Кац Александр Семенович: другие произведения.

Анти-Лениниана. 6. Убийство царской семьи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 4.99*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В статье приведены обстоятельства убийства царской семьи

  Александр Кац
  
  АНТИ-ЛЕНИНИАНА. 6. УБИЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
  
  (Глава из книги "Евреи. Христианство. Россия")
  
  Оно стоит черным обелиском в разломах русской истории. Тогда, в огне революции, убийство царской семьи прошло почти не замеченным ни в народе, ни в большой политике. Информация о расстреле Царя была заслушана на заседании Совнаркома 18 июля 1918 г. между сообщениями об организации государственной статистики, Красного Креста и Комиссии здравоохранения. Председательствовал Ленин. Внесли в протокол: "Слушали: Внеочередное заявление Председателя ЦИК т. Свердлова о казни бывшего царя Николая II по приговору Екатеринбургского Совдепа и о состоявшемся утверждении этого приговора Президиумом ЦИК. Постановили: Принять к сведению". При этом присутствовали 33 человека, в том числе Бонч-Бруевич, Гуковский, Петровский, Семашко, Винокуров, Соловьев, Троцкий, Альтфатер, Рыков, Стучка, Ногин, Склянский, Чичерин, Карахан и др. Кто-то спросил: "А семью вывезли?" Ответа не последовало, вопрошавший на ответе не настаивал. Так по-будничному авторы особого по своему историческому смыслу насилия сдали в архив еще одно свое преступление. В прессу поступило сообщение о расстреле "одного Николая Романова" и о том, что "семья Романова отправлена в безопасное место" (1). Это же было сообщено и послу Советской России в Германии Иоффе А. А., про которого вождь изрек: "Пусть Иоффе ничего не знает, ему там, в Берлине, легче врать будет" (2).
  
  Фактические авторы убийства Ленин и Свердлов прекрасно знали, что в Екатеринбурге 17 июля 1918 г. были уничтожены: Император Николай II, Императрица Александра Федоровна, их дети: Ольга - 22 года, Татьяна - 20 лет, Мария - 18 лет, Анастасия - 16 лет, Алексей - 14 лет. Вместе с ними были расстреляны: доктор Боткин Е. С., повар Харитонов И. М., прислуга - Трупп А. Е. и Демидова А. С.
  
  На другой день 18 июля в Алапаевске были убиты: сестра Государыни В. Кн. Елизавета Федоровна, известная своей благотворительностью, Великие Князья Игорь Константинович, Константин Константинович, Иван Константинович, Сергей Михайлович, кн. Палей В. П., монахиня Варвара и служащий Ремез Ф. М. Как обычно, большевики прибегли ко лжи. В N 144 "Пермских Известий" была помещена информация Председателя Облсовета Белобородова о том, что некая банда похитила из охраняемого чекистами помещения Августейших узников и увезла их, несмотря на сопротивление стражи, в неизвестном направлении. На самом деле, Узники приняли мучительную смерть - живыми они были сброшены в шахту.
  
  В сентябре по ордеру пермской ЧК N 3694 от 21 сентября 1918 г. были вывезены из гостиницы г. Перми в Мотовилихинский завод и расстреляны В. Кн. Михаил Александрович, младший брат Николая II, и его секретарь Н. Джонсон. Как и в предыдущем случае, было сообщено, что Великий Князь увезен монархистами. Что же касается других членов большой семьи Романовых, то все они в конце концов благополучно оказались за границей.
  
  Самое удивительное, что ни в те годы, ни в последующие коммунисты не утруждали себя поисками аргументов в пользу своего решения. Единственное, на что они ссылались, это Постановление Президиума Уральского Совдепа, сформулированное так: "Имея сведения, что чехословацкие банды угрожают красной столице Урала - Екатеринбургу, и принимая во внимание, что коронованный палач, скрывшись, может избежать суда народа, исполнительный комитет, исполняя волю народа, решил: расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых преступлениях. Решение исполнительного комитета приведено в исполнение в ночь с 16 на 17 июля. Семья Романовых переведена из Екатеринбурга в другое, более надежное место". Трудно сказать, чего здесь более: лжи или уверенности, что никто не спросит: а судьи кто? Известно, что летом 1918 г. монархическая идея была непопулярна в России, а монархические группы разгромлены ЧК. Доказательством является то, что не было даже намека на попытку освободить царскую семью. В огромной стране с развитыми дворянскими традициями не нашлось и "трех мушкетеров", способных на смелый шаг. Руководство Белой армии в лице Колчака А. В. и Деникина А. И. придерживалось идеи созыва Учредительного собрания. Да и Государь в прощальном слове к армии, датированном 21 марта 1917 г., писал: "Исполняйте же ваш долг, защищайте доблестную нашу Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь ваших начальников. Помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу..." Потеряв власть самодержца, он рассчитывал сохранить единство и порядок в стране.
  
  В июле 1918 г. Государь был одинок, никому не нужен, даже как символ, и не представлял для большевиков ни малейшей опасности. Его убийство было актом мщения и страха политических преступников.
  
  Расскажем, как Государь и его семья оказались в Екатеринбурге. После своего отречения 15 марта Николай II 16 марта вернулся в Могилев в Ставку, попрощался с офицерами штаба и отправился в Царское Село. Временным Правительством ему были гарантированы свобода и отъезд с семьей за границу. 21 марта в поезде он был арестован членами Государственной Думы Бубликовым, Вершининым, Грибуниным и Калининым и прибыл в Царское Село в качестве арестанта. В Царском того же дня была арестована Государыня. Ее арест произвел генерал Корнилов Л. Г., командующий войсками Петроградского округа. Временное Правительство, лишив Николая II свободы, завязало узел, разрубленный затем в Екатеринбурге. В Постановлении Временного Правительства мотивы ареста не указывались. Кн. Львов и Керенский объясняли арест желанием избежать "возможных эксцессов первого революционного потока" и "крайне возбужденным настроением солдатских тыловых масс и рабочих..., враждебным Николаю". Кроме того, предполагалось создать Верховную Чрезвычайную Следственную Комиссию для изучения действий носителей верховной власти, идущих во вред интересам страны. В те дни интеллигенция, буржуазия и высшее офицерство усматривали в политике Царя и, в особенности, в действиях Александры Федоровны и ее кружка ярко выраженную тенденцию к развалу страны. Эта Комиссия впоследствии отвергла все обвинения в адрес Николая II и Александры Федоровны.
  
  В Царском Царь попадает в окружение офицеров и солдат, настроенных полувраждебно к его особе, совершающих в отношении его и членов его семьи неуважительные действия, а иногда хулиганские поступки. Керенский, несмотря на свои взгляды о необходимости цареубийства, высказанные им до Февральской революции, сейчас, когда царской семье грозит явная опасность, не хочет быть русским Маратом и обдумывает план перевода семьи Государя в безопасную глушь. Выбор падает на Тобольск. Туда и отправляется состав с пленниками и небольшой свитой, добровольно пожелавшей сопровождать бывшего монарха. Свита состояла из 39 преданных семье Царя людей. В свите было всего 3 аристократа - гр. Татищев И. Л., кн. Долгоруков В. А., гр. Гендрикова А. В., лейб-медик Боткин Е. С., воспитатели, камердинеры и прислуга. Это все, что осталось от самого пышного двора Европы. Дата отъезда и маршрут сохранялись в тайне. Отъезд произошел 14 августа, а 19 августа царская семья прибыла в Тобольск. В Тобольске к свите присоединилось еще 6 человек. Большая часть этих людей будет расстреляна большевиками.
  
  Жизнь семьи происходила под охраной солдат во главе с полковником Кобылинским Е. С. Жили в доме с садом, огороженным забором. Выход за пределы сада был запрещен. Основным занятием семьи была учеба детей. Им преподавали: Государь - историю Алексею Николаевичу, Государыня - богословие всем детям и немецкий язык Татьяне Николаевне. Жильяр и Гиббс преподавали французский и английский языки. Математику и русский язык вела Битнер.
  
  Постепенно дисциплина среди солдат падала, и они становились распорядителями в повседневных делах семьи. Жалованье солдатам выплачивали неаккуратно, что делало их озлобленными. Большевистский переворот еще более осложнил дело со снабжением солдат и с дисциплиной. В это время Москве было явно не до Царя, но и выпускать знатную добычу большевики не хотели. 20 февраля 1918 г. Совнарком в составе Ленина, Свердлова, Крыленко, Карелина, Сталина и др. постановил: "Поручить Комиссариату юстиции и двум представителям Крестьянского съезда подготовить следственный материал по делу Николая Романова. Вопрос о переводе Николая Романова отложить до пересмотра этого вопроса в СНК. Место суда не предуказывать пока". Обвинителем на предполагаемом процессе должен был выступить Троцкий Л. Д. Приближался час, о котором Ленин говорил и мечтал давно, - час расплаты с ненавистным монархом.
  
  Местная уральская власть в лице Совдепа напряженно следила за узниками, понимая, что ситуация в любую минуту может выйти из-под контроля. В отряде Кобылинского, созданного Временным правительством, появилась группа солдат-большевиков. 1 апреля на Президиуме ВЦИК заслушали сообщение большевика Лупина, делегата тобольского отряда особого назначения, об охране бывшего Царя и постановили: "1. Просить отряд продолжать нести охрану впредь до присылки подкрепления. 2. В случае возможности немедленно перевести всех арестованных в Москву". Через неделю Президиум ВЦИК вернулся к этому вопросу: "В дополнение к ранее принятому постановлению поручить т. Свердлову снестись по прямому проводу с Екатеринбургом и Омском о назначении подкрепления отряду, охраняющему Николая Романова, и о переводе всех арестованных на Урал..." На Украине и в Сибири в это время распространялись слухи о готовящемся монархистами освобождении Царя.
  
  22 апреля из Москвы в Тобольск прибыл с чрезвычайными полномочиями комиссар Яковлев В. В. Его мандат был подписан Лениным и Свердловым, а кроме того, он вез письмо Свердлова от 9 апреля 1918 г. в Уральский Совдеп: "Дорогие товарищи! Сегодня по прямому проводу предупреждал вас о поездке к вам ходателя (?!) т. Яковлева. Мы поручили ему перевезти Николая на Урал. Наше мнение: пока поселите его в Екатеринбурге. Решите сами, устроить ли его в тюрьме или же приспособить какой-либо особняк. Без нашего прямого указания из Екатеринбурга никуда не увозите. Задача Яковлева - доставить Николая в Екатеринбург живым и сдать или Председателю Белобородову, или Голощекину. Яковлеву даны самые точные и подробные инструкции. Все, что необходимо, сделайте. Сговоритесь о деталях с Яковлевым. С тов. прив. Я. Свердлов". Почему ВЦИК переменил адрес перевозки царской семьи с Москвы на Екатеринбург, неизвестно. Возможно, потому, что процесс над Царем был не готов, а Уральская власть рвалась расправиться с Царем самостоятельно. Ей Свердлов мог довериться вполне, т. к. это были его люди по революционным делам. В воспоминаниях Белобородова, датированных 1923 г., имеется: "...мы считали, что, пожалуй, нет даже надобности доставлять Николая в Екатеринбург, что, если предоставятся благоприятные условия... он должен быть расстрелян".
  
  По версии следователя Н. А. Соколова, ген. Гурко и других современников драмы, Яковлев был связан с немцами и должен был вывезти семью на Запад по германской инициативе. Однако в действительности немцы не проявили интереса к судьбе побежденного противника. Малочисленные монархические группки установили связь с Царем в Тобольске через Татищева и Долгорукова, в основном, с целью получения и передачи информации. С другой стороны, их представители гр. Нейгардт и бар. Будберг обратились к послу Германии гр. Мирбаху. Они передали ему 7 мая личное письмо бывшего обер-гофмаршала гр. Бенкендорфа с изложением опасной для жизни царской семьи ситуации. Письмо не имело просительного тона, т. к. обращались все же к воюющей стороне, и в то же время оно не носило политического характера, дабы не связывать Николая II какими-либо обязательствами. Бенкендорф исходил из того, что немцы могут предпринять реальные действия по долгу чести, а иначе они окажутся в роли попустителей преступления. Посол Мирбах высокомерно процитировал Бисмарка: "Побежденным следует оставить лишь глаза, чтобы они могли оплакать свое несчастье. Вам, господа, мы этого не говорим... речь идет о родственной семье. Германия от нее не отстранится". Затем он прочитал ответ Берлина на свой запрос: "Его Величество желает, чтобы продолжались усилия, направленные на освобождение семьи и вывоз ее в рейх. При любых обстоятельствах немецкая принцесса и ее дети, в том числе наследник, как неотделимый от матери, не могут быть оставлены на произвол судьбы. Фон Кюльман".
  
  На демарш Мирбаха Чичерин ответил молчанием. Еще долго его дипломаты Иоффе, Радек будут морочить голову немцам и врать, что царская семья жива. Обращение монархистов к бывшим союзникам Англии и Франции также дало нулевой результат. Практически это означало, что Николай II обречен на смерть. Брошенный и преданный аристократами, непонятый народом, который под влиянием пропаганды все более ненавидел Царя, находясь во власти своих заклятых врагов, Царь двигался к своей Голгофе.
  
  Прибывшие из Омска, а затем из Екатеринбурга отряды красноармейцев представляли угрозу жизни Государя. В этих условиях Яковлев повел себя в отношении солдат отряда Кобылинского как искусный дипломат, пообещав им деньги и расхвалив их. После этого он сообщил узкому кругу - отрядному комитету, что увозит царскую семью. Яковлев серьезно опасался, что солдаты не выдадут ему Царя. В конце концов была сформирована группа сопровождения, куда вошли и обольшевичившиеся солдаты, и умеренные люди Кобылинского. С Государем Яковлев был почтителен, имел с ним разговоры с глазу на глаз, понравился Николаю II, в связи с чем Царь назвал его даже "недурным, прямым человеком". Несмотря на наличие высокого мандата, можно предположить, что Яковлев не был посвящен во все детали близкой перспективы.
  
  26 апреля Яковлев увозит из Тобольска в Тюмень на сибирских "кошевах" - плетеных корзинах с полозьями - Царя с Александрой Федоровной и В. Кн. Марией Николаевной. В эти дни у Цесаревича отнялись ноги, и он с сестрами остался в Тобольске. В Тюмени пленники пересели на поезд и двинулись на запад. Не доезжая до Екатеринбурга, Яковлев узнал, что состав будет арестован. Он меняет маршрут, возвращается в Тюмень и едет на восток, к Омску. Что означали эти маневры Яковлева - неизвестно. На ближайшей к Омску станции Куломзино поезд задерживают красные и сообщают Яковлеву, что за попытку увезти Царя за границу Екатеринбург объявил его вне закона. Яковлеву удается связаться по телефону с Москвой, и он получает приказ ехать в Екатеринбург. В Екатеринбурге 30 апреля царскую семью препровождают в дом Ипатьева. Яковлев после переговоров с Совдепом выезжает в Москву. Следователь Соколов считает, что Яковлев втайне был враждебен большевикам. 23 мая в Екатеринбург привезли трех Великих Княжон - Ольгу, Татьяну, Анастасию и Наследника Алексея.
  
  Из Москвы пришло предписание: "Предлагаю содержать Николая самым строгим порядком... прислать смету всех расходов, считая караулы. Сообщить подробности нового содержания. Председатель ВЦИК Свердлов". Белобородов ответил: "Секретно, Председателю ВЦИК Свердлову. Ответ на Вашу записку. Романовы содержатся под строгим арестом, свидания не разрешаются. Челядь и Боткин на одном положении с арестованными. Князь Василий Долгоруков, епископ Гермоген нами арестованы; никаких заявлений, жалоб ихних ходатаев не удовлетворяйте... С Яковлевым произошли довольно крупные объяснения, в результате расстались холодно. Мы резолюцией его реабилитировали от обвинений в контрреволюционности, признав наличие излишней нервности... Смету пришлем. Белобородов".
  
  Арест был строгим, содержание фактически тюремным. Охранники подобрались рьяные. Отношение их к членам семьи было хамским, часто издевательским. Грубые, распоясанные, с папиросками в зубах, с наглыми ухватками и манерами, они вызывали ужас и отвращение. Прогулки по двору сократили с 20 минут до 5 один раз в день. Когда Княжны шли в уборную, красноармейцы, якобы для караула, шли за ними. По ночам горланили песни. Семья подвергалась моральному террору. Поскольку охрана в значительной части состояла из обольшевичившихся уголовников, то сразу же началось воровство. Крали все. Сначала золото, серебро, потом белье и обувь. Первым комендантом Ипатьевского дома был Авдеев А. Д., митинговый крикун, бестолковый и невежественный, пьяница и вор. Его сменил еврей Юровский Я. Х., вкрадчивый, скрытный, жестокий и настойчивый человек. Отец Юровского был уголовным преступником, осужденным в Сибирь за кражу. Сам Юровский представлял собой тип революционного фанатика с полутораклассным образованием. Он сразу же начал подготовку к убийству.
  
  Во внутреннюю охрану были введены "латыши" из интернациональной бригады Первого Камышловского полка. "Латышами" называли всех солдат, навербованных большевиками из австро-венгерских пленных. Юровский начал проводить с ними политзанятия, где внушал им ненависть к Царю, взял на учет все драгоценности Августейшей семьи, стал подыскивать с Ермаковым П. З. место будущего захоронения и подбирать команду убийц. Заместителем Юровского был Никулин Г. П. Среди будущих убийц Царя Ермаков П. З. являлся своего рода аналогом Федьки-каторжника из "Бесов" Достоевского. Он любил и умел убивать людей. Ему поручат уничтожение трупов. Все эти люди - низший слой участников расстрела Царской семьи.
  
  Кто же возглавлял Уральский Совет в июле 1918 г.? Вот состав Президиума Уральского Совета: Белобородов (председатель), Голощекин, Сафаров, Войков, Хатимский, Чуцкаев, Краснов, Поляков, Юровский, Сыромолотов, Тунетул, Сакович, Анучин, Уфимцев, Дидковский. В этом списке 3 еврея - Голощекин Ш. И., Войков П. Л., Юровский Я. Х. Этим составом Совета на "историческом" заседании 7 июля 1918 г. было принято решение о расстреле царской семьи. За сутки до того, т. е. 6 июля, белые взяли Уфу, а 10 июля ожидалось их наступление на Екатеринбург.
  
  В эти же дни решалась судьба награбленного большевиками золота и платины, погруженных в два железнодорожных вагона. Вот телеграммы Белобородова Секретарю Совнаркома Горбунову. Телеграмма N 4323 от 26 июня: "Мы уже сообщали что весь запас золота и платины вывезен отсюда два вагона стоят колесах Перми просим указать способ хранения на случай поражения советвласти мнение облкома партии и облсовета случае неудачи весь груз похоронить дабы не оставлять врагам". Телеграмма от 8 июля 1918 г.: "Для немедленного ответа Гусев Петрограда сообщил что Ярославле восстание белогвардейцев поезд нами возвращен обратно Пермь как поступать далее обсудите Голощекиным".
  
  В эти дни Голощекин был в Москве. В приведенном нами списке партийных руководителей Урала он выделялся своей бешеной энергией. Это был типичный ленинец, организатор большевистских кружков, участник множества экспроприаций, "жестокий палач с некоторыми чертами дегенерации". Голощекин знал, где брать живую силу большевизма, т. к. был организатором военных частей красных на Урале. При поездках в Москву он останавливался на квартире своего друга Свердлова Я. М. Между 4 и 14 июля состоялся очередной вояж Голощекина в Кремль, очевидно, за инструкциями.
  
  Состав руководства Уральской ЧК в июле 1918 г.: Лукоянов (председатель), Юровский и Сахаров (заместители председателя), члены коллегии: Горин, Радзинский, Кайгородов, казначей Никулин, начальник палачей Шиндер, секретарь Яворский. То, что известно об этих людях, позволяет судить о полном отсутствии у них всякой морали ввиду замены ее "революционным правосознанием". Грань между последним и просто уголовным сознанием была им неизвестна, как, впрочем, и их вождям. Если бы эти чекисты обладали совестью, то можно было бы сказать, что на совести каждого из них десятки и сотни жертв. Все они до этого были организаторами и активными участниками многих расстрелов. Некоторые из палачей оставили воспоминания об убийстве царской семьи как о некоем героическом факте своей биографии. К чекистам был близок начальник милиции Екатеринбурга Петров А. Н., тоже участник, по его словам, этого славного убийства. Про него известно, что он "жестокий был. В Вятке попов в проруби топил ночью". Фанатики, боевики, уголовники и убийцы - вот люди, в руках которых оказались 11 жизней обитателей Ипатьевского дома.
  
  14 июля Совдеп подтвердил свое решение от 7 июля. Уральцы форсировали события, передавая в Москву: "Кремль. Свердлову. Копия Ленину. Условленного суда по военным обстоятельствам ждать не можем". Ответной телеграммы Кремля в архивах не обнаружено. Возможно, что ее вовсе не было, т. к. все заранее было обговорено, рассчитано, взвешено, включая текст извещения Президиума Уральского Совдепа об убийстве Царя. Команда убийц, отобранная Юровским, к 16 июля была сформирована окончательно. Это были: сам Юровский Я. Х., Никулин Г. П., Медведев П. С., Ермаков П. З., Ваганов С. и семеро "латышей" - Вергази А., Хорват Л., Гринфельд В., Надь И., Фексте Э., Фишер А., Эдельштейн И. Помимо стрелков, снаружи дом охраняли Стрекотин, Нетребин, Старков, Добрынин и др. Чтобы заглушить звуки выстрелов включили мотор автомобиля.
  
  Семью Царя, врача Боткина, камердинера, повара, комнатную девушку пригласили около полуночи с 16 на 17 июля спуститься в подвальную комнату под предлогом беспокойства в городе. Здесь и учинили бойню. Трупы завернули и увезли. Драгоценности, те, которые не разворовали убийцы, унес Юровский. Книги и иконы сожгли. Полы вымыли.
  
  О чем думали, принимая мученический венец, Романовы? Вот окончание найденной в книжке Ольги Николаевны Романовой молитвы, которая была переписана ее рукой.
  
  Владыка мира, Бог вселенной,
  Благослови молитвой нас
  И дай покой душе смиренной
  В невыносимый страшный час.
  И у преддверия могилы
  Вдохни в уста твоих рабов
  Нечеловеческие силы -
  Молиться кротко за врагов.
  
  17 июля в 9 часов вечера Свердлов получил шифрованную телеграмму: "Москва. Кремль. Секретарю Совнаркома Горбунову обратной проверкой". Далее шифр. То, что спустя несколько лет удалось расшифровать следователю Соколову Н. А., звучит так: "Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу. Официально семья погибнет при эвакуации". В газетах того времени и листовках сообщалось только о смерти Николая II. Слухи об убийстве всей царской семьи Советская власть расценивала как антисоветскую пропаганду и преследовала жестоко, признав факт убийства лишь в середине 20-х годов.
  
  В старой доброй Англии, узнав об убийстве в Тауэре принцев - сыновей Эдуарда IV в 1484 г., Д. Тирел, сам организовавший это убийство, воскликнул:
  
  Кровавое свершилось злодеяние,
  Ужасное и жалкое убийство,
  В каком еще не грешен был наш край! (3)
  
  В Советской России участники и организаторы убийства царской семьи попусту не ужасались и не восклицали, а принялись наперебой рассказывать и описывать, как все это происходило, где стояли жертвы, где стояли героические стрелки, кто погиб от первой пули, кто от пятой, кого пришлось приколоть штыком. Извращенное большевистское мышление расценивало это как революционную заслугу, достойную наград и уважения. Награды в виде повышения по службе в ЧК получили многие. Воспоминания оставили: Юровский Я. Х. (8), Никулин Г. П. (4), Радзинский И. И. (5), Медведев (Кудрин) М. А. (5), Стрекотин А. А. (6), Нетребин В. Н., Быков П. М., Хохряков П. Д., Ермаков П. З. Честь убийства Царя оспаривали у Юровского: Ермаков, Медведев (Кудрин), Хохряков. Стрекотин приводит подробности злодейства: "...они долго не умирали, кричали, стонали, передергивались. В особенности тяжело умирала та особа - дама. Ермаков ей всю грудь исколол. Удары штыком он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол..." (6). Радзинский был критичен: "...Вообще говоря, очень неорганизованно это было. Вот, например, Алексей 11 пуль проглотил, пока, наконец, умер. Очень живучий парнишка..." Нетребин вспоминает: "Младшая дочь бывшего царя упала на спину и притаилась убитой. Замеченная тов. Ермаковым, она была убита выстрелом в грудь. Он, встав на обе (ее) руки, выстрелил ей в грудь" (6). Не забыли пристрелить и собачку Анастасии Джемми.
  
  Из "Записки" Юровского узнаем, что "16 июля пришла та телеграмма из Перми на условном языке, содержащая приказ об истреблении Романовых". Приказ Совдепу мог давать, разумеется, только Кремль, хотя для конспирации и через Пермь. Из воспоминаний участников известно, что Ленин принимал убийцу Царя Юровского и убийцу В. Кн. Михаила Александровича Маркова. Хвалил их, говоря, что "правильно сделали". Вождь был полностью в курсе всех дел, отдавая приказы устно и оставаясь при этом в тени. В ходе аудиенции Юровский преподнес вождю мешок с драгоценностями и архив царской семьи.
  
  Из приведенного выше текста ясно, что евреи-большевики - Свердлов, Голощекин, Юровский были первыми скрипками в ансамбле убийц последнего русского Царя. Не следует также принижать роль и их русских соратников по партии, без участия которых это преступление века было бы просто невозможным. О безразличном отношении русского дворянства к жизни своего монарха уже говорилось.
  
  Теперь о судьбе убийц. Не все они прожили долгую и счастливую жизнь. Чекистское счастье переменчиво. Голощекин, Белобородов, Дидковский, Яковлев были уничтожены соратниками в годы "Большого Террора". Свердлов пережил своих жертв всего на полгода. Юровский директорствовал на разных "хлебных" постах до 1938 г. и умер от рака, завещав свой "исторический" пистолет Музею Революции. Ермаков подвизался в ГУЛАГе, где его уникальные способности палача раскрылись во всем блеске. В 1952 г. его с почестями похоронили в Свердловске вблизи памятника Героям Гражданской войны. Благодарная Советская власть назвала именами убийц царской семьи - Юровского, Ермакова, Хохрякова и других - улицы в ряде городов Урала и Сибири.
  
  Теме убийства последнего русского Императора посвящено много книг. Наиболее интересны (61,62-67).
  
  Продолжение следует
Оценка: 4.99*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"