Кабанов Евгений Викторович: другие произведения.

Чернобыльский вампир, синопсис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик, а если точнее, расширенный синопсис романа по одноимённому сценарию. Том Свонтон, сын и компаньон главы фирмы, занимающейся разработкой, строительством и введением в строй альтернативных электростанций, работающих на возобновляемых источниках энергии, получает известие о несчастном случае, произошедшем с его отцом под Киевом...


  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ ВАМПИР

  

роман

  

ЕВГЕНИЙ КАБАНОВ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   (С) Е. В. Кабанов, 2006. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАПРЕЩЕНО
  
  
   evkabanov@yandex.ru
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КРАТКАЯ АННОТАЦИЯ
  
   Том Свонтон, сын и компаньон главы фирмы, занимающейся исследованиями и разработками в области альтернативной энергетики, а также строительством, введением в строй и подготовкой к эксплуатации природных комплексных электростанций, получает известие о несчастном случае, произошедшем с его отцом под Киевом.
   По ходу развития событий выясняется, что нападения на "альтернативщиков" совершает чудовище-мутант, покинувшее 30-километровую зону вокруг Чернобыльской АЭС с целью расширить среду обитания и обезопасить своё будущее потомство, для которого повышенный уровень радиации не просто естественен, но жизненно необходим.
  
  
  
  
  
   Моему внуку Илье-Элиасу
  
  
   К 20-летию чернобыльской трагедии
  
   Неужто память коротка?
   Ужель забыто, как сжимала
   АЭС костлявая рука
   За горло мир?... Неужто мало?
  
  

Глава 1

  
   Солнце не так давно поднялось над горизонтом - на песок ложились длинные тени, - но уже палило нещадно. Солнечные блики плясали на вяло вращающихся лопастях огромных ветряных двигателей, расположившихся в несколько рядов позади основного корпуса природной комплексной электростанции Момбонго. На высоких эстакадах и крышах промышленного и административного корпусов сверкали солнечные батареи. Весь этот космический пейзаж посреди бескрайних песков в сердце Африки дополнял неизменный атрибут оазисов - пальмы. Несколько линий высоковольтных электропередач, связанных с основным корпусом гирляндами электроизоляторов, уходили за горизонт прямыми, как стрела, рядами ажурных опор.
   В помещении машинного зала основного корпуса вовсю кипела работа. Большие бетонные фундаменты, с покоящимися на них генераторами и трансформаторами, электрощиты, пульты управления, огромные банки аккумуляторов и конденсаторов, переплетения труб всех диаметров казались игрушечными в чреве огромного помещения. И среди этого скопища индустриального величия словно муравьи ползали темнокожие рабочие в спецовках и касках. Кто-то что-то завинчивал гаечным ключом, кто-то щёлкал тумблерами, кто-то тыкал щупами тестера в контакты, кто-то в маске сварщика высекал электродом искры... До ввода в строй станции - крупнейшего детища фирмы "Real Nature Power Company" (RNPC), занимающейся разработкой проектов, строительством, наладкой оборудования и введением в строй альтернативных природных комплексных электростанций, оставались считанные месяцы.
   На одном из высоких постаментов, возле какого-то сложного агрегата, трое белых специалистов окружили монитор на пульте управления. Крепкий парень лет тридцати, в джинсах, рубашке, пропитанной потом, и каске - Том Свонтон, главный специалист фирмы, сын и компаньон её владельца, сказал, указывая пальцем на монитор, с изображённой на нём схемой:
   - Я тут раскинул мозгами... Вот здесь надо ещё раз проверить параметры плавающего угла наклона, рассчитать конкретно для этой широты с точностью до секунды.
   Том повернулся в сторону одного из специалистов.
   - Мне кажется, тут есть резерв для увеличения общей ёмкости. Надо подумать, как при этом свести к минимуму колебания в цепи. Что ты скажешь на этот счёт, Боб?
   Не отрывая взгляда от монитора, Роберт провёл рукавом по потному лбу и задумчиво кивнул:
   - Думаю, ты прав, Том. Я тоже об этом размышлял... К тому же, можно предположить, что уменьшится износ...
   Роберт снова вытер рукавом пот со лба.
   - С утра уже такое пекло! Как в преисподней!...
   По лицу Роберта скользнула улыбка.
   - Но нам это только кстати: 365 дней в году - ни одного облачка.
   Другой парень, Майкл, отхлебнул из банки кока-колы.
   - Пойло... Зато ночи прохладные. И ни одной безветренной. В таких условиях наша "комби" будет работать в автоматическом режиме вечность.
   Том перевёл взгляд с экрана на товарищей.
   - Есть новость. Только что звонили из столицы. Сам президент интересуется ходом работ на нашем объекте. Через пару часов прилетит вместе со всем своим многочисленным семейством.
   Майкл сжал в руке пустую банку, скривил недовольную мину:
   - Конспиратор грёбаный... Вечно как снег на голову...
   Солнце клонилось к закату, когда створки широкой стеклянной двери семиэтажного административного корпуса разошлись, и в предвечернее пекло вышли два крепко сбитых негра в костюмах и белых рубашках с галстуками - телохранители президента. Орлиными взглядами они зорко обшарили примыкающие к админкорпусу окрестности: дорожки из бетонных плит, газоны, клумбы, пальмы, большой бассейн, декорированный камнями. Огляделись по сторонам, демонстрируя предельную концентрацию зрения.
   В двери появился президент - тучный негр в традиционной одежде, похожей на цветастое сари, и с шапочкой наподобие фески на голове, в сопровождении ещё одного негра в официальном европейском костюме и Тома с Робертом. Следом за ними вышли ещё два телохранителя, довольно упитанная негритянка - жена президента, трое темнокожих детишек и молодая нянька с младшим полуторагодовалым отпрыском президента на руках. Замыкали шествие ещё несколько телохранителей и торжественно одетые по случаю приезда главы государства студенты - будущий обслуживающий персонал станции.
   Процессия спустилась по ступенькам и, пройдя десяток метров, остановилась в тени пальм недалеко от бассейна. Под пристальным вниманием телохранителей все окружили президента и Тома с Робертом. Президент повернулся к Тому. На его лице вырисовалась довольная улыбка.
   - Ну что ж, я доволен вашей работой. Дело движется с опережением графика. То, что вы мне показали, впечатляет.
   Том улыбнулся в ответ.
   - Я рад, господин президент. Уверен, что вы не прогадали, отдав предпочтение нашему проекту. Абсолютно экологически чистые электростанции, использующие энергию неисчерпаемых природных источников, в частности, таких как солнце и ветер, - это энергетика будущего. А в вашей стране через несколько месяцев это уже будет настоящим.
   - Да, для моей страны очень важно иметь источник электроэнергии, практически не требующий никакого топлива, тем более, загрязняющего своими отходами окружающую среду.
   Президент окинул взглядом окруживших их молодых негров, внимательно ловящих каждое слово главы страны.
   - И подготовка специалистов, я вижу, тоже на высоте.
   Том тоже посмотрел на парней, доброжелательно улыбнулся.
   - Да, обслуживающий персонал практически готов приступить к работе хоть сегодня. Оттачиваются практические навыки.
   Жена президента, стоящая позади мужа, наклонилась к старшему из сыновей, что-то ему тихо сказала, показывая на парней.
   Чуть в стороне, под другой пальмой, нянька оживлённо болтала с одним из телохранителей, скаля белоснежные зубы. Полуторагодовалый отпрыск президента метрах в пяти от няньки с увлечением ковырялся в песке у декоративного нагромождения камней, обрамлявших бассейн.
   Том с улыбкой посмотрел на президента, затем снова перевёл взгляд на студентов.
   - Ваши ребята всё схватывают на лету.
   На лицах парней вырисовалось удовлетворённое выражение. Президент расплылся в широкой улыбке.
   - Мы отобрали самых лучших. Они прошли самый строгий предварительный экзамен...
   Слова президента вдруг утонули в душераздирающем женском крике. Все, стоящие вокруг, повернулись на этот вопль, представлявший собой смесь ужаса и отчаяния.
   Нянька, с перекошенным от ужаса лицом, уставилась неподвижными глазами в одну точку. Невдалеке от выложенной из камней декоративной пирамиды беззаботный ребёнок смотрел перед собой, радостно улыбаясь и протягивая перед собой ручонки. У самых камней, свернувшись бухтой и подняв вертикально на добрых полметра переднюю часть тела, в каком-то метре от ребёнка неподвижно застыла соломенно-жёлтого цвета змея - египетская кобра. Маленькие глазки немигающе следили за каждым движением малыша, раздвоенный язык то и дело высовывался из щели рта. Видимо этот язык и привлекал особое внимание ребёнка: он как завороженный смотрел на это чудо и улыбался, что-то лопоча на своём детском языке.
   По толпе пробежал испуганный шёпот:
   - Куспидейра... Куспидейра... Куспидейра...
   Мать ребёнка, с окаменевшим и искажённым ужасом лицом, застыла на месте, обнимая прижавшихся к ней старшеньких. Чёрное как уголь лицо президента, казалось, побледнело. Все остальные, с испугом на лицах, в тревожном ожидании не отводили взгляда от представшей перед ними картины.
   Выхватив пистолеты, телохранители стали целиться в змею. Перемещаясь по кругу вокруг змеи с ребёнком, они пытались выбрать удобное для стрельбы положение, что не так-то просто было сделать: со всех сторон место надвигавшейся трагедии окружали люди, или мешал ребёнок, или возникала опасность рикошета от камней.
   Том отвёл дрожащую руку целящегося в змею телохранителя, быстро проскользнул в передние ряды и, бесшумно переставляя ноги, стал медленно приближаться к гипнотизирующей ребёнка змее сбоку.
   Голова кобры слегка качнулась в одну сторону, затем в другую, заметно отклонилась назад. Змея напряглась, приготовившись к смертоносному броску.
   Малыш засмеялся, что-то пролепетал и сделал шажок навстречу змее, протягивая вперёд ручонки. Мгновение спустя змея сделала бросок вперёд, приоткрыв пасть. Но ещё за мгновение до этого, резко оттолкнувшись, Том уже летел наперехват, вытянув над головой руки. У самого лица ребёнка шею змеи чуть пониже головы обхватили четыре крепких пальца. Голова кобры с раскрытой пастью, из которой высовывался трепещущий язык, повернулась назад, но большой палец надавил ей на темя, сковав мёртвой хваткой.
   Том распластался у самых ног перепуганного ребёнка, прижав бешено извивающуюся змею к камню. К нему бросились телохранители, пряча свои пистолеты. Том встал и передал одному из них кобру.
   По толпе пробежал вздох облегчения. Нянька, мать ребёнка, президент бросились к спасённому малышу.
   Том, отряхиваясь, отошёл в сторону. К нему подошёл Роберт.
   - Не забыл ещё вратарское искусство?
   - Да, реакция ещё есть... Но уже не та - чуть не промахнулся.
   Том посмотрел в сторону входа в здание. На крыльце у двери стоял охранник и махал над головой одной рукой, а другую, сжатую в кулак, поднёс к уху.
   - Это ещё что там такое?
   Роберт посмотрел в сторону крыльца.
   - Похоже, телефон...
   Том и Роберт направились к охраннику, стоящему у двери. Когда они подошли, охранник сказал с некоторой тревогой в голосе:
   - Вас к телефону, мистер Свонтон. Из Аламогордо. Говорят, срочно.
   Том вошёл в вестибюль, направился к столу у стены, за которым сидел пожилой негр. Негр протянул Тому телефонную трубку. Том приложил её к уху, напряжённо вслушиваясь.
   - Алло... Это ты, Юджин? Что за срочность?
   Из трубки послышался взволнованный голос двоюродного брата Тома Юджина:
   - Том, только что звонил Ник. С твоим отцом на Украине случилось несчастье. Тебе срочно нужно лететь в Киев...
  
   Народ постепенно покидал территорию перед административным зданием. Президент в окружении своей свиты направился к вертолётной площадке, на которой стояли два вертолёта с начинающими раскручиваться лопастями.
   На пятачке у бассейна с десяток негров стояли в кружок, оживлённо жестикулируя. В середине круга конвульсивно извивалось обезглавленное тело кобры. Отрубленная голова лежала чуть в стороне. Один из негров тыкнул в неё палкой. Пасть широко раскрылась, и два клыка злобно впились в древесину, выпустив капельки яда.
  
   В кафе было немноголюдно. В широкие окна было видно, что тропическая ночь уже поглотила окрестности, освещаемые только уличными фонарями и лучами фар редких автомобилей.
   Том сидел на высоком сидении за стойкой бара и отрешённым взглядом пялился на бутылки напротив. Было заметно, что он уже хорошенько выпил.
   Бармен - высокий худой негр налил в стакан виски. Том выпил его одним глотком, поставил стакан на стойку и небрежно толкнул его к бармену.
   - Ещё виски.
   Бармен неодобрительно покачал головой:
   - Мистер Свонтон...
   Том раздражённо махнул рукой.
   - Я сказал, ещё виски, Мбали!
   Бармен удручённо кивнул и наполнил стакан из бутылки "Джонни Уокера". Том тут же осушил его.
   Бармен сделал незаметный знак сидящей за одним из столиков миловидной темнокожей девушке. Та кивнула, встала из-за столика, подсела к Тому, кокетливо посмотрела на него.
   - Не помешаю?
   Том с некоторой брезгливостью посмотрел в лицо шлюхе, затем окинул её оценивающим взглядом с головы до ног.
   - Что будешь пить?
   - Ром с колой.
   Том повернулся к бармену.
   - Ром с колой для дамы, Мбали! И мне виски...
  
   Дверь в гостиничный номер открылась, и в проёме возникли две, слившиеся в одну, фигуры - мужская и женская. Том практически висел на шлюхе. Та щёлкнула выключателем, зажигая свет, прикрыла дверь, довела Тома до дивана...
  
   Голый Том, сгорбившись, сидел на кровати. Смятой простынёй были прикрыты только его живот и ноги. Шлюха, не торопясь, надела лифчик, трусики, взяла со стула платье.
   Том поднял валявшиеся на полу джинсы, порылся в кармане, достал из него пачку банкнот. Не поднимая глаз, протянул крупную купюру застывшей в ожидании шлюхе. Та взяла деньги, машинальным движением оправила платье. Том поднял голову, посмотрел шлюхе в лицо. На нём мелькнула презрительная ухмылка.
   Том скривил ехидную гримасу:
   - Что, никогда не видела импотента?
   Шлюха улыбнулась, показывая жемчужные зубы.
   - Да ладно... Ты просто слишком много выпил.
   Том обречённо махнул рукой. Затем вдруг взорвался: в его глазах появился лихорадочный блеск, он выпрямился и с нескрываемой ненавистью посмотрел на шлюху.
   - Выпил?! Ни черта! Что ты понимаешь, жрица любви?! Я импотент! Я с 16 лет импотент! Забирай свои трудовые... Катись отсюда!
   Шлюха оторопело уставилась на вскочившего Тома, затем испуганно попятилась и торопливо выскользнула за дверь.
   Том устало опустился на кровать, уставился в одну точку мутным взглядом, словно вытягивая из неё нахлынувшие воспоминания.
  
   Летним тёплым днём 1989 года на берег одного из озёр в штате Джорджия из воды вышли двое высоких худых шестнадцатилетних мальчиков в плавках: Том и его двоюродный брат Юджин. Том указал рукой на виднеющийся вдали большой промышленный объект.
   - А это что там такое, Юджин?
   Юджин перестал скакать на одной ноге, вытряхивая из уха воду.
   - Где? А-а-а... Какой-то завод. Никто толком не знает, что там делают... Ты думаешь, чего в этом озере вода такая тёплая? С этого завода в него почти кипяток течёт.
   Три месяца спустя Том сидел в столовой в своей квартире в Аламогордо и ужинал в гордом одиночестве - отец, как всегда, задержался на работе. На экране небольшого телевизора, стоявшего на кухонном шкафу, диктор рассказывал последние новости:
   - ...Три с половиной месяца назад в штате Джорджия на заводе по производству ядерных материалов произошла утечка радиоактивных вод. Этот факт администрация завода скрыла. Последствия же оказались катастрофическими: заражённые стоки просочились в подземные водные слои, вода из которых использовалась местными жителями для питья и бытовых нужд...
   Том застыл с вилкой у рта.
   - ...Наш корреспондент побывал на том озере, в котором биологи вчера выловили несколько водяных черепах...
   На экране телевизора появилось то самое место на озере, где три месяца назад купались Том и Юджин. Корреспондент с микрофоном в руке обратился к мужчине, стоявшему на берегу и державшему в руке небольшую черепаху:
   - Вы обнаружили, что черепахи "фонят"?
   - Да, прибор совершенно случайно оказался рядом с черепахой... Вот, смотрите, это порядочная доза...
   Мужчина поднёс прибор для измерения уровня радиации к черепахе. Стрелка на шкале заметно отклонилась.
   Корреспондент указал рукой на виднеющийся вдали тот самый промышленный объект, о котором спрашивал у Юджина Том три месяца назад.
   - Утечка произошла вон с того завода по производству радиоактивных материалов...
   Корреспондент уставился в экран, гипнотизируя всё ещё нервно покусывающего вилку Тома.
   - Местные жители намерены подать иск в суд на руководство предприятия. Как утверждают медики, дозы радиации, полученные населением с питьевой водой, а также в местах купания, могут повлечь за собой серьёзные расстройства здоровья: от увеличения щитовидной железы до злокачественных опухолей и импотенции...
   Том как зачарованный, не мигая, смотрел в экран. На побледневшем лице Тома вырисовались растерянность и страх.
  
  

Глава 2

  
   Ранним утром в аэропорту "Борисполь" приземлился "Боинг" рейсом из Африки. Среди прочих пассажиров из самолёта вышел и спустился по трапу Том с озабоченным лицом, с сумкой на плече.
   В толпе встречающих Том заметил махавшего ему Ника, помахал в ответ.
   Они по-дружески обнялись. Ник взял у Тома сумку, и они направились к выходу из здания аэропорта.
   - Как долетел?
   - Нормально... Есть новости, Ник?
   Ник удручённо покачал головой.
   - Ничего нового. К тому, что я рассказал тебе по телефону, могу добавить только, что водолазы обследовали реку на несколько сот метров вниз по течению. Оно там очень медленное... Никаких следов.
   Том и Ник вышли из здания аэропорта и направились к парковке автомобилей.
   У одного из припаркованных джипов стояла высокая красивая девушка. Том и Ник подошли к ней. Ник посмотрел на Тома, затем на девушку.
   - Знакомьтесь, это Том... А это Марина...
   Том приветливо посмотрел в лицо Марине, улыбнулся.
   - Очень приятно. Ник мне о вас много рассказывал, Марина.
   - Он мне и о вас тоже много рассказывал.
   Марина улыбнулась, отчего лицо её стало чертовски милым. Том невольно залюбовался хорошеньким личиком Марины с минимумом косметики.
   - У вас, Марина, великолепный английский. Вернее, американский - никакого акцента, даже английского...
   - Спасибо, Том.
   Ник перевёл взгляд с Марины на Тома.
   - Марина оканчивает университет иностранных языков, я тебе уже говорил. А кроме того, она год прожила в Штатах.
   Марина смущённо улыбнулась.
   - Это было давно, когда я ещё училась в школе. По программе обмена учащимися... Как долетели, Том?
   - Спасибо, хорошо.
   - Ну что, тогда поехали? Отец вас ждёт.
   Марина открыла дверцу со стороны водителя и заняла место за рулём. Том сел рядом с ней, Ник устроился на заднем сидении.
  
   Джип с Мариной, Томом и Ником ехал по асфальтированной дороге в чистом поле километрах в 30-ти севернее Киева. Вскоре по обе стороны дороги показались с десяток аккуратных кирпичных коттеджей, расположенных в полусотне метров один от другого. Впереди вырисовалось большое бетонное здание ПКЭС, к которому под прямым углом примкнул трёхэтажный административный корпус. За зданиями виднелись ветряные двигатели с застывшими на одном месте лопастями.
   Марина притормозила, указала рукой на коттеджи.
   - Здесь строится жилой комплекс для персонала станции. Вон в том крайнем доме живу я с отцом и братом...
   Ник указал на один из проплывавших за окошком джипа коттеджей.
   - А это мой дворец, - палец Ника повернулся в противоположную сторону. - А вон тот приготовили для тебя.
   Марина снова нажала на газ.
   - Остальные пока свободны...
   Марина высунула левую руку в окошко, указывая вдаль за коттеджи.
   - А там, в полусотне метрах за домами - река Ипрень, приток Днепра.
   Том нахмурился.
   - Та самая?
   - Да...
   Дорога окончилась бетонной площадкой у расположенных буквой "Г" зданием станции с открытыми воротами и административным корпусом. Джип остановился возле админкорпуса. Все трое вышли из машины.
   Дверь админкорпуса, с висящей подле неё на стене блестящей табличкой "Природная комплексная электростанция "Ипрень", открылась. Из неё вышли двое мужчин лет 55-ти: отец Марины Виктор Кушнерук - предприниматель, владелец крупной агрофирмы, которой принадлежала строящаяся электростанция, и прораб Фандик. Они подошли к джипу.
   Марина с Томом подошли к Виктору.
   - Знакомься, папа, это Том.
   Виктор протянул руку Тому.
   - Кушнерук Виктор Владимирович.
   Том крепко пожал руку Виктора.
   - Очень приятно... Том Свонтон.
   Виктор повернулся в сторону Фандика, затем - снова в сторону Тома, и сказал по-английски:
   - А это мой старый друг Фандик Николай Дмитриевич. Он у нас прорабом.
   Том и Фандик обменялись рукопожатиями. Фандик повернулся к Виктору.
   - Ну я пошёл, Владимирыч... К вечеру сделаем.
   - Добро, Дмитрич. Я попозже загляну.
   Фандик неторопливой походкой направился к воротам производственного корпуса. Виктор проводил его взглядом и повернулся к Тому.
   - Долетели без приключений? Наверное, хотите отдохнуть с дороги. Марина покажет ваш дом. Там есть всё необходимое.
   Том покачал головой, глядя в глаза Виктору.
   - Спасибо... Как это случилось, Виктор? Вы ведь были рядом с отцом...
   - В субботу Джозеф прочитал последнюю лекцию нашим ребятам. Марина была его персональным переводчиком, всегда при нём, - Виктор приобнял Марину. - В воскресенье на вечер у него был билет на самолёт. А с утра мы решили выбраться на пикник... Ко мне как раз брат на денёк заехал по пути из Магадана в Ялту... Устроили заплыв на противоположный берег Ипрени. Течение там медленное. Ширина метров двести. Отличное место для отдыха. На моторной лодке отсюда - минут пятнадцать...
   Стоявший рядом Ник внёс уточнение:
   - Мы с Дэном за десять доплывали. Туда на машине не очень удобный подъезд - протоки.
   Марина посмотрела на Тома.
   - Дэн, Денис - мой младший брат, учится в энергетическом университете. Сейчас у него каникулы, и он работает здесь, на стройке.
   Виктор сказал, глядя на Марину:
   - Марина сняла наш заплыв на видео.
   - Да, я знаю, - Том тоже посмотрел на Марину. - Я бы хотел посмотреть.
   - Ну что ж, тогда поедем к нам.
  
   Джип подъехал к коттеджу Кушнеруков, огороженному палисадником с клумбами, остановился у невысокого крыльца. Вся компания вышла из машины и направилась в дом.
   В просторной гостиной Виктор, Том и Ник устроились на диване. Марина подошла к тумбе, которая стояла напротив дивана, включила телевизор. Достала из тумбы видеокассету, вставила её в стоящий на телевизоре видеомагнитофон.
   - Качество не очень хорошее - у меня что-то не совсем получается, - Марина смущённо улыбнулась.
   На экране телевизора появилась рябь, зашумели строки. Затем откуда-то со стороны появилось лицо смеющегося Ника. Ник повернул лицо в другую сторону, помахал рукой.
   - Дэн, иди сюда, тут кино снимают. Приехали звёзды Голливуда.
   Камера пошла в сторону, остановилась на откинувшихся в одних плавках в шезлонгах Викторе, отце Тома Джозефе, и мужчине, внешне похожем на Виктора - его брате Сергее. Сергей пробурчал что-то непонятное, встал и пошёл в сторону. Камера последовала за ним. Сергей обернулся к камере.
   - Сейчас, уважаемая публика, вы увидите смертельный номер в исполнении старикашки предпенсионного возраста с Колымы.
   Сергей подошёл к дереву, слегка подпрыгнул и повис на вытянутых руках на почти горизонтальном толстом суку. Подтянулся, пока его подбородок не поднялся над суком. Затем поднял ноги горизонтально, под прямым углом к туловищу, отпустил одну руку и стал медленно опускаться на второй, пока она не образовала в локте прямой угол. Повисев в таком положении несколько секунд, Сергей спрыгнул, огляделся с довольным выражением на лице.
   - Ну, кто сможет повторить? Эй, молодёжь!
   К дереву подошёл крепкий парень в плавках - брат Марины Денис. Денис подпрыгнул, повис на суку, подтянулся, поднял ноги, отпустил одну руку и тут же плюхнулся в песок.
   - Ну, дядь Серёж, ты даёшь!... А ну-ка, Ник, давай ты. Ты, вроде, поздоровей меня. Не посрами Америку!
   К дереву подошёл Ник. Попытался повторить трюк Сергея, но тоже сорвался в песок.
   Сергей довольно заулыбался.
   - Эх вы, молодёжь! Слабаки! Тренируйтесь! - Сергей обернулся к Джозефу. - Джозеф, у вас там, в Америке, сейчас модно всякими фитнессами да бодибилдингами заниматься. Слабо? Давай, покажи класс.
   Джозеф широко заулыбался, многозначительно развёл руками.
   - Нет, Сергей, это мне, действительно, слабо. У меня будет другое предложение.
   Джозеф встал, посмотрел куда-то вдаль, показал рукой вперёд.
   - Давай лучше сделаем заплыв до противоположного берега и обратно.
   На экране телевизора появился пологий песчаный берег, на котором расположилась вся компания. Затем камера пошла над рекой до противоположного берега, густо поросшего вербами и кустами.
   Снова на экране появились Виктор, Джозеф и Сергей. Сергей покачал головой.
   - Не-е-е... Тут я пас, боюсь, не доплыву. У нас Охотское море холодное, особо не расплаваешься, - Сергей повернулся к Виктору. - Вить, попробуй ты.
   Джозеф тоже повернулся к Виктору.
   - Давай, Виктор. Если ты победишь, я сделаю десятипроцентную скидку по контракту.
   - Хм... Над таким предложением стоит подумать. А если проиграю?
   - Ну, тогда... Тогда ты обязуешься найти для моей фирмы та-а-акого выгодного клиента!
   Джозеф засмеялся, вставая из шезлонга.
   К мужчинам подошёл Денис.
   - Пап, соглашайся. По-моему, классное пари. Для тебя ж переплыть Ипрень - пару раз плюнуть. А на сэкономленные десять процентов я пересяду с мотоцикла хотя бы на "Ниву". И ещё останется на всякие мелкие расходы.
   Виктор тоже встал со своего места.
   - Ну что ж, уговорили, краснобаи...
   На экране появился Ник.
   - О'Кей. Я буду главным судьёй, - Ник повернулся к Денису. - Дэн, как тут у вас оформляются пари?
   Денис подошёл к Виктору и Джозефу.
   - Так, Ник, друзья-соперники должны пожать друг другу руки. А ты их перебьёшь. Вот так.
   Денис показал Нику, как нужно перебивать. Ник с серьёзным видом перебил рукопожатие Виктора и Джозефа, громко сказал, глядя в экран:
   - На старт, господа пловцы!
   Со стороны послышался голос Дениса:
   - Я буду судьёй на линии. Только б дыхалки хватило. За отцом не угонишься...
   Джозеф и Виктор стали у кромки воды, рядом - Денис и Ник. Ник сделал отмашку рукой, и Джозеф, Виктор и Денис бросились в воду, подняв фонтан брызг. Все трое поплыли.
   За кадром послышался голос Ника:
   - Марина, предлагаю пари. Джо выиграет с большим отрывом.
   Голос Марины за кадром прозвучал не очень ясно:
   - Я в азартные игры не играю, Ник.
   Послышался смех Ника.
   На экране было видно, что Джозеф оторвался на несколько метров. Виктор перевернулся на спину. Поросший кустарником берег был уже рядом. Джозеф оглянулся. Его лицо уставшее, но на нём играла улыбка. Джозеф подбадривающе крикнул что-то в затылок Виктору. Тот отстал уже метров на шесть-семь. В этот момент выражение лица Джозефа вдруг изменилось. На нём появилось удивление, и одновременно что-то, похожее на настороженность. Джозеф вдруг торопливо взмахнул руками, судорожно хватанул ртом воздух и резко ушёл под воду. На мгновение его лицо снова появилось на поверхности воды. Новый взмах рук. Лицо Джозефа было перекошено от напряжения. Он что-то громко крикнул и снова ушёл под воду. На поверхности воды на мгновение появились кисти рук с судорожно сжимающимися пальцами и резко ушли под воду.
   Сидевшие на диване Том, Виктор и Ник с напряжением всматривались в экран. На нём на поверхности воды появился небольшой водоворот. Плывущий на спине Виктор повернул лицо вперёд, растерянно посмотрел на расходящиеся в воде круги, перевернулся на живот. Повернулся назад, что-то крикнул отставшему Денису. За кадром послышался рёв лодочного мотора. Виктор уже доплыл до того места, где исчез Джозеф. Нырнул. Снова появился на поверхности. К нему подплыл Денис. Тоже нырнул, затем вынырнул. Виктор с Денисом нырнули ещё несколько раз, появляясь на поверхности только для того, чтобы хватануть воздуха. К ним на моторной лодке подплыл Ник, заглушил мотор.
   По экрану телевизора пошла рябь.
   Виктор и Ник сочувственными взглядами посмотрели на Тома, обескураженно всматривающегося в мерцающий экран. В глазах сидящей рядом, в кресле, Марины появились слёзы.
   Тягостное молчание прервал Виктор:
   - Я проиграл..., - Виктор судорожно вздохнул, - за мной долг... Там очень глубоко. Мы с Денисом не достали дна. Вода была очень мутная... Никаких следов... Водолазы приехали только к вечеру. Искали до полной темноты. Вчера работали целый день, обследовали всё вниз по течению на несколько километров. Ничего... В милиции квалифицировали произошедшее как несчастный случай.
   Том в задумчивости повернулся к Марине.
   - Марина, можно ещё раз концовку?
   Марина подошла к тумбочке. Снова на экране появилось лицо оглянувшегося в воде Джозефа.
   Том сосредоточенно-напряжённо вглядывался в экран.
  
   Над рекой восходящее солнце размытым диском пробивалось сквозь туман. Послышался шум мотора, и из тумана выплыла моторная лодка с сидящими в ней Томом и Денисом. Туман постепенно рассеивался. Денис огляделся вокруг.
   - Здесь...
   Денис заглушил мотор. Том достал со дна лодки лёгкий акваланг. Разделся, надел акваланг, взял фонарь. Денис ещё раз внимательно осмотрел окрестности.
   Туман почти совсем рассеялся. Поросший вербами и кустарником берег был рядом. Денис указал рукой на берег.
   - Да, это здесь. Я хорошо запомнил эту вербу... Эта ветка в воде...
   Том тоже посмотрел на берег, затем бросил взгляд вниз по течению реки.
   - O'Кей.
   Том перевернулся спиной через борт и ушёл под воду. Светлое пятно от света фонаря исчезло в мутноватой воде.
   Денис посмотрел на часы. Стрелки показывали 6:15.
   Прошло около получаса. Денис взял второй фонарь, посветил им в воду. Наклонился к самой воде, всматриваясь в грязно-зелёную глубину.
   Внезапно вода вспучилась у самого днища лодки перед лицом Дениса. Денис испуганно вздрогнул и отшатнулся назад.
   Из воды появился Том, устало влез в лодку. Удручённо покачал головой. Посмотрел вдаль вниз по течению, задумался, затем повернулся в противоположную сторону.
  
   Через четверть часа моторка уже подплывала к небольшому деревянному причалу, на котором стояла Марина.
   Том вылез из лодки, вытащил акваланг. Денис тоже вылез на дощатый настил, пристегнул цепью лодку к кольцу на причале, повесил замок, снял с лодки мотор.
   Том посмотрел на Марину, улыбнулся.
   - Марина, извини, я хотел бы ещё раз посмотреть видео...
  
   В гостиной дома Кушнеруков на экране телевизора снова проплыла хроника трагического заплыва. Снова Том напряжённо всматривался в экран. Рядом с Томом сидели Денис и Ник, Марина сжалась в кресле.
   ...Когда в третий раз исчезли под водой руки Джозефа, Том привстал со следами заметного волнения на лице.
  
   Солнце клонилось к закату, когда на причале появился Том с аквалангом и лодочным мотором в руках. Положил акваланг в лодку, прицепил мотор. Отстегнул замок, вынул из металлического кольца причала концевое звено цепи в виде уплощённого кольца из толстой проволоки с торчащими в противоположные стороны длинными "усами". Залез в лодку, завёл мотор.
   Когда Том подплыл к уже знакомому месту, напротив вербы с веткой, погружённой в воду, диск солнца коснулся линии горизонта. Том заглушил мотор, осмотрелся вокруг. Снова запустил мотор и на медленном ходу направил лодку вверх по течению. Проплыв сотню метров, у самого берега заглушил мотор. Привязал цепь к кусту, наклонившемуся над водой. Разделся, надел акваланг, взял фонарь и ушёл под воду.
   Солнечный диск бросил последний блик на верхушки верб, и вечерняя тень накрыла реку.
  
  

Глава 3

  
   В машинном зале ПКЭС "Ипрень" двое рабочих второй смены под руководством своего бригадира Пети Панько устанавливали какой-то агрегат на фундамент.
   Чуть в стороне, на соседнем фундаменте, Ник устанавливал на треноге большой высокоточный нивелир. Рядом с ним стояла Марина.
   Агрегат завис над фундаментом на крюке мостового крана.
   Ник задрал голову и крикнул сидящему в кабине крана крановщику Васе по-английски:
   - Бэзил, не торопись. Осторожно, эта штука очень нежная.
   Марина перевела слова Ника.
   За стеклом кабины крана Вася улыбнулся и сделал успокаивающий жест рукой:
   - O'Кей, Колян!
   Агрегат стал медленно опускаться на фундамент. Петя и его двое помощников направляли отверстия станины агрегата на толстые анкерные болты, торчащие из бетона. Петя, худощавый блондин с веснушками на лице, ровесник Марины, крикнул одному из парней:
   - Федя, блин, подгоняй поточнее свой край - видишь, дырки точно под анкера подогнаны, никакого зазора... Точность, блин, у них... Если срежем резьбу...
   Петя вдруг озабоченно задрал голову вверх, в сторону кабины крана.
   - Вася, стоп!
   Станина агрегата застыла неподвижно у самых болтов. Петя обошёл вокруг механизма, проверяя каждый из четырёх углов, затем вновь задрал голову.
   - Давай, Вася, майнай потихоньку.
   Отверстия станины точно опустились на анкерные болты. Агрегат вздрогнул, стропы над ним ослабли. Рабочие стали наживлять на болты гайки.
   Ник приник глазом к окуляру нивелира.
   Петя поставил жёсткую металлическую линейку на один из углов станины агрегата.
   Ник махнул рукой, продолжая смотреть в нивелир. Петя переставил линейку на другой угол.
  
   Пустая лодка слегка покачивалась на воде у самых кустов. Темнота постепенно опускалась на реку, подул ветер, на воде появилась рябь.
   Метрах в двадцати от лодки вынырнул Том в маске. Подплыл к лодке, забрался в неё. Отстегнул акваланг, расслабившись, откинулся к борту, восстанавливая дыхание. Надел джинсы, посветил фонариком в воду у самого куста, там, где привязана цепь. Отвязал цепь, бросив её конец на дно лодки. Снова откинулся на борт в задумчивости.
   Что-то неясное, большое и тёмное возникло в воде позади Тома.
  
   В машинном зале работа по установке агрегата на фундамент продолжалась. В зале горел яркий свет, исходивший от мощных светильников, подвешенных под самым потолком.
   Не переставая смотреть в окуляр нивелира, Ник крикнул Пете по-английски:
   - Пит, держи жёстче линейку, не качай! Смотри на уровень..., - и добавил уже по-русски. - Блин!
   Стоящая рядом с Ником Марина перевела английскую фразу и тут же со смехом добавила "блин" по-английски.
   В это время Ник оторвался от нивелира и крикнул Пете опять-таки на своём американском английском:
   - Пит, этот угол надо на три с половиной миллиметра приподнять.
   Услышав перевод Марины, Петя недовольно скривился:
   - Ну, Колян, заколебал ты совсем... приподнять... опустить..., - Петя повернулся к Марине, - Марин, это не переводи - он и так знает...
   Марина засмеялась.
  
   Река почти полностью погрузилась в темень. Том, по-прежнему откинувшись на борт, задумчиво смотрел на водные блики. Посмотрел на часы. На светящемся циферблате было 22:13. Под ногами у Тома что-то звякнуло. Том включил фонарь, посветил им на дно лодки, пошевелил ногой кольцо цепи, затем снова откинулся на борт, прикрыв глаза.
   По внешней стороне борта, чуть в стороне от Тома, из воды стал выползать какой-то неясный тёмный объект. При свете взошедшей луны было видно, как тёмная подвижная масса стала вытягиваться по борту в сторону застывшего с закрытыми глазами Тома.
  
   Ник посмотрел в объектив нивелира, подкрутил один из винтов прибора, затем с удовлетворённым видом выпрямился и поднял вверх большой палец.
   - O'Кей, Пит! Несколько дней будем проверять насчёт усадки фундамента. Начинайте увязывать этот узел без меня.
   Петя с облегчением вздохнул.
   - O'Кей, Колян! Понадобится консультация - свистнем.
   Марина перевела слова Пети дословно, и на недоумённый взгляд Ника улыбнулась и растолковала значение слова "свистнем" в данном контексте. Ник хмыкнул, и они вместе с Мариной направились к воротам.
   На улице уже царила темнота, площадка между промкорпусом и админзданием освещалась только лампочками над входами в обе постройки да светом мелькавшей за редкими облаками луны. Ник, вышедший из ворот вслед за Мариной, посмотрел в ту сторону, где в полусотне метров от станции неслышно катила свои воды Ипрень.
   - Том всё ещё надеется, что его старик жив.
   Марина тоже посмотрела в сторону скрывавшейся за темнотой реки и сказала:
   - Я тоже надеюсь, - Марина вздохнула. - Надежда умирает последней.
   Ник с сомнением покачал головой.
   - Прошло столько времени. И никаких следов, - Ник тоже вздохнул. - Никаких...
   В этот момент в сумочке Марины запищал мобильник. Марина порылась в сумочке, извлекла не перестающий сигналить телефон, приложила его к уху.
   - Да, папа.
   Марина сосредоточенно слушала, и её лицо постепенно принимало взволнованное выражение.
   - Хорошо, папа. Пока.
   Марина спрятала мобильник и растерянно посмотрела на Ника. Ник озабоченно спросил:
   - Что?
   - Звонил мой отец... В нескольких сотнях метров вверх по течению от места, где пропал Джозеф, сегодня около полудня найдено тело. Его обнаружил дядя Родя, наш пастух, который привёл стадо на водопой... Отец уже был в морге. Судя по всему, это Джозеф, - по лицу Марины пробежала тень, - нужно сообщить Тому. Ты не знаешь, где он?
   - Он сказал, что устал и хочет отдохнуть. Но перед тем как направиться сюда, я заходил к нему. Дома его не было.
   Марина достала мобильник, потыкала в кнопки. Ещё раз. Нетерпеливым жестом засунула мобильник в сумочку и сказала:
   - Идём к нему, тут рядом. Может быть, у него телефон не работает.
   Она решительно направилась по темной дороге в сторону коттеджей.
  
   Том в лодке открыл глаза, оперся руками о скамейку, собираясь встать. Но в этот самый момент бесшумно вытянувшаяся позади него вверх над бортом тварь захлестнула Тома за грудь и дёрнула назад. Отчаянно взмахнув руками, Том припечатался лопатками к борту.
  
   На причал, с горящим над ним на столбе фонарём, торопливым шагом ступили Ник и Денис. Следом подошла Марина. Денис посмотрел на лунную дорожку на воде и произнёс:
   - Он сказал, что только проплывёт вдоль противоположного берега. Но акваланг исчез - вы сами видели. Значит, он собрался нырять...
   Вдруг в полной тишине откуда-то из глубины пространства над рекой послышался едва различимый сдавленный крик. Все, стоящие на причале, напряжённо прислушались. Крик повторился.
   - Похоже, выпь кричит, - Денис оторвал взгляд от реки, посмотрел на Ника и сестру. - Он взял ключ от лодки, когда ещё солнце не зашло. Сказал, что до темноты вернётся.
   Марина пристально посмотрела на Дениса, как бы высматривая на его лице что-то успокаивающее, и сказала:
   - А может, это не выпь. Может, это Том...
   В голосе Марины послышалась плохо скрываемая дрожь.
   Ник решительно повернулся в сторону берега.
   - Что-то случилось. Быстрей к катеру.
   Все трое быстро сошли с причала и исчезли в темноте.
  
   На дне покачивавшейся на воде и накренившейся на один бок лодки перекатывался зажжённый фонарь, вырывая пучком света то перекошенное от натуги лицо Тома, то опоясывающий его грудь тёмный блестящий пульсирующий "шланг" в голову толщиной.
   - Чёрт... Что за шуточки?! Это мне не нравится...
   Одной рукой Том пытался подцепить этого неведомого противника, который медленно стаскивал его через борт в воду, но пальцы скользили по гладкой упругой поверхности. Другая рука Тома лихорадочно шарила по борту, цепляясь за малейшие выступы. Голая спина Тома уже касалась поверхности воды. Пальцами ног Том судорожно цеплялся за скамью, вскрикивая от напряжения и выдавливая ругательства.
   - Что за дерьмо?.. Скользкая, задница...
   Том попытался оторвать от груди это таинственное злобное существо, но пальцы соскальзывали с тугой, округлой, ослизлой поверхности. Опустив одну руку вниз, Том нащупал на дне включённый фонарь. Стал отчаянно колотить фонарём по закрывшей всю его грудь массе. Замелькал пучок света, на мгновения выхватывая из темноты гладкую грязно-оливковую кожу твари с рыжими полосами и пятнами.
   С очередным безуспешным ударом покрывшийся слизью фонарь выскочил из руки и упал на дно лодки, откатившись к корме. В его свете было видно, как руки Тома лихорадочно шарили по бортам сверху вниз, выискивая последнюю зацепку. Кончиками пальцев Том дотянулся до концевого звена цепи, подтянул его, зажал в кулаке кольцо с "усами". Отчаянно стал бить цепью по тёмной упругой массе, опоясывающей его грудь. Удар, ещё удар. Том продолжал судорожно наносить удары, на которые тварь, казалось, совсем не реагирует. Затылок Тома коснулся поверхности воды и стал медленно в неё погружаться.
  
   Из открытых ворот небольшого ангара, расположившегося у самой воды, Ник с Денисом по рельсам выкатили катер. Днище катера с разгона погрузилось в воду, подняв брызги. Стоявшая у воды Марина отскочила в сторону.
  
   В лодке по-прежнему шла отчаянная борьба Тома с неведомой мощной силой. Край борта с лежащим на нём на спине Томом уже едва ли не зачёрпывал воду. Лодка покачивалась в такт взмахов руки Тома, с зажатой в ней цепью.
   Затылок Тома уже глубоко погрузился в воду. Вода достигла лба, приближаясь к линии бровей.
   - Вот дерьмо... Привязалось... Получай...
   Том отчаянно колотил кольцом на конце цепи по пульсирующему телу твари. Во время очередного удара один из "усов" вонзился в блестящую поверхность и вошёл в неё по самое кольцо. "Шланг" вздрогнул, конвульсивно сжался, вытянулся, заметно уменьшившись в диаметре, дёрнулся и как бы нехотя соскользнул с груди Тома, исчезая в воде.
   Том в изнеможении опустился на дно лодки, дотянулся до фонаря. Посветил себе на обнажённую грудь, прижимая подбородок к ключицам и скосив вниз глаза. Грудные мышцы были покрыты кровоточащими царапинами.
   Послышался шум мотора, и из-за поворота реки вынырнули огни катера.
   Том накинул на плечи рубашку.
   Шум мотора и огни приблизились вплотную, и через несколько секунд катер причалил к лодке. Лица сидевших в нём Ника, Дениса и Марины были серьёзно-сосредоточены. Марина уцепилась руками за борт лодки.
   - Что случилось? Нам показалось, мы слышали твой крик...
   Том посмотрел на Марину со спокойной улыбкой.
   - Вот именно - вам показалось.
   Том с подчёркнутым спокойствием закончил застёгивать рубашку и стал не спеша заправлять её в джинсы.
   Когда катер и моторка поравнялись с причалом, сидящий в лодке Денис направил её к берегу. Обернувшись в сторону катера, Денис заорал, пытаясь перекричать шум моторов:
   - Меня не ждите. Я привяжу лодку и поеду в Киев.
   Марина, скорее угадав, чем услышав его слова, прокричала в ответ:
   - Понятно... Передавай привет Насте.
   Денис вылез из лодки, взял конец цепи, поднёс его к кольцу на причале. Неожиданно начал всматриваться в кольцо при свете подрагивающего на ветру фонаря. Поднёс его вплотную к глазам. На кольце были отчётливо видны свежие следы крови.
  
  

Глава 4

  
   В коридоре морга горел тусклый свет, сглаживая серый мрак, исходивший от обшарпанных стен. Мужчина в белом халате, средних лет, в очках, с беспристрастным выражением лица, остановился у одной из дверей. Открыл её, пропустил вперёд подошедшего вслед за ним Тома. Марина остановилась у двери. Врач вопрошающе посмотрел на неё. Марина сморгнула и отрицательно покачала головой.
   - Понятно, - на лице врача не дрогнул ни один мускул. Врач переступил порог и закрыл за собой дверь.
   Врач подошёл к стеллажу с дверцами, открыл одну из них, выкатил каталку с трупом, прикрытым простынёй. Приподнял простыню с лица трупа, машинально посмотрел туда, затем перевёл взгляд на лицо Тома.
   Том опустил глаза. На его лице вырисовалось напряжение.
   Врач счёл нужным объяснить:
   - Прошло несколько дней с момента наступления смерти... К тому же жара...
   В то время как врач говорил, обернувшись к Тому, его рука, державшая конец простыни, слегка отклонилась, и из-под простыни выглянула кисть руки утопленника со вспухшими почерневшими пальцами. Том невольно бросил взгляд на кисть. На одном из пальцев в разбухшую плоть врезался приметный золотой перстень. Том осторожно коснулся его подушечками своих пальцев.
   - Да, это он...
   Том резко повернулся и вышел из комнаты.
  
   В кабинете врача Том и Марина заняли стулья с потёртой обшивкой, стоящие у стены. Было заметно, что Марине не по себе уже от одних только мыслей о том, где она находится.
   Врач с невозмутимым видом откинулся на спинку стула.
   - Вчера ближе к полудню тело обнаружил пастух, пригнавший стадо на водопой, в одной из заводей. К нам его привезли вечером, так что исследование ещё не проводилось. Могу только сказать, что тело пробыло в воде несколько дней. Стоит жара, вода в реке сейчас тёплая. Вы видели..., - врач выразительно посмотрел на Тома. - Можно было бы говорить об обыкновенном несчастном случае, если бы не...
   Марина переводила с подавленным видом и с какими-то неестественными нотками в голосе.
   Врач замолчал, в раздумье вертя в руке ручку. Напряжение на лице Тома достигло степени суровости. Врач снова посмотрел на Тома и продолжил:
   - Конечно, трудно сказать с уверенностью, тело довольно...
   На этот раз врач с жалостью посмотрел на бледную Марину, затем снова перевёл уже сочувствующий взгляд на Тома. Том сглотнул.
   - Я понимаю... Продолжайте.
   - При визуальном осмотре на груди я обнаружил что-то похожее на порезы... Это не царапины от коряг, среди которых было обнаружено тело. Впечатление такое, что их сделали чем-то очень острым. Довольно глубокие. И форма..., - врач быстрым движением начертил полукруг на лежащем перед ним листе. - Правильная подковообразная, диаметром сантиметров пятнадцать.
   Услышав перевод Марины, и бросив взгляд на рисунок, Том заметно оживился.
   - Нельзя ли об этом подробнее?
   - Это пока всё, что я могу вам сказать. Ближе к полудню, надеюсь, я смогу вам сообщить о результатах вскрытия.
   - O'Кей. Вы сможете позвонить на мобильник Марине?
   - Конечно.
   Марина продиктовала номер своего мобильника, врач записал и произнёс как бы между прочим:
   - Прокуратура возбудила уголовное дело.
   Том кивнул:
   - Да, я знаю.
  
   Когда Том и Марина вышли из дверей морга и направились к стоящему неподалёку на парковке джипу, Том сказал с несколько виноватым видом:
   - Знаешь, Марина, ты не будешь против, если в прокуратуру мы поедем попозже? Давай сначала заедем ко мне..., - Том слегка замялся. - Мне нужно кое-что захватить.
   Марина как-то отрешённо посмотрела на Тома, погружённая в свои невесёлые мысли, но тут же спохватилась.
   - Конечно заедем... А я заодно завезу домой кофе. Тут по пути есть магазинчик... У нас дома закончился кофе, а отец без него не может.
   Они сели в джип. Машина тронулась с места и выехала на проезжую часть.
  
   Том вошёл в ванную, сбросил рубашку, подошёл к зеркалу, висевшему над раковиной. Изучающе уставился на своё отражение в зеркале. Грудь украшала подкова из пластырей, точь-в-точь как та, что начертал патологоанатом. Морщась от боли, Том отодрал самый верхний пластырь. На марле пластыря была свежая, совсем не запёкшаяся кровь, на груди - поверхностная царапина, на которой на глазах выступала капелька крови.
  
   К прокурору Том и Марина попали только после полудня. Встретивший их довольно вежливо страж законности, однако, не особо стремился скрыть своего прохладного отношения к посетителям. Как бы подытоживая беседу, он сказал:
   - Случай, конечно, неординарный. Мы постараемся сделать всё от нас зависящее. А пока ничего определённого сказать не могу. Как только в деле появятся новые данные, мы вам сразу же сообщим, господин Свонтон.
   Выслушав перевод Марины, Том поинтересовался:
   - Может быть, у вас есть какие-то предположения, господин прокурор?
   Прокурор снисходительно улыбнулся.
   - Прокуратура не может руководствоваться предположениями. Я уверен, что в вашей стране действуют те же самые принципы. Только факты, господин Свонтон. А мы на настоящий момент имеем только один факт: ваш отец утонул.
   Не успели Том и Марина выйти из дверей прокуратуры, как в сумочке Марины раздался противный писк её мобильника. Марина достала мобильник. Выслушав сообщение, сказала в телефон:
   - Да, большое спасибо. - И добавила, повернувшись к Тому. - Это звонили из морга. Просят приехать.
  
   Уже знакомый врач в кабинете с уже знакомой обстановкой, видимо, всё-таки никак не могли перебороть в Марине состояние подавленности духа, которое возникало от одного только слова "морг" - на неё жалко было смотреть.
   Врач казался более живым и эмоциональным, чем во время их утреннего визита к нему.
   - На первый взгляд, обычный утопленник: в лёгких вода... Только трудно сказать, от чего наступила смерть - невозможно произвести анализ крови..., - врач в некотором замешательстве потёр переносицу, затем снова посмотрел на Тома. - Очень странное дело: фактически в теле вашего отца не оказалось ни капли крови. Даже если учесть, что на нём глубокие порезы, и оно находилось в тёплой воде несколько суток, это весьма необычно. Во всяком случае, в моей практике такое встречается впервые. Да и вообще, я что-то не припомню такого случая и в мировой практике - я внимательно слежу за профессиональными новостями...
   Том выслушал перевод Марины с крайне заинтересованным видом и спросил:
   - А кто, на ваш взгляд, мог сделать эти порезы? Ведь кто-то же их сделал...
   - Да-а-а... Даже не знаю, что вам сказать на этот счёт. Конечно, ваш отец мог удариться грудью о торец какой-нибудь трубы, торчащей на дне... Только навряд ли в реке будет ржаветь труба с торцом, острым, как скальпель. От такой трубы рана была бы рваной. А в нашем случае больше похоже на бритву... Острейшую бритву...
   Врач достал сигарету, закурил.
   - И отсутствие крови... Это какая-то загадка.
   Том хотел ещё что-то спросить, но передумал. Вставая со стула, сказал только:
   - Понятно. Спасибо вам, доктор. Я могу забрать отца?
   - Да, все необходимые документы уже оформлены.
  
   На кладбище в Аламогордо, штат Невада, у свежей могилы стояли со скорбным видом Том, его двоюродный брат Юджин, жена Юджина Лусия - яркая молодая женщина латинского типа и ещё несколько родственников. На скромной надгробной плите было выгравировано: "Джозеф Свонтон 06.10.1949 - 20.07.2005".
   Родственники попрощались и потянулись к выходу с кладбища. Постояв ещё некоторое время, Том, Юджин и Лусия тоже направились к стоявшим за оградой кладбища машинам.
  
   Внушительное здание Real Nature Power Company, похожее на какой-то причудливый хрустальный кубок, сияло во всей своей красе. На крыше из солнечных батарей, поворачивающейся вслед за солнцем, словно подсолнечник, на боковых панелях, также не лишённых энергетических датчиков, играли солнечные блики.
   К зданию подъехала машина Юджина, вслед за ней - небольшой джип Тома, припарковались.
   В кабинете Тома вся атмосфера была пропитана деловым духом. Ничто не напоминало о несчастье, случившимся с главой фирмы.
   Том ещё раз просмотрел какие-то документы, лежавшие поверх внушительной кипы бумаг, и сказал, глядя на Юджина:
   - Не беспокойся. Я займусь этим контрактом. Погостите у тёщи недельку. Ребятишки там, наверное, по вас соскучились. - Том повернулся к Лусии. - Сколько они уже гостят у твоих родителей, Лу?
   - Да уж два месяца. Бабушка, небось, их там совсем избаловала. Я вчера звонила в Манагуа. Представляешь, пока моя мама готовила кекс, - Лусия оживилась, - Джимми полдома выкрасил в серый цвет, а Элиас весь зал завалил песком - навозил на своём игрушечном грузовике. Сказал, что будет выращивать бананы...
   На столе зазвонил телефон. Том снял трубку. На его лице высветилась неподдельная радость.
   - Марина, я очень рад, что ты позвонила. Да, спасибо. А ты как?
   По мере того как Том слушал, лицо его постепенно хмурилось.
   - O'Кей. Спасибо, Марина. Я думаю, мы скоро увидимся. Привет всем.
   Том положил трубку. Его озабоченный взгляд переходил с Юджина на Лусию и обратно. Казалось, он не мог решить, с чего, или с кого начать. Наконец проронил:
   - Это Марина из Киева. Я вам о ней рассказывал. Сообщила, что в прокуратуре закрывают дело по отцу в связи с отсутствием состава преступления.
   Том встал, подошёл к окну, некоторое время смотрел в него, затем повернулся.
   - Я должен лететь в Киев. Только я знаю, кто убил отца...
  
  

Глава 5

  
   В гостиной в доме Тома на территории станции "Ипрень", практически ничем не отличавшейся от гостиной в коттедже Кушнеруков, в зале в креслах сидели Том и Марина, на диване пристроились Ник с Денисом. На журнальном столике стояли уже успевшие опустеть чашки - видно было, что разговор был в самом разгаре. Лицо Дениса выражало крайнюю степень возмущения. Он красноречиво махнул рукой и выпалил:
   - Да они просто не хотят расследовать это дело. Том, ты не знаешь, сколько труда и седых волос стоило моему отцу добиться разрешения на строительство станции. И это только лишь для нужд своей фирмы. Бюрократия! Минатомэнерго приложило все силы, чтобы помешать... Да они все там одним миром мазаны!
   Денис указал пальцем в потолок, выразительно посмотрел на Тома, затем перевёл взгляд на Ника. Том сделал успокаивающий жест и сказал с некоторым сожалением в голосе:
   - Знаю, Дэн. У нас тоже мощнейшее ядерное лобби. Наша фирма у них как кость в горле.
   Денис сделал паузу, успокаиваясь, затем сказал, обведя пристальным взглядом Тома и Ника:
   - К тому же ваш президент, не будь вам в обиду сказано, с его войной в Ираке, в которую втянули и Украину, поспособствовал росту антиамериканских настроений, - Денис сделал паузу, как бы раздумывая, затем решительно продолжил. - Знаете, что мы с Маринкой случайно услышали в прокуратуре?
   Денис оглядел всех присутствующих. Глаза его лихорадочно блестели. Марина внимательно посмотрела на Дениса и сказала:
   - Ладно, Денис, успокойся.
   - Маринка, правде рот не затыкай!
   Денис встал с дивана и заходил по комнате, пытаясь успокоиться. Том примирительно посмотрел на Марину.
   - Марина, он прав, - Том повернулся в сторону продолжающего вышагивать Дениса. - Так что там говорили в прокуратуре?
   Денис остановился и уже более мягким тоном произнёс:
   - То, что наши парни ни за что положили свои головы в Ираке. Вернее, за нефть Буша, - Денис замолк, посмотрел доверительно на Тома. - Том, ты меня извини, но я скажу всё, что слышал. Чтобы у тебя не было никаких иллюзий насчёт прокуратуры.
   - Да, говори. Всю правду, как было.
   Ник ухмыльнулся:
   - Одну правду, и ничего, кроме правды...
   Денис перевёл взгляд с Тома на Ника.
   - Так вот. Наши парни, мол, положили свои головы в Ираке за нефть Буша... Тут я с ними полностью согласен - не обижайтесь, ребята, но ваш Буш, конечно, ещё тот подонок...
   Том и Ник заговорщически переглянулись, маскируя улыбку, в то время как Денис продолжал:
   - Ну вот... А тут, говорят, какой-то американский старикашка утонул по пьянке, так они, то есть, вы, хай подняли..., - Денис испытующе уставился на Тома. - Так и сказали: в крови, мол, этого утопленника была лошадиная доза алкоголя... Теперь ты понимаешь, Том? Ведь в теле твоего отца вообще не было ни капли крови! Хоть бы для вида заключение патологоанатома посмотрели...
   Том сжал подлокотники кресла, и после паузы проронил:
   - Пожалуй, ты прав, Дэн. Придётся рассчитывать только на свои силы. Есть ещё одна причина для этого... Несмотря на их выдумки об алкоголе, в прокуратуре правильно закрыли это дело. Это несчастный случай. - Том окинул взглядом товарищей. - Я знаю, кто убил отца. Он пытался убить и меня...
   И Том изложил ошарашенным слушателям, что с ним произошло в ту ночь, когда они всполошились его долгим отсутствием. Заканчивая рассказ, он расстегнул рубашку на груди.
   - Вот доказательство.
   Пластырей на груди уже не было, но следы от царапин в виде подковы белели на смуглой коже.
   - Только чудо меня спасло... Если бы не то кольцо на цепи...
   Денис перебил Тома:
   - Так вот оно что... На кольце была кровь...
   Ник ухмыльнулся, изобразив на лице кислую улыбку:
   - Похоже, эта ваша тварь тоже настроена антиамерикански.
   Марина скользнула озабоченным взглядом по Нику.
   - К нам это не относится.
   Денис тоже посмотрел успокаивающе на Ника.
   - Я не делю людей по национальности. Есть плохие и хорошие. В любой стране, и в вашей, и в нашей... Мы этого вурдалака достанем из-под земли... Из-под воды, то есть.
   Марина посмотрела на Тома, словно прилежная ученица на учителя.
   - Так что же это было?
   - Не знаю, что тут у вас водится в реках.
   Денис явно оживился.
   - Судя по твоему описанию, Том, это может быть только сом. Ничего такого громадного в нашей реке больше не водится. Сом может вымахать до пяти метров и потянуть на три центнера. Настоящая акула, а пасть - так и почище! Я где-то читал, что в Германии лет 150 назад выловили четырёхсоткилограммового сома, - Денис развёл в стороны руки. - А когда сом жрать хочет, глотает всё что ни попадя. Утят, гусят... Слышал, что и детей утаскивали. Про взрослых людей, правда, не слыхал, но если такой здоровенный вырос...
   Марина перебила:
   - Да, я тоже где-то читала, что сомы утаскивали детей. Не очень верила этому...
   Денис в раздумье почесал затылок.
   - Только странный какой-то сом получается... У него ж пасть шире туловища! Акула отдыхает! Если б он тебя, Том, укусил, мы б тебя по частям вылавливали. Если б вообще что-нибудь осталось. Слопал бы за милую душу. Да и вместо того, чтобы с тобой обниматься да кровь сосать, он бы тебе первым делом башку откусил.
   Марина с видом прилежной ученицы посмотрела теперь уже на Дениса.
   - Значит, это был не сом? Тогда кто?
   Денис убеждённо махнул рукой:
   - Да кроме сома больше некому быть. Не диверсант же террорист, - Денис повернулся к Тому. - Том, а ты видел его рот, усы?
   - Усы? Нет, Дэн. Во-первых, было уже темно, во-вторых, он так меня зажал, что я видел только небо в звёздах... Мельком разок увидел... Вроде чёрное, гладкое что-то. На ощупь мерзкое, слизкое... Это всё.
   Том задумался под пристальными взглядами товарищей, на его лице появилась гримаса, словно он вновь переживал те кошмарные минуты, затем махнул рукой:
   - Да, больше мне нечего добавить к описанию этого монстра.
   Денис многозначительно осмотрел всех и подытожил:
   - Ну что ж. Значит, это сом. С недоразвитым ртом... Как у вьюна. И какими-то странными повадками... Гибрид какой-то сома с вьюном, - Денис уставился на сестру. - Марин, ты не слышала, сомы с вьюнами скрещиваются?
   - Нет, Денис, не слышала. Ты что, фантастики начитался? Мысли у тебя какие-то дурацкие...
   - А может у тебя лучшие какие есть? Так ты поделись с пиплом, - Денис иронически взглянул на сестру. - Если лошади с ослами скрещиваются и мулов с лошаками плодят, то почему бы вьюну не оплодотворить сомовую икру... Случайно, как бы...
   - И поделюсь, - Марина оживилась. - Вообще-то повадки могут быть странными у любого живого существа. Ввиду каких-то особых обстоятельств. Я знаю, например, что тигры становятся людоедами, когда не могут охотиться на всяких там антилоп и газелей. Не в состоянии их догнать. Ну, когда в лапе, например, застрянет иголка дикобраза и доставляет нестерпимую боль при беге...
   Денис язвительно хмыкнул.
   - Ага... И вместо того, чтобы сразу перегрызть тебе горло, он потащит тебя к себе в логово, да? Чтобы свежачок был к обеду... А нашему сому рот зашили, что ли? Вот он дырочку прокусит, и сосёт... Соломинки ему ещё только не хватало для полного кайфа...
   Слушавший с отрешённым видом перепалку брата с сестрой, Том встал с кресла, подошёл к окну, посмотрел в него, снова вернулся в кресло. Он был взволнован.
   - Мне почему-то кажется... Вернее, я в этом даже уверен, что он снова попытается убить меня при удобном случае.
   Подал голос Ник:
   - Ну, если у этой рыбины странные повадки, то всё может быть, - Ник обратился к Марине. - Марина, ты, случайно, не знаешь, а бешенством эти ваши сомы не могут заболеть?
   Марина посмотрела на Ника и с апломбом заявила:
   - Нет, Ник, не знаю. И вообще, что я вам - мединформбюро?
   Том проронил, как бы размышляя вслух:
   - Я был бы для него хорошей приманкой...
   Ник усмехнулся.
   - Понятно. Будем ловить рыбку на живца.
   Денис с озабоченным видом посмотрел на Тома.
   - Том, это рискованно. Этот вурдалак непредсказуем. И правда, бешеный.
   В глазах Тома появилась решимость.
   - У нас нет другого выхода. Этот сом, или кто там ещё, очень опасен. Мы должны с ним покончить, прежде чем он снова кого-то убьёт. А, кроме того, у меня с ним свои счёты.
   Ник встал.
   - Ну что ж, завтра как раз подходящий случай - выходной, а у моей подруги Ольги день рождения. Мы решили отпраздновать его на природе. Ольга приглашает всех. Отпразднуем на том самом месте...
  
  

Глава 6

  
   Солнце приближалось к зениту. День выдался погожий: на небе не было ни единого облачка, с утра было уже довольно жарко.
   Катер причалил к пологому песчаному берегу. По обе стороны от песчаной полосы в несколько десятков метров длиной тянулись густой кустарник и ивняк.
   Кроме Тома, Марины, Ника и Дениса в катере были ещё две девушки - Ольга и Настя. Вся компания высадилась на берег. Ребята вытащили нос катера на песок и начали выгружать вещи. Среди причиндалов, необходимых для пикника, появились два лёгких акваланга и фонари во влагонепроницаемой упаковке.
   Денис достал из спортивной сумки большую плоскую коробку, открыл её, показал Нику и Тому. Затем вынул из неё четырёхствольный пистолет довольно странного вида.
   - Это подводный пистолет СПП-1М. Личное оружие бойца-аквалангиста, - Денис повертел во все стороны пистолетом. - Видите, у этой пушки четыре ствола. Вот, смотрите, он заряжается специальной обоймой с четырьмя патронами.
   Денис вытащил из коробки обойму, продемонстрировал товарищам, затем вставил её в пистолет, прицелился в сторону реки.
   -Огонь ведётся одиночными выстрелами. Думаю, четыре дециметровых пули для этого вьюносома хватит. Убойная дальность в воде - семнадцать метров, а на воздухе - все двадцать.
   Том взял из рук Дениса пистолет, с интересом рассматривая его.
   - Где ты достал эту штуку, Дэн?
   Денис хитро улыбнулся:
   - Это секрет. Через хороших знакомых. После нашего разговора вчера пришлось хорошенько помотаться на мотоцикле... Вообще-то, это противозаконно...
   Пистолет перекочевал в руки Ника, который тоже не замедлил прицелиться в водную гладь.
   - Ну, теперь держись... как ты его называешь, Дэн... бурда...
   - Вурдалак. Это такой сказочный персонаж, типа вампира, - пояснил Денис, забирая у Ника пистолет и разряжая его.
   Девушки в это время разбирали сваленные на берегу вещи, откладывая в сторону продукты. Марина открыла крышку большой эмалированной кастрюли с маринованным мясом для шашлыка, сунула в кастрюлю нос, с блаженным видом втянула ноздрями воздух, затем посмотрела в сторону парней.
   - Ребята, надо бы костёрчик соорудить. Выделите нам в помощь одного джентльмена для заготовки дров.
   Денис скорчил рожу и процедил:
   - Мужики, кто тут у нас специалист по кострам? Я не очень...
   - Я с удовольствием, - Том направился к Марине.
   Марина протянула Тому небольшой топорик.
   - Конечно, лучше всего для шашлыков какое-нибудь фруктовое дерево, но сойдёт и то, что есть...
   Том взял инструмент и направился по берегу за кусты. Пройдя несколько десятков метров, он обнаружил засохшую вербу и стал её срубать.
   Девушки стали обустраивать место под пикник: расстелили покрывало, стали сервировать стол, в центре которого уже стояла бутылка шампанского. Ольга с рассудительным видом взяла бутылку.
   - Надо бы её охладить.
   Ольга, крепко сбитая фигуристая девушка с огненно-рыжими волосами и пышным бюстом, направилась с бутылкой к воде, погрузила шампанское в воду под кусты.
   - Ну и жарища! - Ольга сняла с себя майку.
   К Ольге подошла Настя - невысокая хрупкая блондинка с большими выразительными глазами и чувственным ртом.
   - Давайте, девочки, искупаемся, пока ребята там своими делами занимаются, - Настя бросила взгляд в сторону Дениса и Ника, по-прежнему копавшихся с пистолетом, и разделась до купальника.
   Марина посмотрела на подруг и сказала:
   - Я попозже... Пойду помогу Тому принести дрова, - в её голосе послышалась озабоченность. - Девочки, не заходите в воду далеко!
   Ольга сбросила джинсы, и тоже осталась в одном купальнике.
   - Это почему же? Какая ты, Маринка, у нас заботливая!
   - Там огромный сом объявился.
   - А-а-а... Так это, значит, ребята на него снасти готовят, - Настя вновь бросила взгляд в сторону парней.
   - На него, - ответила Марина и направилась в ту сторону, откуда раздавался стук топора.
   Ольга с Настей, гарцуя и опасливо прижимая к бокам руки, вошли в воду, стали плескаться неподалёку от берега.
   Том уже успел почти до самой макушки разработать сваленное дерево, возле жалких остатков которого высилась порядочная горка сушняка. К Тому подошла Марина, оценивающе посмотрела на дрова, затем перевела удовлетворённый взгляд на дровосека.
   - Ну, ты, Том, специалист! Уже столько дров наготовил! Хватит уже...
   Том посмотрел на Марину с улыбкой. По его лицу струился пот, рубашка на спине взмокла. Бросив в песок топор, он снял рубашку, демонстрируя красивое, разгорячённое работой тело.
   - Конечно, специалист. И костёр с одной спички разожгу, - Том вытер тыльной стороной ладони мокрый лоб. - У нас в Неваде всё больше пустыни, но я в детстве каждые каникулы проводил у брата отца в Джорджии. Вот мы там с моим двоюродным братом Юджином частенько на природу выбирались. Была у нас своя компания.
   Марина с улыбкой посмотрела на Тома и, присев на корточки, стала набирать дрова. Том тоже склонился к куче сушняка. Случайно их руки взяли одну и ту же ветку. Дёрнув её каждый в свою сторону, они посмотрели друг на друга и засмеялись.
   В это время Денис с Ником, закончив изучать пистолет, взялись за акваланги. Однако было заметно, что Ника больше интересуют плескавшиеся в воде девушки, а если точнее, то выделявшаяся во всех отношениях Ольга. Ник ещё раз взглянул в сторону визга, доносившегося из воды, и как бы нехотя произнёс:
   - Я, пожалуй, тоже искупаюсь.
   Он быстренько разделся и с разбега бросился в воду. Приблизился к Ольге, брызгая на неё водой. Та, хохоча, с азартом замолотила руками по воде, поднимая у Ника перед носом настоящий шторм. Ник попытался схватить Ольгу, но она увернулась и поплыла вдоль берега. Ник бросился в погоню. Через несколько минут парочка уже скрылась за кустами, растущими у самой воды в стороне, противоположной той, куда ушли Том и Марина.
   Настя хмыкнула, поплескалась для приличия ещё некоторое время, потом достала из воды бутылку шампанского, с сомнением ощупала её со всех сторон и крикнула возившемуся с баллоном Денису:
   - В этой воде оно ещё больше нагрелось!
   Настя снова сунула бутылку под куст и, не дождавшись ответной реакции Дениса на свои слова, вошла в воду по грудь и снова стала плескаться, с любопытством поглядывая в ту сторону, где за кустами скрылись Ник и Ольга.
   А Ник и Ольга стояли по грудь в воде, метрах в восьми от берега в небольшой заводи, образовавшейся в излучине реки, надёжно спрятавшись от любопытных глаз за зелёной стеной кустарника. Ник рассматривал что-то, привлёкшее его внимание на противоположном берегу. Подобравшаяся к нему сзади Ольга прижалась грудью к его спине, обняла за шею, поцеловала. Ник обернулся, и их губы слились в затяжном поцелуе.
   Денис примерил маску акваланга, затем бросил взгляд на Настю, которая вошла в воду уже по шею, и вытягивала её изо всех сил, повернув голову всё в ту же сторону в надежде узреть что-либо интересненькое.
   - Настенька, далеко не заплывай! - Денис улыбнулся. - Там большущий сом. Акулы по сравнению с ним отдыхают!
   Настя повернулась в сторону Дениса и прокричала:
   - Знаю. Пока вы там только готовите свои снасти, я его уже поймаю.
   Настя озорно засмеялась и пустилась вплавь от берега.
   На лице Дениса проступила озабоченность.
   - Настя! Назад!
   Настя обернулась в воде, прокричала с лукавыми нотками:
   - И не подумаю! Я вам притащу этого сома.
   Видя, что Настя продолжает удаляться от берега, Денис оставил акваланг, сбросил с себя одежду. Буркнул себе под нос:
   - Вот дура! - и уже прокричал вослед Насте. - Настя, назад!
   Ник и Ольга по-прежнему упивались друг другом, слившись в единое целое в чувственном поцелуе.
   Где-то посредине реки в воде недалеко от поверхности мелькнула неясная, размытая преломлением и солнечными бликами, тень. Настя плыла как раз в сторону этой тени.
   Денис, чертыхаясь, с разбега бросился в воду и поплыл вслед за Настей.
   Тень в воде растянулась в длинную извивающуюся ленту и направилась в сторону стоявших в воде Ника и Ольги.
   Делая размашистые гребки, Денис постепенно настигал Настю.
   Невероятно, но Том и Марина всё еще никак не могли собрать дрова. Процесс явно затянулся - пальцы Марины случайно коснулись руки Тома, сжимавшей очередную палку. Их руки замерли. Тонкие изящные пальцы Марины легонько заскользили по сильным пальцам Тома. Их лица сблизились, притягиваемые как магнитом полюсами глаз. Когда губы Марины уже почти коснулись губ Тома, Марина проронила едва слышно:
   - Том, пожалуйста, будь осторожен... Я боюсь...
   На счастливых лицах Ника и Ольги, соединённых поцелуем, казалось, отражается само солнце. Ольга прижималась к Нику, обняв его сзади за живот, а Ник, заведя руки назад, сжимал упругие ягодицы девушки.
   Тёмная лента в воде обогнула целующуюся парочку в полуметре от ног Ольги, заключив обоих в кольцо, и резко сжалась. Руки Ника оказались намертво прихваченными к телу Ольги. Ольга успела отдёрнуть руки от живота Ника и испуганно их вскинула. Влюблённые разомкнули губы и, в изумлении посмотрев друг на друга, обеспокоенно дёрнулись. Но их тела оказались плотно прижатыми друг к другу какой-то неведомой могучей силой. В этот самый момент у самого среза воды перед грудью Ника появилась какая-то грязно-оливкового цвета уплощённая пульсирующая мясистая труба диаметром в четверть метра. Она как бы приноравливалась, вытягиваясь снизу из воды, от живота Ника к его груди, затем слегка отклонилась и молниеносным движением впилась в грудь. Ник дёрнулся, пытаясь освободить руки, крепко прижатые к ягодицам Ольги, но его намерения оказались тщетными.
   На лице Ольги вырисовался ужас.
   Том и Марина смотрели влюблёнными глазами друг на друга, позабыв, что у них в руках по охапке дров, когда из-за кустов послышался душераздирающий крик Ольги. Том и Марина оцепенели. И в этот момент раздался новый жуткий крик, в котором слышались и ужас, и паника, и истерика. Крик не прекращался, играя всеми оттенками этих жутких состояний человеческой души.
   Том выронил дрова.
   - О чёрт! Скорее!
   Том сорвался с места и помчался по берегу на крик, огибая кусты. Марина с перепуганным видом бросилась вслед за ним.
   Когда раздался первый крик Ольги, Денис в воде уже настигал Настю. Денис, делая мощные гребки вниз, попытался выскочить повыше из воды, повернувшись в сторону крика.
   В той стороне вдали в воде на фоне берега были видны слившиеся вместе Ник и Ольга. Грудь Ника закрывало какое-то тёмное пятно. Крик Ольги, срываясь то на визг, то на хрип, не прекращался ни на секунду.
   Денис крикнул оторопевшей Насте:
   - Чёрт! Настя, плыви к берегу!
   - Денис, я боюсь... Подожди!
   Настя, захлёбываясь, повернулась к Денису, но он уже плыл назад к берегу, делая бешеные взмахи руками. Настя испуганно оглянулась и поплыла вслед за Денисом.
   Нику, наконец, удалось-таки высвободить руки, и он отчаянно, но безуспешно пытался оторвать неведомую тварь от груди. Но та ещё крепче сжимала в своих смертоносных объятиях тела Ника и Ольги. Ник задыхался, сдавленно хрипел. Его лицо побагровело от напряжения, на лбу вздулись жилы. Пальцы Ника никак не могли схватить скользкую, мерзкую, тугую плоть, соскальзывали, покрываясь слизью. Сопротивление Ника постепенно слабело. Блестящая поверхность твари, наполовину погруженная в воду, пульсировала, залепив всю грудь Ника.
   Ольга, выпучив ошалелые глаза, безвольно обмякла, сжатая под ягодицами телом твари. С губ девушки срывался истошный крик.
   В этот момент на берег выбежал Том, а вслед за ним и Марина. Они непонимающе уставились на слившихся воедино метрах в девяти от берега Ника и Ольгу - с берега не было видно, что творится на груди у Ника. Но, поняв по сумасшедшим воплям Ольги, что дело серьёзное, Том схватил с земли какую-то суковатую палку, бросился в воду и уже на ходу обернулся к Марине:
   - Марина, там топорик остался...
   Марина сорвалась с места и исчезла за кустами.
   Тёмная масса на груди Ника по-прежнему пульсировала, упиваясь своей мощью. Ник, с лицом, перекошенным от напряжения и боли, только цедил сдавленно сквозь зубы:
   - Тварь... Да что же это такое?...
   Том, преодолевая сопротивление воды, приближался к Нику и Ольге, нанося удары палкой по воде.
   - Что там, Ольга? Ник, Ник! - возгласы Тома тонули в воплях Ольги.
   Толстая тёмная лента плотно сжимала под водой бёдра Ника и Ольги. Том достиг места трагедии. Увидев выступающую тёмную массу у груди Ника, стал остервенело колотить палкой по этой пульсирующей плоти.
   Ольгу, казалось, уже совсем покинули силы: она перестала орать и побледнела до голубизны. С её бескровных губ срывался уже только вялый шёпот:
   - Ник... Том... О-о-оххх...
   Том, словно опомнившись, сделал очередной замах, но не ударил плашмя, а воткнул острый торец палки в мерзкое создание.
   - Получай, тварь!
   Палка на несколько сантиметров вонзилась в грязно-оливковую лоснящуюся поверхность. Тварь дёрнулась и оторвалась от груди Ника. В плоскости, только что закрывавшей тело Ника, пульсировала желеобразная пасть в виде воронки, из которой сочилась кровь. Пасть разверзлась, образовав овал из трёх челюстей с мелкими острыми зубами, и тут же сомкнулась, омерзительно сжавшись.
   Тварь сделала угрожающий выпад сжатым рылом, которое тут же расширилось в несколько раз, и через мгновение снова сжалось, в сторону Тома. Том, насколько мог проворно сделать это, стоя по грудь в воде, отпрыгнул в сторону.
   Вода вокруг Ника и Ольги обагрилась. Из груди Ника неудержимым потоком хлестала кровь.
   На берег выскочил запыхавшийся Ник с пистолетом в руке и тут же бросился в воду. Преодолев половину дистанции, когда вода доходила до середины бёдер, запнулся, зарывшись лицом в воду, но тут же снова заспешил к месту трагедии, преодолевая сопротивление воды и погружаясь всё глубже.
   Рыло твари исчезло в розовой воде. Широкая тёмная лента под водой развернулась колеблющимися движениями, отпустив Ника и Ольгу, и волнообразно заскользила в полуметре от поверхности воды, направляясь вглубь реки.
   Денис нырнул. Вода была розовая от крови и слегка мутная от поднятого со дна песка, но Денис видел, как от него, извиваясь, быстро удаляется длинное тёмное тело. Прицелившись, Денис нажал спусковой крючок. Из ствола вырвалась длинная пуля. Ещё один выстрел. Ещё... Ещё...
   На берегу появилась Марина с топориком. Следом за ней из-за кустов выскочила Настя.
   Денис вынырнул возле Ника, Тома и Ольги, быстрым движением протёр глаза.
   Бледный, окровавленный Ник едва держался на ногах по грудь в воде. Ольга медленно оседала в воду, пока вода не дошла до губ и не влилась ей в рот. Девушка закашлялась, и вяло встрепенулась, сделав загребающие движения руками. И тут же начала биться в истерике.
   Том подхватил под мышки Ника и стал тащить его к берегу.
   Денис приблизился к обезумевшей Ольге, стал тормошить её. Видя, что все его старания напрасны, уцепился за локти и потащил за собой, пятясь спиной к берегу. Девушка заходилась в истеричных рыданиях.
   Марина и Настя уже спешили по колено в воде на помощь. Подхватили Ника, который при поддержке Тома едва ковылял на подламывающихся ногах, оставляя за собой в воде кровавый след. Добравшись до кромки воды, Ник упал, теряя сознание и увлекая за собою девушек.
   Марина стала обмывать рану на груди Ника. Девушки в ужасе смотрели на глубокие, разошедшиеся по краям порезы в виде подковы диаметром около пятнадцати сантиметров, из которых, не переставая, лилась кровь. Весь песок и вода вокруг покраснели.
   Денис вытащил пришибленную Ольгу на берег, бросил Насте:
   - Займись ей. Я за катером...
   Настя бросилась к Ольге, а Денис стремглав помчался туда, где они высадились.
   Ольга опустилась рядом с окровавленным Ником, глядя на него полными ужаса глазами. Её сотрясали конвульсивные рыдания.
   - Оленька, миленькая, всё хорошо... Всё уже позади, успокойся, - Настя прижала голову Ольги к своей груди и гладила её рыжие волосы.
   Том пытался привести в чувство Ника, изо всех сил хлопая его ладонями по щекам.
   - Ну, Ник, Ник... Проснись... Давай... Ну давай же, Ник...
   Ник приоткрыл помутившиеся глаза, выдавил беспомощную улыбку, больше похожую на гримасу боли.
   Марина сбросила с себя платье и вместе с Томом стала перевязывать им грудь Нику.
   За кустами взревел мотор. Денис насиловал двигатель, пытаясь на полных оборотах задним ходом стронуть нос катера с песка. Прошло несколько десятков секунд, казавшихся бесконечностью, прежде чем нос катера стал медленно сползать в воду.
   Денис на медленном ходу подплыл к пострадавшим. Том подхватил казавшееся безжизненным тело Ника, погрузил его в катер. Денис принял несчастного.
   Марина и Настя помогли забраться в катер Ольге, залезли сами. Том тоже перевалился через борт. Пока Денис разворачивал катер, Том разорвал чьё-то платье, лежащее на носу, и вместе с Мариной ещё раз обвязал грудь Ника поверх полностью пропитанного кровью платья Марины. Новая повязка на глазах стала алой.
   Денис дал газу. Катер резко сорвался с места и устремился вниз по течению.
   Никто не обратил внимания на лежащие на берегу вещи, кастрюлю с шашлыком, акваланги...
  
  

Глава 7

  
   В приёмном покое больницы было оживлённо - в воскресный день многих больных навестили родственники.
   Дальше по коридору, напротив двери, над которой висела табличка "Операционная", на стульях у стены сидели Том, Денис и его отец, и подавленно молчали. Наконец Денис прервал тягостное молчание:
   - Пап, это тот самый сом, который убил отца Тома, - Денис виновато посмотрел на отца. - Не совсем сом... Какая-то помесь с вьюном.
   Денис повернулся к опустившему голову Тому.
   - Том, ты, говоришь, видел во рту зубы?
   Том поднял голову.
   - Да. Почти как у акулы... Только рот маленький. И... мне показалось, у этой твари по бокам туловища были оранжевые полосы. Может, всего лишь показалось, там в крови всё было...
   Денис оживился:
   - Не показалось! Точно, это вьюносом! У вьюна рот точно такой - круглый, маленький, а тело в рыжую полоску. Ну, а зубы - это уже гены сома...
   К мужчинам подошли Марина и Настя. Виктор поднялся им навстречу.
   - Ну, как она?
   Марина удручённо покачала головой:
   - Очень сильное нервное потрясение. Сейчас уже немного лучше. Ей ввели успокаивающее, уснула.
   - Доктор сказал, что несколько дней ей придётся побыть в больнице под наблюдением, - Настя была подавлена и растеряна.
   Дверь в операционную открылась, и из неё вышел пожилой хирург.
   Вся компания устремилась к нему.
   Хирург по-отечески положил руку на плечо Насти, обвёл всех суровым взглядом.
   - Потеряно очень много крови. К сожалению, кровотечение не удалось остановить...
   Настя зашлась в рыданиях, уткнувшись лицом в грудь хирурга. Тот погладил её по волосам.
   У Марины на глазах появились слёзы. Мужчины подавленно молчали.
   Хирург помолчал, обдумывая что-то, затем задумчиво произнёс:
   - Рана очень большая и довольно глубокая. И вдобавок полностью утрачена свёртываемость крови. Невероятно! Как будто бы ему ввели чудовищную дозу гирудина... Так, говорите, это был сом?
   Денис встрепенулся.
   - Да, огромный сом. Я его видел своими глазами... Вот как вас сейчас вижу.
   - Вы уверены, молодой человек?
   - Да... А что такое гирудин, доктор?
   - Это функциональный органический белок, препятствующий образованию тромбов в крови, - хирург повернулся к Тому. - Скажите, а ваш друг не болел гемофилией?
   Выслушав перевод Марины, Том переспросил:
   - Чем-чем?
   Марина повторила. Том вопросительно взглянул на хирурга. Тот внимательно посмотрел на Тома.
   - Это болезнь, при которой полностью или частично отсутствует свёртываемость крови. При самой тяжёлой степени маленькая рана может быть смертельной.
   Том в недоумении посмотрел на хирурга.
   - То есть, вы хотите сказать, что через эту рану может вытечь вся кровь?
   - Именно это я и хочу сказать.
   Том на мгновение задумался, затем решительно произнёс:
   - Нет. Ник не болел этой болезнью. Раны на нём заживали быстрее, чем на мне.
  
   На кладбище в Аламогордо моросил нудный дождь. Все уже давно покинули кладбище, а Том всё ещё стоял у свежей могилы, венчавшей один из аккуратных рядов с надгробными плитами. Ещё раз задумчиво посмотрел на надпись на плите, из которой было видно, что Николас Роббинс прожил всего неполных двадцать восемь лет, глубоко вздохнул и направился к выходу...
   В кабинете психоаналитика была уютная обстановка. Мягкие пастельные тона, которые доминировали в помещении, располагали к спокойствию и умиротворению.
   Психоаналитик, седовласый мужчина с приятным лицом и проницательным взглядом, сосредоточенно почеркал ручкой на листе бумаги, затем посмотрел Тому прямо в глаза.
   - И что, за всё это время у вас не было ни одной связи с женщинами?
   Том слегка замялся, перед тем как произнести:
   - Нет, почему же... Я пытался... Но это трудно назвать связью в полном понимании этого слова - всякий раз всё заканчивалось провалом... И теперь у меня не просто неуверенность, а какой-то панический страх.
   Психоаналитик кивнул:
   - Понятно, - затем спросил. - А вы проходили обследование на этот счёт? Вы понимаете, что я имею в виду?
   - Специального - нет. А обычные медицинские комиссии гласят, что здоров... Понимаете, где-то там, внутри, у меня теплится, что я здоров... Тем более, что у моего кузена двое детей, и, насколько я знаю, его жена очень им довольна в этом плане, - Том сделал паузу, затем продолжил. - А у меня с самого момента знакомства с женщиной в мозгах сразу начинает шевелиться предательская мыслишка: ничего у тебя не выйдет. И в самый ответственный момент так оно и случается - перед глазами возникает лицо того типа с экрана, сколько времени прошло, а я его всё вижу, как живого, который произносит наставительно, с гаденькой такой улыбочкой: "Ты импотент!"
   - А до того всё было нормально? - психоаналитик расслабленно откинулся на спинку стула.
   - Да. Правда, до того я всего один раз был с девчонкой. Но было здорово!
   - А что же вы раньше не обращались за помощью к психоаналитикам? Как видно, ваш комплекс пустил глубокие корни...
   - Думал, получится... Даже со шлюхами пробовал... Они пораскованнее... Чёрта с два! - Том брезгливо поморщился. - А теперь, когда так неожиданно и нелепо погиб мой друг, я понял, что дальше тянуть некуда. Тем более что, мне кажется, есть девушка...
  
   За окном - ночь. Марина при свете настольной лампы сидела в своей комнате у компьютера. Её длинные музыкальные пальцы заплясали по клавиатуре.
   На экране монитора в окне поиска буква за буквой появилось слово "гирудин".
   Марина нажала клавишу "Enter", терпеливо выждала, напряжённо всматриваясь в экран, пока не появился список сайтов по набранному слову. Стрелка мыши заскользила по списку, остановилась на одном из названий.
   Палец Марины вдавил кнопку мыши.
  
   Том сидел, прикрыв глаза, в кресле "Боинга". На внутренней стороне его закрытых век, как на экране, из темноты появились тонкие изящные пальцы Марины, скользящие по его, Тома, руке. Необычайно, чертовски милое лицо Марины, сближающееся с его, Тома, лицом. И сладкий, глубокий, бесконечный поцелуй...
   На лице Тома с закрытыми глазами возникла улыбка, полная нежности.
  
  

Глава 8

  
   Том стоял в гостиной своего коттеджа в Ипрени у окна и разговаривал по телефону. За окном было уже почти совсем темно, лил сильный дождь. Том слегка прикрыл форточку и сказал в трубку:
   - Да, Юджин. Придётся пока тебе заняться этим... Ничего не поделаешь...
   С кухни донёсся сначала едва слышимый, затем настойчивый свист чайника. Том направился к двери, подтягивая за собой длинный телефонный шнур и продолжая говорить в трубку:
   - Тем более что ты там всегда был рядом с отцом, и в курсе всех дел. Я поработаю здесь до приезда Роберта...
   Том вошёл в кухню, подошёл к электрической плите, держа телефонный аппарат в руках. Зажав трубку плечом, выключил конфорку.
   - Хорошо, Юджин. Я постараюсь. Привет Лу!
   От входной двери раздался звонок. Том поставил телефон на кухонный стол, положил трубку и вышел из кухни.
   На пороге под зонтом стояла Марина с папкой в руке. На улице лил ливень.
   Том отстранился, пропуская Марину. Марина вошла, встряхнула зонтик и сказала:
   - Льёт, как из ведра.
   - Из цистерны, - Том улыбнулся.
   Когда они вошли в гостиную, Марина протянула Тому папку.
   - Вот то, что я тебе обещала. Я перевела всё самое основное, - Марина зябко поёжилась. - Такая слякотная погода. Похоже на осень.
   - Хочешь кофе? Растворимый...
   Марина согласно кивнула, села, осматриваясь, на диван. Том положил папку на столик у дивана и вышел из комнаты. Вскоре возвратился с чашками и чайником, ещё разок смотался на кухню за кофе, сахаром и коробкой шоколадных конфет.
   Пока Том готовил кофе, Марина раскрыла папку.
   - Здесь всё об этой обыкновенной твари, то есть, нормальных размеров. Их тут у нас - пруд пруди.
   Том сделал глоток, придвинул папку и погрузился в чтение. Марина молча пила кофе, грея о чашку руки и поглядывая на Тома. Заметив в углу дивана фотоальбом карманного формата, взяла его, с любопытством рассматривая обложку.
   - Том, можно посмотреть?
   - Что?
   Том так был увлечён чтением, что пробурчал свой вопрос, не поднимая головы.
   - Можно альбом посмотреть?
   Том поднял взгляд и рассеянно кивнул, перекладывая в папке прочитанный лист. Марина принялась с интересом рассматривать фотографии в альбоме.
   Дождь за окном ещё усилился, когда Том перевернул последний лист в папке и сделал последний глоток из чашки. Откинулся на спинку дивана с задумчивым видом.
   - Да-а-а... Это она.
   Марина, увлечённая разглядыванием фотографий, казалось, ничего не видела и не слышала вокруг себя. Взглянув на Тома и увидев, что он уже закончил чтение, подсела к нему. Положила перед ним альбом и указала на одну из фотографий.
   - Это кто?
   - Это Юджин, мой двоюродный брат. Я тебе о нём рассказывал. Мы с ним ровесники, - палец Тома уткнулся в фотографию, - а это - его отец.
   Марина перевернула страницу в альбоме. Том оживился, указывая на фото, где он в форме вратаря стоял на футбольном поле рядом с другим футболистом.
   - А это Роберт. Он работает в нашей фирме, сейчас в Африке. Мы с ним вместе учились в университете. Играли в университетской футбольной команде, в соккер. Здесь, на фото, мы перед матчем с...
   Марина не дала ему закончить:
   - Ты вратарём, что ли, был?
   - Ага... Говорят, была неплохая реакция.
   Марина перевернула ещё одну страницу. Том с грустью посмотрел в альбом.
   - А это с мамой... Мне было тринадцать лет, когда она умерла. В 86-м году.
   Лицо Марины тоже погрустнело.
   - Моя мама тоже умерла в 86-м... А мне тогда было три года, - Марина тяжело вздохнула. - Я её почти не помню... Она гостила у подруги в Припяти в тот день, когда случилась чернобыльская авария... 26 апреля... Мы с Денисом, ему тогда ещё не было и двух лет, были у бабушки на юге... Мама получила большую дозу облучения и через несколько месяцев умерла... Ей не было и тридцати... Отец так больше и не женился...
   Марина отвернулась к окну. Том осторожно обнял её за плечи. Марина повернула к нему лицо, смахнула слезинку, выкатившуюся на щеку.
   - Он никого не винит, но убеждён, что от атомной энергетики больше вреда, чем пользы. Никакие достижения не могут оправдывать постоянную угрозу человеческой жизни. Я не знаю, прав ли он. Личное горе всегда ощущается более остро, чем чьи-то отвлечённые бедствия... А Чернобыль - трагедия не только нашей семьи...
   - Я думаю, твой отец прав. Мой отец всю жизнь занимался энергетикой, в том числе и ядерной. Поэтому он очень хорошо знаком со всеми её проблемами: и безопасности, и накопления и утилизации отходов... Постепенно, не сразу, он пришёл к мнению, что человечество пошло по неправильному пути, занявшись разработкой ядерных источников энергии, забросив другие перспективные направления.
   Том встал, зашагал в волнении по комнате.
   - Он сделал расчёты. Если представить масштабы затрат на изучение, разработку, внедрение, безопасность этого источника энергии... И всё равно, опасность остаётся, Чернобыль - подтверждение этому... То была только авария. А сейчас, когда терроризм захлестнул весь мир, никто ничего не может гарантировать. Ты только представь, что те самолёты 11 сентября террористы направили бы не на башни Всемирного торгового центра и Пентагон, а на атомные станции...
   Том подошёл к окну, глядя, как по стеклу сплошным потоком течёт вода, повернулся и заговорил с ещё большим убеждением и волнением в голосе:
   - Как только на нашей планете появилось первое оружие: камень у древнего человека, так им стали пользоваться древние разбойники. Копья, мечи, луки - всё это сразу же появлялось у разбойников. Изобрели порох, ружья, пушки... Всё это очень скоро оказалось в руках террористов. Ракеты, самолёты, бомбы - всё это у них уже есть...
   Марина с растерянным видом смотрела на Тома, вышагивавшего по комнате. Том остановился, пристально глядя на девушку.
   - Ты представляешь, Марина, в наше время неограниченных возможностей... Информатика, технологии... И денег у них достаточно... И причин... Понимаешь, это уже исторический закон, подтверждённый тысячелетиями: как только на Земле появляется какое-то новое оружие, через некоторое время оно обязательно появляется у террористов...
   Том снова повернулся к окну. Дождь шумел в кромешной тьме. Том повернулся к Марине, горько ухмыльнулся:
   - Дай бог, чтобы этот закон не сработал как можно дольше... Пока те, у кого достаточно власти и средств, не поумнеют...
   - Поэтому твой отец и создал компанию альтернативной энергетики?
   - Да. Он был убеждён, что затраты на исследования, разработку, внедрение комплексных электростанций, работающих на энергии солнца, ветра, приливов, молний, геотермальных источников, даже перепадов дневных и ночных температур или гниющего навоза были бы на несколько порядков ниже тех материальных затрат, которое человечество потратило на атом. Я уже не говорю о том, что, упади, к примеру, дирижабль с солнечными батареями, выведенный за зону облаков, ущерб был бы не сравним с аварией на АЭС, - Том энергично взмахнул рукой. - Да ты представь, даже если случится что-то сверхнеприятное на нашей станции, жертвами могут быть разве что несколько нерасторопных коров из вашего стада, если только предположить, что на это стадо спланирует энергоблок...
   Марина улыбнулась:
   - У нас мясное, а не молочное стадо. Там не коровы, а бычки...
   - Ага... Мужиков - на мясо, - Том лукаво улыбнулся. - А вообще, все расчёты сделаны так, что даже в самом экстремальном случае блок не упадёт, а будет опускаться на сдерживающих его тросах как обыкновенный воздушный змей.
   Том явно повеселел.
   - Отец всё любил мне повторять: представляешь, Томми, если бы все те средства, которые человечество ухлопало за столетие на ядерную энергетику, да потратить на альтернативные исследования и разработки, то сейчас бы вся наша планета сияла и днём, и ночью, как рождественская ёлка. Весь мир был бы обеспечен безопасной, почти даровой энергией на века!
   У Марины заблестели глаза.
   - Вот и мой отец говорит то же самое. Поэтому он и связался с фирмой твоего отца...
  
  

Глава 9

  
   Дождь лил не переставая. Старенькие "Жигули" с зажжёнными фарами остановились возле дома Кушнеруков. Передняя дверца со стороны пассажира открылась, и из неё быстро выскочил Виктор с пластиковой сумкой в руке. Бегом обогнул машину, направляясь к крыльцу. Бросил на бегу в приоткрывшееся окошко водителя, где было видно лицо Фандика:
   - Спасибо, Дмитрич! Выручил... Денис на нашей лайбе в Киев укатил - на мотоцикле сейчас не наездишься: вишь, как поливает... Счастливо! Завтра увидимся.
   - Бывай, Владимирыч!
   Фандик опустил стекло, и машина тронулась с места.
   Виктор взбежал на крыльцо, открыл ключом дверь. Вошёл в прихожую, стряхивая капли дождя с одежды, сбросил замызганные туфли. Напевая под нос какую-то мелодию, прошёл на кухню, включил там свет. Из сумки на кухонный стол перекочевали батон, сыр, колбаса, бутылка сухого вина, килограммовая бумажная пачка соли. Заметив на столе пустую солонку, Виктор раскупорил пачку соли, наполнил солонку. Лицо его вдруг приняло озабоченное выражение. Поставив пачку на стол, Виктор достал мобильник. В этот момент из комнаты раздался телефонный звонок. Положив мобильник на стол, Виктор направился в гостиную. Включил свет, подошёл к телефону, снял трубку.
   - Да, Дмитрич. Я как раз собрался тебе звонить... Да, завтра с утра задержусь - надо смотаться в Киев, в налоговую... Да... Ну бывай!
   Виктор возвратился на кухню, подошёл к окну. Ливень немного поутих. Слегка прикрыв форточку и задёрнув штору, Виктор выключил свет, вышел из кухни и направился в ванную.
  
   Денис с Настей вышли из кинотеатра и под проливным дождём добежали до джипа.
   - Вообще-то, я ожидала большего, - протянула разочарованно Настя, когда машина ехала по почти пустынным улицам, - так разрекламировали...
   Впереди в ореоле размытого по лобовому стеклу потока показалось небольшое кафе. Настя лукаво посмотрела на Дениса.
   - Что-то мороженого захотелось...
   Денис покосился на Настю, хмыкнул:
   - Я бы в такую погоду предпочёл чего-нибудь погорячее.
   - Ага... Кофе с мороженым, - Настя хихикнула.
  
   Марина закрыла альбом. Том встал, разминая конечности.
   - Ещё кофе?
   Марина улыбнулась:
   - Перед сном не рекомендуют медики. Не уснёшь от такого количества кофеина...
   - Тогда, может, немного снотворного? В виде лёгкого вина, - Том выжидающе посмотрел на Марину.
   Марина некоторое время колебалась с ответом, затем кивнула:
   - А-а-а... Давай... Только один глоточек. Как снотворное - тридцать капель.
   Том прошёл на кухню, достал из шкафа бутылку вина, два фужера. Поставив всё на стол, подошёл к окну. Слегка прикрыл форточку, задёрнул штору и, взяв вино и фужеры, выключил свет и вышел из кухни.
   Наполнив фужеры, Том поднял свой, посмотрел сквозь него на свет.
   - Хорошее вино... Красивое.
   Марина с фужером в руке бросила взгляд на бутылку.
   - Да, мне тоже нравится. Наше, крымское. Хотя, если честно, я в этом плохо разбираюсь...
   - Да я тоже не такой уж большой специалист по винам, особенно по крымским... Только цвет и могу оценить, - Том снова посмотрел сквозь бокал. - Ну что? Как там у вас говорят: на бразерэшафот?
   Марина прыснула.
   - На брудершафт... Ну, после брудершафта обычно переходят на "ты", а в вашем английском нет никакой разницы: что "вы", что "ты" - всё "ю".
   - А мы по-вашему, по-украински, пани...
   Марина интригующе посмотрела на Тома и решительно протянула руку с фужером.
  
   В строящемся посёлке энергетиков в ночной темени, насыщенной влагой, светились окна только в двух домах, расположенных в сотне метров один от другого. Окна, как две капли воды, похожие друг на друга: с одинаковыми шторами, и в каждом из домов - одно яркое, другое едва освещённое.
   К одному из ярких окон по мокрой траве бесшумно скользила, выгибаясь вверх петлями, едва заметная в ночной темени таинственная тень. Добравшись до фундамента под окном, заскользила вверх по стене к окну, продолжила своё движение по раме окна к приоткрытой форточке. Вошла в форточку, приоткрывая её сильнее, упёрлась в задёрнутую штору. Штора лишь едва заметно колыхнулась. Таинственное существо вынырнуло назад из форточки и попятилось назад вниз по наружной стене дома.
  
   Виктор стоял под струёй душа, по-прежнему напевая незатейливый мотивчик. Из комнаты, перекрывая шум воды, послышался телефонный звонок. Виктор на мгновение замер, прикрутил воду.
   - Кто это может быть в такое время? Наверно Денис...
   Виктор взял полотенце, стал вытираться. Звонок не смолкал. Виктор вылез из ванны, надел трусы, сунул ноги в шлёпанцы.
   С полотенцем на плече Виктор подошёл к телефону. И в этот самый момент звонок умолк. Виктор мгновение поколебался, но всё же снял трубку, приложил её к уху. Из трубки послышались гудки. Виктор пожал плечами, положил трубку на место и стал вытирать голову.
  
   Том и Марина сидели на диване, прижавшись друг к другу. Их губы сомкнулись в поцелуе. С кухни раздался телефонный звонок. Том слегка отстранился от Марины, посмотрел в сторону двери.
   - Ты ждёшь звонка из Аламогордо, Том? - рука Марины ерошила волосы Тома на затылке.
   - Нет... Кто это может быть?
   Марина притянула Тома к себе.
   - Тогда не отвечай. Это, наверное, Денис. У него есть такая дурная привычка - обзванивать всех посреди ночи.
   Губы Марины слились с губами Тома. Однако телефон на кухне продолжал разрываться. Том досадливо оторвался от Марины, с виноватым видом посмотрел на девушку, встал и направился к двери.
  
   Таинственная тень, ползущая в ночном потопе, приблизилась к фундаменту дома под еле светящимся окном. Снова заскользила вверх по стене, затем по раме окна к приоткрытой форточке. Проникла в форточку, упёрлась в штору, колыхнув её, и стала спускаться в полутёмное помещение по внутренней стене к подоконнику.
  
   Том миновал полутёмную прихожую, в которую падал свет только из двери в гостиную, вошёл в тёмную кухню. Телефон на кухонном столе продолжал надрываться. Рука Тома потянулась к выключателю.
  
   Виктор в гостиной досадливо чертыхнулся на привязавшийся мотивчик, по инерции пошуровал ещё полотенцем по голове. Из кухни послышался писк мобильника.
   Виктор с полотенцем на голове вошёл в тёмную кухню, не включая света, пошёл на звук мобильника к столу. Взял телефон, нажал кнопку, приставил аппарат к уху. Из мобильника послышался голос Дениса:
   - Привет, пап! Ты где?
   Виктор, держа мобильник у уха, подошёл к двери, потянулся рукой к выключателю.
  
   Денис с Настей сидели за столиком в кафе. За окном, смешиваясь с негромкой музыкой, шумел дождь. Время от времени мелькал свет фар проезжающей мимо машины. Настя тщательно вычищала ложечкой стенки мороженицы, с наслаждением облизывала инструмент. Денис одной рукой поигрывал чашкой, а другой прижимал к уху мобильник. Мобильник пропищал голосом Виктора:
   - Я дома...
   Денис отхлебнул кофе и проговорил:
   - Я звонил тебе на домашний телефон... И Тому... Никто не отвечал. Вы что, все повымерли там, что ли?
   Из мобильника донёсся громкий стук, от которого Денис вздрогнул и на мгновение оторвал руку от щеки, затем послышался вскрик Виктора и шум, похожий на шум борьбы.
   Денис ошарашенно привстал, затем заорал в телефон:
   - Пап, пап, что там у тебя происходит?
   Из мобильника отчётливо слышался стук - похоже, что-то падало на пол, и сдавленный хрип отца Дениса:
   - Ах ты тварь!..
   Увидев на лице Дениса испуг, глядя на то, в каком оцепенении юноша слушает мобильник, Настя замерла с ложечкой во рту и с не менее испуганным выражением лица.
   - Денис, что там происходит?
   Денис непонимающе уставился на Настю. Настя схватила Дениса за руку, ошалело её затрясла. Встряска, видимо, подействовала - Денис пришёл в себя и стал лихорадочно тыкать пальцем в кнопки мобильника.
  
  

Глава 10

  
   На кухне горел свет. Виктор лежал в одних трусах на полу. Вокруг его живота обвился пятиметровый грязно-оливкового цвета с рыжими пятнами и полосами по бокам уплощённый червяк диаметром сантиметров тридцать. Мобильник валялся рядом на полу. Червяк поднял рыло с присоской, как бы прицеливаясь для атаки на голую грудь Виктора. Виктор, с напряжёнными до предела мышцами, поверх которых вздувались синие вены, обеими руками упирался в скользкое упругое тело твари, отталкивая его от себя. С губ Виктора то и дело срывались сдавленные хрипы:
   - Ах ты тварь... Что за чудовище?...
   Плоскость присоски с уходящим вглубь мерзкой плоти конусом рта медленно, размеренно покачивалась у самого лица Виктора. Отчётливо были видны по бокам головы пять пар тёмных пятнышек глаз. Отверстие рта, с мелькавшими в нём челюстями с цепью мельчайших зубов, зловеще пульсировало. Шея твари изогнулась, вытянувшись петлёй, затем сжалась, и присоска медленно, но напористо потянулась к груди Виктора. Виктор одной рукой заслонил грудь, пытаясь помешать монстру присосаться, вторую руку вытянул вверх в поисках какой-либо зацепки.
   Всё скользкое тело твари пульсировало, то вытягиваясь, то сжимаясь, и, казалось, заполнило собой всю кухню.
   Рука Виктора скользнула по ребру крышки стола, пальцы конвульсивно вцепились в крышку, дёрнулись. Стол зашатался, сдвинулся с места. Бутылка вина, стоявшая на столе, упала и скатилась со стола на грудь Виктора, прямо под локтевой сгиб прижатой к груди руки. В этот момент тварь отвела голову назад для новой атаки. Присоска с воронкой рта угрожающе раскачивалась над головой Виктора. Виктор подхватил бутылку за горлышко, и, в тот момент, когда тварь сделала выпад в сторону груди, вогнал донышком в пасть твари. Та заглотала бутылку. Виктор с ужасом проводил взглядом исчезнувшее в дрожащей мерзкой плоти горлышко.
   Тварь сжалась всем телом так, что под ослизлой кожей отчётливо проступили кольца мощных мышц. Виктор захрипел, задыхаясь, отчаянно, судорожно взмахивая руками, то пытаясь оторвать от себя скользкое тело чудовища, то шаря вокруг в поисках чего-либо. Рука Виктора натолкнулась на ножку стола, схватила её, с силой дёрнула. Стол упал на червя. Со стола посыпалось всё, что там было. Открытая пачка соли соскользнула на голову монстра, и соль высыпалась прямо на рыло. Тварь резко содрогнулась всем туловищем, поднялась в стойку чуть ли не до потолка, выпуская из своих смертельных объятий Виктора, сжалась, тут же резко растянулась, снова импульсивно сжалась. Из её разверзшейся пасти выстрелила бутылка и ударилась в потолок, разбившись об него. Зелёные осколки и красное вино низверглись прямо на присоску. Чудовище судорожно заколотилось. Его тело конвульсивно извивалось, сжималось, растягивалось, заполнив собой всю кухню. Последовали резкие удары уплощённого туловища во все стороны. Оба конца червя с присосками то вздымались до самого потолка, то обрушивались вниз, круша всё на своём пути. На теле твари появились сочащиеся красные пятна, и невозможно было понять, то ли это вино, то ли кровь от порезов осколками.
  
   Том включил свет на кухне. Звонок стоящего на кухонном столе телефона смолк. Том снял трубку. Оттуда послышались гудки.
   Когда Том вошёл в гостиную, Марина по-прежнему сидела на диване. Она вопросительно посмотрела на Тома.
   - Кто это был?
   Том открыл рот, собираясь ответить, но с кухни снова раздался телефонный звонок. Том пожал плечами и вышел из гостиной.
   Том в испуге отставил трубку подальше от уха - Денис орал в неё во всю мочь лёгких:
   - Том, Том, скорее, ты там рядом! На отца кто-то напал! Прямо в доме!
   Том с недоумённым волнением на лице бросил трубку, выбежал из кухни.
   Марина испуганно уставилась на него. Том заметался по гостиной, ошалело глядя во все стороны, затем подскочил к Марине.
   - Чёрт! На твоего отца совершено нападение... Прямо в вашем доме... Оставайся здесь, - он снова зыркнул по сторонам. - В этом доме есть какое-нибудь оружие?
   Марина вскрикнула и только затем сдавленно пролепетала:
   - Нне знаю...
  
   Денис и Настя спешили к выходу из кафе. Денис, с прижатым к уху мобильником, бросил на ходу Насте:
   - Ты поедешь домой на такси. - И тут же заорал в мобильник. - Милиция? Это Денис Кушнерук. На моего отца дома совершено нападение! Строящаяся электростанция... Да... да... Не знаю. Чёрт, да какая вам разница?! Кто-то напал!
  
   За окнами отделения милиции по ночной темени барабанил дождь. Сидящий за столом лейтенант с телефонной трубкой у уха с заинтересованным видом рассматривал хихикающих в "обезьяннике" нескольких размалёванных малолетних шлюх, с которыми через решётку любезничал сержант - худой рыжий парень с выпирающим кадыком. Лейтенант ухмыльнулся и назидательно проговорил в трубку:
   - Как это - какая разница? А может там целая банда. А у меня только один человек в наличии. И машина уехала по вызову... Короче, я записал, - лейтенант действительно написал что-то в лежащей перед ним тетради, - как вернётся машина, подъедем. Только, не знаю, когда она вернётся...
   Лейтенант положил трубку. Сержант с любопытством посмотрел на него.
   - Чё там?
   - Да ну их на... Заколебали эти Кушнеруки. То у них один америкос тонет, то другого сом хавает... Теперь очередь до самого старого Кушнерука дошла.
   Лейтенант презрительно сплюнул и вышел из-за стола, направившись к "обезьяннику".
   - Ну что, девочки, чем расплачиваться будете за нарушение?
   Сержант заржал, сально осклабившись:
   - Натурой, ясное дело... Гы-ы-ы...
  
   Виктор, сидя на полу в одних трусах, с кровоподтёками под рёбрами, пятился к двери кухни задом, получая скользящие удары неистово бушующей твари. Его оторопелый взгляд пристально следил за монстром, крушащим всё, что попадало ему под рыло или под хвост. Один из мощных ударов хвоста твари сбил воздухоочиститель над электроплитой, другой в щепки разбил стол, третий опрокинул холодильник...
  
   Дверь коттеджа резко распахнулась, и из неё выскочил Том с кухонным ножом в одной руке и фонариком в другой. Вслед за ним на крыльцо выскочила Марина. Том повернулся к девушке.
   - Закрой дверь и никуда не выходи!
   Том под проливным дождём выбежал на дорогу и помчался по улице.
  
   Виктор у самой двери кухни продолжал пятиться назад по полу, не отрывая взгляда от бьющегося в конвульсиях чудовища.
   Тварь очередным ударом хвоста сбила с места электроплиту. Следующий удар уже пришёлся по Виктору, и 75-килограммовый мужик вылетел в прихожую, словно пушинка. Отлетев к самой стене у входной двери, он стукнулся головой о стоящую там тумбочку. Сознание его помутилось, и уже затуманенным взором он увидел неясные очертания двери на кухню, как во сне услышал звук резких страшных ударов. Свет погас, послышался звон бьющегося стекла, и весь мир погрузился в темноту и тишину.
  
   Запыхавшийся Том подбежал к дому Кушнеруков, взбежал на освещённое крыльцо, толкнул дверь. Та не открылась. Том попытался выбить её плечом, но безрезультатно. Стал колотить в дверь ступнёй. Раз, ещё раз... Наконец дверь распахнулась, и Том исчез в дверном проёме.
   В прихожей было темно, только из двери в гостиную на пол проецировался косой параллелепипед света.
   Влетев в прихожую с размаху, Том лихорадочно зашарил лучом фонарика по стене, и тут же обо что-то споткнулся. Это был неподвижно лежащий на полу Виктор. Том присел, опустил нож на пол, и, не отрывая взгляда от дверей, выходящих в прихожую, нащупал пульс на шее Виктора. Затем снова взял нож, встал, и стал осторожно продвигаться по прихожей, светя по сторонам фонарём.
   Луч фонарика скользнул в кухонную дверь и вырвал из темноты следы погрома.
   В проёме входной двери появилась Марина. Мельком бросила взгляд на пробирающегося по прихожей Тома и тут же вскрикнула, увидев на полу отца. Бросилась к нему. Приподняла ему голову. Почувствовала что-то липкое на своих руках, взглянула на них глазами, полными ужаса - её пальцы были в крови. Марина припала к груди отца ухом, послушала, затаив дыхание. Виктор издал слабый стон. Марина отстранилась от его груди. Виктор открыл глаза. Морщась, привстал, ощупал затылок.
   Марина шёпотом спросила:
   - Пап, ты как?
   - Нормально... Всё в порядке, - через силу выдавил Виктор, уставившись на спину Тома. - Том, Том, стой! Она на кухне!
   Луч света, падавший в кухню, шарил по всем углам. Напряжённо сжимая в руке нож, Том изумлённо обозревал перевёрнутый холодильник, искорёженный воздухоочиститель на полу, разбитый стол, шкафы, стулья, разбросанные продукты, посуду, осколки стекла, под потолком - остатки разбитой лампочки. Наклонённая электроплита опиралась углом о стену. Всё было заляпано красным вином и кровью.
   Том посветил в сторону окна. Карниз был сорван, валялся на полу, а штора наполовину вылезла в начисто выбитое окно. Позади послышался тревожный голос Виктора:
   - Том, Том, осторожно! Это сущий дьявол!
   Том, преодолевая завалы, пробрался к окну. Посмотрел в него, светя фонариком. Луч света упал на мокрую траву, на конец свисающей из окна шторы. Капли дождя уже почти совсем размыли рыжие пятна крови.
   Том вышел из кухни, подошёл к Виктору и Марине, включил свет в прихожей.
   - Он ушёл через окно. Разбил стекло... Кто это был, Виктор?
   Виктор привстал, постанывая и осторожно двигая руками. Марина помогала ему.
   - Я позвоню в скорую, - сказала Марина, собираясь пройти в гостиную.
   Виктор потёр бока.
   - Не надо.
   Марина посмотрела на кровь на своих руках, затем с некоторой укоризной взглянула на отца.
   - Но... пап...
   - Похоже, это не моя... Это - этой твари.
   Виктор встал, наконец, морщась от боли. Том озабоченно посмотрел на него.
   - Что за тварь, Виктор?
   - Не знаю... Никогда ничего подобного в жизни не видел...
   Виктор направился к кухне, слегка пошатываясь. Том и Марина последовали за ним. Виктор взял у Тома фонарь, осветил следы погрома на кухне, покачал головой.
   - Ну и силища у этой твари!
   Виктор пробрался к окну. Следом за ним на кухню вошли Том и очумелая от увиденного Марина.
   С улицы донёсся шум подъехавшего автомобиля, визг тормозов, стук дверцы. Затем хлопнула входная дверь.
   В двери кухни появился взбудораженный Денис. Он оторопело посмотрел на повернувшихся в его сторону Виктора, Тома и Марину. Виктор тут же полушутя набросился на Дениса:
   - Сколько раз тебе говорить: резко не тормози и не хлопай так дверцей. Машину тебе больше не дам! Будешь ездить на своём харлее хоть под дождём, хоть под градом, хоть под всемирным потопом...
   Денис окинул изумлённым взглядом следы погрома, высвечиваемые лучом фонарика. Виктор посмотрел на сына, усмехнулся:
   - Всё в порядке.
   - Я вижу... И кто навёл этот порядок?
   - Какой-то червячок.
   Том и Марина озабоченно переглянулись, а Денис спросил:
   - Червячок? Совсем маленький?
   - Угу... Бутылки с вином лопает, как семечки.
  
   Тёмная тень в ночной темени выползла по мокрой траве на берег реки и медленно втянулась в воду.
  
   Уже одетый Виктор, Том, Марина и Денис сидели в гостиной: кто на диване, кто в креслах. Денис недоверчиво уставился на Марину.
   - Значит, говоришь, пиявка? Да-а-а...А что? - Похоже... Вот это номер! Кто бы мог подумать! Всё, что угодно, но что это - пиявка? - Денис перевёл взгляд на Тома, затем - на отца. - Что делать-то будем? Ведь эта тварь может вернуться.
   Виктор в раздумье покачал головой:
   - Я думаю, сегодня она уже не вернётся. Будет зализывать раны.
   Марина умоляющим взглядом посмотрела на отца.
   - Нет, я не смогу здесь спать.
   Том нерешительно предложил:
   - Можно переночевать у меня.
   Марина посмотрела на Тома и ехидно спросила:
   - А ты, что, думаешь, в твоём доме вставили бронированные стёкла?
   Денис, как бы вспомнив что-то, проговорил, повернувшись в сторону отца:
   - Вообще-то, я тебе звонил, чтобы сказать, что заночую в Киеве.
   Марина оживилась.
   - Точно, едемте в нашу киевскую квартиру. Места хватит всем. Никто не знает, что у этой пиявки на уме. Эта тварь очень хитрая. Но до девятого этажа в центре Киева, думаю, добраться не сможет. К тому же, напасть на такое количество народа она вряд ли решится.
   Виктор с удовлетворением посмотрел на дочь.
   - Пожалуй, ты права...
  
  

Глава 11

  
   Утро выдалось солнечное. Солнце во всю светило в окно на кухне киевской квартиры Кушнеруков. Том и Марина готовили завтрак, время от времени прижимаясь друг к другу в околоплиточной суете.
   На кухню вошёл Виктор с полотенцем на плече, посмотрел на огромную сковороду с яичницей, стоявшую на плите.
   - Ага... Я смотрю, завтрак уже готов.
   Марина чмокнула отца в щеку.
   - Да, пап, садись.
   Марина стала расставлять на столе приборы, а Виктор с Томом уселись за стол.
   - Денис, иди завтракать, - Марина раскладывала по тарелкам яичницу.
   В двери кухни появился Денис с кипой отпечатанных листов в руке, сел к столу у подоконника. С деловым видом разложил листы на подоконнике, заглянул в них, прежде чем приступить к трапезе.
   - И где это ты, сестрёнка, всё это откопала? Точно, всё про эту тварь точно написано. Только наша будет раз в сто побольше. Метров в пять, небось, вымахала...
   Виктор отправил в рот порцию яичницы, не спеша прожевал, и изрёк:
   - А если растянется на всю... Как она всю кухню опутала, так мне показалось, что все десять метров... А вы знаете, я вот прожил уже больше полвека на этом свете, - Виктор оглядел сотрапезников, - всю жизнь, можно сказать, вместе с этими тварями рос... сколько ко мне их присасывалось..., и, пока мне не показали эти бумажки, был уверен, что у них нет никакого рта, а кровь сосут они присоской... Вот темнота!
   Денис промямлил, пережёвывая яичницу:
   - И я тоже...
   Марина подхватила:
   - Я тоже так думала, - Марина брезгливо поморщилась.
   Виктор, казалось, не мог скрыть удивления:
   - А у неё такая пасть оказалась! А зубы почище, чем у акулы! Мне даже показалось, что она ими клацала.
   Денис снова заглянул в разложенные на подоконнике листы, перекладывая один на другой.
   - Да-а-а... Подумать только, три челюсти, а на каждой - почти по сотне зубов, острых, как бритва... Вот на ком надо зубную пасту рекламировать...
   Молчавший до сих пор и сосредоточенно жевавший Том вступил в разговор:
   - И этими бритвами она разрезает грудь, разжижает кровь гирудином и...
   Тома перебил Денис:
   - Да-а-а... Недавно мне в голень впилась одна... Ма-а-аленькая такая, - Денис отмерил большим пальцем конец указательного. - Еле оторвал - так присосалась, зараза. Кровь потом часа два текла. Оказывается, это гирудин и есть...
   Денис вдруг помрачнел и выдавил:
   - Бедный Ник...
   Все замолкли, уставившись в свои тарелки и сосредоточенно жуя. Молчание прервал Виктор:
   - Вот и давайте прикинем, сколько крови может высосать за один присест... вернее, присос, наш вурдалак. Что там написано, Денис?
   Денис порылся в листах.
   - Двухграммовая пиявка может высосать до пятнадцати миллилитров за один раз. Ого, раз в восемь больше своего веса! Вот это аппетитец! И сплошная диета - одни свежайшие эритроциты.
   Виктор проглотил очередную порцию яичницы.
   - А та "малышка", с которой мне пришлось близко познакомиться, весит не меньше полутора центнеров... Пудов десять, - Виктор окинул взглядом сына и дочь. - Почти вся наша семейка в полном составе.
   Денис торопливо прожевал и поспешил поделиться новым любопытным фактом:
   - И семьдесят процентов веса, у нашей, получается, больше центнера, - сплошная мускулатура, - Денис сосредоточенно облизал вилку. - Да она при желании может не только кухню разгромить, но и весь дом развалить по кирпичику.
   - Да-а-а... Холодильник с плитой для неё как игрушки, - Марина встала, направляясь к плите.
   - Вы видели, где я лежал? - Виктор посмотрел на Тома, затем на Марину. - Это она меня одним ударом туда отправила из кухни.
   Марина вздохнула, выключая чайник:
   - Бедный папа...
   - Та-а-ак, умножаем сто пятьдесят на восемь, - Виктор задрал голову к потолку, производя расчёт. - Ого, вот это насосик! За раз может выкачать больше тонны крови.
   Все замолчали, вычищая остатки с тарелок и думая каждый о своём.
  
   В прорабской, над столом, на котором лежал чертёж вентиляционной системы, склонились Фандик и Петя. Фандик поднял изучающий взгляд на Петю.
   - Понятно, Петро? Вот твоя бригада этим и займётся.
   - А чего ж тут непонятного, Дмитрич? - Петя весело посмотрел на Фандика.
   - Ну, тогда пойдём, посмотрим на месте.
   Фандик стал складывать чертёж.
  
   В киевской квартире Кушнеруков началось чаепитие.
   - Выходит, она на голодном пайке... Наши пять-шесть литров для неё, что... как ты говоришь, Дэн... мёртвому - подпорки? - Том помешал ложечкой в чашке.
   - Припарки, - Денис хмыкнул. - Потому она и такая свирепая, что всегда голодная... И откуда только взялся такой монстр? На каких только дрожжах такой вымахал?
   - Думаю, на радиоактивных, - Том отхлебнул из чашки. - Мне кажется, это мутант. За два десятилетия после чернобыльской катастрофы, если учесть, что средняя продолжительность жизни обыкновенной пиявки - лет шесть... Правильно я говорю? - Том посмотрел на Дениса.
   - Правильно, правильно, - проконсультировался Денис в своих листках.
   - Так вот, за эти двадцать лет полностью сменилось три-четыре их поколения. Под воздействием повышенной радиации в зоне аварии и ещё каких-то не известных нам факторов за это время она достигла таких размеров...
   - Вопрос: почему именно пиявка, а не, скажем, заяц, или воробей? - Денис лукаво посмотрел на Тома.
   - Я думаю, объяснение может быть такое. Во-первых, звери и птицы обычно мигрируют, преодолевая большие расстояния, и всё это время вряд ли находятся в радиоактивной зоне. Значит, воздействие радиации идёт на них не постоянно, а с перерывами. Пиявки же, хоть и способны преодолевать большие расстояния в воде, обычно, если есть достаточно пищи, живут всю жизнь в одной и той же спокойной заводи...
   Тома поддержала Марина:
   - И по сравнению с позвоночными организм пиявки устроен предельно просто и мало изменился за миллионы лет. Как тут написано, - Марина кивнула в сторону подоконника с бумагами, - у неё нет ни лёгких, ни жабр, дышит она кожей, тело сегментированное...
   Денис оживился:
   - Зато глаз аж пять пар! А зубов!
   - Ну, судя по всему, этим десятком глаз они различают, в основном, свет и тьму... Хотя, - Том выразительно посмотрел на собеседников, - от мутанта всего можно ожидать. На то он и мутант.
   Марина продолжила свою мысль о выгоде примитивизма при мутировании:
   - И внутреннее устройство у них предельно простое: практически весь внутренний объём - желудок, способный переваривать только кровь и ничего больше...
   Денис покопался в листах, достал один снизу, ткнул в него пальцем:
   - А тут вот написано, что ложноконская пиявка может глотать целиком червяков... Но наша, похоже, и правда, только кровь сосёт, - Денис повернулся к отцу. - Пап, бутылку, говоришь, выплюнула?
   - Ну, там же написано, что при воздействии раздражителей она срыгивает не только бутылки, но и всё, что всосала. А на нашу и соль высыпалась, и кислое вино вылилось - весь её смертельный наборчик...
   - Да-а-а, - Денис восхищённо поцокал языком, - такому хранилищу свежей крови позавидует любой гемоцентр. Подумать только - годами в своём мешке может сохранять кровь свежей! Прямо хоть в доноры её записывай...
  
   Фандик с Петей пересекли машинный зал и подошли к стене, в которой на высоте около трёх метров от пола зияло круглое сквозное отверстие диаметром около полуметра. Фандик указал на отверстие и сказал, повернув лицо к Пете:
   - Вот она, эта дырка... Знаешь что, Петро, сходи-ка посмотри с той стороны...
   Петя направился к воротам.
  
   Чаепитие в киевской квартире Кушнеруков затянулось. Собственно, чай пил уже только один Виктор - по второму заходу. Все остальные всего лишь двигали время от времени свои пустые чашки по столу, да перекладывали с места на место ложечки - в русле своих или чужих рассуждений. Марина повертела свою чашку в разные стороны и сказала:
   - Вообще-то, более подходящая кандидатура для такой мутации, как мне кажется, у дождевого червя. Он прямой предок пиявки, и устроен ещё проще. К тому же способен на регенерацию - если его разрубить пополам, он не погибает, а получается два новых червяка...
   - Наше счастье, что наша малышка не способна на такие чудеса, - с ухмылкой перебил сестру Денис. - Хотя и для неё четыре дециметровых пули - что мёртвому припарки...
   Денис осёкся, бросив беспокойный взгляд на отца. Однако Виктор не придал значения его словам, погружённый в свои мысли. Воспользовавшись паузой, Марина продолжила свои размышления:
   - Мне кажется, такому огромному дождевому червяку было бы затруднительно копаться в земле. А у пиявки на этот счёт: передвижения в родной стихии - никаких ограничений, плыви себе, куда хочешь.
   Том оставил в покое свою чашку и произнёс:
   - Думаю, Марина, в твоих словах есть доля истины... Хотя... Я где-то читал, что южноафриканский дождевой червь может достигать длины в семь метров.
   - Как эта тварь, - Денис откусил кусок печенья.
   - Да, - Том заглянул на дно своей чашки, словно выискивая там подтверждение своим словам. - А с другой стороны, поскольку эти черви - прямые родственники, то не так уж и удивительно, что эта пиявка достигла таких размеров.
   - Но почему она объявилась только сейчас? И именно здесь? - Марина вопросительно посмотрела на Тома, затем на отца.
   Виктор, до этого молча хлебавший чай, вступил в разговор:
   - Все эти двадцать лет её предки жили в тридцатикилометровой зоне. Пищи там хватает - дикие звери всегда ходят на водопой... А их там сейчас развелось... Браконьеров нет...
   Виктор не спеша допил чай, и продолжил:
   - Если верить этим данным, - Виктор кивнул на листки на подоконнике, - естественные враги у неё только водяной скорпион и личинка стрекозы. Нашей вампирше они не страшны. К тому же без пищи пиявка обыкновенных размеров может жить недели, месяцы, до полутора лет, рационально регулируя расход запасов крови... Да, Марина, ты права: вопрос лишь только в том, почему она именно сейчас покинула 30-километровую зону и приплыла именно сюда, а не в какое-нибудь другое место?
   - Вот-вот, - Марина согласно кивнула.
   Том встал, подошёл к окну, посмотрел в него, переложил несколько листков, затем повернулся и медленно, как бы взвешивая каждое слово, произнёс:
   - Я думаю, этому тоже есть объяснение... Забота о потомстве...
  
  

Глава 12

  
   Петя вышел из ворот на площадку между зданием станции и админкорпусом. Солнце уже порядочно пригревало. Петя обошёл здание, остановился на углу, посмотрел в сторону виднеющейся невдалеке реки. Видно, что-то привлекло его взгляд, так как он продолжил свой путь вокруг станции, продолжая пялиться на реку. И тут же расплатился за нарушение правил передвижения - споткнувшись обо что-то в траве, чуть не спикировал носом. Пробежал по инерции несколько шагов, согнувшись в три погибели и хватая руками воздух, затем вернулся и стал шарить в траве руками.
   Метрах в двадцати позади него зашевелились буйно разросшиеся заросли лопухов и другой высокой травы.
  
   Том снова посмотрел в окно, затем резко повернулся и сказал уже более уверенным тоном:
   - Да, забота о потомстве.
   Он взял в руки разложенные на подоконнике листы, порылся в них, доставая из-под низу англоязычную версию.
   - Если верить тому, что написано здесь, пиявкам свойственна высокая степень заботы о продолжении рода. К тому же, не будем забывать, что в результате предполагаемой мутации их мозг... или что там у них вместо него...
   - Генератор идей у них там, - вставил Денис.
   - Денис, не перебивай! - Марина строго взглянула на брата.
   Том улыбнулся, глядя на серьёзное лицо Марины, и продолжил:
   - Ну так вот, в результате мутации этот их генератор мог заметно продвинуться в этом плане. - Том положил листки и отошёл от окна. - Своих мелких, обычных, сородичей этот гигант, наверное, уже воспринимает как давно пройденный этап эволюции. Ну, скажем, как мы обезьян. Я могу лишь только предположить, а не утверждать с уверенностью, что естественная среда для этого нового гигантского вида - среда с повышенным уровнем радиации. С очень повышенным... Среда, в которой он вырос...
   Том замолчал, собираясь с мыслями. Все с интересом, подкреплённым усиленной работой мозговых извилин, занятых переводом не часто встречающихся в быту слов и выражений, следили за ходом рассуждений Тома.
   - 30-километровая зона для этой новой популяции уже становится слишком мала. Для продолжения рода такие гигантские особи нуждаются во всё новых и новых территориях.
   Том снова подошёл к окну, задумчиво оглядел панораму огромного мегаполиса.
   Напряжённую тишину прервал удручённый голос Марины:
   - И сколько же их тогда уже сейчас... плавает? - последнее слово Марина произнесла совсем подавленно.
   Том повернулся к собеседникам.
   - Будем надеяться, что немного...
   Он ободряюще улыбнулся, глядя Марине в глаза, в которых уже сквозило нечто вроде испуга, и произнёс успокаивающим тоном:
   - Я думаю, что эта - единственная.
   Марина с благодарностью посмотрела на Тома. Том повернулся, порылся в англоязычных листках.
   - Как тут написано, обычные пиявки достигают половой зрелости в три года. Можно предположить, что эта огромная особь может жить не шесть лет, а раз в десять больше... Будем надеяться, что она ещё не достигла детородного возраста. В противном случае...
   Том осёкся, с успокаивающей улыбкой посмотрел на Марину. Паузой не замедлил воспользоваться Денис, разразившись глубокомысленным комментарием:
   - Да уж, какие они ни примитивные, а в сексе просто суперразвитые. Хорошо ещё, что эти гермафродиты не способны на самооплодотворение... Нет, ребята, нам до них ещё ой как далеко в этом смысле! - Денис с лукавством, граничащим с провокацией, посмотрел на сестру. - Это ж надо, у каждого по два... как они там у них называются, члены ихние?
   Денис взял с подоконника листки с русскоязычным текстом, порылся в них и продолжил, назидательно подняв указательный палец:
   - О-о-о... Ат-ри-у-мы... По два атриума, - Денис хихикнул. - В наличии два, а три в уме... По два этих а-три-в-уме у каждого! Не-е-е, это ж обалдеть можно! И когда трахаются, каждый одновременно и мужчина, и женщина! И в разных позах! Вот вам и примитивы! Нет, нам до них... Даже гомикам...
   Марина покраснела и замахнулась на Дениса рукой:
   - Хватит паясничать!
   Том с недоумением смотрел на семейную разборку, так как Денис произнёс свою лесть в сторону пиявок по-русски, видимо, не найдя подходящего в смысле экспрессии английского аналога.
   Денис увернулся, а Марина, дабы поскорее миновать щекотливую тему, поспешно проговорила:
   - Мне кажется, НАША призвана подготовить почву для расширения территории, позаботиться об условиях продолжения рода.
   - Именно это я и хотел сказать, - с удовлетворением констатировал Том.
  
   Петя порылся в траве, выискивая то, обо что он запнулся. Кто-то подкрался сзади и ткнул его в бок. Петя дёрнулся, резко повернувшись назад с испуганным лицом. Перед ним стоял крановщик Вася с лукавой улыбочкой на лице.
   - Ты чё тут копаешься, Петро? Никак клад нашёл?
   Петя замахнулся на Васю.
   - Придурок... Напугал...
   - Что, в штаны наложил? - осклабился Вася.
   - Да, наложишь тут с вами... Какой-то идиот арматуру забил вот...
   Петя наклонился и показал торчащий из земли конец металлического прута. Взялся за конец, пытаясь вытащить его из земли.
  
   Совещание на кухне продолжалось. Говорил Виктор:
   - Теперь понятно, почему она появилась именно сейчас, и именно здесь. Каким-то своим непонятным чутьём - от мутантов, как известно, всего можно ожидать - она почувствовала опасность для будущего потомства. Ведь отказ от ядерной энергетики означает прямую угрозу для выживания этого вида, приспособленного жить в радиоактивной среде.
   Мысль Виктора подхватил Том:
   - Вот именно! Очень повышенной... В случае успешного развития альтернативной энергетики продолжение этого рода обречено. Наша фирма для них, так же как и ваша, - Том посмотрел на Виктора, - прямая угроза. Если не будет атомных станций, у них не останется никаких шансов.
   Виктор удручённо покачал головой:
   - И наоборот: если они расплодятся, стремительно развиваясь и эволюционируя, захватывая всё новые территории вблизи АЭС, то можно только догадываться, на что может оказаться способной эта популяция, что может предпринять ради повышения радиационного фона... Бороться с такими могучими диверсантами...
   Марина побледнела, глядя на отца, и почти прошептала:
   - Но как она узнала, что альтернативная энергетика может со временем полностью вытеснить ядерную?
   - Это для нас останется загадкой. Во всяком случае - пока. Какое-то чутьё... Нюх... Ведь у них нет ни органов осязания, ни - обоняния, - Виктор приобнял Марину. - Да что ты уже дрожишь, дочка. Это всего лишь наши предположения.
   Том тоже ободряюще посмотрел на Марину.
   - Конечно, предположения, - но Том уже не мог удержаться от того, чтобы не развить мысль. - Зато колебания в воде и запахи они ощущают очень тонко за десятки метров, а эта, может, и за сотни...
   Виктор добавил:
   - И малейшие перепады температуры...
   - Да-а-а... Эта присасывается всегда в области сердца... Там и теплее, наверное, и стучит, - вступил в дискуссию Денис.
   Марина сочувствующе посмотрела на Тома.
   - Поэтому она напала в первую очередь на твоего отца...
   - А теперь её цель - все мы, - Том снова ободряюще посмотрел на Марину, - но мы не сдадимся!
   В этот момент из комнаты донёсся телефонный звонок. Денис вышел из кухни.
   - И не будем забывать, что это мутант. Как мы уже успели убедиться, не такой уж он и примитивный. Да, я не устану повторять: от мутанта можно ожидать всего, - Виктор встал. - Коль его цель - мы, то наша цель - он. И надо подумать, как нам выполнить эту задачу.
   Телефонный звонок в гостиной смолк, послышался отдалённый голос Дениса:
   - Пап, это тебя.
   Когда Виктор вошёл в гостиную, Денис передал ему трубку.
   - Это Дмитрич.
   Денис вышел, а Виктор стал внимательно слушать торопливую речь Фандика. Затем спросил:
   - Что? Где, говоришь, нашли? - Виктор оживился. - Возле станции? А где она сейчас? Ладно, Дмитрич, ждите меня, я сейчас приеду.
   Виктор вошёл на кухню и сказал:
   - Едем на станцию. Петя нашёл что-то интересное...
  
  

Глава 13

  
   Джип Кушнеруков остановился на площадке возле станции. К вылезшим из него Виктору, Тому, Марине и Денису подошёл Петя. В руках у Пети было что-то, похожее на большой полиэтиленовый мешок.
   - Здравствуйте, - Петя по очереди каждому протянул руку.
   Денис кивнул на мешок, хитро прищурился:
   - Куда ты, Петруха, собрался с этим мешком? Картошка ещё не поспела, - Денис с любопытством оглядел прозрачно-матовый пакет. - Ого, какой здоровенный!
   - Виктор Владимирович, - обратился Петя к Виктору, - вот, Дмитрич сказал, чтоб показать вам. Похоже на целлофановый мешок. Да только я таких никогда не видел. Странный какой-то.
   Петя развернул пакет во всю длину, аккуратно разглаживая. Все с интересом стали его разглядывать. Денис даже понюхал.
   - Пахнет тиной, - Денис скривился.
   Пакет был длиной около трёх метров и шириной около полуметра, без дна, с рваными краями по обоим торцам. Денис ещё раз понюхал, потёр пакет пальцами.
   - Никогда не видел такой фигни, - Денис посмотрел на Петю и выдал шутливым тоном. - Это происки врагов альтернативной энергетики.
   Виктор тоже внимательно осмотрел предмет и проронил:
   - Похоже на то... Где ты это нашёл, Петя? - Виктор поднял глаза на бригадира.
   - Недалеко от стены. С той стороны. Пойдёмте, покажу.
   Петя направился в обход здания. Все последовали за ним. Когда вся компания вслед за Петей остановилась у стены, там, где на высоте около трёх метров виднелось круглое отверстие полуметрового диаметра, Петя показал в траву метрах в шести от стены:
   - Здесь.
   Петя наклонился, приглядываясь, пошарил в траве рукой. Поднял небольшой прозрачно-матовый кусок.
   - Во, глядите, ещё кусок.
   Все принялись оглядываться по сторонам, словно ожидая новых неожиданностей. Том наклонился, опустился на колени, раздвинул траву, провёл по ней пальцами. Поднёс пальцы к лицу, внимательно их рассматривая, понюхал.
   - Посмотрите, похоже на слизь. И пахнет затхло, болотом...
   Денис и Виктор подошли к Тому, посмотрели на его пальцы. Денис провёл своим пальцем по пальцам Тома, понюхал.
   - Вам не кажется, что это, - Денис растёр в пальцах слизь, - ... похоже, наша знакомая слиняла... Прямо как змея...
   Петя непонимающе уставился на Дениса. Денис заговорщически ему подмигнул.
   Виктор опустился на одно колено, провёл рукой по траве, затем посмотрел на свои пальцы, понюхал.
   - Да, похоже, это она... Её запах...
   Виктор огляделся вокруг. В полусотне метрах местность полого спускалась к реке.
   Виктор достал носовой платок, вытер руки.
   - Похоже, она тут побывала, перед тем как навестить меня дома. Можно сказать, шла по моим следам... Нюх у неё и вправду отличный - собака позавидует.
   Марина испуганно прижалась к отцу.
   - Пап, я боюсь...
   - Ну что ты? Ты ж сама эти листки отпечатала, знаешь: в солнечную погоду они из воды не вылезают. Во всяком случае, нормальные...
   - Но НАША же не нормальная... Мне страшно! От неё всего можно ожидать!
   Петя озадаченно переводил взгляд с Марины на Виктора и обратно. Денис подкрался к сестре сзади, резко схватил её за талию и рявкнул над ухом. Марина испуганно дёрнулась, пронзительно взвизгнув. Виктор отпустил Денису подзатыльник, затем кивнул на отверстие в стене:
   - Пойдёмте-ка посмотрим, что у нас с той стороны, изнутри...
   Они обошли здание станции и вошли в ворота. С внутренней стороны в стене было такое же полуметровое отверстие на высоте около трёх метров от бетонного пола. Петя указал на отверстие:
   - Сегодня поставим вентилятор. Его монтажом займётся как раз моя бригада... А я вот смотрю, что к чему...
   Виктор задумчиво посмотрел на отверстие, затем повернулся к Пете:
   - Не надо...
   Петя изумлённо взглянул на Виктора:
   - Что не надо, Виктор Владимирович?
   Все остальные тоже вопросительно смотрели на Виктора.
   - Вентилятор не надо ставить. До моего особого распоряжения. Понятно, Петро?
   - Понятно, Виктор Владимирович. Только вы скажите Дмитричу...
   - Скажу, скажу, - Виктор повернулся к Тому. - Идёмте в мой кабинет. У меня есть идея...
  
   В дальнем углу машинного зала, у одного из технологических узлов, Фандик давал указания по монтажу оборудования двоим рабочим. Под робой Фандика запищал мобильник. Фандик достал телефон. Из мобильника послышался голос Виктора:
   - Дмитрич, зайди ко мне... Да, и прихвати с собой чертежи вентиляционной системы.
   Фандик спрятал мобильник и направился к прорабской в другом конце машинного зала.
  
   Все сгрудились вокруг стола в кабинете Виктора. Виктор черкал ручкой на листе бумаги.
   - ... Под трубой закрепим на фундаменте цистерну от молоковоза... Наверное, придётся немного расширить люк. А вот чем лучше заполнить цистерну? У меня на кухне на неё подействовало и вино и соль...
   Виктор провёл рукой по разложенным на столе знакомым листкам с информацией о пиявках.
   - Как здесь сказано, семь граммов соли на литр воды им уже не нравится. А если увеличить крепость рассольчика раза в два-три?
   - Ага... И перчику туда с укропчиком и лаврушечкой... А потом завялим, - хмыкнул Денис.
   Виктор пропустил мимо ушей шпильку сына.
   - Надёжнее, конечно, уксусом. Только где столько уксуса возьмёшь? Соль безопаснее, да и дешевле.
   Марина посмотрела на отца с сомнением.
   - А зачем? Пусть будет чистая вода. Она же оттуда не выскочит. Это же уникальный экземпляр! Надо брать живьём! Учёные спасибо скажут.
   - Ах ты наша сердобольная, - Денис ухмыльнулся, глядя на сестру, - живьём хочешь "языка" взять. А у него и языка-то нету, будет молчать, как рыба.
   - Ладно, закончили прения. Там видно будет, - Виктор откинулся на спинку стула.
   Дверь в кабинет приоткрылась, и в ней показалась физиономия Фандика. Виктор взглянул над головами в сторону двери, кивнул прорабу:
   - Проходи, Дмитрич, садись.
   Фандик прошёл к столу, сел на крайний стул.
   - Давай сюда, поближе. Где чертежи? - Виктор вопросительно посмотрел на Фандика.
   Прораб достал из кармана дискету, пересел поближе к Виктору. Виктор вставил дискету в компьютер.
   - Значит, так, Дмитрич, бригаде Пети на пару дней будет особое задание. Аккордное. Остальные работают по утверждённому графику.
  
  

Глава 14

  
   Солнце стояло в зените, на небе не было ни единого облачка. Над рекой распростёрлась жара со звоном слепней и оводов. К пологому песчаному берегу реки вышло стадо быков в пару сотен голов. Пастух Родион Федосыч, довольно крупный мужчина лет шестидесяти пяти, несмотря на жару, в пиджаке и кепке, опустился на берег, вытер со лба пот тыльной стороной ладони. Подпасок Костя, семнадцатилетний сын Фандика, несмотря на то, что быки без всякого принуждения вошли в реку и уже шумно цедили воду, продолжал в упоении щёлкать кнутом. Родион Федосыч укоризненно посмотрел на помощника.
   - Буде тебе уже, Костик!
   Костя бросил кнут в траву, сел рядом с пастухом, достал мобильник и начал на нём играть. Родион Федосыч с улыбкой посмотрел на игрушку, хмыкнул:
   - И чего только не выдумают - и телефон без проводов, и цацка...
   Пастух взглядом рачительного хозяина оглядел стадо, растянувшееся в воде на полсотни метров, снял пиджак.
   - Этой осенью будем сдавать бычков-то... Малыша, сказывают, оставим на развод. Эка, какой красавец! - Родион Федосыч любовно посмотрел в сторону огромного чёрного быка с кольцом в ноздрях, который, спасаясь от жары, зашёл в реку дальше других животных, так, что вода доходила до самой могучей шеи.
   Костя, не поднимая головы и не переставая тыкать пальцами в кнопки мобильника, пробурчал:
   - Угу, дядь Родь, на него аж глядеть страшно... А как заревёт, так "Боинг" по сравнению с ним комаром кажется...
   Родион Федосыч с удовлетворением хмыкнул, по достоинству оценив сравнение Кости, расправил плечи и протянул:
   - Ну и жарища! Искупаться, что ли?
   - Это мысль, дядь Родь! Я тоже искупаюсь.
   Костя сунул мобильник в карман штанов и стал быстро раздеваться. Родион Федосыч последовал его примеру. Оставшись в одних трусах и направившись было к воде, Костя вдруг недовольно скривился:
   - Во, блин, по нужде приспичило.
   Костя выбрался на берег и побежал к ближайшим кустам. Пастух, в семейных трусах по колено, вошёл в воду чуть в стороне от быков, выше по течению.
   Внезапно откуда-то из глубины стада послышался бычий рёв. Пастух, уже по колено в воде, посмотрел в сторону стада, рассредоточившегося в воде. Животные беспокойно подняли головы, прислушиваясь. Рёв не смолкал и становился всё сильней и тревожней.
   Родион Федосыч направился в сторону стада.
   - Похоже, Малыш... И чего его там разбирает?
   В стаде началась паника. Быки стали шарахаться из стороны в сторону, наскакивая один на другого, и выбегать на берег с тревожным мычанием. Сквозь поредевшие ряды стало видно, как огромный бык, которого назвали Малышом, отделился от стада и начал удаляться от берега. Причём удалялся он не по своей воле, а влекомый какой-то неведомой силой. Он уже скрылся в воде по самую холку, испуганно упирался и бился, продолжая громоподобно реветь.
   Родион Федосыч, не отрывая обеспокоенного взгляда от Малыша, заспешил в его сторону.
   - Это что ж там такое?
  
   Уже второй день бригада Пети работала у вентиляционного отверстия. Из отверстия уже торчала металлическая труба полуметрового диаметра и длиной метра четыре. Свободный конец трубы был поднят до уровня в четыре с половиной метра и покоился на опорном металлическом каркасе.
   У самого конца трубы на лесах стоял рабочий в спецовке и маске сварщика, приваривая навес к нижнему краю торца трубы. Закончил работу, поднял защитную маску. Это был Петя. Он поднял голову в сторону кабины крана.
   - Вира, Вася.
   Крюк крана стал подниматься, натягивая стропы, прицепленные к лежащей на полу металлической трубе длиной три метра и диаметром полметра.
  
   Испуганные быки с мычанием и рёвом метались в реке, выскакивали из воды на берег. Один только Малыш бился и ревел метрах в десяти от берега, пуская пену изо рта.
   Родион Федосыч уже приблизился к быку, с недоумением и крайней озабоченностью взирая на своего любимца.
   Из кустов выскочил Костя, на ходу подтягивая трусы. Выбежал на берег, вперился на бьющегося Малыша, к которому вплотную приблизился пастух. Костя нерешительно вошёл в воду, крикнул Родиону Федосычу:
   - Что там такое, дядь Родь? Чё он?
   Малыш, преодолевая чьи-то могучие усилия, подался назад, затем вдруг опрокинулся, скрывшись на мгновение под водой. На поверхности воды мелькнул его крутой чёрный бок, затем показалась ошалелая морда, с другой стороны хлестнул по воде хвост. Снова появилась морда. Рядом с головой быка мелькнула грязно-оливковая, почти чёрная, лоснящаяся упругая поверхность пиявки. Пастух застыл с растерянно открытым ртом в метре от кувыркающегося в воде быка.
   - Сом! Ого-о-о... Вот это да!
   На поверхности воды появился зад быка. Пастух бросился к нему, схватил Малыша за хвост, обернулся в сторону берега и закричал:
   - Костя! Костя! Это сом! Здоровенный! У меня там, в штанах, ножик... Скорей...
   Костя растерянно остановился в воде, повернул обратно к берегу. Выскочил на берег, добежал до одежды.
  
   В раскрытые ворота в машинный зал въехал грузовик с длинной цистерной жёлтого цвета с двумя люками наверху, на которой было написано большими буквами "МОЛОКО".
   Петя направился в сторону молоковоза. Из кабины молоковоза высунулся шофёр.
   - Куда?
   Петя указал направление, и сам направился в указанную сторону, зазывающе помахивая рукой. Грузовик тронулся вслед за ним. Не дойдя метров трёх до опоры, на которой покоилась четырёхметровая труба, торчащая из стены, Петя остановился. На навес на конце трубы уже был подвешен трёхметровый кусок такой же трубы, свободный конец которого удерживался в горизонтальном положении в воздухе с помощью прицепленного к нему прута, закреплённого на балке под потолком.
   Петя прикинул что-то в уме, затем крикнул шофёру:
   - Здесь сгрузим.
   Молоковоз остановился. Шофёр вылез из кабины, достал ящик с инструментами. Петя, осматривая крепления цистерны к раме, улыбнулся подошедшему шофёру:
   - Ну что, приступим к нашим баранам, как говорят французы. Давай ключи, тебе лучше знать, на сколько...
  
   Костя на берегу лихорадочно ворошил сваленную в кучу одежду. Извлёк из кармана брюк пастуха большой складной нож. В этот момент со стороны реки послышался громкий крик, прорвавшийся сквозь уже начинавший стихать бычий рёв. Костя обернулся.
   Малыш с гулким мычанием спешил по воде к берегу. За ним по воде тянулся пенистый красный след. На том месте, где только что был бык, отчаянно бился Родион Федосыч. Его голова то исчезала под водой, то снова появлялась на поверхности, и тогда с его губ срывался сдавленный крик:
   - Костя-я-я... Скоре-е-ей...
   Костя торопливо открыл нож и бросился к реке. Забежал в воду, испуганно посмотрел вперёд.
   Пастух снова с головой погрузился в воду. Через мгновение появился на поверхности по плечи, сдавленно хрипя. Было видно, что он ведёт отчаянную борьбу. Перед его лицом зловеще мелькнула спина пиявки. Родион Федосыч снова скрылся под водой, спустя мгновение из воды показалось его перекошенное болью и напряжением лицо. Пастух раскрыл рот, что-то прохрипел, но тут же захлебнулся и резко ушёл под воду. Снова на поверхности воды мелькнула тёмная, лоснящаяся на солнце, спина пиявки, по которой отчаянно скользили кисти пастуха. Заскорузлые натруженные пальцы судорожно сжимались, тщетно пытаясь уцепиться за гладкое тело твари. Через мгновение всё скрылось под водой. На поверхности появился водоворот.
   Костя по инерции сделал ещё несколько шагов вперёд по воде, но тут же в нерешительности остановился. Его лицо было перекошено ужасом. На мгновение Костя оцепенел, затем в растерянности опустил взгляд на свои ноги, как бы пытаясь удостовериться, что под ними - ещё твёрдая опора, перевёл ошалелый взгляд на поверхность воды, поглотившую пастуха.
   На поверхности воды лёгкий водоворот постепенно сглаживался, удаляясь к середине реки, пока водная гладь окончательно не успокоилась.
   Костя, наконец, вышел из состояния оторопи, выскочил на берег, испуганно оглядываясь.
   Стадо почти совсем успокоилось, только изредка раздавалось недовольное мычание. Малыш лежал в стороне у воды в луже крови, тяжело дыша. Лужа крови вокруг него разрасталась, алые струйки стекали в воду.
   Костя как очумелый метался по берегу, вглядываясь в реку, и хныкал, размазывая по щекам слёзы:
   - Дядь Родь... Дядь Родь...
   Не замечая ничего вокруг, не глядя под ноги, парнишка наткнулся на лежащего в луже крови Малыша. Обернулся, отрешённо посмотрел себе под ноги, погружённые в кровавое месиво. Бык возле Кости, натужно дыша, вяло подёргивался. Костя издал протяжный, похожий на крик раненого зверя, вопль и бросился к одежде. Выпутал из вороха мобильник, лихорадочно затыкал пальцем в его кнопки.
  
   В кабинете Виктора обсуждался ход работ по устройству ловушки для пиявки. Виктор, Том, Денис и Марина сидели вокруг стола и оживлённо обсуждали, чем же заполнить цистерну.
   - Думаю, Марина права - цистерну заполним чистой водой. А на всякий случай приготовим пару мешков соли, - произнёс Виктор, и тут же вздрогнул от громкого стука входной двери.
   В дверном проёме стоял возбуждённый, запыхавшийся Фандик.
   - Владимирыч, Родиона Федосыча утащил сом... Только что позвонил мой Костя. Они на Сечке, пригнали стадо на водопой... Он сначала напал на Малыша, - Фандик с трудом переводил сбившееся дыхание.
   Сидящие в кабинете оторопело смотрели на прораба.
   Выйдя из здания админкорпуса, все торопливо направились к джипу. Замыкавший шествие Денис возмущённо пробурчал на ходу:
   - Чистенькой воды ей! Да эту тварь!... Кислоты ей серной!... Эх, дядя Родя... Дядя Родя...
  
   Костя сидел на берегу возле мёртвого быка и отрешённым, ничего не видящим взглядом, смотрел на воду. Позади него послышался шум мотора. Костя устало оглянулся.
   По грунтовой дороге, в сотне метров от реки, ехал джип Кушнеруков. Машина свернула на луг, подъехала к стаду, которое рассредоточилось между кустов. Некоторые из быков мирно щипали траву, но большинство лежало в скудной тени кустов и вяло отмахивалось хвостами от слепней и оводов.
   Из джипа вылезли Виктор, Том, Марина и Денис и направились к Косте. Костя встал, посмотрел на подошедших, обернулся на реку, затем посмотрел на мёртвого быка, лежащего в пропитавшемся кровью песке, подавленно всхлипнул:
   - Дядь Вить... Он утащил дядю Родю прямо у меня на глазах... Сперва загрыз Малыша... Дядя Родя полез его спасать...
   Марина приблизилась к Косте вплотную, обняла его за плечи.
   - Успокойся, Костик...
   Денис серьёзно посмотрел на безвольное лицо Кости.
   - Костик, это точно был сом? Ты его видел?
   - Да вот как тебя! Здоровенный! Я таких в жизни не видел. Как акула.
   В разговор вмешался Виктор:
   - Спокойно, Костик. Расскажи, что ты видел.
   Костя посмотрел на мёртвого быка.
   - Он сначала схватил Малыша...
   Все посмотрели на Малыша жалостливыми взглядами, а Костя продолжил свой рассказ:
   - Дядя Родя полез его спасать. Я видел, как он схватил Малыша за хвост... Я побежал за ножиком. А он выпустил Малыша и схватил дядю Ро-о-одю-ю-ю...
   Костя громко зарыдал, всхлипывая, как ребёнок. Марина погладила Костю по голове, успокаивая, прижала к своей груди.
   - Успокойся, Костенька...
   - Ты уверен, что это был сом? - продолжал допытываться Виктор.
   Костя перестал рыдать и проговорил, судорожно всхлипывая:
   - А кто ж ещё? Здоровенный такой, спина чёрная...
   На Костю насел Денис:
   - Ты видел только его спину?
   - Да-а-а... Мелькнула спина над водой... и... дядя Родя...
   Костя снова захныкал. Марина погладила его по голове и нетерпеливо прикрикнула на интервьюеров:
   - Да оставьте вы Костика в покое.
   Виктор опустился на корточки возле быка, заглянул в его остекленевшие глаза, горестно покачал головой.
   - Племенного быка, мою гордость... Зараза..., - Виктор посмотрел на Дениса. - Давай-ка перевернём его...
   Том с Денисом опустились рядом с Виктором. Втроём они с трудом перевернули быка так, что стало видно окровавленное брюхо. Странное дело: кровь на шерсти не запеклась, а словно только что вытекла. Виктор разгрёб шерсть на груди животного, по самые запястья испачкав руки в свежей крови.
   - Вот смотрите, - Денис указал пальцем на глубокие порезы, показавшиеся под шерстью.
   - Да, это она, - сказал Том, вглядываясь в разошедшиеся края страшной раны, из которой, казалось, ещё сочилась кровь.
   - Наша знакомая, - удручённо проговорил Виктор. - Вот только возникает вопрос: почему она напала на быка?
   Костя изумлённо посмотрел на Виктора.
   - Какая знакомая, дядь Вить? Это был сом! Вот та-а-акой! - Костя развёл руки в стороны. - Я его как вас видел.
   - Сом, конечно, сом, Костик, - рассеянно протянул Виктор. - Это я так, про себя...
   Виктор встал вслед за Томом и Денисом. Все трое подошли к воде. Костя, сопровождаемый Мариной, - следом.
   - Где, говоришь, он напал на Родиона Федосыча, - спросил Виктор, вглядываясь в водную поверхность, над которой кружила мошкара, разгоняемая стремительными налётами стрекоз.
   Костя указал рукой на середину реки.
   - Вон там... Там он скрылся. А потом, вроде, как водоворот туда направился, - Костя провёл пальцем в сторону небольшой заводи, - вон к тому затону... Наверно, там у него берлога - они ж в ямах живут, сомы-то...
   Виктор посмотрел на часы.
   - Уже должны бы подъехать водолазы, - Виктор повернулся к Денису. - Поможешь Костику со стадом управиться.
   Денис поднял валявшийся на берегу кнут, в упоении стеганул с оттяжкой, так, что раздался смачный щелчок, похожий на выстрел.
  
  

Глава 15

  
   В кабинете Виктора кроме него сидели ещё Том и Марина.
   - Водолазы обнаружили Родиона Федосыча вчера вечером в той самой заводи, на которую указывал Костик. Тело зацепилось за старую корягу, - Виктор озадаченно посмотрел на собеседников. - Но почему она сначала напала на быка? Вопреки всем нашим умозаключениям...
   Том откинулся на спинку стула.
   - Я думаю, после схватки с тобой, Виктор, она потеряла много крови. Ей нужно было пополнить её запас.
   - Да-а-а..., - протянул задумчиво Виктор, - у Малыша её несколько вёдер... Да только вот она его бросила, так и не высосав...
   Наступила тягостная тишина. Марина посмотрела на отца, затем на Тома, и нарушила затянувшуюся паузу:
   - А мне кажется, она, скорее, хотела продемонстрировать свою силу. Прислала "чёрную метку", если можно так выразиться, - смотрите, мол, для меня ничего не стоит убить семисоткилограммового бугая, так что вы для меня - букашки... И словно в подтверждение она тут же расправилась с дядей Родей... Это она делает вызов.
   Снаружи послышался рёв подъехавшего мотоцикла. Марина выглянула в окно.
   - Денис приехал.
   Когда дверь открылась, и вошёл возбуждённый Денис, он тут же с порога выпалил:
   - Патологоанатом сказал, что дядя Родя был убит тем же самым способом, что и Ник... Я сам видел эту чёртову подкову на груди у дяди Роди...
   - Бедный дядя Родя, - подавленно проронила Марина.
  
   Цистерна уже покоилась на бетонном фундаменте, залитом под торчащей из стены трубой. К цистерне подошёл Виктор в сопровождении Тома, Дениса и Марины. Все молча осмотрели конструкцию от фундамента до нависшей над цистерной трубой. Виктор деловито осмотрел толстые болты, вделанные в фундамент, на которые была насажена станина цистерны.
   Подошёл Фандик.
   - Ну как? - спросил он Виктора, подёргавшего один из болтов. - Могу сказать, что уже почти всё готово. Бетон уже хорошо схватился, можно и гайки закрутить. Сейчас Пете скажу...
   - Время ещё есть, - Виктор обошёл вокруг цистерны, - не будем спешить, синоптики ещё на завтра обещают хорошую погоду.
   - Ну, добро. Подгоним пока люк по размеру.
   К Фандику подошёл один из рабочих.
   - Дмитрич, там у нас вопросик возник...
   Фандик взглянул на Виктора.
   - Владимирыч, я тебе нужен?
   - Нет, Дмитрич, тут всё ясно. Занимайтесь текущими делами.
   Том посмотрел вслед удаляющемуся прорабу.
   - Я тоже пойду посмотрю, как там дело на монтаже движется, - Том повернулся к Марине. - Пани переводчица, не будете ли вы так любезны...
   Марина шутливо толкнула Тома, и они направились в другой конец машинного зала, сопровождаемые взглядом Виктора.
  
   За окном смеркалось. Солнце у самого горизонта скрылось за плотной завесой облаков.
   Том и Марина сидели на диване в гостиной. Том взял яблоко из вазы, стоящей на столике, протянул его девушке. Другое начал есть сам. Прожевав, сказал, продолжая, видимо, прерванный разговор:
   - Я был совсем маленьким, когда отец открыл свой энергетический бизнес. Первые его станции были обычными ветряками мощностью всего в несколько десятков киловатт.
   Марина откусила яблоко и с любопытством посмотрела на Тома.
   - А сколько киловатт наша станция?
   - Тут уже не киловатты, тут мегаватты... И вообще, ваша станция - экспериментальная. Здесь мы впервые попробуем на практике максимально использовать даже ту энергию солнца, которая пробивается сквозь облака.
   Марина удивлённо взглянула на Тома.
   - Да сквозь облака ничего же не проходит. Какая ещё энергия?
   - Ну уж нет! Ты не замечала, что можно загореть даже в облачную погоду?
   - Да, правда. Это не так жарко. Я бы сказала, не так утомительно. И загар ровнее.
   - Вот-вот. Какая-то часть энергии всё равно проходит. Нужно только её максимально сконцентрировать, извлечь максимальный КПД. Использовать все принципы концентрации. Вот, например, простой лупой можно так сконцентрировать солнечную энергию, что можно зажечь, что угодно. Нужно собрать всё по крохам, ничего не упустить, - Том вдруг оживился. - Ты на футболе была когда-нибудь?
   - Была как-то... Киевское "Динамо" на кубок чемпионов играло. А что?
   У Тома от увлечённости темой, кажется, загорелись глаза.
   - Ты заметила, как вратари вводят мяч в игру? Очень часто вратарь выбивает мяч ногой подальше к воротам соперника. А там частенько этот самый соперник его сразу и подбирает. И уже он начинает атаку...
   Марина с улыбкой посмотрела на Тома.
   - А как же ещё можно?
   Том улыбнулся в ответ.
   - А гораздо рациональнее выбросить мяч рукой своему свободному игроку. Это надёжно и точно. А через несколько передач мяч уже может оказаться у ворот соперника. И всё это время мы владеем мячом, а не он, - Том многозначительно поднял вверх указательный палец. - Чем больше времени мяч у нас, тем меньше он у соперника... Вот этот принцип надо всегда использовать в альтернативной энергетике. Тут резервов - тьма тьмущая.
   Марина озорно, заразительно засмеялась.
   - Ты, когда вратарём был, наверно, всегда рукой выбрасывал мячик...
   - Вообще-то да..., - Том смутился, но тут же продолжил свою мысль. - Ты знаешь, что уже есть такая технология, которая позволяет использовать разницу температур в атмосфере и в глубине земли, где температура всегда плюсовая, пусть снаружи будет хоть минус шестьдесят? И на севере уже работают такие установки, которые обеспечивают энергией отдельные дома.
   Марина удивлённо покачала головой, а Том продолжил:
   - Ну, а что касается вашей станции, то её мощности хватит, чтобы обеспечить электроэнергией в любую погоду несколько графств. По закону, конечно, вы можете использовать её только для нужд своей агрофирмы, но резервы огромные...
   Марина засмеялась, лукаво посмотрев на Тома.
   - Том, ваши графства у нас районами называются.
   Том удивлённо посмотрел на Марину, видимо, ещё витая в своих энергетических облаках, но, видя задорное лицо девушки, тоже засмеялся. Он шутливо напал на Марину, сжал в объятиях, поцеловал. Марина ответила взаимностью, и они надолго слились в поцелуе. Руки Тома нервно блуждали по волосам девушки, взъерошивая их и сползая то на мочки ушей, то на шею... Губы Тома переместились на щеку Марины, затем скользнули по её шее за маленьким точёным ушком. Глаза Марины закрылись, девушка глубоко, прерывисто дышала. Её руки блуждали у Тома по спине, задирая рубашку. Пальцы одной руки проникли за его пояс.
   Том подался навстречу девушке. Его пальцы расстегнули блузку, под которой оказались маленькие упругие груди. Губы Тома накрыли призывно топорщащиеся шоколадные соски.
   Марина распалялась всё больше и больше. Она торопливо расстёгивала пояс на брюках Тома. И когда руки Марины уже стали приспускать брюки на его бёдрах, на лице Тома внезапно вырисовалось что-то наподобие паники.
   В воспалённом мозгу парня словно молния сверкнуло предательское воспоминание - корреспондент с экрана телевизора злорадно ухмыльнулся и назидательно изрёк: "Ты не забыл? Серьёзные расстройства здоровья, вплоть до импотенции!"
   Том вдруг безвольно обмяк, деликатно отстранил Марину, застёгивая пояс. Марина, даже не разочарованно, а, скорее, изумлённо смотрела на него. Том виновато посмотрел Марине прямо в глаза и проронил:
   - Извини, Марина... Это сильнее меня... Одних радиация делает сверхмогучими монстрами, а других даже одно упоминание о ней делает беспомощными...
  
   Уже после обеда сплошные облака заволокли небо. С наружной стороны здания станции, у стены, под вентиляционным отверстием, были сложены большие бетонные плиты штабелем высотой метра в полтора.
   К штабелю подошли Виктор, Том и Денис. Виктор внимательно посмотрел на отверстие в стене, потрогал рукой плиты, словно проверяя, что они реальность, а не мираж.
   - Ну что ж, похоже, что здесь, с этой стороны, всё в порядке.
   Денис посмотрел на отца с озорным огоньком в глазах.
   - Это что, лестница для пиявки?
   - Да, лестница, - серьёзно ответил Виктор.
   - А не проще ли было просто приставить к стене одну плиту?
   - Проще, конечно... Только, знаешь, у меня такое впечатление, что эта тварь гораздо умнее своих обычных сородичей. Честное слово, у меня такое ощущение, что она обязательно заподозрит неладное, если ей облегчить задачу неестественным образом... А так, ну, сложили плиты, это же естественно...
   Денис сочувственно взглянул на отца.
   - Пап, по-моему, у тебя уже какая-то мания.
   Виктор рассеянно проронил:
   - Ладно... Пошли дальше...
   Все трое обогнули здание и направились к воротам.
   Не успели они подойти к цистерне, как к ним присоединился Фандик.
   - Владимирыч, - сказал прораб, - всё готово по высшему разряду. Принимай работу.
   Виктор многозначительно посмотрел на Фандика.
   - Надеюсь, ты никому ничего не сказал, для чего всё это?
   - Владимирыч, за кого ты меня принимаешь? Я сказал, что это научные эксперименты.
   Денис с Томом задрали головы и задержали взгляды на нависшей над цистерной трубе.
   - Значит так. Она с той стороны залезает в трубу, ползёт, ползёт, - Денис волнообразными движениями рукой указывал на воображаемый маршрут пиявки от стены до конца трубы, - и, когда доползёт до конца, под её тяжестью этот шнурок обрывается...
   На конце трубы сверху было приварено металлическое кольцо, к которому был привязан толстый шнур. Другой конец шнура был привязан к металлическому пруту, свисающему с балки под потолком. Это же кольцо на трубе и балка под потолком были соединены почти не растянутой мощной пружиной.
   Денис продолжал:
   - Трёхметровый конец трубы падает, повисая на навесе, и его торец соединяется точнёхонько с открытым люком. Наша голубушка благополучно соскальзывает в люк, пружина снова поднимает конец трубы, крышка люка захлопывается и фиксируется защёлкой, - Денис проследил воображаемую траекторию падения монстра взглядом сверху вниз. - "Птичка" в клетке. Гениально! Пап, и как ты до такого додумался? - Денис повернулся к отцу.
   Виктор пропустил ёрничанье сына между ушей, только спросил Фандика:
   - Дмитрич, проверили систему-то?
   Фандик ответил с некоторой обидой в голосе:
   - Я лично всё рассчитал. И несколько раз проверили. И защёлка надёжная.
   - Ладно, Дмитрич, никто и не сомневается.
   - Ну, тогда я пошёл, - Фандик направился в сторону прорабской.
   - Пойду посмотрю, что там сегодня сделали, - сказал Том. - Дэн, пошли, поработаешь сегодня переводчиком...
   Они с Денисом направились в глубину машинного зала, где вторая смена работала на монтаже оборудования на одном из фундаментов.
   Как-то незаметно, но стремительно, в помещении стемнело. К распределительному щиту подошёл Петя, включил освещение. Направляясь к своей бригаде, Петя задержался возле цистерны, у которой стоял в раздумье один Виктор с какой-то тряпкой в руке.
   - О, Петро, иди-ка сюда, - Виктор протянул Пете тряпку, которая оказалась старой рубашкой, посмотрел вверх на трубу, - прицепи-ка эту тряпку к концу трубы.
   Петя недоумённо посмотрел на Виктора.
   - Виктор Владимирыч, это ж ваша рубашка...
   - Точно, моя рубашка. Причём хорошо пропитанная моим потом. У этой твари нюх, как у ищейки. А в дождь особенно обостряется...
   Виктор осёкся, посмотрел на Петю, как нашкодивший пацан. Петя с любопытством посмотрел на начальство.
   - У какой твари, Виктор Владимирыч?
   Виктор неопределённо махнул рукой:
   - Потом, Петро, потом. Сам увидишь.
   - Понятненько, - сдержанно протянул Петя, взял рубашку, подошёл к опоре, на которой покоилась неподвижная часть трубы, начал залезать по ней.
   Виктор вдруг встрепенулся.
   - Стой, Петро! Не надо... Наверное, Денис прав - что-то я и правда стал слишком мнительным...
   Петя спустился, передал рубашку Виктору. Виктор спросил, чтобы как-то сгладить свои суетливые манёвры:
   - Сколько воды в цистерну залили?
   - Как и сказали, заполнили наполовину. А что?
   - Ладно, Петро, на сегодня всё. Можешь идти.
   Петя пожал плечами и затопал к своей бригаде.
   К Виктору подошёл Фандик.
   - Проверил всё. Всё обошёл. Ни одной дырки не оставили, задраили все щели - мышь не проскользнёт! Ей только один путь остаётся.
   Фандик кивнул вверх, на трубу, затем красноречиво опустил взгляд вниз, на цистерну.
   - Хорошо, - подытожил Виктор. - Все могут ехать домой, на сегодня всё. Будет улов - всем премия.
   - Вот ребята обрадуются. Ну, тогда до завтра, Владимирыч. Завтра посмотрим улов.
   - Пока, Дмитрич, - Виктор проводил взглядом удаляющегося в сторону производственного шума прораба, а сам направился в сторону двери, ведущей в админкорпус. Внезапно остановился в раздумье. Повернулся, возвратился к цистерне, заглянул в люк, затем огляделся по сторонам, как будто выискивая что-то.
   Взгляд Виктора упал на крюк, приваренный к одной из металлических опор. С крюка свешивался свёрнутый бухтой резиновый шланг, конец которого был соединён с водопроводной трубой. Виктор подошёл к шлангу, бросил свою рубашку на стул, стоящий у опоры. Направился к цистерне, на ходу разматывая бухту.
   Возвратились Том с Денисом.
   - Решил вот воды добавить, - пояснил Виктор, засовывая конец шланга в люк цистерны. - Денис, а тебе уже пора домой.
   - Пап, я тут останусь. Во-первых, я должен отомстить за Ника, за дядю Родю... за всех... Во-вторых, Марина, как ты знаешь, дома с Ольгой - у той опять кризис. А вам тут, - Денис кивнул на Тома, - переводчик понадобится...
   - Во-первых, всё тут сработает и без тебя - ты сам только что удостоверился в этом. Во-вторых, моего английского вполне хватит, чтобы сказать "О'Кей"... А в-третьих, ты не подумал, что пиявка в эту ночь может появиться не обязательно здесь, а у нас дома. Дорогу она уже знает.
   Виктор подошёл к крану, включил подачу воды, вернулся к цистерне. Том в это время убеждал Дениса:
   - Твой отец прав, Дэн. Эта тварь может снова появиться у вас дома. Там девушки одни остались.
   Денис продолжал упорствовать:
   - Там уже на окнах решётки.
   - Решётки решётками, но эта тварь очень хитрая, - Виктор заглянул в люк. - Никто не знает, что у неё на уме. Это мы так думаем, что она сунется сюда, на наш запах. А вот что думает она, известно только ей самой.
   - Ладно, может вы и правы, - нехотя согласился Денис. - Звоните мне сразу, как только мышеловка захлопнется.
   - Договорились, - Виктор направился к крану подачи воды.
   - Петруха хочет Ольгу проведать у нас, говорит, давно её не видел. Мы вместе поедем. Он там, наверно, уже помылся, - Денис зашагал в сторону бытовых помещений, обернулся, бросил на ходу. - Закрывайтесь - мы выйдем через админкорпус.
   Виктор выключил воду, посмотрел вслед сыну.
   - Да, Денис, предупреди там по пути охранника... Кто там этой ночью дежурит, Петрович? Пусть сегодня не спит, смотрит в оба!
   - Ладно. Пока!
  
   На станцию спустились сумерки. Начал накрапывать дождь. На площадке возле админкорпуса закончившая работу смена занимала места в автобусе.
   - Все, что ли? - спросил Фандик, усевшись на сидение рядом с крановщиком Васей и окидывая взглядом салон.
   Вася тоже огляделся по сторонам и сказал:
   - Петьки нету, Дмитрич.
   - Он к Денису собирался зайти.
   - А-а-а...
   Фандик ещё раз оглядел салон и дал команду шофёру:
   - Поехали, Саня. И так сегодня задержались.
   Дверь автобуса закрылась. За окошками совсем стемнело, по крыше автобуса затарабанил дождь.
  
  

Глава 16

  
   Виктор и Том обошли опустевшее помещение. Привычный производственный шум сменил монотонный шум дождя, доносившийся сверху металлической дробью.
   Виктор подошёл к двери, проверил запор, затем вернулся к цистерне, заглянул в открытый люк, осмотрел защёлку запорного механизма.
   К Виктору подошёл Том.
   - Где, говоришь, оборудовали наш наблюдательный пункт? - Виктор отошёл к двум крафтмешкам с надписью "Соль".
   Том показал рукой на один из отдалённых больших фундаментов с установленным на нём агрегатом. Высотой фундамент был около двух метров, на его площадку снизу вела металлическая лестница с перилами. По периметру площадки тоже было смонтировано металлическое ограждение.
   - Вон на том постаменте. Оттуда будет видно всё, как на ладони, - Том улыбнулся, - я там поставил стулья - неизвестно, сколько ждать придётся.
   - Похоже на капитанский мостик, - сказал удовлетворённо Виктор, посмотрев в указанную сторону. - Ну что? Вроде всё готово, - Виктор ещё раз огляделся вокруг. - И погодка, как по заказу - уже поливает вовсю. Остаётся погасить свет и ждать гостя. Фонарики у тебя?
   Том передал Виктору карманный фонарик, достал из кармана другой и направился к распределительному щиту.
   Свет в помещении погас. Вспыхнул луч света от фонарика и заскользил по бетонному полу. Недалеко от первого вспыхнул второй луч, и они стали двигаться рядом в одном направлении. Пучки света выхватили лестницу, ведущую на фундамент, стали подниматься по ней, прыгая со ступеньки на ступеньку.
  
   Снаружи всё погрузилось в темноту, стало ни зги не видно. Только едва поблёскивала в отдалении поверхность реки, отражая какие-то дальние огни, непонятно как пробивающиеся сквозь сплошную пелену дождя. И не мог бы увидеть никто, если бы даже отважился прогуляться в такую слякотную погоду, как из воды появилась зловещая тень и поползла вверх по берегу.
  
   Внутри машинного зала тоже было темно, как в преисподней. Дождь монотонно барабанил по крыше, скрадывая все остальные звуки.
   - Впервые мне приходится сидеть в засаде, - послышался шёпот Тома.
   - Мне тоже... Если не считать детских игр... Давно это было...
   Мелькнул светящийся циферблат часов. На нём горели цифры "22:53". Снова послышался голос Тома:
   - Синоптики оказались на высоте - льёт, как из ведра.
   - Да, дождик, как по заказу... Том, ты свой мобильник отключил?
   - Да. Во всём здании отключено всё, что может вызвать внезапный шум-тарарам.
   - Ну что ж. Тогда будем играть в молчанку.
  
   Ливень усилился. В кромешной мокрой тьме горели только лампочки над входом в здание станции и над крыльцом админкорпуса. За стеклянной дверью, в освещённом вестибюле админкорпуса у стола дремал охранник - мужчина лет пятидесяти пяти внушительной комплекции.
  
   Сквозь шум ливня, барабанящего по крыше, послышался слегка обеспокоенный шёпот Виктора:
   - Я уже начинаю волноваться. Часа два уже здесь сидим... А вдруг она опять сунулась ко мне домой?...
   Вдруг откуда-то из глубины помещения раздался громкий крик, прорвавшийся сквозь шум дождя.
   - Чёрт! - ругнулся Том. - Что это?
   Крик повторился.
   Вспыхнул луч фонаря, выхватил из темноты какой-то фундамент с установленным на нём агрегатом. Тут же, рядом с первым, вспыхнул второй луч. Крик слышался откуда-то из-за освещённого лучами фундамента. Оттуда же вдруг раздался удивлённо-испуганный голос Пети:
   - Бли-и-ин! Ах ты гадина!
   Один из лучей заметался по помещению, выхватывая из темноты различные конструкции, отбрасывавшие причудливые тени. Второй заскользил по площадке фундамента - наблюдательного пункта. Позади луча послышался голос Тома:
   - Это Петя! - в голосе слышалось недоумение. - Но он же ушёл!
   - Скорее, там что-то случилось! - озабоченно выкрикнул Виктор.
   Лучи один за другим заскользили по лестнице с фундамента, сопровождаемые топотом двух пар ног по металлическим ступеням.
   Из глубины помещения послышался сдавленный голос Дениса:
   - Задыхаюсь... Скотина...
   Лучи фонариков уже двигались по бетонному полу в направлении голосов.
   Внезапно в свете лучей появилась жуткая картина: к одной из несущих металлических опор полным оборотом растянутого тела пиявка прижала Дениса, сидящего на стуле под бухтой водопроводного шланга. Денис слабыми движениями рук пытался оторвать от себя гигантского чёрного червяка. На лице Дениса читалось нестерпимое страдание. Он хрипел, отчаянно хватая ртом воздух. Перед самым лицом Дениса покачивалась в "боевой стойке" голова пиявки с присоской. Петя пытался уцепиться голыми руками сзади за шею твари. Но ему это не удавалось сделать - руки скользили и срывались с гладкого, упругого, скользкого тела.
   - Ах ты сволочь! - выругался Петя, пытаясь оседлать червя верхом.
   Испачканные слизью руки Пети обхватили пиявку за шею, пытаясь ослабить её хватку вокруг туловища Дениса.
   Тело червя конвульсивно пульсировало, то сжимаясь, то расслабляясь. В такт этой пульсации Денис конвульсивно хватал ртом воздух, выдавая хрип, смешанный с каким-то бульканьем.
   В освещённом уже только одним лучом месте схватки появился Том. Он решительно бросился в борьбу, ударил фонарём в рыло пиявке. Ещё один удар, и фонарик исчез в омерзительной пасти твари.
   Луч фонарика Виктора заметался вокруг места схватки. Выхватил из темноты лежащий на полу полуметровый кусок металлической арматуры. Рука Виктора подхватила прут. В пляшущем свете фонарика было видно, как Виктор примеривался нанести удар по голове пиявки арматурой. Но голова чудовища постоянно перемещалась, и за ней открывалось то перекошенное от боли лицо Дениса, то перекошенное от ярости и напряжения лицо Пети.
   - Петро, беги, включи свет, - крикнул Виктор, нанеся, наконец, слабый скользящий удар по лоснящейся поверхности.
   Голова Пети исчезла из поля зрения. Послышался звук удаляющегося топота ног по бетону.
   - Пап... па..., - мученически выдавил Денис.
   Глаза Дениса закатились, высветив белки, изо рта вместе с хрипом вылез язык, с которого стекала слюна.
   Вспыхнул свет, и при ярком электрическом освещении картина приобрела ещё более зловещий вид. Пиявка, причудливо выделявшаяся на индустриальном фоне своим инородным происхождением, вжала оборотом своего лоснящегося тела в опору безвольно обвисшее тело Дениса. Тот уже не сопротивлялся, а только судорожно вздыхал, словно рыба, выброшенная на берег. Послышался треск ломаемых костей.
   Том оседлал монстра, обхватив его за шею сзади двумя руками под присоской, пытался оттянуть назад изо всей силы. Пиявка отчаянно мотала головой в намерении сбросить "седока". Видно было, как пасть в центре присоски то сжималась, то раскрывалась. В глубине её, казалось, зловеще клацали три белых челюсти с мелкими острыми зубами. За челюстями - тёмный провал.
   Виктор отшвырнул фонарик и изо всех сил ударил по телу пиявки позади ног Тома куском арматуры. Чудовище конвульсивно ударило хвостом, судорожно запульсировали кольца по всему туловищу.
   - А, не нравится! - Виктор замахнулся для нового удара.
   Петя выпустил из руки рубильник, лихорадочно оглядываясь вокруг. Недалеко от того места, где он стоял, у стены, на красном противопожарном щите висели выкрашенные в красный цвет огнетушитель, лопата, ведро, тупой топорик с крюком на обухе. Под щитом - большой металлический ящик с песком. Петя подбежал к щиту, схватил огнетушитель, отшвырнул его в сторону. Примерился к лопате, но, видимо, наиболее подходящим оружием ему показался топорик. С топориком в руке Петя бросился к месту схватки, откуда доносился шум борьбы.
   После очередного удара Виктора арматурой, пиявка угрожающе задрала вверх хвост с хвостовой присоской. Конец тела твари растянулся, извиваясь и делая беспорядочные удары в воздухе. Один из этих мощных ударов зацепил водопроводную трубу, проходящую вдоль опоры. Труба, словно спичка, переломилась на муфте, и из неё фонтаном ударила струя воды, орошая пиявку и Дениса.
   - О нет! Чёрт! - выругался Том.
   Тело мутанта вокруг Дениса слегка расслабилось. Денис подал признаки жизни. Слабо цепляясь за скользкое тело своего мучителя, судорожно вздохнул. В этот момент чудовище поддело Тома под живот неимоверно вытянувшимся и заострившимся концом хвоста. Последовал резкий рывок, и Том отлетел назад на несколько метров. Падая, он стукнулся головой о выступ какого-то фундамента, и обмяк, теряя сознание.
   К месту схватки подбежал Петя с топориком. Петя замахнулся топориком, но в этот момент Виктор нанёс очередной удар арматурой по шее пиявки.
   - Получай, кровопийца!
   Хвост монстра снова сильно растянулся и, словно хлыстом, обвил и Виктора, и Петю вместе. Приподнял их в воздух. Виктор отчаянно, делая короткие быстрые замахи, стал колотить по сжавшему его и Петю скользкому телу. Петя, удержав в руках топорик, замахнулся им для удара.
   Пиявка вдруг отпустила Дениса. Тот безвольно обвис без всяких признаков жизни и, свалившись со стула, упал ничком во всё увеличивающуюся лужу у опоры.
  
  

Глава 17

  
   В вестибюле админкорпуса охранник сонно пялился в кроссворд во всю газетную страницу. Из длинного коридора, который упирался в дверь, ведущую в машинный зал станции, послышался неясный шум. Охранник прислушался, затем встал и вышел из вестибюля в коридор.
  
   Виктор и Петя трепыхались в объятиях монстра, словно мухи, пойманные в паутину. Разъярённая тварь сделала молниеносный выпад передней присоской в сторону замахнувшегося топориком Пети. От сильнейшего удара топорик вылетел из руки Пети и закувыркался по полу, а сама рука на замахе по самое плечо вошла в раскрывшуюся пасть чудовища. Присоска, сжавшись, охватила плечо Пети у самой шеи, обволокла его мерзкой ослизлой массой. Шея пиявки содрогнулась в пульсации. Петя душераздирающе закричал, пытаясь свободной рукой оторвать от плеча голову мутанта. Но даже попытки зацепиться ногтями не привели к успеху - пальцы соскальзывали с гладкого лоснящегося тела, обильно поливаемого брызгами от струи из разорванного водопровода.
   - Бли-и-ин... Сволочь..., - скрипел зубами Петя.
   В глубине помещения появился охранник. Он спешил на шум борьбы, на ходу расстёгивая кобуру пистолета.
   - Что там такое происходит? - недоумённо вопрошал он, приближаясь к месту схватки.
   Когда вся картина предстала перед его изумлённым взглядом, лицо охранника исказилось от ужаса, так как в этот самый момент присоска пиявки, обволакивавшая плечо Пети, разжалась, резко отстранилась в сторону, и... руки не было - только гладкий срез плоти с белым яблоком сустава, который тут же залился кровью, хлеставшей из разорванной артерии.
   В направленных на безрукое плечо испуганных глазах Пети появился животный ужас.
   Виктор с перекошенным от боли и напряжения лицом пытался вырваться из смертельных объятий пиявки, впиваясь в скользкое тело ногтями. Тело твари сжималось ещё сильнее, выдавливая из своих пленников нечленораздельные хриплые звуки.
   - Стреляй, Петрович, стреляй! - прохрипел, наконец, Виктор, когда объятия монстра слегка ослабли.
   Охранник прицелился из пистолета. Раздался один выстрел, за ним - другой, третий...
   Том, бесчувственно лежавший до этого в стороне, открыл глаза, со стоном пошевелился. Неясные контуры стрелявшего в пиявку охранника постепенно приняли чёткие очертания - к Тому возвращалось сознание.
   - Бесполезно, Петрович... Ей это, как укус комара, - слабо прошептал он.
   У опоры, в луже воды, ничком, без движения, лежал Денис. Рядом пиявка под душем из разорванного водопровода сжимала в своих объятиях Виктора и Петю, у которого из безрукого плеча текла кровь. Завороженный этой жуткой картиной охранник вплотную подошёл к пиявке, позабыв о всякой осторожности. Он пытался поточнее прицелиться из пистолета в голову мутанта, которая раскачивалась из стороны в сторону, словно выбирая направление атаки.
   - Назад, Петрович, назад! - прохрипел Виктор.
   Но предупреждение запоздало - молниеносным броском головы пиявка передней присоской впилась в лицо охранника. Тот выпустил пистолет, пытаясь обеими руками оторвать от лица мерзкую плоть.
   Конец хвоста пиявки неимоверно вытянулся и быстрым движением обвил ноги охранника. Чудовище сделало резкий рывок головой, присосавшейся к лицу охранника, назад, и голова охранника оторвалась от туловища, из которого фонтаном хлестнула кровь. Безголовое тело завалилось набок и забилось в конвульсиях, разбрызгивая во все стороны кровь, которая смешивалась с льющимся сверху водным потоком и розовыми струями подтекала под неподвижно лежащего Дениса.
   Пиявка выплюнула голову охранника, которая запрыгала по полу, словно мячик, и передней присоской зашарила вокруг себя. Омерзительная плоть добралась до Виктора, скользнула по его плечам, по мокрой рубашке, прилипшей к животу и груди.
   Том встал, пошатываясь, ощупал голову. Неподалёку от Тома лежал топорик, выпущенный Петей. Том поднял его с пола.
   Пиявка присоской вжалась в рубашку на груди Виктора. В этот момент подоспевший Том замахнулся топориком и изо всех сил рубанул по сжавшемуся жгутом телу мутанта. Топорик отскочил от тела пиявки, как от резины. Однако Том с неудержимым остервенением продолжать наносить один удар за другим.
   - Получай, гадина! Вот тебе! Вот! Получай!
   Тело пиявки сжалось в упругий узел в том месте, где рубил Том, и топор отскакивал, не причиняя ей никакого вреда. На теле твари появились только едва кровоточащие царапины. Но, видимо, эти сильные удары причиняли чудовищу определённое беспокойство, поскольку оно отпустило грудь Виктора и сделало угрожающий выпад передней присоской против Тома.
   Пользуясь тем, что хватка монстра ослабла, Виктор указал рукой вглубь помещения.
   - Том, там, - прохрипел он сдавленно, - у плотников... электропила...
   Том отшвырнул топорик и устремился в указанном направлении.
   Снова присоска пиявки замаячила у самой груди Виктора и словно пылесосом всосала мокрую рубашку.
   Том заскочил в плотницкую, распахнул дверцу большого деревянного шкафа, шаря взглядом по полкам с различными плотницкими инструментами. Электропила лежала на нижней полке. Том схватил лежавший на верстаке свёрнутый бухтой удлинитель, всунул в одну из его розеток штепсель пилы, вилку удлинителя - в одну из розеток на стене, и с пилой в руке выскочил из помещения, на ходу разматывая шнур.
   На месте схватки Виктор и Петя по-прежнему находились в смертельных объятиях чудовища, которое передней присоской всосало разошедшуюся по швам рубашку Виктора. Петя слабо сопротивлялся, тыча пальцами оставшейся руки в тёмные пятна-глаза на голове пиявки.
   Подбежал Том с пилой, включил инструмент. Раздался лёгкий шум, и полотно пилы завращалось. Том поднёс конец полотна к телу пиявки позади ног Виктора. Полотно врезалось в тело твари, обагрившись кровью. В этот момент почувствовавшая боль пиявка сделала несколько страшных ударов. Сузившийся конец хвоста зацепился за шнур пилы, резко дёрнул, и штепсель вырвался из розетки. Грязно-оливковое тело разжалось, растянулось, снова сжалось, конвульсивно забилось, выпустив из объятий Петю и Виктора. Мутант замотал во все стороны головой. Передняя часть туловища поднялась в стойку, возвысившись чуть ли не до потолка, затем обрушилась вниз, и передняя присоска заскользила по туловищу твари, пока не впилась в свежую рану на нём. Было видно, как край присоски вошёл в окровавленную прорезь, затем выполз из неё, и присоска стала шарить по конвульсивно бьющемуся телу твари.
   Пользуясь моментом, Виктор и Петя успели отползти в сторону. Виктор сорвал с себя остатки рубашки, попытался перевязать ими плечо Пети. Рубашка тут же пропиталась кровью. Том сорвал с себя свою рубашку, передал её Виктору и снова схватился за пилу. В этот момент пиявка обхватила потерявшего бдительность Тома, сжала его и подняла вверх. Однако Том не выпустил пилу из рук, и стал наносить удары полотном по телу твари.
   - Шнур... Скорее... Чёрт! - крикнул Том Виктору, склонившемуся над Петей.
   Виктор бросился к концу шнура пилы. Вставил вилку в розетку удлинителя, однако пила не подала никаких признаков жизни.
   - О, дьявол! - выругался Виктор, сорвался с места и побежал в сторону плотницкой. На ходу он вытащил мобильник, лихорадочно затыкал в кнопки.
   Пиявка уже успокоилась и примеривалась атаковать сжатого ею Тома. Однако Том не позволял ей присосаться к своей груди, прижав к ней руку с пилой.
   Петя немного пришёл в себя, и шарил взглядом вокруг, выискивая хоть какое-нибудь оружие. Поднял с пола валявшийся рядом пистолет, но тут же отшвырнул его в сторону, как бесполезную игрушку. Кусок арматуры, который выронил Виктор, показался ему более надёжным оружием.
   В этот момент пиявка сделала стремительный бросок рылом, ударив им по рукам Тома, и пила выпала из его рук. Том, прекратив всякое сопротивление, сгруппировался, плотно прижав руки к груди и не давая тем самым монстру возможности присосаться.
   Петя подполз к пиявке и изо всех оставшихся сил ударил торцом арматуры в скользкое тело. Стальной прут на несколько сантиметров вошёл в постоянно движущуюся плоть. Почувствовав этот болезненный удар, пиявка отстранила голову от груди Тома. По всему телу твари пробежала дрожь, задняя его часть выгнулась дугой, затем выпрямилась и затрепетала, разбрызгивая вокруг разбавленную водой кровь, в которой она лежала. Тварь приподняла голову, развернув присоску, раскрыла пасть, и изрыгнула из неё красную тряпку, в которую превратилась часть рубашки Виктора, следом - окровавленную руку Пети, за ней - фонарик.
   Петя, окончательно теряя силы, снова ударил торцом арматуры в тело пиявки. На этот раз присоска с размаху обрушилась на голую грудь Пети и впилась в неё. Петя вскрикнул, выпустив арматуру.
   В плотницкой Виктор торопливо засунул вилку удлинителя в розетку, прижал её обухом лежавшего на верстаке топора. Тут же бросился к двери.
   Выскочив из плотницкой, Виктор подбежал к водопроводной трубе и перекрыл воду.
   Пиявка присосалась к груди Пети, залепив всю её до самого подбородка. Было видно, как пульсирует шея твари, делая глотательные движения. Петя слабо пытался поддеть её единственной рукой. На бескровном лице Пети - страшное мучение.
   Том выскользнул из объятий ослабившей хватку твари, снова схватил заработавшую пилу. Поднёс вращающееся полотно к выгнувшейся дугой шее червя. Полотно слегка вошло в плоть, не успев погрузиться глубже, так как в этот момент пиявка краем задней присоски зацепила шнур, и вилка снова выскочила из розетки.
   Передняя присоска отпустила грудь Пети, на которой зияла глубокая подковообразная рана. Из раны текла кровь.
   Из пореза на шее пиявки тоже потекла кровь. Раненая тварь делала сумасшедшие удары во все стороны обеими концами тела. Снова зарылась рылом в старый порез, затем - в свежий. Слиплась обеими присосками, разлепила их, стала шарить ими вокруг.
   Том оттащил подальше от твари Петю. Тот лишь конвульсивно подёргивался, закатив глаза.
   Подбежал Виктор. Том оставил безжизненное тело Пети и схватил пилу. Однако включить её не было возможности - розетка удлинителя и вилка пилы находились у самого тела пиявки, содрогавшегося в конвульсиях.
   - Я вставлю... Осторожно! - крикнул Виктор, медленно приближаясь к розетке, и не сводя взгляда с шарившего рядом рыла монстра.
   Том с пилой в руках приближался к головной части мутанта.
   Виктор дотянулся, наконец, рукой до вилки, стал засовывать её в розетку. В этот момент пиявка как никогда до того сильно растянулась и одним махом сгребла и Виктора, и Тома в объятия, обмотавшись вокруг них.
   Рука Виктора выпустила наполовину вошедшую в розетку вилку.
   Том и Виктор пытались сопротивляться, но объятия чудовища становились всё крепче. Том ударил полотном пилы по шее твари. Пиявка отстранила голову, на мгновение раскрыв пасть посреди присоски. Мелькнули челюсти, раскрылись, снова сжались, заходили во все стороны, казалось, издавая зубовный скрежет. Том, лицо которого находилось как раз напротив всей этой омерзительной картины, плюнул в пульсирующую за зубами утробную плоть.
   Том скосил глаза вниз, и увидел, что его башмак - совсем рядом с наполовину вошедшей в розетку вилкой. Том, сделав неимоверное усилие, попытался достать носком башмака до вилки. Тянулся изо всех сил, упираясь пилой в шею твари. Носок башмака коснулся вилки, но не вжал её в розетку, а только слегка зацепил.
   В этот момент голова пиявки с раскрытой пастью сделала резкий бросок прямо на лицо отвлёкшегося на вилку Тома. Присоска плотно обволокла всё лицо Тома, завернувшись растянувшимися краями вокруг затылка. Но, благодаря этому движению, тварь слегка сместилась и ослабила хватку, и самый кончик носка башмака Тома дотянулся, наконец, до вилки и вдавил её в розетку.
   Полотно пилы, вжатое в шею твари, дёрнулось, врезалось в плоть, и в один миг перерезало шею, выйдя с противоположной её стороны.
   Обезглавленное туловище пиявки забилось в конвульсии. Один из ударов разорвал шнур. Из отрезанного конца тела монстра брызнула кровь. Срез головного конца пиявки был похож на какую-то мясистую окровавленную трубу. Внутри эта труба сжималась и разжималась, делая глотательные движения. Из неё сочилась кровь. За ней - фоном было видно туловище Тома. Руки Тома, выпустившие ставшую бесполезной пилу, беспорядочно хватались за срез в попытке оторвать голову твари от лица.
   Освободившийся Виктор схватил валявшийся поблизости топорик и с размаху всадил крюк на его обухе в голову пиявки. Крюк вошёл в расслабленную плоть по самый обух, Виктор сделал рывок, и пульсирующая голова твари отвалилась от лица Тома. Собственно, лица не было видно, так как всё оно было сплошь одним кровавым пятном.
   Том в запале провёл рукой по лицу, частично стерев кровавую маску, и обнажив на лбу и подбородке глубокие порезы, из которых текла кровь. Том судорожно хватал ртом воздух.
   Голова пиявки лежала на полу в луже крови, продолжая конвульсивно сжимать и разжимать пасть. Тут же билось туловище, нанося страшные удары во все стороны.
   Виктор, укрывшийся за опорой, склонился над неподвижно лежащим на полу Денисом, пощупал пульс на шее.
   Том подхватил под мышку Петю, оттаскивая его подальше от агонизирующего монстра.
   Виктор, убедившись, что Денис подаёт признаки жизни, бросился к цистерне, взвалил на плечо мешок соли, направляясь с ним к месту схватки.
   Том оттащил подальше от пиявки туловище охранника, принёс голову, положил её на место.
   Пиявка билась в агонии рядом со своей пульсирующей головой. В нескольких метрах от неё Виктор сбросил с плеча мешок, вспорол его полотном пилы, стал хватать пригоршнями соль и швырять её в пиявку.
   Снаружи послышался вой сирены. Том направился к воротам, открыл замок, отворил одну створку, вышел наружу. Там слышались вой сирены, скрип тормозов, лучи фар сквозь пелену дождя упёрлись в ворота.
   - Сюда, - Том открыл вторую створку.
   В ворота въехала одна карета скорой помощи, за ней - вторая. Резко затормозили у места битвы. Из них выскочили люди в белых халатах.
  
  

Глава 18

  
   Денис лежал в больничной палате, забинтованный с головы до ног. Дверь в палату открылась, и вошли Том с Мариной, как водится, в белых халатах. На лбу и подбородке Тома были налеплены широкие полосы пластыря, лицо - слегка припухшее. Том положил на тумбочку у кровати принесенный с собой пакет со стандартным набором визитёров больному.
   - Привет, Дэн! Чего разлёгся? - сказал весело Том. - Там новый чернобыльский вампир объявился, - Том кивнул за окно, - а ты тут прохлаждаешься.
   Денис вымученно улыбнулся и промямлил:
   - Подождите, без меня не начинайте рыбалку, - он оживился, - вы поняли, кто тут главный?
   Том и Марина сели на стулья у кровати.
   - Ты, конечно, - усмехнулась Марина.
   Денис посмотрел на сестру взглядом, полным превосходства.
   - Ты чё смеёшься? На кого она напала, а? На кого? Почему-то не на отца, не на Тома, а на меня... А как доподлинно известно, эта тварь всегда нападала на самых главных своих врагов. У неё нюх...
   - Да-да. Как же, конечно, нюх, - Марина снова ухмыльнулась. - Ты стал её главным врагом, когда в потёмках сел на рубашку отца. Вот она и унюхала.
   Денис вдруг помрачнел.
   - Петю жалко... И Петровича... Это я виноват...
   - Ладно... Виноваты все, - проронил Том.
   - А как же она попала на станцию? Ведь все щели были задраены, - протянул в недоумённом раздумье Денис.
   - Все, да не все... По водозаборной трубе, - пояснил Том. - Прямо из реки... Решётки и фильтры ещё не установили.
   - Вот тварь! - воскликнул Денис. - Отец был прав - мы её недооценивали... Как он?
   - Нормально, - успокоила брата Марина, - в полной боевой форме на руководящем посту.
   В этот момент дверь палаты открылась, и вошла Настя, также в белом халате, и с таким же пакетом визитёров больным. Настя растерянно огляделась.
   - Здравствуйте.
   Лицо Дениса радостно засияло.
   - Настенька! Привет! Проходи, чувствуй себя, как дома.
   Настя прошла к тумбочке, положила свой пакет на неё. Денис посмотрел на Настю с нескрываемой любовью, кивнул на пакет:
   - Что там? Настенька, будешь кормить меня с ложечки? Или как верного пёсика - с блюдечка?
   Том и Марина улыбнулись, переглянувшись.
   - Ну, мы пошли, - сказал Том, вставая. - Выздоравливай поскорее, а то, ведь, новый вундерлакт ждать не будет...
   - Сколько у тебя рёбер-то переломано? - вставила свою шпильку Марина. - Надо бы ещё парочку добавить. Да и ноги ещё целы...
   - Ладно уже! - вступилась за Дениса Настя. - Хватит вам издеваться над калекой! Прицепились...
   Денис высунул из-под одеяла ногу, колыхнул ей.
   - Идите уже, а то сейчас получите пинок под зад.
   Марина встала вслед за Томом.
  
   День выдался солнечным, тёплым. Том и Марина сидели на берегу реки у самой воды.
   - Ты когда снова приедешь? - спросила Марина.
   - Закончу с делами в фирме, потом слетаю в Африку... Думаю, через пару месяцев. Роберт завтра прилетит, вы уж его охраняйте от ваших вьюносомов.
   Марина погрустнела.
   - Долго... У тебя когда самолёт?
   Том посмотрел на часы.
   - Через пять часов.
   Марина вопросительно посмотрела на Тома.
   - Ещё успеем искупаться...
   Они разделись и вошли в воду. Марина со смехом стала брызгать на Тома. Том затарабанил руками по воде, наступая на Марину. Приблизился к ней, пользуясь тем, что она отвернулась и зажмурилась от мощной водяной завесы, схватил и крепко обнял.
   Они стояли по пояс в воде. Их губы слились в поцелуе, и это слияние волнообразно прошло сверху донизу по их телам. Марина высвободила свои губы из губ Тома, изумлённо посмотрела вниз. Её рука опустилась под воду.
   - Это у тебя называется беспомощный? - шутя спросила она Тома, выпрямляясь.
   Том молча расстегнул застёжку у неё на спине, и поцеловал обнажённую грудь. Марина наклонилась, опершись одной рукой о плечо Тома, а другую опустила под воду. Через пару секунд её рука снова появилась на поверхности воды с зажатыми в пальцах трусиками. Том повторил этот трюк со своими плавками. Их тела снова слились. Том прижимал к себе Марину за пояс, делая под водой ритмичные движения. Марина обхватила Тома за шею, сладко постанывая.
   Когда они, наконец, оторвались друг от друга, Марина сказала с сияющими от счастья глазами:
   - О, Том, ты был великолепен! - она посмотрела на Тома с шутливым упрёком. - Обманщик, говорил - беспомощный...
   Том с нежностью посмотрел на Марину:
   - Нет... Просто я оказался сильнее этого монстра... И я смог убить его... в себе...
   Марина бросила взгляд в сторону, и на её лице вырисовался притворный испуг.
   - О, Том, смотри!
   По воде, удаляясь от них, плыли их одёжки. Марина указала вслед им рукой:
   - Скорее...
   Они со смехом бросились вдогонку.
   У противоположного берега, поросшего кустами, в воде мелькнула неясная тень...
  
  

КОНЕЦ

  
  
  
   Примечание. Описания внешнего вида, биологии и поведения обыкновенной медицинской пиявки, которая в изобилии водится в наших водоёмах, взяты отсюда: http://pozvonok.ru/girudo/page_2_0.html ,
   а также основаны на личных наблюдениях автора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   68
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) К.Ханси "Иная Сторона. Начало"(Киберпанк) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Алексеева "Звёздные Паломники Небес. Нф стихия"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"