К. Сергей: другие произведения.

Глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   Да, неплохо они облажались.
   Вся трехнедельная работа насмарку. И ведь такая глупая ошибка. Всего-то корпус два, а разница колоссальная. Арк не называл ему квартиры. Он объяснил позицию окна относительно дверей подъезда. Они решили, что Джек не будет заходить в подъезд и подниматься наверх. На это был ряд причин. Во-первых, Арк решил, что шастать каждый день по подъезду подозрительно. Лучше будет, если он въедет во внутренний двор и засядет в машине. Стекла тонированные, внутренностей не видно. Конечно, могут найтись люди, которые заметят, что из машины никто не вышел с ее приезда. Но для этого нужно смотреть за ней все время. О видеонаблюдении во дворе и речи не шло. Так что риск был невелик.
   Также пришлось немного развиться. Раньше ему с трудом давалось сканирование вплотную, а вопрос шел о дистанционном. Пришлось набрать тринадцатый. Стало намного легче. Намного. Вроде как в два раза должно было, если по якобы самой точной системе, но он не мог сказать, два там или не два. Кто его знает.
   Зато Арк сумел все провалить. Три недели Джек сидел и скучал, опираясь на положение окна и номер дома. Но ведь что интересно, там должны были быть люди. Но никто не появлялся, все эти три недели. Наверное, что-то в этом всем есть.
   Джек вышел из машины. Только что он въехал во двор. Вот корпус первый. Он шел параллельно улице, проезд внутрь находился рядом с ним. Второй же корпус стоял под углом в девяносто градусов к нему. А сзади виднелись какие-то ободранные дома. Вот и вполне себе подход с тыла. Через окно или еще что-нибудь. Он наложил объяснения Арка на настоящий дом и выявил нужное окно. Ориентироваться с дверью придется на месте.
   Он открыл дверь подъезда и начал подниматься на пятый этаж.
  
   ----
  
   - А почему ты раньше не сказал? - вдруг задал вопрос Арк.
   Лиртен фыркнул.
   - А то я знал. Когда ты ему указания давал, меня рядом не было. И, видимо, никого больше не было. Все же знают, где она прописана.
   Правильно, все. Ну уж если не знают, то могут. Ничего в этой информации секретного нет.
   Джек ушел минут двадцать минут назад. С тех пор Арк сидел с расстроенным и безучастным лицом.
   Ничего, все разрешится. Так или иначе. Хорошо или плохо. А он... а он всегда может подняться на нулевой уровень. Но сначала надо будет пристроить своих полоумных подопечных. Чтобы они крепко держались и не завалились на глупости.
   Тут ему пришла в голову одна мысль. Глаза округлились.
   - Синтар! - крикнул он.
   Тот показался в коридоре.
   - Что такое? - Вид у него был ответно озабоченный.
   - Когда мы его обратили?
   Синтар задумался. Затем на его лице проступил неподдельный ужас.
   - Мать твою... - прошептал он.
   Арк откинулся на спинку стула. Боже, как некстати. Все, теперь точно на хороший финал можно не надеяться.
   Лиртен до этого переводил взгляд с одного на другого, и уже не выдержал:
   - Да что такое-то?
   - Двадцать девять дней.
   Эйнрелл, до этого партизански молчавший, выдавил из себя смешок. Лиртен вскочил со стула, но Арк его остановил.
   - Ну куда ты собрался? Ни к чему это. Твой восьмой против его тринадцатого - это, конечно, толк. Но когда шибанет, уже никакой восьмой не поможет.
   Лиртен умерил пыл и сел обратно. Затем осторожно спросил:
   - А шестой?
   Арк уверенно кивнул.
   - Выстоит. Если Ксан еще там, он выстоит.
   Немного помолчав, он добавил с пустым лицом:
   - Это судьба. - Он осмотрел всех, закивал и повторил уже увереннее: - Это судьба.
  
   ----
  
   Застарелый и грязноватый подъезд. Освещение на нуле. Джек поднимался, почему-то побаиваясь и осторожничая, двигаясь тихо и опасливо заглядывая вверх по лестничной клетке.
   Пятый этаж. Он прикинул, в какой квартире находятся известные ему окна, подошел к выбранной двери и остановился перед ней.
   И пяти секунд не потребовалось, чтобы обнаружить за ней человека. Сомнений не было - это Ксан.
   Джек осторожно взялся за ручку двери и аккуратно нажал. Не заперто. Дверь тихо, без скрипа, открылась, явив прихожую. Здесь не было света. Одна сплошная полутень, мягкая и теплая. Джек как можно беззвучнее вошел и прикрыл дверь за собой. Прихожая выходила в темный коридор. Две двери направо и еще одна в конце. Те, что справа, были открыты, и комнаты за ними были достаточно освещены светом с улицы. Джек прошел по коридору и осторожно заглянул в первую. Кухня, и в ней было пусто. Все на виду, так что спрятаться негде. Джек быстро, но все так же тихо прошел к окну и выглянул. После осмотра улицы и примерной оценки своего положения отпали последние возможные сомнения.
   Но это только насчет квартиры.
   Джек вернулся в коридор и вошел в другую комнату. Тут было темнее. Шторы единственного окна были задернуты. За ними у окна стоял человек - сквозь шторы был четко виден его силуэт. Джек подумал, что он его видел с самого начала, еще во дворе, хотя тогда в окне никого не было.
   - Присаживайся, - прозвучал знакомый голос. От силуэта отделилась рука, указывая налево. Джек повернулся туда, осматривая комнату. Это гостиная. Его целью был диван. Он заметил тумбочку с парочкой цветов в горшках и фотографиями в рамках. Он подошел к ней с интересом, потому что фотографии лежали изображением вниз. Джек поколебался, оглянулся на бездвижный силуэт. Потом осторожно поднял одну из них. Неудивительно, что на ней была Трайна. Лет так в четырнадцать или пятнадцать. Где-то на природе. За все время, длительность которого была Джеку неизвестна, она немного изменилась. Физически. Но вот как она улыбалась... Джек запомнил ее совсем другой. Он положил фотографию обратно в ту же позицию и уселся на диван.
   - Ну, потешил ты меня. Безо всяких подозрений сидел тут столько времени, пока я был под носом.
   - Арк не назвал мне кое-какие важные детали, - проговорил Джек после небольшой паузы.
   - Арк допустил ошибку... Старику давно пора на упокой. Он, наверное, сам не знает, зачем держится за эту жизнь. Не думаю, что он боится смерти.
   Наступило молчание.
   - Ксан, а что происходит?
   - Что происходит? Происходит то, что вы вмешиваетесь в мои планы.
   - И что же у тебя за планы?
   Силуэт фыркнул.
   - А то я так тебе все раскрою. Ты не обречен на смерть. Твоя любимая не ушла из жизни самым невообразиимым образом. Ты не знаешь того, что знаю я. В конце концов, ты совсем не такой как я. Ты даже не представляешь, насколько. Так что тебе не понять.
   - Да ну? Ксан, у меня есть задание. Найти тебя и вернуть. Если засланцы начальства найдут тебя раньше, то Арка обвинят. Отдел расформируют. Все серьезно.
   Силуэт хихикнул. Потом еще раз. Смешки перешли в затяжной хохот. Джек невозмутимо сидел и ждал окончания. Смех сменился страшным приступом кашля, который кончился смачным плевком. Раздался шлепок соприкосновения жидкости с твердой поверхностью подоконника. Ксан отдышался и ответил в озлобленном тоне:
   - Серьезно, говоришь? Да ты не понимаешь, что происходит. Хотя бы что уже произошло. Знаешь, что здесь было? Я встречал ее. В ванной. На балконе. Однажды я шел по коридору в полной темноте и натолкнулся на кого-то, упав на пол. Этот кто-то тихо вскрикнул ее голосом и тоже упал. Когда я поднялся и включил свет, никого уже не было. Нет, на самом деле никого и так не было. Понимаешь меня? Нет, не понимаешь. А знаешь, почему я всегда сцепляю руки за спиной, держась левой рукой за запястье правой? Этой самой правой рукой я однажды не дал ей упасть с десятого этажа. Мы провисели так пятнадцать минут, пока не подоспела помощь. Я держался левой рукой за край крыши, а в правую вцепилась она. Без четкой надежды, выложившиеся полностью на задании. Левую после того я успел поменять на искусственную, после одного неудачного опыта с Дырой. Но до сих пор помню, как она хваталась за нее тогда. Она не плакала и не паниковала. Она была сильной. Понимаешь? Нет, куда там, ты же никого никогда не спасал.
   Шторы раздвинулись, впуская в комнату тонны света. Ксан отошел от окна и повернулся к Джеку, открывая лицо.
   Зрелище было то еще. Кожа была очень желтой, но более-менее чистой. Самым красивым элементом было левое нижнее веко. Оно отсутствовало, и прихватило с собой изрядный лоскут кожи. Под глазом теперь красовался треугольный вырез в лице, доходивший до мускул. Края его почернели и покорявились. Верхнее веко теперь при моргании проходило полный путь, проворачиваясь по всему глазу. Правый глаз тоже должен был отличиться, но он был цел, поэтому просто сильно слезился. Вся щека от него и до рта была мокрой, и непохоже, чтобы владельца это беспокоило. Брови наполовину облезли. Давно не мытые волосы заметно отросли, сантиметра на три. И глаза... Выцвели? С ярко-зеленых они сменились на совсем бледные, полумертвые. Одет Ксан был в затасканные джинсы и светло-голубой вязаный свитер, правый рукав которого неровно обрывался на локте, и край был явно подпален чем-то. На его ногах были кроссовки, неожиданно новенькие и чистые.
   - Я могу простить то, что ты пытался убить меня. Да, могу. Я могу простить тебе то, что ты не разулся, войдя, - он покосился на ботинки Джека, только что после уличного грязного снега, - но вмешательства в свои действия я не потерплю. Надеюсь, это ты понял.
   Он двинулся к выходу, но выкрик Джека на секунду остановил его.
   - А что же будет с нами? Ты об этом подумал?
   Ксан усмехнулся.
   - А меня это не касается. Вы меня уже давно не касаетесь, и ничьей вины в этом нет.
   Он уверенно пошел дальше. На этот раз его остановила рука Джека, которая грузно легла ему на плечо сзади.
   - Ты ведь понимаешь, что я не могу просто так взять и отпустить тебя.
   Ксан пожал плечами.
   - Воля твоя.
   В следующую секунду Ксан нанес ему ошеломляющий удар в лицо праой рукой, взяв размах снизу вверх. Джек немного отшатнулся и получил пинок под ребра, отбросивший его назад и сбивший с ног. Джек упал на ковер. Было больше неожиданно, чем больно. Он тут же поднялся и побежал за Ксаном. Он его уже не видел. Он только слышал быстрые шаги на лестничной клетке. Джек выбежал на нее и собрался было рвануть вниз по лестнице, как кто-то выключил свет. Так всегда говорили герои в мультиках, когда кто-нибудь надвигал им шапку на глаза. Или надевал ведро на голову. У Джека не было головных уборов и ведер, но он не успел сделать и двух шагов вних по лестнице, как внезапно ослеп, потерял координацию и полетел вниз. Счастливо пролетев все ступеньки, он рухнул на каменный пол. Все же лучше, чем мерять длину лестницы ребрами. Он не очень испугался. Он догадывался, что произошло. Когда Лиртен учил его своим знаниям, то рассказывал об этом. Джек вытащил из кармана маленький фонарик и посветил в пол. Так и есть. Фотонный экран. Абстрактная сфера в пространстве, которая поглощала свет по всей площади себя. И снаружи, и внутри. Но это не мешало распространению света, и Джек легко смог очертить круг пола, который освещался. Далее - чернота. Джек прополз немного вперед, и сквозь черноту протиснулась стена. Он еще не понял, что будет делать дальше, как над ухом тихо, с издевкой прозвучало:
   - Не убился?
   Джек резко перевернулся с живота на спину и на мгновение увидел, как лицо Ксана,освещенное фонариком, ушло вверх, поглотившись чернотой. Далее Джек услышал звук открывающегося окна и шуршание ткани на ветру. Через секунду фотонный экран спал, и Джек рванул к открытому окну лестничной площадки. Он увидел внизу Ксана, в каком-то черном балахоне, с полами на всю длину тела и глубоким капюшоном. Он поднимался с колен после прыжка. Было видно, что с трудом. Когда он выпрямился и оглянулся на окно, то Джек увидел, что на нем были зеркальные солнечные очки. В следующее мгновение он побежал по внутреннему двору прочь от дома.
   Джек не стал рисковать. Он побежал вниз по лестнице, схватившись за сознание Ксана в пространстве. Когда он спустился и выбежал на длинную прямую улицу, то Ксан был уже метрах в ста впереди. Но Джек чувствовал, что он бежит медленнее из-за своего состояния. Потихоньку расстояние между ними сокращалось. Ксан бежал непонятно куда, пересекая перекрестки жуткими прыжками через всю дорогу, прямо над стоящими там иногда машинами. Ему было совершенно наплевать на людей, которые это все лицезрели. Но Джек потихоньку догонял его. Хоть и старался не перебегать дорогу на красный. Ксан все бежал впереди по левой стороне длинного проспекта, и длинный балахон развевался за ним. Он бежал по прямой, никуда не сворачивая, словно специально, и когда между ними оставалось около двадцати метров, Ксан прыгнул влево. А слева был чугунный фигурный забор, высотой метров в пять. Ксан взбежал по нему за три шага, благо это была не идеально ровная вертикальная стена, и приземлился уже по другую сторону. Это препятствие было для Джека непреодолимо. Он на секунду остановился, а потом побежал вдоль забора в поисках нормального входа, пока Ксан уносился дальше и дальше.
  
   ----
  
   Никто не находил себе места. Только пессимистически настроенный Эйнрелл сидел, скрестив руки на груди, с лицом, символизировавшим смирение с апокалипсисом.
   И тут Арка скрутило.
   Все оживились и подбежали к нему. Через пару секунд он выпрямился на своем стуле и шумно выдохнул.
   - События развиваются все интереснее.
   - Что, оно? - спросил Лиртен.
   Арк просто кивнул.
   - Все остаются здесь. Теперь там тройная опасность. - Он улыбнулся. - Ну что же это еще, как не судьба?
  
   ----
  
   Бежать.
   Еще быстрее.
   Черт, да куда быстрее. Правая нога жутко болит при каждом шаге. При падении он ощутил проблему особенно сильно. Нужно быть поосторожнее, чтобы не сломаться раньше времени.
   Надо успеть.
   И бежать быстрее, а то Джек может догнать его. Он в любом случае догонит его. До цели не так далеко, а у него тринадцатый уровень. Он наверняка почует, куда он так спешит, и найдет это место. Нужно это максимально отсрочить.
   Он бежал, не теряя скорости, превозмогая боль в ноге. Она постоянно напоминала ему, насколько он уязвим. А он очень уязвим. Он с самого начала понимал, что придется трудно. Поэтому с самого начала копил силы и почти не тратил их, чтобы быть максимально готовым к чему угодно. Фотонный щит можно считать разминкой. Он даже не поддержал себя гравиполем, когда спрыгивал вниз. И не защищался от мороза, да и не мог, ведь тело его закрыто для воздействия. Особенно остро он почувствовал это, когда что-то попало ему в левый глаз, и он оттянул нижнее веко, чтобы эту пылинку вытащить. И он вытащил ее, правда, вместе с самим нижним веком и еще целым куском кожи с лица. Было много крови и всякой другой гадости. Это было десять дней назад. После этого он был осторожен с собой. По крайней мере кости до последнего не рассыпались, и только сегодня он почувствовал проблемы с ними. И еще жутко болела левая лопатка. На эту рану вообще было страшно смотреть.
   Он бежал и расталкивал пугавшихся людей в особо забитых местах. Вообще он одел этот балахон, чтобы скрыть внешность. Похоже, что не помогало. Капюшон постоянно сбивался назад, и оставалось только надеяться, что люди не успевали заметить состояние левой половины его лица. По крайней мере солнечные очки скрывали отсутствующее веко.
   Но если все пойдет правильно, то уже не будет иметь значения, запомнят его лицо или нет. Неважно, как очевидцы приукрасят свои "показания" о парне в странного вида одежде, который перепрыгивал улицы с двумя дорожными полосами и без усилий преодолел пятиметровый забор. Может быть, ему пририсуют красочные крылья. Или решат, что Матрица все-таки существует. Какая разница, насколько это все заинтересует общественность, журналистов и власти?
   Да никакой.
   Главное - прибежать намного раньше Джека. Ведь сегодня двадцать девятый день.
   Красный...
   На чьей стороне Джек, и так понятно. Что забавно, он сам еще не знает,
   Вот оно.
   Да, оно. Он вбежал в тихую подворотню и остановился перед входом в просторный внутренний двор. Там были люди, достаточно много людей.
   Нет. Не людей. Подонков, которых он сейчас отправит в ад.
   Он сделал движение челюстью, равносильное зевку, растягивая щеки. Он почувствовал, как мокрая промерзшая кожа на правой щеке буквально трескается. Это словно придало сил.
   Ксан выбежал из подворотни в двор внутри какого-то неизвестного ему комплекса кирпичных зданий. Все вокруг выглядело тихим и пустым. Громче стало только на окрик одного из семерых крепких вооруженных людей, который засек Ксана, сигнализировал остальным, вскинул автоматическую пушку и начал пальбу.
   Громче не стало. У них всех были глушители. Но Ксан уже скрылся за углом низенького кирпичного домика, находившегося метрах в тридцати от подворотни, из которой он выбежал. Последние пули отщепили красные крошки от угла стены, в которую он уперся спиной, тяжело дыша. Вот сейчас придется поработать. Ребята не самые опасные - они хоть и Обращенные, но у каждого пятнадцатый уровень, не больше. Вооружены они автоматическим оружием, а в головах у каждого вертится мысль - защищать объект любой ценой.
   Да, необычный случай.
   Один приближался. С пушкой наготове, держась поодаль от угла, чтобы не схлопотать. Ксан запустил руку в снег, сосредоточился. Через секунду приближавшийся парень заметил, как из-за угла показалась правая половина тела нарушителя, но не успел среагировать - длинный стальной кинжал вонзился ему глубоко в глаз. Он еще не успел упасть, как ускоренный вдвое Ксан вылетел из-за угла, подхватил в воздухе его пушку и открыл огонь по остальным. Они не особо полагались на свои особые способности и пытались отстреливаться. Но изменение течения времени было для них недостижимо, а Ксан был быстрее. Он бежал к ним, одновременно уходя то в одну сторону, то в другую, и они не поспевали за ним. А он приседал, перекатывался и стрелял, целясь в голову. За три обычных секунды, которые представляли для Ксана шесть, из пяти отстреливавшихся врагов осталось уже двое. Они все находились на открытой местности и не успели как-либо спрятаться, потому что было совершенно некуда. Они оказались запертыми между одним большим зданием слева и низким, но длинным - справа. Лишь один попытался убежать, но был подстрелен как самая легкая мишень.
   Ксан атаковал неожиданностью - оружия из рук оставшихся двух внезапно вырвались, повисли в воздухе, и выпустили каждый ровно по одной пуле.
   Все, теперь остался только один.
   Ксан пошел вдоль здания, прочь от места своего появления, туда, куда пытался убежать один из этих придурков. Он не добежал всего лишь двадцати метров до того места, где низкое здание кончалось, и слева за углом стоял их фургончик, в котором сидел последний из них. Ксан приближался с опаской. Как он догадывался, человек сидел не на месте водителя, а в самом фургоне, без окон и связи с передними местами. Ксану осталось всего около пяти метров до фургона, как он понял, с кем имеет дело. Обращенный внутри имел третий уровень. У него было слишком мало шансов.
   Он выкинул пушку, вложил последние силы в нечеловеческое ускорение и побежал. Обогнув фургон, он услышал, как открывается его боковая дверь и из нее выбегает человек с его скоростью. Через секунду в своем потоке левая ступня Ксана, висевшая в воздухе, зафиксировалась на месте, и он упал лицом в снег, ввалившись обратно в нормальное время. За спиной раздались шаги. Потом его перевернули и подняли на ноги за шею. Обращенный третьего уровня оказался негром. Он молча внимательно изучал его лицо. Ксан стоял и не двигался. Он почувствовал страх. Он уже выложился полностью. Время - сложная штуковина. На манипуляции с ней уходит масса сил. Это будет конец, если у него не получится последний рывок.
   Ксан вложил последние остатки своих сил в руку, ускорив ее, и ударил негра по ребрам. Того немного отбросило, и Ксан тут же развернулся и прыгнул.
   Негр оказался быстрее. Третий уровень себя оправдывал. Он уже оправился от удара и схватил его за ноги в воздухе. Ксан опять упал, не долетев до цели. Негр встал и рывком поднял его на ноги, стоя уже вплотную к нему сзади. Тут он как-то странно резко дернулся вперед. Ксан не устоял и завалился в третий раз лицом вниз. Он понял, что ему выстрелили в спину. Ксан и сам почувствовал присутствие инородного мелкого тела где-то в районе поясницы. Так, наверное, себя должны были бы чувствовать себя зомби, если бы они существовали. Никакой боли, зато более удобное оповещение о ранениях.
   Ксан с усилием сбросил с себя тело и перевернулся на спину. Около фургончика стоял Джек с автоматическим дробовиком в руках. Видимо, как раз оттуда он его и достал.
   Джек уже здесь.
   Он не успел.
   Джек подошел ближе, твердо сжимая дробовик в руках.
   - Все, Ксан. Я прекращаю это безумие.
   - Не нужно строить из себя главного. Ты сейчас сам не понимаешь, что и зачем делаешь.
   Джек сузил глаза.
   - А ты сам-то понимаешь?
   Ксан улыбнулся и поправил очки.
   - Я прекрасно понимаю.
   Джек покачал головой.
   - И зачем же ты пришел к Дыре?
   Ксан оглянулся назад, на Объект. В заснеженном асфальте красовалась огромная Дыра, метра полтора диаметром. Неплохо они ее подпитали. Самой ей долго закрываться.
   - А это совершенно тебя не касается.
   Джек подошел ближе.
   - Хватит с меня этого. Все.
   Ксан неожиданно схватил его за ворот, повалился на спину и оттолкнул его ногами, послав в затяжной полет вниз головой через него, большущую Дыру, и прямо в глубокий сугроб под зданием. Джек поднялся, отряхнулся и увидел Ксана, который сидел перед Дырой на коленях и улыбался. Джек сначала не понял, но потом увидел, чему он скорее улыбался.
   Пар, выходивший из его рта, постепенно менял цвет.
   С белого на красный.
   И он не рассеивался, а зависал в воздухе над ним, собираясь в большое облако.
   Джек с завороженным видом смотрел, как этот пар поднимается в общую светлую массу, затем сделал маленький короткий выдох и пронаблюдал за движением небольшой порции яркого пара.
   - Красный... - удивленно прошептал он.
   Туь все накопившееся в воздухе облако за одно мгновение собралось в один поток и двинулось вниз, прямо в Джека, сбив его с ног обратно в сугроб. Там он провалился в снег и на время замер.
   А Ксан сидел на коленях у Дыры и смеялся.
  
   ----
  
   Ну вот.
   Другое дело.
   Теперь все встало на свои места.
   Теперь он все вспомнил.
   Воспоминание, державшееся все это время в его голове как картинка странного ландшафта, приобрело объем и движение. Зловещая черная трава легонько колыхалась на ветру. Местами землю покрывал густой туман, который лениво переплывал отдельными облачками с места на место. И деревья как-то странно шевелились. Они разнообразно изгибались и в итоге оказывались уткнувшимися почти в самую землю своими лысыми кронами. И там, у самой земли, кончики их веток как будто бы переступали по ней, ощупывая почву.
   И камни. Красные светящиеся камни. Когда он подошел к одному из них, он потерял форму, словно расплавился, и разделился на шесть частей. А те в свою очередь приняли гуманоидную форму. Они были похожи на пластилиновых человечков. И они говорили с ним. Он не был уверен, как именно они обменивались информацией, и точно не помнил всего диалога, но он узнал многое. Эти гуманоиды приветствовали его. Они сказали, что все понимают, что так было и раньше и будет всегда, это нормально. Но все же его появление - это честь для них. И раз уж он тут появился, то они наверняка найдут, чем друг другу взимно помочь. Он в любом случае не может просто так уйти, но если бы ему предложили выбирать, брать то, что ему сейчас дадут, или нет, то он бы точно согласился. А это также послужит хорошую работу им.
   Равноценный обмен --
   Нет, почему обмен. Он ничего им не отдал. Он лишь получил свою новую мощь.
   Но вот что он должен был сделать, он не помнил. Но он помнил кое-что еще. Да. Сегодня, после того, как он потерял Ксана из виду, ему позвонил Эйнрелл. Позвонил и сказал, что он понял, как излечить эту гадость. Что Ксана надо немедленно привести сюда.
   Точно?
   Ну да.
   Как он вообще мог забыть?
   Действительно.
   А может --
   Нет. Совершенно точно.
   Джек сел в сугробе. Он осмотрел свои руки и не обнаружил никаких изменений. Разве что в его венах текло нечто новое, словно огонь. Да, это не эти дурацкие приступы Ксана с химически привередливой гадостью.
   Это настоящая Мощь.
   Мощь и воля.
   Джек встал из снега, попутно отметив, что совершенно не мерзнет, ничего при этом для этого не делая. Он по кругу обошел Дыру и встал рядом с Ксаном. Тот еще тихонько посмеивался.
   - Какое классное совпадение, да? Двадцать девятый день после Обращения как раз пришелся на сегодня. Это ведь тоже почти семьсот часов, как со временем. Время, оно такое хитрое... если бы не оно, тебя бы не было в живых.
   Джек насторожился.
   - Что ты имеешь в виду?
   Ксан пожал плечами и сделал невинное лицо.
   - Во временной ориентации мы похожи на дальнозорких людей, которые идут вперед спиной. Они не видят, что впереди. И только пройдя некоторое расстояние, могут увидеть то, что проходили раньше, на что могли напороться. Это нормально. Но я... у меня есть интуиция. Всю жизнь она была со мной. И в определенные моменты она мне подсказывала, что делать, чтобы получить оптимальный выход из важного Узла. Так и в тот раз. Она подсказала мне оставить тебя в живых. И вот он, наилучший выход. - Он расплылся в улыбке. - Я даже боюсь предположить, каким мог бы быть наихудший.
   Джек брезгливо поморщился.
   - Ты просто слепо выполняешь чью-то волю.
   - Это ты просто исполняешь чью-то волю, - выпалил Ксан. - Это же надо, из тысяч миров, с которыми можно было связаться, случай выбрал именно тот, в котором живут самые хитрые и злобные заговорщики. Знаешь, Джек, они совсем не такие, какими они показались тебе. Они вообще могут не иметь образа, воспринимаемого нашими глазами. Они другие, и внешне, и внутренне. И их истинная внешность напугала бы тебя намного меньше их истинных намерений.
   Лицо Джека перекосило яростью. Но неподалеку послышался шум мотора. Сюда подъезжал еще один фургончик. Джек издал неразборчивый рык и кинулся в с сторону пустой машины. Новенькие до них еще не доехали. Оставалось две-три секунды до того, как они завернут за угол и увидят их. Но Джеку этого было достаточно.
   Ибо он ощущал в себе Мощь.
   Он подбежал к пустому фургону, который стоял к нему боком, ухватился за край кузова и рванул вверх. Машина взлетела в воздух, прокрутила четыре сальто и придавила половину новой машины, только выехавшей из-за угла. Джек забежал с другой стороны. Угол машины был расплющен, сидевший там человек убит. Водитель только вылез, как оказавшийся уже рядом с ним Джек вмазал ему в челюсть. Челюсть раздробилась в месте удара. Брызнула кровь. Водителя по инерции закрутило вправо, он с размаху долбанулся головой о дверь машины и упал в снег. Из задних дверей вывалились двое озлобленных вооруженных парней, один позади другого. Они вскинули оружия, а Джек - ладони. Тут же одного из них будто резко вдавило вправо, и он приложился головой о бок машины, оставив глубокую вмятину и следы крови, а пушка из рук второго вырвалась, отлетале вверх метров на пять и вернулась обратно с такой скоростью, что проткнула череп.
   Джек перевел дух и пошел назад. Ксан все так и сидел на коленях.
   - Неужто это произошло, Джек? - вопросил он, когда Джек приблизился. - Неужели ты меня спас? Я должен тебя как-то отблагодарить.
   - Ты отблагодаришь меня, вернувшись со мной. Эйнрелл знает, как тебя излечить.
   - Да ну? - Ксан повернул голову в его сторону, не выказав голосом никакого интереса. - А ты уверен, что это он тебе сказал?
   - А кто же еще?
   - Твои новые наставники. - Ксан поднялся на ноги и повернулся к нему.
   Джек ощутил, как он уязвим. Всего один его удар - и он окончательно превратится в гниющую кучу дерьма.
   - Если ты не идешь со мной, то я уношу тебя. Тело должно быть спрятано. Ты сделал выбор.
   Ксан покачал головой.
   - Я сделал выбор очень давно.
   Когда его рука прочертила в воздухе дугу, и Ксан четко отступил назад так, что она только задела его лицо слева и сбила очки, Джек почувствовал, что Ксан был к этому готов не менее, чем он сам.
   Ксан неожиданно упал на колени и опустил голову. Он медленно поднял левую руку и как-то запустил ее в глазницу, выгребая что-то. Потом это что-то, являвшееся ошметками глаза, он отшвырнул далеко в сторону и нацепил очки обратно. Затем он снова встал и молча уставился куда-то вперед, как груша для битья. На левой щеке постепенно проявлялись струйки крови.
   Следующий удар справа он перехватил. Джек еще толком не успел ничего сделать, а Ксан уже схватил его за правый кулак. Он был ошеломлен. Его Мощь не выдерживала.
   - Помнишь, что я говорил про наши имена, Джек? Мы меняем их просто как вследствие обычая, это показывает, что мы стали новыми. Ты остался Джеком. - Ксан держался. Он говорил, сжимая зубы до предела и оставаясь внешне бесстрастным. - Ты думаешь, почему я не рассказал тебе раньше о своем знании? Ты бы подумал, что я тебя использую. Подумал раньше времени.
   - Вы навязывали мне свои убеждения. Свою волю! - чуть не прокричал Джек. Да что это такое? У него есть еще одна рука и целых две ноги. Пинок по ребрам, и он готов.
   Но что-то мешало ему это сделать.
   И он только беззвучно пытался выиграть этот импровизированный армрестлинг.
   - Нет, никто ничего тебе не навязывал. Ты действовал так, как действовал, потому что хотел так действовать. Ты выбирал. Тебе, наверное, интересно, есть ли в нашем мире выбор или нет? А мне гораздо интереснее знать, чем это определяется. Кто устанавливает эти законы. Зачем это нужно. Если ты хочешь думать, что обрел самостоятельность только сейчас, думай так. Сейчас ты поплатишься за эту самостоятельность.
   Глаза Джека округлились. Ксан побеждал. Этот прогнивший труп побеждал. Он резко заломил его левую руку назад за спину, придавив к земле и поставив его на колени. Приблизив свое лицо к его, он прошептал:
   - Ведь ты нисколько не изменился. Ты остался тем же самым подонком Джеком, готовым убивать. Убивать простых детей, жен, мужей, кровных родственников Обращенных. И очень редко - их самих. Несильных. Ничего не подозревающих.
   Джек в ужасе уставился в черные провалы очков, за которыми скрывался кошмар.
   - Вот он, твой самостоятельный выбор. - Он выпрямился, все еще держа его на коленях. - И вот она, твоя расплата.
   Джек получил мощнейший прямой пинок в ребра. Не совсем понимая, что происходит, он пролетел несколько метров по воздуху и ударился спиной о стену.
   Он не осознавал, что героическое правое запястье Ксана оторвалось при резком импульсе и пролетело весь этот путь вместе с ним, приземлившись рядом, с изломанными пальцами и почему-то совсем без крови.
   Он не заметил, что Ксан пнул его левой ногой, не мог знать, что теперь она наконец дала слабину, и в полете не мог видеть, что когда Ксан по инерции переступил на нее, она переломилась пополам.
   И он почему-то не почувствовал, что его голову глубоко проткнул толстый и длинный железный штырь, торчавший из стены на высоте примерно полуметра.
   Возможно, к нему должен прицепляться пожарный шланг. А может и нет.
   Важно ли это?
   Он лежал в упитанном сугробе, незаметно истекая кровью. Последнее, что он увидел поверх снежных шапок - кусок черной материи, который ушел куда-то ниже его уровня видимости. Он подумал, что это может быть очень важным.
   А может и нет.
  
   ----
  
   - Ну и что ты нам принес?
   - Просто так не скажешь. Начнем с простого - Джека.
   - В каком виде?
   - Мертвом, каком же еще.
   Арк закрыл глаза. Все, теперь точно конец.
   - Ксан?
   - Только запястье.
   Боже. Значит, он все-таки пошел на это.
   - А еще что?
   - Ну... - Лиртен сел напротив начальника и повертел в руках альбом размера А4. - Я осмотрел квартиру Трайны. Единственная достойная внимания вещь - это вот.
   Он открыл альбом. На всю первую страницу красовалась карандашная надпись - "Поглощенные". Лиртен немного посмотрел на нее и перевернул. Потом еще. И еще.
   - Здесь списки людей. Он нарисовал их небольшие портреты. Указал имя. Место жительства. Год. И вкратце о том, как они были поглощены.Здесь есть несколько разделов. "Случайности". "Подстроенные". "Перешедшие на нулевой". - Он сглотнул. - "Призванные".
   С этой страницы среди нескольких других лиц на него смотрела Анна Седакова. Трайна.
   Призванная?
   - И последний. "Добровольцы".
   Здесь было лишь трое человек. Какой-то невзрачный француз. Англичанин, Томас Брок. Оба убиты в процессе. И Олег Казаков.
   Ксан.
   Достижение цели неизвестно.
   Лиртен закрыл альбом и со вздохом положил его перед Арком.
   - Не знаю, зачем он это нам оставил. Мы ведь все равно не поймем.
   - Гораздо интереснее, откуда он это все получил, - задумчиво протянул Эйнрелл, стоявший за плечом у Арка.
   Все с опаской посмотрели на него.
   Синтар сокрушенно покачал головой.
   - Нас ждет дьявольское время.
   В коридоре щелкнул лифт. Через некоторое время к ним вошел Ллойтер. Вид у него был не самый счастливый.
   - Ну что ж, господа, - он осмотрел всех присутствующих, - эксперимент засчитывается провальным.
   - У нас были обстоятельства.
   - Вы же знаете, Арк. Четверо из девяти. Какие уж тут обстоятельства. Не волнуйтесь, - обратился он ко всем. - В дальнейшем для каждого из вас найдется место. Но только не в верхушке.
   Он успокаивающе кивнул и вышел в коридор кому-то звонить.
   Да, Арк, вы же знаете. Вы знаете, что из нас так и не получилось нормальной организации. Как невозможно добровольное объединение всех государств планеты в одно, так невозможно объединить отдельных представителей этих государств для получения идеальной международной организации. Он впервые услышал о Братстве в шестнадцатом веке. Таинственный рыцарский паранормальный орден, который призывал себе подобных бороться с особо наглыми и преступными себе подобными. Уже тогда было понятно, что великой и успешной эта идея не станет. Поэтому вы все преотлично знаете, Арк.
   Синтар прав.
   Впереди - дьявольские времена.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"