Кадырбаев Рустем Владимирович: другие произведения.

Военное дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Ник Лоррой, клерк из оффшорной компании "Ducc and Worren", даже не успел понять, в чем дело. Две пули, с сердцевиной из обедненного урана, легко пробили переднюю левую дверь его новенького "Ford Explorer". Имея огромную кинетическую энергию, прошили грудную клетку с обоими легкими навылет, разворотив по два ребра с каждой стороны, пробили правую дверцу автомобиля и, отколов солидные куски гранита от постамента памятника Джорджу Вашингтону, срекошитировали в сторону, подняв фонтаны земли и травы, на газоне противоположной стороны дороги. Он только успел в последнюю секунду жизни нечетко разглядеть стрелявшего мужчину в джинсовой куртке, стоявшего к нему правым боком с вытянутой рукой, в которой был зажат пистолет......
  С самого утра противно ныла голова, из-за чего никаких веселых нот в грядущем настроении не предвиделось. " Это все вчерашнее виски, - с долей досады подумал я: "Черт меня заставил столько употребить!! Как будто не мог отказаться - слабохарактерность!!" Открыв холодильник, достал леденящую руку бутылку минеральной воды и, свинтив с силой синюю пластмассовую пробку, приложился к горлышку. Пожар в пищеводе и желудке начал понемножечку стихать, но не прошел. Откинувшись на спинку кресла, достал кончиком пальца кнопку включения "вентилятора-подхалима". Тот громко зашуршал своими лопастями, разгоняя застоявшийся в комнате воздух.
  - Ну, ты даешь!! - вместо приветствия, с порога "рявкнул" подполковник: - Хрен, до тебя достучишься! Дверь нараспашку...
  Увидев мою кислую физиономию, он понимающе кивнул и, раскрыв, принесенную с собой папку, выложил на стол лист бумаги: - Шеф с ума сходит. Заставил прямо к тебе ехать. Демократия, твою дивизию!!
  Я придвинул лист - это был официальный запрос из штатов. Местное отделение ФБР города Лос-Анджелес убедительно просило оказать содействие и посильную помощь в обнаружении источника боеприпасов, а точнее пистолетных патронов самого распространенного калибра, но с невероятной разрушительной силой и бронебойным эффектом, утечка которых, вероятно, произошла у нас. Последние не имели аналогов в мире и не были зарегистрированы ни в одном каталоге. На обнаруженных гильзах стояло клеймо министерства обороны СССР и кодовый шифр завода производителя. При помощи последних на территории штатов было совершено ряд тяжких преступлений - убийств. Более того, характер данных боеприпасов попадал под запрет международной конвенции из-за варварского воздействия на человеческий организм. " Ор-га-низм, - повторил я про себя: - Вот, уроды!". Далее прилагалась справка нашего архива, подтверждающая о наличии секретных пистолетных патронов огромной разрушительной силы, изобретенных советскими оружейниками в 1986 году, произведенными на заводе Љ3 литер. Сердцевина пули изготавливалась из обедненного урана. Предназначались данные патроны только для проведения спецопераций на территории стран СНГ и местах неподконтрольных инспекторам ООН.
  - Ни фига себе!! - присвистнул я: - Суперсекретное оружие спецподразделений используется в Америке простыми уголовниками. Или не уголовниками? - Я посмотрел на подполковника.
  - Уголовниками, уголовниками... Наши тут не при чем, - подполковник пожал плечами и, придвинув стул, уселся на него верхом.
  -Отсюда следует вывод..., - я стал выдерживать паузу.
  - Отсюда следует вывод, что тебе поручается пробить все возможные каналы утечки этих замечательных патронов, при этом существует еще один маленький нюанс - в ФБР уже отправлен ответ....
  - Погоди - погоди, дай догадаюсь... Точно! У нас таких патронов никогда не изобреталось и не производилось. Клеймо сделали завистники...
  Подполковник натянуто усмехнулся: - Догадливый ты, даже противно. Сроки сжаты, наверху нервничают. На заводе тебя, естественно, встретят. Кстати, там же находится и склад обеспечения боеприпасами спецподразделений. Утечка, в принципе, могла случиться только там, завод, не смотря на нынешний бардак, все же серьезное режимное учреждение, хотя и склад... Связь напрямую со мной. Да. Вылет через два часа - собирайся и с богом! Постарайся управиться за недельку. Работаешь один и на результат. Вся информация сугубо конфиденциальная. Усек?
  Я кивнул. Мерзко ныла голова.
  
  Владлен Викторович Гамов стал директором завода два года назад. Он, как учил отец, все делал основательно и добросовестно, за что и рост по линии военной карьеры ему удавался во всех местах службы. Так в свои сорок он стал полковником, а в сорок два занял генеральскую должность. А тут как гром среди ясного неба - перестройка, распад державы. Всем нормальным людям казалось, что это очередные трудности и главное, что не навсегда.
  Завод он изучил досконально, как принято говорить, узнал все закавыки. Справедливый, но строгий начальник сразу же заслужил к себе уважение. И вот теперь этот факт с боеприпасами выбил его из привычной колеи. Гамов не мог взять в толк, каким образом и кто с его засекреченного завода с почти учетверенным поясом охраны и видеонаблюдения мог незаметным образом выносить эти штучные патроны. На заводе появился враг. Именно поэтому сегодня в четырнадцать тридцать на завод пребывает какой-то ушлый майор из комитета. Для того, чтобы быть во всеоружии, Гамов затребовал себе всю документацию по цеху, в котором производились сверхсекретные бронебойные патроны для легкого стрелкового оружия из обедненного урана, имеющие повышенную разрушительную силу, личные дела на всех сотрудников и стал вновь внимательно, в который уже раз, изучать подробно описанные биографические данные, пытаясь разглядеть какой-нибудь подвох. Через полчаса, после доклада секретаря, в кабинет вошел начальник охраны и службы безопасности завода полковник Суров. Гамов, молча, указал глазами на стул, и придвинул факс из Москвы. Особист прочитал приказ, нервно усмехнулся и потеребил мочку правого уха.
  - Садитесь, Василий Митрофанович. Что скажете?
  - Кажется, нам пришел финиш. За такое дело - разбираться особо не будут. Всегда нужен козел отпущения.
  Гамов встал и прошел к окну. Небо затянутое свинцово-сизыми тучами вот-вот должно было разразиться дождем. " Прямо как в плохой пьесе, - подумал он.
  -Разрешите? - спросил Суров, вытаскивая из кармана пачку сигарет.
  -Да, курите, - Гамов махнул рукой. Особист быстро извлек сигарету и, через секунду, уже затянулся табачным дымом, запахло дорогим табаком. "Импортные",- понял директор.
  - Москвич прибудет через восемь часов, - констатировал Суров: - До его прибытия, чтобы было все на "ять" мы сами должны найти все концы или...
  -Я понял, - Гамов прикрыл веки: - Делайте все возможное, Василий Митрофанович. Привлеките всех своих. Если нужна помощь - говорите! Докладывайте каждый час.
  Суров поднялся, затушил сигарету, так и не докурив ее до конца: - Тут, как говориться, или грудь в крестах...
  Как только Суров ушел, Гамов вызвал к себе в кабинет капитана Малыша. Его он хорошо еще знал по службе в Венгрии. Вот уж истинно - Земля круглая. Там Малыш был еще неопытным лейтенантом и только начинал работу в особом отделе. Тогда же он и проявил свои неординарные способности в деле по расследованию хищений в особо крупных размерах начальником тыла армии. Гамов уже тогда обратил внимание на порядочность и цепкость молодого офицера, а встретив его здесь, обрадовался в душе, как родному человеку. Вошел Малыш, козырнул и доложил о своем прибытии по уставу.
  - Садись, комендант.
  Капитан снял фуражку, пристроил ее на столе и сел недалеко от Гамова.
  -У меня к тебе особое поручение, капитан. Знаю твой опыт по юридической части, как военного следователя, что-ли...Хочу дать тебе серьезное задание.. Тут вот такое дело.. О секретности тебе не говорю...
  Гамов придвинул к нему приказ из центра. Малыш поднял ее правой рукой и прочитал содержимое.
  В помещении склада царил обычный полумрак, и было зябко. С Малышом на склад пришли еще два представителя штаба завода: подполковник Дудник - начальник транспортного обеспечения и майор Ступинцев - начальник охраны четвертого периметра. В складском помещении горело только аварийное освещение - три синих лампы. Их тусклый и неестественный для человеческого глаза свет освещал стеллажи с ящиками, стоявшими вдоль стен в несколько рядов. Начальник склада перекинул рубильник и в туже секунду вспыхнул слепящий яркий дневной свет. От резкого перехода Малыш зажмурился. Они подошли к стеллажам.
  - Где? - спросил он, рассматривая опломбированные просвинцованные ящики. Начальник склада закашлялся, но подойдя к капитану, уверенно показал на вторую полку. Ящики второй полки отличались наличием кодового замка на каждом, ничем больше, ни цветом, ни формой, разве что, содержанием. Замок был сделан прямо на крышке.
  - Когда последний раз проводили досмотр? - вновь спросил Малыш.
  -На той неделе, в четверг, быстро ответил начальник склада: - Вот протокол. Он подхватил со стола журнал.
  - Небось, не вскрывали? - осклабился подозрительно Малыш: - Откройте все!
  Майор привычным движением сорвал пломбы, и стал набирать код. " Код один для всех" - отметил про себя проверяющий. Когда все замки были открыты, майор по очереди поднял крышки ящиков. Желтовато-оранжевым отблеском замерцали на свету латунные гильзы секретных патронов.
  -Сколько в каждом? - вновь спросил Малыш.
  -Пятьсот. Стандарт, - ответил майор. Малыш подошел вплотную и наклонился, разглядывая гильзы-близнецы. " На кой черт штамповали СССР? - подосадовал он и извлек один патрон из гнезда. Латунная гильза с красноватым капсюлем заканчивалась тупорылым титановым шаром, внутри которого где-то был обедненный уран. Капитан подержал его в руке, прикинул на вес и опустил его обратно в свое гнездо.
  -Вроде действительно все на месте, - подал голос подполковник Дудник, пройдя вдоль всех открытых ящиков. Малыш кивнул в ответ и почти автоматически извлек из своих гнезд еще два патрона. Первый был абсолютно идентичен стандарту, но второй. От нехорошего предчувствия в комочек сжалось сердце. Второй был обычным патроном со свинцовой сердцевиной. Только одинаковые гильзы из латуни делали их похожими и, конечно же, по весу он был легче. Малыш автоматически рванул ящик на себя. Продукция завода посыпалась ему под ноги с характерным металлическим шумом.
  -Боже мой! - театрально всплеснул руками Дудник, разглядев на полу несколько десятков обычных патронов. Начальник склада сделался серым и стал судорожно тереть виски. Только в трех ящиках боекомплект соответствовал накладным документам. В нижних рядах остальных секретные патроны были заменены на обычные: от двадцати до пятидесяти штук. Общая цифра была внушительной. Малыш набрал по телефону кабинет Гамова.
  -Кто проводил проверку последний раз?! - пророкотало на другом конце телефона. Малыш поднес к глазам протоколы проверок.
  -Подполковник Зубов, - прочитал он уверенно: - Последние три месяца он, в соответствии с приказом.
  -Хорошо, - спокойно, но уже как-то зловеще произнес Гамов: - Возвращайтесь ко мне, только не забудьте прихватить начальника склада...
  - Может мне сразу же и Зубова прихватить? - неуверенно поинтересовался Малыш, предчувствуя, что появляется какая-то пока еще неуловимая нить в расследовании.
  -Отставить, - перебил его Гамов: - К Зубову поедут люди Сурова.
  Малыш повесил трубку.
  -Опечатывайте склад, - обратился он к Дуднику:- Выставьте охрану, мы едем к начальству.
  Начальник склада был белее полотна, уголок его рта начинал подергиваться.
  - Я надеюсь все скоро выясниться, - попытался его приободрить Малыш. Майор Ступинцев грубовато подтолкнул того к выходу.
  Гамов оставил в своем кабинете только начальника склада и движением головы задержал Малыша.
  -Колись, майор, - вместо предисловия начал он. Начальник склада вздрогнул и исподлобья посмотрел на Гамова.
  - Я не виноват, - еле выдавил он из себя.
  -Хочешь сказать - не ты подменил патроны ?!- вновь насел на него Гамов: - Ты что же это, золотой мой, из меня дурака делаешь? Кроме меня, да тебя шифр замков никто не знает!
  Майор потупился, под кожей челюстей "заходили" желваки.
  - Ну?! Вынести патроны тоже мог только ты, - опять крикнул Гамов: - Честь офицера испоганил, так хоть ответ достойно держи! Сколько тебе за них дали?! Кто?!
  В это время на пороге кабинета, распахнув дверь настежь, появился полковник Суров. Вместо оправдания на свой дерзкий визит, он сходу выпалил: - Зубов застрелился!
  - Ах, твою дивизию! - Гамов по инерции рубанул перед собой воздух рукой и вывел Сурова за собой в приемную, оставив Малыша с начальником склада. Малыш сидел неподвижно, пытаясь переварить последние события, под портретом очередного лидера правительства и наблюдал за начальником склада. Тот, услышав страшную новость, сначала вздрогнул, но затем успокоился и только продолжал часто моргать. Через две минуты Гамов вошел в кабинет.
  - Допроси майора, потом закроешь его в изоляторе под охраной. Я еду к Зубову. Все, что выяснишь - немедленно доложишь мне лично, - приказал он Малышу, прихватил фуражку и быстро ушел.
  - Есть, капитан кивнул и сел за стол Гамова. Так они просидели, молча минут двадцать. Малыш повертел в руках шариковую ручку, даже нарисовал в блокноте незатейливые вензеля.
  - Ну, если нечего сказать - пойдем в изолятор.
  - Все скоро выясниться, - начал начальник склада: - Я просто уверен.
  Малыш не стал его разубеждать, но для себя четко решил, что тот знает каким образом исчезли со склада особо секретные патроны, вернее кто и как их ловко подменил на обычные, пользуясь абсолютно сходными внешним видом латунных гильз. Они прошли через два этажа и спустились к изолятору - комнате для чрезвычайных ситуаций, которая герметично закрывалась, имела свою изолированную приточно-вытяжную вентиляцию, запас воды, генератор, диван и несколько стульев. Одним словом что-то вроде бомбоубежища. Малыш внимательно осмотрел комнату, жестом пригласил внутрь начальника склада. Тот, молча, прошествовал до ее середины, потом резко повернулся к капитану:
  - Гамов же тоже должен быть в курсе...
  - Не понял, - насторожился Малыш. Майор устало махнул рукой и сел на диван.
  - В курсе чего? - попытался "разговорить" подозреваемого Малыш.
  - Мне надо подумать, зайди ко мне, капитан, попозже, - вдруг попросил начальник склада.
  - Юра, не дури, - впервые обратился к нему по имени Малыш: - Что ты знаешь?
  Начальник склада опустил голову, давая понять, что разговор окончен. Позади себя Малыш услышал шаги - кто-то спускался по лестнице. Капитан быстро прикрыл дверь и щелкнул тумблером электрического замка. Дверь намертво сомкнулась с тяжелой стальной рамой. К нему подошли два сотрудника особого отдела. Капитана Крымского он знал около года, второго блондина, в звании старшего лейтенанта, с широко посаженными глазами голубого цвета видел второй раз. Крымский первым протянул руку, они поздоровались.
  - Шеф отправил присмотреть,- объяснил он свое появление.
  - Здесь все как в швейцарском банке, - усмехнулся Малыш, похлопав по двери: - Тогда я пошел.
  - Валяй,- согласился Крымский, а потом уже вслед спросил: - Какой код? На всякий случай...
  - Да, я, мужики, и не знаю, соврал он: - Его ведь сам Гамов запечатал.
  "Особисты" промолчали в ответ, про себя ругая Малыша матерными словами. Он быстро поднялся в приемную. Дежурный по части - старший лейтенант участливо придвинул ему стакан с горячим чаем и блюдце с печеньем "Курабье".
  - Спасибо,- поблагодарил его капитан, закидывая ногу на ногу, располагаясь за столиком приемной. Чай был обжигающе горяч, и Малыш чертыхнулся, сделав большой глоток, почувствовал, как быстро скручивается слизистая верхнего неба. Он с досадой пощупал ее кончиком языка. В туже самую секунду на столе дежурного противно задребезжал телефон.
  - Старший лейтенант Луцкий, - отчеканил в трубку дежурный: - Да, он здесь.
   С этими словами он протянул телефонную трубку Малышу.
  - Капитан, ты меня хорошо слышишь?
  -Да,- ответил Малыш.
  - Бери дежурку и, как можно, быстрее приезжай сюда,- приказал хрипловатым голосом Гамов: - Начальника склада закрыл?
  - Так точно, в изоляторе.
  - Лады, - в трубке послышались сигналы отбоя в виде коротких частых гудков.
  Гамов сам встретил их на улице. Малыш удивился этому факту, но вида не подал. Выскочив из кабины "УАЗа", он козырнул. Гамов подхватил его за плечо и отвел в сторону от подъезда пятиэтажки. Таких домов было десятка два, блекло-серые, даже какие-то бесформенные. В них уже многие годы проживали офицерские семьи. Большая часть гарнизона жила в семейных общежитиях, а холостые офицеры - в казармах, вместе со своими подопечными. Поэтому обладатели этих квартир считались счастливчиками. Дома были построены одновременно с заводом лет двадцать назад. Одним словом, типичный военный городок советского времени.
  - Ты быстренько взгляни, потом изложишь свое мнение, - заторопился Гамов: - Особисты весь мозг уже съели...
  Из подъезда вышел Суров, следом за ним еще один сотрудник его отдела. Увидев Малыша, Суров поморщился, но при Гамове ничего не решился сказать вслух.. Он медленно закурил, отдавая какое-то распоряжение своему помощнику. Тот быстро исчез в стоящей рядом машине, и вновь появился, ведя за собой двух солдат с носилками. Малыш опередил их на несколько минут, мигом взлетев на третий этаж. Дверь квартиры Зубова была открыта. Капитан вошел в коридор. Следом неожиданно появился Суров:
  - Слушай, капитан, не порть ты своей карьеры. Положено тебе отвечать за свое - будь добр, трудись! За чем лезть туда, куда не надо. Каждый должен заниматься своим делом, - быстро выложил он: - Это дело наше! Нам государство за это зарплату платит.
  Малыш с любопытством посмотрел на Сурова, тот все это выговорил, даже не повернув головы в его сторону.
  - Разрешите идти? - обратился к нему Малыш.
  - Если все понял - иди,- бросил ему Суров. Малыш развернулся и тут же увидел тело Зубова. Тот лежал навзничь, запрокинув голову, вернее, то, что от нее осталось. Кровавые брызги заляпали обои на стене и замерли застывшими потеками. В правой руке задеревеневшими пальцами он сжимал пистолет. Взгляд Малыша задержался на его голых волосатых ногах. Из всей одежды на Зубове были только трусы и синяя линялая майка, которая задралась на животе. На одной ноге был домашний тапок без задника, второй лежал почти у самой двери. Малыш спустился вниз, пропустив солдат с носилками.
  - Надо же такое... Только семью к родителям отправил, - причитала какая-то женщина из кучки соседей, которые толпились внизу, у подъезда. Тут завыла сирена, сначала где-то далеко, за тем совсем рядом. Во двор, сверкая своей синей "мигалкой", вкатился милицейский "УАЗ". Притормозив почти у самого подъезда, из него вышли молоденький лейтенант и сержант. Лейтенант еще в новенькой форме гордо держал в руках коричневую кожаную папку с бумагами. Увидев военных, он заметно стушевался, а тут еще к нему пулей подскочил один из "особистов" с раскрытым удостоверением.
  - Это сугубо наше дело..., - услышал Малыщ обрывки фраз.
  - ....послушайте, это же убийство или самоубийство.... Дело МВД, прокуратуры, - пробовал ответить что-то лейтенант.
  - Какое впечатление? - начал торопить его Гамов.
  - Честно говоря, плохое, товарищ полковник, - неожиданно вспомнив покойника, сознался Малыш.
  - Да я не об этом! - в сердцах взорвался Гамов: - Неужели ты ничего не почувствовал, капитан?!
  - Надо все обдумать, - ответил ему Малыш и Гамов сразу же как-то обмяк.
  - У нас уже просто нет времени, - он посмотрел на часы, сдвинув обшлаг кителя: - Через три часа прибывает гость из Москвы.
  Гамов тяжело вздохнул, сдвинул фуражку набекрень и протер вспотевший лоб носовым платком: - Думал - успеем. Через полчаса - все в моем кабинете. Прикинем, что у нас тут выходит.
  Подошедший Суров, молча, кивнул. Малыш пошел к машине и, проходя мимо милиционеров, остановился: - Лейтенант, ты соседей пораспрашивай, мой тебе совет. Сам видишь, какой кавардак вокруг... Может, что и накопаешь, а я появлюсь попозже - обменяемся информацией. Перед "особистами" сильно не светись - объект все-таки режимный.
  Лейтенант покраснел, хотел было что-то возразить, но посмотрев в глаза Малышу, еле заметно кивнул и отошел к дому. " Хорошо хоть этот сообразительный", - про себя похвалил его капитан. Гамов сидел на переднем сиденье, рядом с водителем.
  - На завод, - коротко приказал он шоферу.
  - Владлен Николаевич, шифр замка изолятора - 912, - обратился к Гамову Малыш: - Особистам я сказал, что начальника склада закрыли лично вы.
  Гамов повернулся к нему на полкорпуса и пристально посмотрел в глаза. Озорные искорки засветились в его глазах.
  - Значит, уже интересовались, орелики, - имея в виду "особистов", подытожил Гамов: - И чего их все так не любят?
  До начала совещания Суров настоял на повторном допросе начальника склада. Гамов дал разрешение. Совещание из-за этого началось с опозданием на сорок минут. За это время Малыш успел съездить в городское УВД и переговорить с лейтенантом, тот коротко изложил полученные сведения. Было над, чем задуматься. Суров начал доклад с видом победителя:
  - Все еще не окончательно, но основная канва вырисовывается. Сейчас письменные показания дает майор Кононенко, он же начальник "секретки". В нашей беседе он четко сообщил, что на последние три-четыре проверки подполковник Зубов являлся с солидным портфелем. В нарушении всех инструкций, пользуясь своим положением, отправлял начальника склада под любым предлогом из помещения. Затем при досмотре самих ящиков, вероятно, изымал два-три десятка патронов из обедненного урана, заменяя их обычными. Кроме этого, третьего члена комиссии он оставлял на КПП, как разводящего. Таким образом, прямых свидетелей его деятельности нет. Из каких соображений он шел на такой риск, сейчас остается только догадываться. Скорее всего - большие деньги, не дай бог, конечно, не только за образцы патронов, но и за продажу технологии. Впрочем, это нами будет прорабатываться очень тщательным образом. Одним словом, когда мои ребята прибыли за ним, он все сразу понял и пустил себе пулю в лоб...
  - И сразу обрезал все нити, - вставил Гамов, стукнув кулаком по крышке своего полированного стола.
  - Да, - согласился Суров: - Но при этом до приезда московского товарища мы оперативно раскрыли дело, нашли того кто занимался хищением, можем уверенно доказать, что это был единственный на секретном объекте отморозок. Вот его связями пусть теперь занимаются товарищи из Москвы. Самое главное остальные офицеры сейчас вне подозрения. На мой взгляд, это немаловажно!
  - Факт хищения на режимном объекте остается фактом, - укоризненно констатировал подполковник Дудник: - Все равно плохо.
  - Согласен. С самоубийством Зубова мы многое потеряли, - начал Гамов: - Кому и как сбывались сверхсекретные боеприпасы? Вот что могло бы нам помочь в создавшейся ситуации, а сейчас..., - Гамов вновь с сожалением махнул рукой. В зале воцарилось молчание. Суров сел на свое место.
  - Надеюсь, все необходимые бумаги уже готовы? - обратился в никуда Гамов.
  - Конечно, - подтвердил Суров и похлопал рукой по лежащей на столе увесистой папке. Гамов поднял голову и задержал свой взгляд на Малыше.
  - У вас что-то есть, капитан?- спросил он с некоторой неохотой.
  - Так точно, - Малыш поднялся из-за стола, уловив на себе уже чисто враждебный взгляд Сурова. Гамов кивнул, давая разрешение на доклад.
  - Прежде чем высказать свое предположение я успел переговорить с милицией. Учитывая всю значимость последних событий, они тоже работают в чрезвычайном режиме...
  - Дальше, - перебил его Гамов.
  - Зубов не покончил с собой...
  - Что?! - взревел с места Суров: - Да ты отдаешь себе отчет, капитан?! Заявлять здесь такое?!
  Малыш вопросительно посмотрел на Гамова. Тот расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и потеребил головку галстука, пытаясь придать ему удобное положение.
  - Продолжай, - приказал он хрипловатым голосом.
  - Зубов не покончил с собой, а был убит у себя в квартире. Только представьте себе - человек, решившийся на такой крайний шаг, раздевается до трусов и майки и идет в прихожую, чтобы пустить себе пулю в лоб. Я не оговорился - именно в лоб!! Да еще с расстояния полтора - два метра, да еще не из табельного оружия...
  - Будет вам фантазировать, капитан, - перебил его Суров: - Вы представьте командованию факты, а не пустое "разглагольствование". Ишь ты, Пинкертон нашелся!!
  - Факты обязательно будут, твердо заверил Малыш: - Через час - полтора, я думаю, можно будет запросить заключение суд-мед экспертизы.
  - Бред какой-то,- покачал головой Суров: - Владлен Николаевич, я прошу вас конкретно решить - кто занимается расследованием: мы или капитан Малыш?
  - Мы все должны работать на результат! Я просил капитана Малыша дополнительно подключиться к делу. Сейчас вижу, что не ошибся, - твердо сказал Гамов: - Не все так гладко выходит, как нам бы хотелось, особенно перед визитом "москвича"...
  На последней фразе Гамов сделал ударение, обратившись к Сурову. Тот пожал плечами, окинул всех раздраженным взглядом и, в знак возмущения, неодобрительно покачал головой.
  - Самолет прибывает через час,- продолжил Гамов:- Василий Митрофанович, организуйте встречу. Капитан малыш - в УВД, заключение экспертизы мне на стол! О следующем совещании оповещу позже. Все.
   Офицеры поднялись из-за стола и, молча, последовали к выходу. Задержался в кабинете только Суров.
  - Разрешите пару слов?
  - Да, конечно, - Гамов пригласил его жестом руки остаться за столом.
  
  
  -2-
  Военный аэродром встретил прибывший самолет колючим и холодным по-осеннему проливным дождем. Вглядываясь в боковой иллюминатор, мне захотелось разглядеть здание аэропорта, но такового здесь просто не было. Виднелись только коробки передвижных радиолокационных станций с медленновращающимися, словно сделанными из сетки-рабица, изогнутыми локаторами. Впрочем, за пеленой воды, мне удалось разглядеть еще и железобетонную вышку пункта управления полетами со светящимися в сумерках окнами наверху и мигающими синими тревожными лампами.
  - Ну, вот, бог миловал, прибыли значит, из кабины вышел широкоскулый летчик с ржаными густыми усами, как у Буденова и, хитроватыми серыми глазами. Из-за того что он был одет в комбинезон, я не смог определить его звания.
  - Спасибо за отличный полет, - я, с удовольствием пожал протянутую руку, и двинулся к хвосту, где уже опускался откидной люк, обнажающий чрево "Антея". Подъехавший из темноты и дождя к самолету "УАЗ" "пофарил" и остановился почти у самой кромки трапа. Я подхватил свою брезентовую спортивную сумку, наполовину заполненную личными вещами, и двинулся к выходу, приятно осознавая, что воздушная болтанка, какой бы она не была, наконец, закончилась.
  -Начальник службы безопасности завода - полковник Суров, - представился мне слегка полноватый мужчина, завернутый в плащ-палатку с ног до головы: Рад встрече.
  " Не верю, - съехидничал я про себя, а вслух произнес: - Майор Кротков.
  Мы пожали друг другу руки и я, почувствовал, что начинаю мокнуть, быстро юркнул на заднее сидение "УАЗа". Рядом со мной взгромоздился Суров. Он откинул с головы капюшон и толкнул водителя-сержанта в правое плечо: - В комендатуру!
  Потом повернулся ко мне и, натянуто улыбнувшись, пояснил:- Там у нас что-то вроде офицерской гостиницы, а самое главное, совсем недалеко от объекта.
  Я, молча, кивнул. Очень хотелось сейчас попасть в уютное теплое помещение, пусть хоть казенное, но сухое. Дождь зачастил. Машина заворчала мотором и лихо взяла с места, понесла нас с взлетной полосы к дороге, а затем, миновав КПП, прямиком к военному городку.
  - Во сколько назначить встречу с директором завода?- поинтересовался Суров, внимательно разглядывая мой профиль.
  - Забросим вещи и, пожалуй, сразу начнем, - повернулся к нему я: - Если полковник Гамов, конечно, не занят.
  Суров удовлетворенно хмыкнул и, нахохлившись, извлек из-под полы своего плаща тонкую папку коричневого цвета. Я вопросительно посмотрел на него.
  - Мы тут кое-что к вашему приезду уже отработали своими силами, так сказать. Очень хотелось, чтобы вы не с пустого места начали, - с этими словами он похлопал ладонью по папке.
  - Очень хорошо, - согласился я, чувствуя, как начинают мерзнуть кончики пальцев стоп в мокрых носках.
  - Я думаю, что должен вас информировать обо всем, что нам известно еще до встречи с Владленом Николаевичем.
  - Хорошо, Василий Митрофанович, - опять согласился я, при этом показывая свою некоторую осведомленность. Суров чуть заметно вздрогнул, но затем, прокрутив что-то у себя в голове, успокоился, оценив по-своему мои познания.
  - Давайте прибудем в гостиницу, я быстренько переоденусь и ознакомлюсь со всеми бумагами, а вы по ходу дела прокомментируете все непонятные моменты. Вот после этого мы с вами отправимся на встречу с Гамовым. Идет?
   Суров откинулся на спинку сиденья, продолжая держать папку на коленях.
  Комната в офицерской гостинице, раньше бы она называлась общежитием, на удивление, оказалась весьма сносной. " Может генеральский номер? - подумал я и не ошибся. Для инспектирующих секретные заводы, было оборудовано два таких номера, о чем мне и поведал Суров. Я не без удовлетворения вымыл руки горячей водой с мылом и, разложив вещи, в стенном шкафу, быстро переоделся, сменив заодно и носки. За это время Суров вкратце изложил мне всю череду событий, так и не дождавшись, когда же я ознакомлюсь с его бумагами. Тем не менее, я сел за удобный двухтумбовый стол. Открыв папку, разложил перед собой официальные бумаги и углубился в их прочтение, собственно говоря, подтверждая все, о чем мне и говорил Суров.
  -Ну, что? - поинтересовался он, когда я перевернул последнюю страницу.
  - Вы же понимаете, Василий Митрофанович, что для меня этого маловато, хотя и за это спасибо.
  - Ну, да, конечно, - быстро согласился он:- Но ведь без Зубова, вроде, как бы след затерялся.
  -Без Зубова, конечно, плохо, - в такт ему протянул я: - Ну, ничего, будем искать...
  Гамов выглядел несколько растерянным. Я представился, мы обменялись рукопожатием, и он пригласил нас с Суровым сесть за стол.
  - Такая вот неприятность, - посетовал он, разведя руками: - Я уже написал рапорт командованию, но при этом готов понести...
  - Не поторопились? - перебил его я, прекрасно помня его неплохую биографию и отзывы сослуживцев:- Ведь хищение могло произойти и до вашего назначения.
  - Тем хуже для меня, - отрезал он: - Принял объект черте как!
  Я обратил внимание на какую-то отрешенность в его взгляде, так смотрят люди, решившиеся на крайние меры, и разубедить их, по сути дела, обычно не удается. Мне очень захотелось ободрить его. Бывает же такое, когда человек располагает к себе с первых минут общения, с первой встречи. Большая редкость, конечно, но Гамов был мне симпатичен. Однако, дело есть дело.
  - Мне бы очень хотелось побеседовать с начальником склада - майором Кононенко, получить заключение судебников по факту смерти Зубова.
  Гамов на последней фразе открыл ящик своего стола, вынул оттуда прозрачную пластмассовую папку и протянул ее мне. В ней была копия судебно-медицинского заключения ГУВД. Я опущу подробности описания смертельного ранения, ибо не склонен к душещипательным подробностям. В конце нашел заключение, набранное более "жирным" шрифтом уже на компьютере: "... Таким образом, учитывая данные трассологической и баллистической экспертизы, сопоставив их с данными секционного материала, можно сделать следующее заключение: выстрел в голову потерпевшего был произведен с расстояния двух-двух с половиной метров из пистолета системы "Кольт" М 1911, сорок пятого калибра, представленного на экспертизу. Выстрел совершен под углом в девяносто градусов, что свидетельствует о невозможности производства выстрела из данного оружия самим потерпевшим. Еще ниже стояли три подписи экспертов и дата. Я посмотрел на Гамова.
  - Вы позволите, - я положил заключение в папку, врученную мне Суровым.
  - Виноват, - Гамов заерзал: - Я считал, что как директор объекта имел право ознакомиться...
  - Хозяином пистолета Зубов, конечно, не был? - обратился я уже к Сурову. Тот согласно кивнул.
  - А по столь экзотическому оружию есть хоть какая-то зацепка?
  Суров отрицательно покачал головой. В принципе, я помнил по заключению милиции, что ствол нигде на территории бывшего СССР зарегистрирован не был.
  - Разрешите идти? - обратился я к Гамову. Он поморщился и, вновь, я увидел в его взгляде какую-то растерянность, тогда уже добавил: - Владлен Николаевич, я буду держать Вас в курсе расследования.
  Суров повел меня по коридору к выходу. Мы спустились в подвальное помещение.
  - Я задержал Кононенко до вашего разрешения, - проинформировал он меня: - Так что пока он здесь.
  Суров толкнул тяжелую металлическую дверь, аккуратно оббитую деревянным брусом. Мы очутились в довольно просторной комнате. Ее скромную обстановку составляли кожаный диван, стол с несколькими телефонными аппаратами и стул и извитой резной спинкой. На диване сидели два капитана, как в известном рассказе, и играли в шахматы. При нашем появлении они разом вскочили, вытянули руки по швам. "Переигрывают, - подумал я.
  - "Задержанный"ведет себя спокойно, - доложил нам светловолосый. И только тут я обратил внимание на толстенную металлическую дверь зеленого цвета с кодовым цифровым замком на противоположной стене.
  - Откройте, - сухо приказал им Суров: - Код - 912.
  Все тот же светловолосый капитан с неприметным лицом, которое так ценится в службе наружного наблюдения, недолго поколдовал над замком. Тот щелкнул своим механизмом и дверь открылась.
  - Оставьте нас, - обратился Суров к охране. Те козырнули и быстренько поднялись по лестнице наверх.
  - Выходите, майор Кононенко, - уже в дверной проем крикнул Суров. Из комнаты показался грузный мужчина в форме майора. Он с опаской посмотрел на меня, за тем перевел взгляд на Сурова и, видимо, несколько успокоился.
  - Садись, - приказал ему Суров, подвигая к нему ногой стул.
  - Василий Митрофанович, без обид, - обратился я к Сурову: - Мне бы хотелось переговорить с майором с глаза на глаз.
  - Понимаю, - тот отработанным движением извлек пачку сигарет и вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь. По лестнице вверх зацокали его каблуки.
  - С глаза на глаз, наверное, не получится, - вдруг усмехнулся Кононенко и движением головы указал мне на вмонтированную в угол потолка камеру видеонаблюдения. " Круто, - удивился я.
  - А там? - я показал на металлическую дверь бункера.
  -Там может и не работать, - согласился он. Мы вошли внутрь. Уселись друг напротив друга.
  - Я прочитал ваши показания, - начал я.
  - А другого варианта ответа не существует, - Кононенко посмотрел мне в глаза с легким прищуром.
  - Тогда у меня к вам другой вопрос. Случались ли вообще еще какие-нибудь хищения на складах объекта за время вашей работы здесь?
  Кононенко наморщил лоб, всем своим видом изображая мыслительный процесс.
  - Серьезного ничего не было, да и быть не могло. Вы же сами понимаете - объект - строгой секретности и особого режима. По мелочи, так было. Года четыре назад прапорщик Дубинин пытался вынести пустые ящики из-под снарядов для дачного огорода. Его, понятное дело, тут же изловили и списали подчистую, чтобы сор из избы не выносить. Рапорт наверх, конечно, не пошел. Чего человеку жизнь портить? А это имеет значение?
  - Может да, а может - нет, - коротко обронил я: - Ну, а чисто теоретически - можно вынести секретную продукцию со склада незаметно?
  - Теоретически все можно, тем более что, как я понимаю, факт налицо, - при этом он горько усмехнулся: - Нужен вам стрелочник. Что ж, готов понести, как говорится.
  Я поймал себя на мысли, что на мой вопрос он отвечать не будет. Откинувшись на спинку стула, я покачался на его задних ножках: " Нужно пробовать по-другому".
  - Скажите, Кононенко, во время проверок подполковник Зубов часто приходил на склад с портфелем?
  - Точно не скажу, но раза два или три точно было. Текущая проверка проводится вообще-то еженедельно. Правда чего греха таить, после этой катавасии, иногда и до формализма дело доходило.
  - Катавасия - это что?- перебил его вопросом я. Майор стушевался.
  - Это развал страны, - грустно констатировал он. Я кивнул в знак согласия.
  - Хорошо, а как он самостоятельно вскрывал ящики. Насколько мне стало известно, он отсылал вас со склада, актировал все сам.
  - Ну, не совсем так. Я открывал замки, пломбу значит..и уходил-то тоже раза два. За водкой, будь она не ладна.
  - Ну, спасибо за откровенность, - я поднялся со стула.
   - И все? - не выдержал он. Я остановился и подтвердил.
  - Пока, собственно говоря, да, если вам мне больше нечего сказать. Кроме всего, свои слова надо подтвердить в письменном виде - это важно.
   Кононенко сделал удивленные глаза, но промолчал. Я вышел на лестницу. Там уже стояли Суров и два капитана.
  - Ну как? - поинтересовался он.
  - Ничего нового. Мне бы, Василий Митрофанович, еще ознакомиться с личными делами некоторых товарищей.
  Суров понимающе кивнул.
  - Организуем, сейчас пройдем к начальнику кадров и все возьмем.
  Начальником отдела кадров оказался совершенно седой подполковник по фамилии Троянов. Он работал на этой должности с самого основания секретного завода, придя сюда старшим лейтенантом. Поэтому он практически знал всех офицеров и сотрудников в лицо не только по личным картам, но и по послужным спискам и, даже, поговаривали по всевозможным сплетням и был за это всегда востребован и обласкан любым начальством. Об этих качествах я узнал от Сурова перед самым нашим визитом. После взаимного представления, мы обменялись дежурным рукопожатием. Троянов пригласил нас в смежную комнату, заставленную до потолка высокими металлическими стеллажами с документами, и усадил за единственный стол, на котором располагался вполне приличный компьютер.
  - Эта техника - дрянь! - перехватив мой взгляд, сказал Троянов и показал на темный экран монитора: - Лучше обычной бумаги ничего нет и, никогда не придумают, особенно в наших делах.
  Он многозначительно подмигнул Сурову. Тот пожал плечами и пристроился рядом со мной.
  - Внимательно слушаю Вас, - он достал из внутреннего кармана чехол с очками.
  -Мне нужны личные дела подполковника Зубова, майора Кононенко и вообще всех офицеров, имеющих хоть какое-нибудь отношение к складам, - спокойно озвучил я свою просьбу: - По нынешнему и по предыдущему году.
  - Подождете минутки три - я мигом, - снисходительно произнес Троянов и исчез за стеллажами. Послышался шорох переворачиваемых бумаг. Действительно через три минуты он вернулся к нам и вынес около десяти - двенадцати скоросшивателей с личными делами.
  - Пожалуйте,- он аккуратно положил их на стол.
  - Так, - потер руки Суров: - Что нас будет интересовать в первую очередь?
  " Видно очень нравится роль помощника, да и в курсе основных событий всегда, - посмотрел на него я с некоторым раздражением: - Послать бы его..., но характер у меня слишком мягкий".
  - Ну, а вы как думаете?
  Суров тут же с готовностью ответил:
  - Служба за рубежом, в первую очередь; взыскания, возможные контакты с разными там фирмами. Сейчас это бывает сплошь и рядом, - перечислил он. Я согласно кивнул и разделил скоросшиватели на две части, за тем вытащил чистый лист из своей папки и положил перед собой.
  - Разрешите - я к себе? Если, конечно, больше не нужен, - напомнил о себе Троянов.
  - Да-да, конечно, - отпустил его я.
  Что вообще можно было выяснить из скупых официальных документов, где значились пометки о перемене мест службы, повышения в звании и скупых биографических данных: холост, женат, двое детей - не более. Тем не менее, мы просидели за этой работой, до тех пор, пока не стало темнеть. Ничего экстраординарного я, естественно, не нашел. Сделал на своем листе некоторые пометки, больше для проформы.
  - Удачно? - поинтересовался Троянов, заглянув к нам.
  - Во всяком случае подробно заочно познакомился с двенадцатью офицерами, -ответил я: - Спасибо вам за содействие.
  Следом за мной поднялся и Суров. Он проводил меня до самых дверей гостиничного номера, предложил по пятьдесят, но я категорически отказался, сославшись на усталость. Он удалился, пообещав быть завтра к восьми ноль-ноль. Правда вернулся минут через десять, ведя за собой солдата в накрахмаленном переднике с большим прямоугольным подносом, на котором стояло несколько тарелок с пищей насущной и двумя стаканами чая.
  - Вот за это спасибо, - поблагодарил его я: - Может со мной?
  Теперь уже отказался он. Но нормально перекусить мне тоже не удалось. Только я приступил к трапезе, как в дверь кто-то забарабанил. Чертыхнувшись вслух, я все же дверь открыл. На пороге стоял среднего роста капитан с коротко подстриженными усиками. Видимо прочитав в моих глазах немой вопрос, он представился:
  -Капитан Малыш - начальник охраны третьего периметра завода!
  - Проходите, - предложил я, разжевывая хлеб. Капитан бочком протиснулся в комнату и очутился за моей спиной.
  - Откровенно говоря, я по поручению полковника Гамова.
  - Присаживайтесь, раз по поручению, - жестом пригласил его сесть. Капитан внимательно меня разглядывал, пытаясь составить для себя мой психологический портрет, так это называется на официальном языке и, возможно получив, какие-то положительные импульсы, начал:
  - Дело в том, что по указанию полковника Гамова, я занимался самостоятельным расследованием дела по хищению боеприпасов до вашего приезда,- он поднял голову и посмотрел на меня, видимо ожидая вопроса. " Все с ума сошли что ли? - подумал я
  - Это как же? Помимо конторы Сурова? - я сделал удивленный вид.
  - Именно, подтвердил он. Я придвинул ему второй стакан с чаем: " А смысл?" Он, как бы угадав ход моих мыслей, продолжил:
  - Смысл - в двойной подстраховке. У меня был опыт работы в военной прокуратуре. Вдруг да что-нибудь накопаю.
  По блеску в его карих глазах я понял - этот уже что-то накопал.
  - Я хотел было обо всем доложить полковнику Гамову, но он слушать не стал, а сразу же направил меня к вам.
  - А с Суровым вы значит не в контакте? - вновь спросил его я.
  - Не сложилось как-то, - нехотя ответил Малыш.
  - Бывает, - согласился я и, чтобы уже расставить все точки над "и", снова спросил: - А то, что мы с ним как бы из одной конторы вас не смущает?
  Капитан будто ждал этого вопроса.
  - Нет.
  - Угу, - буркнул я: - Тогда внимательно вас слушаю.
   И Малыш начал мне излагать все то, что по сути дела мне было уже известно. Вскоре он дошел до повторной встречи со следователем из милиции - молоденьким, но цепким лейтенантом. Интуитивно я понял, что сейчас услышу самое интересное.
  - Так вот. После нашего отъезда, он методично обошел и опросил всех соседей Зубова. И двое из них, буквально за пятнадцать минут до приезда людей Сурова, видели, как из подъезда выходил мужчина в форме подполковника. К сожалению, лица его разглядеть не удалось, но кое-что о типе телосложения, походке здесь записано, - с этими словами Малыш выложил свернутый пополам лист бумаги.
  - А минут за пять до этого, соседка Амфиногенова, проживающая в смежной квартире, услышала звук очень похожий на выстрел, но не особо придала этому факту значение.
  - Почему?- перебил его я.
  - Накануне Зубов прибивал книжные полки - стучал молотком минут тридцать.
  " Ай, да Малыш, ай да капитан!" - похвалил про себя его я.
  - Эти сведения из милиции попадут Сурову на стол завтра утром,- больше для сведения добавил он: - Что будем делать?
  Малыш мне определенно нравился.
  - Во-первых, я попрошу Гамова прикомандировать вас ко мне. У вас хорошая хватка оперативника; во-вторых, мы уже четко знаем, что Зубов был убит, а убийца где-то недалеко и вычислить его нам будет уже не так сложно. Убийство Зубова отвлекло нас на полдня, но не более того. Преступник об этом тоже, думаю, догадывается. Нужно прощупать все контакты Зубова еще раз, поговорить с Кононенко - он не все договаривает. Определить пути вывоза боеприпасов из города. Закрыть выезд работникам завода однозначно! Насколько свободно можно покинуть городок? Ну, например, выехать к семье, на отдых?
  Видимо Малыш думал приблизительно так же, поэтому он довольно улыбнулся и отпил из стакана.
  - Даже гражданские лица, только за подписью Гамова или коменданта. Сейчас выезд запрещен.
  - Серьезно? - с иронией спросил я.
  - Зря улыбаетесь. Между прочим, даже я не знаю, какую еще продукцию изготавливают в трех цехах. На станции и на дорогах блокпосты.
  - Ага, - обрадовался я: - Тогда как, на ваш взгляд, можно было провезти сотню другую патронов, и чтоб никто не обнаружил?
  Малыш задумался на мгновенье:
  - Такое количество патронов вывезти за один раз невозможно. Для них нужна подходящая тара. Я думаю, что их вывозили небольшими партиями.
  - Голова!- похвалил его я: - Систематически, именно небольшими партиями. Ну, на сегодня хватит. Утро вечера мудренее. Давай отдохнем, а завтра с утра продолжим. Честно говоря, уже голова плохо соображает.
  Я посмотрел на часы - пять минут первого. За окном - сплошная чернота ночи и только где-то вдалеке горели мощные прожектора, освещающие периметр объекта. Из моего окна они казались маленькими светлячками...
  Утро опять было пасмурным. Все те же свинцово-серые тучи бросали сверху на землю мелкие и частые капли холодного и колючего по-осеннему дождя. Настроение было под стать погоде. Я лежал на кровати под теплым от сна одеялом, сначала посетовал на судьбу, пожалел себя, потом поругал, но затем заставил себя быстро встать и заняться туалетом. В половине седьмого в дверь постучали, и вчерашний солдат в фартуке поставил на стол завтрак. " Ух, ты! Почти кофе в постель, - поерничал я. Еще через тридцать минут появился Суров.
  - Есть новости? - поинтересовался я. Он отрицательно покачал головой.
  - Тогда давайте в штаб. Мне бы хотелось ознакомиться со всей складской документацией, журналами инвентаризации. Нужно попасть к Гамову, еще нужно узнать про возможные транспортные средства, которые регулярно выезжают за город. Наверняка, есть их журнал регистрации, путевые или маршрутные листы?
  - Организуем, все это не трудно, - заверил меня Суров. Мы без приключений добрались до штаба. Когда у Гамова я попросил себе в помощники капитана Малыша директор завода даже обрадовался, но при этом надулся, как мышь на крупу, Суров.. Он демонстративно вышел из кабинета и хлопнул дверью. Гамов его вернул и поставил на место властным окриком, потом отпустил:
  - Ну, и хрен с ним! - потом обратился ко мне: - Вы только найдите этих сволочей. Здесь дело не только в моей репутации. Вы поймите... Это дело чести, особенно после развала Союза. Уйду в отставку хоть с чистой совестью.
  Малыша я сразу отправил на склад - копаться в их документации. Суров увидел меня и попытался встать в позу:
  - И как мне все это понимать? Я уже отстранен от работы?
  -Не кипятитесь. Капитан Малыш - хороший оперативник, от такой помощи - грех отказываться.
  - А мы что же, хуже пацана этого?!
  - Давайте не будем! - оборвал его я:- Нам с вами работы еще по самое "не хочу".
  Мы снова прошли в кабинет начальника отдела кадров, куда люди Сурова уже принесли нам кипу всевозможных журналов регистрации.
  - Да, совсем забыл, - обратился я к "особисту": - Нужно временно запретить выезд из города кому бы то ни было.
  - Уже, - надулся Суров: - Со вчерашнего дня без моего с личного разрешения никто не может покинуть территорию. Все посты усилены, дополнены, введены карантинные мероприятия.
  - Вот это, молодцы, - похвалил я. Придвинул журналы контрольно-пропускной службы. Вскоре выписал себе номера четырех машин, которые ежедневно курсировали между заводом и городком, внутри городка и, естественно, могли уже осматриваться на постах формально. Что поделать - человеческая психология. Две из них были продуктовыми фургонами: одна доставляла хлеб, и уезжала каждый день за семьдесят километров на хлебозавод областного центра, которым обеспечивалась воинская часть и сам городок. Вторая ехала туда же, но на продуктовые склады и доставляла в городок и часть, другого рода, гастрономические изделия. Третьей машиной был мусоровоз, который вывозил отходы на мусорную свалку в пяти километрах от городка и охраняемого периметра. И четвертой машиной был "УАЗ" Сурова. Его машина ежедневно отправлялась в соседний военный городок, где была расквартирована ракетно-зенитная дивизия. "Интересно, - подумал я. Суров в это время занимался другими папками, но почувствовав на себе мой взгляд, оторвался от чтения:
  - Что-то не так?
  - Хочу сразу выяснить про ваш автомобиль? - напрямую спросил его я. Суров сразу же смекнул в чем дело.
  - Виноват. Машина каждый день отвозит жену в тринадцатый городок. Там музыкальная школа, одна на весь район, а Лиза у меня учитель музыки. Это около пятнадцати километров - далековато. Рейсовых автобусов нет. Я понимаю, что использование служебного положения и прочее.
  Он изрядно покраснел, и на его крупном лбу выступили мелкие бисеринки пота.
  - Если так - ладно, - успокоил его я: " Выяснить это проще простого": - Что-нибудь есть по железной дороге?
  К городку из областного центра шла однополосная узкоколейка, по которой периодически курсировал только грузовой состав или маневровый тепловоз.
  - Особо ничего. Все отъезжающие вагоны и локомотив шерстят досконально. Теоретически, можно, конечно, провести с десяток патронов, но сотню. Да и поезда ходят к нам раз в квартал. И то, только для того, чтобы забрать готовую продукцию.
  - Считаете, что этот вид транспорта можно сбросить со счетов?
  - Думаю, да.
  - Хорошо, - согласился я: - Нужно тщательно проверить вот эти машины.
  Я положил перед Суровым листок с номерами:
  - Обязательно опросить водителей, только очень аккуратно.
  Суров, чувствуя некоторую неловкость, быстро подхватил листок и прошел к телефону, который неожиданно пронзительно зазвонил.
  - Это вас, - протягивая трубку, несколько кривясь, произнес он.
  - Я тут такое нашел! - буквально завопил на другом конце Малыш, что я автоматически отодвинул телефонную трубку в сторону. Суров, увидев мой непроизвольный жест, усмехнулся.
  - Спокойнее, слушаю внимательно, - произнес я в аппарат.
  _ Четыре раза при проверке склада боеприпасов подполковника Зубова подменял совершенно другой человек. " Вот, гаденыш, тянет кота за хвост, - начал злиться я.
  - Как это возможно? Графики на секретных объектах утверждаются на квартал..
  Тут уже смутился Малыш, думая, что из кожи вон полезу, чтобы сначала узнать фамилию этого человека.
  - Ну, правильно. Он - то, как раз, в этих списках и есть.
  Я придвинул к себе стул и сел. Суров нервно заелозил на своем месте.
  - Говорить? - нахально спросил капитан и довольно засмеялся.
  - Это подполковник Дудник - начальник транспортной службы завода, представитель штаба.
  " Вот тебе и способ транспортировки, а возможности какие!! Так теперь не торопиться, - приказал себе я.
  - Хорошо, а как это практически возможно?
  -Да очень просто. Раз человек утвержден, то и вопрос о подмене решить всегда можно. Начальство в известность, конечно, ставить нужно, но мало ли что в жизни бывает. Главное формальности соблюсти.
  - Как ты это выяснил? - я уже перешел "на ты".
  - Чисто случайно, - сознался Малыш: - В журналах регистрации проверки везде числится Зубов, но в списках КПП четыре раза, в день его проверок, зарегистрирован Дудник, как допущенный на склад.
  Я повернулся к Сурову, тот уже стоял, готовый к любым действиям.
  - Давай сюда всю документацию! - распорядился я.
  - Что-нибудь выяснили? - попытался спросить он бесстрастным голосом.
  - Нужно немедленно взять под наблюдение подполковника Дудника. И сверх аккуратно, потому как человека можно смертельно обидеть или же насторожить и вспугнуть.
  - Дудник? - у Сурова вытянулось лицо: - Да, конечно, все сделаем аккуратно. Но как же это? Я же его хорошо знаю...
  Он направился к двери размашистым шагом.
  - А я бы хотел переговорить с Кононенко еще раз, - вслед ему сказал я. Он жестом пригласил меня за собой. Домой к Кононенко мы отправились через десять минут. По-прежнему на лице Сурова я видел искреннее удивление.
  Дверь нам открыл сам Кононенко. Поздоровался и пригласил пройти на кухню, сославшись на беспорядок в доме. От него сильно пахло крепким спиртным, хотя выглядел он довольно трезвым. "Только начал, - подумал я.
  - Квасишь?! - зло спросил Суров. Кононенко пожал плечами и уселся на табурет: - Имею право, не на службе.
  - В каких вы отношениях с подполковником Дудником? - резко начал я. У Кононенко расширились от ужаса глаза, как будто я сунул ему за пазуху, по меньшей мере, индийскую кобру. Он судорожно сглотнул:
  - А причем здесь это?
  - А притом, что вы немного не договорили мне, что подполковник Дудник несколько раз подменял на проверке склада покойного Зубова.
  - Откуда вы знаете? - непроизвольно вырвалось у него. Я промолчал. Суров вытащил сигарету и закурил. Сладковато-терпкий запах табака наполнил комнату.
  - Рассказывайте, Кононенко! - опять надавил я. Тот беспомощно захлопал глазами.
  - Да не могу я, поймите же!
  - Слушай, майор! Кончай сопли распускать, - не выдержал Суров: - Нет, чтобы с самого начала все рассказать!
  Кононенко налился пунцово-красным цветом, мне показалось, что он вот-вот лопнет от обиды и тут его прорвало:
  - А сами что говорили?! - он буквально впился глазами в Сурова: - Держи язык за зубами! Чтобы лишнего не болтал, особенно при москвиче!! Что не так скажите?!
  Он уже развернулся ко мне и добавил:
  - Еще говорил, что все надо свалить на Зубова и быстрей это дело закончить. Мне, мол, за это будет служебное несоответствие, а с покойного, какой спрос? Я уже начал подумывать - может они, и Зубова специально застрелили. От них всего ожидать можно...
  - Ты!! - заорал на него Суров: - Говори, да не заговаривайся!!
  - Успокойтесь, Василий Митрофанович, - одернул я "особиста", тот уже готов был врезать Кононенко оплеуху.
  - Извините, виноват, - осекся Суров.
  - Я про все это еще сразу рассказать хотел капитану Малышу, да бес попутал, - добавил Кононенко: - Потом все-таки предупреждали - секретные дела, я, в конце-концов, подписку давал о неразглашении...
  " Вот это да! - воскликнул я про себя и весь превратился вслух, понимая, что такое признание может состояться только раз.
  - Какую подписку? - поперхнулся табачным дымом Суров. Дальнейшие его вопросы я пресек движением руки.
  - Какую - какую, - передразнил его Кононенко: - Обычную подписку, согласно установленной формы. Точно такую же расписку мы все подписывали по прибытию на завод. О неразглашении, одним словом.
  - И кто же вас обеспечил столь интересной бумагой, - начиная волноваться, спросил я. Кононенко вздохнул, видимо, отходя от эмоционального всплеска.
  - Откуда же я знал, что это не по вашему приказу, - обратился он к Сурову. Тот поломал в руках очередную сигарету, пытаясь закурить, и уставился на хозяина квартиры.
  - Пришли ваши люди, объяснили, что в целях сохранения секретности и государственной безопасности на складе будет произведена выемка какой-то части боекомплекта, то есть патронов из обогащенного урана. А учитывая серьезность операции, в которой эти боеприпасы будут применяться - знать об этом должен ограниченный контингент людей. Дали бумагу, я,естественно, подписал. Тогда подумал, что больно много объясняют, а потом вся эта шумиха...
  - Кто из моих у вас был?! - металлическим голосом спросил Суров. Кононенко успокоился и посмотрел снизу-вверх на "особиста".
  - Капитан Крымский и капитан Золотарев, - без запинки произнес он. Суров взревел:
  - Лично убью скотов!! Меня как драного козла...
  - Кто производил выемку патронов? - твердо спросил я. Это, пожалуй, был финальный вопрос. Какое-то нехорошее чувство тревоги холодной волной прокатилось внутри.
  - Подполковник Дудник, - еще более спокойнее, а от того и зловеще ответил Кононенко.
  - Где телефон? - вращая глазами, в тон Кононенко спросил Суров. Я представил на мгновенье, как он рвет на части своих капитанов. Начальник склада придвинул телефонный аппарат, стоящий тут же на кухонном столике.
  - Ну-ка, выйди, - попросил его Суров. Тот закряхтел, поднялся и вышел в комнату. Суров посмотрел на меня.
  - Надо действовать быстро, - подтвердил я. Суров набрал трехзначный номер и когда на другом конце подняли трубку сказал:
  - Шестому - тревога! Буду на месте через десять минут.
  - Кононенко! Из дома никуда! - приказал я на ходу. Тот только ухмыльнулся в ответ. Мы выскочили из дома и, практически, влетели в УАЗ, напугав сержанта-водителя.
  А что это за "шестой"? - полюбопытствовал я.
  - Отряд по борьбе с террористами. Достаточно подготовленные офицеры. На своих - то - я уже не надеюсь, - зло ответил он: - Их как раз шестеро. Крымский с Золотаревым, кстати, тоже спецподготовку прошли в свое время. Хрен его знает, еще сопротивляться начнут.
  В здании штаба нас уже ждала группа местного спецназа. Лица офицеров были скрыты черного цвета обтягивающими масками с прорезью для глаз. Синеватый камуфляж и даже надетые поверх "бронежилеты" не мог скрыть их атлетические фигуры. Я позавидовал ребятам и дал себе в очередной раз обещание делать хотя бы утреннюю зарядку. Увидев нас, они замерли в шеренге.
  - Делимся на три группы, - скомандовал я: - Работаем по подполковнику Дуднику, капитанам Крымскому и Золотареву. Ребята, они все нужны живыми.
  Спеназовцы, не задав не единого вопроса, устремились к выходу.
  - Вы что не идете с нами? - удивился Суров. Я отрицательно покачал головой.
  - Чуть позже. Я предупрежу Гамова, он порядочный офицер. Он кивнул мне в ответ и быстрым шагом ушел наружу. На втором этаже я столкнулся с Малышем.
  - Ну, вот, - раздосадовано выпалил он: - Опять не успел. В руках он сжимал целую кучу папок с накладными.
  - Пойдем, я подхватил его за руку и потянул за собой в кабинет Гамова. Гамова на месте не было.
  - Срочно разыскать, - приказал я дежурному по штабу. Тот пулей выскочил из приемной.
  - Давай показывай, - обратился я к Малышу. Капитан открыл журнал проверки и с гордостью показал его мне. На одной из страниц красной пастой была уже обведена фамилия и дата проверки в день замены, как я сразу догадался. Потом он подал мне журнал с КПП, где также было выделено несоответствие. И тут меня словно ударило приличным электрическим разрядом.
  - Что с вами? - опешил Малыш. " Боже мой!"- я вскочил со стула и сверху складских накладных бросил раскрытый журнал контрольно-пропускного пункта.
  - Смотри, парень! - я ткнул в записи пальцем.
  - Не понял,- честно признался он, тщательно всматриваясь в записи и пытаясь найти в них какой-то подвох.
  - И что? - вновь спросил капитан. " Ты действительно такой тупой или притворяешься!?" - захотелось мне прокричать Малышу.
  - Чей это подчерк? - я кинул ему одну из накладных. Малыш тщательно всмотрелся в бумагу.
  - Майора Кононенко.
  - Тогда это чей? - я придвинул ему журнал с КПП.
   - Так ведь... - малыш замолчал и нелепо захлопал глазами.
  - В стране бардак, и вы туда же, разгильдяи, - ругнулся я: - Ты хоть при оружии?
  Малыш хлопнул себя по кобуре. Я потащил его за рукав вниз: - Быстрее, капитан, можем не успеть. Мы рванули к дому начальника склада бегом. " Ну, какая же хитрая сволочь", - пронеслось в голове. Почти у ворот штаба Малыш остановил бортовую машину - "хозяйку", вытащил из-за руля молоденького ефрейтора.
  - Бегом в штаб! - приказал он: - Предупреди дежурного, чтобы к дому майора Кононенко срочно выслали вооруженный патруль. "ЗИЛ" медленно взял с места, набрал обороты, и мы поехали по достаточно узким улочкам городка. В мозгу прокручивалась пленка последних событий: " Стоп! В момент убийства Зубова Кононенко находился под охраной в штабе. Значит должен быть еще кто-то". Машина подкатила к дому майора. Мы одновременно выскочили из кабины и, не захлопнув ее дверцы, бросились к подъезду.
  - Пистолет, - напомнил я на ходу. Малыш быстро извлек свой "Макаров", снял его с предохранителя и передернул затвор, послав патрон в ствол. Начальника склада мы встретили почти на пороге его квартиры. Он был одет в синий спортивный костюм с начесом и видавшие виды кроссовки. Через плечо на длинном ремне свисала брезентовая сумка. От подобной неожиданности он замер и сделал шаг назад. За тем, увидев в руках Малыша пистолет, задорно по-мальчишески расхохотался и даже прослезился от смеха. Мы не ожидали такого проявления чувств и несколько опешили. Кононенко долго смеялся в голос. Я подтолкнул капитана: " Будь готов!".
  - Представляете их рожи? - Кононенко смахнул слезинку: - Не фига не понимают... А тут маски - шоу...
  Я понял, что он имел в виду реакцию людей, которых он оклеветал и тех, которые отправились их арестовывать.
  - Вы арестованы, Кононенко, - твердо произнес я.
  - Да, понял я, понял, - не прекращая смеяться, проговорил он: - Сопротивляться не буду.
  На допросе он вел себя дерзко. Паясничал, кривлялся, но своего подельника сдал с невероятной легкостью.
  - У него были завязки с какими-то военными спекулянтами, так что я только документы подделал, и патроны потихонечку вынес, и все, - признавался нагло Кононенко:
  - За это он мне денег отвалил, в валюте, представляете? Кто бы ни согласился? Ну, отсижу лет восемь, если по максимуму и, что вы со мной сделаете? В этом хаосе сейчас дивизии продают и хоть бы хны. Тем более, что патроны эти, на сегодняшний день, к новым технологиям не относятся. Государственных секретов я не выдал.
  - А спланированное убийство? - спокойно спросил его я, готовясь напоследок испортить настроение этому негодяю. Приказ о переводе его в Москву был уже получен.
  - А это Силин, не я, - опять усмехнулся он. " Майора Кроткова срочно к телефону!"- закричал кто-то в коридоре. Я встал и, глядя в противную мне физиономию Кононенко, спокойно сказал:
  - И все было бы, по-вашему, если бы эти патроны не выплыли на международную сцену. А это, дорогой мой, приравнивается к международному терроризму. И статья, соответственно, от пожизненного заключения до высшей меры. Вот так.
  С тем и вышел. Кононенко быстро переварив информацию, побледнел, но ничего не сказал.
  Вторым негодяем оказался майор Силин - командир транспортного "Антея" с авиабазы. Именно при помощи военно-транспортного самолета, которым командовал Силин, патроны были вывезены из городка по липовым документам с другими боеприпасами, потом переданы заказчикам в Гудермесе; между прочим, тоже военным из штаба Северокавказского военного округа. "Версия с Зубовым и остальными была нами придумана на всякий случай, но я, честно говоря, не думал, что этот летун сможет убить человека", - признавался Кононенко. Через Силина и поступил заказ на патроны особой разрушительной силы. Кем был сделан этот заказ - предстояло выяснить. Я шел и думал - заблудились ли эти люди, растерялись ли в этом закрутившимся мирке перестройки и разрушения надежного и понятного государства. Где все и всегда было понятно, где люди знали, что они должны делать, а что нет, потому что их так воспитали. Не спорю - может быть и неправильно, но у всех них были свои и общественные моральные ценности. А сейчас они все улетучились в неизвестном направлении. У всех советских людей чувства патриотизма были на первом месте. А что мы получили? Деньги, да еще в валюте? Нет, остались же порядочные нормальные люди, хотя бы Гамов, Малыш, многие другие, а эти всегда были отморозками. Таких людей хватало в любое время, перестройка здесь была не причем.
  " Хватит философствовать" - прервал я себя.
  - Майор Кротков, - представился телефонной трубке.
  -Ну, привет,- услышал я голос начальника, кстати, моего сокурсника и друга по училищу: - Руководство вынесло тебе благодарность на первом этапе...
  - Второй, полагаю я, будет в Гудермесе?
  Я почувствовал, как он усмехнулся на том конце провода.
  
  **********************************************
   Дьюла Портиш работал со своим напарником Адамом Маккроем в Лос-Анджелеском филиале ФБР уже пятнадцатый год. За их высокий профессионализм и скрупулезность в ведении дел им предлагали дважды перебраться в район капитолийского холма, но Дьюла, имевший в Лос-Анджелесе целый квартал родственников, выходцев из Венгрии и некоммуникабельный характер сам таким желанием не горел. Маккрою в ближайшее время предрекали место заместителя начальника филиала здесь же, на своей Родине. Поэтому и он от столь заманчивого предложения тоже отказался.
  Сейчас на их шее висело бесперспективное дело о трех немотивированных убийствах с применением сверхмощных пистолетных патронов, вроде бы произведенных в далекой и смутной России. Политикой они не интересовались, как и большинство окружающих их людей, а по вопросу - Россия могли сказать: - Водка и Горбачев. Для их работы данных познаний вполне хватало. Кстати, на их запрос уже был получен ответ с отрицанием последней как страны производителя.
  - После их перестройки они сами там ни черта не поймут, а тем более мы, - говорил как-то шеф филиала.
  - Каждая новая страна из развалившейся России могла производить или иметь подобные боеприпасы, так что их ответ ничего не значит, - заключил Маккрой.
  Первым убитым был Ник Лоррой, сорокатрехлетний клерк из оффшорной компании. Он был застрелен в своей машине на парковке на площади у памятника. Полиция долго пыталась выяснить возможную причину, тщательно отрабатывая различные версии, но так ничего и не обнаружила. Клерк был почти идеальным гражданином и республиканцем. Второй погибшей от страшных пуль была Энни Кроудс, продавщица ювелирного магазина в самом центре города. Она была застрелена во время работы из БМВ, прямо через бронированное стекло витрины. Что самое интересное за этим не последовало ни ограбления, ни каких-либо других событий. Связи с криминалитетом выявлено не было. Единственное, что случилось на следующий день, так это аннулирование заказов на лучшие в штате пуленепробиваемые стекла витрин и витражей компании "Джон Браун". Их реклама на прочность продукции - автоматная очередь в стекло теперь никого не могла убедить. Руководство компании заподозрило в этом злодействе своих конкурентов и даже пообещало городской полиции солидное вознаграждение за раскрытие преступления, но убийца найден не был. За городской чертой была обнаружена лишь угнанная накануне машина. Третьим погибшим оказался работник охраны банка "Capital". Он был убит неизвестным прямо в кабине бронеавтомобиля, перевозящего дневную выручку из супермаркета. Бронированные стенки кабины беспощадная пуля с сердцевиной из обедненного урана прошла как через кусок сыра, оставив идеально ровные отверстия, как на выходе, так и на входе.
  Единственное, что могло объединить все три этих убийства - использованные пули сверхмощной разрушительной силы, от которых не было спасения даже за бронированными укрытиями. Гильзы и извлеченные пули вместе с заключением экспертов были срочно направлены в лабораторию Лэнгли. А поскольку полиция никогда не сталкивалась с такого рода боеприпасами, дела объединили и передали в ФБР. Обещали даже прислать специалистов из ЦРУ, но это только обещали. Все это прекрасно понимали.
  Директор филиала, уже пенсионного возраста, совершенно лысый и с мешками под глазами, Яков Броничек в виде официального напутствия сказал своим подчиненным:
  - Ребята! Дело попахивает тухлятиной, но наш долг сделать все возможное. Ибо наши с вами сограждане всегда привыкли жить в мире и спокойствии. А теперь с появлением этого мерзкого оружия каждый рядовой американец почувствует себя незащищенным, а это - очень плохо! В нашем демократическом государстве люди должны чувствовать подлинную заботу о себе. Я все ясно изложил?
  - Да, сэр, - хором ответили Портиш с Маккроем: - Лучше не скажешь.
  С тем и вышли из его кабинета.
  - Делу придают большое значение, - покачал головой Маккрой: - Как бы нам не сесть в лужу.
  Еще через полчаса они получили все документы из полицейского отделения и скрупулезно пролистали дело.- В каком направлении начнем крутить кино? - спросил Маккрой.
  - Ты знаешь, Адам, у меня складывается впечатление, что новую "игрушку" проверяли на качество.
  - Ну и?
  - А применять ее будут чуть позже. Во-первых, уже неделю нет убийств с применением этой штуки...
  - А во-вторых?
  Портиш извлек сигарету и закурил.
  - А во-вторых, нам предстоит узнать, кто за всем этим стоит? Нужно получить информацию от людей из китайского квартала и, конечно, от Чезаре.
  - Еще остаются русские, - поддержал его Маккрой: - Патроны их, а такими делами сейчас могут заниматься только они.
  - Согласен. К вечеру нужно собрать всю информацию, какую только сможем. Денег не жалей, сейчас многое зависит от наших стукачей.
  - Еще надо просмотреть все ближайшие солидные мероприятия: перевозка драгоценностей из банков, выставки, визиты и прочая дребедень, - добавил Маккрой. Портиш согласился.
  К вечеру была собрана весьма обширная информация, которую при отсутствии внештатных осведомителей и денег не удалось бы получить и за целый год. Самые непредсказуемые криминальные группировки не имели никакого отношения к произошедшим убийствам. Более того лидеры уже практически легализованных банд Сун Ли и Чезаре были встревожены появлением на улицах Лос-Анжелеса нового серьезного и непонятного конкурента, а потому были готовы оказать ФБР неофициальное содействие в любом виде. Русские так же категорически отрицали свое отношение к случившемуся, их больше интересовали подробности наркобизнеса, который они старались отжать у остальных игроков. Но кое-что Маккрою узнать все же удалось. Месяца три назад в городе засветилась небольшая группа из четырех человек, которая выставила на рынок спроса свое предложение об оказании конфиденциальных услуг по физическому устранению нежелательных людей. Близко к себе они никого не подпускали, действовали через посредника, но пока реальных заказов не имели. Подобные услуги в городе особым спросом многие годы уже и не пользовались. Сам посредник так же был "темной лошадкой". Дисциплинированность и высокая законспирированность группы вызывала зависть и восхищение в преступной среде. Было известно, что новые киллеры прибыли из России.
  Портиш выложил свою информацию, которая, на его взгляд, заслуживала внимания. Ровно через неделю в городе должна была состояться ювелирная выставка Французского дома. На ней собирались представить драгоценности на сумму в несколько десятков миллиардов долларов. Через два дня в мэрии планировалось проведение международной конференции по экологии, почетными гостями должны были быть губернатор и три сенатора США. Кроме этого планировалась остановка ядерного реактора в профилактических целях на АЭС. Последнюю информацию Портиш для себя записал автоматически.
  -И так? Чтобы нас заинтересовало на месте преступников, владеющих мощным оружием?
  - Почему ты склонен считать, что будет какая-то скандальная акция? - спросил его Маккрой и сам же ответил: - Потому что это уровень ФБР. А вдруг в руки обыкновенных громил попали эти боеприпасы совершенно случайно и они провели эксперимент, прикидывая возможное их применение.
  - Все может быть, - согласился Портиш: - Но мы должны исходить из самого худшего.
  - Даже если уйдем в неправильном направлении?
  Портиш закурил и опустился на стул:
  - Давай будем говорить только о хорошем.
  - О кей, - согласился Маккрой: - На месте преступников я бы клюнул на ювелирные изделия.
  - Безусловно, но это психология громил. Для начала, предлагаю все же, выйти на непонятных русских. Нужно грамотно воспользоваться их посредником.
  Маккрой усмехнулся и, облокотившись на стол, произнес:
  - Ну, тогда нам сначала нужно выйти на этого посредника.
   - Не будем терять времени - поехали.
  Портиш скептически осмотрел с ног до головы Маккроя.
   - Нам нужно переодеться. В костюмах и белых рубашках с галстуками мы будем выглядеть в той среде нелепо. Да и бронежилеты не помешают.
  Через сорок минут они отправились в "русский район" города. Еще через тридцать минут машина остановилась у витрины ресторана с яркой рекламной вывеской "Русские пельмени". Портиш остался за рулем. Маккрой обошел здание с торца и очутился у металлической двери черного хода. Нажав на кнопку звонка, он осмотрелся - внутренний двор был пуст. Буквально через минуту дверь открылась. На пороге стоя крепкого телосложения высокий светловолосый парень с малоинтеллектуальным лицом и прозрачными, как у рыбы, глазами.
  - Что надо? - спросил он с нескрываемым акцентом.
  - Мне нужен Копытов, - вместо "в" у него получилось "ф". " Ох, уж эти русские фамилии - язык сломаешь",- посетовал про себя Маккрой. Парень пропустил его внутрь здания. Миновав складские и подсобные помещения, Маккрой очутился на кухне. Информатор его поджидал, сидя за небольшим пластиковым столиком, потягивая из огромной фаянсовой чашки ароматный горячий чай. Увидев Маккроя, Копытов кивнул ему в знак приветствия и тут же поинтересовался: - Деньги принесли?
  Маккрой вытащил из внутреннего кармана джинсовой куртки конверт и положил его на стол. Копытов встрепенулся, быстро подтянул конверт к себе и улыбнулся.
  -Другое дело. Сегодня в семь их посредник будет со своей подругой культурно отдыхать в баре "Тунец". Тут его приметы, - с этими словами он протянул скомканную бумажку Маккрою: - Но должен сказать, последнюю неделю он отказывается от заказов. Наверное, повезло - подвалил солидный куш, не то, что раньше...
  Он встал и пошел в помещение кухни, давая понять тем самым, что разговор закончен.
  Садясь в кабину машины, Маккрой протянул бумажку с приметами Портишу, тот быстро просмотрел содержимое.
  -Информация достоверная?
  - Я думаю - да. За такие деньги они маму родную не пожалеют.
  - Нужно поставить в известность шефа. Сначала идентифицировать объект, пойти на контакт, проследить и только в случае непредвиденных обстоятельств - брать. А для этого нам потребуется "передвижка" и дополнительные силы.
  - Помоги нам, господи! Едем в офис, - согласился Маккрой. Они прекрасно понимали, что их версия может быть обыкновенной ошибкой. Просто профессионализм настойчиво требовал отработки всех возможных вариантов и планомерное исключение части неправильных, всегда в итоге приводил к нужному результату. По этому делу работало несколько групп, об этом они тоже знали.
  Посредником русских киллеров оказался очень респектабельного вида, с располагающей внешностью мужчина лет сорока пяти. " Прямо голливудский актер в роли хорошего парня", - оценил его Портиш. В бар он зашел с молодой женщиной и, появившимся внезапно официантом, был тут же усажен за сервированный столик. Намечался романтический вечер. За их столиком погасили настенные бра и зажгли свечи, установленные в длинных извитых подсвечниках. Подали шампанское в ведерке со льдом.
  Его и ее сфотографировали в разных ракурсах и тут же данные цифровых камер внесли в передвижной компьютер с целью идентификации последних. Оборудование слежения было размещено в припаркованном неподалеку коричневого цвета микроавтобусе с тонированными стеклами. По данным информатора посредника звали Анатолий Скоба. Паролем для контакта являлась банальная фраза: " Мне знакомо ваше лицо". Оператор проводил манипуляцию идентификации по имеющимся фото с учетом возможных пластических вмешательств на лице. Через пятнадцать минут он доложил, что посредник не проходил не по одному из криминальных дел. Четыре года назад он был зарегистрирован как иммигрант, прибывший из СССР, из города Киева. Год назад получил законное гражданство, имел место работы в филиале компании " Дженерал электрик" в качестве инженера-электронщика, исправно платил налоги. Семейное положение - вдовец, но имел дочь - Инессу, которая по имеющимся данным проходит обучение в колледже в Денвере.
  - На него ничего нет, - тихо сказал Маккрой, качнув головой в сторону бара. Портиш поковырял вилкой в салате, купленном на углу, пытаясь выискать кусочки нашинкованных крабов, потом отправил их в рот и тщательно прожевывая, сказал:
  - Может ошибка? Хотя нет, это исключено. Что узнали про женщину?
  - Элиан Броуди, двадцати девяти лет, программист в "Дженерал электрик", не замужем, живет...
  - Дальше не надо. Она, естественно, ни при делах. Надо действовать. Передай всем -готовность!
  Маккрой вышел из машины и немного распустил туго затянутую головку галстука. Это был условный сигнал начала операции. Молодая женщина за столиком посредника неожиданно поднялась и прошла в туалетную комнату. Посредник, воспользовавшись этим моментом, заказал водки и разом осушил пузатую рюмку. В бар пружинистым шагом вошел Портиш. Осмотрев зал будто впервые, он направился к барной стойке. Проходя мимо посредника, он остановился и, пристально вглядываясь в его лицо, произнес:
  - Мне знакомо ваше лицо.
  Посредник вскинул брови и в упор посмотрел на Портиша.
  - Вероятно, вы обознались,- он обнажил в улыбке свои жемчужно-белые зубы. " Ну, просто "бэтмэн", - подумал про себя Портиш, а вслух ответил:
  - Вероятно.
  И проследовал в мужскую половину уборной. Белоснежная кафельная плитка просто переливалась своей изысканной чистотой и напоминала Портишу улыбку посредника. Портиш занял одну из кабинок и тут же услышал приближающиеся шаги. Хлопнула соседняя дверца.
  - Что вас интересует? - услышал он приятный баритон посредника. От напряжения Портиш слегка вспотел, хорошо, что Скоба не видел его лица.
  - Нас интересует срочный заказ на одного человека, - чуть хрипловато начал он.
  -Простите, а кто ваш гарант и как вы сумели на меня выйти? - все так же спокойно спросил посредник: - Вы же понимаете, этот факт будет играть решающую роль.
  - Гарант - это особый разговор. А выйти на вас мне помогли "Русские пельмени". Достаточно?
  - Для начала - да, - явно усмехнулся посредник: - Стоимость заказа?
  - Двести пятьдесят тысяч, - четко произнес Портиш, придерживаясь плана. Посредник присвистнул от названной цифры.
  - Срочность?
  - В течение недели. Все аксессуары и предоплата по факту согласия.
  - Это довольно известная фигура, раз вы платите такие деньги. Я должен знать - почему выбор пал на нас?
  - Потому что вас еще мало кто здесь знает.
  Посредник удовлетворенно хмыкнул.
  - Хорошо. Оставьте свои координаты - с вами свяжутся. Портиш на куске туалетной бумаги шариковой ручкой записал номер своего телефона и протянул его над головой. Посредник аккуратно взял переданную запись и стремительно покинул помещение. Портиш выключил диктофон и потихонечку вышел следом. Посредник уже сидел за столиком со своей дамой и мило беседовал. Портиш выпил за стойкой кружку светлого пива и вышел на улицу. Через пару минут к нему подошел Маккрой, они сели в машину.
  - Теперь будем ждать, - включая стартер, сказал Портиш. Где-то через полтора часа датчики зафиксировали телефонный звонок с аппарата тщательно опекаемого объекта. Разговор велся на русском языке. Портиш пытался уловить в нем хотя бы какие-то оттенки настроения собеседников, но так ничего и не смог понять. Переводчик уже выдвинулся к ним из офиса.
  - Есть, - констатировал оператор: - Второй телефон определен.
  - Быстро туда, - приказал Портиш. Микроавтобус, лихо, развернувшись на противоположную сторону проезжей части, понесся к северной окраине города. Машина Портиша ехала впереди. Фиксирующий радар яркой красной пульсирующей точкой высвечивал на экране монитора положение второго абонента. Портиш нахмурился.
  - Что-то не так?- обратился к нему Маккрой.
  - Уж больно все просто. Это либо не те, кого мы ищем, либо нам подложили свинью.
  Маккрой доверял своему напарнику, а особенно его интуиции, поэтому промолчал.
  - Интересующее нас здание - жилой дом на четырнадцатой улице. Старая трехэтажная постройка пятидесятых годов, на восемнадцать квартир. Наша на втором этаже, угловая, - доложил по рации оператор. Портиш благодарно кивнул.
  - Кому принадлежит - узнаем через пять-десять минут, - продолжил оператор: - Приблизительно через двадцать минут, будет перевод первого телефонного контакта. Микроавтобус остановился рядом с машиной Портиша напротив старой обветшалой "трехэтажки", покрашенной уже непонятно каким цветом. С обеих сторон от нее возвышались восьмиэтажные жилые дома, в которых проживали далеко несостоятельные жильцы, скорее всего арендаторы. Масса разноцветного белья висело на искусственно натянутых проводах и сушилках под неяркими лучами заходящего солнца. Напротив дома раскинулось здание спичечной фабрики, огороженной жестяным забором, о чем свидетельствовала старая и блеклая вывеска. Маккрой приник глазами к окулярам бинокля, тщательно рассматривая окна дома. Маячок продолжал пульсировать на экране монитора. Портиш заехал в проулок и остановился у мусорных баков. Три группы поддержки заявили о своей готовности, хотя их прибытия никто не заметил. Маккрой вышел из машины и закурил.
  - Квартира принадлежит Юлии Харт, стюардесса "Американ аэйрлайн", двадцать шесть лет, русская по происхождению, родилась в Лос-Анджелесе, не замужем. В настоящее время она в полете, будет только послезавтра - рейс на Брюссель. Из близких родственников - мать, живет в Лос-Анджелесе. Родной дядя проживает в Канаде. Близких друзей нет, общается только с членами своего экипажа.
  - Значит в доме кто-то посторонний. Возможно, человек, появившийся в жизни нашей стюардессы совсем недавно, - предположил Портиш вслух.
  - Мы теряем время! Надо включить "прослушку".
  Портиш поднялся в микроавтобус. Прибор тихонечко загудел, наполняя микроавтобус монотонным гулом. Направленный луч ощупывал незнакомое помещение пока не замер на стеклах окна. Портиш начинал нервничать.
  - Надо что-то придумать, - обратился он к Маккрою. Тот кивнул, взял с пульта громоздкий микрофон и отдал приказ. Два сотрудника на машине аварийной службы водоснабжения подъехали прямо к подъезду и быстро исчезли в темноте парадного входа. Портиш от волнения и напряжения даже сломал карандаш, которым с нажимом елозил по чистому листу бумаги. Маккрой похлопал коллегу по плечу. И тут со звоном раскололись стекла оконных рам, в квартире возникла вспышка пламени и, только за тем донесся оглушительный грохот взрыва, повалил густой дым.
  - Ах, ты, черт! - выругался Портиш, выскакивая из микроавтобуса.
  Взрывом разнесло половину квартиры. Обломками один из оперативников был убит сразу; второй тяжело ранен и отправлен в больницу. Взрывное устройство сработало на дверной звонок. Пластид был закреплен прямо на двери. В самой квартире никого не было.
  - Они нас ждали, а мы сунулись как кретины! - рычал Портиш.
  - Это говорит о том, что мы столкнулись с подготовленными людьми, не просто подготовленными, а мастерски подготовленными, - пробубнил Маккрой: - И скорее всего с теми, кто нас интересует.
  - К черту! - выругался Портиш:- Погибшему парню и раненому этим не поможешь..
  - Чтобы ты сделал дальше на их месте? - неожиданно спросил Маккрой.
  - Залег на дно до акции, а до этого ликвидировал бы все возможные каналы связи, - проговорил Портиш: - Вот оно! Нужно быстро ликвидировать посредника!
  Они влезли в микроавтобус. Маккрой передал команду о задержании посредника. В это же время оператор передал Портишу переведенную запись телефонного разговора. Портиш "пробежал" по тексту глазами и передал его Маккрою.
  - Ты прав. От назойливого посредника накануне масштабного дела нужно избавляться. Маккрой внимательно прочитал перевод.
  - Надо же так долго уговаривать киллеров на убийство, - удивился он: - Причем за такие деньги.
  -То-то и оно, - согласился Портиш: - Люди, не имеющие цента за душой отказываются от полумиллиона "баксов". После разговора, возможно догадываясь, что это блеф - устраивают нам классическую засаду. Все это говорит о том, что у них есть более солидный план. Люди - профессионалы экстра-класса. И сдается мне, что в их отношении мы не ошиблись. Размениваться по мелочам сейчас им не выгодно. Похоже, что мы, действительно, попали в точку.
  Оператор снял загудевшую трубку телефонного аппарата и, что-то выслушав, протянул ее Портишу:
  - Вас, сэр.
  -Портиш, - представился тот. По мигом посеревшему его лицу Маккрой догадался, что случилось что-то непредвиденное.
  - Я вас понял, - Портиш повесил трубку и повернулся к Маккрою.
  - Силы небесные! Три минуты назад, когда наши люди взяли посредника, он был застрелен на выходе неизвестным снайпером.
  Ничего не говоря, Маккрой схватил его за рукав плаща и потащил наружу к своей машине. Портиш не сопротивлялся, сам быстро сел в кабину.
  - Я все понял - " Русские пельмени". Посредник дважды интересовался о надежности заказчиков, про источник информации даже не заикнулся.
  - Мы работаем с большими профессионалами своего дела, скорее всего бывшими ликвидаторами солидной конторы.
  Портиш усмехнулся:
  - Поэтому и едем вдвоем.
  - Лишь бы успеть. Они опережают нас буквально на час, может меньше.
  - Это, смотря, сколько их, - при этих словах Портиш нащупал через рубашку эластичный кевларовый бронежилет и немного успокоился. От Маккроя не ускользнуло это непроизвольное движение напарника: " Не хотелось бы по-дурацки попасть под шальную пулю". Сработала голосовая рация.
  - После своих дурацких дел - быстро ко мне! - пророкотал в микрофон Броничек, выслушав оправдательные слова Портиша: - Я вам устрою взрывы!
  - Старик сильно нервничает, - заметил Маккрой.
  - Еще бы, кому же хочется уйти раньше времени на пенсию, - ответил ему Портиш. Маккрой аккуратно припарковал машину у знакомого им ресторана и, они вышли. У черного хода с торца здания стоял старенький "Харлей" с уже мутноватым никелированным бензобаком.
  - Люблю мотоциклы, - обронил Маккрой, нежно погладив кожаное сиденье: - Где-то восемьдесят первый год. Портиш ничего не сказал. Подойдя к двери, он уже было протянул руку к звонку, но замер в этой нелепой позе, заметив, что дверь приоткрыта. Пистолеты они выхватили одновременно за долю секунды. Щелкнули предохранители.
  - Нужно сначала все проверить самим, - тихо сказал Портиш и толкнул дверь носком ботинка. Дверь без скрипа распахнулась и открыла обзору широкий хорошо освещенный коридор. Стараясь не издавать лишнего шума, они быстро достигли первой комнаты. Она была заставлена пустыми металлическими ящиками из-под пива. Там же, привалившись к стене спиной и опрокинув голову на левую сторону, сидел высокий здоровяк с "рыбьими глазами", который так не понравился Маккрою при их первом визите. Из пулевого отверстия на лбу последнего черной струйкой сочилась кровь. Портиш выругался про себя и рукой призвал напарника к более осторожному движению вперед. " Убийца здесь, - понял Маккрой. Внутри тела неприятно похолодело от ожидания и предчувствия смертельной опасности. Портиш не зря регулярно занимался на тренировочном полигоне ФБР; он практически бесшумно сместился к следующей складской комнате и притаился за нагромождением картонных коробок. Маккрой позавидовал ловкости напарника и посетовал на свои лишние килограммы. Из-за ящиков Портиш увидел силуэт мужчины в кожаной куртке и мотоциклетном шлеме. Он стоял у перевернутого пластикового столика, за которым недавно пил чай информатор Маккроя. " Поздно,- понял Портиш: - Выбора нет". Он прицелился незнакомцу в выделяющийся на свету оранжевый шлем и крикнул:
  - Руки за голову! ФБР!
  Незнакомец на резкий окрик среагировал по-своему. Внезапно пригнувшись к полу, он выпрямился как пружина. Ящики, за которыми стоял Портиш, рухнули на него. Выстрела он не услышал. Сильный удар в живот, прямо под ложечку, отбросил его к стене. Поравнявшись с Маккроем, незнакомец ударом ноги выбил у него пистолет и, очень пластично изогнувшись, второй ногой нанес ему удар в челюсть. Маккрой, закинув высоко ноги, влетел с жутким треском в другую подсобную комнату, ломая своим телом стеллажи. Незнакомец спокойно повернулся к Портишу и, вытянув руку, не целясь, выстрелил. Портиш успел на этот раз разглядеть набалдашник глушителя и яркую вспышку выстрела. Второй удар невероятной силы в левую половину грудной клетки подбросил его с пола на несколько сантиметров. От боли в глазах Портиша все потемнело. Видимо недовольный своим выстрелом незнакомец в шлеме, покачал головой, сделал шаг вперед, чтобы лучше прицелиться. "Вот дерьмо!" - выругался Портиш вслух и, интуитивно направив ствол своего оружия на противника, выстрелил дважды. Мотоциклетный шлем на голове убийцы разнесло первым же выстрелом. Вторая пуля угодила в его грудь. Убийца упал навзничь на раскиданные коробки и замер в неестественной позе....
  Броничек был сине-багровым от ярости. В такие минуты от его низкого баритона ничего не осталось - он просто шипел и, Портиш с трудом различал сказанное шефом.
  -Чего вы добились?! Все свидетели убиты, погиб наш парень и двое - в госпитале! А самое главное - теперь вы к ним ни за что не подберетесь! Неужели, Портиш, нельзя было влепить пулю этому уроду куда-нибудь в ногу?
  - Нет, сэр, - спокойно ответил Портиш.
  - Что нет? - переспросил директор филиала.
  - Нельзя было "влепить" в ногу, сэр.
  Броничек насупился, но цвет его лица стал мало-помалу приобретать естественный цвет.
  - Нам до сих пор неизвестны мотивы и цели этой группировки. По данным из Лэнгли вы, Портиш, уложили бывшего сотрудника Красной России, который активничал в странах Европы в качестве первоклассного ликвидатора. Исчез из поля зрения два или три года назад, когда развалился их КГБ. К нам уже прибыли сотрудники ЦРУ. Видите ли, они считают, что это дело нам не по зубам! Официально я должен передать расследование им. У нас осталось только двадцать четыре часа на всякие формальности...
  Броничек стал раскачиваться на своем кресле, пытаясь немного успокоиться.
  - Не все так плохо, босс, - пошел на примирение Портиш. Он знал, что шефа можно было успокоить, только приведя веские аргументы, и они у него были.
  - Личность убитого уже установлена. Сейчас ребята работают над его возможными контактами. Кроме этого у нас еще есть самый главный козырь - Юлия Харт. Через два часа ее доставят из Нью-Йорка под надежной охраной. На своем рейсе она, естественно, не вернется. Когда прибудет ее экипаж в аэропорту и по пути следования ее подменит наш сотрудник. Попробуем сработать и на этом. Маккрой уже выписался, у него перелом нижней челюсти, он не может только нормально жрать, но готов приступить к исполнению своих обязанностей хоть сейчас.
  - Смотрите, чтобы ее не застрелил снайпер, как Скобу, - смягчился Броничек:
  - Это дело престижа всей нашей фирмы. У меня была беседа с вице-директором нашего департамента. Так, что у нас развязаны руки на сутки. Все сотрудники в распоряжении. Сынок, ты понимаешь всю меру ответственности?
  Он внимательно посмотрел на Портиша, потом подмигнул и добавил:
  - А вообще-то, молодцы! Полезли в пекло, за то какого зверя уложили! Маккрой пусть лечится - нечего ему здесь делать.
  Портиш вышел от шефа с непонятным двойным чувством. Как профессионал, он прекрасно понимал, что они на грани фиаско, тут еще ЦРУ. Межведомственное противостояние, которое для ФБР означало дополнительные проблемы. С другой стороны его поджимало чувство радости, что в страшном поединке они с Маккроем остались в живых. Портиш автоматически потер ушибленную грудь и живот, спасенные бронежилетом. Ликвидатор стрелял в сердце, хотя профессионалы целятся в голову. Убийца поторопился и дал шанс.
  Перед входом в здание бюро его ждал Маккрой. Кровоподтек на подбородке и распухшая правая щека делали его лицо несимметричным. Внятно говорить он не мог из-за установленных шин. Портишу пришлось прислушаться.
  -Ну, как шеф?
  - Нам зеленая дорога, но только на двадцать четыре часа, потом дело забирают парни из ЦРУ. Мотоциклист, которого я случайно уложил, был в прошлом русским ликвидатором.
  - Шпионаж сейчас? - промычал Маккрой: - Это же глупость.
  - Я с тобой согласен. Скорее всего, это бывшие сотрудники русской конторы, которые всеми правдами и неправдами попали в штаты. Решили сделать бизнес на своей хорошо отработанной профессии. Тут появился заказчик, который пообещал большие деньги . Только вот за что?
  Маккрой согласился и невнятно продолжил мысль Портиша:
  - Ну, да. Они небольшие чины. Состояние на своей работе не сделали. Чувством долга сыт не будешь. Если не думая отказались от денег, значит, рассчитывают на более крутой гонорар. Может, конечно, и мы где-то прокололись, что они нас вычислили. Акция, которую они планируют с использованием этих чудовищных пуль, должна потрясти штаты, а может и вест мир.
  - Месть? - удивился Портиш: - Впрочем, все может быть. Шеф велел тебе лечиться.
  Маккрой показал в никуда указательный палец.
  - И я думаю, что это не ювелирная выставка. Из-за нескольких сенаторов? Безусловно, будет большой шум - захватить заложников...? Но это излюбленная манера террористов. Тут что-то другое.
  - Ты думаешь об атомном реакторе? - предположил Портиш. Маккрой кивнул.
  - Супер-пули прошьют защитный кожух без сомнения. Даже не надо будет активировать начинку. Опасность ядерной катастрофы налицо. За такую угрозу правительство, без всякого сомнения, выложит любую сумму. Если мы, конечно, не профаны в этом деле? Вся беда в том, что здесь, у нас, их кто-то надоумил на эту затею.
  - А если это задание Москвы?- вскинул брови Маккрой: - Там сейчас готовы делать деньги на чем угодно: от продажи своих военных секретов до откровенного шантажа. Впрочем, и эта идея - только наше предположение.
  Портиш закурил и спрятал свою зажигалку в карман.
  - Так же подумали и в ЦРУ. Поэтому они не спешат с передачей дела. Если случиться какая-нибудь гадость - всех собак повесят на ФБР, а точнее на наш филиал.
  - Если удача - победители они, потому что вовремя вмешались, - продолжил Маккрой, вытирая слюну носовым платком: - Вот, негодяи! И тут своя политика.
  
   Элиза Гейбл работала в компьютерном отделе филиала ФБР около года. На рождество ей должно было исполниться двадцать восемь лет. Именно ее выбрали за определенную внешнюю схожесть с Юлией Харт. Правда, пришлось потрудиться и гримерам, доведя коррекцию внешности до близкого сходства. С ней беседовал сам Броничек, подробно объясняя суть намеченного карнавала. Честно говоря, Элиза сама по натуре страдала авантюристическими наклонностями, поэтому план с подменой персонажа ее необыкновенно обрадовал, тем более, что сам Броничек гарантировал абсолютную безопасность. О возможности плохого исхода в двадцать восемь лет особо и не думалось. Ощущение своей полезности в предстоящей работе подталкивало девушку к активным действиям. Уж очень хотелось себя проявить. Психолог подробно описал поведенческие особенности Юлии Харт, некоторые ее привычки, но на отработку и тренировку времени не было. Девушку на военном транспортнике быстро доставили в Нью-Йорк, переодели в форму стюардессы и усадили на рейсовый самолет вместо Юлии Харт. Настоящую стюардессу таким же порядком перевезли в Лос-Анджелес. Экипаж, подробно проинструктированный сотрудниками Нью-Йоркского ФБР, воспринял подобную замену с пониманием. Один раз даже второй пилот попытался ущипнуть Элизу за мягкое место, но встретив испепеляющий взгляд девушки, быстро ретировался в кабину. Вместе с ней в самолет село еще четыре сотрудника ФБР из отдела защиты свидетелей, они отвечали за безопасность Элизы. Пятый сотрудник был переодет в форму стюарта и все время старался не отходить от девушки. Элиза была польщена таким вниманием. Ей всегда нравилось находиться в центре внимания и в гуще событий. По прибытию в Лос-Анджелес, некоторое волнение ее все-таки охватило, но разглядев "железобетонные" лица своих провожатых, она успокоилась. Пассажиры покинули самолет, следом двинулся экипаж. Согласно инструкции, Элиза шла в самом центре группы. Лжестюарт шествовал впереди, заслоняя ее своим атлетическим телом. Миновав все служебные коридоры, они вышли через запасной выход, где и расстались. Командир экипажа, красивый на лицо седовласый мужчина, мягко пожал Элизе руку и пожелал удачи. Девушка улыбнулась в ответ.
  - Сюда, - позвал ее провожатый, открывая дверь серебристого цвета BMW. Элиза послушно опустилась на заднее сиденье. Охранник обошел машину и сел за руль. По сценарию он должен был довести Элизу до самого дома, что соответствовало реальной действительности. Члены экипажа на протяжении ряда лет охотно помогали друг другу. Машина тронулась. Очень быстро их машина очутилась на автобане, идущему к городу. Элиза даже не обратила внимания еще на две машины сопровождения, которые ненавязчиво пристроились за ними. BMW набрала скорость и выехала на третью полосу.
  - Так безопасней, - впервые что-то сказал охранник. Элиза посмотрела на стрелку спидометра, которая подползла к критической отметке и, невольно вжалась в заднее, очень удобное, сиденье. Так они промолчали до самого города.
  - Да, улыбнитесь, вы, - снова обратился к ней охранник: - Все идет нормально. Элиза действительно расслабилась и достала из сумочки маленькое зеркальце. На правом повороте на четырнадцатую улицу, когда до дома Юлии Харт оставалось не более семи-восьми минут езды, их нагнал полуспортивный "Мустанг". За его рулем сидел привлекательного вида русоволосый мужчина с аккуратно подстриженными усиками над верхней губой. Он жизнерадостно улыбался. При этом его светлые глаза смотрели на Элизу, с едва уловимым прищуром. Лицо его выражало определенную заинтересованность. Девушка засмущалась и улыбнулась в ответ. Незнакомец покачал головой и что-то сказал, но слов из-за закрытых стекол разобрать, конечно, было невозможно. " Мустанг" на зеленый свет быстро взял с места и, свернув направо, исчез из вида в потоке машин. Охранник достал из кармана рацию:
  - Красный " Мустанг".
  - Операция закончена, он вас, кажется, опознал.
  - Вы думаете - это он? - удивилась девушка.
  - Вне всякого сомнения. Этот человек лично знает миссис Харт. Теперь им займутся другие люди. Мы с вами свою функцию выполнили...
  Портиш с нескрываемым любопытством рассматривал Юлию Харт. Девушка сидела напротив, опустив глаза. Легкий румянец на щеках выдавал ее волнение. Каштановые волосы ниспадали мягкими прядями на плечи ее форменного кителя. "Молодость всегда привлекательна, " - подумал Портиш: " Что же может знать это хрупкое создание, за что ее непременно надо было убить?"
  - Мисс Харт, - постарался смягчить свой голос Портиш: - Вам объяснили, чем вызван наш интерес к Вам?
  Девушка оторвала взгляд от поверхности полированной крышки стола и впервые посмотрела Портишу в глаза.
  - Только в общих чертах, сэр.
  Портиш улыбнулся, пытаясь сбить напряжение в их общении.
  - Я должен вам сказать, что от той откровенности в нашей с вами беседе зависит, в некоторой степени, безопасность нашей страны. Вам совершенно нечего бояться, так как до завершения этого очень опасного дела, вы будете находиться под надежной защитой, в соответствии со вторым пунктом программы защиты свидетелей. Вы меня понимаете, мисс Харт?
  Девушка кивнула в ответ.
  - Мисс Харт, нас интересует человек, возможно, очень близкий вам, который жил у вас в доме и все, что связано с ним? Я надеюсь на откровенность с вашей стороны.
  Девушка выпрямилась на стуле и начала нервно теребить закругленный край полы своего нежно-голубого кителя...
  Виктор понравился ей сразу. Помимо чисто внешнего благообразного вида, на фоне остальных пассажиров мужского пола, он выделялся каким-то загадочно излучавшимся чисто внутренним шармом. Об этом могут говорить только женщины. Юлия, как завороженная, останавливалась несколько раз у его кресла, предлагая своему пассажиру разнообразные напитки. И когда его серые глаза встречались с глазами Юлии, девушка краснела и, не смотря на свою профессиональную подготовленность, терялась, становясь неуклюжей, как ей казалось, а то и вовсе сбивалась в разговоре. Виктор улыбался в свои аккуратно подстриженные усики цвета спелой ржи и, подбадривал девушку на своем безупречном английском, пытаясь так же задержать ее рядом под любым предлогом.
  После завершения полета, когда она выполнила все необходимые формальности для сдачи салона самолета, он встретил ее у служебного выхода.
  - Простите, мисс, - начал он: - Со мной прежде такого никогда не бывало. Я понимаю, что это очень неприлично - навязываться незнакомой девушке, но у меня просто нет выбора. Я понял, что вы для меня небезразличны и, если я не сделаю решительного шага первым, то буду проклинать себя всю оставшуюся жизнь.
  Столь необычное начало знакомства поразило девушку, может быть, даже насторожило, но только, буквально, на минутку. Удивляясь самой себе, она позволила проводить незнакомцу ее до собственного дома и, даже, согласилась поужинать с ним этим вечером. Сердце Юлии замирало от ощущения неописуемого восторга и внимания со стороны понравившегося ей человека. " Неужели так бывает?" - удивлялась про себя счастливая девушка. В тот же вечер они отправились в расположенный неподалеку от дома Юлии маленький уютный итальянский ресторанчик и, непринужденно болтали целую вечность. Говорили обо всем на свете, как-будто знали друг друга много лет. Виктор оказался эмигрантом из далекой и непонятной России, но это было так давно. В настоящее время он работал менеджером одной из нефтяных компаний. Какой? Юлия не запомнила. Частые поездки в Дакар были для него обычными. Ему было тридцать пять лет, он был холост и полон надежд. Карьера шла успешно, на счету появились кое-какие сбережения. Он подумывал о покупке собственного дома где-нибудь в пригороде, мечтал остепениться и обзавестись семьей. Юлия даже зажмурилась - настолько его мечты и планы совпадали с ее собственными мыслями о жизни. Потом она рассказывала про себя. Виктор внимательно слушал рассказ девушки, не перебивая ее. И даже этой деталью своего поведения он ее впечатлил, так как умением выслушать подобным образом женщину, может похвастаться не каждый мужчина. Он умел красиво ухаживать. Видимо, это умение дано ему было от бога или отработано годами серьезных тренировок. Два месяца он каждый вечер, когда Юлия не была в рейсе, появлялся у девушки, дарил цветы и всякие безделушки. Они часто посещали музеи, ходили на выступления рок-певцов, ужинали в итальянском ресторане - время летело не заметно. И как-то в один из таких вечеров Виктор открыл маленькую коробочку из ювелирного магазина и надел на ее безымянный палец золотое колечко. Волна теплых и нежных чувств охватила Юлию. Слезинки мелким бисером покатились по ее щекам. Девушка плакала от счастья.
  О сделанном ей предложении она в тот же вечер сообщила своей маме, которая жила с отчимом на восточной окраине города. Их отношения с отчимом не сложились сразу и лишний раз беспокоить свою мать Юлия, поэтому не хотела. Услышав новость о предстоящей свадьбе, мать Юлии необычайно обрадовалась. Тут же пригласила их к себе, благо отчим был в долгосрочной поездке - он работал на фургоне с холодильной установкой и занимался междугородними перевозками скоропортящихся продуктов питания. Виктор пришелся и по душе матери Юлии, которая, как и все матери мечтала о счастье своего ребенка.
  Буквально через три дня он переехал к ней на квартиру, сославшись на начатый ремонт в своих апартаментах с целью подготовки к предстоящей свадьбе и, пообещал через пару недель показать свой замысел по благоустройству будущего жилья до покупки дома, естественно. Юлия не была ханжой и приютила у себя любимого и желанного мужчину, от которого вскоре и забеременела. Виктор воспринял это известие с восторгом и бросился ускорять продвижение бумаг в городской мэрии. Свадьба была не за горами. О своей беременности на работе Юлия временно умолчала, так как начальство не очень лояльно относилось к фактам беременности своих молоденьких стюардесс и, запросто могло расторгнуть контракт на работу. Поэтому она несколько раз успела слетать привычным маршрутом и, даже, выполнить ряд небольших поручений Виктора. Дважды в Дакаре ей передавали запечатанные посылки с образцами технологического производства продукции нефтяной компании, в которой Виктор работал. " Так будет гораздо быстрее, хоть и нелегально. Считай, что мы с тобой занимаемся промышленным шпионажем," - шутил он, но при этом просил избегать излишнего внимания таможенников и служб охраны аэропорта. Для Юлии это было совсем не сложно. Передаваемые посылки хоть и были порой тяжелыми, но легко умещались в ее спортивной сумке, а членов экипажа обычно не подвергали доскональным проверкам. Тем более что при их заработке и месте в компании, никто из них никогда и не помышлял о занятиях контрабандой.
  Несколько раз Виктор сам исчезал из дома, объясняя свое отсутствие неотложной работой в компании и поездками в другие города. Юлия ужасно скучала по нему, а когда он появлялся с букетом цветов, девушка испытывала непередаваемое чувство радости и спокойствия. Виктор мог с легкостью решить любые вопросы и проблемы. В нем угадывался мощный монолитный стержень настоящего мужского характера. О своей работе он по-прежнему не распространялся. Правда, несколько раз, обычно на уикенды, домой звонили сослуживцы и делились какой-то информацией. " Так, чепуха, " - отмахивался Виктор и переключал разговор на другую тему.
  В последний вечер перед отлетом Юлии, они решили, что это будет ее последний полет до родов. Накануне, со слов Виктора, он отправил разработку серьезного проекта в международный комитет и, было похоже на то, что он получит солидный бонус от компании. Денег должно будет хватить с лихвой на покупку приличного дома где-нибудь на юге, желательно у побережья океана, куда он собирался перевезти Юлию с их будущим малышом...
  Юлия посмотрела Портишу в глаза. С какой стати она должна была все это рассказывать инспектору ФБР, пусть даже и старшему инспектору. По чьей это милости ее Виктор стал представлять угрозу стране? Виктор - отец ее будущего ребенка. "Вероятно, здесь произошла чудовищная ошибка!". Может она не зря опасалась этой контрабанды из Дакара? Промышленным шпионажем ФБР, кажется, тоже занимается. Но в любом случае, она не собиралась распространяться на личную тему с совершенно незнакомым человеком, тем более, что ее откровенность могла негативно повлиять на судьбу ее Виктора.
  Портиш все ее мысли прочитал по глазам девушки, тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула. Потом придвинул к себе папку из черной кожи.
  - Мисс Харт, поймите меня, пожалуйста, правильно. Ситуация складывается не из легких. Ваш близкий друг является членом очень опасной террористической структуры. Он представляет серьезную угрозу даже для вас.
  Юлия усмехнулась уголочками губ, но промолчала. Портиш выложил перед ней из папки фотографии с видом ее разнесенного взрывом жилища.
  - Вмонтированная в дверь бомба должна была сработать на ваше возвращение...
  Он отметил, что брови девушки с удивлением взметнулись вверх. Она сникла и спросила:
  - А он? Он жив?
  " Все понятно. Она ничего не скажет. Любовь - дело серьезное, " - понял Портиш, а вслух произнес:
  - Он - да. А вот один наш сотрудник погиб на месте, второй - в тяжелом состоянии находится в госпитале. Так что, если вы будете продолжать молчать - могут погибнуть еще и другие люди. Возможно, кто-то из ваших родных или знакомых, которые могли с ним сталкиваться. Эти люди не оставляют в живых свидетелей.
  Последнюю фразу Портиш выдал чисто автоматически. Он сгреб все фотографии, сунул их назад в папку и застегнул замок, потом поднялся из-за стола.
  - Мисс Харт, сейчас наши люди отвезут вас в специальную квартиру, где вам в целях безопасности, придется пожить несколько дней.
  Когда Портиш уже дошел до двери, Юлия обратилась к нему:
  - Простите, сэр. Я беспокоюсь о своей маме...Они встречались, нельзя ли проверить все ли там в порядке?
  Портиш остановился и внимательно посмотрел на Юлию.
  - Говорите адрес, мисс Харт, и если можно, побыстрее. Мы и так теряем очень много времени.
  Он тщательно записал адрес и, буквально, влетел в соседнюю комнату.
  - Быстро, по этому адресу, - он протянул листок дежурному офицеру.
  В кабинет, скрипя своими новыми ботинками, вошел грузный Броничек. В уголке его рта тлела сигара. " Что не говори - настоящий литературный комиссар полиции" - заметил про себя Портиш.
  - Что Харт? - вместо приветствия, спросил директор филиала, выпуская кольца сизого табачного дыма.
  - Молчит, сэр. Правда, сейчас дала адрес матери, с которой ее бой-френд был тоже знаком. Мы проверяем. Отправлена группа захвата.
  Броничек одобрительно кивнул, загасил окурок в пепельнице, и шагнул в комнату, где в ожидании сидела Юлия Харт.
  - Я попробую сам потолковать с девочкой.
  - Конечно, сэр, - согласился Портиш. В комнату вошел Маккрой.
  - Что у тебя? - обратился у к нему Портиш. Тот сделал три шага в сторону коллеги и просвистел, искажая звуки:
  - Я встречался со всеми членами экипажа. От ее напарницы по салону,- он кивнул в сторону комнаты, где только что исчез Броничек: - Я узнал, что у мисс Харт появился бой-френд, не то Вилтон, не то - Виктор. Харт сама по себе не очень разговорчивая, но что-то говорила о серьезных намерениях со стороны этого мужчины. Дважды или трижды упоминала о возможной свадьбе. Ее избранник, со слов, работает на крупной нефтяной компании.
  Портиш поморщился, но ничего не ответил.
  -Вот-вот, - продолжил Маккрой, разглядывая кислую физиономию напарника: - Проверяем представительства всех нефтяных компаний, расквартированных в городе. Будем искать всех Вилтонов и Викторов! Черт из всех дери!
  Портиш постучал костяшками пальцев по столу.
  - Очень мало времени.
  -Что? - не понял его Маккрой.
  - У нас очень мало времени! Из зацепок у нас одна стюардесса, до смерти влюбленная в одного из этих головорезов. И пока - все.
  Через десять минут появился, красный как рак, Броничек. Он смахнул носовым платком испарину со своего широкого лба и, потряхивая головой на могучей шее, пробасил:
  - Она ничего не говорит и еще ставит мне условия!
  Все присутствующие сочувственно вздохнули. Броничек долго расхаживал по комнате, отдуваясь, как после долгого бега, пока не выудил из кармана пиджака новую сигару. Неожиданно зазвонил телефон. Трубку поднял Портиш.
  -Вы позволите, сэр, - обратился он к Броничеку. Тот кивнул:
  - Да, конечно.
  Портиш внимательно выслушал доклад группы захвата, посланный по указанному Юлией адресу, а точнее, уже практически находившийся на месте проживания ее матери. Все с напряжением следили за его реакцией.
  - Значит, ничего не видели? Хорошо. Сделайте все необходимое, - каменным голосом выговорил он и, повернувшись к Броничеку, изложил:
  - Сэр, по заключению наших людей мать Юлии Харт была убита у себя дома около трех часов назад выстрелом из пистолета. Временной фактор говорит, что преступники действовали практически одновременно. Главной мишенью была, безусловно, сама мисс Харт. Ее знакомый сразу распознал замену, и это спасло кое-кому жизнь.
  -Боже праведный! - воскликнул Броничек: - Какого же масштаба они готовят акцию, если сейчас косят людей как траву?!
  - Сэр, - обратился к нему Портиш: - Это бессердечно и аморально, но у нас теперь в разговоре с мисс Харт появился козырь.
  Броничек подскочил со стула с невероятной для его габаритов скоростью.
  - Пойдемте со мной, Портиш. Сейчас нам не до сантиментов.
  Он грубовато подхватил под руку инспектора, и они вошли в комнату, где с предчувствием чего-то непоправимого сидела растерянная Юлия Харт. Увидев входящих Портиша и Броничека, который принял ужасно скорбный вид, девушка поняла все без лишних слов.
  
  - Самый последний коп поймет, что девчонку они использовали для переправки патронов, а ее квартиру как место дислокации и возможной связи, - заключил Броничек и посмотрел на Портиша. Тот встал со стула.
  - Сэр, как мы и ожидали - ни в одной из нефтяных компаний Виктор Хитрин не работает и не работал никогда. Составленный фоторобот отправлен во все полицейские подразделения города, оповещены все наши осведомители; по своим линиям работают даже местные гангстеры.
  Броничек кашлянул:
  - Про это можно было бы и не упоминать.
  - Сэр, вы же сами говорили, что в данной ситуации все методы хороши. Кроме этого, Юлия Харт вспомнила еще один случай, когда они с Виктором Хитриным как-то заезжали в небольшой придорожный мотель на северной окраине. Там он забирал небольшой чемодан, оставленный ему сослуживцем.
  Броничек насупился, перекидывая из уголка в уголок рта потухший окурок сигары.
  - В мотель уже выехал Маккрой, сэр. То, что касается связей по Дакару, я думаю, это уже не в нашей юрисдикции. Этим должно заниматься ЦРУ.
  Броничек сердито блеснул глазами.
  - Я сделал запрос и туда, - продолжил Портиш: - Усилена охрана всех государственных учреждений, особенно атомной электростанции. Созданы три группы быстрого реагирования, готовые в любую минуту к вылету. Из мэрии оборвали телефон...
  - Чего хотят эти клопы? - сквозь зубы спросил Броничек.
  - Наших решительных действий и гарантий безопасности городу.
  Броничек фыркнул в ответ.
  Через час позвонил Маккрой. Портиш еле разобрал, о чем тот говорит по телефону.
  - Мы пересеклись с людьми дона Чезаре. Они тоже вышли на отель через оружейника. Последним был получен заказ на четыре ПМ. Два уже забрали. Ты меня слышишь?!
  - Да, говори, - почти закричал в трубку Портиш: " Какого только оружия у нас нет, а вот русские ПМ - дефицит".
  - Так вот. Два других должны забрать завтра, сразу он не смог достать. К большому нашему сожалению, всю эту информацию пришлось добывать нетрадиционным способом - я дал возможность поработать этим уголовным мордам. Они сильно отделали связного и оружейника. Передача должна состояться в мотеле "Три звезды".
  Портиш посмотрел на Броничека, тот внимательно слушал доклад Маккроя по второму аппарату.
  - Когда? - спросил директор филиала. Маккрой, услышав голос шефа, секунду поколебался, но за тем продолжил, старательно выговаривая слова.
  - Завтра в девять. Но теперь вся загвоздка в том, что мы им не сможем предъявить рожу связного. По-моему, гангстеры вышибли ему глаз.
  - Сынок, ты меня слышишь? - вновь спросил Броничек.
  - Да, сэр.
  - Бери этих уродов и срочно вези их в госпиталь - я там тебя лично встречу и мы их залатаем - будут как новенькие. Мотель, естественно, без присмотра не оставляй. Людям дона Чезаре скажи, что старик Броничек добро помнит, и отправь их с богом.
  Он положил трубку и швырнул свой окурок в корзину для отработанных бумаг.
  - Это будет только завтра, - со злостью напомнил Портиш. Броничек усмехнулся.
  - Да, сынок, завтра. Утром я буду сдавать дело представителям из Лэнгли. Сколько я смогу - мозги им попарю. За это время вы все должны успеть сделать. Ясно?
  - Сэр, им не нужно четыре пистолета. Их осталось трое. Ведь могут не появиться.
  - Обязательно появятся, - вздохнул Броничек: - Они не оставляют в живых свидетелей. Досадная оплошность у них вышла только с мисс Харт. Они профессиональные киллеры, у них должен сработать рефлекс.
  Портиш промолчал, в душе желая, чтобы шеф оказался прав. На ночь в мотеле остался он сам и еще три спеца из группы захвата. Он хорошо осознавал, что вся их затея может пойти прахом и, поэтому настроение было не самым лучшим. На крышу мотеля поместили снайпера, остальные группы были удалены на расстояние трех миль - с профессионалами шутить было нельзя.
  Связник, он же бармен мотеля, выглядел неплохо. Около трех часов над его лицом трудились ведущие челюстно-лицевые хирурги госпиталя, а за тем гримеры из театра. Портиш маскировался под водителя-дальнобойщика, остановившегося в мотеле на отдых. Его огромный грузовик с полуприцепом был припаркован рядом с мотелем на стоянке. Портиш расположился в дешевеньком номере с телефоном и душевой кабиной. По представленным аналитиками данным, акция могла быть спланирована и на этот же день. Автострада, проходящая мимо мотеля, шла на запад и огибала известный объект, именуемый не иначе как Лос-анджелесская атомная электростанция. Оставалось ждать совсем недолго.
  Бармен кисло улыбнулся:
  - Может вам плеснуть чего-нибудь? А то вы напряжены как тетива лука.
  Портиш встряхнулся: " Неужели так заметно?". Он придвинулся вплотную к стойке.
  - Поговори мне еще. Хотя, налей воды.
  И в это самое время Портиш увидел, как сам бармен невольно напрягся. Его загримированное лицо вытянулось, и он часто заморгал. Портиш разглядел в зеркальную витрину, как напротив дверей остановился красный "мустанг". Он подмигнул бармену и тихо произнес:
  - Спокойно, расслабься, - при этом снял с предохранителя свою любимую "беретту 92", и проверил насколько легко, она покидает кобуру. Водитель " мустанга" выходить не торопился. Вероятно, он тщательным образом изучал обстановку вокруг мотеля. " Ну, чего ты? - начал про себя торопить его Портиш: - Видишь же, что все в порядке. Давай, вылезай!" Как будто услышав призыв, водитель вышел из машины и направился прямиком в бар. Здесь же, кроме бармена и Портиша, завтракали два студента, одинаково коротко стриженных и одетых в непонятно какие супермодные студенческие одежды, представляющие собой нагромождение ярких свитеров различной длины и ширины. Оба парня смотрели на окружающий мир через толстые линзы очков. Портиш глотнул из стакана и, увидев, что водитель вошел в помещение. Неожиданно он успокоился, сделав вид, что уставился в ревущий футболом телевизор. Это был Виктор Хитрин. Портиш узнал бы его сейчас из десятка тысяч людей. Юлия Харт дала очень четкое описание внешности своего будущего мужа.
  - Для меня должны были кое-что оставить, - как бы невзначай начал Хитрин, протягивая бармену пятидесятидолларовую купюру. Бармен с ловкостью подхватил банкноту, которая тут же исчезла в его руках.
  - Сюда, пожалуйста, - он указал на служебную дверь с правой стороны от себя, где были расположены туалет, комната с телефоном и подсобное помещение. Перед тем как пойти за барменом, Хитрин еще раз оценивающим взглядом окинул посетителей. " Да, не бойся ты, с этими хлюпиками справишься в два счета, " - подбадривал его Портиш, изображая восторг по поводу забитого гола.
  -Кто забил? - неожиданно обратился к нему Хитрин. " А черт его знает. Я ведь даже не знаю, кто с кем играет, " - пронеслось в голове у Портиша. Он повернулся к Хитрину и ответил, улыбаясь:
  - Наши!
  Как ни странно, того ответ полностью удовлетворил. Он хмыкнул и исчез за дверью. Портиш извлек свой пистолет и молнией очутился у входа в комнату. Хитрин не должен был успеть расправиться с барменом. Там, в подсобке, где якобы хранились пистолеты, его поджидали два агента из группы захвата, которых лично отобрал Броничек. К сожалению, большее количество людей к захвату в баре было привлекать рискованно. Портиш подал электронный сигнал снайперу и всем остальным группам, а сам наставил тяжелое дуло своего оружия на дверной проем и стал ждать - другого выхода из подсобной комнаты не было. Радиосвязью пользоваться было нельзя. Увидев пистолет в руках Портиша, студенты, мирно беседовавшие за столом, умолкли. Портиш пригрозил им пальцем и сделал знак, чтобы они улеглись на пол, что те не преминули сразу же исполнить. Дверь тихонько скрипнула. Огромным усилием воли Портиш удержал себя от выстрела, спрятавшись за угол стойки бара. Капельки пота заструились по спине.
  - Сэр, - позвал его из-за двери бармен: - Вас зовут.
  - Выходи, - приказал ему Портиш. Бармен был бледен, он потирал виски и растерянно смотрел на Портиша. Инспектор вошел в подсобное помещение, по-прежнему сжимая пистолет в правой руке. Хитрин, "пристегнутый" за обе руки наручниками к металлическим трубам отопления, бешено вращал глазами. На его щеках ходили упругие желваки. Плащ и пиджак лежали комком на столе, рядом с ними - два пистолета с глушителями, ручная граната и замечательно инкрустированная финка, зажигалка "Zippo" и прочая мелочь, извлеченная из его карманов. Оба агента из группы захвата стояли по бокам от Хитрина, готовые в любой момент пресечь любое противодействие с его стороны.
  - Да, вы, оказывается, обыкновенный бандит, - бросил ему в лицо Портиш, опуская свой пистолет. Хитрин дерзко вскинул голову, внимательно разглядывая Портиша.
  -Это просто вам сегодня повезло, - с легким акцентом ответил он: - Посмотрим, что будет завтра. Так по-глупому влететь! Черт!
  - С каждым может случиться, - неожиданно вставил Портиш: - А может еще ничего толком и не случилось.
  Хитрин прищурился. Портиш знаком удалил из комнаты обоих сотрудников.
  - Ваш лимит времени еще не исчерпан. Никто ни в чем вас не заподозрит. Единственный отрицательный момент в этой истории - ваша депортация в любую выбранную вами страну. Видите? Я до предела откровенен.
  Хитрин как бы одобрительно покачал головой:
  - Классно! Но извините, мистер... не знаю как вас там? Я думаю, что вы и без меня все знаете. Механизм запущен. Остановить его невозможно, поэтому я помолчу - целее буду.
  - Ну, как знаете. В принципе, я бы и не затевал этого разговора, потому что ваше место, в лучшем случае - в тюрьме, а по мне бы - на электрическом стуле.
  - Спасибо за откровенность,- ухмыльнулся Хитрин. Портиш выглянул в дверь и пригласил вернуться агентов. Потом он вышел из комнаты через бар и оказался у машины Хитрина. Со стороны автобана в сторону мотеля свернули две легковые машины черного цвета, марки Портиш не разобрал. Они быстро приблизились и остановились совсем недалеко от красного "мустанга". Из первой, с некоторым трудом, показались Броничек с Маккроем. Из второй появились незнакомые мужчины в таких же черных костюмах, как и сами машины. По их важным лицам Портиш сразу понял, что это ребята из ЦРУ.
  - Как у тебя дела, сынок?- спросил его Броничек.
  - Все в порядке, сэр.
  Броничек тяжелой походкой подошел к нему и, обернувшись, представил незнакомцев:
  - Это агенты ЦРУ Хьюмэн и Дитрикс. Мы должны передать им преступника.
  - Без проблем, сэр, - ответил Портиш, пожимая по очереди руки представленным агентам: - Он там, в подсобке.
  Броничек взял его под руку и подтолкнул внутрь мотеля:
  - Может, угостишь старика?
  Они уселись за столик у окна. Портиш подозвал по-прежнему испуганного бармена и заказал двойной "бурбон" и кофе. Мимо провели Хитрина, тот усмехнулся, заметив Портиша. Правой рукой он был прикован наручниками к левой руке агента Дитрикса. Его быстро провели к машине, усадили на заднее сиденье, где его поджидало еще два агента, и укатили в сторону города. Броничек, кряхтя, извлек из внутреннего кармана свою любимую сигару и, не спеша, закурил. Принесли заказ. Все так же вальяжно, Броничек отпил глоток виски и удовлетворенно хмыкнул.
  - Не думал, что в такой дыре может быть приличный "бурбон".
  Он выждал паузу. К столику подошел Маккрой.
  - Сэр, он ничего не сказал, - начал было Портиш. Броничек остановил его жестом и усадил Маккроя рядом.
  - А нам ничего уже и не надо. Остальных, двоих его напарников на автобане взяли "цэрэушники". К повороту на мотель они подъехали на двух машинах, у заправки разделились - Хитрин поехал в мотель, а они остались ждать на подстраховке.
  Он с удовольствием затянулся сигарой и выпустил густое облако едкого дыма, от чего Маккрой даже закашлял.
  - Короче говоря, все, что я скажу должно остаться сугубо между нами троими! Ребята в Лэнгли через свою агентуру узнали о готовящемся у нас крупномасштабном теракте, который заказали какие-то арабы. Они добросовестно рыли носом землю и гадали, так же как и мы - где, да что? А тут мы со своим делом попали в их поле зрения, они не стали связывать нам руки. Решили выждать, как мы и думали,...мало ли что. Но пасли всех. Не могли вычислить только исполнителей. А вчера они взяли связного, который должен был передать для исполнителей деньги.
  Броничек отхлебнул из своей чашки большой глоток кофе и подмигнул своим сотрудника
  - Это все, сэр? - шепеляво спросил его Маккрой. Броничек сделал вид, что надулся.
  - Это все, что вам можно знать, - отрезал директор.
  - Сэр, мы же не дети?! - попробовал на него надавить Маккрой. Броничек кашлянул, подавившись сигарным дымом, откашлялся и устроился удобнее на стуле.
  - Самое главное, что в конгрессе будут знать уже сегодня, что ЦРУ не без помощи ФБР. Повторяю - "не без помощи ФБР", раскрыла и обезвредила такую серьезную террористическую группировку.
  - И все?! - занервничал Маккрой: - Это все, что мы можем знать?!
  Броничек чертыхнулся.
  - Они сами вырастили монстра на свою и нашу голову. Джелал Абу Карим - довольно известная личность. Лет десять назад сосал из их соски. Появились деньги, связи - решил поставить их самих на колени. Для этого нужна была серьезная акция устрашения. Группу исполнителей подобрали давно. В бывшей красной России, еще в первую военную компанию в Чечне. Бывшие офицеры, загнанные в угол безысходностью в наступившем хаосе. Кстати, их можно понять - уничтожены идеалы, отсутствие востребованности, развал страны и все такое прочее. Они сами подставлялись для вербовки. Супер-патроны под пистолет они тоже сами раздобыли. Одним словом для проведения акции они стали идеальной группой. Самое главное - никакой тени на арабах. Можно было придумать все, что угодно, а потом свалить на Москву.
  Броничек затянулся в очередной раз и аккуратно сбил пепел с сигары в фаянсовую пепельницу.
  - Эти русские - ребята самобытные, решили проверить патроны сами, вот тут-то и "вляпались". Это первая ошибка. Никакие инструкции не помогли. Вторая ошибка - заняться заказными убийствами, ждать не было сил. Очень хотелось денег до проведения акции.
  - Что было мишенью? - поинтересовался Портиш. Броничек выпустил еще клубок дыма.
  - Атомная станция Лос-Анджелеса. Объект мы определили правильно. Проникнуть на территорию они намеревались под видом инженерно-технической службы, и, боюсь, проникли бы. С ними работал один из наших боссов...Он сейчас в активной разработке. Но больше я не могу вам ничего сказать!
  Девушка стояла под огромной и яркой рекламой пластиковых спичек - новейшего достижения химической индустрии. Начинал накрапывать мелкий холодный дождь. Она смотрела на зияющие чернотой выбитых стекол окна своей бывшей квартиры. В душе было совершенно пусто, хотелось плакать, но слезы исчезли. Она ненавидела весь мир.
  - Юлия, - неожиданно позвал ее чей-то знакомый голос. Девушка вздрогнула и повернулась. Портиш неловко протянул ей маленький букетик фиалок.
  - Простите меня, мисс Харт, мне захотелось просто вас увидеть.....
  
  2000 г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"