Юрьевская Татьяна: другие произведения.

Часть Первая (целиком)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никто из часовых так и не заметил, откуда они появились - двенадцать всадников в черных доспехах. Хотя утренний туман порой выкидывает и не такие шутки... Их щиты были одинаково черными, без гербов и знаков отличий. И лишь когда гости вплотную подъехали к воротам замка, неожиданно налетевший порыв ветра развернул полотнище одинокого знамени - изломанный серебряный росчерк на темном фоне. Вздох ужаса пронесся по крепостной стене: - Демоны... Проклятые Всевышним твари, которых в обитаемых землях не видели со времен Кровавого лета и уже привыкли считать страшной сказкой, решили напомнить о себе людям.

  Пламя Бездны
  
  Sub specie ludi
  
  Когда исполняются слова клятвы...
  Когда легенды становятся реальностью...
  Когда дороги уводят за горизонт...
  Когда написанное в древних книгах оказывается верным...
  Когда невозможно разобрать, где сон, а где - явь...
  Когда делаешь первый шаг на дороге к гибели...
  Когда нити судеб сплетаются воедино...
  Когда игрок расставляет на доске фигуры...
  Когда сердце и разум противоречат друг другу...
  В тот момент наступает время демонов...
  
  Часть первая.
  Дебют
  
  Кому земля - священный край изгнанья,
  Кто видит сны и помнит имена, -
  Тому в любви не радость встреч дана,
  А темные восторги расставанья!
  
  М. Волошин.
  
  Не смотри, что иной выше всех по уму,
  А смотри, верен слову ли он своему:
  Если он своих слов не бросает на ветер -
  Нет цены, как ты сам понимаешь, ему.
  
  Омар Хайям (перевод Гл. Семенова)
  
  Глава первая,
  в которой древние легенды облекаются плотью и наступает время исполнять старые клятвы
  
  Никогда не проси помощи у тех, кто могущественнее,
  ибо плата за нее может оказаться слишком велика...
  
  Замок Тарр, юг Карнаса.
  Лорд Эриан
  
  Никто из часовых так и не заметил, откуда они появились - двенадцать всадников в черных доспехах. Хотя утренний туман порой выкидывает и не такие шутки...
  Их щиты были одинаково черными, без гербов и знаков отличий. И лишь когда гости вплотную подъехали к воротам замка, неожиданно налетевший порыв ветра развернул полотнище одинокого знамени - изломанный серебряный росчерк на темном фоне.
  Вздох ужаса пронесся по крепостной стене:
  - Демоны...
  Проклятые Всевышним твари, которых в обитаемых землях не видели со времен Кровавого лета и уже привыкли считать страшной сказкой, решили напомнить о себе людям.
  Всадники остановились. Один из демонов легко спешился и направился к воротам. Он снял шлем, позволив пальцам ветра взъерошить гриву иссиня-черных волос, и негромко произнес:
  - Передайте королю Илиасу, что прибыл лорд Эриан.
  Приказ был исполнен сразу же. Начальник стражи хоть и был удивлен до глубины души, но перечить демону?! Упаси Всевышний...
  Через некоторое время небольшой отряд благополучно въехал во двор замка. Илиас, немолодой, но все еще крепкий и довольно привлекательный мужчина, встречал гостя сам, чего на памяти карнасцев не случалось ни разу.
  До сей поры.
  Назвавшийся Эрианом проследовал за королем в его покои, а сопровождавшие посланника демоны уселись кружком прямо на каменных плитах двора, не обращая внимания на недружелюбные взгляды излишне любопытных слуг, всполошенных их появлением.
  
  Замок Тарр, юг Карнаса.
  Король Илиас
  
  - Прошу вас, мой лорд, - король пропустил гостя вперед себя. - К сожалению, вы не предупредили заранее о вашем прибытии. Но, хотя Тарр лишь маленькая приграничная крепость, я постараюсь предоставить вам и вашим людям все необходимое...
  - Не стоит беспокоиться. Мы умеем довольствоваться малым. - Лорд Эриан изящно кивнул в ответ и бесцеремонно занял любимое кресло Илиаса.
  Внимание короля привлекли необычные черные доспехи гостя. Выполненные словно из чешуи какого-то редкого животного, они повторяли все изгибы тела демона, совершенно не сковывая его плавных движений, но при этом, - Илиас готов был поставить корону против горсти земли, - надежно защищали владельца от любой опасности.
  - Вина? - дождавшись утвердительного кивка, Илиас собственноручно наполнил кубки и сел напротив молча смакующего вино демона. Тот то ли не хотел начинать разговор первым, то ли просто давал королю время опомниться... Так или иначе, но Илиас тоже не торопился переходить непосредственно к делу, предпочитая разглядывать таинственного гостя.
  Лорд Эриан отличался особенной нечеловеческой правильностью черт, которая была присуща только демонам. Высокие скулы, идеально очерченный нос, безупречная линия подбородка... Слишком безупречная. Интересно, какого цвета у него глаза?
  Демон же, казалось, всячески избегал прямых взглядов.
  Илиас устало потер висок и, наконец, решился нарушить затянувшееся молчание.
  - Я знаю, зачем вы здесь... Я ждал вас... Ждал долго... Я уже надеялся, что вы забыли...
  - Мы не забываем, - лорд Эриан, небрежно держа кубок за ножку двумя пальцами, внимательно изучал орнамент, вытисненный на боку. На короля он даже и не смотрел.
  - Какова же плата?
  Демон пожал плечами.
  - Кровью за кровь, как и договаривались, - в звучном голосе гостя не слышалось и слабой примеси эмоций. От этого становилось намного страшнее.
  Илиас сглотнул.
  - Вы хотите... - пальцы короля судорожно сжались, смяв тонкое серебро кубка и выплеснув отливавшее закатным багрянцем вино на колени. Гость рассмеялся, похоже, поведение Илиаса его искренне забавляло.
  - ...Совсем не того, о чем вы подумали. Нам не нужна ваша жизнь, - лорд Эриан сделал небольшую паузу и, с нескрываемым наслаждением понаблюдав за сменой выражений на лице короля, уточнил: - Нам нужна ваша кровь.
  - Так чего же вы хотите? - мужчина едва сдерживался.
  Тварь бездны рассчитывает вывести его из себя? Бесполезно. Он спокоен. Он король.
  - Ваша дочь станет супругой нашего правителя.
  - Нет... Это невозмож... - Илиас осекся: лорд Эриан отставил в сторону кубок и впервые с момента встречи заглянул в глаза королю. Нет, даже еще глубже - в душу.
  И огненной стеной вознеслось к небу темное Пламя бездны. Той самой бездны, где, как утверждают Дети Всевышнего, суждено вечно гореть душам грешников после смерти...
  - Ты дал слово. Ты сам призвал меня, - слова, казалось, звучали отовсюду...
  Король снова видел серое дождливое небо...
  
  В этом году все было не вовремя, даже осень, опередившая свой срок почти на месяц. Сначала умер отец, и почти сразу при загадочных обстоятельствах погиб старший брат.
  Илиаса никогда не готовили к трону, - наследником изначально считался Варгас, - но теперь ему самому пришлось разбираться в запутанных дебрях того, что гордо именуется политикой.
  Затем Орсания нарушила столетний мирный договор, вероломно захватив противоположный берег Варны, и молодой король был вынужден возглавить еще и армию.
  Погода испортилась неожиданно - резко похолодало и начались затяжные дожди, - хотя лето от силы перевалило за полдень... И войны как таковой тоже не было. Лишь долгие и бесполезные попытки переправиться через разлившуюся Варну под градом неприятельских стрел...
  Когда же король, заранее смирившись с неудачей, решил вернуться в столицу, его встретило известие о начавшемся мятеже, который поддержали орсанийцы. Король и остававшаяся верной ему часть армии очутились между молотом и наковальней. Помощи ждать было не от кого.
  Тогда-то Илиас и вспомнил о странной легенде, передававшейся в его семье из поколения в поколение. В них утверждалось, что прежде, когда предки не гнушались общаться с демонами, они заключили договор, согласно которому любой из королевского рода мог попросить загадочных союзников о помощи, и они ее окажут.
  Но вот что потребуют взамен? Об этом, к сожалению, легенда умалчивала.
  Отчаявшемуся Илиасу терять было уже нечего. Ровно в полночь он совершил подробно описанный в хронике обряд и несказанно удивился появлению одинокого путника в черных доспехах, представившегося как лорд Эриан.
  Выслушав сбивчивый рассказ короля, демон взял с него клятву "заплатить кровью за кровь" и исчез, пообещав исполнить все в точности.
  Наутро Илиас счел бы все произошедшее ночью кошмарным сном, если бы не внезапное появление гонца от одного из лордов, доставившего слезное прошение от раскаявшегося мятежника. Он еще не успел полностью поверить в реальность происходящего, как начали прибывать и другие посланники, везя законному королю просьбы о помиловании и снисхождении.
  Причина подобной покладистости, несвойственной гордой знати, выяснилась быстро. Минувшей ночью, сразу после достопамятной встречи короля с демоном, почти одновременно были убиты все предводители восстания. Уцелевшие лорды сочли за лучшее как можно скорее заключить мир, не дожидаясь, когда безымянная смерть явится за ними.
  Вскоре и Орсании пришлось срочно отвести войска для охраны собственных рубежей, которым начали угрожать вроде бы давно усмиренные дикие степные племена.
  Так Илиас стал настоящим королем. Поначалу каждую ночь он со страхом ожидал, что именно сегодня назвавшийся лордом Эрианом явится за обещанной платой, но время шло, а демон так и не давал о себе знать. Странный договор все больше казался сном...
  До этого дня.
  
  Лорд Эриан наконец сжалился над напуганным королем и отвернулся.
  - Зачем? - голос Илиаса прозвучал едва слышно, но демон понял:
  - Я не обязан отвечать, но отвечу в память о древних, связывающих нас узах. - Он снова пристально посмотрел на Илиаса. Король невольно прикрыл лицо ладонью, но опалившее его в первый раз пламя угасло. - Мы бессмертны, но нас можно убить. И убивают, объявляя охоту. Нас мало, и становится все меньше. Только примесь человеческой крови позволяет нам выживать. Правитель стар, очень стар, и его линия священна. Он долго не решался разбавить свою кровь, но дальше откладывать нельзя. Вы должны гордиться выпавшей вам честью, - закончил лорд Эриан совершенно другим тоном.
  - А вы... чистокровный... - Илиас опасался очередной вспышки гнева, но демон лишь беззлобно рассмеялся, будто король сморозил очевидную глупость.
  - Я - нет, иначе бы меня не послали к людям...
  - Вы сами выберете... - Король намеревался произнести "жертву", но не осмелился. Нельзя сказать, чтобы он так легко смирился с потерей дочери, но слово чести - это слово чести, особенно если дано оно могущественному союзнику. А в способности этого галантного лорда без лишних усилий стереть с лица земли не только маленький Тарр, но и весь Карнас Илиас не сомневался. - Они сейчас в...
  - В столице во дворце. Я знаю. Думаю, лучше выехать немедленно, - лорд Эриан поднялся. - Я жду вас во дворе.
  
  
  Глава вторая,
  в которой романтика настойчиво вторгается в действительность, и на сцену выходят обаятельная принцесса и самые настоящие заговорщики
  
  Не верь тем, кто говорит: "Невозможно", -
  невозможное для них может оказаться
  привычным для тебя...
  
  Эскарина. Королевский дворец.
  Леди Арлетта
  
  - Летта, ты когда-нибудь будешь делать то, что положено благородной леди? А то замуж ведь никто не возьмет.
  Старая Марги, убирая одежду девушки в огромный платяной шкаф, как всегда, брюзжала на тему непристойного поведения некоторых молодых девиц, но Арлетта ее почти не слушала: лорд Ингрис подарил юной племяннице великолепнейший лук, который она сейчас старательно натягивала. За неимением лучшей мишени, принцесса резко развернулась и в шутку прицелилась в старую кормилицу.
  - Мне еще рано. Пусть Катлиона сначала замуж выйдет.
  - Катлиону-то любой лорд с радостью возьмет. - Осуждающе покачала головой нянька. - Она у нас умница, в отличие от сестры-то.
  - Ах, так! - Изобразив на лице крайнюю степень возмущения, Арлетта птичкой выпорхнула из комнаты, предоставив платьям и подушкам возможность выслушивать нотации старухи.
  Катлиона нашлась там же, где обычно: на старой каменной скамье у затянутого белыми водяными звездами прудика. И, как всегда, разделять восторги младшей сестры по поводу нового приобретения старшая отказалась, сославшись на необходимость дочитать до конца главу жутко занудного трактата.
  Однажды Арлетта, набравшись храбрости, полистала эту мерзопакостную книженцию, но постоянно с ней сверяться, делать заметки и закладки? Упаси Всевышний! Только Лиона могла на такое отважиться!
  Сама принцесса, разделяющая семейную склонность к чтению, предпочитала описания военных кампаний героического прошлого или, в крайнем случае, списки древних легенд. Старшую сестру интересовало настоящее и будущее страны, младшую - уже свершившееся.
  - Лиона, да отвлекись ты, наконец...
  Катлиона, крайне недовольная несвоевременным появлением Арлетты, подняла глаза от книги и, придав лицу выражение снисходительного терпения, произнесла:
  - Хорошо, если ты попадешь вон в ту ветку, что прямо над вороньим гнездом, я, так и быть, соглашусь, что твой лук выгодно отличается от прочих.
  Свистнула тетива, стрела взмыла вверх и, к несказанному удивлению самой лучницы, угодила точнехонько в воронье гнездо, которое мусором посыпалось на землю.
  Смех застрял у Лионы в горле: из кустов донеслась приглушенная ругань, за которой последовали вежливые извинения. Сестры быстро переглянулись - виноватый голос, без сомнения, принадлежал отцу, но король сейчас должен находиться на южной границе...
  В этот момент ветви раздвинулись, и на лужайку вышли их отец и незнакомый мужчина, одетый в черное, который брезгливо выбирал из длинных волос различные соломинки, веточки, перья, осколки скорлупы и прочий мусор, коим славятся вороньи гнезда.
  - Лорд Эриан, я не думал...
  Но незнакомец лишь весело рассмеялся.
  - Лорд Илиас, предлагаю в следующий раз срезать углы не через заросли и гнезда.
  Пользуясь замешательством отца, Летта успела повнимательнее присмотреться к гостю. Высокий, стройный, с чуть резковатыми, но, пожалуй, даже привлекательными чертами лица. Только чудилось что-то неуловимо чужое в высоких скулах и разрезе глаз, что-то странное...
  Довести ход мысли до логического завершения Арлетте не дали. Отец, сопоставив наличие лука в ее руках и повышенную падучесть старых вороньих гнезд в окрестностях дворца, сделал правильный вывод.
  - Летта, ты позоришь меня перед важным гостем. - Произнес он громким шепотом.
  Но тут неожиданно вмешалась Катлиона:
  - Отец, это полностью моя вина. Я была столь недальновидна, что не учла врожденную косорукость Арлетты, попросив ее сбить...
  Девушка ошарашено воззрилась на Лиону, заворачивающую заковыристую чушь. Несмотря на разнообразие имевшихся у Катлионы недостатков, выставлять идиоткой родную сестру, да еще и при посторонних, в ее привычки не входило.
  Неужели сестрица положила глаз на симпатичного гостя и теперь, пользуясь случаем, выставляет возможную соперницу не в лучшем свете?
  Арлетта неодобрительно поджала губы, готовясь вмешаться. Но тут Илиас мягкой снисходительной улыбкой наконец-то оборвал словесные излияния Катлионы.
  - Лорд Эриан, - король устало вздохнул, - наказание, выступавшее сейчас с приветственной речью, - моя старшая дочь, Катлиона, - девушка изобразила изысканный реверанс. - А недоразумение, вообразившее себя великим охотником, - моя младшая дочь, Арлетта, - та небрежно кивнула в ответ. - Девочки, это лорд Эриан, наш... союзник с юга.
  Гость поцеловал руку вспыхнувшей Катлионе и грациозно поклонился насторожившейся Арлетте.
  - Прекрасные леди, к своему глубочайшему сожалению, вынужден вас покинуть. Нам с вашим отцом необходимо срочно обсудить одно очень важное дело, - мужчина тряхнул спутанной гривой и повернулся к Илиасу. - Надеюсь, теперь мы пойдем по дороге?
  Король, вежливо пропустив гостя вперед, быстро обернулся, и Арлетта успела заметить его взгляд. Взгляд затравленного зверя.
  Нахмурившись, девушка пристально смотрела им вслед.
  - Странно, что за союзники на юге? Этот избалованный хлыщ не больно-то похож на степняка... Лиона, что с тобой?
  Катлиона прижимала к груди отмеченную поцелуем руку и мечтательно улыбалась.
  - Летта, глупенькая, неужели ты не поняла? Это же нас сватать... Всевышний, до чего же он хорош!
  - Что? - Арлетта даже отступила на шаг от неожиданности.
  Спаси, Всевышний, от выслушивания излияний влюбленных дур!
  - Неужели тебе совсем не понравился лорд Эриан? Какие у него чудные волосы, какие манеры. А как он на меня смотрел... - Катлиона только что не щурилась, как довольная кошка на солнышке.
  - Мне не нравится, что я даже не представляю, откуда он прибыл. У него очень странный выговор - ни у нас, ни на юге так гласные не произносят. - Арлетта попыталась воззвать к разуму сестры. Но обычно рассудительная Лиона в этот раз не хотела замечать очевидного.
  - Отец не хотел нас смущать...
  - Глупо. Надо было просто сказать: лорд такой-то оттуда-то. А придумывать союзника с юга, где, кроме степей с дикарями, ничего нет, подозрительно. - Принцесса задумалась, воскрешая в памяти карту. - Правда, там еще есть горы, в которых живут мифические чудовища...
  - Демоны, Летта, демоны, - привычно назидательный тон говорил о том, что сестрица вроде бы очнулась. - Уродливые существа, способные принимать человеческий облик... Ты хочешь сказать?.. - Лиона подозрительно замялась.
  - Не хочу! - Ответ прозвучал чересчур резко, и Арлетта спешно уточнила. - Не тянет твой лорд на чешуйчатую тварь, да и крыльев и хвоста у него я не заметила. Хотя... - Девушка, ухмыльнувшись, покосилась на сестру, но Лиона шутку не поддержала: она снова рассматривала свою кисть, будто видела ее впервые, и мечтательно улыбалась.
  Арлетта плюнула под ноги, забрала лук и пошла во дворец - напролом через кусты сирени.
  Все же люди крайне непоследовательны. Читают ученые трактаты, готовясь принять бремя правления после смерти отца, нелестно отзываются об умственных способностях мужчин... А потом, когда появляется этакий хлыщ, называет "прекрасная леди" и целует лапку, быстро отрекаются от прежних слов.
  Жаль, что в гнезде не нашлось ничего посущественней. "Прекрасная леди"! Тьфу! Прекрасной Лиону лишь старый библиотекарь считает, да и то сослепу. Не унаследовали дочери маменькину внешность, что поделать. Остается принять, как данность, и смириться. Потому что королева, готовая пойти на поводу у любого, кто ей восхитится, зло для страны.
  
  Эскарина. Королевский дворец.
  Король Илиас
  
  - Вина? - похоже, для них эта фраза превратилась в ритуальную. Король протянул демону полный кубок рубиново-красной жидкости, затем после недолгих колебаний плеснул и себе.
  Вино... "Вино - кровь винограда", - говорила старая Марги. Кровь...
  Лорд Эриан плавно поднялся, будто большая кошка потянулась, и, повернувшись спиной к Илиасу, начал пристально рассматривать инкрустацию на боку серебряной вазы, всем видом выражая сочувствие.
  Только кому оно нужно теперь... Да и вряд ли тварь бездны способна понять, каково это: собственную дочь отдать демонам. Родную дочь, родную кровь...
  Больше всего на свете правителю Карнаса хотелось швырнуть в участливого демона кубком с вином, а потом на честной стали, один на один, выяснить, кто прав, кто виноват. Но нельзя! Лорд Илиас мог бы позволить себе вспышку гнева, король Илиас - ни в коем случае. Хозяин не оскорбляет гостей, пусть даже незваных, и не нападает на них с обнаженным мечом. Правитель всегда выполняет данные клятвы.
  - Лорд Эриан?
  Демон повернулся не сразу: его действительно заинтересовала ваза.
  Да, резьба выполнена мастерски, кое-где даже камушки подмигивают... Но ничего особенного, обычная ваза. В каждом замке подобных десятки. Чего же в ней такого интересного? Маленькие человечки в праздничных одеждах поочередно шагают в раззявленную пасть дракона... Или демона...
  Неожиданная мысль обожгла ударом бича. В глаза мифическому чудовищу неизвестный мастер вставил кусочки черного, как безлунная ночь, камня, придав им некое подобие жизни. И чудилось, тварь с радостным предвкушением поджидает спешащих к ней жертв...
  Илиас с трудом отвел взгляд и застыл на месте от ужаса. У лорда Эриана были столь же беспросветно-темные глаза, как и у выгравированного зверя... Два демона смотрели на ошеломленного короля, и оба казались довольными...
  Гость шевельнулся, и сходство пропало. Вместе со страхом.
  Подумаешь, дракон на вазе. Сказочный зверь - крылья, лапы, зубы - все на месте. И в Эриане больше не ощущалось ничего сверхъестественного. Ведь посланник и так больше человек, чем демон...
  Пережитый ужас уходил, развеивался, как ночной туман поутру, оставляя после себя легкий привкус тревоги и неприятное ощущение чего-то очень важного, но незамеченного за пустой шелухой и потому безнадежно утерянного...
  Илиас с трудом заставил себя прислушаться к словам лорда Эриана.
  - Старшая, конечно, более покладиста. Из нее выйдет хорошая спутница и помощница для правителя. Но младшая... - он рассмеялся, откуда-то достав небольшое воронье перышко. - ...Она оживит Эрхат...
  Сейчас демон походил на расшалившегося мальчишку, и улыбка у него была хорошая, искренняя. На нее хотелось ответить, но губы словно свело судорогой.
  Он готовился к подобному исходу, но предпочтение Эриана все равно застало Илиаса врасплох. Как бы сильно ни болело сердце, он сумеет пережить разлуку с Катлионой, но Арлетта...
  Уже с самого рождения дочерей Илиас расписал их судьбу: старшая выполнит долг и будет королевой, младшая же останется с ним. Катлиону безжалостно наказывали за любую провинность, а Арлетте прощались почти любые выходки. И вот теперь придется отдать любимую дочь порождению бездны...
  Посланник что-то говорил, но король даже не вслушивался.
  Лучше отдать Арлетту Эриану. Пусть забирает девочку и едет с ней подальше от Южных гор и тварей бездны. Деньги и нужные люди на присмотре имеются. Эриан поймет. Должен понять. Девочка-то ему понравилась - любящего отца даже демону не обмануть. Тем более, если он почти человек.
  Последнюю фразу король повторял про себя, как заклинание. Илиас облизал пересохшие губы.
  - Лорд Эриан, сколько вам лет?
  Гость ничуть не удивился странному вопросу.
  - Скажем, по вашим, человеческим, меркам, я слишком стар. По меркам демонов -только вчера родился. Сам я чувствую себя настолько, насколько выгляжу... - он понимающе улыбнулся. - Думаю, вам надо предупредить леди Арлетту?
  Правильно, сейчас он позовет младшую и расскажет ей все. Пусть девчонка сама решает. Илиас не сомневался, Арлетта сделает правильный выбор, она все-таки его дочь...
  - Хорошо, - король, убедившись, что его голос опять подчиняется ему, неспешно поднялся и распахнул дверь настежь. - Пилос, Ротас, разыщите леди Арлетту. Немедленно.
  Только сейчас Илиас заметил, как сильно дрожат его пальцы, и заложил руки за спину.
  
  Эскарина. Королевский дворец.
  Леди Арлетта
  
  - Отец, вы меня искали?
  Принцесса была удивлена серьезностью тона позвавшего ее Ротаса, поэтому сразу поспешила к королю.
  - Лорд Эриан, - вежливый наклон головы. Пусть отец видит, что Арлетта не только вороньи гнезда сбивать умеет.
  Бесполезно. Впрочем, начни она сейчас прямо здесь радостно повизгивать и кувыркаться через голову, Илиас вряд ли бы не заметил. Любой другой бы решил, что король просто не в духе. Любой, но не Арлетта. Отец старательно отводил взгляд, усиливая невольные подозрения.
  "Что-то здесь не так", - подумала про себя девушка, и это "что-то" наверняка было связано с визитом загадочного темноволосого лорда...
  - Арлетта, дочь моя, - голос Илиаса звучал сухо и бесстрастно. - Когда-то я совершил непоправимую ошибку. В трудный момент я не стал полагаться на милость Всевышнего и призвал силы на помощь, которые многие боятся упоминать вслух. Я призвал тварей бездны. Настал срок расчета по долгам, и заимодатель назвал плату. Тебя выбрали в супруги королю демонов, - он выжидающе посмотрел на Арлетту, та промолчала. - Если ты не согласна, если готова нарушить данное мной слово чести и пойти против воли отца, то... - Илиас оборвал фразу на полуслове.
  - Замечательно, - Арлетта чувствовала себя на удивление спокойно. Зато не выдержал король.
  - Это все, что ты можешь сказать? Замечательно? - Илиас удивительно точно скопировал интонацию дочери. - Родной отец заставляет тебя отвечать за его провинности, отдает замуж за демона! И ты не пытаешься спорить?
  Нет, Илиас точно подталкивал Арлетту к определенному выводу. Понять бы еще, к какому именно.
  - А что вы надеялись услышать? Плач по загубленной молодости? - злость хорошо помогает забыть боль и обиду. - Истерику с показным заламыванием рук, рыданиями и жалобными сетованиями на судьбу? Я не Катлиона, унижаться не буду. Я вообще не собиралась замуж в ближайшее время, ни за лорда, ни за дикаря из Степи. И точно бы не выбрала древнюю недоящерицу! Но я знаю, что такое слово чести! - принцесса настолько увлеклась выступлением, что даже попыталась нащупать ладонью эфес несуществующего меча.
  - Арлетта, ты... неужели ты согласна? - Илиас сейчас походил на вытащенную на берег рыбу.
  - Да, отец, я принимаю предложение лорда Эриана.
  Демон, до этого с нескрываемым интересом следивший за развитием семейной ссоры, поперхнулся вином и закашлялся.
  Илиас покачал головой, в его светло-серых глазах плескалось откровенное разочарование в умственных способностях дочери.
  Очень давно Летта, поспорив с Катлионой, решилась с завязанными глазами пройтись по узкому каменному карнизу дворца, тогда отец, застукавший ее за этим сомнительным занятием, не наказал принцессу. Илиас вообще ничего не сказал, просто посмотрел сокрушенно, и ей сразу стало непереносимо стыдно за совершенную глупость.
  Так же, как и сейчас.
  - Арлетта, ты станешь супругой короля демонов, а лорд Эриан просто возглавляет посольство. - Старательно выделяя слова, произнес Илиас.
  - Хорошо, я согласна, - запал миновал, и принцессе стало безразлично, кто на ней женится: лорд Эриан, правитель тварей или само Пламя. Ее охватило странное равнодушие. Но где-то там, в самом укромном уголке сознания, таилась неколебимая уверенность, что происходящее слишком театрально, чтобы быть правдой.
  - Если возражений нет, мы выезжаем завтра. - Вмешавшийся демон задержал взгляд на стоявшей с опущенной головой девушке. - Впрочем, даже если возражения имеются, мы все равно завтра отправимся в путь. Мой лорд, моя леди, - посланник грациозно поклонился, - вынужден вас покинуть...
  Когда за лордом Эрианом закрылась дверь, Арлетта с надеждой посмотрела на отца: сейчас, сейчас он ей все объяснит, и разрозненные кусочки мозаики соберутся в цельную картину. Но Илиас не обращал на дочь никакого внимания.
  - Отец, - тихонько позвала она. Король, казалось, только сейчас заметил, что принцесса до сих пор находится в кабинете.
  - Ты еще здесь? А ну быстро собираться!
  - Да, отец. - Арлетта резко повернулась, - только юбки взметнулись, - и вышла.
  
  Эскарина. Подземная крипта.
  Дети Всевышнего
  
  Слабый свет факелов был не в состоянии разогнать обосновавшуюся за тысячелетия тьму. Все, что удавалось ему, это удерживать мрак на расстоянии, не позволяя ему снова затопить отвоеванный клочок.
  Высеченная в незапамятные времена в фундаментах еще древнего Эскора крипта была рассчитана на массовые сборища, но времена расцвета ордена давно прошли. Да и эдикт короля Илиаса, под страхом смертной казни запретившего тайные общества, заставил многих затаиться.
  Впрочем, находящихся здесь двоих даже устраивал окутавший их сумрак, не позволявший им видеть лиц друг друга.
  - Да, отец мой. Ошибки быть не может, именно за короля демонов, - произнесла закутанная в темную ткань фигура.
  - Это хорошо. Тварь сама приближает свою смерть... - ответивший носил рясу неопределенного цвета, в какой обычно расхаживают городские нищие. Вон, и сумка для подаяния на боку. Но вряд ли на шее у бедного попрошайки удастся увидеть цепь из драгоценного палладиума. А гордая осанка и повелительные нотки вызывали в сознании образ благородного лорда, но никак не рыночного побирушки.
  - Да, отец мой.
  Названный отцом запустил руку вглубь сумы и извлек оттуда поблескивающий серебром диск.
  - Тебе надлежит как можно ближе подобраться к королю демонов и...
  - Убить его, - с радостным предвкушением закончил собеседник.
  - Нет, чадо, - выдававший себя за нищего даже не потрудился скрыть раздражение. - Тебе надлежит всяческим образом оберегать жизнь твари...
  - Что? - говоривший даже чуть подался вперед от удивления.
  Одетый в тряпки попрошайки снова поморщился: он явно не привык, чтобы его перебивали.
  - Тварь надо прикончить, но в строго определенный момент. Иначе мы не закроем бездну, и демоны не потеряют силу. Дочь короля вряд ли поедет одна, а в кортеже принцессы наверняка найдутся желающие прославиться или просто прекраснодушные идиоты... Вот именно от них и придется защищать демона. - В голосе отдающего приказ слышалась скорее усталость, чем недовольство.
  - Как?.. Как я узнаю, когда придет срок?..
  - Для этого я даю тебе диск. Человеку, который предъявит похожий, надо будет оказать содействие. Именно он исполнит волю Всевышнего. - Говоривший сделал паузу, но вопросов не последовало. Получивший знак уже выяснил все необходимое.
  Патриарх Детей Всевышнего был доволен: исполнителя в начавшейся игре он выбрал верно.
  
  
  Глава третья,
  в которой дороги уводят за горизонт, хотя Эскарина и манит нас своими красотами, а также совершаются нелогичные поступки
  
  Есть клятвы, которые лучше не давать вообще,
  ибо выполнить их невозможно.
  Но невозможно и не выполнять...
  
  Эскарина. Дорога от королевского дворца до Южных ворот.
  Леди Арлетта
  
  Небольшая группа всадников, которую патриарх детей Всевышнего наградил гордым именем "кортеж", выехала из задних ворот дворца за час до рассвета. День обещал быть солнечным и теплым, а поднявшийся неожиданно ветер приятно холодил кожу. Однако возглавлявшая процессию Арлетта попросту не замечала нежной красоты рождения дня.
  Уезжать из дома втихаря, чтобы, не дай Всевышний, кто-нибудь не узнал, принцессе еще не приходилось. Хорошо хоть через стену перелезать не додумались, а то бы всех голубей до смерти насмешили! Впрочем, Арлетте нужно привыкать по обрывам карабкаться, ведь отныне она - будущая королева горных ящериц. Демонам-то хорошо - они раз крыльями - и на вершине, а ножками о-го-го сколько топать!
  Арлетта недовольно оглянулась на свою немногочисленную свиту. Старая Марги, готовая отправиться за своей Леттой даже в бездну, ее самая младшая дочь Ани, конюх да шестеро стражников, вызвавшихся добровольно.
  Сопровождение не впечатляло. Хотя, если честно, где найти желающих лезть в пасть к демонам? Отец, похоже, считал также. А она сама? Нет бы устроить скандал с показательным швырянием столовых предметов в любимого родителя. Глядишь, бы Илиас что-нибудь придумал, надеясь спасти дворец от разрушения.
  Принцесса невесело хмыкнула, представив, как она кидается в отца тарелками, а тот на пару с демоном прячется за перевернутым столом.
  Спрашивается, о чем она только думала? Точнее, чем? Вот же дура, отборнейшая, породистая. Аж противно. Самое время утопиться с горя...
  Арлетта проводила взглядом городской фонтан, в котором даже воробью было воды по колено, и повернула налево - к Южным воротам.
  Там принцессу уже поджидали демоны. Лорда Эриана она заметила сразу: гордая осанка посланника тварей и его приметный черный доспех бросались в глаза издали. Рядом с демоном устало сутулился отец.
  Не дожидаясь помощи, девушка легко спрыгнула с лошади.
  
  Эскарина. Южные ворота.
  Король Илиас
  
  - Согласен, знамена были ошибкой. - Эриан слегка наклонил голову. - Хотя если слухи о ваших новых союзниках доберутся до орсанийцев, они еще раз десять хорошо подумают, прежде чем нападать. Поэтому на вашем месте я бы больше остерегался мести детей Всевышнего. Им, в отличие от прочих служителей Создателя, король не указ.
  К сожалению, ордену хватило ума не поддержать мятежников, иначе бы король давно вымел из Эскарины эту грязь.
  - Чушь! - Илиас резко рубанул рукой по воздуху. - Я воин, а не философ. Демоны существуют, вот они, передо мной. А существует ли Всевышний, еще неизвестно.
  - Фанатикам не требуются неопровержимые доказательства существования бога, - во вкрадчивом голосе демона прорезалось явное неодобрение. - Они в него верят - этого достаточно.
  - Для фанатиков, - уточнил король, задумчиво потирая щеку. - Все же зря вы так открыто демонстрировали свою, гм... нечеловеческую природу. Как бы я ни старался, слухов не избежать. Люди сделают выводы, ведь если король так легко отдал демонам родную дочь, разве для него имеют цену жизни прочих подданных? А мне не нужна еще одна гражданская война, - Илиасу почудилось, что в насмешливых черных глазах демона мелькнуло что-то схожее с уважением. И король внезапно поймал себя на мысли, что ему действительно нравится лорд Эриан.
  - Мы едем или нет? - в голосе тихо подкравшейся принцессы, кроме наигранного нетерпения, слышались и умоляющие нотки. - Неужели мы проснулись в такую рань, чтобы подпирать ворота и дискутировать на тему существования Всевышнего?
  - Арлетта! - Откуда-то словно холодом потянуло, и король зябко поежился. Ему вдруг померещилось, что он больше никогда не увидит дочь. Илиас хотел остановить ее, притянуть к себе и сказать что-то очень важное, пока не поздно... Но девушка быстро отвернулась и почти побежала обратно к сопровождающим.
  - Лорд Эриан, пообещайте мне одну вещь. - Сильные пальцы короля сжали предплечье гостя.
  - Все, что в моих силах исполнить, - демон вежливо улыбнулся.
  - Я надеюсь еще хоть раз встретиться с Арлеттой. Хотя бы раз... - Правитель Карнаса не собирался просить, так получилось само.
  - Не могу обещать, но постараюсь сделать все возможное, - улыбка лорда Эриана стала шире, но ощутимо отстраненнее.
  - Прошу. - На скулах Илиаса проступил лихорадочный румянец. - Умоляю. Все, что угодно...
  Король уже был готов прилюдно опуститься перед демоном на колени.
  - Даже если мы пожелаем забрать и вторую дочь?
  Язвительный тон гостя подействовал должным образом, пальцы Илиаса разжались. Эриан отбросил со лба черную прядь и с неуместной теплотой посмотрел на растерянного короля.
  - Я обещаю.
  Илиас, почуяв слабину, решил не останавливаться на достигнутом.
  - Лорд Эриан, поклянитесь Пламенем Бездны.
  Демон задумчиво разглядывал свой шлем, словно бы прикидывая, стоит его надевать или нет.
  - Не могу. Вам мало моего слова?
  Илиас промолчал.
  - Прощайтесь с дочерью, мы выезжаем. - Сочтя беседу оконченной, Эриан направился к своим воинам.
  
  Окрестности Эскарины. Южный тракт.
  Лорд Эриан
  
  Когда ворота города остались позади, лорд Эриан попробовал разговорить притихшую Арлетту, но неудачно. Принцесса была слишком увлечена попытками придать своему лицу бесстрастное выражение. Что получалось у нее как у того ястреба, которому вздумалось прикинуться курицей.
  Похоже, два гордеца так и не сумели понять друг друга. До чего нелогично ведут себя люди. Сначала старшая сестра не считает нужным проститься с младшей, а потом и отец с дочерью зачем-то делают вид, что они чужие друг другу. Странные существа, странные традиции. Взять хотя бы обычай не оглядываться, уходя. Почему? Если тебя зовет дорога, ты все равно отправишься в путь. Почему бы на прощание не запечатлеть в сердце образ оставшихся ждать? Впрочем, запреты для того и существуют, чтобы их нарушали.
  Лорд Эриан рассмеялся про себя, развернул коня и замер, рассматривая освещенный рассветными лучами город. Вчера, пасмурным вечером, Эскарина не произвела впечатления на посланника короля демонов. Грубый грязно-белый камень стен, отсутствие архитектурных украшений и излишеств: Эскарина замышлялась военной столицей королевства, издревле охранявшей проход с юга в самое сердце страны.
  После времен Великой засухи, погнавшей орды кочевников на север, небольшая приграничная крепость, раньше, в правление Саригаса, бывшая столицей королевства, превратилась в мощный оборонительный форпост на южном рубеже. И, хотя граница со временем отодвинулась дальше, к Тарру, и здесь уже давно не встречали воинственных степняков, Эскарина так и не обросла положенными столице роскошными домами знати и зажиточных купцов, по-прежнему являясь в первую очередь крепостью. Даже королевский дворец - и тот представлял собой внутреннее кольцо защитных сооружений.
  Но сейчас, когда лучи восходящего солнца только окрасили небосвод, стены Эскарины переливались оттенками от нежно-розового до насыщенно-золотистого, завораживая совершенной красотой. Эриан с трудом перевел взгляд с волшебного камня на одинокую фигурку всадника в открытых воротах. В окружении сияющего великолепия Илиас показался демону особенно несчастным, и демон, нелестно помянув про себя глупых гордецов, погнал коня вскачь. Король, будто почуяв что-то, помчался к нему навстречу.
  Завтра Эриан непременно пожалеет об этом. Но сейчас он просто не мог поступить иначе.
  - Клянусь темным Пламенем бездны, давшей мне сознание и облекшей плотью: вы еще встретитесь.
  Эриан криво улыбнулся в ответ на благодарности Илиаса и неспешно направился к ожидающей его возвращения процессии, размышляя на ходу о странностях, свойственных, похоже, всем живым существам.
  Среди собратьев посланник всегда считался немного чудаковатым. Но призвать в свидетели темное Пламя, не отваживался даже Шагин. Ведь неисполнение данной клятвы означало, что после смерти сущность нарушившего слово не вольется в Пламя, став его частью, а погаснет, как звезды с приходом утра. И ради кого он рискует? Ради человека, по чьим представлениям является мерзкой тварью, питающейся мертвечиной.
  Эриан фыркнул. Хорошо хоть Илиасу хватило ума угощать его вином, а не кровью.
  От невеселых мыслей демона отвлекла подъехавшая Арлетта.
  - Что вы ему сказали? - она безуспешно старалась выглядеть невозмутимой. Эриан обернулся: солнце полностью выползло из-за горизонта, и стены Эскарины погасли, потеряв завораживающее очарование, но и в одинокой фигурке уже не чувствовалось прежней обреченности.
  - Да так, - налетевший порыв ветра швырнул черные волосы демона ему в лицо. - Пообещал кое-чего.
  Арлетта пристально следила, как он разбирает перепутавшиеся пряди, затем тихо шепнула:
  - Спасибо.
  
  
  Глава четвертая,
  в которой впервые упоминается таинственный король демонов и перелистываются страницы исторических трактатов
  
  Память - это наша награда
  и наше самое страшное проклятие...
  
  Карнас. Южный тракт.
  Леди Арлетта
  
  Солнце уже поднялось высоко и ощутимо припекало, но неуместное радужное настроение, охватившее Арлетту, не проходило, а не баловавший разнообразием пейзаж располагал к содержательной беседе. Лорд Эриан шептался о чем-то тайном с одним из спутников, и девушка догнала ехавшего впереди демона.
  - Воин, я хочу задать тебе вопрос. - Арлетта с замиранием сердца ожидала: ответит или нет. Может, он вообще ни слова по-карнасски не разумеет. Однако демон снял шлем, позволив солнечным лучам ласково касаться безупречно вылепленного лица, и поклонился принцессе.
  - Надеюсь, что сумею помочь прекрасной Шагине?
  После подобного вступления любая юная и любопытная леди непременно бы заинтересовалась, что собой представляет "Шагина" и какое отношение имеет к ней лично, но Арлетта предпочла не отвлекаться
  - Воин, как зовут вашего короля?
  - Шагин Аргир Бескериит Эрегил Эйворин ад-Дориан. - Без запинки выговорил демон.
  - Милое и простенькое имечко. - Вполголоса восхитилась принцесса. - Запоминается с первого раза. Интересно, покороче нельзя?
  - Мы называем его Шагин. - Демону удалось разобрать невнятное бормотание Арлетты, и теперь в его черных, непривычных для жителей Карнаса и Орсании, глазах плясали веселые искорки. - По-вашему, это король.
  Логично. У нашего повелителя имечко Не-выговоришь-без-хорошего-кубка-вина, поэтому мы обращаемся к нему по титулу. Кстати, Шагина - это будущая супруга правителя или принцесса по праву рождения?
  Арлетта постаралась придать лицу невинное и растерянное выражение, которое, по наблюдениям, вызывало у мужчин неодолимое желание помочь несчастной девушке, попавшей в беду. Демон клюнул.
  - Воин, а как он выглядит? - все же любопытно, что за чудовище досталось ей в мужья. Хотя Эриан или, например, вот этот демон смотрелись очень неплохо.
  Собеседник думал недолго.
  - О, он силен и прекрасен. Его черная чешуя сверкает как Пламя, его глаза темны, как блестящие камни, а крылья закрывают полнеба!
  Впечатляющее описание. Чешуя, крылья... а хвост? Где же хвост?
  У Арлетты создалось впечатление, что наглый демон просто издевается.
  Ну, держись!
  Принцесса восхищенно взмахнула ресницами и не преминула уточнить:
  - А хвост столь длинный, что волочится по земле, когда король парит под луной?
  На раздавшийся смех демона обернулись даже лошади.
  - Да нет, хвост подкачал.
  Арлетта намеревалась еще много чего выяснить у словоохотливого сопровождающего, но тут прямо над ухом раздался голос, хорошо знакомый по вкрадчивым бархатистым ноткам:
  - Прекрасная леди могла бы спросить и меня.
  Воин понимающе наклонил голову и отъехал прочь.
  - Лорд Эриан, неужели вы боитесь, что я выведаю ваши страшные тайны?
  Демон не обратил внимания на бестактность Арлетты.
  - Лорд Ирилур, с которым вы только что столь мило общались, возглавляет стражу Эрхат и является правой рукой нашего короля.
  - А тогда вы левая? - девушка пренебрегла скрытым предупреждением.
  Лорд Эриан укоризненно посмотрел на принцессу и неспешно вернулся во главу процессии, оставив Арлетту наедине с ее мыслями.
  Попытки разговорить других демонов результатов не принесли: ее либо не понимали, либо предпочитали отмалчиваться. Поэтому путь до назначенного привала принцесса проделала в обществе своих людей, которые с настороженным интересом косились на демонов. Кроме светлокосой Ани. Та не сводила восхищенных глаз с лорда Эриана, и Арлетту это почему-то задевало.
  Лагерь разбили невдалеке от дороги. Демон, ничего не объясняя, просто отъехал в сторону и спешился. Примеру Эриана последовали все его воины, и людям пришлось присоединиться.
  Девушка уже собиралась подойти к демону и выяснить причину непредвиденной остановки, но на полпути ее перехватил Ротас.
  - Моя леди, - капитан старался говорить почти шепотом, - кто он, лорд Эриан? - Страж мотнул головой в сторону посланника, наблюдающего за устройством привала.
  - Что значит - кто? Демон, как и все прочие...
  - Моя леди, я спросил, какое положение он занимает? - Ротас явно пытался на что-то намекнуть.
  Арлетта задумалась и, накрутив на палец прядь волос, принялась ее грызть. Будь рядом отец, принцессу точно бы лишили вечерней конной прогулки в наказание за дурную привычку, но Илиас остался в Эскарине.
  Принцесса заставила себя отвлечься от мыслей об отце и прислушаться к тому, что рассказывал Ротас:
  - Полукровка? Возможно, но другие демоны подчиняются Эриану. Значит, либо его назначил главой посольства король, либо он сам - ровня королю. Приказы понимаются с полуслова. Значит, давно командует. - Капитан выразительно сощурился. - Нет, моя леди, дело здесь нечисто.
  Неужели принц? Сын короля и обычной женщины? Но откуда? Со времен Кровавого Лета демонов в Карнасе не видели, пока они сами не заявились.
  Мысли Арлетты внезапно приняли другое направление. В памяти всплыла случайно встреченная фраза. Древнее имя.
  Желая скорее найти искомое, принцесса бросилась к седельной сумке и вытряхнула ее содержимое прямо на землю. Из груды вещей девушка выдернула потрепанную книгу, прощальный подарок Катлионы, которой отец запретил провожать сестру, опасаясь, что демоны заберут и старшую дочь. Выведенное когда-то позолоченными буквами заглавие гласило: "История земель, лежащих от Ледяного моря до Южных гор, с момента их сотворения до времени правления короля Саригаса-Объединителя".
  Раньше принцесса относилась к этой книге как к собранию бреда выживших из ума старух, но то - раньше. Арлетта судорожно перелистывала страницы, пока не наткнулась на нужное.
  
  "В лето шестое от начала правления Аргироса Несчастливого королевский совет, дабы обезопасить границы от всяких врагов, приступил к строительству крепости в Диких землях. В день второй от начала работ к распорядителю явился крылатый воин и передал послание для короля, которое Аргирос зачитал на Совете.
  Правитель демонов напоминал о Старом договоре (Мифический договор о границах между людьми и демонами, заключенный еще Саригасом-Объединителем, согласно которому степи от примерно нынешнего Тарра до Южных гор не подлежат заселению, в то время как демоны обязуются не претендовать на отошедшее людям. В настоящий момент эти территории принадлежат Великому Кагулу.) , требовал прекратить возведение крепости и покинуть земли демонов. Но король не внял предупреждению, и к исходу следующего дня заложенные фундаменты и занятые на работах люди исчезли, словно и не существовали вовсе..."
  Тогда Аргирос повел на юг армию. Не обнаружив ни следов пребывания демонов, ни намеков на их сторожевые посты, король приказал поджечь природное масло, выделяемое землей в тех краях. Языки пламени доставали почти до самых облаков, а густой едкий дым надежно укрывал от взгляда солнце.
  Они ждали, и...
  "Тут прогремел гром, разверзлась земля, и из чрева бездны выехали проклятые Всевышним демоны, неуязвимые для людского оружия. И бысть смерть".
  Следующие страницы книги уделялись столь подробному описанию способов истребления несчастных воинов, очутившихся на пути у тварей бездны, что Арлетта не сомневалась: автор "Истории" был тайным извращенцем.
  Все они, хронисты, с виду скромники - мухи не обидят, а на словах готовы такое учинить, что жуть берет. Впрочем, речь не о них.
  Принцесса снова углубилась в чтение.
  "История" повествовала, что Аргиросу после полного истребления южной армии хватило ума согласиться на мирные переговоры с демонами, вести которые в столицу приехал "сиятельный лорд Айринос со свитой". Чем они закончились, принцесса знала хорошо: демоны подтвердили свое право на Дикие земли и исчезли. Вроде бы навсегда. И примерно в то же время, согласно легендам, королям из их рода было даровано право призыва. Но принцессу заинтересовало не это явно не случайное совпадение.
  Лорд Айринос. Если убрать окончание, традиционно добавляемое в Эскарине к любым мужским именам, вспомнить, что древнее "ай" сейчас произносится как "э", а буквосочетание "иа" больше не читается как "и", то имя посланника демонов - Эриан. Занятно.
  - Моя леди читает? - Арлетта чуть не подпрыгнула от неожиданности.
  - Лорд Эриан, пожалуйста, не подкрадывайтесь так тихо. - Возмутилась принцесса. - Вы меня напугали.
  - Неужели я настолько страшен?- Демон отвесил грациозный поклон.
  Издевается или нет - не разберешь. Внешне - сама любезность.
  Девушка неопределенно хмыкнула, что Эриан расценил, как разрешение продолжить беседу.
  - Что же заинтересовало мою леди?
  - Да вот, мой лорд, внезапно пожелала освежить в памяти события Кровавого лета. - Принцесса с предвкушением воззрилась на демона. - И, представляете, обнаружила очень любопытную вещь. Оказывается, мирный договор с вашей стороны подписывал некто Эриан. Уж не ваш ли тезка?
  Демон спокойно выдержал взгляд Арлетты, и ей, несмотря на теплый солнечный день, стало холодно.
  - Это был я. - Эриан больше не улыбался. На лице его появилось отстраненно-задумчивое выражение. Перемена вышла разительной, и, хотя принцесса привыкла идти до конца, - если бить, то в полную силу, - голос ее дрогнул:
  - Лорд Эриан, там ведь были люди, обычные люди, выполнявшие приказ своего повелителя. Обычные люди. А вы...
  Демон смотрел куда-то вбок, мимо принцессы, как бы не замечая ее.
  - Нам пришлось. - Вкрадчивый голос Эриана прозвучал непривычно сухо, мертво. Забытый в фамильном склепе букет еще хранит цвета и слабый аромат минувшего лета, но соки, наполнявшие жизнью его стебли и бутоны, уже давно высохли. Тронь - и рассыплется.
  Тень, отражение тени.
  Нам пришлось. И все. Но чувствовалась в этих словах столь сильная горечь и сожаление, звучало в них столь явно признание тяжести вины и непоправимости случившегося, что Арлетта напрочь забыла о намерении вывести демона из себя, надеясь выведать побольше.
  Демон развернулся и побрел прочь, а принцесса всё следила за высокой фигурой в черном...
  
  На предложение Ротаса разделить с людьми трапезу лорд Ирилур ответил отказом. Кто-то из стражников, вроде бы Ирос, громко пояснил, что демоны предпочитают обгладывать девичьи, а не куриные бедрышки. Но, наткнувшись на мрачный взгляд капитана, шутник смутился и пробормотал что-то похожее на извинение.
  Арлетте кусок в горло не лез. Если честно, принцессе было абсолютно наплевать на погибшую армию древнего короля, и она не предполагала, что случайная догадка заденет лорда Эриана. Он так и стоял у дороги, повернувшись спиной к лагерю, смотрел, не отрываясь, на ослепительное золото солнца и, казалось, чего-то ждал.
  Девушка поднялась и, отряхнув с дорожной юбки прилипшие соринки, уже собиралась нарушить уединение демона, но принцессе снова помешал Ротас. Капитан выглядел крайне взволнованным, хотя всегда старался не проявлять чувства на людях.
  - Моя леди, что вы ему сказали?
  - Ротас... - Голос принцессы дрогнул. - Это он заключил мирный договор с Аргиросом Несчастливым. - Всевышний, сколько же ему лет?!
  От глубин внезапно распахнувшейся пропасти закружилась голова.
  - Кровавое лето? - Не поверил капитан.
  Принцесса молча кивнула.
  - Однако, - только и сумел выговорить Ротас.
  Именно что "однако". День полон сюрпризов. Сначала чувствительный демон, возрастом способный поспорить с Эскариной, затем удивленный Ротас. Если так пойдет дальше, то к вечеру принцесса точно отрастит хвост. Длинный, с кисточкой.
  Миновав даже на привале не снявших свои глухие шлемы демонов, Арлетта подошла к лорду Эриану и встала рядом. Тот в ее сторону и головы не повернул. Но принцесса не собиралась легко сдаваться. Она тоже попробовала проследить за солнцем, и уже через пару мгновений перед глазами девушки замелькали черные точки.
  - Не стоит, - посланник почему-то не соизволил добавить обязательное "моя леди". Забыл или не захотел?
  - Чего не стоит? - Арлетта попробовала раскрутить колесо беседы.
  - На солнце в зените смотреть не надо, - уточнил демон и снова замолчал.
  - Лорд Эриан, - принцессе неожиданно стало стыдно за ребяческую выходку, - я не хотела вас обидеть. Простите.
  - За что? - демон наконец-то соизволил посмотреть на нее, и Арлетта непроизвольно зажмурилась: в бездонных глазах лорда отражалось перевернутое солнце, только ослепительно-черное.
  - Мы чтили договор. - Эриан снова следил за неторопливым движением небесного светила. - Это вы пришли на наши земли, и мы уступили их вам. Все... кроме степей и южных гор. Но вам было мало - вы захотели еще. Откуда у людей потребность захватывать всё, до чего они способны дотянуться, и уничтожить всё, до чего не могут, лишь бы только оно не досталось кому-нибудь другому? - Демон не ждал ответа, да и Арлетте не удавалось подобрать подходящее оправдание. - Чтобы задеть нас, Аргирос приказал поджечь кровь земли. Черный дым окутал степи непроницаемой завесой. Он был повсюду, он пробрался даже в Эрхат - Поднебесное. - Голос демона звучал отрешенно, будто он снова наблюдал картину минувшего. - Шагин не мог стерпеть подобного отношения. Мы давно не видели его в гневе. А ведь если бы мы захотели, то с легкостью превратили бы людей в рабов. Но мы слишком долго не давали о себе знать, и вы забыли о нас. Демоны превратились в сказку, красивую и страшную легенду. Вы забыли, что мы рождены убивать. Да мы и сами предпочитаем не помнить об этом. Но тогда нас ослепила ярость, одурманила кровь...
  Впрочем, вам не лучше не знать подробностей. Отдыхайте, мы выедем только через пару часов.
  Посланник снова замолчал, на этот раз надолго. Поняв, что разговор закончен, Арлетта вернулась в лагерь, предоставив лорду Эриану возможность созерцать медленно ползущее по небу солнце в полном одиночестве.
  
  
  Глава пятая,
  в которой совершается путешествие сквозь туман и очень трудно разобраться, где сон, а где явь
  
  Иногда даже самые странные сны
  хранят в себе семена знания
  о нашем прошлом и будущем...
  
  Карнас. Южный тракт.
  Леди Арлетта
  
  Солнце медленно вползало в вечер, когда вынужденное бездействие было, наконец, прервано. Арлетта отрешенно наблюдала за неспешными сборами демонов, а голову в это время лезли всякие глупости, вроде: спят ли они что ли в этих ведрах?
  Действительно, за все время знакомства с демонами принцесса видела без шлема только лорда Ирилура, который снял его из вежливости, и Эриана. Хотя этот, похоже, больше беспокоился о прическе, чем о собственной безопасности. Может, спросить у посланника, не припрятала ли он где маску, как и положено благородному злодею из романтической истории?
  Принцесса на мгновение представила себе демона, висящего на дереве, зацепившись хвостом за ветку, с натянутым луком в руках в ожидании проезжающего купца, и рассмеялась.
  - Что же вас развеселило, моя леди? - Принцесса вздрогнула от неожиданности. Что называется, не поминай демона всуе - непременно объявится.
  И Арлетта, мстительно улыбаясь, в красках, не упуская ни малейшей подробности, расписала Эриану преимущества засад, устроенных на деревьях. Но демон проигнорировал откровенный выпад, на полном серьезе объяснив, что посланнику несподручно грабить купцов, поскольку это не соответствует его статусу, что маска не нужна, когда есть шлем, что на хвосте висеть нельзя, поскольку тот недостаточно гибок, и что уже давно пора ехать. В отместку принцесса с откровенно хамским "я не калека" отвергла попытку демона помочь ей забраться в седло. Демон недоуменно пожал плечами и оставил недовольную принцессу в компании Ротаса.
  - Моя леди, зачем вы его злите? - Не преминул заметить капитан.
  - Однажды он перестанет сдерживаться и, рассердившись, выболтает что-нибудь важное. - Арлетте удалось ответить вполне вежливо.
  - Не стоит. Там, куда мы направляемся, на счету любой союзник, а лорд Эриан относится к вам с симпатией. Пока относится, - Ротас выделил голосом оскорбительное "пока". - А если мы еще разузнаем о нем побольше, то...
  - То есть мне, внучке Артоса Второго и пра-пра-пра... и так далее внучке Саригаса-Объединителя, предлагают сначала шпионить за демоном, а потом - шантажировать его? - холода в голосе Арлетты с успехом хватило бы, чтобы выморозить до дна средних размеров озерцо.
  - Что вы, моя леди, разве я осмелился бы предложить вам такое? - Ротас казался искренне обиженным.
  Как же. Притворялся карнасец бездарно, и девушка невольно пожалела, что не родилась простолюдинкой. Сидела бы сейчас дома, репу выращивала... Ан нет, сначала любимый отец запросто расплатился дочерью, словно вещью, теперь Ротас пытается в своих целях использовать. А ведь она всё-таки принцесса...
  От невеселых размышлений Арлетту отвлек неожиданно сгустившийся туман, очень необычный туман. Откуда он мог взяться, когда рядом нет водных источников? И почему сквозь дымку прекрасно видно спутников, но почти не различить окрестности, как если бы плотная белая стена полностью отделила их от окружающего мира? Кто-то испуганно вскрикнул, похоже, Ани, но Летте не было страшно.
  - Что это? - Разом подобрался Ротас.
  - Сейчас узнаю, - Арлетта, пользуясь представившейся возможностью, рванула с места - подальше от порядком поднадоевшего зануды.
  Главный демон держался нарочито обособленно и поначалу даже обрадовался обществу принцессы.
  - Лорд Эриан, что это за туман?
  - Не бойтесь, моя леди. - Демон ободряюще улыбнулся. - Он не причинит вам вреда.
  - Я не боюсь. - Арлетта оскорблено вздернула подбородок, но Эриан не обратил внимания на ее недовольство.
  - Туман позволяет нам быстро перемещаться на значительные расстояния. - Продолжил он объяснения. - Верхом от Эскарины до южных гор через земли степняков много дней пути, а так - окажемся там еще до заката.
  - Для чего же требовалось полдня тащиться обычным способом? - Поспешила поинтересоваться принцесса. - Неужели нельзя было вызвать туман уже у стен Эскарины?
  - Можно. Но тем, кто провожал нас в дорогу, лучше не знать о некоторых вещах. - Демон хитро прищурился.
  - А почему вы ждали до вечера? - Несмотря на откровенность демона, Арлетте все равно чудился подвох.
  - Призывать туман трудно: мне требовалось время. - Спокойно ответил Эриан.
  - И сколько придется ехать в этом тумане? - девушка зябко передернула плечами.
  - Сколько потребуется. - Демон вполне ожидаемо не пожелал делиться секретами. - Но если отвлекаться на разговоры - намного дольше.
  Сообразив, что ее просто-напросто прогоняют, Арлетта придала лицу выражение оскорбленной невинности, - пусть Эриану будет стыдно, - и чуть отстала. Возвращаться к Ротасу и выслушивать бредовые идеи не хотелось, окружающий пейзаж не просматривался, надежно скрытый за белой пеленой, да и недосыпание и тревоги прошлой ночи начали сказываться: принцесса сама не заметила, как задремала.
  
  Она стояла на вершине высокой черной башни, одетая в странный белый балахон, длинный подол которого волочился по полу. Перед ней до горизонта громоздились горы. Древние, могучие гиганты, помнившие еще прикосновения рук создателя мира. Горы слепо пялились на Арлетту, и она ощущала их тяжелые, наполненные недовольством взгляды из-под низко нахлобученных ледниковых шапок. Девушка была для них чужой.
  Бесновавшийся вокруг холодный ветер тоже ненавидел и презирал ее. Он уверенно, шаг за шагом, теснил принцессу к краю площадки, обрывающейся в бездну.
  Арлетта сопротивлялась изо всех сил, но бесполезно - ветер оказывался сильнее, намного сильнее. Он черпал силы в окружающем принцессу недружелюбном мире. Ветер был любимым сыном этих гор, этого серого, нависшего над головой неба, разительно отличавшегося от рассказов о бездонно-звездном небе юга.
  Мгла завораживала, вынуждая сделать последний шаг, шаг в никуда.
  Арлетта пыталась устоять, ведь в ее жилах текла кровь королей-завоевателей, привыкших к враждебным взглядам, нацеленным в спину. Но небо ощутимо давило на плечи, горы ритмично нашептывали какое-то страшное заклинание, выпивая силы, а ветер по-прежнему настойчиво подталкивал к невысокому бортику.
  Околдованная, Арлетта послушно шагнула вперед, но тут кто-то схватил ее сзади за плечи и развернул к себе лицом.
  Лорд Эриан! Он тщился что-то втолковать ей, но ветер уносил слова прочь, лишая их смысла. Ветер...
  Принцесса попробовала вырваться, но демон ее не отпускал. Он был настойчив и упрям. Очень настойчив и очень упрям.
  Девушка не сумела бы объяснить, почему ее внимание привлек висевший на поясе Эриана кинжал, странный, непривычной формы и вида, хотя в то же время смутно знакомый, и кто именно направил ее руку. Быстрое движение, но кинжал, больше похожий на коготь, чем на железное жало, располосовал только черный шелк рубахи - проклятый демон успел увернуться!
  Сразу же вернулась пропавшая уверенность в себе, исчез неприятный ветер, а серую пелену неба разорвала в клочья ослепительная молния. В ушах зазвенел голос, мелодичный, лишенный пола и возраста, очаровывающий безупречностью звучания. "Сейчас, бей сейчас!"
  Лорд Эриан медленно надвигался на принцессу, изменяясь до неузнаваемости прямо на глазах - кости черепа вытягивались, длинные изящные пальцы становились жуткими когтями, а молочно-белая кожа быстро темнела, уже застывая кое-где пластинами чешуи.
  Арлетта сделала шаг навстречу и, голой рукой бесстрашно отведя в сторону чешуйчатую лапу, ударила туда, где по расчетам должно было биться сердце твари. Демон взвыл, рванулся в сторону и вдруг тяжело рухнул на колени.
  "За что, Летта?" - Голос демона изменился: неприятные вкрадчивые нотки сгинули, вытесненные другими интонациями, знакомыми с детства.
  Не может быть! Только не это...
  Девушка с ужасом смотрела на распростершееся тело, в которой уже не осталось ничего пугающего. Появившийся вновь ветер смеялся, пытаясь стронуть с места подол необычного одеяния принцессы, перебирая волосы убитого ее рукой человека. Человека!.. Ветер был доволен - он победил. Его торжествующей песне вторили горы, а серые тучи уже почти затянули нанесенную белой молнией рану. Ветер...
  Ноги Арлетты подкосились, и она медленно осела на ледяной камень.
  Принцесса почти не сомневалась в истинности ужасной догадки, но все равно хотела убедиться. Непослушными руками она перевернула неожиданно тяжелое тело. На нее невидящими глазами смотрел мертвый отец.
  Девушка закричала.
  
  - Все хорошо, все хорошо... - В успокаивающем голосе звучала уверенность, и у Арлетты сразу стало легче на сердце. - Это - всего лишь сон. Сон, навеянный белым туманом. Он развеется и забудется...
  Принцесса почувствовала на своей щеке тепло солнечного луча и открыла глаза.
  Вокруг нависали желтовато-бурые горы, в свете заходящего солнца отливающие красным золотом на изломах. Туман оказался отличным способом перемещения, хотя жаль, что не удалось взглянуть на знаменитые Дикие земли.
  Арлетта пошевелилась. Она лежала прямо на камнях, а ее голова покоилась на коленях лорда Эриана, который ласково поглаживал девушку по волосам. В глазах столпившихся вокруг людей читался откровенный ужас, да и стоящий чуть в отдалении лорд Ирилур поглядывал на принцессу с заметным сочувствием.
  - Это сон...
  - Все нормально, - Арлетта отвела в сторону руку лорда Эриана и попыталась подняться. Голова сразу же закружилась.
  - Тихо, не надо. Вы еще не совсем здоровы, - прохладная ладонь демона коснулась ее разгоряченного лба. Это было приятно. Боль и слабость постепенно разжимали когти, и девушке подумалось, что вот так можно лежать часами...
  - Теперь попробуйте встать. - Лорд Эриан заботливо поддержал принцессу. Прежняя слабость исчезла без следа.
  - Как вы это?..
  Демон, подав руку, повел девушку прочь.
  - Не имеет значения. Лучше расскажите, что вам открылось - белый туман иногда навевает странные сны.
  - Я... - Арлетта замялась: картинка рассыпалась на куски, оставляя после себя слабую дрожь в коленях и на редкость неприятный привкус кошмара. - Я помню только ощущение давящей ненависти и, пожалуй, всё. - Принцесса не собиралась посвящать посланника во все подробности.
  - Не желаете откровенничать сейчас, поделитесь, когда настанет время, - Эриан понимающе усмехнулся, словно бы действительно умел читать мысли. - Лучше посмотрите, как здесь красиво!
  Узкое ущелье резко обрывалось, выходя в заросшую травами долину. Но не странное изобилие редкой в этих местах зелени притягивало взгляд. Там, на горизонте, устремив к небесам покрытые вечными ледниками вершины, вздымались настоящие горы, гордые и величавые гиганты, надменно взиравшие на мир с высоты.
  - Откуда? - восхищенно выдохнула Летта.
  Нигде, ни в одном землеописании принцесса не встречала даже упоминаний о таких горах. Неужели их настолько трудно заметить?
  - Мы не имеем привычки приглашать домой всех подряд. - Пояснил словоохотливый демон. Принцесса понимающе хмыкнула. Уж она-то хорошо представляла, что такое наплыв незваных гостей: редкие набеги степняков доставляли намного меньше хлопот, чем визит какого-нибудь коронованного союзника.
  - Вон там, - показал рукой Эриан, - чуть правее, почти у самой вершины находится Эрхат - Поднебесное...
  - Где? - Арлетта старательно разглядывала вершины горного кряжа в поисках королевского дворца.
  - Там. - Лорд Эриан внезапно наклонился к девушке и, прижав ее щеку к своей, повернул голову принцессы в нужном направлении. - Видите?
  Ошеломленная столь бесцеремонным обращением Арлетта зашипела как разъяренная кошка, но тут заметила вьющиеся над вершиной черные точки, слишком крупные, чтобы быть птицами.
  - Всевышний... Демоны.
  Старые легенды становились реальностью. До этого момента, несмотря на недвусмысленные намеки, посланник короля демонов и его окружение в глазах Арлетты оставались прежде всего людьми. Необычными, с трудом вписывающимися в обыденные рамки, но все же людьми. И только теперь, увидев парящих над горным пиком тварей, принцесса осознала всю глубину заблуждений. Впервые особенно остро поняла: игры закончились, и обратного пути уже не будет.
  - А кого вы ожидали встретить? - вопрос Эриана вернул принцессу к действительности. Она резко отшатнулась от демона, чуть не задохнувшись от гнева. Вспомнив, что на сей раз посланник позволил себе недопустимое.
  Арлетта наотмашь хлестнула демона по щеке. Точнее, только попыталась, потому что лорд Эриан с легкостью перехватил ее руку. Это движение внезапно воскресило в памяти полустершийся сон. Принцесса в ужасе рванулась прочь, но демон удержал ее. И тут же, сделав шаг вперед, грубо схватил девушку за плечи и встряхнул посильнее.
  - Что? Что ты видела? - Черные искры в его глазах превратились в раздуваемое ветрами бездны Пламя. Оно завораживало, лишало воли. Как те горы, как то небо, как тот ветер. Ветер... Сейчас она расскажет все...
  Наваждение пропало так же быстро, как и появилось. Из-за поворота показались насупившиеся демоны, возглавляемые лордом Ирилуром, и мрачный Ротас с ее людьми. И те, и другие старательно не замечали друг друга.
  - Простите меня, если сможете, - Эриан выпустил перепуганную принцессу и, не оборачиваясь, ушел.
  Ротас почти подбежал к ней.
  - Моя леди, с вами все в порядке?
  - Все в порядке. - Арлетте почудилось, что она упустила из виду нечто очень существенное. - Неужели этот сон настолько важен?
  - Что вы видели, моя леди? - тот же вопрос, те же интонации, только вот глаза у Ротаса серо-зеленые и нет в них отблесков манящего темного Пламени. Принцесса рассмеялась.
  О некоторых вещах лучше не знать вообще.
  - Если бы я помнила. - Арлетта с помощью карнасца забралась в седло. - Ротас, гляди, там одна гора чуть выше остальных. Это Эрхат - Поднебесное.
  
  
  
  Глава шестая,
  в которой все дороги ведут в Эрхат, продолжаются споры, собираются цветы и почему-то обсуждается происхождение видов
  
  Если в вечер спать на траве,
  Затаится смерть в рукаве, -
  Подлая гадюка-змея,
  Смерть твоя иль, может, моя...
  
  Земли демонов.
  Лорд Ирилур
  
  - Нужно провести ее через Пламя бездны. - Сторонний наблюдатель решил бы, что Эриан любуется открывшимся видом, но Ирилур не обманывался: на самом деле посланник Эрхат незаметно следит за его реакцией.
  - Зачем? - Равнодушно пожал плечами воин.
  - Будто ты не понимаешь - она почувствовала... - Эриан оборвал себя на полуслове, но Ирилуру не требовалось пояснений: только слепой мог не заметить, как девчонка мешком свалилась прямо под копыта коня.
  - Ну и что? Или тебе удалось выяснить, что именно ей открылось? - Хотя, вряд ли. Иначе зачем Эриан призывал силу Пламени, рискуя жизнью Шагины.
  - Нет, но я догадываюсь, - глава посольства уставился на него в упор. На неподготовленных эта манера производила неизгладимое впечатление, но долгие годы общения приучили Ирилура ко многому.
  - Так прочитай ее, - воин снова недоуменно пожал плечами. Похоже, это начинало входить в привычку.
  - Не могу. - Эриан отвернулся, скрывая промелькнувшее раздражение.
  - Не можешь или не хочешь? - Тут же уточнил Ирилур.
  - Да какая разница! - Неожиданно вскинулся посланник. - Лучше Пламя...
  Но разница была. Шагнув в темное Пламя, не только ты пускаешь его в душу, доверяя тайные помыслы, но и оно раскрывается для тебя. Если Эриан ошибся - девчонка умрет.
  - Не боишься, что это ее убьет? - Надо хотя бы попытаться отговорить его.
  - Нет. - Бескомпромиссно отрезал глава посольства.
  - То есть не убьет или тебя не пугает ее смерть? - Все же иногда он умудряется переходить все допустимые границы.
  - Не убьет. - Слишком спокойно подтвердил Эриан, словно бы знал о чем-то еще, о чем надеялся до поры умолчать.
  - Ты не умеешь признавать промахи - вот твой главный недостаток. - Недовольно поморщился Ирилур.
  - Но, во-первых, он единственный. А во-вторых, я опять окажусь прав, ты сам скоро убедишься. - Нахально усмехнулся в ответ посланник Эрхат.
  Он не лгал, но непогрешимых не бывает. Все, порой, ошибаются. Даже Эриан. И чем выше ставки в игре, тем дороже обходятся за невольные промахи.
  - С тобой спорить бессмысленно - все равно сделаешь по-своему. - Ирилур уступил, как уступал всегда. - Только прошу, подожди хотя бы до церемонии. А еще лучше - до рождения наследницы.
  - Хорошо, - неожиданно быстро согласился Эриан. - До церемонии. Дольше я не выдержу.
  
  Земли демонов.
  Леди Арлетта
  
  Они спустились в долину по неширокой тропинке, прятавшейся за нагромождениями камней, и очутились у начала широкого тракта, разрубавшего надвое зеленое море трав. По его темной, идеально ровной поверхности волнами разбегались черные искры, сплетаясь в странные, напоминающие неведомые письмена узоры.
  Арлетта восхищенно ахнула.
  - Это след Пламени Бездны, Шагина. - Лорд Ирилур ответил на невысказанный вопрос принцессы. - Много лет назад, когда мы только пришли в этот мир, Шагин призвал мощь Пламени Бездны и проложил прямой путь от Эрхат до южных гор.
  Конь Арлетты аккуратно попробовал необычную дорогу копытом и, сочтя ее заслуживающей доверия, двинулся вслед за вороной лошадью, невозмутимой, как и ее всадник.
  Лорд Эриан держался чуть позади. Принцесса искоса глянула на демона, но тот, не поднимая глаз, осторожно разглаживал пальцами лепестки большого ярко-красного цветка, который успел сорвать непонятно когда. До принцессы демону дела не было, поэтому Арлетта, изобразив искренний интерес, принялась выяснять у лорда Ирилура всякие глупости: сколько добираться до Эрхат, часто ли пользуются трактом и, самое главное, водятся ли здесь хищники? Например, драконы?
  При их упоминании Арлетта нервно хихикнула, заслужив не слишком дружелюбный взгляд демона. Но, снисходительно выслушав смущенное извинение, Ирилур смягчился и поведал девушке интересную историю о развитии форм жизни от мельчайших, не доступных человеческому глазу существ до обитающих сейчас в мире животных, включая даже людей.
  Внимавший беседе Ротас при упоминании такого способа происхождения человека громко помянул Всевышнего и презрительно сплюнул под копыта коню. Летта фыркнула и собиралась было выведать у Ирилура, какое место в этой цепочке занимают демоны, но тот неожиданно приказал остановиться и ждать.
  - Что случилось? - Принцесса умоляюще глянула на демона. Черты лица Ирилура как бы окаменели, придав ему неприятное сходство с мраморными статуями, украшающими дворцовый парк Эскарины. Он смотрел на Арлетту, но не видел ее: что-то иное полностью завладело вниманием воина. Принцесса обернулась к Эриану. Мерзкий красный цветок, засунутый за ухо, придавал ему откровенно дурацкий вид, особенно не уместный среди мрачного величия этих диких мест. Демон приложил палец к губам, призывая к молчанию, и застыл, напряженно вслушиваясь в тишину...
  Еще недавно здесь голосили какие-то птицы, скрытые в море трав, а теперь все звуки умерли. Тишина была настолько ощутимой, что принцессе почудилось - протяни руку и коснешься невидимого купола, отделившего их от остального мира...
  Внезапно дорога впереди вспучилась, будто под ее поверхностью созрел гигантский гриб. Холм набухал прямо на глазах, пока, наконец, не прорвался уходящим в небо столбом черного пламени.
  - Страж. - Пояснил очутившийся рядом Эриан. Принцесса предпочла бы другого собеседника, но любопытство все-таки взяло верх над обидой.
  - Что это? Зачем?
  Демон указал на подъехавшего вплотную к огню демона.
  - Лорд Ирилур просит у Пламени бездны разрешения пропустить в Эрхат людей, моя леди.
  Как бы в подтверждение слов посланника, демон спешился, опустился на одно колено и наклонил голову.
  - Но он ведь молчит? - Арлетте почему-то не было страшно.
  - С Пламенем бездны необязательно общаться вслух. Мы все - дети его, оно читает в наших душах. - Эриан нервно дернул себя за прядку. - Однако что-то они долго. Подождите здесь, - демон спрыгнул на землю и подошел к лорду Ирилуру. Арлетта видела, как он бесстрашно вклинился между огненным столпом и коленопреклоненным демоном и как внезапно вытянувшийся язык Пламени обнял показавшуюся вдруг такой маленькой и беззащитной фигурку. Принцесса непроизвольно зажмурилась.
  Когда она, наконец, решилась открыть глаза, черный огонь исчез, а Эриан, насмешливо щурясь, смотрел на нее снизу вверх, держа коня за повод. Арлетта смутилась.
  Вот он, живой и невредимый, ничего с ним не случилось, даже волосы не опалены. Может, и не было ничего? Хотя...
  Взгляд принцессы остановился на запутавшемся в волосах демона темном сморщившемся комочке, ранее бывшем великолепным кроваво-красным цветком.
  
  Земли демонов.
  Лорд Эриан
  
  Лорд Эриан тряхнул головой, и останки цветка упали на дорогу, рассыпавшись пылью. Резкое движение причинило острую боль, заставив прокусить губу почти до крови. Единение с Пламенем Бездны обходится дорого. Особенно ему.
  Окружающий мир медленно обернулся вокруг своей оси и занял привычное место.
  - Лорд Эриан?
  В глазах Арлетты плескалось искреннее сочувствие.
  Ну вот, докатился, его уже начинают жалеть дамы. А от жалости совсем не далеко до... Хотя нет, размечтался!
  Эриан рассмеялся и легко забрался в седло. Показуха обошлась посланнику дороже, чем он ожидал. Но если кто чего и заметил, то разумно предпочел промолчать.
  Арлетта следила за его действиями с живейшим интересом.
  - Моя леди, я прощен? - За иронией пряталась надежда. Что из этого она услышит?
  Принцесса, закусив губу, посмотрела куда-то в сторону.
  - Если вы пообещаете больше не хватать меня так...
  Общение лишь с себе подобными расслабляет, постепенно забываешь, что люди - хрупкие существа.
  Слова прозвучали четко и торжественно:
  - Клянусь, моя леди, что впредь не прикоснусь к вам без вашего разрешения.
  Дочь Илиаса, похоже, сама не ожидала подобного результата, но вымолвить ритуальное: "Принимаю вашу клятву, мой лорд" ей все же удалось.
  Какое-то время они ехали рядом, пока принцесса не осмелилась прервать затянувшееся молчание.
  - Лорд Эриан? - Вопрос Арлетты отогнал посторонние мысли. - Что там стряслось? Что пошло не так?
  - Ничего страшного. - Поспешил успокоить ее посланник. - Страж не хотел пропускать людей в Эрхат, пришлось подтвердить, что приказ отдал Шагин.
  - Подтвердить? - Удивилась принцесса, и Эриан с готовностью пояснил:
  - Позволить прочитать себя.
  - Это очень больно? - В голосе Арлетты слышалось искреннее сочувствие.
  Демон горько улыбнулся.
  - Это... - он зажмурился, заново переживая ощущения, - похоже на ласковые объятия летнего ветра, напоенного ароматом цветущих лугов, на легкие взмахи крыльев разноцветных бабочек, на нежные касания пальцев любимой. Ты становишься этой землей, телом степей и плотью гор, голосами случайных птах, заплутавших в паутине трав, и тягучими движениями змеи. Ты становишься всем, словно в тебе сосредотачивается история мира: его прошлое, настоящее и будущее. Это прекрасно. А потом все внезапно заканчивается болью, как всегда, когда приходится резать по живому. Болью и тоской. - Эриан осекся, будто сболтнув лишнего, и отвернулся.
  
  Земли демонов.
  Лорд Ирилур
  
  - Я искренне прошу прощения у прекрасной Шагины, но мне нужно поговорить с лордом Эрианом, - Ирилур вопросительно поднял бровь и, чуть помедлив, уточнил: - Наедине.
  Демон, похоже, обрадовался представившейся возможности откланяться. Он вежливо улыбнулся Арлетте.
  - В мире нет ничего, приятнее вашего общества, моя леди, но дела важнее.
  - Конечно, мой лорд. - Принцесса кивнула и, не оборачиваясь, поехала вперед, оставив позади секретничавших демонов.
  Эриан пропустил отряд и затем занял удобное место в хвосте.
  - Что случилось? - Он был абсолютно спокоен.
  - Что случилось?! - не выдержал Ирилур. - Это ты мне должен объяснить. Что вообще здесь творится? Почему Страж не пожелал общаться со мной, потребовав тебя?
  - Успокойся. - Равнодушно процедил Эриан. - Все хорошо.
  - Хорошо? - Гнев постепенно утихал, но желание схватить нахала и встряхнуть его посильнее никуда не исчезало. В особенности сейчас, когда он вел себя так, будто ничего необычного не произошло.
  - Именно, - посланник безмятежно улыбнулся. - Страж не собирался пропускать людей, но я его убедил.
  - Но почему? - От волнения Ирилур перешел на хриплый шепот. - Люди давно живут в Эрхат.
  - Один из нынешних намеревается убить Шагина. - Эриан умудрился сделать судьбоносное заявление столь безразлично, словно сообщал, что яблоки в саду поспели.
  - Что? Ты уверен? - Ирилур с трудом удержал рвущиеся с языка проклятия.
  - Пламя бездны не ошибается. - В интонациях демона ощущалась усталость мастера, в неизвестно какой раз объясняющего очевидное нерадивому, но любимому ученику.
  - Что ты предпримешь? - Мгновенно подобрался Ирилур, предчувствуя неприятности. - Я бы забрал принцессу, а прочих отдал Стражу.
  Эриан медленно повернулся, и на воина обжигающе глянуло само темное Пламя.
  - Ни-че-го. - Произнес он и рванул с места вскачь.
  Ирилур смотрел ему вслед, задумчиво покусывая губу. Затем, решившись, он быстро догнал остальных и тихо распорядился:
  - Крийон, Армит, не спускать с Эриана глаз.
  
  Земли демонов.
  Леди Арлетта
  
  Арлетта с настороженным вниманием следила за Эрианом: демоны явно поссорились, но вот почему? В душе принцессы вежливость из последних сил боролась с любопытством, последнее уверенно побеждало.
  - Лорд Эриан? - Летта дождалась ответной вымученной улыбки. - Что-то не так?
  Демон лукаво подмигнул принцессе.
  - Древние, что с них взять. Подозрительность у них в крови.
  - Древний... - Мечтательно прошептала девушка. Воображение послушно нарисовало совсем молодой мир, недавно вышедший из рук Всевышнего, и парящую над ним черную крылатую тень.
  Эриан понял невысказанный вопрос.
  - Когда в мир пришли первые дети темного Пламени, они не подчинялись никому и вершили правосудие так, как его понимали. Это была эпоха беззакония. И тогда Пламя бездны создало Шагина, заключив частицу своего вечного огня в телесную оболочку, и направило его в мир, дабы принес он погрязшим в усобицах Закон и правил ими мудро и рачительно. Однако лишь один из Древних присягнул на верность новому творению, признав его Шагином - Судьей, другие же не пожелали подчиняться воле Пламени. Они развязали войну. Долгую и страшную. Впервые дети Пламени убивали друг друга. - Голос Эриана был лишен и намека на эмоции. Казалось, он цитирует по памяти какую-то священную книгу. - Но могущество Пламени и помощь принявшего Закон позволили Шагину победить. Пламя учло ошибки, поэтому новое поколение, сменившее Древних, в отличие от предшественников лишено права общаться со стихией напрямую. Для них связующим звеном стал Шагин. Вот и все.
  - Значит, Ирилур - Древний. - Сделала правильный вывод принцесса. - А вы? Вы ведь тоже разговаривали со Стражем?
  - Я - нет. - Поспешил отречься Эриан. - Это Шагин дал мне такую возможность...
  -...безумно разозлив Ирилура, - закончила за него Арлетта. Демон неопределенно хмыкнул.
  - Можно и так сказать. Подобно всем Древним, Ирилур слегка не в себе. И он еще лучший из них.
  - Сколько всего их осталось? - Попыталась выяснить принцесса.
  - Крайне мало. - Посланник неприязненно поморщился. - И только Ирилур допущен в Эрхат.
  - Вы их не любите. - Арлетта впервые уловила в голосе Эриана нотки не слишком скрываемого раздражения.
  - Да. - Признал очевидное демон. - Хотя мне немного жаль Древних, я не люблю убийств без причины. Впрочем, не стоит о грустном. Мы подъезжаем. Смотрите.
  Арлетта вскинула голову вверх. Прямо над ней нависала уходящая к небу темная громада горы, излучавшая спокойную уверенность в собственных силах. Отсюда невозможно было разобраться, где заканчивается плоть горы, и начинаются стены замка. Хотя Эрхат мог оказаться таким же созданием Пламени бездны, как и эта дорога.
  Поднялось столбом послушное воле Шагина темное Пламя и выплело тонкое кружево изящных башен, окруженных высокими зубчатыми стенами...
  Принцесса словно наяву видела черные отблески и ревущие потоки расплавленного камня, застывающего неприступными стенами цитадели.
  Девушка помотала головой, прогоняя морок, повернулась к Эриану... И прочитала в глазах демона понимание: он тоже был допущен к лицезрению чуда. Посланник улыбнулся, и Арлетта впервые искренне ответила.
  - Лорд Эриан, а как же мы туда попадем? Я ведь совершенно не умею летать.
  К тому же принцесса плохо себе представляла, как затащить на гору лошадей. Не в когтях же... Она не удержалась и довольно хихикнула.
  Демон заинтересовался причиной неожиданного веселья, и Арлетта с удовольствием поделилась с ним размышлениями. Эриан терпеливо выслушал, и, не вдаваясь в подробности, указал на ближайшую пещеру. Расшалившаяся принцесса пошутила насчет подъема по вырубленной в скале норе и, без помощи спешившись, заглянула в проход... чтобы в следующее мгновение в ужасе отшатнуться.
  Истинные размеры пещеры оценить не удавалось: ее полностью наполняла белая дрянь, с помощью которой странствовали демоны. По спине пробежал холодок - принцесса снова вспомнила странный смеющийся ветер и мертвое лицо отца...
  - Нет. Туда я не пойду. Что угодно, только не туда. - Она тщетно пыталась заглушить звеневшие в голосе тревожные нотки.
  - Моя леди недавно жаловалась на неумение летать. - Эриан умело перегородил путь к отступлению.
  - Но там же эта гадость. - Девушка растерянно заозиралась в поисках поддержки.
  - Я все понимаю. - Демон изобразил сочувствие. - Белый туман действительно оказывает непредсказуемое воздействие. Но только на спящих и потерявших сознание. Или вы боитесь?
  Арлетта вспыхнула:
  - Я боюсь? Да никогда! - И храбро окунулась в белое марево, успев только подумать, что не мешало бы захватить факел.
  Однако, к ее удивлению, в пещере было достаточно светло - источником серебристого сияния являлся сам туман, мягко заключивший принцессу в объятия. И хотя густая пелена, надежно скрывавшая стены и потолок, предупредительно расступалась перед ней, через некоторое время Арлетта не сумела бы точно сказать, как долго и в какую сторону она идет. В такой ситуации надо нащупать стену и двигаться вдоль нее, в надежде хоть куда-нибудь выбраться.
  Девушка повернулась налево и... наткнулась на Эриана. Демон мило улыбался, словно пугать заблудившихся в тумане принцесс было для него любимым занятием.
  - Я искренне поражен вашей смелостью, моя леди. Но вам все же следовало взять с собой проводника. В случае путешествия по незнакомым местам это полезно.
  Арлетта обиженно фыркнула, безошибочно угадав издевку.
  - Мой лорд, искренне благодарю вас за предложенную помощь, но я великолепно обходилась и без нее. - Ответ прозвучал гордо, непреклонно и предельно вежливо, но демон не впечатлился.
  - Тогда почему вы решили вернуться, моя леди?
  - Вернуться? Куда? - Арлетта растерялась.
  - Вы сейчас направляетесь к выходу, точнее, обратно ко входу. - С удовольствием объяснил Эриан.
  - Да, конечно... Что?
  В черных глазах заплясали веселые искорки, и девушка с запозданием сообразила, что снова выставила себя не в лучшем свете. А демон, ничуть не смущаясь, любовался представлением.
  Что ж, тогда акт второй. Оскорбленное самолюбие.
  - Как вы смеете! - Губы подрагивают, на глазах проступают с трудом сдерживаемые слезы. Куда идти? Впрочем, неважно. Принцесса изобразила горделивое презрение, шагнула в сторону и, коротко вскрикнув, рухнула, как подкошенная.
  Расчет вышел верным. Демон сразу же очутился рядом, и он больше не смеялся. Эриан испугался за нее, причем испугался по-настоящему, и Арлетте стало немного стыдно, но только совсем немного.
  - Моя нога. - Сдавленно всхлипнула принцесса. - Больно...
  Прохладные пальцы аккуратно коснулись ее щиколотки.
  - Я вас понесу. - Вынес вердикт посланник Эрхат.
  Настало время для третьего акта, называвшегося проявленное мужество.
  - Я смогу сама. - Не терпящим возражений тоном отказалась принцесса. - Только помогите мне встать.
  К ее удивлению, Эриан послушался.
  Теперь опереться на галантно предложенную руку и не забывать изредка прихрамывать.
  Как же все-таки доверчивы мужчины. Даже демоны.
  
  
  Глава седьмая,
  нити судеб сплетаются воедино, а любопытствующим предоставляется возможность взглянуть на Эрхат изнутри
  
  Обнимают нас судьбы два крыла,
  Снова под ноги дорога легла.
  
  Земли демонов - Эрхат.
  Лорд Эриан
  
  Демоны очень хорошо чувствуют чужую боль... или ее отсутствие. Но если кто-то пытается сохранить лицо, подыграть не трудно. Тем более, когда речь идет о юной девушке.
  Принцесса поначалу еще пыталась поддерживать беседу, но вскоре, споткнувшись пару раз, замолчала и полностью сосредоточилась на изучении рельефа под ногами.
  Тишина - это прекрасно. Арлетта, конечно, очень милая, но от нее столько шума...
  Эриан утомленно потер висок.
  Эрхат, как всегда, открылся неожиданно. Маленькая шутка в духе его создателя. Демон улыбнулся.
  Дома.
  И тотчас ощутил щекой прикосновение теплого воздуха - Поднебесное тоже обрадовалось его возвращению. Эрхат не был разумным существом, но разбирался в эмоциях и умел отвечать на симпатию искренней привязанностью.
  Ласковые волны обволакивали тело: демон, как наяву, видел царапающие низко нависшее небо когти дозорных башен, вереницу спешащих на запад туч и проглядывающие в разрывы между ними неестественно большие звезды. Он чувствовал едва ощутимую пульсацию темных стен: где-то там, внизу, в такт его сердцу выдыхало черные искры Пламя бездны...
  Осторожное прикосновение нарушило хрупкую связь, и Эриан очнулся.
  - Где мы? - Арлетта удивленно рассматривала совершенно пустой зал. - Это ваш дворец?
  - Нет. - Качнул головой посланник. - Только преддверие.
  - Что? - Арлетта отпрянула в сторону и чуть не упала.
  Эриан мысленно обозвал себя глупцом. В распространенном среди людей учении о Всевышнем Преддверием называлось место, где души умерших ожидали решения своей судьбы. А здешняя обстановка крайне способствовала мыслям о бренности бытия: серый камень, легкий полумрак, отсутствие всяческих украшений...
  - Нет. Это вроде... двора. - Посланник попытался подобрать подходящее слово. - Не можем же мы вместе с лошадьми, не приведя себя в порядок после долгой дороги, появляться в тронном зале. Шагину вряд ли это понравится, а разгневанный Шагин опасен для окружающих. Да и ковры пострадают...
  Он обезоруживающе улыбнулся. Принцесса облегченно перевела дыхание и даже хотела пошутить, но тут на плиты зала одновременно шагнули люди, лошади и демоны. Первые громко и испуганно переговаривались, делая отвращающие знаки и постоянно упоминая имя Всевышнего. Лошади если и призывали своих богов, то, по крайней мере, делали это молча.
  Ирилур вопросительно приподнял бровь. Эриан кивнул в ответ.
  - Моя леди, я провожу вас в ваши покои.
  - Я с вами. - Ротас нарочито небрежно положил ладонь на рукоять меча. Демон гибко потянулся, не отводя взгляда от капитана. Так, наверное, смотрит на жертву рысь перед прыжком - со странной смесью превосходства и любопытства. Взрослые кошки всё равно остаются кошками, и, даже убивая, играют.
  Человек, однако, не испугался, и неизвестно, чем бы закончилось противостояние, если бы не своевременное вмешательство принцессы, мигом забывшей о недавней хромоте.
  - Лорд Эриан, моих людей разместят рядом со мной.
  Посланника непосредственность Арлетты откровенно забавляла, он даже залюбовался девушкой. Решительная, с раскрасневшимся лицом, осторожно нащупывая пальцами кинжал, словно жалкий ножик для фруктов мог представлять для кого-то опасность, принцесса бесстрашно вклинилась между противниками. Хорошая Шагина получится - не соскучишься.
  - Конечно, моя леди. Все будет так, как вы пожелаете. - Эриан галантно прикоснулся губами к маленькой кисти, многообещающе прищурившись на разозленного Ротаса. Человеку следовало бы на коленях благодарить Арлетту за спасенную жизнь. Это ж надо додуматься - угрожать хозяину в его собственном доме.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Эрхат разочаровал Арлетту. Воображение рисовало ей просторные залы, черные с серебром занавеси, гобелены, изображающие сцены ставших легендарными сражений, мраморные статуи королей-демонов и изящные колоннады... Но внутри оказалось пусто. Грубые грязно-серые стены и неровный пол вызывали навязчивые сравнения с ходами дождевых червей - девушка с отвращением пару раз ковырнула плиты носком сапожка. Страшная темная цитадель, которой так любили пугать приверженцев дети Всевышнего, походила на заурядную недостроенную крепостцу, затерянную где-то в степях юга.
  Неестественная скупость интерьеров угнетала, вынуждала чувствовать себя инородным телом. А тут еще Эриан удивительно точно охарактеризовал это очаровательное место. Именно Преддверием оно и было. Не хватало только стенания душ умерших, ожидающих окончательного приговора Всевышнего. Налево - в райские Сады, направо - в Пламя бездны. Интересно, куда определят ее? Хотя наличие рядом милого демона иных вариантов не подразумевает...
  Арлетта уже собралась ляпнуть Эриану какую-нибудь подходящую гадость, но тут в залу словно бы из ниоткуда вывалились остальные. И Ротас не придумал ничего лучше, как затеять ссору с самим посланником.
  Зря он нарывается, что позволено принцессе, не позволено простому стражу. Да и ощущалась в наглом демоне некая смутная угроза, будто ты заглядываешь в заполненную туманом пропасть и не можешь примерно оценить ее глубину.
  Не станет Эриан убивать Ротаса, но покалечить способен. Просто чтобы проучить.
  Арлетта и сама не поняла, как именно ее угораздило очутиться между ними. Эриан среагировал первым: наваждение исчезло. Место убийцы, предвкушавшего развлечение, снова занял прежний обходительный лорд.
  Если бы принцесса сейчас догадалась посмотреть на Ирилура, она бы успела заметить, как воин облегченно перевел дыхание. Уж он-то знал, на что способен посланник Шагина. Знал и боялся. Но Арлетте не было дела до переживаний посторонних демонов: она следила за Эрианом.
  С изяществом придворного старой Империи он легонько подтолкнул тяжелые створки ворот и сделал приглашающий жест. Арлетта с радостью выскользнула из-под сводов мрачного преддверия и зажмурила глаза, ослепленная светом тающего дня.
  Ни намазанных жертвенной кровью алтарей, ни гирлянд из высушенных человеческих черепов принцесса не обнаружила, только маленький дворик в окружении колоннад и небольшой фонтанчик. Матово-черные стены замка, охватывавшие его кольцом, казалось, с жадностью ловили прощальные лучи заходящего солнца. Лениво взмахивала бледно-золотистыми крыльями бабочка...
  Ощущение мира и покоя полностью овладело принцессой. Эрхат напоминал зачарованное королевство из детских сказок, увидев которое даже всемогущее время навеки замерло от восхищения. Девушка устроилась на бортике фонтана и с удовольствием подставила руку под прохладную струю. Эрхат начинал ей нравиться.
  - Моя леди. - На сей раз Эриан был не один. Рядом с ним стояла невысокая и уже немолодая женщина, облаченная в короткую тунику, открывающую крепкие загорелые руки, и кожаные штаны - обычную одежду кочевника-степняка. Женщина приветливо улыбалась, но теребившие косу пальцы выдавали волнение.
  - Это Ирма. - Представил степнячку посланник. - Она поможет вам лучше узнать Эрхат. Задавайте ей любые вопросы.
  - Любые? - хитро прищурилась Арлетта, не скрывая, что готова замыслить очередную каверзу.
  - Любые. - Демон, поддержав игру, согласно кивнул. - Я навещу вас позже, когда вы устроитесь, моя леди.
  Арлетта с любопытством рассматривала новую знакомую. Волосы, прежде имевшие оттенок расплавленного золота, уже подернулись сединой, но льдисто-голубые глаза не потеряли прежней зоркости. Эта женщина умела постоять за себя и со временем не растеряла приобретенные навыки.
  Принцесса приветливо улыбнулась.
  - Леди Ирма, прошу прощения за мой нескромный вопрос, вы...
  - Во-первых, я не леди, во-вторых, я действительно не демон.
  После галантных манер лорда Эриана резковатая прямота степнячки выглядела грубостью, но принцесса искренне верила в свою способность договориться с кем угодно.
  - Просто Ирма? - Арлетта добавила побольше дружелюбия в голос.
  - Просто Ирма, - степнячка прекратила трепать косу. - Пойдемте, Шагина. Эриан распорядился отдать вам всё западное крыло. Сюда, - женщина целеустремленно пересекла маленький дворик.
  - Простите, - догнала свою провожатую принцесса, - я думала, что в Эрхат живут только демоны.
  - Кто вам сказал такую глупость, Шагина? - Ирма криво усмехнулась. - В Эрхат живут все, кто пожелает. Крылатые не обижают гостей.
  - Крылатые... - Арлетта попробовала звучное слово на вкус. В нем смешались ощущение полета и бездонная чаша небес, встречный ветер и пьянящий запах нагретой солнцем земли. Не демоны, не твари бездны - Крылатые.
  Принцесса миновала предупредительно распахнутые Ирмой двери и остановилась на пороге, подождав, пока глаза привыкнут к легкому полумраку.
  - Здесь - зала, наверху - спальни, кабинет и библиотека, - светловолосая степнячка первой взбежала по лестнице и, миновав недлинный коридорчик, толкнула рукой одну из створок. - Ваше пристанище на первое время. После церемонии все крыло будет принадлежать вам, но пока придется пожить здесь. Комнатка, конечно, небольшая, но в ней сейчас намного приятнее, чем в покоях Шагины.
  Арлетта понимающе кивнула - а что еще ей оставалось? - и шагнула внутрь.
  Действительно, очень уютно. Застеленное шелковым покрывалом ложе, стол с письменными принадлежностями, камин, закрытый на летнее время ширмой, расписанной разноцветными бабочками, брошенная на пол серебристая шкура неизвестного зверя. И огромное, занимающее почти всю противоположную стену окно, полностью завладевшее вниманием принцессы.
  Где-то там, слева, пряталось рассеченное лезвием тракта зеленое море трав, а прямо за окном возвышались горы. Тянулись к звездам несокрушимые вершины, надменно взиравшие из-под тяжелых ледниковых шапок на распростершийся у их ног тварный мир. Горы - плоть от плоти земли, средоточие ее могущества, неподвластного времени. Что для них восхищение маленькой человеческой девушки, когда гордые демоны, способные поспорить с ними древностью рода, и те с благоговением преклоняют колени.
  Как теперь называть Эрхат? Крепость? Нет. Храм Гор.
  Позади слышались голоса: Ирма уверенно распоряжалась действиями Ани и Марги, занимавшихся разборкой вещей принцессы, - но они нисколько не мешали ее размышлениям.
  Давно, еще в раннем детстве, Арлетте часто снилось, что она летает. Девушка чувствовала, как ее словно подбрасывает в воздух, когда за спиной распахиваются широкие крылья. Пестрой лентой разворачивается внизу равнина, маленькой черной точкой быстро скользит по ней птичья тень. Но равнодушна орлиная душа и к духмяному мареву трав, и к змеиным извивам речного потока. Есть только одна достойная цель у гордой птицы - горы, рассекающие горизонт черные лезвия, оружие, порожденное землей в день гнева, против извечного противника - неба. И как наяву видела девушка опасные острые грани уступов, бездонные провалы пропастей и теплые восходящие потоки, дававшие отдых уставшим от игры со смертью крыльям. Тогда...
  Эти горы были другими. Они излучали свойственное сильным добродушное спокойствие...
  - Вам понравился вид? - Знакомый голос отвлек принцессу от сосредоточенного созерцания.
  Мог бы и не спрашивать. Арлетта честно попыталась разобраться в неожиданно нахлынувших образах, облечь их в слова, но напрасно. Ощущение от мимолетного прикосновения к чему-то недостижимо прекрасному дано выразить, пожалуй, лишь поэтам и безумцам. Ни к тем, ни к другим принцесса не принадлежала.
  - Здесь все совсем не такое... не то, что я себе представляла. И вы все... другие. - Девушка запнулась, но демон, как ни странно, понял. Хотя чему удивляться: последнее время Арлетте казалось, что Эриан разбирается в ней намного лучше самой принцессы.
  Ани и Марги заинтересованно внимали.
  - Вы ожидали увидеть воплощение кошмаров? Сгорающие в вечном огне Пламени бездны души убийц, ужасных прислужников короля демонов и прочую ерунду?
  Девушка смущенно кивнула: демон, - нет, Крылатый, - очень точно передал ее мысли.
  - А вместо этого вас привели в обычный замок в горах. Вы разочарованы. - Эриан не спрашивал, он утверждал.
  Арлетте вдруг захотелось заглянуть в непроницаемо-темные глаза демона и признаться ему, что она нисколько не разочарована, что так даже лучше. Ведь это замечательно, когда страшный сон вдруг превращается в прекрасную сказку...
  - Если я не соответствую созданному вами образу злодея, я могу, только для вас, конечно, - посланник галантно наклонил голову, - кого-нибудь убить. Вот ее, например. - Эриан указал на замершую от неожиданности Ани.
  Служанка всхлипнула и, уронив на пол платье принцессы, испуганно закрыла лицо руками.
  - Успокойся, - Ирма ласково погладила девушку по волосам. - Он так шутит.
  Слова степнячки помогли прозреть: только сейчас принцесса различила смешинки в глазах демона. А ведь мгновение назад она нисколько не сомневалась, что стоит лишь согласиться, и Ани обречена.
  - Он всегда так шутит, а потом еще и удивляется, почему от него все шарахаются, - Ирма уже очутилась рядом с Эрианом и хозяйским жестом положила ладонь на его предплечье. Демон поймал руку степнячки, поцеловав запястье.
  - Моя славная девочка, - в голосе демона проскользнули не свойственные ему теплые нотки. - Моя красивая девочка.
  Принцесса до хруста сжала пальцы.
  
  Эрхат.
  Ирма
  
  Ирма привычным жестом потянула Эриана за выбившуюся прядку.
  Ну что с ним делать? Напугал влюбленную дурочку до полусмерти. И это - существо, обладающее тысячелетним опытом и знанием? Сумасбродный мальчишка. Знает, что хорош собой, вот и позерничает. Нравится ему, видите ли, производить впечатление. Особенно отрицательное. Разве можно такому верить? А ведь его порой сам Ирилур побаивается. Да что там говорить, способен Эриан глянуть так, что даже ее саму пробирает. Плещется в глазах черное Пламя, обжигает. И только ты убедишься, что сидит перед тобой допущенный к тайнам провидец и безжалостный убийца, проникнешься серьезностью момента, он глупой выходкой разом разрушит впечатление. Ой, Эри, Эри...
  Несмотря на проведенные рядом с Крылатым годы, Ирма до сих пор не умела определять, где в этих переплетениях масок и вымышленных образов - настоящий Эриан. Какой он на самом деле. Одно слово, Крылатый...
  Зато она научилась разбираться в чувствах других. Читать, словно раскрытую книгу, затаенные помыслы и желания.
  Со слугами все ясно: глупая девчонка влюбилась без памяти, а старухе это очень не нравится. Вон, губы поджимает и глазом косит - точь-в-точь подлая брыкучая кляча на конюшне.
  С принцессой было намного сложнее. Вроде бы честная, и не мнит себя невесть чем. Но не нравилась она Ирме. Не нравилась, и все тут.
  Ощущалась в подобной открытости, в эдаком вечно щенячьем восприятии мира некоторая фальшь. Легкий привкус, слабый запах дыма от отдаленного костра. Не присматриваясь, и не заметишь. Будто человек давно и увлеченно играет выбранную роль, и уже сам не в состоянии разобраться, где ложь, а где - правда. Или, наоборот, очень хорошо разбирается, когда он настоящий, когда - обманка для окружающих, и оставляет себе тоненькую связующую ниточку, пуповину, чтобы не потеряться окончательно, оказавшись пленником собственного воображения.
  Что пряталось за нарочитой наивностью, Ирме еще предстояло выяснить, но в одном она была уверена уже сейчас: чары Эриана действовали и на гостью. Как бы та ни старалась опровергнуть очевидное.
  
  Эрхат.
  Ани
  
  Когда-то в детстве мать рассказывала Арлетте сказки о прекрасных рыцарях, предпочитавших капризным принцессам скромных девушек из простых семей. Дочь Илиаса весело смеялась над наивностью историй, не принимая их всерьез. А слушавшая за компанию Ани верила, как только может верить в чудо юная, еще не изведавшая разочарований особа.
  Ани частенько представляла себе, как однажды распахнутся двери, и войдет Он, благородный красавец, воплощение девичьих грез. Как Он, не обращая внимания на недовольную принцессу, опустится на колени у ног Ани и признается ей в страстной любви. Потом на белом коне увезет избранницу в далекую страну, чтобы сделать своей королевой, а посрамленная Арлетта следит за ними из окна.
  Но так, к сожалению, рисовалось лишь в мечтах. В настоящей жизни благородные лорды почему-то предпочитали благовоспитанной служанке корчившую из себя гвардейского капитана принцессу.
  И в сердце Ани поселилась зависть. Если бы вдруг Арлетта узнала, как сильно тихая и исполнительная служанка ее ненавидит, она бы ужаснулась. Принцесса не умела ни ткать гобелены, ни вышивать шелками, ни играть на лютне. То есть не обладала необходимыми, по мнению Ани, любой порядочной даме навыками для успешного замужества. Вместо этого свободное время Арлетта проводила либо в библиотеке, копаясь в пыльных книгах, либо носясь верхом по округе и охотясь на несчастных мелких тварей. Дочь Илиаса не проявляла уважения к благородным лордам, и, хотя ее учили вести изящные светские беседы, всегда была прямодушна до грубости. Но, тем не менее, большинство известных Ани мужчин отзывались об Арлетте с восхищением. Девушку раздражала такая несправедливость, она считала принцессу мерзкой и невоспитанной лгуньей, к тому же не очень красивой, и искренне недоумевала, почему притворщицу до сих пор не разоблачили.
  Что поделать... Дочери короля по праву рождения разрешено многое. И Ани оставалось только ждать.
  Она приучила себя являться по первому зову взбалмошной принцессы, начала ориентироваться в библиотеке и отличать лук охотничий от лука огородного, сносить неожиданные приступы бешенства и не падать в обморок при виде крови. Ненависть поутихла и даже сменилась невольным любопытством: "Что еще выкинет эта сумасбродка?"
  Но тут появился Он.
  События в точности повторили придуманные фантазии. Из далекой страны явился благородный рыцарь, правда, на черном коне, прекрасный и загадочный. Но, к сожалению, подобно прочим, Эриан сразу угодил в ловушку лживой принцессы. Ходил за ней следом, говорил комплименты...
  Ани уже давно лелеяла в душе намерение отравить Арлетту, и только боязнь неминуемой кары Всевышнего удерживала ее руку от преступления.
  Девушка привыкла считать принцессу единственной соперницей, а потому появление Ирмы ее потрясло. Нет, конечно, у столь привлекательного лорда должны были оказаться любовницы, но Ани не ожидала, что Эриан выберет старуху. Хотя так даже лучше. Время Ирмы на исходе, поэтому ее не стоило считать серьезной противницей. К тому же безродная степнячка не обладала таким опасным оружием, как звучный титул и высокое происхождение. Со всем остальным можно спорить.
  Поэтому сейчас, глядя на следящую за Эрианом и Ирмой и просто позеленевшую от ревности принцессу, Ани была довольна.
  
  
  Глава восьмая,
  в которой игрок расставляет на доске фигуры, а герои пишут длинные письма домой и рассуждают о месте женщины в обществе
  
  Бывает так, что из игры не выйдешь -
  Удача рядом, кажется, лови!
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Солнце только начинало клониться к закату, но Арлетта, сославшись на вызванную долгой дорогой усталость, выпроводила вон лорда Эриана и Ирму. Была ли всему виной игра света и тени, или принцессу подвело расшалившееся воображение, но девушке в прощальной улыбке степнячки примерещилось ощутимо хищное. Так, обнажая в нешироком полуоскале клыки, звери предупреждают вторгшихся на их территорию чужаков, что стоит им сделать неверный шаг, и...
  В общем, Ирма Арлетте не понравилась. А, может, причиной являлась лишь обычная зависть к более удачливой сопернице? Да, Эриан мил и галантен, слишком мил и слишком галантен, но принцессе суждено выйти замуж за другого. Поэтому хватит забивать голову всяческой несбыточной ерундой. Скоро она встретится с Шагином, а Эриан... А что Эриан? Он просто сопровождал дочь Илиаса в дороге.
  "Королева должна быть выше желаний плоти", - Арлетта вздрогнула, словно вживую услышав голос Лионы. Вот из кого бы вышла прекрасная королева демонов.
  Кстати, раз уж она вспомнила о родственниках, не мешало бы написать письмо отцу и сестрице. Принцесса не любила откладывать свои желания на потом. Отправив прочь мешавших сосредоточиться служанок, она вооружилась пером и приступила к подробному изложению приключений.
  Это занятие надолго увлекло будущую Шагину.
  В комнате уже царили сумерки, когда Арлетта, размышляя над уместностью одной из фраз, подняла голову от бумаги и, заметив висевший на стене гобелен, невольно подобралась. Мечтательная улыбка постепенно превратилась в гримаску: с гобелена, небрежно опираясь на украшенное кистями копье, на нее презрительно взирала молодая Ирма. Светлые волосы степнячки были так же, как сегодня, заплетены в две косы, перехваченные золотыми змейками. Только вот вместо простой туники женщина красовалась в полном подобии чешуйчатого доспеха демона.
  Черное парадное облачение и пляшущие в ярко-голубых глазах искорки вызвали в памяти другое лицо. Лицо того, о ком Арлетта запретила себе думать.
  Принцесса рассеянно осмотрелась.
  Чернильница? Нет, будет заметно. Ах, вот! Внимание девушки привлекла ваза, заботливо наполненная фруктами. Яблоки - просто бесценная вещь, если хочешь в кого-нибудь кинуть.
  Злорадно ухмыльнувшись, принцесса выбрала плод потяжелее и ловко запустила им в вытканную Ирму. А потом с новыми силами вернулась к делу.
  Наполненное полунамеками и недомолвками послание - а вдруг решат прочесть посторонние? - вряд ли бы о многом рассказало непосвященному. Арлетта еще раз пробежала глазами строчки и, вполне довольная собой, снисходительно подмигнула равнодушной Ирме...
  Только добравшись до постели, принцесса поняла, как сильно она устала от дороги и от переизбытка новых впечатлений. Стоило лишь коснуться головой подушки, и бездонный колодец сна властно затянул ее в свои глубины.
  
  Арлетта стояла на дне узкого ущелья. Вокруг ломаными линиями уступов поднимались вверх горы. Между их почти смыкающимися вершинами проглядывал маленький кусочек ночного темно-фиолетового неба со слабо различимыми огоньками звезд.
  Принцесса кожей ощущала разлитое в воздухе напряжение, ожидание чего-то страшного. Надо было уходить отсюда и уходить как можно скорее. Только вот куда?
  Наконец, решившись, девушка зашагала вдоль извивающегося брошенной лентой ущелья. В спину, сбивая с ног, ударила волна холодного воздуха. Арлетта невольно перешла на бег. Быстрее. Легкие разрываются от боли. Еще быстрее. И не оборачиваться, ни в коем случае не оборачиваться!
  Дыхания не хватало, и, несмотря на стучащее в висках предостережение, принцесса посмотрела назад. С неба спускалась яркая, пронизанная жемчужными нитями туча, слишком неуместная в этом мире вечной ночи. Неспешно, даже изящно лавируя между выступающими остриями скал, она стремилась к назначенной высшими силами цели. И этой целью была одинокая девичья фигурка.
  Ближайшая пещерка представилась испуганной девушке подходящей защитой, и теперь она осторожно пятилась, не в силах оторвать взгляд от приближавшегося облака. Протянутые в темный зев пальцы неожиданно коснулись гладкого камня. Не может быть! Принцесса судорожно шарила по идеально ровной стене руками, но входа больше не было. Горы не пожелали защищать чужачку, приведшую в их замкнутый мир "это".
  Туча опускалась всё ниже. Арлетта видела, как, шипя, испарялся камень скал, задетый бледными боками. Она всхлипнула и, прижавшись щекой к скале, закрыла глаза.
  Сильные руки ласково обняли ее за талию, втаскивая в спасительный полумрак пещеры. Девушка рванулась, пытаясь освободиться.
  - Шшшш, - прошелестел над ухом знакомый голос. - Оно пришло за тобой. Смотри.
  С отчетливым хрустом взломав камень, гладкое дно ущелья рассекла широкая трещина. Мгновение, и навстречу серебристому сиянию рванулось темное Пламя. Казалось, горы застонали от нестерпимой боли, нарушив вечную тишину грохотом обвалов. Жемчужные нити сплелись с черными языками, осыпаясь тяжелым темно-серым пеплом. Туча сопротивлялась изо всех сил, но исход был предрешен, и темнота постепенно возвращалась в отвоеванный мир. Гасли, уходя под землю, последние отблески Пламени бездны, и королева-ночь снова склоняла строгое лицо над погружающимися в сон горами.
  
  Арлетта открыла глаза и тотчас зажмурилась: за окнами буйствовало полуденное солнце, а у ее постели, задумчиво изучая кончики пальцев, сидела Ирма.
  - Что вы здесь делаете? - Принцесса натянула одеяло до подбородка. Степнячка насмешливо фыркнула.
  - Я принесла вам платье на примерку. Свадебное платье, - уточнила она. - Но вы спали, и я решила подождать...
  - С-спасибо, - выдавила Арлетта. - А где оно?
  - Вон лежит. Красивое. - Ирма одобрительно прищурилась.
  Девушка замоталась в одеяло, спустила на пол босые ноги и замерла: привлекший вчера ее внимание гобелен исчез. Арлетта обернулась к степнячке, но Ирма не поняла намека - или действительно была непричастной - и принцесса предпочла заняться подарком.
  Платье действительно впечатляло. Странная, черная с серебристыми проблесками ткань на ощупь оказалась теплой и мягкой, как тонко выделанная беличья шкурка. Высокий воротник-стойка под горло, простой покрой без излишеств, короткий шлейф. И почти полное отсутствие отделки, придававшее наряду истинно королевскую строгость.
  - Я могу его надеть? - Арлетта восхищенно провела ладонью по подолу.
  - Пока только примерить. - Уточнила крайне довольная ее восторгом степнячка.
  - Надо позвать Ани и Марги. - Принцессе почему-то не хотелось переодеваться в присутствии этой женщины, но Ирма отрицательно покачала головой.
  - Не надо, я помогу. А горячую воду сейчас принесут.
  Арлетте хотелось устроить показательную истерику с битьем посуды и киданием яблоками, но здесь не дома - могут и не оценить. И девушка не стала упорствовать.
  Степнячка справилась с заданием ловко, будто всю жизнь только и делала, что одевала заезжих капризных принцесс.
  В дверь осторожно постучали:
  - Вы позволите, моя леди? - Лорд Эриан, наклонив голову к плечу, вдосталь налюбовался принцессой, не скрывая, что ему явно нравится увиденное. - Не хватает лишь маленького дополнения.
  Демон с ловкостью заезжего фокусника извлек откуда-то резную деревянную шкатулочку, протянув ее Арлетте. Девушка, затаив дыхание, откинула крышку... и с трудом удержалась от желания кинуться на шею Эриану. На фоне беспросветно-черного бархата крупные камни, соединенные между собой тонкой, почти незаметной цепочкой казались особенно алыми. Словно капли свежей крови на траве или яркие росчерки пламени заката. Это был поистине королевский дар.
  - Лорд Эриан... - Принцесса пыталась подобрать слова, объяснить, что камни прекрасны, но она, к сожалению, не вправе принимать драгоценности от мужчины, не являющегося ее супругом. Демон понял мучившие принцессу сомнения.
  - Подарок прислал Шагин, моя леди. Давайте я вам помогу.
  Арлетта доверчиво повернулась к посланнику спиной. Нарочно или нет, но, застегивая маленький замочек ожерелья, демон коснулся пальцами ее шеи. Принцесса дернулась и зарделась, как девчонка. Эриан отстранился, а Ирма сделала вид, что ее больше всего интересует открывающийся из окна вид.
  - Так намного лучше. - Вынес вердикт посланник. - Я распоряжусь, чтобы принесли зеркало. А теперь прошу меня простить, моя леди, но мне пора.
  Девушка спрятала обе руки за спину, и демону пришлось довольствоваться галантным поклоном.
  - Лорд Эриан? - Вспомнила вдруг о важном Арлетта.
  - Да, моя леди? - Демон остановился, ожидая продолжения.
  - Я хотела бы отправить письмо домой, - принцесса забрала со стола свиток, отметив, что теперь он лежал ближе к краю, чем вчера вечером, и протянула его Эриану.
  
  Обещанное зеркало едва пролезло в дверь, и Арлетта, немного робея, пригляделась к отражению.
  Платье было великолепно, в отличие от самой принцессы. Необычная прическа и украшения только портили вид. Или нет? В поисках совета Арлетта обернулась к степнячке: Ирма смотрела на нее со странной смесью теплоты и одобрения. Так на наряженных в свадебное платье девушек смотрят матери, но не соперницы.
  Что ж, пора забыть о черноволосом лорде. Может, Шагин будет хоть капельку похож на него. Хотя бы внешне.
  Степнячка дружелюбно улыбнулась девушке.
  - Даже жалко снимать.
  Арлетта огорченно вздохнула, согласившись с Ирмой, и повернулась спиной, позволяя расстегнуть ожерелье. Прикоснуться к замочку, еще помнящему прикосновение пальцев Эриана, было выше ее сил.
  
  Эрхат.
  Ротас
  
  Ротас уверенно поднимался вверх по лестнице. Принцесса его не вызвала, но особое чутье, на которое некогда обратил внимание Корвус, тогдашний капитан королевской гвардии, выбирая преемника, не позволяло воину оставлять неопытную девчонку одну в змеином гнезде.
  Арлетта, заметив Ротаса, откровенно обрадовалась, впервые на памяти карнасца. Может, потому, что рядом вовсю крутилась неприятная баба из местных, с первого взгляда не понравившаяся Ротасу.
  Женщинам не следует притрагиваться к оружию, им пристойней детей нянчить и стряпать. Благородным, вроде принцесски, еще позволено поиграть в воительницу, им по праву рождения положено отличать кинжал от веретена, все равно потом муж образумит. А так... упаси Всевышний! Если бабы за мечи берутся, точно конец света не за горами. И сразу можно сказать: не доверяют гостям хозяева. Недаром степнячку в сопровождающие девчонке навязали. Баба с легкостью пролезет туда, куда мужчине вовек не попасть.
  Ничего. Время покажет, чья возьмет. Если надо, Ротас готов ночевать под дверью, лишь бы уберечь королевскую дочку от местных. Не заслуживала девчонка подобного отношения, не заслуживала, и все тут...
  Ротас понахальнее уставился на наглую бабу, словно бы был способен взглядом удержать ее от неблаговидного поступка.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Ирма любезно согласилась проводить принцессу, недовольную навязанной спутницей, во двор. К счастью, за дверью преданно караулил Ротас, и остаток дня Арлетта наслаждалась крайне примечательным состязанием.
  Забавно. Человек, мнящий себя лучше других, чаще всего является на редкость ограниченным типом. Но лишь стоит ему встретить другого такого же, сразу начинается поединок петухов - чей хвост пышнее и голос громче. Брали бы пример с лорда Ирилура: демону не требовалось вызывающе класть руку на эфес или многозначительно улыбаться, чтобы окружающие прониклись серьезностью его намерений. Эти же - пыжатся, пыжатся, рожи друг другу корчат. Как дети, честное слово...
  - Шагина...
  Размышления Арлетты бесцеремонно прервал некстати объявившийся Ирилур. "Мысли читает что ли?" - подумала принцесса и тотчас оборвала себя, приметив тень улыбки на губах Древнего.
  Ротас и Ирма сразу очутились поблизости, позабыв о возникших разногласиях на время. И, хотя Арлетта не сомневалась, что демон с легкостью расправится с обоими, такая готовность к самопожертвованию со стороны капитана была достойна награды. В благие намерения степнячки принцесса не верила.
  - Вас ждет Шагин. - Ирилур сделал вид, что ничего не заметил.
  У девушки оборвалось сердце. Началось!
  Тщетно пытаясь скрыть постыдную дрожь в голосе, Арлетта, наконец, сумела выдавить из себя:
  - У-уже? Т-так скоро...
  - Уже. - Ирилура сложившаяся ситуация забавляла.
  И этому весело! Она тут что, заместо шута при дворе демонов?
  Злость помогла вернуть потерянное самообладание. Принцесса оперлась о предложенную руку и отправилась лицезреть священную особу короля демонов. Заключившие временное перемирие спорщики последовали за ними, держась чуть поодаль.
  Арлетта рассчитывала, что главный демон захочет встретиться с ней наедине, для личной беседы, но лорд Ирилур провел принцессу через предупредительно распахнутые двери в тронный зал, оставив стражу дожидаться снаружи. Гулкое эхо шагов заметалось под сводами, отражаясь от украшенных изящной резьбой стен - узоры выглядели не высеченными в мертвом, застывшем камне, а нарисованными черным и серебром по живому, гибкому, податливому. В другое время девушка с удовольствием бы поразмышляла на тему их происхождения, но сейчас ее вниманием завладело другое.
  В дальней части совершенно пустого зала, рассекая плиты, вверх, прямо к теряющимся в темноте сводам, уходил витой столб пламени. Пламени бездны.
  Кто сказал, что черный - это отсутствие цвета? Нет, черный - сочетание всех существующих цветов. Пламя буйствовало, завораживая сменой оттенков, вспыхивая яркими искрами. Оно танцевало, стремясь вырваться за пределы отведенного пространства, но не могло. Что же за сила нанесла на камень тонкий магический контур, оградив мир от изменчивой и непредсказуемой природы всемогущего Пламени?
  Ответ явился сам. Возник в переплетении темных языков Пламени бездны, где, распластав широкие крылья, парило какое-то существо. Арлетта невольно подалась вперед, завороженная нечеловеческой красотой происходящего. Сильные пальцы предупредительно сомкнулись на ее локте, и девушка обернулась: дикая пляска темных искр отражалась в бездонных глазах демона. Ирилур чуть наклонил голову, не отрывая взгляда от огненного столба, и опустился на одно колено, выдохнув:
  - Шагин...
  Арлетта последовала его примеру. Стены Пламени раздались в стороны, открывая зрителям высокую, облаченную в блестящую черную чешую фигуру. Шагин открыл глаза. Явленная сила Пламени бездны хлестнула нестерпимой болью, выворачивая наизнанку сознание, безжалостно потроша память, извлекая на свет все сокрытое в ее глубинах. Принцесса закричала - по крайней мере, ей так показалось, - но не услышала свой голос. А потом, принося желанное освобождение, навалилось беспамятство.
  
  Арлетта очнулась и какое-то время отрешенно рассматривала знакомый бордовый балдахин, пытаясь упорядочить ход мыслей.
  Итак, принцесса снова во временных покоях, вот только как она здесь очутилась? Последним, что запомнила девушка, была боль - не ее, чужая, - обжигающая нестерпимым жаром душу, грозящая раздавить тяжестью нечеловеческой тоски и отчаяния.
  Принцесса резко села на постели: голова закружилась, в висках застучала кровь.
  - Пейте, - произнес голос, и перед губами девушки оказался серебряный кубок, наполненный отвратительной на вид густой, дымящейся дрянью. Арлетта недовольно поморщилась.
  - Пейте, Шагина, - успокоил лорд Ирилур. - Лекарства не обязаны выглядеть привлекательно, а вам необходимо восстановить силы.
  Принцесса вцепилась в кубок обеими руками - так удастся хоть что-то не расплескать - и, стараясь не вдыхать мерзкий запах, сделала глоток. Предложенное питье огненным комком скатилось к желудку, согревая и успокаивая.
  Арлетта вернула кубок Ирилуру и с облегчением откинулась на подушки.
  - Это вы принесли меня сюда?
  Демон утвердительно кивнул.
  - Что случилось? - принцесса вдруг с пугающей яркостью вспомнила сплетающиеся языки Пламени бездны и скрывавшуюся в их сердце крылатую фигуру.
  - Взгляд Шагина способен выдержать не каждый человек. Вы справились, - в голосе демона послышались нотки искреннего уважения. - Вы станете достойной парой Великому. - Древний, наверное, впервые за все их недолгое знакомство, говорил без скрытой иронии. Девушка сочла это хорошим знаком и осмелилась сделать свой ход.
  - Лорд Ирилур?
  - Да, Шагина? - Выжидающе поднял бровь демон.
  - Можно задать вам нескромный вопрос? - Подобная прямота чаще всего требует откровенных ответов.
  - Вы вправе интересоваться чем угодно, Шагина. - Разрешил Ирилур. - Просто я не обязан отвечать.
  Арлетта поморщилась - опять игра словами - и неожиданно поинтересовалась:
  - Почему вы, Древний, поддержали Шагина?
  Демон явно готовился услышать совсем другое. Принцесса опасалась разбудить бурю, но лорд Ирилур лишь мечтательно улыбнулся:
  - Первое время после прихода в мир ты будто бы сходишь с ума от вседозволенности. Ты чувствуешь себя богом и, как, наверное, каждый бог, начинаешь искать пределы отведенных сил, но не обнаруживаешь их. И тогда ты ставишь себя выше остальных, начиная изменять мир в соответствии с собственными представлениями. И, вкусив абсолютной власти, уже не в состоянии добровольно отказаться от нее. Ты будешь цепляться за прошлое до конца, позабыв, что не пожелавших уступить, свергают. - Последние слова демон почти выкрикнул, заставив нервно дернуться принцессу, завороженно внимавшую рассказчику.
  - Было другое время, и была Империя, великая Империя богов-братьев, объединившая весь обитаемый мир, - голос Ирилура словно поблек, растеряв прежние краски, стал отвлеченно-равнодушным. - А потом появился Шагин. Он во многом превосходил нас. Шагин не просто умел взаимодействовать с Пламенем, он был его воплощением. Он - само совершенство... - демон надолго замолчал. Но, когда Арлетта почти осмелилась нарушить молчание, Ирилур нагнулся к ней и тихо проговорил:
  - Если уничтожить любого из рядовых Крылатых, Пламя бездны создаст другого. Но если убить Шагина, погибнут все поколения Крылатых, кроме, пожалуй, уцелевших Древних, и пройдет немало времени, прежде чем темное Пламя сумеет наверстать упущенное. Помните об этом, леди Арлетта, помните...
  Принцесса замерла, с трудом отваживаясь дышать.
  Ирилур впервые назвал ее по имени, он поведал дочери Илиаса, наверное, самый страшный секрет Крылатых. Но зачем?!
  Девушка попыталась поймать взгляд Древнего, однако демон уже смотрел куда-то мимо нее. Принцесса повернула голову. В дверях с ноги на ногу переминалась Ирма. Ирилур, неодобрительно поджав губы, непродолжительное время изучал степнячку, словно нарочно усиливая ее смущение, и только затем разрешил говорить.
  - Он пришел в себя. Простите... лорд.
  Настороженно присушивающаяся к беседе девушка отметила и странное раскаяние в голосе женщины, и небольшую паузу перед титулом Ирилура. Будто степнячка не слишком хорошо понимала, как следует обращаться к Древнему при Арлетте.
  - Лорд Ирилур, - принцесса выразительно глянула на демона. Тот, наконец, сжалился и кивком отпустил отчаянно нервничающую Ирму. - Что еще произошло? - Арлетта старательно выделила слово "еще".
  - Ваш страж услышал крики и, вообразив, что вам угрожает смертельная опасность, бросился на помощь. - Древний позволил себе усмехнуться. - Только он слегка переоценил свои силы и, к сожалению, не принял в расчет способности Ирмы.
  - Р-ротас, - выдавила сквозь зубы принцесса и, стараясь не замечать мелькавшие перед глазами цветные пятна, попыталась подняться с постели.
  - Не беспокойтесь, Шагина, - демон ловко уложил принцессу обратно. - С ним все в порядке. Так, пара синяков и ничего лишнего.
  
  Эрхат.
  Шагин ад-Дориан
  
  Это прекрасно, с этим ощущением не может сравниться ни одно из известных наслаждений. Ты словно становишься всем: темной громадой Последних гор, бегущей по жилам рек прозрачной водой, каждой травинкой в узорчатом зеленом покрывале степей. Весь мир разом сосредотачивается в тебе. Ты - причина его рождения, его основа и исток. Твоя сила питает корни старых деревьев, управляет движением ветров и течений, сменой сезонов и наступлением полнолуний... Ты как будто обретаешь крылья. Нет, не крылья, способность мгновенно перемещаться в любое место, следуя лишь своему желанию. Ты всемогущ.
  Но ты сам ограничил себя, не позволяя заемной мощи одурманить сознание, вырвавшись из-под контроля, превратить хозяина в раба, сделав из Шагина-Судьи нерассуждающее орудие Пламени бездны... И ты, кусая в кровь губы, собственной рукой безжалостно обрываешь пуповину, соединяющую с источником.
  Это больно и страшно. Как если бы отражающий свое видение мира художник внезапно ослеп, как если бы музыкант вдруг перестал слышать мелодию, как если бы поэт лишился возможности выплескивать на бумагу испытываемые им чувства...
  Но боль помогает отогнать безумие, отстраниться от памяти Пламени, вновь осознав себя личностью.
  Крылатая фигура шагнула вперед, преображаясь. Мир привычно одевал плотью Шагина, покинувшего средоточие темного Пламени.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Лорд Ирилур не ошибся. Через некоторое время Ротас стоял у постели принцессы, виновато понурив голову, и Арлетте даже стало жаль незадачливого стража.
  Вот так. Живешь себе тихо-мирно, считаешься неплохим воином, а потом немолодая степнячка с легкостью укладывает тебя на лопатки. Обидно, но зато наперед наука будет: любого противника нельзя недооценивать.
  Арлетта напустила на себя строгий вид, доводя смущение несчастного Ротаса до предела. Лорд Ирилур едва удостоил человека пренебрежительным взглядом и вышел, предоставив принцессе самолично разбираться с провинившимся слугой.
  Однако едва лишь за демоном закрылась дверь, от напускного раскаяния Ротаса не осталось и следа. Он как можно ближе нагнулся к девушке и таинственно зашептал:
  - Видите, моя леди, я оказался прав: они нам не доверяют. И еще соглядательница эта. Обычная баба на такое неспособна, если она не... - карнасец осекся, испугавшись собственной догадки.
  - Что, что, Ротас? - Арлетте невольно передался чужой испуг.
  - Если она не демон. - Выдохнул, наконец, капитан, настороженно озираясь по сторонам, словно опасаясь, что их подслушивают. Девушка зябко передернула плечами. В памяти разом всплыл гобелен со степнячкой в черном доспехе. Не потому ли его поспешно убрали с глаз, избегая разоблачения?
  - Но ведь женщин демонов не бывает? - Дрожащим голосом поинтересовалась принцесса.
  - Кто знает? - Пожал плечами Ротас. - Тогда есть другой вариант - она из детей Всевышнего, и еще неизвестно, какой из них хуже.
  Капитан давно ушел, но Арлетте все не удавалось успокоиться.
  О тайном ордене, посвященном Создателю и объединившем якобы непобедимых воинов, слагали легенды. Дети Всевышнего избрали своей целью охоту на демонов и их пособников, во имя которой провозгласили допустимость любых средств, уничтожая всякого, заподозренного в связи с тварями бездны. Одни считали фанатиков выдумкой, другие, опасаясь за жизнь, говорили о них только полушепотом. Мог ли кто из детей Всевышнего отречься от прежней веры и уйти служить демонам? Почему бы и нет? В орден входили люди, а им свойственны типичные человеческие слабости - жадность, похоть... И одного Эриана вполне достаточно, чтобы превратить верную адептку в прислужницу демонов.
  Арлетта зевнула, устраиваясь поудобнее: над некоторыми вещами надо размышлять на свежую голову, - и уже скоро заснула. И этой ночью страшные видения, сжалившись, не тревожили покой принцессы.
  
  
  Глава девятая,
  в которой вспоминаются башни Эскора, фигуры делают первые ходы, а сердце и разум противоречат друг другу
  
  И лишь тогда король понял,
  что всю жизнь он любил и жалел
  только одного человека - самого себя.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Новый день начался с появления Ирмы, уже успевшего стать неписаной традицией. Женщина резко отдернула тяжелую штору, и воспользовавшееся радушным приглашением солнце принялось щекотать спавшую Арлетту, в итоге выгнав ее из постели.
  Сегодняшний день принцесса намеревалась провести в библиотеке. Эриан так и не появился, а назойливое общество презрительно молчаливой степнячки и нарочито бесстрастного Ротаса начинало раздражать.
  Уж лучше копаться в пыльных фолиантах, чем лицезреть эти кислые физиономии.
  Принцесса вошла в предупредительно распахнутую дверь и огляделась, довольная открывшейся картиной. Тесно прижавшиеся друг к другу кожаные переплеты бесконечными рядами тянулись вдоль стен. Аккуратными кучками, завитком к читателю, лежали кольца тяжелого пергамента.
  Такого изобилия книг Арлетте встречать еще не доводилось, и она, помедлив, вытащила наугад один из томов. Ограниченные ажурной рамкой страницы покрывала вязь незнакомых букв, больше похожих на узор, образованный переплетением вьющихся виноградных усиков. Язык демонов? Или чей-то другой? Девушка не знала, а спросить было не у кого.
  Она уже собиралась поставить книгу на место, но все же напоследок небрежно перелистнула страницу, наткнувшись на искусно выполненный тонкими линиями рисунок. Золотые шпили неизвестного города, казалось, до сих пор нежились в ласковых солнечных лучах, а ярко-синяя краска, покрывавшая луковицы куполов и крыши, насыщенностью спорила с бездонным весенним небом...
  Судя по всему, девушке досталось землеописание демонов, дополненное богатыми цветными иллюстрациями. Изображенные города, несмотря на свою явную чуждость, вызывали в памяти принцессы слабый отклик. Особенно один, окруженный высокой крепостной стеной.
  Если добавить пару-другую столетий, представив эти чудесные пятигранные бастионы полуобрушенными, поросшими мхом и корявыми деревцами, получится нечто схожее с рисунками из Хроники времен Саригаса. Так неужели это - прославленный Эскор? Древняя столица исчезнувшей много веков назад Империи, истории о которой до сих пор не дают покоя правителям обитаемых земель.
  Арлетта восхищенно рассматривала рисунок, вспоминая описание уничтоженного города: "О, Эскор, среброкаменный, девятибашенный! Неприступны стены твои и высоки шпили. Храбры сердца твоих сыновей и дочерей. Слава твоя - остро отточенный клинок. Как свет звезд затмевается полной луной, так ни один из городов не в силах сравниться с тобой в красоте и величии. О, Эскор, средоточие силы Империи..."
  В те времена, когда на континенте, жадно распластав пальцы бессчетных легионов, еще владычествовала непобедимая древняя Империя, Эскор являлся олицетворением ее непоколебимой мощи, сердцем могучего государства, перекачивающим потоки людей и товаров. О величии столицы тогда слагали легенды...
  Империя долго сопротивлялась неминуемой старости, но изнеженные наследники создателей Эскора не выдержали напора пришедших с юга степняков. Империя пала, столица была разрушена и забыта на долгие годы. Пока однажды предок Арлетты, Саригас-Объединитель, искавший удобное место для сторожевой крепости, не наткнулся на древние фундаменты, возведя на них новый город, преемницу славы прежнего - Эскарину. Возрожденную столицу Карнаса.
  "О, Эскор, сияющий камень в короне императора! В силах ли человеческих уподобиться богам?"
  - Да, город построили не люди, - прозвучало почти над ухом, и задумавшаяся Арлетта чуть не выронила книгу. Похоже, последнюю фразу она произнесла вслух.
  - А, это вы, лорд Эриан...
  Демон казался безучастным, но принцесса могла бы поклясться чем угодно, что Эриану доставляет удовольствие заставать ее врасплох.
  - И кто же, по вашему мнению, построил Эскор? Неужели демоны?
  Лорд не обратил внимания на приданный словам язвительный оттенок.
  - Именно, моя леди. Эскор - подарок Крылатых.
  Посланник говорил серьезно, но Арлетта не желала верить его словам. Не выдержавшая напора ветров войны столица была чудом света, и это чудо создали люди.
  - И кто же? Ваш хваленый Шагин? Или, может, вы сами?
  Эриан посмотрел на девушку с легким неудовольствием, как на назойливого и не очень умного ребенка, которому приходится разъяснять прописные истины.
  - Шагину неинтересны дела людей, а я, если бы вдруг решил заняться строительством, предпочел бы возводить изящные крепости в горах, а не приземистых уродцев на равнине. Нет, моя леди, за создание подобного шедевра вам следует благодарить кого-то другого. - Демон злорадно усмехнулся. - Лучше спросите Ирилура, он знает.
  - Это он? - Арлетта вопросительно подняла брови, но Эриан уточнять не собирался, тотчас сменив тему разговора.
  - Прошу прощения, моя леди, однако мне придется забрать у вас Ирму. На время.
  Девушка нахмурилась, но кивнула, понимая, что демону не требовалось разрешения. Он просто соблюдал формальности.
  Да, пожалуйста. Можно даже не возвращать, без степнячки она вполне обойдется.
  Принцесса дождалась, когда за Эрианом закрылась дверь, и с неожиданной злостью швырнула на книжную полку несчастный томик. Чтобы сразу же ухватить очередной.
  Несмотря на то, что в голову постоянно лезли посторонние мысли, чтение увлекло Арлетту: в библиотеке демонов отыскались книги, написанные на понятных ей языках. Принцесса не заметила, как за окнами стемнело, не прикоснулась к принесенному заботливым Ротасом ужину, и лишь когда вернувшаяся Ирма принесла лампу, девушка очнулась.
  - Завтра свадебная церемония, весь день придется провести на ногах. Советую вам лечь пораньше.
  Удивленная покровительственным дружелюбием степнячки, Арлетта, не стесняясь, пристально рассматривала серьезное лицо женщины.
  Неужели Ирма действительно заботится о гостье? Или просто надеется поскорее избавиться? Что ж, правила игры понятны, и принцесса тоже будет послушной и дружелюбной, дружелюбной и послушной.
  - Конечно. Благодарю, Ирма.
  Наградой Арлетте стал недоверчивый взгляд степнячки.
  
  Эрхат.
  Лорд Эриан
  
  В воздухе витало ощущение надвигающейся грозы. Эриан, непроизвольно поглаживая пальцами подбородок, смотрел выше плеча сидевшей напротив женщины. Вести, принесенные Ирмой, не радовали. Так еще и Ирилур, похоже, до сих пор считал посланника Шагина безответственным мальчишкой. Это ж надо было додуматься? Приказать Крийону и Армиту следить за ним.
  За ним!
  Эриан с трудом усмирил гнев, не позволяя ему вырваться на свободу. Когда Крылатый заговорил, в его голосе не слышалось ни малейшего признака недовольства.
  - Ты уверена?
  Степнячка, не отводя преданного взгляда, утвердительно кивнула.
  - Дети Всевышнего в Эрхат. - Эриан не спрашивал, он просто размышлял вслух, но Ирма сочла своим долгом уточнить:
  - Да. Я накрепко запомнила их стиль. Больше им не застать меня врасплох. - Женщина непроизвольно погладила правое предплечье.
  - Болит? - Сочувственно поинтересовался Крылатый.
  - Немного. - Ирма растянула губы в волчьей ухмылке.
  - Иди ко мне. - Поманил ее посланник Шагина.
  Женщина, болезненно морщась, стянула через голову тунику и, обойдя стол, уселась у ног Эриана, удобно привалившись спиной к его колену. Крылатый полуприкрыл глаза, сосредотачиваясь, и положил руки на плечи Ирмы, вытягивая ее боль на себя.
  Люди верят, что всё сущее и они сами были созданы божественной волей за несколько дней. Правда это или нет, Эриан не знал. Однако Пламя бездны, зародившееся в момент рождения мира, не ведало о вмешательстве в акт творения некоего Всевышнего. Возможно, этот Создатель также вдохнул жизнь и в темное Пламя, одарив его подобием сознания. Потому и непостижимы для вроде бы всемогущей сущности деяния Его? Но если дело обстоит именно так, то приверженцы Всевышнего, называвшие себя Его детьми, истребляя демонов, шли наперекор воле Творца.
  В другое время Эриан с удовольствием бы поразмышлял над материями подобного рода, но не сейчас: в сердце цитадели, во владения темного Пламени пробрался один из детей Всевышнего. Цель фанатики наметили давно: тот, кто служит проводником воли Пламени, тот, кто может беспрепятственно входить в обжигающий поток и направлять его силу, тот, с чьей жизнью неразрывно связано существование остальных Крылатых - Шагин. Неужели прав был старый расчетливый Ирилур, предлагая не пускать в Поднебесное никого, кроме нареченной правителя?
  Эриан не любил зряшную кровь, предпочитая ошибаться. А потом за его промахи расплачивались другие - Ирма, Ирилур...
  - Убить? - Вопрос степнячки плавно вплелся в размеренный ход мыслей Крылатого.
  - Подождем. - Помедлив, все же отказался Эриан.
  - Но жизни Шагина угрожает опасность... - Женщина попыталась повернуться и заглянуть ему в глаза в поисках подтверждения.
  - Мне интересно, что предпримет Арлетта, - пальцы посланника Шагина надавили на плечо сильнее, чем обычно, и Ирма больно прикусила губу. - Не дергайся, будет только хуже.
  - Она тебе понравилась, - степнячка попробовала улыбнуться. Не получилось.
  - Да. И ее приняло Пламя бездны. Понимаешь? - Крылатый убрал руки.
  - Понимаю, - грустно согласилась Ирма. Пламя одобрило новую королеву. - Эри, ты уверен, что поступаешь правильно?
  - Нет, - Эриан запустил пальцы в волосы, взъерошив темные пряди. - Я ни в чем не уверен. Ни в чем. Но я знаю, что это единственный правильный путь. - Он наклонился к Ирме и положил голову на ее плечо. Другое, левое. - Ты со мной?
  - До смерти. - Поклялась Ирма и замерла, почувствовав, как ее затылка коснулись теплые губы. Тучи прошли мимо.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Сон или, может, явь? Тонкая грань между реальным и воображаемым.
  На принцессе было надето длинное платье из легкого серебристого шелка, волосы собраны в высокую прическу и заколоты гребнем, на шее красовалось подаренное ожерелье. Арлетта сидела за столом в изящном кресле и крутила кольцо на пальце, как всегда, когда нервничала. Потому что место напротив занял он. Шагин. Правитель демонов.
  Девушка не могла разобрать его лица - вроде бы рядом, только руку протяни. Но начинаешь присматриваться, и будто сгущается перед глазами дымка, заботливо скрывая Шагина от излишне любопытного взгляда.
  - Что привело вас ко мне, мой лорд? - Голос чуть дрогнул, но насмешливый полупоклон получился неплохо. Лучшая защита - это нападение. Не правда ли?
  В ответ послышался дружелюбный смешок.
  - Просто так. Обычное любопытство. - Шагин, продолжая внимательно следить за принцессой, подался вперед и положил голову на скрещенные руки.
  - Вы играете в шахматы, - не вопрос - утверждение. Демон провел ладонью над пустым столиком, из ниоткуда вызывая шахматную доску с расставленными на ней фигурами. - Белыми или черными?
  Меньше всего Арлетта ожидала от Шагина подобного предложения. До сих пор разыгрывать партии во сне ей не доводилось.
  Шахматы считались забавой избранных, практикуемой лишь алхимиками да кое-кем из высшей знати. Во всех обитаемых землях можно было по пальцам пересчитать умеющих правильно двигать фигуры. К таким относились настороженно, поэтому о своем тайном пристрастии к "нехорошей" игре принцесса особо не распространялась.
  Хотя демоны, похоже, знали о ней все.
  - Белыми. - Не сомневаясь, выбрала Арлетта.
  - Вы играете за или против? - Задал странный вопрос Шагин.
  Девушка недоуменно пожала плечами.
  - Разве есть разница? Если играешь за, значит, играешь и против. - Излишне резко бросила она в ответ.
  - Не всегда, - принцессе почудилось, что соперник снисходительно улыбается, как улыбался отец, учивший чересчур прямодушную дочь тонкостям высшей дипломатии. - Можно притвориться, что играешь за...
  - Вы говорите загадками, мой лорд. - Арлетта кокетливо прищурилась на Шагина, ожидая услышать очередной полунамек.
  Если он намеревается развлечься - пожалуйста. Еще посмотрим, кто кого!
  - Всё вы понимаете, моя леди. Не пытайтесь ввести меня в заблуждение. - В голосе демона ощущалась солидная толика недовольства, слишком явного для опытного игрока. - Прошу, ваш ход.
  На мгновение задержав руку над доской, Арлетта уверенно двинула королевскую пешку вперед.
  Игра началась.
  
  Эрхат.
  Шагин ад-Дориан
  
  Крылатый устало откинулся на спинку резного кресла. Проникновение в чужие сны утомляло, выматывая даже больше, чем плетение замысловатого каменного кружева с помощью непослушного Пламени бездны.
  Он отыскал в сознании девушки следы прикосновения другой, очень древней, родственной его природе силы. Но представляет ли Арлетта опасность для затерянного в горах Эрхат или нет? Пламя бездны сорвало с ее души все защитные покровы, вывернуло наизнанку память, но не отыскало и намека на исходящую от девушки угрозу.
  Однако Шагин чувствовал: что-то с Арлеттой было не так. Не могла обычная принцесска из заштатного охвостья бывшей Империи запросто переписывать сон, изменяя облик Крылатого по своему разумению. Если не...
  Правильный ответ, как всегда лежал на поверхности, насмешливо показывая язык вознамерившемуся нырять слишком глубоко ад-Дориану.
  - Кровь, - произнес Шагин, с неудовольствием прислушиваясь ко звуку собственного голоса, нарушившему тишину. - Кровь. И ничего с этим не поделаешь.
  Владетель Эрхат, полулежа в кресле, долго рассматривал свои руки, то заставляя их одеваться прочной чешуей, то снова возвращая им почти человеческий вид. Он уже давно принял решение, убедил в его верности свое окружение, но сам до сих пор терзался сомнениями. Всемогущий Шагин боялся. Нет, не за себя. Он боялся, что из-за случайного каприза подставил под удар не только Эрхат, но и будущее своего племени. Зато в случае победы Крылатые навсегда бы избавились от самого уродливого из призраков прошлого.
  Теперь уже поздно что-либо менять. Ставки сделаны, игра началась, и Крылатый выбрал Арлетту.
  
  Эрхат.
  Ани
  
  Слава Всевышнему, завтра принцесса выйдет замуж, и тогда Эриан будет принадлежать ей и только ей. Ирму Ани в расчет не брала.
  Ловкие пальцы быстро расплетали надоевшую косу. "Показываясь на глаза мужчине, подчеркни свои достоинства и спрячь недостатки", - когда-то говорила мать. Настало время последовать доброму совету.
  У Ани были прекрасные волосы, мягкие, густые, насыщенно-золотистого оттенка спелой пшеницы, которым завидовали даже знатные дамы Эскарины. Новое, цвета небесной лазури платье, украшенное по вороту и на рукавах венками искусно вышитых васильков, удачно гармонировало с цветом ее глаз. Несколько серебряных браслетов, доставшихся еще от бабки, и длинные узорчатые серьги с маленькими камушками.
  Ничего лишнего. Ему должно понравиться.
  Осторожно, на цыпочках, стараясь не разбудить спящую мать, Ани выскользнула из комнаты. Девушка знала, где сейчас находится Эриан - сегодня она удачно проследила за Ирмой, вычислив основное место обитания таинственного лорда.
  Степнячка даже не посчитала нужным прятаться от чересчур любопытных глаз служаночки, и вот теперь пришло время расплатиться за собственную оплошность. Арлетта станет королевой - с этим придется смириться, - но Ани обязательно заставит Эриана избавиться от привязчивой дикарки.
  Маленькими шажочками и перебежками, прячась в тени от слишком яркого сейчас огня коридорных факелов, девушка, наконец, добралась до заветной двери и, с трудом переводя дыхание, замерла, как бы ни в силах преодолеть последнюю преграду на пути к счастью.
  "Надо решаться. - Повторяла Ани про себя. - Надо!"
  Дверь бесшумно скользнула в сторону, и робко заглянувшая в щель девушка увидела угол залитой светом комнаты, край тяжелого письменного стола и спинку резного кресла. Совершенно пустого...
  Осмелев, Ани посильнее толкнула створку и вошла в кабинет. В выбранном лордом Эрианом убежище не было ни души. Только подрагивала на возникшем по милости девушки сквозняке тяжелая бархатная штора, да подмигивал в распахнутое окно наглый рогатый полумесяц...
  
  
  Глава десятая,
  в которой безумствует Пламя бездны, Арлетта становится Шагиной, но многие секреты демонов так и остаются недоступными для непосвященных
  
  Струится по артериям закат,
  Ложь не приемлю...
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  - Шагина, время!
  Кто-то настойчиво тряс Арлетту за плечо, пытаясь вырвать из вцепившегося в нее намертво мира сновидений. Наверняка Лиона. Сестра любила вскакивать с рассветом и мешала досыпать тем, кто тратит ночи на чтение и мечты о несбыточном. Любила...
  Неожиданное осознание того, где она находится, подействовало на принцессу как ушат ледяной воды. Всё, отец и Катлиона теперь оказались очень далеко, и суждено ли им когда-нибудь встретиться, неизвестно.
  Арлетта села на постели и спустила ноги вниз. В комнате уже находились Ирма, Марги и Ани. Степнячка нервно покусывала губу и не знала, куда девать руки. Ани выглядела так, будто первую половину ночи бесцельно бродила по замку, а вторую - рыдала в два ручья в укромном уголке. И лишь одна Марги хранила поистине королевское спокойствие. Да и что ей переживать? Мать Арлетты и двух ее сестер выдавала замуж. Чай, не впервой.
  "Гвардия в сборе, - устало подумала принцесса. - Дождемся появления полководца".
  На Арлетту наваливалась странная апатия. Казалось бы, самое время волноваться, ведь сейчас она станет королевой, и не обычной, человеческой, владения которой можно пересечь за день пешим ходом, а повелительницей сказочных демонов, Шагиной...
  Еще вчера эта мысль не позволяла уснуть до рассвета, но сегодня принцессе почему-то было совершенно без разницы - выйдет ли она замуж или нет.
  На ее счастье, командование служанками решительно взяла на себя Ирма. Поэтому Арлетте выпала возможность и дальше размышлять о насущном, послушно изображая из себя одеваемую куклу.
  Ани длинными шпильками закрепила волосы девушки над ушами, позволив им свободно спадать на спину. Строгое черное с серебристыми проблесками платье и ослепительно-алые камни завершали ее свадебный наряд. Вроде бы все то же самое, но что-то непоправимо изменилось. Арлетта смотрела на себя в зеркало и не узнавала. В раме презрительно поджимала губы надменная медноволосая особа, ничем не напоминавшая прежнюю, немного неуклюжую принцессу. И даже задорно вздернутый нос подрастерял присущую ему прежде жизнерадостность.
  Откуда-то ощутимо потянуло холодом, и девушке окончательно стало не по себе. Тварь в зеркале, - у Арлетты не получалось обращаться к отражению по-другому, - неуловимо напоминала ту, крылатую, парившую в Пламени. Особенно глаза. И неважно, что у Шагина они темные, как глубины бездны, а у принцессы - зеленоватые, дело не в цвете...
  Неизвестно, до чего еще додумалась бы Арлетта, если бы распахнувшаяся дверь не ознаменовала собой долгожданное прибытие Эриана.
  Демон, облокотившись о дверной косяк, какое-то время задумчиво изучал невесту На лице его застыло странное выражение, названия которому никак не удавалось подобрать.
  Эриан поймал взгляд принцессы и, очнувшись, шагнул вперед, выразив "истинное и нескрываемое восхищение ее сияющей красотой". Лицемер.
  - Вам пора. - Ирма неодобрительно покосилась на гостя. К удивлению Арлетты, демон послушно проследовал к выходу.
  - Лорд Эриан, - слова сами сорвались с губ. Именно сейчас, именно в этот момент демон представлялся принцессе единственным близким существом во всем Эрхат. Ей захотелось, чтобы он не уходил, не бросал девушку в столь важный день одну среди чужаков. - Неужели...
  Эриан, обернувшись, улыбнулся. Грустно, понимающе.
  - Мне нельзя сопровождать вас, моя леди. Эта честь принадлежит Древнему. А я... - Он отвернулся. - Я могу лишь пообещать, что тоже там буду. Обязательно.
  Дверь закрылась, и Арлетта внезапно почувствовала себя очень одиноко. Однако долго страдать ей не позволили.
  - Великий ждет, - губы Ирмы едва заметно подрагивали, но держалась степнячка намного лучше. Не то, что некоторые.
  Принцесса лихо тряхнула головой, не побоявшись испортить прическу: "Ну что ж, благородные лорды демоны, вы искали королеву? Получите!".
  - Ведите, Ирма. - Исполненным величия жестом Арлетта указала степнячке на дверь.
  На самом деле девушка рассчитывала, что женщина лично проводит будущую Шагину к Древнему, назначенному ей в спутники. Но степнячка вдруг низко поклонилась, чем сильно озадачила принцессу, и выпорхнула за дверь. Арлетта обменялась недоуменным взглядом с собственным отражением и уже намеревалась отправить Ани за Ирмой, как женщина вернулась обратно вместе с Ирилуром.
  Как и Эриан, демон был облачен в свои странные чешуйчатые доспехи. Глухой шлем он держал в руках, видно, готовясь его надеть.
  Арлетта нервно хихикнула. Интересно, кому и кого предстоит вести: Ирилуру - невесту или ей самой - Древнего?
  Демон неожиданно ободряюще подмигнул девушке. И принцессе стало немного легче.
  
  Эрхат.
  Шагин ад-Дориан
  
  Шагин придирчиво изучал собственное отражение. Он не любил парадное облачение правителя - насколько удобнее обычные черные доспехи. Но положение обязывало. Не может могущественный Шагин Крылатых являться на собственную свадебную церемонию, в чем придется.
  Волосы ад-Дориана были заплетены в три косы, перехваченные серебряными нитями в тон украшающей нагрудник гравировке, изломанному росчерку, символизирующему Пламя бездны. Серебристо-серый плащ и гладкая серебряная маска - лица Шагина не должен видеть ни один из непосвященных, даже супруга, - завершали его праздничный наряд.
  На поясе красовался кинжал, скорее жертвенный нож, чем оружие. Крылатому не требуется железо, оно не в силах пробить защитную чешую. Однако для выполнения ритуала потребуется кровь, и здесь не удастся обойтись без ножа.
  Ад-Дориан помедлил, но все же надел на указательный палец правой руки тяжелый перстень. Обычно он не нуждался в подобных символах власти, но Шагину не следует пренебрегать мелочами.
  Пора!
  Двери в тронный зал с грохотом распахнулись еще до того, как он прикоснулся к ним. И, как бы в ответ, яркими языками потянулась вверх витая колонна темного Пламени: Шагин вступил в Эрхат-ан, алтарный покой Эрхат.
  Замершие по сторонам в традиционном поклоне Крылатые не осмеливались даже поднять взгляд на вышагивавшего по расстеленному в проходе ковру правителя.
  Шагин пересек зал и замер напротив огненного столба. Сзади раздался шорох - только теперь остальным было позволено встать.
  Церемония раздражала ад-Дориана помпезностью и бессмысленностью, но пышные ритуалы поклонения требуются приверженцам любой религии, даже если они - всемогущие Крылатые.
  Шагин отрешился от восприятия внешнего мира, сливаясь с Пламенем бездны, и уже скоро оно пульсировало согласно биению сердца правителя.
  
  Эрхат.
  Леди Арлетта
  
  Опираясь на предложенную Ирилуром руку, принцесса осторожно ступала по каменным плитам дворика - похоже, демон вел ее в тронный зал, - Ирма и Ротас следовали за ними.
  Древний остановился перед дверьми и повернулся к сопровождающим.
  - Людям не позволено лицезреть сердце Эрхат.
  - Да, Великий. - Степнячка согнулась в поклоне. Если Эриана она опекала, то Ирилура просто боготворила. Ротас встретил взгляд демона с вызовом.
  - Побудь здесь... пожалуйста. - Голос принцессы дрогнул, но воин послушался.
  - Вам достаточно лишь позвать, моя леди. - Ротас покосился на Ирму, как бы намекая, что второй раз степнячке не удастся застать его врасплох.
  - Пора, Шагина. - Ирилур выжидающе посмотрел на Арлетту. Принцесса судорожно облизнула губы и кивнула. Демон надел шлем и вошел внутрь, настойчиво потянув дочь Илиаса за собой.
  Внутри не было темно, хотя факелы не горели. Пламя, даже темное, рождено нести свет. Шагая по проходу, девушка с интересом озиралась по сторонам: столько демонов сразу она еще не видела. Глухие шлемы с завидным единодушием склонялись в почтительном поклоне, провожая будущую Шагину и Древнего. Где-то там, среди них, находился и лорд Эриан.
  - Прощай, посланник, - невольно прошептала Арлетта.
  А впереди, на возвышении, уже поджидал Он.
  Шагин был рослым и темноволосым и особо не отличался от прочих демонов. Лишь лицо его в отблесках Пламени отливало серебром. Хотя нет, почудилось, правитель просто прятал лицо под маской.
  На половине пути Ирилур без предупреждения остановился и, чуть подтолкнув принцессу в спину, шепнул:
  - Идите к Шагину.
  Плавное движение, и провожатый затерялся среди одинаковых чернодоспешных фигур. Осторожно придерживая платье - не хватало еще наступить на собственный подол и растянуться на полу на потеху всему Поднебесному - Арлетта двинулась навстречу собственной судьбе. Шагин чуть подался вперед и протянул нареченной руку, помогая преодолеть ступеньку.
  Пламя бездны очутилось неожиданно близко. Оно не излучало жара, не выглядело угрожающим. Черные языки игриво танцевали, выбрасывая искры, меняя оттенки...
  Легкое прикосновение к плечу разрушило очарование морока. Принцесса перевела взгляд на Шагина. Он бережно развернул руку Арлетты ладонью вверх. Быстрое движение, и принцесса вскрикнула, не от боли, от неожиданности: остро отточенное железо рассекло кожу. Однако не успела она, как следует испугаться, а лезвие уже провело алую черту по ладони демона, и окровавленные пальцы Шагина сжали раненую кисть принцессы. Тотчас зазвучало странное приглушенное пение, чеканным ритмом напоминающее биение огромного сердца.
  Шаг вперед, и темное Пламя лизнуло их соединенные руки. Не было ни боли, ни страха - ничего, только пульсировало, приняв совместную жертву, Пламя, и в такт ему колебалась плоть гор. Перед глазами Арлетты мелькали яркие картины, будто кто-то решил доверить ей чужую жизнь. Принцесса видела невысокую светловолосую девушку с вплетенными в волосы перьями, над головой которой кружила, расправив в полете крылья, хищная птица. Миражами вставали и рушились серебристые башни древнего Эскора, истончались копья Последних гор. Менялись места, чередовались лица. Разные, незнакомые. Обычные, человеческие и объединенные резкой, своеобразной правильностью черт, демонские. Память Пламени бездны становилась и ее памятью. Или это было прошлое Шагина? И чудилось, еще немного, и дочь Илиаса поймет, наконец, что-то очень важное. Еще чуть-чуть, и ей даруется прозрение...
  А затем все разом оборвалось. Демон выпустил пальцы Арлетты, и она инстинктивно посмотрела на руку. Рана затянулась, остался лишь тонкий изломанный росчерк свежего шрамика. Не осознавая еще, что именно и зачем она делает, принцесса повернулась к демонам и показала им ладонь. В ответ раздался слаженный клич:
  - Ар-лет!
  Принцесса торжествующе оглядела зал. Теперь она полноправная Шагина.
  
  Под потолком еще метались отзвуки единодушного приветствия, когда Шагин, по-прежнему молча, помог недоумевающей принцессе спуститься вниз, где ее уже поджидал Ирилур.
  - Прошу вас, Шагина. - Ничто в голосе Древнего не указывало на перемены в ее статусе. И снова в путь по проходу, только в обратном направлении, и снова почтительные поклоны собравшихся демонов.
  А как же праздничное пиршество? Как же вино и танцы?
  Арлетта попыталась обернуться, но пальцы Ирилура предупредительно сжали ее руку.
  - Не надо, Шагина. Выбор сделан.
  Пока принцесса размышляла над сокрытым в словах демона смыслом, тот распахнул дверь и вывел Арлетту за пределы зала.
  Хотя девушка была уверена, что от начала церемонии минуло не больше пары часов, солнце уже успело опуститься за горизонт, и Эрхат довольно нежился в объятиях звездной ночи. Прозрачный горный воздух позволял рассмотреть даже самые маленькие огоньки, яркими каплями расцвечивавшие дно опрокинутого небесного купола.
  - Когда тебя касается Пламя бездны, ты полностью теряешь ощущение реальности происходящего. Тебе представляется, что прошел день, а в мире уже сменилось несколько поколений. - Ирилур насмешливо фыркнул. - Ты можешь умереть и даже не понять этого до самого последнего момента. Но вы, наверное, хотели спросить совсем о другом, Шагина. Не так ли?
  Демон снял свой неудобный шлем, но в темноте девушка плохо различала его лицо. Судя по преобладающим интонациям, Ирилур сейчас мечтательно улыбался, подставив лоб прохладному ветерку. Но разве скажешь точно? С этими демонами трудно предугадать, что они предпримут в следующий момент - поцелуют руку или всадят нож в сердце.
  Арлетта замялась, подбирая слова. Вдруг все приключившееся является одним из странных обычаев Крылатых, и никто не ставил своей целью задеть ее лично?
  - Почему меня... мы ушли? - Принцесса рассеянно провела пальцами по ладони: с каждым поглаживанием отметина ощущалась все слабее и слабее.
  - Скоро исчезнет совсем, Шагина. - Уточнил, заметив ее непроизвольное движение, Ирилур. - А ушли мы потому, что при дальнейшем юной и впечатлительной девушке присутствовать не следует.
  Арлетта вспыхнула. Это она-то юная и впечатлительная!
  - Вы всё узнаете. В свое время. Не следует торопить события... - Ирилур осторожно прикоснулся к плечу принцессы, как бы утешая. - А вот и Ирма.
  Услышавшая шум шагов Арлетта недоверчиво вгляделась в темноту, отступавшую под натиском света факелов. Ирилур не ошибся - принцессу встречали жительница Эрхат и Ротас.
  Степнячка почтительно опустилась на колени и поцеловала подол платья Арлетты:
  - Шагина...
  Карнасец какое-то время удивленно пялился на Ирму, а затем повторил ее поступок, окончательно смутив изумленную девушку.
  - Вас проводят. Прошу прощения, Шагина. - Демон чуть наклонил голову к плечу, болезненно напомнив Эриана, и добавил. - Вы прекрасны.
  Двери закрылись. Последним, что увидела Арлетта, были скользящие по стенам отблески Пламени бездны.
  - Пора. - Ирма выжидательно смотрела на девушку. - Вам надо приготовиться к приходу супруга.
  Принцесса дернулась, словно ее ударили. Как же она могла забыть...
  Переходы замка извивами змеи ложились под ноги. После четвертого поворота девушка перестала ориентироваться в хитросплетениях коридоров, полностью доверившись более осведомленной Ирме. Похоже, степнячка вела ее в покои Шагины, только иным, известным лишь ей самой и ад-Дориану путем.
  Узкая лестница, поворот, еще лестница, еще поворот, и они выбрались к привычным украшенным резьбой дверям. На широкой площадке жались друг к другу Марги и Ани, боязливо косясь на пару невозмутимых демонов, которые, очевидно, являлись личной стражей новой Шагины.
  Крылатые почтительно поклонились Арлетте и снова застыли, как каменные изваяния. Хотя нет. Один, более молодой, проводил ее откровенно заинтересованным взглядом. Принцесса не удержалась и приветливо улыбнулась в ответ.
  Оставив Ротаса за дверью, девушка перепоручила себя ловким рукам служанок, которые быстро переодели ее в тонкую шелковую ночную рубашку, украшенную по подолу вышивкой. Затем, откланявшись, они покинули покои Шагины. Последней, еще раз придирчиво осмотрев принцессу, удалилась Ирма.
  Арлетта замерзла, сильно замерзла, и только тогда сообразила, что стоит босиком на каменном полу в полушаге от узорчатого коврика. Девушка прыжком забралась в постель и, кутаясь в одеяло, попыталась согреться и привести в порядок мысли.
  Она знала, что именно должно было сейчас произойти, но ей никак не удавалось успокоиться - Арлетту до сих пор трясло. Хотя, что являлось тому причиной - холод или расшалившееся воображение, и сама принцесса не сумела бы внятно объяснить.
  Неизвестно, сколько времени она просидела, обхватив колени и вздрагивая от малейшего шума. Свеча давно погасла, но сон все не приходил.
  Также как и Шагин.
  Но когда почти успокоившаяся Арлетта решилась устроиться поудобнее, двери распахнулись. Принцесса судорожно натянула до носа одеяло и закрыла глаза, пытаясь притвориться спящей. Будто догадываясь, что девушка пытается его обмануть, Шагин совершенно не таился. Его перемещения сопровождались отчетливым клацаньем и мягким шорохом. Шпоры и плащ? Или когти и крылья?
  Принцессе почему-то более отчетливо представлялось последнее.
  Арлетта отвлеклась и потому не сразу заметила, что шум прекратился. Некоторое время ничего не происходило, и девушка, позволив любопытству взять верх, осторожно приоткрыла один глаз. Подобравшийся поближе Шагин только этого и дожидался. Насмешливо фыркнув, - похоже, темнота не являлась для него помехой, - он резко развернулся и вышел.
  Принцесса облегченно перевела дыхание: она откуда-то знала, что этой ночью ее больше не побеспокоят.
  
  
  Свяжутся в цепь события,
  Плотно сцепившись звеньями.
  По волшебству наития
  Легкость прикосновения.
  
  Хватит ли нам решимости?
  Темное пламя души моей.
  
  Сладость непрозвучавшего,
  Тонкое многоточие
  Пить, как вино, бы чашами,
  Веря словам отточенным.
  
  Спрятать огонь за ширмами...
  Темное пламя души моей.
  
  Мне ли судьбу выгадывать?
  Верить, во что не верю я?
  Отблеск зарницы адовой
  В небе закатным веером.
  
  Гордость непогрешимая...
  Темное пламя души моей.
  
  В краткий момент отчаянья
  Тщетны любые доводы.
  Время пришло отчаливать
  С отмели заколдованной....
  
  Соколом над вершинами...
  Темное пламя души моей.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"