Бессмертный К. С.: другие произведения.

Анархо-Коммунистический Манифест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 1.57*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изначально писался как программный манифест Анархо-Коммунистического Союза (АКС) Москвы и Московской области.

  I. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
  
  Ситуация повседневности
  
  "Выживающий человек, это человек, пропущенный через мясорубку механизмов иерархической власти, попавший в хитросплетение вмешательств, в хаос угнетающих техник, которые должны быть упорядочены лишь терпеливым программированием программируемых мыслей."
  Рауль Ванейгем "Трактат об умении жить для молодых поколений (Революция повседневной жизни)"
  
  Сегодняшнее общество, также, как и раньше - расколото на два враждебных лагеря - класс угнетенных и класс угнетателей (подробнее мы будем разбирать этот момент отдельно, когда речь пойдет о сути классовой борьбы и ее актуальности, сейчас же речь о текущем моменте), а значит и многие проблемы, рассматриваемые нами, будут освещаться именно через данное положение.
  Сегодняшние эксплуататоры обычно объединены в некоторые структуры, например - акционерные общества, корпорации, транснациональные корпорации и т.п. (речь, конечно же, о руководящих звеньях, а не структурах в целом), а иногда оказываются объединенными в единую "сверхкорпорацию" в масштабах целых стран (госкапитализм), как это было в СССР и ряде других государств, в которых у власти находились или находятся всевозможные социалисты. Бюрократия, чиновничество, силовые структуры (полицейские силы, госбезопасность, армейские структуры и т. п.) - это всё части машины эксплуатации, необходимые для её сохранности и служащие для ее же большей эффективности.
  В то же время эксплуатируемые - это все те, кто являются "людьми наемного труда", не владеющие средствами производства, лишенные контроля над ними, и занятые общественно-полезным трудом на предприятиях, принадлежащих частным предпринимателям, государствам, корпорациям. Так же к угнетенному классу можно причислить огромное множество людей, задействованных в сфере обслуживания (сфера услуг), менеджеров среднего и мелкого звена, которые нередко тоже подвергаются чудовищной эксплуатации со стороны своих начальников; сюда же относятся и всевозможные представители так называемой "трудовой интеллигенции" - врачи, учителя, преподаватели... которые за нищенскую зарплату (как правило, хоть и не всегда) работают на своих нанимателей, исполняя при этом общественно-важные функции. Остатки крестьянства (в странах "третьего мира" они конечно остатками не являются, а все еще остаются довольно мощной общественной силой) так же входят в число эксплуатируемых слоев общества, тем более что, с одной стороны, они преимущественно заняты сельскохозяйственным трудом не на собственной земле, отчуждены от орудий труда, но трудятся на крупных предприятиях капиталистического типа, (акционерные общества, колхозы, фермерские хозяйства и др.), фактически являются сельским пролетариатом, а, с другой стороны, являются жизненно важной частью общества, так как создают продовольственные продукты.
  При этом сегодня границы между различными классами и слоями общества отнюдь не являются постоянными и четко проведенными, как это было еще примерно сто лет назад, однако, если брать ситуацию в целом, то классовое разделение, безусловно, имеет место, что проявляется в отношении к производству и в том месте (господствующем или подчиненном), которое тот или иной класс занимает в экономике.
  Но не надо забывать, что границы все-таки сегодня размыты очень сильно, что обусловлено существованием "среднего класса", который явился порождением буржуазно-капиталистического общества, призванного создать у трудящихся иллюзию человечности и заботливости капитализма о людях, о человеке и его личных интересах. То есть, данный "средний класс" - это буферная зона между двумя классами, при том, что данная его "половинчатость", "промежуточность" приводит еще и к тому, что он так же является во многом антагонистом капиталистической системы отношений, так как не может себя в данных условиях реализовать, представители его лишены полноценной возможности удовлетворения собственных амбиций и оттого вступают в конфликт с господствующей элитой, сближаясь при этом с традиционным рабочим классом.
  Одновременно с этим стоит обратить внимание еще и на то, что экономическое господство всевозможных капиталистов дополняется еще и их монополией на политическую власть, представленную на сегодняшний день в форме государства (чтобы ни говорила официальная пропаганда, но власть в тех же демократических странах осуществляет вовсе не народ, а олигархи, владельцы крупного капитала, корпорации и монополии - частные и государственные). Мы же вовсе не считаем, что государство совпадает с человеческим обществом: государство представляет собой стоящий над обществом иерархический аппарат, созданный и действующий в интересах частных собственников, и призванный сохранять и защищать выгодный им порядок. При этом современный капитализм стремится к освобождению от государства, что бы восторжествовал принцип свободного рынка, что только ухудшит положение многих и многих людей, так как в таких условиях они лишаться последних своих социальных прав, гарантий, завоеванных в ходе сотен лет кровавой и жестокой борьбы, так что власть вовсе не будет упразднена, но лишь предстанет в своем новом обличии; иерархическая система будет не уничтожена, но лишь окажется разбитой на множество более мелких систем, подчиненных, теперь уже всецело принципам капитализма.
  Неизбежными следствиями классового разделения, государственной организации общества и построения всей хозяйственной жизни на капиталистических принципах, являются:
  - неравенство людей в возможностях удовлетворить свои потребности (материальные и духовные);
  - невозможность для подавляющего большинства людей влиять на принятие решений, затрагивающих самые важные вопросы общественной жизни, что особенно здорово проявляется в странах так называемых "управляемых демократий" (а в условиях нестабильности экономики или внешней угрозы - подчас, искусственно созданной - даже такие демократии сворачиваются, пример "укрепления вертикали власти" в России при президенте В. В. Путине);
  - неизбежность войн, экономических кризисов, безработицы и других социально-политических катаклизмов, обусловленных как переделом сфер влияния, "кризисами перепроизводства" (которые на самом деле таковыми не являются) и множеством других подобных факторов;
  - в странах так называемого "третьего мира" и бывшего "социалистического лагеря" это дополняется также массовым обнищанием, голодом для большинства населения (на фоне обогащения властной элиты), возникновением тоталитарных и неофашистских режимов, чьи появления обусловлены нищетой повседневной жизни для большинства населения (которое из-за этого желает пресловутых "стабильности и порядка"), развалом промышленности (в странах бывшего СССР, в частности) и др.;
  - наконец, государственная и капиталистическая организация общества привели сегодня к возникновению реальной угрозы уничтожения всего человечества и жизни на Земле в целом в результате ядерной катастрофы (или из-за биологического, бактериологического, химического оружия), или надвигающейся экологической катастрофы (характерный пример - Чернобыль, при том, что это не единственный случай аварии на АЭС).
  Мы убеждены, что существующие проблемы невозможно решить в условиях существования государства и капитала, так как скорее наоборот, данная Система - это главная причина, порождающая наши важнейшие проблемы, поэтому никакая "демократия", никакое "правовое государство" не сможет оказаться "лекарством от болезни". Сохраняя частную собственность и отчужденную власть (государственную, денежную), сохраняя разделение людей на управляющих и управляемых, - можно лишь замаскировать, но не ликвидировать социальные противоречия, которые все равно довольно быстро вылезают наружу, приобретая при этом еще более уродливые формы.
  При этом стоит отметить, что все попытки поднять жизненный уровень трудящихся развитых капиталистических стран происходили либо за счет усиленной эксплуатации стран "третьего мира" (как это делали и делают США, страны Западной Европы), либо за счет экономической помощи более развитых стран по определенным политическим мотивам (например, Япония).
  Ну а раз сохраняется классовое разделение общества, то, вместе с тем сохраняется и классовая борьба (о чем речь будет идти особо, поэтому здесь можно ограничится тем, что мы обозначили ее существование в сегодняшнем мире, не смотря на все заверения "оптимистов", утверждающих, что данное понятие перестало быть актуальным, что борьбы этой больше нет).
  В этих условиях то, что мы можем и должны - это:
  - борьба, с одной стороны, за защиту имеющихся на сегодняшний день экономических завоеваний народа, с другой стороны - борьба за новые завоевания (увеличение зарплаты, сокращение рабочего дня, улучшение условий труда и др.);
  - борьба за ограничение прав предпринимателей и администраций, - посредством независимых, не иерархичных профсоюзов (анархо-синдикализм), выдвижение требований о передачи управления на предприятиях (в транспортных депо и т. п.) от управленцев рабочим Советам;
  - борьба со штрейкбрехерством и подавлением забастовок;
  - борьба за свободу профсоюзной (синдикалистской) деятельности и невмешательство государства и администрации в дела рабочих организаций, за неограниченное право на стачки, забастовки, с требованием оплаты затрачиваемого на них времени как рабочего;
  - поддержка коммун, сквотов, социалистических производственных и потребительских кооперативов, самоуправляющихся предприятий, советов жителей и т.п.;
  - активная работа по организации революционных производственных и иных рабочих (рабочих, в широком смысле) союзов;
  - борьба за свободу слова, печати, собраний, неприкосновенности личности, переписки, свободу и конфиденциальность личной жизни и т. п.;
  - борьба за ослабление государственного контроля над жизнью общества;
  - борьба против агрессивного национализма (национал-социализм, фашизм), против милитаризма, клерикализма и т. п.;
  - борьба за экологию и поддержка радикально-экологического движения.
  
  Актуальность понятие классовой борьбы
  
  "Мы стремимся к торжеству свободы и любви, но из этого не следует, что мы отказываемся от сильных, жестоких средств; напротив, мы будем пользоваться всеми средствами, какие только представят обстоятельства.
  Конечно, мы не хотели бы коснуться волоса на голове противника, мы желали бы осушить все слезы мира, но... нам приходится бороться в мире каков он есть, и считаться с опасностью самим оказаться чистыми мечтателями."
  Малатеста Энрико "Немножко теории"
  
  Как уже было сказано выше - сегодня отнюдь нельзя сказать, что общество разбито на два четко различимых противоборствующих лагеря: эксплуататоров и эксплуатируемых, - однако, сохранился сам принцип такой разделенности, просто всё дело в том, что границы стали размытыми и упростился переход из одной социальной категории в другой. Сегодня нельзя четко определится, где же заканчивается мир "хозяев жизни" и начинается мир нищеты и рабства, однако же, если взглянуть как бы со стороны, то виден он довольно отчетливо, ну а существующее промежуточное состояние вполне справедливо характеризуется "средним классом", который представляет собой смесь из еще не слишком богатых и уже не слишком бедных, и это самая подвижная часть нашего общества (постоянно пополняемая с обоих полюсов, и сама постоянно пополняющая полюса), являющаяся главной опорой современной капиталистической, неолиберальной системы.
  Для нас главное в этой связи помнить, что если разделение (пусть и весьма расплывчатое сегодня) человечества на два этих мира сохраняется, то и сохраняется и их антагонизм, когда у эксплуататоров (привилегированной части общества) остается власть, они пользуются всеми плодами труда основной массы населения, получают основную долю прибавочного продукта, а у эксплуатируемых (все те, кто является в данной ситуации угнетаемыми) фактически есть только обязанности, и они обязаны отдавать свой труд, свое время, всех себя на благо хозяев в обмен на возможность выживать в этом мире. В этом вопросе внимание должно концентрироваться на том, в какой зависимости большинство людей находится в отношении паразитирующего на их труде меньшинства, а отнюдь ни на том, что жизнь сегодняшних трудящихся много лучше порой, нежели было сто - сто пятьдесят лет назад, ведь это благополучие иллюзорно, и зависит только от прихоти власть и капитал имущих и от того, насколько активны в защите своего положения трудящиеся.
  К тому же, нельзя забывать, что система капиталистических отношений как раз и зиждется на эксплуатации, и, плюс к тому, антагонистические отношения среди людей поддерживает так же и факт существования государственной власти, которая подразумевает наличие оторванных от основной массы населения группы функционеров, управленцев, которые диктуют свою волю остальным, и в чем они легитимны именно благодаря существующей системе взаимоотношений между отдельными категориями людей.
  С древнейших времен, как возникло первое государство, существовало противостояние между хозяевами и трудящимися, являвшееся одним из ведущих факторов развития мировой истории, временами отходящим на второй план, но порой и становящееся основным, когда вспыхивали народные восстания против всевозможных господ, притеснителей. Не всегда это можно было назвать классовой борьбой, но то, что это было противоборством Власти и Народа, на наш взгляд, факт бесспорный, в силу уже хотя бы того, что, как правило, социальные конфликты выливались в бунты и революции под воздействием голода, когда у правителей был свободный доступ к продовольствию, всевозможные ростовщики наживали капиталы на спекуляциях хлебом и прочим съестным товаром, в то время как простой народ вымирал от голода.
  И именно классовая борьба является одним из тех ведущих факторов, что определяет социально-политические условия жизни в каждой стране, ведь именно от того, насколько активны в защите своих прав, интересов трудящиеся, насколько решительно они борются против притеснений и унижений, настолько и комфортабельна их жизнь. В конце концов, все современные либеральные ценности, все те политические свободы, которыми так гордится Западный мир были вырваны с кровью, ценой миллионов человеческих жизней в борьбе народных масс с господствующими классами.
  Стоит только рабочему классу расслабится, решить, что они уже много добились и могут теперь заслуженно отдыхать, думая, что правители не посмеют урезать их права, интересы, как тут же начинают издаваться законы, урезающие социальные гарантии, социальную защищенность народа, происходит ревизия всех тех социальных достижений, за которые были отданы многие и многие жизни борцов за лучший мир.
  Такова суть классовой борьбы, и именно поэтому мы уделяем ей столько внимания, и выдвигаем на первый план в структуре своей платформы.
  
  Антипарламентаризм
  
  "Никогда не истребляли друг друга с такой яростью, как при представительном режиме. Буржуазия ищет преобладания на рынках, а его можно завоевать лишь гранатами и картечью."
  Петр Кропоткин "Представительное правительство"
  
  В сегодняшнем мире принято считать, что Демократия - это лучшая из возможных форм государственного устройства, при этом нередко ссылаются на Уинстона Черчилля, который говорил, что "Демократия - это ужасная вещь, но лучше ничего не придумали", при этом все это произносится с таким видом, будто бы эта фраза действительно является истиной в последней инстанции, и нам лучше примирится с существующей, пусть и несовершенной, системой, ставшей столь "популярной" в конце двадцатого столетия под воздействием буржуазно-капиталистической пропаганды.
  При этом все ее недостатки как-то опускаются, ведь все равно же нет лучшей формы общественного устройства...
  Однако же, мы выступаем всецело против такой формы общественного устройства, хотя и признаем ее некоторую прогрессивность по сравнению с теми же монархиями, так как в существующих условиях нам, все-таки несколько более комфортно живется, и нас реже касается репрессивная сторона Власти.
  Но почему же мы все-таки против? а то ведь подобные слова, не подкрепленные доказательствами вполне закономерно вызовут непонимание и отторжение у многих людей, так как они могут решить, что мы сторонники хаоса и бардака, раз уж мы говорим о Свободе, но не принимаем Демократию.
  При этом оговоримся, что мы выступаем против именно современной нам Демократии, так называемой представительной демократии (когда существует отчужденная власть, избираемая народом, но полностью от него оторванная, которая сама принимает решения, и принуждает своих избирателей к исполнению своей воли), так же эта система может быть названой парламентаризмом (по тому принципу, которым осуществляется власть). Мы же выставляем в противовес всему этому принцип прямой демократии, что означает коллективное принятие решений, вместо избрания платных чиновников/депутатов/президентов, а назначение ответственных исполнителей (координаторов), которые могут быть отозваны (заменены) в любой момент (особенно это важно в случае, если такой "назначенец" начинает заниматься отсебятиной, самоуправством, выполняет не волю назначивших его, но пытается использовать положение в своих личных интересах).
  Итак, прежде всего, о том, что из себя представляет сегодняшняя демократия (так как это неоднородное понятие, и оно постоянно претерпевает изменения): во-первых, она является представительной (то есть, от имени народа правят несколько его "представителей", полностью от него оторванных, указывающих ему, как жить - об этом как раз сказано чуть выше); во-вторых, она не более чем служит интересам капиталистов, так как защищает интересы рыночных отношений, а это не имеет ничего общего с равенством людей (равенство возможностей на самом деле является не более чем иллюзией, так как не могут быть равными возможности миллиардера и нищего), в третьих, она разделяет народы разных стран, исходя из чисто финансовых интересов (что ведет к постоянным войнам и конфликтам из-за передела экономических сфер влияния) - хотя, это конечно далеко не все, чем можно охарактеризовать современную представительную демократию, ибо она намного сложней, чем может показаться на первый взгляд.
  Кроме того, демократия в современном виде имеет одну очень неприятную, лицемерную деталь, так как, вследствие вековой борьбы рабочего класса за свои права и возможности низших слоев увеличились, улучшился их уровень жизни, появился и развился "средний класс" общества, и многим стало казаться, что теперь понятие классового противостояния устарело... Теперь многим представляется, что частная собственность, политические права и возможность более легкого, чем раньше, перехода из одного состояния в другое (у бедных есть возможность разбогатеть и "выбиться в люди", а богатые вполне могут разориться и "стать бедными") устранили и само разделение общества на классы.
  Однако, на самом деле, основа современной демократии осталась той же, что была в государстве и сто, и двести лет назад - это сохранение противоположных классов современного общества - труда и капитала, просто "средний класс", эта размытость более или менее четких границ между классами, мешает трезвому осознанию нелицеприятной действительности.
  Чтобы лучше понять, что антагонизм между рабочим классом (в широком смысле, так как речь идет об эксплуатируемой части общества в целом, а это и промышленный пролетариат, и работники транспортной сферы, и работники сферы обслуживания и т. д.) и классом власть имущих, капиталистов всех мастей никуда не делся, рассмотрим такое понятие, как уже упоминавшиеся "политические права и свободы".
  Формально конечно все эти права у нас всех есть: и свобода слова, и свобода печати, и свобода собраний, и свобода организаций, и свобода передвижения многие другие свободы, и перед законом мы все равны (если верить конституциям и речам политиков, особенно накануне очередных выборов), однако, все это сохраняется лишь до определенного момента, пока не начинает идти вразрез с интересами привилегированного меньшинства... вот тут-то все наши права начинают резко уменьшаться (при этом не помогут, по большому счету, ни знание законов, ни знание конституции, ни что либо еще подобное, как раз чаще наоборот, все они могут сыграть отнюдь не в твою пользу, ну а, если действующее законодательство и на твоей стороне, то его всегда можно и подправить... в интересах государства и/или капитала...). Кроме того, все права зависят в известной степени от финансового положения человека, так как защита прав так или иначе требует затрат, и чем они больше, тем больше шанс выиграть дело/замять его у того, у кого денег больше.
  К тому же, в определенной степени, соблюдение этих прав и свобод как раз таки на руку власть имущим, так как обеспечивает им спокойное существование, и обеспечивает им спокойную "стрижку баранов", которыми и является народ, до тех пор, пока считает, что существующее положение вещей справедливо и нормально, оправдано. В конце концов, это ведь вовсе не противоречит интересам капиталистов и политиков, так как освобождает их от лишнего повода для беспокойства за свою жизнь, свое положение.
  Что же касается вопроса о собственности, то, ведь демократия оставляет в неприкосновенности сам принцип частной капиталистической собственности, а ведь это один из главных, если не самый главный, источник неравенства, так как этим она в руках современной буржуазии экономику страны, прессу, образование, науку, искусство, что делает ее истинным хозяином положения, особенно если она делится хотя бы небольшим куском капиталистического "пирога" с народом. А отсюда вытекает и влияние крупных капиталистов на политику страны.
  Так что, демократия является не более, что только одним из видов буржуазно-капиталистической диктатуры, замаскированной под справедливое общественное устройство, в котором устарело понятие о классовых антагонизмах, а так же якобы торжество политических прав и свобод, гарантированных Законом.
  В общем, как видно мы не противники демократии в пользу хаоса или тоталитаризма, как раз наоборот, мы за подлинную, прямую демократию, против представительной демократии, основанной на отчужденной от общества парламентской системе.
  
  Антикапитализм
  
  "На всемирном экологическом форуме ООН в Бразилии (1992) заявлено, что к пропасти экологического самоубийства подвел человечество сам капитализм, как система, основанная на рыночных отношениях, безудержной эксплуатации людских и природных ресурсов ради наживы."
  тов. Кабанос "Действительность - ненавистный садист, или Почему капитализм - дерьмо"
  
  Сегодня довольно модно говорить о торжестве и победе капитализма, о том, что история доказала и показала, что это единственно правильная модель экономических отношений, о том, что будущее есть только у представительной демократии (как общественно-государственного устройства), и у Капитализма (как экономического устройства).
  О том, насколько правомочно говорить о Демократии, как о лучшей форме устройства общества, мы разобрали выше, теперь ответим на вопрос о сути капиталистических отношений, о нашем к нему отношении, и несколько слов об их перспективах, о том, за какую альтернативу выступаем мы.
  Прежде всего, об отношении: мы, безусловно и всецело выступаем против капиталистических отношений в любом виде, будь то государственный капитализм, государственно-монополистический или либертарианский (свободный, безгосударственный, исходящий из основных принципов неолиберализма).
  Причина такого нашего к нему отношения заключается в следующем: капитализм, как система, базируется на частной собственности, которая порождает неравенство в человеческом обществе (это хорошо проанализировал в свое время Пьер-Жозеф Прудон в своей книге "Что такое собственность?", и хотя о собственности - частной - писали многие, и до, и после, у Прудона в данной его работе, анализ сути явления частной собственности, представляется нам наиболее продуманно и последовательно изложенным) - уже само зарождение частной собственности сопровождалось разделением общества на богатых и бедных, что уж говорить о последующих временах, когда разница в доходах только упрочивалась (хотя сегодня все и выглядит несколько иначе, однако суть остается прежней). Кроме того, сама суть капитализма состоит в накопительстве, в обогащении, когда один человек (не занятый, как правило, непосредственно в производстве материальных/духовных благ) получает в свой карман определенную часть прибыли, на том лишь основании, что он - "организовал производство", "наладил работу", скоординировал и т. п.
  На чем базируется капитализм? А базируется он на товарно-денежных отношениях (ТДО), то есть на том, что производимые товары приобретаются их потребителями за деньги, которые образуют собой богатства, которые, в свою очередь, можно накапливать, класть в банк, и получать с них проценты, то есть жить не за счет осуществляемого труда, а за счет того, что ты присвоил результаты труда других людей - это, если выражаться совсем просто, о том, что такое капиталистические отношения.
  То есть, попросту говоря, капиталист - это грабитель, который существует только потому что умеет присваивать не принадлежащие ему блага, и при этом он охраняем всеми мыслимыми и не мыслимыми законами, силовыми структурами...
  Сегодня, чтобы люди не чувствовали столь вопиющей наглости, капитализм нашел для себя спасение в том, что дал людям иллюзию всеобщего капиталистического равенства, иллюзию того, что капитализм полезен и выгоден для всех слоев общества, стоит только лучше и больше трудится, - у многих людях находятся в частной собственности квартиры, лома, машины и т. д. Результатом этого стала то, что люди оказались разобщены, атомизировались, получив при этом относительное благополучие - не все конечно, отнюдь не все - что оказалось как нельзя, кстати, для капиталистов, которые могут теперь спокойно грабить население, просто-напросто немного поумерив свой пыл и отказавшись от сверхприбылей (этому способствовала, во многом, боязнь с их стороны, новых Революций, о последствии для себя которых они теперь прекрасно догадываются, имея богатый в этом отношении опыт восемнадцатого-двадцатого веков).
  Отсюда вполне закономерно вытекает наше неприятие частной собственности, которая не даёт эксплуатируемым массам ничего хорошего, но зато даёт огромные привилегии, огромные возможности для власть и капитал имущего меньшинства, которое наживает свои богатства, в то время как миллионы людей по всему миру в тоже самое время умирают от нищеты и голода.
  "Человек человеку волк", так считают сегодня многие, однако насколько можно судить исходя из анализа человеческой истории, это не так, точнее, не совсем так. Дело в том, что это отнюдь не характерно для человеческой природы, такие отношения сложились в обществе благодаря развитию капитализма, атомизации и распространению частной собственности, в то время как раньше люди жили, основываясь на принципах коллективизма и взаимопомощи, и именно это наиболее естественно для человека, именно это и называется человечностью. Взаимопомощь и коллективизм были выработаны в результате эволюции, именно они сделали возможным создание человеческого общества.
  С развитием капитализма коллективистские привычки стали окончательно забываться, и в нашей жизни стала царить лицемерная мораль необузданного эгоизма, для которой характерно наплевательское отношение индивидуума к жизням и судьбам других людей.
  Это все, конечно же, возникло не вчера, и даже не с началом существования капитализма, а много раньше, с возникновением товарно-денежных отношений, однако до становления Капитализма такой размах человеческая разобщенность не принимала, да и не могла принять.
  Капитализм не может таким образом считаться прогрессивным явлением в истории человечества, так как оказался причиной деградации общества, а сегодня и вовсе довел человечество до того, что оно оказалось на грани экологической катастрофы, и отнюдь нет никаких гарантий, что нам удастся избежать гибели, если сохранится существующее на сегодняшний день положение вещей.
  В качестве альтернативы капитализму, мы настаиваем на обобществлении средств производства и потребления, что должно помочь нам вернуть в жизнь такие понятия, как солидарность, взаимовыручка, взаимопомощь и п. п., без которых человечество - это не более чем сборище враждебно настроенных друг по отношению к другу индивидов, которыми движет только одно - жажда личной наживы.
  И, раз уж мы говорим об избавлении от капиталистических отношений, об отказе от частной собственности, то закономерно встает вопрос о деньгах. Частый и закономерный вопрос: "А будут ли при Анархии деньги?"
  Отвечая на данный вопрос, мы оговоримся сразу, что он не имеет четкого и однозначного ответа, так как отсутствие денег возможно только при изобилии (относительном) товаров, так как в противном случае нам грозит тотальное нормированное распределение товаров, а в месте с тем и тотальный контроль за этим распределением, а в таких условиях ни о какой свободе и речи быть не может. Так что, как бы многим из нас ни хотелось избавиться от денег как таковых вообще, по всей видимости, они останутся (по крайней мере, на какое-то время), другое дело, что их функции должны будут быть ограничены теми пределами, каковые на них и возлагались изначально - они должны вновь стать исключительно меновым средством, и не более того. Как вариант, возможно введение трудовых чеков или книжек (хотя в таких условиях это уже не столь принципиально), тем более, что есть и чисто психологические проблемы, связанные с отказом от денег в любом их виде - необходимо еще научится брать не платя, и брать столько, сколько тебе действительно нужно, а не набирать столько, сколько ты способен унести, пусть даже тебе это совсем не нужно.
  
  Против тоталитарных "левых"
  
  "Вдумчивый рабочий знает, что такое фашизм и борется с ним, но, что касается России, он часто склонен принять миф о ее социалистической природе. Это заблуждение мешает полностью и определенно порвать с фашизмом, поскольку препятствует принципиальной борьбе против причин, предпосылок и обстоятельств, которые привели в России, Германии и Италии к идентичным системам государства и управления. Поэтому российский миф становится идеологическим оружием контрреволюции."
  Отто Рюле "Борьба с фашизмом начинается с борьбы против большевизма"
  
  Когда мы ведем речь об идеалах будущего справедливого общества на основах анархистского коммунизма, у многих возникает ассоциация с СССР, Китаем или другими подобными странами, живущими в условиях "реального социализма" (а то и вовсе коммунизма, как утверждают некоторые), что, зачастую, отталкивает от нас людей даже без выяснения справедливости подобных ассоциаций (а иных не отталкивает, но изрядно запутывает представление о нас). Многие конечно сегодня склонны безоговорчно отрицать понятие коммунизма, однако, самое первое, что необходимо в этой связи сказать - коммунизма никогда не было ни в СССР, ни в других "коммунистических" странах, не было даже ничего похожего, так что мы смело беремся утверждать, что идеи наши вовсе не являются дискредитировавшими себя. И уж тем более нельзя в этой связи вести разговоры о "природной порочности или бредовости идей анархо-коммунизма" (а подобные высказывания нередко можно услышать сегодня, причем, нередко и в самой анархистской среде).
  При этом мы утверждаем, что в том же СССР никакого социализма не было вообще, так как был государственный капитализм, и не более того, всеми сферами жизни руководило государство, через своих бюрократических ставленников (являвшихся, по сути - государственной буржуазией). Те же директора заводов извлекали из эксплуатации своих рабочих прибыль (прибавочную стоимость) и расходовали ее в государственных интересах, при этом, наживаясь и сами на чужом горбу (и являлись, к тому же, непосредственными обладателями средств производства, хотя над ними и стояло вездесущее государство). Можно сказать в связи с этим, капиталист был один и к тому же коллективный - правящая партийная элита.
  К тому же, одна из главных ошибок (заблуждений? просто обман?) большевиков и им подобных авторитарных "левых" политических группировок - это вера в отмирание государства после захвата ими власти. Никогда, никакая власть сама отмирать не станет, ее природа заключается в том, чтобы стремиться к консолидации и упрочнению, но уж никак не к самоликвидации (что нам и демонстрируют постоянно многие политические режимы, например Соединенные Штаты Америки на протяжении двадцатого и в начале двадцать первого веков, Путинская Россия), будь она хоть сто раз названа наидемократичнешей или "пролетарской"... да хоть какой.
  Если "авангардисты" захватывают власть, то они (вольно или не вольно) должны укрепить свой режим, чтобы проталкивать, пробивать свои указы и декреты, а иначе в них (авангардистах, захвативших власть) нет никакого смысла.
  Поэтому мы выступаем против большевистских принципов организации, но за такую структуру организации, которая будет основана на либертарных принципах взаимоуважения, равенства, солидарности, координации усилий.
  Либертарный опыт махновского движения, испанской революции, толстовства, анархистского движения на Кубе, независимого рабочего движения во многих странах и т. д. показал со всей очевидностью, с каким рвением большевики стараются искоренить любое антиавторитарное, действительно коммунистическое движение (вспомнить те же репрессии против анархо-синдикалистов на Кубе, танки Листера в Испании или разгром Кронштадта в России). Поэтому мы против любого идейного и организационного единства и сотрудничества с авторитарными марксистами любого вида, но за тесное сотрудничество с неавторитарными социалистами, антипартийными левыми коммунистами и либертарными марксистами (в конце концов, Маркс сам, оценивая опыт Парижской Коммуны 1871-го года вновь пересмотрел свои взгляды в сторону большей либертарности, и даже выражался, что он сам вовсе не марксист, если марксизм это то, что пишут, декларативно основываясь на его идеях).
  
  Отношение к религии
  
  "Необязательно быть атеистом, чтобы быть анархистом. Анархисты уважают любые персональные верования. В истории многие анархисты и в самом деле были атеистами, потому что организованная церковь была союзником государства и потому, что она мешала людям мыслить самостоятельно. Все анархисты против нечистого союза между церковью и государством, неважно, в Иране ли, в Израиле ли, или в Соединенных Штатах."
  Боб Блэк "Анархия: вопросы и ответы"
  
  Отношение к религиозному вопросу всегда было для анархистов непростым и неоднозначным, так, с одной стороны, бывали и верующие теоретики, как, например, Лев Николаевич Толстой, но бывали (чаще) и яростные атеисты, полностью отрицавшие любое вероисповедание, как государственнический пережиток, атавизм, вызванный не более чем "темностью народной", непросвещенностью, необразованностью.
  При этом мы выступаем против института Церкви, так как это иерархичный институт подавления человеческой воли, к тому же подчас продажный, коррумпированный, который служит только тому, чтобы внушать людям веру в легитимность и необходимость светской власти, призванной "облагодетельствовать" простой народ. Конечно же, мы против любых подобного рода институтов, однако же, вместе с тем, мы вовсе не отрицаем, право за человеком на Веру, так как это уже выбор лично каждого, и лишать его, по меньшей мере, не разумно и глупо (если вспомнить историю гонений на религию и церковь в СССР, то, как известно, ничем хорошим это не кончилось, да и к тому же, во многом благодаря тем бездумным притеснениям верующих, мы имеем сегодня клерикальную истерию в Восточной Европе в целом, что отнюдь не способствует борьбе рабочего класса за свои права и свободу).
  К тому же не надо забывать, что для многих людей религия - это часть их культуры, часть их самобытной уникальности, и для многих при этом религия является этаким психотерапевтом, психологической отдушиной, благодаря которой люди справляются со своими горестями, переживаниями.
  Так что, выступая всецело против Церкви, которая служит либо на руку государственной власти, либо в собственных властнических (коммерческих) интересов, мы при этом совершенно не собираемся лишать человека права на веру как таковую - мы не имеем на это право, особенно если человек сам искренне верит и считает, что ему это необходимо по тем или иным причинам личного характера.
  Здесь правда надо уточнить еще один момент. Дело в том, что в сегодняшнем мире сильно довольно популярны тоталитарные религиозные секты, которые основаны на полном подчинении свободной воли человека очередной новоявленной мессии. Иногда тоталитаризм отнюдь не является явным, он скрывается за показным аскетизмом очередного "пророка". Поэтому мы считаем необходимым высказаться, что отрицаем не только современные Мировые Церковные институты, но так же и сектантство, основанное на иерархии и тоталитарном контроле секты (и лично вождя) над отдельными ее членами, над их личной жизнью.
  
  Отрицание государства
  
  "Государство есть исторически преходящий институт, временная форма общества, как сама церковь, младшим братом которой оно является; но оно отнюдь не имеет фатального и неподвижного характера общества, которое предшествует всем проявлениям человечности и которое, обладая всей совокупностью всемогущих естественных законов, действий и проявлений, составляет самое основу всякого человеческого существования."
  Михаил Бакунин "Бог и государство"
  
  Еще первые общепризнанные теоретики анархистской мысли, такие как Уильям Годвин и Пьер-Жозеф Прудон определили в своих трудах, что главный враг трудового народа, - это государство, государственная власть, так как именно она является первоисточник тех бед, тех несчастий, той несправедливости, что присутствуют в нашей жизни. При этом с точки зрения теоретиков буржуазно-либерального права, государство - это единственный источник стабильности в обществе, которое и появилось то только вследствие того, что в обществе царил форменный хаос, шла война всех против всех ("государство - это ночной сторож", по образному выражению К. Маркса).
  Двадцатый век добавил в копилку теорий о государственном устройстве еще ряд вариантов, которые, несмотря на все свои различия, сводятся к одному общему типу - это тоталитарное государство, предел мечтаний тех государственников, которые считают, что государство должно контролировать абсолютно все, все процессы, происходящие в обществе, и жизнь каждого конкретного члена этого общества, дабы обеспечить максимальную стабильность и максимальное процветание.
  И, кто бы, что ни говорил, какие бы не происходили в нашей жизни изменения, неизменным остается тот факт, что государство служит инструментом в руках паразитического меньшинства против подавляющего большинства, составляющего трудовое (в широком смысле) население, которое вынуждено слепо следовать указаниям, которые отдаются им стоящим у власти господами.
  На сегодняшний день можно сказать, что Государство - это репрессивный аппарат в руках владельцев крупного Капитала и силовых структур, направленный на подавление воли всех трудящихся, оно не более чем исполнительный орган.
  Стоит отметить так же антагонизм таких понятий как общество и государство, ведь первое основано на так называемых горизонтальных связях, то есть на принципах равноправия, самоорганизации и взаимопомощи, в то время как государство и подобные ему системы используют вертикальные, то есть иерархические связи, в которых нижестоящий элемент строго подчиняется воли вышестоящего. Даже в терминологии неолиберализма есть понятие о "гражданском обществе", самоорганизующемся и противостоящем государству и навязанной воле (что, впрочем, отнюдь не означает либертарности неолиберализма).
  Общество - это изначально не жестко схематизированное создание, оно по самой своей сути подвержено постоянным изменениям, трансформациям (ему чужды любые рамки) так что все попытки загнать его силой в строгий кристалл государственной системы ни к чему хорошему не приводят, по той простой причине, что не существует человека, к которому были бы применимы все предписания государственных законов и которого полностью устраивал бы принцип подчинения навязанной "свыше" воли. Иерархическая система может хорошо зарекомендовать себя при создании сложной техники, компьютерных и производственных систем, в природе - в жизни насекомых и некоторых других животных (и то далеко не всегда), но она совершенно не применима к человеческому обществу, так как человек - это не деталь механизма и он руководствуется далеко не только инстинктами. Человек - существо способное самостоятельно мыслить, творить и размышлять и только так он способен раскрыть свой потенциал как интеллектуальный, так и творческий. Но загнанный в узкие рамки иерархической системы, и не найдя выхода, его потенциал становится деструктивной силой, разрушающий его самого и окружающих.
  При этом необходимо отметить, что не только мы, анархисты, отрицаем современное государство, но в том же самом ключе высказываются и верные своим традициям последователи Маркса, для них, как и для нас, оно не приемлемо. Однако есть одно маленькое "но", дело в том, что они (по крайней мере, большинство) считают возможным использование государства в деле освобождения народа, а, кроме того, выступают за участие в политической борьбе, в борьбе за власть, так как это, по их мнению, дает им единственную возможность совершенствовать мир, дает возможность поддерживать в людях протестные настроения.
  Вследствие подобных настроений марксисты выступают за социалистическую власть в пролетарском (рабочем) государстве, в котором "государство уже не будет государством в привычном смысле слова, будет полугосударством, станет отмирать". Причем они рассматривают завоевание власти как мирным, парламентским, путем, так и революционным путем.
  Анархисты же считают любые разговоры о захвате власти (не важно, каким именно путем) ошибочными, которые только мешают делу освобождения труда от власти капитала и государства.
  Власть всегда связана с эксплуатацией и порабощением народных масс, всегда связана с принуждением. Она либо вырастает из эксплуатации, либо создается в ее интересах. Власть без принуждения (насилия и эксплуатации) теряет под собою всякое основание. При этом государственная власть, исходя из собственной сути, убивает в людях самостоятельность, инициативность, развивая вместе с тем покорное рабское состояние, "веру в доброго царя", веру в реформы сверху, в то время как освобождение трудящихся возможно лишь в процессе непосредственной революционной борьбы с капиталистической системой.
  Двадцатый век показал, что приход к власти в результате парламентской борьбы за власть социал-демократии не дает практически никаких положительных результатов, а нередко даже наоборот, приводит к бюрократизации и стагнации в экономике.
  Приход же революционных марксистов к власти в результате революций и создание "государства диктатуры пролетариата" оборачиваются повсеместно в государства "диктатуры над пролетариатом", в которых, вслед за первоначальным улучшением (и то, не всегда) жизненного уровня, начинается спад (при этом все это сопровождается все той же бюрократизацией), стагнация, и, как результат, гибель таких государств (почти все созданные таким образом в двадцатом веке "социалистические" государства прекратили свое существование), и восстановление в них монархических режимов, либо режимов представительной демократии, а то и откровенно диктаторских.
  Поэтому мы заявляем о своем неприятии любого типа государственности и призываем к замене их, конфедерацией Рабочих Советов (когда централизованная власть сменится координационными советами на местах, состоящими из назначенных народом представителей, полностью им подконтрольных, которых народ может отозвать в любой момент; при этом, если речь идет о победе анархизма лишь на определенной небольшой территории, что наиболее вероятно, нежели торжество его в Мировом масштабе, то здесь возможно построение Федерации на данном принципе советского делегирования, когда во главе такой федерации будет стоять центральный координационный Совет, полностью подконтрольный обществу, ведущий при этом сношения с внешним миром, а так же координирующий жизнь между отдельными составными частями такого анархистского союза).
  
  Анархический коммунизм, как идеал
  
  "Имея анархию как цель и как средство, коммунизм станет возможен, тогда как без этой цели и средства он должен обратиться в закрепощение личности и, следовательно, привести к неудаче."
  Петр Кропоткин "Коммунизм и анархия"
  
  Человечество с древнейших времен знало коммунистические отношения, когда жизненные припасы делились между всеми членами одной общины "по потребности", когда люди еще не знали частной. Однако время шло, и с выделением из первобытного общества равных отчужденной от остальной массы небольшой верхушки вождей, шаманов коммунистические отношения отходили в прошлое (тем более что в тех обществах фактически не было такого понятия, как интересы личности, были только интересы и потребности коллектива, что так же не могло ни сказаться на крахе древне-коммунистических, уравнительных отношений).
  Однако, укрепление, укоренение антагонистических отношений в обществе дало толчок для развития антигосударственнических, антивластнических настроений. И именно под воздействием нарождающегося классового противостояния (по мере зарождения системы классового расслоения общества), развития экономического неравенства росло недовольство складывающимися обстоятельствами, нарастало противостояние между государственническими и противогосударственническими отношениями. Под воздействием именно данных обстоятельств возникли, в частности, философские течения киников (в Древней Греции), даосов (в Древнем Китае), возникло раннее христианство, по этим же причинам магометанство испытывает столь негативное отношение к любым формам ростовщичества.
  Человечество, трудящиеся, везде и всюду инстинктивно стремятся к социальному, экономическому и политическому равенству, однако на их пути стоит репрессивная машина правителей и собственное народное невежество, поддерживаемое по мере сил и возможностей правящими элитами, капиталистами, проще говоря - эксплуататорами всех мастей.
  Таким образом, можно сказать, что стремление к анархии (то есть, безвластию) родилось не в головах мыслителей, философов, но в самом народе, в его устремлениях к более справедливому мироустройству, в его тяге к обществу без паразитов и нахлебников, в то время как всевозможные философы, социологи только оформили данные пожелания в законченную форму теории анархизма.
  Уильям Годвин, Пьер-Жозеф Прудон, Иоганн Каспар Шмидт (Макс Штирнер), Михаил Бакунин, Петр Кропоткин (мы сейчас намеренно приводим список теоретиков абсолютно разных направлений анархизма, чтобы показать, что все они выросли из народной жизни, а не только какое-то одно направление анархизма, просто разные направления по разному переварили в себе чаяния народа, и потому одни развивались все больше в сторону коммунизма, а другие - в сторону индивидуализма, плавно перетекая в теоретическое обоснование свободного капитализма) и другие теоретики либертарной мысли были не просто мыслителями, построившие свои общественно-теоретические модели на основе абстрактной мысли, но явились именно выразителями народных устремлений к по-настоящему свободной жизни.
  При этом, хотя и не все теоретики анархистской мысли являются сторонниками того или иного рода коллективистского подхода, однако, здесь мы говорим об анархическом коммунизме, изложенном в литературных трудах таких мыслителей, как Михаил Бакунин (который, хотя коммунистом и не был, и таковым себя не считал, но его коллективистская модель сильно граничит с описываемыми идеалами, была, к тому же, непосредственной предтечей идей анархо-коммунистов), Петр Кропоткин, Элизе Реклю, Эррико Малатесста и ряд других.
  Говоря об общественных, народных устремлениях, мы имеем в виду, конечно и прежде всего, трудящихся всех сфер и областей жизни, которые находятся сегодня под игом капиталистической эксплуатации (экономического принуждения) и государственного диктата.
  Стремление к идеалам анархического коммунизма подразумевает под собой стремление к всеобъемлющему равенству (но отнюдь не насильственной уравниловке, речь идет скорее о равенстве стартовых возможностей, равенстве условий, а не тотальном равенстве, когда любое отклонение от неких норм считается преступлением против общественности) - экономическому, социальному, политическому. Таким образом, анархизм является стремлением трудового народа вырваться из цепей современной капиталистической государственности, дабы жить в свободном обществе, не знающем экономической конкуренции (единственная цель которой - это извлечение прибыли, обогащение), которая ведет к разобщению масс, разрушает чувство солидарности (человек капиталистического общества - это волк-одиночка, для которого есть только его собственные интересы, проблемы же остальных - это их, и только их проблемы...), без государственной системы управления (которая позволяет небольшим группам людей манипулировать миллиардами человеческих жизней в своих эгоистических интересах; развязывать войны из-за дележа зон своего политического влияния, передела торговых рынков, в результате которых миллионы людей гибнут, и миллионы становятся калеками).
  Человечество инстинктивно стремится к справедливому мироустройству, которым на наш взгляд и является Анархический Коммунизм, так как он должен будет дать людям подлинное равенство возможностей, устранит эксплуатацию человека человеком, остановит бессмысленные войны и предотвратит экологическую катастрофу. В таком обществе будет возможность для полной реализации индивидуальных человеческих талантов, особенностей, появится возможность для полноценного, гармоничного, всестороннего развития личности.
  Однако, путь к такому мироустройству долог, и наша задача не бояться идти в его направлении, дабы наши потомки имели возможность жить в лучшем мире, который будет лишен (если не сразу, то постепенно) тех проблем, которые довлеют сейчас над нами дамокловым мечем.
  Одной из центральных идей анархо-коммунизма является совмещение умственного и физического труда. Такой подход подразумевает исчезновение из нашей жизни классового разделения, а вместе с тем, и классовой борьбы, так как когда труд перестанет быть "проклятием большей части человечества", он обязан будет перестать быть изнуряющим, отупляющим, так как общество - в котором не будет паразитирующих на чужом труде властей и начальников - перестанет терпеть существование рабских, гнетущих условий труда, сделает его максимально приятным, легким и безопасным (насколько это возможно), сократит продолжительность рабочего дня, насколько это будет возможным.
  Труд не должен быть предметом эксплуатации, но он может и должен быть только потребностью обусловленной личной (абсолютно осознанной) заинтересованностью в нем человека, так как иначе нет смысла говорить о Свободе, потому что ее не будет.
  Разделения общества на классы при анархическом коммунизме невозможно, если же классовое деление сохраняется, то это означает, что анархического коммунизма - нет.
  Одно из главных положений анархического коммунизма - это устранения из жизни людей любого вида эксплуатации человека человеком, то есть - насилия, как творимого любым видом Власти по отношению к обществу, так и творимого обществом над отдельными личностями, из которых оно состоит.
  Для перехода общества к построению анархо-коммунистических отношений, необходимо: социализация (обобществление) средств и орудий производства, введение полноценного и повсеместного самоуправления на местах, уничтожение любых органов власти и замена их координационными советами, организация труда на основе равенства, замена товарно-денежных отношений свободным доступам ко всем имеющимся товарам (для чего необходимо их максимально возможное изобилие, по крайней мере, в том, что касается товаров, пользующихся наибольшим спросом). Такая организация социально-экономических отношений должна будет обеспечить всем членам общества максимум равнодоступности к производимым материальным и духовным благам, основываясь при этом на ценности и важности труда, как такового, без подсчета того, сколько в процесс производства вложено сил каждым в отдельности.
  Из этих положений вытекает положение о равноправии и равноценности любой человеческой личности в анархо-коммунистическом обществе, по крайней мере, до тех пор, пока эта личность не начинает действовать в ущерб жизни и здоровью окружающих людей.
  Из положения о равноценности и равноправности личности, а также из того, что ценность труда каждого отдельного человека не может быть измерена и оценена (по большому счету это действительно так, по крайней мере - это крайне сложно сделать), вытекает основной, социально-правовой и экономический принцип Анархического Коммунизма: "Довольство для всех" - то есть каждый должен иметь возможность взять товара, производимого в избытке, столько себе, сколько считает нужным, а товар "дефицитный", то есть, не производимый в "избыточных" количествах, должен распределяться на уравнительно-приоритетных началах, когда в первую очередь заботу проявляют о стариках, немощных, детях.
  
  Анархизм и синдикализм
  
  "<...> анархисты смотрят на рабочие союзы, как на ячейки будущего социального строя и как на могучее средство для подготовления такого общественного переворота, который не ограничивался бы одною переменою правления, а также перевернул бы современные формы хозяйственной жизни, т. е. распределение производимых богатств и способов их производства."
  Петр Кропоткин "Русская Революция и анархизм"
  
  Анархо-синдикализм - это способ борьбы за свои права, теория, призванная осуществить на практике переход от существующего общества к безвластному обществу.
  Начнем с того, что если брать за основу данных наших рассуждений историю анархо-синдикализма в двадцатом веке, то мы увидим, что подавляющее большинство синдикалистов-анархистов были одновременно и анархистами-коммунистами. Дело здесь в том, что анархо-коммунизм - это цель, а анархо-синдикализм - это средство, как говорил и писал, в частности Всеволод Волин - теоретик анархо-синдикализма и участник махновского движения. Поэтому данные два течения в принципе неразумно противопоставлять (хотя конечно и не все синдикалисты с этим согласятся, равно как и не все коммунисты).
  При этом анархистский синдикализм доказал в прошедшем веке свою эффективность и силу (вспомнить хотя бы историю ФОРА в Аргентине или ФАИ и НКТ в Испании, равно как и движения анархо-синдикалистов в других странах; хотя и не добились окончательной победы, но совершенное участниками данного движения было поистине грандиозным и героическим), другое дело, что с изменением социальных реалий снизилась роль и сила синдикализма, однако потенциал на случай революционной и повседневной борьбы за идеалы анархизма, человеческую свободу у него остался.
  Не ограничиваясь созданием анархистских синдикатов, мы должны стремиться идейно воздействовать на все рабочее движение в целом во всех его проявлениях, в том смысле, что способствовать всеми своими силами и возможностями развитию в людях самостоятельности и решительности. И для этого мы должны всецело участвовать в рабочем движении, должны идти туда, где есть какой-то конфликт, и включаться в него, привнося в рабочую среду идеи анархизма, должны идти и туда, где еще нет конфликтов, и готовить людей на случай начала таких конфликтов. При этом непосредственными участниками анархистских синдикатов должны быть, по нашему мнению, только те, кто сами работают на соответствующих предприятиях, так как только человек, непосредственно включенный в производственный процесс, являющийся частью трудового коллектива может и должен быть в первых рядах рабочих, борющихся за свои права.
  Конечно, сегодня прежний размах анархо-синдикалистского движения мы видим только в исторических научно-исследовательских работах, однако идеи анархо-синдикализм по-прежнему жив (и в частности продолжает свою деятельность МАТ - Международный Альянс Трудящихся - Анархо-Синдикалистский Интернационал). Однако, придет время - и синдикализм еще сыграет свою важную роль в нашей борьбе.
  Конечно, мы не собираемся отказываться от старого, проверенного и эффективного вида рабочей борьбы с капитализмом и государственной властью за Права и Свободу всех угнетенных и эксплуатируемых людей, как раз таки наоборот, мы намерены и дальше поднимать из небытия (в котором он находится сегодня относительно своего былого размаха в 1920-1930-е годы) данный вид анархистского сопротивления.
   Конечно, сложно сегодня говорить о какой-то массовости, о какой-то популярности анархо-синдикализма, однако, он является главным видом организованного сопротивления существующей Системе, а потому, как минимум, должен пропагандироваться среди рабочего класса, среди всех угнетенных, так как без дезорганизованность - это одна из главных причин того, что анархистам до сих пор нельзя похвастаться особенными какими-то достижениями, победами.
  Само собой, что перекоса и излишней увлеченности именно рабочей борьбой быть не должно - не менее важна и борьба "по месту жительства", и любая другая, тем более, что развитие либертарной мысли не стоит на месте, и потому анархо-синдикализм уже давно отошел от мысли о том, что необходима только борьба на рабочем месте.
  
  Анархизм и индивидуализм
  
  "В основе всех построений анархизма - свободный человек, свободный от гнета учреждений, от власти законов, которые для него придумали другие. Но свобода анархиста есть свобода всех. Раз есть раб - он несвободен. Анархист должен бороться до тех пор, пока не будут свободны все."
  Алексей Боровой "Анархистский манифест"
  
  Отношение к индивидуализму у нас неоднозначное, так как, хотя анархо-индивидуализм и имеет давнюю традицию, однако он весьма своеобразен и далеко не всегда удовлетворяет нашему видению будущего общества, пусть в котором, конечно, и должны будут быть открыты возможности для любых начинаний, если таковые будут исключать этатизм, капитализм, любые виды насилия, принуждения. Поэтому место индивидуализму в будущем обществе всегда найдется, вопрос тут в другом, и, прежде всего, во взаимоотношение коллективистов и индивидуалистов, как людей с совершенно различным отношением к обществу.
  Дело в том, что анархо-индивидуалисты выступают обычно (если ни всегда) поборниками абсолютной свободы личности, выступают не просто противниками власти государства и капитала, но и против общества, как источника принуждения в отношении личности, заставляющего подчиняться мнению большинства, которое выступает против человеческой индивидуальности, уникальности, старается загнать его в определенные рамки.
  Стоит признать, что определенная доля правды в этих словах есть, особенно если вспомнить, как порой общество оказывается жестоко в отношении тех, кто как-то из него выделяется, кто "не такой, как все" - этому примером может служить и школа, и армия, да и работа тоже (хотя это все и примеры именно искусственно созданных человеческих сообществ - даже работа). Так что опасения индивидуалистов вполне оправданы, так как они опасаются, что при том же анархистском коммунизме пусть даже и не будет власти государства и капитала, однако никто не гарантировал свободу личности, в том смысле, что люди опасаются тупой уравниловки, когда все будут ходить в одинаковой одежде, жить в одинаковых жилищах, получать одинаковый паек, короче - будут вести одинаковую жизнь.
  Да, такие опасения вполне оправданы и понятны, однако же, следует заметить, что при этом они основаны на незнании и недопонимании, так как перечисленные страхи в отношении мироустройства анархо-коммунистического общества индивидуалистов в корне противоречат (идут в разрез) идеям любого свободного общества (в том числе - общества либертарного коммунизма).
  В целом наше мнение таково: с анархо-индивидуалистами можно и нужно сотрудничать, если для них главное не противостояние обществу, но именно защита личностной индивидуальности, неповторимости и независимости, так как подобные моменты чрезвычайно важны для по-настоящему свободного общества - ведь пока не свободен человек, общество так же не свободно.
  
  Отношение к субкультурным течениям
  
  "Инструментом бунта может быть лишь каждая, отдельно взятая, человеческая личность, а также добровольные союзы этих личностей, формирующиеся для единственной подлинно весёлой и подлинно освобождающей человеческой игры - революции повседневной жизни."
  Влад Тупикин "Радио Анархия"
  
  В данном случае речь пойдет в первую очередь о панк-движении и скинхедах, а во вторую (меньшую очередь) о субкультурщиках в целом.
  Дело в том, что в современном мире понятие субкультуры это понятие о принадлежности к некому молодежному увлечению, как людей объединяет некая общность и интересов. Какие-то субкультуры аполитичны по своей сути, какие-то вообще не имеют отношения к политике, а какие-то и очень сильно политизированы (последние нас интересуют в первую очередь). Субкультурность - это очень значительная часть современного общества. В конце, концов, мир сильно изменился за последние сто лет, сегодня политика - это во многом театр, шоу, но - отнюдь не клоунада, цирк - скорее политика стала более жизненной, живой, она по-настоящему вошла в массы.
  Сначала определим соотношение анархистского движения и панковской субкультуры.
  Если смотреть на вопрос с позиции теории анархизма, то панки - это, по всей видимости, именно анархисты индивидуалисты, исповедующие борьбу за свободу личности и право на полноценное самовыражение, что является, видимо одной из основных черт панка, как движения. Естественно, данное субкультурное движение отнюдь не однородно, и не политизировано - политикой интересуется только часть тех, кто отождествляет себя с данной субкультурой.
  Конечно, в отношении них есть определенные опасения, предубеждения, однако, дело тут в том, что здесь мы касаемся того, что затрагиваем образ панка не то что бы существующего в реальности, но распрагандированного СМИ - благодаря чему ставшему удручающей реальностью. Так что панк-среда, хотя и является чрезвычайно неоднородной, и подчас именно "аполитичной", но все-таки это крайне восприимчивая к либертарным идеям среда, тем более, что эти люди в основе своей являются нонконформистами, людьми, не желающими жить по законам загнивающего (или уже сгнившего?) общества.
  Вторая важнейшая с нашей точки зрения субкультура - это молодежное скинхед-движение.
  Как известно, движение скинхедов зародилось в Англии в конце 60-х годов двадцатого века, и оно отнюдь не было изначально связано с ксенофобией и национализмом. Впрочем, если придерживаться традиционалистской терминологии, то ни националистами, ни фашистами скинхеды и не являются, наци-скины - это все-таки именно боны (бонхеды), люди не более чем ухватившиеся за боевитость движения скинов, за эстетику, и замешав все это на национал-социалистической либо фашистской идеологии.
  Отношение к скинхед-движению с нашей стороны хотя и неоднозначное (все-таки многие скины являются "аполитичными" либо "красными"), однако нам они весьма интересны уже хотя бы своими интернационалистскими идеями и принципом физического противостояния сторонникам правых и ультраправых взглядов, своей борьбой за интересы рабочего класса.
  Скинхед субкультура в принципе находиться в зоне внимания анархизма, тем более, что часть ее, известная как R.A.S.H. (красные и анархисты скнихеды) - это люди, во многом интересующиеся идеями анархизма, разделяющие либертарные идеи.
  Таким образом, скинхеды - это вполне реальная боевая часть анархистского движения, и именно из таких людей может сформироваться будущая (новая) "Черная Гвардия".
  Что же касается субкультур в целом, то нас они должны интересовать не сами по себе, а только если в их среде присутствуют сторонники анархизма, либо в какой-нибудь субкультуре присутствуют ее элементы.
  Это отнюдь не утилитаристский подход, просто все те, кто считает себя сторонниками свободного, безгосударственного общества - наши потенциальные сторонники и участники движения, в связи, с чем и уделяется повышенное внимание отдельным субкультурам.
  
  Работа с молодежью
  
  "Гражданин, человек, права, обязанности, долг. Конституция, проституция... Этого молодой парень (девушка) еще наслушаются вдоволь. А потом он выходят на улицу и видят ментов, берущих взятки чуть ли ни в открытую, копающихся в помойках людей, бабушек, собирающих милостыню."
  Р. Рудин, Д. Назаров "Изнасилование молодежи"
  
  С точки зрения борьбы за анархистское общество, борьбы за нашу идею о справедливом мире, пожалуй, самый важный вопрос - это пропаганда идей с целью привлечения к нам новых сторонников, то есть - распространение свободнических идей безгосударственности и антикапитализма в массах. В связи с этим мы считаем чрезвычайно важным направлением своей деятельности работу среди учащейся, рабочей и неформальной молодежи (то есть работу с подрастающим поколением). Формой такой деятельности может служить пропаганда идей революционного анархизма, создание кружков в молодежной среде, участие в молодежных инициативах и привлечение в принципе к анархистским инициативам молодежь.
  С молодежью необходимо уметь говорить на понятном для нее языке, но не опошлять, не примитизировать наши идеи, а просто делать их доступными для понимания соответствующей группы людей, опираясь на понятные и касающиеся непосредственно их факты нашей повседневности.
  Целью такой работы является привлечение активной молодежи в наши ряды, создание анархического молодежного движения, радикального ударного ядра революционного анархизма, ведь будущее именно за молодыми людьми - возможно именно им предстоит строить новый мир, и они должны быть готовы к такой ответственности, к выполнению такой задачи. В конце концов, новые, молодые люди - это всегда новый и живой взгляд на мир, на жизнь - это одно из важнейших средств выбраться из идеологической стагнации, в которой мы находимся сегодня, а так же предохранитель от окостенения и догматизации в будущем, что называется - сила в движении.
  Помимо кружков самообразования и пропагандистских групп, по возможности необходимо создавать спортивно-боевые секции для тренировки активистов в целях самообороны, как во время проведения каких бы то ни было акций протестного характера, так и просто защиты от наших врагов, которые не чураются марать свои руки кровью, а так же с точки зрения будущей Революции.
  Кроме этого, желательно проведение различного рода радикальных акций: идеологически направленных концертов, демонстраций, семинаров и т. д., так как они должны привлекать в сферу анархического действия новых участников.
  
  Проблема сексизма и феминизма
  
  "Проблемы женской эмансипации должны рассматриваться не только в плане правового и даже фактического равенства полов во всех сферах жизни (как это делает либеральный феминизм), но и обязательно в плане освобождения человека вообще от всех форм Господства (как это делает анархо-феминизм)."
  Феминист Митя. "Феминизм: сопротивление бесполезно!"
  
  Как последовательные анархисты мы выступаем за полное освобождение человечества от любых форм угнетения, за искоренение иерархии, в связи, с чем более чем логично встает вопрос о нашем отношении к феминистскому движению, особенно при том условии, что далеко не всем понятен смысл данного термина, того, что за ним скрывается. И дело тут в той простой вещи, что мы живем в мире, в котором все еще царят патриархальные принципы, и поэтому многие мужчины считают, что "женщине место на кухне" (она должна быть хранительницей домашнего очага - заниматься домашним хозяйством и воспитанием детей), одновременно с чем с таким положением согласны и очень многие современные женщины, так как другой жизни они попросту не знают и никогда не знали, их к такой участи готовили с рождения, воспитывая такими. Однако мы считаем, что это не нормально - женщина такой же полноценный человек, член общества, как и мужчина, и пора уже это по-настоящему признать.
  В связи с этим мы выступаем за то, чтобы женщины имели равные с мужчинами социальные права и гарантии, чтобы они получали равную оплату (вознаграждение) за равный труд, чтобы они имели равные с мужчинами возможности на получение образования - это, как минимум (равная оплата - это одно из требований текущего момента, в том смысле, что пока существует какая бы то ни было плата за работу, она должна быть равноценной и равнозначной для всех, а не дифференцироваться по принципу дискриминации тех или иных групп и категорий человеческого общества). При этом необходимо заметить, что отданная на откуп политиканам инициатива в этой борьбе привела к тому, что женщины стали работать не меньше мужчин, но семьи от этого не стали лучше жить (на работе целыми днями стали пропадать не только мужья, но и жены, а продолжительность рабочего дня от этого не сокращалась), женщины получили равные политические права с мужчинами - право избирать и быть избранными - это при всей порочности политики, как таковой; в целом получается, что борьба за равноправие дала в итоге то, что женщин просто-напросто стали эксплуатировать столько же и в тех же областях, что и мужчин, степень эксплуатируемости которых от этого отнюдь не снизилась.
  Таким образом, мы выступаем: против сексизма - угнетения, насилия и дискриминации женщин и мужчин по признаку пола; против патриархата - авторитарной структуры любого классового общества (впрочем, патриархат или матриархат может существовать не только в классовом обществе, о чем прекрасно свидетельствует человеческая история - данные виды угнетения сложились раньше, нежели сложились классы), в котором власть во всех ключевых для общества сферах принадлежит, главным образом, собственникам-мужчинам, "женское" всегда подчинено "мужскому", женщина оказывается существом "второго сорта", а семья является, кроме прочего, фабрикой по воспроизводству и социализации рабочей силы.
  Кроме того, понятие феминизма включает в себя - борьбу против сексистских стереотипов (женщина глупее мужчина, менее способна учиться и т. д.), семейного деспотизма, гомофобии (далеко не всегда причиной гомосексуализма является воспитание или что либо еще подобное, нередко это оказывается следствием врожденной склонности, обусловленной сугубо индивидуальной генной особенностью), индустрии порнографии и проституции (эксплуатации сексуальных инстинктов человека для заробатывания на этом денег), эйджизма (дискриминации по возрасту). За активнейшее участие женщин в жизни общества (это касается и вхождение в Советы, когда те будут создаваться) и возможность самим индивидам контролировать собственные тела (в частности, репродукцию - то есть, право женщин на аборты).
  Кроме того, мы понимаем всю опасность того, что может случиться в случае однобокости подхода - появится так называемый "обратный сексизм" (который уже сегодня имеет место быть в ряде случаев), поэтому еще раз подчеркиваем, что выступаем не столько за права женщин, сколько за подлинное равноправие полов.
  Каждый человек имеет право на индивидуальность в социальном, половом (гендерном) и возрастном смысле. В свободном обществе - все должны быть свободны. Анархия - это не просто свобода общества от государственной деспотии, но и свобода женщины (в частности) от диктатуры патриархального (костно-консервативного) общества.
  
  Последовательный интернационализм
  
  "Анархизм - по определению интернациональное учение. С угнетёнными против угнетателей всегда! - этим махновским восклицанием анархизм определил своё отношение к проблеме национальностей, как только она стала достоянием теоретического разума."
  Герберт Маридзе "Анархизм и национальный вопрос"
  
  Один из основополагающих принципов, на котором базировался анархизм, как социально-политическое течение еще с девятнадцатого века анархизм - это принцип интернациональной солидарности трудящихся всего мира, без разделения по каким бы то ни было расовым, этническим признакам. И, как видится, без интернационалистского подхода, невозможно говорить о по-настоящему эффективной борьбе за приближение нашего идеала, и вообще о каких бы то ни было перспективах анархизма, так как восторжествуй либертарные идеи в одной стране, но не будь при этом интернациональной поддержки по всему миру, то международная реакция быстро прекратит наше существование, воспользовавшись изолированностью и одиночеством борцов за свободу.
  Какая бы то ни было эффективность протестных акций, забастовок и т. д., и т. п. в сегодняшнем мире, где властвует капиталистический интернационализм (в первую очередь речь идет о транснациональных корпорациях), возможна только в случае интернациональной солидарности трудящихся, так как в противном случае нас попросту задавят, причем так, что никто о нас даже и не узнает (или не вспомнит). Только совместная борьба эксплуатируемых во всем мире способна привлечь к нам внимание, и помочь в борьбе, тем более что власть и капитал имущие могут поступить и довольно простым для них на сегодня способом - в той стране, где идет мощная волна протестов производство сворачивается и полностью переносится на территорию других государств, где народ будет довольствоваться тем, что имеет, и не будет требовать чего-то большего, не выступает в поддержку зарубежных товарищей.
  В случае же успеха Социальной Революции в одной отдельно взятой стране, если мы захотим противостоять капиталистическому, агрессивному, окружающему миру в условиях изоляции, то видимо от собственных лозунгов (по крайней мере, от очень многих) сразу же придется отказаться (в целях удержания и закрепления наиболее важнейших завоеваний Революции, рискуя при этом, скатится к популизму и диктатуре, что было бы равносильно поражению и краху начатых преобразований), так как невозможно победить на локальном уровне врага, действующего глобально.
  История опять же на стороне интернационализма, так как еще с зарождения социалистического, анархистского движения такая солидарность показывала и доказывала свою эффективность, что подтверждается, в честности, деятельностью МАТ (Международный Альянс Трудящихся - Анархо-Синдикалистский Интернационал) с момента своего создания и где-то до начала Второй Мировой войны (после которой синдикалистское движение пошло на спад, и пока еще так и не смогло оправится от наступления реакции государства и капитала представших в виде торжества социального государства всеобщего благосостояния).
  Кроме того, интернационализм в анархистской борьбе важен еще и по причине наличия в обществе националистичных тенденций, когда люди готовы на многое, если ни на все, лишь бы действовать в интересах родного им государства, способствовать его процветанию, его укреплению и усилению, видя только в этом для себя спасение от нищеты и бедности, от порабощения "чужими" властителями и богатеями. Наша задача объяснять людям, что их враг не народы, живущие в рамках других государств, а все государства и капитализм.
  И через солидарность с зарубежными товарищами, через участие в общей борьбе это понимание можно, и нужно, доносить до людей.
  И при этом интернационализм должен быть последовательным, что означает противоборство любым агрессивно-националистическим проявлениям: известно не мало примеров проявления фактически фашистской агрессии со стороны приезжих (этническая мафия, агрессивно настроенные группировки) в отношении коренного населения, хотя и надо понимать, что чаще всего виной этому является все-таки капитализм и государственная политика, отвлекающая таким способом народы на междоусобную этническую вражду, вместо борьбы со своими истинными врагами - государственной властью и системой капиталистических отношений.
  Осуждая, например, этнический террор русских неонацистов, мы вовсе не защищаем сионистов или боевиков чеченского сопротивления, так как те, во-первых, ничуть не меньшие националисты, а, во-вторых, они государственники: можно понять чеченский народ, желающий национальной независимости от России, или североирландцев, желающих независимости от лондонского правительства и т. д., но не более того, так как приветствовать каких либо сторонников государственной власти, сторонников создания национального, сильного государства, какими бы лозунгами они не прикрывались, мы не собираемся, так как являемся противниками любых государств.
  
  Альтернативная глобализация
  
  "Молодые радикалы, обеспечившие успех первых выступлений этого "Движения движений" в Сиэтле, Вашингтоне и Праге, представляют собой ту реальность, о которой нужно говорить, потому что они являются самыми изобретательными и обеспечивают постоянную динамику."
  Кристоф Агитон "Альтернативный глобализм"
  
  С конца 90-х годов двадцатого столетия в мире стало набирать мощь так называемое "антиглобалистское" движение, очень разнородное по своему составу, включающее в себя как либералов, так и социалистов всех мастей. При этом с данных позиций выступают и часть правых организаций: так как они тоже выступают против глобализации капитала.
  Нас же "антиглобалистское" движение интересует постольку, поскольку в нем участвуют и многие современные анархисты, в качестве составной части движения, хотя анархистов в данном случае вполне можно рассматривать и как самостоятельное явление, в отрыве от остальных участников протестного спектра, как наиболее радикальных противников глобализации.
  При этом обязательно стоит прояснить один принципиальный момент. Дело в том, что правильнее называть данное явление именно альтерглобализмом, а не антиглобализмом, так как его участники отнюдь не выступают против единения мира - антиглобалистами они были названы с легкой руки журналистов, освещавших события в Сиэтле 1999-го года (так называемая "Битва за Сиэтл"). Их деятельность направлена против объединения мира именно под знаменем Капитала, то есть того, что происходит сегодня под эгидой всевозможных транснациональных корпораций (ТНК), а так же богатейших людей планеты, богатейших и наиболее промышленно (и технически) развитых государств, так как подобная глобализация (вернее - глобализм, чтобы не путаться в терминах) ведет к дальнейшему ухудшению экономического климата на планете, а так же чревато экологическими бедствиями, катастрофами (обусловленных погоней за прибылями и сверхприбылями), способствует дальнейшей сегрегации различных стран по принципу их интегрированности в мировую капиталистическую экономику (происходит укоренение разделения труда между отдельными народами), способствует развитию нищеты и форменного рабства в отдельных регионах планеты, так как богатство и благополучие "первого мира" осуществляется за счет ограбления и обнищания стран "третьего мира".
  Таким образом, анархисты, участники альтерглобалистского движения, выступают с идеей единого мира без государств (само собой они выступают и против идеи о неком едином государстве) и капитализма.
  Глобализация, как процесс объединения мира, это вполне закономерный процесс развития человеческой цивилизации, и он вполне соответствует идеям либертарного анархизма, однако когда в этот процесс вмешивается капитализм, мы получаем глобализм, то есть объединение мира под властью капиталистов - нелиберальную модель развития, суть которого замешана на идее о свободном рынке, в деятельность которого не должно вмешиваться государство, либо оно должно вмешиваться как можно меньше и реже (а еще лучше, если государства вообще прекратят свое существование и отдадут мир на откуп капиталистам), что, конечно же, не может нас устраивать, так как это ведет, по меньшей мере, к росту безработицы, искоренению социальной защищенности основной массы населения и укреплению в людях принципов общества потребления с одной стороны, и рост нищеты, с другой.
  Можно сказать, что альтерглобализм - это интернациональная солидарность на принципиально новом уровне.
  Подобный интернационализм проявляется не просто в акциях международной солидарности (что как раз весьма характерно для анархо-синдикализма), но зачастую проявляется в том, что люди со всех концов планеты съезжаются в места проведения международных встреч Большой Восьмерки, Всемирного банка, Международного валютного фонда и т. д. в целях выразить свой протест мировому капиталистическому сообществу. Такие события сопровождаются при этом акциями солидарности альтерглобалистов по всему миру (так как многим по тем или иным причинам не удается приехать на место проведения международной акции протеста), проходят альтернативные социальные форумы. Люди всеми силами стараются доказать, что "другой мир возможен" - что в применении к анархистам означает мир без государств и капитализма.
  При этом в движении участвуют как мирные демонстранты, так и радикально настроенные протестующие (в первую очередь это так называемый "Черный Блок"), по сути, они выполняют, каждый свои определенные функции. Мирные демонстранты (коих большинство, и временами их собираются сотни тысяч) привлекают внимание общественности к определенным проблемам, стараются помешать проведению встреч лидеров капиталистического мира. Радикалы (которые всегда находятся в меньшинстве) выступают с одной стороны, как защитники мирных акций (принимая обычно первыми на себя удары полиции, которая всячески старается спровоцировать столкновения) как от полиции, так и от правоэкстремистов, кроме того, радикальная часть альтерглобалистов выступает этаким "побудчиком" человечества, так как их действия направлены не только на силовое противостояние силовикам, но и против (в первую очередь) собственности капиталистов: часто и много оказывается сожженных машин - но, во-первых, они итак почти все застрахованы, а во-вторых, человечество должно понять уже, наконец, что своей погоней за комфортом, своим "вещизмом", они сами превращают свою жизнь в погоню за вещами, при этом, деградируя до уровня эдакой машины для потребления товаров, и человеческого в них становится все меньше и меньше... К тому же, как пишет и говорит Борис Кагарлицкий (современный марксистский теоретик) - "насилие - это пиар бедных".
  Споры об оправданности действий участников "Черного блока" не утихают, однако это скорее означает только то, что человечество все больше погружается в болото "овеществления", атомизируется (многие люди по сути являются рабами мира вещей) и все ближе приближается к глобальной экологической катастрофе, которая (вполне возможно) сотрет человечество с лица земли (и не только само человечество)...
  Очевидно одно - альтернативная глобализация - это тот вид протеста, в котором мы обязаны принимать участие, и ориентировать его на созидание.
  
  За новую культуру
  
  "Общество товаров вычеркивает эстетическое содержание из деятельности человека и обрекает его на автоматическое действование, не дающее возможности для истинного самовыражения и для подлинных отношений с другими людьми."
  т. Кабанос "Художник и революционер"
  
  Сегодня капитализму фактически удалось полноценно проникнуть в недра культур отдельных народов, теперь не качество и духовность (моральность) являются в ней определяющими факторами, но - деньги, выгода. И именно поэтому мы выступаем против лицемерия и убогости массовой, официальной культуры, коммерциализации творчества, власти шоу-бизнеса и "индустрии развлечений", когда у людям уже даже не просто навязывается поп-культура, а происходит попытка окончательно лишить людей возможности выбора - даже "котркультура" во многом продалась (официальные панк-рок группы - это люди, зарабатывающие деньги на эпатаже, а это же просто - шоу-бизнес). Мы всецело выступаем против манипуляции сознанием и поведением во всех видах и формах - человек должен выбирать, и не просто выбирать (ориентируясь на красивую упаковку), а делать это исходя из "качества продукта". Культура не должна быть товаром - это достояние всего народа.
  Так же мы против элитарности культуры, равно как и иерархичности любых ее институтов. Поэтому мы выступаем с поддержкой всем видам некоммерческого творчества, экспериментального искусства и либертарной педагогики. Мы сторонники инициативных людей, которые уже сейчас хотят жить по неавторитарным принципам, для которых культура - это творчество, самовыражение, а не способ заработать или же борьба за какой бы то ни было социальный статус. При этом важно не бежать от действительности, а, наоборот, накапливать опыт свободного, честного и открытого творчества, искренних взаимоотношений.
  Поэтому мы поддерживаем создание сквотов, жилищных сообществ, художественных и музыкальных коммун, автономных культурных и информационных центров, проведение массовых фестивалей альтернативной культуры.
  Культура не должна быть изолирована от общества, не должна быть "достоянием элиты", но должна быть достоянием каждого человека, когда всевозможные ее достижения доступны не единицам, или отдельным социальным группам людей, но ею должны иметь возможность пользоваться, наслаждаться ей могут все желающие, так как, в противном случае, мы имеем все ту же элитарность сознания (а это один из важнейших столпов классового общества).
  Наука так же должна перестать быть уделом немногих - каждый желающий может заниматься ей, особенно, если у него есть к ней какие бы то ни было способности, есть талант и желание что-либо делать. Все люди должны иметь равный доступ к ее достижениям.
  
  Необходимость Революции
  
  "Нужна революция - глубокая, беспощадная, - которая <...> расшевелила бы всю умственную и нравственную жизнь общества, вселила бы в среду мелких и жалких страстей животворное дуновение высоких идеалов, честных порывов и великих самопожертвований."
  Петр Кропоткин "Речи бунтовщика"
  
  Власть - это очень притягательная сила, которая поразительно цепко держится в людях, обладающих ей. Когда ты видишь, что она делает с человеком, не важно с каким, важно, что заполучившим ее, то невольно приходишь в ужас от того, как на твоих глазах становится хуже, развращается, начинает пользоваться ее в чисто эгоистических, личных целях, какова бы ни была причина, по которой он ее обрел (это обычно хорошо заметно в армии, когда вчерашние рядовые получают сержантские звания, либо, с другой стороны, просто отслужат побольше, на основании чего начинают притеснять "молодых"). Конечно, деградируют не все и не всегда, но, мягко говоря, подавляющее большинство людей: вы посмотрите на то, как себя ведут обличенные властью сотрудники милиции, как они смотрят на "простых смертных", да с каким рвением готовы бить любых "нарушителей закона", ведь они знают, что за ними - вся мощь государства!
  Сам принцип существования современного общественного устройства держится на государственном насилии, принуждении, экономической эксплуатации капиталистами. Власть и капитал имущие опираются на армию, полицию, судебную систему, в их руках мощнейшие рычаги давления на народ, а любые попытки гражданского неповиновения подавляются силой. В законодательство какой страны ни загляни, в чью ни посмотри конституцию, везде можно прочитать фактически одно и тоже: "любые попытки насильственного изменения существующего строя, либо призывы к его изменения караются законом". Карают даже просто за лозунги, гласящие о классовой несправедливости.
  И после этого можно не думать о Социальной Революции? При том, что государство только и думает, как бы урезать простой народ в его правах, и только силовое противодействие масс оказывается способным противостоять данному произволу.
  В конце концов, как писал еще Михаил Бакунин: "Гражданская война, столь пагубная для могущества государств, напротив того и как раз по этой причине, всегда благоприятна пробуждению народной инициативы и интеллектуальному, моральному и даже материальному развитию народов. Причина этого очень проста: гражданская война нарушает, колеблет в массах баранье состояние, столь дорогое правительствам и превращающее народ в стада, которые пасут и стригут по желанию."
  Нам кажется, что этими словами Михаил Александрович очень верно подметил самое главное, то есть то, что именно тогда, когда люди выходят на улицу и противопоставляют свою протестную активность всей мощи репрессивной полицейской системы Государства и Капитала, в людях просыпаются чувства солидарности, коллективизма, они начинают думать. Нет, конечно, в такие минуты наружу выплескивается и все плохое, что только есть в людях, но мы не считаем, что из-за этого стоит пренебрегать возможностью пробудиться от летаргического сна, в котором пребывает народное сознание. Ведь действительно, если повнимательнее присмотреться к тому, что делает с человеком жизнь в условиях государственной власти и капиталистических отношений, то видишь, насколько такая жизнь отупляющее действует на человека.
  Еще Шан Ян говорил (древнекитайский мыслитель, основоположник тоталитарной политической мысли на Востоке, 390г. до н. э. - 338г. до н. э), что "Когда народ глуп, им легче управлять". И именно так правители всех стран и стараются поступать, оставляя свой народ максимально возможно невежественным, иначе, если люди будут самостоятельно и много думать, они неизбежно поставят вопрос о том, зачем им вообще нужна правительственная система.
  Вся современная относительная доступность образования для большинства населения добыта была именно ценой жестокой борьбы, и не надо этого забывать, особенно на фоне того, как в мире начинается волна коммерциализации образовательной системы, когда начинается откат к классовому принципу его получения, ну, или просто чисто финансовый, что обычно оказывается равнозначным (при том, что итак во многих странах образование является коммерческим либо по прежнему малодоступным для трудящегося населения). И тоже самое касается всевозможных социальных, политических прав и свобод, которыми столь гордятся и кичатся сторонники либерализма.
  На этом фоне мы понимаем, что есть только один способ добиться торжества наших чаяний об истинной социальной справедливости - это насильственная социальная Революция, которая будет являть собой не захват власти, а полное уничтожение любой властно-правительственной системы и капиталистических отношений, при которых возможно существование эксплуатации человека человеком.
  
  Переходный период
  
  "Органы революционной самозащиты, возникающие спонтанно в ходе восстания несут в себе не только освободительный, но и, не в меньшей степени, авторитарный потенциал. Будучи автономными от какого бы то ни было контроля, милиционные отряды впитывают неустойчивые, криминальные элементы, склонные ко всякого рода чрезвычайщине."
  Иван Нопасарьян "Проблема безопасности в переходный период"
  
  Когда мы касаемся такого понятия, как "переходный период", то тут же вспоминается марксистская теория диктатуры пролетариата, в связи, с чем стоит напомнить, что тут имеется в виду.
  Итак, под переходным периодом у всевозможных марксистских партий подразумевается определенный этап жизни народа, когда уже сломлена старая политическая и экономическая система, начинает складываться новая, которая, однако, еще не содержит в себе полного освобождения трудящихся. То есть, когда все еще есть Государство, управляемое захватившей власть партией, в чью задачу входит налаживание новой жизни и способствование процессу окончательного отмирания этого переходного государства, которое, в теории, должно уступать место свободному обществу по мере налаживания нормальной жизни.
  В этом смысле все программы-минимум политических марксистских партий - являются программами переходного периода, то есть подразумевают неизбежность и необходимость захвата этими партиями власти, чтобы в последствии сверху установить новый справедливый строй.
  Анархисты всегда были принципиальными противниками подобных программ, так как, принципы эксплуатации и принуждения масс должны быть уничтожены сразу, то есть государство и капиталистическая система должны исчезнуть не после, но во время революционных событий, так как любое государство, каким бы свободным оно ни было, всегда будет стремиться не к собственному самоуничтожению (фактически - самоубийству), но к укреплению и централизации - в этом его природа и суть.
  Идея переходного периода, в результате которой Революция должна привнести в жизнь не анархистское общество, а некое "переходное государство" (которое вовсе и не совсем государство, как выражался тот же Ф. Энгельс, а вслед за ним и В. И. Ленин), несущий в себе элементы и пережитки старой капиталистической и/или государственнической систем, противоанархична по самой своей сути. Она таит в себе угрозу укрепления и развития этих элементов до их первоначальных размеров (а то и к превосходству их) и повернет события вспять, о чем мы уже писали выше.
  Ярким примером этого служит установленный большевиками в России режим "диктатуры пролетариата", который в действительности привел к восстановлению классового общества, на дне которого все так же были рабочие и беднейшие крестьяне. А главное, государство только усилилось, а капитализм стал полноценно государственным. "Диктатура пролетариата" обернулась, таким образом, диктатурой над пролетариатом.
  В последствии порочность и наивность подобного подхода (государство само отомрет со временем) была подтверждена и другими революциями, в ходе которых марксистские партии захватывали государственную власть.
  
  Мы же выступаем с той позиции, что первостепенная задача - это уничтожение и государственной власти и капиталистических отношений и замена их системой анархистски устроенных координационных советов: снизу вверх, от совета отдельно взятой коммуны к совету коммун, когда делегатов назначает сам народ, и при этом имеет право на замену своего делегата в любой момент, в случае возникновения таковой потребности, при этом таковые советы не должны иметь властных полномочий, иначе это будет фактически государством, властью, о чем собственно и писал когда-то Михаил Бакунин, рассуждая о федерализме, а махновцы, а затем и испанские анархисты и анархо-синдикалисты опробовали на практике. Что же касается экономической стороны вопроса, то здесь мы выступаем с той точки зрения, что существующую товарно-денежную систему отношений необходимо заменить либо системой трудовых чеков (которые нельзя будет накапливать, и которые должны служить только для вознаграждения трудящихся за труд, чтобы те могли приобретать какие бы то ни было товары по мере надобности), либо системой трудовых книжек (как было осуществлено, в частности, в ряде регионов Испании в годы Революции 1936-1939-го годов, и которые работали по принципу зачет/незачет: отработал положенную смену - получил "зачет", не отработал - в первую очередь коллектив выясняет причины этого, ну а уже имея записи в этой книжке о выполнении работы человек может получать по ней необходимые товары). При этом мы вовсе не возражаем, если удастся добиться построения анархистского коммунизма "на следующий день после Революции", мы просто считаем это маловероятным (в первую очередь, вследствие доминирующей на сегодня потребительской, атомизированной психологии), а вовсе не нежелательным (вообще-то чем быстрее сможем достигнуть коммунизма, тем лучше, так как "нет ничего более постоянного, чем временные меры", и мы это прекрасно понимаем).
  Смысл Социальной Революции заключается не в том, чтобы каждому индивиду на первый же день революции предоставить неограниченную свободу удовлетворения своих потребностей, а в том, чтобы завоевать социальную базу для этого общества. Вопрос большего или меньшего материального достатка - это отнюдь не вопрос принципа, но вопрос чисто технический, в том смысле, что анархо-коммунистический принцип "довольство для всех" может быть решен только по мере достижения максимально возможного изобилия хотя бы первостепенно необходимых товаров.
  При этом основной принцип, на котором должно будет строиться новое общество, состоит в экономическом и политическом, социальном равенстве, в свободе и независимости трудящихся. А этот принцип и является тем основным лозунгом, который обычно увлекает за собой трудящихся в периоды смены эпох.
  Это и будет началом построения анархистского общества, которое, раз начавшись, пойдет затем беспрерывно дальше, укрепляясь и совершенствуясь, встав на путь свободной эволюции.
  Овладение трудящимися производственными и общественными функциями проложит, таким образом, конец эпохе государственности и капитализма.
  Одно из двух: либо мы останемся наивными мечтателями и так ничего и не добьемся, либо мы спустимся, наконец, с небес на землю и признаем, наконец, необходимость "переходного периода", когда надо будет сначала уничтожить государственную власть, и уже только потом начать эволюционировать в сторону анархо-коммунистического общества.
  
  Анархисты и народная борьба
  
  "Если по несчастью во время будущей революции народ еще раз не поймет, что его историческая миссия - уничтожить государство, созданное кодексом Юстиниана и папскими эдиктами; если он еще раз позволит ослепить себя идеями римского права о государстве и собственности <...> - тогда ему еще раз придется предоставить заботу об устройстве этой организации тем, которые являются истинными представителями государства, т. е. буржуа."
  Петр Кропоткин "Анархическая работа во время Революции"
  
  Сегодня, в начале двадцать первого века общество уже не то, что было пятьдесят-сто лет назад, а потому представляется вдвойне важным определить соотношение деятельности народных масс и анархистов-революционеров, так как в противном случае мы так и не сможем понять, как же наиболее эффективно выстраивать нашу позицию, как находить общий язык с народом.
  Что касается нашей социальной опоры, социальной базы, то ее должны являться все слои эксплуатируемого народа, однако, не так то просто определить, кто же все таки является потенциальным участником реальной, повседневной анархистской борьбы за новое, справедливое будущее, в том смысле, сегодня очень важно определить, кто и насколько готов бороться с существующими реалиями уже сейчас, и как вести себя в отношении остальных людей, тех, кто пока не воспринимает либертаные идеи.
  Во-первых, следует заметить, что сегодня в европейских странах и в Северной Америке фактически отсутствует классический пролетариат, так как большинство производства переведено в страны третьего мира (а в ряде стран Восточной Европы производство попросту развалено); во-вторых, в Европе и Северной Америке фактически прекратило свое существование крестьянство (которое оказалось замененным фермерами, которые далеко не однородны по своему социальному составу, но это уже скорее прокапиталистически настроенные в своем большинстве люди).
  С этой точки зрения в странах третьего мира упор в революционной борьбе должен делаться как раз таки на классический пролетариат и крестьянство (а также на так называемую трудовую интеллигенцию), тем более что и чувство коллективизма в этих странах пока еще присутствует на более или менее высоком уровне. Вопрос тут стоит в том, что в этих странах очень сильны националистические настроения зачастую, и уж, по крайней мере, государственно-социалистические или откровенно военно-диктаторские, но уж никак не антиавторитарные-анархистские.
  Что же касается Европы (в данном случае речь идет в первую очередь о Западной Европе, а так же о Северной Америке), то здесь ситуация, как мы уже заметили это выше, несколько иная. И самое, пожалуй, главное здесь - это то, что основная (одна из основных) сфер занятости здесь - это сфера обслуживания, на что накладывается чрезвычайно развитая атомизированность общества, в котором человек видит уже в других не потенциального помощника, друга и брата, но именно что потенциального врага, конкурента. И нам приходится иметь здесь дело именно с такими людьми.
  Работники сферы обслуживания, сферы услуг - это так же потенциальные и во многом реальные борцы с системой, так как они, пусть и не являясь производителями материальных благ, являются зачастую объектом эксплуатации и даже сверхэксплуатации.
  Так же сегодня много разговоров относительно роли среднего класса, который, с одной стороны, является опорой государственной и капиталистической систем, но, с другой стороны, способен на решительное противоборство с существующим порядком в случае развития кризисных экономических, политических, социальных ситуаций.
  Однако же - это все просто к слову о том, в каком состоянии сегодня находится наше общество, и о том, что происходит сегодня с социальной базой анархистского движения.
  Таким образом, мы подступаем к вопросу о роли народных масс в революционной борьбе за социально-политическое переустройство мира.
  В то время как марксисты (по крайней мере, большинство из них) считают, что трудящиеся не способны к какой либо самостоятельной созидательной работе (а то и даже к разрушительной не особенно приспособлены - так как легко подпадают под внешнее влияние), из-за чего их партии собственно и должны руководить народом, должны быть его авангардом, - анархисты, наоборот, считают, что трудовой народ содержит в себе огромный творческий потенциал, и потому стремятся к устранению преград, стоящих на пути его самоорганизации, своего самодеятельного творчества.
  При этом мы как раз таки делаем основной упор на то, что главная преграда здесь - это именно государство, узурпировавшее все права масс и отнявшее почти все функции общественной и хозяйственной жизни, вставшее над трудовым народом. Поэтому государство должно не отмереть когда-то, в обществе будущего, а оно должно быть разрушено в первый же день Революции, и не должно быть восстановлено абсолютно ни в какой форме. Его место должно занять система федеративного объединения отдельных регионов. Эта система должна будет основываться не на властнических принципах, но на принципах координации общих усилий, общих интересов.
  В этом как раз и кроется понимание главной ошибки Революции 1917-1921 годов - в России не было уничтожено государство, а было заменено старое монархистское новым - большевистским (под маской "диктатуры пролетариата). И в этом же была допущена роковая ошибка во время Гражданской войны в Испании - вместо того, чтобы уничтожить государственную власть и заняться полноценным построением свободного анархистского сообщества, произошло совсем другое - руководители НКТ вошли в правительство Республики.
  Таким образом, деятельность анархистов разбивается на два периода, - на период предреволюционной деятельности и период собственно революционной борьбы. В обоих случаях анархисты должны быть лишь организационной (и организованной) силой, точно знающей, как цели своей борьбы, так и пути, ведущие к осуществлению этих целей, и в этом смысле должны быть теми, за кем пойдет остальной народ, они должны быть примером, должны помогать простому народу не сбиться с пути и не попасть под влияние каких бы то ни был этатистских сил.
  В период предреволюционный основной задачей анархистов является пропаганда среди трудящихся анархистских идей, чтобы, кроме всего прочего, в случае начала вооруженной конфронтации с властью, добиться как можно быстрее победы, при этом пролив крови по возможности меньше, так как наша цель не насилие, не убийство, а именно переустройство общества на началах социальной справедливости и экономического и политического равенства. Наша задача состоит в том, чтобы развивать в людях классовое самосознание, либо, если таковое отсутствует, помогать его пробуждению, так как только тогда люди смогут понять истинное к себе отношение со стороны капиталистов и власть имущих.
  Кроме того, необходима еще и известная анархическая организованность масс, для чего необходимо вести работу в двух направлениях,- в плоскости отбора и группирования революционных сил трудящихся на идейной базе анархизма (идейные анархистские организации) и в плоскости группирования трудящихся на производственной и потребительской базе (революционные производственные организации, свободные кооперативы и др.), а так же на территориальном уровне (советы жильцов, квартиросъемщиков, жителей общежитий и так далее), то есть формирование органов народного сопротивления во всех тех случаях, когда для этого складывается соответствующая ситуация.
  Организованные на производственной и потребительской базе, а так же на территориальном уровне и проникнутые анархистскими идеями трудящиеся должны стать социальной базой переустройства общества, и чем больше либертарного сознания и анархистской организованности будет внесено в их среду сегодня, тем более будет вероятность построения Анархии в случае Революции.
  Роль анархистов в революционный период не должна ограничиваться одной лишь мирной проповедью лозунгов и идей анархизма. Необходима так же пропаганда действием, а так же пропаганда личным примером (устроительство коммун и сквотов).
  Так что можно сказать, что наша задача - это идейное руководство происходящими событиями. Однако, это совсем не одно и тоже, что руководство трудящимися массами через политические партии и организации, ибо наша задача не приказывать и гнать, а подсказывать и направлять, в случае возникновения в том необходимости (в частности, если революционную борьбу попытаются использовать в своих интересах представители тех или иных политических партий, если кто-либо попытается вернуть к жизни государственную власть, капиталистические отношения).
  Мы вовсе не стремимся к захвату власти, к диктатуре - это противно самой сути анархистской идеи: кто хочет власти, тот не анархист и быть им не может по определению. Главная наша задача на сегодняшний день - это помочь людям осознать необходимость и справедливость идей анархизма. Однако мало народу просто осознать справедливость анархистских идей - важно так же и удержаться данного направления, не дать увлечь себя всевозможным политикам, партиям.
  Мы должны будем проявить инициативу и деятельное участие во всех областях созидания нового общества: от пропаганды идей, и вплоть до защиты завоеваний, до организации новых производственно-потребительских и иных отношений.
  При этом люди потребует у анархистов ясных и точных ответов на огромное множество вопросов, связанных непосредственно с повседневной жизнью, мы будем обязаны на все эти вопросы давать точные ответы.
  В этом и заключается наша задача, в этом и кроется ответ на вопрос о нашей роли в народной борьбе за лучшую жизнь.
  
  
  II. ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ
  
  Организация производства и потребления
  
  "При новой форме производства невозможна старая форма потребления <...>
  Общая собственность на орудия производства неизбежно приведет и к пользованию сообща продуктами общего труда."
  Петр Кропоткин "Безначальный коммунизм и экспроприация"
  
  С анархо-коммунистической точки зрения промышленность - это продукт усилий всего трудового народа, и потому она и рассматривается, как общенародное достояние, хотя и распоряжаться на каждом отдельном предприятии имеют полное право именно те, кто непосредственно на нем работают, так как это дело именно непосредственно-вовлеченных в конкретное производство - вершить конечную судьбу собственного производства, хотя и ориентируясь (опираясь) на интересы всех пользующихся производимыми товарами (материальными благами).
  Производственный механизм страны является единым и принадлежит всему рабочему классу. Этого, конечно, отрицать нельзя, ведь промышленное производство - это взаимодействие многих и многих заводов разной направленности (и не только собственно заводов и фабрик).
  Так что производимые товары будут принадлежать всем, к какой бы категории они не относились, составят общий фонд трудящихся, из которого каждый участник нового производства будет получать все необходимое на равных со всеми основаниях.
  Далеко не факт, конечно, что этого удастся достичь быстро, так как подобный подход подразумевает изобилие товаров, но стремиться к этому стоит, и по мере возможности (когда это позволяют производственные мощности) вводить принцип "каждому по потребности" в отношении отдельных товаров. Ну а пока изобилия еще не будет, принцип товарно-денежных отношений необходимо будет заменить системой трудовых чеков (либо - книжек, но, в любом случае, необходимо будет скорейшим образом уходить от пережитков капиталистических отношений), когда труд будет оплачиваться из расчет твоего личного вклада в производство (либо любую другую общественно полезную деятельность), с учетом, естественно, тяжести и интенсивности нагрузок.
  Новое производство призвано будет полностью уничтожить наемный труд, эксплуатацию в какой бы то ни было форме и утвердит на место их принцип товарищества и взаимоподдержки работников.
  Всевозможные посредники, занимающиеся доставкой (продажей) населению произведенных товаров уступят свое место непосредственному контакту производителей и потребителей, что будет осуществляться через сбор статистической информации местным советом федерации (коммуны, общины...), в целях выявления непосредственных потребностей населения.
  Хозяина - хоть частного собственника-предпринимателя, хоть государства, быть не должно. Организаторские функции в новом производстве должны будут перейти к специально созданным рабочими массами органам управления - рабочим советам на местах. Органы эти, связанные между собою в пределах города, области и затем всей общемировой федерации, образуют городские, областные и, наконец, всеобщие (федеральные) органы руководства и координации производства. Будучи избираемы (делегируемы) самими рабочими (и будучи сами рабочими) и находясь под их постоянным контролем и воздействием, они постоянно будут обновляться, выполняя поручения народа, а вовсе не диктуя им собственную волю, станут осуществлять идею подлинного самоуправления масс, что и будет подлинным воплощением анархистских идеалов в отношении промышленного производства.
  То есть, вопрос первостепенной важности - это установление полноценного рабочего самоуправления на предприятиях при их теснейшей взаимосвязи с остальным населением области и с другими предприятиями.
  
  Аграрный вопрос
  
  "Миллионы людей с радостью принялись бы превращать невозделанные или плохо возделанные земли в богатые поля, способные дать роскошные жатвы. Одного года разумного труда было бы уже достаточно, чтобы увеличить впятеро производительность земель, которые теперь дают только жалкий урожай."
  Петр Кропоткин "Хлеб и воля"
  
  По большому счету, аграрный вопрос - это будет в дни начала построения нового (анархистского) общества, пожалуй, самый важный вопрос, и, хотя считается, что "человек с ружьем может прокормить себя сам", но в том-то и дело, что именно прокормить - то есть, вопрос все же не в том, есть оружие или нет, а в том, есть ли продовольствие.
  При этом, продовольственный вопрос встанет в виде двойной проблемы: с одной стороны - принцип его изыскания, а с другой - его распределение.
  Что касается распределения, то решения в этой области могут быть указаны в самых общих формах, так как немаловажную роль будут играть вопросы о количестве имеющегося продовольствия, степень его важности для населения (речь не о продовольствии вообще, естественно, а об их отдельных категориях) и многие другие моменты.
  Одна из непосредственных и первостепенных задач - это забота о жизненных потребностях всех людей, при этом нетрудящаяся часть населения, которая откажется принять участие в организации производства на новых принципах по контрреволюционным соображениям, конечно же, не подпадает под означенную заботу - они сами выберут свою судьбу.
  Что касается распределения продовольствия в условиях революционной борьбы (а так же "в первый день, после революции"), то, если его будет в катастрофически недостаточном количестве, оно должно будет распределяться по принципу наибольшей потребности, то есть в первую очередь между детьми, больными, стариками.
  Что касается наиболее проблемного момента, то есть, обеспечения в случае начала Революции продовольствием городов (а эта проблема в подобных условиях более чем вероятна), то тут необходимо максимально оперативное начало кооперации (сотрудничества) городских усилий с усилиями села, так как в противном случае мы получим жесточайшую борьбу между отдельными группами трудящихся, между городом и деревней, что чрезвычайно опасно и нежелательно, и что только поспособствует гибели Революции, а вовсе не ее торжественной победе.
  Что же касается установления сотрудничества между городом и селом, то необходимо оперативно позаботиться о насущных нуждах деревни. Коллективная забота рабочих о нуждах крестьян вызовет со стороны последних подобный же отклик, т. е. коллективное же снабжение города продуктами крестьянского труда, и в первую очередь продовольствием (что имеет подтверждение как в той же Русской Революции 1917-1921 годов, так и в Испании 30-х).
  Общие рабоче-крестьянские кооперативы (сообщества) окажутся первыми органами обслуживания продовольственных и хозяйственных нужд города и деревни. На их базе будут формироваться местные Советы.
  Решенный таким путем продовольственный вопрос позволит городским жителям создать постоянный продовольственный фонд, что благотворным и решающим образом скажется на судьбе всего нового производства, так как пока рабочие не будут накормлены, ни о каком производстве и речь не может идти - выжить бы, только будет расти уровень агрессии среди людей.
  Так что, необходимо налаживание теснейшего сотрудничества города и деревни с первых же дней Революции, которая может в противном случае легко и быстро погибнуть.
  Теперь, что касается собственно земельного вопроса.
  Главными силами при решении данного вопроса мы считаем трудовое, неэксплуатирующее чужого труда крестьянство. При этом прекрасно понимаем, что на сегодняшний день таковым крестьянство остается в основном в странах так называемого третьего мира.
  Подобно промышленности, земля, обрабатываемая и культивируемая поколениями трудящихся, также есть продукт их совместных усилий. Она также принадлежит именно всему трудовому народу, и никак иначе. Как общая собственность трудящихся, земля не может быть предметом купли-продажи (равно как и вообще не должно быть в обществе купли-продажи вообще), а так же сдаваться в аренду - ибо это противоречит тому принципу, что каждый должен трудиться сам, а не использовать труд других, под каким бы то ни было предлогом.
  Окончательную форму землепользования установит само крестьянство, то есть те, кто будут сами, своим трудом, обрабатывать землю. Никакое давление извне в этом вопросе невозможно.
  Огромное значение в этом отношении будет иметь научно-технический прогресс, облегчающий развитие сельского хозяйства, и факт осуществления коммунизма в городах.
  Так что, надо будет не просто решать вопрос о новых формах организации и распределении продукции, но необходимо так же уделить огромное внимание вопросу оснащения села всеми передовыми достижениями научного прогресса, дабы и жизнь как таковую максимально облегчить, и отношение селян с городом наилучшим образом наладить.
  
  Экологизм
  
  "Ненасытные ресурсные аппетиты умирающей цивилизации ввергли пятую часть населения Земли в нищету и невыносимые условия проживания. Свыше 1 миллиарда человек живут менее чем на 1 доллар в день. Около трети населения мира не могут удовлетворить все потребности в воде - ежедневно от заболеваний, вызванных потреблением загрязненной воды, умирает 14-30 тыс. человек."
  Вячеслав Ященко "Энергетическая революция и анархизация общества"
  
  Защита окружающей среды - это проблема, ставшая по-настоящему актуальной и понятой человечеством относительно недавно - во второй половине двадцатого столетия. Об этом за последние пол века написано довольно много работ, статей, причем представителями совершенно различных направлений, так что, можно сказать, что проблема эта действительно важна для человечества, если исходить из уровня интереса к ней в различных слоях общества.
  Если мы будем продолжать настаивать на безудержном развитии научно-технической сферы жизни, то рискуем либо получить экологическую катастрофу планетарного масштаба, либо просто загнать себя в угол и поставить на грань самоуничтожения.
  Таким образом, мы приходим к пониманию необходимости более чем внимательного отношения к природе, так как иначе мы мало, чем будем отличаться от современных капиталистов, которые ставят на кон все ради получения прибыли, которые готовы угробить экосистему, лишь бы выкачать и продать побольше нефти и газа, вырубить и продать лес, которые готовы строить и строить атомные электростанции, видимо забывая о том, что такое Чернобыль, и что кроме него были аварии, пусть и не такого масштаба на других АЭС, и что возможны много большие катастрофы, связанные с использованием атомных технологий.
  Опять же свалки, эта по-настоящему огромная проблема современного общества, общества потребления. Многие ее не замечают, выбрасывая ежедневно килограммы и килограммы мусора, в то время как на периферии мегаполисов (и не только их) вырастают огромные горы мусора, которые уже сейчас представляют не малую опасность для человечества.
  Опять де, необходимо развитие в людях элементарного чувства бережливости, основанного на "экологизированном" сознании (искренней, заложенной в душу любви к природе); чувство меры, которое полностью атрофировано в современном обществе потребления, когда люди покупают, лишь бы купить (сегодня мы имеем новомодную болезнь - шопингоманию, что весьма характерно).
  Не менее серьезная проблема современного общества, связанная с экологией - это нехватка качественной здоровой пищи, вызванная не столько недостатком производства, сколько, в большинстве случаев, плохим качеством исходного продукта.
  Наша задача в таких условиях сегодня - спасти планету от катастрофы, наша задача завтра - не допустить нового сползания в бездну экологической беды.
  Задача анархистского общества - жить в максимальной гармонии с природой, и, если ее интересы требуют от людей пожертвовать своими приоритетами, то, не задумываясь жертвовать ими, ибо всегда лучше жить с одними джинсами в раю, нежели с десятком, но в аду.
  
  Защита Нового Общества
  
  "В соц. революции наиболее критическим моментом является не момент низвержения власти, а момент, который наступит после этого низвержения, момент всеобщего наступления низвергнутого строя на трудящихся, когда надо будет удерживать достигнутые завоевания."
  П. Аршинов "Организационная платформа всеобщего союза анархистов (проект)"
  
  Вопрос защиты Революции относятся к проблеме "первого дня". Пожалуй, что самым могучим средством защиты революции является успешное разрешение проблемы производства и потребления. Если их удастся разрешить, то никакие силы контрреволюции не смогут изменить или поколебать свободный строй трудящихся. Однако наряду с этим трудящимся все же придется вынести жестокую борьбу с врагами революции (о чем свидетельствует богатый опыт революций, в особенности - двадцатого века), дабы отстоять само существование нового, вольного общества.
  Социальная Революция, угрожающая привилегиям и самому существованию капиталистов всех мастей (и прочих прихлебателей и паразитов), неминуемо вызовет их отчаянное сопротивление, которое выльется в ожесточенную гражданскую войну (не факт, но вероятность этого, слишком велика, чтобы ее игнорировать).
  Как показал опыт тех же России и Испании, подобная гражданская война, начнись она, затянется, видимо на несколько лет.
  Как бы успешны ни были первые шаги трудящихся в начале революции, тем не менее, имущие классы на долгое время сохранят огромную силу сопротивления (в силу своей влиятельности, популярности у части населения и ряда других, субъективных и объективных причин) и в течение ряда лет будут переходить в наступление на революцию, стремясь отвоевать отобранные у них власть и привилегии (не сами, так используя внешние силы - вряд ли революция сразу приобретет мировой масштаб).
  Созданная из их многочисленных приверженцев армия, военная техника и военная стратегия, капитал - все будет брошено против устроителей нового мира, просто так старая власть не отступит, ей это не позволит сделать собственный экономический интерес.
  Народ же, чтобы удержать завоевания революции должен будет создать свои органы защиты. В первые дни революции такой боевой силой явятся все вооруженные рабочие. Однако лишь в первые дни, пока контрреволюция еще не соберется с силами, чтобы навалиться всей своей силой, чтобы задушить Революцию.
  Таким образом, получается, что наиболее критическим моментом является не момент низвержения власти, а момент, который наступит после этого низвержения, момент всеобщего наступления низвергнутого строя на трудящихся, когда надо будет удерживать достигнутые завоевания.
  Сам характер этого наступления, техника и развитие вооруженного столкновения потребуют от трудящихся определенных военно-революционных формирований.
  Так что, встает вопрос о создании революционных вооруженных сил для защиты революционных завоеваний народа.
  Думается, что в начальный период существование централизованной армии неизбежно, да и от ядерного оружия за один день не избавиться, равно как химического, бактериологического, говоря проще - оружия массового уничтожения.
  Во время активных боевых действий окажется необходимой чёткая координация. На это время придется создавать генштаб сил революционного сопротивления. Да и военные действия просто так вести, не имея определённых знаний в таких условиях - равносильно обрекать зря на гибель бойцов, да и само дело Революции. Поэтому, и в мирное время (до тех пор, пока будут сохраняться государства и капиталистические отношения) будут нужны военные специалисты, обучение навыкам военного дела, тактики и стратегии. Иначе, первая же интервенция приведёт к оккупации освобождённых территорий, что не может, конечно, рассматриваться нами, как положительный момент с точки зрения перспективы начала повсеместной герильи против поработителей. Так что, сценарий партизанской войны и герильи, продолжающейся годами - проигрышный вариант. В таких условиях нужна постоянная добровольная армия, особенно, если революция победит только в некоторых местах, а не во всём мире. При этом необходимо учитывать, что должно быть именно всеобщее вооружение легким огнестрельным оружием, плюс эта армия не должна жить в казармах, так как:
  - если оружие есть только у армии, то она с легкостью может взять под контроль остальных, ведь бывает всякое, в тех же Латинской Америке или Африке то и дело случаются перевороты, учиненные силовиками (да и вообще это постоянно в истории случается);
  - если такая армия будет жить в казармах, то она будет оторвана от остального народа, это раз, и тогда неизбежна язва дедовщины, это два (не для кого не секрет, что в Западных армиях вся это гниль тоже есть, только в меньшем размере).
  К тому же, с самого начала следует вести не подготовку по принципу: солдаты, сержанты, офицеры - с разными уровнями преподаваемых знаний. Необходимо "всех делать офицерами", то есть, все должны быть грамотными и знающими, со школы еще, просто "определенная иерархия" должна быть не по принципу количества знаний, а по умению этими знаниями пользоваться, плюс сюда - постоянная ротация кадров...
  Насчёт ядерного оружия - если в первый же день его списать, то ничто не гарантирует, что правительства капиталистических стран не решат похоронить освобождённую территорию под ядерным огнём. С разработками тактического ядерного оружия это становится более чем возможно. Поэтому распиливать ракеты можно только после победы мировой революции. Опять же, необходимо делать упор не на поддержание паритета с капиталистическими странами, не на защиту от них, а на подрыв их изнутри, на герилью, на их же территории - экономическую и милитаристскую конкуренцию революционный народ им практически наверняка проиграет.
  Что касается городской герильи и партизанской войны: нельзя исключать и такой вариант развития событий в сам момент восстания или на территориях, оккупированных интервентами. Ведь у тех же Маригеллы и Че Гевары вполне логичные и здравые тактические наработки, которые относятся не к политике, а к чисто военной стороне дела.
  Понятно, что рассчитывать только на силу - глупо и анти-анархично. Но пренебрегать ей - не менее глупо. При этом само собой, армия должна быть полностью подконтрольна обществу, должна быть выборность всех должностей и т.д.
  И, скорее всего, будет по началу две армии - постоянная добровольческая из профессиональных военных, и собственно вооружённые до зубов народные массы. Что и является воплощением принципа - "оружие всем", то есть обучение военным навыкам с молодости, ротация командных кадров - либо такая армия сразу станет народной, либо армия подомнет под себя Анархистскую Федерацию.
  
  
  
   Лето-осень 2007
Оценка: 1.57*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"