Кайдарова Екатерина Алексеевна: другие произведения.

Из разных сборников

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некоторое количество стихотворений, на различные темы, по большей части с пессимистичным настроем. тематика разная.


Из сборника

"Крик души обреченной"

  
  

Ужас

  
   Дьявол - мой крестный отец,
   Ненависть - крестная мать.
   Люди - лишь стадо овец,
   Глупость их - черная рать.
   Мир - поле битвы чужой,
   Счастье - виденье в ночи.
   Старый - иди на покой,
   Ранят - сиди, не кричи.
   Смерть - то несчастьям конец,
   Жизнь - это боли в грязи.
   Женам - лишь идти под венец,
   Мужьям - лишь бы к аду ползти.
   Ужас - мгновение чувств,
   Радость - животный порок.
   Ночь - лишь отсрочка всех мук,
   День - это мук тех глоток.
  
  

Язва

  
   В то время наши голоса пылали, как огонь.
   И изо льда наших сердец прекрасный вышел конь.
   Конь молвил: "Если хочешь жить, спали сердца в огне,
   Но если хочешь умереть, покойся тихо в сне.
   И лёд закроет вашу боль навеки от огня...
   Ты хочешь жить? Тогда изволь послушаться меня!"
   И мы пошли за тем конём, плюя на боль и страх,
   Дыханье смерти отзывалось на наших голосах.
   Прошли мы воду и огонь, а конь сказал нам вслед:
   "Я пошутил! Зачем идти? Ведь в жизни счастья нет!"
  
  

Мученица

  
   И вот таков зловещий рок:
   И сердцем и душой
   Ты хочешь умереть, но бог
   Смеется над тобой.
   Ты вышла из могилы,
   Забыт обратный путь.
   И сердце ты забыла -
   Его уж не вернуть...
   И, обливаясь кровью,
   Горит оно во тьме,
   А ты, не зная боли,
   Крик давишь в тишине.
   Прочь страхи, суеверия -
   Вокруг тебя кольцо.
   И если бога встретишь,
   То плюнь ему в лицо.
   Но очи твои черные
   О чем-то говорят,
   И крови жаждет сердце
   Три сони лет подряд.
   Не сжалившись в последний миг,
   Бог очи отвернет.
   Тут дьявол изо тьмы возник...
   О, Смерть твоя грядет!
   К руке властителя приник,
   Ты дашь пинок судьбе,
   И, вырвав из груди клинок,
   Взнесешься до небес.
   И распахнешь ты крылья Зла,
   А на земле пророк,
   Падет, ударясь головой
   И вскрикнет: "Это бог!"
  
  

Предсказание

  
   Может быть, слышишь ты
   Тихий стон темноты.
   Видишь сон в осенней мгле,
   Ходить не хочешь по земле.
   Знаешь, как хотеть летать,
   Знаешь, как уметь мечтать,
   Крик и шёпот, шум шагов
   Не заглушают голосов.
   Ощущаешь боль в ногах,
   Хочешь жить на небесах,
   Но к Земле попалась в сеть -
   Родилась, чтоб умереть...
  

Из сборника

"Мысли мертвых пустынь"

Египет

  
   Бокалы красного вина
   Осушим мы за честь богов.
   И, если снизойдет война,
   Сметем с лица земли врагов.
   И кони унесут вперед
   В легенды будущих времен;
   К себе победа не зовет
   Лишь тех, кто жизнью обделен.
   Гробницы умерших царей
   Воздвигнутся за краткий срок.
   От дельты Нила до морей
   Лежит наш путь, и он далек.
   Великий жрец Аменхотеп
   Предскажет славу нам и честь.
   Разливы принесут нам хлеб,
   А шахты золото и жесть.
   Рабы воздвигнут храмы Ра,
   Писцы увековечат нас
   И, в свете раннего утра,
   Зажгется светом тот алмаз,
   Что вставлен в всевеликий анх.
   И Гильгамеш взойдет на трон.
   И улыбнется грозный Птах
   Всем тем, кем правит фараон.
  
  

Неоконченное

  
   ...света осколок забрался мне в душу,
   Отпер все двери, взломал все замки,
   Дождь переждал и умчался наружу,
   Зная, что сердце горит от тоски.
   Даже туман перестанет клубиться
   Близ его влажных следов от грозы.
   Вниз упадет из-под мокрой ресницы
   Легкий и хрупкий алмазик слезы.
   Тонкие ветви взметнет куст сирени,
   Силясь обнять то, что кануло вдаль,
   Но рассосутся на улицах тени
   И улыбнется на память печать...
  
  

Восход солнца

  
   Раскаленные лучи
   Выжигают тьму из глаз.
   Если можешь - то кричи,
   Ибо свет придет сейчас
   И иссушит мрак до дна.
   Предрассветный блеск воды
   Озарит свинцом луна,
   Затирая мглы следы.
   Если можешь - не смотри,
   Но так трудно устоять,
   Если жжет огонь внутри
   Век закрытых крепко гладь
   И расплавит плотный щит,
   И взорвется жаром тот.
   И закроет солнце вид,
   Начиная свой восход.
  
  

* * *

   Даже легкое движенье
   Нераскрытых глаз,
   Слез несдержанных паденье
   Слушали рассказ.
   Тот рассказ был без сомненья
   Про могилу сна -
   Долго плакала в смятенье
   Падшая весна.
   А когда раскрылись двери
   Пламенных ворот,
   Был навеки миг утерян
   Жить наоборот.
   И ворвались стаи мрака
   В звездное окно,
   Только дикая собака
   Лает все равно.
   Без возврата, без надежды
   Мир скатился в ад,
   Уничтожив дух мятежный
   Сотней серенад.
   И остались только капли,
   Канувшие в ночь,
   И убитой горем цапле
   Больше не помочь.
   Кто-то злой срубил все души
   И ушел туда,
   Где, спокойствие разрушив,
   Падала вода.
   И тогда завыли стены,
   Осыпаясь в пыль...
   Этот день был днем измены -
   Сказка или быль..?
  
  

* * *

   Ты родилась в нелегкий час,
   Когда прокаркал старый ворон,
   Что навсегда ушел от нас
   Тот бог, чей рот слезами полон.
   И осень посылает дождь,
   И сырость, слякоть и отчаянье,
   Когда ушла сегодня в ночь
   И умерла совсем случайно.
   И листья канули под снег...
   И заморозились навеки
   Те взоры, чей свободный бег
   Держали мертвенные веки.
   И поднялась пурга к луне
   И, засыпая под землею,
   Споешь ты песню тихо мне,
   И я останусь в тьме с тобою...
  
  

Лужа

  
   Наклонись над водою
   И вглядись в темноту, -
   Под размытой луною
   Ты увидишь мечту.
   Капли боли на лицах
   Растворит кислота,
   Когда черная птица
   Возвратится сюда,
   Когда время не властно
   Над ночным мотыльком,
   Когда солнце угасло...
   По траве босиком
   Пусть проносятся тени,
   Уходя в тишину.
   И прибой не изменит
   Тягу жизни ко дну.
   И нельзя оторваться,
   Отвести тихо взгляд...
   И из водного царства
   Звезды в небо глядят.
  
  

Эпитафия

  
   Я на самом деле
   Ухожу туда,
   Где на крыши с дерева
   Капала вода,
   Где шумело море
   Под моим окном,
   Усыпляя горе
   Самым сладким сном,
   Где вздохнули птицы,
   Уставая петь,
   Где затерла лица
   Радужная сеть,
   Где исчезла вечность,
   Превратившись в быль,
   Дверь закрыв беспечно
   И истаяв в пыль.
  
  

Летняя ночь

  
   Пламя вечности пылает
   В тьме веселых глаз,
   Расстоянье исчезает
   От луны до нас.
   За окошком воет ветер,
   И журчит река,
   И стучат по крыше ветви,
   И шумит ольха.
   На печи сидит котенок;
   На цепи щенок
   Что-то гавкнул вдруг спросонок
   И опять умолк.
   Дождик начал тихо капать
   Из лохматых туч,
   Будто кто-то начал плакать
   Средь высоких круч.
   Мы беседуем тихонько
   В доме дотемна,
   А пока горят тихонько
   Свечка и луна.
   Ляжем спать и будем слушать
   Песенки сверчков,
   Что желают самых лучших,
   Самых сладких снов.
  
  

* * *

   Свету разума не верь,
   Тихий стук сердец послушай -
   Я уже закрыл дверь,
   Продавая Зверю душу.
   И затухнет жар свечи
   В бесконечности покоя, -
   В сгустке сумрачной ночи
   Место демонам-изгоям.
   В тусклой келье нет окон,
   Нет того, что ты хотела:
   И наполнен болью стон
   Той, что продает лишь тело.
  
  

Безнадежность

  
   Белый снег застилает глаза,
   Засыпает чугунные плиты.
   И пронятая ветром слеза
   Разбивает в осколки граниты.
   Заросли все могилы травой,
   Что мечтает о ветреном поле,
   Но не слышит никто тихий вой,
   Что свободу о милости молит.
   И надежда мигнет и уснет,
   И забудется в тяжком кошмаре
   Вдруг поняв, что вовек не умрет
   То отчаянье, что смерть нам подарит.

Из сборника

"Воззвания страждущим"

Песнь оборотней

  
   Мрак раскрыл свои объятья,
   Взошла кровавая луна,
   Слух обостряет восприятие -
   Нам ночью не до сна.
   Мы прекрасно видим в городе,
   С нами ночь обручена,
   Мы не люди - волки-оборотни
   На охоте... Тишина!
   Полнолунье с нами скалится,
   С вечностью вступаем в бой,
   Мы опасны, нам это нравится,
   С нами в дружбе страх земной.
   Мы веселые, мы бесстрашные,
   Мы полны желанья выть,
   Берегитесь, братья младшие -
   Настало время вас ловить!
  
  

Ночная

  
   Ночь застыла в лучах луны,
   И деревья к воде склонились,
   Они видят прекрасные сны,
   Пока ветви их ветру молились.
   И ничто не нарушит покой,
   Разве только ночные цветы, -
   Мотылек на них сядет ночной,
   Не нарушив ночной красоты.
   Ветер стих, не шумит в камышах,
   Лишь сверчок заведет свою песню,
   Лишь сова пролетит, прошуршав, -
   Не нарушит гармонию места.
   И цветы прозвенят в тишине
   О таинственных сумерках ночи,
   Может, птичка чирикнет во сне,
   Видя сон, что ей звезды пророчат.
   Листья тени роняют на ствол
   И ничто не мешает им спать...
   Отдает дивным запахом смол
   Бесконечная синяя гладь.
  
  

Освобождение

  
   Мысли путаются в голове,
   И в глазах застыли блики,
   Тихо ветер шуршит в траве,
   И на лицах следы от крика.
   Пустота в голове снует,
   И туда и сюда бегает...
   Значит, так мы все умрем,
   Значит, в омут нырнем с разбега!
   Больше незачем людям лгать,
   Больше незачем злобно смеяться -
   Мы пришли сюда умирать,
   Мы пришли в тишине потеряться.
   Ветер смоет кислотным дождем
   С наших душ набежавшую муть,
   И тогда мы спокойно умрем,
   Свои пальцы вонзив себе в грудь.
   Нам все легче и легче дышать,
   Проникает в наш дух темнота -
   Как приятно сейчас исчезать,
   Если знаешь, что смерть - навсегда!
  
  

Той, что утопилась

  
   Над тобой сомкнулась гладь воды,
   И луна свое склонила око.
   Вот и все, прощай, погибла ты,
   Значит, больше ты не одинока.
   Улыбаясь, смотришь прямо вверх,
   Через воду видишь блеск звезды,
   Медленно плывешь на дно утех,
   Тонут все бесплодные мечты.
   Как приятно знать, что смерть близка,
   Как приятно знать, что это - все,
   Ощущая камни у виска,
   Знать, что будут люди жить еще.
   Пусть твои враги живет в домах,
   Чувствуя комфорт иль неуют,
   Ну а ты смеешься, видя страх
   В их глазах, когда на смерть идут.
   Только здесь, где Смерть стоит у ног,
   Понимаешь, как прекрасно дно.
   Усмехаясь, издаешь последний вздох -
   Только в смерти счастье нам дано.
  
  

Тому, что выбросился

из окна

  
   Он вылетел в окно,
   Он спрыгнул на карниз,
   А людям все равно -
   Они смотрят только вниз.
   И не желают знать
   О сбывшихся мечтах -
   Что кто-то стал летать
   Над ними в облаках.
   А он летит вперед,
   Стремится ввысь и ввысь,
   Мечта его зовет,
   Поможет вознестись.
   Хотел он вышины,
   А, значит, смог летать;
   Люди без мечты
   Не смогут то понять.
   Вот он устал летать,
   Присел на свой карниз,
   Но небоскреба гладь
   Столкнула его вниз.
   А люди лишь найдут
   Его застывший плах -
   Теперь бессмертный ангел
   Витает в облаках.
  
  

Тому, что

сжег себя

  
   Закрой книгу жизни, подожги ее -
   Синим пламенем вспыхнет и сгорит без следа.
   И смотри, как горит ярко сердце твое!
   Пусть горит твое имя, горит до конца.
   Бесконечное пламя взлетит до небес,
   И сгорят небеса, и сгорят все мечты;
   Золотой полубог этих огненных месс
   Лишь поможет создать жаркий мир красоты.
   Пламя жизни сожжет все, что душу томит -
   Пусть извечные тайны сгорят в один миг.
   Боль от жара огня и зовет, и манит, -
   То взметнется, как взрыв, то исчезнет, как блик.
   Догори до конца, превратись в теплый прах:
   Изобилие жизни пожирает огонь.
   И улыбка костра в обожженных губах
   Застывает под тягостный звон похорон.
  
  

Той, что повесилась

  
   Тонкая веревка, как черная змея,
   Обвивает нежную шею мою,
   По каплям утекает жизнь моя,
   И я без жалости ее отдаю.
   Тихий хруст в тишине как гром,
   Раздается, все заполняя;
   Карты жизни стоят ребром,
   Одна за другою исчезая.
   Под ногами лежит пустота, -
   Не достать, не спрыгнуть на дно.
   Пред глазами ползет темнота...
   Воздух кончился, мне все равно.
   Боль ужасна, но можно терпеть:
   Слишком поздно уж что-то менять,
   Лишком хочется мне умереть,
   Ибо нечего больше терять.
   Пусть ужасная смерть мне дана,
   Но бесстрашно агонию жду -
   Чаша боли испита до дна,
   И с улыбкой я в вечность уйду.
  
  

Тому, что зарезался

  
   Бесконечные муки
   Замедляют мой крик,
   Я смотрю на свои руки,
   Сжимая смерти вечной миг.
   Сладкий, как змеиный яд,
   И холодный, как сталь...
   А глаза мои глядят
   На огромный кинжал.
   Это больше, чем смерть,
   Это смерть навсегда...
   Зажимает круговерть
   Утомленные уста.
   Я живу последний раз,
   И в глаза моих лед;
   Сто невысказанных фраз
   Замедляют полет.
   Ничего больше нет,
   Лишь бесконечная усталость,
   И терпеть извечный гнет
   Уж недолго мне осталось.
   Вот свобода впереди -
   От меня на волосок...
   И с кинжалом в груди
   Рассыпаюсь в песок.
  
  

Той, что

выпила яд

  
   Вот ты возьмешь эту жидкость
   И взглянешь на свет,
   А жидкость черная, липкая
   Покажет то, чего нет.
   И яд поможет испить себя,
   До дна сосуд осушить;
   Поможет он отравить себя,
   Поможет жизни лишить.
   Осталась пара мгновений -
   В забытье тянет печаль,
   Но нет ни капли сомнений
   И жизни больше не жаль.
   Из головы летят мысли,
   Теряя тонкую нить:
   Мне, потерявшей смысл жизни,
   Совсем не хочется жить.
   Вот я беру сосуд с ядом
   И заглушаю им крик, -
   Возьму я смерть как награду
   В предсмертный сладостный миг.
  
  

Тому, что застрелился

  
   Твердой рукою я жму на курок,
   Ибо жизни мне больше не жаль.
   И пуля черной пчелою летит в мой висок,
   Там, где ее встречает печаль.
   Мгновения боли пройдут предо мной,
   Ничем не сравнимые с жаром огня...
   Агонию встречу с открытой душой -
   И черные жала пройдут сквозь меня.
   А жизни своей я вослед усмехнусь
   И, может, махну на прощанье рукой:
   Ведь я даже в мыслях назад не вернусь,
   Ибо я был изначально чужой.
   На белый пол капает красная кровь,
   И с ней утекают бесплотные сны.
   Из крови моей возвращаются вновь
   Извечные тайны в иные миры.
   Один мир находится в черной дыре,
   Где боль породила железо и сталь...
   Оружие стынет в холодной руке,
   И мысли навек устремляются вдаль.
  
  
  

Самоубийцам посвящается

  
   Тебя сводит с ума бесконечной скуки нить,
   В твоих расширенных зрачках царит голода оскал -
   Если хочешь умереть, научись сначала жить,
   Проживи хоть пять минут, но чтобы каждый так желал.
   Не познавши эту жизнь - не имеешь прав на смерть,
   Право людям не дано самовольно исчезать.
   Пусть затягивает тело бренной жизни круговерть,
   Ну а дух твой после смерти будет извечно скучать.
   Объясни, чем лучше гнить не в земле, так в облаках -
   Если скучно на земле, будет скучно и везде.
   Научись со вкусом жить ты во всяческих местах
   И, поверь, жить будет легче, устремясь к своей звезде.
  
  

Напутствие новому богу

  
   Зачеркни свои мысли, выбрось из головы,
   Свою душу мятежную сожми, успокой.
   Нам с тобою не место в мире живых,
   Ну а мне и не хочется оставаться живой.
   Пусть другие созданья смеются, поют,
   Ну а мы с тобой будем смотреть свысока -
   Над такими, как мы, ненавидя, плюют,
   Но не знают, как правда от них далека.
   Никогда не смотри, не гляди на людей -
   Люди думают, что они всех главней,
   И в своем несмышлении походя на зверей,
   Люди не замечают тех, кто умней.
   Книгу жизни своей зачеркни и закрой,
   Ибо путь твой лежит далеко от Земли.
   Свое бренное тело травою укрой,
   Отправляйся туда, куда ветер велит.
   И не думай о жизни, что осталась вдали,
   Ибо правда твоя далеко от нее.
   Никогда не твори то, что зверь говорит,
   Совершай лишь разумное, только свое.
  
  

Час откровенья

  
   Настал ночной час откровенья,
   И кто-то выкрикнул вдали
   Те мысли, грезы и сомненья,
   Которые всем душу жгли.
   Никто надежды не услышал
   В том крике боли и огня,
   И он звучал все тише, тише,
   Как будто в омуте тоня.
   И в час бессмысленного бденья
   Угасла страстная мечта -
   Настал ночной час откровенья,
   За откровеньем - темнота...
  
  

Слабость

  
   Раскаленные иглы под ногти
   Я вгоняю, и кровавым дождем
   Пусть взорвутся артерии. Когти
   Пусть распорют гортань, как мечом.
   И кислотную каплю уронят
   В мой открытый недвижимый глаз,
   И суставы агония тронет,
   Ибо Ад предназначен для нас.
   Одиночество нас не пугает,
   Ибо цепи со ржавым крючком
   Мое сердце и так истязают -
   Пусть уж лучше одна, чем вдвоем.
   Сотни лет я томлюсь в этом мраке.
   Только ангелам кличу: "Отдай
   Мне способность погибнуть во драке!"
   Ненавижу безжизненный рай.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Из сборника

"Холод бессмертия"

* * *

   Одиночество средь толпы...
   Это больно, но так понятно!
   Часто вместе... но только не мы;
   Больше мы не вернемся обратно.
   Лед души, холод дружеских фраз...
   Нет спасения, только отчаянье.
   Единенье бывает лишь раз,
   А потом... А потом лишь молчание.
   Тишина отдается в груди...
   Я спокойна - внутри все пылает.
   И короткое слово - "Уйди"
   Знаю, где-то меня ожидает.
   Душный дым сигарет в темноте...
   Может, кто-то меня и услышит,
   Но не ты... Я опять в пустоте;
   Жаль, в ней боль не становится тише...
  
  

Волки

  
   Я знаю, это волки,
   Их воя перелив, -
   Когда судьбы осколки
   Вели меня в обрыв.
   Волкам никто не нужен -
   Их суть испил до дна
   Я в дни морозной стужи,
   Я в ночи, что Луна
   Смеялась и рыдала -
   Небесной тьмы изгой.
   Она, как все, страдала,
   Вкушая волчий вой;
   Она, как все, желала
   Остаться в тишине...
   А стая подвывала
   Измученной Луне.
   Все волки - одинцами,
   Но вой их единит...
   Танцующий с волками
   Среди могильных плит,
   Себя забывший в вое...
   Я не желал им стать!
   Но стая... Мы изгои,
   Волков полночных рать.
   А редко... но бывает -
   Смолкает волчий вой:
   То значит, кто-то в стае
   Обрел навек покой;
   То значит - все проходит...
   Но миг уйдет - и вновь
   Нам в души вой приходит
   Танцующих волков.
  

Идолы

  
   Людям не надо помнить,
   Бьющим поклон камню,
   Как те же пыль и комья
   Были у них под ногами.
   Ты не найдешь друга
   В этих пустых лицах,
   Ты не из их круга -
   Дай же камням пылиться!
   Будь сам с собой честным:
   Стоят ли камни крови?
   Людям иным лестно
   Так к смерти себя готовить.
   Камень останется камнем...
  
  

Ведьма

  
   Шальная ведьма
   Летела в небе,
   Ловила ветер,
   Смеялась в звезды.
   И в лунном свете,
   Подобно Гебе,
   Летела ведьма
   В открытый космос.
   Подобно ветру,
   Подобно свету,
   Летела ведьма,
   Крича от счастья.
   Летела ведьма,
   Простившись с лесом -
   И в поднебесье,
   Сквозь гром ненастья.
   Шальная ведьма
   Смеялась смело,
   Простившись с домом.
   Метлой махая,
   Летела ведьма
   За света комом
   И тихо пела,
   Средь звезд мелькая.
  
  

Идя дальше

  
   Время машет нам крылом
   И рождает грусть.
   Снов тепло давно прошло,
   В них я не вернусь.
   И не жди меня назад -
   В пелене дождя
   Место лишь тумана чад,
   Но не для тебя.
   Я останусь в мире мхов,
   Там теперь мой край.
   Сложится строка стихов
   В тихое "прощай".
   Я усну, и даже сны
   Будут про дожди,
   В них не видно свет луны -
   С ней меня не жди.
  
  

Проход возможен

  
   Я очень часто уходил
   В миры старинных колдунов,
   В миры шаманских диких чар;
   Туда, где невозможно стар,
   Туда, где абсолютно нов,
   Туда, где словно богом был.
   Я был в мирах горячих снов,
   Где запахи целебных трав,
   Где ярок цвет волшебных руд;
   Обрыв всегда опасно крут
   И очень страшно, осознав,
   Мне возвращаться из основ.
   Обрыв - он словно верный страж;
   С него прыжок - он страшен, как
   Последний вздох. Боишься, что
   Умрешь... Но кто,
   Руками сделав первый взмах,
   Преодолеет бренный кряж?..
  
  

Сердце змеи

  
   Делаешь то лишь, что нужно,
   Даже не важно зачем, -
   Будто какая-то служба
   Может спасти от проблем!
   Разум, предатель, смеется -
   Он ныне главнее любви...
   В клетке грудной тихо бьется
   Сердце змеи.
   Быть холоднее, чем камень
   И сразу живее воды, -
   В души ступая ногами,
   Ты оставляешь следы.
   Просто уйти от ответа,
   Раз в силы не веришь свои...
   Как тебе, нравится это
   Сердце змеи?..
  
  

Навеянное

  
   Думал, сказка, а вышло - быль...
   Не туманы вокруг - пыль...
   Шум веков за окном стих,
   В тишине той возник стих.
   Думал, день, а вокруг - ночь...
   Пыль взметнулась, летит прочь.
   За окном началась гроза,
   Думал, дождь, а ползет - слеза.
   Небо плачет во тьме - спит...
   Кто не выжил - давно убит.
   Ныне ветер - его душа,
   Он колышет деревья, дыша.
   Он вернуться хотел - не смог,
   Он теперь средь своих - бог,
   Его взгляд ныне светел и тих...
   Он шептал - я писал этот стих...
  
  
  

Предрассветное

  
   Все так просто, все так сложно -
   Розовый закат.
   Оглянуться только можно -
   Не вернуть назад.
   От заката до рассвета
   Падает капель.
   Все, что есть - исчезнет где-то,
   Утечет в апрель...
   Дальше - годы, жизнь иная,
   Новая судьба, -
   День за днем всю жизнь теряем
   В прошлом навсегда.
   Это грустно, только плачет
   Пусть за нас капель.
   Все - вода, а что иначе -
   Утечет в апрель...
  
  

Ответы

  
   Что же нас ждет?
   Ветер...
   Что нам грядет?
   Печаль...
   Как мы умрем?
   В свете...
   Как мы уйдем?
   Вдаль...
   Кем станем мы?
   Ночью...
   О чем наши сны?
   О дне...
   Кто же мы есть?
   Почки...
   В чем наша честь?
   В вине...
   Стоит ли жить?
   Возможно...
   Может, уплыть?
   Куда?..
   Что вокруг нас?
   Воздух...
   Что держит нас?
   Вода...
  
  
  

Фениксы

  
   А все то, что было -
   Покроется пеплом,
   Уснет в тишине
   И не возвратится.
   И время уплыло
   В тот мир вместе с ветром;
   Быть может, во сне
   Будет новая птица.
   Не стоит покоя,
   Не жаждет разлуки
   Исчадие света,
   В ночи умирая...
   Мы ночью - изгои,
   Терпящие муки, -
   Навек канем в Лету...
   Но вновь оживаем...
  
  
  
  

Из сборника

"Молчание вечности"

  
  

Время

  
   Девять часов двенадцать минут -
   Время идти вперед.
   Стрелки бегут, секунды несут;
   Время слабых не ждет.
   И каждый час, и каждый миг
   Капает жизнь назад,
   Песчинки песочных часов, как блик,
   Уносят застывший взгляд.
   Уже немного осталось ждать,
   Чтобы услышать бой
   Старинный часов, и помечтать,
   Как в море шуршит прибой,
   Расправить крылья, вздохнуть глубоко,
   Доплыть до песчаной косы...
   До старого дома домчаться легко
   И остановить часы.
  
  

Смерть богов

  
   Молния пронзила небо,
   И на миг исчезла тьма.
   Кто-то бледный в платье Гебы
   Взаперти сходил с ума.
   И раскрылись двери ада,
   Полыхнул зловоньем мрак;
   В небе звездная Плеяда
   Умерла под вой собак.
   Боги мерили ступени,
   Что остались до гробниц.
   Хлынул дождь и смыл все тени,
   Очертанья смутных лиц,
   Смыл безумье ликованья
   Грома, что затих вдали, -
   Громовержеца старанья
   Никому не помогли.
   И Тлалок вздохнул устало,
   Потому что вся вода,
   Что ему принадлежала
   Вдруг упала в никуда.
   И тогда исчезли тучи,
   Открывая Млечный Путь
   Для того чтоб тот, могучий,
   Кто остался, мог уснуть.
  

Конец света

  
   Руки костлявые из темноты
   Тянутся в душу, сжимают мне сердце.
   И погибают живые цветы
   В мире, где как-то возникла та дверца.
   И безнадежные стоны творцов
   Капают кровью на белые стены.
   Духов протяжные песни без слов
   Тихо вскрывают последние вены.
   Не остается вообще ничего,
   Что можно было хоть как-то исправить;
   Но вдруг ногам снова стало легко,
   Будто бы смерть исключили из правил.
   И начинается новый рассвет
   Там, где нас нет и не будет извечно.
   Нам остается лишь ветер и свет,
   Что даже прошлому светит беспечно.
   И обновленная синяя даль
   Нам открывает портал в бесконечности.
   И, подарив новым людям печаль,
   Мы растворимся в субстанции вечности...
  
  

Абстрактное

  
   Вечное сиянье тьмы
   Растопило сгустки глаз,
   Незадолго до чумы
   Я включу электрогаз.
   И бесцельный дикий свет
   Уничтожит все пути
   В те места, куда рассвет
   Никогда не мог прийти.
   Оголенный провод Зла
   Нам продаст за души боль.
   Там, где вечность умерла,
   Обжигает раны соль.
   И та ложь, что держит мир,
   Окатится пеленой;
   Словно в пламени эфир
   Был проглочен синей мглой.
   И в останках существа
   Оживет прозрачный град;
   Мысли сложатся в слова
   И истают в сне баллад.
  
  

Вечные

  
   Шоколадные всплески луны
   Отражаются в чашах с ядом;
   Те, кто вечными быть суждены,
   Никогда не сломают преграды,
   Никогда не почувствуют суть
   Обреченных сверкнуть и исчезнуть...
   Пред глазами лишь томная муть
   Тех, кто остро почувствовал бездну.
   И останется только печаль,
   Обнаженная криком свободы;
   И сердца устремляются вдаль,
   Не жалея прошедшие годы.
   А мечты, что пылали в огне,
   Вдруг погаснут, покроются серым,
   Ибо там, на скучающем дне,
   Не останется места для веры.
  

* * *

   Последний луч звезды
   Исчезнет в пустоте,
   Зеленые мечты
   Не рождены нигде.
   И где-то тихий плач
   Сольется в дружный хор,
   Когда возьмет палач
   Заточенный топор.
   На колокольне звон
   Звучит в начале пытки,
   Как будто чей-то сон,
   Выводит страх улыбки.
   И больше ничего...
   Остатки обреченных,
   Кто не прошли отбор
   Вернутся в мир прощенных.
   И не сойдут с ума,
   Но будут жить извечно
   Там, где топор и тьма
   Спускаются на плечи...
  
  

О чем я пишу

  
   Сущность ангела дергает дверцу,
   Рвется наружу, но выйти не может.
   Строчки льются из самого сердца,
   Льется вечность, что душу тревожит.
   Мои мысли сковали цепями
   Чьи-то злые голодные боги;
   Что же стало с моими словами,
   Почему же они так жестоки?
   И на белой бумаге выводят
   Чьи-то руки, коверкая фразы,
   В голове то, что бегает, бродит,
   О мечтах бесконечных рассказы.
  
  

Кладбище

  
   Белые космы шуршат на ветру
   Между надгробных плит.
   Се, что создали, исчезнет к утру,
   Все, что так прочно на вид.
   Ветви, как сети, тянутся к душе,
   Словно могильный аркан,
   И ни взглянуть, ни вздохнуть нам уже,
   Ни исцелиться от ран.
   Громкое карканье злобных ворон
   Нам не мешает спать.
   Солнце встает под звон похорон
   И умирает опять.
   Тучи закроют небо от нас
   И, погружаясь во мрак,
   Смотрит на кладбище пристальный глаз, -
   Смерть протекает так.
  

Из сборника

"Возвращение из Тьмы

и обратно"

  
  

* * *

   О нет! Я не вернусь!
   Моя дорога - здесь,
   И здесь моя душа.
   Пуст путь совсем... И пусть!
   Я в бездну окунусь, -
   Я знаю, где-то есть
   То, для чего дыша,
   Еще живу... Но лишь
   Зачем мне этот Рок
   Хочу узнать!
   Здесь тишь...
   Как слезы, каплет с крыш...
   Огнем зажег восток
   Негаданный рассвет,
   А я все тихо жду.
   Печаль наводит сон...
   Надежды больше нет,
   Дыханье гасит свет,
   Пора! И я уйду
   Из этой жизни вон.
  
  

Сюрреальное

  
   У меня в пустоте душа,
   А если придет тоска,
   Я ее напою лепестками розы.
   И совсем не больно дышать,
   Только волны в прибое шуршат,
   Напевая песню свою звездам.
   У меня в глазах зеркала,
   Отражающие то, что мне снится,
   Отражающие ночные мечты сквозь туманы.
   В этих снах нет добра и нет зла,
   Там миров темных дымка клубится,
   Затягивает и в молчании манит.
   Здесь совсем не та я, что внутри.
   Где-то там, меж просторов реальности
   Путешествую вдоль мироздания.
   Просто тихо и долго смотри
   В миг конечности сквозь капли начальности,
   И увидишь, как кто-то летает там...
  
  

* * *

   Не смотри ты в мертвое зеркало,
   Там узришь свое отражение;
   Если в паутине померкло все,
   Значит быть должно без движения,
   Значит пыль - есть прах суеверия,
   Дремы бытия в темной комнате...
   Странно, но ведь все, во что верю я,
   Через пару лет вскрикнет: "Полноте!"
   Разве после этого плавится
   Жизнь в твоей груди, словно фениксы?
   Вся твоя судьба - бесприданница,
   Так тебе и смерть - вечной пленницей.
   Так тебе и сны - грезы опия,
   После дней томимых в сознании...
   Значит, ты умрешь одинокая,
   Проведя всю жизнь в ожидании.
   Просто ты уйдешь тихо в сторону,
   Упадешь во тьму беспристрастную...
   За окном кричать будут вороны,
   И тебя не вспомнят, напрасную.
  
  

* * *

   Птицы несут тишину
   На крыльях.
   Все, что причастно ко сну,
   Стало былью.
   Ветер шумит средь ив
   И плачет.
   Всех, кто хоть чуть красив,
   Дурачит.
   Бездна разверзлась и ждет
   Несчастных;
   Кто-то в той бездне умрет
   Напрасно.
   В воздухе запах витает
   Сирени.
   Ночью средь звезд оживают
   Тени.
   Грустная сказка,
   Конец известен.
   Да, все напрасно
   Шептали песню:
   Звуки совсем не слышны
   В могиле -
   В той, где меня мои сны
   Зарыли.
   Тихо и сонно, и мрак
   Печален...
   Было совсем не так
   В начале
   Было иначе; теперь
   Все грустно.
   Не открывай больше дверь -
   Там пусто...
  
  

Красавица

и чудовище

  
   Ледяная душа, ледяное сердце...
   По дорожке, чуть дыша,
   Зверь крадется к дверце.
   Дверь откроет и зайдет,
   Ветер шерсть колышет...
   Зверь невесту позовет -
   А та и не услышит.
   Ледяная душа, ледяные мысли...
   Зверь крадется в камышах,
   Нити слез повисли.
   Он поднимется из трав,
   Взглянет из ковыла
   На невесты легкий нрав -
   А та его забыла.
   Ледяная душа, ледяное пламя...
   Что там звери порешат,
   То и будет с нами.
   Средь деревьев промелькнет
   Вдруг невесты платье;
   Взглянет зверь и обомрет:
   Та в чужих объятьях.
   Ледяная душа и лицо бесстрастно...
   Зверь уходит не спеша,
   Тихо, неопасно.
   Лишь чужой заслышав стон,
   Горько усмехнется:
   Спит невеста вечным сном,
   Больше не проснется...
  
  

* * *

   Здесь потухли все угли,
   Только ветер ледяной
   Все скитается меж скал...
   В битве воины полегли,
   Обрели навек покой...
   Но никто и не узнал.
   Поросла травой земля,
   В ней колышется, дыша,
   Чья-то брошенная тень;
   Смотрит мне в глаза, моля...
   В небо просится душа
   Улететь, отринув день.
   Где-то здесь родился ключ,
   Забурлил, сорвавшись с гор
   Первозданною рекой...
   Кто-то смотрит из-за туч
   С бесконечно-давних пор,
   Одинокий и чужой.
   Где же дождь? Уснул, умолк, -
   Он обижен на людей,
   Повернувшихся к огню...
   От огня не вышел толк:
   Он потухнет средь костей
   Тех, что умерли в бою.
   И останусь здесь лишь я...
  
  

Путь воды

  
   Вниз бежит с весенних гор вода,
   Вмиг смывая долготечную усталость.
   Ты кричишь: "Постой! Скажи, куда?"
   А в ответ: "Недолго уж осталось!"
   Там, где бусинки росы блестят в цветах,
   Наполняя зелень светом и прохладой;
   Там, где птицы свою песнь поют в кустах
   И выводят переливчато рулады;
   Там средь сосен запах хвои вековой,
   Мох ковром стелится под ногами...
   А вода зовет тебя с собой,
   Мокрыми махая волосами.
   Дальше - скалы. Бурная река
   Водопадом хлещет неспокойным,
   Снизу вверх глядя, издалека,
   Улыбается: "Ну что же ты? За мною!"
   Прыгнешь вниз, в бушующую глубь,
   Мириадом разноцветных брызг взорвешься,
   Станешь сам водой, поймешь ее всю суть
   И домой прохладным дождиков вернешься.
  
  

Пожирающая вечность

  
   Пустое время
   Бесплодных мыслей,
   Проклятья смертных,
   Тоски страданья,
   Несчастья бремя
   Во мраке жизни...
   В сетях безмерных
   Растет отчаянье.
   Сквозь пламя прыгнуть,
   Стать серой пылью,
   Отринув душу,
   Упасть в забвенье
   И тихо гибнуть,
   Расправив крылья,
   И тихо слушать
   Чужое пенье...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Из сборника

"Изнанка свободы"

  
  

Тишь

  
   На восходе нового дня
   Загорится светом вода,
   Тем, что в звезды стучит иногда,
   Обходя стороною меня.
   Облака потекут на восток
   Средь заснеженных горных вершин,
   Они помнят лишь ветер один,
   Что к деревьям бывает жесток.
   Теплый дождь упадет на луга,
   Оставаясь росой на цветах,
   Застывая алмазом в глазах,
   Осыпаясь на дно ручейка.
   Тихо шепчет в дубравах листва,
   Уронив желудь в пахнущий мох,
   Тот, издав еле слышимый вздох,
   Поглотит плод в себя без следа.
   Тонкий путь пролегает меж скал,
   Огибая долину кругом,
   А в конце той долины мой дом,
   Что как будто всегда тут стоял.
   А когда в небе светит луна,
   Выхожу из него на обрыв
   И любуюсь качанием ив,
   И со мной смотрит вдаль тишина.
  
  

Море

  
   Рассвет.
   И красный глаз луны умирает во тьме;
   Загорается золотом солнце.
   И прозрачный утренний свет
   Оживает,
   Когда в звенящей тишине
   Дышит воздух.
   Отлив
   И мертвый штиль на море.
   Чайки
   Кричат, и летают все ниже,
   И ждут, когда волна, берег разбив,
   Пригонит
   Рыб веселых стайки
   Ближе.
   Ветер
   Разогнал облака ближе к полдню.
   Жизнь
   Все сильнее вступает в силу.
   И уже рыбаки запустили сети
   В воду,
   И каждый день до вечера они несут им
   Угрей и тину.
  
  

Экстаз

  
   Ложе скрыто покрывалом,
   Свечи освещают лица.
   Под прозрачным одеялом
   Жадность в воздухе кружится.
   Простынях летают души,
   Заплетенные навеки;
   Наслаждение иссушит
   Вздохи обнаженной неги.
   Тел танцующие тени
   Извиваются на стенах,
   Подчиняясь ритму пены,
   Что бежит быстрее в венах.
   И в томящее мгновенье
   Унесутся к небу стоны, -
   Жар истает в наслажденье
   И вернется обновленный.
  
  

Боязнь темноты

  
   Ты
   Засыпаешь на ходу,
   Умираешь каждый день
   В час, когда придет рассвет
   И укроет с головой.
   И улыбка темноты
   Исчезает на ветру,
   Превращаясь тихо в тень,
   Будто выключили свет,
   Но оставили покой.
   Ночь
   Гонит мысли в небеса,
   И они неслышно ждут,
   Когда солнце их возьмет
   И докинет до луны.
   И помчатся они прочь
   В миг, когда падет роса,
   И обратно принесут
   Свои тайны про полет
   И вонзятся в твои сны.
   Но
   Ты проснешься в синей мгле,
   Не увидишь ничего
   И захочешь убежать
   Вдаль и выше, к облакам.
   Только помнишь лишь одно:
   Оставаясь на земле
   Будет всякий раз темно,
   Когда спрячет в море гладь
   Солнце глаз, идя к богам.
  
  

Memento more

  
   Холодный шар луны
   Летит все дальше в ночь,
   И запахом сосны
   Не может лес помочь,
   И в горе он уснул.
   А в чаще блещет сталь
   Остывшего пруда
   Того, куда печаль
   Ходила иногда,
   Когда в нем утонул
   Какой-то светлый дух,
   Стал запахом воды
   И что-то шепчет вслух...
   Засыпаны следы -
   Здесь больше не живут,
   И будто умер бор.
   Закрыл проход во тьму
   Живой листвы ковер,
   Не помня, почему
   Он оказался тут.
  
  

* * *

   Тихий стон породил мимолетное эхо
   В стенах замка, увитых плющом и лианой,
   И, прикрыв широко распахнутое веко,
   Ты трепещешь, не скрывшись под тьмою желанной.
   И шаги раздаются в пустых коридорах.
   Ты боишься взглянуть, кто стоит за стеною,
   Только слышишь, как пальцы дрожат на затворах
   Тех дверей, что залиты молочной луною.
   И в испуге закрыв балдахин над постелью
   Ты зарылась в подушки и все ожидаешь,
   Как в твою позабытую вечностью келью
   Вдруг войдет человек, о котором мечтаешь.
   Робко вспомнишь о прошлом забытом покое
   И поймешь, что назад ни за что не вернешься.
   И тогда я войду и останусь с тобою,
   Ну а ты, наконец, мне в ответ улыбнешься.
  
  

* * *

   Собаки воют на луну,
   Мешают людям спать.
   И ветер гонит тучи вдаль,
   Часть неба приоткрыв;
   А звезды видят лишь одну
   Земли зеленой гладь.
   И незнакомая печаль
   Слагает свой мотив.
   Вершины гор блестят во тьме
   Кристально-чистым льдом.
   Лишь где-то хрустнул веткой зверь,
   Сорвав лавиной снег.
   И в наступившей тишине
   Какой-то крепкий дом
   Закроет ставни поплотней,
   Уснув под шепот рек.
  
  

Тоска

  
   Тучи закрыли небо
   И город окутала тьма.
   А я сижу на обрыве
   И тихо смотрю вдаль.
   Должно быть, сонную Гебу
   Сменить не хочет Луна,
   Запутавшись в странном мотиве -
   Жаль.
   Звезды печальное око
   Светит на бледный луг.
   Блеск, росинки пронзая,
   Меркнет в тот же миг.
   Я, как всегда одинока,
   Давно погребен мой друг;
   Я для людей чужая -
   Блик.
   Мне здесь нечего делать,
   Я не вернусь назад;
   Даже душа просит
   Прыгнуть с обрыва вниз.
   Нового ждать надоело,
   В мыслях тоска и смрад...
   Шаг - и меня уносит
   Бриз.
  
  
  

У ложа смертника

  
   Кто-то разбил зеркало
   И оставил пятна
   От пальцев и крови,
   А потом окно распахнул, -
   И от крика его
   Дрогнули стены...
   А время лгало:
   Может приятно,
   Но так бессовестно!
   А ты утонул,
   И нет никого,
   Чтобы вскрыть себе вены.
   От стекол осколки
   Застряли в ногах
   И режут под кожей,
   А жизнь не проходит
   Так быстро, как все,
   А течет незаметно...
   Часы - словно волки, -
   Стоят в головах
   И замерли тоже;
   А жизнь где-то бродит,
   Уже не спасет,
   Не отыщет ответа...
  
  
  

Новому

  
   Я бежал, а ты - летел
   В равнодушье мертвых тел,
   Но лишь там увидел ты,
   Как прекрасен цвет воды.
   Я останусь навсегда,
   Где распята та звезда,
   Что светила через тьму
   На дорогу к никому.
   Ты вздохнешь, идя сквозь ночь,
   Как предшественник, точь-в-точь;
   Ты пройдешь, или, как тот,
   Захлебнешься средь болот.
   Я, конечно, знаю путь, -
   Ты прошел его чуть-чуть,
   Но останься до конца,
   Мой потомок без лица!
  
  

* * *

   Хочется взять огромный нож
   И исковеркать мир, -
   Знаю, что мне не дадут, ну что ж,
   Значит вдохнем эфир.
   Хочется выпить всю соль до дна
   Всех океанских глубин, -
   Знаю, что мне не нальют вина,
   Значит выход один.
   Хочется с воплем умчаться вдаль,
   Выше небесных слез, -
   Знаю, что крикнуть не даст печаль,
   Что не прошла всерьез.
   Хочется ветра в лицо и в гроб,
   В вечности благодать, -
   Знаю, что этому будет срок,
   Надо лишь подождать.
  
  

Вой

  
   Ты хотел быть один, но пришла тишина,
   И она разорвала тебя на куски.
   "Ты хотел быть один", - тихо шепчет луна,
   И сжимается сердце от волчьей тоски.
   Ты хотел быть один, но ушло это прочь,
   И дождем заливает курганы камней.
   Ты хотел быть один, ты хотел видеть ночь,
   Но она, приходя, становилась все злей.
   "Ты хотел быть один", - что-то давит в груди,
   Нарастает лавиной, стремящейся вдаль.
   Ты хотел быть один на бескрайнем пути,
   И ты встал на него, догоняя печаль.
   Ты хотел быть один, но не смог быть один...
   И сорвалась слеза с тяжелеющих век.
   "Ты не смог быть один", - шелестела полынь
   И лежа средь нее, зарыдал человек.

Меченый ангел

  
   Звенит разбитое стекло,
   И демон стрелы мечет в воду,
   А солнце спряталось назло
   И не выходит на свободу.
   Нам в спины дышит темнота,
   Вздыхает тяжко, будто время
   Убило лунного кота
   И встало рядом с нами всеми.
   И каплет вечность на дома
   Слезами туч отяжеленных
   Так, будто радуга сама
   Светить устала в сводах сонных.
   Вот-вот погаснут фонари,
   И тени встанут между нами,
   Лишь ангел будет ждать зари,
   Укрывшись грязными крылами.
  
  
  

Дождь

  
   Дождь разрывает ночь на отрезки,
   Бьет на куски стекло.
   Все, что казалось достаточно веским,
   В тьму, как всегда, ушло.
   Я под водой, и жду, когда тоже
   Меня разобьет на куски,
   Но на стекло моя жизнь не похожа,
   Похожа она на тиски.
   Скоро закончит уж небо слезиться,
   Люди забудут о нем...
   Значит, опять не успею разбиться
   И умереть я с дождем.
   Значит опять я уйду на свободу,
   В мир, беспокойный и злой...
   Пусть! Значит в следующую непогоду
   Я обрету покой.
  
  
  

* * *

   Я пил из чаши Бытия
   Иных людей воспоминанья,
   Те, что они в себе тая,
   Вложили в смутные желанья.
   Я видел зеркало Судьбы,
   Иных людей пути, дороги,
   Пустые страхи и мольбы,
   Волненья, ушлые тревоги.
   Я был и в коридоре Сна -
   Иных людей надежд бесплодных.
   И в каждой двери там Луна
   Светить пыталась для свободных.
   Я все, что можно знать, познал:
   Тех, кто любил и ненавидел,
   Тех, кто страдал и не страдал,
   Но я нигде себя не видел...

Сна видение

  
   Мне снилось небо, а под ним
   Поля с пурпурною травой.
   И ветер был совсем другим,
   И воздух был совсем иной!
   В небес сиреневой дали
   Светились желтым облака;
   Драконы в никуда плыли
   Из никуда, издалека.
   Глаза их были цвета трав,
   Их крылья затмевали день,
   Свободный, непокорный нрав
   Бросал на землю свою тень.
   И ни одной души кругом...
   И я проснулась год спустя,
   И поняла: тот мир - мой дом,
   Но почему там нет меня?
  
  

Лети

  
   Еще не поздно убежать -
   Разбей стекло и прыгай в воздух!
   Тебе не трудно угадать,
   Кто будет рядом через час.
   Давай же, выпрыгни в окно,
   Взмахни крылом, пока не поздно!
   Ты мог летать давным-давно,
   Попробуй также и сейчас.
   И не смотри назад в года -
   Пусть жизнь твоя хранит молчанье.
   Забыты тайны навсегда,
   Над ними яростный пожар.
   Но не огонь тебя влечет -
   Дарует пламя лишь отчаянье;
   Ты рвись от пеплища вперед,
   Лети, беги от жизни чар.
  
  

Маски

  
   Если кожу снять со змей,
   То под нею змеи будут, -
   Если кожу снять с людей, -
   Они это не забудут.
   Обнажится сущность тьмы,
   Обнажится сущность света.
   И без маски кожи мы
   На крестах распнем за это.
   И закроем взгляд стеклом,
   Черным, чтоб себя не видеть,
   И забудем вмиг о том,
   Что опасно ненавидеть.
   Только... кто-то снимет с глаз
   Пелену. И станет тоже
   Догонять укрытых нас
   И срывать, как маски, кожу.
  

Чума

  
   Ничего, как смерть, не помня,
   Ничего, как жизнь, не зная,
   Ты идешь, роняя камни,
   С непокрытой головой.
   За тобой ложатся комья
   В ослепительное пламя
   И закрыты всюду ставни
   Тех, кто встретился с тобой.
   Ты идешь, вкушая ветер,
   Ты забыла свое имя
   И не знаешь то, что в мире
   За тебя и то, что нет.
   Днем ты прячешь лико в свете, -
   В жилах кровь рубином стынет,
   Ночью мечешь стрелы в тире,
   Но не целишься в ответ.
   Ты идешь и ищешь души
   Тех, кто слишком долго грезит,
   Будто жизнь дана навечно -
   Ты бросаешь грезы в яд.
   Равновесия не руша,
   Забираешь души эти
   И опять идешь беспечно,
   В пустоту роняя взгляд.
  
  

* * *

   Я за тобой иду
   В каменную кряду;
   Ты от меня ушла
   И потерялась.
   Я растворюсь в воде,
   Но приплыву к тебе -
   Ты так меня звала,
   И ты дождалась!
   Может, сейчас в лесу
   Тихо плетешь косу,
   Думаешь обо мне:
   Я где-то рядом.
   Я еще далеко,
   Пью в роще молоко,
   Но я иду к тебе -
   Чувствую взглядом.
   Ты повернешь назад
   И встретишь этот взгляд,
   Вскрикнешь, протрешь глаза,
   Думаешь, снится?
   Нет, я нашел тебя,
   Там, где найти нельзя;
   И по щеке слеза -
   Ведь я твой убийца!
  
  
  
  
  
  
  

Unsorted

  

В память Иуде

  
   Меня похоронят средь трав,
   А я буду видеть сны.
   Быть может, кто-то не прав,
   Но он не признался, как мы.
   Его не сожгли в огне,
   Его не послали в ад:
   Он сам утонул в вине,
   С пиров не придя назад.
   За что же он пил? За ложь,
   За смерть и желание жить.
   Но вот утонул... И что ж?
   Не будем о нем тужить.
   Достаточно вспомнить о том,
   В каких мы сейчас местах:
   Ты спишь, обнимаясь с крестом,
   А мой уж развеяли прах.
   А то, что лежит в траве -
   Пылинки; а с ними душа,
   Что в жизни стремилась к тебе...
   А мертвые - вместе лежат.
   И пусть! Зато вечно вдвоем,
   И днем, и в сиянье луны...
   А он... Да забудь ты о нем!
   Давай просто видеть сны.
  

Уходя

  
   Продолжай в темноте свой извилистый путь,
   Здесь меня не поймут, я хочу отдохнуть.
   Только тиканье слышно старинных часов,
   И скрип двери, что кто-то закрыл на засов.
   Одиночеством век искупая вину,
   Может быть, ты услышишь мою тишину,
   Может быть, загрустишь, может быть, ты поймешь,
   Только больше меня никогда не найдешь.
   За окном сумрак дня, ветер дует в глаза,
   Это он сделал так, чтоб скатилась слеза,
   Место боли моей лишь в покое души,
   Среди каменных плит, средь могильной тиши.
   Больше нет ничего, что должно было быть,
   Я печаль обниму и позволю уплыть.
   Просто чьи-то обиды ушли в пустоту,
   Что когда-то мою поглотила мечту.
   След улыбок на лицах, окованных мглой, -
   Среди них веселится отныне другой.
   Я закрою глаза, вместе с ветром умчусь...
   Ты меня позовешь, только я не вернусь.
  
  

Убийце посвящается

  
   Не знаю, кто меня убил,
   Чья тень стояла на пороге,
   Лишь ворон надо мной кружил,
   Вспорхнув с ведущей вдаль дороги.
   Не знаю, был ли кто-нибудь,
   Кто вырыть мне решил могилу,
   Чтоб я, идя в последний путь,
   Не видел тела, что остыло.
   Не знаю, был ли нужен я
   Кому-нибудь? Я был изгоем;
   И не придут мои друзья
   Почтить мой прах слезой скупою,
   И не придут мои враги
   Гроб осквернять беззлобным взглядом;
   На лоб не возложат руки...
   И никого не будет рядом.
   Но я любил! Всего лишь раз,
   Но на всю жизнь; не знаю только
   Тот, кто убил меня сейчас
   Знал, что кому-то будет горько..?
  
  

* * *

   Если свет наших глаз потух,
   Если нам надоело жить -
   Лучше спой эти фразы вслух,
   Чем в вине холод душ топить.
   Не замолкнут сердца в глуши,
   Будут громко стучать под луной,
   Чтобы та, что умрет в тиши
   Нас успела простить с тобой.
   Еле сжаты тиски звезды,
   Сделай шаг - и печаль пройдет;
   Но пойми, жизнь давала мечты
   Никогда не смотря вперед!
   Если есть - значит так и должно,
   Значит нужно кому-то, поверь, -
   Может, в мраке ходить суждено
   Никогда не открыв эту дверь.
   Что за дверью? А там пустота,
   Может, счастье, а может - конец,
   Может, так умирала и та,
   Что все слушает шепот сердец...
  
  

* * *

   Его били, ломали, мучили,
   Об кучу стекла головой,
   Расчленяли и тыкали сучьями,
   А он до сих пор живой.
   В подворотне кормили смолою,
   Зажимали и рот, и нос,
   Закопали в земле с головою,
   А он сквозь нее пророс.
   Его рвали, сжигали, втоптали в грязь
   И под кожу вводили яд,
   Зверской смертью его убивали не раз,
   А он приходил назад.
   Но потом на него плюнули,
   В угол кинули на песок
   И ушли по делам, умные,
   Ну а он без людей засох.

Портрет

  
   Будто где-то забыта картинка -
   В галерее исчезла навек:
   Там бредет средь туманов эльфийка,
   Снов пропавших страны человек.
   Ей неведомы жизни пороги,
   Нет ни счастья, ни горя в глазах;
   Рядом с нею - единороги,
   Ветер спрятался в их волосах.
   Кто-то выкрикнуть в воздух пытался
   Все, что душу томило средь дня
   Он исчез; в галерее остался
   Тот портрет, что так тронул меня.
   Все молчит эльфов дочь на картине
   И идет в бесконечную даль.
   В ее взгляде как будто бы стынет
   Неземная, чужая печаль.
   Она знает - одна в своем роде,
   Страшно, странно остаться одной...
   И ведут вдаль единороги
   На картинке, забытой давно.
  
  

Страннику посвящается

  
   Среди пыльных дорог затерялся мой путь,
   Я не помню, куда я иду,
   Невозможно в ночи средь болот отдохнуть -
   Дым костра привлекает беду.
   Где-то волки поют, пролетает сова
   С громким уханьем в черную ночь.
   Под ногами шуршит ледяная трава,
   Отгоняя кузнечиков прочь.
   Я ужасно давно бросил город родной,
   Отправляясь в иные края.
   Но никто мне вослед не воскликнул: "Постой!",
   Никому там не нужен был я.
   Много лет я шагал чрез леса и поля,
   Много разных людей повстречал.
   Я внезапно узнал, что огромна земля,
   Что родной город был слишком мал.
   Я учился у всех познавать этот мир,
   А чуть позже - других поучал.
   На балах танцевал под звучание лир
   И в холодном снегу замерзал.
   Меня Странником кличут во всех городах.
   Люди рады меня повстречать,
   Дать еды и ночлег, и попросят с утра
   Про дороги мои рассказать.
   Я отвечу: "Ну что ж, расскажу, так и быть
   Про дороги, что я исходил,
   И про то, как печально бывает мне жить,
   И про то, что и счастлив я был".
   Почему я был счастлив? Был счастлив тогда,
   Когда бросил я город родной,
   Где не нужен я был никому никогда;
   А теперь никому не чужой.
   В чем печаль? А печаль мне странна самому;
   Через годы пути понял я:
   Не чужой никому, не родной никому,
   Кто потом похоронит меня?
  
  

* * *

   Далеко-далеко от нас,
   В тех мирах, где не снятся сны,
   Вдруг погаснет маленький глаз
   Очень маленькой тусклой луны.
   И под этой погасшей луной,
   В тех мирах, где не помнят снов,
   Вдруг приснится кому-то рой
   Разноцветных ночных мотыльков!
  
  

* * *

   Она царапала стены,
   Она стучала в калитки,
   Везде ища перемены,
   Не прекращала попытки.
   Пред ней забили все окна,
   Пред ней захлопнули двери...
   Она была одинока!
   Ей было хуже чем зверю!
   И зря пыталась обратно
   Она вернуться к покою...
   Ей было так неприятно!
   Как нож вонзили в живое!
   Но тот, кто ищет, находит...
  
  

* * *

   Ты не знаешь, что будет в грядущем...
   Может - холод могилы степной;
   Будет ветер гулять мимо пущи,
   Что склонила свой лес надо мной...
   Может - брызги соленого моря,
   Вопли чаек, и дикий простор,
   И корабль, что с волнами споря,
   Уплывал расширять кругозор...
   Может - клетка, где солнца не видно;
   И тюремщик, принесший воды,
   Все ворчащий, что участь постыдна
   Одинокой в неволе звезды...
   Ты не знаешь, что будет в грядущем,
   Но и мне неизвестно о том...
   Будь что будет! А в мире насущном
   Как-нибудь ты и я проживем!
  
  

* * *

   Я уйду, и никто не заметит,
   Никто не скажет - "Прощай".
   Грустно? Конечно. Просто я - ветер,
   Просто мне снится печаль.
   Грустно? Ну что же, пусть те, кто рядом,
   Тихо уходят, - пусть!
   Я всех окину незначащим взглядом
   И заберу с собой грусть.
   Я повернусь, став подвластна стремлению
   В небо умчаться легко.
   Грустно? Неправда! Время от времени
   Снится мне "далеко".
  
  

Сон

  
   Мне снилась ночь, скрип ставень на ветру,
   В полночном небе красный глаз луны...
   Я почему-то знала, что умру
   В тот день, как перестану видеть сны.
   А за окошком волки выли хором,
   Их вой сливался в пенье для небес,
   Как будто бы в молитву; за забором
   На песню их откликивался лес
   Шуршаньем трав и шепотом деревьев,
   Протяжным уханьем проснувшейся совы...
   А мне в том сне мешали чем-то тени,
   Что на стену легли от головы.
   Как будто бы они закрыли что-то,
   При свете дня незримое для глаз.
   Еще... Мне не хватало в сне полета
   В полночном небе... Не хватало теплых фраз...
   И я была совсем одна той ночью,
   Как будто бы навек... Но тишина
   Развеяла тот сон. Очнувшись, точно
   Я поняла, что в мрак уйду одна...
  
  
  

* * *

   Порой меня тошнит стихами,
   Но жаль не может дать спасенья
   Строка, что вырвана кусками
   Из сердца, что ушло в забвенье.
   Порой меня тошнит от жизни,
   Старуха-Смерть лукаво смотрит,
   Расширив черные, как линзы,
   Зрачки - но так и не подходит.
   Порой меня тошнит от мыслей,
   Что копошатся червячками
   Завернутые, словно в листья
   В те строки, что зову стихами.
   Порой меня тошнит стихами...
   В них мысль о жизни выражаю,
   Сминаю, точно оригами,
   Но наперед всегда не знаю
   То, что получится в конечном
   Итоге на листе бумаги.
   Порой меня тошнит... о вечном.
   Порою... просто так...от браги.
  
  
  

* * *

   Счастье даруют кусочками:
   Кому-то - больше достанется,
   А тем, кто плакал над строчками,
   Возможно, совсем не останется.
   Покой - словно капают в темечко
   Тоска и печаль в промежуточках...
   И это пройдет - все изменчиво,
   Изменится - стало быть, к лучшему.
   Любовь - не ошибка ль творения?
   Кто знает, проверим со временем...
   Пусть только достанет терпения
   Смириться с пожизненным бременем.
   В душе - словно дождик закончился,
   А небо еще не расчистилось.
   Хоть сердце чуть болью источено,
   Стих жизни пока не дописанный...
  
  

Жизнь

   Пришла с рассветом, а уйдет - с закатом.
   В глаза предпочитает не смотреть.
   Не любит помнить тех, кто станет как-то
   Сильней ее - Желание и Смерть.
   С ней шествует ее сестра - Надежда,
   Что так щедра на злые обещанья.
   Ее клянут; но лишь уйдет - вдруг нежно
   Тебя руками обовьет Отчаянье.
   В тени ее твои сокрылись Страхи,
   Чуть вдалеке - Любовь стоит в печали.
   И Смысл сложил здесь голову на плахе,
   Близ той, о коей Судьбы нам вещали.
   Она идет с фонариком в кармане
   В пути за Счастьем средь туманных долов.
   Пока она с тобой, она тебя не манит,
   А уходить решит, ты спросишь: "Что ж так скоро...?"
  
  

Странник

  
   Ты - Странник. Детства не вернуть.
Дорога вдаль - таков удел...
Изгнанник? Нет! Сам выбрал путь!
Смотреть назад не захотел.
Итак... дорога не ровна,
Везде изгибы, ямы, тьма...
Где та развилка, что верна?
Как не сойти в пути с ума?
Ты - Странник. Одинок в ночи.
Но страха нет в твоих глазах.
Дорога... Просто помолчим,
Чтоб не прощаться на словах.
Прощанье? Встретимся мы вновь
На перекрестке меж путей.
Ты - Странник. Ты презрел любовь.
Ты больше не идешь за ней.
Ты - Странник. Ты ушел во мглу,
Растаял в сумраке дождя.
Ушел... ну что ж... и я пойду!
Ты - Странник. Странник, как и я...
  
  

Надежда

  
   Когда скрип ставень на ветру
И шорохи в кустах,
Она вернется поутру,
Лишь вот покинет Страх.
Когда ушло желанье жить
И слезы по лицу,
Она заставит вновь любить,
Ведя Судьбу к венцу.
И если думаешь: "О нет!
Зачем же я рожден?"
Она вернет с улыбкой свет,
Покой даруя в сон.
Но лишь пройден последний шаг,
И Смерть стоит у ног, -
В игре тебе поставит шах
И пресечет порог.
  
  

* * *

   Сгорела бумага. Закончились строчки.
   Фигура, ссутулясь, сидит у огня.
   В мыслях царят многоточия точки
   И утекают прочь от меня.
   Закончилось время. Часы перестали
   Стрелками звучно момент измерять.
   На подоконнике птицы мечтали
   О том, что настанет пора улетать.
   Закончилась тьма. Но все нет здесь рассвета.
   Исчезло желание что-то творить.
   Начало зимы растворяется где-то
   С воспоминанием что-то забыть...
  
  

Во время

  
   Бездна в глазах,
Шаг в никуда,
В мыслях ничто, -
Грань.
Жизнь в небесах,
В прошлом - слеза...
Ручка, листок, -
Рань!
Вспомни сейчас
Прожитый миг,
Прошлую жизнь,
Боль,
Страх среди вас,
Сорванный крик...
Вот новый лист, -
Изволь!
Тихий покой,
В тучах просвет,
Вечный отсчет...
Пли!
Счеты с судьбой
Вышли на нет.
Старт! И на взлет
Корабли...
  
  

* * *

   Вновь, летящему в висок
Шепчешь ты - "Уйди"...
Что смотрело между строк
Из оков груди?
Что тянуло душу вдаль,
К неземным богам?
Что, неся в себе печаль,
Жизнь дало стихам?
Где-то там пролился свет
Из "давно" в "сейчас";
На вопросы есть ответ,
Только - не для нас.
Смысл жизни в тайне сна,
А мечты - на дне;
Видно их, когда луна
Скалится в окне,
Видно, но не прочитать, -
Тот язык забыт:
Знать, бесцельно нам листать
Древний манускрипт.
И в бессильном забытье -
Пальцы на курок;
Шепчешь - "Прочь!", но небытье
Вновь летит в висок...
  
  

Баллада

  
   Воды не мало утекло,
Но все жива молва,
Что под горой давно жило
Два странных существа.
Одно спало извечным сном,
Второе пело песнь
О том, как им пора вдвоем
Вершить свою же месть.
Когда-то рыцарь шел домой
Чрез черные леса,
Он юным был; о молодой
Принцессе он мечтал.
Но та принцесса, что жила
В стране той испокон,
Исчезла в лютом вихре зла -
Унес ее дракон.
И сел тот рыцарь на коня,
Взял в руки щит и меч;
Железом яростно звеня,
Помчал дракона сечь:
Хотел принцессу он спасти
И побороть он зло;
Ему встречалось по пути...
Но песни смысл не в том!
Принцессу прятал злой дракон
В пещере под горой,
До золота охоч был он
И до принцесс порой.
Принцесс по-своему любил:
Готов был все отдать,
Когда б девичий глас пленил,
Чтоб сказки рассказать.
И так бы жили - год за год -
Принцесса и дракон,
Но та сказаниями вот
Ввела дракона в сон.
До золота жадна была
Девица в песни сей,
Дракона обокрасть смогла -
И в бег; дракон - за ней.
И вот бы он ее настиг...
Принцессе повезло:
Услышав девичий вдруг крик,
Пришел бить воин зло.
Направил меч дракону в глаз -
Дракон был слаб и стар, -
И испустил он дух зараз,
Не избежав удар.
И рыцарь девушку обнял...
Казалось бы, конец?
И должен быть как будто бал,
А дальше - под венец...
Но нет! Из рук принцессы вдруг
Упал алмаз к ногам;
Она, сокрыв в глазах испуг,
Шепнула: "Не отдам!
В пещере есть еще добро,
Камней - не соберем!
Еще есть злато, серебро...
Там хватит нам вдвоем!"
И вот они пошли назад,
Туда, где жил дракон,
Нацелив жаждущий свой взгляд
На то, что нажил он.
И злата с серебром не счесть,
И самоцвет камней...
Принцесса, слыша шепот: "Месть!",
Вскричала; рыцарь - с ней.
Дракон пред смертью все ж успел
Проклятье наложить:
Тех, кто похитить злато смел -
В чудовищ обратить.
Принцесса с рыцарем забыли
Сказок всех закон:
Тех, что сокровища пленили -
Тот будет сам дракон.
С тех пор дракон, что рыцарь - спит,
Дракон-принцесса ждет, -
Героя ждет, что вдруг убить
Драконов злых придет.
И коль убьет лишь одного,
А сам пленится злом,
То значит сам, скорей всего,
Драконом станет он.
А тот второй, живой дракон,
Вернет свой лик себе,
Хранить пещеру будет он
От будущих людей...
На этом песне не конец,
Конца ей не видать!
Кто понял суть - тот молодец,
Драконом тем не стать...
  
  

Ничего не останется

  
   Ты не успеешь ответить на вопрос,

До того, как погаснет солнце

И звезды упадут в море.

   Лишь только ветер будет завывать

Средь могильных курганов и плит

В своем неудержимом горе.

   Ты не заметишь, как исчезнет заря,

И люди забудут свой язык

И забудут свои имена.

   Лишь только звери с холодными глазами

Будут ходить между безумцами

Лишая обликом своим всех сна.

   И в конце останется только пепел,

И до скрежета на зубах сухой воздух,

И тяжелое серой небо.

   Ты уже не увидишь этого,

Ибо кости твои станут прахом к этому времени;

Лишь череп будет куда-то смотреть слепо...

   Ничего не останется после ухода надежды,
Ничего не останется после шага за грань...
Кто сказал: до беды будь душою всегда безмятежен,
А потом - будет поздно; и вновь безмятежным ты стань?
Ничего не останется, если прошли сожаленья,
Ничего не останется, если все просто забыть...
Кто сказал: будет легче при встрече с последним забвеньем,
Если в прошлом уже не желаешь ничто изменить?
Ничего не останется, если не чувствуешь страха,
Ничего не останется, если в душе нет огня...
Кто сказал: совершенно бессмысленно плакать,
Если вдруг ничего не останется и от меня...?
  
  

* * *

   Ты уверен, что ты человек?
Отличаешь чужих от своих?
Ты так юн или, может быть, стар,
Что не ведаешь имя свое...
Ты не в силах дожить этот век,
Как не в силах понять этот стих,
Свои силы давно растерял,
Твоя тайна покрылась быльем...
Ты не ведаешь, что значит страх,
Зато ясно познал, что есть боль,
Ты решил никогда не любить,
Но не можешь терпеть пустоту...
Разве что-то осталось в слезах?
Разве смысла здесь больше, чем ноль?
Ты желал обо всем позабыть
И теперь видишь лишь темноту...
Не во власти помочь никому,
Не во власти уйти от огня,
И усталость застыла в груди,
Через душу смотря в небеса...
Где ответ на вопрос: почему
И когда о тебе прозвонят?
Есть печаль: шепчешь боли - "уйди",
А она только смотрит в глаза...
  
  

* * *

   Под тонкой кожей пульсируют вены,
Холодное лезвие ходит по краю.
Со всех сторон безмолвные стены
Все больше и больше меня окружают.
Закрыть бы глаза, но прозрачные веки,
Был задан вопрос, да не слышно ответа:
Сколь мало осталось во мне человека,
Сколь сильно желанье не видеть рассвета.
В расколотом зеркале мечутся тени,
Одели все звери красивые маски;
В душе - разъедающий запах сирени,
Пришедший из чьей-то заброшенной сказки.
И снова и снова хожденье по кругу
Вдоль стрелок часов в бесконечном движенье,
По краю обрыва, бесшумно, без звука
С недрогнувшим сердцем взирая в забвенье
.
  
  

Мечтателям посвящается...

   Когда над вечностью простерла
   Луна пред миром миражи,
   Ты, наступив мечте на горло,
   Опять купаешься во лжи.
   И слепо веруя во благо,
   Утопишь меч во крови снов.
   Но снова выйдет тень из мрака,
   Из мглы несбывшихся миров.
   Ты говоришь, что все отлично,
   Что все - лишь суета сует...
   Тебя гнетет, что все - обычно,
   Что за окном - привычный свет
   От фонарей и солнца в тучах,
   А ночь - полна обычных звезд...
   Ты хочешь, чтобы было лучше,
   Ты жизни хочешь не всерьез.
   Открыть портал из поднебесья,
   Умчаться в дальний дикий край...
   Сменить судьбу, стать смыслом песни,
   Услышать тихое "прощай"...
   Домой прийти в родную сказку
   И жить в дороге без конца...
   Ты понимаешь очень ясно,
   Что давит тяжелей свинца
   На душу вольную, как птица,
   В потоке серебристых рос...
   Ты знаешь, снова будет сниться
   Иная жизнь из мира грез...
  

* * *

   Наш хозяин - Денница,
   Он ведет нас в ад.
   Жизни путь изменится, -
   Черт тому и рад.
   Тропы здесь тяжелые -
   Ямы и холмы;
   Добывать здесь золото
   Будем уж не мы.
   Воздух медью плавится,
   В душах - пустота.
   Уводи, красавица,
   Мертвяков с моста.
   Жаль, такой красавице
   Имя - Смерть дано.
   Впрочем, может нравится
   Пить в сердцах вино?
   Ты в живых влюбленная,
   Потому вот так
   В ночи оживленные
   Их уводишь в мрак.
   Вожделенья пленница,
   В мыслях - тьма и чад;
   Наш хозяин - Денница,
   А тебе он - брат...
  

В ритме марша

  
   Те же случайные тени,
   Маски на лицах из прошлого,
   Душащий запах сирени,
   Лица пустые прохожих...
   Хочется выстрелить в воздух,
   Птиц распугать всех на свете,
   И, если только не поздно,
   Стать беззаботной как дети!
   Те же брезгливые мины,
   Вдаль горизонт отступает,
   Кровь стала соком малины,
   Солнечный свет обжигает...
   Хочется громко спеть песню,
   Только никто не услышит,
   В мыслях становится тесно,
   Мысли уже не дышат!
   Те же крики на фоне
   Благости жизни вечной,
   Та же лампа в плафоне
   Так же мигает встречным...
   Хочется броситься в пропасть,
   Плюнуть в лицо надежде,
   И рассмеяться жестоко,
   И умереть безмятежно...
  
  

Любовь

  
   Кто в сумерках души как солнце светит,
   Когда ничто не радует сей миг?
   Кто на вопросы вечно "да" ответит?
   Кто вместе счастье, плач, и смех, и крик?
   Отчаянье с Надеждой - ее сестры,
   Страх - побратим, что прячется у ног;
   Приходит рано, иногда приходит поздно,
   А иногда - не ступит на порог.
   Кого клянут, кому готовы душу
   Продать сей миг за то, чтоб не ушла?
   Кто стены разума твои легко разрушит,
   Кого все молят, чтоб не умерла?
   Когда умрет - презрительно смеются,
   В сердцах подчас лелея ту мечту,
   Что как-то снова стены разобьются,
   Бессмертия впуская красоту...
  

* * *

   Стены ломались осколками звука.
   Кто-то опять домечтался до крика.
   Кто-то увидел предсмертное лико...
   ...вырвал, спасаясь, сердце у друга.
   В окнах решетки из разума стали.
   Где-то опять осознали бесплодность.
   Где-то душа вдруг пришла в непригодность...
   ...ангелы снова с неба упали.
   Снегом развилки дорог покрывало.
   Как-то проснешься - и тихо заплачешь.
   Как-то предав, всех обманом дурачишь...
   ...чтоб навсегда совесть в ночь убежала.
   Вновь потолок притворяется небом.
   Кто-то смеется в надежде забыться.
   Где-то реальность случайно присниться...
   ...как-то упав в сюрреальность с разбега.
  

Сказка

  
   Посиди в тишине, помолчи:
   Ветер тихую шепчет нам сказку,
   Что про дверь, про замок и ключи,
   И про дерево, песню и маску...
   Дверь. Нигде и стоит в никогда,
   Заперта словом в памяти дикой...
   Только в щель меж досок иногда
   Видно нужное что-то до крика.
   А замок? Это мысли без слов,
   Солнца блик на картине вселенной...
   Как сорвать этот странный оков?
   Как свободу нам сделать нетленной?
   Где ключи? Заржавели давно
   И рассыпались прахом с надеждой.
   Ныне дверь распахнуть суждено
   Только тем, кто душой безмятежен...
   Древо. Тень. Из корней бьет родник, -
   Ключ иначе... Но тот ли, что нужен?
   Из мечты он когда-то возник,
   Что отчаянья скована стужей..
   Песня где-то звучит без конца,
   Все срываясь со стен тихим эхом...
   Песня та разбивает сердца,
   Порожденная горестным смехом...
   Это ложь или правда, ответь?
   Но постой, не срывай сразу маски!
   Ветер спел и готов улететь, -
   Но пусть песня останется сказкой...
  

Лисица

  
   По степям, словно в книгах страницам,
   Пробирается рыжая тень.
   То бредет сквозь легенды лисица,
   Догоняя утраченный день
   Неизвестно, чего она рыщет,
   Неизвестна судьба ей пути...
   Знает только: когда-то отыщет
   Свой удел меж горящих светил.
   Только звезды ей помощь в дороге,
   А под лапами - камни и мох...
   Лисьим душам не чужда тревога
   Не издать вдруг последующий вздох
   Но идет зверь все дальше сквозь дебри,
   Через жизнь до последнего сна.
   Значит, лис тоже в странствие верит,
   И его привлекает луна...
  

* * *

   Душа болит - прокушена губа,
   Мечты вновь пеплом стали у камина,
   Надежда снова в луже крови стынет,
   И вновь тебя сжигают у столба.
   И, прислонясь, сползаешь по стене,
   Разглядывая мутный чай в стакане.
   И думаешь о том, что сердце ранит,
   Что стынет зябкой вязью на окне.
   Огонь внутри потух, все стало тихим.
   Во мраке звук - затачивают меч.
   И утекло лишь что могло утечь,
   А лезвие кидает в темень блики.
  

Синее

  
   По синей траве расплескалось вино,
   Застыли вдали миражи...
   Ведут по всем временам давно
   Поиски сказки во лжи.
   И верят в туннеля остатков свет,
   Во мраке тревожно гудя,
   И ищут, и ищут то, чего нет,
   В жажде найти себя.
  

Время

  
   В комнате нет ни окон, ни двери,
   Лезвие тонко касается вен;
   Громкое тиканье где-то внутри...
   Что ты у времени спросишь взамен?
   Ярок огонь желтоватой свечи,
   Медленно каплет расплавленный воск...
   Если забудешь слова - промолчи
   Тихо осмысли последний вопрос.
   Стрелки часов в бесконечном пути,
   Время ложится на чашу весов...
   Если надумаешь все же уйти,
   Чем ты заменишь звучанье часов?
  
  
  
   23
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"