твой Рэм сказал, что тебя нет и в ближайшее время не будет.
   Она вопросительно посмотрела на меня, будто ожидая комментариев. Я помолчала. Рэм... его здесь знают, в свое время именно он устроил меня на эту работу. Они даже знакомы с боссом, не друзья, не приятели, но все же... не нравится мне это.
   - Точно, - после неловкой паузы невпопад сказала я, - Я сегодня ночевала в другом месте.
   Сирена вопросительно молчала, ожидая продолжения, и я добавила.
   - Я переезжаю.
   - Переезжаешь? - раздался вдруг за спиной глубокий чуть насмешливый голос, - И почему, позволь узнать?
   Я вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. В дверях стоял высокий эффектный брюнет лет тридцати, иронично приподняв одну бровь. Лицо его, уверенное и жесткое, будто светилось внутренним магнетизмом, привлекая взгляд, а скулы резко выдавались вперед, соперничая с узким длинным носом истинного аристократа. Модный деловой костюм и агрессивная стрижка под ежик создавали впечатление современного преуспевающего бизнесмена, но глаза... глаза выбивались из этого кропотлив созданного образа. Темные и глубоки, без зрачков, они смотрели на меня, и гипнотический их взгляд, казалось, заставлял воздух вкруг меня густеть и холодеть. Я вдохнула и съежилась, неосознанно закрываясь крыльями. Как некстати, со страхом и одновременно какой-то необъяснимой досадой подумалось мне, как не вовремя...
   В дверях, вопросительно рассматривая меня, стоял вампир.
   Глава 3.
   - Здравствуйте, месье Виррек, - разрывая напряженную тишину, вежливо поднялась ему навстречу Сирена, - Ежедневный доклад вместе с подборкой новостей у вас на столе. Кофе подавать сейчас?
   - Здравствуй, Сирена, - кивнул вампир, переводя тяжелый взгляд на нее. Я облегченно вздохнула, виновато сочувствуя девушке, а мой босс между тем вежливо продолжал, - Спасибо, кофе лучше сейчас, и в двойном количестве, пожалуйста. Для мадмуазель Полынь. Раз уж она зашла к нам в офис, мне бы хотелось с нею побеседовать.
   Он уверенной походкой подошел к двери своего кабинета, открыл ее и приглашающее кивнул мне:
   - Прошу.
   Я вздохнула, молча покосилась на Сирену, демонстрирующую безупречную выучку идеальной секретарши, расправила поникшие крылья и медленно прошла в широко распахнутую дверь. Что-то сейчас будет?
   Кабинет месье Виррека был обставлен весьма лаконично. Скучные светло-серые стены, посредине стоял средних размеров стол с плоским монитором раскрытого ноутбука и лохматой стопкой бумаг, за ним притулилось небольшое кожаное кресло, анатомические изгибы которого наводили на мысль о предельной комфортности. В углу наблюдался небольшой открытый стеллаж с миниатюрными макетами машин, кораблей и самолетов, кропотливо собранными умелыми и заботливыми руками. Напротив стеллажа стояла низкая черная кушетка, кресло в том же стиле и стеклянный журнальный столик с хрустальным кубом в качестве украшения. Единственным, что выбивалось из общей урбанистической строгости интерьера, был бежевый ковер с высоким ворсом, который вполне продуманно скрадывал звуки и делал кабинет босса немного более уютным. А вся дальняя стена, куда я старательно избегала смотреть, являлась одним гигантским тонированным окном, из которого открывался невероятный вид на деловой центр города.
   - Присаживайся, - сказал мой босс, аккуратно прикрывая дверь и указывая мне на кушетку. Я неловко развернулась и опустилась на краешек этого неуютного предмета обстановки, готовая в любой момент вскочить и спасаться бегством. Сам Виррек, к моему удивлению, не отправился за стол, а расположился в кресле напротив и устремил на меня взгляд своих бездонных темных глаз.
   - Вы хотели поговорить со мной? - спросила я, неуютно ежась под этим пристальным взглядом. Он моргнул и чуть повернул голову к окну, отводя взгляд.
   - Да, мне бы хотелось обсудить подробности твоего последнего задания, - сказал он, вновь возвращаясь ко мне, и усмехнувшись, добавил, - А также интригующую новость о твоем переезде.
   - Задание? - удивленно переспросила я, сосредотачиваясь на менее болезненном вопросе, - В отчете я все указала. База охраняется по типичной схеме, партия товара прибывает через два дня - склад уже подготовлен. В общем, все как обычно.
   - Да, твой отчет я смотрел, - ответил босс, постукивая пальцем по краю журнального столика, звук был на редкость неприятным, как костью о стекло, - Но что-то меня смущает...
   Тут тихо отворилась дверь и в комнату проскользнула Сирена с подносом в руках. На подносе красовались две небольшие конусовидные чашки, простой белый кофейник, кувшинчик с подогретыми сливками, от которых по комнате тут же разлился дивный густой аромат, и сахарница с кусочками коричневого сахара. Мой босс всегда был эстетом. Сирена изящной походкой подошла к нам и стала аккуратно расставлять предметы на журнальном столике.
   - Спасибо, Сирена, - вежливо поблагодарил босс, когда она закончила. Сирена наклонила голову, принимая благодарность, и так же молча вышла.
   - Прошу, - он наполнил чашки кофе и пододвинул одну ко мне. Я вежливо кивнула и принялась нервно заливать его сливками. Разговор на некоторое время умолк.
   Несколько минут мы с месье Вирреком молча наслаждались кофе. Хотя "мы", пожалуй, в данном случае употреблять не верно. Это он неторопливо и с удовольствием глотал ароматный напиток, а я только делала вид. Мне сейчас было откровенно не до того. Наконец, мой босс отставил чашку и решил вернуться к прерванному разговору.
   - Отчет я твой внимательно изучил, - начал он, - Но мне пока не все ясно, поэтому у меня к тебе есть несколько дополнительных вопросов...
   Он сделала паузу, а я вдруг непонятно отчего напряглась, стискивая конусовидную посудину так, что побелели костяшки пальцев.
   - Да? - не выдержав, спросила я.
   - Расскажи мне все своими словами, для начала, - сказал он, - Как прошло задание: что ты конкретно видела, возникли ли какие-нибудь трудности, какие Корнвел и база оставили впечатления? В общем, все, что посчитаешь нужным.
   Я нервно кивнула и облизнула губы, собираясь с мыслями. Медленно начала:
   - Я прибыла в Корнвел позавчера утром. Сразу навестила троюродного брата кузины моей матери, он там как раз живет со своим семейством. Это очень удобный предлог, - пояснила я в ответ на удивленно поднятую бровь месье Веррика, - Всем известно, что природные феи предпочитают держаться поближе друг к другу, и было бы странно не зайди я к своему родичу, а отправься напрямик шариться по окрестностям. Корнвел ведь маленький городок, там новости о чужаках распространяются очень быстро. К тому же, от родственника своего я узнала, что неподалеку, в холмах, где раньше старая обсерватория была, с год назад стали копошиться городские люди. Мол, и грузовики туда зачастили, и техника, а однажды даже вертушка прилетала. По бумагам получается, что эту самую обсерваторию восстанавливают, причем на деньги одного никому не известного частного фонда, однако местные уже с десяток лет никаких астрономов у себя не видели и по городу ползут всяческие слухи одни фантастичнее других. В общем, как вы и предполагали, я нашла объект как раз по нашему профилю.
   Я повела крыльями, как бы говоря, что тут все и так достаточно очевидно. Босс согласно хмыкнул и поощрительно махнул рукой, предлагая продолжать.
   - Найти обсерваторию не составило труда. Она располагается в холмах недалеко от чудесной яблоневой рощи. Кстати, яблок на деревьях в этом году видимо невидимо, так что год будет урожайный, - заметила я, хотя вряд ли вампира могли взволновать такие сельскохозяйственные подробности. Поэтому продолжать в том же духе я не стала и вернулась к первоначальной теме, - Проникнуть внутрь обсерватории тоже оказалось просто, снаружи охраны никакой, только под куполом пара рабочих налаживала электропривод раздвижных створок. Видимо, обсерваторию действительно восстанавливают, пусти и в качестве прикрытия. Однако дальше стало интереснее. Я еще снаружи почувствовала, что внутри холма, на котором стоит наш объект, есть какая-то мертвая экранированная полость, но ничего более определенного на расстоянии сказать не могла. Вход в подземную часть пришлось поискать, однако с маскировкой никаких проблем не возникло, так что я могла работать спокойно и неторопливо. Первый часовой мне встретился только после люка, уже внутри. База оказалась именно тем, что мы и предполагали, тут никаких сюрпризов.
   Я пожала плечами, теребя в руках полупустую чашку кофе, как бы спрашивая, неужели босс ожидал иного, но он этот жест проигнорировал и сосредоточенно кивнул, давай понять, что внимательно случает и отвлекаться не намерен. Я тихонько вздохнула и продолжила:
   - Далее охрана была абсолютно типичной: часовой у внутреннего люка, четверо патрулируют пространство базы и склада. Людей немного, так как груз еще не прибыл. Таймер расконсервации холодильных установок был установлен на десять утра 12 июля, так что прибытия груза можно ожидать через неделю. Маршруты и время смены караулов, точное количество холодильных установок на складе и детальный план базы, все приложено к отчету. Вот кратко и все.
   Я закончила и замолкла, делая вид, что глотаю кофе. Тот, оказывается, успел остыть, отчего пить его было противно, но я упорно не хотела отрывать руки от такой уютной чашки, ожидая реакцию босса на мой рассказ. Все-таки что-то тут было не так, раз он уделил столько своего драгоценного времени обычному внештатному агенту.
   Месье Виррек некоторое время молчал, все так же рассматривая вид за окном, затем неожиданно повернулся, глянул на меня в упор своими гипнотическими взглядом и негромко спросил.
   - Все было типично, говоришь? Например, то, что первая часть твоего рассказа, до момента твоего проникновения в люк внутри обсерватории, изобилует обычными для тебя бытовыми подробностями, как те же перспективы на урожай яблок, - тут он едва заметно усмехнулся. Впрочем, от вампира иного ожидать и не стоило, - А вот после люка твой рассказ почему-то становится сухим и безжизненным, будто ты чужой отчет читаешь. Неужели ты не заметила внутри базы никаких интересных для тебя деталей?
   - Деталей? - переспросила я, придавленная внезапной гипнотической силой вампирьего взгляда. От волнения, от страха ли, но у меня начинала кружиться голова. Я честно попыталась сосредоточиться и еще раз перебрать в уме все увиденное на последнем задании, однако ничего нового в голову не лезло. Наконец, я сказала, - Нет, ничего такого вроде не было...
   - Уверена? А ты подумай, - каким-то неестественным тоном повторил он, не отрывая от меня тяжелого взгляда, - Расскажи мне все, что осталось в твоей памяти... вспомни...
   Ведомая его властным голосом, не способная пошевелить даже кончиком крыла под невыносимым давлением его взгляда, я стала проваливаться в какую-то густую и вязкую тьму. Мир подернулся черной дымкой, стал гулким и далеким.
   - ...вспомни... - произнес его тягучий ровный голос где-то далеко, - ...что было странным... вспомни...
   Кофейная чашка странно медленно выпала из разом ослабевших рук. Странным, вдруг удивленно подумала я, а ведь действительно, что-то показалось мне странным... что-то... Неясная мысль придушенным воробушком успела встрепенуться на краю сознания, а потом меня накрыло душным покрывалом боль, и я окончательно погрузилась во мрак.
   ***
   Я вдруг поняла, что лежу на кушетке, и у меня раскалывается голова. Небеса, как больно... Я подняла тяжелые веки и увидела ослепительный белоснежный потолок. Глаза непроизвольно закрылись, и я отчаянно моргнула, смахивая выступившие слезы. Наверное, именно так и выглядит похмелье после трех недель запоя, возникла в голове непрошенная мысль. Я усмехнулась этой нелепости и попробовала повернуть свою бедную ставшую неожиданно чугунной голову.
   Скучно-серые стены, на низком журнальном столике на уровне глаз болезненно ярко отблескивает куб из прозрачного хрусталя, а за ним огромное тонированное окно с видом на город... на миг я даже растерялась, пытаясь понять, что я делаю в кабинете босса, но потом реальность прорвала плотину обморочного дурмана, и... я вспомнила. Вспомнила странное поведение босса, вспомнила внезапную боль и выпавшую из рук чашку кофе... Он меня загипнотизировал, с ужасом поняла я и подскочила, судорожно озираясь, этот демонов вампир меня загипнотизировал! От резкого движения голова закружилась, и я пошатнулась. Он незаметно появился откуда-то сбоку и аккуратно подхватил меня под локоть. Я в панике шарахнулась, пытаясь высвободиться, столкнула стеклянный куб на оказавшийся по счастью мягкий ковер, неловко плюхнулась обратно на софу и, вновь порываясь встать, нервно пробормотала:
   - Я, пожалуй, пойду.
   Мой босс, наконец, отпустил меня и негромко рассмеялся. А я почувствовала себя идиоткой и поняла, что если я не хочу напоследок превратиться в посмешище всего отдела, следует срочно прекратить глупо паниковать и взять себя в руки.
   - Мадмуазель Полынь, успокойтесь, пожалуйста, - отсмеявшись, попросил он, отходя от меня на шаг и опираясь на спинку ближайшего кресла, - Сначала нам с вами все-таки стоит закончить разговор.
   Мне совершенно не хотелось ни продолжать разговор, ни тем более успокаиваться, потому как я считала, что босс вышел за рамки дозволенного. Да и голова раскалывалась, что отнюдь не способствовало моему хорошему настроению. Однако устраивать безобразную истерику не позволяло мне воспитание вкупе с чувством самосохранения. Поэтому я глубоко вздохнула и попыталась последовать совету, демонстративно расправляя чуть подрагивающие от адреналинового взрыва крылья.
   - Простите, но я так не думаю, - по возможности твердо возразила я, - Ваши представления о вежливом разговоре несколько противоречат моим - вы пытались меня загипнотизировать. Впрочем, это уже неважно. Через дюжину дней я все равно собиралась писать заявление об уходе. Почему бы не сделать это прямо сейчас?
   В подтверждении своих слов, я поднялась с софы и направилась к двери, уверенно чеканя шаг. Уверенность моя, надо сказать, была несколько показная, внутренняя дрожь при виде босса никуда не делась, но я не могла позволить себе проявить слабость. Вампиры - хищники, и если добыча позорно убегает, это только подогревает их азарт. Мне же подогревать азарт собственного босса не очень-то хотелось. А хотелось свалить отсюда тихо и мирно, свернуться клубком в темном уголочке (свет резал глаза и отдаваля тупой болью в висках) и чтобы меня пару дней не трогали. Мы, феи, очень плохо переносим стресс.
   - Стой, - короткий, но емкий приказ месье Виррека достиг меня в двух шагах от спасительной двери. Я вздрогнула и обернулась, инстинктивно вскидывая крылья в защитном жесте. Затем заметила иронично приподнятую бровь босса, медленно выдохнула и заставила себя немного расслабиться.
   - Не дергайся, - посоветовал он уже менее резко, делая нарочито медленный шаг назад, словно отступая от особенно пугливого животного. Впрочем, я и была пугливым животным, потому как его нехитрый прием подействовал, и я почувствовала себя чуточку спокойнее.
   Босс между тем неторопливо прошел к креслу, устроился с комфортом, сцепив руки на животе, и продолжил:
   - Прежде чем уходить с гордо поднятой головой, фея, тебе бы следовало прояснить мои мотивы. Неужели ты думаешь, что я бы стал лезть к тебе в голову из-за того, что мне не понравился почерк в твоем отчете?
   В его тоне мне почудилась слегка завуалированный сарказм, но проверить, взглянув ему в глаза, я не рискнула, упорно разглядывая его небрежно сложенные руки.
   - А вам понравился почерк? - неловко съязвила я в ответ, но тут же посерьезнела, почувствовав нелепость собственного вопроса, - Тогда почему вы посчитали уместным без спросу залезть ко мне в голову?
   - Мне надо было кое в чем убедиться, - месье Виррек побарабанив пальцами по подлокотнику, - Мне твой отчет сразу показался несколько... необычным, а уж когда ты начала рассказывать...
   - Вы что, подозревали, что я вам вру и фальсифицирую отчеты? - не нашлась я с адекватным ответом.
   Я уже четыре года служила в нашей конторе, и пусть работа моя не всегда была безупречна (я не обольщалась насчет своих талантов), в моих отчетах никогда не было ни слова лжи. Было очень обидно вдруг услышать обвинения в бесчестности от собственного босса, хотя я понимала, что обижаться на вампира верх наивности. Впрочем, я в любом случае собиралась увольняться, так что это ничего по большому счету не меняло. Конечно, я не расчитывала на такой бесславный конец моей карьеры в сыскном деле, но в принципе это вполне укладывалось в ряд с другими внезапными переменами в моей жизни. Сначала предатель Рэм, теперь мой всегда такой сдержанный босс... Какая ты, оказывается, еще наивная, фея, неодобрительно подумала я, пора с этим завязывать, или как агент ДОЗы ты не стоишь и ломаного гроша... впрочем, судя по всему, босс именно так и считает.
   - Хорошо, - придя к неутешительному для себя заключению, ровно произнесла я, - Я поняла, что ваши действия были продиктованы желанием проверить мою работу. Вы проверили, убедились, что я не вру. Теперь я бы хотела получить свой гонорар и удалиться.
   - Да, в некотором роде я убедился, - согласился он, подаваясь вперед, - Но удаляться тебе пока рано. Гонорар я задержал, потому что твое задание еще не закончено. И я не отпущу тебя, пока не буду уверен в обратном.
   ***
   Тон его голоса был жестким и властным, а поза вампира кричала о том, что он хозяин этого кабинета и имеет право мне приказывать. А я вдруг, вместо того, чтобы привычно испугаться, почувствовала, что начинаю звереть. Мы, природные феи, очень мирный народ, и открытые конфликты для нас всегда большой стресс, которого мы всячески стараемся избегать, но этот вампир выбрал неверную тактику. Думал, если сначала перепугать меня демонстрацией своих гипнотических талантов, а потом нажать посильнее, то я сломаюсь. Может быть, два дня назад это и сработало бы, но не сегодня. Сегодня утром на диване Дэна проснулась совсем другая фея, фея, которая смогла посмотреть правде в глаза и порвать с Рэмом. И этой фее вдруг стало все равно, что о ней подумает босс. Уступать она больше была не намерена.
   - Закончено, - ровным голосом возразила я, - Мой отчет лежит у вас на столе, - я махнула крылом на стопку бумаг, которые вполне могли быть чем-то не относящимся к делу, но это сейчас не играло никакой роли, - И я имею право уйти, когда захочу. Я не подписывала с вами контракта, я внештатный сотрудник. В этом, оказывается, тоже есть свои преимущества.
   Я усмехнулась такой иронии. Раньше я мечтала о том, чтобы меня зачислили в постоянный штат, а теперь мое невысокое положение было мне только на руку.
   - Нет, не закончено, - медленно поднимаясь из кресла и нависая надо мной, сказал вампир, - Не закончено, потому что все, что написано в твоем отчете - деза.
   Я непроизвольно подалась назад, сохраняя дистанцию, но упрямо вздернутый подбородок не опустила.
   - Я ни разу не написала в отчете ни слова лжи. Ваши обвинения безосновательны.
   - Не в этот раз, - придавливая меня тяжелым взглядом, заметил он. Я поежилась, запахиваясь в крылья, но дальше отступать не стала.
   - К сожалению, моя попытка тебя просканировать не увенчалась успехом, - жестко продолжал он, - После того, как ты спустилась в люк, велущий вглубь холма и до момента выхода на поверхность у тебя стоит блок на настоящие воспоминания. А то, что ты принимаешь за настоящие - всего лишь чьи-то сказки. Так что весь твой отчет - откровенная дезинформация.
   У меня перехватило дыхание. Он сказал, что у меня блок на настоящих воспоминаниях? Но ведь это подразумевает, что есть и ненастоящие... та самая деза. Небеса, что за бред? Он просто ошибся, я же все прекрасно помню! Я попыталась еще раз сосредоточиться на событиях суточной давности, последовательно воспроизводя в памяти свои действия. Вот я подошла к обсерватории, отвлеклась ненадолго, залюбовавшись яблоневым садом у подножия холма и отметила, что по осени вдоволь наемся моих любимых яблочных пирогов с корицей, вот я вернулась к действительности и задействовала, наконец, маскировку, потому что рабочие, возившиеся с чем-то в куполе, решили сделать перекур и могли меня заметить не прими я меры. Дальше я некоторое время преспокойно обследовала первый и единственный этаж обсерватории, пока не нашла люк, ведущий в глубь холма и... в ту же секунду меня скрутил резкий приступ боли, будто я неожиданно получила мощный удар ногой под дых. В глазах мгновенно потемнело, и я пошатнулась, хватаясь за стену враз ослабевшими руками. Нет, я не буду падать в обморок второй раз за неполные полчаса, тем более в присутствии вампира, стиснув зубы, решила я, усилием воли стараясь выровнять сбившееся дыхание. Через некоторое время мне это удалось, в глазах начало проясняться, беспорядочное кружение отвратительных темных звездочек в глазах прекратилось, и я подняла голову. С расстояния в шаг на меня бесстрастно смотрел вампир. На секунду мне показалось, что его рука подалась вперед, пытаясь меня поддержать, но когда я моргнула, наваждение рассеялось.
   - Убедилась? - после паузы уже более мягко спросил он. Видно, моему боссу стало совестно, что он второй раз за сегодняшний день довел меня до полуобморочного состояния. Не обольщайся, фея, он просто прикидывается, всплыла на поверхность усталого разума здравая мысль, играет и злого, и доброго полицейского в одном флаконе. Он ведь вампир и не стоит этого забывать.
   Напоминание о вампире помогло мне собраться, я отстранилась, прокашлялась и, надеясь, что мой голос не будет дрожать, светским тоном поинтересовалась:
   - И что это может значить?
   - А значит это, моя дорогая фея, что они прокололись, - неожиданно улыбнулся мой всегда такой сдержанный босс, - Нам невероятно повезло - мы зацепили крупную рыбку. И это твой шанс распутать это дело, раз уж они озаботились тем, чтобы подчистить тебе воспоминания, вместо того, чтобы сразу убрать.
   От последнего слова я вздрогнула и попробовала закутаться в довольно-таки эфемерные крылья. Мне такая мысль прийти в голову еще не успела, а ведь действительно, если я прокололась и меня обнаружили, то могли просто убить. Но почему-то не убили, а озаботились заменой воспоминаний, что является процессом трудоемким и дорогостоящим. А главное, зачем? Что им от меня понадобилось? Впрочем, что это я, вопрос надо ставить иначе. Скорее, что им понадобилось от моего босса? Я-то мелкая сошка, на мое мнение этим контрабандистам плевать с высокой башни, а вот ДОЗа в лице месье Виррека... да, над этим стоит хорошенько подумать. Но только не сейчас, когда у меня раскалывается голова, да к тому же я так взвинчена, что мысли мечутся в голове как необъезженные лошадки.
   Месье Виррека между тем мои переживания нисколько не тронули, уверившись, что на ногах я стою прочно, он покинул меня и прошелся по кабинету. Остановившись у окна, мой босс вперил задумчивый взгляд куда-то поверх небоскребов и заложил руки за спину. Фигура его, облаченного в строгие узкие брюки и приталенный пиджак, казалась непропорционально высокой и изящной на фоне яркого света из окна. Однако нельзя было и подумать, что этот человек хрупок и слаб, от него шла незримая волна сдержанной властности и уверенности в себе. Впрочем, сегодня было в нем и что-то еще, непривычное, заставлявшее меня нервничать больше обычного... любопытство, предвкушение? Видимо, его не на шутку заинтриговала эта проблема, и он готов был взяться за ее решение лично. Уж не знаю, к добру ли это.
   - Я пока не понимаю, почему они не стали тебя убирать, - озвучил босс мое собственное недоумени, - Однако нам это только на руку. Сейчас, когда мы узнали, что наш противник что-то замыслил, вычислить его намерения будет не так уж и сложно. Определенно, они хотят для чего-то тебя использовать. Но ведь эта тактика работает в обе стороны, не так ли?
   Он обернулся ко мне и приподнял бровь, приглашая прокомментировать. Я осторожно приподняла крыло и возразила:
   - Использовать хотят не меня, а вас, месье Виррек, - я бросила быстрый взгляд на босса, но тут же отвела глаза, не желая опять вступать в открытую конфронтацию с вампиром, - Я всего лишь инструмент, чтобы донести до вас нужную информацию... а точнее, дезинформацию. От вас ждут определенную реакцию на эти события, и вам лучше знать, какую именно.
   - Да, ты права, - спокойно согласился месье Виррек, - Контрабандисты, если это они, конечно, рассчитывают, что мы дождемся поставки груза и после этого захватим базу со всеми исполнителями и заказчиком заодно. Однако же зачем им это?
   - Чтобы подставить конкурентов? - предположила я первое, что пришло в моею больную голову, - Может, это вовсе не их база, и эти загадочные личности, покопавшиеся у меня в голове, просто хотят загрести жар нашими руками и избавиться от "коллег", которые им мешают.
   Мне эта моя спонтанная идея показалась вполне здравой, но босс почему-то поморщился, не соглашаясь.
   - Нет, все не так просто, - покачал он головой, - Все не так просто... Если бы эти люди хотели убрать конкурентов, они нашли бы более простой способ скинуть нам эту идею. Например, через наших информаторов. Мы бы получили анонимную наводку, отправили бы тебя проверить базу, ты бы подтвердила предоставленные нам данные и мы бы ликвидировали объект без всяких вопросов. Никакого вмешательства в воспоминания, никаких сложностей. Нет, здесь что-то другое. Кто-то намеренно хотел, чтобы мы либо что-то не заметили и провалились при захвате, либо, наоборот, сделал так, чтобы мы точно попали на базу в определенный день и час. Поэтому в твоей памяти так ярко застряло время расконсервации холодильников. Кто-то хотел сделать нам сюрприз, - босс на секунду задумался и добавил, - Или не нам...
   - Блок на моих настоящих воспоминаниях, его снять можно? Тогда мы сможем узнать, что именно они пытались скрыть, - попыталась я мыслить рационально, хотя от одной мысли, что кто-то еще будет рыться у меня в голове, крылья начинали предательски дрожать.
   - Я не смог, - отозвался месье Виррек, - Значит, работал настоящий мастер. А это говорит о том, что дело даже серьезнее, чем я полагал вначале.
   Он прошелся по кабинету, остановился у стола и поправил стопку бумаг, что-то обдумывая. Затем повернулся и решительно сказал:
   - Я хочу, чтобы вы продолжили заниматься этим делом и дальше, мадмуазель Полынь. Вас они уже знают и опасаться не будут, а то, что мы вычислили их маленький трюк знать им совершенно не обязательно. Подготовка операции по захвату базы будет проходить как обычно, а вам я бы рекомммендовал начать с визита детективу Кабрерра, который и снабдил нас информацией о возможной базе контрабандистов в Корнвеле. Попробуйте потянуть за эту ниточку и выяснить, не была ли эта интригующая подробность аккуратно нам подкинута. На все про все у вас неделя, мадмуазель Полынь. Мы должны понять, с чем мы имеем дело до того, как начнется операция по захвату базы. Вы меня поняли?
   И он вперил в меня тяжелый предостерегающий взгляд, давая понять, что возражения он за ответ не примет. А я была, мягко говоря, удивлена таким поворотом событий. С чего это босс решил доверить мне такое важное дело? По всем правилам, меня надо было отстранить как скомпрометировавшего себя агента, да и вообще это не мой профиль. Я хороша в разведке, когда надо придти, незаметно понаблюдать или там оценить эффективность охранных систем, а потом так же тихо удалиться, не привлекая к себе внимания и не насторожив противника. А вот распутывать сложные клубки интриг или, наоборот, связывать в единое целое разрозненные кусочки мозаики из улик... в этом у меня было мало опыта. Определенно, босс затеял какую-то свою игру, и мне отводится роль разыгрываемой в темную пешки. Как мне все это надоело, обреченно подумалось мне, как будто мне одного Рэма было мало! Небеса решили окончательно уверить меня в том, что эта конкретная фея годится только на роль игрушки в более умелых руках. Ну, это мы еще посмотрим, зло подумала я, преисполняясь решимости, это мы еще поторгуемся!
   - Да, я вас поняла. Однако хочу вам напомнить, - храбро начала я, уставившись вампиру куда-то в подбородок (выше поднять взгляд я все же не осмелилась), - Что я все еще внештатный сотрудник и сама решаю, браться мне за задание или нет. То, что вы мне предлагаете сейчас - абсолютно не мой профиль, и я не вижу смысла на это соглашаться. А приказать, как обычному агенту, вы мне не в праве.
   - Даже так? - удивленно поднял бровь месье Виррек. Мне почудились слегка одобрительные нотки прозвучавшие в его голосе, однако не стоило забывать, что босс не только умный человек, но и тонкий манипулятор, - Ну хорошо, раз вас так волнует ваше формальное положение в организации, то давайте считать, что вам, мадмуазель Полынь, только что было пердложено место постоянного сотрудника агенства. А это задание будет засчитано вашим испытательным сроком. Согласны?
   Я усмехнулась про себя такой иронии Небес. Только я собралась увольняться, как вот оно, желанное предложение. Тот вампир знал, чем меня заманить. Я действительно довольно болезненно воспринимала свое шаткое положение в служебной иерархии, и сейчас его предложение изрядно мне польстило. А еще меня грела мысль, что Рэм был не прав, называя меня неудачницей. Пусть босс ведет какую-то свою игру, пусть хочет меня использовать, но он не стал бы мне предлагать место постоянного сотрудника, если бы не думал, что я с этими обязанностями справлюсь, не стал бы. А значит, я чего-то стою.
   Вампир наверняка заметил, как разгораются мои глаза при этой мысли, поэтому пришлось остудить собственный пыл, чтобы не наделать глупостей.
   - То есть если я успешно справлюсь с заданием, - уточнила я, - Я получу место в штате, а если провалю, то... - тут я остановилась, не решаясь продолжать.
   - Вы все правильно поняли, - кивнул мой босс и веско добавил, - Это твой шанс показать, на что ты способна, Полынь. Если способна, конечно, - и опять перешел на официальный тон, - Ну так как, вы согласны?
   - Звучит справедливо, - согласилась я, в душе уже давно принявшая предложение босса, но поторговаться еще стоило, - Будет ли это значить, что и оплату за это задания я буду получать как постоянный сотрудник?
   - Разумеется.
   - Тогда я согласна.
   Месье Виррек чуть улыбнулся, как будто и не сомневался в моем ответе, и я вдруг отчетливо поняла, что еще тысячу раз успею пожалеть о своем решении.
   - Прекрасно. Тогда жду вас сегодня в одиннадцать вечера внизу у офиса - мы встречаемся с человеком, который поможет нам разобраться с блоком на твоих воспоминаниях. И, пожалуйста, озаботьтесь надеть платье, мадмуазель Полынь, - месье Виррек выразитель обвел рукой наказистый комплект, которые составляли мои выцветшие шорты и потрепанная футболка с зеленым листиком конопли и надписью "я - вегетарианка", - Мы идем в приличное место.
   Да ты как в воду глядела, фея, обреченно подумала я, делать мне больше сейчас нечего кроме как платье искать.
   ***
   Офис детектива Рикардо Кабрерра, по словам Сирены, находился этажом ниже. Впрочем, был это вовсе даже не офис, а так, отгороженный тонкой перегородкой участок в общем зале. Насколько я помнила (встречались мы пару раз на общих совещаниях), сам детектив был вполне приятным человеком, производившим впечатление добродушного, но не слишком сообразительного увальня. Однако, как успела мне поведать болтушка Сирена, дела он щелкал как белочка орехи, что говорило в пользу обманчивости моего первого впечатления.
   На своем месте я детектива не застала, но прежде чем отчаиваться, наугад заглянула в угол, где стояла кофеварка, и не прогадала. Очевидно, Рикардо Кабрерра решил простимулировать свой мыслительный процесс кофеином: кружка, зажатая в огромных лапищах, была полна и чуть парила, донося до моих ноздрей специфический запах подгорелого кофе. Сам детектив тоже производил своеобразное впечатление: высокий, массивный мужчина с широким некрасивым носом; лет ему было около сорока, на висках уже проступила седина. В общем, не красавец. Зато глаза его с припрятанной в уголках добродушной улыбкой говорили о том, что внешность обманичва.
   - Вы кого-то разыскиваете, мадмуазель эээ... Полынь, если не ошибаюсь? - заметив меня, спросил детектив Кабрерра, отставляя кружку в сторону. Голос его был глубокий и приятный, с легким, почти уже истершимся акцентом выходца из северных провинций, - Я могу вам чем-то помочь?
   - Здравствуйте, месье Кабрерра, - склоняя крылья в вежливом привевтствии по обчаю фей, отозвалась я, - А я как раз вас ищу. Месье Виррек посоветовал мне обратиться к вам с одним вопросом. Возможно, вы сможете помочь мне в деле, над которым я сейчас работаю.
   Я подошла поближе, протягивая руку для рукопожатия - приветствия в человеческом стиле.
   - О, так вы от месье Виррека, - обрадовался детектив, пожимая протянутую руку, и чуть не опрокинул кружку, стоявшую на самом краю. На стол выплеснулась изрядная доля кофе, только по счастливой случайности не попав ни на одного из нас, - Ох, извините, - пробормотал детектив, бросая в кофейную лужу салфетку, которая тут же промокла, ничуть не уменьшив масштабы бедствия, но детектив как будто этого не заметил. Он отставил кружку подальше от себя и засунул руки в карманы, как бы опасаясь, что они могут натворить еще что-нибудь столь же неподобающее.
   - Давайте пройдем ко мне за стол, - предложил он, - Что-то здешняя обстановка не располагает к обстоятельной беседе, вы не находите?
   - Давайте, - улыбнулась я, и направилась вслед за детективом к его рабочему столу. Походка его была осторожная, как будто он инстинктивно старался ничего не задеть совим массивным, но неуклюжим телом. Я невольно улыбнулась про себя, наблюдая за этим человеком. Ну не вязался у меня образ этого безобидного увальня с одним из лучших детективов агентства.
   Когда мы расположились за столом, Кабрерра внезапно спохватился и предложил:
   - Извините мою забывчивость! Может быть, вы тоже не откажетесь от кофе?
   - Нет, спасибо, месье Кабрерра, - вежливо отказалась я, представляя, как он опрокидывает вторую кружку, - Я недавно выпила уже одну чашку, мне на сегодня хватит.
   - Ну и правильно, кофе тут у нас не самый лучший, - не стал наставить тот, - Что ж, тогда рассказывайте, что вы хотели узнать, а я постараюсь помочь.
   Я поняла, что с ритуальными любезностями покончено. Пора было переходить к делу.
   - Помните, - медленно начала я, - Где-то неделю назад вы взяли группу хирургов, поставлявших донорские органы на черный рынок? Я ведь не ошиблась, это были вы?
   На самом деле я прекрасно знала, что именно детектив Кабрерра расследовал это дело, потому что читала его отчет перед тем, как отправиться исследовать окрестности Корнвела в поисках базы контрабандистов.
   - Конечно, помню, - подтвердил мои слова нахмурившийся детектив, - Этих подонков я запомнил надолго. Знаете, я ведь давно работаю в агенстве, и всякое видел, - доверительно наклонился он ко мне, - Но это дело проняло даже меня. Понимаете, все эти грязные политики, террористы, бандиты - от них другого и не ожидаешь. Но врачи, которые должны спасать людям жизнь, а вместо этого режут беспомощных больных на органы - это бесчеловечно.
   - Но как им удавалось этот так долго скрывать? - закономерно удивилась я, - А как же родственники доноров?
   - Понимаете в чем дело, мадмуазель Полынь, - покачал головой месье Кабрерро, - Эти твари оказались достаточно сообразительными, чтобы проворачивать свои делишки в бесплатной муниципальной лечебнице для бедных. Схема была продумана до мелочей. В доле были главврач и пара врачей из патологоанатомического отделения, которые писали им достоверные заключения о смерти. Оперировала эта группа только одиноких больных, которых никто не навещал в больнице. Они бы и дальше так работали, никто бы ничего не заподозрил, но нам повезло.
   Детектив сделала паузу, давая мне осмыслить сказанное, потом продолжил.
   - Да, мадмуазель Полынь, как ни горько признавать, мы бы до сих пор были в неведении о творившемся у нас под носом безобразии, если бы не случай. Однажды в руки к нашим хирургам попал молодой парень с черепно-мозговой травмой, пролежал у них месяц, так и не приходя в сознание. Ни родственников, ни друзей, никого так и не появилось. Идеальная кандидатура. Они даже не знали, как его зовут. По документам парень проходил как Хуан Гомес, сами понимаете, - развел руками детектив. И я понимала, Хуан Гомес было самым распространенным сочетанием имени и фамилии во всем Файре.
   - И что же в итоге, у этого парня нашлись родственники? - заинтересовалась я, потому что в отчете такие детали не были указаны.
   - В каком-то смысле, - усмехнулся Кабрерра, - в каком-то смысле. Парень оказался оперативником из отдела по борьбе с наркотиками, Винченсо Литтера. Работал под прикрытием в Веселом поселке, в одной из притонов наркоторговцев. Не знаю уж, что там случилось, но по всему выходит, что парень получил по голове в ходе разборок, и его выкинули на улицу в соседнем районе. Добрые прохожие вызвали скорую, скорая привезла его в нашу больничку, где Винченсо провалялся месяц, пока его коллеги искали беднягу совсем в окресностях Веселого поселка. А тем временем наши хирурги вынули у парня сердце, печень и обе почки, а в протоколе причину смерти записали как кровоизлияние в мозг в результате черепно-мозговой травмы. Так бы и сгинул месье Литтера никем не узнаный, если бы ребята из отдела по борьбе с наркотиками не вышли наконец на того доброго самаритянина, нашедшего Винченсо на улице и вызвавшего скорую. Хирурги наши не успели спрятать труп, а полиция, естественно, устроила собственное вскрытие, в ходе которого и вскрылась, - тут детектив Кабрерро невесело хмыкнул на свою тавтологию, - истинная причина смерти Винченсо от недостачи внутренных органов. После этого расследование попало к нам в отдел, и а там уж раскрутить этои клубок было делом техники. Вот такая вот грустная история, - закончил месье Кабрерра, качая головой.
   Я кивнула, соглашаясь. Неприятная история, гнусная даже. Мы немного помолчали, каждый думая о своем. В моей голове не уладывалось и, наверное, никогда не уложится, как люди готовы тварить такое друг с другом ради обычных бумажек, не дающих в итоге ни радости, ни счастья. Но на то они и люди, а не феи.
   - А как вы узналие о базе контрабандистов в Корнвеле? - вынырнула я из пучины раздумий и решила вернуться к более насущной проблеме.
   - Ах, так вот что вас интересует! - понимающе улыбнулся детектив Кабрерра, отрываясь от своих собственных мрачных мыслей. Видно было, что ему любопытно, что за дело могло быть поручено фее, да еще внештатному агенту, но вопросов он тактично не задавал, - На допросах Франко Лагросси, главный среди этих, с позволения сказать, хирургов, - это слово он выплюнул почти как ругательство, - упомянул, будто их посредник частенько сбывает их "продукцию" где-то в Корнвеле. Сам он контактами с покупателями органов не имел, все делал через посредника, некоего Матео Кампи, которого нам пока взять не удалось. Так что рассказать мне вам особо нечего, - с сожалением развел руками Кабрерра, - Про то, что там может быть какой-то передаточный пункт, мы только предположили на основе слов Лагросси, а месье Виррек это дело кому-то другому передал. Что выяснил, я изложил в отчете месье Вирреку, но... сами понимаете.
   И я понимала. Пока они не возьмут Кампи, ничего сверх того, что было в отчете, который я читала перед отправкой в Корнвел, я не узнаю. Впрочем, с Франко Лагросси все же стоит побеседовать, отчеты отчетами, а все на бумагу не запишешь. Могли ведь упустить какую-то деталь, которая мне, лично побывавшей в Корнвеле, подскажет, куда копать дальше.
   - А скажите, месье Кабрерра, можете ли вы организовать мне беседу с Франко Лагросси? - задумчиво протянула я, - Мне бы хотелось кое-что уточнить. Не волнуйтесь, я не буду мешать вашему расследованию, - добавила я, замечая, как начинает хмуриться детектив Кабрерра, - Меня интересует только информация о базе в Корнвеле, ничего больше.
   - Хорошо, - после паузы согласился детектив, - Вам повезло, мадмуазель Полынь, посредника мы пока не поймали и дело не закрыто, поэтому Лагросси все еще сидит у нас в "крысятнике", а не в окружной тюрьме. Я попрошу мадмуазель Николь выписать вам пропуск.
   "Крысятником" местные детективы называли камеры предварительного заключения, находившиеся этажом ниже в этом же здании. Маленькие, неуютные, но весьма надежные, как я подозревала.
   - Спасибо вам, месье Кабрерра, - поблагодарила я, вежливо приподнимая крылья.
   - Называйте меня Риком, - попросил он с улыбкой, - Я чувствую, мы не в последний раз беседуем, коллега.
   - Хорошо. Тогда окажите ответную любезность и называйте меня Поль, - улыбнулась я, но тут же посерьезнела, - У меня к вам последняя просьба, Рик. Не будете ли вы так любезны известить меня, если у вас случатся какие-нибудь подвижки в поимке Матео Кампи? Возможно, я смогу вам чем-нибудь помочь - у нас, фей, есть свои умения.
   Я неопределенно повела рукой, обрисовывая обширность (или сомнительность?) наших умения. Конечно, я сомневалась, что детектив Кабрерра воспользуется моим предложением, но все же что-то дернуло меня это сказать, а своей интуиции я склонна в таких вопросах доверять. Думаю, каждый образованный человек знает, что феям доступна особая, стихийная магия. Магия эта весьма своеобразная и капризная, проявляется очень идивидуально и скорее зависит от таланта и склонностей конкретной феи, нежели подчинена стандартам и правилам. Поэтому общственное мнение весьма однозначно не рекомендует обращаться к феям за магической поддержкой без крайней необходимости, а то как бы чего не вышло. С другой стороны, это же самое общественное мнение признает, что иногда феи могут сделать то, что существам, пользующимся классической магией, недоступно. Поэтому детектив Кабрерра мог рискнуть обратиться ко мне за помощью, если дело с поимкой посредника зайдет в тупик.
   - Договорились, Поль, - вежливо согласился детектив, внешне не выказав никакой отрицательной реакции по поводу моего щедрого предложения.
   - Договорились, Рик. И спасибо вам.
   Рикардо Кабрерро протянул мне руку, которую я с удовольствием пожала, скрепляя сказанное. Вообще-то это типично человеческий жест, феям неприсущий, однако я уже довольно давно жила среди людей и начала привыкать. Мне это даже стало нравится, чудилось мне в этом жесте что-то благонадежное, как будто рукопожатие делает сказанные собеседником слова более весомыми и искренними.
   ***
   Николь, темноволосая и молодая девушка с узким сосредоточенным лицом, она же секретарь отдела расследований ДОЗы, тут же, не задавая вопросов, выписала мне пропуск в "крысятник". Интересно, это ее Сирена предусмотрительно предупредила о моих расширившихся полномочиях или детектив Кабрерро успел на ушко нашептать? Раньше у меня доступа в "крысятник" не было, да и повода туда наведаться как-то не случалось, поэтому я никак не ожидала, что с пропуском все получится так просто.
   В самом "крысятнике" я была лишь однажды, на ознакомительной экскурсии сразу после поступления на работу в ДОЗу, и это заведениу еще тогда произвело на меня впечатление: унылые, выкрашенные бежевой краской стены, крошечные камеры с минимумом удобств, не менее угнетающие допросные комнаты, целый арсенал современных магических силовых барьеров с избирательной пропускной способностью на каждой двери и видеокамеры по углам. В воздухе витал специфический запах заклятий-транквилизаторов, призванных отбить заключенным желание к побегу. Посади сюда природную фею и за дюжину дней от нее останется лишь тень. Бррр!
   Пункт охраны при входе прятался за бронированным стеклом. Двое часовых проверили у меня пропуск и сравнили отпечаток ауры с тем, что был занесен в базу данных ДОЗы при приеме на работу.
   - Что, напряженная нынче работа? - участливо спросил один, возвращая мне пропуск. В ответ на мой недоуменный взгляд извиняющимся тоном пояснил, - У вас много красных пятен в ауре, верный признак стресса.
   - Есть такое дело, - криво улыбнулась я, разводя руками. Наблюдательность этого часового меня почему-то не порадовала. Впрочем, часовым и положено быть наблюдательными, не правда ли? - С такой работой без стрессов никуда.
   - Да уж, - сочувственно покивал человек, открывая мне дверь. На том наш короткий разговор и закончился.
   На внутреннем посту процедура проверки повторилась. После подтверждения моих полномочий один из служащих любезно согласился проводить меня в одну из допросных, прочитав по ходу краткую лекцию о том, каков здесь порядок, как мне следует вести себя с допрашиваемым и что делать в случае нападения.
   - Вы там с ним по жестче, мадмуазель, не бойтесь надавить, если что. Франко тот еще жук! - и уже тише, как бы про себя, но так, чтобы я ни за что не пропустила мимо ушей, пробубнил, - А то знаю я вас, фей. Вам бы дома сидеть, да борщ готовить, а не допросы проводить, - и опять громче, - При малейшей опасности немедленно активируйте воздушный барьер и вызывайте меня, мадмуазель. Я буду прямо за дверью ждать.
   Затем он помолчал, разумывая, что бы еще добавить и дополнительно предупредил, что все разговоры в этих комнатах записываются и если мне понадобится эта запись, то я могу получить ее у них на выходе. Как будто я не знаю! - с некоторым раздражением (все-таки комментарий про борщ меня несколько задел) подумала я, перебирая в уме все те методички и правила, которые мне пришлось прочитать перед тем, как меня зачислили внештатником. Такое ощущение, что этот человек никак не мог для себя решить, что же забыла в этих застенках природная фея, существо хрупкое и к таким реалиям никак не приспособленное. Впрочем, будь справедлива, фея. Он не так уж он далек от истины, - иронично хмыкнула я, - Ты ведь и сама порой об этом задумываешься.
   - Подождите немного здесь, мадмуазель, - попросил мой провожатый, указывая мне на стул за столом одной из малых допросных, - Я сечас приведу Лагросси, - и с этим удалился.
   Ожидание оказалось достаточно долгим, чтобы я успела в полной мере осознать, как же я устала. А ведь сейчас еще даже не вечер, и мне многое предстоит сделать за этот кажущийся бесконечно долгим день. Может, мой провожатый прав и мое место в кругу семьи, за яблоневым садом ухаживать да борщ варить. Может, ну ее к демонам эту ДОЗу и повышение? Не нравится мне этот "крысятник", и вампиры мне не нравятся, в особенности один. С мозгокопателями опять же приходится иметь дело... хотя один такой мозгокопатель был вполне ничего... с месье Ринару, Габриэлем, я бы знакомство продолжить не отказалась. Но ведь для этого не обязательно быть агентом ДОЗы, не так ли? Решено, закончу с этим демоновым делом и уеду к семье в деревню, устрою себе отпуск в две дюжины дней. Буду валяться на травке, наблюдать как медленно плывут облака, как солнце сливается с горизонтом и краснеет в преддверии завтрашней грозы, а над головой день ото дня наливаются соком вкунейшие в мире яблоки, растущие в саду отца...
   От двери раздалось деликатное покашливание и я подпрыгнула на стуле, внезапно осознавая, что мои глаза только что были закрыты, а ум грезил наяву ни мало не смущаясь обстановкой допросной в самом центре "крысятника". Я почувствовала, как мое лицо медленно и неотвратимо заливается краской стыда. То же мне, специальный агент, называется!
   - Кхм... проходите, пожалуйста, - старательно игнорируя собственное смущение, проговорила я.
   - Франко Лагросси, мадмуазель Полынь, - представил мне своего подопечного провожатый, подводя к столу. Это был невысокий мужчина с резкими чертами лица и редеющими светлыми волосами. Движения его были какими-то вялыми, а выражение лица одновременно кислым и усталым, как долька подвядшего лимона. Я даже прониклась некоторым сочувствием к этому человеку, выдержавшему дюжину дней в таком неуютном и давящем на психику заведении.
   Усадив своего подопечного на стул и продев наручники через специальную петлю на столе, охранник вручил мне магический активатор воздушного щита, призванного изолировать допрашиваемого в случае необходимости, и молча удалился, сдержанно кивнув напоследок. Видимо, в присутствии Лагросси он считал необходимым держать себя подчеркнуто официально - никаких наставления неопытному агенту. Чтоб мой авторитет не ронять, ага, ведь я и сама с этим отлично справлюсь.
   - Здравствуйте, Франко, - посчитала я необходимым поздороваться, пытаясь устроить свое не слишком мясистую пятую точку на жестком стуле поудобнее. В "крысятнике", по-видимому, считали, что детектив и допрашиваемый должны быть в равном положении (то бишь в равно некомфортном), поэтому все стулья были металлические и противно скрипели. Спинка неприятно холодила кожу даже через футболку, позрачно намекая, что не стоит с этим затягивать.
   - Хм, ну здравствуйте, мадмуазель, - коротко кивнул мой собеседник, разглядывая меня с некоторым недоумением. Видимо, он не ожидал увидеть природную фею в таком оригинальном амплуа. Да и сама фея еще два дня назад не могла представить, что будет вот так сидеть в "крысятнике" и допрашивать фигуранта по делу. А еще фея совсем не подумала заранее, с чего следует допрос начинать, и поэтому сейчас лихорадочно соображала, что бы такого еще сказать. Если вспомнить иструкции в методичке, то сначала мне следовало позволить допрашиваему расслабиться, и только потом переходить непосредственно к интересующим меня вопросам. На этом месте фантазия мне отказала, поэтому я решила быть искренней.
   - Не могу сказать, что очень рада вас видеть, - приняв кивок, честно призналась я, - Однако мне нужно задать вам несколько вопросов, и я хочу получить максимально честные ответы.
   - Ну так вы не первая, кто этого хочет, - лениво растягивая слова, заметил Франко, а в его глазах удивление быстро сменилось злорадством, - Становитесь в очередь.
   Мда, и чего это меня потянуло его жалеть? Его тон сразу излечил меня от излишнего сочувствия, напомнив, чем Лагросси заслужил такое обращение. Похоже, ему тут просто скучно, но развлекаться за счет моей неопытности я ему не позволю.
   - А чего вы ожидали, Франко, когда начинали свой маленький бизнес? - прищурив в наигранном удивлении глаза, ответила я, - Что вас здесь все любить будут и по головке гладить? После того, как вы без зазрения совести прикончили столько человек?
   - А скольких я спас? - хмуро возразил он, сразу же избавляясь от ленивого тона, я явно наступила на больную мозоль. Ну что ж, если расслабить допрашиваемого не получается, будем провоцировать. А что, тоже действенная методика.
   А Франко меж тем и не думал замолкать, подаваясь вперед насколько ему позволяли наручники. Ему явно было что сказать на заданную тему:
   - Между прочим, мы не просто так продавали товар, - зло говорил он, - Те органы спасли кому-то жизнь. Старикам, матерям, детям... тем, кому эти сердца и почки намного нужнее, чем никому не нужным коматозникам. Они лежали в нашей больнице годами, вы понимаете, годами! Они овощи, а мы спасали живых людей, которым еще можно было помочь. Вы об этом подумали, маленькая мадмуазель, прежде чем осуждать меня?
   - Подумала, - коротко ответила я. Мне было неприятно разговаривать с этим лицемером. Я предполагала, что он не станет каяться и бить себя кулаком в грудь, восклицая, какой же он был подлец, но и этических обоснований убийств со стороны Лагросси я не ожидала. Пора заканчивать с этой прелюдией, а то совсем не по методичке получается, - Однако подозреваю, что работали вы отнюдь не ради спасения гипотетических детей, вы зарабатывали деньги. Кстати, - прервала я его начавшиеся возражения, - Как вам вообще пришел в голову такой... нестандартный бизнес? Это не яблоки-цветочки, чтобы вот так выйти на улицу и продавать.
   - Яблоки-цветочки, - усмехнулся Лагросси, - Ну и воображение у вас, детектив.
   В его глазах прямо читалась мысль, что только природная фея способна придумать такую метафору, разговаривая с подпольным продавцом донорских органов.
   - Называйте меня мадмуазель Полынь, - холодно попросила я, переходя на деловой тон, - Я не детектив. А теперь вернемся к моему вопросу. Кому вы продавали донорские органы? Где вы находили клиентов, кто вам помогал?
   - Я уже рассказал этому здоровяку, детективу Кабрерро, все, что знал, - вяло огрызнулся Лагросси, устало откидываясь на стуле, его острые черты лица стали еще неприятнее за счет некрасивой складки у губ, - Что вам еще от меня надо?
   Я выразительно молчала, постукивая по столу, и он со вздохом сдался. Он уже давно сдался, на самом-то деле, а сейчас ему просто хотелось немного потрепать нервы неопытной фее.
   - Началось все с того, - наконец, заговорил он, пытаясь удобнее устроиться на жестком стуле, - Что я стал приторговывать лишней донорской кровью, что оставалась у нас в запасах. Вы знаете, что кровь нельзя хранить больше полугода, даже после магической консервации? Так вот, когда срок годности подходил к концу, я продавал ее одной фирме. Не для переливания нет, они использовали ее для каких-то своих биотехнологических исследований. У меня там работал старый приятель, еще по медицинскому училищу, Михель Альварес. Он и предложил мне эту идею.
   - Почему эта фирма не могла купить кровь официально? - решила уточнить я.
   - На покупку биологических материалов человеческого происхождения надо иметь соответствующую лицензию, - устало, как малому ребенку, в сотый раз задающему один и тот же вопрос, разъяснил Франко, - А сертификация стоит денег. Они экономили.
   - Понятно. Вы продавали просроченную кровь. Так как же вы перешли с мелкого расхищения больничных запасов на продажу органов?
   Он поморщился от моей терминологии. Подозреваю, его задело слово "расхищение". Создавалось ощущение, что он не мыслил себя преступником.
   - Как-то Михель представил меня одному человеку, Матео Кампи. Он тогда работал на некоммерческую организацию, типа "Фонда помощи жертвам землетрясений", с которым сотрудничала фирма Михеля. Я уже точно и не помню. Ну и пошли мы выпить после симпозиума, ну, знаете, как это бывает, - развел руками Франко. Я, конечно, не знала, как это бывает после симпозиума, но догадывалась, поэтому только кивнула и он продолжил.
   - Выпили, разговорились, слово за слово. Матео рассказал нам, что у него племянница сейчас в больнице на постоянном диалезе, потому что у нее почки отказывают. Попала в аварию, молодая и красивая. Девочке всего семнадцать было, понимаете? - как будто оправдываясь, сказал Франко. Он определенно начал волноваться, - Семнадцать. У нее вся жизнь впереди, родители себя винят, что не уберегли, жених... мда, - он замолчал ненадолго, прикусил губу и уже гораздо тише продолжил, - А у меня в больнице пациентка была. Уже девять лет в коме лежала, никаких признаком мозговой активности. Овощ, понимаете? Ни родных, ни шанса проснуться. Ну я и подумал, почему одна девочка должна умирать, а другая жить, хотя и жизнью-то это не назовешь. Так, существование. Понимаете?
   Меня невыносимо воротило от этого его "понимаете". Он оправдывался передо мной, как будто я могла простить и дать отпущение его грехов. Не к той он обращался за прощением, не к той. И одновременно мне стало интересно, насколько случайно произошла эта встрача с Матео Кампи и насколько случайно он вспомнил об этой его невезучей пациентке. Есть у меня подозрение, что Кампи уже тогда занимался нелегальным бизнесом,а гипотетическая племянница была лишь поводом зацепить врача на крючок.
   - Что случилось потом? Как это превратилось из единичного случая в бизнес? - холодно спросила я, прижимая крылья к спине.
   - Ну, Матео пригласил меня составить ему компанию навестить его племянницу после операции, а там соседка по палате, совсем еще ребенок, тоже с почками... мы поговорили с Матео, он деликатно намекнул родителям девочки, что необязательно ждать своей очереди на донорские органы, и они немедленно согласились. Потом была еще пара пациентов среди его знакомых, а потом... - тут Франко замялся, видно, ему было неприятно это вспоминать, вздохнул, - Потом Матео пригрозил, что если я сейчас прекращу, то он выдаст меня медицинской ассоциации. А это значило потеря лицензии на врачебную практику, суд. Я врач, медицина это вся моя жизнь, понимаете? Я не мог этого лишиться!
   Я смотрела на него с брезгливостью и не желала понимать. Мне хотелось уйти отсюда поскорее и забыть этого жалкого трусливого человека. Но мне все еще нужны была информация.
   - Он сам забирал органы после операции или вы отвозили их ему? - задала я следующий вопрос.
   - Он всегда приезжал сам, - ответил Лагросси, ссутулясь на стуле, - Это было частью нашего соглашения. Он не хотел, чтобы я знал, с кем он сотрудничает. Да я и сам не хотел в это лезть глубже необходимого. Деньги он всегда привозил вовремя, никаких осечек, никаких задержек, так что я не спрашивал.
   - А вам не было интересно, кому достаются эти органы и какова дальнейшая судьба пациентов? - не удержалась я, брезгливо поджимая крылья.
   - Поначалу я всегда интересовался, - согласился он, - Но... в какой-то момент Матео просто перестал рассказывать, а мне уже не хотелось спрашивать.
   - Как часто вы проводили операции?
   - Когда как, - пожал плечами Лагросси, нервно сплетая пальцы, - Иногда и две за неделю, а иногда месяцами ничего не делали. Мы ведь не сами, нам заказы от Матео приходили. Когда позвонит, тогда и работали.
   - Были ли у вас какие-то предположения относительно того, с кем он сотрудничает и кому продает органы? Куда отвозит?
   Франко лишь молча покачал головой.
   - Хорошо, - покладисто кивнула я головой, давить не имело смысла - Матео был очень предусмотрительным типом, так что Лагросси вряд ли что-то знает сверх того, что рассказал детективам. Но вот про личность Кампи не мешало бы узнать побольше, - Что вы вообще можете сказать о Матео Кампи? Чем занимался, каким он был человеком?
   - Как я уже говорил, раньше он работал на один благотворительный фонд, но потом уволился и устроился на другую работу в какую-то фирму. Он вооще человек очень амбициозный, меня удивляло, что он проработал в этой некоммерческой организации так долго. Там ни карьеры, ни денег, - развел руками Лагросси, как бы говоря, что сам бы туда ни за что не сунулся.
   - Вы знаете, что это была за работа? Та, на которую он строился после фонда? - особо не надеясь на положительный ответ, спросила я.
   - Он не рапространялся об этом особо, - досадливо поморщился Франко. Ему самому явно было интересно, куда же подался этот его приятель, - Но похоже, что устроился он неплохо. Сменил джинся на костюм, корпоративного лоска и манер поднабрался. Я думаю, что это какая-то биотехнологическая фирма.
   - Почему вы так решили? - заинтересовалась я. Надо же, любопытство и зависть даже таких апатичных людей заставлет быть наблюдательными.
   - У него к ключам была прицеплена карточка-пропуск. Знаете, такая белая пластинка с фотографией, запаянная в пластик. На ней еще было написано Матео Кампи, "Эмпирис Дженетикс". Как по мне, так звучит как типичное название биотехнологической фирмы.
   - Похоже на то, - задумчиво согласилась я. Конечно, маловероятно, что его контакты на черном рынке были связаны с официальной работой, но проверить все же стоит, - А как вы узнали о Корнвеле?
   Лагросси не удивился вопросу, видимо, про Корнвел его уж еспрашивали неоднократно.
   - Матео мне часто звонил оттуда, когда заказы нам оставлял, - пояснил Франко, - У меня на телефоне стоит определитель номера и я узнал код города. У меня жена оттуда, а теща до сих пор там живет.
   Это была хорошая зацепка, однако уже проверенная и перепроверенная. В отчете Рика был этот номер телефона. Аппарат действительно находился в Корнвеле, в телефонной будке на площади перед железнодорожной станцией. Я, когда была в том городе, лично в этом убедилась. След привел в никуда. Впрочем, в никуда ли? Обнаружить базу под обсерваторией оказалось на удивления просто. И сейчас я начала задумываться, было ли это небрежностью самих контрабандистов, моим везением или тщательно подуманной провокацией? Вопрос на миллион крон, как говорится.
   - И вы думаете, что у него там заказчики, и он возил туда органы? - на всякий случай уточнила я.
   - Я не знаю, - раздраженно пожал плечами Лагросси, - Может, и возил, а может, у него там любовница живет. Что вы ко мне прицепились с этим Корнвелом? Детектив этот толстый все спрашивал, теперь вы. Не знаю я ничего больше!
   - Ладно, ладно, - примирительно приподняла крылья я, - Не знаете про Корнвел, так расскажите мне еще про Матео. Деньги он вам наличными привозил, или на счет переводил?
   - Всегда наличкой, - коротко ответил Франко, - Матео, как вы уже поняли, поганец осторожный. Да и нам светить на своих счетах крупные денежные переводы не хотелось - возникли бы еще ненужные вопросы. Вот как у вас сейчас.
   - Понятно, - портянула я, - А знаете ли вы...
   Разговор с Лагросси затянулся на два с половиной часа. Я пыталась вытянуть из Франко хоть что-то, что дало бы мне зацепку, но он действительно знал немного, и мне пришлось уйти практически ни с чем. Я была почти уверена, что детектив Кабрерра успел проверить не только телефонный номер в Корнвеле, но и "Эмпирис Дженетикс", фирму, в которой работал Матео. Впрочем, это отнюдь не значило, что я не могу туда наведаться и порасспросить о месье Кампи самостоятельно. Чем он там занимался, с кем общался. А еще можно заглянуть в "Фонд помощи жертвам землетрясений" и к Михелю Альваресу. Может быть, тот вспомнит что-то интересное, как-никак именно он познакомил Лагросси с Матео Кампи.
   ***
   Я сидела, покачиваясь, на высоком колченогом табурете и с утомленным удовлетворением взирала на плоды своих трудов. За какие-то два часа, что оставались до встречи с Дэном, я успела навести на моей мансарде идеальный порядок: пол, хоть и не блистал лаком, был заботливо очищен от пыли и мусора, и теперь уютно пах старым деревом, окна в лучах вечернего солнца сияли умытой чистотой, а кровать была аккуратно застлана хрустящими от крахмала простынями, которые принесла мне любезная мадам Бордю.
   Когда я, наконец, добралась до моей мансарды после разговора с Лагросси, я думала, что так и упаду в кровать. Голова раскалывалась, ноги заплетались. Однако в мозгу толпилось слишком много суматошных мыслей, чтобы я смогла заснуть, поэтому достаточно скоро я поняла всю тщетность моих попыток попать в объятья Морфея и я принялась за уборку. Тем более что мансарда действительно была чрезвычайно грязная. К счастью, у фей есть свои маленькие секреты. Сколько бы я возилась с этой уборкой, если бы не помощь благодарного представителя маленького народца? Думаю, уж точно побольше пары часов. А стоило всего-то зайти в супермаркет и купить бутылку кленового сиропа, любимого лакомства пикси, в избытке обитавших в щелях старых перекрытий этого дома. Обычно маленький народец не любит показываться на глаза, предпочитая подполье, но мы, феи, умеем звать, чем я не постеснялась воспользоваться. Результат налицо, и у меня даже осталось немного времени перед встречей с Дэном, чтобы заняться собой.
   Я сползла с табурета, чуть не опрокинув шаткую мебель на пол, взмахнула крыльями для равновесия и направилась к маленькому настенному зеркалу, висевшему над раковиной в кухонном углу. По пути подхватила расческу, покоившуюся до того на обеденном столе, и потрепанную пудреницу.
   Исцарапанная поверхность старого зеркала отразила до боли знакомое треугольное лицо с острыми чертами. Лоб закрывала смешная, неровно постриженная чёлка соломенного цвета, из-под которой выглядывали большие и круглые, как у ночной птицы, глаза. Карие, с желто-зелеными крапинками. Нос, чуть вздернутый вверх, почти касался нависающей челки. Странное ты существо, фея, подумалось мне, нескладная, с огромными стрекозиными крыльями и круглыми наивными глазами. Странное и смешное. Что ты забыла в Файре? Тебе место где-нибудь в центре самой дикой глуши, в окружении родственников и своего большого клана. Зачем ты изменила многовековым традициям семьи и отправилась когда-то завоевывать Большой Город? Тебе было мало места дома? Глупая наивная фея, чьи иллюзии рухнули карточным домиком меньше суток назад.
   Может, и к лучшему, что я согласилась на предложение босса. Это значит, еще не все потеряно. Мне ведь стыдно будет появиться перед строгие очи своих родственничков и признаться в своем полном поражении. Стыдно и горько. Нет, они, конечно, будут рады возвращению блудной дочери в семейные угодья, даже не станут попрекать меня этим, слишком уж великодушны, но... вот именно, но.
   Я отвернулась от зеркала, так и не воспользовавшись расческой, и подумала, что к Дэну можно отправиться прямо сейчас, не затягивая и не дожидаясь положенных семи вечера. А то вдруг в городе пробки?
   ***
   Пробок в городе не оказалось, поэтому, приближаясь к его жилищу, я опасалась, что Дэн еще спит. Однако ошиблась. Он встречал меня на пороге, свежий и бодрый. Выцветшие потертые джинсы болтались низко, из-под них выглядывала широкая резинка трусов модного бренда, придавая несколько неряшливый вид, а расстегнутая свободная рубаха только дополняла образ завзятого мачо. Его длинные волосы были все еще влажными после душа, а в воздухе витал запах лосьона для бритья, будоража воображение. Мне захотелось чихнуть.
   - С пробуждением, - почесывая зудящий нос, поздоровалась я, - Как спалось?
   - Отлично, - кивнул он, освобождая мне проход, - А ты сама как? Нашла себе квартирку по вкусу?
   - Мансарду, - со вздохом поправила я, разуваясь и встряхивая крыльями, - Я нашла мансарду. Не сказала бы, что совсем по вкусу, зато почти в центре, и арендная плата всего девять крон в сутки.
   - Ого, я и не подозревал, что такое бывает, - преувеличенно удивленно покачал головой Дэн, - Тебе везет!
   - Ага, везет, - меланхолично согласилась я, про себя думая, что отмытая, мансарда была не так уж и плоха, как виделось мне сначала.
   Деловой разговор Дэн решил не откладывать, и мы, миновав приютившую меня ночью гостинную, сразу прошли в его кабинет. Создавалось ощущение, что кабинет мой коллега организовал на месте чулана, такой он был маленький. Эту идею косвенно подтверждало отсутствие окон и низкая дверь, в остальном же это помещение на чулан ни капельки не походило. Стены обиты светлым деревом, а на дальней стене, за столом, висело огромное идеально чистое зеркало без малейших признаков рамы. Никаких книжных полок, никаких фотографий в рамках или других бесполезных, но милых сердцу предметов, я не увидела, что само по себе говорило о многом. Рабочее пространство было организовано просто, но удобно: обычный деревянный стол с металлическими ножками, несколько ящиков для бумаг и небольшой монитор, плоский, но явно не самый новый. От монитора под стол уходили пучки проводов к невидимому с моей точки системному блоку. Помимо стола в кабинете находилось два кресла - одно для хозяина, и одно для гостей, попроще. Собственно, больше в этот чулан при всем желании впихнуть было невозможно.
   - Тебе здесь не душно? - спросила я, выразительно обводя рукой невеликое пространство. Дождавшись, пока Дэн устроиться за столом, я присела в гостевое кресло, аккуратно расправив крылья по спинке, а ноги вытянув перед собой - поза полной расслабленности.
   - А что, мне нравится, - пожал тот плечами, - Ничего не отвлекает и городской шум не мешает сосредоточиться. Хочешь кофе?
   Я помотала головой, вспомнив, при каких обстоятельствах последний раз пила этот благодатный напиток. Повторения мне пока не хотелось.
   - Ладно, тогда приступим, - сказал Дэн, вытягивая под столом свои длинные ноги и складывая руки домиком, - Я надеюсь, Поль, ты понимаешь, что одноразовые контракты за хорошие деньги бывают только у частных заказчиков?
   Я понимающе кивнула. Сейчас я уже не была так уверена, что мне нужна эта работа. Все-таки официально я теперь на полной ставке в ДОЗе, хоть и на испытательном сроке, и останется ли у меня время на "халтуру", я не знала. Но говорить об этом Дэну было преждевременно, да и неловко как-то.
   - У меня есть один постоянный клиент, - продолжал не посвященный в мои сомнения Дэн, - Довольно известная личность в определенных кругах, надо сказать. Ему бы хотелось решить одно деликатное дело. Понимаешь, он бизнесмен, - это слово мой коллега выделил интонацией, - И в его деле важно располагать информацией, чтобы вовремя успевать за изменениями рынка, в том числе за появлением и действиями конкурентов. Недавно он предложил мне заказ: надо тихо посетить одно место и кое-что разузнать. Ничего сложного. Но я подумывал отказаться - ты же знаешь, я не люблю этих тихих скромных "пойди туда, разузнай то, вернись обратно, не нашумев на всю округу", мне нужен размах, драйв, интриги! А это вот дело больше по твоему профилю.
   Он виновато улыбнулся, как бы говоря, что у каждого свои маленькие слабости. Мой рот непроизвольно расплылся в улыбке. Наслышана я была о том, какого рода размах предпочитает Дэн. По отделу который год ходили слухи о многочисленных красотках, соблазненных этим не слишком-то привлекательным на первый взгляд мужчиной.
   - Да уж, знаю я твой размах, - иронично заметила я, затем посерьезнела и уточнила, - То есть, проще говоря, ты предлагаешь мне промышленный шпионаж?
   Улыбка Дэна несколько померкла, и он недовольно постучал подвернувшимся под руку карандашом по столу.
   - Можно сказать и так, но я бы не стал выражаться столь пафосно. Работа совершенно не отличается от той, что ты выполняешь для ДОЗы, только заказчик частный, а не наша контора. И платит он не в пример больше, - мой коллега укоризненно покачал головой, будто говоря, что если я рассчитываю на хорошие деньги, то не время и не место проявлять щепетильность. И он был прав. Я прекрасно знала, к кому обращаюсь за помощью, и ожидать чего-то чистенького было бы с моей стороны просто глупо, но все же...
   - И сколько он предлагает? - чтобы сгладить неловкость, поинтересовалась я, вежливо приподнимая крылья.
   - Вот, с этого вопроса и надо было начинать, - улыбнулся он, - Восемьсот крон. За то, что ты предоставишь заказчику исчерпывающую информацию о размерах пришедшей партии, источнике и схеме дальнейших поставок. Минус мои посреднические десять процентов, конечно, - отозвался мой коллега, покачиваясь в кресле. От движения его рубашка распахнулась, открывая вид на не слишком широкую, но мускулистую грудь.
   - Да, неплохо, - присвистнула я, начиная понимать, что такие предложения на дороге не валяются, и отказываться от такой сделки в моем положении просто глупо, - Какие исходные данные?
   - Есть адрес склада и описание внешнего контура охраны. Груз прибыл третьего дня и пролежит там еще некоторое время, пока они закончат формлять таможенные документы, так что у тебя есть еще около недели, чтобы разобраться с делом. Никакой спешки.
   - Неделя это хорошо... - задумчиво протянула я, - А то меня босс напряг еще немного на него поработать.
   - Ты же вроде только с задания? - хитро прищурился Дэн, - Виррек обычно не дергает внештатников так часто, у него и другие агенты есть. Или тебе предложили постоянное место?
   И как это он всегда в курсе того, что происходит в конторе? - уважительно подумала я. Вроде такой же внештатный агент, которым до сегодняшнего дня числилась я сама, а знает не меньше чем личный секретарь месье Виррека. Талант!
   - Пока не предложили, - немного слукавила я. С Дэном надо быть осторожной, а то он парень хитрый, кто его знает, как он своим знанием распорядится, - Но намекнули, что если хорошо покажу себя в этот раз, то могут и рассмотреть мою кандидатуру.
   - Ну вот и замечательно, - кажется, вполне натурально обрадовался мой коллега, и мне стало стыдно за недоверие, - Смотри-ка, твоя карьера идет в гору! Сейчас еще деньжат немного подзаработаешь... ты ведь, если я правильно понял, берешься за это дело, не так ли?
   - Берусь, - поле короткой паузы со вздохом согласилась я, связываться с промышленным шпионажем не хотелось, но деньги мне и правда были очень нужны, - Ты умеешь убеждать. Когда планируется встреча с заказчиком?
   Мой коллега посмотрел на меня очень выразительно. Я виновато пожала плечами и с улыбкой заметила:
   - Ну, можно же было хоть попытаться?
   - Попытаться можно, - ухмыльнулся Дэн, разводя руками, - Только вот заказчик предпочитает оставаться инкогнито. Да и какая тебе, в сущности, разница? Деньги будут, я гарантирую, а в остальном... - он пожал плечами.
   - А что в остальном? - все-таки уточнила я, хотя и так прекрасно понимала, что он имеет ввиду. Кто, что и почему мне заказал, лучше не выяснять. Меньше знаешь - дольше живешь.
   - Да ничего, - отрезал мой коллега, полностью подтверждая мои собсвтвенный мысли, - Не стоит забивать себе голову ненужными подробностями.
   - Ты правда так считаешь? - не удержалась я от провакационного вопроса, все-таки мне было не уютно вот так прямо соглашаться на незнамо что, - Что важны только деньги?
   - А что ты от меня хочешь, Поль? - разозлился Дэн, его взгляд стал недовольным, а черты лица, обрамленные влажными прядями волос, заострились, как у гончей, - Мы живем в реальном мире, здесь нет ничего более материального, чем деньги... И об этом всегда стоит помнить, - жестко закончил он.
   Я отвела взгляд. Вдруг абсолютно не к месту вспомнился Рэм, зло кричавший мне вслед: "Ты еще пожалеешь об этом, фея", и у меня в голове мелькнула крамольная мысль, что в чем-то Дэн действительно может быть прав. Деньги будут, а все остальное в этом мире на поверку оказывается иллюзиями.
   Дэн первым прервал неуютную паузу.
   - Ладно, так ты берешься за это дело? - как ни в чем не бывало уточнил он.
   - Берусь, куда я денусь, - вздохнув с облегчением, ответила я, и поспешила сменить тему, - Материалы у тебя? - дождавшись кивка, продолжила, - Тогда ты не возражаешь, если я начну их изучение прямо сейчас? У меня как раз есть пара свободных часов до встречи с боссом.
   - Ну, можешь так уж и не торопиться, - усмехнулся мой коллега, зарываясь в один из ящиков, - А материалы я тебе сейчас выдам, изучай сколько хочешь. Гостиная в полном твоем распоряжении. Если проснется жажда, и ты пожелаешь кофе, то чувствуй себя как дома, кухня через комнату направо.
   - Да я, пожалуй, к себе пойду. Надо обживать новое место, - улыбнулась я в ответ на его щедрое предложение.
   - Ну, как знаешь, - безразлично пожал плечами мой коллега. Он вытащил, наконец, небольшую стопку бумаг и протянул мне. Я поднялась и аккуратно приняла папку, с любопытством вглядываясь в содержимое. Большая часть бумаг представляла собой копии фотографий сомнительной ценности и качества. Ладно, разберусь как-нибудь, подумала я, встряхивая крыльями, чтобы размять спину и сбросить напряжение. Все-таки день выдался не из легких. И конца и края этому дню еще не предвиделось.
   - Спасибо, - устало улыбнулась я, взвешивая упитанную папку в руке.
   - И это говорит мне человек, который только что получил толстенную пачку домашнего задания! - усмехнулся Дэн, качая головой, - Эх, фея-фея, работа тебя когда-нибудь погубит.
   - Скорей бы уже, - мечтательно вздохнула я, потягиваясь всем своим уставшим за этот долгий день телом и нехотя хватаясь за ручку двери, - Я хоть отдохну тогда...
  
   Глава 4.
   Из открытого окна комнаты слышался приглушенный гул вечернего города, теплый ветерок лениво шелестел воздушными полами тюля, будоража мое обоняние коктейлем из терпкого запаха прогретого асфальта и вялой листвы. На улице уже смеркалось, солнце скрылось за кромкой домов; разгорались ранние фонари. Люди закончили работу и теперь неторопливо разбредались по домам или увеселительным заведениям, а я хотела спать. Ночь не самое удачное время для природных фей - мы дети солнца.
   Я широко зевнула и встряхнулась, напоминая себе, что на сегодня еще много работы. И чем скорее я ее выполню, тем скорее смогу отдохнуть. Решительно тряхнув листками, я размяла затекшие плечи. Сидела я прямо на чисто вымытом полу, облокотившись спиной о край аккуратно зателеной свежим бельем кровати. Единственным источником света в моей полупустой мансарде оказался линялый синий торшер на прикроватной тумбочке. Сидеть на полу было неудобно, но забираться в саму кровать я не рискнула - уснула бы мгновенно.
   Задание действительно оказалось не из сложных. Мне всего-то требовалось проникнуть на один склад, располагавшийся в районе речного порта, исследовать и составить схему помещений, порыться в их документации и узнать время и источники поставок груза, а также объемы приходящих партий и множество других незначительных подробностей. Я даже сначала удивилась, зачем это Дэнову клиенту понадобилась помощь настоящего профессионала, когда можно было обойтись собственными сотрудниками - дело-то нехитрое. Но когда я дошла до странички с описанием внешнего контура охраны, я поняла, то дело не так уж и чисто. Новейшая система видеонаблюдения, а ночью еще и инфракрасные сканеры. Плюс по крайней мере пять человек охраны с современными автоматическими винтовками наперевес. Это серьезно.
   - Интересный какой склад... - задумчиво пробормотала я. А что же тогда будет внутри? Пожалуй, вопрос как раз на восемьсот крон.
   Закончила я изучение этой макулатуры где-то в начале одиннадцатого. На улице окончательно стемнело, и звуки ночного города изменились, стали тише и приглушеннее. В окне на фоне подсвеченного луной неба чернели верхушки парковых деревьев. Пахло влажной зеленью и прохладой. Я устало вздохнула. Глаза слипались, руки казались чугунными и отказывались двигаться, а крылья уныло обвисли. Однако надо было начинать шевелиться. Следующим пунктом моей вечерней программы была встреча с вампиром. Идти не хотелось, но кого интересовало мое мнение?
   Тем более моя память, в которой кто-то неаккуратно порылся... этот пункт меня изрядно беспокоил. Так что я все-таки встала с показавшегося вдруг таким уютным дощатого пола, устало затолкала стопку бумаг в свою безразмерную сумку и пошла собираться. Конечно, ни про какое платье я даже не вспомнила, решив, что мне без разницы, что подумает обо мне человек, собирающийся копаться у меня в мозгах. Впрочем, я все-таки соизволила накинуть поверх футболки клетчатую рубашку с длинным рукавом, прикрывая свои мурашки от прохладного бриза из окна. Иногда окружающим начинает казаться, что агенты ДОЗы сделаны из стали... но уж я-то знаю лучше.
   ***
   Без десяти одиннадцать я дисциплинированно стояла у главного входа в здание, поджидая босса, и от нечего делать разглядывала прохожих. Время уже было позднее, и большинство офисов закрылось. В окружении разноцветных фонарей под липами прогуливались отдыхающие, где-то дальше по улице играла одинокая флейта, изредка прерываемая хриплым кашлем саксофона. То тут, то там среди листвы мелькали лотки с мороженым, а в воздухе дивно пахло горячей карамелью. Красота...
   Файр хоть и не морской курорт, но туристов здесь всегда много, все хотят посмотреть на дивную архитектуру старого города, да и в новых районах есть пара интересных вещей. Месье мэр делает все, чтобы его город назвали культурной столицей. Он прилагает к этому массу усилий и денег законопослушных граждан.
   - Вы ужинали, мадмуазель Полынь? - раздался вдруг у меня за спиной вежливый вопрос. Я подпрыгнула от неожиданности, инстинктивно взмахивая крыльями, и обернулась. На меня смотрели бездонные пропасти глаз. Опять этот вампир, мелькнула досадливая мысль, а потом меня захватила тьма. Она вихрилась неспешным вальсом, маня, затягивая в глубину его глаз. Такая притягательная сладкая тьма... туда хотелось окунуться с головой, закутаться как в одеяло и забыть, забыть обо всем на свете... забыть? Но я ведь пришла сюда для того, чтобы вспомнить!
   Я моргнула, и наваждение исчезло, оставляя после себя тяжелое приторное послевкусие и липкий холодок в груди. С трудом сглотнув, я помотала головой, пытаясь прояснить мысли, и уставилась на белый воротничок рубашки моего босса.
   - Так вы ужинали? - иронично изогнув бровь, вежливо повторил он. Его взгляд демонстративно прошелся по мне, как бы намекая на неподобающий внешний вид, но вслух мой босс ничего не сказал.
   - Нет, не ужинала, - еще раз моргнув, ответила я, отводя глаза, - Не успела.
   - Хорошо, тогда пойдемте сперва подкрепим свои силы, - аккуратно подхватывая мою руку, сказал месье Виррек, - Пожалуй, я тоже проголодался.
   От его вкрадчивого голоса я опять вздрогнула, испытывая почти непреодолимое желание выдернуть руку из его вежливого захвата, но сдержалась. Вряд ли даже босс решится пообедать мною прямо посреди улицы - это вредно скажется на его имидже. Все не так уж и плохо, фея, строго сказала я себе, просто не надо нервничать, это провоцирует хищника. Я решительно выдохнула, покрепче оперлась о столь любезно предложенную руку, и мы неторопливо двинулись в сторону ближайшей стоянки такси.
   Пара из нас получилась весьма примечательная, это я поняла после нескольких минут прогулки, когда чуть-чуть расслабилась и начала замечать многочисленные любопытные взгляды, которые кидали на нас прохожие. Впрочем, если подумать, их можно было понять. Нечасто встретишь на улице эдакого высокого красавца-вампира в дорогом деловом костюме, идущего рука об руку с феей в свободных растаманских шортах, клетчатой рубашке на пару размеров больше чем требуется и потертых кожаных сандалиях. Ах, да, не забыть большие стрекозиные крылья, торчащие из прорезей на спине. Однако моего босса эти взгляды совершенно не смущали, а уж мне об общественном мнении точно беспокоиться не стоило.
   Шли мы молча: сама я заговаривать не решалась, а месье Виррек глубоко погрузился в какие-то свои размышления. Достигнув стоянки, мы также беззвучно уселись в свободное такси и вскоре уже останавливались напротив какого-то неприметного ресторанчика. Простая и лаконичная табличка справа от входа гласила "Бессоница". Ага, очень актуально. Расплатившись с таксистом, босс проводил меня к двери и галантно распахнул ее, пропуская вперед. Руку мою ему, естественно, пришлось отпустить, и я вздохнула с некоторым облегчением. Всю дорогу я была напряжена как струна, ожидая подвоха, но его так и не случилось. С одной стороны, это не могло не радовать, с другой же... он все еще мог случиться, этот подвох, и ожидание его не способствовало улучшению моего настроения.
   Неприметный с виду, внутри ресторан производил впечатление. Небольшой зал на семь столиков мерцал темным стеклом огромных настенных зеркал, придавая пространству какую-то нереальную перспективу. Потолок едва светился тысячами крошечных огоньков, имитируя звездное небо, а столики были накрыты шикарными белыми скатертями, отчего казалось, что в безбрежном море светящейся тьмы плавают отдельные островки жизни. В зале играла тихая музыка, что-то джазовое, многочисленные свечи добавляли в атмосферу уюта, а мягкие сиреневые диванчики просто кричали о том, как удобно на них будет устроиться утомленному за долгий день человеку. Как будто специально для смертельно уставших фей, подумалось мне, Хорошее место.
   Предупредительный метрдотель проводил нас к дальнему столику у зеркальной стены рядом с баром, и вручил меню - два толстенных талмуда в черном переплете. Месье Виррек невозмутимо кивнул, поблагодарив, и привычным жестом пододвинул один из томов поближе к себе. Как будто каждый день ужинает в шикарном ресторане в компании растерянной природной феи с растрепанными волосами и в не менее растрепанных чувствах, хмыкнула я про себя, но вслух ничего подобного не сказала, а лишь вежливо поинтересовалась:
   - Скажите пожалуйста, месье Виррек, - раскрывая толстую книжицу меню, небрежно спросила я, - Что мы сейчас делаем? Мне казалось, вы хотели отвести меня к консультанту, а не в ресторан.
   Реплика вышла немного саркастической, что являлось самым наглядным доказательством того, что эта неопределенность уже начала выводить меня из себя. Чтобы сгладить резкость слов, я натянуто улыбнулась и, в ожидании ответа, стала не глядя пролистывать меню.
   - Что мы делаем? - после некоторой паузы переспросил мой босс, будто только очнувшись, - Очевидно, мы собираемся ужинать. Что же до консультанта... я предпочитаю совмещать приятное с полезным.
   Он загадочно улыбнулся и продолжил изучение своего талмуда, будто сказал все, что хотел. Я нахмурилась и тоже уткнулась в увесистую книжицу. Тут уж мои брови сошлись еще ниже, и я подумала, что, похоже, мое пророчество по поводу грандиозного подвоха постепенно начинает сбываться. Небеса, я не готова угрохать половину моих сбережений только на то, чтобы поужинать с боссом, мелькнула паническая мысль. Тут же встать и уйти мне не позволила только гордость.
   Через несколько минут, прерывая мои тягостные раздумья, к нам подошел официант.
   - Добрый вечер, мадмуазель. Месье Виррек, рад вас видеть, - раскланялся он, не позволив себе даже удивленно приподнятой брови по поводу моего крайне свободного стиля одежды (в ресторане ужинала весьма расфуфыренная публика, и я смотрелась как чумазый ребенок, случайно забредший на светский раут), - Что будете заказывать?
   Я несколько растерялась. Занятая своими беспокойными мыслями, я не успела определиться с выбором. Зато у босса таких проблем, похоже, не наблюдалось. Он неторопливо отложил меню и ответил:
   - Пожалуйста, луковый суп, классический киш и... мм, да, цыпленок в вине с эстрагоном. И кальвадос, конечно.
   - Горячее будет готово через час, - проинформировал нас официант, - Быть может, еще десерт, месье?
   - Нет, спасибо, десерта не надо, - отказался месье Виррек.
   - А вы, мадмуазель?
   - Мне, пожалуй... да, будьте добры, зеленый чай и... - и все пока, хотела я сказать, рассеянно разглядывая меню, но взгляд вдруг зацепился за одно слово, и губы против воли выговорили, - ...и клубнику в сабайоне.
   - Хорошо, мадмуазель, - не моргнув глазом, поклонился официант, - Что-нибудь еще?
   - Нет, спасибо, - отозвалась я, захлопывая меню. Хватит с меня и этого.
   Официант с поклоном забрал у нас талмуды в кожаном переплете и удалился.
   - Любите клубнику? - вежливо поинтересовался месье Виррек, когда тот отошел.
   - К сожалению, это моя слабость, - со вздохом согласилась я, расправляя усталым жестом крылья, - Так где же ваш консультант? Хотелось бы поскорее покончить с этим делом.
   - Вы торопитесь?
   - Я фея, как ни крути, - пожала я плечами, - И ночью я люблю спать.
   - К сожалению, не могу сказать того же про нашего консультанта, - впервые за вечер по-настоящему улыбнулся босс, - Придется потерпеть.
   Улыбка у него была на удивление приятной, если не смотреть в бездонные черные провалы глаза. Клыков тоже видно не было. Впрочем, я уже давно подозревала, что клыки - миф, умело созданный самими вампирами для поддержания своей зловещей репутации.
   Через несколько минут наш официант появился вновь, поставив передо мной чай с клубничным десертом, и графин кальвадос для месье Виррека. Мой босс налил себе в бокал немного темно-янтарного напитка, и воздух наполнил едва ощутимый запах переспелых яблок с резким привкусом спирта. Я фыркнула и почесала нос, едва сдерживаясь, чтобы не чихнуть... но тут моих ноздрей, наконец, достиг другой аромат, и я пропала.
   Клубника - моя страсть. На несколько минут я выпала из реальности. Непростительное поведение для агента ДОЗы, но мне было все равно. Я наслаждалась божественным вкусом моей любимой ягоды в обрамлении воздушного крема, остававшегося на губах легким привкусом молочного ликера, я смаковала каждую капельку, стараясь растянуть удовольствие. Сладкий клубничный запах заползал в ноздри, дурманя сознание. И только слизывая последние остатки крема с ложки, я вернулась к реальности и поняла, что что-то было не так, что-то изменилось. В зале играл тихий джаз, немногочисленные посетители неспешно предавались чревоугодию, босс все также сидел напротив и потягивал кальвадос, но вот взгляд... его взгляд уперся в меня с каким-то острым жадным напряжением, будто пожирая меня. Я поспешно опустила глаза и застыла с ложкой в руке, боясь пошевелиться. Небеса, что происходит? Похоже, вампир все-таки решился на десерт. Десерт из феи.
   В голове как перепуганные лани заметались панические мысли, я дернулась, будто собираясь встать, но тут же отказалась от этого опрометчивого действия. Сначала нужно успокоиться. Не опуская руки, я сделала глубокий вдох и медленно, на шесть счетов, выдохнула. Это немного помогло. Тогда я закусила губу и осторожно произнесла:
   - Месье Виррек...?
   Он медленно моргнул, будто просыпаясь после глубокого сна, еще секунду посидел неподвижно, вперив в меня свой гипнотический тяжелый взгляд, затем резко встал, коротко бросил "Извините меня, мадмуазель" и вышел. А я выдохнула, расслабляя каменные от напряжения плечи, и осталась сидеть, постепенно приходя в себя. Что-то сейчас было?
   Постепенно бешеное сердцебиение утихло, руки перестали едва заметно трястись, а голова немного прояснилась. Босс так и не появился, и в глубине души я была этому чрезвычайно рада. Я сидела, устало откинувшись на спинку сиреневого диванчика, и прихлебывала уже заметно остывший зеленый чай. И диван, и ресторан в целом, уже не казались мне такими уютными, но уйти я не решалась, тем более во мне стало просыпаться любопытство. Я интуитивно понимала, что давешняя сцена несла в себе опасность, и поступи я по-другому, могла бы сейчас и не сидеть здесь, но вот причины произошедшего были мне не ясны. Я не верила в то, что мой босс неожиданно сошел с ума, значит, что-то его подтолкнуло к этому. Уже второй раз за неполный день. Что? И почему? Вопрос на тысячу крон, усмехнулась я про себя, еще один.
   Задумавшись, я не сразу заметила подошедшего к моему столику мужчину. Поймав, наконец, мой взгляд, он улыбнулся и произнес с чуть заметным северным акцентом:
   - Мадмуазель, позвольте вам помочь.
   - Простите? - растерянно переспросила я, рассматривая нового собеседника. Невысокий, изящный шатен мягко улыбался мне с расстояния в шаг. Было в нем что-то такое, что сразу цепляло взгляд. Быть может, неуловимый шарм интересного человека, или руки с длинными тонкими пальцами пианиста, непривычно ухоженные для мужчины. Не знаю. Но мне захотелось улыбнуться в ответ, и я не стала себе отказывать в этом удовольствии.
   - Вы так сосредоточенно о чем-то размышляли. Я подумал, что вы решаете какую-то очень важную проблему, и рискнул предложить вам свою помощь, - развел он руками, непринужденно присаживаясь на диванчик рядом, - Давайте, излагайте, вдвоем думается лучше!
   Я усмехнулась, вдруг с удивлением обнаруживая, что после всех сегодняшних перипетий мое настроения опять стремительно поползло вверх. А всего-то и надо обратить на себя внимание привлекательного мужчины.
   - Не могу сказать, что мои размышления посвящены таком уж важному предмету, - смущенно улыбаясь, заметила я, - Но раз уж вы сами напросились, месье...
   - Габриэль Ринару. Но для вас просто Габриэль.
   - Поль, - представилась в свою очередь я.
   - Польщен, мадмуазель Поль, - с улыбкой поклонился мой новый знакомец, - Так что у вас за проблема?
   - Понимаете, - лукаво протянула я, - Вообще-то у меня был деловой ужин, но мой босс неожиданно бросил меня в гордом одиночестве, - я выразительно кивнула на еще один набор столовых приборов, - Теперь я размышляю, стоит ли мне тоже отправиться домой, и не будет ли это нарушением служебных инструкций? Быть может, все же стоит еще задержаться и подождать развития событий?
   Я развела руками, как бы говоря, что вот они, те самые якобы важные проблемы, над которыми я размышляла.
   - А они будут развиваться? - уточнил Габриэль, приподнимая левую бровь.
   - У меня есть смутное предчувствие, что да, - подумав, кивнула я. Ну не верила я, что сегодняшний вечер вот так просто закончится.
   - Да, у вас действительно очень запутанная ситуация, - с серьезным видом заключил Габриэль, но его серые глаза заискрились в сдерживаемой улыбке, - Однако вы не учли третий вариант развития событий.
   - И какой же он? - пряча все возрастающий интерес за упавшей на лицо челкой, удивилась я. Впервые за этот день я пожалела, что на мне шорты, а не элегантное вечернее платье.
   - Поужинать со мной, - он с широкой улыбкой развел руками, как бы извиняясь за свою прямолинейность. Но в следующую секунду выражение его лица изменилось: улыбка погасла, а плечи едва заметно напряглись. Его взгляд устремился мне за спину, и я удивленно обернулась.
   - Ну вот, наконец-то, все в сборе, - заметив наши взгляды, удовлетворенно сказал мой босс, - Приступим?
   ***
   - Приятного вечера, месье Ринару. Я вижу, вы уже успели познакомиться с мадмуазель Полынь, моим агентом? - как ни в чем не бывало продолжил месье Виррек, подходя к столу. Габриэль встал, приветствуя новое действующее лицо.
   - Да, Кристиан, с мадмуазель Поль мы уже познакомились, - он повернулся ко мне и вежливо склонил голову, но уголки его губ едва заметно вздрогнули, будто он боролся с улыбкой, - Однако я не предполагал, что столь очаровательная фея может оказаться твоим агентом.
   - Так вы и есть тот самый загадочный консультант? - сообразила я. Честно признаться, эта новость меня порадовала. Я-то ожидала на месте консультанта увидеть второго действующего мне на нервы вампира, а встретила человека, пусть он, скорее всего, и был обладателем редкого и пугающего таланта к ментальной магии. Все-таки не вампир, с облегчением подумала я, расплываясь в улыбке.
   - Выходит, что так, - согласился мой новый знакомый, и приподнял бровь, - Не так ли, Кристиан?
   - Да, - хмуро кивнул мой босс, - Ну что ж, раз все уже познакомились, перейдем к делу. Мадмуазель Полынь, - и он протянул мне руку, предлагая встать. Я бы с большим удовольствием восприняла это предложение, исходи оно от Габриэля, но... я вздохнула и приняла руку босса. Порой приходится брать что дают, а не то, что хочется.
   Все втроем мы прошли в неприметную дверцу, любезно распахнутую для нас одним из официантов: впереди шла я, легко опираясь на руку месье Виррека, а чуть позади двигался Габриэль Ринару, загадочный месье консультант. Кабинет оказался небольшим помещением, по центру которого стоял накрытый стол на три персоны. В отличие от довольно вольного стиля большого зала, эта комната наводила на ассоциации с девятнадцатым веком. Стены были обиты темным деревом и украшены тяжелыми драпировками цвета каштанового меда, широкие кресла с вычурными подлокотниками крепко стояли на изогнутых ножках, под ногами расстилался мягкий ковер, весь покрытый затейливым марокканским узором, между креслами примостился вычурный низкий столик, на которой в бронзовом портсигаре лежали толстые сигары, разносившие по комнате едва уловимый запах дорогого табака. Интерьер, несмотря на то, что был подобран с несомненным вкусом, производил довольно тягостное впечатление. Даже воздух здесь был какой-то густой и липкий, но... возражать не приходилось. Похоже, босс запланировал все заранее.
   Меня вежливо усадили в центральное кресло, но сами мужчиный остались стоять: месье Виррек по правую руку, а изящный месье Ринару напротив. Меня взнезапно пробрал нервный озноб. Сейчас в моем бедном сознании опять начнут копаться самым бесцеремонным образом. И пусть это будет обладатель красивых рук галантный месье Ринару, а не какой-нибудь вампир, меня это все равно не радует.
   Я вздохнула и откинулась в кресле, покрепче прижимая к себе крылья. Как же я устала...
   - Все мы в курсе, для чего здесь собрались, - внимательно оглядев нас с Габриэлем, произнес месье Виррек. Мы оба кивнули в знак потвержения, и он продолжил, обращаясь уже к косультанту, - Я думаю, пора начинать. Габриэль, пожалуйста, будь предельно осторожен. Как видишь, мадмуазель Полынь очень устала и не находит предстоящую процедуру приятной.
   - Как ты сегодня заботлив, - с ироничным удивлением покачал головой тот, внимательно глядя в глаза вампиру, - С чего вдруг?
   Создавалось впечатление, что эти люди давным давно знают друг друга, и сейчас ведется сразу две беседы: одна очевидная и понятная для меня, и одна скрытая, напряженная, понятная только этим двоим.
   - Габриэль, - предостерег Ринару вампир, разворачивая ладонь в мою сторону красноречивым жестом, - Потом.
   На это мой новый знакомец лишь негромко рассмеялся.
   - Ладно, пожалуй, в этот раз ты прав. Не стоит затягивать, - отсмеявшись, согласился тот. Габриэль выдвинул второй стул, поставил его прямо напротив меня и изящно присел на край.
   - Посмотрите на меня, Поль, - протягивая ко мне руку, попросил он, - И ни о чем не беспокойтесь. Все будет хорошо.
   Надеюсь, все действительно так и будет, нехотя поднимая голову и встречаясь с Габриэлем взглядом, подумала я, я так на это надеюсь! В этот раз мой вгляд встретили обычные человеческие глаза в обрамлении пушистых темных ресниц, ничего загадочного или гипнотического. Красивые и серые, как прячущиеся в дымке далекие горы или как сухой пыльный асфальт. Асфальт? Причем здесь асфальт? Я попыталась моргнуть и отвести взгляд, но не смогла, серый цвет стал заполнять все вокруг, вихрясь грязными разводами. У меня закружилась голова, и я вдруг удивилась, почему раньше считала, что мир цветной. Вот же он, серый и невыразительный, как похмельное утро после хорошей гулянки, как... а откуда я знаю, каким бывает похмельное утро? - удивился кто-то далекий, но и эту мысль смыла серая пелена. А потом пришла боль, безобразная некрасивая боль, пробивавшая мои виски тысячами острых игл, заморозившая мое дыхание и изломавшая мои хрупкие крылья. Я попыталась закричать, но что-то мне мешало, звук выходил сдавленный и невнятный. Воздуха не хватало, я начала задыхаться и... и вдруг все закончилось. Я судорожно, с полным наслаждения хрипом вдохнула и отключилась.
   ***
   Я стояла в длинном сером коридоре и прислоняла ухо к двери. Из-за нее доносились приглушенные голоса двух мужчин, что-то напряженно обсуждавших. Мне почему-то казалось чрезвычайно важным узнать, о чем они говорят.
   - ...хороша фея, Кристиан, а? - иронично говорил голос с чуть заметным северным акцентом, - Для себя приберег?
   - Не твое дело, Ринару. Она моя сотрудница, - холодно ответил другой, ниже, с чуть заметной хрипотцой.
   - Ну, одно другому не мешает, не так ли?
   - Не мешает, - ровно согласился он, - И ты мне не мешай.
   Я услышала негромкий довольный смех первого, заставивший коридор вокруг вздрогнуть и на миг поплыть серыми волнами.
   - Угрозы, Кристиан? - отсмеявшись, наконец, с каким-то особенным удовольствием произнес тот, - Ты мне угрожаешь?
   Последовала недолгая пауза. Я попыталась удобнее устроить ухо у скважины, которая больно пульсировала, то уменьшаясь, то увеличиваясь в размере. Почему-то заглянуть в скважину глазами и увидеть, кто же это говорит, мне в голову в тот момент не пришло.
   - Нет, не угражаю, - коротко ответил хриплый голос, - А теперь расскажи, тебе удалось что-нибудь прочитать?
   - Увы, увы. Блок такой мощный, что даже мне не по зубам, - замочная скважина на миг болезненно сжалась, а коридор опять поплыл, на некоторое время отвлекая мое внимание.
   - ...ты почувствовал, кто это? - вновь возник недовольно голос второго.
   - Опять-таки, увы. Я даже не уверен, что это кто-то из нас. Ментальная магия, знаешь ли, не только наша прерогатива.
   - Тогда ночные? Или люди? - спросили непонятно.
   - Не знаю. Да и не хочу знать. Это твое дело, Кристиан, ты и разбирайся, - ответил голос с легким акцентом и опять засмеялся, - А я, пока ты этим занимаешься, пригляжу за твоей... сотрудницей.
   От его смеха коридор заколыхался так сильно, что я не удержалась на ногах и упала, больно стукнувшись лбом о дверную ручку. В глазах у меня началао темнеть, а может и в коридоре тоже, и я осталась один на один с затихающим смехом, отдававшимся гулким эхом в сером коридоре. Небеса, да когда же он заткнется! - в панике подумала я, судорожно хватаясь за колышушиеся стены, и закричала, стараясь заглушить этот вездесущий смех.
   ***
   Я очнулась от собственного вскрика и обнаружила, что полулежу в жестком вычурном кресле с гнутыми ножками в заднем кабинете ресторана "Бессоница". Чуть поодаль, в углу, дымя сигарами, сидели Габриэль и мой босс. Сейчас оба повернули голову в мою сторону, и мне стало неуютно под их спокойными внимательными взглядами.
   - Очнулась? - после короткой паузы поинтересовался месье Виррек.
   Я неуверенно моргнула, пытаясь стряхнуть остатки сна. Вернее, кошмара, тут же мысленно поправила я себя, это был самый настоящий кошмар. Только вот о чем он? Я с удивлением поняла, что сюжет уже успел выветрится из моей бедной больной головы, оставив на поверхности сознания толко мутное беспокойство. И слава Небу, прикладывая руку ко лбу, подумала я, оно мне надо? Страшно подумать, что могло выдать мое подсознание, после того как там хорошенько покопались эти два представительных месье. Осторожно придерживая одной рукой голову, я приподняла успевшие уже где-то измяться крылья и попыталась ответить боссу. Голос сел и просыпаться не хотел.
   - Похоже на то... - хрипло выдавила я из себя и прокашлялась.
   - Хорошо, - лаконично заметил мой босс, откладывая сигару и вставая из кресла.
   - Да уж, не плохо, - эхом отозвалась я, аккуратно массируя виски, а потом кое-что вспомнила и с сомнением поинтересовалась, - А у вас получилось? Мне кажется, я так ничего и не вспомнила.
   - К сожалению, не получилось, - поморщился вампир, подходя ближе и присаживаясь в кресло напротив меня, - Блок даже мощнее, чем я опасался, - он оценивающе посмотрел на меня, будто пытаясь понять, насколько адекватно я реагирую на окружающую действительность.
   - Простите, мадмуазель, но мне не удалось убрать блок с вашей памяти, - развел руками Габриэль, отвлекая меня от созерцания воротничка босса, - Если бы я надавил хоть капельку сильнее, был риск навредить вам, а я полагаю, вам и так досталось. Как вы себя чувствуете?
   - Плохо, - со вздохом резюмировала я, адресуя это сразу обоим мужчинам, - Как будто меня пожевал травоядный динозавр, а потом выплюнул, наконец осознав, что я несъедобна. Они твари тупые.
   - Не так уж и плохо, - усмехнулся месье Виррек, переставший наконец что-то во мне высматривать, - Раз уж вы способны на такие витееватые метафоры. Ладно, мадмуазель Полынь, давайте я вызову вам такси. Отправляйтесь домой и выспитесь. А то я вижу, сейчас из вас неважный получается собеседник. Завтра утром в офисе поговорим.
   - А нам есть, что обсуждать? - вяло попыталась я отвертеться от еще одной встречи с вампиром.
   - Есть. Но этот пункт мы тоже обсудим завтра, - улыбнулся краешком губ мой босс, поднимаясь.
   - Ладно, - сдалась я, возражать и спорить сил просто не было, но и сидеть здесь, ждать такси в обществе вампира не хотелось. Осторожно оторвавшись от кресла, я сделала пару пробных шагов и поняла, что вполне способна добраться до дома на своих двоих, - Только такси не надо, - обратилась я к боссу, - Я лучше прогуляюсь немного, проветрюсь.
   - Вы уверены? - вежливо поитересовался месье Виррек. Впрочем, было видно, что настаивать на такси он не намерен.
   - Да, мне будет приятно прогуляться. До свидания, месье Виррек, Габриэль, - вежливо поклонилась я, подбирая свою сумку. Я недовольно покосилась на мятые крылья, но разглаживать не стала - все равно скоро спать. Удивительно, но, похоже, даже будучи в обмороке я ворочаюсь.
   Босс молча кивнул, а пускавший колечки дыма Габриэль встал и вежливо предложил:
   - Быть может, вас стоит проводить? Вы бледно выглядите. Это я постарался, мне и искупать вину.
   Было лестно получить такое предложение от галантного месье Ринару, но мне почему-то побыстрее хотелось остаться одной. Хватит с меня на сегодня мозгокопателей.
   - Нет, спасибо, - после недолгих колебаний отказалась я, - Я живу здесь недалеко.
   - Ну что ж, как хотите, - развел руками Габриэль, все же провожая меня к двери, - Тогда всего вам хорошего, мадмуазель Поль.
   - И вам, - согласилась я, открывая дверь в общий зал, - И вам.
   Глава 5.
   Утро началось с первыми лучами солнца, пробравшимися через накрывающую меня с головой простыню. Не сказать, чтобы я чувствовала себя особо отдохнувшей, но спасть больше не могла - фейская природа давала о себе знать. А ведь этот день обещал быть не короче предыдущего. Во-первых, надо было наведаться по бывшим местам работы беглого Матео Кампи и осмотреться, затем найти и договориться о встрече с Михелем Альваресом, который и познакомил Кампи с Лагросси. А где-то в промежутке между всеми этими делами надо было наведаться в офис к боссу - вчера вечером он намекал, что хочет меня видеть. У меня желание лицезреть его ироничную физиономию за ночь как-то не прибавилось, однако спорить с боссом себе дороже. А ведь еще на мне висит частный заказ со складом, по которому тоже надо работать. И с чего же начать?
   Уж точно не с босса, упрямо решила я, вставая, и потащила свое деревянное тело в умывальный угол, на ходу приглаживая встрепанные волосы. Отодвинув новенькую голубую шторку с дельфинами, издевательски радостно захрустевшую под моими пальцами, я пустила воду. Случайно зацепившись взглядом за отражение в зеркале, тут же поспешила с отвращением отвернуться. Сил не было смотреть на эту опухшую со сна физиономию, а уж колтун из соломы, в которую превратились мои волосы, вызывал желание утопиться. Эх, фея, вот уж красавица, грустно покачала головой я, теперь понятно, почему однажды вечером ты нашла в постели Рэма ту гламурную розовую фифу.
   Скинув грязную футболку и брезгливо отбросив в сторону шорты, я пощупала ногой воду. Холодная, чего и следовало ожидать. За девять крон в сутки горячей воды в кране ожидать крайне наивно. Ладно, и так пойдет, лето все-таки на дворе. Будем считать это бодрящим душем.
   Умывание по понятным причинам вышло очень оперативным. И то, вылезая из старой железной лоханки, я стучала зубами как отбойным молотком, а кожа покраснела и покрылась мелкими противными пупырышками. Встряхнув отяжелевшие от влаги крылья, я брезгливо дернула ногой и поторопилась завернуться в широкое махровое полотенце, тоже подкинутое заботливой хозяйкой. Полотенце... А ведь Рэм так и не прислал мои вещи, запоздало осенило меня, демоны, что за мелкое пакостничество! А у меня теперь ни клочочка чистой одежды.
   Тяжело вздохнув, я покрепче замоталась в махровое полотнище и поспешно прошлепала босыми ногами к кровати, где валялась сумка. Порывшись там для острастки, откинула бесполезную баулину в угол и с досадой дернула мятыми со сна крыльями.
   - Рэм, сволочь ты эдакая! - недобро прошипела я, пиная ни в чем не повинную кровать, - Тебе это просто так с рук не сойдет.
   Отведя душу на невинном предмете обстановки, я немного успокоилась и понуро потопала обратно к ванной, подбирать мятые шорты и грязную футболку.
   ***
   Через час я уже торопливо двигалась в сторону нового города, прихлебывая на ходу ванильный латте из бумажного стаканчика с зеленой русалкой-сиреной. Я направлялась на улицу Больших Поводырей, где находился офис "Эмпирис Дженетикс", преуспевающей, как оказалось, биотехнологической фирмы занимающейся инновациями в области магогенетики. Эту интригующую информацию вывалила на меня Сирена, когда я позвонила в наш офис и попросила ее разыскать адреса "Фонда помощи жертвам землятрясений" и "Эмпирис Дженетикс", а также договорилась о моей встрече с Михелем Альваресом, приятелем Лагросси. По-хорошему, Сирена вовсе не обязана была мне помогать, все-таки она личный секретарь месье Виррека, а не мой, но зная мою природную фейскую нелюбовь ко всему эфемернее проводного телефона, она согласилась мне посодействовать.
   Начать я решила именно с "Эмпирис Дженетикс" потому, что это было последнее место работы Кампи, и, по идее, именно там была большая вероятность раскопать что-то ценное. К сожалению, пока этот неуловимый субъект был едиснтвенным связующим звеном между историей про черных хирургов и контрабандистской базой в Корнвеле, а значит, и единственным моим шансом разобраться с подложными воспоминаниями и причиной их появления.
   Офис "Эмпирис Дженетикс" располагался на краю финансового дистрикта в новом городе, достаточно далеко от моего временного обиталища на улице Ночных Мотыльков, что мне даже пришлось воспользоваться трамвайчиком, благополучно перевезшим меня из старого города в новый. Раньше мне не доводилось бывать в этом районе, однако заблудиться тут было сложно. Новый город был расчерчен улицами на ровные квадратики кварталов, к тому же заботливый мэр Леоне Паролли не забыл развесить аккуратные таблички с витеиватыми названиямии улиц на каждом перекрестке. Как же, а вдруг туристы соизволят заблудиться? Вообще, наш новый мэр большой молодец, так я считала, только вот слишком склонен к эпатажу, что незамедлило отразиться на внешнем облике Файра.
   Так, рассеянно раздумывая о внутренней политике, я добралась до искомой улицы Больших Поводырей. Ничего особенного, надо сказать, на этой улице не наблюдалось. Типичные многоэтажные офисные здания современного дизайна - скучно. Вход в нужное мне строени, широкую стеклянную дверь, обрамляли аккуратно поддстриженные туи в горшках, как бы намекая, что даже в этом царстве стекла и бетона есть место живой природе. Только вот меня этими намеками не обманешь. Насмешили фею чахлыми туями, хаха. Впрочем, это не помешало мне войти в здание и вежливо поитересоваться у охранника, на каком этаже находится офис "Эмпирис Дженетикс".
   Поднявшись на скоростном лифте на девятый этаж, я увидела еще немного туй и какие-то непонятные кустики, выглядевшие немногим лучше. Ну чтож, пусть будет хоть так, чем голые стены. Эта мысль меня немного приободрила, и я, наконец, с любопытством огляделась. Я стояла в просторном холле с матовыми стеклянными стенами и обилием белого цвета. Сбоку от одной из дверей задорно поблескивала простая серебристая табличка с надписью "Эмпирис Дженетикс, лтд". Ага, туда-то мне и надо! Определив направления движения, я глубоко вздохнула и уверенным шагом прошла внутрь.
   За дверью мне открылся еще один холл, поменьше, и вместо непонятных кустиков в кадках цвели кусты помидоров. Такой оригинальный выбор комнатный растений меня немного озадачил, хотя я, в общем-то, ничего не имела против помидоров. Прямо напротив меня располагалась стойка секретаря, за которой на высоком стуле сидела миловидная улыбчивая девушка в идеально выглаженной белой рубашке. Бейджик на груди сообщал мне, что это Дженни и она рада меня приветствовать.
   - Здравствуйте, мадмуазель Дженни, - вежливо поздоровалась я, подходя ближе, - Меня зовут Поль.
   - Здравствуйте, мадмуазель Поль, - приветливо улыбнулась мне девушка, полностью оправдывая написанное на бэйджике, - Чем могу вам помочь?
   Я подошла ближе и непринужденно оперлась о стойку локтем.
   - Понимаете, Дженни, я агент ДОЗы и провожу расследование, - сообщила я ей, протягивая свой новенький агентский жетон, выданный мне вчера Сиреной после утреннего разговора с боссом, - Мне бы хотелось поговорить с кем-нибудь по поводу вашего сотрудника, Матео Кампи.
   - О, ДОЗа, - понимающе протянула девушка, возвращая мне жетон и ласково улыбаясь, - К нам уже приходил один детектив из вашего агентства, такой высокий, представительный. Ммм... как же его зовут? Простите, запамятовала, - она виновато развела руками, извиняясь. Было видно, что Дженни совсем не такая простушка, какой хочет казаться, и прежде чем допустить меня к своему начальству, желает ненавязчиво убедиться, что я действительно та, за кого себя выдаю. Ну что ж, мне не жалко.
   - Да, детектив Рик Кабрерра, - покладисто кивнула я, принимая правила игры, - Именно он порекомендовал мне заглянуть к вам в "Эмпирис Дженетикс", когда я искала информацию по Матео Кампи. Так с кем я могу поговорить?
   Дженни на секунду задумалась, а потом еще раз вполне очаровательно улыбнулась и попросила:
   - Вам придется подождать пару минут, пока я схожу за месье Ингерски, - указала она на пару низких диванчиков в углу, - Присаживайтесь. Хотите кофе?
   Я прошла в сторону диванчиков, но садиться не стала.
   - Нет, спасибо. Я успела выпить чашку по дороге, мне пока хватит, - отпустила я ее. Ванильный латте действительно меня взбодрил, поэтому я была вполне довольна жизнью и благодушна.
   Пока Дженни ходила докладываться начальству, я неторорпливо прошлась по холлу, рассматривая профессионально сделанные фотографии румяных блестящих помидоров, кабачков и прочих сельскохозяйственных радостей, развешанные по стенам в тонких белых рамках. Интересная какая у них овощная тематика.
   Когда за спиной послышались шаги, я как раз рассматривала один особенно удачный снимок красного спелового плода, очень напоминающего то, что выращивает мой троюродный дядюшка Хрен, большой любитель пасленовых. Имя у моего дядюшки, кстати говоря, было вполне говоряшее. Он был ежегодным победителем всех фермерских ярмарок, и ни за что не хотел уступать пальму первенства, поэтому никому и никогда не давал свои семена. Да, такой вот у меня дядюшка, хрен с кем поделится.
   - Мадмуазель Поль, - оторвал меня от созерцания помидора приятный мужской баритон. Обернувшись, я увидела высокого худого мужчину лет сорока - сорока пяти в коричневом блейзере и черных брюках, протягивающего мне руку.
   - Здравствуйте, мадмуазель Поль, - повторил он, пожимая мне руку, - Приятно с вами познакомиться. Меня зовут доктор Дэрек Ингерски, я исполнительный директор "Эмпирис Дженетикс" и непосредственный начальник месье Кампи. Был непосредственным начальником, - тут же поправился он.
   - Очень приятно, месье Ингерски, - улыбнулась я, разглядывая нового собеседника. Создавал он вполне приятное впечатление. Эдакий преуспевающий ученый, в дорогом костюме, однако со слегка растрепанными волосами, говорившими о том, что этого улекающегося человека не заботят такие приземленные вещи, как своевременная стрижка или стильные очки, потому как на его носу болтались вполне обычные прямоуголные линзы.
   - Прошу вас, пройдемте ко мне в кабинет, - предложил месье Ингерски, приглашающе указывая на дверь, - Там мы сможем спокойно поговорить.
   Устроившись в удобном кресле в кабинете у Дэрека Ингерски, я с любопытством огляделась. Ничего особенного, пара дипломов на стене, говорящих о том, что я разговариваю с доктором наук в области генетики, стопки бумаг на столе, небрежно прислоненный к ножке стола полураскрытый чемодан. Между тем, сам месье Ингерски тоже с любопытством на меня поглядывал, вежливо ожидая, пока я освоюсь.
   - Насколько я понимаю, вас интересует мой бывший сотрудник, месье Матео Кампи, правильно? - откинувшись в своем кожаном кресле, начал он разговор.
   - Да, - подтвердила я, устраивая крылья за спинкой своего кресла, - Я веду расследование по делу о черных хирургах, в котором замешан месье Кампи. И так как нам до сих пор не удалось его найти, приходится беспокоить вас снова и снова, - я развела руками, извиняясь, - Быть может, вы подскажете нам, где его можно сейчас найти?
   - Да, не ожидал я такого от Матео, - огорченно покачал головой месье Ингерски. Он выглядел искренне расстроенным такой выходкой своего сотрудника, - К сожалению, я не знаю, чем вам помочь, мадмуазель Поль, потому что не имею ни малейшего представления о том, где он может быть сейчас. Около дюжины дней назад он просто не пришел на работу, и не оставил никаких сообщений касательно того, где его искать и когда он появится.
   - Вы знаете кого-нибудь из его друзей или родственников, к кому он мог обратиться за помощью? - подожила задавать стандартные вопросы я.
   Мой собеседник опять покачал головой, и пояснил:
   - В анкете при приеме на работу он указал, что сирота и родных у него нет, что же касается друзей... - тут месье Ингерски задумался, - Понимаете, Матео очень общительный человек, и многие сотрудники относились к нему хорошо, но, насколько я знаю, он никогда никого не выделял и старался держать дистанцию. Вообще об этом вам лучше поговорить с Дженни, она у нас обычно в курсе всех этих... - неопределенный взмах рукой, - ...внутриппоппуляционных отношений.
   - Спасибо, я обязательно последую вашему совету, - вежливо отозвалась я, стараясь не улыбаться на эту такую типично научно-снобистскую формулировку, - Тогда давайте вернемся к официальным обязанностям месье Кампи. Какова была его должность в вашей фирме?
   - Он был одним из моих помощников, - вздохнул мой собеседник, задумчиво подпирая подбородок рукой, - В его обязанности входила в основном работа с нашими крупными клиентами. Он был очень хорошим работником, всегда умел находить нужных людей, контакты. Мы до сих пор не нашли ему замену, и, к сожалению, это будет не так уж и просто. Все-таки он был отличным сотрудником, хоть и... - тут оно замялся, не зная, как деликатно описать убийцу и торговца донорскими органами.
   Я про себя удивилась, что месье Ингерски больше волнует незакрытая позиция в его компании, а не то, что один из его сотрудников был отъявленным преступником, но я деликатно промолчала.
   - А скажите, - задала я следующий вопрос, - Чем именно занимается ваша компания?
   - "Эмпирис Дженетикс" это мое любимое детище, - сразу оживился мой собеседник, - Я создавал его много лет. Началось все с моей работы на соискание докторской степени, - взмах в сторону диплома в рамочке, - Где я разработал методику быстрой магической модификации генов, по сути, открыв новое направления в магогенной инженерии. С помощью этой технологии стало возможным быстро и направленно изменять цепочки ДНК, что позволило нам разработать огромное количество новых, улучшенных сортов растений с высокой урожайностью и повышенным содержанием витаминов.
   - Хм... - задумчиво протянула я. Дядюшка Хрен, выводящий свои помидоры по старинке, такой технологии не одобрил бы. Еще бы, магогенномодифицированные овощи, ужас! Впрочем, я уже достаточно прожила в этом городе, чтобы относится к таким новостям более спокойно, - Хм... - еще раз повторила я, - А скажите, ваша фирма работает только с растениями или вы и животными занимаетесь?
   - Детектив Кабрерро тоже очень настойчиво интересовался этим вопросом, - усмехнулся Дэрэк Ингерски, задумчиво поправляя очки на носу, - Нет, не только. Лет пять назад мы открыли новое направление работы, специализирующееся на домашних животных. У нас есть ферма за городом, где мы экспериментируем с коровами и овцами. Но с крупными животными работать сложнее, поэтому пока мы выпустили на рынок только пару новых пород. Смотрите сами!
   Он гордо указал на одну из фотографий на стене, демонстрирующую двух чистеньких черно-белых коровок на зеленом поле. На заднем плане высился стог сена и аккуратная деревянная изгородь из тонких перекладин. Очень пасторально, прямо как в рекламе молока.
   - Это наша гордость, Милка и Донна Исидора, - пояснил гордый корововладелец, - Коровы новой молочной породы. Работа профессора Искандеры, заведующего лабораторией генетики млекопитающих.
   - Ага, очень милые коровки, - рассеянно покивав, согласилась я. Информация про геннетически модифицированных коровок меня почему-то зацепила, - А скажите, где располагается ваша ферма? Случайно не в Корнвеле?
   - Нет, почему, - удивился мой собеседник, сцепляя перед собой руки в замок. Странная реакция, учитывая то, что минуту назад он этими руками вполне экспрессивно размахивал. Чем-то ему мой вопрос определенно не понравился, - Корнвел, конечно, хорошее место, но это слишком далеко от Файра, - пояснил он, - Нашим сотрудникам было бы неудобно ездить. Нет, наша ферма расположена в поселке Яблочные Холмы, на юге сразу за городом.
   - Ага, знаю я эти места, - улыбнулась я, ставя себе зарубку на память проверить связь Ингерски с Корнвелом, - А месье Кампи работал с этим проектом? - кивок на коровок, -Или он специализировался только на растениях?
   - Матео был у нас мастером на все руки, - пожал плечами месье Ингерски, заново переплетая пальцы, - Он курировал все крупные заказы фирмы, в том числе и с животными. В последние пару лет я был очень увлечен новой разроботкой в области декоративных растений, поэтому полностью перепоручил Матео работу с профессором Искандерой, нашим главным специалистом по животным. Понимаете, - мой собеседник недовольно покачал головой, - Профессор гениальный ученый, но очень тяжелый в общении человек. А Матео так легко находил общий язык со всеми, что мне показалось, он будет идеальным куратором.
   Было видно, что самому месье Ингрески до зубовного скрежета не нравился профессор Искандера, однако как хороший ученый и руководитель, он не мог не признавать заслуг данного индивидуума, что, впрочем, не мешало ему скидывать всю тяжелую работу по общению с профессором на своего помощника.
   - И как, удалось месье Кампи найти общий язык с месье Инскандерой? - заинтересовалась я. Быть может, стоит побеседовать с этим профессором и вообще съездить проверить, что из себя представляет эта ферма. Все-таки работа по генному модифицированию животных... вроде и близко не лежала к нелегальной продаже донорских органов, но все же... было у меня чувство, что тут стоит капнуть поглубже.
   - Как я уже говорил, - улыбнулся мой собеседник, расцепляя руки, - Матео мог найти общий язык с кем угодно.
   - Да, я понимаю, - согласилась я, - А скажите, могу я поговорить с доктором Искандерой лично?
   - Боюсь, это будет не так просто, - развел руками Месье Ингрески и, в ответ на мой недоуменный взгляд, тут же пояснил, - Доктор Искандера уехал на конференцию в Гастиль и вернется только через три дня, но если вы хотите, вы можете поговорить с его помощницей, Эммануэлой Амато. Она осталась в городе и сейчас наверняка работает на ферме в Яблоневых Холмах. Попросите Дженни, она выпишет вам прорпуск.
   - Пропуск на ферму? - удивилась я. Как-то раньше мне не приходило в голову, что мне может понадобиться пропуск, чтобы попасть на в денник к коровам.
   - Конечно, пропуск, - подтвердил, месье Ингерски, снисходительно улыбнувшись моей наивности, - У нас же ведуться инновационные разработки. Это не просто ферма, а еще и лаборатория, где хранится весьма ценная информация, которую мы бы не хотели предоставлять в руки конкурентам.
   ***
   Из "Эмпирис Дженетикс" я вышла через два часа, вооруженная списком партнеров, с которыми вел дела шустрый Матео. Впрочем, надежды на этот список было мало. Я уверена, что Рик Кабрерра давно изучил эти фамилии вдоль и поперек. Пока мне готовили бумаги, я успела пообщаться и с Дженни, и с парочкой непосредственных подчиненных беглого Матео Кампи, но ничего нового не узнала. Все характеризовали его как приветливого и легкого в общении человека с отличным чувством юмора, однако дальше приятельских отношений с коллегами у Матео не шло. Никто не знал, чем он занимается после работы и есть ли у него семья. Дженни сказала, что он частенько приходил на работу с запахом дорогих женских духов на хвосте, но каждый раз марка духов была разная, поэтому Дженни думает, что постоянной подружки у Матео не было. Все вышесказанное отлично ложилось на уже сложившийся у меня в сознании образ предприимчивого и хладнокровного дельца, прятавшегося за образом общительного и приветливого человека, однако никакой пользы в поимке беглеца мне это знание не давало. Да и ниточку, связывающую Кампи с Корнвелом, нащупать пока не получалось. Оставалось надеяться на беседу с Михелем Альваресом, общим приятелем Кампи и Лагросси, так как на информацию о "Фонде помощи жертвам землятрясений" Сирене найти не удалось.
   С месье Альваресом, ныне старшим менеджером по продажам оборудования в крупной биотехнологической компании "БладЭнтерпрайз", Сирена организовала мне встречу в пафосном летнем кафе "Бабочка" на площади Трех Кленов, прямо напротив здания моего офиса. Я вздохнула, понимая, что после ланча придется все-таки зайти в гости к боссу, раз уж такое дело.
   К кафе я подошла на полчаса раньше оговоренного срока, поэтому спокойно устроилась на улице за столиком, прикрытым ярким цветастым зонтиком с нарисованной бабочкой, и заказала себе лимонно-мятный тоник со льдом. В центре города начинало отчаянно припекать, поэтому холодный освежающий напиток был как нельзя кстати. "Бабочка" была приятным кафе, однако демократичностью цен не отличалось - все-таки в самом центре нового города. Впрочем, бизнес-ланчи здесь были еще ничего, поэтому я решила, что не разорюсь, если пообедаю здесь. Одним кофе сыт не будешь. В ожидании месье Альвареса я лениво рассматривала проходядщих мимо меня людей и наслаждалась чувством причастности к этому величественному и красивому городу. Мимо меня быстрым шагом проходили мужчины всех возрастов в представительных деловых костюмах и девушки в строгих юбках и светлых шелковых блузках с широкими рукавами, очевидно, модных в этом сезоне. Группками с фотоаппаратами в руках сновали туристы в шортах и цветных футболках, и я вспоминала, как сама впервые попала в суетливую круговерть нового города. Молодая фея, впервые выехавшая из деревни бродила по площади Трех Кленов с широко распахнутыми от восторга глазами и не замечала многочисленных взглядов, то раздраженных, если мешала пройти очередному спещащему по своим наиважнейшим делам месье, то снисходительно-добродушных от вышедших из душного офиса подышать свежим воздухом клерков. Но мне тогда было не до этого, я пыталась представить, каково это, жить в таком необыкновенно большом и пугающем городе, и восхищалась собственной смелостью, толкнувшей меня согласиться на безумное прглашение Рэма переехать к нему в Файр. Да, какой же ты была восхитительно наивной, фея, с легкой настальгией подумалось мне.
   - Медмуазель Полынь? - отвлек меня от размышлений чей-то вежливый голос.
   - Да, это я, - подняла я глаза на спрашивающего. Это оказался моложавый мужчина в не очень дорогом деловом костюме, с проседью на висках и благородным носом.
   - Здравствуйте, - слегка поклонился он мне, - Меня зовут Михель Альварес. Вы договаривались со мной о встрече.
   - Здравствуйте, месье Альварес, приятно познакомиться, - я протянула ему руку, - Присаживайтесь.
   - Спасибо, - вежливо отозвался он, пожимая мне руку и располагаясь на стуле напротив, расстегнув пиджак, - Рад знакомству со столь очаровательной мадмуазель. О чем вы хотели со мной поговорить?
   В этот момент к нам подошел предупредительный официант, и пришлось отвлечься на заказ ланча, что дало мне время присмотреться немного к собеседнику. Худощавый и высокий, он был, казалось, полной противоположностью своего давнишнего приятеля Лагросси. Он демонстрировал миру вокруг открытыя взгляд карих глаз и профессиональную улыбку продавца. Тот еще жук, решила я про себя, хотя антипатии в общем-то не испытывала, не даром он менеджер по продажам. Такой что угодно втюхает и не поморщится.
   - Как вы узнали меня? - с любопытством поинтересовалась я у своего собеседника, когда с заказом обеда было улажено.
   - Мадмуазель Полынь, - немного снисходительно улыбнулся месье Альварес, - Вас трудно было не узнать. Вы единственная фея не только в этом кафе, - он красноречиво обвел открывающийся вид руками, - Но и на всей площади, я подозреваю.
   Ну да, печально вздохнула я про себя - уж очень близки были его слова к тому, о чем я размышляла перед его приходом, похоже, от статуса провинциалки мне не удасться избавиться никогда. Что ж, будем этим пользоваться!
   - Конечно, месье Альварес, как я об этом не подумала! - вместо этого мило и немного смущенно улыбнулась я, - Вы очень наблюдательны.
   Мой собеседник польщенно улыбнулся, хотя в общем-то ничего особенного в его наблюдательности не было, это я задала глупый вопрос. Кстати о вопросах, пора переходить к делу:
   - Вы знаете, я хотела бы вам задать пару вопросов, вы не возражаете? Или лучше подождать, пока вы пообедаете? - захлопала я ресницами, показывая на обед, который нам только что принесли. На таких мужчин, как Михель Альварес, мнящих себя непревзойденными ловеласами, такие идиотские женские приемчики работают лучше всего.
   - Конечно, милая Полынь, не стесняйтесь, задавайте, - месье Альварес расплылся в добродушной улыбке и расслабленно откинулся на спинку плетеного кресла, полностью подтверждая мои предположения начет его типажа, - Я так понимаю, вы недавно работаете в ДОЗе?
   - Да, внештатным агентом, а как вы догадались? - продолжала играть в дурочку-провинциалочку я.
   - Ну что вы, это было не трудно. Такие очаровательные мадмуазели в столь сомнительных, - он выделил это слово особенно, - конторах надолго не задерживаются. Я уверен, вы очень быстро пойдете по карьерной лестнице и устроитесь куда-нибудь в более приличное место.
   - Ой, вы и правда так думаете? - восхитилась я, доверительно положив руку ближе к его краю стола, - Тогда, быть может, вы мне поможете? Мне мой босс задал задание, а он такой ммм... вампир, и я боюсь, что если не выполню его задание, то... ничего хорошего со мной не случится, - тут я растроенно опустила уголки губ.
   - Ну конечно я вам помогу, мадмуазель Полынь, - он прикрыл мою компактную ладошку своей длинной узкой кистью и слегка сжал, выражая поддержку, - Помогу всем, чем смогу, обещаю.
   Я вздохнула с облегчением и скромно улыбнулась из-под ресниц. Ну что ж, начнем.
   - Знаете, Михель, можно я вас буду называть Михель? - получив от него кивок, продолжила, - Я же вижу вы умный человек, и наверняка давно догадались, о чем я хочу с вами поговорить.
   - О моем университетском приятеле Франко, я полагаю, - польщенно кивнул Альварес, - Ко мне уже приходил один детектив из вашей конторы, как его, Кабрерра, кажется. Сказал, что этот идиот Франко ввязался в какую-то темную историю с черным рынком донорских органов.
   - Да, да, - закивала я, скорбно вздохнув, - Был такой уважаемый хирург, а стал в итоге людей убивать. Денег ему заработать хотелось. Вот лучше бы как вы пошел работать. Я же вижу, вы человек преуспевающий, прямо в центре нового города на площади Трех Кленов работаете.
   Как мне говорила моя двоюродная бабушка Хризантема, если вам чего-то надо, то много лести не бывает, бывает мало лести. Впрочем, бабушка моя была та еще штучка, бывало, нахваливает, нахваливает мою стряпню, а через два дня уже все кумушки в курсе, что суп бы недосолен, а котлеты вообще подгорели. Но на месье Альвареса моя наглая лесть подействовала вполне благотворно. Он заулыбался и закивал.
   - Да, это Франко зря замахнулся. Вместо того, чтобы строить нормальную карьеру, пошел работать в обычную городску больницу, - неодобрительно покачал головой мой собеседник, - А когда понял, что ничего там не светит, ввязался в эти свои темные делишки.
   - Я слышала, он вроде сначала донорской кровью торговал, - сделав большие глаза, закинула я первый крючок, - Хотя вот я не понимаю, кому нужна эта кровь, она же была просроченная!
   - Кхм... - закашлялся месье Альварес при упоминании об афере, в которой сам, по словам Лагросси, участвовал, - Ну просроченная кровь это не так уж и страшно...
   - Ну да, наверное... - неуверенно протянула я, - Это вы ведь ему помогли, а вы бы не стали заниматься чем-то таким уж ужасным.
   Михель Алварес помялся немного, нервно сцепляя пальцы, но все же ответил:
   - Да, было дело. Франко обратился он ко мне, сказал, что ему срочно нужны деньги, а я тогда как раз работал в молодой фирме, разрабатывающей тест-системы. Мы уже подали заявления на аккредитацию для работы с человеческими образцами, но пока не получили лицензию, и я, хм... по доброте душевной согласился помочь приятелю подзаработать. Все-таки кровь эту так и так пришлось бы скоро выбрасывать, - развел он руками.
   - Понятно... - согласилась я, смущенно улыбаясь, - Действительно, не так уж это и страшно, - и закинула следующий крючок, - А вы не знаете, когда месье Лагросси познакомился с месье Матео Кампи?
   Вот теперь настал момент инстины. Конечно, со слов самого Лагросси я знала, что Михель Альварес лично представил Франко и Кампи на симпозиуме, но моего собеседника надо было натолкнуть на мысль, что он не подозреваемый, а просто свидетель. Он ухватится за эту возможность обелить себя после некрасивой истории с кровью и расскажет больше, чем собирался.
   - Хм... Матео Кампи? - нахмурился месье Альварес, - Нет, с Матео Кампи Франко познакомился позже, на одном симпозиуме. Матео подошел тогда к моему стенду, мы разговорились, и он попросил представить его моим знакомым. Сказал, что работает на один благотворительный фонд, что-то связанное с жертвами землетрясений, и что ищет врачей и прочих специалистов для сотрудничества. Я не видел причины ему отказывать в этой маленькой услуге, поэтому на банкете предложил ему присоедениться к нашему столу, где они с Франко и познакомились.
   - Интересно... - протянула я, боясь спугнуть удачу, - А скажите, Михель, с кем еще, кроме месье Лагросси разумеется, разговаривал месье Кампи на банкете?
   Это был очень важный вопрос, потому что Лагросси мог быть не единственным, кто поддался чарам обаятельного хитреца Матео, а это означает еще одну потенциальную ниточку к базе в Корнвеле. Главное сейчас было добиться правдивого ответа от самого Михеля, явно не горевшего желанием говорить на эту тему. Видимо, сдавать своих друзей не хотелось, и в этом я его прекрасно понимала, но... это была потенциальная ниточка!
   - Понимаете, мадмуазель... - подтверждая мои опасения, задумчиво протянул месье Альварес, - Это было давно, и я уже не очень хорошо помню детали того симпозиума...
   - Пожалуйста, месье Михель, пожалуйста, - приложив руки к груди, пролепетала я, - Вы же очень наблюдательный. Постарайтесь вспомнить, мне это очень-очень важно!
   Видимо, мои большие печальные глаза произвели должное спечатление на сижящего напротив меня мужчину, потому что месье Альварес медленно произнес:
   - Ох, милая моя мадмуазель Полынь, вы меня убедили, - помолчав немного, он вздохнул и сказал, - Помнится, за нашим столом во время банкета сидели довольно известный сосудистый хирург Марио Виотти с ассистенткой, Беллой, кажется. Матео очень интересовался его работой. Еще была Мариса Бойне, представитель медицинской ассоциации Силона, так, мелкая сошка, бюрократ, но симпатичная, - Михель пренебрежительно помахал рукой, как будто сам не был бюрократом и мелкой сошкой, но я поощрительно покивала, а свое мнение оставила при себе, - Ну... вроде я видел Матео с Алессандро Гаэтани, это мой теперяшний конкурент, работает в "РадБиоСайнтифик". Ну а вечером этот хитрец Кампи ушел с такой привлекательной длинноногой блондинкой, Эммой, кажется, - завистливо вздохнул мой собеседник.
   - А вы помните, кто такая была эта Эмма? - заинтересованно переспросила я, про себя усмехаясь. Видимо, Михель Альварес был знатным любителем женского пола, и не мог не позавидовать более удачливому Матео.
   - Да вроде ассистентка или студентка чья-то, - нахмурился мужчина, пожимая плечами, - Да, точно, это была помощница такого занудного типа, специалиста по медецинской генетике.
   - А с самим генетиком месье Кампи разговаривал? Как его звали, кстати? - попыталась я вытянуть из Михеля все подробности.
   - Да нет вроде, не разговаривали. И как звать его я не помню, - опять пожал плечами мой собеседник. Месье Альваресу явно не пришелся по вкусу этот неведомый генетик.
   - Месье Михель, вы помните еще кого-нибудь, с кем общался месье Кампи на том симпозиуме? - уточнила я, наклоняясь ближе к мужчине.
   - Ну я же не следил за ним, - удивился месье Альварес, - Может еще к кем общался, он же шустрый парень. Только я больше никого не помню. Вы, милая Полынь, лучше в этом его благотворительном фонде поинтересуйтесь, - дал он мне покровительственный совет.
   - Кстати, насчет фонда, - ухватилась за интересную мысль я, - А вы случайно не знаете адрес или телефон этого учреждения?
   Сирена не смогла найти никакой конкретной информации по этому фонду. То ли Лагросси назвал нам неверное название, то ли фонд был малоизвестный. В любом случае, было бы интересно поговорить с бавшими коллегами Матео. Поговорив со знакомыми неуловимого месье Кампи, я поняла, что Матео был не тем человеком, который согласился бы работать в неккомерческой организации, где много денег не заработаешь. Ну не вязался у меня в голове образ шустрого и предприимчивого дельца с благотворительностью. А значит, что-то тут было нечисто.
   - Хм... - задумался между тем Михель Альварес, - Так, конечно, не вспомню, но знаете что, милая мадмуазель Полынь, кажется, месье Кампи оставлял мне свою визитку. Я могу ее поискать.
   - Правда? - искренне обрадовалась я, - Это было бы очень здорово! Вы такой замечательный, месье Михель!
   - Давайте договоримся так, - польщенно улыбнулся мне мужчина, поправляя галстук, - Я попробую поискать эту визитку, и мы можем завтра встретиться за ужином, я вам ее передам. Как вам предложение?
   И он хитро сверкнул глазами, ожидая ответа. Мне же совершенно не хотелосьь идти с ним на свидание (а это было бы именно оно), поэтому я попробовал сыграть дурочку, сделав вид, что не поняла намека:
   - Месье Михель, - смущенно опустила гзала на свои руки, - Я бы с огромным удовольствием поужинала с таким приятным мужчиной как вы, но мой босс поставил мне очень сжатые рамки. Я должно закончить свое задание в кратчайшие сроки. Давайте я завтра забегу к вам в офис в течение дня на минуточку. Я понимаю, вы очень занятой человек, и вас не стоит лишний раз отвлекать от работы, но я не задержу вас надолго, честно.
   Я прижала руки к груди и просительно подняла свои большие фейские глаза на собеседника.
   - Хм... да у меня много работы, - вынужденно пришлось согласиться недовольному таким поворотом дел мужчине, - Но вы не волнуйтесь, для вас, очаровательная мадмуазель Полынь, я время найду. Вот моя визитка, - и он протянул мне изящный белый прямоугольник, - Заходите в любое время, я буду рад вас видеть.
   ***
   После обеда мое настроение бодро поползло в гору, и даже предстоящая встреча с боссом не выглядела такой пугающей, тем более что у меня, наконец, наметились кое-какие зацепки, и мне было что обсудить с этим требовательным вампиром. В холл перед офисом босса, где сидела как всегда идеально ухоженная Сирена, я вошла легкой походкой, слегка покачивая крыльями в такт фривольной мелодии, подхваченной мной от одного уличного музыканта на площади Трех Кленов.
   - Я смотрю, повышение положительно сказалось на твоем настроении, - с удовольствием заметила Сирена, пробежав по мне вимательным взглядом, - Ну и правильно, нечего киснуть, - заключила она, улыбнувшись.
   - Повышение? - я не сразу поняла, о чем она. - Ааа, ты про зачисление в штат? А что, можно сказать, что и повышение, - улыбнулась я, осознав, наконец, что я действительно довольна таким очевидным признанием моих заслуг, - Да дело не в этом. Просто знаешь, как бывает, когда ты усталый и голодный, то мир кажется таким угрюмым и злым, но стоит поспать и поесть... и вокруг расцветают краски!
   Сирена засмеялась своим мягким обволакивающим смехом, выражая таким образом полное согласие с этой правдой жизни.
   - Ты к боссу? - отсмеявшись, кивнула Сирена на дверь, и я посерьезнела.
   - Да, он вчера просил меня заглянуть. Он сейчас в офисе?
   - Нет, вышел, - покачала головой Сирена, пододвигая свой стул ближе к рабочему столу, - Сказал, что ненадолго, только прогуляется на этаж ниже, к офисам детективов. Кстати, - подняла указательный палец Сирена, привлекая мое внимание, - Ты же у нас теперь постоянный сотрудник, значит, тебе теперь положен собственный стол и работа по графику. Сейчас мы тебе все организуем! - и бодро защелкала клавиатурой.
   - О нет! - закатила я глаза в притворном ужасе, - Сирена, только не это! Ты не представляешь, какой у них там, - выразительно ткнула пальцем в пол я, - кофе. Его только маньякам-убийцам в воспитетельных целях подавать.
   - Ну уж, - улыбнулась уголками губ секретарь, - Не думаю, что все так плохо. С другой стороны, это интересный метод перевоспитания, может и сработать... - задумчиво закончила она, - Ничего, будешь приходить пить кофе ко мне.
   С этими словами он взяла трубку внутреннего телефоны и жестом попросила меня подождать.
   - Николь, привет, радость моя! - весело прощебетала она в трубку после короткой паузы, - У меня все просто чудесно, а у тебя? Неужели? Поздравляю! Обязательно пошепчемся об этом за чашечкой кофе сегодня вечером, заходи. Да, я по делу. У вас там найдется одоин свободный стол для нового агента? Да, со вчерашнего дня мадмуазель Поль числится у нас постоянным сотрудником. Найдешь? Ну и замечательно! Сейчас я ее к тебе напрявлю. Целую, пока-пока!
   Меня иногда поражало, как умеет меняться Сирена. В присутствии месье Виррека она подтянутая, скупая на улыбки профессиональная секретарша с безупречными манерами, со мной она открытый человек, который всегда рад помочь советом, а теперь вот оказывается, что она еще и сплетница-болтушка.
   - Ну, вот и все, - повесив трубку, довольно сверкнула глазами Сирена, - Все улажено. Можешь пока пройтись вниз, осмотреть свои новые владения. Может, и босса там встретишь.
   - Ага, спасибо, - благодарно приподняла крылья я, - Я, пожалуй, действительно последую твоему совету.
   И я направила стопы к своему новому рабочему месту.
   ***
   Внизу было как всегда немного шумно и суетливо, однако босса я не заметила, поэтому пошла искать Николь. Нашлась она достаточно быстро прямо на своем рабочем месте. Прижимая трубку старомодного телефона плечом к уху, Николь негромким голосом что-то объясняла, а руки тем временем проворно раскапывали одну из многочисленных стопок бумаг. Заметив меня, девушка радостно махнула рукой, на секунду выглянув из-за стопок распечаток, но отвлекаться от разговора не стала. Я со вздохом оперлась о стенку неподалеку, поняв, что и тут придется подождать. Впрочем, заскучать мне не дали.
   В поле моего зрения практически сразу появился оргомный силуэт детектива Кабрерра и его добродушная улыбка.
   - Мадмуазель Поль, - протянул он мне руку, подходя, - Я рад вас видеть. Как идет расследование?
   Сегодня он был одет в черные джинсы и коричневый вельветовый пиджак, немного потертый на локтях. Сейчас это вроде было модно, но мне показалось, что Рик Кабрерра владел этим пиджаком задолго до того, как вельвет вошел в моду. Такой уж он был человек, не придающий значения условностям общества. Видимо, по этой же причине карманы его джинсов явственно раздулись от напиханных туда мелочей. Впрочем, впечатление эдакого рассеянного добряка портила торчащая из-под полы пиджака кобура табельного оружия.
   - Рик, здравствуйте, - искренне улыбнулась я, делая шаг навтречу и протягивая руку в ответном пожатии, - Расследование пока топчется или наворачивает круги на месте, если угодно. А вместе с ним и я: нынче приходится много мотаться по городу. Кстати, может, вы мне опять немного поможете?
   - Ну, волка кормят ноги, следователя тоже, - аккуратно пожимая мне руку, усмехнулся детектив Кабрерра, - И конечно я с удовольствием помогу вам, Поль. Что именно вы бы хотели узнать? Я ведь правильно понял, вам нужна информация?
   - Вы угадали, - засмеялась я, разводя крыльями в нарочитом удивлении от его проницательности, - Именно информация. Вы ведь беседовали с месье Ингерски, исполнительным директором "Эмпирис Дженетикс", не правда ли?
   Мой собеседник кивнул, подтверждая сказанное, и пояснил:
   - Да, беседовал. Довольно приятный человек, только вот не знаю, насколько хороший директор. Он в основном курирует исследования, а всю административную работу свалил на заместителей, в том числе и на небезизвестного вам Матео Кампи.
   - Да, у меня тоже создалось впечатление, что его больше интересуют помидоры, чем собственные сотрудники, - согласилась я, - А что вы знаете о ферме в Яблоневых Холмах, принадлежащей "Эмпирис Дженетикс"?
   Рикардо Кабрерра усмехнулся, услышав мой вопрос.
   - Я смотрю, вас тоже зацепила эта ферма, - он покачал головой, показывая, что понимает мою заинтересованность, - Я сначала был очень заинтригован, сами понимаете почему, даже съездил туда, осмотрелся и побеседовал с персоналом. На этой ферме разводят геннетически-модифицированных животных, и она теоретиически могла быть прикрытием для нелегальных делишек с донорскими органами, тем более Кампи там постоянно крутился. Однако ничего необычного я не нашел, - развел он руками, как бы извиняясь за свою неудачу, - Ферма как ферма. Да, работают они на животных, занимаются манипуляциями с генами, но никакой связи с черным рынком. Все бумаги в порядке, ничего лишнего и неучтенного из оборудования нет. Только коровки.
   - Да, я понимаю, - задумчиво покивала я, все еще не желая расставаться с такой заманчивой идеей, - Но я все-таки туда доеду, осмотрюсь. Вы, кстати, встречались с заведующим, доктором Искандера?
   - Нет, с ним мне встретиться не удалось, - с сожалением покачал головой детектив, - Хотелось, конечно, но мне сказали, что он отсутствовует в городе, уехал на конференцю.
   - Странно, мне тоже сказали, что он на конференции... что, две недели подряд? - восхитилась я. Рик лишь пожал плечами, как бы говоря, что кто их знает, этих ученых.
   Но тут меня окликнула Николь, которая успал закончить со своим телефонным резговором, и я отвлеклась. Рик понял, что пора прощаться, и тактично раскланялся.
   - Ну что ж, пойдем, я покажу тебе твое новое рабочее место, - выпорхнула из-за стола Николь, - Я рада, что ты теперь будешь работать с нами. У нас тут страшная нехватка женского пола, даже посплетничать не с кем, - понизив голос, пояснила она свой энтузиазм.
   - Ээээ... - протянула я, не зная, что сказать. Хоть и природная фея, сплетничать я не умела. Да и вообще я как-то еще не привыкла к мысли, что мне теперь придется влиться в местный дружный коллектив. Я всегда была одиночкой, - Да, я тоже рада, - неувереннно промямлила я наконец, так и не рашив для себя, как мне реагировать на неуемный энтузиазм нашего секретаря.
   - Да ты не сомневайся, у нас тут весело, - ободряюще улыбнулась Николь, увлекая меня обратно ко входу. Я стала подозревать, что рабочее место мне выделили в самой з... задрипанной части зала, как и полагается новичку. Однако проверить свои догадки мне не удалось - до стола мы так и не дошли.
   - Мадмуазель Полынь! - окликнул меня знакомый голос, и из-за одного из картонных закутков, разделяющих общий зал на рабочие пространства, появился босс собственной нежданно-негаданной персоной, - Это хорошо, что я вас застал. Пойдемте, поговорим.
   Я повернулась к Николь и обреченно пожала плечеми. Она лишь многозначительно усмехнулась в ответ и уступила меня старшему по званию. Между тем месье Виррек подошел вплотную и ухватил меня за локоть. Я дернулась от неожиданности, но взяла себя в руки и не стала вырываться, хотя эта дурацкая привычка вампира трогать меня руками безумно раздражала. Впрочем, босс сделал вид, что совешенно не заметил моих метаний, и направился неспешным шагом почему-то вглубь зала, а не к лифтам, как я ожидала.
   - Здравстуйте, месье Виррек, - после некоторого неловкого молчания сообразила я поздороваться, - А куда это мы идем? Мы же вроде собирались обсудить дела?
   - Все правильно, мадмуазель Полынь, - усмехнулся вампир, слегка наклоняя ко мне голову, отчего со стороны, наверное, казалось, что мы секретничаем или, не дай богиня, флиртуем, - Как раз этим мы и собираемся заняться. Просто я подумал, что вам надо привыкнуть к новой обстановке. Как наш постоянный сотрудник вы теперь будете много времени проводить тут, в отделе. Надо приучать наших агентов к присутсвию природной феи.
   В этот мы добрались до чайного уголка, где не далее как вчера я беседовала с детективом Кабрерра. Здесь, как всегда, было тихо. Пара знакомых детективов крутилась рядом с кофеваркой, дожидаясь своей порции бодрящего кофеина. Босс приветливо кивнул им и элегантно присел на краешек стола, а я осталась стоять, не понимая, почему босс выбрал такое странное место для разговора.
   Месье Виррект заметил мои метания и вопросительно приподнял бровь.
   - Вы хотите обсуждать дела прямо здесь? - не выдержала я, старательно пытаясь не поднимать на него взгляд.
   - А почему бы и нет? - удивился тот, приподнимая ладонь с длинными сильными пальцами в вопросительном жесте, - Я подозреваю, наш разговор не займет много времени, а у меня есть еще дела на этом этаже. Прошу вас, начинайте, мадмуазель Полынь. Мы хотелось бы услышать, как продвигается ваше расследование и что вам удалось уже узнать.
   Я вздохнула, но решила не заморачиваться по поводу сегодняшних странностей босса. В конец-концов, мне же лучше, что он не повел меня в свой кабинет. Здесь нет огромного окна во всю стену, открывающего нервирующий меня вид на город с высоты птичьего полета, да и отсутсвие уединения дает надежду, что больше сеансов гипноза не предвидится. Так что я постаралась собраться с мыслями и кратко изложила все то немногое, что успела узнать.
   - А что вы думаете непосредственно о руководителе "Эмпирис Дженетикс"? - задумчиво поинтересовался месье Виррек, когда я замолчала, - Может ли он быть вовлечен в торговлю органами?
   - Нет, думаю, он тут не при чем, - уверенно ответила я. Я сама задавала себе этот вопрос, и у меня было время подумать и придти к определенным выводам, так что сейчас я не колебалась, - Мне кажется, что Дэрек Ингерски очень увлекающийся человек, и банальные способы быстрой наживы, как то нелегальная продажа донорских органов, никак не могли бы его заинтересовать. Он больше увлечен своими помидорами, а работу с животными полностью отдал на откуп доктору Искандера и своему заместителю.
   - Да, вполне возможно, что вы правы, - согласился мой босс, нахмурившись, и задумчиво побарабанил пальцами по столу, на краешке которого до сих пор сидел, - А жаль. Не так уж и много у нас зацепок, получается... совсем немного... Да, так что вы планируете делать дальше? - будто очнувшись от каких-то своих мыслей, поинтересовался он.
   Я неуверено повела крыльями, посмотрела на галстук босса, раздумывая над вопросом. С одной стороны, вроде бы план у меня был. С другой... мне стало очень неуютно от мысли, что, несмотря на всю свою бурную деятельность, я пока ничего стоящего не нашла. Может, Рэм был прав, и из меня действительно выходит некудышный агент? Я постаралась отбросить эти упаднические мысли как неконструктивные. Один день работы над делом пока ничего не доказывает, а хорошему агенту не подобает сомневаться в своих силах. И уж точно Рэм не дождется от меня признания своей никудышности - не на ту напал! Значит, действуем по плану, а там посмотрим.
   - Я собираюсь съездить в Яблочные Холмы, - начала послушно перечислять я, - Там ферма "Эмпирис Дженетикс", где в последнее время часто бывал Кампи. Надо бы побеседовать с доктором Искандера, заведующим лабораторией, с которым Кампи плотно общался в последнее время. Еще у меня завтра встреча с месье Михелем Альваресом - он обещал отдать мне визитку Фонда жерт землетрясения, где раньше работал Матео. Пока нам с Сиреной не удалось найти ровным счетом ничего об этой конторе, кроме самого факта ее существования. Есть у меня подозрение, что надо туда заглянуть, - я посмотрела на босса, пытаясь угадать, движусь ли я со своими замыслами в правильном направлении. Тот задумчиво кивал головой, но как мне показалось, не столько с одобрением, сколько в такт своим собственным мыслям, - Я уверена, если копнуть глубже, то мы все-таки выйдем на подпольные связи нашего беглеца. Как-то же он должен был надалить отношения не только с хирургами, но и с заказчиками. Ведь наша главная задача на данный момент вовсе не поимка Кампи, а поиск его связей с подпольной базой, что поможет нам выйти на хозяев этой самой базы, - я пожала плечами, подводя итог своим размышления.
   Месье Виррек еще немного задумчиво покивал, затем как будто очнулся и немного откстраненно заметил:
   - Хорошо. Продолжайте в том же духе. Думаю, вы на верном пути.
   Мы немного помолчали: я ждала каких-то ценных указаний со стороны более опытного в таких делах вампира, а он, казалось, потерял всякий интерес к разговору, думая о чем-то своем. В конце-концов, до именя дошло, что больше я ничего от своего босса не дождусь, и я развернулась на выход, пробормотав тихое "до свидания, месье Виррек".
   Однако спокойно уйти мне не удалось, через пару шагов меня нагнал громкий голос босса:
   - Полынь! - я обернулась, настороженно покосившись на галстук вампира, стоявшего обманчиво расслабленно. Казалось, вся его фигура выражала скуку, - Я знаю человека, который сможет помочь нам решить проблемы с вашей памятью.
   Я вопросительно приподняла брови, заинтригованная. Губы месье Виррека тронула едва заметная улыбка, не сулившая ничего хорошего.
   - Думаю, месье Ирман не откажется нам помочь, - пояснил босс свою мысль. Я в ужасе подняла на него глаза, ожидая, что он усмехнется и скажет, что это была шутка. Но нет, мой босс казался очень и очень серьезен. Еще бы тут не быть серьезным, когда говоришь о главе объединенного клана вампиров Файра.
   ***
   В работе
   ***
   Я медленно шла по Липовой аллее в сторону Верхнего парка и размышляла о цене успеха. Месье Ирман был фигурой известной в широких кругах файрского общества. Его боялись, но уважали, потому что именно он объединил еще тридцать лет назад разрозненные семьи вампиров в общий клан. Вампиры всегда отличались выдающимися способностями к ментальной магии, и, по сути, являлись элитой нашего общества, в том числе криминальной. Политика, подковерные интриги - это все дается большинству вампиров легко и непринужденно. А теперь представьте, каково жить, когда эта самая элита устраивает между собой непрекращающуюсь грызьню за власть и влияние в городе. Конечно, до гангстерских войн на улицах не доходило, но... вампиры никогда не любили делать все своими руками. Грязную работу за них всегда выполняли другие существа. А попасть под ментальный приказ только потому, что оказался не в том месте и не в то время - перспектива не из приятных.
   Месье Ирман, выходец из одной из самых сильных семей, положил конец всем разборкам, просто подмяв под себя все остальные семьи, но в процессе потерял половину своей собственной. Говорят, в одном из террактов, устроеных "зомбированным" смертником, погибла сестра-близнец месье Ирмана, по слухам нежно им любимая. Конечно, все эти слухи больше похожи на профессионально приукрашенные сказки, придуманные самим месье с целью вызвать у публики сочувствие к благородному герою, осободившему Файр от вампирских войн. Однако есть у меня подозрение, что месье Ирман далеко не так героичен и бескорыстен, как хочет казаться. Ведь по сути, объеденив вампирские семьи в единый клан, Гантер Ирман заметно усилил влияние партии вампиров на политику города, что не могло радовать представителей других рас. Сейчас половина решений, принимаемых мэрией во главе с Леоне Паролли, проходит с ведома или даже по инициативе главы обединенного клана вампиров.
   В общем, босс подложил мне изрядную свинью этим своим заявлением. Я ни в коем случае не хотела вмешиваться в высокую политику, и уж тем более иметь дело с безжалостным вампиром, использовавшим трагическую гибель собственной сестры на поднятие имиджа. Готова ли я ради успеха своего дела и карьеры пойти провит своей фейской природы? Все-таки встреча с главой всех вампиров - это стресс сам по себе. А уж если они с боссом действительно договорятся, и месье Ирман решит проехаться по моим мозгам своими вампирскими суперспособностями... брррр! О такой перспективе даже думать не хотелось.
   Мне надо было срочно отвлечься от терзающих меня мыслей и страхов, потому что работать в таком нестабильном эмоциальном состоянии чревато неприятностями. И тут мне в голову пришла шальная мысль. Говорят, клин клином вышибают, подумалось мне, А народная мудрость лгать не может!
   И я развернулась в посиках ближайшей остановки автобуса.
   ***
   Ну держись, Рэм, азартно думала я, заходя в лифт, если делаешь людям пакости, будь готов нарваться на ответную. Мой бывший возлюбленный имел дурную привычку валяться в постели до обеда, целиком принимая образ жизни современной богемы, на что я, честно говоря, очень рассчитывала.
   Поднявшись на нужный этаж, я на секунду застыла, собирая волю в кулак, и решительно сунула ключ в дверь. Проникла я в квартиру нарочито громко и по-хозяйски, гремя ключами и внушительно топая. Затем, не разуваясь, прошла прямиком в нашу спальню.
   - Ну что ж, если ты постеснялся прислать мне вещи с курьером, - громко заявила я, распахивая дверь и включая свет, - То я займусь этим самостоятельно.
   И, не обращая внимания на парочку в кровати, сонно моргающую от яркого света, разорвавшего полумрак спальни с плотно задернутыми шторами, принялась распахивать шкафы, кидая вещи в большую сумку, добытую из тумбы в прихожей.
   - Поля, как это понимать? - проморгавшись, зло поинтересовался Рэм, отодвигая розовую фифу, испуганно жавшуюся к его голому плечу.
   Я нехорошо сощурилась, на миг отвлекаясь от работы, и усмехнулась.
   - Да ты не волнуйся, я просто соберу вещи и удалюсь. Так что твоя розовая дрянь может так не трястись, - я выразительно посмотрела на опасливо приподнятые крылышки этой мымры и вернулась к разбору содержимого бельевого шкафа.
   - Поля, - отцепляя от себя покрытые розовым лаком пальчики, процедил он, - Выметайся из моей квартиры. Быстро.
   - Подождешь минутку, я еще не закончила.
   - Быстро, - угрожающе поднимаясь с кровати, повысил голос он.
   Я продолжила методично закидывать вещи в сумку, периодически утрамбовывая резкими злыми движениями, и наблюдала краем глаза за перемещениями моего бывшего по комнате. Он встала, натянул брюки, небрежно брошенные на спинку стула, кинул голой фифе свою рубашку и направился в мою сторону.
   - Поля, девочка моя, - нарочито ласково начал он, остановившись в полуметре от меня, - Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
   Я выпрямилась, откладывая сумку, и с вызовом посмотрела на него.
   - Нет, не кажется. Ты мог спокойно избежать этого, отправив мои вещи по новому адресу, как я и просила. Отойди в сторону, - я шагнула вперед, нарочно вторгаясь в его личное пространство. Он остался стоять на месте, вперив в меня тяжелый взгляд. Впрочем, до босса ему было еще далеко, так что на меня это не произвело особого впечатления. Я тоже остановилась и добавила, - Хватит изображать здесь изваяние. Чем быстрее я здесь закончу, тем быстрее удалюсь. Мне здесь больше нечего делать.
   Он глубоко вздохнул, сдерживая закипающий гнев, и сделал шаг назад, такой скромный, что мне пришлось протискиваться в узкую щель между ним и кроватью.
   - Собирай свои вещички, - с тихой угрозой сказал он мне в спину, - Но если через пять минут ты будешь все еще здесь... - не закончил он, позволяя повиснуть угрожающей тишине.
   - Что, что тогда? - спросила я, нарушая его тщательно спланированную паузу, - Ты позвонишь в полицию? Давай, иди звони!
   - Нет, - внезапно успокаиваясь, ответил он, - Я вышвырну тебя отсюда сам.
   - Попробуй, - после паузы сказала я, роясь в последних ящиках в поисках забытых мелочей, - Если не боишься замарать свои холеные руки. Только помни... я ведь тоже недаром в ДОЗе работаю.
   - Не стоит мне угрожать, фея, - прошипел он, теряя контроль, - Не стоит. Мне есть, чем ответить.
   С этими словами он развернулся и вышел, а в комнате остались я, мой баул и испуганно сжавшаяся в изголовье кровати розовая фифа.
   Не правда ли, настоящий рыцарь?
   ***
   В скором времени я покинула Рэмову квартиру с огромной сумкой за плечом и смутным облегчением на сердце. Все, вот теперь все точно кончено, спокойно думалось мне, мой Рэм был всего лишь фантомом, иллюзией, вызванной не в меру богатым воображением, а человек, к которому я сегодня зашла в гости, не имеет к нему никакого отношения. Этот Рэм не потревожит больше моего сердца.
   Придя к этому утешительному выводу, я вздохнула и тряхнула крыльями, сосредотачиваясь на делах насущных. Пора было наконец заняться дэновым заказом. По крайней мере, предварительно осмотреться.
   И я отправилась вниз по улице в сторону речного вокзала, собираясь воспользоваться камерами хранения. Не таскаться же мне с этой сумкой по всему городу?
   Через полчаса, уже налегке, я неторопливо шагала от вокзала по набережной в сторону торгового порта. По правую руку тянулись низкие каменные перила, испокон веку являвшиеся излюбленным местом встреч декаденствующей молодежи. Однако сейчас еще было слишком жарко, солнце припекало изрядно и до прохлады летнего вечера было еще далеко. С реки дул легкий ветерок, шевеля мою криво постриженную челку, а в нос заползали влажные запахи тины и солярки от проходящих по реке теплоходов. Довольно умиротворяющая картина. Вот в таком настроение можно было и поработать.
   Торговый порт находился на правом берегу выше по течению Ленты, в самом сердце нового города. Это значило, что вокруг солировали стекло и бетон высоток, образуя широкие ровные улицы, не оставлявшие никакого простора для воображения. Унылую урбанистическую действительность скрашивали только одинокие, забранные в оградки, деревца, да располагавшийся ближе к окраине Верхний парк, огромный и ухоженный, как хозяйка доходного дома. Присутствие порта ощущалось издалека, еще на подходе я услышала приглушенный лязг перемещаемых контейнеров с грузом, а устремленные в небо стрелы подъемных кранов можно было увидеть даже на Липовой аллее.
   Откровенно говоря, эту часть Файра нельзя назвать моей любимой. Я вдруг поняла, что моя мансарда действительно не самое плохое место в этом душном городе. Рядом тихий лесистый Нижний парк, а дома вокруг всего в несколько этажей. Мысль о парке подстегнула меня. Захотелось быстрее разделаться со всеми делами и завернуть на несколько часов в это дивное место, вслушаться в шорох уставшей от жара травы, понаблюдать за деловито кружащими жуками и обрести, наконец, подевавшееся куда-то душевное равновесие...
   Вскоре из-за очередного изгиба реки показались тяжелые железные ворота торгового порта, любезно распахнутые на всю ширину. Не замедляя шага, я уверенной походкой миновала это препятствие и направилась вглубь территории. Впереди меня ждал склад стоимостью ровно в тысячу крон.
   Нырнув в ближайший тихий закоулок, я предусмотрительно поставила маскировку, однако скоро пожалела об этом. Даже в утренние часы порт был полон жизни и движения. По проходам между невысокими выцветшими от времени ангарами деловито сновали люди, рядом натужно гудели дизелями грузовики, разбрасывая клубы пыли, а вдалеке, над водой, неспешно крутились стрелы кранов и дымили пароходы. Проскользнуть невидимкой сквозь всю эту толкучку было той еще задачей.
   Торговый порт представлял собой запутанный лабиринт из бараков и контейнеров, и разобраться с первого раза с местной географией оказалось довольно сложно, однако нужный мне склад располагался в первой линии строений, вплотную примыкавших к речным докам, и вышла я на него достаточно быстро.
   Вокруг было относительно спокойно - основная толчея осталась позади, и здесь лишь изредка сновали люди с сосредоточенными лицами - работники порта и складов. Невысокий ангар неопределенно-ржавого цвета стоял, плотно зажатый с боков своим собратьям по несчастью. Унылое металлическое однообразие оживляли только небольшая дверь с надписью "365-С", да разбитое окно под самой крышей. Под ним на асфальте образовали причудливый коллаж стеклянные осколки, совсем еще свежие.
   Приглядевшись повнимательнее ко всей этой ничем не выделяющей действительности, я заметила одну интересную деталь. По углам сверкали глазки крошечных видеокамер, расположенных очень грамотно, так что вся территория хорошо просматривалась.
   Вокруг было тихо, ангар находился в стороне от основных портовых маршрутов. Странно все это, мелькнула мысль, окно разбито, склад выглядит заброшенным, скрытые камеры... как будто кто-то очень не хочет, чтобы на этот ангар обратили внимание. Впрочем, все напрасно. Осколки стекла свежие, окно было разбито совсем недавно, а, значит, этим складом уже кто-то заинтересовался. Весь вопрос в том, кто это был: еще один конкурент или обычные портовые мальчишки? А может, просто ловушка специально для таких вот лазутчиков, пессимистически подумала я. Очень уж аппетитное место, чтобы сунуть туда свой любопытный нос. Если, конечно, знать, что этот склад не так прост. Но... ладно, не буду страдать паранойей.
   Выждав немного на всякий случай, я все же не выдержала и решилась проверить свои догадки. Примерившись, я подпрыгнула, пару раз взмахнула крыльями и легко уцепилась за край проема. Подтянувшись, осторожно заглянула внутрь. Из темной глубины ангара на меня смотрело гладкое дуло винтовки.
   Я замерла, стараясь даже не дышать. Не паникуй, фея, он тебя не видит, напомнила себе, и только после этого медленно повернула голову, стараясь оглядеться. Висеть в таком положении было очень сложно, у меня уже начинали дрожать руки, но я держалась, старательно оглядывая внутреннее пространство ангара. Вид открывался волне ожидаемый: на полу громоздились аккуратные стопки коробок с продукцией, под потолком висел небольшой подъемный механизм, люк на крышу и рельсы, а в дальнем от меня углу наблюдалась будочка с пультом и еще одно огороженное помещение, назначения которого я не знала. Людей было немного: тип, что наставил винтовку на оконный проем, видно поджидая визитеров в свою ловушку, два грузчика, что двигали коробки и два человека в камуфляже с оружием в руках у главного входа, а по периметру сверкали красными глазками камеры внутреннего наблюдения. Мня никто не замечал.
   Ну что ж, можно работать. Я бесшумно подтянулась и закинула ногу на раму. Окошко было маленькое, но и я сама никогда не отличалась большими габаритами. Прижав к спине крылья, я аккуратно просунула внутрь голову и подтянула вторую ногу. Еле слышно хрустнуло разбитое стекло, и я замерла. Человек с винтовкой насторожился, прислушиваясь, и приподнял ствол. Некоторое время мы так и сидели, я, застыв в неудобной позе на жердочке подоконника, и он, напряженно сжимая в руках оружие.
   - Демоны! - разорвал звенящую тишину его хриплый голос, - Эй, Барт, сходи проверь периметр. Мне кажется, я что-то слышал...
   - Ты мало выпил вчера, что тебе кажется? - сварливо посоветовал второй, появляясь из подсобки, - Чего там?
   - Я слышал хруст стекла. Там кто-то ходит, - поделился подозрениями обладатель винтовки.
   - Да ладно тебе, приятель, у тебя паранойя, - отмахнулся названный Бартом, но потом заметил, как нахмурился собеседник, и пошел на попятный, - Ладно, ладно, схожу. Ты только не нервничай.
   Он развернулся и направился к выходу, а я, пользуясь тем, что приятель Барта отвлекся, пролезла в оконце, пользуясь крыльями как парашютом, плавно спустилась на пол ангара и тут же постаралась отползти как можно дальше от бдительного стража. Дальше проще, осторожно ступая, я скрылась за первой стопкой коробок. Мне было очень интересно узнать, что же за товар неугоден моему заказчику.
   Коробки, однако, никаких подробностей мне не сообщили. Логотип - стилизованный листок папоротника, был странно знакомый, аж дрожь пробивала, но... вспомнить, где я его видела, вот так навскидку я не могла. Место изготовления было не указано. Лишь какие-то циферные коды и штампы. Придется лезть внутрь, вздохнула я про себя и огляделась. Все было тихо, человек с винтовкой все также караулил под окном, Барт еще не вернулся, а два грузчика возились в другом конце ангара. Лучшего шанса не будет, сказала я себе, нырнула поглубже в ряды ящиков и потянула край коробки. Она оказалась на удивление тяжелой, внутри что-то глухо звякнуло, и я дернулась.
   Вдруг хлопнула дверь и по помещению неожиданно громогласно разнеслось:
   - Эй, Лест, ты был прав. Кто-то явно вокруг шастал. Под окном на стене свежая грязь.
   Небеса, с досадой подумала я, как я могла забыть об этом! Ведь ночью прошел дождь...
   - Демоны, я так и знал! - ругнулся названный Лестом, - А что камеры?
   - Камеры молчат, - отозвался голос из подсобки, оттуда показался невысокий мускулистый здоровяк в заляпанных какой-то краской штанах и рубашке навыпуск, - После вчерашнего происшествия с окном вроде все тихо, но я этим местом чую, что кто-то пощупывал почву.
   - Да это были портовые мальчишки, - встрял кто-то из грузчиков, - Они постоянно что-нибудь в таком духе откалывают. Чего вы так всполошились?
   - Заткнись, Бени! - рявкнул обладатель винтовки, вскакивая, - Не твоего ума дела, тебе только коробки ворочать и можно доверить.
   - Остынь, приятель, - положил ему руку на плечо Барт, подходя, - Лучше давай решать, что делать будем. Ты же видишь, караулить его здесь не имеет смысла, стервец хорошо маскируется. Надо бы заделать окно, пока еще чего не случилось.
   Я нахмурилась - мне переставало нравиться происходящее, лучше было поторопиться. Вытащив из кармана шорт лезвие, я сняла чехол, осторожно провела по коробке и с любопытством заглянула. Внутри были аккуратно уложены маленькие бутылочки из темного стекла с этикетками, в каких обычно хранят коктейли. Здесь замешана магия? Да... становится все интереснее.
   - Эй, Бени, ты самый умный, - неожиданно крикнул Лест, заставляя меня нервно дернуться, - Бери лестницу и дуй сюда. Надо окно разбитое заделать.
   - ...то оставь как есть, мы подождем, то вдруг заделывай... - недовольно пробурчал грузчик, но все же двинулся в указанную сторону.
   Я тем временем схватила бутылочку, запихала ее в карман, и тихонько направилась в сторону подсобки - единственного помещения, про которое я пока ничего не знала. По логике вещей там должны были располагаться мониторы от видеокамер, а также всякая бумажная продукция, неизбежная, если имеешь дело с товаром любого профиля. Задумавшись, я неожиданно споткнулась о какую-то арматурину, лежавшую прямо посреди прохода на самом неудобном месте и неловко схватилась за ближайшую коробку, чтобы удержать равновесие. Что-то глухо звякнуло.
   - Барт, ты слышал? - тут же вскинулся обладатель винтовки.
   - Ага... - медленно протянул тот, прикладывая руку к кобуре и внимательно обозревая пространство ангара, - Что-то где-то сдохло...
   - А не сдохло, так сейчас сдохнет, - сквозь зубы процедил Лест, срываясь с места, - Бени, шевели задницей! Эй, Банджо! Следите за дверью... похоже, у нас тут завелся невидимка...
   Я похолодела... обычно людям требуется довольно много времени, чтобы осознать, что происходит, а тут... да что это за склад такой? Ничего себе конкурентов нашел мой клиент на свою голову...
   А действия между тем развивались. Я двигалась в сторону чуть приоткрытой двери подсобки, старательно оглядываясь по сторонам в поисках очередного непредвиденного препятствия, а вокруг меня начала разворачиваться бурная деятельность. Под командованием сверх меры сообразительного Леста грузчик забил оконце фанерой, а остальные, свободные от караула у двери, принялись внимательно прочесывать помещение и прислушиваться.
   Наконец, я достигла заветной двери в подсобку, осторожно приоткрыла, просочилась внутрь и беззвучно фыркнула. Тесное помещение за дверью остро пахло пылью и мумифицировавшейся пиццей. Мои догадки подтверждались - в углу на столе расположились клавиатура и большой экран, выводящим данные замеченных мною ранее камер наблюдения. Подойдя ближе, я посмотрела на суету, творившуюся в ангаре. Да... надо отсюда поскорее убираться, мелькнула мудрая мысль, но я решила потерпеть еще немного и продолжила осторожное исследование подсобки.
   Ближе к выходу к стене прильнула конторка, заваленная бумагами и конвертами, а напротив находился еще один стол с водруженным на него ноутбуком. Мой взгляд прочно зацепился за экранную заставку - все тот же смутно знакомый логотип, крутящийся на черном фоне листик папоротника. И все-таки, где-то я его видела, взволнованно подумала я, непроизвольно делая шаг вперед, и это почему-то кажется мне важным... Я закусила губу и напряглась, пытаясь уловить вертящийся на краю сознания образ, поймать то странное чувство узнавания, но...
   - Лест, дверь в пультовую! - раздалось вдруг у меня за спиной, - Дверь в пультовую открыта! Он там!
   Я вздрогнула, приходя в себя, и рванула к выходу, но... было поздно. Дверь с убийственной неотвратимостью скрипнула и издевательски захлопнулась прямо у меня под носом. Я опять оказалась в ловушке, теперь уже по собственной глупости.
   И тут вертевшийся на краю сознания образ, наконец, всплыл на поверхность.
   Демоны, сползая по стене, с невыразимым ужасом прошептала я, а ведь я помню, где и когда видела этот стилизованный папоротник.
   Три дня тому назад. В Холме.
   Глава 7.
   Мысли суматошно толкались в голове, пытаясь перекричать одна другую и выстроиться, наконец, в логические цепочки. Папоротник, Холм, склад... где здесь связь? В чем дело? На душе царил форменный кавардак, а руки мелко дрожали. Я закусила губу и зло покосилась на это безобразие. Фея, ты же профессионал, сказала я своему паникующему организму, и должна держать себя в руках даже если небо начнет падать на землю, а уж в таком пустяковом случае как этот...
   Из-за двери послышался какой-то шум, и я вздрогнула, возвращаясь к реальности. Все, пора действовать. Коленки недовольно заскрипели, разгибаясь, я поднялась на ноги и зашагала, внимательно оглядывая пространство. Стол, компьютер, стопки каких-то папок в дальнем углу и душная канцелярская пыль... ничего примечательного. Обшарить эту каморку силами нескольких человек не проблема, но... вряд ли они ожидают обнаружить здесь фею с неожиданным набором врожденных талантов.
   Тяжело вздохнув, я подняла глаза к потолку и недовольно передернула крыльями. Плоскую крышу ангара поддерживали узкие металлические фермы, напомнившие мне о старом детском конструкторе, но совершенно не приспособленные для того, чтобы за них уцепиться. Стены тоже образовывали ровную поверхность без каких-либо заметных уступов или выпуклостей, а вся мебель, как назло, находилась с противоположной стороны каморки.
   Да, определенно, только врожденные таланты, грустно констатировала я и, не давая себе шанса задуматься, подпрыгнула и решительно заработала крыльями, прижимаясь к потолку.
   - ... давайте поторапливайтесь, сволочи, - услышала, подлетая к двери, - А то собственными руками его будете ловить!
   Удивительно, но они готовят какую-то подлянку, мелькнула ироничная мысль, и я просто уверенна, что меня абсолютно не тянет узнать подробности... а значит, придется действовать быстро. Сознание тут же услужливо подкинуло образ притаившегося за углом обладателя винтовки, который терпеливо дожидается, пока одна глупая фея распахнет дверь и... бррр! Что ж, этого всеми силами надо избежать. Я выдохнула, принимая решение, и покрепче прижалась к стене над косяком. Сейчас начнется...
   Дверь отлетела от моего решительного пинка, громко хлопнув о противоположную стену. Последовала секунда тишина, а затем начался ад. Воздух разорвала оглушительная очередь, и я инстинктивно вжалась в стену, умом понимая, что стрелявший целился гораздо ниже - на уровень груди обычного человека, но все равно с трудом сдерживая панику. Пули с визгом входили в тонкие стены у меня под ногами, а я молилась про себя, чтобы меня не задело рикошетом. Мир в этот миг сузился до маленького пяточка стены, за который я испуганно цеплялась.
   А потом неожиданно все закончилось. Только звон в ушах, да сведенный судорогой пальцы свидетельствовали, что я еще жива. Глаза распахнулись сами собой, и я удивленно подумала, что не помню, когда их закрывала. В свете ламп вились клубы пыли, искажая восприятие, а из проема слышались крики и топот. Что-то орал Барт, но я ничего не могла разобрать в общем гаме.
   Вдруг сквозь завесу белого шума прорвался чей-то хриплый голос:
   - ...жарная сигнализация! Включите противопожа...
   И я решила, что пора. Тихонько, по стеночке, проползла сверху под косяком и сразу шарахнулась в сторону, уходя с линии возможного огня. Приземлившись поодаль, тут же нырнула за баррикаду ящиков, и выдохнула, только сейчас заметив, что задержала дыхание. Ладно, самое страшное позади, усилием воли сдерживая нервную дрожь, сказала я своему паникующему организму, теперь тебе следует тихо, но по возможности быстро пробраться к выходу, пока они там окончательно не опомнились... и смотри на этот раз под ноги, растяпа!
   Я вняла собственному совету и, шагая между рядов коробок, внимательно оглядывала пространство на предмет очередной арматурины. Мне пока везло, на пути попадались только многочисленные коробки, но никаких непредвиденных осложнений. Я уже было начала наивно надеяться, что все обойдется, как шум сзади неожиданно стих, и хриплый баритон Барта отчетливо скомандовал:
   - Все к двери, живо!
   И я поняла, что они все-таки опомнились.
   В другом конце ангара послышался дружный топот армейских ботинок по бетону, и я, наплевав на конспирацию, со всех ног рванула сквозь пустое от коробок пространство к такому близкому выходу, слишком поздно замечая досадное препятствие в виде подпирающего дверь часового, симпатичного молодого парня со светлой челкой. Демоны, что за невезуха! - чувствуя, что контроль над ситуацией опять уплывает из рук, в панике подумала я, - Этого тут только не хватало!
   Будто в подтверждении моих мыслей часовой вдруг напрягся и вытащил из кобуры пистолет, внимательно вглядываясь в ряды коробок. Я притормозила, пытаясь сообразить, как его обойти, но топот слышался все ближе, и время на раздумья не оставалось. Мои ноги инстинктивно напружинились, готовясь к решительному броску, как вдруг...
   ...с неба хлынул водопад. Тугие злые струи воды ударили в лицо, мгновенно заливая уши и глаза. Поток лил сверху сплошной стеной, превращая ангар в тонущий корабль. Я закашлялась, вдохнув воды, уже не боясь быть услышанной в этом хаосе. Что? Зачем? Это наводнение? Лента вышла из берегов? - заскакали растерянные мысли у меня в голове. Я подняла руку, чтобы откинуть налипшую на глаза челку, и содрогнулась, замечая, как по ней текут многочисленные струйки воды... воды, которая прекрасно обрисовывает мой силуэт прямо поверх тончайших воздушных щитов, моей единственной защиты от взглядов агрессивно настроенной банды контрабандистов. Единственной и такой эфемерной.
   А потом я подняла взгляд, и уставилась в мокрое подрагивающее дуло пистолета часового, про которого успела забыть. Его широко раскрытые глаза удивленно смотрели прямо на меня из-под прилипшей ко лбу светлой челки, отчего он вдруг показался мне очень молодым и растерянным.
   - Привет, - тихо прошептала я в секунду обманчивого затишья, а в следующее мгновение рванула вперед. Мы столкнулись и вместе врезались в дверь с грохотом, перебивающим рассерженный визг струй противопожарной защиты, и вывалились на залитый солнцем асфальт торгового порта.
   Контраст был оглушительным, и на мгновение я растерялась, пытаясь сморгнуть с ослепших глаз капли воды. А затем рванула в сторону. Но часовой пришел в себя на секунду раньше, и вцепился в меня, переворачивая на спину и придавливая к земле. Я закусила губу, чтобы не заорать от боли в вывернутой кисти, и дернула плечом, пытаясь высвободиться из неловкого захвата.
   В асфальт рядом с нами с визгом врезалась пуля, выбивая мелкие крошки мне в нос. В то же время я нащупала лицо парнишки и надавила большим пальцем на глаз. Он инстинктивно отпрянул, ослабляя хватку, чем я не замедлила воспользоваться, откатываясь вбок. Рядом прогремел еще один выстрел, обдавая меня жаркой волной страха. Затем еще.
   - Прекратить огонь! Стоп! Вы сейчас Дона пристрелите! - заорал кто-то рядом, пока я пыталась вскарабкаться на шаткие ноги, и все кончилось. Мои конечности наконец обрели твердость, и я бросилась прочь без оглядки.
   Только пробежав несколько кварталов, я все-таки решила остановиться и перевести дух, чтобы не свалиться прямо там, на асфальте. Дыхание вырывалось из горла придушенными хрипами, а ноги подкашивались. Я зажмурилась и прислонилась к стенке ближайшего ангара, сбрасывая с лица начавшую подсыхать челку. Исцарапанные при падении руки мелко дрожали.
   Это научит тебя, фея, быть осторожнее, открывая глаза, назидательно сказала я себе после минуты активных дыхательных упражнений, а сейчас поднимайся и топай отсюда. Тебя ждет босс. Со скрипом разогнув покрытые свежими ссадинами от катания по асфальту коленки, я вздохнула и тихо, по стеночке, приняла вертикальное положение. Постояв так в задумчивости минуту и почувствовав себя престарелой матроной, я все же нашла в себе силы, и неуверенной походкой двинулась к выходу из порта, напряженно выпрямляя крылья.
   Отойдя от склада на достаточное расстояние, моим нервам было позволено немного расслабиться. И тут же поплатилась за это. Сзади на меня налетел какой-то тип и с тихими чертыханиями опрокинул на землю. Я завертелась, стараясь поскорее выбраться, а неуклюжий человек забарахтался, пытаясь осознать, на что это такое он натолкнулся.
   - Эй, кто там? - вцепляясь мне в руку и подозрительно хмуря соломенные брови, спросил он, - А ну покажись, поганец!
   Я постаралась молча выдернуть руку, но не тут-то было. Хватка у моего противника оказалась на удивление крепкая. Молодой светловолосый парень, лет двадцати пяти - двадцати восьми, почему-то сразу напомнил мне щенка. Его внешность чем-то цепляла взгляд, но сейчас меня больше волновало то, что он и сам цеплялся. Да еще как.
   - Ну что, будешь вылезать? Нет? Тогда пеняй на себя!
   Он потянул сильнее, подтащил меня к себе и принялся ощупывать. Я разозлилась, размахнулась и заехала ему в нос. Он охнул, но хватки не ослабил, только перехватил вторую мою руку.
   - Ну же, - встряхнул он меня. Я зашипела и пнула его ногой.
   - Да отвали же ты, - зло выдала я, когда он дернул особо больно, - Смотреть надо, куда прешь.
   От этих слов он замер, секунду сидел неподвижно, а затем оглушительно расхохотался. Я тоже начала хихикать, понимая, наконец, что ляпнула.
   - Нет, ну надо же, - отсмеявшись, сказал он, - О какое-такое чудо я споткнулся? Ладно, не хочешь показываться - иди. Только уж если разгуливаешь по порту невидимкой, смотри по сторонам сама.
   Он выпустил мои руки, и я тут же вскочила.
   - Извини, - тихо добавила я напоследок и поспешила удалиться.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Eo-one "Люди"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Изотова "Ржавчина"(Антиутопия) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"