Кай Ольга: другие произведения.

Капитан "Буревестника". Книга 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.68*21  Ваша оценка:


Книга 3

Глава 1

  
   - Значит, это здесь он живет?
   - Да, по-моему.
   Два рослых парня остановились на одной из небольших улиц Лесного. Они внимательно вглядывались в занавешенные окна аккуратного дома, расположенного на самом краю поселка. Как следует осмотревшись, неизвестные пошли прочь.
   Через некоторое время на опрятном крылечке появилась Яса вместе со своей подругой. Они вышли в калитку и направились через весь поселок к зданию театра.
   - Ну что, Надя? Какие новости? - спросила Яса.
   - А, ничего особенного! - отмахнулась Надежда. Она все еще чувствовала себя несправедливо обиженной из-за того, что в этот рейс "Буревестника" ее не взяли. Стен сказал, что в космос Наде после серьезного ранения пока рановато. Наде даже не разрешили на время остаться в доме Стена - там она, видите ли, без присмотра! Так что теперь девушка обосновалась в общежитии для работников космопорта. Благо, летом оно было почти пустое.
   - А когда обещают вернуться?
   - Этого наверняка сказать нельзя, но... недельки через три.
   Яса озадачено взглянула на подругу.
   - И ты уже заранее скучаешь?
   - Вот еще, - надулась Надя, - было бы по ком еще скучать! Пусть себе летают! Мне даже лучше. Зато я наотдыхаюсь!
   - Ну-ну...
   - Тимур, наверное, как всегда в хлопотах. Концерт готовит очередной. Может, напрошусь...
   Так болтая, девушки быстро подошли к театру и нырнули в прохладный холл. Тимура отыскали быстро.
   - Рад вас видеть! - выскочил навстречу девушкам танцор. - Давненько вы тут не появлялись! У меня столько всего интересного...
   - Ну вот и рассказывай, - произнесла Надя, присаживаясь на подоконник вместе с Ясой. - Уже почти середина лета. Праздник на носу!
   - Да, только... - Тимур вдруг замялся и виновато взглянул на Надежду. - Лена приехала, с которой я раньше танцевал.
   - Поздравляем! - хором воскликнули девушки, вгоняя танцора в краску.
   - Я хотел сказать... - Тимур снова запнулся, но Надя уже все поняла. Кажется, этим летом их дуэт с Тимуром не состоится. И следующим, наверное, тоже. Надежда сдержала разочарованный вздох.
   - Ничего, ничего! Я и не думала напрашиваться! - успокоила друга Надежда, слегка покривив душой. - Все правильно. Вы же давно вместе танцуете. Кстати, я так и не видела ни одного вашего выступления с Леной.
   - Да, да... - все еще чувствуя себя немного растерянно, Тимур тоже присел на подоконник. - Ты, кстати, где сейчас обитаешь?
   - Я в общежитии, пока "Буревестник" не вернется.
   И тут Надежду осенило.
   - Слушай, Тимур, а может я тогда с остальными девчонками буду танцевать? Ты уже начал ставить номера? Может, включишь и меня в постановку?
   - Это было бы замечательно, но у меня в этом году все номера с парными танцами. Если притащишь кого...
   Надежда буквально скисла. Нет, это просто невыносимо! Когда ей Тимур сам предлагал участвовать в концертах, у нее вечно что-нибудь не получалось. А теперь она, можно сказать, напрашивается, а тут такой облом! Нет, пару она себе искать не будет. Одно дело с Тимуром танцевать, а другое... Да и не хотелось. Обидно просто, что теперь ей совершенно нечем будет заняться за время отсутствия Стена и Кира.
   - Знаешь, Надя, у меня появилась очень интересная идея, - Тимур сделал загадочное лицо и внимательно посмотрел на Надежду. - Сама сможешь номер придумать?
   Девушка пожала плечами. Она не была в этом уверена, но, как говорится, попытка - не пытка.
   Уже вечером, провожая подругу до дороги, Яса вдруг хлопнула себя по лбу.
   - Ой, Надя! Я же совершенно забыла! Послезавтра с утречка Максим уезжает. Ему предложили небольшую подработку где-то в городе, и поэтому братца моего несколько дней здесь не будет. Поживешь у меня?
   Надежда обрадовалась, но тут, кое-что вспомнив, спросила:
   - А мама?
   - Так они с Миркой еще не скоро вернутся! Они на же только недавно уехали, а путевка на две недели. Надя, ну давай!
   - Хорошо, - согласилась Надежда, и тут же с довольным "ура!" принялась обнимать подругу. Теперь ей не придется одиноко скучать в общежитии и толочься едва ли не каждый день по нескольку часов сюда на автобусе.
  
   В назначенный день Надежда со своим неизменным рюкзачком стояла на пороге небольшого домика, где жила семья Славиных. Ее ждало разочарование: Яса заболела. Причем, довольно серьезно. И собиралась несколько дней проваляться в постели. Ну, может, и не совсем проваляться, но на улицу носа точно не показывать. Не сработали даже Надины аргументы насчет жары и вообще полезности для здоровья солнца, воздуха и даже воды. Яса уперлась и ни в какую не желала шастать по улицам, вовсю кашляя и шмыгая носом. Надя, естественно, все понимала. Конечно, Яса просто не хочет, чтобы Сережа Петреченко видел ее в таком неприглядном на ее взгляд виде. Но все время сидеть с Ясой Надежда тоже не могла. Теперь у нее было свое собственное и очень ответственное дело.
   А началось это дело с того, что, как ни странно, наплыв желающих разучивать танец под Надиным руководством оказался неожиданно большим. Это радовало. Надежда знала, что те девчонки, которые уже ходили на танцы, будут готовить номер под началом Тимура. Но сколько же оказалось девушек без пар! Причем, очень даже желающих показать себя. В тот момент, когда Надя увидела всех желающих, пришедших в предобеденное время в ее танцкласс, она поняла, что не просто будет готовить выступление, но поможет каждой из девчонок самовыразиться и показать себя с лучшей стороны. Определившись со своей благородной миссией, Надежда почувствовала огромнейший прилив сил. Так, сегодня будет знакомство, возможно, какая-то первая пробная репетиция, а там - посмотрим. Главное - определить возможности и степень подготовленности новоявленного коллектива.
   В этот день Надежда приползла домой к Ясе, как говорится, "без задних ног".
   - Ты забыла, почему тебя не взяли на "Буревестник"? - Яса строго свела брови. - Тебе же перетруждаться нельзя!
   - Какой труд? - искренне удивилась Надежда. - Танцы - это сплошное удовольствие!
   - Но ты же... тебе нельзя! Нельзя так уставать!
   Надя только фыркнула в ответ. Нет, Стен явно не ожидал от нее целый месяц валяния в постели или неспешного прохаживания в страхе нечаянно перенапрячься или устать. Так что он не должен по идее сильно рассердиться. А Кир... Он, возможно, и не сочтет Надину затею такой уж противоречащей реабилитационному режиму. Ведь действительно, Надо же девушке чем-то заниматься, пока они себе летают... Так, глядишь, Надежда будет занята, и неприятности не найдут в ее графике свободного времени, чтобы заявить о себе.
  
   Через день репетиция повторилась. Немного определившись, Надежда решила, что слишком сложных движений в ее танце быть не должно. Ее подопечные в большинстве своем раньше никакими танцами не занимались, поэтому упор Надя решила сделать на массовость, групповые комбинации и синхронность. Последнего надо было добиться непременно. А дальше дело за костюмами, красотой движений и общей идеей номера. Благо в распоряжении новоявленного хореографа был месяц с небольшим. Время летних каникул позволяло проводить репетиции чуть ли не через день.
   Возвращаясь из театра домой, Надя так задумалась, что не заметила вовремя нескольких неприятного вида парней, преградивших ей путь. Их было четверо: двое смуглых и темноволосых, слегка небритых, удивительно похожих друг на друга, только роста разного, и еще двое ничем особо не примечательных русоволосых парня - один бритый, другой с длинной стрижкой "под горшок". Надя дернулась, собираясь достать из сумочки свой пистолет, но потом передумала. Так они сразу интерпретируют ее действия как стремление к обороне и еще успеют среагировать. Могут и оружие отобрать. А это вообще очень плохо. Зато если этим ребятам нужен кошелек, вот тогда-то можно будет беспрепятственно залезть в сумочку и немного попугать негодяев.
   - Спокойно, - сказал один из чернявых, тот, что повыше. - Мы сегодня мирно настроены.
   Надя, естественно, не поверила, но виду не подала.
   - Короче, придешь домой, - продолжил все тот же парень, - передай привет Максу. А еще скажи ему, что если он не примет наших условий, то в следующий раз его сестричка вернется в основательно потрепанном виде. Если вернется... Так что, душечка, тебе же лучше, если Макс над этим задумается.
   Сказав это, он подошел к девушке почти вплотную. Надежда поморщилась, но попыталась сдержаться. Скорее всего, они действительно сейчас уйдут. Между прочим, взгляд этого чернявого ей совершенно не понравился. Но девушке повезло. Этот самый парень, который был, по всей вероятности тут за главного, лишь провел шершавым пальцем по Надиной щеке и, развернувшись, пошел прочь. Его товарищи последовали за ним. Надежда медленно перевела дыхание, нервно ощупывая пальцами застежку сумочки, в которой лежал пистолет. В своем розовом платьице и светлых босоножках на небольшом каблучке Надежда чувствовала себя какой-то совершенно беззащитной. И очень отчетливо ощущала, насколько жалкими были бы ее попытки дать отпор, если бы эти четверо вздумали вдруг напасть. Нет, в следующий раз надо быть внимательной и вовремя вспоминать о пистолете. Кстати, что это они там говорили про Максима? Похоже, на этот раз он вляпался основательно. К тому же эти головорезы угрожают его сестре. Этого Надя так оставить не могла. Поэтому, вернувшись к Ясе, она заявила, что собирается остаться еще на денек, несмотря на то, что утром должен приехать Макс. О своем неприятном приключении Надя подруге ничего не рассказала.
  
   Рано утром Максим наконец подошел к двери своего дома, открыл ее ключом, вынутым из кармана курточки и устало повалился спать. Яркий солнечный свет долго пытался разбудить его, но удалось это только ближе к полудню. Максим открыл глаза, почесал пятерней макушку и, перевернувшись на другой бок, разом проснулся. Но еще некоторое время ошарашено протирал глаза, пытаясь понять, является ли его неожиданное видение галлюцинацией.
   На подоконнике его комнаты, свесив ноги на улицу, сидела Надежда. Она смотрела на продиравшего глаза Макса хмурым и ничего хорошего не предвещающим взглядом. У пояса, наготове был пристегнут пистолет.
   - Что... Что ты здесь делаешь? - прохрипел Макс, все еще пытаясь прийти в себя.
   - Проснулся? - приподняла бровь девушка. - Хорошо. Тогда поговорим.
   Яса пока возилась на кухне, поэтому можно было не опасаться, что она услышит этот разговор. Надежда перебросила обутые в легкие мокасины ноги через подоконник и спрыгнула на пол в комнате. Максим сел на кровати.
   - Чего тебе здесь надо?
   - Нет, Максим, - покачала головой Надежда, - сегодня вопросы буду задавать я.
   - С какой стати? - Макс неприятно осклабился и попытался было сделать шаг к окну, но передумал, заметив как Надя легким движением пальцев поглаживает блестящею рукоять пистолета. Надежда, перехватив осторожный взгляд Макса, нехорошо прищурилась.
   - Вот-вот. Нападать мы на безоружных горазды, да? Ну да дело не в этом. Вчера ко мне подошли четверо парней малопримечательной, но весьма неприятной внешности и заявили, что если ты не примешь их условий, они расправятся с твоей сестрой.
   На лице Максима отразилось сначала удивление, а потом искренний ужас. Надежда удовлетворенно отметила, что, по крайней мере, о своей сестре он беспокоится.
   - Черт возьми, так они уже здесь... - пробормотал Максим.
   - Кто - они?
   - Не твое дело! - огрызнулся Макс.
   - Не мое? - удивленно подняла бровь Надежда. - Послушай, мне абсолютно наплевать, если с тобой что-нибудь случится, но учти: ты обязан позаботиться том, чтобы они не тронули Ясу. Я тебя предупредила. Иди, договаривайся с ними, делай что хочешь, но Ясу чтобы не впутывали!
   Максим тупо смотрел перед собой. Надя некоторое время безмолвно пыталась определить ход его мыслей, но потом отчаялась и, махнув рукой, снова села на подоконник.
   - Чего они от тебя хотят? - спросила девушка, когда Максим поднял голову.
   - Хотят, чтоб я помог им в одном деле.
   - Это что-то противозаконное?
   Максим кивнул.
   - А конкретно?
   - Слушай, - Макс раздраженно глянул на девушку, - предупредила - и на том спасибо. А я тебе ничего рассказывать не собираюсь.
   - Твое дело, - Надя пожала плечами, понимая, что несмотря на любопытство, лезть к Максу с расспросами сейчас не стоит. - Но смотри. Ты все-таки старший брат.
   Она уже спрыгнула на землю за окном и собираясь обогнуть дом и, войдя через дверь, присоединиться к Ясе на кухне, как вдруг Максим окликнул ее:
   - Постой! А почему они тебе это сказали? А не мне, и не Ясе?
   - Не знаю, - отозвалась Надежда. - Тебя не было, а Яса болела и не выходила из дома. Наверное поэтому.
  
   - Ну что? Ты никак передумал?
   Максим хмуро смотрел на чернявого паренька. Кстати, довольно щуплого на вид, но Макс знал, чего тот стоит в драке. Да и хитрости ему тоже было не занимать. И жестокости.
   - Вы чего моей сестре угрожаете?
   - А мы разве угрожаем? - осклабился его собеседник. - Нет, Максим, это не угрозы. Это реальное предупреждение.
   - Слушай, Костя, мы и так сможем договориться... - начал было Макс, но его перебили.
   - Нет. Мы уже долго ждали. Дело прибыльное. И мы не хотим упустить такую возможность. Мы потеряли недавно одного человека. Скажем так - несчастный случай. А ты сам знаешь, что неполный экипаж - лишние трудности. Ты все равно в курсе. Поэтому, Максим, мы решили, что ты вполне сможешь заменить нашего выбывшего товарища, - при слове "товарищ" лицо Константина исказила неприятная ухмылка. - Так что мы снова берем тебя в команду. Будешь и участвовать наравне со всеми.
   - Я не могу, - возразил Максим, - не могу с вами. Я с этим давно покончил и не собираюсь...
   - Что он там сказал? - подал голос белобрысый. - Не может с нами, да? А насчет сестры он не беспокоится? Не, Макс, ты что! Ты же старший брат. А девчонку подставляешь. Нехорошо...
   - Нехорошо, - согласился Костя. - Так, Максим, мы даем тебе ровно неделю. Потом - сам понимаешь. Сестренка тебе все передала... Кстати, она у тебя очень даже ничего. Ну, думай, думай.
   С этими словами четверо оставили Макса одного, а тот застыл, напряженно обдумывая последнюю фразу Константина. Если Максим правильно понял, то... то Надю приняли за его сестру. Что ж, рушил Максим, пока эти ребята не поняли своей ошибки, за Ясу можно не беспокоиться. А у Надежды свои защитники. Вот пусть они теперь и переживают.
  
   На следующую репетицию новоиспеченного ансамбля Надежда пришла в приподнятом настроении. Наверное, просто день был солнечный, ясный. Девушки только стали на разминку, как в двери танцкласса просунулись две любопытные физиономии. Предоставив своим подопечным пока самостоятельно продолжать упражнения, Надежда вышла в коридор. Перед нею стояли две девчонки, может, на пару лет младше самой Нади.
   - А вы только худеньких берете? - спросила одна из них, немного смутившись, и Надя тут же отметила, что пришедших можно было назвать чуть полноватыми. Но никак не толстыми. Но красные щеки обеих ясно говорили, какого они сами о себе мнения.
   - Мы всех берем, кто действительно хочет научиться. И кто будет стараться. А насчет "худеньких" или "полненьких" - так это в конце концов непринципиально. - И, сузив глаза, Надежда одарила двух девушек лукавой улыбкой начинающего садиста: - Я на репетициях так всех загоняю, что до концерта у меня одни Кощеи останутся. Вас еще откармливать придется.
   И увидев радостный блеск в глазах "новобранцев", Надя провела обеих в раздевалку
   Тимур зашел сразу же после репетиции.
   - И как? Получается хоть что-нибудь?
   - Естественно! - радостно заявила Надежда.
   - Ну-ну... - недоверчиво покачал головой Тимур. - Они же ничего не умеют!
   - Ничего. Научим.
   - Это хорошо бы. Вот приду я на вашу следующую репетицию и посмотрю...
   - Ничего подобного! - Надежда встала в позу "руки в боки" и строго посмотрела на танцора. - Мы тут все непрофессионалы и на такой ранней стадии вашей критики попросту не выдержим! Лучше я тебя через пару недель приглашу, тогда посмотришь и выскажешь свое мнение. А пока... Пока, Тимур, у нас тут девичник. Так что даже не пытайся!
   - Что, боишься? - лукаво прищурился Тимур.
   - Боюсь? - Надежда весело рассмеялась. - Нет, просто я и сама так нервничаю... А если ты еще будешь наблюдать своим придирчивым взглядом - тогда я совсем скисну. И девчонки растеряются. Тут же куча твоих поклонниц!
   - Да? - Тимур заинтересованно приподнял брови. - Ну тогда ладно. Посмотрю на вас, когда будете хоть в какой-то форме.
   - Хорошо, - согласилась Надежда, насмешливо глядя на вальяжно рассевшегося у окна задаваку-танцора. - Ты лучше подумай, знаешь над чем: если мы все-таки подготовим номер и выступим, то это значит, что большинство твоих поклонниц окажется за кулисами. Девчонки из хора да моих человек двенадцать...
   - Ничего, я привык к вниманию! - шутливо отмахнулся Тимур.
   - Но если все будут за кулисами, кто же будет смотреть твое выступление? И восторженно аплодировать?
   Вот над этой репликой Тимур почти всерьез задумался минуты на две.
  
  

Глава 2

  
   "Буревестник" возвращался с Марины, планеты на которой выращивали обладающий лекарственными свойствами цимус, а также добывали сырье и изготовляли в больших количествах горючее для космических кораблей. Рейс показался Киру довольно скучным. Поэтому он был несказанно рад скорому возвращению. Стен, конечно, считал, что у причины такого стремления капитана вернуться на Новую Землю было совершенно конкретное имя. И даже фамилия. Но, ясное дело, с Киром об этом не разговаривал. В последнее время при упоминании о Надежде капитан "Буревестника" внезапно мрачнел и хмурился больше обычного. В таком пасмурном настроении Кир однажды заявился в каюту своего дяди и уселся в удобное кресло. Стен молчал, ожидая, пока Кир сам объяснит причину своего недовольства. Ждать долго и не пришлось.
   - Делать Краснову нечего за ней присматривать, - пробурчал Кир себе под нос. - И какого черта мы ее оставили?
   - Наде пока нельзя в космос, - напомнил Стен.
   - Ну да. Будто она и без этого не найдет себе приключений на голову!
   - Пока с Надей все в порядке. Неделю назад ты сам с ней разговаривал, вернее, - Стен улыбнулся, - я разговаривал. Но ты ведь все слышал. Так что нет причин для беспокойства.
   Кир не согласился.
   - Неделю назад может и не было, - вполне резонно заметил он.
   - Что ж, можешь сейчас связаться со штабом.
   Кир сжал кулаки и что-то прорычал себе под нос. Потом резко встал и вышел из каюты. Стен снова углубился в чтение. Ничего, Кир еще немного поволнуется, а там, может, и сам свяжется с Красновым.
  
   - Орлова сейчас живет не в общежитии. Она переехала в Лесное.
   Кир просто не поверил своим ушам.
   - Куда?
   - В Лесное, - повторил Краснов. - Они какой-то концерт готовят. Надежда сказала, что ей есть, где устроиться там на время.
   Кир тихо выругался и хлопнул ладонью по перегородке. Нет, этого следовало ожидать! Конечно, Надежда не стала спокойно сидеть и ждать прибытия "Буревестника". Краснов зря ее так просто отпустил, даже не разузнав ничего толком, но он в конце концов начальник штаба безопасности, а не нянька. Попрощавшись, Кир отключил связь и сказал в переговорник Стену:
   - Ты ее в космос не пустил? А теперь она какой-то концерт готовит. - Кир саркастически усмехнулся, - И знаешь, я уверен, абсолютно не перетруждается!
  
   Несколько дней спустя Надежда вспомнила, что надо бы дать о себе знать Краснову. Она решила не звонить, а просто съездить туда на всякий случай. Вдруг удастся поговорить со Стеном или Киром. Краснов встретил ее очень радушно. Девушка даже немного удивилась. Ей всегда казалось, что теперешний начальник штаба ее несколько недолюбливает. Хотя во время событий прошедшего года им приходилось общаться довольно часто.
   - Капитан "Буревестника" спрашивал о вас буквально на днях, - произнес Краснов, предложив девушке сесть.
   - Кир?
   - А кто же еще... Так вот, он, как мне показалось, очень недоволен тем, что вы покинули штаб, а также вашей деятельностью в Лесном.
   - Подрывной?
   - Что? - не понял Краснов.
   - Подрывной деятельностью?
   - Это почему же?
   - Да просто вы это произнесли так, будто я, по меньшей мере, партизанский отряд организовываю, - пробормотала Надежда.
   Владимир Краснов неожиданно рассмеялся.
   - Ну, до этого, надеюсь, не дойдет. На сколько я могу судить, Кир вашим поведением очень недоволен. Так что, Надя, будет вам выговор от капитана, - с этими словами начальник штаба широко улыбнулся.
   - Так вот почему вы сегодня так рады меня видеть, - Надя сказала это очень тихо, но Краснов услышал. И прищурился, глядя на разом вспыхнувшую девушку.
   - Не только поэтому. Через три дня корабль возвращается.
   - А в котором часу уже известно?
   - Мы их ожидаем после семи вечера.
   - Ясно, - протянула Надежда. Как раз через три дня она договорилась с Тимуром провести репетицию со съемкой, чтобы потом можно было со стороны весь номер самой посмотреть. Не то, чтоб генеральную, но все же. Дело важное. Хорошо, что репетиция будет до обеда, пока не так еще жарко. А потом Надя быстро соберется и приедет встречать "Буревестник" на базу. Благо, это не так далеко от Лесного: всего полчасика на автобусе.
  
   Время немного не рассчитали. В половине десятого утра темная громада "Буревестника" приземлилась на военной базе. О том, что корабль прибудет раньше, стало известно еще вчера, но Краснов не смог сообщить об этом Надежде, потому что она все эти дни не появлялась ни в штабе, ни на базе.
   Капитан "Буревестника" покинул корабль последним. Он еще не помнил, чтобы его встречали с полетов, но очень хотелось, чтобы на этот раз все было по-другому. Некоторое время спустя Кир отправил подробный доклад Краснову, зашел к начальнику базы, а затем вместе со Стеном сел в машину. Вскоре они были у лесного дома. Когда Стен вышел из машины, Кир молча нажал на газ, и автомобиль быстро выкатился на шоссе.
   До Лесного он добрался очень быстро. Наверное потому, что гнал с порядочной скоростью. Благо, на дороге почти никого больше не было. Брови Кира были сведены к переносице. Конечно, девушка не могла знать, что "Буревестник" прибудет раньше, но... Кир тряхнул головой, прогоняя неприятные мысли. Конечно, обидно немного, что его не встретили, но зато он сможет сам устроить ей сюрприз.
   Остановив машину у здания театра, Кир вошел в прохладный холл и осведомился у мирно сидевшей на входе пожилой дежурной, в руках которой мелькали спицы, где можно найти Надежду Орлову.
   Женщина подняла на Кира близорукие глаза и отложила вязание.
   - А ее здесь нет.
   - Как нет? - переспросил Кир, ощущая наползающее чувство разочарования - вот и устроил сюрприз. Для начала Надю еще придется поискать.
   - А так. Она приходила сюда утром, - ответила женщина. - А потом взяла магнитофон, собрала девочек и они пошли куда-то на улицу. С ними еще Тимур наш был.
   Кир помрачнел. "Куда-то на улицу" звучало совсем не обнадеживающе. Нет, ну действительно, не по следам же их искать!
   - Ой, милок, погоди! - окликнула его женщина. - Я, кажется, слышала, что они к реке направились.
   - Спасибо, - поблагодарил Кир. Если к реке, то найти такую ватагу особого труда не составит.
   Кир вышел и пешком направился к начинавшемуся невдалеке лесу.
   Долго ходить не пришлось. Кир отчетливо услышал игравшую невдалеке музыку, и неспешно пошел на звук. Вскоре он наткнулся на небольшую тропку и с улыбкой отметил, что по ней словно стадо слонов пробежало. В сухой пыли виднелись перекрывающие друг дружку отпечатки множества ног.
   Зрелище, открывшееся его взору, когда внезапно из-за поворота тропки стал виден берег реки, заставило Кира остановиться. Нет, он не прятался, но очень хорошо понимал, что здесь его не скоро заметят. Поэтому облокотился спиной о шершавый ствол какого-то дерева и, сложив на груди руки, решил немного понаблюдать.
   Берег, поросший мягкой травой, был на время превращен в танцплощадку. Человек двенадцать девчонок в купальниках и коротких шортиках и юбочках - кто на что горазд - ритмично и довольно слаженно двигались под музыку. Кир даже подумал, что это танец имел бы несомненный успех, если б его показали во время концерта. Но почему-то мысль об этом не грела. А даже наоборот.
   Надежда танцевала впереди всех, то и дело подавая короткие команды: "Поворот! Взмах! Прыжок!" Кир улыбнулся, и подумал, что ему бы сейчас многие позавидовали. Стоит себе в тенечке, наблюдает за танцующими девушками, к тому же почти раздетыми. И даже собирается досмотреть представление до конца. Правда, Кир очень быстро заметил, что не ему одному так повезло. Ближе к деревьям стоял с камерой Тимур. Он Кира не видел, так как все его внимание было поглощено съемкой.
   Поэтому, пока девушки танцевали, ритмично и синхронно двигаясь в такт музыке, Киру никто не мешал смотреть. Танцовщицы его не замечали. Хотя он, например, очень даже хорошо мог разглядеть раскрасневшееся лицо Надежды. Ее глаза радостно блестели, но казалось, будто сейчас они видит перед собой не опушку леса, а нечто совершенно другое. Нет, во время концерта Кир бы не увидел многого. Ведь, в самом деле, не выйдут же девушки на сцену в купальниках! Да и не будет такого странно приятного ощущения подглядывания. Кир улыбнулся, услышав, как Надежда отдает своим подопечным очередную команду.
   К сожалению, номер был рассчитан минуты на три, не более. Поэтому очень скоро танец закончился. Заиграла какая-то другая музыка, но Надя махнула рукой Тимуру, и тот выключил магнитофон. Потом Надежда обернулась к девушкам.
   - Так, на сегодня все. Репетиция окончена. Всем спасибо, - прерывающимся из-за небольшой отдышки голосом произнесла она, и весело крикнула. - А теперь купаться!
   С веселым визгом девчонки постаскивали юбки, шорты и, оставшись в одних купальниках, быстро побежали в воду. Они производили невероятно много шуму. Но это, как оказалось, были еще цветочки. Когда Кир решил, что надо бы подойти поближе, его заметили. И тогда Кир услышал такой слаженный дикий визг, что некоторое время только удивленно созерцал множество выглядывающих на него из воды физиономий. Затем растерянно развел руками. Возможно осознав, что неизвестный пришелец один против всех не сможет никому причинить вреда, девушки прекратили визжать. А может, просто решили простить ему нечаянное подглядывание за репетицией. Так или иначе, над лесом на какой-то очень короткий миг воцарилась благодатная тишина.
   Надежда вынырнула недалеко от берега. Визг она услышала под водой, и теперь встала во весь рост, вопросительно глядя на остальных. Но ответом ей были лишь смешки и странные взгляды... обращенные куда-то за Надину спину. Девушка обернулась к Тимуру. Тот, все еще не выключая камеру, лишь кивнул головой, указывая в сторону. Надя медленно повернула голову и с удивлением узрела стоящего всего в нескольких метрах от берега Кира.
   - Кир! - тихо произнесла Надежда, все еще не придя в себя от удивления.
   Он просто наклонил голову на бок, ожидая дальнейших ее действий, но Надя словно вросла в илистое дно реки и не двигалась, только в глазах девушки читалось бесконечное удивление и еще что-то, не совсем Киру понятное. Приподняв бровь, Кир решил, наконец, поинтересоваться:
   - Ты меня не обнимешь?
   Надежда вспыхнула, уже чувствуя, как за спиной ее двенадцать человек почти физически превращаются в сплошное внимание.
   - Я вся мокрая... - пробормотала она, выходя из воды.
   - Это проблема?
   Радостно взвизгнув, Надя буквально повисла на шее у Кира. Человека более слабого Надин прыжок с разгона запросто сбил бы с ног. Кир мужественно выстоял, а когда Надежда разжала руки и отошла на шаг, смущенно разглядывая мокрые пятна на его одежде, демонстративно снял рубашку.
   - Я же говорила... - попыталась оправдаться Надя. И тут же поинтересовалась: - А когда вы прилетели?
   - Утром, - ответил Кир. - А еще нас почему-то никто не встретил.
   - Я думала, вы только вечером будете. Как обидно.
   Личико Надежды сделалось совсем несчастным, поэтому Кир поспешил заверить ее, что ничего страшного не произошло, и никто на нее не сердится. Тогда Надежда умиротворенно уткнулась носом в его плечо и вдруг отпрянула с громким воплем:
   - Тимур!
   - Что? - отозвался танцор.
   - Камеру уже можно выключить! Ты слышишь?
   - Можно, - согласился Тимур, - но...
   - Никаких "но"! - возразила Надя и с угрожающим видом направилась к танцору.
   - Все-все, Надя! Я выключил! - заверил ее Тимур, кладя выключенную камеру на траву, но увидев, что девушка продолжает неумолимо приближаться, с воплем бросился прочь. Надежда побежала за ним.
   На какое-то время они скрылись в прибрежных зарослях, и оттуда были слышны только вопли Тимура и рассерженное фырканье Нади. Оказалось, она так и не догнала танцора, потому что он, целый и невредимый, выскочил на берег. Вскоре показалась и погоня.
   - Надя! Надя! - кричали "болельщицы", потихоньку вылезая из речки.
   Сообразив, что женская солидарность ничего хорошего ему не предвещает, Тимур бросился к Киру. Но тот не выразил желания помочь. К тому же в этой суматохе кто-то должен был позаботиться о сохранности видеокамеры. Кир поднял ее и аккуратно уложил в чехол. Тем временем девчонки, повыскакивавшие из реки, всем скопом бросились к Тимуру и, повалив своего кумира на траву, за руки, за ноги потащили в воду. Вовремя подоспевшая Надежда скрылась в туче брызг вместе со всеми.
   Вспомнив о том, что на берегу ее ждет Кир, которого она все же почти месяц не видела, и по которому успела изрядно соскучиться, Надежда оставила профессионального танцора на растерзание поклонницам - вряд ли он был так уж против. Откинув с лица мокрые волосы, Надежда вышла на берег. Кир присел на траву, вертя в руках камеру.
   - Все? Утопили? - вежливо поинтересовался он у подошедшей к нему девушки.
   Надя засмеялась в ответ.
   - Да нет. Девчонки вернут его живого.
   На лице Кира отразилось искреннее сомнение.
   - А где Стен? - спросила Надя.
   - Дома, - коротко ответил Кир. - Пойдем?
   - Ага, - согласилась Надя. - Сейчас, только переоденусь.
   И подхватив сухие вещи, Надежда быстренько удалилась в заросли.
   Кир подождал, пока девушка вернется. Затем они ушли вместе, предварительно удостоверившись, что Тимур действительно целый и невредимый выбирается на берег. Камеру Надя ему отдала, предварительно попросив девчонок быть с Тимуром поаккуратнее - у него все-таки камера с записью, ее жалко будет если что...
   Солнце просвечивало сквозь листву ласковыми бликами, очень поднимавшими и без того веселое настроение. Надя с наслаждением подставляла лицо теплым зайчикам. Разговаривать сначала было даже лень. Спокойное умиротворение, тишина, которую даже неудобно было нарушать. Кир неторопливо шел рядом, перекинув высохшую, но безнадежно помятую рубашку через плечо. На его смугловатой коже также вовсю резвились солнечные зайчики, и Надя поймала одного из них, тронув ладошкой руку Кира. Он почему-то остановился. И Надя, всего лишь собиравшаяся спросить, как прошел полет, тоже замерла, не говоря ни слова. Глаза Кира улыбнулись, и он наклонился, чтобы поцеловать удивленно приоткрывшиеся навстречу губы.
  
   - И как прошел рейс? - спросила, наконец, Надежда, когда они вместе с Киром сели в припаркованную у здания театра машину.
   - Нормально, - отозвался Кир, заводя мотор и выводя автомобиль на дорогу. - А ты чем занималась? Кстати, ты очень редко последнее время наведывалась в штаб. Это при том, что изначально должна была жить там неподалеку.
   - Там скучно, - простодушно ответила Надежда. - А мы готовим номер на концерт. Осталось всего около недели. Ты придешь?
   - Вы с этим танцем выступать будете? Который на берегу репетировали?
   - Ну да.
   Кир недовольно фыркнул.
   - Тебе что, не понравилось? - испугалась девушка.
   - Понравилось, - проворчал Кир.
   Надя озадаченно нахмурилась:
   - Но ты, кажется, не доволен.
   - Да нет... Вы же не в купальниках выступать собираетесь, - как бы невзначай бросил Кир и гневно сузил глаза, увидев, как покраснела и виновато заморгала сидевшая рядом Надя.
   - Нет, нет, конечно не в купальниках! - поспешила заверить его Надежда.
   - Смотри у меня, - шутливо пригрозил девушке Кир.
   Надежда кивнула. Она уже боялась, что на взгляд Кира их костюмы могут показаться несколько... необычными, что ли? Ну да какая теперь разница. Если он ее и убьет, то, по крайней мере, после концерта. А там, глядишь, может Стен заступится.
  
   На кухне лесного дома, как обычно, пахло очень вкусно. Надя с Киром прямо набросились на еду. Вскоре Надежда отодвинула опустевшую тарелку, решительно отказавшись от добавки.
   - Мне на сегодня хватит. Иначе на сцене я буду исполнять танец маленьких мамонтят.
   - Ничего, - подбодрил девушку Кир, - мы и остальных девушек в гости пригласим. Тогда ваш номер действительно можно будет назвать грандиозным.
   - Да уж, - буркнула Надя, - мы грандиозно и с треском провалимся... под сцену.
   - Это не страшно. Главное, чтобы ваш номер был финальным. Тогда на вас никто не обидится.
   - Издеваешься? - Надя, прищурившись, обернулась к Киру.
   - Ничуть! - улыбнулся Кир. - Вон еще блюдо с пирожками на подоконнике. Ешь, мамонтенок!
   Надежда аж подскочила от возмущения. И посмотрела на Стена, ища поддержки.
   - Пирожки еще теплые, - сказал с улыбкой Стен.
   - Понятно. Тут заговор, - Надя с обреченным видом уставилась в гладкую поверхность стола. Нет, сегодня она объелась до безобразия, поэтому пора ретироваться из-за стола, пока ее еще чем-нибудь не попытались соблазнить. Тогда Надя смело предложила свою помощь по мытью посуды и стала к умывальнику.
   - Надя, - окликнул ее Стен, - я слышал, ты будешь выступать на концерте.
   - Буду, - сказала Надя и обернулась, - Ты же придешь?
   - Постараюсь, - уклончиво ответил Стен.
   - А ты, Кир?
   - Естественно приду, - пробурчал Кир. - Надо же будет кому-то тебя оттуда забирать. Да и посмотрю заодно, как будет выглядеть ваш номер на сцене.
  
   - Костя, я согласен!
   Максим стоял, прижавшись плечом к кирпичной стене, в окружении четверых парней. Те довольно ухмылялись.
   - Это радует, очень радует... Хорошо, что ты сам одумался, - медленно произнес Константин. - Но смотри! Если ты вдруг передумаешь, сначала мы пообщаемся с твоей сестрой!
   Максим сглотнул. Он еще не решил, действительно ли он примет участие в готовящемся мероприятии, или как-нибудь отвяжется в последний момент. Если эти четверо не последят еще немного за домом Славиных и не догадаются, что Надя вовсе не его сестра, то Ясе опасность вроде как и не грозит. Но какое-то жалкое подобие совести упрямо твердило Максу, что впутывать Надю в свои дела не то, что против ее воли, а даже без ее ведома как-то не очень красиво. Тем более что в том случае, если он ухитрится сбежать, его неудавшиеся соучастники буду искать именно Надю. И найдут непременно, так как девушка часто заходит к Ясе в гости. И вот тогда ему, Максу, придется совсем худо... потому что есть еще Кир и Стен, которые, если с их подопечной что-нибудь случится, не оставят скромную персону Макса без внимания. Где бы он ни находился.
  
  

Глава 3

  
   За три дня до готовящегося мероприятия Надежда провела со своими подопечными репетицию в костюмах. И осталась очень довольна. После продолжительных тренировок и репетиций в коллективе чувствовалась слаженность. Танцевали синхронно, попадая в музыку. Двигались девушки для новичков просто потрясающе. Но в этом была немалая заслуга постановщика - движения-то были в большинстве своем простые, но эффектные. Помогала и массовость, и симпатичные костюмы. И все же Надя с трепетом и страхом ожидала того момента, когда они выйдут на сцену. Во время выступления произойти может все, что угодно. А большинство девушек вообще готовились первый раз в жизни выйти на сцену.
   Заставляя себя не думать о плохом, Надежда подождала, когда после окончания репетиции к ней подошел Тимур.
   - Ну как? Думаешь, мы справимся?
   - А куда вы теперь денетесь! - воскликнул Тимур. - Ты же сама запись смотрела. Вы молодцы.
   - Но страшно ведь...
   - Всегда немного страшно. Особенно когда коллектив совсем новый, не знаешь, от кого чего ждать. Так что лучше пока ни о чем не думай. Потом будешь волноваться, перед самым выступлением.
   Вдруг их внимание отвлек недовольный и требовательный окрик, раздавшийся где-то в коридоре:
   - Тимур!
   По тому, как сразу вытянулся в струнку Тимур и отскочил от Надежды по крайней мере метра на четыре, Надя уже приготовилась увидеть кого-то чрезвычайно страшного и грозного. Но в приоткрытую дверь, не утрудив себя стуком, вошла девушка приблизительно Надиных лет, тоненькая, на высоких каблучках, нервно постукивавших при ходьбе. У нее были прямые светлые волосы. Из-под ровной челки капризно смотрели большие, опушенные длинными ресницами, глаза.
   - Тимур, что ты здесь делаешь? - спросила она, явно рассчитывая услышать немедленный и исчерпывающий ответ.
   К полному удивлению Надежды Тимур вдруг страшно смутился.
   - Я... Мы тут... Репетиция была... - Тимур глубоко вздохнул. - Вот, познакомься, это Надя. Надя, это Лена.
   Надя хотела было ответить что-то вроде "очень приятно", но расхотелось. Тем более что Лене было явно "очень неприятно". Она смерила Надежду цепким оценивающим взглядом. И снова обратила свой взор на Тимура.
   - Что вы тут репетируете? Ты же со мной танцуешь, забыл?
   - Нет, я... Так получилось, что...
   Надя решила прийти на помощь другу.
   - Я тут с девчонками репетировала танец. Тимур просто зашел посмотреть. Так сказать, проконтролировать перед тем, как выпускать на сцену.
   Надя совершенно не видела необходимости оправдываться перед этой Леной, но... Это все-таки партнерша Тимура, и вполне возможно, что взбалмошный танцор к ней неравнодушен.
   - Посмотреть, значит? - сощурилась Леночка, смешно наморщив носик. - Понятно. А теперь идем. Нам тоже надо репетировать!
   По хозяйски подхватив Тимура под локоть, Лена гордо задрала нос и потащила свою добычу из зала. Тимур осмелился лишь один раз оглянуться, как бы извиняясь. Надя лишь пожала плечами и пошла в раздевалку.
  
   Генеральная репетиция была проведена накануне концерта. Танец прогнали несколько раз, после чего Надя, вполне удовлетворенная результатами, разрешила всем расходиться. Но не тут-то было! Внезапно в танцкласс влетел взъерошенный как воробей Тимур и настоятельно потребовал немедленной помощи. Поэтому все силы тут же были брошены на украшение сцены.
   Оборудование как всегда проверял сам Тимур, не доверяя никому больше столь ответственного дела. К превеликой его радости как раз в этот день доставили новый музыкальный центр. Ввиду столь знаменательного события, происходившего едва ли раз в несколько лет, откуда-то появились несколько бутылок шампанского. Справедливо рассудив, что один бокал шампанского не выведет из строя никого из участников концерта, вечером Тимур собрал всех, кто помогал ему украшать сцену. Лена с большой охотой предложила свою помощь. Она самолично подхватила несколько бокалов и, поставив их на поднос, направилась к Наде.
   - Держи! - Лена словно нехотя протянула Надежде бокал.
   Шампанского было совсем немного, поэтому бокалы даже не были полными. Но Надя почему-то вскоре почувствовала характерное головокружение. Это было немного странно. Девушка озадаченно покачала головой и решила, что ей лучше сейчас отправиться домой. Завтра выступление, надо выспаться как следует.
   Надежда подошла к Тимуру.
   - Все Тимур, я пойду. Мне еще до дому добираться.
   - Хорошо, Надя. До завтра, - улыбнулся танцор. - И смотри мне, приходи пораньше.
   - Постараюсь, - ответила Надежда.
   В это время к ним подошла Лена.
   - Уже уходишь? - несколько разочарованно спросила она, внимательно глядя на Надю.
   - Да. Мне пора.
   Надю несколько удивило такое внимание Лены, но задумываться над этим как-то не хотелось. К тому же мысли с каждой минутой становились все боле расплывчатыми. Надежда решила, что чем быстрее она попадет домой, тем лучше.
  
   - Что-то Нади долго нет, - заметил Стен, встревожено глядя, как сгущаются сумерки за окном.
   Кир молча вышел из дома и направился к трассе. Уже почти совсем стемнело, когда мимо него проехал последний автобус. Одолеваемый мрачными предчувствиями, Кир пошел к дому. Может, Надя вернулась другой дорогой... Если нет, он просто поедет искать ее.
   Открыв тяжелую дверь, Стен лишь покачал головой в ответ на вопросительный взгляд своего племянника. Тогда Кир, ничего не говоря, направился к машине.
   Отсюда до Лесного было минут двадцать езды на автобусе. Кир ехал несколько быстрее, но не слишком разгонялся, внимательно глядя на обочины дороги.
   Минут через десять Кир вдруг с удивлением увидел свет фар медленно двигавшейся ему навстречу машины. Причем автомобиль ехал не по встречной полосе. Это было несколько странно. Притормаживая, Кир понял, что машина просто сопровождает медленно и как-то враскачку бредущую вдоль дороги женскую фигурку. Из окон автомобиля высовывались какие-то парни и, по-видимому, что-то говорили идущей рядом девушке, в которой Кир, тихо выругавшись себе под нос, узнал Надежду.
   Кир резко ударил по тормозам и вышел из машины. Увидев его, парни быстро оценили обстановку и, засунувшись в окна, резко вывели свой автомобиль на встречную полосу. Вскоре они скрылись за поворотом.
   Приблизившись к девушке, Кир с удивлением понял, что она действительно качается, даже стоя на месте. Когда Надя подняла на него глаза, взгляд ее был какой-то отсутствующий, будто она не совсем понимала, что происходит. Но его Надежда все же узнала.
   - Кир? - тихо спросила она, и вздохнула. - Как хорошо, что я тебя нашла... Я хочу домой.
   Кира всегда удивляла женская логика. Но спорить с Надей по поводу того, кто кого на самом деле нашел, он не стал.
   - Надя, ты что... - Кир нахмурился. - Ты пила?
   - Нет. То есть да. Совсем чуть-чуть.
   Пришлось ей поверить, потому что даже слабого запаха спиртного почему-то не ощущалось. Но опьянение было, что называется, на лицо. Кир без лишних расспросов подвел Надю к машине и усадил на заднее сидение.
   - У меня все перед глазами плавает, - робко пожаловалась девушка, прислоняясь к бортику.
   - Ты почему не села на автобус? - спросил Кир, садясь впереди.
   - Не знаю, - Надя растерялась, а в ее глазах на миг появилось какое-то осмысленное выражение. - Я хотела... Автобус остановился, а потом уехал. А я почему-то не села... Не знаю. Странно, да?
   - Странно, - согласился Кир сквозь зубы.
  
   Подъехав к дому, Кир понаблюдал, как босая ножка девушки робко дотронулась до поросшей травой земли, не решаясь опереться, и, несмотря на неловкие Надины протесты, все же взял ее на руки. В гостиной девушку усадили на диван. Стен склонился над ней.
   - Надя, что случилось? - строго спросил он.
   - Не знаю... - снова сказала девушка. Она, похоже, сама искренне удивлялась происходящему. - У меня голова кружится. И вообще я что-то совсем неважно себя чувствую... Я, наверное, спать пойду.
   Девушка попыталась встать, но, покачнувшись, снова опустилась на диван.
   - Ой, - только и сказала она.
   Стен с племянником переглянулись. Девушка вела себя, как пьяная.
   - Надя, скажи, ты что-то пила? - поинтересовался Стен.
   Девушка кивнула.
   - Там новый центр привезли. Было шампанское. Но ведь меньше бокала. Я не понимаю, Стен, я что, пьяная?
   Стен покачал головой и скрылся на кухне. Через некоторое время он вернулся, протянув Наде чашку с налитой на дно жидкостью.
   - Пей!
   Надя осторожно понюхала и скривилась:
   - Не хочу. Оно противно пахнет...
   - Надя! - строго сказал Стен.
   Девушка вздохнула. В ее помутившемся сознании сработало беспрекословное правило: Стена надо слушаться. Поэтому Надя быстро выпила то, что он принес, и уж после позволила себе вдоволь нафыркаться по этому поводу.
   Мысли сразу стали четче. Но легче от этого не было. Даже наоборот. Головная боль не проходила, но зато Надежда ясно осознала, что завтра у нее выступление. Девушка обхватила руками виски и умоляюще взглянула на Стена:
   - Мне же завтра выступать! Какой ужас! Стен, сделай что-нибудь! Я же даже встать не смогу.
   - Завтра сможешь, - пообещал Стен. - А сегодня рассказывай, как произошло, что Кир нашел тебя на дороге в таком состоянии.
   - Я не знаю! - воскликнула Надя. Неужели ей не поверят. Теперь Стен и Кир будут считать ее чуть ли не законченной алкоголичкой! Нет, тут она, наверное, переборщила, но тем не менее...
   - Честное слово, я почти ничего не пила! Я не представляю, как так получилось! Я даже не совсем помню, почему пошла пешком, а не села на автобус... И как Кир меня нашел, тоже...
   Стен нахмурился. Он склонен был верить Надежде. Тогда получалось, что либо она так сильно пьянеет от небольшой дозы спиртного, либо... либо в шампанском что-то было. Стен еще немного порасспрашивал Надю, а затем вышел в кухню, взглядом попросив Кира последовать за собой.
   - Кажется, у нашей девочки завелся недоброжелатель, - сказал Стен. - Поэтому завтра на концерте смотри в оба. И напомнишь ей, когда она будет в состоянии все воспринимать, чтобы ничего не брала из чужих рук, пока не станет известно, кто это подстроил.
   Кир кивнул. И вернулся в гостиную. Надя сидела на диване, обхватив руками голову.
   - Болит... - прошептала она, увидев Кира.
   - Скоро пройдет, - ответил он, садясь рядом.
   Девушка тут же прислонилась головой к его плечу. А потом потихоньку начала сползать все ниже и ниже. Кир положил голову девушки к себе не колени, и Надя, обрадовавшись такой уютной подушке, довольно замурлыкала. При этом, кстати, не забывая натягивать на себя сбившееся покрывало и тщательно в него кутаться.
   Стен вышел из кухни. Усмехнулся при виде Кира, растерянно перебиравшего пальцами золотистые локоны устроившейся на его коленях девушки, и пошел к себе, наверх.
  
   Их номер был вторым. Надежда сидела в раздевалке вместе с остальными девчонками. Она только что разложила перед собой наряд. Киру он мог и не понравится. Этот василиск, с недавних пор ставший блюстителем нравственности, мог счесть Надин сценический костюм слишком открытым. Да и разрезы на юбке было довольно высокими. Перед тем, как одеваться, Надежда села проверить швы. Не потому, что ожидала брака, просто на нервах. И вдруг изумленно ахнула: задний шов на облегающей бедра юбке грозил вот-вот разойтись. Девушка некоторое время тупо смотрела на вытрепывающуюся строчку, на которой нитка словно была аккуратно подрезана лезвием, а затем попросила остальных тщательно проверить свои костюмы. Ее голос при этом был совершенно спокойным, Надя даже ухитрилась обратить все в шутку, но... Когда Надежда нашла в коридоре Тимура, он не сразу понял ее, потому что девушка вдруг охрипла.
   - Надя, что с тобой? - удивился Тимур, глядя на наспех одетую девушку.
   - Тут есть где-нибудь швейная машинка? - спросила Надя и вдруг хлопнула себя по лбу, - Нет, что я говорю... Мне бы просто нитку с иголкой!
   - Зачем? Что-то порвалось?
   Надежда протянула Тимуру костюм, продемонстрировав подпоротый шов.
   - Диверсия? - удивился танцор. - Кто бы это мог быть?
   - Разве только Кассиль, - потерянно произнесла девушка, - но ее здесь нет.
   - Так, иголку и нитки я тебе сейчас найду. Ты весь костюм осмотрела? А у девчонок остальных как?
   - У остальных все в порядке. Да и у меня вроде только здесь... Черт! - Надежда топнула ножкой. Какое невезение! Вернее, не невезение, а чья-то очень хорошо продуманная и подготовленная подлость. Да, если на ней во время выступления юбка расползется, Надя предпочтет просто сгореть от стыда на месте. К тому же так она весь номер провалит - какие ж тут аплодисменты, если на танцорах одежда в буквальном смысле трещит по швам. Вот вам и маленькие мамонтята...
   С невеселыми мыслями Надежда последовала за Тимуром, который привел ее в свой танцкласс и, к превеликому Надиному неудовольствию, поручил заботам своей партнерши.
   - Лена, найди, пожалуйста, Наде нитку с иголкой! Тут надо костюмчик зашить... Ладно, у меня дела, я побежал.
   Не успев вовремя отреагировать на подлое бегство Тимура, Надежда выжидательно уставилась на Лену, но та лишь развела руками:
   - У меня только белые нитки. Пойдет?
   Надя отрицательно покачала головой. В душу заползало какое-то противное безразличие. Значит, девчонки выступят и без нее. Прекрасно обойдутся. А в это время можно будет затеряться где-то среди зрителей и спокойно посмотреть все выступление...
   Надежда пришла в раздевалку, где ее взволнованно ожидали остальные. Когда Надя сказала, что, возможно, не сможет участвовать в выступлении, девушки наперебой предложили ей свои костюмы. Но разве могла Надежда, месяц готовившая их к этому выходу на сцену, теперь оставить кого-то наблюдать из-за кулис! Нет, естественно. Поэтому Надя просто приободрила их тем, что продолжит поиск ниток. Хотя знала наверняка, что концерт уже вот-вот начнется, а с трясущимися от нервов руками она не успеет зашить костюм до того, как объявят их выход.
   Нитки Надежда в итоге нашла. И даже начала зашивать, но внезапно перед глазами все расплылось. Раздраженно пытаясь сморгнуть подступившие слезы, Надя воткнула иголку в ткань и оставила напрасные попытки успеть. Концерт вот-вот должен был начаться.
   Внезапно дверь раздевалки резко распахнулась. На пороге стояла Лена. И вид у партнерши Тимура был очень виноватый.
   - Надя, скажи, так ты не одна из поклонниц Тимура?
   - В смысле? - не поняла Надежда.
   - Ну... Ты Тимур - вы действительно просто друзья? То есть ты за ним не бегаешь?
   В ответ на последнюю реплику Лены Надя саркастически приподняла бровь. Но промолчала. Лена правильно поняла это молчание.
   - Надя, ты прости меня, пожалуйста... Я не знала...
   Надежда удивленно воззрилась на вошедшую.
   - Надя, это я... Я порезала!
   Глаза Надежды округлились. С минуту она не могла вымолвить ни слова, а затем тихо спросила:
   - Зачем?
   Лена подбежала к Наде и опустилась возле нее на корточки, встревожено подбирая подол длинного платья.
   - Надя, я думала, что ты... Что ты и Тимур... А перед выступлением просмотрела вашу пленку с записью. Где вы репетировали возле речки. Я же не знала, что у тебя уже кто-то есть! Я думала, ты одна из тех, кто вечно таскается за Тимуром!
   - Подожди, - озадаченно нахмурилась Надежда, - а в шампанское мне какую-то отраву тоже ты подсунула?..
   Лена кивнула.
   Надя потрясенно молчала. Нет, чего-чего, а подобной гадости в свой адрес от партнерши Тимура она не ожидала. Что бы Лена о ней не думала, никто не давал ей право портить чужие вещи и срывать номер. Надя снова опустила глаза к шитью. Лена, возможно ожидавшая полного прощения и счастливого примирения, растерялась. А потом решительно поднялась и вышла. Впрочем, она тут же вернулась вместе с Тимуром.
   - Тимур, Надя успеет, если ее номер будет ближе к финалу концерта! Тогда она как следует все починит и выступит вместе со всеми!
   Удивившись необычайной заботливости со стороны Лены, Тимур посмотрел на Надежду.
   - Странно, что мне такая мысль в голову не пришла! Сейчас, сейчас, я пойду и все улажу. Переложим вашу фонограмму поближе к концу и всех предупредим... Да, Лена, пошли. Нам уже пора. Сейчас начало!
   Лена вышла из раздевалки следом за Тимуром, напоследок бросив умоляющий взгляд на сидевшую над шитьем Надежду. Словно просила: "Не выдавай!.."
  
  

Глава 4

  
   Кир захотел непременно сам отвезти Надю в Лесное, и поэтому теперь был вынужден скучать, лениво наблюдая за приготовлениями к празднику. Другого на месте Кира Тимур бы уже к чему-нибудь припряг. Но Надиного василиска он предпочел не трогать без лишней надобности.
   - Кир, неужели это ты?
   Обернувшись на голос, Кир увидел Кассиль. Она стояла в длинном, обтягивающем точеную фигуру платье, томно глядя на Кира своими изумрудными глазами.
   - Не думала тебя здесь увидеть... - проворковала она.
   Кир пожал плечами. Ему, в отличие от Кассиль, сказать было нечего. Подружка Макса, так и не дождавшись никакой определенной реакции на свои слова, раздраженно поджала губы.
   - Что, Кир, так и будешь молчать?
   - А каких слов ты от меня ждешь? - поинтересовался Кир.
   - Мне кажется, что двое давних знакомых могли бы найти слова, встретившись после долгой разлуки...
   Кассиль все еще пыталась кокетничать, совершенно не понимая, почему испытанные неоднократно приемы отказываются работать. Кир был близок к тому, чтобы просто равнодушно отвернуться. Глаза Кассиль зло прищурились.
   - Что случилось? Это из-за нее? Из-за нее ты не хочешь теперь даже разговаривать со мной? Интересно, чем она тебя держит? Кир, может ты ослеп? Она же страшная! Хотя, если эта девчонка вечно таскается за тобой и твоим родственником, куда бы вы ни отправились, то я понимаю. В какой-нибудь глуши ее услуги действительно могут оказаться неоценимы! На безрыбье, как говорится...
   Кассиль хотела добавить еще что-то в том же духе, но так и застыла, забыв даже закрыть рот. Кир был очень вспыльчивым человеком, но Кассиль все-таки принадлежала к женскому полу, и лишь поэтому оставалась до сих пор цела и невредима. Одного взгляда Киру хватило, чтобы, испуганно охнув, Кассиль отступила на шаг назад. Ей показалось, что сейчас ее просто убьют.
   Макс появился как всегда некстати.
   - Что ты здесь делаешь? - прошипел он, исподлобья глядя на Кира. Рука Максима по-хозяйски легла на талию Кассиль.
   Не желая начинать драку, Кир, тем не менее, чувствовал, что очень близок к этому. Поэтому он просто развернулся и ушел от греха подальше. И даже притворился, что не слышит, как Макс бахвалится перед своей подружкой, дескать, он своим грозным появлением заставил Кира чуть ли не сбежать. Если Макс и был дураком, то не настолько, чтобы попытаться приблизиться к Наде в присутствии Кира. А именно это в данный момент и было важно. Портить праздник чьим-то расквашенным носом Киру не очень хотелось. Потом как-нибудь...
  
   Надя сама не представляла, как смогла дрожащими от волнения руками сделать такой ровный шов. Концерт уже подходил к концу, когда девушка появилась перед своими подопечными, облаченная в сценический костюм. Ее встретили радостно, и все же Надя сразу поняла, что девушки волнуются. Так же, как она сама перед своим первым выходом на сцену. К слову сказать, она всегда волновалась перед выступлением. Но сегодня, после всех переживаний, ей было просто некогда. К тому же надо было как-то ободрить остальных. А чтобы ее слова звучали убедительно, просто необходимо заставить зубы не стучать, как на морозе.
   - Ваш выход следующий! - сказал Тимур, подходя к собравшимся вокруг Надежды девчонкам.
   Надя в волнении сжала чью-то руку, и тут же улыбнулась, чтобы жест выглядел ободряюще, а не как хватание за последнюю соломинку.
   - Все будет хорошо! - произнесла она.
   Ей не поверили. В ответ тут же раздались испуганные возгласы:
   - Я ничего не помню!
   - Ой, я тоже! Я весь танец забыла...
   - И в голове какая-то каша!
   - Я не могу! У меня ноги дрожат!
   Надя искренне улыбнулась - все это совпадало с ее собственными ощущениями. Только в отличие от остальных она точно знала, что сможет. Вспомнит все движения, перестанет дрожать и волноваться, как только предстанет многочисленной публикой, собравшейся на площадке у сцены. И вдруг почувствовала, как по спине и плечам пробежал предательский холодок - там же будет Кир...
   Хор закончил петь, и Яса, заскакивая за кулисы, бодро крикнула Надежде:
   - Ну, давайте! Ни пуха...
   - К черту, - еле слышно ответила Надя. И обернулась с улыбкой чуть ли не в пол-лица к своим подопечным. - Ну, поехали!..
   Они вышли на сцену почти в полной темноте под бурные аплодисменты вежливой публики. Надежда ощутила привычную волну тепла, которая пробежала по телу от макушки до пяток, унося с собой страх. Осторожно скосила взгляд: весь "выводок" был на месте. И в обморок падать пока никто вроде не спешил. Раздались первые аккорды музыки и...
   Лучи прожекторов выхватили из темноты резкое стремительно движение, прыжок. В одно мгновение перед зрителями предстали, замерев в перекрещивающихся лучах тринадцать девушек, чем-то напоминающих древних воительниц - амазонок. Возможно, такой образ как нельзя лучше соответствовал Надиной задумке. И заводной, ритмичной и задорной музыке, под которую, казалось, невозможно усидеть на месте. Надежда улыбнулась, отмечая реакцию публики - нет, она не ошиблась. И девчонки ее, кажется, не подвели...
   Со сцены Надежда уходила как всегда наполовину оглушенная бушевавшим в крови адреналином, и поэтому о бурных овациях ей сообщили только за кулисами. Надя же сама ничего не слышала. Но Тимур пообещал в знак доказательства полного успеха Надиного номера предоставить ей видеозапись концерта. И вышел со своей партнершей на сцену. Как всегда, финальный номер не мог обойтись без Тимура.
  
   - Ну как? - осведомилась Надежда у счастливых девчонок, которые стояли вокруг, все еще возбужденно дыша и даже не пытаясь справиться с распиравшим изнутри ощущением всепоглощающего счастья.
   - Просто замечательно!
   - Супер!
   - Я даже еще хочу!
   - А я совсем не боялась! Сначала было страшно, а потом ни капельки!..
   Надежда вздохнула и тихо засмеялась. Есть люди, которые раз выступив на сцене, обязательно будут прилагать все усилия, чтобы вновь испытать эти неповторимые ощущения. Возможно, такими окажутся все двенадцать...
   После финальных поклонов, девушки, оживленно болтая, пошли в душ. Свежая и невероятно счастливая, Надежда надела свое розовое платьице и направилась к боковому выходу из здания, ведущему как раз к сцене. Пробираясь сквозь множество знакомых и незнакомых людей, с кем-то здороваясь, кого-то задевая локтем, кому-то улыбаясь, Надя искала глазами Кира. Это плохо у нее получалось, поэтому оставалось надеяться, что Кир найдет ее сам.
   - Надя!
   Девушка обернулась.
   - Ну как, Тимур, доволен концертом? - спросила она.
   - Еще бы! - танцор и впрямь весь просто светился от счастья. - Да, Надя, ты молодец! Ваш номер прошел "на ура"! Мне очень понравилось. И зрителям.
   - Спасибо, - Надя попыталась скромно опустить глаза, но только рассмеялась. Похвала действительно была заслуженной.
   - Кстати, раз уж мы не танцевали вместе на сцене, - произнес Тимур, - то позволь пригласить тебя на танец... - Тимур вдруг осекся и, неловко улыбнувшись, продолжил: - ... чуть попозже... да... Все. Я пошел. Удачи!
   Надя недоумевающе посмотрела ему вслед, но потом догадалась обернуться. И оказалась буквально лицом к лицу с Киром. Он молча приобнял девушку, не утруждая себя официальным приглашением на танец.
   - Интересно, скольких еще сюрпризов мне ждать от тебя, лисенок?
   Ответом ему был звонкий смех.
   - Значит, тебе понравилось?
   Кир улыбнулся уголками губ. Но его молчаливость не стала помехой для Надежды, которой теперь просто необходимо было разговаривать, смеяться, делиться переполнявшим ее счастьем.
   - Как хорошо! - прошептала она. - Знаешь, там, за кулисами, у меня просто коленки подгибались от страха, а теперь мне снова хочется танцевать... Ты же не торопишься, да? Это хорошо. Мне так не хочется уходить. Кир, я сегодня просто пьяная от счастья. А Стен где?.. Замечательный вечер. Представляешь, у нас все получилось! Здорово, да?!..
   Кир слушал ее веселую болтовню, даже не пытаясь вставлять какие-то реплики или отвечать на вопросы. Надя и сама со всем справлялась. Минут через пять Надежда замолчала, переводя дыхание. Потом лукаво взглянула на Кира.
   - Ты так и не дал Тимуру со мной потанцевать!
   Кир пожал плечами.
   - За тобой глаз да глаз нужен. Не помню, чтоб Тимур помешал тебе вчера выпить отравленное шампанское.
   - Ничего, об этом можешь больше не волноваться! - Надя махнула рукой. - Больше такого не повторится.
   - Ты что-то узнала по этому поводу? - насторожился Кир.
   - Ага, - охотно подтвердила Надежда. - Теперь я знаю, кто это сделал.
   - Кто?
   - Этого я не могу сказать, но...
   Надя виновато закусила губы, глядя, как Кир на глазах превращается в злобного василиска, которому ничего не стоит вот прямо сейчас испепелить ее взглядом, или даже слопать, чтоб уж наверняка.
   - Надя, - медленно произнес Кир, и его голос был настораживающе спокойным, - неужели ты будешь покрывать человека, подстроившего тебе такую гадость?
   - Кир, я... Я, правда, не могу сказать. Я уверена, что подобное больше не повторится. А если... если все узнают, этому человеку будет очень плохо.
   - А то, что ты в невменяемом состоянии оказалась ночью одна на дороге - это разве не плохо? - на этот раз в голосе Кира девушке почудилась угроза. И Надя всерьез испугалась, не за себя, конечно, а за Лену. И за Тимура, которому в случае чего и достанется за все проделки его партнерши.
   - Кир, ты прости меня, пожалуйста, но я тебе не скажу. Надо дать человеку еще один шанс...
   - Довести дело до логического завершения?
   - Нет! Исправиться! Кир, тут, правда, не все так серьезно, как ты думаешь! Просто кое-кто совершил большую глупость, и уже, наверное, жалеет об этом.
   Кир, хмуря брови, смотрел на девушку тяжелым взглядом. Он явно не склонен был верить Надиным рассуждениям. Девушка, по его мнению, сама делала большую глупость, выгораживая неизвестного злоумышленника, кем бы он ни был. Может, Надя просто боится драки? Но ведь он не дикарь, может и окончания праздника подождать. Потом сам разберется, что к чему. И все же девушка продолжала спорить, упрямо не желая слушаться и делать так, как ей говорят. Кир сначала очень сильно рассердился, но потом, глядя в бесконечно виноватые Надины глаза, отчего-то смягчился.
   - Хорошо, Надя, делай, как знаешь. Сегодня я не буду возражать, - и, услышав вздох облегчения, вырвавшийся у девушки, тут же добавил. - Но учти, если ты и дальше будешь продолжать со мной спорить и не слушаться, мне придется пойти на самые крайние меры.
   Надя подняла на Кира полный веселого любопытства взгляд, и Кир вздохнул, чувствуя некоторую досаду: Надя даже не испугалась, и кажется не верила, что у Кира хватит фантазии придумать нечто такое, что бы действительно обеспечило ее беспрекословное послушание. Но обижаться на девушку по этому поводу Кир не собирался - праздник все-таки.
  
   Тяжелые капли дождя, внезапно обрушившиеся на головы танцующих, вызвали у Нади счастливую улыбку. Она любила дождь. К тому же мокнуть в приятной компании было очень даже весело. А компания была не только приятная, но и многочисленная. Кир тоже улыбнулся.
   - Беги к навесу, - сказал он, сам бросившись помогать ребятам затаскивать в укрытие длинные столы с остатками праздничного фуршета.
   Вместе с толпой весело визжащих девушек Надежда забралась под широкий навес, почти полностью опоясывавший здание театра. Но народу было много. Девушка оказалась почти с краю, и брызги от разбивающихся о гладкую плитку капель летели на ее ноги. Она попыталась отойти на шаг вглубь, потеснив тех, кто более удачно спрятался от дождя, и тут почувствовала, как чьи-то руки сомкнулись на ее талии. Эти руки она узнала сразу, и, запрокинув голову, весело улыбнулась Киру. Вода с его темной пряди капнула Наде прямо на нос. Девушка смешно фыркнула, а Кир рукой отвел со лба мокрые волосы. Чувствуя себя по-настоящему счастливой, Надежда снова отвернулась, глядя на расходящиеся по вмиг образовавшимся лужам круги, и сильнее прижалась к Киру, от которого, несмотря на насквозь промокшую рубашку, исходило приятное тепло.
   Они смотрели на пронизываемое упругими нитями дождя небо, яркий, дробящийся в каплях свет фонарей и разноцветных лампочек на украшенной сцене. Слушали приятный и такой умиротворяющий шум теплого летнего дождя. Кругом была куча народу. Они все стояли довольно тесно, не желая прятаться в помещении. Кир удивился, насколько хорошо и уютно можно чувствовать себя в окружении толпы малознакомых людей. Это было совершенно непривычное ощущение. Все вокруг улыбались, шутили, не обращая внимания на то, что кого-то видели в первый раз. Под навесом стоял веселый гомон, почти не перекрываемый шумом падающей с неба воды. Кир наклонился, притронувшись губами к виску стоявшей перед ним девушки. Надя в ответ по-кошачьи потерлась затылком о его грудь.
   В этот момент Максим, к вящему неудовольствию Кассиль не спускавший пристального взгляда со счастливой пары, решил, что ни за что не расскажет Константину, что Надя не его сестра. Если уж ей так нравится общество Кира, то ему, Максу, нет больше никакого дела до этой девушки. Он ведь не втягивал ее в неприятности. Так что пусть теперь сама и выкручивается.
  
   Спустя полчаса капли поредели, а затем дождь и вовсе прекратился. Вымокшие и не успевшие толком высохнуть люди начали расходиться по домам. Настроение было прекрасное. Не вызывало сомнений то, что многие продолжат гулять друг у дружки в гостях.
   Поискав взглядом Тимура и не найдя, Надежда пошла вместе с Киром к припаркованному неподалеку автомобилю. Когда они забрались внутрь, Кир тут же включил обогрев. После дождя стало немного прохладно, и Надежда, зябко поежившись, тут же подлезла под струю теплого воздуха. Она скинула мокрые босоножки, поставив ноги на жестковатый коврик перед сиденьем. Платье медленно начинало высыхать.
   Кир не спешил трогаться с места. Положив локоть на спинку своего сиденья, он смотрел на Надежду, довольно ерзавшую в кресле. Надя заметила его взгляд и повернулась, тут же смущенно покраснев.
   - Тебе тоже надо погреться, - прошептала она, - ты же весь мокрый.
   Кир не ответил. Тогда Надежда потянулась к регулятору на обогревателе, чтобы перенаправить поток теплого воздуха на своего спутника, но Кир перехватил ее руку. Спрятав Надину ладонь в своей, он положил ее к себе на колено, разглядывая тонкие пальчики, отчего-то испуганно вздрогнувшие.
   Надежда убрала руку, и Кир усмехнулся.
   - Домой? - спросил он.
   - Поехали, - ответила Надежда. - Правда домой что-то не хочется. Если б можно было просто куда-нибудь поехать...
   Автомобиль тронулся с места. Девушка отвернулась к окошку, и Кир все внимание уделил мокрой и темной трассе, на которую вскоре вывернула их машина. Проехав минут пять по шоссе, Кир свернул там, где в траве виднелись две колеи от колес автомобилей, довольно часто заворачивавших сюда, и остановил машину на берегу небольшого, но довольно живописного озерца. Небо немного прояснилось. В темной глади отражались звезды и тонкий серп месяца. Заглушив мотор, Кир обернулся к Надежде... и чуть не застонал. Прислонившись к боковой дверце, девушка тихо дремала. Кир осторожно опустил спинку ее сидения до почти горизонтального положения, и Надя, подогнув ноги, устроилась поудобнее. В багажнике Кир нашел какое-то покрывало, на первый взгляд довольно чистое, и прикрыл им тут же благодарно засопевшую девушку. А сам пошел к берегу. Трава была сырой, поэтому Кир лишь присел на корточки. Подняв с земли какой-то камешек, Кир повертел его в руках, но бросать в воду не стал. Вскоре небо снова затянуло тучами, и начало моросить. Кир вернулся в машину, раздумывая, ехать ли домой.
   Отчего-то не хотелось...
   Послышался какой-то невнятный звук. Надежда что-то рассказывала во сне, но Кир, сколько не прислушивался, слов так и не разобрал. По-видимому, снилось девушке нечто очень беспокойное, потому что она завертелась и, тихо охнув, открыла глаза. Потом закрыла и снова открыла. И изумленно потерла их кулачкам.
   - Проснулась? - тихо поинтересовался Кир.
   - Апчхи! - сказала Надя.
   - Простыла таки.
   - Нет, я просто... Чхи! Ой! Наверное, чуть-чуть.
   Кир потянулся к вместительному бардачку и вынул оттуда небольшую флягу.
   - На, глотни.
   - А что это?
   - Как раз для подобных случаев...
   Надежда доверчиво сделала большой глоток, и тут же глаза ее просто полезли на лоб. Это что-то имело приятный привкус, напоминающий какие-то травы, но было слишком крепким. Закашлявшись, девушка еще минуту не могла прийти в себя, но потом почувствовала, как по телу разливается приятное тепло.
   - Спасибо, - сказала она. - Кстати, а где это мы?
   Надежда выглянула в окно. Фары были погашены, поэтому в темноте, усугубленной плотно закрывшими небо тучами, не увидела почти ничего.
   - Тут рядом небольшое озеро. Мы обычно проезжаем его по дороге домой, - пояснил Кир.
   - А-а-а, - протянула Надежда. - А как мы здесь оказались. А-то я не помню. Кажется, я все проспала.
   - Это точно, - согласился Кир. - Тебе ведь не хотелось ехать домой, и я решил, что...
   Он не договорил. Что-то в Надиных глазах заставило его изумленно замолчать.
   - Кир, - выдохнула она, - спасибо! Я... Я даже не знаю, что сказать.
   - Ничего не говори, - посоветовал Кир.
   На этот раз Надежда послушалась и, протянув руки, просто обняла его. Некоторое время Кир и сам изумленно молчал, видимо не совсем понимая, за что удостоился такой благодарности. Ну, привез девушку посреди ночи на берег озера, ну захотелось ему в кои-то веки романтики... Правда Надя все равно заснула совершенно некстати. Да какая в принципе разница! Кир почувствовал, как Надины пальцы гладят его все еще влажные волосы. Затем девушка отстранилась и, посмотрев ему прямо в глаза, еще раз сказала:
   - Спасибо.
   - Не стоит, - усмехнулся Кир. - У меня были самые корыстные цели.
   - Какие это? - удивилась Надежда.
   - А об этом, лисенок мой, тебе пока знать не надо.
   Девушка улыбнулась и вдруг снова чихнула.
   Кир покачал головой:
   - Поехали домой.
   Надя кивнула и, подняв спинку сидения, уселась, завернувшись в покрывало, словно нахохлившийся воробей.
   В предрассветных сумерках Надежда и Кир, похожие на мокрых, растрепанных птиц, вылезли из автомобиля и вошли в распахнувшуюся перед ними дверь лесного дома. Надежда, выпив горячего чаю на кухне, сразу пошла спать. Вернее, досыпать, потому что утро неумолимо приближалось.
   Просыпаться совершенно не хотелось. Надежда не открывая глаз, глубоко вздохнула, внезапно ощутив, что кроме аромата влажного леса, проникающего сквозь открытую форточку, в комнате присутствует еще какой-то очень знакомый терпковатый запах. Девушка повернулась и, взмахнув ресницами, удивленно и с восхищением уставилась то, от чего этот запах исходил. На столе в стеклянной банке стоял внушительных размеров букет белоснежных хризантем. Причем, самых настоящих. Ничем не отличимых от тех, что выращивали на Надиной родине.
   Девушка еще некоторое время неподвижно лежала, глядя на это чудо, а потом встала и осторожно потрогала нежные лепестки.
  
   - Доброе утро! - сказала Надежда, входя на кухню. Когда Стен ответил ей, девушка сразу поинтересовалась: - А где Кир?
   - Ушел. Будет, думаю, ближе к вечеру.
   - Ясно, - улыбнулась Надежда. Утро, несмотря на свою пасмурность, начиналось как нельзя лучше.
   Расправившись с завтраком, Надя сказала Стену, что поедет в Лесное.
   - Понимаешь, сегодня последний день летних каникул. Завтра Яса уже будет учиться. Так что она просила, чтобы я к ней заехала, хоть ненадолго.
   Стен кивнул, и Надежда вскоре вышла из дома и неспешно потопала через лес к трассе. Кругом царил неповторимый и такой с детства знакомый запах влажной листвы и коры. День не спешил проясняться, поэтому было еще сыро и немного грязно. Ввиду этого Надежда нацепила брючки и мокасины - и удобно, и особо не запачкаешься.
   Яса уже ждала подругу. Надя не горела желанием заходить в дом, потому что там была мама Ясы, которая Надю, мягко говоря, недолюбливала. Поэтому девушки вышли на улицу и пошли вдоль мокрых дорог куда глаза глядят, просто гуляя по поселку. Затем Яса прошлась по магазинам и накупила столько всего впрок, что они с Надей шли, словно навьюченные мулы. Совершенно уставшие, девушки подошли к дому Ясы. Надежда сгрузила все пакеты на крыльцо.
   - Я к Тимуру ненадолго. Ты со мной?
   - Нет, Надя, я так устала, - пожаловалась Яса.
   - Я всего на полчасика. Давай ты пока отдохнешь, заодно и все покупки в дом затащишь, а я быстренько сбегаю - туда и обратно. Хорошо?
   Яса кивнула и открыла дверь. Надежда вышла за калитку и пошла по улице, о чем-то задумавшись. Возможно, о белых хризантемах...
  
   - Добрый день, девушка!
   Надя остановилась, как вкопанная. На нее смотрели трое парней, уже знакомые ей. Это они угрожали тогда Максу расправиться с его сестрой, если он чего-то там для них не сделает. Не собираясь гадать, удовлетворил ли Максим их требования, Надежда выхватила пистолет. Не ожидавшие такого, парни замерли. Но к неудовольствию Надежды, страха на их лицах не появилось. Надя сжала зубы. Если они попытаются напасть, ей всерьез придется отстреливаться.
   В какой-то момент Надежда вдруг вспомнила, что в прошлый раз ребят было четверо. Одного из них, стриженного "под горшок", как раз не хватало. Едва Надя успела об этом подумать, как сзади ее схватили сильные цепкие руки, направляя ствол ее пистолета в землю. Надежда попыталась вырваться, уже понимая, что на этот раз ей так просто не дадут уйти.
  
  

Глава 5

  
   Солнце уже существенно клонилось к закату. Кир сидел за столом, вертя в пальцах маленькую черную коробочку. Надежда все еще не вернулась из Лесного. И вряд ли стоило ждать ее раньше сумерек. Хотя, если б девушка слушалась его так же, как и Стена, Кир бы наказал ей возвращаться домой раньше, до темноты во всяком случае. Но сказать такое Наде сейчас он не мог - сочтет за дискриминацию.
   Когда блики заходящего солнца на светлой столешнице приобрели ярко-алый оттенок, Кир вдруг почувствовал странную тревогу. Нет, конечно, есть еще последний автобус, но... Кир почему-то решил, что непременно отправится сейчас в Лесное. Он сунул коробочку в карман и вышел в гостиную.
   - За Надей? - спросил Стен глядя, как Кир берет с тумбочки ключи от машины.
   Кир ответил Стену мрачным взглядом и молча кивнул.
  
   Яса уже просто не знала, что и думать. Прождав подругу часа полтора, она сбегала к Тимуру, и узнала лишь, что Надя в театре так и не появилась. Это было более чем странно. Яса не допускала мысли, что Надежда намеренно ей соврала. Следовательно, что-то произошло.
   Яса в смятении вернулась домой, все еще лелея надежду застать там вернувшуюся подругу. Естественно, этой надежде не суждено было оправдаться. Зато, мельком глянув на почтовый ящик, Яса увидела, что из него как нарочно, чтобы сразу заметили, торчит угол белого конверта. Девушка вытащила его, подивившись, откуда он мог бы здесь взяться, если почтальон обычно только по утрам ходит. Конверт был без марок, без адресов, только имя получателя стояло: Максиму Славину. И приписка рядом: срочно. Яса пожала плечами и собиралась уже отнести конверт в дом, чтобы, как и всю обычно корреспонденцию, кинуть на столик в гостиной, но тут заметила, что с противоположной стороны улицы к дому подходит ее брат.
   - Держи, это тебе, - сказала Яса, когда Максим подошел.
   Взяв из рук сестры конверт, Макс с некоторым недоумением повертел его в руках, а затем быстро открыл. Яса как правило не интересовалась чужими письмами, но это было уж очень необычным. Поэтому девушка самым наглым образом заглянула брату через плечо.
   Макс держал в руке небольшой лист бумаги, на котором было выведено всего несколько строк: "Если хочешь увидеть ее живой и невредимой, приходи на место. И побыстрее."
   - Чепуха какая-то, - сказал Максим, комкая бумажку. Он заметил, что сестра подглядывала. И это было очень некстати, особенно если эти строки значили именно то, что Макс подумал.
   - Нет, не чепуха! - вдруг возразила Яса. - Максим, знаешь, Надя пропала. Мы с ней ходили в магазин, а потом она пошла к Тимуру. Я ее ждала, ждала, и отправилась разыскивать. Оказалось, что у Тимура Надя не была. Ее вообще нигде нет.
   - При чем тут твоя Надя, - раздраженно бросил Макс и направился к крыльцу.
  
   Надя пыталась вырываться до тех пор, пока не поняла, что из этого все равно ничего не выйдет. Смиряться с таким положением вещей было неприятно, но девушка решила пока не падать духом. Неизвестно, зачем она понадобилась этим четверым.
   Глаза Надежды были завязаны, поэтому определить, куда они едут, Надя не могла. Машина так долго петляла и, если Надежда рассудила правильно, так и не вышла на знакомое девушке шоссе. Ехали не очень быстро по неровной дороге. Иногда Надежда слышала скрежет веток по крыше и стенкам, из чего заключила, что автомобиль сейчас двигается по ухабистой и неширокой лесной просеке.
   Прошло минут сорок, наверное, когда автомобиль остановился. Хотя во времени девушка могла и ошибаться. Зато повязку с ее глаз сняли. Надежда огляделась.
   Они стояли на небольшом поле, где помещался лишь один космический корабль, почти полностью готовый к старту. Людей видно было мало. Лишь пару человек у трапа, да еще трое шастали неподалеку.
   Девушку подвели к трапу и посадили на нижнюю ступеньку, предварительно проверив, надежно ли связаны ее руки.
   - Ну что ж, теперь молись, чтобы твой братец пришел вовремя, - бросил Константин, поднимаясь в корабль.
   Надежда от удивления чуть не лишилась дара речи. Прозрение пришло почти сразу. Значит, ее по какой-то нелепой случайности приняли за сестру Макса. Девушка нахмурилась, пытаясь теперь сообразить, где здесь минусы, а где - плюсы. Итак, Яса теперь в безопасности. По крайней мере, пока похитители не поняли свою ошибку. Это хорошо. Но корабль, по всей видимости, скоро стартует. Если Максим успеет, то ее отпустят раньше, чем откроется обман, а если... Вдруг Надя почувствовала, что ей становится как-то очень неуютно. И почему это она решила, что Максим попытается ее спасти? Она же ему не сестра. Можно даже сказать, что они враги. Но ведь должна же быть у этого человека хоть какая-то совесть! Надежда попыталась подвигать руками - ничего. Веревки слишком крепко перехватывали запястья. Тогда девушка сосредоточено поискала глазами что-нибудь острое. И, в конце концов, пристроилась у перил трапа, пытаясь перетереть о них веревки. За этим занятием ее чуть было не застукали двое появившихся изнутри человек. Одним был Константин. Второго Надя не знала, но зато он с удивлением воззрился на сидящую практически у его ног девушку.
   - Эй, Костя, а это вы кого привели?
   - Макса Славина сестра, - ответил Константин. - Теперь ее братишка сюда быстро явится.
   - Чёй-то вы путаете.
   Незнакомец наклонился и пристально посмотрел Наде в лицо. Девушка ответила ему крайне недоброжелательным взглядом.
   - Нет, эту девчонку я знаю, видел пару раз. - произнес мужчина. - И никаких братьев у нее нет. Это Надежда Орлова с Древней Земли.
   - Кто-кто? - озадачено переспросил Костя.
   - Орлова. Насколько я помню, она у Стена живет. Вместе с ним и с его племянником, капитаном какого-то военного корабля.
   Как и следовало ожидать, Стена тут тоже все знали. Теперь Константин пристально вглядывался в лицо своей заложницы. Имя Надежды Орловой ему ни о чем не говорило, но вот ее "опекуны"... Этих знали многие. Константин раздраженно сплюнул и, грубо схватив девушку за подбородок, рявкнул:
   - Это правда? Правда, я тебя спрашиваю?!
   Надя приподняла бровь, но продолжала молчать.
   - Точно она, - сказал все тот же незнакомец.
   Тогда Константин, оттолкнув девушку к перилам, махнул рукой кому-то. Подошли уже знакомые Наде трое парней. Главарь быстро обрисовал им ситуацию, и, вытащив сигарету, закурил. Остальные молчали, ожидая хоть какого-то резюме.
   - Итак, если это не сестра Макса, то он, скорее всего, не явится за ней, так что стартовать придется без него, - начал Константин. - Плохо, я знаю, но ничего не поделаешь. Спохватились поздно. Далее... Эта девчонка не просто опасный свидетель. От нее надо избавиться раз и навсегда. Есть только два варианта...
   - Прирезать, и дело с концом, - сказал белобрысый.
   Надежда вздрогнула, ощутив волну леденящего душу страха. Но она, как всегда, надеялась на чудо.
   - Или забрать с собой и продать вместе с остальным грузом на плантации, - закончил Константин.
   - Много не дадут... Хотя, тоже дело.
   - Вот именно. А труп и найти могут. Лучше забрать. На Марине ее уже никто не найдет.
   Значит, ее собираются везти на Марину. Надежда почувствовала какое-то тупое раздражение. И мысленно поставила все происходящее в вину Максиму. Если б не он! И ведь не подумает, небось, поставить в известность обо всем Кира или Стена. Надежда стиснула зубы, ожидая окончательного исхода разговора. Девушка уже была уверена, что убивать ее никто не будет. Это и было маленькое чудо, одно из тех, которые происходят как раз тогда, когда их ждешь. Но на большее надеяться вряд ли приходилось. Итак, похоже, придется теперь лететь на Марину. Что ж, не все чудеса сразу. Ее будут искать и, в конце концов, обязательно найдут. В этом Надежда была уверена.
  
   Уже погасли последние лучи, когда Кир подъехал к дому семейства Славиных. Он был уверен, что не разминулся с Надеждой - автобуса еще не было, и на дороге никаких пешеходов Кир тоже не встретил. Дело оставалось за малым - постучать в дверь этого дома. Киру непросто было это сделать, но другого выхода не находилось. Он вошел в калитку и решительно постучал.
   Дверь открыла Людмила Славина. И не сразу поняла, кто перед ней.
   - Здравствуйте, - сказал Кир.
   Женщина, узнав его, бросила недоброжелательно:
   - Максима нет.
   Она попыталась закрыть дверь, но Кир успел задержать ее.
   - Людмила Владимировна! Подождите пожалуйста. Скажите, Надя у вас?
   - Нет, - коротко ответила женщина и закрыла дверь.
   Кир не двинулся с порога. Он понимал, почему мать Максима, хорошая, в сущности женщина, так неприязненно к нему относится. Но ему надо было поговорить с Ясой. Он уже поднял руку, чтобы постучать еще раз, но тут дверь сама распахнулась. На пороге появилась Яса. По выражению ее лица и широко распахнутых светлых глаз Кир сразу понял, что случилось нечто серьезное.
   - Кир! Хорошо, что ты пришел!
   На одном дыхании Яса рассказала, чуть ли не крича от волнения, все, что смогла. И про то, как Надя внезапно пропала неизвестно куда, и о странном письме, которое получил Максим, но почему-то не придал ему значения. На ее голос сбежались все обитатели дома, то есть Людмила Владимировна и Мирослава. Кроме Максима, разумеется.
   - Яса, что ты такое говоришь! - закричала на девушку мать. - При чем тут Максим?
   - Где он? - тихо спросил Кир у Ясы.
   - У себя в комнате, кажется, - ответила девушка.
   Кир поднял глаза и с легким укором взглянул на мать Ясы. Значит, она его обманула, и Макс попросту прячется. А если прячется, значит... Кир решительно двинулся к крыльцу.
   - Пропустите.
   Людмила Славина также решительно встала перед дверью.
   - Ни за что!
   Кир еще несколько мгновений пытался сообразить, как же уговорить эту женщину впустить его, но потом вдруг сорвался с места и скрылся за углом дома. И тут же все услышали громкий грохот. Яса первой сообразила, что Кир решил пробраться внутрь если не через дверь, то через окно. И, скорее всего, запрыгнул прямо в комнату Макса. Благо, окна летом почти все время были открыты. А вот грохот... грохот не прекращался. И тут уже все поняли, что там, внутри идет драка.
  
   - Не знаю! Я ничего не знаю!
   - Не правда!
   Кир прижал Максима к стене, не давая тому вырваться. Макс все еще пытался прикинуться, будто он вообще ничего не понимает. Выхватив пистолет, Кир приставил его к виску Максима:
   - Говори!
   Тут же раздался испуганный вопль матери Максима, отворившей дверь и узревшей свое чадо в таком бедственном положении. Кир сжал челюсти. Ему нужна была информация. Потом, может быть, он попросит прощения у этой женщины, но сейчас надо найти Надю, пока с ней что-нибудь не случилось.
   - Хорошо, хорошо! - Максим поднял к лицу руки, словно защищаясь, медленно при этом сползая на пол.
   Кир выдохнул, надеясь, что теперь можно будет как следует расспросить обо всем, но...
   - Убери руки от моего сына!
   Мать Максима с какой-то доской в руке бросилась на него. Кир едва успел пригнуться и отскочить. Угрожать пистолетом ни в чем не повинной женщине он не мог, поэтому спрятал оружие.
   - Мне надо всего лишь с ним поговорить!
   - Нет! - Людмила Славина встала возле поднимавшегося с пола Макса. По ее глазам было понятно, что в обиду она сына не даст.
   - Я ничего ему не сделаю. Пусть скажет, где Надя.
   - Нет! - женщина не отступила ни на шаг. Макс, в буквальном смысле прятавшийся за ее юбкой, наконец выпрямился. Он как никто другой понимал, что лучше ему объясниться с Киром сейчас - чем раньше, тем лучше.
   - Мам, оставь нас, - сказал он.
   - Никуда я не уйду! Пусть только попробует...
   - Мама! - подбежала Яса. - Мама, ну пожалуйста, пусть поговорят! Как ты не понимаешь, ведь Надя в опасности! А Максим знает, где она.
   В конце концов, общими усилиями Людмилу Славину уговорили выйти из комнаты. Кир понял, что Максиму совершенно не улыбалось рассказывать что либо в присутствии родных.
   Опустившись в кресло, Максим какое-то время собирался с мыслями.
   - Ее забрали одни ребята... - сказал он наконец. - Короче, я с ними познакомился случайно. Тогда у главного из них, Кости, созрела идея как подзаработать. У них был корабль - не очень добротная посудина, но небольшие перелеты кое-как выдерживает. Так вот. На ней Константин уже какое-то время перевозит каторжников на Марину. И перепродает их владельцам тамошних плантаций.
   - Каторжников? - Кир удивленно приподнял бровь. До сих пор "Буревестник" сопровождал немало рейсов на эту планету. Корабли везли вольнонаемных рабочих. Но чтоб каторжников?
   - Там на некоторых плантациях используют подневольный труд, - пояснил Максим. - Причем эти каторжники тоже не просто... Короче, есть такая система, в настоящее время довольно налаженная, когда заключенных, у которых не осталось никаких родственников, чаще осужденный на смерть или на пожизненное, продают так называемым "паромщикам". А те в свою очередь переправляют товар на Марину.
   - Надя... - напомнил Кир.
   Максим вздохнул, понимая, что, несмотря на его чистосердечное признание, драки все равно не миновать.
   - Те ребята хотели, чтобы я участвовал. У них выбыл один. Погиб, кажется. Новых людей в свои дела они посвящать не хотят, а я в курсе всего этого. Но я не захотел снова с ними связываться.
   - Зачем им Надежда?
   - Меня шантажировали, мол, если я не соглашусь, то что-нибудь сделают с моей сестрой. Но по какой-то случайности, возможно потому, что Надежда слишком много тут ошивается, они приняли ее за мою сестру.
   - Где она?
   Максим обреченно вздохнул.
   - Сегодня они собирались стартовать. Наверное, Надю прихватили с собой.
   - Что? - прорычал Кир, хватая Макса за грудки. - Где? Откуда они стартуют?
   - Я могу показать, - пробормотал Максим, а затем совсем тихо добавил - но... они уже стартовали.
  
  

Глава 6

  
   - А это что такое?
   Бен запустил пальцы в пышную почти седую бороду и задумчиво пошевелил губами. Это был высокий, крепкий человек, с огрубевшим под жарким солнцем Марины лицом. Он поправил широкополую шляпу, прикрывая глаза от слепящих лучей, и, протянув руку, повертел за подбородок лицо злобно смотревшей на него девушки.
   - Дохлая какая-то.
   - Потому за нее мы и просим немного.
   - Какая разница. Марная трата денег.
   - Поторговаться хотите? - усмехнулся Константин.
   - Отчего ж нет, - согласился Бен. - Дам треть того, что вы просите. Она все равно долго не протянет. Морока одна...
   - Зато молодая.
   Бен повел плечом. В женщинах особой нехватки не было. Но большинство из них были крепкими, способными к тяжелой работе под палящим солнцем Марины. А эта мало того, что дите дитем, так еще и явно с характером. Конечно, случалось, и не таких обламывали, но взгляд серых глаз стоявшей со связанными за спиной руками девушки Бену сразу не понравился.
   - Это последняя цена. Больше не дам, - подытожил он.
   Константину ничего не оставалось, как согласиться. Он радовался лишь, что догадался запросить побольше. И все же раздраженно сплюнул, едва Бен отвернулся - платит же не из своего кармана, из хозяйского, а торгуется, словно на свои кровные...
  
   Рей Роккарт, один из надсмотрщиков, неспеша объезжал плантацию цимуса в сопровождении двух помощников. Бойд Гарт и Макар Вешин - оба здоровые, довольные жизнью ребята, громко переговаривались между собой, обсуждая последние новости.
   Вчера пришла солидная партия каторжан. Рей тогда брал внеочередной выходной, и потому он еще не видел новое приобретение хозяина. Надсмотрщик зрительно помнил почти всех, работавших на этой плантации. И теперь, встречая по дороге кого-то из вчерашней партии, старался тут же запомнить. Номера им пока не поставили, поэтому Рей лишь разглядывал лица, фигуры, определяя выносливость.
   Роккарт работал надсмотрщиком на плантациях цимуса уже два года, получая очень приличное по меркам Новой Земли жалованье. Он собирался вернуться на родину состоятельным человеком. Зачем? Над этим вопросом Рей как-то не задумывался. Или старался не думать.
   Не думать вообще приходилось о многом. Например обо всех этих людях, работающих почти без передыху, не разгибая спины большую часть суток. Рей говорил себе, что большинство из них - воры и убийцы, в основном приговоренные к самым суровым мерам наказания - смертной казни и пожизненному заключению. Но он, как никто другой, знал, что часто появляются просто люди, попавшие в тюрьму за мелкий проступок, и оказавшиеся здесь, на Марине, лишь по той причине, что не было никого на целом свете, кого бы заинтересовала их судьба. Так, месяц назад, здесь появился мальчишка лет шестнадцати. Мелкий воришка. Круглый сирота. Почему его отправили на корабль - до сих пор оставалось для Роккарта полнейшей загадкой. Может потому, что мальчик был крепкий, выносливый. За все время Рей не заметил, чтобы он отлынивал от работы. Разве что, бывает, замечтается иногда и сидит подолгу без движения, пока не окрикнут его. Зная, где работает мальчишка, Рей приближался к этому участку нарочито громко разговаривая: либо мальчишка сам услышит и вернется в реальный мир, либо кто из каторжан окликнет. Потому что Рея боялись, и надсмотрщик не мог позволить себе поблажек даже по отношению к мечтательному пацаненку.
   - Вчера трех баб привезли, - услышал Рей за спиной голос Бойда. - Ух там одна, чернявая...
   - Четырех, - поправил его Макар.
   - Да? Не заметил чёй-то, - Бойд потер рукой колючий подбородок. - А... Точно, там еще девчонка какая-то. Ну, так ту вообще неясно на кой черт привезли. Может, не для той работы, а?
   - Да нет, вон она, - ответил Макар.
   Рей, как всегда внимательно прислушивавшийся к незатейливой вроде, но иногда довольно информативной болтовне своих помощников, тоже посмотрел в том направлении, куда указывал Макар.
   Действительно, тут было, чему удивляться. Едва не утопая в обычной для женщин этой плантации одежде - широкой темно-красной юбке и заправленной под резинку белой блузе, посреди зарослей цимуса стояла, склонившись с ножом над очередным подлежащим уборке побегом, какая-то несуразная фигурка. Она действительно была слабовата для такой работы. Правда, вряд ли за нее выложили приличную сумму, но Рей сразу же засомневался в целесообразности такой покупки. Он подумал, что, возможно, эта девушка была одной из тех, кто попал сюда лишь по причине полного отсутствия родственников. Но, проезжая мимо, успел заметить быстрый, внимательный взгляд из-под бровей: цепкий, холодный, расчетливый... И решил, что она здесь все же не случайно.
   В нескольких шагах от нее трудился мальчишка. В этот раз никому не пришлось возвращать его к действительности окриком. Проводив взглядом удалявшихся надсмотрщиков, он тихо спросил у новенькой:
   - Ты из вчерашних?
   Девушка кивнула.
   - Хочешь, я тебе лоскутков добуду? Примотаешь на ладони, - посоветовал мальчик. - Легче будет.
   Надя посмотрела на свои ладони, вздувшиеся волдырями и изрезанные жесткими листьями. Она уже понимала, что к вечеру там будет сплошное кровавое месиво. Но прекращать работу до обеда было нельзя. Поэтому руки двигались на автомате, и пока Надежда непрерывно бралась за покрытые резучими листьями побеги, боль как-то не приходила. Зато стоило остановиться хоть на минутку... Поэтому Надя не останавливалась.
   - Спасибо, но не надо, - ответила девушка. - А-то тебе самому еще влетит. Я лучше если что от юбки отрежу. Все равно длинновата.
   - Лучше тогда я вечером тебе принесу, когда работать закончим. Я знаю, где тут всякое тряпье лежит. Ты только от одежды не вздумай отрезать. За это тебе знаешь как достанется!
   - Хорошо.
   - Меня Тёмой зовут, - неожиданно сказал мальчишка. - Ты если что надо, меня спрашивай. Договорились?
   - Договорились, - улыбнулась Надежда.
  
   Следующий день показался Надежде сущим кошмаром. Накануне она еле-еле доползла до своего матраца, так и не успев толком ни о чем подумать. И тут же провалилась в глубокий сон. А проснулась с мучительной головной болью и опухшими, не желавшими слушаться, кистями рук. Смотреть на ладони было просто страшно и противно. Глубокие порезы кое-где затянулись рвущейся от каждого неловкого движения коркой и сочились сукровицей. Надежда, кое-как одернув одежду, выбралась на улицу, и поползла вслед за остальными женщинами, ночевавшими в том же бараке. Проходя мимо чана с водой, она пару раз сбрызнула лицо и, стараясь не двигать кистью, провела рукой по волосам, убирая со лба упрямые пряди.
   Женщины получали свою миску с кашей и садились кто где на землю. Увидев, чем ей предлагают позавтракать, Надя едва не скривилась. Но голод уже давал о себе знать. И поэтому девушка все же попыталась дошкрябать липшую к стенкам кашу до дна. Остальные ели вроде даже с аппетитом. Что ж, человек ко всему привыкает. Задачу нимало осложняло еще и то, что ложка упрямо вываливалась из руки. Но в конце концов Надя и с этим справилась.
   Во время короткого перерыва перед началом работы к Наде подошел тот самый мальчишка, что работал с ней рядом вчера.
   - Держи, это тебе, - произнес он, с несмелой улыбкой протягивая Наде какие-то не совсем чистые на вид тряпки. Надежда оценила "подарок".
   - Спасибо, - растроганно пробормотала она. И протянула руку.
   - Давай, я тебе помогу, - Тёма присел рядом и осторожно начал заворачивать Надину руку в принесенные лоскутки. - Ты не волнуйся, оно со временем пройдет. Только ты должна была промыть ранки еще вечером. Сегодня не забудешь? А потом замотаешь снова.
   - Угу, - ответила Надежда. Она уже едва сдерживалась, чтобы не застонать от боли. А ей предстояло еще этими руками убирать цимус... целый день. "Как странно, - подумала девушка, - растение, плоды которого на Новой Земле используются как лекарство, здесь, на Марине, приносит только боль..."
   Высокие зеленые побеги следовало срезать почти у самого корня. Стебель был сплошь укрыт созревавшим в пазухах плотных листьев плодами. Их иногда было так много, что зеленые неправильной формы ягоды свешивались целыми гроздьями. Потом их оборвут с уже срезанных и сложенных в одну кучу стеблей и, тщательно упаковав в герметичные контейнеры, отправят на Новую Землю. Урожай цимуса надо было собирать сейчас, пока ягоды еще не пересохли и не съежились на солнце, и находились в самом соку. Но стоило кому-то заметить, что каторжанин присвоил себе хоть одну ягодку драгоценного и дорогостоящего лекарства... Это считалось воровством.
   Едва дождавшись перерыва на обед, Надежда быстро смолотила все, что ей досталось. Рядом с ней на сухой земле как-то незаметно пристроился Тёмка.
   - Ничего, завтра выходной... - мечтательно произнес он.
   - Воскресенье? - переспросила Надежда.
   - Да, выходной.
   - То есть никто не работает?
   - Ну да!
   Надежда задрала голову. Над ними раскинулось яркое небо. Где-то за домиками надсмотрщиков, за высокой решетчатой оградой, начинались какие-то заросли, уходя к подножью красно-оранжевых гор, с трех сторон окружавших обширную плантацию. Интересно, а если как-то выбраться за ограду и, продравшись через эти заросли, перейти через виднеющийся перевал?
   Словно прочтя ее мысли, мальчишка тут же сообщил:
   - Там заросли ядовитые. Тут вообще много ядовитых растений. А животных, кажется, и нет почти.
   Надя поморщилась... Красноватый пейзаж тут же потерял всю прелесть, еще воспринимаемую Надеждой даже после нескольких часов напряженной работы.
   - Как руки? - спросил Тёма.
   - Да никак. Пока вроде терпимо.
   Надежда не сдержала усталую улыбку, глядя на мальчишку-подростка, теребящего редкие травинки огрубевшими от работы пальцами. Она никак не могла взять в толк, каким образом этот в сущности еще ребенок, попал на плантацию вместе с осужденными преступниками. Но Тёмка не спрашивал ее ни о чем, и Надежда решила последовать его примеру. Мало ли у кого какие тайны в прошлом. Она бы не смогла сейчас ответить откровенностью на откровенность. Так что и с расспросами лучше повременить.
  
   На следующее утро ее не разбудили. Только поэтому Надежда вспомнила, что сегодня - выходной. Она долго не поднималась с матраца, потому что все тело ныло, упрямо не желая двигаться. Но разлепив-таки веки, девушка огляделась, увидев, что вокруг уже потихоньку встают ее соседки. И решила, что надо бы заставить себя подняться. Проваляться весь день в душном бараке - нет, этого Надежда не хотела.
   Неподалеку от помещения, где спали женщины, стояла неаккуратная деревянная постройка с большой железной бочкой на крыше. Правильно рассудив, что это очень похоже на душевую, девушка осторожно пробралась внутрь, при этом инстинктивно стараясь никому не попадаться на глаза.
   Внутри никого не было. С потолка торчало с десяток душей, трубы наполовину проржавевшие, удушливый запах сырости. И, в добавок ко всему, дверь изнутри не запиралась, и даже не закрывалась плотно. Похоже, люди тут не только работали подневольно, но даже права уединяться за ними не признавалось. Забившись в дальний угол, девушка быстро разделась и, вздрагивая от каждого шороха и оборачиваясь на дверь, постаралась вымыться как можно быстрее. Спутанные волосы пришлось после прочесывать пятерней. А вытираться, за неимением полотенца, подолом широкой юбки. Надежда уже решила, что сегодня ей повезло. Но, словно в насмешку над подобными мыслями, в приоткрытую дверь просунулась чья-то голова. Надежда узнала одного из надсмотрщиков. Кажется, его звали Бойд.
   - Так вот кто здесь прячется, - произнес он.
   Надежда и правда пыталась спрятаться... от его взгляда, закрываясь юбкой, которую все еще держала в руках.
   Бойд сделал несколько шагов по направлению к ней, но тут в дверь вошел еще один человек.
   - Нашел? - поинтересовался тот.
   - Да, Ларри, вот, - Бойд ткнул пальцем в сторону девушки, и его приятель тихо присвистнул.
   - Любопытно. Ладно, пусть одевается и пошли. Уже все готово.
   Ларри вышел, едва не столкнувшись с тремя женщинами, вошедшими в душ. Ничуть не стесняясь все еще стоявшего тут Бойда, они разделись и полезли под воду.
   - Давай, давай, одевайся. Быстрее, - бросил Бойд Надежде.
   Отбросив смущение, Надя быстро нацепила одежду, и замерла в ожидании. Бойд некоторое время понаблюдал за плещущимися под душем женщинами, а затем обернулся к Надежде:
   - Пошли.
   Надя вышла вслед за ним. Бойд направился к просторной утоптанной площадке посреди построек. Там уже собралось много народу. Почти полсотни тех, кто прилетел вместе с Надей, стояли отдельно. Вокруг них прохаживались надсмотрщики. Посреди площадки был вбит в землю деревянный столб с железным кольцом. Догадаться о его назначении было несложно.
   - Если сегодня вечером кто будет приставать, - услышала Надежда голос Бойда, - скажешь, что уже занята. И не вздумай прятаться. Найду - хуже будет.
   Надежда не решилась ответить ему даже взглядом. Весь ужас ее положения только сейчас начал доходить до сознания со всей ясностью. Кто-то подтолкнул девушку в спину, и она подошла к остальным вновьприбывшим, стараясь быть как можно незаметнее.
   То, что началось потом, уже не вызвало у Нади особого страха. Она и ждала чего-то подобного. Когда очередного человека привязывали к столбу, Ларри прижимал к его плечу раскаленные на огне печатки, выжигая на коже трехзначные числа. Надежда решила, что на сегодня у нее есть о чем беспокоиться и помимо этого. К тому же... Мысль, мелькнувшая в сознании девушки, внезапно наполнила ее теплом: Стен... он вылечит, и уберет это с ее плеча. Поэтому лицо Нади было почти спокойно, когда настала ее очередь. Внезапно девушка поймала взволнованный взгляд Тёмы. Она улыбнулась ему одним уголком губ. Когда девушку заставили снять блузу, Тёмка опустил глаза и скрылся за спинами остальных. Надежда прижалась виском к отполированному тысячами людских тел дереву. И, до боли закусив губы, не издала ни звука, когда раскаленное железо коснулось ее плеча. И лишь когда ее отвязали, Надежда почувствовала, что ее вот-вот стошнит от запаха паленой кожи... причем собственной.
   Она отошла от толпы, и мальчишка тут же нашел ее.
   - Ты смелая, - сказал он. - Я тоже молчал. И когда меня высекли один раз - тоже.
   Надежда покачала головой. Смелость тут была совершенно не при чем. Какая-то непонятная гордость, скорее упрямство... Впрочем, это неважно. Все равно это клеймо не останется у нее надолго. В этом девушка была уверена.
   - Эй, ты! - Надежда обернулась на голос и увидела перед собой одного из каторжников.
   - Ты сегодня не занята? - спросил он.
   Сначала глаза девушки округлились, а потом зло сузились. Мужчина презрительно сплюнул:
   - Ишь, недотрога! Ничего, вечером я тебя найду... - и пошел прочь.
   Надежда перевела дыхание и обернулась к бледному как полотно подростку.
   - Тут все так... - тихо произнес он. - Но если кто-то тебя хоть пальцем тронет, я... - Тёмка неожиданно поднял на Надю горящие глаза. - Я буду тебя защищать!
   Это неожиданное заступничество совершенно не обрадовало девушку. Скорее даже наоборот. Она прекрасно понимала, что произойдет, если Тёма вдруг попытается защитить ее. Нет, рисковать жизнью этого мальчишки она не хотела. Ни в коем случае.
   После непродолжительного молчания, Тёмка сказал:
   - Пошли, я тут место одно знаю.
   И повел Надежду куда-то сквозь заросли еще неубранного цимуса. Неожиданно сплошная стена зеленых стеблей поредела и прервалась, открывая взору небольшой голый пятачок на берегу узенького протока, который и речкой назвать было бы слишком оптимистично. Но Надя тут же решила, что это место будет куда более уединенным, чем душевая постройка. Она подошла к воде, но мальчишка вовремя предупредил:
   - Тут нельзя купаться.
   - Почему? - удивилась Надя.
   - Здесь хищные водоросли...
   Надежда поморщилась от омерзения, на секунду представив себе таких своеобразные хищников. И раздраженно топнула ножкой:
   - Проклятая планета!
   А потом вздохнула и опустилась на траву. Плечо горело при каждом движении, но боль была довольно терпимой. Надя протянула руку, подобрав какой-то красноватый камешек, и повертела его в пальцах. Нет, это место все равно было хорошим. Потому что кроме нее и ее спутника здесь никого не было.
   - Так тебя Артем зовут? - спросила Надежда.
   - Да, только меня так почти никто не называет.
   - Ясно.
   Девушка несколько удивилась. Ей показалось, что "взрослое" имя этому подростку подходит куда более, чем пусть и ласкательное, но какое-то детское сокращение. Возможно потому, что, попав на Марину, Артем в любом случае повзрослел и, должно быть, очень отличается от своих сверстников, благополучно живущих с семьями на Новой Земле.
   - А тебя?
   - Что? - переспросила девушка.
   - Тебя как зовут?
   Надежда заглянула через плечо, пытаясь прочесть краснеющие на коже цифры.
   - Номер четыреста двенадцать... В сумме получается семерка, счастливое число, - девушка невесело усмехнулась.
   - Надя, - сказала она, - только никому здесь этого не говори, обещаешь?
  
   Она сбежала той же ночью. И сама удивилась, почему это удалось ей так легко. Возможно те, кто охранял плантацию, лучше знали, что ждет беглого каторжника за пределами ограды. Надя этого не знала. Вернее, она очень хорошо помнила, что Марина - это планета в основном пустынная, с редкими, окруженными горами, оазисами. Но ведь "Буревестник" довольно часто бывал здесь. И вот у девушки созрела мысль достичь одной из легальных плантаций или какой-нибудь военной базы. Как это сделать, не имея карты? Над этим девушка задумалась далеко не сразу. Сейчас для нее просто было главным уйти... Избежать всего того, что ей жаждала преподнести предстоящая ночь. Артема она с собой не позвала. Кто знает, вдруг ее вернут. Тогда лучше уж принять наказание самой. Держась подальше от ядовитых зарослей и упорно отгоняя неприятные мысли, Надежда зашагала по песку. Холод ночи отступал благодаря быстрой ходьбе. Девушка утешала себя тем, что даже если ее побег окажется неудачным, то хотя бы одну ночь она будет свободной. И не будет прятаться где-то среди цимуса, вздрагивая от каждого подозрительного звука.
  
   Тревогу подняли далеко не сразу. Бойд искал девушку недолго. Пообещав себе на следующий день расправиться с ней, он окликнул ранее приглянувшуюся ему чернявую полнотелую девицу и скрылся с нею в своем домике.
   И лишь после обеда, когда девушка так и не появилась, он подошел к Роккарту и сообщил:
   - Одной не хватает.
   Вскоре всех работников согнали на утоптанном пятачке, окруженном деревянными постройками, и, убедившись, что номера четыреста двенадцатого действительно не хватает, начали прочесывать плантацию. Место, где девушка перебралась через забор, нашли очень быстро. Кое-где на песке, простиравшемся почти от изгороди и до самого горизонта, еще виднелись нечеткие, но ясно указывавшие направление следы. Оседлав лошадей, Рей Роккарт вместе со своими помощниками, Бойдом и Макаром, выехали за ворота и направились вслед за беглянкой.
   Роккарт увидел ее намного раньше, чем девушка заметила погоню. Кругом была песчаная пустыня, изредка прорезаемая полосками лиловой травы. Быстро идущая фигура в белой блузе и яркой темно-красной юбке была заметна издалека. Но вот девушка обернулась. Лица ее пока разглядеть было невозможно. Рей ждал, что девушка сейчас побежит - так обычно охваченные отчаянием люди пытаются из последних сил совершить невозможное. Но, к его удивлению, беглянка спокойно отвернулась и пошла дальше, не меняя темпа.
   Когда трое всадников обогнали девушку и осадили лошадей, преграждая ей путь, она, наконец, остановилась. И проработавший уже два года на этой плантации Рей впервые почувствовал себя не в своей тарелке, так, будто собирается сделать нечто вовсе неправильное. И действительно, вид спокойно стоявшей девушки почему-то обезоруживал. Казалось, что обычные в таких случаях крики и свист кнута сейчас совершенно неуместны. Рей оглянулся на помощников. У одного из них, Макара, лицо было слегка растерянное. Наверное, как и у самого Роккарта. Бойд же просто злорадствовал, не совсем понимая, отчего начальник медлит.
   Обернувшись к Макару, Рей коротко бросил:
   - Свяжи ей руки и сажай к себе на лошадь.
   Бойд ощутил некоторую досаду, что этот приказ отдали не ему. Спешившись, Макар подошел к девушке и схватил ее за руку. Все заметили, как та вздрогнула.
   - Что там? - спросил Рей.
   Макар молча повернул перемотанную какими-то тряпками кисть девушки тыльной стороной ладони вверх, и размотал. Последний слой ткани пришлось почти отдирать. Неведомо почему сжалившись над беглянкой, Рей кинул помощнику флягу с водой, чтобы тот смочил присохшую к ранам, пропитанную кровью ткань. Зрелище израненных и опухших ладошек было довольно привычным. В первые дни у многих появлялись такие раны, и заживали очень долго. Особенно у женщин с их более нежной и не успевшей огрубеть кожей. Поэтому, бросив на руки девушки лишь беглый взгляд и убедившись, что ничего опасного или из ряда вон выходящего там нет, ее посадили на лошадь Макара.
   Еще раз пристально посмотрев в лицо неудавшейся беглянки, сидевшей на лошади с поистине философским спокойствием, Роккарт мрачно произнес:
   - Дура. На что ты надеялась?
   Девушка удостоила его взгляда. Именно "удостоила", словно сделала одолжение. И продолжала смотреть в лицо надсмотрщику с каким-то слегка задумчивым выражением лица.
   Бойд подвел свою лошадь ближе.
   - Если тебе удастся пережить сегодняшний день, больше ты от меня не скроешься.
   На лице беглянки появилась чуть заметная презрительная усмешка. Впрочем, скрывать ее девушка не пыталась. Она отвернулась от Бойда, глядя куда-то вдаль, туда, где яркое небо сходилось с красноватым песком пустыни.
   Роккарт нахмурился. Причина, толкнувшая девушку на такой отчаянный поступок, была ему ясна. Но все же не до конца. Остальные женщины наоборот добивались внимания надсмотрщиков, понимая, что это несет им какие-то выгоды. Во-первых, больше никто не посмеет ее тронуть, а во-вторых, изредка можно было получить в подарок расческу, например, или новый платок. Нет, случаи насилия, конечно, были. Роккарт старался по возможности сократить их количество. Он каждый раз напоминал себе, что даже женщины здесь далеко не безвинные создания, раз угодили в тюрьму. Но они все равно оставались женщинами. Однако говорить на эту тему с тем же Бойдом было бы совершенно бесполезно.
  
   Все случилось так, как и обычно. Беглянку, доставив в лагерь, Рей собственноручно привязал за руки к железному кольцу на вбитом в землю столбе. Девушка стояла совершенно спокойно. Видимо на другой исход она и не рассчитывала. Лишь постаралась поплотнее прижаться к гладкому дереву. Белая блуза лежала у ее ног, открывая спину безжалостным ударам кнута. В этом тоже была экономия - зачем же портить одежду?
   Ларри, обычно исполнявший роль палача, приготовил тяжелых хлыст. Роккарт поискал глазами в толпе собранных для поучительного просмотра экзекуции мальчишку, который все эти дни не отходил от девушки.
   Когда просвистел первый удар, сразу рассекая кожу до крови, Артем рванулся было туда, к ней, но чья-то сильная рука схватила его за плечо.
   - Пустите! - хрипло крикнул подросток, оборачиваясь.
   Рей и не подумал его отпускать. Наоборот, он оттащил мальчишку подальше, туда, где спины стоявших людей не давали ему видеть происходящего.
   - Так положено. Она пыталась сбежать, - проговорил он.
   Пацаненок все еще упрямо вырывался. Кроме шепота людей и свиста кнута, с площадки не доносилось ни звука. Потом раздался громкий окрик Бена, и люди потихоньку начали расходиться. Надсмотрщики тут же погнали их обратно на плантацию. Ларри отвязал девушку и, когда она медленно сползла на землю, принес ведро с водой и выплеснул ей на голову. Девушка лишь слабо шевельнулась. Ларри подхватил пустое ведро и пошел прочь, оставив наказанную лежать там же, у столба.
   Тёмка пытался рваться к неподвижно лежавшей на земле фигурке, но Роккарт не пустил его.
   - Ты должен сейчас быть на поле, - сказал он.
   Мальчишка не слушал, поэтому Рей пустил в ход последний аргумент.
   - Хорошо, иди, - сказал он, медленно отпуская руку, - но подумай сперва. За ослушание тебе достанется, и вы будете лежать там вместе. Сможешь ты тогда помочь своей подруге?
   Артем угрюмо склонил голову. Что ни говори, а в словах надсмотрщика был смысл.
   - Вечером после работы придешь сюда и поможешь ей добраться до барака, - бросил Рей напоследок, направляясь в сторону конюшни.
   Мальчишка последний раз оглянулся на злосчастную площадку, и понуро зашагал вслед за остальными.
  
   В течение дня Роккарт то и дело намеренно проезжал неподалеку от того участка, где работал мальчишка. С чего один из старших надсмотрщиков принялся вдруг беспокоиться о судьбе малолетнего пацана - он и сам толком не знал. Просто жалко было мальчишку, ни с того ни с сего угодившего с компанией убийц и рецидивистов на каторгу вместо того, чтобы отсидеть ну максимум пару лет и выйти на свободу. Хотя, какая была бы у этого парня жизнь там, на свободе, Рей не знал. Ведь что-то толкнуло парня на воровство, значит, и жилось ему совсем несладко. Но наверное все же лучше, чем здесь...
   В свой небольшой деревянный домик Рей возвращался уже поздним вечером. Проходя мимо широкой площадки, он чуть сбавил шаг, пытаясь разглядеть, что там происходит. При виде его, мальчишка, стоявший на коленях у столба, встрепенулся. И, решившись, подошел.
   - Помогите... пожалуйста!
   Глаза его были полны такого отчаяния, что Роккарт неожиданно для самого себя согласился. И подошел к предмету забот этого мальчишки.
   - Она никак не... не просыпается - услышал Рей.
   Нащупав пульс на запястье девушки, Роккарт отметил, что у нее еще и жар. Спина ее была заботливо прикрыта легкой блузой, но от приходившего с первыми сумерками холода ткань явно не спасала. Роккарт аккуратно поднял девушку на руки и под пристальным и даже несколько ревнивым взглядом паренька понес к женскому бараку.
   Когда дверь распахнулась, женщины изумленно уставились на появившегося на пороге надсмотрщика с более чем странной ношей.
   - Куда? - спросил Роккарт.
   Артем быстро указал на один из свободных матрацев. На него Рей и опустил девушку.
   - Врач посмотрит ее завтра, - сказал он и быстро вышел.
   - Спасибо, - запоздало пробормотал Артем, когда дверь уже почти закрылась.
  
  

Глава 7

   Напротив Владимира Краснова в его кабинете сидели трое: как всегда спокойный и рассудительный Стен, мрачный и готовый в любую минуту сорваться Кир, и Максим Славин, носивший на себе явные следы вспыльчивости Кира. На этот раз Краснов не осуждал капитана "Буревестника". Он сам несказанно удивился всему, рассказанному Максимом. К тому же совершенно неожиданно для себя понял, что судьба Надежды Орловой ему далеко не безразлична. Человек все-таки...
   - Я одного не понимаю, - произнес он. - Максим, как вы могли это сделать? Дмитрий Славин, ваш отец... был героем. И погиб как герой. А вы просто позорите не только свою фамилию, но и честь воинского мундира, который вам довелось носить.
   Ответить Максу было нечего. Поэтому он только угрюмо молчал.
   Краснов перевел взгляд на Стена.
   - Итак, вам нужен корабль? "Стриж" подойдет?
   Стен кивнул.
   - Да. Он довольно маневренный и развивает неплохую скорость. То, что надо, - немного помолчав, Стен добавил. - Мы возьмем с собой Виталия Черненко и Антона Шерстова. Еще нужно пару человек для пилотирования "Стрижа" и постоянного дежурства в кабине управления. Больше, я полагаю, людей не надо.
   - Хорошо, - ответил Краснов. - Я распоряжусь, чтобы нужных вам людей на время освободили от остальной работы. Пока, к счастью, на них не висит ничего срочного. Когда вы хотите стартовать?
   - Послезавтра утром, - ответил Стен.
   - Почему не завтра? - тихо подал голос Кир. Заметив мягкий укор во взгляде своего дяди, Кир опустил голову. Нет, конечно, он сморозил глупость. Ведь надо еще подготовить корабль. А людям - Вите и Антону - передать кому-то свои теперешние дела, собрать все необходимое, подготовиться...
   Краснов предпочел не заметить этого неловкого вопроса.
   - Хорошо, - ответил он Стену. - "Стриж" переходит в полное ваше распоряжение. Все формальности к утру будут улажены. А Черненко и Шерстова мы доставим на базу как можно быстрее.
   - И Максима Славина тоже. Только под надлежащей охраной, - сказал Стен.
   - Что? Зачем? - удивился Максим.
   Стен не удостоил его ответа. Они с Киром вышли, передав Макса вооруженной охране.
  
   - Мы теряем целые сутки!
   Кир опустился на длинную лавку, с силой стукнув кулаками по столешнице. Затем снова вскочил и зашагал по кухне. Стен смотрел, как на пол полетела первая кастрюля, затем вторая... к счастью, обе пустые. Просторная кухня была довольно-таки тесна для маневров разъяренного василиска, не находившему иного выхода ни своей ярости, ни боли. Вразумлять его Стен не стал. Кир вскоре сам успокоился. Он снова рухнул на лавку и, спрятав лицо в ладонях, замер. Потом медленно поднял голову.
   - Даже больше, чем сутки. Сегодня, завтра...
   - Кир, ты же знаешь...
   - Знаю! - воскликнул Кир. - Знаю! А еще я прекрасно понимаю, что значат каждые сутки промедления. Она... с ней же может случиться все, что угодно! Причем, в любой момент! А мы...
   Кир снова вскочил и, облокотившись на широкий подоконник, тихо произнес:
   - Черт возьми, ну почему я не убил его раньше...
   Он имел в виду Максима.
   Ласковое осеннее солнце было еще в зените. Оно бросало размытые блики на хмурое лицо Кира, словно надеясь хоть немного смягчить, успокоить... Кир вздохнул - с отсрочкой приходилось мириться. Он нащупал в кармане маленькую коробочку и вынул ее, задумчиво вертя в пальцах. Стен подошел к племяннику и встал рядом с ним.
   - Можно взглянуть? - спросил он.
   Кир протянул ему коробочку, и Стен, аккуратно положив ее на ладонь, нажал пальцем на замочек. Коробочка открылась. На темной ткани поблескивали в ярких лучах два нешироких золотых кольца. Одно попроще, большего диаметра, а второе, с нежным узором по наружной стороне, не налезло бы Стену даже на мизинец. Это второе колечко Стен заинтересованно разглядывал, вынув из коробки. Затем положил на место, закрыл коробочку и протянул племяннику. Тот снова спрятал ее в карман.
   Постояв еще некоторое время, Кир вышел из кухни и поднялся по широкой лестнице наверх. В комнату Надежды. На столе все еще стояли белые хризантемы, свежие, с терпковатым ароматом. Притворив за собой дверь, Кир прислонился к стене, глядя на легкий беспорядок раскиданных на кресле вещей. Рядом, на полу, стоял раскрытый рюкзачок. Кир подумал, что надо бы обязательно взять его с собой: когда они найдут Надежду, ей может очень многое понадобиться.
  
   Подходя к "Стрижу", Кир сразу увидел приветствующих его товарищескими улыбками Виталия Черненко и Антона Шерстова.
   - Здравствуй, Кир. Давно не виделись! - произнес Антон.
   - С самого Риндая, кажется, - Витя улыбнулся. - Около полугода.
   - Да, где-то так, - подтвердил Кир.
   Но в эту минуту его внимание отвлек конвой из двух человек, сопровождавший к "Стрижу" совсем уже повесившего нос Максима. Кулаки Кира сжались сами собой, но он сдержался. Макса провели мимо. Пока неизвестно, горит ли Максим желанием загладить свою вину, поэтому с ним надо было держаться настороже.
   - Странно, - пробормотал Витя. - И это Дмитрия Славина сын... Подумать только! А внешне очень даже похож.
   - Внешне, - подтвердил Шерстов.
   Кир только проводил спину Макса мрачным взглядом. Товарищи, правильно рассудив, что с расспросами и разговорами Киру лучше сейчас не надоедать, оставили его одного.
  
   Максим пребывал в чрезвычайном смятении. Ему уже стало ясно, что его повезут на Марину. Максим скорее предпочел бы предстать перед судом, чем лететь в сопровождении Кира и Стена. Хотя так ему давался шанс в какой-то мере загладить свою вину и получить некоторое снисхождение при рассмотрении дела. Но Макс всерьез опасался, что живым он из этого путешествия не вернется. Поэтому оставалось только призывать на помощь все высшие силы и молиться, чтобы Надежда Орлова оказалась жива и здорова. Потому что иначе... что ждет его в таком случае, Макс хорошо понимал. Он успел прочесть это в глазах Кира и Стена.
   Его привели на корабль и заперли в одной из кают. Вскоре "Стриж" стартовал и взял курс на покрытую пустынями и запрятанными в межгорьях оазисами планету. Максим почти с ужасом ждал того часа, когда за ним придут.
   Вскоре за ним действительно пришли. Дверь каюты отворилась, и незнакомый Максу человек жестом приказал следовать за ним. Войдя в кают-компанию, Славин увидел, что здесь кроме Стена и Кира сидит еще один незнакомец с темно-рыжими коротко стрижеными волосами. Максим опустился в свободное кресло и, обведя осторожным взглядом внимательно наблюдавших за ним четырех человек, опустил глаза.
   Насколько напряженное молчание нарушил Стен.
   - Итак, на допросе ты сказал, что приблизительно можешь показать то место, где обычно приземляется корабль Константина.
   Макс кивнул. Ему подвинули уже разложенную на столе большую карту Марины, и Максим, немного подумав, обвел пальцем небольшой кружок. Стен убрал со стола небольшую панель, закрывавшую встроенную клавиатуру, и включил большой экран на стене. Пару секунд спустя на нем появилась подробная карта Марины. Затем, увеличивая изображение, Стен вывел на экран сектор, указанный Максом. Славин кивнул.
   - По-моему, вот возле этих гор... - произнес он. - Там такая каменистая площадка, довольно удобная для этого дела, а за ней начинается песчаная пустыня.
   - А на какие плантации потом увозили людей с корабля?
   Максим призадумался. На самих плантациях он никогда не бывал.
   - Не знаю, - сказал он, - но помню точно, что людей потом везли недалеко. Мы приземлялись как раз так, чтобы управляющим всех плантаций было удобно забрать товар... людей, - Максим поспешил поправиться, поймав злобный взгляд Кира. - И чтобы на тех плантациях, где легально используется вольнонаемный труд, ничего не прознали.
   Все внимание сидевших за столом людей было сейчас сосредоточено на карте. Если верить ей, то ближайшие обозначенные плантации были расположены километрах в двухстах от места посадки корабля. После недолгой паузы, Стен соединил тонкой линией на карте эти плантации, ограничив значительную область вокруг указанного Максом места.
   - Пока круг наших поисков сужается до этих пределов, - сказал он. - Думаю, за этой линией плантаций, на которые Константин продавал людей, мы не обнаружим. А вот в этой пустынной, если верить карте, области, вполне могли затеряться несколько засаженных цимусом "оазисов".
   Стен снова обернулся к Максу:
   - Ты знаешь управляющих в лицо? Сколько их было?
   - Видел издалека... Но не очень хорошо. Имен не знаю. Там всего было три-четыре человека. Но я могу ошибаться. Они каждый раз приезжали не одни, поэтому точное количество таких плантаций мне неизвестно.
   - Негусто - пробормотал Витя. - А что еще ты можешь рассказать?
   - Все что мог, я сказал на допросе, - буркнул Макс.
   Виталий промычал что-то невразумительное, а потом поднялся и подошел к экрану.
   - Итак, мы знаем приблизительную область поисков. Кстати, довольно обширную. Уйдет много времени, прежде чем мы прочешем ее полностью.
   - Полностью возможно и не придется, - произнес молчавший до этого Кир. - "Буревестник" часто бывал на Марине... Это довольно своеобразная планета. В этом климатическом поясе она в основном пустынная, но довольно часто изрезана горами, между которыми прячутся иногда небольшие, а иногда и довольно большие оазисы с весьма плодородной почвой. В таких вот межгорьях и выращивают цимус. Так что если по прибытии на базу мы запросим фотографии этого сектора со спутника, можно будет точно узнать расположение всех таких оазисов. А потом их проверять.
   - Это хорошая мысль, - подхватил Антон. - Хотя в любом случае на это понадобится время. А наша задача сделать все как можно быстрее, потому что время играет против нас.
   - На базе нам предоставят необходимые транспортные средства и окажут любую посильную помощь, - сказал Стен.
   - Это радует, - усмехнулся Витя. - Они нам еще "спасибо" сказать должны... Под самым носом такое творится, а никто и знать не знает.
   - Этому делу наверняка обеспечили хорошее прикрытие, - произнес Антон. - Деньги ведь крутятся большие. - Он бросил быстрый взгляд на Макса и покачал головой.
  
   Перед приземлением Стен сообщил на базу название корабля, свое имя и цель прибытия. Посадку разрешили сразу же. Кир, Стен, Антон и Виталий направились к начальнику базы.
   - Симеон Раковский, - представился начальник, пожимая руки поочередно всем четверым. - Недавно пришло сообщение от Владимира Краснова, вашего начальника. Он попросил оказывать вам всяческое содействие. Но могу вас заверить, я и так с радостью помог бы. Итак, я вас слушаю.
   Раковский расположился в удобном кресле, предварительно предложив гостям сделать то же самое.
   - Перед посадкой вы обозначили цель своего прибытия как розыск пропавшего человека. Хотелось бы подробнее...
   Разговор был очень долгий. Но, как оказалось, это время они потратили далеко не зря. Узнав об истинном положении дел, начальник базы тут же распорядился снабдить спасательную экспедицию всем необходимым для поисков. А также запросил фотографии со спутника.
   - Фотографии будут часа через полтора. Когда вы хотите начать поиски?
   - Сегодня мы уже не успеем засветло добраться до места, - сказал Стен. - Поэтому вылетим завтра до рассвета.
   - Хорошо. Вас и транспортное средство доставит туда грузовой воздушный катер. А пока пойдемте со мной.
   Они впятером вышли из здания и, пройдя через широкий двор, остановились у большого ангара. Несколько человек по приказу Раковского открыли ворота, и начальник с некоторой гордостью подвел своих спутников к одной из напоминавших обычный легковой автомобиль машин с блестящим корпусом.
   - АВП - автомобиль на воздушной подушке, - произнес Раковский. - Это лучший способ передвижения по нашим пустыням. Он снабжен мощными солнечными батареями, способными долго хранить заряд. Так что вы сможете перемещаться на нем в любое время дня и ночи.
   - На пятерых места должно хватить, - задумчиво сказал Стен.
   - На пятерых? - переспросил Кир. - Это вместе с Надей?
   - Максим поедет с нами.
   - Что? - глаза Кира гневно сузились. - Да он же выдаст нас при первой же возможности!
   - Не выдаст, - пообещал Стен.
   Но Кир все равно остался недоволен. Он не совсем понимал, зачем им Макс. Все равно всю информацию, которая у него была, Максим уже рассказал. А общество этого человека Кир переносил с трудом. Только лишняя морока, да место занимать будет.
   Кир придирчиво осмотрел машину. Впятером они здесь еще поместятся, и на багаж места хватит, а вот с Надей придется немного потесниться. Но об этом рано было загадывать. К тому же когда они найдут девушку, можно будет и катер вызвать.
  
   Рано утром грузовой катер принял на борт пятерых человек с Новой Земли и АВП, полностью оснащенный всем необходимым для поисков. После недолгого полета, катер приземлился на указанной Максимом каменистой площадке. Уже было достаточно светло для внимательного осмотра местности. Но даже беглого взгляда хватило, чтобы понять - они прибыли именно туда, куда надо. Почти правильный круг опаленной земли и выжженная в радиусе пары десятков метров от центра растительность свидетельствовали наряду с другими знакомыми космоплавателям приметами о том, что отсюда совсем недавно стартовал корабль. Там, где каменистая почва постепенно переходила в песок, можно было с большим трудом различить следы колес, людей и лошадей. Но дальше, в незащищенных от суховеев и бурь песках, следы терялись.
   Оставив надежды узнать что-то полезное по скупым следам, Кир остановился, глядя туда, где в песчаной дали, прорезанной узкими прерывистыми полосами лиловой травы, виднелись, зыбко расплываясь очертаниями у самого горизонта, пики красно-бурых гор. Таких же, как та, возле которой расположилась небольшая спасательная экспедиция с Новой Земли.
  
   Стен разложил перед своими спутниками карту и снимки со спутника. В ограниченную тонкой карандашной линией область попало пять крупных и три совсем небольших межгорных оазиса. Естественно, на снимках из космоса даже при хорошем увеличении невозможно было отличить безлюдный оазис от возделанной плантации. К великому своему огорчению Кир понял, что проверять придется все подряд, надеясь лишь на то, что им повезет в самом начале.
   Максим, на время всеми позабытый, сидел невдалеке, не рискуя примкнуть к обсуждению дальнейшего плана действий. Когда его позвали, он поднялся и быстро подошел к машине, в которую уже садились остальные. На заднее сиденье он поместился вместе со Стеном и Артемом. Витя сел за управление, а Кир рядом с ним. Просто потому, что не мог находиться возле Макса. Славину было от этого нисколько не легче, потому что Стена он боялся, наверное, даже больше. От Кира по крайней мере было ясно, чего ждать. А его дядя, внешне совершенно спокойный, мог в любой момент хладнокровно приставить дуло лучевого пистолета к его виску. И выстрелить без малейшего колебания.
   Двигались со скоростью не больше ста километров в час. После недолгого совещания было решено проверять все подряд межгорья, начав с того, что находилось за ближайшей грядой, у подножья которого располагалась экспедиция. Конечно, надежды на то, что здесь окажется плантация, было мало. Ложбина, судя по карте, была совсем небольшой. Но они в любом случае не имели права упускать ее из виду. Когда АВП остановился невдалеке от перевала, Стен вынул из небольшого ящичка нечто, очень напоминавшее на первый взгляд птицу. Казалось, Стен просто провел рукой по ее боку - и птица ожила. Нет, она даже не шевельнулась, но легкий свистящий звук подсказал, что в этот момент начал работу какой-то сложный механизм. Почти как настоящая птица, машина вспорхнула с руки Стена и, поднявшись ввысь, скрылась за перевалом.
   - Итак, вот как выглядят эти оазисы... - пробормотал Виталий, заглядывая через плечо Стена на монитор мини-компьютера, принимавшего информацию от летящей в ярком небе Марины "птицы", искусно управляемой ее хозяином.
   И надо сказать, там было на что посмотреть. Меж красно-оранжевых склонов, поросших у подножья чем-то очень противным на вид, имеющим какой-то нездоровый фиолетовый оттенок, поблескивало на солнце небольшое озерцо. При взгляде на него как-то сразу становилось понятно, что купаться в нем решился бы лишь сумасшедший. Это было просто ощущение опасности, подкрепленное подозрительным видом окружавших озеро растений и слухами о хищных водорослях, якобы обитавших в водоемах Марины.
   - Людей здесь нет, - произнес Шерстов. Хотя это и так уже все поняли.
   Стен молча вычеркнул на карте один из объектов, подлежавших проверке. Осталось еще семь. Стен вернул "птицу" на место в ящик.
   - Поехали дальше, - мрачно бросил Кир.
   Он запрыгнул в машину. Некоторое время спустя Кир почувствовал сзади пристальный взгляд Стена, но не обернулся.
  
   Выбрав самое крупное из ближайших межгорий, экспедиция направилась к нему. Скрытые от возможных наблюдателей рыже-бурым склоном, остановили АВП. Стен снова выпустил "птицу". На этот раз им повезло. Увидев посреди сочно-зеленых зарослей цимуса аккуратные деревянные домики и длинные бараки, Витя с Антоном переглянулись, ощущая, как просыпается внутри нечто похожее на охотничий азарт.
   "Птица" начала снижаться. Большими кругами лавируя над плантацией, она захватывала в поле зрения встроенного объектива работающих людей, надсмотрщиков, важно восседающих на медленно и чинно переступающих копытами лошадях, охранников по всему периметру плантации. Кир хмуро вглядывался в силуэты людей, ища среди них Надежду. И не находил.
   - Подождем, пока стемнеет, - решил Стен. - А потом пообщаемся с кем-нибудь из охраны.
  
   В быстро сгустившихся и ставших почти непроглядными сумерках Черненко и Шерстов, под прикрытием своих товарищей, двинулись к ограде туда, где маячил хорошо различимый с помощью приборов ночного видения силуэт одного из охранников.
   Через некоторое время они вернулись. И не одни. Полупридушенный грозившей вот-вот затянуться удавкой, на земле у их ног лежал молодой парень. Его успели разоружить и основательно напугать, так что глаза охранника сейчас выражали почти животный страх.
   - Если ты ответишь на все наши вопросы, то, возможно, останешься в живых, - пообещал Стен.
   Ухватившись за это обещание, как утопающий за тонкую соломинку, охранник быстро закивал.
   Опустившись на корточки напротив пленника, Стен произнес.
   - Нас интересуют прибывшие за последние несколько дней люди. Кто, сколько, когда.
   - Да-да, - заторопился охранник. - Последняя партия прибыла четыре дня назад. Там было двадцать человек. Мужчин.
   - А их посудина оказалась быстроходнее, чем мы предполагали, - пробормотал Антон, имея в виду корабль Константина. Надо же, он оказывается добрался сюда существенно раньше спасательной экспедиции. И это несмотря на то, что "Стриж" тоже шел с хорошей скоростью.
   - Значит, женщин не было? - переспросил Стен.
   - Нет, не было. Только мужчины, - ответил охранник.
   Кир почувствовал, как в нем поднимается разочарование. Нет, охранник скорее всего врет! Кир выхватил пистолет и направил на сжавшегося на земле человека. Взгляд Стена остановил его. Кир замер, но оружия не опустил. Стен снова обернулся к пленнику.
   - Не появлялся ли на вашей плантации еще кто-нибудь в последнее время?
   Тот замотал головой, повторяя в страхе: "нет, нет, никого". Взгляд его был направлен на оружие в руках темноволосого мужчины с почти безумными глазами. Но когда сидевший перед ним человек тоже вынул оружие, охранник совершенно запаниковал.
   - Я правду... правду сказал! Больше не было никого! К нам чаще, чем раз в месяц, никто не прилетает! - он на секунду замер, глядя, как Стен направляет дуло пистолета ему в лицо, а затем медленно опускает, словно выбирая, куда бы лучше выстрелить. - Было только двадцать человек! Женщин не было. Их только полгода назад привозили большой партией... А потом еще двух. Но уже два месяца прошло.
   Он тараторил еще что-то. Стен спрятал пистолет. И на взгляд Кира ответил:
   - Он не врет.
   Через несколько секунд Кир тоже спрятал оружие.
   - Значит, здесь ее нет?
   Стен покачал головой:
   - Похоже на то.
   - Черт!
   Кир подфутболил ногой небольшой камешек, попавшийся на пути. Еще один день... Он повернулся к своему дяде:
   - Ты уверен?
   Стен кивнул.
  
   На ночлег расположились у подножья этой же самой горы. Передвигаться по пустыне в полной темноте было небезопасно, да и отдых людям был необходим. Виталий остался дежурить. Перепуганного охранника он оглушил ударом по голове. Конечно, за ним все равно надо было присматривать. Но зачем еще и усложнять себе жизнь?
   Кир не спал. Он подложил руки под голову, глядя в ночное небо с непривычным рисунком созвездий. Возможно сейчас на эти же самые звезды смотрит его лисенок. Хотя вряд ли. Ночью каторжанам лучше спать, чтобы на следующий день были силы работать на плантации. Повернувшись на бок, Кир увидел своего дядю. Точно так же смотревшего в звездное небо.
  
   С первыми лучами рассвета автомобиль на воздушной подушке снова понес по песчаным пустыням своих пассажиров. Правда, на этот раз людям пришлось немного потесниться. Проехав несколько десятков километров, охранника с плантации, не развязывая, выкинули за борт. Если ему повезет - выживет. Убивать охранника никому не хотелось, а отпустить просто так его не могли. Сегодня предстояло проверить еще, по крайней мере, три межгорья. И тогда останется еще три. Значит, можно надеяться, что они управятся за пару дней.
   У перевала первых же гор их ждало разочарованье. На мониторе миникомпьютера появилось передаваемое "птицей" изображение пустынных зарослей. Решив не терять ни минуты, экспедиция тут же снова погрузилась в АВП и направилась к следующему объекту.
   Дальше все повторилось с удручающей однообразностью. Под жарким полуденным солнцем, перекусив у подножья бурой горы после очередной неудачи, взяли курс на последний из запланированных на сегодня объектов.
   Ехали по большей части молча. Изредка только Витя с Антоном перекидывались парой слов. Макса же все дружно предпочитали игнорировать. Нет, его конечно кормили. И внимательно следили за всеми его действиями. Но общаться с ним не возникало желания ни у кого. Да так оно, возможно, было и к лучшему.
   Уже в сумерках АВП подобрался к сравнительно низким по сравнению с предыдущими горам. С пустыни вход в межгорье был открыт и довольно просторен, но путники предпочти сначала проверить все, спрятавшись за склоном.
   На мониторе сразу же появились легко узнаваемые заросли цимуса. Ближе к дальнему краю ложбины расположилось несколько небольших деревянных домиков и четыре длинных барака.
   - Плантация... - пробормотал Кир.
   Но что-то все же было не так. Что именно - сообразили почти сразу: в быстро сгущавшихся сумерках не было видно людей.
   - Странно, - Черненко пристально вглядывался в темные силуэты строений. - Ни одного движения. Может, плантация заброшена?
   - Возможно, - ответил Стен. - Но будет лучше проверить это при свете дня.
   - Верно, - согласился Кир.
   Он очень надеялся, что на заброшенной плантации они Надежду не найдут. Потому что, уходя с насиженного места, хозяева могли оставить только тех рабов, которые не могли ни работать, ни вообще самостоятельно передвигаться. Скорее всего, предварительно пристрелив, как лишних свидетелей. Но проверить все равно надо. Кир забрался по невысокому склону и осторожно выглянул из-за уступа. Перед ним раскинулась темная ложбина, чуть поблескивающая небольшой речушкой среди буйно разросшегося цимуса. Ни огонька, ни звука, ни какого-либо другого свидетельства присутствия здесь людей Кир не обнаружил. Понимая, что осмотр местности в любом случае придется отложит на утро, а следовательно это еще немного задержит их в пути, почти на пол дня, Кир в то же время знал, что иначе нельзя. Спать совершенно не хотелось. Хотя бессонница была для Кира явлением редким, и в последнее время все чаще связанным с девушкой по имени Надежда. Кир уже давно честно и откровенно признался самому себе, что оказался совсем не таким бесчувственным циником, каким привык себя считать. Да еще сделал много интереснейших открытий. Например, что без вечно сующей везде свой любопытный носик Нади становится совсем тоскливо. А когда она рядом, возникает острое желание прижать к себе это доверчивое существо и не отпускать. Никогда и никуда. Потому что стоит только отвернуться или ослабить бдительность - и жди сюрпризов. Причем, не всегда приятных. Например, как сейчас... Губы Кира тронула грустная улыбка. Нет, с Надей все будет хорошо. Потому что так должно быть. В конце концов, девушка должна знать, что в беде ее не оставят, а потому всеми силами попытается выжить, дождаться друзей. Это Кир знал наверняка.
  
   Поздней ночью, спускаясь со склона к остальным, расположившимся у подножья горы, Кир внезапно заметил бредущего прочь от места стоянки Максима. Подойдя к дежурившему сегодня Шерстову, Кир кивнул в сторону удаляющегося Макса и спросил:
   - Куда это он?
   - Приспичило, - пожал плечами Антон.
   Весь вид Кира выражал сомнение: не сбежит ли?
   - Ему все равно бежать некуда, - усмехнулся Шерстов, понимая, чего опасается его товарищ. - Тут же кругом пустыни да горы голые. У него же вроде мозги есть...
   - Есть, - согласился Кир, - но мало.
   Он почему-то был уверен, что Макс попытается сбежать. Глупо, конечно, но, по мнению Кира, Максим никогда не страдал избытком интеллекта. Поэтому, прождав еще немного, Кир быстро пошел вслед едва различимому его чуткому уху звуку шагов.
  
   Максима действительно посетила безумная идея побега. Вернее, он как раз счел ее вполне подходящей. Во-первых, того и гляди окажется, что с Надей что-то случилось. В этом случае хорошо, если его просто убьют. Во-вторых, Максим почему-то считал, что появись он на одной из плантаций, то его, такого здорового и сообразительного парня, непременно назначат в надсмотрщики. Или хотя бы просто снабдят провизией и транспортом. Главное сейчас было уйти тех, кто его сопровождал. Вернее, кого он сопровождал помимо своей воли.
   Так размышляя, Максим быстро шел, приближаясь к зарослям. Он надеялся укрыться в них от возможных преследователей, но... Если бы Максим повнимательней прислушивался к разговорам своих спутников, он возможно бы понял, что соваться в гущу ядовитых, а зачастую еще и хищных растений довольно небезопасно. Но так уж вышло, что об особенностях местной флоры беглецу не было известно. Пройдя едва ли несколько метров, Максим вдруг каким-то местом почувствовал опасность, и отскочил в сторону. Толстая гибкая ветвь, больше похожая на змеиный хвост, просвистела совсем рядом. Ошалелый Макс попятился, но тут со всех сторон к его телу потянулись жадные щупальца. Рассмотреть их как следует было невозможно, но намерения живого леса были отчего-то очень понятны. В голове сама собой появилась подозрительно правдоподобная мысль относительно того, что на Марине не случайно почти нет животных.
   Максим в панике попятился назад. Услышав свист у самого уха, он обернулся, со страхом ожидая удара живой ветви, но его переполненному ужасом взору предстал лишь истекающий вязким соком обрубок. Ветвь, еще извиваясь, лежала на земле, срезанная бесшумным выстрелом лучевого пистолета.
   Не задумываясь, какое чудо его спасло, Макс выбрался наконец из зарослей и рухнул на каменистую почву. Затем все же обернулся.
   Кир стоял в нескольких шагах от него, держа в руке лучевой пистолет. На лице Макса отразился почти такой же ужас, как и тогда, когда на него набросились хищные растения. Несмотря на то, что Кир, по всей видимости, только что спас незадачливому беглецу жизнь, благодарить его Максим не собирался. Он точно знал, что при случае Кир тоже может на него наброситься, просто сейчас не собирается отдавать своего врага на расправу каким-то кровожадным лианам.
   - Пошли, - прорычал Кир. И, отвернувшись, быстро зашагал прочь.
   Максим медленно поднялся с земли. Бросив последний взгляд на густые заросли, Макс немного подумал и из двух зол выбрал Кира - тот, по крайней мере, не собирается его сожрать.
  
   Ранним утром путники, предварительно еще раз запустив в небо механического разведчика, обогнули склон и подошли к высокой решетчатой ограде. Она не составила существенного препятствия. Поэтому вскоре небольшой отряд из пяти человек, как следует припрятав свой АВП, углубился в ярко-зеленые заросли.
   Черненко и Шерстов, никогда раньше не бывавшие на Марине, смотрели вокруг с нескрываемым любопытством, не забывая, впрочем, и об осторожности.
   - Это и есть цимус? - спросил Антон.
   Кир подтвердил это коротким кивком.
   - На обратной дороге наберем себе немного этих ягод, - произнес Стен. - Думаю, нам они могут очень пригодиться.
   Приходилось следить за тем, чтобы жесткие листья с острыми краями не задевали лицо. На тех плантациях, где использовали труд вольнонаемных рабочих, обязательным элементом рабочего оснащения были перчатки. Когда острый край оставил тонкий след на щеке Кира, он невольно подумал, а заботятся ли о таких мелочах владельцы нелегальных плантаций.
   Сплошная зеленая стена оборвалась как-то резко. Дальше стебли цимуса были срезаны почти у самого основания. Отсюда уже открывался вид на очищенную от растительности площадку, занятую под постройки. Посреди свободного пространства стоял врытый в землю деревянный столб. Неподалеку виднелся темный круг кострища.
   Поворошив носком ботинка золу, Виталий заявил:
   - Думаю, тут больше недели ничего не разжигали. Значит, когда люди уходили отсюда, Надежды здесь быть не могло.
   - Надо в любом случае все проверить, - сказал Стен.
   Оставив Максима на попечение Виталия, остальные разошлись по сторонам, заглядывая в немногочисленные постройки. Кир сам проверил два барака. Там, как и следовало ожидать, было пусто. На полу валялись потрепанные матрацы, большинство из которых уже наполовину разлезлось. В углу - какие-то рваные окровавленные тряпки. И неимоверная духота.
   Выйдя на свежий воздух, Кир почувствовал несказанное облегчение. В это время из-за одного из домиков вышел Антон и молча помахал рукой Стену. Кир решил последовать за своим дядей. Тем более, что Антон изо всех сил старался, чтобы Кир его маневров не заметил.
   В некотором отдалении от построек в земле была выкопана большая яма. Возможно, ее собирались засыпать, но по какой-то причине не успели. Вернее, не успели до конца. Едва припорошенная землей была видна мужская спина, исполосованная кнутом до такой степени, что кожи на ней почти не осталось. Рядом торчало еще чье-то плечо. И у самой стены - женская рука и чуть припорошенные комьями земли пряди золотисто-русых волос.
   - Это не она, - услышал Кир словно откуда-то очень издалека голос Стена. Но не шевельнулся, продолжая смотреть широко открытыми глазами туда, вниз... Потом ноги медленно сделали шаг назад, и еще шаг. Волна леденящего душу ужаса потихоньку отступала, но дыхание все еще срывалось. Это действительно была не она. Кир отошел еще на несколько шагов, а потом отвернулся и направился в сторону бараков.
   Черненко и Шерстов потом вдвоем забросали яму землей. Кир не вызвался им помочь. Стыдно признаться, но подходить туда снова он боялся.
  
   Закончив к полудню осмотр заброшенной плантации, все почувствовали несказанное облегчение, выйдя за ограду. Говорить не хотелось никому. До вечера успевали еще на один объект, и тем не менее, Виталий пытался выжать из АВП всю скорость, на которую тот был способен в данных условиях. Выяснив, что шестой по счету оазис оказался пустынным межгорьем, решили заночевать там же неподалеку. Проверить оставалось еще два.
   Кир, еще не вполне пришедший в себя после пережитого потрясения, сидел на крупном валуне, без аппетита поедая свой вечерний паек.
   Стен неслышно опустился рядом.
   - Завтра мы найдем ее, - произнес он.
   - Да, - ответил Кир. - Завтра.
   После недолгой паузы он понял глаза на дядю.
   - Я испугался... Знал, что ее там не должно быть, но все равно...
   - Я и сам не лучше, - усмехнулся Стен.
   На лице Кира отразилось удивление, а затем он вдруг тряхнул головой и поднялся на ноги.
   - Пройдусь немного, - сказал он.
  
   Под скупым светом звезд не было видно горных пиков на горизонте. Лишь равнина с редкими полосами травы, уходящая вдаль. Эта планета теперь опротивела Киру раз и навсегда. Жаркие дни, холодные темные ночи, хищные растения... Все это было не в счет и можно было простить... Если бы не плантации цимуса, где люди работали, по сути, как рабы. Да и являлись бесправными рабами в полном смысле этого слова.
   И где-то здесь, среди негостеприимных пустынь и межгорий потерялась его Надежда... Кир остановился и задрал голову, глядя в ночное небо.
   - Где ты, мой лисенок?
  
  

Глава 8

   Просыпаться ужасно не хотелось. Спина горела, голова трещала от дикой, сжимающей виски, боли. Глаза невозможно было заставить открыться. Но Надя все же попыталась. Потому что кто-то кричал над самым ее ухом. Ее подняли и потащили по направлению к двери барака. Она узнала голос Бойда, но слов не понимала. И не сопротивлялась. Только ей ужасно не хотелось выходить на улицу, под палящее солнце. Наконец кто-то все же приказал Бойду оставить девушку в покое. Надежда снова легла на свой матрац и попыталась забыться. Это оказалось непросто: в духоте женского барака свежие раны на спине нещадно щипало. Вскоре пришел врач. Он смазал чем-то ее спину, накрыл легкой тканью и быстро ушел. Мазь несколько облегчила страдания, поэтому несколько минут спустя сознание девушки попросту отключилось.
  
   - Я тебе еды принес.
   Надежда открыла глаза. Возле ее матраца на полу сидел Тёмка с миской каши. Ощутив запах горячей еды, Надежда поблагодарила мальчишку и приняла миску из его рук. Поклевав немного, Надя вдруг догадалась спросить:
   - А ты сам-то поел?
   - Да, - как-то неуверенно ответил Артем.
   Девушка протянула ему все еще наполовину полную миску.
   - Да нет, ты кушай. Тебе поправляться надо, - запротестовал Тёмка.
   - Я уже наелась, правда, - улыбнулась Надя. - А тебе еще работать.
   Наблюдая, как мальчишка поглощает остатки скудного обеда, Надежда с какой-то грустью подумала, что своим побегом заработала себе своеобразный выходной. Хотя чувствовала она себя просто ужасно, но это было поправимо. Жаль только, что когда она снова сможет работать на поле, на ней обязательно попытаются отыграться за ее побег.
   После обеда ей стало немного лучше. И заснуть девушка уже не смогла. Лежать было неимоверно тоскливо. К тому же Надя чувствовала, что попросту начинает задыхаться. Услышав, что работавшие в поле каторжники вернулись на ужин, Надежда потихоньку вышла и направилась к ним. Тёмку она сразу не нашла. Поэтому просто подошла за своей порцией еды. Человек, стоявший на раздаче, был таким же невольником, как и остальные. Он не мог нарушить правило: "одна миска в одни руки", поэтому не дал Артему в обед порцию и для Нади. Но теперь, когда девушка пожаловала сама, не отказал ей, насыпав даже немного больше, чем обычно. Надежда благодарно улыбнулась и отошла в сторонку.
   Темки по-прежнему не было видно. Надя быстренько смолотила свою порцию и медленно пошла мимо сидящих на земле людей. Внезапно кто-то грубо развернул ее за локоть.
   - Уже выздоровела? - осведомился Бойд.
   Надя не ответила, пытаясь высвободить руку.
   - Ну уж нет, - ухмыльнулся надсмотрщик. - Раз встала - значит здорова, а раз здорова, то...
   Надежда все-таки вырвалась. И быстро побежала прочь. Но она была еще слишком слаба, поэтому Бойд даже не поспешил следом, понимая, что сегодня девушке от него не уйти.
  
   Спешившись и отведя в стойло своего коня, Роккарт решил еще немного пройтись вдоль построек. Каторжники уже заканчивали ужин. Женщины, при виде молодого надсмотрщика оживленно переговаривались. Рей почему-то точно знал, что сейчас там натихаря обсуждаются все его достоинства и недостатки, а также выгоды, которые сулило бы невольнице его внимание. Хотя Роккарта каторжники боялись и старались не злить, все знали, что беспричинной жестокости за ним не наблюдалось. К тому же он был одним из старших надсмотрщиков. А на чисто женский взгляд - еще и выгодно отличался внешностью. Серые глаза, четко очерченные скулы. Льняные волосы, еще больше выбеленные палящим солнцем, спускались ниже плеч и были перехвачены тесьмой у шеи. Ко всему прочему, если б он выбрал себе одну из наложниц, ее бы никто не посмел тронуть. Кроме, разве что Бена, управляющего плантации. Но тот вряд ли стал бы это делать - зачем портить отношения с человеком из-за какой-то юбки!
   Уже направляясь к своему домику, Роккарт вдруг заметил ту самую девчонку, которую вчера наказывали за побег. Она явно была чем-то очень напугана. Причина ее страха стала ясна Роккарту, как только следом за девушкой в поле его зрения появился Бойд, один из его помощников. Рей быстро оценил обстановку. Он первым подошел к девушке, не заметившей сразу его присутствия, и схватил ее за плечо. Девушка тихо вскрикнула и подняла глаза. Похоже, ей казалось, что все беды стремились одновременно свалиться ей на голову. Рей не стал ее разубеждать. Он просто потащил девушку за собой.
   В этот момент, откуда ни возьмись, появился мальчишка.
   - Нет, не надо! Отпусти ее!
   Он бросился на Роккарта с криком и кулаками. Рею пришлось отпустить девушку и схватить обеими руками рвущегося в бой паренька. Он встряхнул его за плечи и строго посмотрел в глаза. Ему непристало объяснять что-либо невольнику. Но можно было надеяться, что парень и сам все поймет. К тому же Бойд, разозленный до безобразия, все еще маячил за спиной. Отодвинув пацана, Рей подтолкнул девушку в спину:
   - Иди!
   Она послушалась. Но по мере приближения к небольшому домику, ее ноги шли все медленнее. На пороге девушка остановилась, упрямо не желая сделать ни шагу внутрь. Втолкнув ее в открытую дверь, Рей вошел сам и запалил светильник.
  
   Надежда отошла в дальний угол и стояла там, напряженно наблюдая за действиями Роккарта. Рей вытащил откуда-то из-под кровати матрац и бросил его на пол у Надиных ног. Кажется, надсмотрщик еще хотел что-то сказать, но вдруг, бросив взгляд в окно, выключил светильник и быстро выскочил за дверь.
   Он вернулся через несколько секунд, таща за шкирку упиравшегося Артема. Втолкнув мальчишку в помещение, Рей запер дверь на засов и грозно уставился на пойманного за подглядыванием невольника.
   - Ты где должен сейчас быть? - грозно произнес он почти шепотом.
   Артем рассеянно замер посреди помещения, глядя то на Надю, то на Роккарта. Потом подошел к девушке.
   - Я ее одну не оставлю! - заявил паренек.
   Рей сузил глаза. Потом медленно подошел к Артему:
   - Иди в барак. С ней ничего не случится.
   Артем заглянул в глаза строго смотревшего на него мужчины.
   - Обещаете?
   Рей кивнул. Выдворяя мальчишку на улицу, он тихо сказал ему вслед:
   - И поторапливайся. Мне не нужны неприятности.
  
   Утром Рей по привычке проснулся рано. Еще до того, как будили каторжников. И сразу же услышал тихий неразборчивый шепот. Свернувшаяся в клубочек на матраце в углу девушка беспокойно ворочалась и что-то говорила во сне. Роккарт оделся и вышел на улицу. Большинство людей еще спали. Но, тем не менее, Рей не удивился, заметив, что его уже дожидаются. Дрожащий на утреннем холоде мальчишка попытался сделать вид, будто его на самом деле здесь нет, но потом все же подошел к Роккарту и молча остановился перед ним.
   -Что, волнуешься? - усмехнулся Рей.
   Мальчишка не ответил.
   - Как тебя зовут?
   - Артем.
   - Артем... - Рей задумчиво поднял глаза на залитые светом восходящего солнца багровые пики гор. - А ее?
   - Я... не могу сказать, - произнес мальчик.
   - Почему?
   - Она так просила.
   - Странно, - лицо Роккарта стало задумчивым. - Она что, преступница с мировым именем?
   - Она не преступница, - убежденно сказал паренек.
   - Почему ты так уверен?
   - Знаю.
   - Она сказала?
   - Нет. Я просто знаю...
   Рей покачал головой.
   - Ты зря пытаешься ее защищать. Нет, это конечно правильно, если она тебе так нравится, - при этих словах мальчишка вспыхнул до самых ушей. - Но ты и сам можешь нарваться на неприятности. Если бы ты вчера набросился не на меня, а, скажем, на Бойда... Я бы не поручился за твою жизнь.
   - А почему вы на меня не рассердились? - спросил Артем.
   "Потому что я знаю, как ты здесь оказался. И считаю это неправильным. Недопустимым, - подумал Рей. - Потому что у меня у самого не осталось вообще ни одного родного человека. И, возможно, несколько лет назад я мог бы оказаться на твоем месте..."
   - Через десять минут побудка, - сказал Рей. - Ты должен к тому времени быть в бараке. Нечего всем знать, что ты шастаешь, когда остальные спять. А-то решат, что кое-кому работы мало. Иди... Артем.
   Вернувшись к себе в домик, Рей склонился над спящей и легонько тронул ее за плечо.
   - Кир! - выдохнула девушка, открывая глаза.
   Роккарт наблюдал, как на ее лице недоумение сменяется горьким разочарованием. В какую-то секунду ему показалось, что в широко открытых серых глазах заблестели слезы. Но девушка сдержалась и медленно поднялась на ноги.
   - Подъем, - сказал Роккарт. - Сейчас позовут на завтрак. У тебя есть минут пять.
   Девушка встала у небольшого огрызка зеркала, висевшего на стене. Кое-как продрав пятерней спутавшиеся волосы, она расправила одежду и посмотрела на сидевшего за столом Роккарта.
   - Вечером приходи сюда. Лучше если ты пока будешь ночевать здесь, - произнес он. - Если кто будет приставать, говори, что занята. Со всеми вопросами пусть идут ко мне. Если надумают.
   На лице девушки отразилось замешательство, но она, тем не менее, кивнула. "И правильно, - согласился Рей. - Сейчас ей не смущаться надо, а о себе думать".
   Снаружи послышались голоса выходивших на завтрак людей. Отворяя перед девушкой дверь своего домика, Рей вдруг спросил:
   - Тебе сколько лет?
   Девушка удивленно обернулась.
   - Двадцать один.
   Рей удивленно вскинул брови:
   - Надо же!
   Он не ожидал, что девушка окажется почти его сверстницей. В этом году Роккарту должно было исполниться двадцать два. Точной даты своего рождения он не знал, но если приблизительно... А он-то думал, что девчонка лишь на пару лет старше Артема. И все удивлялся - маловата для преступницы. Хотя, если рассудить, возраст тут большой роли и не играет.
  
   В этот день Наде пришлось работать наравне со всеми, несмотря на раны на спине, саднившие при каждом движении. Да и руки еще не зажили. Девушка наклонилась, срезая сочный стебель цимуса, и старалась больше не разгибаться. Но все равно белая блуза вскоре пропиталась кровью и присохла к спине. Надежда закусила губы. Она не могла позволить себе ни единого стона. На этот раз не из гордости, а просто потому, что неподалеку работал Тёмка. Он то и дело встревожено поглядывал на девушку, и Надя боялась, как бы при виде ее страданий пацан не натворил глупостей.
   Весь день девушка чувствовала на себе липкие завистливые взгляды остальных женщин с плантации. Во время обеда одна из них, высокая с большими сильными руками и довольно красивым смуглым лицом, подошла к Надежде и стала перед ней, меряя девушку грозным взглядом.
   - Ты знаешь, кто я? - произнесла наконец незнакомка.
   Надя молча смотрела на нее, поэтому той пришлось продолжать рассказ по собственной инициативе.
   - Меня зовут Алия. Вот этими руками, - она протянула по направлению к Наде грубые ладони, - этими руками я задушила девку, запрыгнувшую в постель к моему мужчине.
   Надя приподняла бровь, но большей реакции от нее не дождались. Тогда Алия нагнулась, так что ее лицо оказалось на одном уровне с Надиным, и зло прошептала:
   - Ты здесь новенькая. Так что нечего становиться мне поперек дороги. Если я еще раз увижу, что ты ночуешь в доме Роккарта, тебе непоздоровится!
   Надежда очень удивилась такой постановке вопроса. Она ведь, по идее, человек подневольный. И если б Рею пришло в голову этим воспользоваться, вряд ли девушка смогла бы что-либо с этим поделать. Другое дело, что в таком случае она бы сопротивлялась. Но, в конце концов, на мнение этой Алии Наде было совершенно наплевать.
   Женщина не отходила, перебивая своим видом весь аппетит. Надя уже хотела было ретироваться сама, но тут произошло неожиданное. Каким-то образом пустая миска Алии оказалась у Надиных ног. Алия возмущенно завопила. На шум явился Бойд.
   - Она забрала мою еду! - ткнула Алия пальцем в изумленную девушку.
   Обернувшись к Надежде, Бойд довольно осклабился и забрал еще далеко не пустую миску из Надиных рук.
   - Смотри мне, - пригрозил он Надежде. - Еще одна такая выходка - и тебе не миновать порки.
   Надежда только хлопнула глазами, глядя, как довольная Алия спокойно удаляется с ее едой. Бойд прекрасно все понимал, и надо сказать очень даже подыграл этой нахалке. Так что Надежда не стала возмущаться по поводу происходящей несправедливости - главной несправедливостью было уже само существование этой плантации, а все остальное по сравнению с этим - сущие мелочи. Напротив, девушке даже стало весело, когда она попробовала представить, как отбирает миску с кашей у этой здоровенной Алии. Да та ей шутя бы все кости переломала!
   Тёмка подошел к девушке вскоре после этого.
   - Что случилось? - спросил он. - Я слышал тут крики какие-то...
   - Ага, - кивнула Надя. - Видишь вон ту женщину? Так вот: только что я ее едва зверски не избила, а потом отобрала у бедняжки еду. А когда Алия, не желая молча сносить издевательства с моей стороны, заревела в голос, Бойд сразу пришел ей на помощь. И вежливо попросил меня больше не хулиганить. Вот такая история. Забавно, правда?
   Артем удивленно заморгал, а Надя звонко рассмеялась. Но быстренько притихла, заметив, что на нее внезапно обернулись все присутствующие. Решив больше не привлекать излишнего внимания к своей персоне, Надежда опустила глаза и взяв в руки какую-то палочку, принялась выводить узоры на земле. Скоро, совсем скоро ее найдут... И уж конечно, без Артема она никуда не пойдет - нечего мальчишку здесь оставлять. Надежда улыбнулась украдкой, представляя, как обрадуется Тёмка негаданной свободе.
   После получасовой передышки работать было даже труднее. Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и этот слишком длинный день закончился. Быстро смолотив за ужином свой паек, Надежда еще раздумывала, что ей делать. Идти сразу к Роккарту было как-то... неудобно, что ли? Надя фыркнула, удивляясь подобным мыслям. После того, как Бойд и его дружок Ларри застали ее в душе, как вся плантация видела ее полуобнаженной у злосчастного столба, стесняться вроде было нечего. Девушка глубоко вздохнула, набираясь смелости. Принять верное решение ей помог Бойд. Заметив его издалека, девушка тут же подхватила руками слишком длинный подол темно-красной юбки и побежала в сторону домиков.
   Роккарта там не оказалось. Надежда поняла это, когда после легкого стука в дверь, на который она решилась с огромным трудом, ей никто не открыл. Девушка обернулась в полной растерянности, пытаясь сообразить, что ей теперь делать. Верные мысли никак не приходили. Девушка совсем растерялась и нерешительно заметалась возле двери.
   - Что, на этот раз твои услуги не понадобились?
   Надежда вздрогнула, увидев приближавшихся к ней Ларри и Бойда. Она метнулась в сторону и побежала, не особенно соображая куда. Ей просто надо было найти хоть какое-то укромное место, чтобы спрятаться. Но это оказалось совсем непросто. Ее преследователи, похоже, наслаждались беспомощностью своей жертвы. Надя хотела было нырнуть в подступавшие совсем близко заросли цимуса, но там ее все равно настигли бы, а поблизости от построек девушка могла надеяться наткнуться на Роккарта или пробраться к женскому бараку. Хотя, вряд ли преследователи не пошли бы туда за ней. Но возможно, там сработала бы конкуренция.
   Спрятавшись за какими-то инструментами, Надя проследила взглядом, как Бойд и Ларри обогнули конюшню. Только тут Надя решилась перевести дыхание. "Сегодня я популярна, как никогда" - невесело подумала она. Решив, что ей больше ничего не угрожает, девушка медленно попятилась, но какой-то звук за спиной заставил ее обернуться.
   - Попалась, - губы Ларри растянулись в пренеприятнейшей улыбке. - Держи ее, Бойд.
   Надя бросилась в строну, но Бойд преградил ей дорогу. Грубо обхватив ее поперек туловища, он с помощью приятеля, пытавшегося схватить брыкавшуюся добычу за ноги, потащил ее в сторону конюшни.
   Надя попыталась закричать, но ей быстро завязали рот. Это, правда, не помешало Наде попытаться привлечь чье-нибудь внимание мычанием, но звуки, которые она издавала, получались совсем не громкими. Затащив девушку на конюшню, приятели швырнули ее на грязный земляной пол, кое-где укрытый высушенной травой. Надежда, почувствовав относительную свободу, попыталась вскочить и сорвать закрывающую рот повязку. Но не тут-то было. Лишний шум никого кроме нее не устраивал. Поэтому руки девушке быстро перетянули ремнем и привязали к деревянной оградке возле одного из стойл. Оставались еще ноги. Отчаянно брыкаясь, Надежда смогла потянуть время еще немного.
   Утихомирив девушку, Ларри с некоторым сомнением покосился на приятеля:
   - А если Роккарт узнает? Она же еще пожалуется...
   - Ничего! Думаешь, он будет возмущаться из-за какой-то девчонки? - отмахнулся Бойд.
   - А вдруг?
   - Не будет. Все равно его еще нет. Значит пока она ему и не нужна. А потом мы ее все равно отпустим. Пусть тогда и идет к Роккарту, если хочет.
  
   Надя все еще отчаянно извивалась. Она не переставала надеяться, что вот-вот что-то произойдет и спасет ее. Но это что-то все не происходило. Юбка, которую потянули за подол, слезла сразу же, соскользнув с бедер. На миг ее ноги отпустили, и девушка начала брыкаться с удвоенной силой. Ее пальцы собрали с пола пучки сухой травы и вместе с пылью и крошками земли швырнули это все в лица обидчиков. Те на время опешили. Особенно Ларри, которому большая часть пыли попала в глаза. Бойд принялся старательно отплевываться.
   - Вот черт! Стерва...
   Последовавший за этом удар заставил Надежду всерьез обеспокоиться о сохранности собственных зубов. Но, кажется, на этот раз обошлось лишь разбитой в кровь губой. Воспользовавшись тем, что и Ларри, и Бойд все еще отплевывались и прочищали глаза, девушка перевернулась на живот и подползла к оградке, пытаясь распутать веревки на руках. Она первой увидела тень, появившуюся в дверях конюшни. Ведя под уздцы своего коня, вошел Роккарт. И остановился на пороге. Надежда обратила к нему полный мольбы взор, опасаясь, что он сочтет все происходящее вполне нормальным. В это время Бойд потянул ее за ноги, и девушка вновь оказалась распластанной на полу.
  
   Конь Роккарта внезапно громко заржал. Бойд и Ларри обернулись на звук, и увидев Рея, быстро поднялись с земли.
   - Эта девушка моя, - ровным тоном произнес Роккарт. - Она вам не сказала? Значит, это говорю я. Рзвяжите.
   - Но... - начал было Бойд.
   Роккарт угрожающе прищурился и больше ему никто не решился возразить - все-таки начальник. Поэтому Надю быстро освободили от веревок, а потом ее обидчики, стараясь не проходить близко от Рея, вышли из конюшни.
   Роккарт подошел к девушке, все еще почему-то прижимавшейся к деревянной оградке. Наклонившись, Рей понял, что она просто беззвучно плакала. То, что происходило или могло произойти сегодня, было обычным делом на таких плантациях. Девушке, можно сказать, еще очень повезло. Но Рей почему-то почувствовал себя виноватым. Напоминая себе, что перед ним, скорее всего, такая же как все преступница, он тем не менее присел рядом. Плечи девушки вздрагивали, и голову она не поднимала. Рей легонько дотронулся до ее спины:
   - Пошли.
   Девушка дернулась. Рей заметил расплывающиеся на тонкой ткани блузы красные полосы и убрал руку. Перестав плакать, девушка встала и, все еще не поднимая головы, подняла валяющуюся тут же юбку и натянула ее на себя. А затем замерла, сцепив пальцы.
   Рей пошел наружу. Девушка шла рядом, не отставая ни на шаг. Когда Роккарт впустил ее в свой домик, она сразу же села на матрац в углу, прижавшись спиной к стене подтянув колени к груди.
   Рей не стал узнавать, как все произошло. Лишь на всякий случай спросил:
   - Они не успели?
   Девушка отрицательно покачала головой. Волосы почти закрывали ее опущенное лицо. Прошло некоторое время, когда Роккарт вдруг услышал тихий шепот:
   - Спасибо.
   Рей налил чай и протянул чашку девушке:
   - Пей.
   Она взяла чашку и оплела ее теплые бока тонкими пальцами. Похоже, приятное тепло ее и правда немного успокаивало. Роккарт прикрутил светильник. Ему не хотелось, чтобы сейчас в окно заглядывали любопытные. Он сел на кровать и задумчиво уставился на устроившееся в углу существо.
   - Почему ты попросила Артема не рассказывать никому, как тебя зовут? - вдруг спросил он.
   Девушка подняла голову и, на секунду задумавшись, пожала плечами
   - Когда я буду свободной, я скажу свое имя. А пока... пока незачем. Тут у всех номера. Да мне и не хочется, чтобы кто-нибудь вроде тех двоих называл меня по имени.
   - Странно...
   - Да нет, ничего странного.
   Роккарту вдруг стало любопытно еще немного пообщаться с девушкой. К тому же за разговором она постепенно успокаивалась.
   - Ты как сюда попала? - поинтересовался Рей.
   - Сама толком не знаю... Просто оказалась не в то время и не в том месте.
   - Интересно.
   - Нет. Неинтересно, - ответила девушка. - Со мной такое слишком часто случается.
   - Артем почему-то уверен, что ты не преступница.
   Девушка пожала плечами.
   - Так он прав? - переспросил Рей.
   - По крайней мере, я с ним согласна.
   - Когда я тебя увидел впервые, мне показалось, что ты сюда попала совершенно неслучайно. Слишком спокойно ты себя вела для невинно осужденной.
   - Я просто старалась не лезть на рожон. И думала, как сбежать. Это у меня даже получилось, правда ненадолго, - девушка вздохнула. - К тому же я не невинно осужденная. Я вообще не осужденная.
   - Но тебя же привезли вместе с преступниками!
   - Да.
   - Ладно, не хочешь - не рассказывай.
   Рей и не думал обижаться на неожиданную скрытность его "гостьи". В конце концов, каждый имеет право на тайны. Он улыбнулся.
   - Ты, я вижу, надеешься скоро уйти отсюда. Что ж, надежда - это очень хорошо.
   - Очень, - подтвердила девушка.
  
  
   Утро было ясным и светлым. Перевязав лоскутками руки, Надежда склонилась над очередным стеблем. Срезала его у самого основания и равнодушно наблюдала, как качнулись плотные листья. Потом оттащила срезанное растение в сторону. Она на минуту подняла глаза к небу, проводив взглядом единственное крохотное облачко. Даже не стоило надеяться, что оно хотя бы на минуту закроет знойное солнце. А жгло сегодня нещадно. Но зато поднялся легкий ветерок, и работавшие в поле люди старались полностью насладиться каждым его порывом.
   Вышло так, что никто из трудившихся неподалеку не заметил приближающегося верхом на лошади в сопровождении своих помощников управляющего. Бен внимательно смотрел за работой каторжников, время от времени переговариваясь с Ларри. Роккарт, начавший объезжать свой участок с другой стороны, заторопился навстречу.
   Надежда как раз выпрямилась, лишь ненадолго решившись разогнуть спину. Неподалеку стоял, мечтательно глядя в ясное небо Артем. Девушка невольно улыбнулась, глядя на мальчишку. Ничего, скоро он не будет мечтать о свободе - он получит ее. Надя уже собиралась снова нагнуться и взяться за работу, как вдруг какой-то шум заставил ее обернуться. Фигура управляющего, сидевшего верхом на лошади, возвышалась над зеленой стеной цимуса. Бен хмуро окинул взглядом близлежащий участок. При виде замечтавшегося подростка, его рука потянулась к хлысту.
   Тёмка обернулся совсем не вовремя. Удар, предназначавшийся его спине, пришелся по незащищенному горлу. Мальчишка захрипел и упал на землю, царапаясь о торчавшие из почвы пеньки. Надежда вскрикнула и бросилась к нему, закрывая подростка своим телом от новых ударов.
   - Нет! Не надо!
   Рей, подоспевший как раз в эту минуту, понял, что опоздал. Он резко повернулся к управляющему.
   - Бен, зачем?
   - Так получилось, - пожал плечами тот.
   Роккарт сжал челюсти. Он смотрел, как девушка положила голову Артема к себе на колени.
   - Тёма, Тёмка...
   Она осторожно вытерла рукавом окровавленные губы мальчишки, который все никак не приходил в себя. Потом подняла глаза на всадников.
   - Врача! Пожалуйста, позовите врача...
   - Ему уже не нужен врач, - ответил Бен. И махнул рукой двум работавшим неподалеку мужчинам. - Унесите.
   - Нет!
   Девушка ощетинилась, словно волчица, охраняющая свое дитя. Мужчины, уже было подошедшие, остановились в нерешительности, переводя взгляд с нее на управляющего.
   Надежда собиралась защищать неподвижно лежавшего Артема несмотря ни на что. И не отдавать его этим двоим. Неизвестно еще, захотят ли его лечить. Надо, надо самой добиться...
   - Позовите врача! - повторила она.
   Бен выругался. Девушка некоторое время выжидательно смотрела на него, а потом внезапно вздрогнула и наклонилась, пристально глядя на бледное лицо Артема. Кажется, управляющий сказал, что врач уже не нужен... И только теперь до нее начал доходить жестокий смысл этих слов. Она осторожно притронулась к запястью мальчика и почувствовала, что земля под ними начинает немилосердно раскачиваться, а весь окружающий мир расплывается сплошной какофонией звуков и красок.
   Дальше оставаться сторонним наблюдателем Роккарт не смог. Он соскочил с коня и подбежал к девушке, все еще обнимающей неподвижное тело. Сердце болезненно сжалось при виде совсем еще детского лица Артема. Рей осторожно провел рукой по лбу мальчишки, отводя выгоревшие на солнце пряди. Как же так получилось, что на этот раз мальчишку не удалось спасти? Причем не только от порки. На этот раз юный мечтатель поплатился жизнью. Роккарт попытался забрать тело Артема из рук девушки.
   - Я сам отнесу его, - прошептал Рей.
   Он поднял глаза, проверяя, поняла ли она его или нет, и застыл, встретившись с тяжелым решительным взглядом серых глаз.
   Внезапно взвившись с места, девушка с глухим рычанием бросилась к всадникам, но упала, сбитая с ног ударом хлыста. Но тут же снова поднялась и пошла дальше. Рею показалось, что девушка сошла с ума. И он на миг испугался, что ослушницу вот-вот постигнет участь ее друга. Но вдруг случилось невероятное. Когда хлыст просвистел, обжигая кожу на ее плече, девушка вдруг изловчилась и перехватила его рукой. Все удивленно замерли. Управляющий естественно не мог ожидать от этой девчонки подобной наглости. Но вскоре опомнился и с силой рванул хлыст на себя. Естественно сил у него было куда больше, поэтому девушка с ободранной в кровь рукой упала на землю. Невероятно, но после этого она все равно и не думала сдаваться. Нащупав пальцами толстый стебель недавно срезанного растения, девушка вооружилась им и снова поднялась на ноги. Прочитав явное намерение убить в полыхающих ненавистью серых глазах, управляющий даже потянулся к пристегнутой у пояса кобуре, но в это время на взбесившуюся каторжницу набросились его помощники и снова повалили ее на землю.
   - Не надо, Бен! - закричал Роккарт, видя, что управляющий заносит руку для удара. - Ты же только что убил ее друга!
   - Ну и что, - возразил Бен, все же опуская хлыст. - Я не позволю, чтобы какая-то каторжница перечила мне. Она ведь пыталась напасть!
   - Да брось, она даже не смогла подойти!
   - Сегодня она не смогла. А завтра кто-нибудь увидит, что ее даже не наказали, и тоже вздумает попробовать.
   Видя, что девушка пытается подняться, Рей с силой прижал ее к земле. В ответ раздалось рычание. Она пыталась вырваться, но Роккарт все же был мужчиной, и довольно сильным. Поэтому, хоть и с трудом, заставил ее остаться на земле.
   - Отведи ее к столбу, - приказал Бен. Рей понял, что возражать бессмысленно.
  
   Надежда еще некоторое время сопротивлялась. Конечно, ее безумная попытка отомстить Бену была заранее обречена на неудачу. Но сейчас ей было абсолютно безразлично, что будет с ней дальше. Она по-прежнему надеялась на какое-то чудо. До сегодняшнего утра эта надежда ее редко подводила. Но когда Тёмка, несмотря на все ее уговоры, так и не открыл глаза, Надя окончательно разуверилась в какой бы то ни было рациональности устройства этого мира. Поэтому ею теперь овладело желание самой позаботиться о торжестве справедливости. Надежда шла, не глядя ступая босыми ступнями по свежим пенечкам цимуса. Рей крепко держал ее за руки. Наверное, он все-таки был прав, когда не позволил ей продолжить бессмысленные атаки, но тогда девушка этого не понимала, и зло шипела ему в лицо обвинения в том, что не успел, не заступился, не спас... А теперь осознавала, что и сама виновата не меньше - она ведь тоже не заметила приближения Бена. А ведь окликни кто Артема заранее - он был бы сейчас жив. О том, что управляющий вовсе не хотел убивать ребенка, Надя не думала. Ей было достаточно того факта, что так случилось, и что смерть мальчишки взволновала Бена не больше, чем нечаянно раздавленное подошвой ботинка насекомое.
   Роккарт в свою очередь не упрекал девушку за глупость. Конечно, у нее теперь будут крупные неприятности, но она, в отличие от Рея, по крайней мере не побоялась... И сделала то, что так хотелось сделать и самому Роккарту. У этой девчонки хватило смелости броситься на управляющего. Правда, теперь она за это дорого заплатит.
   Оглянувшись, Рей увидел, что следом один из каторжников несет Артема... Роккарт хотел сначала сам это сделать, но потом понял, что лучше ему остаться с девушкой. Ей сейчас помощь нужна куда больше.
   Когда ее привели на площадку, Надежда прижалась виском к гладкому дереву вбитого в землю столба, невесть как остававшемуся прохладным под жарким солнцем Марины. Она догадывалась, что ее ждет. Пусть... За такой поступок наказание должно было последовать самое суровое. Но умирать Надя не собиралась. Когда Рей привязал ее руки к железному кольцу, она подняла на него глаза. Роккарт нахмурился и вдруг сказал:
   - Прости меня.
   Надежда покачала головой.
   - Не за что. Это твоя работа, ведь так?
   - Скажи, ты действительно не преступница?
   - Это уже не имеет значения, - прошептала Надежда. Потому что если ей удастся выбраться отсюда, она планировала убить человека. И отомстить за смерть мальчика, который был ее другом.
   На этот раз управляющий не поручал наказание провинившейся невольницы своему помощнику Ларри. В этот день каторжников лишили обеда. Но так получилось, что люди не получили не только хлеба, но и зрелище тоже не удалось. После нескольких сильных ударов Бену надоело это занятие, потому что ослушница не только молчала, но, казалось, вообще ничего не чувствовала. Если б не более-менее осмысленное выражение ее глаз, могло показаться, что у столба привязан бесчувственный труп.
   А Надя и правда ничего не чувствовала. Перед глазами ее стояло лицо Тёмки с кровью на побледневших губах. И от этого видения было так больно, что удары хлыста по и без того не зажившей еще спине казались по сравнению с этим ничего не стоящими пустяками.
   Когда Бен ушел, девушку пришлось еще охранять и от недовольных каторжан, которым из-за нее не дали обед. Это было, кажется, пострашнее хлыста. Рассерженные мужчины и женщины готовы были, по всей видимости, разорвать ее на кусочки. Никакой солидарности в связи с тем, что любого из них могла постигнуть подобная участь, они, кажется, не испытывали. Теперь девушка действительно испугалась за свою жизнь. Она лишь зажмурилась и прикрыла локтем лицо, пряча глаза. Чьи-то руки уже царапали израненную спину, хватали за грудь и дергали волосы. Девушка попыталась плотнее прижаться к столбу. К счастью, людей скоро погнали обратно в поле, и Надя осталась одна. Она подняла глаза к ясному небу. Похоже, ее ждал очень длинный день. И это надо было пережить.
  
  

Глава 9

  
   - Этот объект седьмой по счету, - задумчиво пробормотал Виталий, глядя на приближавшиеся красноватые пики. - Если здесь ее нет, станется еще один, последний.
   Мысль о том, что Константин мог попросту расправиться с опасным свидетелем еще до того, как добрался до Марины, и раньше стучалась в голову, но Кир старался об этом не думать. Все сразу решили, что Константин не упустит даже малой выгоды, и продаст девушку на плантацию вместе с каторжниками, в полной уверенности, что на Марине ее все равно никто не найдет. Ведь не могли торговцы живым товаром предугадать, что по какой-то случайности Киру станет известно о некоторой причастности Макса Славина к исчезновению девушки. Тут по большему счету следовало благодарить любопытную Ясу, прочитавшую присланную ее брату записку. Если б не это...
   Иное развитие событий Кир даже не хотел себе представлять. В том числе и по той причине, что Максим сидел сзади. А рядом с ним Антон и Стен, вполне понимающий, но не одобряющий проявления внезапной агрессии со стороны племянника.
  
   АВП остановился не перед непосредственным входом в лощину со стороны пустыни, который, судя по карте, здесь имелся. Если внутри окажется плантация, то приближающихся со стороны песков людей заметят сразу. Поэтому Виталий подрулил к бурому склону, покрытому у подножья зеленовато-фиолетовыми зарослями. При виде растений Максим почувствовал, как по спине пробежал холодок - он еще не забыл, как совсем недавно такая же "рощица" пытались им поужинать.
   Механическая птица вспорхнула с руки Стена, и некоторое время спустя все с облегчением увидели на мониторе, что на этот раз нашли именно плантацию, причем далеко не заброшенную. Меж сочно-зелеными стеблями цимуса, уже на треть убранного, виднелась тонкая лента какой-то речушки. Ближе к левому от путешественников краю находились многочисленные деревянные постройки. В длинных строениях угадывались бараки для каторжников. Напротив них, немного особняком, стояли домики надсмотрщиков и управляющего. Между постройками располагался утоптанный множеством ног участок земли, посредине которого был врыт в землю традиционный для таких плантаций столб.
   - Надо дождаться темноты. Снова попытаемся узнать что-нибудь у охраны, - сказал Стен. - Но это не значит, что пока мы не можем сами понаблюдать за происходящим на плантации, - добавил он.
   Оставив свой транспорт у подножья горы, а вместе с ним и Макса под бдительным присмотром Антона, Стен, Кир и Виталий обогнули склон и, прикрываясь за большими валунами от возможных наблюдателей со стороны плантации, выбрали довольно удобное место для наблюдения.
   - Ну-ка, посмотрим, - Черненко поднял к глазам свой бинокль. Остальные сделали то же самое.
   Похоже, на плантации было время обеда. Потому что на этот раз в поле никого не было. Все собрались многочисленной толпой на площадке между постройками.
   - Там что-то происходит, - сказал Витя. - Кажется, кого-то наказывают.
   Почему-то Кир сразу перестал искать Надежду в толпе каторжан. Там было не очень много женщин и, несмотря на расстояние, шансы обнаружить Надю среди них были довольно высоки. Но его внимание сразу переключилось на виновника "торжества". Как только Кир понял, что привязанный к столбу человек - женщина, ему вдруг стало совершенно ясно, что поиски наконец завершены. Надежда снова умудрилась оказаться в центре внимания. Правда, в этом как раз не было ничего хорошего.
   Здоровый мужчина в широкополой шляпе, скрывающей от наблюдавших его лицо, обошел вокруг столба и, отойдя на некоторое расстояние, взмахнул хлыстом. В этот момент Стен, тоже узнавший в стоящей у столба фигурке Надежду, быстро схватил за плечо рванувшегося было Кира.
   - Назад!
   Кир обернулся, и Стен строго произнес, глядя в полыхающие глаза своего племянника:
   - Не сейчас!
   - Ее же убьют!
   - Это не в их интересах, - возразил Стен. - За нее заплачены деньги. А эти люди не захотят потом отвечать перед хозяином...
   Кир снова поднял к глазам бинокль. И сжал челюсти. Он конечно понимал, что при свете дня их небольшую группу быстро обнаружат часовые. Потому что пробраться на плантацию можно было только по открытой местности или по широким тропам, вырубленным на всякий случай в хищных зарослях, обильно покрывавших склоны с внутренней стороны. Стен был прав. Но... Кир вцепился пальцами в служивший ему укрытие бурый валун. Новые удары обрушивались на обнаженную спину девушки. Надежда, кажется, совсем не двигалась. Наконец человек в шляпе спрятал хлыст и подошел к столбу. Кажется, он задавался тем же вопросом, что и Кир - жива ли девушка. Видимо получив-таки ответ на свой вопрос, этот человек ушел. А к столбу тут же подошли чем-то недовольные люди. На некоторое время они скрыли девушку от взгляда наблюдавших за этим с горного склона людей, но потом какой-то светловолосый парень, похоже один из надсмотрщиков, пробрался в гущу толпы и отогнал людей. Кир вперился взглядом в неподвижную фигурку Надежды.
   - Жива?
   - Жива, - ответил Стен. Он был в этом уверен. К тому же недавно все они видели, как поступают с мертвыми рабами.
   Тем временем светловолосый надсмотрщик вынул флягу с водой и, смочив руку, провел ею по лицу девушки. Кир мысленно сказал ему "спасибо", считая, однако, что человек, работающий на такой плантации, не заслуживает доброго слова.
   Наконец девушка подняла голову. Она стояла спиной к наблюдавшим, и ее лица видно не было. Но, по крайней мере, сомнений больше не оставалось - Надежда была жива. Кир медленно выдохнул и вдруг обнаружил, что Стен все еще крепко держит его за плечо.
   - Хорошо, будем ждать темноты, - произнес Кир, и Стен убрал руку. - Но надо, чтобы кто-то постоянно наблюдал за происходящим.
   - Верно, - согласился Стен. - А еще нам бы не помешало разведать все тропы, ведущие к плантации через заросли. Со стороны пустыни мы подойти не сможем, да и отступать туда будет очень неудобно - мы просто станем удобной мишенью для охранников.
   Стен обернулся к Виталию.
   - Иди, предупреди Антона. И еще... Надо решить, что делать с Максимом. На этот раз некому будет остаться его охранять.
   - И зачем мы вообще его брали, - проворчал Кир.
   - Он мог пригодиться.
   - Зачем например?
   - Например, обменять на него Надю. Хотя в данной ситуации это не выйдет. Вряд ли нас захотят просто так отпустить, учитывая, что мы знаем об этом своеобразном бизнесе.
   Кир усмехнулся, представив себе реакцию Макса, если бы его и вправду решили обменять. И даже пожалел, что насладиться подобным зрелищем ему по всей вероятности не придется. Он снова поднял к глазам бинокль, изучая местность и возможные подходы к плантации. Но взгляд то и дело возвращался к почти неподвижной фигурке, стоявшей под палящим солнцем с обнаженной почти сплошь иссеченной в кровь спиной. Представляя себе, что возможно пришлось вынести Надежде за эти дни на плантации цимуса, Кир чувствовал лишь с трудом преодолимое желание сию же минуту мчаться туда, вниз и вытаскивать своего лисенка из этого ада. Но ради самой Надежды, ради удачи всего предприятия следовало еще немного подождать.
  
   Сумерки, как всегда, сгустились быстро. Но Наде показалось, будто прошла целая вечность, пока изнуряющая жара, от которой даже мысли начинали путаться и становиться какими-то нечеткими, расплывчатыми, сменилась вечерней прохладой.
   Каторжники вернулись с поля на ужин. Надя почувствовала, как сводит от голода желудок. И поискала глазами Тёмку... А потом снова уткнулась лбом в деревянный столб, чувствуя, что вот-вот заплачет. Несколько раз глубоко вздохнув, девушка подняла глаза к небу, на котором уже начинали появляться первые звезды. И прошептала одними губами:
   - Тёмка...
   Где-то вдалеке показалась фигура управляющего, возвращавшегося в свой домик. Девушка проводила его злым взглядом.
   Люди потихоньку расходились, скрываясь в бараках. Надежда уже решила, что осталась одна. Но тут почувствовала, как чья-то рука легла ей на плечо. Прикосновение было неприятным, и девушка дернулась, оглядываясь через плечо. На нее с неприятной ухмылкой смотрел Бойд. Узнав его, Надя устало отвернулась и снова прижалась виском к столбу. Отсутствие какой бы то ни было реакции с ее стороны Бойда, похоже, мало устраивало. Поэтому он обошел Надежду так, чтобы видеть лицо. Хищный взгляд ощупал поднятые вверх руки и обнаженную грудь.
   - Ну и что ты теперь скажешь? - прошипел Бойд.
   Его пальцы схватили Надежду за волосы, заставляя поднять лицо.
   - Ты настроила Роккарта против меня и Ларри. Но после твоего поступка неприятностей у нас не будет. Потому что ты не заслужила хорошего обращения. Бен подтвердит это и не позволит больше Роккарту защищать тебя.
   Презрительный взгляд обращенных на него серых глаз окончательно вывел Бойда из себя. Сначала он хотел просто немного полапать недотрогу, так отчаянно сопротивлявшуюся накануне, а теперь беспомощно стоявшую у столба. Но теперь злость полностью заслонила невинное с точки зрения Бойда желание позабавиться. Он с силой прижал девушку к столбу, выхватывая висевший у ремня хлыст. Но ему помешали.
   - Не сметь! - раздался грозный окрик.
   Бойд обернулся и с некоторым испугом узнал своего начальника. Лицо Роккарта было неожиданно спокойно, но, глядя ему в глаза, Бойд понял, что лучше молча уйти. Едва он скрылся где-то в районе женского барака, Рей подошел к девушке.
   - Ты как?
   - Живая, - прозвучал ответ.
   Роккарт остановился в нескольких шагах, почему-то не решаясь подходить.
   - Тёмка?.. - тихо прошептала девушка.
   - Его уже похоронили. Как положено.
   "Так быстро..." - подумала Надя. И вздохнула.
   - Потом покажешь место...
   Рей резко повернулся:
   - Ты еще думаешь о "потом"? Кажется, сейчас тебе полезней подумать, как пережить сегодняшнюю ночь. Будет холодно, но отпускать тебя Бен не разрешил.
   - Я всегда думаю о "потом" - ответила Надежда.
   - И когда сегодня утром бросилась на управляющего, вооружившись срезанным цимусом? Ты тоже думала?
   Надежда промолчала. Она ни капли не жалела о том, что сделала. Хотя понимала, что сегодня ей в любом случае не удалось бы отомстить. Ничего, когда-нибудь ее должны отвязать. И тогда она обязательно что-нибудь придумает. А пока...
   - Как твое имя? - спросил Рей. - Или хочешь остаться безымянной мученицей?
   Девушка покачала головой. Она не сердилась на Роккарта за резкий тон. Он не должен был помогать каторжнице, но уже не раз пытался облегчить ее участь. И не мог пока полностью объяснить самому себе такого поведения. А началось все с того, что Рей пытался уберечь от кнута шестнадцатилетнего мальчишку по имени Артем. Наверное, в душе он был совсем неплохим человеком. Если так пойдет и дальше, Рей больше не сможет работать надсмотрщиком на плантации. И, кажется, он сам прекрасно это понимает.
   - Мы познакомимся позже... Когда я буду свободна, - ответила Надя. И вдруг улыбнулась уголком губ.
   - Все еще надеешься?
   Роккарт со странным ощущением какой-то тупой злости смотрел в серые глаза этой странной девушки. Злился он на себя. "Сначала мальчишка, потом..." - Рей сжал кулаки. Так дальше продолжаться не может. Он должен решиться на что-то, поступить правильно... У него даже мелькнула мысль помочь этой девчонке сбежать, но куда? Кругом пустыня и горы, окруженные зарослями ядовитых растений. Либо ее найдут и снова подвергнут наказанию, на сей раз более суровому, либо девушка просто умрет от голода. Даже если он убежит вместе с ней, это не поможет. Рей тряхнул головой, в некотором смущении отводя взгляд от полуобнаженного тела привязанной к столбу девушки. И вдруг услышал ее тихий шепот:
   - Надежда.
   - Что? - переспросил Рей.
   - Меня зовут Надежда, - сказала девушка.
   Роккарт удивленно поднял брови, дивясь такому неожиданному признанию. Но как следует подумать над этим не успел. Внезапная тупая боль в затылке лишила его сознания, опрокидывая в сплошную тьму.
  
   - Он жив? - спросила девушка глядя на лежащего на земле Роккарта.
   Кир кивнул. Не говоря ни слова, он перерезал веревки на руках Надежды и на мгновение прижал к себе нетвердо стоявшую на затекших ногах девушку.
   - Кир... - Надежда подняла голову, заглядывая ему в глаза.
   Кир быстро коснулся губами ее виска. Потом наклонился и подал Наде валявшуюся неподалеку блузу. Надежда решила, что сейчас не время смущаться, поэтому быстро всунула руки в рукава и продела в ворот голову. И тихо ойкнула, когда ткань коснулась израненной спины.
   Обернувшись, девушка тут же увидела Стена.
   - Идти сможешь? - спросил он.
   Надя ответила уверенным кивком. Кир взял ее за руку, и они побежали вслед за Стеном к ограде.
   Видимо кому-то на плантации пришло в голову прогуляться среди ночи. Потому что тревогу подняли почти сразу. Стен махнул рукой поджидавшим их Виталию и Антону.
   - Бегите в другую сторону, - сказал он племяннику. - Погоню мы отвлечем на себя. Встречаемся у машины.
   И они разделились. Стен направился в одну сторону, туда, где его ждали. А Надя с Киром нырнули в солидную брешь в сплошной стене растений. Со всех боков к бегущим по тропинке людям тянулись ветви с каким-то странным шелестом, больше похожим на шипение змей. В другое время Надежда обязательно испугалась бы, но сейчас было просто некогда. Неведомо откуда нашедшиеся в измученном теле силы несли ее вперед. Но когда толстая лиана просвистела над головой вовремя пригнувшейся девушки, лишь по счастливой случайности не свернув ей шею, Кир подхватил Надю на руки, закрывая ее своим телом от хищных щупалец. Надежда не протестовала. Не потому, что была согласна, а просто чтобы не задерживать Кира, обремененного теперь отнюдь не легкой ношей.
   Где-то сзади и справа от них послышались выстрелы. Охранникам и надсмотрщикам отвечали залпы лучеметов. Погоня действительно направилась по ложному следу. И девушка очень надеялась, что Стен и его спутники смогут благополучно уйти. К тому же она не смогла бы сейчас вынести все трудности стремительного бегства.
   Внезапно одной из тянувшихся к беглецам ветвей удалось схватить Кира за ногу и обвить голень. Выхватив лучевой пистолет, Кир одним бесшумным выстрелом отсек щупальце, но обрубок ветви, сжимавший его ногу, не хотел так просто отпускать добычу. Пришлось на несколько секунд опустить девушку на землю. Кир смог оторвать хищное щупальце, с удивлением заметив, что оно почти проело дыру в его форменных брюках.
   Спасаясь от воспользовавшихся небольшой заминкой растений, беглецам в конце концов удалось выбраться из зарослей. Оказавшись на каменистой почве горного склона, Кир поставил девушку на ноги. Здесь их не могли заметить с плантации. Погоня пошла в другую сторону, а значит можно было позволить себе минутную передышку.
   - Что там? - спросил Кир в переговорник.
   - Мы почти отбились, - услышала Надежда голос Стена. - Но нам придется возвращаться к машине длинной дорогой. Так что вы, возможно, будете там раньше нас. И будьте на связи!
   - Хорошо.
   - С ними все в порядке, да? - подала голос Надежда.
   - Кажется да, - ответил Кир, обнимая девушку. - Ой, прости! - Кир виновато убрал руки с Надиной спины. - Больно?
   - Не очень.
   Заглянув через ее плечо в широкий вырез пропитавшейся кровью блузы, Кир нахмурился.
   - На тебе места живого нет.
   - Есть! - возразила Надежда.
   Кир покачал головой.
   - Садись!
   Надя села на камень, а Кир опустился на корточки перед нею.
   - Не возражаешь, если я немного укорочу твою юбку? - спросил он.
   Оторвав от подола пару довольно широких полос, Кир обмотал ими ступни Надиных ног.
   - Тут много мелких камней. Босиком не пройдешь.
   - Ничего, я привыкшая.
   Надежда уже не ощущала никакого страха. Она была просто счастлива. Похоже, кошмар закончился. Кир и Стен здесь. Значит, теперь все будет хорошо.
  
  

Глава 10

  
   Надежда старалась идти как можно быстрее, но это получалось у нее все меньше. Им с Киром предстояло добраться до перевала. Пока приходилось идти вверх. Надя начала заметно слабеть, задыхаясь от быстрой ходьбы. Но не сдавалась, упорно пытаясь держать темп. Кир сейчас не мог ей помочь. К тому же у него самого почему-то начала болеть нога. Каждый шаг давался все с большим трудом. Но приходилось сжимать зубы и идти дальше.
   Боль скоро стала почти невыносимой. Нога уже не слушалась. Кир еще шел некоторое время, придерживаясь рукой за камни. Но потом остановился, привалившись к щербатому валуну.
   Поравнявшись с Киром, надежда заметила, что его лицо неестественно побледнело.
   - Что случилось? - испугалась она.
   - Пока не знаю.
   Кир сел на землю и поднял штанину на беспокоившей ноге. В скупом свете звезд он увидел два ровных ряда маленьких красных пятнышек, опоясывающих голень. И тихо выругался себе под нос, сообразив, что за все следует благодарить напавшее на него хищное растение. Скорее всего его щупальце не только умудрилось порвать брюки, но и впрыснуть в тело какой-то яд. Что делать теперь, Кир не знал. Поэтому он молча опустил штанину и попытался встать. Это получилось с большим трудом. Но, попытавшись опереться на больную ногу, Кир понял, что не сможет сам идти дальше.
   Он огляделся, в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать вместо костыля, но кругом были лишь голые камни. Стараясь не глядеть в не на шутку взволнованные глаза Надежды, он попытался связаться со Стеном. Не вышло. В эфире были сплошные помехи. Возможно оттого, что между двумя группами сейчас находилась гора. Так или иначе, связи не было. Кир нахмурился, соображая, что делать дальше. Они ведь даже не добрались до перевала...
   - Давай я помогу, - сказала Надя, и стала рядом с Киром, предлагая ему опору.
   Делать было нечего. Кир осторожно положил свою руку на Надины плечи, понимая, что все равно задевает раны от хлыста.
   Надежда перевела дыхание, прогоняя жгучую боль. Кир отпустил камень, перенося значительную часть своего веса на плечи девушки. Коленки Нади дрогнули, но девушка устояла. Если б она не провела пол суток под палящим солнцем без еды, да еще и не испытывала боли от сочившихся ран, ей бы куда легче. Но выбора все равно не было. Вдвоем они медленно двинулись по каменистому склону, выбирая более пологие места. Но к тому времени, как добрались до перевала, Кир понял, что яд хищного растения оказывал далеко не местное воздействие. Вторая нога тоже все чаще подгибалась, к тому же вскоре Кир ощутил, как начинают неметь пальцы рук. Наде он об этом пока не говорил. Надо было сначала перейти на другой склон.
  
   Девушка поняла, что дело неладно, только когда рука Кира начала соскальзывать с ее плеч. Надежда осторожно помогла ему опуститься на землю.
   - Кир, что с тобой?
   Кир некоторое время молчал, к тому же он сам не совсем понимал происходящее. Нет, конечно, было ясно, что проклятое растение сыграло с ним злую шутку, превращая из здорового мужчины в беспомощного человека, которого и самого еще надо спасать. Связаться со Стеном по-прежнему не удавалось.
   - Дальше я пойти не смогу, - произнес Кир. - Так что слушай внимательно. Здесь внизу, у подножья, стоит наш транспорт. Тебе нужно добраться до него и подождать там Стена с остальными. Дорогу я тебе сейчас объясню, тут не трудно спуститься...
   Кир замолчал, обратив внимание на необычайно сердитое выражение Надиного лица. Девушка нахмурила брови и, уперев в руки бедра, стояла перед Киром как воплощение полнейшего негодования.
   - Надя, так надо! - попытался успокоить девушку Кир. Но не тут-то было.
   - Я в жизни не слышала большей глупости! Неужели ты всерьез решил, будто я тебя здесь оставлю? Одного?
   - Мне ничего не угрожает. На сколько я знаю, хищные звери здесь не водятся.
   - Зато водятся хищные растения!
   - Поблизости их нет.
   - А может они еще и передвигаться умеют, кто знает. К тому же здесь водятся люди!
   Кир вздохнул, понимая, что переубедить девушку будет трудно, если это вообще возможно.
   - Погоня ушла в другую сторону, - сказал он.
   - Еще неизвестно, не разбились ли они на группы!
   - Надя!
   - Кир!
   Кир удивленно приподнял бровь.
   - Я не ослышался? Лисенок, ты повышаешь на меня голос!
   Надежда фыркнула. Если Кир намерен на нее обидеться, то ему же хуже. Потому что даже обиженного она его здесь не оставит. В таком состоянии Кир даже отстреливаться вряд ли сможет, если что. У него же руки дрожат! А она сможет. Поэтому Надежда попыталась помочь Киру подняться.
   - Вот упрямая злючка! - проворчал Кир, отстраняя ее руки.
   - Это ты о себе? - осведомилась Надя. - Метко сказано. И очень самокритично!
   Кир еще что-то сказал, но Надежда слов не разобрала. Правда, на всякий случай строго прищурилась.
   - Надя, - произнес Кир после недолгой паузы. - Будет так, как я сказал. Ты спустишься сама, а потом вместе со Стеном вернетесь за мной. Надежда! Черт возьми, ты будешь меня слушаться или нет!
   Надежда погрозила ему пальцем. Кир с раздражением подумал, что девушка нагло пользуется тем, что он не может сейчас помешать ей рисковать из-за него. Ко всему прочему Кир вдруг понял, что еще немного - и он попросту потеряет сознание.
   А Надежда тем временем размышляла, как же в самом деле они будут спускаться с горы. Взгляд ее упал на поросший травой склон. Раньше, еще в детстве она с друзьями часто летом каталась по укрытым травой горкам, используя вместо санок куски картона или фанеры. Но, во-первых, ни картона, ни фанеры у нее сейчас не было, а во-вторых, стремительная поездка ночью по склону горы могла оказаться далеко небезопасной. Даже при том, что глаза Надежды уже довольно неплохо видели в темноте. Но идея все же была интересной, если ее несколько подкорректировать. На чем же она сможет повезти вниз Кира? Надежда в раздумье опустила глаза и... начала стаскивать свою широкую юбку.
   - Ты мне что, стриптизом угрожаешь? - попытался пошутить Кир. И в следующую минуту потерял сознание.
   - Надо же, испугался, - пробормотала Надя.
   Позже она ни за что не смогла бы объяснить, как ей, исхудавшей и голодной девчонке, удалось таки уложить Кира на свою юбку и подтащить к тому месту, где начиналась трава. Зато вниз спускаться было не в пример легче. Ее ноша хорошо скользила вниз по склону, и Надя была уже уверена, что у нее хватит сил дотащить Кира до низа. И это даже хорошо, что Кир без сознания. По крайней мере, возмущаться по поводу такой транспортировки не будет.
   Надежда старалась выбирать путь таким образом, чтобы на пути попадалось как можно меньше торчащих из-под травы камешков. Спуск оказался очень долгим. И в довершение всего трава закончилась. А тащить Кира по голым камням Надя никак не решалась.
   Занимался рассвет. Все кругом казалось каким-то серым и... холодным. Едва остановившись, Надежда поняла, что озябла основательно. Она некоторое время попрыгала на месте, а потом заметила, что Кир зашевелился.
   - Как ты? - спросила она, когда глаза Кира открылись.
   Удивленно оглядевшись, Кир вопросительно посмотрел на Надю:
   - Как мы здесь оказались?
   А потом заметил, что полулежит на изорванной красной юбке. И понял, что девушка его попросту дотащила, правда, пока непонятно куда. Большой камень закрывал Киру обзор. Он попытался приподняться на руках - тщетно. Надя заставила его снова лечь. Кир упрямо тряхнул головой, и девушка вздохнула. Она вполне понимала его недовольство - кому же понравится чувствовать себя беспомощным?
   Однако Кир быстро понял, что ведет себя, по меньшей мере, глупо. Злиться он мог только на себя, да и то вряд ли было за что. Поэтому, когда Надежда ласково провела рукой по его волосам, устало улыбнулся.
   - Ты у меня просто чудо! - сказал он.
   - Это почему же? - поинтересовалась девушка.
   Кир усмехнулся:
   - Видела бы ты себя со стороны...
   Надежда решила пропустить это мимо ушей. Нет, вид у нее был вполне приличный. В длинной блузе, достаточно прикрывающей бедра, зато с запекшейся кровью на спине, невероятно растрепанная, исцарапанная, да и вообще какая-то дохлая. Ну что ж, если Киру такое зрелище кажется ненормальным, пусть лучше посмотрит на себя.
   - Мы уже почти спустились, - сказала Надежда. - Еще немного - и будем на месте.
   Как именно они будут спускаться - предстояло еще придумать.
  
   Внезапно Кир услышал шорох мелких камней под чьими-то осторожными шагами. Надежда, поймав настороженный взгляд Кира, резко обернулась. И чуть не села от удивления: перед ней стоял Максим. К тому, что он здесь, девушку никто не подготовил. Поэтому Надя смогла только спросить:
   - Ты откуда?
   - Он с нами, - прорычал Кир.
   Максим сделал еще несколько шагов и увидел сидевшего на земле Кира.
   - Что это с ним? - спросил Макс.
   Ему никто не ответил, но по тому, что Кир только хмуро наблюдал за ним, даже не пытаясь встать, Макс заключил, что с его недругом явно не все в порядке. Учитывая, что Макса оставили привязанным к сухому дереву, одному из немногих, которые не кидались на путешественников с желанием перекусить, Кир должен был заинтересоваться, как же Макс оказался здесь. Но Кир молчал.
   - Он ранен? - снова спросил Максим.
   Кир попытался нащупать лучемет, но внезапно обнаружил, что оружие куда-то пропало. Вернее не пропало, а перекочевало в Надины руки, пока Кир был без сознания. И девушка почему-то медлила, не пытаясь воспользоваться им, чтобы хоть как-то отпугнуть Макса. Кир попытался предупредить ее:
   - Надя, пистолет!
   Девушка удивленно взглянула на него, и подчинилась, вытаскивая оружие.
   - Нет, ну разве так можно! - возмутился Максим. - Я же сюда прилетел только чтобы вам помочь с поисками, а тут... - и обернулся к Наде. - Ну стреляй, стреляй! Или совесть замучила?..
   - Кир, так он правда помочь прилетел? - спросила Надя.
   - Не слушай его, - ответил Кир. Больше всего он сейчас боялся, что Надежда ослабит бдительность и Максим сможет завладеть оружием. И наверное попытается сбежать, используя Надю как заложницу. Но девушка подняла пистолет и направила его на Макса.
   - Стой где стоишь! - предупредила она.
   Но тут снова послышался легкий звук чьих-то шагов.
   - Это не наши, - сказал Кир. - Не с той стороны.
   Сию же секунду Надежда присела рядом, прячась за большим валуном. Максим тоже спрятался. Надежда была уверена, что он не станет лезть на рожон. Поэтому затаилась в камнях рядом с Киром. Но Максим не собирался спокойно сидеть на месте. Он не боялся возможной встречи с надсмотрщиками плантации, и решил, что сейчас самое время завладеть оружием. Надя вскочила на ноги за несколько секунд до того, как Максим вплотную приблизился к их с Киром укрытию. Она уверенно направила дуло пистолета прямо ему в лицо, но Макс успел вырвать у девушки оружие прежде, чем Надежда выстрелила. Секундное колебание Нади спасло ему жизнь и дало в руки средство контроля за ситуацией. Он отшвырнул девушку обратно.
   - Не двигаться! - оружие в его руке смотрело поочередно то на Надю, то на ее спутника.
   - Макс, прекрати! - Кир попытался закрыть изумленную таким поворотом событий девушку своим телом. Но Надежда вдруг со злостью взвилась на ноги и встала напротив Макса.
   - Опусти оружие! Сейчас же! - приказала она.
   Максим удивился, а потом рассмеялся.
   - Зачем бы я стал это делать? А теперь послушай. Ты пойдешь со мной. Тогда мне дадут транспорт и позволят спокойно скрыться. А его, - он кивнул на Кира, - можно и здесь оставить. Или пристрелить. А-то уж больно много себе позволяет!
   - Стен тебя убьет, - прошептала Надежда.
   - Не убьет, пока ты будешь со мной. А Кира я так и быть оставлю в живых. Он, кажется, все равно недолго протянет!
   - Замолчи! - почти крикнула Надя.
   - Ничего, пусть послушает... Он всю дорогу пытался меня убить, он...
   Макс не договорил, потому что кто-то подошел к нему сзади и, обхватив горло Макса рукой, приставил пистолет к его голове.
   - Сравняем шансы...
   Надежда изумленно замерла, узнавая Рея Роккарта.
   - Давай сюда пистолет. Живо! - приказал Роккарт изумленному Максу. Тот сразу подчинился. Рей вынул веревку и, передав Наде оружие, быстро связал Максима. Надежда взяла пистолет.
   - Спасибо, конечно, но... что ты здесь делаешь? - шепотом произнесла она.
   - Тебя ищу, - ответил Рей. - Чтобы каторжники сбегали - это я помню, но вот чтобы их выкрадали - такого еще не было. Так что за тобой и твоими товарищами отправили всех, кого возможно.
   - Но как ты так быстро сюда пришел? - удивилась девушка. Ведь они с Киром шли через ближайший перевал. Конечно, двигались они не очень быстро, но все же...
   Рей развеял ее сомнения.
   - Тут есть сквозная пещера. Я ее обнаружил, когда ловили беглеца пол года назад.
   - Кто-нибудь еще про нее знает? - спросил Кир.
   - Кажется нет. Только я, - ответил Роккарт и направился к тому месту, где сидел Кир. Но его остановил негромкий оклик:
   - Рей!
   Надежда преградила ему путь, поднимая пистолет.
   - Подожди.
   Роккарт остановился как вкопанный, явно не ожидая такого поворота событий.
   - Прости меня, но я должна знать. Зачем ты здесь? Будешь ли ты пытаться вернуть меня обратно?
   Рей нахмурился.
   - Я не буду пытаться вернуть тебя на плантацию. И не причиню вреда ни тебе, ни твоему другу. Этого довольно?
   Надежда кивнула, опуская пистолет. Роккарт с сомнением посмотрел на девушку и произнес:
   - Знаешь, я начинаю сомневаться, правильно ли поступаю. Может ты и правда преступница? Такая же, как и все остальные?
   - Артем был осужден за воровство, - мрачно напомнила девушка. - Разве это что-то меняет?
   - А ты за что? За убийство? То-то ты умеешь обращаться с оружием.
   - Если б она умела обращаться с оружием, - сказал Кир, - тогда этот, - Кир кивнул на Макса, - лежал бы с простреленной головой.
   - Возможно, - наполовину согласился Роккарт.
   Он подошел к Киру и пристально посмотрел ему в глаза. Затем повернулся к Наде.
   - Я, кажется, смогу помочь твоему другу. Его задело одно из растений, да?
   - Ага, - отозвалась Надя.
   - У нас такое часто бывает, - произнес Роккарт, доставая какую-то коробочку, пристегнутую к поясу рядом с кобурой. - Поэтому приходится всегда носить с собой противоядие.
   В руках Рея появился небольшой шприц, наполненный какой-то голубоватой жидкостью.
   - Где рана? - спросил он.
   Под пристальным наблюдением Надежды Рей сделал Киру укол. Девушка не возражала. Во-первых, она почему-то доверяла этому человеку, а во-вторых, выбора все равно не было, ведь Киру не становилось лучше.
   - Через полчаса сможешь нормально двигать ногами. Правда некоторая слабость останется, но меньше чем на сутки, - заверил Рей.
   Кир посмотрел на Надежду, потом на светловолосого парня, так неожиданного пришедшего им на помощь. Он сразу узнал этого человека. Днем этот надсмотрщик приносил Наде воду, пока она стояла привязанная у столба. А еще именно этого парня ему пришлось оглушить ударом по голове.
   Немота в пальцах быстро начала проходить. Кир пошевелил кистью и удовлетворенно хмыкнул. Чуть приподнявшись, он протянул руку светловолосому парню, сидевшему тут же на камнях.
   - Спасибо тебе.
   - Пожалуйста, - ответил тот. И улыбнулся. - Меня зовут Рей. А ты, наверное, Кир, да?
   - Да, - Кир удивленно кивнул.
   Надежда изумленно взмахнула ресницами и уставилась на Роккарта.
   - Откуда ты знаешь? - спросила она.
   - Да так... Надежда произнесла это имя во сне, - ответил Роккарт.
   Взгляд Кира стал тяжелым. Заметив это, Надежда поспешила объяснить:
   - Рей прятал меня у себя в домике.
   Кир нахмурился. Он не успел расспросить Надежду о том, что произошло с ней на плантации.
   - Прятал? - переспросил он.
   - Да, - Роккарт окинул Кира укоряющим взглядом. - Я не знаю, каким образом и за что Надежда попала на плантацию, но хорошо что вы сравнительно скоро ее оттуда вытащили. Со своим характером она бы долго не протянула. Сначала пыталась сбежать, потом набросилась на управляющего...
   - Он убил Артема, - глухо сказала девушка.
   Кир решил, что с расспросами лучше подождать. К тому же он чувствовал, что боль постепенно уходит из его тела. Кажется, он вот-вот сможет подняться на ноги. А пока Кир задумчиво смотрел на сидящую напротив Надежду. Девушка прислонилась спиной к щербатой поверхности бурого валуна, подобрав под себя согнутые в коленях ноги. Лицо ее было бледным и каким-то отрешенным.
   - Надя, - позвал Кир.
   - Все нормально, - откликнулась девушка. - Я просто думаю...
   "Это не к добру" - решил про себя Кир. Он попытался встать на ноги и испытал огромное облегчение, когда это получилось.
   - Твое лекарство подействовало, - сказал он Роккарту.
   Тот лишь пожал плечами.
   - Пожалуй, я вас немного проведу, - произнес он, подходя к Маку и поднимая его за шкирку с земли. - А он вам точно нужен? Если что я могу его забрать... на плантацию.
   На лице Максима отразился такой ужас, что Роккарт и Кир оба довольно хмыкнули.
   - Нет, мы его заберем с собой, - с сожалением сказал Кир. - Хотя была б моя воля...
   В этот раз Надежда не стала напоминать Киру о человечности. К тому же ей было немного стыдно, что из-за ее промедления Максу удалось завладеть оружием, и если б не Рей...
   - Получается, что я не могу выстрелить в человека, - произнесла она тихо-тихо, но Кир услышал.
   - Это действительно нелегко. Особенно, когда ты знаешь, что твой выстрел будет смертельным.
   - Я не хотела его убивать. Поэтому и не смогла выстрелить, - пробормотала Надежда. - Знаешь, Кир, мне надо было сразу целиться не в голову, а в какое-нибудь другое место...
   Кир одобрительно фыркнул, и девушка тут же вспыхнула.
   - Я имела в виду в руки, ноги!.. - поспешила оправдаться она.
   - Угу, - отозвался Кир.
  
   К машине они подошли почти одновременно с группой Стена. Надежду всегда удивляло, как Стен сразу умудряется все понимать, не задавая вопросов. Вот и сейчас он, казалось, без удивления воспринял то, что вместе с Киром и Надеждой появился не только связанный Максим, по всей вероятности пытавшийся сбежать, но еще и незнакомый сероглазый парень с длинными светлыми волосами. Его Стен узнал сразу. Как определил Стен, этот незнакомец был ненамного старше Надежды, годика этак на два. Но на взгляд менее внимательного человека Надя все равно казалась рядом с ним маленькой девочкой. Как и с Киром.
   Стен раскрыл руки навстречу тепло обнявшей его девушке. Ночью они не успели как следует поздороваться. Стен погладил девушку по спутанным волосам своей широкой ладонью, как обычно перехватив немного ревнивый взгляд Кира. Надежда потерлась щекой о жесткую ткань куртки Стена. Окинув оценивающим взглядом Надину фигурку, Стен нашел, что девушка несмотря ни на что, держится молодцом. Пока Кир отвязывал Надины руки от вбитого в деревянный столб кольца, Стен увидел ее спину, увидел выжженное на плече трехзначное число. И решил, что с этим клеймом придется повозиться, пожалуй, даже больше, чем с рубцами от ударов хлыста. Вообще же девушку теперь следовало еще долго откармливать, потому что общее истощение было в буквальном смысле на лицо. Но Надя пока не собиралась ни ныть, ни жаловаться. Хотя на ее месте мало кто смог бы после всех испытаний твердо стоять на ногах.
   - Девочка моя, - тихо, почти неслышно прошептал Стен, и добавил уже громче. - Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально, - пожала плечами Надежда, и Стен с сомнением покачал головой.
   Кир лишь недавно смог связаться с ним, и особо не вдавался в подробности относительно задержавших их в пути обстоятельств. Поэтому и Виталий и Антон заметно насторожились при виде незнакомца. Надежда заметила это.
   - Это Рей. Он хороший, - заявила девушка, вставая между Роккартом и остальными. Рей хмыкнул. Как емко и однозначно она его определила - "хороший". Полостью согласиться с девушкой Рей не мог, но нечаянный комплимент ему неожиданно польстил.
   - Хороший, говоришь, - Черненко впился внимательным взглядом в незнакомца. - Одет как надсмотрщик с плантации.
   - Ты прав, - ответил Роккарт, чувствуя, что ему становится даже стыдно. Он подтолкнул Макса по направлению к Виталию, а сам остался на месте. Кто бы ни были эти люди, в их глазах он, скорее всего сам выглядел преступником, если не хуже.
   Макса закинули в машину.
   - Нам пора, - сказал Стен.
   Надежда и Кир обернулись к стоявшему чуть поодаль Роккарту.
   - Тебе ничего за это не будет? - спросила Надя, имея в виду то, что Рей вместо того, чтобы ловить беглянку, помогает ей благополучно скрыться.
   Роккарт отрицательно покачал головой.
   - Тебе нужно уходить отсюда. Максимум в течение суток, - сказал Кир.
   - Не думаю, что кто-нибудь догадается... - начал было Рей, но Кир перебил его.
   - Я не об этом, - Кир сопроводил свои слова многозначительныв взглядом.
   Роккарт нахмурился. Значит, ему придется уехать отсюда, поломать ставший уже более менее привычным уклад жизни, отправиться в неизвестность... и понял, что испытывает от этого настоящее облегчение.
   - А может с нами? - предложил Кир, и девушка взглянула на Рея с надеждой в глазах.
   Но он отказался. Сам еще толком не понимая почему. Он не знал, кто эти люди, но, будучи в глазах закона сам не совсем чист из-за работы на этой плантации, не хотел компрометировать Надиных друзей. Были еще и другие причины, но сейчас Роккарт предпочел о них не задумываться.
   - Что ж, - произнес Кир, - это твое решение. Кстати, я похоже обязан тебе жизнью. И бесконечно благодарен за все, что ты сделал для моей Надежды.
   Рей усмехнулся, увидев как при слове "моей" в серых глазах девушки вспыхнул ласковый упрек. Он еще раз пожал на прощанье руку Кира. А прощаясь с Надей, поймал обе ее руки.
   - Ты надеялась на чудо - и ты его получила, - произнес он. - Не многим так везет.
   - У меня хорошие друзья, - ответила Надежда. Причем Роккарту почему-то показалось, что теперь к своим друзьям она причисляет и его.
   - Я рад за тебя, Надежда.
   - А я рада за тебя. Ты ведь уйдешь оттуда?
   Роккарт кивнул.
   - Ну тогда до встречи, - улыбнулась Надя.
   - Не думаю, еще когда-нибудь встретимся.
   - Мир тесен, - пожала плечами Надежда.
   Приобняв девушку за плечи, Кир повел ее к уже почти заполненному пассажирами АВП. Роккарт отвернулся и быстро пошел вверх по бурому склону, которого только-только коснулись первые лучи поднимающегося солнца.
  
  

Глава 11

  
   Устроившись поудобнее на коленях Кира, Надежда положила голову ему на грудь, наблюдая отрешенным взглядом за довольно однообразным пейзажем. Ноги она старалась как-то уместить на крохотном пространстве, ей для этого предоставленном, и в конце концов поставила ступни на сиденье между Киром и Антоном, предоставив последнему созерцать ее голые коленки. В какой-то момент Надя подняла глаза на все еще немного бледное лицо Кира:
   - У тебя уже ничего не болит?
   Кир отрицательно покачал головой, кладя руку Наде на затылок.
   С переднего сиденья обернулся Стен.
   - Там в багажнике есть одеяло, - сказал он.
   Антон, перегнувшись через спинку сиденья, нашарил в багажнике какое-то одеяло, неизвестно по чьей предусмотрительности здесь оказавшееся, и вытащив, помог Наде им укрыться. Девушка тихо поблагодарила его. В одеяле было куда уютней, и Надежда только сейчас поняла, как ей не хватало тепла грубой колючей шерсти. И на корабле Константина, и на плантации подобной роскоши она была лишена. И теперь старательно куталась, несмотря на то, что грубая шерсть немного царапала спину. Казалось, сейчас она должна быть счастлива, но... На глаза почему-то все время просились слезы. Слишком много пришлось пережить ей за этот в сущности небольшой срок. И все это давило тяжким грузом на сердце, на душу. Надежда вдруг поняла, что слезы уже текут по ее щекам, и спрятала лицо. Почувствовав на себе взгляд Стена, Надя произнесла прерывающимся голосом:
   - Одеяло колючее...
   Стен с племянником только молча переглянулись. Кир сильнее прижал к себе девушку, почти физически чувствуя ее боль. Надежда успокоилась через некоторое время, но выглядывала из-под одеяла очень осторожно, чтоб никто не заметил, что ее глаза все еще на мокром месте.
  
   Стен довольно долго разговаривал с кем-то, сообщая о результатах операции, и обсуждая еще что-то. Надя почти не слушала. Они остановились возле каких-то гор. Надежда удивлялась, почему они не едут дальше. Когда девушка вздумала поинтересоваться у Кира, тот ответил:
   - Мы подождем здесь.
   - Подождем чего?
   - Скоро должен прибыть отряд. Плантацию окружат и захватят всех, кто на ней находится.
   Надежда ненадолго задумалась, а потом произнесла:
   - Надеюсь, Рей успеет уйти.
   - Волнуешься за него? - осторожно спросил Кир.
   Надя кивнула.
   - Он помогал мне... и Артему. Он хороший человек. Жаль будет, если его арестуют вместе с остальными.
   - Это верно, - сказал Кир. Он хотел бы о многом спросить, но решил, что если Надежда захочет, то расскажет все сама.
   - У нас есть несколько часов, - объявил Стен, закончив переговоры. И выразительно посмотрел на Надю. - Так что пока я займусь тобой.
   Надежда пару раз хлопнула глазами, пытаясь понять, что это означает. Потом, сообразив, заглянула себе через плечо.
   - У меня уже ничего не болит!
   - Возможно, - ответил Стен, - но если не обработать раны как следует, в них может попасть инфекция. К тому же без должного лечения на коже останутся рубцы.
   Надежда ответила ему совершенно несчастным взглядом, а потом горестно вздохнула, выражая согласие.
   День был жаркий, как и почти все остальные дни на Марине. Расстелив в тени на земле одеяло, Стен предложил Надежде лечь на него. Но когда он попытался поднять блузу на ее спине, Надя вдруг дернулась и, полыхая враз покрасневшими щеками, умоляюще взглянула Стену в глаза. Стен удивленно поднял брови, а потом отвернул уголок подстилки, прикрывая им бедра девушки. Надя вроде успокоилась и позволила врачу заниматься своим делом.
   Через некоторое время перед ее глазами появились ботинки Кира. Надежда смущенно зажмурилась, напоминая себе, что кроме обнаженной спины, имеющей к тому же совершено неприглядный вид, и выглядывающих из-под одеяла босых ступней, Кир все равно ничего не увидит.
   - Принеси из багажника ягоды цимуса, которые мы собрали на заброшенной плантации, - сказал Стен.
   Ботинки Кира удалились, а через некоторое время вернулись. Их хозяин по-прежнему молчал.
   Надежда почувствовала, как запахло чем-то кисленьким, но довольно приятным. А в следующий момент ладонь Стена прикоснулась к ее спине, и Надежда ойкнула, вздрогнув всем телом. А потом впилась зубами в большой палец левой руки, стараясь сдержать вскрик.
   - Это самое лучшее средство, - произнес Стен, отвечая на взволнованный взгляд Кира. - Убивает всю заразу и способствует быстрому заживлению ран и рассасыванию рубцов. Но некоторое время будет действительно больно.
   Стен наклонился и заглянул в несчастные Надины глаза:
   - Потерпишь?
   Девушка кивнула. Вопрос был риторическим.
   - Вот и умничка, - похвалил ее Стен.
   Его руки мягко поглаживали спину. В первые моменты прикосновения лекарства к коже Надежда ощущала блаженную прохладу, словно сок цимуса охлаждал раны. Но в следующую же секунду возникала сильная боль, жжение. И если б не короткие мгновения прохладных, охлаждающих прикосновений, Надежда все же закричала бы. А так боль оказалась хоть и с трудом, но терпимой. Зато в поле зрения девушки кроме ботинок Кира вскоре появились его колени, примявшие редкую траву.
   Его племянник молчал, мрачно глядя на исполосованную спину Надежды. Стен покачал головой. Сейчас Надю лучше всего отвлекли бы разговоры. Но Кира, кажется, самого надо было отвлекать. Поэтому Стен решил расспросить их с Надей обо всех подробностях их бегства с плантации. Продолжая осторожно размазывать по спине девушки сок плодов цимуса, он произнес:
   - Кир, вы пришли к машине почти одновременно с нами. Хотя должны были раньше. Вас что-то сильно задержало?
   - На Кира напало растение и укусило его за ногу! - тут же сообщила Надежда.
   - Не совсем так, - поправил девушку Кир, представляя как бы это интересно выглядело, если б растение действительно его "укусило". Потом Кир в общих чертах рассказал Стену все, что мог, вплоть до того момента, как потерял сознание.
   - А когда я открыл глаза, - продолжил он, - Надя сказала, что мы уже недалеко.
   Кир с улыбкой посмотрел на Надежду, все еще сжимавшую зубками свой палец.
   - Знаешь, лисенок, я до сих пор удивляюсь - и как у тебя сил хватило?
   Стен тоже этим заинтересовался, и Наде пришлось рассказать ему о своей задумке. Не желая расстраивать Кира, которому было крайне неприятно фигурировать в ее повествовании как неподвижный груз, который девушка волоком тащила по склону на своей юбке, Надежда сделала свой рассказ как можно более кратким.
   С улыбкой глядя внезапно засмущавшемуся Киру в глаза, Стен лукаво наклонил голову. Он мог позволить себе втихую подсмеиваться над племянником. Причем не над тем, что ему пришлось пропутешествовать без сознания на женской юбке - тут как раз смешного ничего не было, а именно над реакцией Кира на Надины слова. Надо отдать девушке должное, она говорила обо всем как о само собой разумеющемся. И если б на ее месте был кто-то другой, Стен засомневался бы, как у ослабевшей от голода и боли девушки хватило сил проделать все это. Но Стен знал Надю и потому даже не удивлялся. Он был уверен, что его девочка способна на многое. А вот Киру, кажется, только предстояло это узнать...
   После того, как процедура была закончена, Стен велел Наде полежать так еще некоторое время, а сам отошел, перепоручив заботы о своей пациентке племяннику. Кир присел на землю рядом с Надей.
   - Еще больно? - спросил он.
   - Чуть-чуть, - ответила Надя.
   - Сегодня всех этих людей арестуют.
   "Некоторых стоило бы просто убить", - подумала Надежда.
   - Некоторых стоило бы просто убить, - мрачно сказал Кир. - Но нужна информация. Чтобы накрыть всю систему, надо добраться не только до их хозяина, но и расплести всю сеть доставки, найти замешанных в этом людей. Таких, как Константин.
   Надежда согласно кивнула. Все правильно, только... только один из тех людей должен в любом случае поплатиться жизнью.
   - Думаю, при аресте мы будем присутствовать, - услышала Надежда голос Кира. - Во-первых, нам все равно придется сотрудничать с ребятами, так как мы не только разведали местность с высоты птичьего полета, но и сами были на этой плантации. К тому же, Надя, ты знаешь надсмотрщиков и управляющего в лицо. И даже по именам. Тебя тоже захотят выслушать.
   Задумавшись, Надежда прикрыла глаза, и вдруг почувствовала, как убаюкивают ее солнечные блики на сомкнутых веках. Вздохнув, Надежда подумала, что сейчас совсем не время спать. Скоро... скоро все начнется. А ей еще так много надо будет сделать!
   Надя почувствовала легкое прикосновение на щеке. Ресницы дрогнули, девушка почти нехотя открыла веки. Кир смотрел на нее своими темными и такими теплыми глазами...
   - Кир, а мне дадут оружие?
   - Зачем тебе оружие, лисенок? Ты же не собираешься сама идти на захват с отрядом? - Кир строго прищурился. - Или собираешься?
   - Нет конечно, - ответила Надя. - Просто...
   - Зачем?
   - Вот вредный, - пробурчала Надя себе под нос, отворачиваясь. Вряд ли стоило раскрывать сейчас Киру свои мысли. К тому же, оружия ей все равно не дадут, а снова нарываться на неприятности Надежда не собиралась. Хотя бы из благодарности за свое спасение. Ну, по крайней мере, не на такие неприятности.
  
   Все произошло быстро. Надежда ожидала несколько более зрелищного действа, но спецотряд выполнил свою задачу без лишнего шума. Не прошло и получаса, как все находившиеся на плантации люди были взяты под полный контроль военных сил Марины.
   Надежда и ее спутники, ни во что не вмешиваясь, стояли возле большого военного катера, приземлившегося неподалеку от плантации. Надя ждала, когда же будут вести пленных. Ей, помимо всего прочего, надо было удостовериться, что среди них не будет Роккарта.
   Наконец в поле зрения появился конвой с пленными. Вернее, с арестованными. Потому что всех этих людей, работавший надсмотрщиками на плантациях, использовавших каторжный труд, ждала тюрьма. Но среди многих нужно было в первую очередь определить управляющего. Потому что именно он мог иметь наиболее тесные контакты с хозяином и обладать большим количеством необходимой для следствия информации.
   Надежда не видела Бена. Это начинало ее тревожить. Неужели, ему удалось сбежать? Или он убит? Надя бегло осматривала всех, кто проходил мимо нее, но управляющего среди них не было. Правда к некоторому облегчению девушки Роккарта она тоже не увидела. Надя совсем растерялась. Кир, стоявший рядом, заметил это и положил руку на ее плечо.
   - Что-то не так?
   - Понимаешь, Кир, я не вижу управляющего. Его нет. Неужели он сбежал?
   Кир нахмурился и подошел к командиру отряда. Тот заверил Кира, что больше никого на плантации не обнаружили. И жертв ни с одной из сторон не оказалось. Значит сбежал... Надежда почувствовала, как в ней просыпается отчаяние. Нет, такого просто не могло быть! Убийца ее друга избежит наказания - как же это несправедливо!
   - Ты! - прошипел вдруг кто-то ей прямо в лицо.
   Надежда подняла глаза и увидела перед собой разозленную и одновременно удивленную физиономию Бойда. В первый момент ей захотелось отвернуться, но девушка пересилила себя.
   - Где ваш управляющий? - спросила она.
   - Бен? Он сбежал как крыса, не предупредив никого! А это все из-за тебя, - Бойд задыхался от негодования, - из-за тебя!
   Кир сжал Надин локоть, как бы выказывая ей поддержку. Один из военных потащил Бойда прочь, но тот обернулся.
   - И Роккарт сбежал. Это ты его предупредила, да?
   Значит, Рей успел. Надя отметила, что все же услышала от этого негодяя хорошую новость. Поэтому, медленно отвернувшись, побрела прочь. Краем уха девушка слышала, что Бойд еще выкрикивал какие-то гадости в ее адрес. Но конвоирующий ударил разоравшегося арестанта прикладом в спину, и тот замолчал, не нарываясь на более серьезные побои.
   - Этот катер нас не заберет, - сообщил подошедший Стен. - Они летят не на базу. Поэтому нам придется некоторое время подождать, пока другой катер прилетит за нами.
   Надежда кивнула. Тем временем на военный катер переправили не только надсмотрщиков, но и всех заключенных. Девушка старалась держаться подальше, не желая, чтоб ее заметили. Затем катер стартовал, и остались лишь пассажиры АВП: маленькая спасательная экспедиция, связанный и не на шутку взволнованный Максим, и Надежда, на этот раз по мрачности даже превосходившая Кира.
   Прошло около получаса, когда Стен тихонько окликнул девушку и подозвал к себе. На его коленях лежал миникомпьютер, на экране которого было изображение ближайшей горной цепи. Надежда сначала не поняла, что именно Стен хотел ей показать. Но потом... потом она заметила, что между камней по наружному склону полукольца красно-бурых гор осторожно движется человеческая фигура. Сначала человек немного пригибался, настороженно озираясь по сторонам, но потом выпрямился и пошел уверенней. На голове его была широкополая шляпа.
   - Это он, - сказала Надя, - управляющий.
   И только тут заметила, что Виталий, Антон и Кир стоят у нее за спиной.
   - Как он планирует сбежать? - удивился Антон. - Кругом же пустыня.
   - А что ему терять, - резонно заметил Виталий. - Или побег, или тюрьма. К тому же он, возможно, попытается вернуться на плантацию. Только удостоверится, что там никого нет... Кстати, с этого склона он нас видеть не может.
   - Интересно, где он прятался? - произнес Антон.
   В этот миг Надежда и Кир одновременно подумали о пещерке-туннеле, о которой говорил Рей. Видимо, не один он знал о существовании этого хода. Стен тоже подумал об этом, вспомнив рассказ Кира и Надежды. Некоторое время все молча наблюдали за фигурой управляющего, когда раздался взволнованный голос Надежды:
   - Он же уйдет!
   - Куда? - спросил Виталий, удивляясь непонятливости девушки. - Если он действительно собрался через пустыню бежать, то мы его быстро настигнем на нашем АВП.
   Надежда ожидала дальнейших действий, всем своим видом выражая крайнее нетерпение. И еще ее начинало раздражать, что мужчины, по-видимому, уже знали, что и как будут делать - ведь не собирались же они, в самом деле, отпускать Бена! - но ей ничего не сочли нужным объяснить. А Бен тем временем уходил все дальше и дальше, спускаясь по склону и с каждым шагом все удаляясь от наблюдавших за ним человек.
   - Так когда же... - начала она, но в этот момент к ней повернулся Стен, и Надя поняла, что наконец-то ей все объяснят.
   - Пока он находится на склоне, мы не будем его пугать, - ответил Стен. - Сама подумай, пока мы подъедем к месту и попытаемся его догнать, Бен сможет вернуться в ту самую сквозную пещеру. А на заросших внутренних склонах ловить его будет гораздо труднее и опаснее. Так что подождем, пока он спустится и отойдет от горы на приличное расстояние.
   Лицо Надежды удивленно вытянулось. Она на минутку представила себя на месте человека, который в полной уверенности, что смог скрыться от врагов, внезапно обнаруживает погоню. Причем на совершенно открытой местности, без малейшего шанса уйти. Нет, она не пожалела бывшего управляющего. План был совершенно прост как все гениальное. И должен был сработать. Надежда бросила быстрый взгляд на оружие, лежавшее в багажнике. С некоторыми моделями она знала, как обращаться. Она не заметила, что Стен проследил за ее взглядом и успел сделать из своего наблюдения много интересных выводов.
   К величайшему возмущению Надежды, правда неплохо скрываемому, ее не взяли... Когда фигура Бена на мониторе миникомпьютера отошла от гор и быстро зашагала по каменистой пустоши, переходящей в сплошные пески, все, кроме нее, Макса и Стена быстро запрыгнули в АВП и рванули с места. Надя проводила автомобиль взглядом до тех пор, пока он не скрылся из виду за багровым склоном, а потом стала на коленки рядом с присевшим на земле Стенном и внимательно уставилась на экран.
  
   Бен понял, что проиграл, как только услышал шум за спиной. Он оглянулся. За ним мчался автомобиль на воздушной подушке, поблескивая на солнце гладкими боками. В машине находилось трое человек. Все вооружены превосходно, куда лучше самого Бена с его старым, хотя и не раз сослужившим ему хорошую службу, пистолетом. Управляющий поправил шляпу, прикидывая, успеет ли он уложить хотя бы одного из этих людей до того, как его самого убьют. Он был метким стрелком. Насчет преследователей Бену ничего известно не было. Но все равно сопротивление было бесполезно. Его в любом случае догонят. Поэтому Бен решил сохранить не только жизнь, но и здоровье. И остался стоять на месте, спокойно покуривая роскошную сигару. Когда автомобиль остановился, Бен стряхнул пепел и, понимая, что докурить ему не дадут, бросил окурок на землю.
   Церемониться с ним никто долго не собирался. Коротко стриженный темноволосый парень быстро связал руки Бена за спиной. Двое других внимательно следили за каждым движением бывшего управляющего. Затем, грубо втолкнув связанного Бена в машину, его снова повезли туда, где находился единственный вход на плантацию со стороны пустыни.
  
   - Вот, получайте! - воскликнул Черненко, выпрыгивая из машины.
   Бена вытащили на землю и повалили на каменистую почву недалеко от Макса, тоже связанного. Теперь в компании настоящего преступника (к коим Максим себя не причислял) ему было совершенно неуютно. Но вскоре Макс понял, что это были еще цветочки, потому что когда увидел прямо перед собой Надежду, держащую в руках небольшую модель лучемета, ему показалось, что девушка целится в него.
   Но Надежда смотрела сейчас только на бывшего управляющего. Увидев этого человека, она с большим усилием заставила себя оставаться на месте, но как только все отошли от автомобиля, спокойно приблизилась к АВП и вынула из багажника оружие, с которым, как ей показалось, могла справиться. Стен стоял немного поодаль, ожидая, когда механическая "птица" опустится на его руку. Остальные так же были чем-то заняты. Надежда встала напротив Бена и нацелила дуло лучемета точно в его голову. С такого расстояния было бы очень сложно промахнуться.
   Кир и Виталий, о чем-то совещавшиеся неподалеку, удивленно вскинули головы. Кир опомнился первым.
   - Надежда, опусти лучемет!
   Девушка отрицательно покачала головой. И почувствовала, как немеют пальцы.
   - Надя! - строго окрикнул ее Кир, подходя к ней сбоку.
   Надя вдруг испугалась, что Кир захочет ей помешать, и крикнула:
   - Не подходи!
   Кир остановился, сосредоточенно глядя на Надежду, замершую с поднятым лучеметом.
   Наконец Бен взглянул на Надежду из-под полей своей широкой шляпы.
   - А-а-а, номер четыреста двенадцать, - усмехнулся он и презрительно сплюнул. За время своего бегства Бен ухитрился не потерять ни свою широкополую шляпу, ни знаменитый хлыст, ни надменный вид.
   - Надя, не надо, - тихо произнес Кир.
   - Он убил Артема, - сказала Надежда скорее сама себе, чтобы не забыть, кто перед ней. Чтобы не забыть, что Бен - не просто человек, а хладнокровный и жестокий убийца, который кроме смерти ничего лучшего не заслуживает. Неужели, когда враг перед ней, полностью в ее власти, она не сможет просто-напросто нажать пальцем курок? Надежда закусила губу, встретив полный холодной ненависти и презрения взгляд Бена.
   - Ну и что? - ответил ей бывший управляющий. - На плантациях люди часто умирают. Тот щенок был ни первым, и возможно не будет последним.
   "Больше никто не умрет - подумала Надежда, - Потому что не будет больше ни тебя, ни этих плантаций". Она нахмурилась, собирая все свои силы, все, что оставалось в ней в этот момент, и... Надежда стиснула зубы, чтобы сдержать рвущийся из груди стон. Она не могла, просто физически не могла.
   - Надя, - голос Кира прозвучал неожиданно близко. Надежда поняла, что Кир успел подойти почти вплотную. Сейчас он попытается помешать ей... Но Кир лишь осторожно опустил ладонь на ее плечо. Он полностью понимал Надежду. Виталий и Антон, молча наблюдавшие за происходящим, тоже все понимали, но терять такого ценного свидетеля, как управляющий, было недопустимо.
   - Надежда, это он убийца, а не ты. Не надо этого делать.
   Надя упрямо не двигалась. Она уже поняла, что нажать на курок и выстрелить в неподвижно сидящего напротив человека очень непросто. Почти невозможно. Даже если это убийца. Даже если он убил твоего друга. Но как же так? Она же действительно желала ему смерти. И не могла ничего с собой поделать...
   - Он нужен нам как свидетель. Так надо, - тихий голос Кира проникал в ее сознание. - Его показания помогут разрушить всю организацию. Понимаешь?
   Надя понимала.
   - И никто больше не повторит судьбу твоего друга Артема.
   Признавая вескость последнего довода, Надежда опустила руки. Ею завладела какая-то странная опустошенность. Бен нехорошо усмехнулся, но девушка уже этого не видела. Она вложила свой лучемет в руку Кира и быстро пошла прочь. Ей просто хотелось уйти подальше ото всех. Но этого она себе позволить не могла. Поэтому, дойдя до АВП, Надя прислонилась бедром к его бортику и стала так, чтобы никто сейчас не видел ее лица. А по лицу текли слезы.
  
   Проводив Надежду взглядом, Кир обернулся к Стену и заметил, что тот тоже обеспокоено смотрит в сторону АВП.
   - Почему ты сам не остановил Надю? - спросил Кир. - Тебя бы она послушалась сразу.
   - Это еще не факт, - Стен улыбнулся немного грустной улыбкой. - Во-первых, ты и сам справился, да и не думаю, что Надя смогла бы выстрелить в безоружного, связанного человека. А во-вторых, для нее это послужит своего рода уроком.
   - И каким же? - Кир недоуменно приподнял брови.
   Стен только усмехнулся и не ответил, предоставляя Киру самому поломать над этим голову, если, конечно, захочет. Надя - девочка умная, сама во всем разберется, когда немного остынет.
  
   Надежда с трудом заставила себя успокоиться, но как только сильные руки Кира обняли ее, прижимая к груди, снова почувствовала, как слезы текут по щекам.
   - Тише, тише, мой лисенок. Все хорошо...
   - Нет! - вдруг возмутилась Надя, отстраняясь, - все плохо! Кир, неужели ты не понимаешь?
   Кир наклонил голову на бок, демонстрируя готовность все выслушать и понять, но Надежда лишь вздохнула - как можно укорять Кира, если она сама себя не понимает. Ощутив вдруг слабость в ногах, Надежда поискала глазами, где бы можно было сесть. Кир понял ее желание и приоткрыл переднюю дверцу автомобиля, помогая Наде опуститься на сиденье.
   Девушка посидела некоторое время почти неподвижно, глядя себе на колени, а потом встала и, несмело потеребив Кира за рукав, словно приглашая следовать за собой, пошла не глядя куда. Просто стремясь отойти подальше от остальных. Кир шел рядом, наблюдая за Надеждой краем глаза. Кажется, ей очень не хватало сейчас карманов. Одежда Надежды, которую захватили в небольшом рюкзачке с Новой Земли, осталась лежать в одной из кают "Стрижа". Так что Надя по-прежнему была одета лишь в длинную блузу. Поначалу девушке было ужасно неудобно из-за своего внешнего вида, но потом она свыклась с мыслью, что до возвращения на базу ей придется ходить так. Утешало, что не одна она так потрепана - у Кира была порвана штанина, да и вся одежда изрядно испачкалась за время катания по склонам на Надиной юбке. А вот теперь Надежда снова ощущала неудобство, не зная, куда деть руки. Кир видел, как девушка беспокойно сплетала и расплетала пальцы. Они отошли довольно далеко, и Кир, незаметно обогнав девушку, встал у нее на пути. Надежда замерла, не поднимая головы.
   Кир молчал, и Надя молчала. Лишь спустя несколько минут Кир услышал ее тихий голос:
   - Я не смогла... Понимаешь? Я ведь хотела, очень хотела. Он же это заслужил, правда?
   - Правда, - согласился Кир.
   - Но я не смогла!
   Надя подняла лицо, на котором было написано отчаяние.
   - Он убил моего друга! А я... я не смогла отмстить ему, не смога нажать на курок! Ты понимаешь? Я не выстрелила не потому, что ты меня отговорил, а потому, что не смогла!
   - Ты все сделала правильно, - заверил девушку Кир, привлекая ее к себе.
   - Нет! - Надя вырвалась и встала на расстоянии пары шагов, упрямо глядя ему в глаза.
   - Да, - веско сказал Кир. - Если бы ты убила Бена, мы лишились бы самого ценного свидетеля. К тому же ему и так светит высшая мера.
   Насчет последнего своего заявления Кир не был совсем уверен, но надеялся, что не ошибается.
   - Кир, как ты не понимаешь! - Надежда с досадой топнула ножкой, - Это значит, что я подвела Артема. Он был моим другом, а я не могу наказать его убийцу! И кто я после этого?
   - Прежде всего, - улыбнулся Кир, - человек, девушка. Которая сама ни в коем случае не должна гоняться за преступниками. И вообще брать в руки оружие, разве что в крайнем случае.
   От удивления бледное личико девушки вытянулось, а глаза смешно округлились.
   - Как это? - озадаченно произнесла она, - Получается, я просто должна сидеть сложа руки и ждать, пока кто-нибудь решит все мои проблемы?
   - Если эти проблемы такого рода - то да.
   - Но ведь Артем был моим другом! Моим! А я...
   Кир вздохнул, а затем снова обнял девушку. Надежда уткнулась носом в его уже далеко не белоснежную рубашку. Ей надо было понять, почему все так получилось, решить, как вести себя дальше. Она-то считала, что убить человека, такого как Бен, будет совсем просто - она же его ненавидела! А нет, все оказывается намного сложнее. И к тому же Кир считает, что так и должно быть.
   - Получается, я совсем какая-то беспомощная. И беззащитная. Могу только угрожать оружием, а если придется отстреливаться, тогда...
   Кир проворчал что-то себе под нос. Надя не расслышала, что именно, но злости в голосе Кира не было. Только легкая досада. Потом он приподнял лицо девушки за подбородок и заглянул в такие несчастные серые глаза.
   - Надя, скажи, неужели ты считаешь огромным недостатком то, что не смогла выстрелить в безоружного человека? К тому же, если ты еще раз скажешь, что тебя некому защитить, я наверное обижусь.
   Надежда сосредоточенно нахмурилась. И наконец выдала:
   - Я глупая...
   - Это точно, - согласился Кир. И глядя на скорчившую обиженную мину девушку, еле сдержал смех. Потому что Надя уже, по-видимому, раздумывала над тем, чтобы продемонстрировать Киру, какая она на самом деле "беззащитная" и как следует его стукнуть. Поэтому он успокаивающе погладил девушку по голове, слушая ее недовольное ворчание.
   Пару минут спустя Надежда подняла голову.
   - А скоро прилетит катер за нами?
   Кир пожал плечами.
   - Мне надо еще кое-что сделать, - сказала девушка. - Ты пойдешь со мной?
   Ответом ей послужил взгляд, как бы говоривший, что последний вопрос был явно не к месту. Надежда улыбнулась, ощутив вдруг такой прилив нежности к стоявшему перед ней человеку, что поспешила отвернуться. И быстро зашагала по направлению к плантации, туда, где за решетчатой оградой виднелась зеленая стена цимуса. Шаги Кира привычно зазвучали рядом.
  
  

Глава 12

  
   "Стриж" готовился к скорому старту. Надежда, к огромной своей радости обнаружившая в приготовленной для нее каюте свой рюкзачок с вещами, тут же решила поскорее принять человеческий облик. Выпотрошив весь рюкзачок, Надежда набрала целый ворох вещей и с ним быстро пошла по коридору.
   Когда она прошмыгнула мимо Стена, заворожено повторяя себе под нос: "Душ, душ, душ...", тот окликнул ее по имени:
   - Надя!
   Девушка обернулась.
   - Спину осторожно, - напомнил Стен. Глаза его улыбались.
   Надежда кивнула и заторопилась дальше.
   Не меньше чем через час девушка вошла в кают-компанию, где собрались все члены спасательной экспедиции.
   - Так скоро? - поприветствовал девушку стоявший ближе всех ко входу Черненко. - Мы-то думали, что душевая будет занята не меньше суток.
   - Да нет, я старалась побыстрее, - ответила Надежда, опускаясь на удобный стул слева от Стена. Кир сидел напротив. Взглянув на него, Надя внезапно почувствовала, как вспыхивают ее щеки: Кир смотрел на нее так странно, будто любовался... И Надежда решительно не понимала чем. Но ни капельки не возражала.
   - Мы задержимся здесь еще на сутки, - сказал Стен, а Надежда поняла, что это нисколько ее не радует. - Каждому из нас необходимо подготовить подробнейший отчет, а также, думаю, с нами захотят побеседовать и устно. Особенно с тобой, Надя.
   - Понятно, - девушка кивнула.
   - И прежде, чем мы приступим к составлению отчетов или встретимся с начальником базы, нам необходимо обсудить одну деталь, - теперь Стен смотрел на девушку в упор. - Рей Роккарт. Единственный из надсмотрщиков, кому удалось сбежать. В глазах закона он преступник.
   - Но он помог мне... и Киру, - произнесла Надежда.
   Стен ответил ей кивком, как бы говоря, что все понимает.
   - Тем не менее, - сказал он, - нельзя, чтобы узнали, что Кир предупредил Роккарта о готовящейся операции. Ведь он по сути выдал военную тайну.
   Кир нахмурился. Заметив это, Стен добавил:
   - Я не осуждаю тебя. Он, скорее всего, спас тебе жизнь. Да и со слов Нади, Роккарт вовсе не плохой человек. По крайней мере не такой, как остальные надсмотрщики с плантации. И тем не менее сам факт того, что Роккарта предупредили, нам придется скрыть. Предлагаю сказать, что Роккарт сам сказал вам, что больше не останется на плантации.
   - Он бы и все равно ушел! - сказала Надежда.
   - Значит, - усмехнулся Стен, - нам почти не придется врать. К тому же это поможет представить Роккарта в более выгодном свете. Возможно, его не станут слишком уж активно разыскивать.
  
   Утром Надежда проснулась на койке в своей каюте. Это было прекрасное ощущение: своя каюта, своя койка, одеяло, чистота... Надя потянулась, но вставать не собиралась. Ей хотелось еще немного поваляться. Вечером Стен снова смазал ей спину, и сегодня боли почти не было. Надя выспалась так, как ей не удавалось выспаться уже почти три недели. И чувствовала себя просто превосходно. Кутаясь в одеяло, Надежда решила, что сегодня встанет лишь к обеду. Девушка не была лежебокой, но сегодня решила устроить себе постельный режим по собственному желанию.
   Голос Стена в динамиках вывел ее из ленивой задумчивости.
   - Надя, одевайся и приходи в кают-компанию.
   Он не сказал "срочно", но Надежда поняла, что надо явиться туда как можно быстрее.
   Гадая, что могло произойти за то время, пока она спала, девушка споро умылась, оделась и через десять минут, дивясь собственной проворности, оказалась у дверей кают-компании.
   - Что-то случилось? - встревожено спросила она, обводя взглядом всех присутствующих.
   - Старт отложили, - сообщил Стен. По реакции остальных Надя поняла, что все, кроме нее, об этом уже знают. Но Стен собирался сказать ей еще что-то, куда более неприятное, и девушка напряженно замерла в ожидании.
   - Тебя вызывают на допрос.
   - Меня? - удивилась Надя.
   - Да, - ответил Стен. - Думаю, это касается Роккарта.
  
   Надежду провели не в кабинет начальника базы, а в какую-то другую комнату, не отличавшуюся уютом, и к тому же довольно убого обставленную: несколько столов, стулья, пара компьютеров, длинный шкаф у стены - все старое, некрасивое. Кира и Стена, не пожелавших оставить девушку одну, тоже впустили, правда очень нехотя. Надежда огляделась и, решив, что ей здесь совсем не нравится, оглянулась, словно проверяя, не ушли ли ее спутники.
   Из боковых дверей появились несколько человек. Их Надя не знала. С ними был начальник базы Симеон Раковский. Он вежливо поздоровался с прибывшими, словно они просто зашли в гости. А затем предложил всем присесть, причем Наде указал на стул возле большого стола, за который сел сам. Неподалеку от девушки расположились еще несколько человек. Стену с племянником отвели место в стороне. Надежда как-то не очень представляла себе, как ее будут допрашивать. Но ей поначалу показалось, что это будет всего-навсего беседа. Пока все подтверждало ее предположения. Надя не заметила в комнате ничего такого, что могло бы ее напугать. Девушку немного тревожило лишь присутствие незнакомых людей. Они были вооружены. В отличие от ее спутников, которым пришлось сдать оружие при входе.
   - Надежда Орлова, - произнес начальник базы, и девушка вся обратилась во внимание. - Вы уверены, что присутствие ваших друзей не помешает вам ответить на мои вопросы?
   Надя кивнула:
   - Да, уверена, - и почувствовала, как от волнения холодеют пальцы рук.
   - Хорошо, - Раковский откинулся на спинку своего стула. - Вчера, после допроса бывшего управляющего, к нам поступила интересная информация. Она касается вас.
   Он сделал паузу. Надя выжидательно молчала, ожидая продолжения.
   - Нам стало интересно, почему управляющий догадался сбежать, причем так вовремя. Иными словами, мы заподозрили, что его кто-то предупредил о готовящейся операции.
   На этот раз пауза была дольше. Видимо, Раковский проверял реакцию девушки на это заявление.
   - К тому же не только он, оказывается, обо всем узнал. Одному человеку все же удалось скрыться. Вам известен человек по имени Рей Роккарт?
   - Да, - произнесла Надежда, - конечно. Его имя указано в моем отчете.
   - А еще в вашем отчете сказано, что он сам решил уйти с плантации, - продолжил Раковский. - Причем, как я понял из ваших объяснений, исключительно потому, что оказался человеком хорошим и не хотел больше совершать неправильные поступки.
   Нахмурившись, Надежда снова кивнула. Вроде бы правильные слова в устах Симеона Раковского сильно отдавали сарказмом.
   - Вы подтверждаете это? - спросил начальник, и Наде пришлось еще раз кивнуть.
   - А как вы можете объяснить попытку бегства управляющего? Ведь получается, он знал заранее, что на плантации оставаться опасно.
   Надежда ответила ему недоуменным взглядом.
   - Не можете объяснить? - Раковский усмехнулся. - Тогда я вам скажу, что по этому поводу нам рассказал сам управляющий. Он, конечно, почувствовал неладное когда вас, Надежда, пришли спасать. Но не это стало настоящим поводом для беспокойства. Утром внезапно обнаружилось, что исчез один из надсмотрщиков, тот самый Рей Роккарт, которого мы до сих пор не можем найти. Вы, кстати, этому даже рады, не правда ли?
   Пожав плечами, Надя решила снова промолчать. Конечно, она рада. Рей ведь столько для нее сделал.
   - И тогда Бен решил, что ваш побег и исчезновение надсмотрщика взаимосвязаны. Когда вы ушли, Роккарта нашли без сознания, и позже, придя в себя, он отправился на поиски вместе со всеми. А потом Роккарт, как выяснилось, вернулся ненадолго, собрал вещи и исчез. Тогда управляющий счел, что вы предупредили Роккарта о какой-то опасности. Сделав из этого соответствующие выводы, Бен спрятался и просидел в какой-то пещере все время до тех пор, пока вы не заметили его на склоне.
   Неправильно истолковав молчание Надежды, Раковский испытующе посмотрел на девушку.
   - Мы тоже удивились: зачем девушке, испытавшей на себе все трудности и тяготы жизни каторжника, предупреждать одного надсмотрщиков, освобождая его таким образом от законного наказания. Просто потому, что, как вы говорите, он вам "помогал"? Вряд ли.
   На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Ее прервал голос начальника базы.
   - Управляющий сказал, что между вами, Надежда Орлова, и старшим надсмотрщиком плантации по имени Рей Роккарт существовала интимная связь.
   Брови Надежды поползли вверх.
   - Поэтому, как он считает, вы и предупредили Роккарта, что дальнейшее пребывание на плантации для него опасно. Это правда? Орлова, я конечно понимаю, что молчание - золото, но...
   - Нет, это не правда, - четко произнесла девушка.
   - Значит, вы его не предупреждали?
   - Нет.
   - И не состояли с ним в интимных отношениях?
   - Нет.
   - Существует много свидетелей, чьи показания подтверждают обратное.
   - Они что, свечку держали?! - не выдержала Надя. Она вдруг вспомнила, что сзади, за ее спиной, сидят Стен и Кир. И слушают весь этот бред. Но обернуться она сейчас не могла. Раковский смотрел на нее в упор. В его глазах светилось торжество.
   - Так вы признаете их правоту?
   Надежда выдохнула, одновременно и успокаиваясь, и собираясь с мыслями, и подавляя неизвестно почему рвущийся наружу смех.
   - Нет.
   - Тогда как вы объясните такое противоречие в свидетельских показаниях?
   Сначала Надя просто хотела поинтересоваться, с какой стати именно она должна объяснять эти противоречия. Но потом решила, что элементарная вежливость еще никому не вредила, и поэтому просто ответила:
   - Никак.
   - И все же?
   Надежда поставила локоть на столешницу, и подперла кулачком подбородок. Почему-то здешний начальник базы начинал ее сильно раздражать.
   - Люди судят по себе, - задумчиво сказала она.
   - Объясните, что вы имеете в виду?
   - А то, - медленно произнесла Надежда, - что большая часть женщин на плантации стремились иметь эти самые интимные отношения со старшими надсмотрщиками. В том числе и с Роккартом.
   - А вы не стремились?
   Краем уха Надежда уловила глухое рычание за своей спиной. Кир... Но в этот раз Раковский мог позволить себе такой ехидный тон, потому что в комнате находилось предостаточно вооруженных людей, чтобы пресечь любые посягательства на особу своего начальника. Девушка невесело усмехнулась.
   - А это наказуемо? - вдруг сказала она, отвечая вопросом на вопрос.
   Раковского такой ответ удивил и даже несколько позабавил.
   - Нет, не наказуемо.
   - Тогда к чему все эти разговоры?
   На скулах сидевшего перед Надеждой человека заходили желваки.
   - Мне надо выяснить, вы ли предупредили Роккарта, - раздраженно произнес он. - А также по возможности определить ваши мотивы. Таковым может являться связь между вами и этим надсмотрщиком. Кстати, имеются свидетели, которые рассказывают, что Роккарт в прямом смысле объявил вас своей наложницей.
   - А эти свидетели, - Надежда зло сузила глаза, - не рассказывают, что сами пытались меня изнасиловать, и что только появление Роккарта их остановило? Знаете, вряд ли кто посмел бы меня осудить, если б я предпочла одного Роккарта нескольким другим надсмотрщикам и еще неизвестно скольким каторжникам.
   На несколько секунд воцарилась полная тишина. Потом раздался властный голос Стена:
   - Хватит!
   Надя испуганно обернулась, испугавшись, что Стен ругает ее за несдержанность. Но взгляд Стена был обращен на Симеона Раковского.
   - Ты хотел узнать, предупредила ли она Роккарта. Надежда уже ответила.
   - Я не могу поверить ей на слово, - ответил начальник базы.
   - Придется, - произнес Стен.
   - Не в коем случае! - Раковский возмущенно махнул рукой. - Нам придется применить сыворотку правды, чтобы порасспрашивать ее как следует.
   - Нет! - услышала Надежда за своей спиной голос Кира, больше похожий на рычание.
   Оглянуться Надя почему-то боялась, но в следующий момент пальцы Кира сжали ее плечо, и это придало девушке смелости. Надежда повернула голову и посмотрела в лицо Кира, уже стоявшего рядом с ее креслом.
   Взгляд его был тяжелым. И девушка почему-то очень испугалась, что Кир может решить, будто все, что пытался сказать Раковский - правда. Нет, не касательно предупреждения. Относительно этого Кир сам все прекрасно знал. А вот предполагаемые Раковским "мотивы"...
   - И все же другого выхода у нас нет, - начальник базы сделал знак подчиненным, и те приблизились вплотную к Стену и Киру, готовясь пресечь любую попытку помешать планам своего командира. - Я серьезно подозреваю, что Надежда Орлова предупредила надсмотрщика по имени Рей Роккарт, тем самым выдав военную тайну.
   - Это я предупредил Роккарта, - вдруг произнес Кир.
   Надежда вздрогнула и испуганно схватила его за ту руку, которая все еще сжимала ее плечо. Раковский заметил этот жест и нехорошо усмехнулся:
   - Я же говорил, что нам лучше пообщаться без свидетелей.
   Затем он пристально посмотрел на Кира.
   - Вы говорите правду? Или просто пытаетесь выгородить Орлову?
   - Я говорю правду, - ответил Кир.
   - Но мы никак не сможем это проверить, - развел руками Раковский. - На вас, насколько я знаю, сыворотка не подействует. Поэтому допрашивать все равно придется Надежду. К тому же, если она знает, что предупредили Рокарта именно вы, она нам это скажет. Так что...
   - Надежда сейчас слишком ослаблена, - спокойно возразил Стен. - Это я говорю как врач. Использование сыворотки может нанести значительный вред ее здоровью.
   - И что же вы предлагаете?
   - Я ничего не предлагаю, - сказал Стен. - Я просто предупреждаю.
   Симеон Раковский на минуту задумался. Стен, скорее всего говорит правду. Как ни как девчонка неделю провела на плантации и эти дни были отнюдь не легкими. К тому же Раковский без труда представил себе, какие неприятности ему устроит Стен, если что-нибудь случится с его драгоценной Надеждой. Начальник базы вздохнул и, досадливо поморщившись, крикнул одному из подчиненных, чтобы подготовили детектор лжи.
  
   Надежда испуганно замерла, все еще сжимая руку Кира. Больше всего она сейчас боялась, что во время допроса кто-нибудь поинтересуется: "Это Кир предупредил Роккарта?" И если она ответит "нет", что покажет детектор?
   Она встала, прижимаясь плечом к Киру. Тот не двигался и не произнес больше ни слова, но Надежда решила, что даже если он придал какое-то значение словам Раковского про "интимные отношения", то выяснять это она будет позже. А сейчас просто прижмется к нему. Девушка почти физически чувствовала исходящую от Кира злость, но, как ни странно, и поддержку.
   Улучив момент, когда рядом почти никого не было, Стен наклонился к Наде и очень тихо сказал:
   - Не бойся. Главное - верить!
   Надежда удивленно воззрилась на него, и Стен приподнял бровь и кивнул, как бы предоставляя девушке самой продолжить его мысль. Надя поджала губы, пытаясь сообразить, что же хотел сказать ей Стен. И вдруг до нее дошло! Она вспомнила, что некоторые люди ухитряются обмануть детектор лжи. Просто потому, что верят в то, что говорят, даже если говорят не правду.
   Прикрыв глаза, девушка вспомнила холодное утро... Они с Киром спускаются с горы. Рей ведет связанного Макса. Подходят к машине... "Нам пора" - говорит Стен. Теперь они прощаются с Роккартом. "Тебе ничего за это не будет?" - спрашивает она. А сейчас Кир скажет... Нет. Надежда подключила воображение: вот Рей улыбается уголком губ. "Я сегодня же уйду с этой плантации" - уверенно произносит он.
  
   Солнце уже стояло в зените, когда трое вышли из главного здания базы. Стен положил руку на плечо шедшей рядом девушки и с чувством произнес:
   - Выше всяких похвал!
   Надежда с улыбкой подняла глаза.
   - У меня получилось, - произнесла она, как бы не веря до конца, что это действительно так.
   Разрешение на старт "Стрижа" было получено почти сразу, как только Надежда прошла испытание на детекторе лжи. Причин не верить девушке больше не было, хотя начальник базы сильно подозревал, что имеет место какая-то фальсификация. Но подозревать бледную, исхудавшую и ослабленную испытаниями последних дней девушку в том, что она умудрилась обмануть детектор лжи, не мог.
  
   Приятная прохлада прикосновения тут же сменилась болью, но на этот раз не такой сильной. Надежда, положив щеку на подушку, следила за лицом Стена. Она ощущала кисловатый запах цимуса от его рук, плавно двигавшихся по израненной спине.
   Перехватив ее взгляд, Стен улыбнулся.
   - Тебе надо поскорее заснуть, - сказал он.
   - Я подожду, пока ты закончишь массаж... то есть лечение, - сонно пробормотала Надежда.
   Но она не дождалась. Мерный гул моторов плавно летящего "Стрижа" убаюкивал. Вскоре Стен увидел, как глаза Нади закрылись. Девушка несколько раз попыталась поднять отяжелевшие веки, но, в конце концов, оставила это занятие и погрузилась в сон.
   - Стен, ты где? - послышался в переговорнике голос Кира.
   - Я у Нади.
   - Как она? - спросил его племянник после недолгой паузы.
   - Спит, - коротко ответил Стен.
   Прошло минут пять. Закончив смазывать Надину спину соком плодов цимуса, Стен вытер руки и сел на небольшое кресло, ожидая, пока лекарство окончательно впитается.
   - Стен, впусти меня.
   На это раз Кир стоял прямо под дверью Надиной каюты. Стен подошел к двери и нажал небольшую кнопку на стене. Кир несмело вошел и остановился возле койки. Надя зашевелилась. Стен тут же прикрыл ее одеялом.
   - Можно я посижу здесь? - спросил Кир.
   Стен пожал плечами. Он не возражал. К тому же вопрос племянника его несколько удивил. Вернее не сам вопрос, а неуверенность, прозвучавшая в нем. А ведь Кир не обмолвился с Надей ни единым словом с тех пор, как они втроем покинули базу.
   - Я уже закончил, - сказал Стен. - Не буди ее.
   Кир кивнул. Как только за Стеном закрылась дверь, он опустился в кресло у койки. Во сне у Нади было совсем детское лицо. К тому же вид она имела трогательный и беззащитный. Киру ужасно захотелось до нее дотронуться, но прикосновение могло потревожить чуткий сон девушки, и Кир просто продолжал смотреть на уже немного порозовевшее личико, на длинные ресницы, любопытный носик, чуть приоткрытые губы. Руки Нади обнимали подушку. На ладошках красовались аккуратные повязки, тоже пропитанные соком цимуса. Глядя на спящую девушку, Кир думал о том, сколько же ей пришлось пережить. Нет, он не станет ее осуждать, даже если окажется, что Симеон Раковский был прав насчет отношений между Надей и Роккартом. Скорее всего у девушки просто не было другого выхода. Но... Кир не мог смириться с мыслью, что это правда. И ко всему прочему прекрасно осознавал, что винить во всем должен лишь самого себя: не защитил, не уберег...
   Надежда открыла глаза, но увидела только подушку. И почувствовала, что в каюте кто-то есть. Она повернула голову и сощурилась спросонья, а потом заморгала.
   - Так не честно, - наконец произнесла она. - Ты пришел, пока я спала. И не разбудил.
   Кир продолжал молча смотреть на нее.
   - Кир! - позвала Надя, но, не дождавшись ответа, решила, что подождет, пока Кир сам заговорит, если захочет. Немного сонными глазами она смотрела на сидевшего напротив Кира, изучая выражение его лица. Но однозначно определить его настроение Наде не удалось, поэтому девушка вновь закрыла глаза и тихо вздохнула. Наверное, Кир воспринял всерьез слова начальника базы, подкрепленные "множеством свидетельских показаний". Девушка медленно отвернулась, чувствуя, как сжимается что-то в груди, а к глазам подступают слезы.
   - Надя, - услышала она тихий, и чуть хрипловатый, словно от волнения, голос. Но ответить не смогла, опасаясь разреветься.
   - Надя, прости меня пожалуйста за все, - Надежда удивленно обернулась; Кир сглотнул и продолжил. - За все, что тебе пришлось пережить.
   Надя приоткрыла рот, собираясь возразить - кто-то, а Кир уж точно не должен был считать себя виноватым.
   - Нет, - Кир не дал ей ничего сказать. - Я действительно виноват перед тобой. И я даже не знаю всего, что с тобой произошло, пока мы искали тебя.
   - Стен читал мой отчет, - медленно произнесла Надежда, - и...
   - И я тоже его видел, - нехотя признался Кир. - Но там ведь не было всего.
   Надежда приподнялась и села.
   - Значит, - ее глаза сверкнули, - ты поверил тому, что сказал этот... Раковский?
   - Я поверю только тому, что скажешь мне ты, - спокойно ответил Кир.
   - Но я уже все сказала. Еще тогда, во время так называемого допроса. Ты ведь присутствовал там. Я не обманывала...
   - Ты обманула даже детектор лжи, - напомнил Кир. - Но это не важно. Если не хочешь, я не буду тебя ни о чем спрашивать.
   - Угу, - отозвалась Надежда. - И вообще не будешь со мной разговаривать. Как сегодня.
   Кир на секунду зажмурился, а потом пересел на кровать и осторожно обнял обиженно нахохлившуюся девушку.
   - Я буду с тобой разговаривать, - произнес он с грустной улыбкой.
   Надежда прижалась щекой к белоснежной ткани его рубашки. Она чувствовала бесконечную благодарность к этому удивительному человеку. Пальцы Кира гладили ее волосы. Девушка решилась спросить:
   - А если бы это оказалось правдой, ты бы стал меня осуждать?
   Пальцы замерли на мгновение.
   - Нет, - глухо ответил Кир.
   Вздохнув, Надежда подумала, что Кир обманывает если не ее, то по крайней мере себя. И все же это ничего не меняло. Он решил ее не спрашивать, но девушка не собиралась больше мучить Кира неизвестностью.
   - Я спала с ним, - Надежда почувствовала, как напряглись пальцы Кира, руки, плечи, каждый мускул его тела, - в одном помещении, но Рей на своей кровати, а я в углу, на матраце.
   Произнесла, и тут же ощутила волну облегчения, пробежавшую по телу Кира. Он перевел дыхание, осторожно, чтобы Надя не заметила. И продолжал гладить ее волосы. Девушка даже испугалась, что ей не поверили. Но когда подняла глаза и заглянула Киру в лицо, глаза его буквально светились. Но Кир пребывал в полной уверенности, что ничем не выдал своих чувств, и Надя не стала его в этом разубеждать. Поэтому снова спрятала лицо, чтобы Кир в свою очередь не заметил ее улыбки. Неужели он ее ревнует?
   Прошло около получаса. Они все так же почти неподвижно сидели рядом, наслаждаясь простым ощущением близости, тепла и нежности. Тишину нарушил писк переговорника. Кир включил связь, и Надежда услышала голос Стена, который просил племянника зайти в кабину управления. Кир ответил, что сейчас будет. Затем выключил переговорник и, быстро притронувшись губами к Надиному лбу, провел указательным пальцем по ее носу.
   - Лисенок...
   Девушка улыбнулась в ответ. Кир встал и пошел к двери, но, уже на пороге, вдруг обернулся. Под его взглядом Надежда ужасно смутилась, вспомнив, что сидит на кровати растрепанная и почти раздетая, старательно кутаясь в одеяло. Ее щеки вспыхнули. Кир рассмеялся и вышел, не дожидаясь, пока Надежда запустит в него подушкой.
  
  

Глава 13

  
   В маленькой столовой, расположенной рядом со складом продовольствия, чаще всего было пусто. Но в этот раз заскочившая туда перекусить Надежда застала там Антона Шерстова, сосредоточенно орудовавшего ложкой в какой-то неаппетитной на вид, но довольно ароматной похлебке, разведенной из концентрата.
   - Приятного аппетита! - сказала Надежда, входя в помещение.
   - А... спасибо! - откликнулся Антон.
   - Ну как, вкусно? - поинтересовалась девушка, втягивая носом приятный запах.
   - Есть можно.
   - Это хорошо.
   Надежда приготовила себе такую же похлебку и с удовольствием поняла, что получилось нечто действительно вкусное и сытное.
   Дверная панель с легким шорохом отъехала в сторону. Надежда, сидевшая спиной к двери, обернулась только после того, как Антон удивленно заметил:
   - Похоже, сегодня аншлаг.
   Кир улыбнулся. Проходя мимо Надежды, он легко, словно невзначай, провел рукой по ее плечу. Затем опустился на ближайший стул. Девушка быстро прикончила всю еду, потому что знала, что в конце концов под взглядом этого василиска начнет смущаться. И тогда хорошо если дело ограничится только падением на пол ложки.
   - Какая ты, однако, голодная, - покачал головой Антон, которого девушка в плане еды успела догнать и перегнать.
   Вскоре появились и Стен с Виталием. Они пришли не вместе, но почти одновременно. Антон в который раз подивился такому приступу голода у всей маленькой экспедиции. А Наде почему-то показалось, что это оживление как-то связано с ней. И девушка вдруг почувствовала такую огромную нежность и признательность ко всем людям, находившимся сейчас на борту "Стрижа", особенно к тем, кто сидел сейчас с нею за одним столом. Эти люди действительно были самыми лучшими друзьями, даже несмотря на то, что Виталий и Антон вообще видели ее второй раз в жизни. Но, тем не менее, слушая веселую и оживленную болтовню, в которую время от времени включался Стен и изредка вставлял пару слов молчаливый, но далеко не хмурый Кир, Надя вдруг поняла, что такой настоящее счастье: это когда тебя окружают люди, которым ты доверяешь целиком и полностью, которые, если ты вдруг попадешь в беду, не побоятся полезть и в огонь, и в воду. Девушка уже давно поела, но сидела, опасаясь даже шелохнуться, чтобы не спугнуть охватившее ее ощущение всепоглощающего счастья. Когда остальные тоже поели и потихоньку начали расходиться, девушка украдкой проводила каждого взглядом до двери. Кроме Кира. Он остался. А когда девушка обернулась к нему, понимающе улыбнулся.
   - На сегодня намечено видеосовещание. Будет участвовать Владимир Краснов и еще несколько человек - начальники штабов, главнокомандующий флота Новой Земли, несколько политиков из числа тех, кто не замешан в деле с каторжниками.
   Кир сообщил это таким обыденным тоном, что Надежда даже не сразу вникла в смысл сказанных слов. Потом нахмурилась.
   - Они пошли готовиться к совещанию? - спросила Надя, кивнув на дверь.
   - Да, - ответил Кир. - Хотя готовиться особо и нечего. Ты просто расскажешь обо всем, что с тобой произошло. Почти то же самое, что писала в отчете, только подробнее. Потом ответишь на вопросы. И все.
   Глаза Надежды округлились.
   - Как, и я тоже буду...
   Девушка замолчала. Естественно, а чего еще она ожидала как главное действующее лицо всей эпопеи? Надежда тут же почувствовала, что начинает нервничать. Но - ничего не поделаешь: надо, значит надо.
   Заметив ее волнение, Кир протянул руку ладонью вверх. Надежда положила сверху свои побледневшие пальцы и с силой сжала его кисть.
   - Не волнуйся, - улыбнулся Кир, накрывая ее руки второй ладонью.
   - Да я почти не волнуюсь, - произнесла Надежда. Действительно, она пока сравнительно не волновалась. Это потом, непосредственно перед докладом, у нее начнут стучать зубы. А пока... Надя вздохнула. И тоже улыбнулась, правда немного натянуто.
   - А мне... мне тоже надо готовиться? - спросила она.
   - Как хочешь, - ответил Кир. - У тебя есть больше четырех часов. Но думаю, тебе это не понадобится. Ты будешь просто вспоминать и рассказывать. Хотя можешь постараться припомнить какие-то подробности. Например о времени, проведенном на корабле Константина, ты пока ничего нам не рассказывала.
   - Да нечего, - ответила Надежда, но Кир почувствовал, как вздрогнули ее пальцы. - Я сидела запертая отдельно ото всех. Не знаю почему, но Константин не хотел, чтобы я общалась с людьми, которых он вез на плантации, до того, как сбудет меня с рук. Чего-то опасался...
   - Почти две недели, - прошептал Кир.
   - Меньше. Наверное, полторы, - пожала плечами Надя. - Нет, меня не обижали. И даже кормили регулярно. Странно, да?
   Когда девушка взглянула в лицо Киру, оно было очень мрачным. Пеняя себе, что испортила человеку настроение, Надежда высвободила одну руку и нежно погладила пальцы Кира, все еще сжимавшие ее вторую ладонь. Глаза Кира были темными, страшными. Но загоревшийся в них недобрый огонь начал постепенно угасать, словно успокаиваемый мягкими прикосновениями Надежды. На душе у Кира было тяжело и неспокойно. Слишком много пришлось пережить его Надежде. И несмотря на это, именно она сейчас пыталась успокоить его, заверить, что все хорошо. Хотя сама - смешно сказать - почти тряслась от страха перед предстоящим совещанием. Кир понимал, что ему тоже надо хоть немного подготовиться, но совершенно не хотелось никуда уходить. Тем более, оставлять Надежду одну. И Кир несколько успокоил свою совесть тем, что командующим данной экспедиции являлся Стен, и именно ему придется в основном вести разговор и отвечать на вопросы. Также в совещании примет участие Симеон Раковский. Он будет докладывать о проведенной на Марине операции по захвату трех нелегальных плантаций цимуса, две из которых были обнаружены спасательной экспедицией, а третья оказалась в последнем межгорье, до которого экспедиция так и не добралась. Об участии Раковского Кир намеренно умолчал, не желая тревожить Надежду заранее. После последнего допроса начальник штаба на Марине был девушке крайне неприятен. Правда Надя несколько злилась на себя за эту антипатию, рассуждая, что не имеет права ни в чем упрекать или осуждать Раковкого - тот ведь просто делал свою работу.
   И все-таки Надежда решила тоже немного подготовиться. Она точно не знала, что именно подразумевала под этим, но оставшись на пару часов одна в своей каюте, сосредоточенно перебрала в уме все события, могущие вызвать интерес у участников совещания.
  
   Раздумья прервал голос Стена, объявлявший сбор в кают-компании через пятнадцать минут. Надежда привела в порядок волосы и, придирчиво оглядев свое отражение в зеркале, вышла из каюты.
   В кают-компании уже находился Стен со своим племянником. Они о чем-то разговаривали, когда появление девушки заставило обоих обернуться.
   - Ну как, Надя, готова? - спросил Стен.
   Девушка кивнула и нерешительно присела на один из стульев.
   - Как все будет происходить? - спросила она.
   Внимательный взгляд Стена отметил ее волнение, сделавшее непривычно серьезным ее обычно такое живое личико.
   - Собеседники будут видеть друг друга на таких же экранах, как наш, - Стен указал на огромный, почти во всю стену, экран. - Сначала выслушают наши доклады, а также Симеона Раковского и Владимира Краснова. И еще Максима Славина. Возможно, будут задавать вопросы. А дальше надо будет решить, что делать. Скорее всего показания захваченных на плантациях надсмотрщиков и управляющих смогут помочь окончательно распутать это дело.
   - Это пахнет серьезным скандалом! - воскликнул, входя в помещение, Виталий.
   За ним появился и Антон. Последнему было явно не по себе, и Надя с удивлением обнаружила, что не одна она переживает по поводу предстоящего мероприятия. Хотя Антон, конечно, зря волнуется. Почему-то девушка была уверена, что его не будут сильно расспрашивать. По большей части говорить, вероятно, будет Стен. Как руководитель. И Раковский. Потому что все происходило на Марине, где он является начальником штаба безопасности. А про себя Надя подумала, что ничего стратегически важного она все равно не знает, особенно теперь, когда есть показания управляющих плантацией, ее рассказ вряд ли будет особенно интересен. И выдохнула, пытаясь успокоить себя тем, что будет в основном молчать.
   Перед началом Стен сказал всем несколько напутственных слов, но ничего или почти ничего конкретного - все, что надо, было уже обговорено заранее. И вот в назначенное время большой экран вспыхнул, делясь на несколько равных частей, и Надежда увидела множество лиц. Знакомых было только двое - Краснов и Раковский. И хотя каждый видел также довольно многих людей одновременно, Наде почему-то показалось, что Владимир Витальевич приветственно улыбнулся именно ей. Ну или, по крайней мере, всей их команде. Остальные лица Надя, как ей казалось, видела впервые. Главнокомандующего флота Новой Земли она узнала сразу же по погонам и уверенному, требовательному и даже грозному выражению лица. Он коротко поздоровался со всеми сразу, и Надежда вдруг поняла, что забыла спросить, как этого человека зовут. Ни по фамилии, ни по имени-отчеству... Она растерянно нахмурилась, соображая, придется ли ей вставлять в свою речь обращения по имени, но в это время заметила, что Виталий подвинул к ней лист бумаги. Надежда не сразу заметила на нем надпись, сделанную мелким, но разборчивым почерком: Риванов Владислав Борисович. Надя благодарно улыбнулась, на что Витя лишь пожал плечами.
   Среди остальных еще двое человек привлекли внимание Надежды: женщина с красивым лицом восточного (по определению бывшей жительницы Земли) типа, и мужчина довольно примечательной внешности, в основном благодаря проницательным серым глазам, буквально сиявшим с худого лица. Женщину звали Гюльнара. Отчества ее или даже фамилии Наде почему-то сообщить никто не смог. Раздумывая над этим, Надежда вдруг осознала, и это прозрение ошарашило ее своей внезапностью и запозданием, что ведь касательно Стена и его племянника она тоже не знает никаких точных данных... кроме имен. Это настолько выбило девушку из колеи, что она пропустила момент, когда упомянули имя незнакомого мужчины. Теперь оставалось только надеяться, что Виталий еще раз выручит ее, написав в нужный момент это имя на листике. Надя медленно выдохнула, украдкой переводя взгляд на Стена, а потом на Кира. Ей вдруг стало интересно - а по-настоящему ли их так зовут? Или она просто все нафантазировала, и не знает ничего лишь потому, что сама оказалась не слишком любопытной. Решив подумать над этим попозже, Надя наконец переключила все внимание на участников совещания, стараясь поймать нить разговора. Это оказалось нетрудно. Потому что сначала выяснялись общие обстоятельства, ничего интересного. Оказалось, все эти люди уже были в курсе сложившейся ситуации, но теперь пожелали выслушать подробности из первых рук. Когда главнокомандующий обратился к Владимиру Краснову, тот в свою очередь, предоставил слово собравшимся в кают-компании "Стрижа". И вот, после недолгого вступления, Стен представил Надежду людям, внимательно смотревшим с огромного экрана. Девушка встала и, на удивление быстро справившись с волнением, начала рассказ. Решив не упустить ни единой важной детали, девушка в общих чертах объяснила всю предысторию, но более подробно остановилась на описании Константина и его помощников, его корабля и людей, которых она там успела увидеть вплоть до того момента, когда ее заперли в отдельной каюте. Дальнейшие события, произошедшие с нею после прибытия на плантацию, Надежда решила не освещать детально. Она просто описала, исходя из собственного опыта, условия жизни на плантации, порядки и быт, будни и выходные. Но по ее словам и так всем было предельно ясно, что все прелести "быта" Надежда Орлова успела испытать на собственной шкуре. Когда ее попросили остановиться на личностях управляющего и надсмотрщиков, Надя смогла описать только тех, с кем ей довелось "пообщаться": Бена, Ларри, Бойда. И Рея Роккарта. Девушка сама дивилась тому, насколько четко и, если можно так выразиться, красиво она говорит. Спокойно, чистым литературным языком, почти без запинок и неловкости. Как будто только и делала всю жизнь, что выступала перед такой важной публикой. Хотя, как только Надежда принялась вспоминать, выискивая в закоулках своей памяти все новые и новые детали, она перестала думать о публике как о некоем грозном судье. Нет. Она просто рассказывала, словно интереснейшее повествование, правда несколько суховатое из-за невозможности и нежелания подпитывать рассказ своими ощущениями.
   Когда Надежда замолчала, некоторое время стояла тишина. Потом Стен кивнул девушке, и она восприняла этот жест как разрешение сесть. Вопросов ей не задавали. Пока. Пока Стен сказал еще пару слов, а Надежда попыталась незаметно взглянуть на Кира. Он был совершенно мрачным, и девушка почему-то была уверена, что на него произвел тяжелое впечатление ее рассказ. Хотя Надя и старалась без эмоций. Но при каждой мысли о том времени, которое Надежда провела сначала на корабле Константина, а затем на плантации в обществе каторжников и под присмотром садистов-надзирателей, Кир впадал в тихую ярость. В данной ситуации его Надежде просто повезло, что она осталась жива. Девушка даже умудрилась отделаться лишь ранами на спине и ладонях, что было в таком случае чуть ли не самым оптимистичным из всех возможных исходов. Правда, Кир знал, что в душе Надежды еще свежа рана из-за смерти мальчика, ставшего ее другом. Но Надя ничем не выдавала своих чувств. Иногда девушке начинало казаться, что все происшедшее было не больше, чем кошмарным сном, который оставил после себя тяжелый осадок на сердце, жуткие образы, навязчиво возвращающиеся в сознание, но вполне одолимые, если рядом находился кто-то из ее друзей. А Кир снова и снова чувствовал приступ леденящего душу страха. Страха потери. И рассказ Надежды, несмотря на всю сдержанность ее речи, показался Киру действительно ужасным. Потому что он знал, что скрывается за этими словами. Когда девушка снова села на свое место, Кир почувствовал ее взгляд, но не повернулся. Ему надо было сосредоточиться. Потому что сейчас, скорее всего, говорить придется ему. Кир вполне владел собой, и даже, в свою очередь, поднимаясь на ноги, успел стереть с лица то зверское выражение, которое успела заметить Надежда. Но, несмотря на это, все присутствующие ловили себя на том, что смотреть в глаза этого человека почти невозможно из-за полыхавшего в их темной глубине яростного огня, который их владелец так и не смог унять.
   После того, как Кир ровным голосом сделал свой доклад и ответил на некоторые вопросы, привели Максима. Надежда слушала с интересом и одного, и второго. И только недовольно поморщилась, когда Максим попытался упрекнуть Кира в жестокости по отношению к собственной персоне. Не то, чтобы Надежда ему не поверила - она прекрасно понимала, что Кир очень даже не против разделаться с Максом Славиным - но девушка знала, на какие подлости способен брат ее подруги. И поэтому считала, что ни на какие жалобы он права не имеет. К тому же он еще живой и даже без переломов, а значит, Кир неплохо держит себя в руках.
   С интересом выслушали доклад Симеона Раковского, у которого были показания всех управляющих. Надя мало разбиралась в политике и персоналиях Новой Земли, но и она понимала, что результаты расследования обещали быть действительно интересными и взволновать всю планету. Пока не было решено, будет ли знать об этом широкая публика, но, судя по всему, в этой истории были замешаны небезызвестные всему населению планеты люди. Но ей теперь, честно говоря, все было "до лампочки". Имена, называемые на этом закрытом совещании, ей ни о чем не говорили. И Надежда решила, что ей просто будет достаточно знать, что эти люди понесут заслуженное наказание. Главное, чтоб не сбежали... Но об этом Надя подумала как-то вяло. Ею начинала овладевать апатия, вполне понятная, учитывая, сколько всего перенесла ее психика за сравнительно небольшой отрезок времени. И теперь Надежда хотела одного - покоя. Нет, это отнюдь не означало спокойное и ленивое времяпровождение. Покой для нее значил сейчас просто не думать об опасности, заниматься обычными делами, летать на "Буревестнике", танцевать на концертах, организуемых Тимуром, гостить у Ясы... и сидеть на кухне Стена, наслаждаясь умиротворением, которое царило в его лесном доме. Еще был Кир. Но все, что с ним связано, даже приблизительно нельзя было назвать "покоем". И все же Надежда не возражала, чтобы Кир ее "беспокоил". С ним было хорошо, радостно и безопасно. А в последнее время ей всего этого очень недоставало.
  
   После совещания, на котором Надя, кстати сказать, действительно почти все время молчала, не считая доклада, никто не спешил расходиться по каютам. Было что обговорить, поэтому все впятером (Макса снова отвели в его каюту и там заперли) передислоцировались в столовую. Наслаждаясь теплом ароматного чая, Надежда сидела между Стеном и его племянником. Напротив Витя Черненко с лукавой улыбкой, рыжеволосый Антон Шерстов, с непосредственным удивлением на лице делившийся с товарищами впечатлением от услышанного. Стен больше молчал. Уже немного разбираясь в оттенках постоянного спокойствия на его лице, Надежда понимала, что Стен чем-то обеспокоен. Но сочла за лучшее не отвлекать его от размышлений. Кир задумчиво поглаживал пальцами изогнутую ручку своей чашки, хмурясь на дымящийся чай. Конечно, напиток можно было охладить в два счета, но все согласились, что намного уютнее сидеть вот так с неторопливо остывающим чаем, ощущая тепло и неизменно поддаваясь лирическому настроению, приходившему вместе с ароматом, теплом и легким паром над чашкой. Девушка в такие моменты предпочитала молчать, прислушиваясь к разговором товарищей, наблюдать за ними. Неслышно подув на дымящуюся жидкость, Надя осторожно попробовала чай, глядя поверх ободка чашки на остальных. Увидев, что Стен, по-видимому, пришел к какому-то определенному результату в своих размышлениях, Надя осторожно потрогала пальцами руку Стена и, положив ладошку на сгиб его локтя, тихо спросила, стараясь, чтобы кроме них двоих никто не услышал ее слов:
   - Все в порядке?
   Словно контролирует... Стен улыбнулся. Он понимал ее беспокойство - Надежда как будто опасалась, что нежданно негаданно на их головы свалится новая напасть. Стен поспешил развеять ее страхи.
   - Да, Надя. Все хорошо, - ответил он, понимая, что его слова могут успокоить девушку лишь на время. Возможно, она в дальнейшем не сможет избавиться от постоянного ожидания опасности... Но снова взглянув в глаза Надежды, Стен вдруг понял, что ошибся. И улыбнулся. Нет, Надежда успокоилась и поверила ему сразу же. Может потому, что почувствовала - он ее не обманывает. И тут же обернулась к Киру. Хмурый и молчаливый племянник Стена сейчас явно нуждался в ее внимании. Вот она повернулась, устремив внимательный взгляд на лицо Кира, словно пытаясь заставить его повернуться. И Кир действительно повернулся. Сначала взгляд его был тяжелым, но потом девушка улыбнулась. И Кир тоже улыбнулся. Одним уголком губ. Стен опустил глаза, разглядывая налитую в чашке жидкость. То, о чем сейчас без слов разговаривали его племянник и Надежда, слишком хорошо читалось в их глазах, но предназначалось только для них двоих.
  
  

Глава 14

  
   День был погожий и ясный, один из тех золотистых, принизанных лучами солнца осенних дней, которые порой бывают ярче летних. Уже не ощущалось жары, только приятное тепло, мягкое и нежное. Все дышало счастьем, немыслимым всепоглощающим счастьем. Надежда почувствовала это сразу, как только открыла глаза и увидела солнечные блики на бревенчатой стене. Вчера, когда они вернулись наконец в этот ставший ей родным дом, Надежда наивно полагала, что захочет лишь покоя и отдыха. Но вот настало новое утро, и девушка ощущала в себе такой небывалый прилив сил, что хотелось петь, кричать, бегать и прыгать. Но сначала... сначала спуститься в кухню за чашкой какао, запах которого уже добрался до обоняния девушки, приглашая ее на завтрак.
   Надежда быстро оделась, и, почти сбежав по широкой лестнице, еще чуть заспанная появилась на пороге кухни.
   Стена там не было. Зато Кир как раз закончил завтракать и наливал себе какао. Он улыбнулся продолжавшей щуриться от яркого света Надежде, и она, зачем-то предупредив его, что скоро вернется, побежала умываться в ванную.
   Кир тоже чувствовал это. Так же как и Надежда, он почти полностью поддался сказочному ощущению, которое с присутствием в этом доме Нади становилось особенно сильным. Чашка какао в его пальцах была еще горячей, когда Надя вернулась и, наскоро перекусив, тоже уселась с полной чашкой напротив.
   - Погода какая, - протянула она, зачарованно глядя в окно.
   Кир чуть пошевелился, подставляя спину ласковым лучам осеннего солнца. Он подождал, пока девушка, молча с мечтательным выражением на лице, допила свое какао, и предложил:
   - Пойдем?
   Надя радостно кивнула. И они, прибрав посуду, вышли на улицу.
   Каждый раз девушке казалось, что такого прекрасного дня она еще не видела. И каждый раз приходил другой не менее, и даже более прекрасный день. И вот сейчас она, как зачарованная, наблюдала за бегом облаков по ярко-голубому небу, за плавным кружением изредка срывавшихся с места золотых листьев, прислушивалась к шороху жухлой травы под ногами, радостному пению птиц. И шла неторопливо, предоставляя ногам самим выбирать направление.
   Ноги вынесли их к берегу реки. Кир бросил на землю предусмотрительно захваченную им из дому курточку. Надежда села, задумчиво глядя на воду, по которой разбегались редкие круги. В реке отражались облака. И золотистые деревья, стоящие на берегу. Надежда обернулась к Киру.
   - Красиво! - выдохнула она.
   Сначала они просто молчали, затем Надежда вдруг начала рассказывать ему, как плавают по водной глади опавшие листья, на что похожи проплывающие над лесом облака, о чем переговариваются птицы в прибрежных кустах... Как будто он сам этого не знал. Но Наде надо было поделиться с кем-то тем, что она сейчас чувствовала. Девушка замолчала, выговорившись, и устремила взгляд на Кира, ожидая, что он ей либо ответит что-нибудь, либо хоть кивнет в знак того, что все видит и понимает. Но Кир смотрел не двигаясь прямо в сияющие глаза Надежды. Вот губы его шевельнулись, и девушка услышала:
   - Лисенок...
   Она улыбнулась. Это слово было такое нежное, успокаивающее.
   - Ты меня любишь?
   Этого вопроса девушка никак не ожидала. И почувствовала, как встревоженной птичкой забилось сердечко. Дело было не в том, что Надежа не знала, что ответить. Просто...
   В этот момент что-то легко упало Наде на руку с растущего неподалеку дерева. Радуясь поводу отвести глаза, Надежда взглянула на свою руку...
   Букашка была большая и очень страшная. Она угрожающе шевелила мохнатыми лапками и длинными усиками. А потом, щекоча кожу мельчайшими зазубринками на лапках, двинулась вверх по руке.
   Надежда округлила глаза и, резко вскочив с на ноги, пронзительно завизжала. Она отчаянно трясла рукой, боясь притронуться к ужасной букашке даже для того, чтобы скинуть ее. Кир, в первое мгновение почти оглушенный ультразвуковым сопровождением этих действий, и не подумал ей помочь. Когда Надежда смогла наконец избавиться от ползающего по руке чудовища, она увидела, что Кир просто нагло смеется над ней. Сидит себе преспокойно на расстеленной на земле курточке и весело смеется.
   Рассерженно топнув ножкой, Надежда замерла, стоя над ним в угрожающей позе и явно требуя объяснений. Это было тоже очень смешно. Но Кир тем не менее решил, что уже пора успокаиваться, потому что им очень повезет, если на Надины вопли сюда вскоре не соберется вся округа. С невинным как у младенца выражением черных, искрящихся глаз, он смотрел на обиженно вскинувшую брови девушку.
   - Смешно тебе... - обиженно проворчала Надежда. - А она знаешь какая страшная...
   По лицу Кира она поняла, что тот снова едва сдерживает смех.
   - Нет, Надя, мне не смешно, - соврал Кир. - Просто представляю, как ты оглушила эту несчастную букашку. У меня самого уши заложило.
   - Букашку, значит, жалеешь, - прищурилась Надежда.
   - А что, тебя надо пожалеть! Нет, если уж на то пошло, то пострадавший здесь я, - Кир демонстративно потрогал правое ухо.
   Надежда очень скептически посмотрела на Кира, и тоже засмеялась. А потом легко опустилась рядом с ним на курточку. Кир с лукавой улыбкой смотрел ей в глаза. Надежда вспомнила, что букашка помешала ей ответить на вопрос Кира. И за это девушка была ей отчасти благодарна. Потому что Кир буквально выбил у нее почву из-под ног. Вполне возможно, что он сделал это специально - ему, похоже, доставляло удовольствие видеть ее замешательство. Поэтому девушка решила, что сегодня очень подходящая погода не только для сидения на берегу, но и для активной прогулки, во время которой ей, должно быть, удастся избежать опасной темы в разговоре. Кир понял ее желание. И когда они с Надей шли по лесу, их беседа была легкой и непринужденной. Правда иногда Надежда, встречаясь с ним глазами, тут же краснела. А Кир только улыбался, действительно получая удовольствие при виде ее вспыхивающих щек. Но вел себя настолько безупречно, что когда ближе к вечеру Надежда подходила к дому, ей казалось, что странный вопрос ей попросту почудился.
  
   Надежда как раз собиралась приготовить что-нибудь перекусить, когда вслед за ней на кухню вошел Кир. Он остановился возле двери, облокотившись плечом о лутку.
   - Надя...
   Кир собирался, по всей видимости, еще что-то сказать, но тут их обоих отвлек какой-то шум на улице. А через несколько секунд раздался настойчивый стук в дверь. Девушка тут же побежала открывать. Она уже поняла, что это не Стен, и ей было ужасно любопытно, кто же это заявился в уединенный лесной дом на второй день после приезда его обитателей.
   Дверь Надежда открыла сразу, как только узнала веселый голос Клары Маленко. Вернее, не Маленко, а уже почти год как Веткиной. Василий тут же показался в дверном проеме, а за ним - вся команда "Буревестника" во главе с Львом Раниловым, который во время отсутствия Кира исполнял обязанности капитана.
   - С возвращением! - громко воскликнула Клара, а ее муж тут же протянул Наде огромный букет.
   - Это от всей команды, - сказал он и, внезапно немного стушевавшись, произнес: - Здравствуйте, Капитан.
   Надя обернулась на вошедшего в гостиную Кира. Он выглядел несколько удивленным, но тут же взял себя в руки и поздоровался со всеми так спокойно, будто ему довольно часто приходилось принимать всю команду у себя дома.
   Надя с радостью пригласила всех пройти внутрь. Через пару минут стол из кухни перетащили в гостиную, и на нем появились различные вкусности, которые гости притащили с собой. Среди всего прочего несколько бутылок хорошего вина, которым решили отметить благополучное возвращение с Марины спасательной экспедиции.
   Команда поначалу несколько стеснялась своего капитана. Между ними и Киром всегда существовала некоторая дистанция. Поэтому и общаться с ним вне рамок отношений "капитан-подчиненные" было довольно трудновато. А вот отсутствие Стена действительно восприняли с некоторым огорчением, которое, кстати, не смогло затмить всеобщего веселья. Вскоре все расселись за столом. Места едва хватало, но, как говорится, "в тесноте, да не в обиде".
   Кир сидел вместе со всеми, изредка переговариваясь с кем-то, но в основном прислушиваясь к оживленной болтовне Клары и Надежды со всей командой одновременно. Надю не сильно расспрашивали, скорее всего понимая, что она сможет рассказать мало приятного. Поэтому болтовня была по большей части "ни о чем", то есть обо всем, но так, поверхностно, несерьезно. Потом разговор перешел на события последних дней, связанные с расследованием дела о каторжниках, и пошел дальше, слово за слово возвращая девушку к событиям на Марине. Но вскоре все резко сменили тему. Возможно, Наде показалось, что это она так ловко повернула разговор в другое русло. Клара же приписала эту заслугу на свой счет. Но она все же сомневалась - может уберечь Надю от неприятных расспросов удалось лишь потому, что такую линию поведения всем подсказал строгий взгляд внезапно помрачневшего капитана. Клара мельком взглянула на Кира. Их капитан задумчиво вертел в пальцах бокал с вином, а взгляд его был, казалось, прикован к Надежде Орловой, веселой, раскрасневшейся, с блестящими глазами. Клара улыбнулась и снова повернулась к своей подруге, продолжив болтовню.
   Наблюдательная Клара не заметила того, что так изумило Кира. Надежда была весела, смеялась и болтала почти без умолку. И улыбалась так заразительно, что просто невозможно было не ответить ей тем же. Но иногда, когда Наде казалось, что никто на нее в данный момент не смотрит, ее глаза приобретали какое-то отстраненное выражение. Сначала Киру показалось, что девушке нехорошо. Но когда она снова улыбнулась, пригубляя вино из изящного бокала, Киру вдруг пришла на ум другая причина такого странного поведения. Сколько же она выпила? Не больше двух бокалов, насколько он помнил. Кир нахмурился, наблюдая, как девушка зачем-то встает и направляется на кухню. Вряд ли кто заметил бы, если б не был таким пристальным наблюдателем, как Кир, что шаги ее были не совсем уверены. Надежда очень быстро скрылась в коридорчике, ведущем в кухню, и Кир решил последовать за ней.
  
   Девушка подошла к плите и положила ладонь на бок большого чайника, проверяя, горячий ли он. Прошло не меньше нескольких секунд, когда Надя вяло отдернула руку, с удивлением глядя то на свои пальцы, то на чайник. Кир встретил ее растерянный взгляд. А потом девушка испуганно сообщила ему:
   - Кир, я совсем пьяная...
   Она еще что-то пролопотала совсем тихо, так, что Кир даже не разобрал слов. А когда он подошел ближе, опустила голову на его плечо и спрятала лицо, уткнувшись носом в его белую рубашку.
   - Отвести тебя в твою комнату? - предложил Кир, ласково поглаживая льнувшую к нему девушку по спине.
   - Нет, нет! - Надежда подняла глаза и умоляюще взглянула на Кира. - Ты представляешь, что обо мне тогда подумают? Я лучше посижу вместе со всеми. Я буду хорошо себя вести, честное слово! Скажи, а это не очень заметно?
   - Что именно? - улыбнулся Кир.
   - Ну... что я не совсем трезвая, - смутилась Надежда.
   Кир покачал головой. Сейчас ему больше хотелось отнести девушку наверх. И самому остаться там же. Но Надя была права. Лучше она поддержит свою репутацию и проведет с гостями остаток вечера. К тому же ей, по-видимому, было очень стыдно за свое состояние.
   - Нет, Надя. Все в порядке. Никто ничего не заметит.
   Он повел девушку назад, осторожно и незаметно поддерживая под локоть. Но Надя упрямо высвободила руку перед тем, как войти в гостиную. Кир услышал, как она тихонько пробормотала:
   - Странно. Раньше я так быстро не пьянела. Только это "раньше" было так давно...
  
   Гости расходились уже в темноте. Когда за ними закрылась дверь, Надежда устало подошла к дивану и села, откинувшись на спинку. Она на минутку закрыла глаза, но тут же снова открыла, вздрогнув всем телом.
   - Что такое? - спросил Кир.
   - Такое ощущение, будто на карусели. - прошептала девушка. - Словно меня кружит на огромной скорости, и я вот-вот вылечу...
   Кир тихо засмеялся, садясь рядом. Надежда тут же прислонилась к нему, обхватив его руку, словно ища поддержки.
   - Мне так стыдно...
   Надя снова закрыла глаза, и снова вздрогнула, открывая.
   - Опять... кружит.
   И потерлась, словно котенок, щекой о рукав его рубашки. Кир наклонил голову, заглядывая в лицо девушки.
   - Надежда...
   - А-а? - сонно переспросила она.
   Кажется, она всерьез собиралась задремать прямо здесь, в гостиной, обнимая руку Кира своими руками и положив голову ему на плечо.
   - Так хорошо, что они все пришли, - пробормотала Надежда спустя некоторое время, и Кир понял, что она не спит. - А скоро следующий рейс? Я так соскучилась... Надо бы Тимура проведать. И Ясу. А Стен скоро вернется?
   Еще какие-то вопросы, слова... Она говорила все тише, тише, и замолчала, крепче прижимаясь к Киру.
   - Лисенок... - тихо позвал Кир. Ответа не последовало. Но когда он пошевелился, Надежда недовольно заворчала, не выпуская его руку. Кир не стал противиться и остался сидеть вместе с нею на диване. Вернее он сидела, а она медленно сползала, пока не уронила голову к нему на колени. Киру вдруг стало весело. Оказывается с Надеждой, когда та была в нерезвом состоянии, тоже очень приятно проводить время. Вот так в спокойствии и тишине сидеть на диване, перебирая пальцами ее медно-русые волосы. Киру захотелось обнять девушку и лечь рядом, но потом он рассудил, что это не совсем честно - ведь Надя, если захочет, вряд ли сможет возразить против такого его бесстыдного поведения. К тому же... раздался стук в дверь, и Кир сразу понял, что пришел его дядя.
   - Что с ней? - спросил Стен, увидев спящую на диване Надежду.
   - Это от вина, - ответил Кир.
   По какому поводу пили вино, Стен не спросил. Подходя к дому, он уже знал, что здесь побывали гости. Но это интересно, сколько же надо было выпить? Хотя...
   Стен с укором посмотрел на племянника.
   - Она совсем немного выпила, - пожал плечами Кир, снова опускаясь на диван и кладя себе на колени голову Надежды, которая лишь на миг открыла глаза, даже не заметив при этом Стена, и вновь погрузилась в дремоту.
   - Ей пока вообще лучше воздержаться от вина, - нахмурившись произнес Стен. - Организм еще не окреп.
   Кир виновато взглянул на дядю. Он действительно об этом не подумал. Конечно, и сама Надежда тоже не подумала, но Киру стало немного стыдно.
   - Ничего, - сказал Стен, - поспит немного - и все пройдет. Надо бы перенести ее наверх.
   Кир снова перевел взгляд на девушку. Бережно убрав ее голову со своих коленей, он поднял Надю на руки и понес наверх. Стен не пошел за ним, но когда Кир задержался возле постели своего мирно посапывающего лисенка, все же заглянул в комнату. Кир поднял голову. С некоторым вызовом, словно говоря, что имеет полное право находиться здесь, гладить по волосам свое спящее сокровище, что достоин полного доверия. Он ожидал, что Стен будет хмуриться, но тот вдруг с улыбкой покачал головой, и вышел, притворив за собой дверь.
  
   Надежда еще никогда, наверное, не была так удивлена, как в это утро, когда обнаружила на столике неподалеку от кровати поднос с какао и пирожками. Она так долго и недоверчиво моргала на это чудо, что не сразу заметила сидящего в кресле Кира. Он тихо посмеивался над ее откровенным изумлением, а когда Надежда вдруг спросила: "Это мне?" сам удивился.
   - А кому же еще?
   Но Надежда продолжала ошеломленно моргать. А потом догадалась наконец сказать "спасибо" и протянула руки к чашке.
   - Ты давно здесь? - спросила она.
   Кир неопределенно пожал плечами. Вид у него был довольно бодрый, выспавшийся и свежий, чего, как опасалась Надежда, нельзя было сказать о ней самой. Она даже спала одетая, только что без обуви.
   - Ты во сне очень просила пить, - произнес Кир с насмешливой улыбкой. - В следующий раз не будешь так напиваться.
   Щеки Надежды вспыхнули.
   - Я нечаянно, - пролепетала она и взяла пирожок.
   Кир молча понаблюдал за ней некоторое время, а потом сообщил:
   - Тебя вызывают в штаб для дачи показаний.
   Надежда нахмурилась. Ехать туда очень не хотелось.
   - Это обязательно? - спросила она, заранее зная ответ.
   - Конечно, - усмехнулся Кир, - ты же один из главных свидетелей.
   - Мрр...
   Это, скорее всего, означало, что Надежда недовольна. А чего еще она, собственно, ожидала? Девушка с тяжелым сердцем подумала о Ясе. Интересно, сможет ли Яса общаться с нею, если Надежда будет давать показания против ее брата? А еще Людмила Славина. Вот уж кто больше ни за что не пустит Надежду на порог. Девушка вздохнула, сознавая, что несмотря ни на что, помогать Максу она не собирается. И облегчать его вину тоже. Особенно после того, как он целился из лучевого пистолета в Кира, беспомощного из-за действия яда одного из хищных растений Марины.
   - А Стен с нами поедет?
   - Нет, - ответил Кир. - У него слишком много дел в связи со следствием.
   - А у тебя?
   - Ты хочешь назвать меня бездельником? - сощурился Кир.
   - Нет, просто...
   - Просто кто-то же должен за тобой присматривать, - Кир улыбнулся. - На самом деле моя помощь сейчас ему не нужна.
   Надежда допила какао и решительно встала.
   - Ладно. Если надо ехать в штаб, лучше сделать это сразу, с утра.
   Когда девушка полностью собранная появилась в гостиной, Кир вышел вместе с нею из дома и пошел к машине.
   - Ты тоже поедешь? - обрадовалась Надя.
   Кир даже не подумал отвечать. Только взглянул на Надю так, что та сразу поняла - вопрос был глупым и неуместным.
  
   Надежда очень опасалась, что ей опять начнут задавать неприятные вопросы, но, как оказалось, опасалась зря. Когда она вместе с Киром вышла из здания космопорта, настроение ее было довольно приподнятым. Они остановились у машины. Надежда не спешила садиться внутрь.
   - Давай поедем... куда-нибудь, - робко предложила она.
   Как ни странно, Кир ее прекрасно понял. Но перед тем, как отправиться "куда-нибудь", Кир ненадолго зашел в продуктовый магазин, предоставив Надежде дожидаться его в машине. Вернулся он с двумя большими кульками, которые тут же скрылись в багажнике. И сколько Надежда не любопытничала и не забрасывала Кира наводящими вопросами относительно содержимого этих кульков, ей так и не удалось ничего выпытать.
   Машина ехала сначала по знакомому шоссе, а затем свернула и по примятой траве выехала к небольшому озеру с живописными берегами. Надежда изумленно огляделась - место показалось ей удивительно знакомым.
   - Кажется, я здесь уже была, - прошептала она.
   И вдруг девушку осенило:
   - Это сюда ты меня привез тогда, после концерта? Когда я заснула...
   Кир кивнул. Оглядевшись, он нашел небольшой темный круг земли в том месте, где обычно разжигали костер. Вскоре откуда-то взялись дрова, а когда над ними взвился легкий дымок, Надежда с оживлением бросилась вслед за Киром, который, как она поняла, собирался наконец извлечь таинственные кульки из багажника машины.
   В кульках, как и предполагала девушка, оказалась еда. Вот так постепенно поездка в штаб превратилась в небольшой пикник на берегу озера.
   Надежда с аппетитом доела последнюю сардельку, поджаренную над костром, и побежала к озеру вымыть руки. Затем с наслаждением растянулась на расстеленной на траве подстилке. Но тут же села - лежать было уже холодновато, а сидеть, подложив под себя курточку, еще ничего.
   - Надя, - позвал ее Кир.
   Девушка обернулась. Кир поднялся на ноги, выпрямившись во весь рост, и стал перед ней с некоторой торжественностью и одновременно едва уловимой неуверенностью, читавшейся на его лице. Брови Кира были сведены к переносице, но Наде показалось, что он не сердился, а что-то очень напряженно обдумывал. Потом Кир снова сел рядом. Словно что-то хотел сказать, да так и не решился.
   - Знаешь, лисенок, у меня тут... возникла одна идея, - произнес Кир после продолжительной паузы. - Тебе это может быть интересно.
   - Да? - Надежда вопросительно подняла брови.
   Кир развернулся так, чтобы сидеть четко напротив девушки. Его внимательный взгляд изучал лицо Надежды. Затем из какого-то кармана Кир вынул маленькую черную коробочку и, повертев ее в пальцах, протянул Надежде.
   - Открой.
   Неожиданно ощутив неуверенную дрожь в пальцах, Надежда взяла ее и медленно открыла. А потом подняла на Кира ошеломленный взгляд. Ей очень хотелось спросить: "Что это?" Но вопрос был довольно глупым - и так ясно, что это кольцо. И девушка точно знала, что оно означает. Поэтому Надежда просто молчала, глядя на Кира. Выражение ее лица можно было даже назвать испуганным.
   Кир не совсем понимал такую реакцию. И по-своему ее истолковал. О тут же нахмурился, пытаясь сообразить, что именно ей не нравится: кольцо или сама идея.
   Надежда заметила, как помрачнело его лицо. Поэтому поспешила справиться с напавшей вдруг немотой.
   - Какая прелесть! - произнесла она слегка прерывающимся голосом.
   Кир приподнял брови.
   - Тебе нравится?
   - Очень, но...
   Надо было обязательно что-то спросить. Кир предпочитал молчать. А Надежда так не могла. Она почему-то боялась, что не правильно поняла все происходящее. Может, это подарок не ей? Нет, глупости, конечно. Иначе с какой стати Кир показывал бы ей это кольцо, к тому же обручальное. К тому же на глаз как раз ее размера.
   - Как это?.. - выдавила наконец она.
   - Так, - пожал плечами Кир. - Я долго думал, как заставить тебя быть послушной. И нашел единственный выход - взять тебя замуж. - он усмехнулся. - Жена ведь должна слушаться мужа, не так ли?
   Надежда все же смогла перевести дыхание. Все было настолько неожиданно и... нестандартно, что ли? Никаких признаний в любви, официальных предложений. Но, зная Кира, Надя и не подумала обижаться. Только лукаво прищурилась.
   - Значит, все дело в послушании?
   - Скажем так, это одна из основных причин моего решения.
   - Что ж, довольно веская причина, - согласилась Надя, - только...
   - Что "только"? - безразличным тоном спросил Кир, но внутренне напрягся, ожидая ответа... или отказа?
   - Кир, ты... ты же...
   Надежда вздохнула, понимая, что не сможет объяснить Киру причину своего замешательства. Столько разных чувств, ощущений одновременно бушевали в ней, и в результате возобладал полный ступор, невозможность сказать или сделать что-нибудь вразумительное. Она видела, как Кир поджал губы, но надеялась, очень надеялась, что он ее поймет. Так же, как и она старается понять его.
   - Примерь, - коротко сказал Кир.
   Надежда неуверенно взяла золотой ободок, но пальцы двигались как-то неуклюже, поэтому Кир сам одел ей кольцо на безымянный палец правой руки и задержал ее ладонь в своей. Надежда растерянно улыбнулась, а потом вдруг обняла Кира обеими руками, уткнувшись носом в его плечо. Кир улыбнулся. И к своему несказанному удивлению вдруг почувствовал, что рубашка на плече начинает промокать.
   - Эй, лисенок? Ты чего? - он успокаивающе погладил девушку по спине.
   - Кир, Кир... - больше ничего членораздельного Надя произнести не смогла.
   Кир удивленно покачал головой:
   - Неужели это так печально? Я почему-то решил, что ты обрадуешься... хоть немного.
   - Я рада, - услышал он сквозь едва сдерживаемые рыдания Надин голос. И решил больше ничему не удивляться.
  
  

Глава 15

  
   Следующие две недели Надежда каждый вечер проводила на кухне, слушая Стена. Он рассказывал о том, как продвигается расследование по делу о каторжниках. Спецотдел работал оперативно и продуктивно. В течение нескольких первых дней были арестованы хозяева плантаций и те, кто их прикрывал и помогал в деятельности, также получая с этого свой куш. Оставалось арестовать мелких "паромщиков", занимающихся переправой людей на Марину. В том числе и Константина, который вместе со своей шайкой словно сквозь землю провалился. Их искали, не жалея усилий. Были все приметы, но результат оставался неутешительным.
   В конце концов, состоялся суд. Вернее, сразу несколько судебных процессов, связанных одним общим делом. Накануне Надежда очень волновалась. Она знала, что будет давать показания, как свидетель, и это не давало девушке покоя. Потому что в пятницу суд должен был рассмотреть дело Максима Славина. Естественно, в зале будут присутствовать его мать и сестры... Когда раздался несмелый стук в дверь, Надежда очень удивилась. Но потом удивилась еще больше, потому что на пороге стояла Людмила Славина собственной персоной.
   - Здравствуй, Надя, - сказала она.
   - Здравствуйте.
   В замешательстве Надежда даже не предложила матери Макса войти. Да и в принципе, зачем? Вряд ли эта женщина настроена на долгую беседу.
   - Надя, мне надо с тобой поговорить...
   Надежда нахмурилась. Естественно, она должна была сразу догадаться, зачем пожаловала Людмила Славина. Поговорить... о Максе, о завтрашнем судебном слушании.
   - Я слушаю.
   - Надя... Знаешь... Я хотела бы поговорить про Максима. Он...
   - Он ваш сын, - невесело заключила Надя.
   - Да, - Людмила Владимировна немного замешалась. - Он... Он конечно сделал много плохого, и даже непростительного. Но, Надя, поверь мне, на самом деле он просто запутался, попал в дурную компанию.
   Надежда вздохнула. Еще несколько фраз по поводу того, как на первый взгляд трудно различить в человеке трогательную, ранимую душу, и она почти поверит, что Максим - просто несчастная заблудшая овечка.
   - Людмила Владимировна, - начала Надя, но мать Макса еще не закончила.
   - Надя, пожалуйста, ты не могла бы в своих показаниях сказать что-нибудь смягчающее вину... Ведь Максим все же помог тебя найти на Марине.
   - Я скажу только то, что есть.
   - Прошу тебя, - Людмила Славина сложила руки, умоляюще глядя на замершую на пороге девушку, - не будь слишком строга к нему. Помоги... Он - мой единственный сын, мой любимый...
   Надя вздохнула. Этих реплик следовало ожидать. Но ей нечем было обнадежить несчастную мать. Разве что девушка не вспомнит все предыдущие прегрешения ее сына.
   Услышав шаги за спиной, Надежда обернулась. Глядя через ее плечо, подошедший Кир заметил гостью. И спокойно поздоровался.
   - Здравствуй, Кир, - выдавила из себя Людмила Славина почти через силу, и снова перевела взгляд на Надежду. - Надя, пожалуйста, исполни мою просьбу. Я буду очень тебе благодарна.
  
   - О какой просьбе шла речь? - спросил Кир, как только Людмила Владимировна ушла.
   - Она хотела, чтобы я замолвила слово за Максима на суде. Чтоб он не выглядел таким уж законченным негодяем.
   - И? - Кир выжидательно поднял бровь.
   - Я вряд ли смогу ей помочь, - пожала плечами Надежда. - Максим в любом случае получит хороший срок, даже если я постараюсь несколько приукрасить его поведение.
   - А ты постараешься? - удивился Кир. - Несмотря на все, что он тебе сделал?
   - Я бы попыталась, - вздохнула Надежда, - если бы он был виноват только передо мной. А так...
   Надежда опустила голову. Ей было немного не по себе. Страшно даже представить реакцию семьи Славиных на все то, что им доведется услышать о Максиме.
   - Я бы очень хотела поговорить с Ясой, - произнесла девушка.
   - У тебя будет такая возможность, - мрачно предупредил ее Кир. - Ясе ведь тоже придется выступать в качестве свидетеля. И отнюдь не в пользу брата.
  
   Пятница оказалась очень длинным и неприятным днем. В зале суда собралось множество народу, среди которых было большое количество жителей Лесного, привлеченных кто любопытством, а кто - беспокойством. Кассиль тоже находилась здесь. Вид у этой черноволосой красавицы был уверенный. Она бросала победные взгляды на Надежду, словно это Надя, а не Макс должна была предстать перед судом.
   - Странно, - пробормотала Надежда, обращаясь к занявшим места по обе стороны от нее Киру и Стену. - Кассиль вроде как и не волнуется совсем.
   Кир усмехнулся. Он не собирался рассказывать девушке, что Кассиль вчера тоже попыталась заступиться за своего непутевого любовника. И почему-то раздраженное молчание Кира она расценила как согласие помочь. Возможно, Кассиль считала, что от такого щедрого предложения, которое она сделала Киру, ни один мужчина не в силах отказаться. Кир не переставал удивляться, до чего же непроходимой бывает людская глупость.
   Когда в зал суда ввели Максима, Надежда сразу отметила, что он держится относительно неплохо. Несмотря на загнанное выражение в его серо-голубых глазах, смотрящих из-под несколько отросшей челки каштановых волос, он шел спокойно, не дергался и не оглядывался по сторонам. Словно заранее смирился и принял свою участь. Хотя ему, собственно, ничего больше и не оставалось.
   Но Надя поняла, что переоценила самообладание Максима. Когда прозвучали первые свидетельские показания, Максим совсем упал духом, опустил голову, разглядывая лежащие не коленях руки. Еще немного, казалось Наде, и он попросту расплачется. Но, как представитель мужского пола, Макс не мог себе этого позволить.
   Во время дачи показаний, Надежда почти не нервничала. Она страшно переживала лишь перед этим, а потом с удивлением обнаружила, что воспринимает свою речь как некое публичное выступление. Чувствуя устремленные на нее взгляды, Надя уверенно рассказала все, что могла, замечая, как просительное выражение на лице Максима сменяется злостью и отчаянием.
   - Подсудимый - брат вашей близкой подруги?
   - Да, - ответила Надежда, разыскивая глазами Ясу.
   - Скажите, с подсудимым у вас тоже были дружеские отношения?
   - Нет.
   - То есть вы были врагами?
   - Вроде того, - Надя неуверенно пожала плечами.
   - А что послужило причиной вашей вражды?
   Надежда нахмурилась. Она и сама толком не знала что. Уязвленная гордость Максима? Его постоянные преследования, приставания, угрозы? Но объявить об этом во всеуслышание значило окончательно растоптать испуганно глядевшего на нее со скамьи подсудимых человека. Надя этого сделать не могла.
   - Вы дали присягу, - напомнил прокурор. - И вы обязаны отвечать на все вопросы.
   - Да, но я не знаю, как на него ответить, - призналась Надежда.
   - И все же постарайтесь.
   Надя вздохнула. Итак, это неизбежно. Она встретилась взглядом со Стеном, и тот ободряюще кивнул. Тогда Надя мельком глянула на Кира, и нашла глазами Ясу. Девушка была бледна, ее светлые глаза, широко распахнутые, влажно блестели. Надежда, мысленно извиняясь перед подругой за все, что собиралась сказать, больше не отводила взгляд от побледневшего лица Ясы.
   - Когда я только прибыла но Новую Землю впервые, я некоторое время жила в доме Славиных. И мы с Максимом общались нормально, довольно дружески. Но потом мне предложили место на "Фарватере", корабле, который меня сюда привез. А Максим утаил от меня письмо, в котором сообщалось, что время старта "Фарватера" переносится на более ранний срок. За это я на него и обиделась. И больше не хотела с ним общаться.
   - А как вы думаете, почему подсудимый утаил от вас письмо?
   Надежда покачала головой:
   - Не знаю...
   - Неужели даже не догадываетесь? - прищурился прокурор. Доселе этот немолодой человек с плутоватым лицом не вызывал у Надежды неприязни. По ее представлениям, все адвокаты и прокуроры были жестокими и довольно агрессивными, когда им было необходимо вытянуть нужные им показания. Но этому прокурору удавалось добиться своего, и при этом не выглядеть безжалостным циником. И вот сейчас, совершенно точно зная, что добьется от Надежды ответа, он не пытался давить на нее, повышать голос, запугивать, словом вести себя агрессивно. И говорил спокойно. Только прищур глаз напоминал внимательному наблюдателю о том, что перед ним человек, склонный добиваться своего, и причем знающий, как именно это сделать.
   - Надежда Орлова, вы не ответили.
   - Он не хотел, чтобы я уезжала, - со вздохом произнесла Надя.
   - Почему? - прокурор выдержал небольшую паузу. - Может, он испытывал к вам нежные чувства?
   - Вряд ли, - Надежда пожала плечами, глядя в глаза Ясы, сидевшей во втором ряду.
   - Почему?
   - Потому что тогда он не допустил бы, чтобы Константин забрал меня на своем корабле вместе с каторжниками.
   Надежда увидела, как вздрогнул при этих словах Максим. И как с облегчением выдохнула Кассиль.
   - А не было ли это местью обманутого в своих надеждах влюбленного?
   - Нет, - спокойно ответила Надя. - Он просто хотел избежать наказания за прошлую преступную деятельность. А также защитить сестру, которую очень любит.
  
   После Надежды показания давала Яса или, как ее объявили, Анастасия Дмитриевна Славина, сестра подсудимого. Девушка даже не слишком пыталась скрыть свое волнение. Но, несмотря на это, ничего не упустила в своем рассказе, ни одной детали. И причем ни на йоту не приукрасила всего сказанного. А вот показания Кира донельзя расстроили подружку Макса Кассиль, которая почему-то была уверена, что он согласился на ее предложение, и будет выгораживать подсудимого насколько это возможно. Но Кир ее надежд не оправдал. И мало того, ни разу за все время даже не взглянул в сторону зеленоглазой красавицы.
   В итоге Максиму дали пять лет лишения свободы, учитывая, что на его совести не было убийств или других отягчающих вину обстоятельств. Кир даже счел, что Макс очень легко отделался. Надя сначала согласилась, но потом представила, каково это - провести целых пять лет в тюрьме, и ей стало ужасно жалко Максима. Но на решение суда, без сомнения весьма справедливое, повлиять Надежда была не в силах.
  
   - Я рада, что все, наконец, закончилось, сказала Надя, едва переступив порог лесного дома.
   - Не забывай, что Константина и его шайку еще не нашли, - произнес Стен, но девушка мысленно махнула рукой и на Константина, и на всех остальных, кого еще только предстояло привлечь к ответу. Главное, что ей больше не придется ездить в штаб для дачи показаний, выступать в суде и думать о том, как она сможет посмотреть в глаза родственникам Максима, Людмиле Владимировне, которая в тяжелое время первой подала ей руку помощи, приютила в своем доме, Ясе, которая стала Наде лучшей подругой. Сегодня Надежда сделала это. Она посмотрела им в глаза. И вздохнула с некоторым облегчением - по крайней мере в глазах Ясы она не прочла осуждения.
   - Кир, скажи, а скоро "Буревестник" отправится в рейс?
   - Ранилов только недавно привел корабль на Новую Землю. Или ты забыла?
   - Не забыла, - покачала головой Надежда. - Просто мне хочется оказаться подальше отсюда и вернуться, когда вся шумиха немного поуляжется.
   Кир усмехнулся и, подойдя к Надежде, ласково приобнял ее за плечи.
   - Лисенок, у тебя вскоре появится шанс ненадолго покинуть это место.
   - Правда?
   - Да.
   Глаза Надежды радостно заблестели.
   - А когда? Куда?
   - Кир, неужели ты говоришь о свадебном путешествии? - улыбнулся Стен.
   - Именно, - довольно ответил Кир, наблюдая, как мгновенно "скисла" Надина физиономия. - Что случилось?
   - Ничего. Только ты сказал "вскоре"...
   Надежда нахмурилась: это "вскоре" могло означать только одно - скорую свадьбу. Но как? Интересно, и что же он еще решил, не потрудившись даже посоветоваться с нею? Надежда внимательно посмотрела на Кира, и сама не заметила, как ее взгляд приобрел оценивающий характер. Зато Кир это сразу увидел. И мигом посерьезнел.
   - Надежда, - сказал он, - ты знаешь меня без малого три года. Как и я тебя. К тому же, лисенок, ведь ты меня любишь. И уже согласилась стать моей женой.
   - Да, - Надежда нахмурилась, и смущенно покосившись в сторону уже удалявшегося на кухню Стена, прошептала: - Но я... не знаю. Так быстро.
   Девушка запнулась. Странно, а ведь Кир, по сути, так и не признался ей в любви.
   - Послушай, Кир, - наконец произнесла она, - а ты зачем на мне женишься?
   По глазам Кира Надежда тут же поняла, что он сразу раскусил, что именно ей хочется услышать. На его лице тут же появилась самодовольная улыбка.
   - Знаешь, лисенок, мне очень нравится злить тебя. И смущать. Поэтому совершенно необходимо, чтобы ты всегда была рядом.
   - Именно поэтому? - прищурилась Надежда.
   - Ага, - подтвердил Кир. - Дразнить такую злючку как ты - сплошное удовольствие!
   - Ах, так! - Надежда возмущенно насупилась, но подозрительно быстро успокоилась. Такое объяснение ее почему-то вполне устраивало.
   - Хорошо, - сказала она, - значит, жена тебе нужна только для этого. Странно, что я об этом раньше не догадалась. Выходит, я слишком плохо тебя знаю.
   Кир насторожился, ожидая, что за этой репликой последует заявление, что надо сначала лучше друг друга узнать, и тому подобное...
   - Ладно, - лукаво улыбнулась Надежда, - это конечно очень опрометчиво с моей стороны - соглашаться выходить замуж за... кота в мешке.
   - Что? - Кир подумал, что ослышался. Нет, василиском его уже называли, но чтоб так! - Как ты меня назвала?
   - Котом в мешке! - разулыбалась Надежда, и, заметив, что Кир потихоньку начинает звереть, весело воскликнула: - Да, да! Кот! Самый настоящий кот! Хитрый, наглый и совершенно бессовестный! А-а-а!..
   С громким визгом Надя рванула с места, потому что кот, стремительно превратившийся в разъяренного василиска, с громким рычанием погнался за ней по ступеням широкой деревянной лестницы.
  
  

Глава 16

  
   Вечером, сидя на уютной кухне, Надежда думала только об одном: "Послезавтра..."
   Кир вошел неслышно и опустился на лавку рядом с девушкой.
   - Все в порядке? - спросил он.
   Надежда кивнула. И тут же призналась:
   - Не совсем.
   Кир улыбнулся и обнял свою невесту за плечи.
   - Ты забыла? Я не кусаюсь...
   - Угу, - отозвалась Надежда.
   - Это значит забыла? - переспросил Кир.
   - Нет. Это значит... не знаю.
   Надежда растерялась. Ей было просто очень стыдно оттого, что она так волнуется. Кир прижал ее к себе, пытаясь если не совсем успокоить, то хотя бы немного унять ее страхи. Какие именно - этого он не знал. Кажется, Надежда ему полностью доверяла. Но Кир не раз слышал, что такое волнение вполне естественно.
   - Скажи, чего ты хочешь?
   - Хочу?
   - Да. Я попытаюсь исполнить твое желание.
   Надежда задумчиво подняла глаза, в которых появилось мечтательное выражение. После недолгого молчания она медленно, словно неуверенно произнесла:
   - Море...
   Кир кивнул.
   - Хорошо. Тогда заранее собери вещи.
   Девушка удивленно заглянула ему в глаза, ожидая увидеть там какой-то намек, объяснение. Неужели они действительно поедут к морю? И когда - почти в конце осени! Нет, ей эта сумасшедшая идея очень даже нравилась, но вот ожидать, что Кир ее поддержит, Надежда даже не смела.
   - Что, лисенок? Неужели передумала, - усмехнулся Кир. - Мне тоже кажется, что лучше уехать куда-нибудь... сразу. Получится свадебное путешествие.
   - Ой, как замечательно! - Надежда радостно обняла Кира руками и ласково погладила его широкую спину. - Хорошо, тогда я сразу соберу вещи... Надо бы что-то потеплее взять.
   - И купальник на всякий случай. Моими рубашками ты, насколько я помню, брезгуешь...
   - Купальник? Но ведь уже холодно?
   - Это здесь холодно, лисенок, - улыбнулся Кир. - А мы поедем на Юг. Но если хочешь, я повезу тебя к одному из северных морей.
   - Нет, не надо. Хотя мне, в принципе, все равно. Да и я не видела еще ни разу моря здесь, на Новой Земле.
   - Увидишь, - пообещал Кир. - Если не возражаешь, мы можем вылететь сразу же. В тот же вечер.
   - А ты точно не против? - попыталась уточнить девушка.
   Кир строго сощурился.
   - Я же сам предложил, - и добавил с ласковым упреком: - Лисенок, ты зануда!
  
   Сама церемония была довольно скромной. По несмелой просьбе Надежды и к невероятному облегчению Кира. Ноябрьский день выдался на удивление погожим и ясным. Было еще относительно тепло. Каблучки Надежды, вышедшей из яркого здания с колоннами под руку с Киром, зацокали по плитам, которыми были вымощены дорожки парка. То и дело носки аккуратных туфелек поддевали золотистые листья и с легким шорохом отбрасывали их в сторону. Девушка не чувствовала холода. И, несмотря на отсутствие толпы родственников и гостей, на малочисленность их свадебной процессии, которая состояла лишь из Стена, Клары с Василием, да Ясы с Сергеем и Тимуром, Надежда чувствовала себя настоящей невестой. Оглядевшись вокруг, она обратила восторженный взгляд на Кира. Тот лишь усмехнулся, находя удовольствие в том, чтобы наблюдать за своим лисенком. Тот факт, что он сам чувствовал какое-то не вполне понятное ему волнение, Кир тщательно скрывал. Он хотел этой свадьбы, и теперь ощущал удовлетворение от того, что это непредсказуемое и забавное создание, чья рука в белоснежной перчатке изящно лежала на сгибе его локтя, теперь может называться его женой. И пусть кто-то сочтет это странным, но этот факт вызывал у Кира еще и гордость.
   Надежда в простом, но элегантном белом костюмчике, выглядела бы сейчас на свои годы, если б не поистине детское выражение радости, которую она испытывала глядя на ясное небо, золотистые листья под ногами, ощущая руку Кира под своей ладонью. То и дело щеки девушки вспыхивали, когда она думала о том, какие перемены сулит ей факт замужества. Но страха Надя не испытывала. Только волнение и предвкушение чего-то нового. И, скорее всего, хорошего. Надя вновь обратила взгляд своих искрящихся серых глаз на Кира. Он был такой же, как и обычно: белоснежная рубашка, черные брюки, и, как дань погоде, но отнюдь не торжественной церемонии, черный пиджак. Полы пиджака были распахнуты, и этот элемент одежды выглядел не строго и торжественно, как, по-видимому, полагалось, а скорее небрежно, но довольно симпатично.
   Наблюдая за ними, Клара Веткина отметила, что никогда не видела еще более интересной пары. Разве что они с Василием, потому что этот силач и весельчак был больше своей жены раза в три. И Клара рядом с ним казалась изящным и миниатюрным произведением искусства. Про Кира и Надежду этого нельзя было сказать. Тем более, что, встав на каблучки, Надя казалась немного выше ростом, чем обычно, да и Киру было все же далеко до мужа Клары. Но при взгляде на небрежно изящного Кира и женственно хрупкую в своем сегодняшнем наряде Надежду сразу бросалось в глаза их различие: черноволосый и черноглазый жених, немного смуглый, в черном костюме идет не спеша широкими шагами под руку с одетой в белое девушкой, буквально излучающей почти детское волнение и какое-то заразительное счастье.
   Когда Кир открыл перед нею дверцу машины, на щеках Надежды вспыхнул яркий румянец. Она глубоко вздохнула, так словно хотела вдоволь напиться воздухом этого счастливого дня, и села в машину. Стройная ножка в белой туфельке скрылась в салоне, и Кир захлопнул дверцу.
  
   Свернув с шоссе на просеку, машина через несколько минут остановилась у лесного дома. И Наде сразу же показалось, что вокруг стоит какая-то неестественная тишина. Она почувствовала, что Кир тоже насторожился, но, обменявшись взглядами со Стеном, хмыкнул себе под нос и помог Наде выйти из машины.
   Когда перед молодоженами распахнулась тяжелая деревянная дверь, Надежда почти не удивилась, услышав оглушающее: "Горько!"
   На виду у всей команды "Буревестника", без труда уместившейся в просторной гостиной, Кир развернул Надежду к себе и, наклонившись, поцеловал в приоткрывшиеся губы. Затем, отстранившись, но не убирая рук с ее плеч, Кир снова обернулся к своему экипажу и улыбнулся, чем несказанно удивил всех собравшихся, не ожидавших от своего хмурого капитана такого искреннего проявления радости.
   Со всех сторон тут же посыпались поздравления. Затем молодожены прошли к нарытому в гостиной столу. Надежда смущенно опускала глаза, потому что ее с нескрываемым любопытством разглядывали почти все гости. Она понимала, почему. Еще утром, когда Клара с мужем явились сюда, Василий изумленно уставился на девушку и сообщил, что не узнал бы ее на каблуках и в таком наряде. И хотя он сам не слишком удивился, получив приглашение на свадьбу, но предупредил Надежду, что для большей части экипажа известие о женитьбе капитана на втором пилоте Надежде Орловой станет почти потрясением.
   - Ребята все еще помнят, что с самого твоего появления на "Буревестнике" капитан тебя почти ненавидел, а тут... Конечно, вы вскоре поладили, но чтоб жениться!
   - Неужели мы кажемся настолько неподходящей парой? - испугалась Надежда.
   - Да нет, - успокоила ее Клара, - но от Кира никто такого просто не ожидал.
   - Даже я, - пробурчала себе под нос Надежда, продолжая вертеться перед зеркалом.
  
   Ближе к вечеру, устав от шума, тостов и танцев, Надежда умоляюще посмотрела слегка затуманившимися глазами на своего мужа:
   - Кир!
   - Да, лисенок.
   - Я... - Надя запнулась, не зная, как сказать Киру, что собирается сбежать с празднования собственной свадьбы.
   Кир наклонился к самому ее уху и прошептал:
   - Я с тобой совершенно согласен. Сейчас нам самое время удалиться, - он плавно развернул Надю в сторону лестницы.
   Надежда засеменила было рядом с ним, но потом вдруг остановилась.
   - А это не будет... невежливо?
   - Не будет, - уверенно сказал Кир, и подарил жене лукавую улыбку. - Они же не знают, что мы действительно собираемся сбежать. В полном смысле этого слова.
   Надежда нахмурилась, но через несколько секунд согласилась со справедливостью доводов Кира и пошла следом. Она обернулась лишь на мгновение, чтобы увидеть, как Стен с улыбкой махнул ей рукой. И тоже улыбнулась в ответ. А когда поднялась наверх, немного растерялась, потому что Кир вдруг остановился возле двери ее комнаты и распахнул дверь:
   - Переодевайся. И живо!
   В ответ Надежда изобразила такую недоуменно-оскорбелнную гримаску, что Кир изумленно поднял брови.
   - Ты передумала?
   - Что передумала? - еще больше разволновалась Надя.
   Кир внезапно рассмеялся.
   - Лисенок, неужели ты забыла? У тебя есть полчаса, а затем мы отправляемся в аэропорт.
   Надежда еще раз недоуменно хлопнула ресницами, и вдруг на ее лице медленно начало отображаться понимание происходящего.
   - Море, - подсказал Кир.
   Девушка улыбнулась.
   - Море, море! - она радостно хлопнула в ладоши и даже пару раз подпрыгнула на месте. Кир снисходительно понаблюдал за этими проявлениями радости, а затем поймал Надежду, в очередном прыжке повисшую на его шее, и радостно обнимающую его руками.
   - Кир, ты замечательный! - проворковала она.
   - Знаю, - улыбнулся Кир, и поставил свою жену на пол. - Лисенок, у тебя всего полчаса! - напомнил он.
   Надежда кивнула, а затем, быстро чмокнув Кира в щеку, скрылась в своей комнате.
  
   Суета шумного празднества осталась позади. Надежда была рада этому, а также тому, что наконец-то они с Киром остались вдвоем. И не имело никакого значения, что вокруг по-прежнему были люди. Пассажиры катера, направляющегося в непродолжительный рейс к Южному морю, заняты были каждый своим делом, и никто не обращал внимания на молодую пару, занявшую места у иллюминатора.
   - Мы приземлимся на рассвете. Жаль, ты мало увидишь за время полета.
   - Ничего страшного. Зато у нас будет целый день впереди.
   - Целая неделя, - поправил ее Кир.
   Надежда уютно устроилась в мягком кресле. Катер стартовал плавно. Общий свет притушили, и большинство пассажиров тут же погрузились в сон. Надежда еще некоторое время глядела в иллюминатор на россыпь огней, проплывавшую под поднимавшимся ввысь катером. Затем город остался позади, и темноту лишь изредка нарушали небольшие островки селений.
   Кир почувствовал, как на его плечо опустилась голова Надежды. Было тепло и уютно. Опустив глаза, Кир заметил в темноте поблескивание обручального кольца на своем пальце. И на ее...
   - Надежда моя, - прошептал Кир, - моя...
   Он прижался губами к виску спавшей на плече девушки.
   Моя...
   Странное ощущение заставило его сильнее прижать к себе спящую Надежду. Она была теперь его женой, носила на безымянном пальце правой руки подаренное им обручальное кольцо и льнула к нему, как к самому родному и близкому человеку. Кир улыбнулся при мысли, что их первая брачная ночь проходит в такой далекой от идиллии медового месяца обстановке. Что ж, зато он исполнил желание своей жены, сделал ей своеобразный подарок. Они летят к морю. И проведут вдвоем целую неделю. Без знакомых лиц, без неотложных дел...
   Кир не удержался и прижался губами к ее виску, а затем приподнял сонное личико и поцеловал ее взволнованно приоткрытые губы. Надя с тихим вздохом приникла к нему.
   Кругом царил легкий полумрак и сонная тишина. Пальцы Кира скользнули под Надин свитерок, и девушка вздрогнула, почувствовав на спине их волнующее прикосновение. Она в смущении попыталась спрятать лицо, но это не очень получалось, потому что это лицо Киру хотелось целовать и целовать... Но пора было вспомнить о приличиях. Кир с сожалением отстранился, не убрав тем не менее руку с Надиной спины. Глаза его казались сейчас абсолютно черными, но на лице появилась лукавая улыбка.
   - Подумать только, - хрипло прошептал он, - я самым бессовестным образом соблазняю собственную жену.
  
   Полчаса езды на стареньком автобусе - и они оказались в одном из приморских городов. Надежда вдыхала пахнувший близким морем воздух, вспоминая Крым, куда ездила отдыхать с матерью. Девушка восторженно озиралась, разглядывая в окна величественно сменявшие друг друга пейзажи, не замечая, что Кир всю дорогу исподтишка за нею наблюдает. И было отчего. Такой откровенной и беззастенчивой радости он уже давно не видел.
   Когда на горизонте показались горы, Надежда вообще словно прилипла к стеклу. А потом показалось...
   - Море, - выдохнула девушка.
   - Море, - подтвердил Кир, улыбаясь.
   Он тоже соскучился по морю. И был рад, что Надежда разделяет его радость. Это тихое местечко, где обычно было немного туристов, Кир любил особенно. Потому что тут можно было, лишь немного отойдя от города, остаться наедине с природой. Или с тем, кого любишь.
   Когда автобус остановился возле небольшого здания автовокзала, Кир повел Надю к уютного вида гостинице. В его переговорах с консьержем девушка не участвовала, во всем положившись на своего спутника. Вернее, своего мужа. А когда, поднявшись на третий этаж и войдя в распахнутую дверь, подошла к окну, то замерла в восхищении.
   Отсюда до моря было не больше пяти минут ходьбы. Дорога шла через парк, усаженный причудливыми деревьями, благоухавший цветами, которые были совершенно не знакомы бывшей жительнице Земли. Начинаясь поблескиванием водной глади в просветах листвы и простираясь до самого горизонта, сливаясь с небом, голубело море.
   - Нравится? - поинтересовался Кир.
   - Очень!
   Надя скинула на пол свою сумку с плеча и с нетерпением уставилась на Кира:
   - Пойдем!
   Кир усмехнулся и вышел следом за подпрыгивающей от нетерпения Надеждой из номера.
  
   Море было огромным. Огромным и прекрасным. Как всегда. Плавная линия берега, белевшая песком и мелким ракушечником, прерывалась у горизонта скалистыми выступами, омываемыми ленивыми волнами. Водная гладь едва подергивалась легкой рябью, но белые барашки то и дело накатывали на берег, приятно обволакивая босые ступни стоявшей у самой кромки воды девушки.
   Надежда зашла по колено. Вода была приятной, ласкающей... Она обернулась к стоявшему чуть поодаль Киру и улыбнулась:
   - Спасибо тебе.
  
  
  

Оценка: 4.68*21  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"