Какурин Александр: другие произведения.

Путаный день

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Городские блудилки


Путаный день

  
  
   История, которую я вам попытаюсь рассказать, нет, скорее часть истории, ведь за один день ни чего полноценного и завершенного произойти не может -- вот, уже сам с собой не согласен. Пока меня не накрыло раздвоение личности, продолжу. История состоялась "благословенно-застойно-болотным" летним днем 2008 года, когда еще баррель нефти стоил сто с гаком, а о кризисе рассуждали примерно так же, как о полете на Марс: "Это когда еще будет!? Пока у них там все разовьется, мы внуков на ноги успеем поставить".

Максим

   Главный герой Максим Летов двадцати восьми лет от роду темно-русый короткостриженный сероглазый среднего роста и среднего телосложения, из особых примет шрам от аппендицита, раздвоенный зуб мудрости, да "зодиакальное" скопление родинок между лопатками (женат, сын) брел по длинному серому шершавому залегающему на глубине коридору хладокомбината вдоль внушительных морозильных камер. На Летове белый служебный халат застегнутый на одну пуговицу, виднеющиеся голубые брючины джинсов и черные адидаско-китайские кроссовки купленные на Черкизове. В руке у Макса несколько листов распечатки с сервера. Ночная смена подходит к концу, зевнув, Летов хлопает глазами -- в голове ни одной цельной мысли, так разрозненные обрывки: "Пас надо было в центр давать; докторскую колбасу больше не беру; спина чешется; может в рот ей дать по быстрому?".
   Стоп, у нас культурное произведение, а тебе вон, дать по быстрому. "А чего с утра тянуть? Да и на полноценный трах, после этой гребаной смены меня уже не хватит". Хорошо, Макс, иди дальше.
   Летов останавливается возле морозильной камеры, заглядывает в компьютерную распечатку, не без труда находит там нужную строку и сверяет "бумажные" цифры с показаниями датчиков на "фасаде" холодильника. "В общем верно" - Максим ставит положительную галку в конце строки. Впереди по коридору из грузового лифта четверо грузчиков выгружают мороженные говяжьи туши и затаскивать их в открытую морозильную камеру.
   Туши небось из Бразилии? Да еще напичканные всякой гадостью! " Не твое собачье дело, не отвлекай меня от работы, я вот тебе не мешаю, закорючки свои выводить!".
   Летов подходит к открытой морозильной камере, заглядывает в ее нутро, затем находит новую строку в "талмуде", сопоставляет ее с показаниями датчиков и качая головой, ставит жирный крест в строке: "Скоро совсем потечет". Оборачивается к сухому жилистому грузчику.
  -- У вас еще много мяса осталось?
  -- Да, где-то треть вагона, - грузчик поправляет резинку за ухом, заменяющую ему правую дужку очков.
  -- Тогда это сюда загружайте, а остальные туши в четвертую и одиннадцатые камеры, - Летов тычет пальцем на соседнюю, а затем на противоположную камеру.
  -- Хорошо, - грузчик кивает головой.
   Закончив "инвентаризацию" морозильных камер, Летов поднимается по лестнице из подземелья на второй этаж. Здесь не в пример чище и светлее, а в торце коридора весят электронные часы -- на них 7.52. "Восемь минут осталось", - Макс зевает во весь рот, до хруста в челюсти. В это время открывается дверь с надписью "Выход", и в коридоре появляется сменщик Летова Дерюгин в джинсах и рубашке, под которой скрывается круглый живот сорокалетнего любителя пива.
  -- Здорово! - Дерюгин жмет руку Летову. - Как ночь прошла?
  -- В целом спокойно. Семнадцатую камеру я совсем выключил, а десятая начинает подтекать. Вот, - Максим протягивает Дерюгину листы компьютерной распечатки.
  -- Ладно, потом гляну, - Дерюгин сворачивает распечатку в трубочку. - Пару часиков-то хоть поспал?
  -- Да, где-то около того, - Летов снова зевает.
   "Чего ты меня снова заставил. Может я не хотел зевать! Дальше мы без тебя". Я и не собирался, у вас же там одна скукота.
   Летов и Дерюгин заходят в служебную комнату.
  
   Оставив на Дерюгина холодильное хозяйство с распечатками, неисправными камерами и мороженными-перемороженными тушами, Летов шагает по территории комбината в сторону проходной. Затылок Максима приятно греет "незлобивое" утреннее солнце, а спину обдувает, ускоряя путь к дому, легкий ветерок. Вот он проходит мимо железнодорожных путей, раскланивается с идущими навстречу мясниками, машет рукой разгружающим вагоны-рефрижераторы грузчикам, интересуясь "как дела?", прикуривает у водителя грузовика.
   Да тебя тут каждая собака знает! "А то, я тут уже пять лет ишачу, а зарплату, как в том году три тысячи прибавили, так больше и ни чего, как-будто у на с в стране инфляции нет и цены не растут!". Чего ты с самого утра, не заводись.
   Возле выкрашенного по случаю прошедшего июньского праздника бело-сине-красного мороженного цеха, прислонившись спиной к коробкам с сухим молоком, стоит розовощекая полная пепельно-блондинистая молодая женщина в белом халате - это Света. Максим время от времени ее пялит от скуки, ну и не от скуки тоже.
   Света окликает Летова сладким голоском "лисы-проказницы", - Макс, куда торопишься? Заходи к нам, завтраком накормим.
  -- Не, я домой, - притормаживая у мороженного цеха улыбается Свете больше ртом, чем глазами Летов.
  -- Дом ни куда не убежит, заходи. Я ведь могу не только чая предложить, - игриво вздергивает бровями Света.
  -- Светка, ты прямо зажигалка, - не скупится на комплимент Летов.
  -- А то! Зайдешь? - мороженщица выставляет главное оружие своего обольщения -- пышную округлую, призывно просящую: "потрогай меня!" грудь вперед.
  -- Давай завтра, у меня как раз смена дневная, - откладывает незапланированное "рандеву" на потом Макс.
  -- Завтра это уже будет дороже стоить, - игриво смеется Света.
  -- Свои люди, сговоримся, - Максим машет рукой Свете и идет дальше.
   Ты чего дурак от легкого перепиха отказался? Сам ведь с утра хотел. "Да Светка как мороженное которое сама делает -- слишком прилипчивая, ни как не понимает, что у меня дом, семья и машина в конце концов в ремонте". Ну а воще как она в действие? "Это да, чуть тронешь -- сразу течет, а стонет -- гул самолетных турбин перекрывает". Ух!!
   Летов проходит через "новомодный", но почему-то выключенный турникет проходной, салютует охраннику, распахивает стеклянную дверь и вот она "свобода, улица, город". Щурясь, Максим смотрит на лениво поднимающееся над домами солнце: "Сегодня наверное будет еще жарче прежнего, ни куда заворачивать не буду, тупо домой спать". По дороге к автобусной остановке через тенистую тополиную аллейку он останавливается возле передвижной палатки на колесах с шеренгами витринных бутылок за стеклом. "Вот как тут не купить пива? На каждом углу соблазняют. Ты какое любишь?".
   Живое, холодное, с белой шапкой пены и мелкими поднимающимися со дна кружки пузырьками. "Такого тут увы, нет".
   Летов покупает в палатке пачку сигарет и бутылку пива. Открывает пачку и закуривает сигарету, затем откупоривает зажигалкой бутылку пива и так, чередуя глоток пива затяжкой сигареты, подходит к автобусной остановке. На остановке человек десять пассажиров. Минут через пять к остановке один за другим подходят два автобуса. "Второй мой", - большим глотком Летов допивает пиво, ставит на асфальт рядом с остановкой пустую бутылку и взбирается на переднюю подножку автобуса. Автобус забит народом под завязку и Максим с трудом протискивается внутрь салона. "Кто придумал эти турникеты? Бестолочи! Как раньше было удобно, зашел в любую дверь, талончик в "крокодиле" пробил и ехай", - Летову вспомнились молодые годы, когда он, каждое утро ездил через пол города в техникум. "Едешь себе на желтом автобусе с гармошкой, глазеешь в окна и считаешь одинаковые машины, там "жигули" с "жигулями", а "волги" с "волгами", или цифры в номерах складываешь, если сотня выходит -- значит день удачный, ни к доске вызывать не будут, ни с заданиями домашними приставать". Пока Максим предавался воспоминаниям, автобус успел расстаться с большей частью пассажиров, обзавестись новыми "жильцами" и доехать таки до нужной остановки. Очнувшись, Летов энергично работая локтями, пробирается к дверям и выкарабкивается из автобуса на улицу.
   "Соня, чуть свою остановку не прозевал!", - поправляя выбившуюся из джинсов рубашку, журит себя Макс. Надышавшись после спертого автобуса табачным "воздухом", он направляется вглубь жилого квартала. Пройдя через два пятиэтажных кирпично-бурых двора, срезав на "скаски" девятиэтажный блочно-асфальтовый двор, Летов оказывается в родном 16 этажном панельно-гаражном "закутке". Максим окидывает взглядом дворовую окрестность, в поисках знакомого лица. У соседнего подъезда на глаза попадается Мамолыгин, выгуливающий на ступеньках лысую как и он сам собачонку. "Нет, у него последние новости лучше не узнавать, до обеда не отвяжется, да еще и денег в долг попросит. Вон как его после вчерашнего трясет", - Летов ограничивается кивком головы и не к чему не обязывающим: "Как сам?". Пока Мамолыгин пытается сформулировать ответную фразу, Макс по скорому набирает код и заходит в подъезд.
   Четырнадцатый этаж встречает Летова открытой фрамугой окна, бычками возле мусорки и свежезатертым "х..ем" на стене. Открыв ключом входную дверь с цифрой 104 над глазком, Макс заходит в квартиру. "Уф, добрался все-таки", - он кидает связку ключей на полку под зеркалом, где преимущественно хозяйничают расчески жены. "На кой Ленке их столько, ну две -- три, но не пять же штук в самом деле!". Максим переводит взгляд на стену: "Обои в углу отклеились, а ведь ремонту всего четыре месяца". Ремонт, в принадлежавшей когда-то Ленкиной бабке однокомнатной квартире, Летов затеял к празднику 8 марта. Макс переклеил все обои, кухонную стену выложил разноцветной мелкой плиткой, поменял выключатели, смесители и люстры, в комнате настелил ламинат. И за все труды получит от Ленки в праздник вялый чмок в губы. Услышав шевеление в коридоре, из комнаты в прихожую выглядывает Лена. На Лене розовый махровый халат, на ногах голубые тапочки с медведями, крашенные русые волосы собраны на затылке в пучок. Лицо лосниться от крема, под глазами припухлости. "Видно только встала -- хозяйка", - Летов присаживается на тумбочку, чтобы снять ботинки.
   Лена пренебрежительно смотрит на мужа, - А, пришел. Чего-то рано. Дружков что ли, твоих не было? - она разворачивается и уходит в комнату.
  -- Все, я же обещал, больше не пью, - божится Максим. - Я даже на работе сигареты сократил, вместо двух, полторы пачки выкурил, - он ставит ботинки под вешалкой и заходит в комнату. - Думаю зарядку начать делать, - собирается по обычаю поцеловать жену в щеку.
  -- А это, что? - учуяв запах пива, морщит нос Лена. - От тебя свежаком за километр несет! Не приставай, - сторонится она от Летова.
  -- Всего лишь бутылку пива выпил, - получив отпор от жены, Макс подходит к дивану, на котором играет в радиоуправляемые машинки трехлетний сын Гешка, вылитая копия Летовского деда времен его бесштанной дореволюционной молодости. Макс присаживается перед Гешкой на корточки и протягивает сыну шоколадный батончик, купленный в палатке в придачу к пиву и сигаретам. - Вот тебе Гешка подарок.
  -- Пап, ты мне машинку обещал, - с жалобой в голосе напоминает Гешка. - "Хаммер" армейский с прицепом и пушкой, - за неимение лучшего, он нехотя берет шоколадный батончик. На самом деле Гешка хитрец, он любит шоколад не меньше машинок, только его съел и ни чего не осталось, а машинку даже если разломать, запчасти будут.
  -- Так еще рано, все магазины закрыты, - Летов садится рядом с Гешкой на диван и обнимает сына рукой. - Вот починю машину к концу недели, и поедем с тобой за город на рыбалку. Это куда интереснее.
  -- Сколько ты денег уже в нее угрохал? - не выдержав утренней "идиллии", вмешивается в разговор сына с отцом Ленка. - Зачем надо было брать иномарку, ведь девятка была еще нормальная? - она машет на Макса рукой.
  -- Сама же твердила, - оборачивается к жене Летов, - она гремит, ноги не вытянешь, багаж не положишь.
  -- Да, я хотела иномарку, - формально соглашается Ленка. - Но не за такие же деньги! Ты когда кредит брал, в бумаги смотрел, - она стучит себя по лбу костяшками пальцев, - это же не проценты, а какой-то грабеж! Еще и врезаться умудрился! - от нарастающего возмущения лицо Лены под слоем лоснящегося крема начинает розоветь.
  -- Это в меня въехали, - вяло и нехотя возражает Летов. - Страховая все отремонтирует, - он теребит волосы сына и встает с дивана.
  -- Только когда? Они уже месяц тянут. Ни на дачу поехать, не к друзьям, - жестикулируя руками как заправский гаишник, Лена начинает повышать голос.
  -- Запчасти из Америки долго идут, - не имея сил и желая скандалить, Максим идет на кухню. - У нас поесть, что-нибудь есть? - он заглядывает в кастрюлю на плите.
  -- Суп. И перестань пичкать сына шоколадками, он после них ничего не ест! - Лена отбирает у Гешки шоколадный батончик.
   Лишившийся отцовского подарка Гешка начинает в знак протеста хныкать.
  -- Перестань, - Лена энергично без церемоний вытирает платком нос сыну.
   Гешка на секунду замирает, затем у него на глазах наворачиваются слезы обиды и вот он взрывается от рыдания.
   До Максима, севшего за стол поесть спокойно на завтрак горохового супа, начинает долетать в кухню плач сына.
  -- Вот, довел Гешку! Доволен?! - "победно" торжествует Ленка.
  -- Я?! - Летов кидает в тарелку с супом ложку и решительно идет в комнату. - Это ты довела Гешку! Начиталась книжек, это можно, а это нельзя. Раньше все ели и не чего!
  -- Воспитатель нашелся! Ты когда в последний раз с сыном во дворе гулял? Забыл наверное уже! - Лена прижимает к груди ревущего Гешку.
  -- На той неделе в дельфинарий ходили, - показывает на настенный календарь, а затем на фотографию в рамочке из бассейна Макс.
  -- За кои то веки раз сподобился! - Ленка отворачивается от зубасто-улыбающегося дельфина и гладящего его Гешки к окну.
  -- Не смей, я вкалываю на десяти работах..., - грозит жене указательным пальцем Летов.
  -- Ага, прямо как сейчас! - ищет поддержку "свидетелей" за соседскими "фанерными" стенами Ленка.
  -- Я ночь отработал, глаз не сомкнул, - поднимает обороты натруженного голоса Макс, - и имею полное право отдохнуть спокойно несколько часов дома!
  -- Не спал, конечно, - Ленка с подозрением смотрит на выбившуюся (в очередной раз) из джинсов "загульную" рубашку мужа, - всю ночь на комбинате баб за толстые жопы мял!
  -- Ты чего такое городишь?! - крутит ладонью у виска Летов, - У меня две холодильные камеры накрылись!
  -- Это по русски значит залетели?! Ну кабель! - пуще прежнего само-заводится Ленка.
  -- Дура! - с досады сплевывает на пол Макс. - Чего не скажешь, все по своему истолковываешь!
  -- Сам дурак! - не остается в долгу Ленка, - Чеши к своим холодильщицам, они тебя правильно поймут!
  -- Да, и пойду! - Летов распахивает створки шкафа и начинает сваливать свои вещи в большую спортивную сумку. - Ковыряйся во всем этом дерьме как хочешь, а с меня хватит! Маму только не забудь позвать и подруг своих! Кости мне перемоете!
  -- Да кому ты нужен, чтобы тебя обсуждать?! Ты же ни что, ноль, пустое место! - теперь уже "невинному" полу плевком достается от Ленки.
  -- Конечно, не то что ты, институтов не заканчивал! - Летов вкривь и вкось с заламыванием зубьев застегивает молнию на спортивной сумке, и направляется с поклажей в коридор. - Юрист, дня не проработала! - наспех на лету небрежно впихивает ступни ног в ботинки. - Закона наверное ни одного не помнишь?!
  -- Да меня, я, я все знаю! - на долю секунды теряется Ленка, но тут же выуживает из рукава "ядерную бомбу". - Если бы от тебя не залетела, сейчас в верховном суде работала!
  -- Ага! - Максим открывает входную дверь. - Флаг тебе в руки! - он выходит из квартиры взваливает на плечо спортивную сумку и с силой от "души" захлопывает за собой входную дверь.
   Точка кипения для Летова наступает на первом этаже, не в силах больше сдерживать эмоции, он со злости бьет кулаком в металлическую дверцу почтового ящика в подъезде дома: "Вот сука! Скандал при сыне закатила! Гешку довела! На хрен, разведусь и сына заберу!" Максим выходит на улицу и решительным шагом направляется в соседний двор.
   "А ты чего Ленку не урезонил, автор называется!". Я в ваши семейные дрязги не вмешиваюсь. "С чего это вдруг?". Ты когда женился совета и помощи не просил? "Нет". Вот и сейчас сам. "Хорошо, я тогда тебе сегодня еще устрою!".
   Максим останавливается в соседнем дворе возле детской площадки, ставит сумку на качели с половинчатой деревянной сидушкой и достает из кармана сотовый телефон. Набирает номер старшего брата Гришки, прикладывает трубку к уху и долго ждет: "Чего он трубку не берет, спит что ли? Попробовать на домашний?". Максим набирает другой номер на телефоне и снова ждет: "Нет, глухо. Ладно, поеду, может все-таки дома". Летов взваливает сумку на плечо и идет через двор на автобусную остановку. Выстояв на остановке в ожидание автобуса две сигареты, Максим, задевая пассажиров спортивной сумкой, протискивается внутрь салона автобуса.
   Недовольный пассажир, задетый сумкой, пихает Летова барсеткой в спину, - Можно поосторожнее.
  -- Да, постараюсь, - обещает Максим, дергая на себя застрявшую под сиденьем сумку. Ему навстречу по проходу с неотвратимостью горной лавины "движется" дама очень уж внушительной комплекции.
  -- Вы сейчас будете выходить? - дама вдавливает свою (минимум пятого размера) грудь Летову в подбородок.
  -- Нет, мне еще далеко ехать, - дабы не потонуть, лишившись кислорода в женских "прелестях", Максим отворачивает лицо в сторону.
  -- Тогда давайте поменяемся местами, - "сладким" баритоном предлагает дама, и "нежно" впечатывает Летова в поручень, так что у последнего захрустели лопатки.
   С большим трудом "потом и слезами" Летов и дама меняются местами в проходе автобуса. При этом, в процессе перетекания тел, Максим себя ощущает раскатанным по столу тестом для пельменей. "Вот ведь бог наградил даму пропорциями, и рост и объем и вес. В постели с такой "красоткой" была бы кровавая жесть с летальным исходом". По мере того, как Летов приходит в чувства после свидания с "дамой мечты", автобус все дальше удалялся от центра города. За окном потянулись гаражи, заборы, трубы предприятий. "Чем только Гришка тут дышит? Деревьев совсем нет. Нашел куда менять квартиру, на пионерской какое хорошее место было. Ну и что, что однушка, зато потолки какие высоченные и кухня как моя комната".Пассажиров в салоне совсем не осталось, только одинокая кондукторша сидя возле выключенного турникета пересчитывает деньги в сумке. Летов выходит из автобуса на очередной остановке. Достает телефон и набирает номер.
   - Алле, проснулся? - интересуется у неразборчиво шипяще-щелкающего телефонного братского голоса Максим, - Не спал, а ну ясно. К тебе загляну, я тут рядом, - Летов убирает мобильник, взваливает сумку на плечо и диет вглубь новостроек.
   Лифт долго и уныло везет Максима на последний шестнадцатый этаж. Кабина мелко трясется, скрипит и гудит тросами. "Чего доброго -- лифт развалится", - пророчествует Летов и тут же в подтверждение своей мысли чихает. "Точно, только второго чиха, кабина может и не выдержать". Лифт согласно скрежещет железом. "Понял, больше не буду", - прижимая руку к груди обещает Максим, и тут же "волшебным образом" двери лифта открываются. На лестничной площадке Летова уже поджидает в шортах с лампасами, в черной футболке с "Металликой" и пустым мусорным ведром в руке, брат Григорий. Григорий на пол головы выше младшего брата, упитанней килограмм на десять по кругу, и волосатей конечностями. Правда у этого явления есть и обратная сторона - недостаток волос на макушке, ее Григорий компенсирует пышными усами.
   "Неужели и я таким через шесть лет стану?". Животом, лысиной и усами, может и обзаведешься, а вот подрасти и не надейся. "А если ноги сломать и на пол года на растяжку лечь?" Ты это серьезно? "Нет, шучу конечно, а вот в детстве хотел стать высоким-высоким как баскетболист, чтобы всем сверху щелбаны отвешивать".
  -- С кем ты там говорил? - вместо приветствия, тут же интересуется Григорий.
  -- Да, с лифтом вашим. Вы бы его пристрелили, чего он так мучается, - Макс ступает на кафельный пол лестничной площадки.
  -- Ага, чтобы мы на шестнадцатый пешком каждый день чапали, - проветривая мусорное ведро раскачкой, не соглашается Григорий.
  -- Тебе только на пользу пойдет, пару килограмм скинешь, - Макс весело хлопает брата по жилейному животу.
  -- Заходи теоретик, - Григорий в свою очередь хлопает Максима по плечу. - Какими ветрами занесло? Сто лет пропадал. Как жена, как мой племянник?
   Братья заходят в квартиру.
  -- Да, так, - Максим кисло криви рот.
  -- Понял, поругался, - многоопытный семьянин Григорий закрывает за братом входную "сейфовую" дверь на засов. - Ставь сумку, раздевайся.
   Из большой комнаты в спальню через коридор рысью пробегает тройка "гнедых" детей начального школьного возраста. Возглавляющая забег "вороных" дочь Григория Даша оборачивается на бегу к Максу.
  -- Здрасти дядя Максим.
  -- Привет Даша, - Макс кивает головой племяннице, и оборачивается к Григорию. - А эти чьи?
  -- Друзья жены из Читы нагрянули. Такой кавардак у нас третий день.
  -- Понимаю, - пообвыкшись в полумраке коридора, Макс узревает стоящие у стены чемоданы и сумки. "Вот так у Гришки всегда, шагу ступить нельзя, чтобы не зацепиться и не грохнуться".
   Из большой комнаты в коридор выходит худосочная подруга Генкиной жены Вера. Кажется Макс ее раньше мельком видел.
   Не то что видел -- ты с ней спал. "Да! Когда, не помню?". Лет восемь назад, ты только из армии вернулся. "Тогда мог, с армейской голодухи, все бабы красавицами казались". А теперь? "Не знаю, свыкся я с ними".
   Вера обращается к Григорию - Мы сначала в зоопарк или на Горбушку? - Замечает в коридоре Макса - Ой, здрасти. Вы, ты с нами тоже поедешь?
   Следом за Верой из комнаты в коридор, с рекламным буклетом в руках, выходит Веркин муж Петр, двухметровый детина с лицом обаятельного убийцы.
   Петр обращается к жене - Вот, семимегапиксельная камера, оптический стабилизатор. - Замечает в коридоре Макса, - Петр. - Жмет руку Максу.
  -- Максим, - представляясь, Летов соображает не видел ли он и Петра когда раньше.
   "Кажется нет". Да ты и с ним спал. "Врешь! Я на такое пойти не мог, даже после армии!". Расслабься, шучу.
  -- Мой брат, вот заскочил навестить, - представляя родственника Читинцам, расчищает коридорный проход Григорий, он планомерно выстраивает из чемоданов у стены пирамиду Хеопса.
  -- Точно, а вы похожи, - приглядываясь к братьям, улыбается Вера.
   "Не узнала!". Еще бы, ты же в нее бутылку водки влил, прежде чем в кровать затащил. "Нет, все-таки узнала, по глазам блестящим вижу. Просто перед мужем целку строит".
   Из спальни в коридор выходит полная противоположность своего мужа Григория Ира, Максовская ровесница, учившаяся в соседней школе через дорогу. Сколько Летов знал Ирку, она всегда была маленькой худенькой, но при этом озорной и боевитой девахой. С годами потраченными на Гришку и семью, она ни чуть не измелилась.
  -- Это ты Максим, а я то думаю, кто там у нас в коридоре, - Ира целует Летова в щеку.
  -- Да, вот, решил вас проведать.
  -- А мы в город собрались, - Ира заботливо по хозяйски, стряхивает с Максовского плеча дорожную пыль, - шопинг так сказать для начала, а потом в кино..,
  -- Мы же животных хотели смотреть, - перебивает подругу Вера.
   Из спальни долетает голос Даши, - Мам, а где моя персиковая кофта?
  -- На верхней полке посмотри. Нет, подожди, я сама, - оставив на потом обсуждение маршрута, Ира скрывается в спальне.
  -- Может лучше такую модель возьмем, - не вникающий в коридорные разговоры Петр, показывает Вере фотографию "мыльницы" из рекламного буклета.
   Григорий тихо обращается к Максу, - Мы сейчас выдвинемся, а ты оставайся, отдохнешь. А на ночь мы тебя на кухне положим.
  -- Нет, Гриш спасибо, я у Лехи переконтуюсь, - кривит лицо Максим. "Останусь, вечером будем пить, чем все это может закончиться неизвестно, а мне сейчас нужен покой".
   Утро уже было на исходе, а Летов так толком и не позавтракал. На работе есть не хотелось, а дома не дали. И вот сейчас у Максима в животе происходила форменная революция, с урчанием желудка и требованием немедленного подкрепления. "Так я до Лехи не дотяну", - Летов смотрит по сторонам. На противоположной стороне улицы палатка с беляшами, самсой и хачапури. "Ну ее, потом до вечера изжогой буду маяться", - Макс смотрит в противоположную сторону. На столбе, под знаком "стоянка запрещена", висит табличка: "Кафе Магнолия 100 м." и стрелка показывающая направление. "Чего, рискнуть?".
   Давай, двигайся, поешь хоть нормально. "Ты там уже бывал?". Нет. "А чего меня подбиваешь?". Не хочешь, вон шаурма через дорогу. "Ладно, гляну, что это за магнолия".
   Летов сворачивает за угол, проходит метров двести, вместо обещанных ста, и оказывается возле небольшого кафе. "Выглядит неплохо, только наверное дорого. А, делать нечего, домашняя пища в ближайшие дни мне не светит", - Макс открывает дверь и заходит внутрь кафе. Сняв спортивную сумку с плеча, он осматривает интерьер. "Живенько, немного на макдоналдс смахивает, но это не беда". В кафе с оранжевыми стульями и такой же веселой расцветки стенами десяток посетителей, в основном студенты. Макс замечает свободный столик в глубине кафе и садится за него. Развалившись на стуле, он обращает внимание на симпатичную темноволосую молодую девушку за соседним столиком. "Ей наверное года 22, веснушки на лице, значит жизнерадостная". Летов встречается взглядом с незнакомкой. Девушка переводит скучающий взгляд с Макса на окно и делает глоток кофе из чашки. К столику подходит официантка.
  -- Вам, что? - выводит Летова из созерцательной прострации официантка.
  -- Кофе большой со сливками, - Макс заглядывает в меню - блины с грибами и еще вот этого порцию, - ленясь читать название, показывает пальцем на рисунок в меню.
  -- Пирог с вишней. Все? - официантка делает пометки в блокноте.
  -- Да, - кивает головой Летов.
   Официантка отходит от столика, и тут Летов вспоминает, что кроме голода у него созрела и другая потребность. Он окликает официантку.
  -- Девушка, а туалет у вас где?
  -- Там, - официантка показывает рукой на дверь в противоположной стороне кафе.
   Официантка уходит к барной стойке, а Летов встает из-за стола и собирается идти в туалет, но вспоминает о спортивной сумке под столом. "Как бы не сперли, у меня в ней все, что я скопил за 28 лет своей жизни".
   Прямо скажем негусто. "И не говори, может ты меня в должности повысишь или другую профессию подберешь, там например банкир. Это сейчас модно в тему". Значит холодильщиком тебе не нравится быть? "Нормально, ровно, но ведь так и до смерти тянуться будет. А ведь иногда хочется Ух!". Сделаю тебя космическим холодильщиком, будешь на МКС вокруг Земли вращаться. "Снова шутишь".
   С мыслью о безопасности нажитых "богатств", Макс приглядываясь к окружающим посетителям. Подозрительной выглядит шумная компания студентов за два столика от него. "Эти могут стырить. С собой что ли сумку взять? Слишком громоздкая", - не найдя других кандидатов, Летов вторично оценивает девушку за соседним столиком. "На аферистку не похожа -- вроде честная".
   Делано улыбаясь, Макс обращается к незнакомке - Не посмотрите за моей сумкой, я на секундочку отойду.
   Теперь уже темноволосая соседка оценивает взглядом Макса, затем смотрит на экран мобильника и кивает головой Летову, - Хорошо.
   - Спасибо, я мигом, - Макс вымучивает вторую улыбку и уходит в туалет.
   Справив внутренние нужды в по библиотечному расписной кабинке, Летов выходит в предбанник туалета, моет руки под краном с водой, сушит их под улиткообразным феном и наконец, обращает внимание на собственное отражение в зеркале.
   - Побриться бы не мешало, - он дотрагивается до колючей щеки, - а лучше поспать.
   Макс выходит из туалета и возвращается к своим не разворованным-таки вещам. Девушка за соседним столиком уже не одна. Напротив нее сидит мужчина лет 30 в деловом костюме. Девушка с мужчиной негромко разговаривают между собой. Летов улыбаясь, кивает в знак признательности темноволосой незнакомке и садится за свой столик. Девушка не обращает внимания на знаки вежливости со стороны Летова, продолжая разговаривать со своим спутником. "Не такая уж она и симпатичная, а приятель ее типичный офисный жучок", - настроение у Макса слегка портится от пренебрежительного отношения к себе со стороны соседки, но тут официантка приносит на подносе кофе, блины и пирог, и настроение снова приходит в норму. Жуя пирог и запивая его кофе, Летов уже позабыл о незнакомке за соседним столом. "У Лехи посплю часов пять, а потом махнем с ним купаться в серебчаки".
   Девушка и ее приятель встают из-за стола и выходят из кафе.

Женя

   Однако же, снова вернемся в "благословенно-застойно-болотное" раннее летнее утро. Второй наш герой, точнее героиня еще дрыхнет на кровати под одеялом. Женя, так зовут нашу героиню, мечтает проспать кряду, не просыпаясь целую неделю, но такого пока не случалось и сегодня не будет. На тумбочке рядом с кроватью начинает пищать как подорванный электронный будильник, на табло будильника -- 8.00.
   Кажется не слышит, нет зашевелилась, значит действие будет.
   Невразумительно мямля, что-то себе под нос, Женя переворачивается на кровати на другой бок. "Всего одну самую маленькую секундочку", - просит она будильник, но тон не унимается, продолжая пищать. "Сейчас, уже встаю, умываюсь, едууу..", - Женя накрывается с головой одеялом, так, что неприкрытыми оказываются ступни ног. С пол минуты они так мерзнут, затем восстанавливая тепло Женя втягивает ноги под одеяло и сворачивается "калачиком". Будильник не унимается. "Умри враг!", - Женя переворачивается на другой бок, высовывает руку из-под одеяла и выключает будильник. В комнате повисает тишина, нарушаемая отдаленным гулом проезжающих машин. Через минуты три-четыре Женя откидывает одеяло и садится на кровати. На Жене из одежды золотая цепочка с крестиком. Наверняка, в ближней родне у Жени (хотя она в этом не сознается) прописаны амазонские индейцы, так она не любит всякие одежды, и носит их только по необходимости. Женя трет карие глаза, потягивается стройным телом выставляя вперед озорные шоколадные соски -- грозящие "забодать", взбивает густые черные пряди волос и встает с кровати. Вам наверное интересно сколько Жене лет. Она запретила мне это говорить, но вам так и быть по секрету сказу (пока она еще не проснулась и не слышит) - Жене 29 лет, хотя окружающие больше 23 не дают.
   "Вот паскудник, все-таки выболтал!". Я не нарочно, меня читатели вынудили. "А про груди мои ты там, что наплел? Прямо рога с шоколадной фабрики!". Я же образно фигурально, Женечка ты у нас божественная нимфа лесных ручьев -- само совершенство. "Ладно подхалим, трепись дальше".
   Засунув ноги в тапки, Женя шлепает к окну: "Так нечестно, каждый день в такую рань". Зевая отдергивает плотную штору и смотрит в окно. По улице едут машины. "Уже едут и едут". Женя через коридор проходит в ванну, открывает кран и трогает воду рукой. "Холодная! Мыться не буду, я вам не морж. Или все- таки вскипятить кастрюлю? Нет, уже не успею". Женя садится на стульчак унитаза.
   "Может хоть сейчас не будешь подглядывать!". Все понял, выхожу.
   С зубной щеткой во рту, Женя идет из ванной на кухню, включает маленький телевизор, сплевывает пену в раковину, полощет рот под краном, споласкивает щетку и промакивает щеки, подбородок, лоб, глаза и шею мокрыми ладонями. "Холодный компресс -- хорошо!". Женя открывает холодильник: "Чего-нибудь осталось?", - заглядывает в нутро полупустого холодильника. Женя вполне себе хозяйственная дэвушка, и может приготовить вкусно практически любое блюдо из поваренной книги, что лежит на холодильнике, но для себя одной варганить в лом, а гости дома намечаются только на следующей неделе.
   "Я сейчас на диете, вон уже килограмм скинула". Что-то не особо заметно. "Это потому, что турецкий загар уже сходит, вот погреюсь в выходные в крылатском, тогда и сравнишь".
   С верхней полки холодильника Женя достает йогурт, а со средней полки тарелку с нарезанными кусками рулета. Захлопывает ногой дверцу холодильника и ставит йогурт с рулетом на круглый столик. Включает электрочайник, достает с полки банку с растворимым кофе и засыпает в кружку две чайные ложки кофе, затем столько же ложек сахара. В ожидании, когда закипит чайник, Женя наблюдает за новостями по телевизору: "Что происходит, непонятно, они же на той неделе уже встречались и чего-то там договаривались". Во внутреннюю, да и внешнюю политику страны Женя не вникает -- так культура, происшествия.
   "Да кому эта политика нужна -- достала уже!". О том, когда ты ходила последний раз на выборы, даже не спрашиваю.
   Женя открывает йогурт и строит из алюминиевой крышечки островерхий домик, непоборимая детская привычка. Закипел чайник. Женя заливает кипяток в кружку и помешивает кофе ложкой. "Все, можно завтракать", - облизав ложку, принимается есть йогурт. "А чего там у нас в сети?", - Женя садится за круглый обеденный стол, и открывает лежащий на нем ноутбук. Пара щелчков по клавишам и вот уже Женя во всемирной паутине. Бегло пробегается по "дежурным" сайтам, заглядывает в свою почту. "Спам, хлам. Это уже было. Ленка, я тебе потом отвечу". Доев йогурт, Женя выкидывает пустой пластиковый стаканчик в мусорные ведро, облизывает ложку и опускает ее в кружку с кофе. Прихлебывая горячий кофе, Женя снова садится за стол. "Глянем, что там сегодня у меня по гороскопу". Женя открывает письмо в интернете. На мониторе ноутбука появляется прогноз на день от предсказательницы Мары, чей портрет располагается в правом верхнем углу экрана. Под фотографией круги с пентаграммами и точки с названиями звезд и планет. Ниже идет несколько строчек текста. Женя читает вслух.
   - Последний день 12 дневного цикла созидания, когда Небо (ян) и Земля (инь) открываются для слияния. Это самый благоприятный для вас день для зачатия в этом году -- за это поручилась вторая покровительница дня, счастливая звезда Альфа Лебедь. - Женя делает глоток кофе из кружки. - Вот это оборотец. Нет, это не для меня. Хотя. - Задумавшись, Женя встает со стула, и идет в комнату "Вовке что ли позвонить?", - берет с журнального столика сотовый телефон и набирает номер.
  -- Алле, привет. Как жизнь? Нормально. Нет, вчера недолго. С Ленкой в спа были. Ты сегодня занят? И я хочу встретится. Вечером не можешь. Хорошо, давай тогда так. Целую. - Женя складывает сотовый телефон.
   Вот так, взяла и поверила брехне какой-то Мары. Она же предсказания свои из пальца высасывает. "Тебе этого не понять". А Вовка, что это за тип -- он кто? "Уже ревнуешь?!". Останешься сегодня дома! "Щас, разбежалась!".
   Женя перебирает пальцами волосы на лобке: "Пришла пора обновить, изобрету для Вовки чего-нибудь новенькое, и моржевать все-таки придется". Женя заходит в ванну.
   Чем мне нравятся наши дворы - их универсальностью. Это тебе и детско-спортивная площадка, и распивочная для калдырей и рассадник сплетен и домыслов и инженерное строение с трансформаторной будкой и конечно же ближе к ночи стоянка для машин. Женя вышла из подъезда 16 этажного дома вот в такой вот двор.
   "Нашел чему радоваться. Кругом сплошная серость, не то, что в Италии. Насыщенные тона, вековая архитектура, на каждом шагу зелень. Вот скажи, зачем во дворе все деревья спилили, одни пеньки оставили?". Так это, старые уже, трухлявые, могут от ветра завалиться и кого-нибудь прибить. "Да?! Но без кислорода в таком громадном городе тоже не выжить".
   Женя проходит через заставленный машинами двор.
   "Вот где я вчера оставила машину? У трансформатора? Нет, там было занято. Тогда где? Может ты знаешь?". Я вчера был в другом месте, Жень, ищи сама. "Ни какой от тебя пользы".
   Женя поднимает над головой брелок сигнализации и давит на кнопку. В пятидесяти метрах справа откликается фарами, краса и гордость Жени салатовый "Акцент".
   - Вот ты где притаился, - подходит к машине. - А я уж испугалась, что тебя нету.
   Женя садится за руль машины, смотрится в зеркало заднего вида, заводит мотор, включает магнитолу для настроения и выезжает со двора. Решив, что бензина еще на день хватит, Женя проезжает мимо заправки. "Сколько же можно новостей с утра!", - пристегиваясь на ходу ремнем безопасности, возмущается радио станцией Женя. Она переключается на другую FM станцию на которой играет техно музыка. "Нет, это слишком быстро для утра, а вот это подойдет", - Женя останавливает свой выбор на мелодичной песне Челентано. "Знойный мужчина, а голос".
   Ага, к тому же еще итальянец, у тебя же на них пунктик. "Ни чего подобного, подумаешь познакомилась на море с Миланцем. Это же ни чего незначащий курортный роман. Наши мужики понятнее, хотя и свинства в них больше".
   По мере продвижения в центр Москвы, машин на улицах становится все больше и больше. И вот Женя на "Акценте" застревает в пробке. "Влипла надолго!". Женя достает мобильник и звонит на работу.
   - Алле, Марин, привет. Виктор Сергеевич уже на месте? Нет. Я тоже наверное опоздаю. В пробке застряла. Где-то пол часа. Ну да.- Женя убирает сотовый телефон в сумочку.
   Пришла пора рассказать на какую-такую работу опаздывает Женя. Женя "пашет" как пчела в ООО "Радуга". Вы зададите вопрос -- она что, огурцы с помидорами на грядках окучивает? Да, если огурцы с помидорами принять за мужчин, женщин и детей, а под окучиванием подразумевать развлечение. Женя организатор праздников. Докатилась она до жизни такой не сразу. По образованию Женя инженер-строитель. Романтичной семнадцатилетней Жене эта профессия казалась многообещающе-творческой. Но попав после института на стройку: в грязь, мат и пьянство, Женя начала скисать. Отработав, скрипя сердцем на стройке четырнадцать месяцев, Женя плюнула, послала всех на хер и ушла в свободное плаванье. Торговала косметикой на рынке, впаривала "гербалайф", работала администратором гостиницы, где познакомилась с Ритой -- она и сманила Женю в "Радугу". Устраивать людям праздники, хоть и хлопотно, но интересно -- Женя увлеклась своей работой.
   "Со стройкой не сравнить, нае..енятся с утра водяры и стену ровно положить не могут, а ты как последняя бладь должна всю эту х..йню разгребать!". Жень, ты чего? "Видишь как в меня стройплощадка въелась. Ладно, больше не буду материться, если только чуть-чуть и по делу".
   Женя заходит в офис "Радуги", проходит через холл с кожаными диванами, плазменным телевизором и напольными пальмами в кадках. В глубине холла офисный стол секретаря с компьютером. В холл выходят четыре двери. Одна из дверей открывается и от туда выходит высокая худая платиновая блондинка секретарша Марина с кружкой кофе в руке, закончившая по ее утверждениям МГИМО.
   "Да Марина Excelем пользоваться не умеет, таблицу из трех столбцов пол дня составляет. Купила корочку в переходе и рада!". Что же у вас шеф такой дурак, Марину держать? "Почему же, у Марины есть другие таланты -- постельные".
  -- Привет Марин, - Женя собирается открыть дверь шефа, расположенную рядом со столом секретарши.
  -- Привет, а Виктора Сергеевича в кабинете нет, - Марина садится за стол, делает глоток кофе и щелкает по клавиатуре компьютера. - Он поехал на переговоры с новыми заказчиками.
  -- И чего они хотят?
  -- Пока не знаю, - пожимает плечами Марина.
   Открывается крайняя левая дверь и от туда выходит расположенная к полноте, сериалам и семейным застольям бухгалтер Крюкова. На почве похудания Крюкова с Женей периодически обмениваются экзотическими диетами из журналов.
  -- Привет Жень. У тебя сегодня сколько мероприятий?
  -- Два.
  -- Цифры уже какие-нибудь подготовила?
  -- Пока только черновые, я тебе их завтра скину.
  -- Хорошо, только Жень не забудь,- Крюкова оборачивается к секретарше. - Марин, это Виктору Сергеевичу, - кладет на стол документы. - Пусть ознакомится когда приедет.
  -- Ага, передам, а это тебе от Хлопина, - Марина протягивает Крюковой бумаги.
   Крюкова беря документы, смотрит на обгоревший край первой страницы, - Чего с ним случилось?
  -- Обгорел, - хмыкает Марина. - Скажите спасибо Хлопину, что все не сжег, это у него просто получается.
  -- А где сейчас Хлопин? - встревает в разговор Женя.
  -- На кухне ест, - кивает на дверь Марина и всецело погружается в сайт одноклассников.
   Женя заходит в дверь, из которой минутой ранее вышла Марина. Слева по коридору располагается туалет, а прямо небольшая квадратная кухня. За кухонным столом сидит штатный и единственный пиротехник фирмы "Радуга" Хлопин и ест поджаренные сосиски. Ходят слухи, что свою "карьеру" Хлопин начинал в черных копателях, снабжая бандформирования "провиантом", затем попал в разработку ФСБ и что-то для них там тоже выполнял. Но это уже совсем темная история.
  -- Привет Хлопин, - Женя садится рядом с Хлопиным за стол.
  -- Салют красавица. Обалденно выглядишь. Охмурить сегодня кого решила? - пиротехник целует Женю в щеку.
  -- Да, может тебя. А чего с ресницами, опять что ли подпалил? - Женя приглядывается к "подкопченному" Хлопину, с которым вечно, что-то происходит.
  -- Вчера на загородном банкете с фейерверками малость переборщил, - скромно занижает размах "огненного празднества" пиротехник.
  -- Давай тогда сегодня без членовредительства, строго по сценарию, - Женя достает из папки документ.
  -- Сейчас сверимся, - Хлопин вытягивает из кармана свернутый лист, расправляет его и кладет на стол рядом с Жениным документом. - Ага, это есть, это тоже, а вот тут я усилил. А то слабенько получится, ни какого эффекта, - тычет в документ закопченным пальцем.
  -- Это не слишком? - Женя с сомнением смотрит на Хлопина. - И дороже выходит, Крюкова смету зарубит.
  -- Проскочим, а клиенты от такого фейерверка, от радости кипятком записают. Любую смету оплатят.
  -- Вечно ты меня Хлопин в свои авантюры втравливаешь, - Женя делает пометки ручкой у себя в документе. - И вплотную со сценой дождь не ставь, артисты жалуются, их искрами обжигает.
   Вторым по порядку у Жени сегодня значился корпоратив страховой группы "Шанхай" в ресторане "Берег". Но Женя решила заскочить сначала сюда, а затем уже в досуговый центр. "С детского дня рождения-утренника ни какой прибыли, да и организовывать там уже почти нечего, а здесь!".
   Женя вместе с администратором ресторана Блиновой невысокой крупнотелой предпенсионной "закваски" женщиной идут по пустому банкетному залу. Женя на ходу перелистывает меню. Взгляд Жени "цепляется" за неброское название под номером 24 - "Сасими из Фугу".
  -- Рыбу эту, не опасно подавать?
  -- Что вы, свежайшая, доставлена сегодняшним самолетом из Японии.
  -- Но ее же специально надо обрабатывать,- в Жениной памяти всплывают телевизионные "страшилки" об отравлениях рыбой фугу. - Не получится так, что у меня пол корпоратива отправится на больничные койки?
  -- Это категорически исключено, у нас в ресторане лучшие повара, проходили стажировку в Японии. Гарантирую, гости останутся в восторге от наших блюд, - Блинова клятвенно прикладывает правую руку к сердцу.
   Осмотрев банкетный зал, Женя с Блиновой направляются в холл ресторана, в служебном коридоре они натыкаются на звукотехника "Радуги" Битюкова, а точнее на черную квадратную колонку с усилителем, которая перегородила весь проход. Битюков в душе и по жизни гибрид рок музыканта с компьютерным геймером. Одет он тоже соответствующе на футболке красуется логотип "Mortal", а джинсы по бокам "усилены" блестящими заклепками.
  -- У тебя все в порядке, аппаратура будет работать? - Женя склоняется над ковыряющимся в колонке звукотехником.
  -- Свет гарантирую, а вот звук, - Битюков неопределенно качает головой.
  -- И его сделаешь. Времени у тебя вагон, - Женя не первый корпоратив "воюет" с Битюковым, и каждый раз он старается набить себе цену, и выклянчить дорогостоящее дополнительное оборудование.
   Протиснувшись в щель между колонкой и стеной, Женя с Блиновой скрываются в холле. Оставшийся один звукотехник по стариковски бурчит себе под нос: "Сделаешь, сделаешь, а вот возьму и устрою им трындец с перекрестным огнем. Посмотрим тогда как они в живую онлайн запоют".
   В холле ресторана "Берег" Женю поджидает молодой мужчина в строгом офисном костюме Талов. Талов бывший военный, а ныне начальник охраны страховой группы "Шанхай", нагруженный по случаю юбилея фирмы дополнительной общественной нагрузкой.
  -- Евгения Николаевна, Алиса Сергеевна хотела бы еще Думу Билана, - по военному строго и официально обращается к Жене Талов.
  -- Его сегодня ни как не достать, он в Майами, - обламывает начальника охраны Женя.
  -- А Сергей Лазарев?- переключается на запасной вариант Талов.
  -- Этот, да, споет, - успокоительно улыбается Талову Женя и поворачивается к Блиновой. - Я часа через три, еще подскочу.
   Женя выходит из ресторана: "Алиса Сергеевна уже достала, то Мадонну хочу, то Элтона Джона, а у самой, тоесть у мужа на Мираж с Лазаревым денег в обрез!". Женя садится за руль своего "Акцента": "Все, забыли о негативе, только положительные эмоции!". Поправив губы, глаза и прическу в зеркале заднего вида, Женя выезжает с парковки ресторана.
   Знакомое уже читателям кафе "Магнолия"В глубине кафе за столиком сидит Женя.
   Ты чего здесь делаешь, тебе уже ресторана мало? В кафе потянуло. "У меня здесь встреча". Это с кем? А, догадался, с тем телефонным прощелыгой! "Вот Вовке скажу, как ты его называешь -- он тебя побьет!". Ой боюсь, боюсь!
   Женя не спеша пьет кофе. За соседний столик садится Летов, и запихивает здоровенную спортивную сумку под стол. Женя встречается с Летовым взглядом. "И этот столик заняли, а Вовы все нет", - Женя переводит скучающий взгляд на окно, и делает глоток кофе из чашки. За окном кафе по улице идут люди. "Надо не забыть купить к выходным крем для загара. Денег совсем не осталось. Сегодня чего-нибудь получу. Что же Вовка не идет?", - Женя отворачивается от окна и снова встречается глазами с Летовым.
   Летов делано улыбаясь Жене, - Не посмотрите за моей сумкой, - показывает рукой на сумку под столом, - Я на секундочку отойду.
   Женя оценивает глаза, брови, нос, уши, ну и прочие части Максовского тела: "Чудик какой-то непонятный, судя по слабому красноватому загару и доверчивым ушам приезжий с севера, а вот нос, такие обычно у хоккеистов водятся, может он спортивный маньяк не вылезающий с катка, определенно заездил себя парень, его тронь посильнее, рассыпется", - она смотрит на экран мобильника, там -- 10.53. "Вовка гад, на 13 минут опаздывает", - вздыхает, уставшая ждать "блудного" знакомого Женя.
  -- Хорошо, - соглашается она постеречь спортивную сумку "северного хоккеиста".
  -- Спасибо, я мигом, - Летов уходит в туалет.
   Женя делает глоток кофе, ставит чашку на блюдечко и смотрит от нечего делать на шумную (подозрительную для Макса) компанию студентов за три столика от нее. В это время к Жениному столику подходит Вовик. Фамилия у этого Вовика Зобов, ему тридцать лет, рост 185 см. каштановые с легкой рыжиной волосы, глаза как у хамелеона меняют цвет в зависимости от ситуации и обстоятельств, работает в банке в отделе кредитования, женат, дочь, в свободное время предпочитает женщин и пиво под футбол.
  -- Привет, извини совещание затянулось, - Зобов целует Женю в щеку. - Ты тут уже давно? - он садится за столик напротив Жени.
  -- Пятнадцать минут, - подперев подбородок руками и надув щеки от обиды, Женя пристально смотрит в глаза Вовику. - Мог бы позвонить.
  -- Я набирал, связи не было.
  -- Да! - Женя уже сто лет не верит в такие дешевые отмазки, но все-таки смотрит на экран мобильника -- на экране всего дна палочка "связи". - Странно, а минуту назад была, - удивляется она.
   Зобовское лицо озаряет лукавая улыбка, - Наверное эфир пивные пары с соседних столиков периодически забивают. - Он кивает головой на шумную, несправедливо причисленную к разбойникам, компанию студентов.
  -- Не придумывай галиматьи, люди не могут глушить волны, - на "обиженных" щеках Жени проступают веселые ямочки, вечно Вовка ее разыгрывает.
  -- У тебя цвет лица поменялся, - пускает в ход свое главное оружие - комплимент Зобов.
  -- В какую сторону? - Женя пытается понять по серо-голубым глазам Вовы, искренне ли он это сказал.
  -- Конечно в лучшую, - развеивает Женины сомнения Зобов, - вон какая розовенькая нежная.
  -- Это все спа. Меня там камнями прогревали, водорослями обматывали и маску со скрабом на лицо положили. У Ленки в салоне десятипроцентная скидка , я с ней теперь периодически буду ходить, - пустившись с салонные подробности, чуть оттаивает сердцем Женя.
   Из туалета возвращается Макс, улыбаясь, он кивает в знак признательности Жене, и садится за свой столик. Женя, занятая разговором с Зобовым не обращает внимания на Летова.
  -- Значит там еще нежнее, - Вовик пытается прикоснуться под столом рукой к Жениной коленке.
  -- Ать, не получишь, - Женя игриво отстраняет коленку от Зобовской руки: "Сразу не дам, и вообще подумаю, нужен ли мне такой перец". - Нечего было опаздывать.
   Вовик, навалившись локтями на стол, подается вперед к Жене и понижает голос до бархатистого шепота, - У меня всего сорок минут, потом надо в аэропорт встречать гостей.
  -- Вот и хорошо, успеем наговориться, - нарочно отстраняет лицо от Зобовских губ, жаждущих поцелуя, Женя: "Пусть помучается, сыграю в стерву".
  -- По чирикаем потом, - продолжает "бархатное наступление" Вовик, - давай сейчас ко.., - он делает паузу обдумывая куда лучше ехать. - К тебе в постельку, она наверное еще тепленькая.
   Женя продолжая стервозничать, замирает на пол минуты, глядя неотрывно в глаза Зобова. "Зрачки у Вовки стали чуть ли не синими от хочухи. Похоже он сейчас не выдержит и лопнет от спермы. У него наверное во всю стоит. Потрогать его ширинку, потеребить головку пальчиками ног, пощекотать яички? Чтоб дал спермой в потолок фонтаном! Вот, сама кажется завелась. Слабохарактерная дура, когда я научусь себя контролировать?!".
   Подумай о чем-нибудь другом, например о копании грядок на даче. "Это еще зачем?". Чтобы успокоиться. Тебе этот Вовик прощелыга совсем не нужен. "А ты, со своими грядками лучше? У Вовки хоть темперамент горячий, не то что у тебя зануды!".
   - Ну так, что, поехали? - не выдерживает гляделок Зобов.
   Женя, собрав последние целомудрие "в кулак", медленно выговаривает, - А как же пробки?
  -- Засада, - обламывается Вовик, - тогда давай в гостиницу, или может в моем джипе, - быстро на ходу он ищет другое решение. - Я его как раз на днях затонировал, - помимо устных уговоров, Зобов действует и руками, под столом он таки "ловит" Женину коленку и начинает ее нежно поглаживать.
  -- В машине не хочу, и в гостинице тоже, - капризничает Женя, внутренне уже поддаваясь и соглашаясь на любые дикости.
  -- Остаются, подъезд и кусты, - иронизирует Зобов, продолжая ласкать под столом Женину коленку.
  -- У меня есть местечко получше, - Женя резко убирает коленку, и внезапно лишившийся опоры Вовик, чуть не ударяется подбородком об стол.
  -- Здесь? - Поймав равновесие, он показывает глазами в сторону туалета.
   Хитрюще улыбаясь, Женя отрицательно мотает головой, - Нет, надо немного проехать.
   Зобов достает из бумажника пятьсот рублей и кладет их под чашку с кофе, - Пошли скорее.
   - Пошли мой жеребчек, - щекочет Вовкину ладонь Женя.
   Парочка "любителей утреннего секса" встает из-за столика и слившись в объятии выходит из кафе, при этом Зобов прикрывает ширинку прихваченным со столика меню. "Я была права, у Вовика стоит!", - заглянув краешком глаза за меню, улыбается своей победе Женя.
   "Рекогносцировка", она же инспекция предполагаемого "поля боя" проходит на повышенной скорости. Разгоряченные Женя с Вовиком "с разгона" врываются в прохладный (от сплошного бежевого кафеля) холл досугового центра и также стремительно пролетают мимо прокуренного до желтизны администратора Кубина. Женя на ходу приветственно кивнула головой администратору.
  -- Ваши во втором зале, - Кубин показывает рукой себе за спину.
  -- Спасибо, - скоро цокая по по кафелю каблуками, благодарит за "бесценную" информацию администратора Женя: "Еще бы их там не было! Убила бы!".
  -- Часам к шести закончите? А то у нас еще секция флористики, - вдогонку интересуется Кубин.
  -- Должны уложиться, - Женя, а за ней Зобов скрываются в длинном и узком коридоре.
   За поворотом они оказываются совершенно одни и Вовик тут же пускает в ход свои шаловливые руки. Он обнимает Женю за талию и прижимает ее к себе.
  -- У тебя, что опять сегодня утренник? - Зобов запускает руку Жене под блузку.
  -- Не совсем день рождения у ребенка, - у Жени учащается дыхание.
  -- А я там буду в качестве кого, зайчика или медвежонка? - Вовик целует Женю в шею.
  -- До праздника еще два часа, но если ты задержишься.., - Женина голова начинает кружиться от поцелуев.
   Неожиданно открывается дверь второго зала и в коридор выходит парень лет 20 в синей рабочей куртке - Ямов. Увидев подчиненного, Женя поспешно отстраняется от Зобова. "Что это? Кто? А! Я в порядке? Как моя прическа?", - прикрыв рукой распахнутую на груди блузку, собирает воедино разбежавшиеся мысли Женя.
  -- Жень, шариков мало, надо еще, - погруженный в насущную производственную проблему Ямов, не замечает Жениной странной несобранности.
  -- Да? - наведя на лице начальственную серьезность, Женя заглядывает во второй зал.
   В зале с большими, затянутыми рабицей окнами вялотекущая подготовка к праздничному мероприятию. Одну из стен украшает гирлянда из разноцветных шариков, на второй красуется приветственный плакат, у третьей парень в синем комбинезоне, надувает шарики из газового баллона.
  -- На эту стену не хватает, - Ямов показывает рукой на "голую" шведскую стенку.
  -- Вот тебе ключи, - Женя достает из сумочки ключи от машины, - возьмешь в багажнике шарики. Штук пятьдесят не больше. У меня еще послезавтра праздник с клоунами.
  -- Ага, - не очень убедительно обещает Ямов, берет у Жени ключи и уходит по коридору в сторону холла.
   Дождавшись, когда Ямов скроется в холле, Женя плотно закрывает дверь во второй зал и хлопает Зобова по животу.
   - Вовка, минуту подождать не можешь, сейчас мы поукромнее местечко найдем, - Женя подходит к следующей двери, и приоткрывает ее. - Что тут у нас?
   Сквозь дверную щель виден зал, в котором "сбежавшие" от домашних хлопот дородные домохозяйки, занимаются под началом худенького инструктора йогой.
   - Умора, - прыскает от смеха в ладонь Женя, - йогой занимаются, как они только гнуться? - она тихо прикрывает дверь.
   Вовик в это время заглядывает в другую дверь, - А здесь хорошо, ни кого, - он манит рукой Женю к себе.
  -- Что там? - тихим заговорщицким голосом интересуется Женя. - Что, не тяни! - не дождавшись разъяснения, она подходит к Вовику.
  -- Смотри сама, - Зобов сторонится, давая возможность Жене заглянуть внутрь помещения.
   Перед Жениным взором предстает небольшой учебный класс с партами, стульями и грифельной доской: "Миленько, и как-то даже романтично!"
   Зобов напевая: "Школьные годы, лучшие годы", начинает задирать женину юбку вверх. - Трахнуться на учительском столе, это шик!
   Женя, повернувшись лицом к Зобову, пятится назад в класс, - Только все потом поставим на места. - Она порывисто целует Вовика в губы.
   Под воображаемый школьный вальс, расстегивая на ходу друг на друге одежды Женя с Зобовым погружаются все глубже в класс. Вот уже женина блузка летит на стул, а зобовский пиджак планирует на парту, шелестя, юбка спадает на пол, а брюки съезжают до колен, сплетены: языки, руки, волосы. И по закону подлости на самом интересном месте, захлопывается дверь в класс.
   Я возмущен, просто нет слов!!!

Максим

   Блины с грибами и пирог с вишней легли ровным слоем в животе у Летова: "А ничего кафешка, буду теперь туда заглядывать и денег не сильно взяли". Максим останавливается возле "замаскированного" под подземный переход метро, и ставит под ноги спортивную сумку: "Сколько я с ней еще буду таскаться? Плечо уже режет". Летов разминает похрустывающие суставы и натруженное плечо. "Что-то в сон после еды клонит", - Мак прислоняется к теплому каменному бортику перехода, подставляет лицо солнцу и предается релаксу, как аллигатор после проглоченного ягненка.
   Макс, ты ни чего не забыл? "Сам ты крокодил зубастый! У меня все под контролем!". А если подумать. "А, точно! Хорошо, что напомнил".
   Летов открывает глаза, хлопает себя по карманам, вспоминает наконец где мобильник, и достает его из сумки. Макс набирает Лехин номер.
   - Алле, здорова! Как жизнь? Не слышу тебя, трещит,- Макс прикрывает другое ухо ладонью. - Дома? Не понял? Нет, я как раз.. А, ты чего.
   Телефонный разговор обрывается на половине шипящей фразы.
   - Черт, прервалась! - Летов снова пытается набрать номер, но безуспешно. - Что за еп...., в самом деле! Батарея села, - экран мобильника темнеет, пропадает время и индикация, после чего труба уходит "в глубокий сон". "Чего там Леха дома делает я так и не понял. Вроде не ест и не моется. Не труба у Лехи, а барахло, вот, что значит в переходе брал". Обмозговывая дальнейшие действия, Макс чешет небритую скулу и закуривает сигарету.
   Мимо Летова проходят три девчонки старшеклассницы одетые одна другой цветастее и экстравагантнее. Девчонки бурно жестикулируя, разговаривают между собой на непонятном для Макса "албанском" языке. Одна из девчонок отпускает фразу типа: "атот штрихЪ жжоцкий арешек" и заливается звонким заразительным смехом, ее ржач подхватывают две другие девчонки. Гогоча и толкаясь, подружки уходят все дальше и дальше от перехода. Летов смотрит вслед веселым девчонкам, и тоже слегка улыбается.
   "Чумовые девки, ржут как лошади, не остановишь", - Макс делает последнюю тягу и выкидывает сигаретный бычок в урну. - "Ладно, поеду к дятлу, вроде он пока дома".
   Для несведущих - дятел, подпольная кличка Лехи Дятлова, школьного кореша Летова. Они просидели за одной партой без малого пять лет, вместе вляпывались во всевозможные происшествия, ну и взбучку от директрисы получали на пару.
   Летов взваливает спортивную сумку на плечо и спускается в переход. Заходит в метро, покупает карточку на десять поездок и проходит через премудрый турникет. "Какой все-таки кайф ездить на своей машине, ни толкотни, ни давки, не этих карточек. Чем тут и куда ее прислонять?". На Макса и его большую сумку косит взгляд сержант милиции. "Во и этот туда же, в террористы меня наверное хочет записать. Хрен ему!". Летов медленно погружается на эскалаторе в утробу метро. На платформе полно народу -- поезда не было четыре с половиной минуты. Наконец подходит поезд, люди в дверях вагона стоят сплошняком. "По хорошему в вагон не попасть. Тогда уж извиняйте", - Летов с разбега врезается в живую стену и пробивает в ней брешь. Двери поезда закрываются и сплюснутого со всех сторон Макса уносит в темень метрополитеновского туннеля. "Выколупнувшись" из вагона на второй станции Летов поднимается по эскалатору наверх. "Ни чего не сперли?", - Макс проверяет карманы и отделения сумки. В вестибюле метро на Летова снова обращают внимание милиционеры. "Сговорились. Денег не дам!", - Летов проходит мимо милиционеров, за его спиной "стражи порядка" останавливают парня узбеко-таджикской национальности. "Готовь паря тысячерублевую регистрацию с Ярославскими церквами", - Макс выходит из метро на улицу. "Последний марш-бросок и сон", - на Летова пахнуло хлебозаводовской ванилью родного микрорайона. Здесь Макс провел бессознательное детство и чуть более сознательную юность с молодостью, пока не женился на Ленке и не переехал жить к ней. "Леха, готовь мне раскладушку и подушку", - Летов не спеша идет в сторону "стекляшки".
   Лехин дом в округе, слыл таксистским, хотя таксистов в нем проживало не больше чем в других домах. Может всему виной коммуналки, разбросанные по трем подъездам в шахматном порядке, на подобие таксистских "шашечек". Квартира Дятла относилась ко второй категории - темных коммунальных шашечек, и делил ее Леха с незлобивым но сильно пьющим соседом Михалычем.
   Летов уже битый час звонил в дверь Лехиной квартиры, но внутри ни чего даже не шелохнулось. "Чего с Дятлом, напиться уже успел? Пол часа назад голос был еще трезвый", - Макс меняет руку на звонке. Наконец за дверью послышались шаги.
  -- Кто там еще?- поинтересовался из-за двери Михалыч, не доверяющий "стереоскопическому" глазку, искажавшему людей и предметы до неузнаваемости.
  -- Это я, Макс, к Лехе, - Летов, пригладил волосы на макушке. "Теперь-то хоть узнает старый черт!".
   Открывшему-таки через минуту входную дверь пузатому и непропорционально длиннорукому Михалычу по паспорту было 55 лет, а вот по его собственным рассказам выходило все 80: "Я же еще до войны в авиакружке занимался, а потом меня в тыл, новые самолеты испытывать". Работал Михалыч не то на заводе, не то автобазе - токарем (показания постоянно разнились).
  -- Ты что ли? - Михалыч частично по отдельным приметам опознает Макса.
  -- Я, здорова Михалыч, - Летов жмет пухлую закопченную от машинного масла и солидола руку Михалыча.
  -- А чего ты один, где Леха? - Михалыч удивленно смотрит на лестницу.
  -- Его дома нет? - с надеждой в голосе, на обратное, вопрашает Летов.
  -- Леха, минут двадцать как умотал. А вы чего с ним не сговорились? - "крякает" довольно, потирая бугристый нос Михалыч.
  -- Я Лехе звонил, но у меня труба села, - оправдывает свое неурочное появление Макс.
  -- А, ну тогда заходи, он наверно вернется, - Михалыч поворачивается, и шлепая по липкому линолеуму задниками тапочек, идет по коридору в сторону кухни.
   Макс заходит в квартиру, закрывает за собой входную дверь, ставит на пол в прихожей большую спортивную сумку и вытирает о коврик ботинки - гостевые тапочки и веник в этой квартире отродясь не водились.
  -- Ты чай будешь? - с пол дороги оборачивается Михалыч.
  -- Нет, - Летов идет следом за Михалычем на кухню.
  -- Правильно, чего воду пустую хлебать, - Михалыч поднимает сиденье углового дерматинового кухонного дивана и достает из ящика 250 граммовый пузырек спирта. - Сейчас мы по чуть-чуть примем.
  -- Не, Михалыч, я не буду, еще сегодня столько дел, - зайдя в кухню, отрицательно мотает головой Макс.
   Пропуская мимо ушей возражения Летова, Михалыч открывая пузырек, - Да ты не мельжуй, садись. Мы же не все, по капельке только. - Он выливает спирт из пузырька в 700 граммовую винтовую стеклянную банку с магазинной бумажной "нашлепкой" маринованных огурцов.
   Понимая, что возражать Михалычу бессмысленно: "Укатает и уговорит все равно", Летов садится за стол.
  -- Я Лехе звякну? - Макс показывает на запыленный дисковый телефон стоящий на подоконнике.
  -- Звони, если он работает, - Михалыч отработано-технично наливает в банку со спиртом воды из синего фильтра.
   Летов снимает трубку телефона и прикладывает ее к уху, - Глухо, тишина.
   - Значит так и не включили. Девки Лехины наболтали на пять тыщь, а он все ни как не оплатит, - Михалыч легким движением взбалтывает "коктейль" в банке.
   Макс встает из-за стола и идет в прихожую за зарядкой, - И куда же они так названивали?
   - Да кто их разберет, в Донецк какой нибудь, - Михалыч для соблюдения рецептуры, ставит банку с доморощенной водкой на пол минуты в морозилку.
   Макс тем временем роется в вещах, - У Лехи же подруга из Рязани. - Достает из сумки зарядное устройство для телефона, и возвращается снова на кухню.
   - Ту он неделю назад, как бортонул, у него теперь новая, - Михалыч расставляет на столе нехитрый закусь: соленые огурцы в банке, чайный гриб на запивку (тоже в банке) и завернутое в "портянку" сало.
   Летов "запитывает" через зарядное устройство мобильник к розетке, - Когда он только все это успевает? - Удивляясь, Макс набирает Лехин номер на мобиле. - Алле, привет. - В этот раз связь была отменная, словно Леха спрятался в соседней комнате. - Ты где? Едешь, а я у тебя. С Михалычем. Когда вернешься? Завтра. Это поздно. Приезжать к вам на дачу. Ну, это далеко. Да нет, ни чего, просто дома поругался. Ладно, созвонимся, - Макс в задумчивости кладет мобильник на стол. Предложение Лехи было заманчивым, но трудно выполнимым: "Сто верст на электричке -- долго, зато там река -- рыбу можно половить. Завтра на работу, а в деревне воздух и Клавка с третьим номером!".
  -- Чего он там? - разливая разбавленный и охлажденный спирт по рюмкам, выводит Макса из стопора Михалыч.
  -- К подруге на дачу поехал. На десять минут с Лехой разминулись, - вздыхает Летов.
  -- Точно, Леха говорил, что веников дубовых мне нарежет,- напрягает свою выборочно дырявую память Михалыч. - Макс, ты баню любишь?
  -- Да, - соглашается Летов, мысленно находясь далеко от сюда, на речке с удочкой.
  -- Ну тогда давай за пар, - подняв рюмку, выдает "коронный" тост Михалыч.
  -- Давай, - Макс нехотя поднимает рюмку со стола и чокается с Михалычем. "День сегодня не задался".
  

Женя

   Только-только отгремело эхо "секс-пати", а Женя с Вовиком не успели толком отдышаться, как мы снова уже здесь.
   В небольшом классе с партами, стульями и грифельной доской, на учительском столе в позе миссионерши лежит Женя, оголено-расстегнуто-задрано-растерзанная до предела. Рядом со столом сверкая балдой, нарождающимся брюшком и задницей, стоит Вовик.
  -- Чумовой секс,- отдуваясь, Зобов нащупывает правой рукой в районе колен брюки с трусами и натягивает их до пупка.
  -- Ты меня чуть не порвал, - Женя с закрытыми глазами, ловит отблески оргазма. Обычно она предпочитает неспешный романтический секс в собственной постели, но иногда для встряски позволяет себе оторваться как сегодня, с долбежкой, царапаньем, заламыванием рук, шлепками и укусами. - У тебя попить есть? - Застегнув на груди лифчик и одернув, скатавшуюся в рулончик юбку, Женя садится на столе.
  -- Что? А, нет, - Зобов застегивает на груди рубашку на оставшиеся пуговицы, затем бредет к подоконнику с цветами, фикусами и прочей растительностью и заглядывает в пластиковую бутылку с надписью: "Дюшес" -- в ней пусто. Тогда Вовик движется к другому окну, где в зеленых зарослях фикуса притаилась желтая пластмассовая лейка, берет ее за ручку и взбалтывает. - Здесь есть немного. - Зобов определяет по "булькам" количество жидкости в лейке.
  -- Вода? - Женя осторожно ступает на пол, стараясь не наступить на собственные стринги, заброшенные Вовиком в порыве бог знает куда.
  -- Точно не спирт, - Зобов принюхивается к лейке, - без запаха. На цвет чистая, отстоявшаяся. Будешь? - протягивает лейку Жене.
   Женя брезгливо морщит нос, - Нет, она наверно с микробами.
   - А я рискну, - Зобов делает глоток воды из носика лейки. - Теплая, - причмокивает губами, затем льет струйку из лейки в пригоршню ладони и смачивает водой лицо. - Хоть чуть-чуть освежиться.
   Пройдя с пол класса, Женя находит свои стринги под партой четвертого ряда: "Хорошо полетали -- а вот как я? Вовик сегодня без презерватива кончал, могло и мне живчиков достаться. Ну и пусть забеременею, я давно хотела, и гороскоп советует именно сегодня", - поднимает стринги с пола и надевает их.
  -- Ты мои пуговицы от рубашки по соседству не видела? - Зобов протирает влажной ладонью шею.
  -- Не попадались,- Женя в этот момент переключилась на другую "животрепещущую" тему. - Мои гаврики, работники нас не запалили?
  -- Что-то такое было, - подливает "масла в огонь" Зобов.
   Женя с испугом смотрит на Зобова.
  -- Да нет, шучу. Можешь и дальше спокойно работать, авторитет твой не пострадал, - Вовик с улыбкой ставит лейку на подоконник.
  -- Это ладно. Главное, чтобы здесь не болтали. А то, в следующий раз помещение не выделят, - успокаивается Женя и берется за косметичку. "Где мои губы, где глаза, а прическа?!", - смотрится в свое отражение в зеркальце. "Кикимора", - Женя принимается орудовать кисточкой, помадой и расческой.
  -- Завтра сходим, поедим вечером? - надраивая шкодливо мыски ботинок краем шторы, интересуется Зобов.
  -- Да, если работой не завалят, - подкрасив губы и поправив прическу, Женя убирает косметичку в сумочку. - А лучше давай ночью на трамвайчике по Москве-реке покатаемся,- острый взгляд Жени замечает на полу следы преступления. Она достает из сумочки салфетку и вытирает с пола капли спермы. "Вот это у Вовки напор, на пять метров брызнул!", - Женя выкидывает использованную салфетку в урну.
  -- Ночью я должен быть дома, - Зобов надевает пиджак, возвращаясь к другой серьезной, деловой жизни.
  -- А, жена, - у Жени от обиды подступает комок к горлу. - Давай я тебе тоже рожу, у меня сейчас и время подходящее, - с щенячьей надеждой она смотрит в глаза Вовику.
   Зобов воровато переводит взгляд на часы, - О, времени уже сколько, надо бежать. Давай все завтра спокойно и обсудим, - поспешно целует Женю в губы. - Пока, я полетел.
   - Пока, - Женя теряется, чтобы еще сказать Вовику.
   Зобов выходит из класса. Женя остается одна, она смотрит на пустые парты, стулья, цветы на подоконнике, грифельную доску с нарисованной мелом в углу ромашкой. "Вовик меся совсем не любит, пользуется только". Женя подходит к доске и начинает стирать один за другим лепестки ромашки, шепча себе под нос: любит -- не любит. "Любит! Врешь ты все", - Женя стирает последний счастливый лепесток. "Кому я такая старая нужна, скоро уже тридцать. Дура, ребенка захотела!"
   А чего, ты Жень жмешься, рожай! "Вот тоже советчик нашелся, может еще усыновишь!?". Но это ты хватила МАТЬ, мне же по сюжету не полагается. "Ага, испугался! Не дрейфь, я девушка самостоятельная, сама разберусь".
   Долго рассусоливаться и киснуть некогда, работы вагон и маленькая тележка. Женя снова в седле, точнее в холле досугового центра, она глядит сквозь стеклянные входные двери на улицу. "Они что ли, или нет?", - Женя, щуря глаза, вглядывается в "подозрительные" силуэты мужчины и женщины, бредущие неспешно по боковой дорожке в сторону от досугового центра. "Точно, Лева с Раей!", - Женя выходит на улицу и машет рукой парочке.
   - Я здесь, суда надо!
   Мужчина с женщиной оборачиваются на Женин окрик. Это действительно Лева с Раей -- муж и жена, а по совместительству клоуны на детских утренниках и днях рожденья. Пятнадцать лет Лева с Раей колесили с цирками по необъятным просторам постсоветского пространства, но два года назад кривая вывела клоунско-семейный дуэт в Москву, здесь они и осели на постоянку. Из-за "колесных" сумок с реквизитом и хмурных лиц Лева с Раей больше смахивают на туристов с Казанского вокзала, чем на радостных клоунов. Сменив "противолодочный галс", они подходят к досуговому центру.
  -- Когда вы успели потеряться? Я же вам все точно расписала, как подъехать, - удивляется Женя.
  -- Не знаю, мы вот все записали, - Рая показывает Жене листок бумаги с записями.
  -- Рай, у тебя же вместо двенадцатого, двадцать второй дом. Вот мы в тупик и заехали, - Лева ставит на ступеньку досугового центра сумку и машет на жену рукой.
  -- Не надо Лева, - заводится Рая, - вон, двенадцать у меня. - Сует под нос Леве лист с записями. - Ты просто своими глазенками смотрел не верно.
  -- Я то все верно смотрел, - отпихивая от себя Раину бумажку, заводится в свою очередь Лева,- только это не цифры а закорюч..!
  -- У самого-то чего, лучше! - Рая показывает "изнанку" листа, где плывут волнами то увеличиваясь, то уменьшаясь строчки текста.
  -- Надо же понимать, я в машине на ходу писал! - Лева стучит себе по лбу костяшками пальцев.
  -- Реквизит не забыли, весь взяли?, - вмешивается в зарождающуюся склоку Женя.
  -- Да,вот, - снижает обороты Лева, - все в двух сумках. - Показывает головой на свою и Раину сумку.
  -- Какую дату отмечаем? - Вяло интересуется Рая.
  -- Девочке исполняется десять лет, зовут Ира. Вот здесь имена и отчества ее родителей и крестной, -- Женя передает Рае компьютерную распечатку.
  -- Что же, устроим детям веселье, - хитро прищуриваясь, чешет щетинистый подбородок Лева.
  -- Только, Лева обойдись без своих скабрезных анекдотов, - памятуя о прежних "шалостях" Левы, убедительно просит Женя.
  -- Если просишь, я могу, но нынешние дети по телику и интернету и не такое слушают и смотрят, - нехотя соглашается Лева.
  -- Рая, сделайте сегодня все культурно, без пикирующего вертолета, - продолжает подстраховываться Женя.
  -- Это было всего раз! - Задумавшись, Лева загибает пальцы на правой а за тем и на левой руке. - Ну может два, - скостив себе десяток другой правонарушений, соглашается он.
  -- Обещаем, Лева до представления, ни грамма, - "впрягается" за непутевого мужа Рая.
  -- Проходите туда, - слабо веря клятвенным заверениям парочки, Женя показывает рукой на коридор, - во второй зал. Переодевайтесь, гримируйтесь.
  -- Двинули, - Лева поднимает с пола сумку.
  -- Что у тебя в боковом кармане? - Рая хлопает Леву по подозрительно оттопыренному карману жилетки.
  -- Отстань, ничего, - отмахивается от жены Лева, стараясь сохранить свою тайну.
   Перекидываясь обвинениями и упреками, Лева с Раей уходят по коридору в сторону второго зала.
   Женя глядя им вслед тихо удивляется: "Вот, клоуны. Как они только детей смешат? А Крючков где? Тоже не туда поехал?". Женя набирает на мобильном номер штатного фокусника-факира.
   - Алле, Крючков. Едешь? Стоишь! А мне плевать, что сломался. Родители заказали фокусника. Бери такси и сюда пулей.
   Потревоженный Жениными "разборками", в холл из служебного помещения выходит Кубин.
  -- У вас все в порядке? - Интересуется Кубин.
  -- Да, обычные рабочие моменты, - слегка улыбается Женя.
  -- Может пока, со мной кофейку попьете,- администратор показывает на початый "медовик" на столе.
   От сладкой перспективы Женю уводит звонок мобильника.
  -- Извините, - беря трубку, Женя отходит в сторону. - Алле. Привет мам. Работаю. Как в клинике? Ты же на прошлой неделе в ней была. Зачем тебе новое обследование? Не придумывай, у тебя ни чего такого нет. Принимала бы прописанное лекарство и все. Сколько это стоит? И чего, это надо прямо сейчас? Хорошо, я поговорю с главврачом.
   Женина мама, Галина Сергеевна для своих пятидесяти лет была вполне здоровой женщиной, да и выглядела очень даже ничего, но вот подхваченное ею на отдыхе за границей поветрие, что за здоровьем надо следить, вылилось в целую манию с постоянными обследованиями во всевозможных клиниках. В одну из этих клиник Женя сейчас и приехала.
   В двухместной палате смахивающей больше на гостиничный полулюкс, помимо Галины Сергеевны лежала еще одна пациентка. Чем она болела и как ее звали я затрудняюсь ответить, но вот каким телевизионным передачам отдавала предпочтение, могу поведать. В меню входили: два Малахова, "контрольная закупка", "Марш Турецкого", разные версии суда, "Секс в большом городе" и "Отчаянные домохозяйки". Женя зашла в палату, в тот момент, когда Домогаров-Турецкий распутывал очередное преступление. Серия выдалась настолько захватывающей, что оторваться от нее было просто невозможно, а о том, чтобы приветственно кивнуть головой Жене, не могло быть и речи. Хорошо хоть Галина Сергеевна не подпала под чары телевидения, она сидя на кровати, перебирала вещи в косметичке. Женя упакованная по больничной традиции в халат, подошла к кровати матери.
  -- Мам, что опять стряслось? - Женя целует мать в щеку.
  -- Спина вчера заболела. Сначала несильно вот тут, - Галина Сергеевна прикасается рукой к пояснице, - а потом так сильно здесь. - Поднимает руку выше по позвоночнику. - Я всю ночь заснуть не могла.
   Женя садится рядом с матерью на кровать.
  -- Ты лекарства эти принимала? - Женя показывает на косметичку матери, в которой помимо помады и тому подобного, лежат упаковки с лекарствами. - Здесь как раз есть болеутоляющее.
  -- Жень, я эти инструкции почитала, - Галина Сергеевна разворачивает аннотацию к лекарству, - там же сплошные побочные эффекты. Вот это влияет на глаза, - достает из косметички первую упаковку с лекарством, - а это на почки и желудок. - Достает из косметички другую упаковку с лекарством.
  -- Но доктор сказал, если принимать лекарства в течение двух недель, ни чего страшного. А затем он тебе другие пропишет, менее вредные. Сейчас самое главное погасить воспаление.
   Галина Сергеевна недовольно бурчит, - Не нравится мне доктор.
  -- Почему? - удивляется Женя.
  -- Молодой слишком, к тому же еще и лысый, - фыркает Галина Сергеевна.
  -- А тебе значит подавай зрелого да еще и с волосами. Мам, ты же здесь лечишься, а не очередного любовника себе ищешь, - взывает к здравому смыслу матери Женя.
  -- Одно другому не мешает. - Галина Сергеевна кокетливо косит глаза к потолку. - Искать надо везде, тогда и будет все. Вот у тебя Жень как сейчас с мужиками? Замуж когда?
  -- Мам, не заводи эту песню снова, у меня все хорошо. Замуж еще успею выйти. А это у тебя чего? - уводя разговор в сторону от болезненной темы, Женя достает из косметички матери упаковку таблеток.
  -- Это я здесь уже купила, - Галина Сергеевна, забирает таблетки у Жени и понизив голос сообщает - Кажется, мне не тот диагноз поставили. Я хочу, что бы мне провели новое обследование.
   Женя качает головой, - Мам, папин кошелек таких трат не выдержит.
  -- Выдержит, подумаешь, не купит "БМВ", поездим еще год на "Вольво". Жень, ты поговори сейчас с главным врачом. Договорись с ним, ладно, - Галина Сергеевна сжимает Женину руку в своих ладонях.
   В сравнении с палатой Галины Сергеевны, кабинет главврача выглядел куда скромнее. Колорит ему создавали грамоты на стенах, да ряды экзотических бутылок с алкоголем на верхних полках стеллажа. Главврач сидел за рабочим столом и делал пометки в истории болезни, Женя, же стоя у окна смотрела на улицу к которой подмешивалось перевернутое отражение кабинета в оконном стекле. "Они полные или пустые?", - гадает Женя, - "Нет, если все выпить, здоровья не хватит. Так может по этому и поседел. А лет ему сколько? На вскидку пятьдесят с небольшим, а если пьет, значит моложе лет на пять, или вообще десять. Вот бы отца еще отучить от пива на ночь, пусть лучше пьет кефир. Дохлый номер, не послушает, скажет -- Жень, я для успокоения, вместо этих таблеток, выпью две три бутылочки и сплю спокойно. А на рыбалке, сколько же он этого пива? Наверное целую цистерну. И живот все от этого". Главврач закончив с "писаниной", откладывает в сторону историю болезни и фокусирует усталые глаза на Жене.
  -- Так о чем мы говорили в коридоре?
  -- О моей маме, Галине Сергеевне, - напоминает о минутном "блице" на подступах к кабинету Женя.
  -- Да, верно, - подумав, главврач снимает с полки медицинскую карту. - У Галины Сергеевны ни чего серьезного, обычный ушиб от падения, - перелистывает медицинскую карту. - Она у вас на горных лыжах катается.
  -- Да, мама любительница покататься, - сама Женя предпочитает серфинг, а из зимних видов коньки, по которым имеется даже разряд.
  -- Я думаю новое обследование будет излишним, - главврач бегло "пробежался" по анализам Галины Сергеевны.
  -- И я с вами согласна, - Женя подходит к столу, - но она же себе напридумывала страстей. Видите ли ей поставили неправильный диагноз.
  -- Такое невозможно, - главврач качает головой.
  -- Я знаю, но маму не переубедить, - Женя садится за стол напротив главврача. - Вы бы могли ей там что-нибудь провести для отвода глаз и денька через три выписать.
  -- Мы такой практикой не занимаемся, - главврач решительно закрывает медицинскую карту.
   "Ну вот все дело испортила! Что я теперь маме скажу?!". Погоди Жень, не все потеряно. Ты его хобби видела? "Которое?". То, что на стеллаже расставлено. "А, бутылки! Поняла".
  -- Какая у вас интересная коллекция, наверное долго собирали, я таких красивых бутылок в жизни не видела, - льстиво "поет" Женя.
  -- Сначала пациенты дарили, а я же почти не пью. Раздавал родственникам, знакомым, себе оставлял только единичные экземпляры. Ну а потом и коллеги к этому подключились. Здесь двадцать пять лет работы, - главврач смотрит на бутылки, за каждой из которых своя человеческая судьба. - Но а насчет вашей мамы, - добреет главврач, - если вы так настаиваете, мы можем взять у Галины Сергеевны повторные анализы.
   В это время у Жени в сумочке начинает звонить мобильный телефон.
   Женя виновато достает трубку, - Извините, это по работе, - встает со стула и идет к окну. - Да, что там у вас?
   Звонок, прервавший разговор Жени с главврачом исходит из досугового центра, а если точнее из примыкающей ко второму залу комнаты-склада временно переоборудованной под гримерку. Здесь сошлись два враждующих клана клоунов и факиров (но об этом "эпическом" противостоянии я расскажу как нибудь потом). Доехавший-таки на такси до досугового центра Крючков, прилепляет на "момент" к факирскому плащу недостающие звездочки, а Рая полностью перевоплотившаяся в клоунессу, вплоть до грима, разговаривает по мобильному телефону с Женей.
   - Да, Крючков появился, - Рая нехотя оборачиваясь в сторону Крючкова. - Реквизит при нем, - переводит взгляд на его черный кожаный баул. - С этим тоже в порядке, у нас другая проблема, - Рая выглядывает из комнатки-склада во второй зал.
   По залу, украшенному гирляндами шаров, вдоль столов со сладостями и газировкой прохаживается Лева. На Леве клоунский костюм, не хватает только грима на лице и клоунского парика.
   - У Левы парика нет, - обрисовывает Жене сложившуюся ситуацию Рая. - Смотрели, нет. Я предполагаю, его вчера сперли после представления. Ну что вы Женечка, кепкой или цилиндром Крючкова его заменить нельзя, в рыжем парике весь образ.
   Лева останавливается возле накрытого стола и склоняется над блюдом с пирожными. А вот Жене, стоящей возле окна в кабинете главврача, сейчас совсем не до сладостей. На ее хрупкие плечи сваливается очередной "геморрой".
  -- И где я вам сейчас этот парик раздобуду? У меня цирка поблизости нет. Где? Вряд ли. В игрушках или женских париках, ну может быть. Да, если я опоздаю, пусть Крючков первым начинает свои фокусы, - Женя вымученно улыбается главврачу. - Извините, коллективчик, то понос то золотуха. Сами шагу сделать не могут, все заваливают.
  -- Понимаю и у нас такое часто бывает, больные народ непредсказуемый. Я вот тут набросал предварительный курс обследования для вашей мамы, - главврач передает Жене листок бумаги с десятью пунктами "программы".
   Женя с опаской заглядывает в листок бумаги и тихо вздыхает - Папа точно повесится.
  

Максим

   Что это за коммунальная квартира в которой ни чего не происходит?! После уговоренной на кухне банки спирта, само собой нарисовалось дело. Михалычу понадобилось переставить у себя в комнате тяжеленный шкаф от одной стенки к другой. Без долгой раскачки Летов с Михалычем взялись за дело. Макс, согнувшись в "зюзю" и ухватив передние ножки шкафа, волок его за собой, а Михалыч, упершись в заднюю стенку шкафа плечом, толкал его вперед.
  -- Шкаф у тебя неподъемный. Чего ты в него набил, золотые слитки? - кряхтя под нагрузкой, весело интересуется Летов.
  -- Ты же сам заглядывал внутрь -- шкаф пустой, - Михалыч стучит по дверце шкафа, нутро которого отзывается гулким "эхом".
  -- Да ты Михалыч хитрый, небось второе дно к шкафу пришпандорил, - Макс не первый шкаф в жизни таскал, но этот был настоящим "динозавром".
  -- Ха! Просто он массивный, настоящий дубовый. Заворачивай, - Михалыч как раз поравнялся с карандашной "зарубкой" на обоях.
   Летов и Михалыч "вдоволь" наскрипевшись паркетом, с матерными благословениями всех и вся, кряхтениями и сопениями разворачивают шкаф у стены.
   - Ближе в угол, вот так, - руководит "парковкой" шкафа Михалыч. - Стоп! Заднюю стенку отодрали, - он в сердцах сплевывает на паркет.
   Летов заглядывает за шкаф. Здесь как полагается пыль и паутина, но главное -- действительно фанерный задник шкафа с одной стороны оторван.
  -- За что же мы зацепились? Стена же гладкая, - Макс пытается рукой приладить фанеру с выдранными гвоздями на прежнее место.
  -- Не знаю, значит, что-то было, - Михалыч тоже заглядывает за шкаф. - Да брось ты, не получится, только занозу посадишь. Сейчас я молотком прибью.
   Оставив "больной" шкаф на попечение Летова, Михалыч идет в противоположную часть комнаты за инструментом, порывшись в тумбочке, он извлекает на белый свет увесистый молоток и возвращается к шкафу.
  -- Это же не молоток, а кувалда целая, - косится на молотобойца-Михалыча Макс.
  -- У него рукоятка хорошая, так сама в руку и ложится, - Михалыч подбивает клин в молотке, прихваченными из тумбочки пассатижами. - Ты спереди шкаф попридержи, а я гвозди забью. - Михалыч скрывается с обратной стороны, за шкафом.
   Летов, примерившись к шкафу, упирается плечом в левую створку: "Она хоть и меньше, зато вторую прикрывает, правильно будет, не распахнется".
  -- Держишь? - с молодецким задором кричит из-за шкафа Михалыч.
  -- Да, - напрягается Макс.
   Михалыч бьет молотком по фанерному заднику шкафа. От удара шкаф вместе с Летовым слегка встряхивает.
  -- Полегче, - Макс потирает ушибленное плечо.
  -- Гвозди ржавые, погнулись, - извиняется Михалыч и тут же наносит новый удар.
   Помаленьку Летов приноравливается к долбежке и встряхиваниям со стороны Михалыча, но вот незадача, с издевательским скрипом начинает открываться "запертая наглухо" правая створка шкафа.
  -- Погоди! - Отпустив левую створку шкафа, Макс делает шаг в право, намереваясь закрыть соседнюю створку.
  -- Ты чего-то сказал? - вошедший в раж Михалыч, не слыша предупреждения Летова, наносит очередной удар молотком по заднику шкафа.
   Оставшийся на секунду "бесхозным" шкаф, ухнув под тяжестью удара, начинает медленно заваливаться на Летова. Макс с судорожным криком: "Держи его!", - вскидывает руки, навстречу падающему шкафу.
  -- А? - Опять не понимает, чего от него хотят Михалыч.
  -- Держи! - Ревет как лев Летов, сгибаясь под "многотонной" громадой шкафа.
  -- Сейчас! - Наконец Михалыч сообразил, что стряслось со шкафом, ну и Максом тоже.
  -- Давай скорее у меня ноги поехали! - Шкаф продолжает медленно заваливаться на отчаянно упирающегося Летова.
  -- Черт, выскользнула! - Жалуется Михалыч на свои толстые пальцы, не сумевшие ухватить как следует край шкафа.
   Максу наступает полный "крантец"! Слышится его протяжное утробное: "Ааааааа!", и выскользнувший из рук Михалыча шкаф, с шумом и грохотом придавливает Летова к полу.
   Встревоженный Михалыч склоняется над Летовым, - Макс, ты как?
   Летова хватило только на односложное, - Лежу, - в голове у него сейчас наблюдался полный кавардак с черными точками "мух", гудением паровоза и жжением в области макушки.
  -- А шкаф цел? - Михалыча больше волнует собственное имущество.
  -- Хрен его знает! - Макс постепенно приходит в себя: вспоминает как его зовут, что он вообще человек и какая сволочь стоит перед ним. - На кой мы его только переставлять вздумали?!
  -- Ща, я помогу, - Михалыч безуспешно пытается приподнять шкаф. - Здесь лом нужен. У меня был. Ты лежи, я сейчас.
   Михалыч убредает в коридор на целую вечность. За это время Макс успевает перелопатить громадье мыслей и гипотез в числе которых: "А вроде я не женат?", "У меня же была Феррари!", "Это все Леха надоумил Михалыча передвинуть шкаф!". Наконец в комнату возвращается Михалыч, как и обещал с ломом (с одной стороны у которого приварен топорик для колки льда). Михалыч, стараясь не задеть Летова, просовывает лом под шкаф и приподнимает шкаф на пол метра.
  -- Вот так. Вылезти сможешь?
  -- Попробую, - Летов медленно с трудом по черепашьи выползает из-под шкафа. - Я наверное теперь в два раза тоньше стал?
  -- Да ничего, почти как раньше, разве чуть-чуть поширее тут, - Михалыч показывает локтем (руки-то заняты ломом) на бока Летова. - Давай его сразу поставим, -от здоровья переходит к деловой части Михалыч.
  -- Блин, нос разбил, - Макс вытирает кровь с переносицы основанием ладони. - Гроб у тебя, а ни шкаф. Чуть меня заживо не похоронил.
   С трудом и опять же матом, Летов с Михалычем ставят шкаф на попа.
  -- Задник-то хоть прибил? - отдуваясь, и вытирая пот, с ехидством интересуется Макс.
  -- Прибил, - Михалыч гладит потемневшую от времени полировку шкафа.
  -- Молодец, - Летов хлопает Михалыча по спине.
  -- Ну чего, задвинем его? - Михалычу не хочется оставлять такое "плевое" дело на пол пути.
  -- Погоди, - Макс берется за поясницу, которую прострелил электрический разряд. - Кажется мне спину перекосило. Как я теперь ходить буду?
  -- Так, давай я лекарство.., - Михалыч поворачивается в сторону кухни.
  -- Знаю я твое лекарство. Опять с водой один в один разбавишь, - Летов прислоняет больную поясницу к шкафу.
  -- Можем и чистый, - для Михалыча не принципиально бодяжить или не бодяжить.
  -- В болото тебя, пить не буду! - Макс только-только вспомнил, что женат и у него в ремонте машина, как снова уходить в штопор с непредсказуемыми последствиями: "Чего доброго Михалычу, еще чего-нибудь двинуть приспичит".
   Практически любой микрорайон опутан сетью гаражей, где местные кулибины буквально на коленке восстанавливают "раритеты" советского, да и импортного автопрома. Было такое место неподалеку и от Дятловского дома. Десяток старых, перенесших ураганы и пожары гаражей притулился к заброшенной железнодорожной ветке без начала и конца. Ворота одного из гаражей распахнуты настежь. Внутри гаража стоит "Фольксваген Пассат" пятилетней свежести. В двигателе машины "ковыряется" просаленный мастер не то по имени, не то прозвищу Клим. Под "Пассатом" в ремонтной яме второй начинающий мастер Блохин, "колдует" над выпускной системой машины.
  -- Затянул? - интересуется Клим.
  -- Ну, еще пол оборота, - Блохин выглядывает из-под колеса.
  -- Смотри не перетяни, - предупреждает своего менее опытного напарника Клим и снова погружается в двигатель "Пассата".
   В ста метрах от гаражей на развилке дорог стоит Летов и решает в какую сторону двинуть -- в гаражи, или в стекляшку, а за ней на автобусную остановку. В конкурентной борьбе побеждают гаражи. "Зайду на минуту, поздороваюсь, узнаю как дела и двину дальше", - Макс взваливает на плечо спортивную сумку, и прихрамывая ковыляет к гаражам. На подступах к гаражам Летова замечает Клим.
  -- Здорова Макс, - Клим вытирает грязные руки тряпкой. - Ты чего это по походному, куда собрался?
  -- Да, типа того. А ты все Клим машины портишь, - Летов с улыбкой жмет Климу руку.
  -- Вот свою мне не отдал, теперь майся. Когда они тебе в сервисе сделают? - Клим закрывает капот машины.
  -- К концу недели обещали, - Макс проводит рукой по борту "Фольксвагена". - Эта, чья?
  -- Юриста. Мы ему всю ходовую перебрали, - Клим наклоняется к Блохину. - Хорош там крутить, вылазь, - глядит на потирающего спину Летова. - Ты чего за спину держишься, скрутило что ли?
   Летов прислоняется к борту машины, - К Дятлову заходил, - кивает головой на серую кирпичную пятиэтажку.
   Блохин, вылезая из-под машины, жмет руку Летову, - Так он еще с утра умотал.
  -- Знаю. С соседом его Михалычем посидели. И черт его дернул шкаф двигать, - кривит лицо от очередного прострела в пояснице Макс.
  -- Ну? - не понимает в чем проблема Клим.
  -- Чего блин, уронили, - Летов потирает окорябанный нос.
   Клим кивает головой, - Михалыч, он такой. Пенсия уже на загривок наступает, а все успокоится не может. Вечно что-нибудь делать должен.
  -- Помнишь, как он у нас домкрат испытывал? - улыбается Блохин.
  -- Это когда он мотоцикл за заднее колесо подвесил, - вспоминает прикол двухлетней давности Клим.
  -- Да, а потом еще хотел его кувалдой выправлять, - Блохин, живоописуя действие, поднимает с цементного пола погнутую деталь от подобного мотоцикла.
  -- Ой, мастер, - щурит глаза от улыбки Клим.
   Отсмеявшись, Летов с осторожностью садится на гаражный трехногий табурет.
  -- Чего, болит? - Клим наблюдает за мучениями Макса.
  -- Да, так, - морщиться Летов
  -- Может тебе в травмпункт? - проявляет участие Блохин.
  -- И чего они там сделают? - Клим, старый байкер, побывавший не в одной аварии, не сильно доверяет отечественной медицине.
  -- Ну, рентген, посмотрят, - мнется Блохин.
  -- Херь это все. Есть тут у меня одна массажистка, - Клим достает из кармана мобильник, и щелкая джойстиком, ищет в электронной записной книжке нужный номер. - Правда она сейчас по профессии не работает. Но сделает все на высшем уровне.
  -- Не надо, сейчас посижу, само все пройдет, - Макс категорически против каких-либо экспериментов над своим телом.
  -- Вот, нашел, - Клим пропускает мимо ушей возражение Летова, - Яна костоправ. Мы ей радиатор меняли. - Клим набирает номер, - Привет Ян. Узнала? Клим. Да, работаем. А ты? А ну это же хорошо. - Клим довольно подмигивает Летову.
   "И чего я дурак в стекляшку не пошел? А там ведь и остановка близко. Может бежать?!". Поздно, Клим тебя не отпустит. "Ну так придумай ему другое занятие, чтобы от меня отстал!". Да ты не бойся, не убьет же Клим тебя в самом деле. "Ох, эта мне ностальгия, здесь же все как всегда, поголовное пьянство и бардак!".
  

Женя

   Из клиники, Женя прямиком отправилась в ближайший торговый центр за париком для Левы. Информационный щит на входе в торговый центр показал, что павильон игрушек находится на втором этаже в секторе В. Женя поднялась по эскалатору на второй этаж, и поплутав с минуту по "проспектам" и "закоулкам" центра, нашла заветный павильон игрушек. Но вот незадача, на закрытых дверях павильона красовалась табличка: "Перерыв 10 минут". "Попала! Когда они теперь откроются? У нас 10 минут растяжимое понятие. Я здесь могу и пол дня проторчать. Ладно 5 минут, и пусть Лева катится ко всем чертям. Выступит у меня в Крючковском цилиндре как миленький!", - Женя засекает время на наручных часах. Насмотревшись на витрины соседних павильонов, она переводит скучающий взгляд на стеклянную стену, за которой видна стоянка возле торгового центра. На парковке, поперек разметки лихо останавливается "Фольксваген Пассат".
   "Он что, пьяный, так парковаться?", - тихо поражается безалаберности водителя Женя.
   Распахиваются двери нахального "Пассата" и из машины вылезают Летов с Климом, у гаражного асса поверх засаленного комбинезона для приличия накинута кожаная куртка. Клим без промедления, решительным шагом направляется к торговому центру. Макс тем временем достает из багажника "Пассата" спортивную сумку, взваливает ее на плечо, и прихрамывая, идет следом за Климом. На полдороги к торговому центру, Клим оборачивается, и начинает бурно жестикулируя руками, что-то говорить Летову. Следом открывается водительская дверь "Пассата", из машины выбирается Блохин и идет к Летову. Он пытается снять с плеча Макса спортивную сумку. Летов этому сопротивляется, не отдавая суму.
   "Точно, они там все пьяные", - выносит свой диагноз безумной троице Женя.
   Досмотреть, чем закончится перетягивание сумки Жене не суждено, в отдел игрушек "О удача!", - возвращается миниатюрная, почти-что детского росточка продавщица и открывает ключом входную дверь павильона.
  -- Девушка, вы к нам? - окликает Женю продавщица.
  -- А? - оборачивается Женя, - Да, мне нужен клоунский парик. Рыжий такой. У вас есть?
   Продавщица заходит в павильон, - Отдельно нет, а вот вместе с костюмом кажется были. Я сейчас посмотрю.
   - На взрослого этот парик пойдет? - Женя заходит следом за продавщицей в павильон.
   Продавщица начинает перебирать игрушки за прилавком, - Не знаю, я сама не мерила. Есть костюм арлекина. - Она кладет на прилавок упакованный в целлофан детский костюм арлекина.
   Женя подходит к прилавку и щупает сквозь целлофан ткань костюма, - Нет, этот не подходит. Мне нужен рыжий клоун. Поищите еще.
   - Да, может здесь, - выйдя из-за прилавка, продавщица подходит к стеллажу с игрушками в противоположной части павильона. - А может возьмете костюм чебурашки? - Показывает коричневый плюшевый костюм Жене.
   Женя тихо, - Лева с ушами -- это пи..дец! - Ей тут же представляется Лева в клоунском костюме с ушами от чебурашки, курящий сигарету и держащий в руке стаканчик с водкой. Вокруг же рассказывающего похабные анекдоты Левы, с открытыми ртами, сидят кружком на полу изумленные дети.
  

Максим

   Попав в торговый центр через те же стеклянные двери с фотоэлементами, что и Женя, наша парочка (Макс с Климом) предпочла другой маршрут, вдоль витрин нижнего белья и мобильных телефонов по главному "проспекту" первого этажа. В борьбе за спортивную сумку победил на удивление не Летов и не Блохин, а Клим. Он то и волок за собой сумку по кафельному полу центрального "проспекта", Макс же хромал себе налегке.
  -- На кой она здесь сдалась? - глядя на сумку, в третий раз повторяет свой вопрос Клим. - Надо было оставить в машине.
  -- Ага, Блохину сейчас скинут эсемеску, и он ломанет через весь город, битую машину смотреть. А я как дурак без всего останусь, - у Макса уже был опыт приблизительно десятилетней давности, когда он, Леха и Клим потеряли и себя и вещи и память и приличие белыми Питерскими ночами и потом два дня безуспешно пытались состыковаться. В результате Клим вернулся в Москву на попутках, Макс общим вагоном поезда, а Леха вообще умудрился без копейки денег спланировать в столицу на "Аэрофлотовском" самолете.
  -- Блохин так не сделает. Он нас дожидаться будет, - Клим готов уже был побожиться, только бы не тащить дальше тяжеленную сумку.
  -- А если перевертыш под списание? - "кроет" Клима железным аргументом Летов.
   Клим чуть смущенно, - Ну это конечно. - Неожиданно остановившись, он смотрит назад. - Стоп, мы вроде проскочили. Нам сюда, - Клим показывает рукой на боковой проход.
   Боковой "переулок" был отмечен зеленой полосой разделяющей "проезжую" части на два потока да буквой С через каждые пять метров. "Не нравится мне это зеленое веселье - Ленкин любимый цвет. Из-за ее склочности, я сейчас здесь маюсь. А мог бы дома на диване. Нет, надо разворачиваться. Это мне знак свыше, дальше не ходи -- Амба!", - холодок пробежался по болезной спине Макса. Не посвященный в размышления Летова, Клим заглядывает в павильон бижутерии.
  -- Яна у вас? - интересуется у продавщицы Клим.
  -- Яна в соседнем павильоне, - кивает на стену продавщица.
   За гипсокартонной перегородкой притаился павильон восточной атрибутики -- здесь и китайские вазы с веерами, фонари из рисовой бумаги, амулеты и все такое прочее. Макс с Климом заходят в павильон. В "фасадной" витрине павильона продавщица Зара расставляет статуэтки.
  -- Привет. Ты одна что ли? - Клим осматривается в павильоне.
  -- А кто вам нужен? - не оборачиваясь, Зара меланхолично смахивает пыль с головы китайского божка.
   Клим подходит к двери в служебное помещение, - Яна, ты здесь? - не дождавшись отклика, по хозяйски заходит в подсобку.
   Зара, продолжая расставлять статуэтки в витрине, одним глазом посматривает, на стоящего посреди павильона Летова, и на его спортивную сумку у ног.
   Макс же присматривается к экзотическим экспонатам, - Сколько тут у вас всего.
  -- Да, - с охотой включается в разговор Зара, - вот тут у нас целая коллекция нефритовых лингамов, - она показывает на полку с каменными членами. - Не увлекаетесь?
  -- Что-то не приходилось, - из всей сексуальной индустрии, Летов положительно относился только к порнухе и смазке, с трудом переваривал презервативы, а все прочее считал ненужным барахлом. "Бабе не самотык нужен, а мужик!".
  -- Если его подержать в руках, - не подозревая о Летовской "дремучести", продолжает нахваливать свой товар Зара, - он становится теплым как живой. Хотите? - Зара берет с полки нефритовый член и протягивает его Максу.
   Летов, как от чумного шарахается от лингама - Нет, спасибо, верю вам на слово.
  -- Может вам тогда....,- поставив на место нефритовый член, Зара смотрит на соседнюю полку с амулетами. - Вы хорошо спите?
  -- Когда дают, то да, - эта тема Максу куда роднее, особенно сегодня. "Дрыхнуть пора, а я все хожу. Еще и сюда влип".
  -- Вам необходим ловец снов, - Зара показывает Летову круглый амулет. - Он...
   В это время в дверях подсобки показываются Клим и жгучая брюнетка Яна. С одного взгляда Летов понимает -- "Такая девушка коня на скаку и остановит и в бараний рог свернет". В Яне роста как в хорошем баскетболисте, а в плечах спряталась если уж не косая, так обычная сажень точно, на оголенном же предплечье красуются выведенные хной иероглифы. "Не иначе боевой клич самураев", - Макс шестым чувством пытается определить, в каком месте за его спиной располагается спасительная дверь.
  -- Знакомься, это Яна, - в роли доброго "сводни", лыбится Клим. - Я твою ситуацию ей уже вкратце обрисовал.
  -- Да там, ничего особенного, само пройдет, - приставными шажками, Летов пятится к двери, точнее туга, где ему кажется она находится.
   Яна планомерно обходит вокруг Макса, глядя жадно на будущую жертву сверху вниз, - Вижу защемление, одного, нет двух позвонков.
   - А исправить это можно? - интересуется "добрая душа" Клим.
   Яна проводит рукой по спине Летова.
   Макс поеживается под порхающими по его позвонкам пальцами Яны, - Да, не надо, у меня такое уже было.
  -- Я сейчас сниму болевые ощущения, но для полного выздоровления надо пройти как минимум недельный курс массажа. Зара, на ближайшие пятнадцать минут меня ни для кого нет. Пойдемте, - Яна скрывается в подсобке.
   Макс готов врости в пол по пояс, лишь бы не идти в подсобку: "Есть же ведь мази, прогревания, зачем человека сразу доламывать!".
  -- Не дрейфь, - Клим подталкивает Летова в спину.
  -- Да, а ты сам у нее лечился? - "мечущаяся" душа Макса остро нуждается в положительных примерах.
  -- Я нет, а вот Савину она вправляла плечо.
   Пока Летов припоминает Савина и его историю, Клим заходит Макса в подсобку.
  -- То-то я смотрю Савин постоянно нервно глазами хлопает, - переставляя ноги по коридору, нащупывает смутные воспоминания Летов.
  -- Нет, это у него с детства, - пренебрежительно машет рукой Клим.
   Коридор оказывается таким маленьким, какие-то две фразы и вот она уже "пыточная". В маленькой комнатушке Яна застилает массажный стол полотенцем.
  -- Максим, снимай рубашку и ложись сюда на живот, - Яна подстраивает высоту массажного стола под больного.
   Мягкий и бархатистый голос Яны, действует на Летова успокаивающе: "Чего я в самом деле, разнервничался как мальчишка. Легкий массаж еще ни кому не вредил". Сняв рубашку, Макс ложится на массажный стол. - Я правильно лег?
   - Да, расслабься, - Яна начинает нежно гладить спину Летова своими большими но "добрыми" руками.
   Макс закрывает глаза, и чуть ли не мурлычет, - А ничего, так даже приятно.
   Яна плавно массирует спину Летову, затем "коварно" и резко двумя ладонями надавливает Максу на позвоночник.
   Боль электрическим разрядом в "380 вольт" прошивает тело Летова насквозь, задирая голову назад Макс кричит во все горло, - Ааааа!
  

Женя

   Поиски злополучного рыжего парика, завели Женю на первый этаж в боковой зеленый проулок, по которому десятью минутами ранее следовали Макс с Климом. Не остался без внимания уже знакомый читателю павильон бижутерии. В нем происходит почти та же сцена, что и с Климом. Женя, зайдя в павильон и пощупав для приличия висящие на витрине янтарные бусы, интересуется у продавщицы, - Где-то здесь должен быть павильон париков.
   - Это в конце галереи слева, - продавщица показывает направление рукой.
   В это время из соседнего павильона восточной атрибутики доносится приглушенный крик Летова. Женя вопросительно смотрит на продавщицу бижутерии.
   Продавщица вяло отмахивается рукой, - А, у соседей так периодически. Колдуют поди опять. У них тут змея сбежала, так на пол дня галерею перекрыли, пока змею не нашли.
   - Ага, конечно, - желание задавать дополнительные вопросы пропадает у Жени тут же. Со змеями у нее отношение то еще. В детстве гуляя по лесу с отцом Женя увидела в траве "ящерку", и взяв ее в руку радостно закричала: "Папа, смотри какая красивая ящерица!". Но тут у ящерицы появился длинный хвост и зубастая ядовитая пасть. Сразу стало дурно всем: и папе, и шокированной гадюке, и провинившейся Жене. Змея слава богу не покусала Женю, но вот нехороший осадок остался на всю жизнь.
   Женя скорым шагом проходит мимо павильона восточной атрибутики, с опаской поглядывая, на сдувающую пыль с бронзовой кобры, Зару: "Да у них тут целый культ, живых змей наверное вон в том ящике держат!", - обращает внимание на черный ящик с мелкими дырочками по бокам Женя. Страх так ускоряет Женю, что она в две секунды "пролетает" весь переулок, чуть не проскочив павильон париков. Своей неспешной "гламурностью" павильон париков успокаивает Женю, забываются пустые тревоги и волнения.
  -- Еле вас нашла, - Женя заходит в павильон париков.
  -- Мы сюда недавно переехали, раньше на втором этаже обитали, - извиняется продавщица париков.
  -- А чего так?
  -- Здесь проходимость больше, а значит и покупательная способность, - раскрывает секреты бизнеса продавщица. - Клиентки зачастую на второй этаж с пустыми кошельками попадают.
   До Жени долетает еле уловимый вскрик Летова. Женя оборачиваясь к двери, - Вы слышали?
  -- Нет, а что я должна была услышать? - недоумевает продавщица.
  -- Так, - вяло машет рукой Женя, но тут же вспомнив про Леву, оживляется. - Мне парик нужен. То есть не мне, мужчине, Леве.
  -- Он у вас лысый? - проявляет профессиональное любопытство продавщица.
  -- Лысый, нет. У Левы так волосы вообще то есть, - Женя показывает на себе волосатость Левы.
  -- Понимаю, - многозначительно кивает головой продавщица , - надо прикрыть, так сказать озеро в лесу. Цвет волос какой у вашего Левы?
  -- Пепельный.
   Продавщица начинает выкладывать на прилавок один за другим парики разных оттенков пепельного цвета, - Вот смотрите, выбирайте, какой вам больше подходит.
  -- Нет это не те цвета. Мне рыжий нужен, такой лохматый! - теперь Женя показывает на себе пышность парика.
  -- Он у вас имидж меняет, понимаю, это сейчас в тренде сезона, - вворачивает в разговор модное и загадочное слово продавщица.
  -- Он клоун, парик потерял, сволочь пропил! - Женя грозит сквозь стены, улицы, дома и дороги Леве кулаком. - Через пол часа выступление, а реквизита нет!
  -- Да, это другое дело, я сейчас постараюсь достать, а пока посмотрите вот эти, - продавщица показывает Жене для затравки несколько рыжих париков лежавших под прилавком и скрывается в подсобке.
   Женя, оставшаяся одна в павильоне, трогает рыжие парики, один парик примеряет на себя: "И как это будет на Леве?", - глядит на свое отражение в зеркале и недовольно кривит губы. "С такого клоуна дети плакать будут. Да, как там в досуговом центре?", - Женя снимает парик, достает из сумочки мобильник и набирает номер.
  -- Алле, Рая, что там у вас происходит?
   Действие снова переносится в досуговый центр в примыкающую ко второму залу комнату-склад-гримерку, здесь Рая в костюме клоунессы разговаривает по мобильному телефону.
  -- Уже началось, - Рая прикрывает плотнее дверь комнаты-склада. - Да, родители попросили. Крючков фокусничает.
   За закрытой дверью, в зале N2 "шарлатан" и выскочка (по мнению Раи) Крючков показывает детям фокусы с шариками, пряча и доставая шарики из разных мест: то из уха мальчика, то из косички девочки, то из сумочки мамы. Дети радостно смеются и стараются разоблачить фокус, пристально следя за руками Крючкова.
   - Нет, Левы здесь нет, - продолжает отчитываться по телефону перед Женей Рая. - Он вышел покурить. Я вам обещаю, он будет трезв.
   Сквозь окошко в комнатке -складе, видно, как одетый клоуном Лева на улице разговаривает о чет-то с двумя бомжеватого вида мужиками. Рая прикрыв трубку мобильника ладонью, машет в открытую форточку рукой.
  -- Лева. Иди сюда!
  

Максим

   Из павильона восточной атрибутики, застегивая на ходу рубашку "спортивным" шагом выходит возмущенный до нельзя, красный и "взмыленный" Летов. Пол минуты назад закончился "оздоровительный" сеанс мануальной терапии, как назвала его Яна, или "полный пи..дец!" как охарактеризовал тоже действие Макс. За Летовым еле поспевает отягощенный спортивной сумкой Клим. Клим пытается притормозить бег разгоряченного приятеля.
  -- Не трогай меня! - Летов отмахивается от Клима. - Чтоб, Клим я с тобой еще связался! Она же меня всего изуродовала!
  -- Неправда, вон какая у тебя спина прямая стала. Не то, что раньше скособоченная, - Клим карикатурно показывает прежнего (получасовой давности) Летова.
  -- Да, а то, что у меня от боли, чуть глаза не полопались -- это нормально?! - Макс еле сдерживается, от того, чтобы побить Клима.
  -- Яна же сказала, у тебя застарелый случай, - продолжает гнуть свое Клим, - большие отложения солей -- легкий массаж не помог бы.
  

Женя + Максим

   В павильоне париков намного спокойнее и тише. Продавщица показывает Жене очередной огненно рыжий парик.
   - Если вам нужно попышнее, его можно взбить расческой и зафиксировать лаком.
   Женя крутит в руках парик, - Не знаю, цвет вроде бы похож, у Левы такой же был. А размер, на взрослого мужчину он подойдет?
  -- Какой у него размер головы?
  -- Не знаю, ну вот такой наверное обычный, - Женя пытается руками показать объем Левиной головы.
   В это время мимо павильона париков проходят Летов и Клим. Женя замечает их.
   - Вот как у него! - Женя показывает пальцем на Клима, и тут же выскакивает из павильона. - Ой, извините меня пожалуйста, - обращается она к Климу. - Вы не могли бы мне помочь.
   Клим заинтересованно глядит на Женю, - Да, в чем...
   - Всего на секундочку, - не дает договорить Климу Женя. - Я парик мужчине выбираю, а у него голова как у вас. Не могли бы вы парик померить.
   Клим оборачивается к Летову, - Это, что, анекдот?
   - Ага, черный и с бородой, - с Макса наконец схлынули: "печеночная желчь" с "меланхолией", а мир снова наполняется теплыми радужными тонами. "Кажется, я где-то раньше видел эту девушку", - Летов изучает профиль Жениного лица. "Может на работе, или в метро. Нет, не то".
   Женя, стараясь не улыбаться, прикладывает руку к груди, - Нет, я серьезно. Выручите меня пожалуйста.
  -- Хорошо, где там ваш парик, - сдается на Женины уговоры Клим. - Надеюсь мне не придется для этого стричься на лысо, - он заходит в павильон париков.
  -- Нет, я же не такая злодейка, вот сюда, - Женя подводит Клима к прилавку.
   Последним в павильон, гложимый вопросом: "Где я ее видел, или это все побочные последствия массажа?", заходит Макс.
  -- Вот, примеривайте, - продавщица протягивает Климу рыжий парик.
  -- Где у него перед, - Клим, имеющий в основном дело с железками, пытается разобраться в премудростях парика, - а понял. - Видимо он наконец находит, что-то схожее с капотом или бампером.
  -- Не так, я вам сейчас помогу, - Женя помогает правильно по науке надеть Климу парик.
  -- Он мелкий, на глаза лезет, - жалуется Клим. - А где зеркало, посмотреть.
   Продавщица париков ставит на прилавок перед Климом круглое зеркало.
   - Я в нем, не пойму на кого похож, - улыбается Клим.
   "На старого трансвестита", - про себя отмечает Летов. "Все, уф! Вспомнил где я видел эту девушку", - на Макса снизошло озарение. "Сейчас посмотрим, вспомнит ли она меня", - он подходит к прилавку и негромко говорит Жене, - А мы с вами уже сегодня пересекались.
   Женя обернувшись к Летову, внимательно смотрит на него, - Да, а где? - Жене действительно кажется знакомым лицо Макса: "На каком-нибудь корпоративе, или утреннике. А может это тот из бара, когда мы с Ленкой напились. Нет тот был выше и нахальнее".
  -- Утром в кафе, - добавляет подробностей встречи Летов. - Вы друга ждали, а я вас попросил за моей сумкой присмотреть.
  -- Точно, - теперь и Женю посещает наитие "северный-маньяк-хоккеист", - вы за соседним столиком сидели. С сумкой все в порядке?
  -- Да, вот она, ни как ее к дому не пристрою, - Макс показывает на суму посередине павильона. - А у вас как встреча прошла?
   Женя грустно улыбается, - Ничего.
   А вот кого нечаянная встреча Жени с Летовым мало занимает, так это продавщицу с Климом. У них другая забота - предпродажный тюнинг парика. Клим, как цыпленок в гриле, медленно поворачивается вокруг своей оси, а продавщица порхая вокруг, взбивает и закрепляет лаком рыжие пряди парика на его голове.
  

Женя

   В холле досугового центра царит атмосфера футбольного стадиона. За стойкой администратора Кубин громко и активно с жестикуляцией комментирует телевизионный матч между "Крыльями советов" и "Рубином". Любимые "Крылышки" продувают со счетом 1:0, так-что Кубину в пору лезть в экран и показывать футболистам как надо играть.
   - Куда ты пас даешь? Это чужой! - Кубин хватается за голову. - Тьфу, такую атаку запороли!
   Вихрем ветра в досуговый центр врывается Женя, в ее распухшей дамской сумочке лежит рыжий парик из торгового центра. Она скорым шагом "пролетает" мимо Кубина.
   - Мои еще работают? - прерывает Кубинско-комментаторский дуэт Женя.
   Кубин на секунду отрываясь от телевизора, - Да, хороводы начали водить, - и снова впяливается в ящик. - Вот, по флангу пройди, - Кубин тычет пальцем в телевизионный газон.
   Женя скрывается в длинном и узком коридоре. "Во, впереди что-то слышно, вроде музыка", - пройдя коридором, Женя приоткрывает дверь второго зала. В зале, Рая в костюме клоунессы, под музыку из магнитофона, водит хороводы с детьми вокруг столов. "Так, а там у нас, что?", - Женя переводит взгляд в противоположную часть зала. В примыкающей к залу комнатке-складе виднеется голова Крючкова. "Он там один, что ли?", - Женя из коридора начинает делать Крючкову пассы руками.
   - Пссс! Где Лева? - заговорщицки шепчет Женя.
   Заметив Женю, Крючков дает понять жестами, что не разберет, о чем толкует Женя. "Тугоухий баран, а не фокусник! Должен мои мысли на лету ловить", - Женя машет рукой Крючкоу, подойти к ней.
   Крючков, завернувшись в черный плащ, тихо по стеночке, не привлекая к себе внимание детей, выходит из зила в коридор.
   - Что, такое? Я свою программу отработал. Даже больше,- подозревая, что его хотят заставить еще работать, занимает обиженную позу Крючков.
  -- Молодец, - Женя поощряет "работягу" Крючкова леденцом от кашля, - Лева где?
  -- Он же с Раей, - Крючков показывает рукой на дверь зала, - а нет, скорее всего в туалете. По крайней мере пять минут назад он был там.
  -- Засранец! - цедит сквозь зубы ругательство Женя и решительно направляется к туалету. - Лева, ты здесь?! - она распахивает дверь мужского туалета.
   В ответ - тишина. "Заснул что ли?", - Женя без тени смущения заходит в туалетный "предбанник", проходит мимо рукомойников -- никого. Тогда она заворачивает в чисто мужскую комнату с писсуарами -- опять никого.
   - Лева отзовись сволочь! Ты живой? - второй раз кличет непутевого клоуна Женя.
   "Не иначе пьяный заснул!", - Женя проникает в самые недра любого туалета, в комнату с "медитативными" кабинками, четыре двери из пяти закрыты. Женя по простому, без стука заглядывает в первую приоткрытую кабинку -- облом пусто.
   - Лева, прекрати прятаться, времени нет! - Жене уже порядком надоела эта "пионерская зарница".
   Она наклоняется и смотрит под кабинками. В предпоследней кабинке видны здоровенные клоунские ботинки. "Попался мудило!", - Женя подходит к этой кабинке и стучится в дверь. Ни кто не откликается.
   - Лева, ты что, заснул? - Женя сильнее стучится в дверь.
   Снова ноль эмоций. Тогда, рассерженная Женя, распахивает дверь в кабинку. На унитазе со спущенными штанами балдеет Лева, читая газету и слушая "хардовую" музыку в наушниках.
   - Библиотеку с дискотекой тут устроил, твою мать!", - Женя в сердцах разрывает газету пополам.
   От неожиданности Лева пугается, подскакивает на унитазе, бьется головой в сливной бочек, падая вниз на стульчак опознает грозную начальницу и "приземлившись" пытается прикрыть голые ляжки обрывками газеты.
   Женя сдергивает с Левы наушники, - Ты чего здесь расселся?! Рая там одна выступает!
   - Так у меня же нет реквизита, - виновато вжимается в кафельную стену Лева.
   Женя, вынув из сумочки парик, швыряется им в Леву, - Вот тебе реквизит, работай! - и выходит из туалета.
   Через десять секунд туалет покидает "ошпаренный" Лева. Он поправляет клоунский костюм, надевает на голову парик, - Жмет, я в нем буду потеть, - пискляво жалуется Лева.
   - Скажи спасибо, хоть такой раздобыла, - Женя грозит Леве зажатым в кулаке мобильником.
   Окончательно убедившись, что с Женей сейчас лучше не дискутировать, Лева тихонько проходит мимо нее. А вот Женю, Левина неожиданная покладистость, наводит на подозрение.
  -- Стоп, рот открой, - Женя притягивает за рукав Леву к себе.
  -- Да не пил я, - как перед гаишником, втягивая воздух в себя, божится Лева.
  -- Открой! - Женя непреклонна.
   Лева нехотя открывает рот.
   Женя принюхивается к запаху изо рта Левы, - Ты, что тормозуху пил? - морщится она.
   - Нет, я только чебурек, - нелепо отмазывается Лева.
   Из зала доносятся радостные крики детей, и Женя решает оставить разбор полетов на потом.
  -- Ладно, иди к детям, чебурек недоделанный. Нет стой! - Женя снова притягивает Леву к себе. - Открой рот!
  -- Зачем? - у Левы нервически подрагивает правое веко, а из-под парика начинают сочиться две струйки пота: "Все-таки запалила!".
  -- Открой, - Женя роется у себя в сумочке.
   Лева нехотя повторно, теперь уже как перед стоматологом, открывает рот.
   - Шире, - Женя, найдя в сумочке ментоловый освежитель для рта, прыскает им Леве в "пасть". - Теперь иди.
   "Благоухающий" Лева скрывается в зале. Женя в приоткрытую дверь наблюдает, как Лева с порога комично спотыкается, хватается руками за воздух пытаясь сохранить равновесие и наконец с грохотом падает на пол. Дети начинают смеяться над неуклюжим рыжим клоуном. Лева продолжая действие, встает с пола, дотрагивается до висящей плетью левой руки, затем до вывернутой в бок правой ноги и начинает плакать длинными струйками воды. От этого дети еще больше веселятся. "Ведь есть же у Левы талант, есть и дети от него в восторге. Только он сволочь его пропивает час за часом, день за днем!", - Женю отрывает от производственных переживаний звонок мобильного телефона.
   Женя прикладывает трубку к уху, - Да, мама, работаю. Нет не злая, нормальное у меня настроение. Да, с главврачом говорила, - она отходит от приоткрытой двери зала. - Он тебе проведет новое обследование, - Женя медленно идет по коридору в сторону холла. - Нет, папу не видела. Не говорить. О чем не говорить папе? Ах об этом. Я поняла, не буду. Мам, ты уже обедала? А что давали? Пюре овощное, а на десерт?
  

Максим

   Жиганить на ремонтируемой машине, верх неблагодарности. Вот и Блохину стоило только на прямом участке дороги поддать газу за впереди идущим представительски-пижонским "Мерседесом", как "выздоравливающий" "Пассат" чихнул, дернулся, крякнул и заглох. Не пристегнутых Макса с Климом по инерции качнуло в перед.
  -- И чего мы встали? - Клим потирает ушибленную коленку.
  -- Заглохли. Видишь, вся электрика сдохла, - Блохин показывает на обесточенные приборы.
  -- Хорошее дело, и чего они сдохли? - продолжает докапываться до напарника Клим.
  -- А я почем знаю, может предохранители полетели, - озвучивает одну из гипотез Блохин.
  -- Ты их, что не менял? - Клим стучит костяшками пальцев по щитку приборов, в надежде, что стрелки с датчиками каким-нибудь волшебным образом оживут.
  -- Менял, - в доказательство, Блохин достает из кармана использованную упаковку.
  -- На какие? - Клим пытается прочитать, что написано на разорванной упаковке. - Те, что в левом верхнем ящике лежали?
  -- Да, - согласно кивает головой Блохин.
  -- Они же бракованные, я их поменять собирался, - с досады, Клим хлопает себя по ушибленному колену и морщится от боли.
   Вот, ты статью последнюю в газете читал? Тоже связано с транспортом. Это о чем? Дремучий ты какой -- пираты наш корабль захватили, а затем обделались и экологами захотели прикинуться. Прекрати засорять историю посторонним мусором. Ктому же в 2008 ни чего подобного еще не было. Было, с нашими постоянно что-то происходит. Вот о чем писать надо -- масштаб, накал, драйв, а не о пробках твоих нудных и мелочных! Извини, какие уж есть, лучше спорт почитай. Все, продолжаю.
   Противным и нетерпеливым бибиканьем о себе напоминают, скопившиеся позади машины.
   Летов оборачивается назад и присвистывает от увиденного -- хвост за "Пассатом" уже растянулся на добрый километр, - Вы со спорами завязывайте, ненароком побьют.
   Блохин бросает встревоженный взгляд в зеркало заднего вида, - Что будем делать?
   - Толкать! - Клим распахивает дверь "Фольксвагена".
   За Климом из машины потянулись Летов с Блохиным.
  -- Я с вами опять спину угроблю, - Максу не улыбается корячится раком второй раз за день.
  -- Чего ты, Яна недалеко, вернемся, - Подтрунивает над Летовым Клим. - Ладно, мы с Блохиным сами оттараним машину, ты нас сзади прикрывай, чтобы какой-нибудь чайник не въехал.
   Блохин, продолжая исполнять роль водителя и вне машины, упирается в левую стойку ветрового стекла.
  -- С ручника снял? - поплевывая на ладони, экзаменует напарника Клим.
  -- Да,- Блохин выворачивает руль в право.
  -- Поехали, - впрягшись с "низкого старта" в багажник "Пассата", Клим начинает толкать машину к обочине.
   "Пассат", под "прикрытием" регулировщика-Макса, медленно и натужно трогается с места.
  -- Тяжело идет, - кряхтит Блохин.
  -- Давай сильнее, - Клим, проскальзывая от излишнего усердия подошвами ботинок по асфальту, требует от напарника поддать "газу".
   То ли в ходовой "Пассата" что-то не докрутили, то ли у дороги не тот уклон, только машина движется к обочине в час по чайной ложке. "Такими темпами, пробка до мкада растянется. Ох, доведут меня сегодня до могилы!", - тяжело вздыхает Макс.
   - Подвинься, - пихая Клима в бок, второй "лошадью" впрягается в багажник машины Летов.
   Теперь "Пассат" пошел гораздо шибче -- претендуя на роль лидера в спринтерском забеге черепах. За какие-то пять минут "Фольксваген" расправился с двумя правыми полосами попутного движения и уткнулся колесами в бетонный бордюр тротуара.
  -- Фу, докатили, - Блохин вытирает пот со взмыленного лба.
  -- Надо попить, - Клим достает из салона "Пассата" двухлитровую бутылку воды, делает глоток и передает бутылку Блохину.
  -- Вот и прошли обкатку, - сделав глоток из бутылки, Блохин плещет воду себе на лицо.
  -- Давай смотреть, - Клим открывает капот "Пассата".
   К Климу с Блохиным подходит отдышавшийся Летов, берет у Блохина двухлитровку с водой и делает глоток из бутылки, - На долго мы застряли?
  -- Нет, у меня тут, запасные предохранители были, - Клим лезет в бардачок "Пассата". - Та девка в магазине ни чего была.
  -- Какая? - не понимает Макс.
  -- Та, что с клоунским париком приставала, - подмигивает Летову из салона машины Клим - Ты ее знаешь?
  -- Да, сегодня утром в кафе пересекались, - Макс наконец соображает о ком речь.
  -- Ну ты ее надеюсь чпокнул? - Клим хлопает ладонью левой руки по сжатому кулаку правой.
  -- Когда? Мы всего-то две минуты виделись, а затем этот ее крендель привалил.
  -- Ну ты мужик даешь, надо было ее сразу в туалет тащить. Я бы ее точно чпокнул. А вот нашел, - Клим достает из недр бардачка пакет с предохранителями.
   "Мастера" вскрывают крышку с предохранителями, и начинают методом тыка определять, какие из них неисправны.
  -- Нет, этот предохранитель нормальный, ты соседний закопченный попробуй, - Клим тычет в предохранители отверткой.
  -- Который? А! Он чего-то залип, во вышел, - Блохин показывает Климу "подозрительный" предохранитель, - вроде нормальный.
   "Эта катавасия видать надолго", - Летов, прислонившись к багажнику "Пассата", набирает номер на мобильнике.
   - Здорова, еще раз, - приветствует напарника-холодильщика Дерюгина Макс. - Как работа? Девятую камеру отключил? Еще мясо пришло. Понятно, значит так и будет течь. Кстати, ты свое хобби еще не бросил?
   На хладокомбинате между тем течет каждодневная рутинная работа - из вагона рефрижератора грузчики выгружают бараньи туши. Рядом с вагоном стоит Дерюгин, следит за процессом разгрузки и разговаривает по мобильному телефону.
  -- У меня секция настоящая. Мы же с нашими планерами в последний раз на соревнованиях выступали, - про свое детище, кружок авиамоделирования Дерюгин может рассказывать часами, чем зачастую и занимается. - Да, на лето разъехались. Но с осени начнем, я и новые чертежи подготовил. Нет, ключи у меня.
   У обочины дороги та же картина - заглохший "Пассат", два "чудо-мастера" перелопачивающие все предохранители по второму кругу, и прислонившийся к багажнику "Фольксвагена" Макс, разговаривающий по мобильному телефону.
  -- То, что ключи у тебя, хорошо. У меня тут к тебе одно предложение, - интригует Дерюгина Летов. - Приеду, скажу. Да, где-то через час, - Макс убирает мобильный телефон в карман.
   Нае...авшись в волю с предохранителями, Клим с Блохиным присаживаются на траву рядом с машиной и закуривают.
  -- Ни хрена это не предохранители! - чешет затылок Блохин.
  -- Черт, значит проводка, - Клим пускает тонкую струю табачного дыма в тормозные колодки привередины-"Пассата".
   День движется к обеду, заряд утрене-кофейного задора постепенно иссякает и люди уже не столь по Московски деловито-активны. Те же настроения сейчас присутствуют и на хладокомбинате. Возле приоткрытых на метр ворот хладокомбината охранник Коля вяло изучает документы, которые ему протягивает спекшийся от жары водитель фуры. К воротам комбината неспешно подходит Летов, с неизменной своей спутницей -- спортивной сумкой.
  -- Коль, ты здесь уже прописался, - Макс кидает бычок сигареты под колесо фуры. - Вас, чего, совсем не сменяют?
  -- Мы ж, вахтовым, - коренной Рязанец Коля возвращает документы водителю фуры. - Неделя здесь, неделя дома. А то на билетах туда обратно кататься, разоришься. А ты чего вернулся? Холодильники что ли совсем?
  -- А когда у нас было по другому, - машет рукой Летов. - Менять всю эту рухлядь надо, а не возиться с ней.
  -- И у нас, турникеты барахло, сами срабатывают. Ты слышал, нового зама, в первый же день зажало. Он визжит матерится, а мы чего, если турникет такой. Пришлось электричество вырубать и его вручную вытягивать. Теперь через проходную не ходит, только на машине.
  -- Я думал это очередная байка, оказывается правда, - Макс заходит в приоткрытые ворота, на территорию хладокомбината.
  -- Было, - улыбается охранник.
   В облагороженной пол года назад однотонными бежевыми обоями служебной комнате Летов и Дерюгин. Дерюги сидит за столом перед монитором компьютера и тыкая одним пальцем в клавиатуру составляет заявку на ремонт.
  -- Кофем, что ли клавиатуру разили, у меня постоянно сдвоенная т получается, - Дерюгин удаляет очередную лишнюю букву.
  -- Просто у тебя пальцы слишком толстые, легче на клавиши дави,- Макс подходит к окну и смотрит на вагоны рефрижераторы на путях. Вдоль вагонов прохаживается толстый мужик в халате с черной папкой подмышкой. - Брагин, чего не в отпуске?
   Дерюгин откланяется на стуле назад и заглядывает в окно, - Так он уже вернулся, две недели на осень оставил.
   В углу на холодильнике звякает микроволновка с обедом.
   Дерюгин достает из микроволновки тарелку с поджаристыми купатами и ставит тарелку на стол, - Горячие, - дуя на пальцы, жалуется он на "перестаравшуюся" микроволновку.
   Летов, выполняя свою часть обеденного ритуала, наливает кипяток из электрочайника в две кружки и садится за стол. Напротив него за столом занимает место Дерюгин. Сменщики-холодильщики приступают к поеданию купат из общей тарелки, запивая их черным кофе из кружек.
  -- Вот непонятно, - Дерюгин поливает отрезанную половину купаты соевым соусом, - все продукты одинаковые, технология та же, а купаты в Иркину смену получаются сочне и мягче.
  -- Определенно, - жуя, соглашается Макс, - душу вкладывает.
  -- Или ворует меньше, - подмигивает Дерюгин.
  -- Нет, это ты на нее не наговаривай. Ирка дачу нынче купила, - делится услышанной давеча сплетней Летов.
  -- Молодец баба, - Дерюгин радостно чокается кофейной кружкой с Максом.
   Все хорошее когда-то заканчивается и Иркины купаты тоже. Наевшиеся и напившиеся Летов с Дерюгиным, развалившись на стульях, курят сигареты.
  -- Может мне окорочка во вторую камеру перекинуть? - Дерюгин стряхивает сигаретный пепел в распущенную "цветком" банку из-под "Спрайта". - Там места свободного две трети.
  -- А если индейку раньше приедут забирать? Снова все перелопачивать. Не парься, пусть все так лежит, - Макс закрывает глаза, его постигла великая нега.
  -- Да, пожалуй не буду, - позевывая, соглашается Дерюгин.
   В комнате наступает "законный" мертвый час, только длится он не дольше двух всхрапов Дерюгина. Во входную дверь начинают энергично стучать. Дерюгин, с превеликим неудовольствием встает со стула и идет открывать дверь.
  -- Если это Светка, меня нет, - тихо предупреждает сменщика Макс.
  -- Чего так? - так же тихо интересуется Дерюгин.
  -- Привяжется не отстанет.
  -- И чего, ты теперь вроде как опять холостой.
  -- Не, я потом с ней сам, - переходит на еле уловимый шепот Летов.
   Снова энергично стучат в дверь.
   - Кто есть, открывайте, - в ультимативной форме из-за двери требует Света.
   Дерюгин осторожно приоткрывает дверь, - А, привет Свет, ты. Я тут немного задремал, - он демонстративно позевывает.
   Света с подозрением заглядывает в приоткрытую дверь, ей виден стол с пустой тарелкой кружка и компьютер. Справа от Дерюгина, прячась от Светы, распластался по стене Макс, в руках у него улики преступления -- кружка и вилка.
  -- Макс к тебе не заходил? - Света пытается пробраться в глубь помещения, но натыкается на упертую в дверной косяк руку Дерюгина. - Говорят он здесь на базе.
  -- Нет, не заглядывал, - стоит на смерть Дерюгин.
  -- Ну если появится, скажи ему, пусть зайдет, - снимает осаду Света.
  -- Да, передам, - Дерюгин закрывает дверь перед Светой.
   Удостоверившись, что Светины шаги стихли в дали коридора, Макс садится за стол.
  -- Думаешь не проселка? - к Летову возвращаются прежняя сила и тембр голоса.
  -- Кто его знает, у баб нюх на это,- не раз попадавшийся, от того и женатый третьим браком Дерюгин хлопает Макса по плечу. - Ты когда обратно пойдешь, иди через дальние железнодорожные ворота.
   Выждав для верного с десяток минут, Макс засобирался на улицу, - Ладно, пойду.
  -- Как знаешь, - Дерюгин открывает шкафчик и достает, из висящий на крючке джинсов связку ключей. Отсоединяет от связки два ключа и кладет их на стол, - Вот, модели мне только не поломай.
  -- Не, я тихо, только поспать, - Летов убирает ключи, ради которых он и притащился на хладокомбинат в карман.
  -- Сначала большим ключом откроешь нижний замок, - Дерюгин крутит указательным пальцем в воображаемой замочной скважине, - а затем уже верхний, он немного заедает, так-что ты его потыркай.
   Дерюгин оказался настоящим оракулом, нижний замок открылся на раз, а вот с верхним, Летов уже устал возиться. "Еще примут за вора! Хотя, чего у Дерюгина из подвала брать", - на всякий случай Макс осматривается из приямка подвала по сторонам. В тихом жилом дворике гуляет легкий ветерок и дворник в оранжевом жилете с метлой. "Этот не сдаст, сам в Москве наверное неделю. Вон какое лицо темное. Наелся у себя дынь с арбузами и к нам", - приезжие Летову были по барабану, лишь бы холодильники чинить не лезли. Наконец сдается верхний замок и Макс входит внутрь подвала. В узком и длинном коридоре с коммуникационными трубами и проводами под потолком Летов рассматривает, развешенные по стенам грамоты.
   - Второе место, не хило, - Макс переводит взгляд на соседнюю грамоту. - Здесь вообще первое.
   Пройдя до конца коридора, Летов попадает в сумрачное помещение неопределенного объема с маленькими зашторенными окошками под потолком.
   - Где тут у них электричество? - Макс шарит по стене рукой, находит выключатель и включает свет.
   По мере прогрева ламп,помещение наполняется неоновым светом и объемом. "Да здесь метров 50 не меньше. Если все это выкинуть, можно бар с дискотекой замутить", - хмыкает над собственной шуткой Летов. В мастерской два больших длинных стола с верстаками, станками и инструментами. Под потолком подвешены планеры. Макс ставит сумку на пол и проходит в мастерскую. Он останавливается посредине помещения, приподнимается на цыпочки и кончиками пальцев дотягивается до одного из планеров. "Лети!", - Летов толкает его. Планер начинает мерно раскачиваться из стороны в сторону.
   - Как настоящие, даже лучше, - налюбовавшись планерами и понастальгировав, как он сам в детстве пускал бумажные самолетики, Макс переводит взгляд на испачканные пальцы. - Фу, пыль.
   Помыв руки под краном, Летов продолжает "хозяйничать" в мастерской. Среди обрезков досок на стеллаже он замечает рулон с чертежами. Летов раскатывает рулон на столе.
   - Новое детище Дерюгина. Где тут у нас, что? - Макс пытается разобраться в чертеже. - А, это наверное крылья. Ну это значит хвост.
   Удовлетворив любопытство, Летов оставляет в покое рулон с чертежами и проходит к окну, где "сгрудились" деревянные стулья.
   - Будем обустраиваться, - Макс начинает выстраивать из стульев подобие кровати. Закончив благоустройство лежанки, Летов замечает рядом с металлическим стеллажом дверь, - А там, что? - Он открывает эту дверь и заглядывает внутрь помещения.
   В 12 метровой комнате: письменный стол, холодильник, маленький телевизор и диван.
   - Во, это уже будет по человечески, - Макс садится на диван и проверяет его на прочность. - С такой мастерской и квартира не нужна, - позевывая, Летов скидывает ботинки и ложится на диван.
   В кармане засыпающего Макса, оживает вибра-отбойником мобильник. Летов достает мобильник из кармана.
  -- Алле, да открыл. Ни чего не поломал, - отчитываться перед беспокойным хозяином подвала Макс, - Да, сейчас вот лежу. Светка еще раз заходила! Значит контролеры проболтались. Что делать, спать конечно. Ну давай, - Летов прощается с Дерюгиным, кладет на письменный стол мобильник, дотягивается ногой до выключателя, гасит свет и лежа на диване, осоловелыми глазами смотрит в потолок. На потолке гуляют причудливые тени, просачивающиеся в комнату через маленькое окошко. "Вроде на африканских зверей похожи: львы, слоны, жирафы, бегемоты. Будете меня охранять", - Макс закрывает глаза и засыпает.
  

Женя

   Закончилось праздничное представление с лимонадным фуршетом, хлопушками, бенгальскими огнями и категорически запрещенными скабрезными анекдотами Левы. Из второго зала в коридор выходят довольные дети и их родители. В опустевшем зале остаются Женя и отец именинницы.
   Отец именинницы жмет Жене руку, - Все прошло просто великолепно. Анжела так смеялась. Особенно клоун. Бац! - он показывает утрированно, как падал Лева. - Мы теперь у вас все праздники будем заказывать.
   - Да, конечно, вот моя визитка, - с голливудской улыбкой Женя протягивает отцу именинницы визитку, а про себя поражается: "У Левы анекдоты -- уши вянут, а дети с родителями ухохатываются! Может я отстала от жизни, посмотреть что ли "Аншлаг" с "Домом 2"?".
   Отец именинницы берет у Жени визитку, - Спасибо. А это вам, - достает из внутреннего кармана пиджака конверт и протягивает его Жене.
  -- Что там? - Женя прощупывает подушечками пальцев внутренности конверта.
  -- Маленький презент, - как порядочный взяточник, чуть розовеет отец Анжелы.
   Женя заглядывая в конверт и видит там деньги, - Но вы же все уже оплатили.
   Отец Анжелы дотрагивается до Жениной руки, - Это вам лично, спасибо, - направляется к двери.
   - И вам всего хорошего, - прощается Женя.
   Не успевает еще толком закрыться дверь за Анжелиным отцом, как из комнатки-склада по пояс высовывается Крючков (наблюдавший украдкой в замочную скважину за процессом передачи денежных средств), уже без грима в повседневной одежде.
   - Ну чего, разбегаемся? - Крючков подходит к Жене.
   Женя деловито пересчитывая деньги в конверте, - Да, послезавтра работаем на даче. - Протягивает Крючкову 500 рублей.
  -- Может еще? - Крючков не торопится убирать пятисотрублевку в карман.
  -- Еще будет в получку. Тут всего три тысячи, - Женя показывает Крючкову остальные деньги.
   К дележу подтягивается Лева.
  -- На четверых выходит по семьсот пятьдесят, - Лева на ходу стирает салфеткой грим с лица.
  -- Это чего это на четверых? - кипятится Крючков. - У вас с Райкой один номер на двоих. И реквизита ни какого. Надо по тыще.
   Последней к дележу поспевает Рая. Она без грима на лице, но все еще в костюме клоунессы.
  -- Ты свои фокусы пятнадцать минут покрутил и все, а я детей целый час развлекала.
  -- Я не пятнадцать, а сорок, строго по сценарию, а то что, Лева парик свой просрал, - Крючков театрально приседает разводя руки в стороны, - не моя забота!
  -- Да, ты....! - Лева собирается залепить Крючкову в морду подносом с остатками торта.
  -- Стоп, хватит! - Женя расталкивает Крючкова с Левой в разные стороны. - Прекратите базар. Премия делится на всех и на техников тоже. Вот Рая тебе пятьсот, - протягивает Рае "красненькую". - А ты Лева, сегодня в пролете.
  -- Это чего это? - петушится Лева.
  -- За парик свой новый расплачиваешься, - Женя убирает конверт с деньгами в сумочку.
  -- Да он мне мал! - Лева стаскивает парик с головы и протягивает его Жене.
  -- Я тебе чек дам, обменяешь на больший. И смотри не потеряй, - грозит Леве указательным пальцем Женя, - а то не только премии лишу.
   В зал заходят Ямов и его напарник.
  -- Ну чего, разбираем? - Ямов смотрит на разукрашенные стены, столы, стулья.
  -- Да, и постарайтесь хотя бы половину шариков не ухлопать, - дает добро на демонтаж Женя.
   Лева с Раей переругиваясь, уходят в примыкающую к залу комнатку-склад, а Крючков, с непонятно откуда взявшимся кожаным реквизитным баулом, выходит из зала в коридор.
   Ездить по Москве днем на машине, да еще и по центру -- равносильно подвигу. Женя решила рискнуть: "Проскачу, мне тут не далеко, минут за двадцать доберусь", и буквально тут же на Сущевке вляпалась в знатную пробку. Движение во всех полосах в обоих направлениях встало на глушняк. Со всех сторон Женин "Акцент" окружили враждебные, чадящие выхлопными газами и пышущие жаром машины. Бонусом ко всему палящее и слепящее солнце в глаза.
   Женя опускает солнцезащитный козырек, - Фу, не выносимо, - смотрится в зеркало заднего вида, не потекла ли косметика, протирает лоб и скулы влажной салфеткой. Становится чуть-чуть полегче, но все равно жарко. Тогда Женя крутит ручку кондиционера. Из дефлекторов начинает поступать прохладный воздух. - Во, холодком подуло, - она подставляет лицо под струю воздуха, затем изогнувшись остужает затылок плечи и шею, взбивает волосы, загоняя в них запас "кондиционированного мороза". - Надолго это еще? - Женя возвращается в исходную позицию, и от скуки начинает перещелкивать FM станции на магнитоле. На одной из радиостанций передают погоду.
   Бархатистый голос ведущего успокаивающе сообщает, - В Самаре + 18 дождь, в Казане + 20, в Нижнем Новгороде +19 облачность, в Санкт-Петербурге + 22 дожди, и наконец погода в Москве, сегодня дождь маловероятен, солнечно + 24 + 26.
   - И чего он врет, - Женя машет рукой на невидимого ведущего и смотрит на электронный термометр на панели приборов, на нем + 29. Женя переключается на другую радиостанцию, здесь передают гороскоп.
   Не менее приятный и вкрадчивый голос ведущей сообщает - Козероги, сложный день, вероятны проблемы с системами коммуникации и бытовыми приборами, ограничьте контакты с ними. Вы подумываете о дорогостоящей покупке в кредит, отложите ее на пару недель. Пожилые люди плодотворно поработают, или отдохнут на даче.
   - Сейчас про меня будет, - Женя делает радио погромче.
   Ведущая продолжает, - Водолеи, отличное время для признаний в любви: супругу или любимому человеку.
   - Они там, что все сговорились? Одно и тоже талдычат. Где я вам мужика стоящего достану? Зобов, вон как виляет, от жены своей точно не уйдет. Долго еще стоять! - Женя порывисто давит на клаксон. - Нет, это не выносимо! - она выходит из машины и проходит вперед метров пять. Здесь возле своих автомобилей стоят два водителя.
  -- Что там случилось? - обращается к одному из водителей Женя.
  -- Кто его знает, - пожимает тот плечами.
  -- Авария, что же еще, - констатирует другой водитель.
  -- А когда поедем? - не унимается с вопросами Женя.
  -- Может сегодня, а может и завтра, - с пессимизмом в голосе заявляет первый водитель.
   Такой расклад Женю совсем не устраивает: "До ночи сидеть, я так работы лишусь и прощай осеннее море, флирт, брызги с волнами". Для сбора информации она проходит дальше вперед, огибает грузовик и перед ней открывается картина. На перекрестке, поворачивавшая налево фура притерла бортом черный джип. Возле поврежденного джипа большая группа безлошадных водителей, в центре которой непосредственные участники аварии. Водитель джипа тычет рукой в покореженное крыло своей машины, водитель фуры в свое оправдание и защиту наглядно показывает окружающим, что он не видел джипа.
   Женя обращается к водителю близстоящего микроавтобуса,- Гаишники уже подъехали?
   - Не а, - водитель микроавтобуса чешет лысину на макушке.
   У Жени в сумочке оживает, не беспокоивший ее последние десять минут, мобильный телефон.
   - Алле, - Женя прикладывает трубку к уху, - буду, пока не знаю во сколько. В пробке застряла. Ну как, звук выставил?
   Сиротливую обеспокоенность проявляет "брошенный на произвол судьбы" звукотехник Битюков. Он на сцене банкетного зала, взгромоздившись на большую колонку и прижимая плечом мобильник к щеке, подсоединяет провода к усилителю.
   - Низы слабые и запаздывание большое, вот послушай, - Битюков дотягивается до микшерского пульта, врубает на полную музыку в зале и подносит мобильник к колонке на которой сидит.
   Стоящая возле микроавтобуса, Женя отшатывается от мобильного телефона, из которого вырываются оглушительные децибелы музыки.
   - Ты что там, охренел?! Я чуть не оглохла! Мозги, что ли закоротило?! - с расстояния вытянутой руки клеймит позором звукотехника Женя. Когда гул в голове начинает стихать, она снова приближает мобильик к уху. - Вырубай! Чего? Не поняла, - Женя не может разобрать, что ей отвечает Битюков. Она прикладывает мобильник к другому здоровому уху. - У них же есть. Спроси у администратора, она знает.
   Наругавшись в волю с звукотехником, Женя убирает мобильник в сумочку и идет по дороге в обратную сторону к своей машине. Справа от Жениного "Акцента" образовалось свободное "окно" -- водитель соседних "жигулей" загнал свой автомобиль на тротуар. "Не выдержал бедолага, решил колымагу бросить", - Женя облокачивается на горячий капот своей машины. Пока Женя рассуждает про себя как ей поступить, опустевшее место на дороге пытается занять стоящая позади "Мазда". Под "грузом надвигающихся обстоятельств" у Жени в голове моментально рождается план.
   - Подождите, стойте, - Женя машет рукой, притормозить "Мазде" и одновременно судорожно выискивает в мобильнике нужный телефон: "Где он? Здесь? Нет! А, есть!". Женя набирает номер. - Алле Макар, это я. Чем занимаешься? Здорово. А я вот в пробке застряла, - Женя садится за руль "Акцента". - В клуб? Давай сходим, нет не сегодня. Завтра нет, ну решим когда, - Женя выкручивает свой "Акцент" вправо и загоняет машину передними колесами на тротуар.
   Кто это еще? Ни какого Макара в нашем повествовании быть не должно! "Это может в твоем нет, а в моем да!". Где ты с ним познакомилась, когда?! "Ой, да мало ли мест, утомил уже своей ревностью".
   За столиком открытого летнего кафе сидит "незапланированный" патлатый байкер Макар в кожаной безрукавке и таких же практичных штанах. Рядом с Макаром на свободном стуле лежит рогатый шлем и очки. У перил кафе стоит блестящий хромом выхлопных труб черный чопер. Макар, попивая пиво из пластикового стакана, разговаривает по мобильнику с Женей.
   - Я могу тебя Жень, подхватить. А где ты застряла? До эстакады или после? Я знаю это место.
   Приткнув за разговорами с Макаром "Акцент" на тротуаре возле троллейбусной остановки, Женя выходит из машины, - Да, перед поворотом, - сообщает она другу-байкеру свои точные координаты на Сущевке. - Второго шлема у тебя нет? Тогда повезешь меня тихо-тихо. Не умеешь! Ты постарайся Макар, мне еще сегодня работать.
   На проезжей части тем временем без перемен, сплошные ряды неподвижных машин, и ни одного Гаишника в округе.
   Рассекая пробку на сквозь, Макар "несет" Женю на своем мотоцикле к ресторану "Берег", где без нее не ладится практически ни чего. Скорость и свист встречного ветра для Жени не помеха, прячась на задней сидушке чопера за могучей спиной Макара, она ведет мобильно-телефонные "баталии" с ведущим сегодняшнего корпоратива Игорем Верником.
   - Как не сможешь? Что случилось? Мы же договаривались!
   Макар закладывает очередной лихой вираж, подрезая плетущуюся еле-еле арбузную фуру и "легкомысленная" Женя чуть не вылетает из седла на асфальт, она обхватывает свободной рукой рокера за живот и впивается ногтями Макару в "мясо". - Макар, помедленнее уронишь! - И снова с головой уходит в трудный разговор с Верником, - Разбился! Как, совсем? Не знаешь, снимки не готовы. Какая больница, я сейчас подъеду. Да, найду, - раздосадованная Женя тычет Макара в кожаную жилетку мобильником. - Макар, разворачивайся, нам в другую сторону.
   Откликаясь, Макар поворачивается в пол оборота назад, - А чего, так? Тебе больше не надо в кабак.
   - Да, ведущий -- Верник, где-то умудрился навернуться, ногу повредил, сейчас в больнице. Надо к нему. - Про себя же Женя отмечает: "Секс на рабочем месте, всегда не к добру, чего-нибудь после него да приключится. Вот сегодня Верник. А в прошлый раз, что было? Кажется машину поцарапали и гитару в бассейне утопили".
   Макар происшествие истолковывает по своему, одобрительно хмыкая, - Наверное на мотоцикле. Я тоже сколько раз летал через руль. - Он закладывает резкий вираж вправо и уходит с ревом на боковую улицу.
  -- Нам же туда! - Женя безнадежно показывает назад.
  -- Там времени много потеряем. Здесь простора больше. Держись! - Макар давит на газ, и мотоцикл устремляется веред словно ракета.
   Женя обхватывает руками Макара с боков и вжимается всем телом в его спину.
   Город для Жени одновременно размазался и сжался, дома, люди, дорога слились в один сплошной серый тоннель. "Мы похожи на мышей, пробирающихся по сырным ходам. Куда, как -- непонятно! Чего там Макар впереди только видит?", - Женя выглянула любопытным глазом из-за плеча Макара, и тут же закрыла его. "Страх-то какой!".
   Макар сбросил газ, и плавно подкатил к больничному корпус, - За пять минут доехали, а ты сомневалась.
  -- Это не езда а смертоубийство, - Женя сползает с мотоцикла на асфальт. - Как моя прическа, от нее что-нибудь осталось?
  -- Во, - Макар одобрительно показывает Жене большой палец, - хоть сейчас на сцену "Коррозии металла" на подтанцовку.
  -- Понятно, совсем беда, - Женя достает из косметички расческу и зеркало и попытается причесаться. - Так я на долго зависну, а времени ек! - Покапавшись в сумочке, Женя вытягивает со дна шелковый платок и повязывает его поверх растрепанных волос. - Годится, - улыбается собственному отражению в зеркале. - Подождешь, я скоро, - вместо залога, Женя передает Макару расческу.
  -- Давай, я там буду, - Макар показывает рукой на открытую кафешку за оградой больницы.
  -- Пивом сильно не увлекайся, нам еще дальше ехать, - Женя, поднимается по каменным ступенькам и заходит внутрь больничного корпуса.
   Раздобыв у вахтеров за полтинник бахилы на ноги и халат на плечи, Женя проходит в травматологическое отделение. Здесь царство костылей и гипса, по коридору по делу и просто так прохаживаются больные. Женя вглядывается в их лица, в надежде пересечься с Верником: "Нет, его здесь нет. Прячется от меня. Ну ничего, я Игорька из-под земли выну". Она останавливается возле двери с табличной ординаторская: "Здесь-то все и узнаю". Женя открывает дверь и заглядывает внутрь помещения. В ординаторской молодой врач сидя на кушетке, пьет чай и перелистывает газету.
  -- Добрый день, - обольстительно улыбается Женя. - Вы не подскажите, в какой палате я могу найти Верника?
  -- Это которого? - молодой врач отрывается от газеты.
  -- Артиста, шоумена, - услужливо подсказывает Женя.
  -- А, журналистка, - врач повнимательнее приглядывается к Жене, - будете его снимать.
  -- Нет, я из театра, - Женя манерно закатывает глаза к потолку, - проведать коллегу по сцене.
  -- Посмотрите в четвертой палате, - неуверенно сообщает доктор, - может там.
  -- Спасибо, - Женя закрывает дверь ординаторской и идет дальше по коридору.
   Дверь в четвертую палату приоткрыта для проветривания. В самой палате один больной на растяжках.
   Женя осматривается в палате, - Здрасти, Верник здесь лежит?
  -- Да, он вышел, - больной поворачивается не загипсованным верхом в Женину сторону.
  -- А куда? - продолжает "пытать" пострадавшего Женя.
   Больной неопределенно пожимает плечами.
   Ни с чем Женя выходит из четвертой палаты. "Следствие зашло в тупик, или Пуаро обделался жидким стулом. Что же, серия номер два", - Женя смотрит в одну, а затем в другую сторону коридора. По коридору так же неспешно прохаживаются больные, и чуть интенсивнее медсестры -- Верника среди них нет. "Попытаю счастья на другом этаже", - Женя проходит до конца коридора и сворачивает на лестничную площадку.
   Здесь, возле пышнолистной пальмы в горше под табличкой: "Не курить!", на лавочке сидит Верник, и курит сигарету. У Верника загипсован голеностоп левой ноги, а рядом с лавочкой к стене прислонен костыль.
  -- Здрасти, Игорь, - Женина радость выражается в широкой улыбке.
  -- Нашла, - Верник меланхолично выпускает клубы дыма в потолок.
  -- Как ваша нога? - Женя садится рядом с Верником на лавочку.
  -- С такой высоты вниз, эх! - Верник бухает кулаком по здоровому колену. - Чуть весь не убился. Место там, с восходящими и нисходящими потоками воздуха, не угадаешь. Стропы параплана перекрутило. Хорошо, внизу кусты попались. Выступать теперь точно не смогу.
  -- Ну что же делать Игорь? - Расстраивается Женя. - Мы же с вами договаривались! Я вам замену за три часа найти не смогу.
  -- Форс мажор, ни чего не попишешь. У меня самого гастроли месячные. Теперь придется отказываться. Ведь такая гора хорошая, - Верник снова мысленно переносится в Подмосковье, - и склон пологий, внизу речка, дальше поле. Час можно парить, и на тебе!
  -- А ходить вы совсем не можете? - не теряет надежды Женя.
  -- Куда, вон ходуль дали, - Верник показывает на костыль у стены.
  -- Игорь, может все-таки выступите, - Женя выпячивает нижнюю губу, показывая всем своим видом, что вот-вот расплачется с горя. - Мы вам на сцене стул поставим.
  -- А на сцену подниматься, уходить? - отмечает "подводные камни" Жениного предложения Верник.
  -- Не беспокойтесь, в этом поможем, - Женя чувствует, что зацепила артиста: "Главное, чтобы с крючка не сорвался".
   Верник морщится и качает головой, - Не то у меня сейчас состояние, разбитое, куража нет. Боюсь зал не удержать.
   - Не беспокойтесь Игорь, у вас все лучшим образом получится. Тысяча сверх гонорара, пойдет? - Зная, что для артиста, деньги лучшее лекарство, Женя переходит к финансовому вопросу.
   Верник улыбаясь, хитрым взглядом оценивает Женю - Подкуп?
   Женя каясь, улыбается в ответ, - А куда в нашей стране без него.
  -- Давайте тогда две, - поднимает планку выздоровления Верник.
  -- Полторы, больше не могу. И так уже себе в убыток, - торгуется Женя: "Максимум еще триста накину".
   Удовлетворенный торгами Верник, возвращается к основной теме больничного "сбора", - Вы на параплане когда-нибудь летали?
  -- Нет, - честно признается Женя.
  -- Попробуйте, это словами не передать, полет, свобода, экстаз, - словно кучевые облака, Верник выпускает дым в потолок.
  -- Если с вами, согласна, - мысль полетать, Жене кажется очень даже заманчивой: "Экстрим, свобода, кайф!".
  -- Я теперь не скоро, - Верник вспоминает про свою загипсованную ногу. - Через час машину пришлите, я еще домой должен заехать.
  -- Да, сделаем, - вслед за Верником спускается с небес на землю Женя.
   В облюбованном Макаром кафе, рядом с больничным корпусом "болотное затишье". Под пестрыми "рекламно-пивными" зонтиками несколько белых пластиковых столиков. За парочкой из них сидят посетители: едят, пьют, разговаривают. Возле одного из свободных столиков стоит мотоцикл Макара, а на стуле лежат: шлем и очки. На столике недопитые: чашка кофе и бокал пива.
   На минуту оставить одну нельзя! Вот где она сейчас? Вместе с Макаром смылась. Не героиня, а наказание. Ну ничего, я их найду! Без мотоцикла далеко уйти не могли. Начнем с дороги -- нет здесь одни машины. Тогда на территории больницы -- тоже мимо. Остается одно -- кафе.
   Внутри кафе с посетителями совсем плохо, из народа: бармен за стойкой протирающий стаканы, да официантка возле пивных кегов разговаривающая по телефону с незримым бойфрендом.
   А где у них здесь удобства? Вон он в углу туалет. Так и есть дверь закрыта. Подождать когда сами выйдут, или все-таки заглянуть внутрь? Подожду снаружи. А если у них там чего случилось! Все решено одним глазком и зажмурясь.
   В туалете, со скошенным на самолетный манер потолком "жаркая баталия". Женя сидя на унитазе, дрочит Макару елду, обсасывая поочередно яички. Макар рычит от удовольствия не хуже своего чопера.
  -- Тормози пока я не кончил! - Макар разворачивает Женю раком и собирается засадить ей в попу.
  -- Резину одень, - Женя протягивает Макару, заготовленный заранее презерватив.
  -- А может так?
  -- Не сегодня.
   Макар нехотя, но достаточно шустро натягивает презерватив на член, плюет на него для смазки и медленно миллиметр за миллиметром вводит его в Женин анус.
   Ну, здесь все нормально, без камасутрового членовредительства. Герои раньше времени из сюжета не выпадут. "Мерзкий извращенец, ты и сюда проник! А ну пошел вон!". Жень, ты не отвлекайся, а то с ритма собьешься.
   Через восемь минут открывается дверь туалета, из него выходит "довольно-измотанный" Макар, а за ним, поправляющая растрепанную прическу, "чумная" от секса Женя. Женя и Макар идут через кафе на улицу к мотоциклу.
   Женя глядит Макару на штаны, - Ширинку застегни.
   - Да?! - Макар поспешно застегивает ширинку.
   Парочка "нарушителей общественной морали" садятся за столик.
   Женя отпивает начатый кофе из чашки, - Макар, ты меня совсем с мысли сбил, у меня были какие-то дела, - кофеин оживляет ее память. - А вспомнила, позвонить, - Женя достает мобильный телефон.
   Макар накрывает Женину руку с телефоном своей ладонью, - Да брось ты горбатится, Жень. Поехали ко мне. Зависнем денька на три. У меня холодильник полный, резина есть, а смазки купим по дороге.
   Женя с усмешкой извлекает руку с мобильным из-под ладони Макара, - Ты еще, пожениться предложи.
  -- А чего, чем черт не шутит. Сейчас замутим, а чрез недельку глядишь, чего дельное выплывет. Поехали ко мне, - Макар подмигивает Жене.
  -- Нам стоило пересечься, часика на три пораньше, тогда бы я точно согласилась. А теперь уже от дел ни куда, - Женя гладит левой рукой Макара по ладони, а правой рукой набирает на мобильнике номер "Радужного" офиса. - Алле, ну что, машину нашли? - Интересуется она у секретутки Марины. - Да, для Верника. Нет, на десятке он не поедет. Была же "Ауди". Если нет, банкет отменяется. То-то. Через сорок минут возле седьмого корпуса. - Женя убирает мобильник и обращается к Макару, - ты меня до офиса подбросишь?
  -- Довезу, - Макар прихлебывает пиво из бокала.

Максим

   В дальнем углу Дерюгинского подвала, в маленькой 12 метровой комнате на диване, мирно посапывая, спит Макс. В комнате покой и полумрак. И вот это "сонное царство" нарушает противно-надоедливый звонок мобильника. Мучительно долго с морганием и позевыванием очухивается ото сна Летов, смотрит по сторонам, соображая, где он находится: "Это, чего это? Где? А, мастерская!", - определившись с местоположением, Макс садится на диване.
   - Кому там неймется? - Летов шарит по столу рукой, пока наконец не натыкается на мобильник. - Такой маленький, а шума и проблем от тебя..., - Макс вглядывается сонными глазами в высветившийся на экране номер. - Три, пять, девять, чего-то я такого телефона не знаю. Хорошие новости вряд ли сообщат, а плохих и даром не надо. Брать не буду, - Летов отключает звонок, кладет мобильник на стол и идет в мастерскую.
   В мастерской Макс смотрит на настенные часы -- на часах 17:15 - "Два часа всего поспал, не густо".
   Летов заходит в туалет, открывает кран и умывает в раковине лицо: "Надо бы целиком освежиться, а то от меня после работы наверное пасет". Макс принюхивается к подмышкам: "Терпимо", - но на всякий случай заходит в душевую комнату. В глубине душевой комнаты Летов обнаруживает обитую вагонкой дверь. "У Дерюгина если есть стена, в ней обязательно дверь маячит. Что там у него?", - Летов открывает эту дверь и заглядывает внутрь -- здесь парилка 2 на 2 метра с лежаками-полками и электрической печкой обложенной камнями .
   - Ну Дерюгин, парную себе с бацал. Ни чего не скажешь, обстоятельный мужик. А мне самое главное про парную ни чего не говорил. Может, недавно сделал. Опробовать, что ли? - Макс по хозяйски открывает настенный электрощиток парной и включает тумблер -- загорается зеленая лампочка, затем Летов начинает выставлять кнопками температуру на дисплее. - Сто мало, - решает Макс, и добавляет десять градусов на дисплее. - Уже лучше, но все равно не то, - "заведующие" глаза просят поддать пара и руки послушно доводят температуру на дисплее до 120 градусов. - Теперь в самый раз. - Летов закрывает щиток и начинает раздеваться в предбаннике.
   Разоблачившись по пояс и уже начав расстегивать джинсы, Макс вспоминает: "Полотенце забыл".
   С торчащими из джинсов трусами, Летов покидает душевую комнаты и идет в мастерскую, где еще до сна оставил на полу спортивную сумку. "Здесь она, мыши с тараканами не уперли", - Макс склоняется над сумкой и ищет в ней полотенце. Между тем из маленькой комнаты доносятся "жалобные" звуки мобильного телефона.
   - Звонят? - Приподнимая над верстаком голову, сам у себя интересуется Летов. - Похоже на то, - Макс закидывает на плечо, найденное в сумке полотенце, и идет в маленькую комнату.
   На столе в нетерпение приплясывает мобильник, Летов берет его.
   - Три, пять, девять, - читает с экрана знакомые уже цифры Макс. - Настырный какой, ладно поговорю, - он прикладывает трубку к уху. - Алле. Да, я. А это кто? Олег?! - в хрипловатом голосе Летов признает школьного приятеля. - Сто лет тебя не слышал. Как ты мой номер узнал? Леха. Дятлов что ли? - Довольно улыбаясь, Макс подходит к окну и распахивает штору. На улице давешний дворник расклеивает на водосточной трубе объявления. - В одноклассниках? - выслушав целую тираду о жизненных перипетиях Олега, вставляет свое слово Летов. - Нет, я туда давно не залезал. Встретится? Сегодня? - озадачивается неожиданным предложением Макс. - Серьезное дело. Хорошо, давай, - соглашается на встречу с Олегом заинтригованный Летов.
   Прислонившись к освежающе-прохладной мраморной колонне, Макс ожидает прибытия очередного метрополитеновского поезда. "День сегодня какой-то странный, на выверт. Кого не знаешь по нескольку раз встречаешь, а другого нужного застать дома не можешь. Вот и сейчас замена шила на мыло, одного однокласника на другого. Темнилово Олег, как был в школе шифровальщиком, таким и остался. Все в туалете на переменке курят в карты играют, презервативы с водой из окон в девчонок бросают, а он на крыльце один стоит и привезенные бидоны с молоком и сметаной считает: "Зачем?" - "Надо!". По телефону ни чего говорить не стал -- давай встретимся. Олега чего пасут прослушивают, во всероссийский и международный розыск объявили? Смех да и только. Кому он в милиции с интерполом нужен. Так, прикалывается старая колоша".
   К платформе подъезжает "нашпигованный" народом поезд. Расползаются в стороны двери и из вагонов на станцию выдавливаются "концентрированные струи" пассажиров. Людской поток постепенно рассеивается и на платформе остается одна "старая колоша", смотрящий по сторонам высокий плотный мужчина в костюме (на вид 35 лет) -- Олег. Олег замечает скучающего у колонны Летова и подходит к нему.
  -- Привет, - Олег сильно с жаром жмет руку Максу .
  -- Здорова, - высвобождая пальцы и дружеских "тисков", Летов сопоставляет картинку пятилетней давности, с тем, что он видит сейчас перед собой. - Олег, а ты заматерел. Килограмм на двадцать поправился.
  -- Это уже нормально, я по зиме сто тридцать весил, - Олег поглаживает себя по животу. - Сейчас вот, крючусь, работаю, полопать обстоятельно времени не хватает. А помнишь, как мы на спор в школьной столовке эклеры лопали?
  -- Когда ты весь кремом уделался, помню! - улыбнувшись, Макс хлопает Олега по плечу.
  -- Да, а ты потом с толчка два урока не слезал. Может повторим?
  -- Не, я теперь сладкое не очень, - кривит щеку Летов.
  -- Тогда по шашлыку, там и поговорим, - Олег кивает головой в сторону эскалатора.
  -- Если места знаешь, веди, - дает добро Макс.
   От метро друзья удалились на целую автобусную остановку. В маленьком скверике окруженном с четырех сторон проезжими дорогами, притулилось несколько столиков под синим палаточным тентом, да барная стойка с пивным краном. В десяти метрах от кафе, возле цветочной клумбы на мангале жарятся шашлыки. Летов с Олегом устраиваются за одним из столиков. К ним подходит не обремененная талией и комплексами по поводу своей дородной фигуры официантка и кладет на стол меню.
   - Што будете заказывать? - с солнечным южно-русским говорком интересуется она, вписывая попутно в блокнот вострым карандашом номер столика.
   Олег поплевывая на пальцы, небрежно перелистывает увесистое меню, в поисках горячих блюд - Шашлык свежий? - наконец-таки он добирается до нужной страницы.
   - Да, сейчас вот сжарится моментом, вы даже заскучать не успеете, - официантка "одесситка" (по субъективному впечатлению Макса) показывает блокнотом на курящего возле мангала повара "Равшана" из "Нашей раши".
   Олег поворачивается к Максу с гастрономическим предложением, - Чего, давай тогда два свиных.
  -- Не, - "капризничает" Летов, заглядывая в мясной раздел меню, - я лучше баранину на ребрах.
  -- Значит нам, свиной шашлык, баранину на ребрах, - перечисляя блюда, загибает пальцы Олег, - и двести грамм водки.
  -- А водки у нас нема, - с извиняющимся лицом обламывает друзей официантка.
  -- Как так? Ну а вино? - недоумевает над кафешной "политикой" Олег.
  -- У нас только пиво, - разводя "беспомощными" руками, окончательно понижает градус застолья "одесситка".
  -- Ну чего, пиво будем? - обращается за консультацией к другу разочарованный Олег.
  -- Ладно давай, - кивает головой, особо-то и не хотевший водки, Макс. - Нам две кружки разливного, - "добивает" он заказ.
   Официантка выписывает в блокноте целую "поэму" и виляя кормой "уплывает" чинно к барной стойке.
   "Ты не мог нам место для посиделок получше найти! Водки нет, вина нет, еще неизвестно какое пиво принесут!". Я чего, распоряжение властей. Так сейчас по всей Москве - "облико морале". А на приличный кабак у вас денег все равно не хватит.
   Наш человек и лимонадом чокнется и тост произнесет, что уж говорить о пиве. Пожевав принесенного официанткой шашлыка, Летов с Олегом берутся за пивные кружку.
  -- Ну, будем, - Макс чокается с Олегом.
  -- Чтоб дружба не просиралась с годами, - дополняет тост Олег.
   Друзья опрокидывают в себя грамм по триста пива и снова возвращаются к мясу.
  -- Так, чем ты все-таки занимаешься? - пиля усердно тупейшим ножом жилистый кусок баранины, интересуется родом деятельности приятеля Летов.
  -- Реставрацией, - пережевывая сочный кусок свиного шашлыка, раскрывает "секретную тайну" Олег.
  -- Значит, согнувшись в три погибели, корпеешь с лупой над картинами, - подтрунивает над другом Летов.
  -- Не, мы в основном по дереву, - Олег собирает куском шашлыка растекшийся по тарелке кетчуп, - столы, стулья, секретеры, буфеты.
   За соседним столиком трое мужчин так же едят шашлыки только запивают их не пивом а водкой.
   Летов замечает это "безобразие", и интересуется у Олега, не галлюцинация ли его посетила, - Водку, что ли пьют?
  -- Да, они с собой принесли. Может и нам стоит? Здесь магазин не далеко, - Олег показывает на круглосуточный магазин через дорогу.
  -- Не, я сегодня уже неудачно принял, - Макс потирает многострадальную спину.
  -- Это как?
  -- К Дятлову сегодня с утра заглянул, а его дома нет, смотался на дачу. Михалыч сосед один в квартире. Ты его знаешь.
  -- Ага, - кивает головой Олег. - Давай еще раз за нас, - он отрывает кружку от стола.
   Друзья добивают остатки пива и заказывают еще по кружке светлого.
   Проходит время, доедены шашлыки, допито пиво, закончена история про шкаф, гаражи и Олеговы мытарства в Нижнем на чиновничьей "фазенде". Полные животы "просят" никотина и Макс с Олегом неспешно закуривают сигареты. За соседним столом тем временем троица пузатых мужичков с шумом допивает вторую бутылку водки.
  -- Денег надо совсем ни чего, каких-то пол миллиона, - продолжает убеждать Летова, вложиться в дело Олег. - Оборудование у нас в основном есть, так по мелочи докупить. В основном материалы: карельская береза, розовое дерево и все, сами себе хозяева. Клиентов и работы навалом. Деньги хорошие потекут.
  -- А риск? - сомневается, что все так просто Макс.
  -- Ни какого, работаем мы качественно, претензий по этому поводу быть не может. А крыша, наезды, исключено. Мы с такими заказчиками работаем, - Олег многозначительно показывает сигаретой на потолок, - ни кто не сунется.
  -- Да, заманчиво, - Летов проникается идеей реставрационного бизнеса, - только я сейчас с этой новой машиной встрял.
   Со стороны площади в шашлычную с "плановой" проверкой заруливают два милиционера. Краснолицый рябой сержант подходит к барной стойке и начинает весило "гутарить" за жизнь с официанткой-одесситкой, серьезный же усатый старшина принимается прохаживается между столиков, в поисках "добычи". Заметив пузатую троицу распивающую водку, старшина подходит к их столику.
  -- А у кого-нибудь занять? - поглядывая в пол глаза за стражем порядка, продолжает раскручивать Макса Олег. - У брата например, он у тебя вроде неплохо зарабатывает.
  -- У Гришки можно попробовать, только надо точно знать на сколько брать, а то но не даст, - Летов затягивается табачным дымом и давит бычок в стеклянной пепельнице. - Пол лимона за сколько отобьются?
   Проверив паспорта у "водко-пузиков" за соседним столом, старшина довольно "крякает" в усы и убирает документы в карман. Троица подвыпивших мужиков начинает возмущаться в голос. Старшина не вдаваясь в дебаты и прения, подзывает своего укомплектованного автоматом краснолицего напарника.
  -- Собирайтесь, поедете с нами в отделение, - подкрепляет свое требование оружием сержант милиции.
  -- За что? Мы ни чего не делали! - мужик в клетчатой рубашке в недоумение разводит руками в стороны.
  -- Распитие водки в общественном месте, - старшина показывает на "улику преступления" водочную бутылку на столе.
  -- Так это шашлычная, здесь можно! - слегка пошатываясь, встает со стула второй пузатый распивщик.
  -- Разрешается только пиво. Поднимаемся и в машину, - Сержант показывает прикладом, с "боевыми" зарубками, на милицейскую десятку рядом с шашлычной.
   Олег отодвигается подальше от голосящих распивщиков, - Сейчас буза начнется, пойдем, - он достает из бумажника 500 рублей и кладет их на стол.
  -- Хорошо мы водку не брали, - подсмеивается над ситуацией Макс, - а то бы менты сейчас вторую машину вызвали.
  -- Ты как в воду глядел, - кивает головой Олег.
   Друзья выходят из шашлычной, а троица распивщиков продолжает качать права перед милиционерами в забегаловке.
  -- У тебя времени немного есть? - на подступах к автобусной остановке интересуется у Летова Олег.
  -- Да, вообще-то, - не обремененному сегодня семьей Максу, не куда спешить.
  -- Тогда давай заглянем к нам на объект. Посмотришь, что к чему. А деньги, - Олег на секунду замирает, перемножая в уме цифры, - пол миллиона вернуться к тебе месяца через три, да еще и с процентами.
   А из шашлычной, чего и следовало ожидать, "бравые" милиционеры выводят артачащихся пузатых распивщиков требующих адвоката, прокурора, министра МВД, или еще кого повыше в правительственной должности.
   Четырехэтажное салатовое здание дореволюционной постройки с высоченными арочными окнами и чугунными балконами на фасаде язык не поворачивается назвать объектом. Обстановка подъезда еще больше впечатляет Макса, стены украшают барельефы древнегреческих богов, сатиров, нимф и других приближенных к Олимпу личностей. На верх ведет закругляющаяся белоснежная мраморная лестница.
  -- Дом-то наверное, совсем дремучий, доисторический, - поднимаясь по мраморным ступеням, шутит Летов.
  -- Девятнадцатый век, - небрежно машет рукой Олег.
  -- А не поверишь, блестит ка новый, - Макс дотрагивается до виноградной грозди свисающей с руки Диониса.
  -- Так, за три миллиона не только блестеть, но и сиять должен.
  -- Это ты сейчас не о рублях, - уточняет Летов.
  -- Конечно евро, - успокаивает друга Олег.
   Прошагав по гулким мраморным ступеням Макс с Олегом останавливаются на площадке второго этажа, перед квартирой с дубовой двустворчатой дверью. Олег звонит в дверной звонок.
  -- Чья это квартира? - проявляет любопытство Летов.
  -- Хрен их разберешь, - Олег снова машет рукой, но теперь уже резче и раздраженнее.
   Неспешно с достоинством открывается входная дверь квартиры, на пороге невысокий сутулый реставратор в синем комбинезоне Родион.
   Олег не здороваясь заходит в квартиру, - Хозяйка появлялась?
   - Нет, - мотает головой Родион.
   Макс заходит в квартиру, жмет руку Родиону и представляется, - Максим.
  -- Родион, - в свою очередь обозначает себя реставратор.
  -- Макс, мой однокашник, - дополнительно представляет Летова Родиону Олег, - мы с ним в школе ух! - поводит плечами. - Жгли по черному, стены тряслись! Здесь двести пятьдесят квадратов, - без "разогрева" и предисловий приступает к беглой экскурсии по квартире Олег, - так что ты не отставай от меня далеко, чтобы не заплутать, - пройдя метров десять по коридору, он сворачивает в просторную залу с роскошными бирюзовыми диванами, внушительных размеров картинами на стенах пасторальной тематики и современной стеклянной скульптурой обнаженного тела без явных половых признаков.
   Внемля совету друга, Летов по пятам следует за Олегом, оценивая на ходу богатую обстановку в зале "музее", - Не хило! Сплошной антиквариат, одни часы дороже моей машины, - Макс задерживает взгляд на позолоченных напольных часах с маятником и противовесами.
   "Вот в какой квартире я должен был жить, а не в однокомнатной маломерке с женой мегерой!" С каких-таких пирогов? Макс, очухайся от гламура, ты же не внутри глянцевого журнала обитаешь, а в сплюснутой и спрессованной Москве, здесь за один лишний квадратный метр удавить могут! "Уже и помечтать нельзя?!".
   - Да, самой девке такую квартиру не потянуть, ей всего-то года двадцать два. Любовника-олигарха себе надыбала и куражится. Ты погляди, чего мы ей сейчас делаем, - Олег увлекает Летова за собой в каминную залу увешанную рыцарскими доспехами и шкурами животных.
   От туда друзья не задерживаясь попадают в овальный холл с расписным потолком ротондой и четырьмя резными дверями на все стороны света.
   - Двери, конец 18 века из Италии. В замке раньше стояли, а теперь здесь. Состояние было отвратное, а теперь видишь, как мы их выправляем. Вон там, - Олег показывает рукой на дверь справа, - еще обратная сторона двери не тронутая -- сравни.
   Макс открывает правую дверь и смотрит на нее с обратной стороны -- дверь неприглядная старая серая и потрескавшаяся.
  -- Небо и земля, - поражается Летов. - Как у вас только все красиво получается?
  -- Главное терпение, - выдает основной реставрационный секрет Олег, - ну и мастерство само собой.
   Пока Макс ощупывал резной герб на двери, да задрав голову разглядывал роспись ротонды, Олег скрылся в каминном зале. "Облака, ангелочки идиллия. А где же Олег?", - замечает пропажу друга Летов. "Заблужусь, буду кричать", - успокаивает себя Макс и заходит в блестящую не высохшим лаком отреставрированную дверь -- за ней спальня с массивной старинной кроватью под бордовым бархатным балдахином. "Версаль на выезде", - что-то подобное Летов видел когда-то в кино про "Маркизу Ангелов" и "Мушкетеров". Он неспешно обходит кровать, трогая по периметру матрац словно сдобную булку пальцами: "Пружинит, а меня-то выдержит?", -он осторожно садится на кровать: "Ничего, по швам пока не трещит", - осмелев, Летов опрокидывается на спину и "киношный" матрац принимает его тело как родное, обволакивает и мерно покачивает словно на волнах. Макс, поддаваясь расслабухе, позевывает, трет глаза кулаками и сквозь тяжелеющие ресницы смотрит на нарисованных на потолке ангелов: "И здесь они, других персонажей что ли нет, там эльфы, гномы".
   Ты еще про Белоснежку вспомни! "Точно, во весь потолок нарисовать как она с гномами еб...".
   В спальню заходит Олег, у него в руке бутылка початой "Текилы", - Вот ты где, а я тебя ищу. Кровать на себя примеряешь? Ну чего, как? Мы же ее тоже восстанавливали, буквально из трухи. Полтора месяца е..лись.
  -- По мне кровать слишком мягкая, - привередливый Летов переворачивается на бок, - я пожоще люблю.
  -- В шашлычной нам выпить не дали, так давай сейчас исправим недочет, - Олег призывно взбалтывает бутылку "Текилы".
   Макс насилу выбирается из мягкой "трясины" кровати, - Где ты бутылку раздобыл, у нас же с собой не было.
  -- У заказчицы.
  -- А она не заметит пропажу? - заметая следы внеплановой лежки, Летов поправляет сбившееся покрывало.
  -- У нее этих бутылок в баре, целая батарея, - разводит руки в стороны Олег. - Пошли за стол сядем.
   Скромный перекус в большом зале Макс с Олегом и Родионом устроили на круглом стеклянном столе, у которого вместо положенных четырех ног в центре красовался бронзовый Пегас с крыльями. Стекло, чтобы не заляпать предусмотрительно застелили газетой, а на ней разложили: помидоры с огурцами, соль, картошку в мундирах, бутерброды с колбасой и консерву в банках. Все это пиршество троица запивает хозяйской "Текилой".
  -- У меня эскиз с фото не сходятся, - делится случаем из реставрационной практики Родион. - На эскизе розы, причем светло песочные, а на фото маки темные, - он поддевает вилкой из банки шпротину, и отправляет ее в рот. - Вот как быть? Либо сделать как хочет заказчик, либо восстановить столик в первоначальном виде.
  -- Да, дилемма, - Олег разливает по стаканам "текилу".
  -- Ну, и чего ты сделал? - захмелевший Макс поднимает стакан с "текилой".
   Родион неспешно и тщательно отирает жирные пальцы о газету, - Пол дня я мозговал, а потом решил, чего я парюсь -- взял и эскиз переделал. Ты же знаешь как я могу.
  -- Да, потом от натурального не отличишь, - поддерживает коллегу Олег, поднимая свой стакан над газетой.
  -- Все и сошлось, как в святой троице, на эскизе маки, на фото маки и на столе маки, - Родион отрывает жирный кусок "скатерти", комкает его и кидает в угол за кресло. - Заказчик до жопы рад, что его буйную фантазию в жизнь воплотили, а то, что он розы -- вместо маков хотел, уже и забыл.
  -- Давайте за смекалку, - резюмирует тостом финал истории Летов, - без нее в нашей стране не прожить. - Он поочередно размашисто, с расплескиванием по столу "текилы" чокается с Олегом и Родионом.
  -- Точно заметил, прямо по рельсам катиться нельзя, - Олег проводит ребром ладони по мокрому столу, - бог знает куда уедешь. Надо, раз и свернул, - он "объезжает" ладонью горку вареной картошки, - затем хоп, и уже на параллельных путях, - его пальцы "перелетают" через помидор и упираются в бутерброд.
  -- Да, ваша правда, - выдыхает Родион и опрокидывает в себя стопку "текилы".
   Макс с Олег следуют примеру Родиона и так "по крестьянски", без соли и лимона жахают текилу, ставят стаканы на стол и начинают закусывать кто чем. В это время слышится, как открывается входная дверь и по коридору цокают женские каблуки.
   Олег, пережевывая бутерброд, строит правдоподобную до безобразия гипотезу, - Кажись хозяйка нагрянула.
   - Бутылку срочно ликвидируй, запалят! - шипит "по-шпионски" сквозь зубы Родион.
   Олег судорожно прячет бутылку под стол, одновременно с этим в зал входит длинноногая силиконо-грудая ботоксно-губая блондинистая заказчица, она же хозяйка квартиры Лола .
   Хотел бы такую деваху помять? "Нет, у нее же не груди, а футбольные мячики, пружинят наверное сильно". Как знаешь, а то я бы мог устроить вам рандеву на той "киношной" кровати в стиле маркиза де Сада. "Это с плетками и наручниками?". Во, во и каменными лингамами. "Пожалуй, лучше предложи эту затею Олегу".
  -- Дверь в гардеробную доделали? - "пропуская мимо ушей" мысленные комментарии Макса, интересуется с порога проделанной за сегодня работой Лола, - Пользоваться ею уже можно? - красотка поправляет длинным ноготком с наклеенным "брюликом" кончики слипшихся завитых ресничек.
  -- Третьим слоем лака покрыли, сохнет, - докладывает хозяйке "о фронте работ" Олег.
  -- Завтра уже можно пользоваться, - поддерживает коллегу реставратора Родион.
   Следом за расточительно-шикарной хозяйкой, в зал входит не менее обворожительная Женя.
   "Снова подлизываешься?". Женечка, чистую правду говорю. "Не знаю, можно ли простить тебя после кафе!".
   Женя обводит глазами обстановку в зале, затем смотрит на сидящих за столом: Летова, Олега и Родиона. Она практически сразу узнает "северного-хоккеиста" и удивленно улыбнувшись, кивает Максу головой. Летова посещает та же напасть: "Опа, вроде не много выпил, а уже галлюцинации пошли, чтобы третий раз за день одного и того же человека видеть -- мистика! Пора пластинку менять, пока ее совсем не заело". Идиотски улыбаясь, Макс кивает в ответ Жене.
   - Пойдем, все увидишь своими глазами подруга, - восприняв "одобрительную" улыбку Летова на свой счет, Лола снисходительно кривит рот, обводит обстановку зала загорелой на Майорке рукой и цокая каблуками дефилирует в соседний зал. - Там у меня каминная, будуар, ванна.
   Женя, как до того Макс за Олегом, следует за Лолой. На ходу она негромко обращается к Летову, - Как ты тут оказался?
  -- Вот, в гости пригласили, - Макс показывает на "праздничный" стол и "хозяев квартиры" Олега с Родионом. - А ты?
  -- Тоже, - Женя скрывается в каминном зале.
  

Женя

   В директорском кабинете "Радужного" офиса за рабочим столом сидят Виктор Сергеевич и Женя. Виктор Сергеевич не по начальственному худ если не сказать тощ, небрит, а кучерявая шевелюра не дружила с расческой минимум со вчерашнего дня. Перед Виктором Сергеевичем лежит стопка документов, которую он перебирает, ища нужный договор.
  -- Где же он был? - Виктор Сергеевич морщит лоб, вспоминая подробности вчерашнего вечера -- но наружу вылезают лишь видения рублевского кабака да рыбалка на катере.
  -- Это не он? - Женя вытягивает из стопки документ и показывает его шефу.
   Виктор Сергеевич быстро пробегает документ глазами, - Да, да, нет, нет. Это еще старый. Ладно потом найду. Чего у тебя по сегодняшнему банкету?
  -- Верник ногу сломал, еле его убедила вести банкет. Но пришлось ему повысить гонорар.
  -- Алиса Сергеевна в курсе этого? - Виктор Сергеевич делает пометку карандашом в договоре.
  -- Я звонила Талову, он сказал, что нормально, - "убаюкивает" шефа сладким голоском Женя.
   Виктор Сергеевич отъезжает на кресле к стеллажу с документами, - С артистами, что?
   - В семь Стрелки, затем Мираж...
   Виктор Сергеевич прерывает Женино соло, - Почему не наоборот? - Открыв створку стеллажа, он достает с полки бутылку французского коньяку.
   - У Стрелок потом корпоратив на рублевке. Они попросились первыми. Алиса Сергеевна не возражает, - упреждая вопрос шефа, выкладывает переговорные подробности Женя.
   Виктор Сергеевич подкатывается на кресле обратно к столу, с бутылкой коньяка в руке, - Ты у меня молодец. - Поставив на стол бутылку коньяка, достает из выдвижного ящика два толстостенных бокала. - Понемножку, - наливает в бокалы грамм по 30 коньяку.
  -- Да, если только чуть-чуть, - Женя осторожно двумя пальчиками берет бокал: "Раньше шеф выпить с ним не предлагал. Странно, может ему похмелиться не с кем? Или чего другое случилось?".
  -- Сегодня такого клиента заарканил, у него денег! - Виктор Сергеевич поднимает глаза к потолку. - Ну и запросы соответствующие. Потянешь такого?
  -- Виктор Сергеевич, я же совсем справляюсь, - радушно улыбается Женя: "Вот оно в чем дело. Ура! Дождалась, на повышение иду".
  -- Вытяни из него побольше кеша, - шеф подкрепляет свое пожелание звоном бокалов.
  -- Я ему весь Голливуд в Москву выпишу, - жахнув коньякчку, оглашает нарождающиеся Наполеоновские планы Женя.
  -- Правильный подход, - кивая головой, достает из ящика стола плитку шоколада Виктор Сергеевич, - соображать начинаешь не по детски, глобально.
   Женя отламывает кусочек шоколадки, отправляет его в рот и жуя, доверительно сообщает шефу о сегодняшних "мелочах", - Алиса Сергеевна хотела Билана, но я ее убедила на Лазарева. Он будет выступать предпоследним.
   Виктор Сергеевич откинувшись на спинку кресла, довольно кивает головой.
   После второго стаканчика, Женя выходит из кабинета Виктора Сергеевича в холл офиса. Секретарша Марина привычно сидит за своим рабочим столом и что-то выстраивает в Excele, - Чего, новой работой загрузил? - спрашивает она у Жени.
  -- Старую бы разгрести, - боясь сглазить удачу, скромничает Женя. - У нас машины в разгоне ни какой нет? А то моя на приколе.
  -- Сломалась? - оживляется Марина.
  -- Нет! Тьфу, тьфу, тьфу, - Женя трижды сплевывает через левое плечо и стучит по марининому столу. - Ездит, в пробке застряла, я ее и оставила.
  -- Не боишься, украдут? Сейчас пишут, - Марина показывает на "Московский комсомолец", лежащий поверх папки с документами, - машину надо оставлять только на платной стоянке.
  -- Моя простенькая, не должны, - и еще раз сплевывает через плечо Женя.
   Из офисной кухни на разговор выходит огненно рыжая "вечно молодая" (как она сама себя называет) по спортивному подтянутая тридцати семи летняя Рита. - Статью эту про стоянку, сами парковщики и проплатили, - с ходу включается она в разговор, - чтобы народ к ним потек. У меня сейчас один такой пиарщик.
  -- Ритуль, ты сегодня работаешь? - после приветственных "чмоков" интересуется Женя.
  -- Нет, я после этого трехдневного круиза по Клязьме, ни как в себя ни приду, - Рита прикладывает ладонь ко лбу, - земля под ногами все так и качается. - Она проходит через холл и направляется к выходу из офиса, Женя следует за Ритой.
  -- Где же вы волны в подмосковной луже нашли?
   Рита открывает входную дверь, - Если клиент спокойный, то да. А мои, круглосуточная дискотека, - она выходит на улицу, - водные соревнования: лыжи, мотоциклы, трамплины, полный кавардак.
   Женя с Ритой проходят через двор заставленный машинами.
  -- Укачали меня, за руль сесть не могу, - продолжает жаловаться Рита.
  -- И как же ты? - волнуется за подругу Женя.
   Рита показывает на белый длинный "Линкольн" припаркованный в арке дома, - Вытребовала с корабельщиков компенсацию. Линкольн с водителем на неделю в моем распоряжении.
  -- Здорово у тебя Рит с клиентами получается. Научила бы, - с ноткой зависти в голосе просит Женя.
  -- Еще пол годика поработаешь, сама до всего дойдешь. Тебе куда? - Рита открывает заднюю дверцу "Линкольна".
  -- На Дмитровку.
  -- Забирайся, довезу. Эксплуатировать Линкольн так по полной, - подмигивает Жене Рита.
   Подруги по "нелегкому труду" забираются внутрь "Линкольна", захлопывают за собой дверь и "Линкольн" медленно трогается с места.
   Женя с Ритой по королевски возлежат на кожаных диванах "Линкольна". За затемненными стеклами "крокодилыча", как его окрестила Рита, проплывают Московские улицы.
   Рита открывает мини бар, - Коньяку, шампанского? Бар тоже за счет корабельщиков.
  -- Не, я уже..., - дует на раскрасневшиеся от алкоголя щеки Женя.
  -- С Сергеечем, - угадывает Рита, - по пятьдесят "Ремени" с шоколадкой.
  -- Да, а ты от куда знаешь? - приподнимает голову с кожаного дивана Женя.
  -- У Сергееча это ритуал, - машет рукой Рита, - он так всегда, сначала коньячку для настроя, а затем клеит.
  -- Мне ни чего такого, только выпили, - прикладывая руки к груди, божится Женя.
  -- Про богатых клиентов рассказывал, обещал? - заглядывает в Женины глаза Рита.
  -- Ну да, что с запросами претензиями, - с нарождающимся сомнением выговаривает Женя.
  -- Так это и был намек на постель. Спишь с Сергеечем, - Рита хлопает по кожаной подушке дивана, - получаешь олигарха, нет дальше устраиваешь дешевые утренники с вечно пьяным Левой и дебильными фокусами Крючкова, - Рита брезгливо высовывает кончик острого языка.
   Женя улыбается над миной подруги, - Я сегодня с ними работала. Крючков нормально, а вот Лева реквизит посеял. Я его в туалете чуть не прибила. Ты бы его рожу видела. Лева на унитазе со спущенными штанами сидит и я такая над ним сверху коршуном, - смеясь, дрыгает ногами Женя.
   Рита улыбаясь, наливает себе в бокал шоколадного ликера, - Это что, раз мне Леву на утренник доставили никакого, он ходить не мог. И как всегда заменить некем. Так я Леву на два часа в холодильник к говяжьим тушам посадила, - протягивает свой бокал с ликером Жене.
   Женя беря бокал, - Так он замерзнуть мог!
   - Мог, но не успел, я его раньше достала, - Рита наливает в другой бокал шоколадного ликера. - Он весь утренник, так мелко трясся, словно вибратор, что у детишек кола из стаканов выплескивалась. Ну ни чего, отработал., - чокается с Женей бокалом.
   Женя с Ритой смакуют маленькими глоточками ликер.
  -- Да, с Левой хоть и весело, но надо переходить на следующий уровень, - насмеявшаяся Женя берет из бара кубик льда и обтирает им совсем уж раскрасневшееся лицо.
  -- Так трахнись с Сергеечем, - попивая ликер, науськивает "неопытную" подругу Рита.
  -- А как он вообще? - Женя показывает на низ живота.
  -- Размер так себе, - Рита разводит пальцы сантиметров на пять, - но под настроение бывает шустрым и языком работает ничего. Постоянно с Сереечем конечно нет, а изредка, для разнообразия, можно. У тебя то как с личкой?
  -- Да, разнонаправленно, - вздыхает Женя.
  -- Не поняла, расшифруй, - Рита подсаживается поближе к Жене.
  -- Один вроде и жениться готов, только с ним не семья получится, а "Харлей-Дэвидсон" и компания. А другой спокойный деловой, только динамит постоянно, - у Жени меняется настроение, веселость враз улетучивается, на смену ей приходит хандра.
  -- Не иначе женатый, - кладет руку на Женино колено Рита. - Мой тебе совет, брось обоих, трахнись с Сергеечем, заполучи олигарха и живи новой жизнью.
   Вот, слушай чего тебе подруга говорит. А ты вечно Жень не тех мужиков выбираешь. "У нее видать витамин любви только на мерзавцев срабатывает". Макс, ты откуда здесь взялся? Это вообще не твоя глава. Давай, давай отсюдова. Ох разбаловал я своих персонажей! Но мысль верная. Как бы тебе Жень, попроще объяснить. Вот к примеру есть девушка. "Какая девушка?". Неважно, самая обыкновенная и хочет она похудеть, что бы там здоровье, фигура, цвет лица. Подходит она к холодильнику открывает дверцу, зажмуривается и начинает впотьмах шарить по полкам. А в холодильнике все, что душе угодно, начиная от ананасов с маракуя и до белужьей игры с трюфелями. И вот эта девушка из всего великолепия вытягивает на белый свет самый жирный и большой торт который был в холодильнике, представляя себе на ощупь упаковку диетических галет с отрубями и начинает (все-также с закрытыми глазами) поедать его. Сила убеждения великая вещь и треть торта девушка съедает восхищенно радостная, что она такая молодец, соблюдает диету. Где-то к середине торта, желудок наполняется тяжестью, а с ней приходят и первые сомнения. То ли я в самом деле ем? Может галеты несвежие? И только когда от торта остается одно название приходит горькое понимание, ни какие это к лешему не галеты! Прощай здоровье, фигура и цвет лица! Девушка надолго погружается в депрессию, клятвенно заявляя больше ни когда не есть. Но проходит время подступает голод и она снова зажмурив глаза лезет в холодильник. Вот так в общем в двух словах или в трех. "Я не поняла, причем здесь холодильник, торт? Мы вроде про мужиков говорили!". "И я про тоже, торт с галетами и есть твои мужики". "Не, пресных и сухих мне не надо!". "А от жирного, сладкого и острого у тебя потом душевное расстройство с "кармическим" поносом!".
  -- Я подумаю, - Женя задумчиво смотрит в окно на городскую суету с толкотней, пробками, выхлопами и копотью. - Может и правда, все эти сопли нафиг, - она вжимает лицо в кожаный диван и накрывает голову руками, чтобы Рита не разобрала, как она распускает нюни.
   Ритин "крокодилыч" довез Женю до самых дверей "Берега". Распрощавшись с подругой и помахав ей на прощанье рукой, Женя заходит в ресторан. "Линкольн" меж тем вальяжно выкатывает на дорогу, увозя Риту в отдых, негу и расслабуху.
   Наверстывая упущенное время, Женя бросается сразу в бой, точнее в банкетный зал. В зале официантки меланхолично-автоматически расставляют на столах посуду. К одному из столиков подходит Женя: "Сейчас я их встрепену, чтоб не спали!", - берет бокал и смотрит его на просвет.
  -- Что у вас за бокалы, - сердито спрашивает молоденькую официантку Женя, - вы их, вообще мыли?
  -- У нас вся посуда чистая, - тоненьким голоском оправдывается официантка.
  -- Да, а это что? - Женя показывает на след от пальца на бокале. - Протрите их еще раз, и салфетки складывайте поаккуратнее. А нож для рыбы?
  -- Вот,- зашуганная официантка боязливо показывает на рыбный нож на столе.
  -- Положите его, чтобы было видно, - требует Женя и идет дальше по залу, глядя то на один, то на другой сервируемый стол.
   Она подходит к сцене. По сцене разбросаны провода и музыкальная аппаратура.
   Женя глядит по сторонам, - Где этот говнюк?! - имея в виду отсутствующего звукотехника Битюкова.
   Она решительно идет через коридор в служебные помещения. В конце коридора возле распределительного щитка стоит Битюков и подсоединяет провод к сети.
   Женя грозно окликает звукотехника, - Вот,что ты тут делаешь? Через пол часа выступление, а у тебя вся аппаратура разбросана по залу!
   Битюков не думая волноваться спокойно орудует отверткой в распределительном щитке, - Не через пол, а полтора. А реально все два с половиной, пока гости соберутся, рассядутся, потом эти артисты как всегда опоздают.
   - Не твое дело! Аппаратура должна уже работать! Вот чего ты там крутишь? - Женя подходит к звукотехнику и заглядывает ему через плечо в распределительный щит.
  -- Дополнительный кабель подсоединяю.
  -- Зачем?! - не понимает звукотехнической логики Женя.
  -- Проводка у них слабая, не выдерживает, - Битюков показывает оплавленный контакт.
  -- В прошлом месяце была хорошая, а сейчас плохая!? - заподазривает скрытую диверсию Женя.
   Привычный к оглушительным децибелам Битюков, с легкостью "переваривает" Женино распекание, - Тогда Хлопина не было, с его батареей.
  -- Так! Где он? - Женя переключается на новую цель.
  -- Если в зале нет, значит на улице, - чешет отверткой щеку звукотехник.
   Обогнув по периметру с пол ресторана, Женя наткнулась у второго служебного входа на ящики с пиротехникой, а за ними и на самого Хлопина сплетающего из разноцветных проводов причудливые "косички".
   Женя "от души" щиплет Хлопина за плечо, - Ты же обещал, что сегодня все будет спокойно!
  -- Так, я для этого все и делаю, - Хлопин обиженно потирает пострадавшее плечо.
  -- А зачем тебе столько электричества понадобилось? Опять хочешь артистов искрами пожечь? - Женя повторно пытается ухватить Хлопина за "филе", но тот уворачивается от недружественной руки.
  -- Нет, возле сцены у меня по минимальному, я же уговор помню, - Хлопин укрывается от "разгоряченной" начальницы за ящиком с пиротехникой.
  -- Тогда зачем тебе электричество? - Женя безуспешно пытается достать Хлопина хотя бы кончиком свернутого файла.
  -- Я им салют с двух сторон ставлю. Получится такая арка из фейерверков, - Хлопин как факир-чародей проводит по небу рукой. - Клиенты просто охренеют от счастья.
  -- Ресторан мне не сожги, за жизнь не расплатишься, - снижает "градус" разноса Женя.
   Открывается служебная дверь ресторана и на улицу выходит дородный розовощекий шеф-повар.
  -- У нас большой холодильник вырубился, - обращается он к Жене, - продукты могут испортится.
  -- Давно? - озадачивается новой проблемой Женя.
  -- Где-то час. Напряжение подскочило, вот он и вырубился, - шеф-повар достает из кармана поварской куртки ингалятор и пшикает себе в рот.
   Женя буравя Хлопина глазами, шипит сквозь зубы, - Все из-за тебя. Вырубай свои хлопушки.
   - Нет, - тихо но уверенно стоит на своем Хлопин.
   Женя, направляясь на встречу шеф-повару, еще раз тихо обращается к Хлопину, - Кому сказала, вырубай.
   Хлопин для проформы и успокоения начальницы кивает головой, держа за спиной две несогласно-диссидентские "фиги".
   Женя в свою очередь показывая Хлопину за спиной грозный кулак, обнадеживающе обращается к шеф-повару, - Сейчас мы во всем разберемся.
   Женя с шеф-поваром скрываются внутри ресторана.
   Решать проблему пришлось непосредственно в морозильной камере расположенной в подвале ресторана. Женя с Таловым минут пять переговаривались с глазу на глаз, оставив за дверью не только шеф-повара, но и автора с читателями. Наконец дверь большой морозильной камеры открывается и из холодильника в коридор выходят поеживающаяся от холода Женя и Талов.
   Чем вы там занимались, почему так долго? "Разговаривали". А в коридоре этим заняться, было нельзя? "В холодильнике интимности больше". Вот бы ни когда не подумал. Может вы там еще и трахнулись? "На всю голову больной!"
   Талов кивает головой дожидающемуся в подвальном коридоре шеф-повару, - Хорошо, мастера оплатим.
   Шеф-повар пшикнув в рот из ингалятора для "тонуса", уходит.
  -- Холодно как, - потирает плечи Женя.
  -- А по мне хорошо, после уличной жары, бодрит, - проводит ладонью по заиндевевшим бровям Талов.
   Женя с Таловым идут проч от морозильной камеры в сторону лестницы.
  -- Насчет денег мы договорились, - напоминает о холодильном соглашение Женя.
  -- Перед самым концертом я вам их передам, хотя я могу и сейчас, - Талов поигрывает в руке брелоком с ключами от автомобиля.
  -- Куда я с ними, еще пропадут, у меня ни сейфа, ни чего, - Женя крутит "беззащитной" фигурой перед Таловым. - У вас надежнее.
   Поднявшись по лестнице на первый этаж ресторана и отойдя от морозильной "прохлады", Талов припоминает о гостях банкета, - Таблички подготовили?
  -- Да, все рассядутся строго по вашей схеме, - поглаживая пластиковую папку, заверяет Женя.
  -- Нестеренко надо пересадить за столик к Потапову.
   Женя, открыв папку, перелистывает страницы, - Нестеренко у нас за седьмым столом, а Потапов за четвертым. Сделаем. Курдюмова отсадим за седьмой.
   - Курдюмова трогать не надо, - на подступах к банкетному залу советует Талов.
   Женя снова заглядывая в папку, - А Малюка?
   - Его можно, - соглашается Талов.
   На этом пути Жени с Таловым расходятся. Талов направляется в холл ресторана, а Женя к банкетным столам перепроверять таблички. "Нестеренко здесь у нас", - Женя берет с одного стола табличку и переставляет ее на другой столик. "И этот хоть что-то делает", - отмечает появившегося на сцене звукотехника Женя. От банкетных забот Женю отвлекает звонок мобильника.
   - Алле. Лола, привет, - услышав в трубке голос подруги, улыбается Женя. - Чем, чем как обычно, работаю, - она переставляет табличку с Малюком на седьмой столик. - Корпоратив ресторанный, да контора одна, мелочь, - Женя облокачивается на спинку стула. - Подъехать, я сегодня без машины, - вспоминает о последствиях Сущевкой пробки Женя. - Пальто как мы с тобой смотрели. И сколько скидка? Сорок процентов! - возбуждается Женя. - Но это точно оно?
   В это время Битюков на сцене врубает аппаратуру на полную громкость. Децибелы ударяют Женю по ушам.
   Женя морщась, прижимает мобильник к гуди и кричит зукотехнику, - Сделай потише!
   Битюков не реагирует на Женины крики, продолжая возиться с аппаратурой. Обматерив е...учего подчиненного, Женя скорым шагом направляется в холл ресторана.
   Здесь она снова прикладывает мобильник к уху, - Алле, Лола, ты еще здесь? Да, звук проверяют. Вот так, чуть не оглохла. Да заманчиво, - Женя накручивает прядь волос на палец. - Понимаю, завтра пальто может и не быть. Все, убедила, хватаю такси и лечу.
   Ушлый таксист на "Логане" довез Женю подворотнями до бутика за каких-то двадцать минут. Накинув водиле за прыть семьдесят рублей (больше в кошельке не было мелочи), Женя скорым шагом направляется в магазин. Кондиционированный воздух с порога пахнул на Женю сухой прохладой. Оглядевшись, она замечает в правой стороне зала возле напольного щита: "Sale 50%" подругу Лолу. У Лолы роскошные до середины спины светлорусые волосы, такая же роскошная, хотя и не совсем своя грудь и стройные длинные ноги.
   "А без этого сейчас разве богатый мужик клюнет!". Может, но не особенно. "Вот и Лолка не рискует".
   Женя подходит к примеряющей перед зеркалом куртку Лоле, - У меня всего пять минут, надо обратно лететь. А тебе хорошо, сколько она стоит? - Женя любопытства ради смотрит на этикетку Лолиной куртки.
  -- На нее пока еще нет скидки. Подождать, или сейчас взять? - прищурив глаз, Лола оценивает свое отражение в зеркале.
  -- Бери, чего тебе думать, все равно Камал платит.
  -- Я с ним поругалась, - обиженно заявляет Лола.
   Выслушивая подругу, Женя подходит к секции пальто и курток, - Как, когда?
   - Вчера. Камал пол ночи где-то шлялся, а под утро приперся ко мне. Ну я его и не пустила.
   Женя перебирая развешенные пальто и куртки, вступается за Лолиного мужика, - Может он был дома у жены.
   Лола небрежно снимает куртку, выворачивая рукава на изнанку, - Жена Камала сейчас в Швейцарии, жопу или рожу в очередной раз утягивает.
   - Ага, точно оно! - Женя, найдя то что искала, снимает с вешалки зеленое пальто, - Ну а дел у Камала других быть не могло? Может работа.
   Лола начинает кипятится как чайник, - Знаю я где он был, в "Медведе"стриптизершь за сиськи мял. И он это блядство еще называет искусством. - Лола вздымает к потолку указательный палец. - Да это же проститутки, им член в себя пустить, как ролл съесть, хоп и проскочил!
   Женя с сочувствием за подругу на лице, надевает пальто, - И что ты теперь будешь делать?
   Лола спустив пар, успокаивается и примеряет другую куртку, - Неделю Камала по мариную без тела, а там погляжу. - Подходит к Жене и оценивает зеленое пальто, - Твой размер.
   Женя крутится перед зеркалом, пытаясь рассмотреть себя со всех сторон, - Сзади как?
  -- Как влитое, - Лола проводит рукой по воротнику пальто. - Камал прибежит, - переключается на семейно-любовные дрязги, - уже три раза звонил, а я специально трубку не брала. Бери не думай, - Лола помогает снять подруге пальто.
  -- Уговорила, - Женя еще раз сравнивает старую и новую цену на этикетке пальто.
   Лола взялась подбросить Женю обратно в ресторан. Ее черный в меру брутальный джип (пусть бояться) "Ренжеровер спорт", заваленный под завязку "лекарствами от хандры" (пакетами из бутиков), едет Московскими переулкам прямо в противоположную сторону от Дмитровки. Женя, увлеченная разговором по мобильнику с администратором Блиновой не замечает изменения маршрута.
   - Заедем ко мне, - Лола в очередной раз поворачивает не в ту сторону.
   Женя отнимает трубку от уха, - Нет, мне надо в ресторан. Первые гости начинают подтягиваться.
   - Здесь по дороге, - хитро улыбается Лола. - Ты увидишь какой я ремонт затеяла.
   - Лол, правда не могу, - Женя прикладывает мобильник к уху. - Нет, ставить так не надо, - выговаривает она Блиновой. - Да, гримерка, чтоб переодеться. Пить? Не знаю. - Женя обращается к Лоле, - Лазарев пьет?
   Лола неопределенно пожимает плечами.
   - Выясню, но на всякий случай припасите бутылку коньяку, - Женя убирает мобильник в сумочку.
   Джип между тем подруливает к дому Лолы.
   - Вот мы и приехали, - Лола залихватски с шиком въезжает правой стороной джипа на тротуар.
   Женя наконец-таки внимательно глядит в в окно на улицу, дома и понимает, что это совсем не Дмитровка, - Все-таки Лола, к себе завезла, - грозит она подруге пальцем. - Я с твоими дефиле с работы вылечу.
   Лола глушит мотор, - И правильно. Грузят тебя Женька на миллион, а платят гроши, - Лола выходит из машины и направляется к багажнику. - Да с таким драйвом как у тебя, надо "Газпромом" заведовать, - открывает с пульта заднюю дверцу джипа.
   Выслушивая нравоучение подруги, Женя нехотя выходит из машины.
  -- А лучше вообще с работой не вязаться, - продолжает гнуть линию "Нет работе!" Лола. - Есть у меня на примете один бизнесмен. Возраст под полтинник, полноват но не сильно, волосы себе пересадил, в общем обезьяна не полная, - подмигнув Жене, достает из джипа пакеты с покупками. - Сидит конечно не на трубе, но тоже при делах, металл, уголь.
  -- И ты туда же, - Женя укоризненно качая головой, собирается достать из джипа свой пакет с пальто.
  -- А что, были предложения? - загружаясь покупками из бутика, доверительно понижает голос Лола. - Оставь пакет, я тебя до ресторана подброшу.
  -- Да, сегодня Ритка шефа под меня подкладывала, - полушутя жалуется Женя. - Давай помогу, - она берет у Лолы часть пакетов.
   Подруги направляются к подъезду дома.
  -- Движение правильное. Но не стоит себя разменивать по мелочам. Твой Серевич, - Лола прикладывает "таблетку" к входной двери дома.
  -- Сергеевич, - поправляет подругу Женя.
  -- Без разницы, - пренебрежительно морщиться Лола, - больше отдыха на Мальдивах не предложит. - Мыском модельной туфли она распахивает входную дверь и заходит внутрь подъезда - А с моего обезьянчика, остров собственный можно стрясти.
   Следом за Лолой в подъезд заходит Женя, - Нет, для этого нужны твои таланты, - ищет оправдание своей нерешительности Женя.
   За Женей и Лолой медленно закрывается входная дверь.
   Из недр подъезда доносится уверенный голос Лолы, - Да ничего там не надо, немного...
   Входная дверь элитного дома окончательно закрывается.
   Чего за ними тащиться, вздор их выслушивать. Чай не баронессы сами по лестнице поднимутся. Мы их лучше на верху перехватим.
   Лола, нагруженныая пакетами с покупками открывает входную дверь своей квартиры, - Заходи, - она пропускает вперед Женю. - Кидай пакеты здесь, потом разберусь, - Лола ставит пакеты на пол в прихожей рядом с вазой для зонтов.
  -- Китайская? - Женя проводит пальцем по краю вазы.
  -- Рубеж шестнадцатого семнадцатого веков династия Мин, - без запинки выдает Лола.
  -- Не боишься, в прихожей чем-нибудь заденут, разобьется? - свою часть принесенный пакетов Женя ставит в стороне от вазы.
   Лола небрежно машет рукой, - А, пойдем спальню мою смотреть.
   Лола и Женя заходят в большой зал. В зале за столом сидят Летов, Олег и Родион. Олег только что спрятал под стол бутылку "Текилы".
  -- Дверь в гардеробной доделали? - интересуется с порога проделанной за сегодня работой Лола, - Пользоваться ею уже можно? - красотка поправляет длинным ноготком с наклеенным "брюликом" кончики слипшихся завитых ресничек.
  -- Третьим слоем лака покрыли, сохнет, - докладывает хозяйке "о фронте работ" Олег.
  -- Завтра уже можно пользоваться, - поддерживает коллегу реставратора Родион.
   Женя обводит глазами обстановку в зале: "Любит же Лолка шик, картин одних штук пять и все ее портреты. Нет вон и Камал в углу висит". Женя замечает, что помимо роскошной обстановки в зале присутствуют еще и люди: "Вот значит какие у Лолки негры трудятся. А тот вихрастый гастарбайтер чего-то знакомый". Она останавливает свой взгляд на Максе. "Я же его сегодня уже видела. Может он маньяк-хоккеист, специально меня преследует? Нет совпадение, бывает же такое в жизни", - удивленно улыбнувшись, Женя кивает головой Летову. Макс тоже узнает вошедшую гостью, идиотски улыбаясь, он кивает в ответ Жене.
   - Пойдем, все увидишь своими глазами подруга, - восприняв "одобрительную" улыбку Летова на свой счет, Лола снисходительно кривит рот, обводит обстановку зала загорелой на Майорке рукой и цокая каблуками дефилирует в соседний зал. - Там у меня каминная, будуар, ванна.
   Женя, как до того Макс за Олегом, следует за Лолой. На ходу она негромко обращается к Летову, - Как ты тут оказался?
  -- Вот, в гости пригласили, - Летов показывает на "праздничный" стол и "хозяев квартиры" Олега с Родионом. - А ты?
  -- Тоже, - Женя скрывается в каминном зале.
   Бегло похваставшись каминным залом, Лола увлекает Женю дальше, в сторону будуара. В холле с "ангельской" ротондой Лола проверяет работу мастеров.
   Она дотрагивается до одной из четырех отреставрированных дверей, - Еще липкая, а запаха вроде уже нет, - принюхивается Лола. - Ты не чувствуешь?
   Зайдя в холл за подругой, Женя аккуратно в пол ноздри втягивает воздух, - Нормальный запах, естественный, чуть-чуть елкой отдает.
  -- Это у меня освежитель в ротонду вделан, - Лола проходит в открытую дверь спальни и приглядывается к покрывалу, которое пол часа назад так тщательно поправлял Макс. Не найдя изъяна, она продолжает "экскурсию". - На этой кровати спала любовница Людовика.
  -- Этот самый, король французский, - заворачиваясь в бархатный балдахин, припоминает школьную историю Женя.
  -- Да король, а вел себя как нынешние мужики. Жена отдельно, любовницы отдельно и тасовал их как карты в колоде, - набравшаяся от антикварной мебели мудрости, Лола скрывается в ванной комнате. - Сегодня червы, завтра трефы.
  -- У этой кровати наверное аура насыщенная, - выпутавшись из балдахина, Женя пробует матрац на мягкость попой.
  -- Просто не человеческие, космические потоки, - журчит водой восседая на позолоченном биде Лола.
  -- Как же тебе на ней спится? - Женя занимает туже позицию на кровати, что и Летов до нее, перед глазами летящие по потолку ангелочки: "Они здесь другие, не такие как в куполе, более игривые радостные и крылышки побольше. А этот хоккейный друг реставраторов ничего, вроде веселый. Как он по магазину днем ковылял, умора".
   В это время северный друг реставраторов в прихожей разговаривает по мобильнику с представителем страховой компании по поводу своей машины, - Какие документы нужны? Они же у вас были! - негодует Макс. - Не можете найти! И что теперь? А с запчастями?
   Олег присутствующий тут же в прихожей, открывает Летову входную дверь.
   Макс отнимает трубку от уха и жмет руку Олегу, - Все, давай, в ближайшие дни созвонимся.
   - Счастливо, предложение мое обмозгуй, - Олег на прощание хлопает Летова по плечу.
   Макс в ответ кивает головой, - Да, постараюсь найти деньги. - Он выходит из квартиры на лестничную площадку и снова прикладывает мобильник к уху. - Привезти оригиналы?! - за его спиной Олег закрывает изнутри входную дверь квартиры. - Нет, до семи я не успею, - спускаясь по лестнице, выторговывает у страховой "прости-утки" дополнительное время для маневра Летов. - Где-то к восьми. Передать менеджеру на втором этаже. Как его зовут? Ага. Ну да, на машину. Сделаете.
   " Бардак! Как можно все документы потерять?! Это же не страховая компания, а хренотень полная! Что бы я с ними еще связался! Лучше совсем без страховки останусь!", - Летов порывисто открывает дверь подъезда и выходит на улицу.
  

Максим

   Все документы, кроме пропуска на работу Летов оставил, а точнее забыл в запале ссоры дома. Поэтому его путь сейчас лежал именно сюда. "Только заберу бумаги и сразу вон. С Ленкой ни каких переговоров!", - дает себе "железную" установку Макс, шагая по дворовому тротуару. Поравнявшись со вторым подъездом, он смотрит в сторону детской площадки.
   На площадке сын Летова Гешка с веселыми криками и визгами играет с другими детьми в "стрелялки-догонялки".
   Макс останавливается возле поскрипывающего ветками пожилого тополя и наблюдает из-за ствола дерева за сыном. "Я так тоже в детстве играл. Ох, золотые годы ни забот, ни хлопот. А теперь", - Летов переводит взгляд в сторону качелей -- здесь жена Ленка разговаривает с другими матерями.
   Макс саркастически кривит рот, - За своим любимым занятием. Сколько они трепаться могут?
   Не кем не замеченный, Летов заходит в подъезд дома.
   Попав в квартиру, первым делом Макс проходит из прихожей на кухню, наливает из фильтра-кувшина воду в стакан и пьет воду. Затем подходит к окну и смотрит вниз на детскую площадку. На площадке Гешка и другие дети катаются по очереди с горки. Ленки в округе не видно.
  -- А эта, где? - Макс прижимается к окну лбом и смотрит в одну, а затем в другую сторону.
   Лена обнаруживается возле четвертого подъезда, разговаривающая с вышедшей из машины подругой.
  -- Клюева, что ли? - щуря глаза, пытается по очертаниям фигуры определить болтунью Летов. - А может Федорова? Нет, у той машины нет. Кто их только за руль пускает? Вот такая же коза мой "Крайслер" расколотила! Газ с тормозом перепутать это же пустяк, а ты теперь майся, по страховым мотайся!
   А как же равноправие, женские свободы? "Это конечно в теории хорошо, но в жизни они же этого сами не хотят. Содержите нас, обеспечивайте, носите на руках. Тьфу!". Ну а к многоженству ты как относишься? "В нашей стране столько нефти не наберется".
   Так окончательно и не разобравшись в подруге жены, Макс отворачивается от окна и направляется в комнату, по дороге он машинально открывает холодильник, берет с полки помидор и идет дальше. В комнате жуя помидор, Летов останавливается напротив мебельной стенки.
   - Так, где они могут лежать? - он открывает ближайший от себя ящик и начинает рыться в бумагах. - Платежи за свет, коммуналка, а это что? - Макс достает из ящика гарантию на холодильник и с интересом рассматривает ее, - Когда я его брал? Все алес, гарантия уже два года как закончилась, холодильник можно выкидывать. - Он небрежно "плюхает" гарантию сверху на документы. - Так, а под низом, - Летов запускает руку в глубь ящика.
   В это время, мякоть пережевываемого им помидора падает на пол.
   - Черт! - с досады машет рукой Макс. - Пятно будет! Ленка заметит.
   Он подбирает с пола помидорные "брызги" и пытается наскоро, халтурно растереть пятно на полу подошвой ботинка.
   - Видно! - совсем расстраивается Летов.
   Он идет в ванну, выкидывает в унитаз ошметки злосчастного помидора, берет стоящую в углу навороченную, купленную по наущению телевизора швабру, возвращается в комнату и растирает пятно на полу впитывающим "супер" валиком.
   - Пойдет, - пятно сравнялось по цвету с застарелым следом от кофе по соседству. Макс прислоняет швабру к мебельной стенке и снова возвращается к вопросу: "И где собственно документы?" - А, они здесь должны быть. - Он открывает другой ящик и роется в нем, натыкаясь на всякую фигню: еще бабкины выкройки из "Бурды", рецепты из журналов того же времени, открытки, лотерейные билеты. - Нет, Ленка все переложила.
   Двигаясь вдоль стенки к соседнему ящику, Летов задевает швабру коленом и та с грохотом падает на пол.
   - Кто-то придет, - расширяет примету с вилками и ножами Макс.
   В подтверждение своей гипотезы, он подходит к окну и смотрит вниз. На площадке в песочнице играют дети, но Гешки среди них нет. Нет его и на качелях и пластиковой горке. Летов припечатывается камбалой к окну и возле самого подъезда замечает Ленку с Гешкой.
   - Домой собрались, надо скорее.
   От окна Макс скорым шагом направился к мебельной стенке, по наитию выдвигает нижний ящик и роется в бумагах.
   - Аээээ, вот они! - Летов достает из ящика файл с документами и перелистывает бумаги. - Вроде бы все. - Он снова для подстраховки заглядывает в ящик, - Больше нет, ладно.
   С документами под мышкой Макс подходит к окну и снова смотрит вниз. Возле подъезда ни кого нет.
   - Уже зашли! - скорым шагом Летов направляется в прихожую, открывает входную дверь, собирается выйти из квартиры, но замирает на пороге. - Черт, швабра, - он неуклюже спешит обратно в комнату, подбирает с пола швабру, ставит швабру в ванну, озирается в прихожей по сторонам, не оставил ли других улик своего присутствия. - Больше ни чего, вроде все чисто.
   Макс выходит из квартиры и закрывает за собой дверь. Он подходит к площадке лифта и собирается нажать на кнопку вызова. Но услышав шум работающий моторов лифта, одергивает руку.
   - Нет, нервы трепать мне сейчас некогда, - вспомнив свою "железную" установку, Летов проходит по коридору, открывает дверь и оказывается на лестничной площадке. Не спеша, довольный последним маневром, да и в целом "диверсионной операцией на вражеской территории", он спускаться вниз по ступенькам.
   А на этаже открываются двери лифта,из кабины выходят Лена и Гешка.
  -- Пойдем, сейчас будем есть, - Лена тянет сына за руку к квартире.
  -- Я не хочу, - надув щеки, упирается Гешка.
   Времени восьмой час вечера. Москвичи, в основной массе закончившие работу, разбредаются по домам, долам и весям. По проезжей части медленно движется поток (соскучившихся за день по своим хозяевам) легковых машин. Пешеходы, лавируя между машинами переходят с одной стороны улицы на другую. В продуктовые и прочие магазины заходят и выходят люди. В их потоке по оживленной улице вышагивает и Макс. Он, как и другие, переходит проезжую часть в неположенном месте. Подходит к автобусной остановке, смотрит на табличку с номерами и расписанием движения автобусов.
   - Через пять минут подойдет, - Макс сверяется с временем на мобильнике.
   Он отходит от края тротуара, закуривает сигарету. В ожидании автобуса, разглядывает манекены в витрине магазина женской одежды.
   Изучая манекен "афро-американской" наружности в юбке и блузке, соображает про себя: "А Ленка по чем брала?", - приглядывается к ценнику на блузке -- на ценнике 800 руб. - "Полторы что ли", - изрядно напрягает память Макс. - " Это почти в два раза!", - возмущаться он. - "А юбка? Тоже дешевле. Вот где надо одеваться".
   Летов отходит от "дармовой" витрины магазина, докуривает сигарету и бросает бычок в урну рядом с остановкой. Смотрит время на мобильнике: "Опаздывает!".
   На остановке сидит "древний" пенсионер в сетчатой шляпе, разгадывающий кроссворд. Справившись с очередным словом или наоборот, он смотрит на слоняющегося по соседству Макса.
  -- Вы какой ждете? - хрипло откашлявшись, интересуется пенсионер.
  -- Триста сорок второй, - читает с бумажки номер автобуса Летов.
  -- Он когда пробка, здесь не ходит, на Самсонова сворачивает, - пенсионер показывает рукой с узловатыми пальцами вдаль.
   Летов слега опешивает, - И как мне теперь, на Григориевскую улицу попасть.
  -- Вам начало или конец улицы нужен? - уточняет пожилой любитель кроссвордов.
  -- Начало, - не понимая в чем подвох, выдает Макс.
  -- Тогда идите до того перекрестка, - пенсионер показывает в противоположную сторону. - Там на углу останавливается семьсот четырнадцатая маршрутка, она довезет.
  -- Спасибо, - благодарит, опять ушедшего с головой в кроссворд пенсионера Летов и скорым шагом идет по улице в указанном направлении.
   На углу улицы, и правда, стоит маршрутка 714, в нее садятся пассажиры.
   Летов заглядывает внутрь "Газели", - Свободные места есть?
   - Одно место есть, - из глубин салона сообщает желанную новость женский голос.
   Макс забирается в маршрутку и задвигает за собой дверь. Маршрутка трогается с места. Пассажиры, производя сложные математически-бухгалтерские манипуляции собирают по 20 рублей за проезд. Летов тоже сдает "в общую касс" два чирика. Собранные деньги наконец передают водителю, который их тут же на ходу начинает пересчитывать. Подбив дебет с кребетом, водитель прибавляет газа и маршрутка лихо мчится по улицам, перестраиваясь из ряда в ряд и подрезая другие машины. Макс внимательно следит за названиями улиц на домах. На одном из домов мелькает надпись -- Григориевская улица д. 8.
   - Остановите здесь, - перекрывая рев двигателя, требует Летов.
   Визжат "больные" тормоза и маршрутка причаливает у обочины. Макс выбирается из маршрутки наступив по дороге случаем на пару ног и получив в ответ на извинение: "Смотреть надо!" и "Чего тебе не сидится, ехал бы до конца как все!". Разудалая маршрутка трогается с места, а Летов идет вдоль по улице. Возле 12 дома он сворачивает направо: "Мне сюда".
   Макс огибает кирпичный увешанный как погремушками кондиционерами жилой дом и заходит со двора в офис страховой компании.
   Поднявшись по лестнице на второй этаж, Летов в дверях страховой компании сталкивается с экстравагантной уборщицей у которой из-под цветастого платка выглядывают черноморско-азовские "дреды".
   Уборщица, выжимая тряпку в ведро, глядит на Максовские ноги, - Небось грязные?
  -- Кто? - не догоняет о чем токует растаманка-уборщица Летов.
  -- Ноги! Вытирай, - уборщица кладет на пол перед непонятливым посетителем тряпку.
   Макс тщательно вытирает о тряпку ноги и на цыпочках, стараясь не следить, бочком проходит мимо уборщицы в офис. В глубине коридора из боковой двери выглядывает охранник, держащий в руке вместо оружия кипятильник.
  -- Вы к кому? - проявляет вялое любопытство охранник. - В офисе уже ни кого нет.
  -- Я договаривался, - в подтверждение серьезности намерений, Летов показывает папку с документами, - меня Седов должен ждать.
  -- Может и задержался, проходите, - дает добро охранник и скрывается в дежурке.
   Макс открывает стеклянную дверь и заходит в большое офисное помещение, разделенное не высокими перегородками на кабинеты-ячейки. В офисе ни кого не видно. Летов смотрит по сторонам, определяя, где находится Седов.
   - Правда, что ли никого? - интересуется он негромко у пустого пространства.
   Не дождавшись реакции Макс идет по центральному проходу, в направлении окна. Справа в кабинете-ячейке он замечает парня лет двадцати трех в сером "блестючем" офисном костюме.
   - Вы Седов? - скорее утверждает, чем спрашивает Летов.
   Седов отрывает взгляд от экрана монитора, - Да, а вы по какому вопросу?
  -- Я вам должен документы передать, - Макс устало садится на стул рядом с монитором.
  -- Документы? - повторяет за Летовым Седов. - А, да, - вспоминает о чем речь, - давайте документы.
  -- Вот это у меня на машину, - Макс извлекает из папки первый документ.
   Седов заглядывает в бумагу, - А из ГАИ?
   - Они тоже здесь, - поглаживает "драгоценную" папку Летов.
  

Женя

   Близится время "Ч", точнее оно уже миновало двадцать минут назад, а в банкетном зале ресторана "Берег" все также неспешно и планомерно гости рассаживаются за свои столики. Неподалеку от сцены Женя блюдет обстановку и порядок на вверенной ей территории. Она перенаправляет очередного заплутавшего корпоративщика по месту "столовой приписки", и подманивает к себе пальцем звукотехника Битюкова.
  -- У тебя все готово, все сделал?
  -- Да, с акустикой проблем не будет, запаздывания и шумы минимальные, - кладет руку на усилитель как "президент" на конституцию Битюков.
  -- Тогда заводи фанеру, народ уже рассаживается.
  -- Ага, а какую именно ставить? - боится (после кабеля) проявлять излишнюю инициативу звукотехник.
  -- Рамштайн! - шутит по черному Женя. - Ну ты чего, впрямь, как в детском саду, спокойную, для выделения желудочного сока.
  -- Понял, сделаем в лучшем виде, - берет под козырек Битюков.
   "В зале временно все в порядке", - дает себе положительную оценку-установку Женя, - "пора заглянуть за кулисы, проверить тамошний бардак", - она проходит вдоль сцены и сворачивает в коридор ведущий к служебным помещениям. В это время в банкетном зале начинает звучать композиция группы "Квин" - "Шоу маст гоу он".
   Женя раздраженно оборачивается к залу, - Вот, говнюк Битюков, опять свой "Квин" подпольный завел! Я его в этот раз точно на половину зарплаты без ножниц голыми руками кастрирую!
   На счастье звукотехнику, навстречу Жене попадается штатный водитель "Радуги" Гарилян, который и забирает на себя все эмоции и внимание.
  -- С Верником чего, привез?!
  -- Да, он в гримерке, - отступая на пол шага от пышущей "жаром" начальницы, протирает кепкой вечно потный затылок Гарилян.
  -- А как у него нога? - входит в медицинские подробности успокаивающаяся Женя.
  -- Хромает, - ставит нехитрый диагноз Гарилян.
   "Проведаю бедолагу парашютиста пока он снова не захандрил", - отпустив подхарчевываться на кухню Гариляна, проявляет дальнейшую заботу о Вернике Женя. Она трижды стучится в гримерку и не дожидаясь "встречного" ответа, открывает дверь. В гримерке оклеенной вместо обоев рецептами блюд и страницами из меню, в кожаном парт-номенклатурном кресле сидит погруженный в мысли и больничный гипс Верник.
   - Игорь, как вы, ничего? - глядя на гипсовый укороченный "валенок" на ноге ведущего, участливо интересуется самочувствием Женя.
   Верник избыточно наигранно морщится, - Болит,вот прописали, - он показывает упаковку импортных "термоядерных" таблеток. - Теперь даже не выпить, - с грустью смотрит на стоящую возле зеркала "Лазаревскую" бутылку коньяку.
   - Сочувствую, понимаю, - пожимает плечами Женя. - Я вот тут бумаги принесла, - она показывает Вернику несколько листов с записями. - Здесь исполнители, а вот здесь, - перелистывает страницу, - название фирмы, ее руководители и цель мероприятия.
   Верним меланхолично следит за действиями Жени.
   - И еще тут некоторые заготовки, - продолжает плести самодеятельность Женя, - для вступительной...
   Не терпящий вмешательства в творческие наработки Верник, накрывает листы бумаги ладонью, - Ну это я думаю сам.
   - Конечно, - без сопротивления соглашается Женя.
   Основная масса корпоративщиков, кроме отдельных отщепенцев, таки собралась в банкетном зале. Гости сидя за столами, едят поданные закуски (среди которых Женины страхи - "Сасими из Фугу"), разговаривают между собой, дегустируют спиртные напитки. На сцену, для проведения торжественно-увеселительного мероприятия, при помощи Битюкова, по ступенькам взбирается хромающий на загипсованную ногу Верник.
   Справившись с "высотой", ведущий смотрит на сиротливо притулившийся посреди сцены барный стул, - Это что, я после каждого номера, через всю сцену буду ковылять?
   Звукотехник, выполняя Женину инструкцию: "Не пи..дануть нахер к е..еням ведущего со сцены!" потихоньку по шажку подводит Верника к стулу, одновременно успокаивая "бедолагу" полу-правдивой побасенкой, - Он хороший, модернизированный, практически из магазина, на резиновом колесном ходу, мы вас туда сюда будем перемещать, как музейную реликвию, волос на голове не шелохнется.
  -- Ну это еще ничего, годится, только по аккуратнее с перемещением, не уроните по дороге, - одобряет Битюковское рвение Верник, поглядывая на свой запачкавшийся за время ходьбы больничный валенок.
  -- Да мы аккуратно, как в лучших домах Ландона и Париже, - намеренно видоизменяя названия городов, придает своей личности "множественного объема и весомости" звукотехник.
   Верник как альпинист восьмитысячник основательно устраивается на высоком барном стуле, облокачивается на спинку, проверяет устойчивость ножек. Битюков "в награду" за дорожные мучения, вручает ведущему орудие сценической работы -- микрофон.
   - Он хоть фурычит? - Верник проверки ради дует, а затем стучит пальцем по поролоновой головке.
   Звукотехник, исправляя оплошность, поспешно переключает рычажок на микрофоне, - Теперь, да. Можете говорить сколько душе угодно и даже больше. Я буду тут по соседству.
   Справившись со своей ответственной миссией "по доставке тела", Битюков удаляется вглубь сцены к родимой музыкальной аппаратуре и игровой приставке (которую он все утро и день удачно прятал от Горыныча-Жени). Оставшийся один на "растерзание" гостей, Игорь Верник заглядывает в Женину шпаргалку, отмечая основные фамилии, названия, цели.
   Переварив краткую информацию, Игорь подносит микрофон к губам и начинает "священнодействие", - Добрый вечер дорогие дамы и господа. Я так спешил на встречу с вами, что получил небольшую травму в дороге. Но она ни коим образом не повлияет на наш праздник, - Верник фирменно улыбается всему залу словно каждому корпоративщику в отдельности. - Сегодня мы отмечаем знаменательную дату, десятилетие страховой группы "Шанхай". Давайте поприветствуем друг друга аплодисментами.
   Зал вначале робко и нестройно, а затем не жалея ладоней звонко с азартом хлопает восхваляя себя любимых.
   В свободном от суеты и шума холле ресторана "Берег" Женя в компании с рослым темноволосым небрежно вальяжным продюсером "Стрелок" Фаридом обсуждают предстоящий концерт.
  -- Гера заболела, - разводит отягощенными драгметаллами руками Фарид, - так, что девчонки выступят вшестером.
  -- А Марго, Лу-Лу, Лиса, Ники? - подозревая, как бы ей не подсунули левый "не свежий" состав, интересуется Женя.
  -- Эти в порядке, - поглаживая брильянтовый перстень на безымянном пальце, успокаивает волнительную собеседницу Фарид.
  -- И где они? - требует немедленного предъявления "товара" Женя. - Я что-то ни кого не вижу, - она смотрит на улицу.
  -- Уже на подъезде, - переходит к массажу соседнего перстня Фарид.
  -- Они же еще час будут гримироваться и переодеваться, - по-стариковски с кряхтением ворчит Женя.
  -- Нет, девчонки у меня натренированные как солдаты, за пять минут соберутся, - не моргнув глазом привирает Фарид. - Может пока уладим финансовую сторону дела, - чешет, намекая на расчет, большую пухлую ладонь продюсер.
  -- Фарид, давай позже, видишь я совсем зашиваюсь, программу буду корректировать, - Женя достает мобильник и набирая номер, идет к банкетному залу. - Алле, ты где? Рядом со сценой, хорошо. Скажи Вернику, пусть потянет время, чего-нибудь расскажет. "Стрелки" задерживаются.
   В банкетном зале гости внимают Верниковским остротам.
   - И так , - закругляет свое вступлений спич Верник, - я приглашаю на эту сцену бессменного руководителя Шанхайской группы Константина Григорьевича Литовченко!
   Из-за столика в первом ряду поднимается плотный загорелый, если не сказать смуглый мужчина под полтинник в нарядном светлобежевом костюме и направляется к сцене. Тем временем Битюков (как и обещался) укатывает лихо "трон" с Верником к краю сцены.
  -- Женя просила, чтобы вы Игорь потянули немного время, - закладывая финальный вираж возле басовой колонки, конфиденциально нашептывает на ухо Вернику свежайшую информацию звукотехник, - музыкантов пока нет.
  -- Нашел, чем удивить, - хмыкает ведущий, - вот если бы они были вовремя и на месте. Тогда это был бы номер почище Копперфилда. Сейчас у меня выступит Литовченко, а затем, если дело не поправится, дадим слово кому нибудь из страховых компаньонов.
   Глава Шанхайской группы, поправляя непослушный галстук, поднимается на сцену, получает от Битюкова включенный микрофон и шагает по военному четко на центр сцены, где и занимает позу Гагарина готового к полету.
   - Господа, - начинает он свою речь, - коллеги, наши уважаемые клиенты и просто друзья. За эти десять лет мы прошли большой, огромный путь. Да, поначалу нам было тяжело и трудно, не хватало опыта, квалифицированных кадров, да просто доверия. Но каждодневным трудом мы...
   Прекращай эту канитель, у меня сейчас от официоза зубы заболят. Прямо газетная передовица. А ты хочешь, что-бы он тебя сразу матерным анекдотом зацепил? Желательно. Так погоди, Литовченко пару стаканов вискаря жахнет и к концу мероприятия еще и вприсядку станцует. Во-во, "на сухую" только скрипеть и могут. Куда мы катимся, ни кому не угодить! Кругом индивидуалисты зас.......! Тьфу, чуть сам не сорвался.
   Не в пример банкетному залу, в ресторанной гримерке весело и шумно. Шестеро солисток группы "Стрелки" одеваются и прихорашиваются перед общим настенным зеркалом. Без стука открывается дверь и из коридора в помещение заглядывает Фарид.
  -- Сегодня все в трусах, ни кто не забыл их дома на вешалке? - Одновременно игриво и грозно поводит бровями продюсер.
  -- Да, все мы поняли, публика серьезная, пилоточный бонус не оценит, - поправляя прическу, отвечает за всех девчонок Марго.
  -- Тогда вперед на сцену, - подбадривающе хлопает в ладоши Фарид.
   В банкетном зале Игорь Верник "убивает" лишнее время импровизированным аукционом.
   - Алиса Сергеевна, может вы предложите, что-нибудь для нашего аукциона, - ведущий обращается к директорской жене.
   Алиса Сергеевна завитая и уложенная "бригадой" стилистов блондинка, ягодной поры спелости, с улыбкой поглядывая на сидящего рядом за столом мужа, отвечает Вернику, - Я даже не знаю,что вам Игорь предложить.
   - Например, один ваш поцелуй, - делает пикантное предложение Верник.
   Алиса Сергеевна кокетливо поправляет локон, - Игорь, вы меня вгоняете в краску.
   Но не всех присутствующий в зале занимает веселый аукцион, у Жени с Битюковым свои насущные проблемы.
  -- Фарид, минусовку "Стрелок" передал? - держит руку "на пульсе" концерта Женя.
  -- Да, - звукотехник показывает пустой футляр от диска.
  -- Ты ее проверил?
  -- Минусовка бес проблемная, я ее уже зарядил, - передергивает затвор воображаемого морталовского автомата Битюков.
   В коридоре показывается другой "иллюзионист-манипулятор" Фарид и начинает показывать Жене на пальцах немую пантомиму. "А, девки рядом, на подходе!", - разгадав мудреную Фаридовскую шараду, согласно кивает головой Женя. Следующим звеном в "испорченном телефоне" оказывается Битюков. - Сворачивайте временно аукцион, - Женя подталкивает звукотехника в глубь сцены к Вернику, - Стрелки созрели, после поцелуи и что там у вас еще продадите.
  

Максим

   В офисе страховой компании, если вы еще не забыли окромя Летова, Седова, ну и не видимых глазу охранника с уборщицей ни кого нет.
   Седов разбирается в принесенных Максом бумагах, при этом составляя кипу своих договорных документов. Он протягивает Летову очередную бумаги, - Вот здесь, на последней странице распишитесь.
   Макс бегло просматривает документ и подписывает его, - Это все?
   - Нет, еще один, - Седов достает из принтера, только что напечатанные листы документа, ставит на них печать и передает документ Летову. - Тут две подписи.
   Макс снова бегло просматривает документ и ставит подпись на первой странице. В это время у него звонит мобильник, - Алле, да, Летов. А, понял. Что у вас? - Макс, прикрывая трубку ладонью, обращается к Седову. - Извините, я сейчас быстро, - встает из-за стола и бредет по проходу вдоль "сот-ячеек" к окну. - Холодильник потек, какой? Тот большой. Завтра я его посмотрю. - Макс помимо основной работы на хладокомбинате еще подхалтуривает в тройке ресторанов, где следит за исправностью холодильников. Нынешний неурочный звонок исходит из подопечного ресторана "Берег". - Сегодня! Нет, вообще у меня сегодня дела. Совсем беда. Ну если так, ладно. Буду -- Летов убирает телефон и снова возвращается за стол. - Что я должен был сделать? - обращается он к менеджеру.
   - Еще здесь расписаться, - напоминает Седов, переворачивая страницу договора.
   Макс подписывает документ.
   В полном вагоне метро стоит Летов и смотрит в окно на собственное отражение. Он едет через пол Москвы ковыряться в непонятно зачем потекшем на ночь глядя холодильнике. В "ватной" голове Макса сейчас прокручивается и пережевывается визит в страховую компанию.
  -- Оригинал договора остается у нас, а копию вот держите, - заявляет Седов.
  -- И где же мою машину теперь будут ремонтировать? - "Здесь я ни чего, правильно сказал".
  -- Адрес на последней странице договора, - "Хитрит Седов сука, не договаривает". - Но я запишу вам его еще отдельно.
  -- Но в "Вестстрое" то, хоть, запчасти будут? - "А вот здесь надо было жестче, напористее требовать".
  -- Да, часть запчастей к ним уже поступила, - "Не хрена этот Седов сам не знает".
   В итак непростые переговоры неожиданно вмешивается жена Ленка.
   - Сколько ты денег уже в нее угрохал? - Заводит она свою любимую "песню", - Зачем надо было брать иномарку, ведь девятка была еще нормальная?!
   Летов вздрагивает и смотрит по сторонам, ни жены Лены, не Седова в вагоне нет -- вокруг незнакомые люди. Поезд останавливается на станции. Макс вместе с потоком людей "выплывает" из вагона на станцию.
  

Максим + Женя

   В "потаенных" недрах ресторана "Берег", по служебному коридору идут помятый общественным транспортом Летов и истерзанная поварами и официантками администратор Блинова.
  -- Что с ним могло случиться? - имея в виду холодильник, интересуется Блинова.
  -- Не знаю, сейчас посмотрим, - Макс на ходу проверяет целостность своих ребер. - Вы его отключили?
  -- Нет, он сам вырубился.
   Летов с Блиновой проходят мимо бокового ответвления коридора, в конце которого располагается банкетный зал. От туда тянет запахом борща (которого и в меню то нет!), да залихватской песней группы "Мираж". Макс смотрит в сторону банкетного зала. В проеме коридора показывается фигура Жени, разговаривающая с Фаридом. Летов всматривается в контуры Жениной фигуры: "Ни чего деваха, на кого-то она похожа, артистка небось".
   Признанная за артистку Женя, на границе банкетного зала торгуется с продюсером "Стрелок".
  -- Мы же договаривались на шесть песен, а они спели пять, - почувствовав на себе взгляд, Женя прищурившись, смотрит в сторону Макса: "Кто там пялится? Не разобрать, а чего-то знакомое".
  -- Но по времени вышло тоже самое, так что, ни какой разницы, - ловко выкручивается Фарид.
   Летов скрывается в боковом проходе коридора, а Женя с задумчивым видом снова поворачивается к Фариду. - Ни какой, - она растягивает слова, прибывая мысленно в другом месте: "Утро, умылась, завтракала, гороскоп. Причем тут гороскоп? Чего он мне там наобещал? Плодородие, мужика, так их сегодня уже два было. Может это не те. Третий за день будет уже перебор", - Женя обрывает поток мыслей, возвращаясь к "Стрелочной" проблеме. - Еще и Геры не было, - выдвигает она следующую претензию.
   "Справившись" с коридорами первого этажа, Макс с Блиновой спускаются по лестнице в подвал.
  -- Где щиток? - на подступах к полутемному сырому коридору подвала озабочивается Летов.
  -- Там, - Блинова показывает рукой в недра подвала.
   До "там" оказалось шагов пятьдесят. Летову показалось, что пару раз ему дорогу перебежала крыса, но он не стал об этом расспрашивать Блинову: "У меня своих забот хватает, пусть живностью сан-эпидем занимается". Макс останавливаются возле распределительного электрощита, открывает металлическую дверцу с черепом и молниями и смотрит внутрь, где проступают очертания тумблеров. - А чего у вас так темно? Ни чего же не видно.
  -- Я могу фонарик принести, - вместо долгих хозяйственно-экономический объяснений, предлагает простой выход Блинова.
  -- Несите, - Летов достает из кармана пробник и прислоняет его к электрическому контакту.
  -- Я сейчас, скоро, - Блинова скрывается во мраке подвала.
  -- Здесь вроде бы нормально, - проверив электрощиток, Макс подходит к большому холодильнику, открывает его дверь, заходит в "брюхо" холодильника и прикладывает руку к морозильной трубе. - Фреон не течет, - бурчит недовольно под нос, - вот вода уже пошла, - он переступает на сухое место. - Надо смотреть мотор.
   Похоже у тебя фантастическая повесть вырисовывается. Почему? Ну как же, столько ходящих и говорящих роботов только на японской выставке, да в фантастическом фильме бывает. Японцами здесь не пахнет, значит чистая фантастика. Ты бредешь! У меня ни одного робота за все время рассказа не появилось. Да ты приглядись к своим персонажам, они же у тебя все делают по команде: ходят, поворачиваются, садятся, улыбаются и даже е...утся! Ну ритм жизни сейчас такой, времени на рефлексию с философией совсем нет. И я про то же, эмоции минимальные на пару тройку килобайт, чтобы не дай бог оперативку коротнуло! Не сгущай краски, а то у нас сюда и хоррор приплетется.
   В гримерке Женя и представляющий интересы "Стрелок", упорхнувших сразу после выступления из ресторана, продюсер Фарид . Женя отсчитывает из пачки пятитысячные купюры на стол. Фарид жадно следит глазами за процессом.
   - Сто двадцать пять, сто тридцать, все, - Женя убирает оставшуюся пачку денег в косметичку.
   Фарид пересчитывает купюры на столе и по своей продюсерской натуре начинает жаловаться, - Как то это мало Жень.
  -- Строго по курсу, вот проверь, - Женя перемножает на калькуляторе цифры и показывает Фариду финальную сумму.
  -- А почему рублями, а не долларами? - продолжает канючить продюсер.
  -- Фарид, я тебе, что из своих даю? - возмущается Женя. - Какую клиент наличность дал, с такой и работаю.
  -- Ладно, что с тобой Жень сделаешь, - понимая, что с Жени больше не выжать, Фарид сворачивает "представление" и убирает стопку с деньгами в карман.
  -- Солистки твои сейчас где? - переводит разговор на другую тему Женя.
  -- В торговый комплекс поехали, - Фарид поправляет на груди сползший на сторону массивный золотой крест.
  -- Тоже петь будут.
  -- Нет, там открытие, надо ленточку перерезать, - щелкает пальцами, будто ножницами Фарид.
  -- А корпоратив на рублевке? - входит в ступор Женя, ведь она из-за него собственно и поменяла "Стрелки" с "Миражом" местами.
  -- И это тоже, - Фарид достает из кармана пиджака "облепленную" драгоценными камнями фляжку. - Будешь?- протягивает ее Жене.
  -- Нет, - Женя отрицательно мотает головой.
   Фарид делает глоток из фляжки и морщиться, в это время у него в кармане звонит мобильник, - Да, Слушаю, - он не подносит трубку вплотную к уху, а держит ее на расстоянии сантиметров десяти от головы: "Так облучения волнами для мозга меньше". - Приехали, и чего? Ленточку перережьте. Как? Ножницами, большие такие должны быть. - Прикрывая мобильник рукой, чтобы его не расслышали "Стрелки", жалуется Жене. - Ни чего сами сделать не могут. - Возвращается к разговору со "Стрелками, - Вас директор комплекса встретил, вот! У него и должны быть.
   В сумрачном подвале, в моторе холодильника возится Летов, рядом с ним стоит шеф-повар выполняя роль фонарного столба.
  -- Чего они там у тебя едят наверху? Котлеты со шницелями? - подтрунивает над шеф-поваром Макс.
  -- Этим сейчас кого удивишь, при совке наелись, во! - шеф-повар проводит выданным Блиновой фонариком над головой. - Сейчас надо такое этакое, экзотическое.
  -- Жареных кузнечиков или маринованных червей, - пускается в гастрономические крайности Летов.
  -- Во-во если не хлеще, - подхватывает бредовое предположение Макса шеф-повар. - Меня вон, в Японию на стажировку посылали. Будто я раньше с рыбой не работал. Хотя вообще в Японии есть своя специфика.
  -- А к гейшам ты там ходил? - оживляется Летов.
  -- Не, мы только в караоке, - качает головой шеф-повар.
  -- Это как у нас? - прорабатывает в глубину японскую тему Макс.
  -- Не совсем, - ресторанный кулинар обращает взгляд к штукатуренному потолку, пытаясь подобрать подходящее сравнение, - японки для тебя поют, развлекают, а ты их выпивкой угощаешь.
  -- А трахнуть их можно? - не унимается раззадоренный Летов.
  -- Если договоришься, то можно, - хитро и многозначительно улыбается шеф-повар.
   Макс от холодильника идет к электрощиту и включает рубильник, - И ты как? - интересуется он через весь коридор.
   - Бывало, - сознается в маленьком грешке шеф-повар.
   "Вот и мне надо было вместо Дерюгинского подвала в бардак к бл..дям ехать. Там бы и отдохнул!". Так ты же не хотел. "Со Светкой да, а вот с какой-нибудь мулаточкой, это же совсем другое дело!". Значит аппетит на шеф-поварских байках нагулял. А как же семья, жена, сын? "Это две разные плоскости, параллельные и ни когда не пересекающиеся". Может еще и проституцию легализовать? "Нет, ее же такими налогами с сан-эпидем и пожарниками обложат простому смертному и не потянуть!".
   Летов возвращается к холодильнику и прислушивается к слабому гудению мотора, - Заработал трудяга, сейчас разойдется, - он передает шеф-повару кусок изоленты и пассатижи. - Выходит, те же гейши, только на новый лад, - со смешком резюмирует японскую сагу Макс и заходит внутрь холодильника, чтобы пощупать своими руками морозильную трубу. - Потек фреончик, нехотя (ему же не платят), но потек.
   Шеф-повар перебирая в руках вверенный инструмент задумывается над проблемой, - А ведь верно, ать, - качает он головой, - хитрые японские бестии. Все у них так театрально с подходцем, что и не догадаешься. Вот что значит молодой, голова Макс, сразу их раскусил. Холодильник теперь будет работать?
   - До следующей поломки будет, - дает хилую гарантию Летов. - Ты его пока продуктами не перегружай, пусть сначала холода наберет. - Макс закрывает моторное отделение холодильника.
   Откатав программу про "связанную музыку", банкетный зал под бурные аплодисменты покинула группа "Мираж". Ей на смену пришел Валерий Сюткин со своим коллективом. Для разогрева Валера спел про кота, затем про галстук, а уж когда затянул: "Король оранжевое лето", не выдержала жена Литовченко и полезла на сцену поддержать музыкантов. Алисе Сергеевне тут же вручили микрофон, и она не попадая в половину нот принялась самозабвенно подпевать Сюткину, при этом восполняя недостаток мастерства зажигательным танцем. Валера включившись в игру, тут же составил компанию Алисе Сергеевне в вытанцовывание хитрых коленец. С другой стороны поддержку жене оказал, сидящий за своим столиком в первом ряду Литовченко, он во все ладоши захлопал в такт музыке.
   В стороне от бурного веселья Женя с Таловым обмениваются свежими впечатлениями.
  -- Вот Алиса Сергеевна разошлась, - чешет стриженный затылок Талов.
  -- Хорошо у них с Сюткиным получается, дуэтом могут выступать, - показывает одобрительно большой палец Женя.
  -- Нет, Константин Григорьевич, Алисе Сергеевне не разрешит.
  -- Литовченко такой строгий? - не верит Женя.
  -- Да, нет, нормальный, только у артистов на эстраде нет, этого, как его, - Талов, подбирая слово, щелкает пальцами, но не найдя подходящего, выдает, первое попавшееся слово, - типа порядка.
  -- Ну да, у вас же контора серьезная. Наверное бывших военных много? - озвучивает свою догадку про "сапоги" Женя.
  -- Да, Константин Григорьевич полковник в отставке, его зам Ле...
  -- А вы? - перебивает Талова Женя.
  -- Крабовый берет, - чуть смущенно но с достоинством сообщает Талов.
  -- О, серьезно! - Женя по новому оценивает облик Талова: "Скала, монумент, за таким укрыться, ни одним сквозняком не продует. Может о нем гороскоп намекал".
   В наклевывающуюся "семейную идиллию" с посторонними проблемами вмешивается "бестактный" звукотехник. Он взмахами рук семафорит Жене спасительное: "sos!".
  -- Чего-то у них опять. Потом договорим, - извиняясь, Женя дотрагивается до Таловской руки.
  -- Да, успеем, -тот согласно кивает головой.
   Оставив Талова одного, Женя проходит насквозь банкетный зал,огибает с правой стороны сцену и останавливается у края площадки, на которой располагаются зачинщики "беспорядка" Битюков с Верником.
   - Чего у вас тут срочного стряслось? - строго смотрит на парочку Женя.
   Звукотехник показывает на ножку барного стула, на котором восседает Верник, - Вот, колесо сломалось.
  -- Одно? - уточняет размеры "катастрофы" Женя.
  -- Да, но другое тоже на честном слове держится, - Битюков прикасается к соседней хлипкой и скрипучей ножке барного стула.
  -- Ты аккуратнее вози стул, а то на своей спине будешь таскать Игоря, - грозит кулаком раздолбаю-звукотехнику Женя.
  -- Другого стула нет? - встревает в разговор Верник. - А то мне и правда немного стремно. Два раза за день падать, это перебор, - ведущий дотрагивается до гипса на ноге.
  -- Посмотрю, а пока на этом, ммм?! - Женя улыбаясь, кивает головой Вернику.
   Тот в ответ вяло морщится.
   На ресторанной кухне шеф-повар, Летов и четыре повара. Каждый занят своим делом: повара раскладывают блюда по тарелкам, шеф-повар украшает блюда овощными цветами, присыпками, "архитектурными строениями", Макс, грея спину у чугунных конфорок плиты, следит за всем происходящим. "Обалдеть можно от красоты, и ведь все это через пять минут поломают ножами и вилками", - отлепившись от плиты, Летов подходит к окну и смотрит на улицу, где руганный и переруганный Женей Хлопин подсоединяет провода к фейерверкам.
  -- Есть будешь? - отвлекает Макса от вида за окном шеф-повар.
  -- Вообще-то не собирался, но у вас все так красиво и запах. Это что? - Летов показывает пальцем на стоящее посреди стола овальное блюдо.
  -- Осьминоги, - не глядя, чутьем спинного мозга определяет "морского гада" шеф-повар.
  -- Нет, - брезгливо морщится Макс. - А это что? - он переводит палец на соседнее блюдо.
  -- Мидии, - расшифровывает трехъярусную композицию шеф-повар.
  -- А посущественнее чего-нибудь? - для Летова мидии скорее были детской забавой из Москвы-реки, чем полноценным кушаньем.
  -- Вот, угря копченого возьми, - шеф-повар передает Максу тарелку с рыбой.
  -- Да, а он не того, в холодильнике не лежал? - Летов из предосторожности принюхивается к угрю.
  -- Свежак, - причмокивает губами шеф-повар, - три часа назад привезли. - Он снова переключается на работу и оценивает очередной кулинарный "шедевр" поваров, - Добавьте еще морковки.
   Макс с тарелкой усаживается на подоконник и, глядя на ковыряющегося с пиротехникой Хлопина, принимается поедать угря.
   В кухню заглядывает Женя, смотрит по сторонам.
   - У вас барного стула нет? - обращается она ко всем присутствующим.
   Шеф-повар отрывается от украшения блюда с перепелами, - Барного? - Задумывается. - В холодном цеху что-то было, - он показывает рукой на соседний цех.
   Летов, сидящий на подоконнике и поедающий угря, оборачивается на голоса. Мимо него, не замечая, в холодный цех проходит Женя. Макс почти сразу узнает Женю: "Умора, блин в коротких штанишках! Где три, там и четыре. Это снова она, как банный лист ко мне прицепилась, я бы ее туда сводил и...". Он оставляет порно-фантазию и тарелку с недоеденным угрем на подоконнике и идет следом за Женей в холодный цех. Здесь Летов останавливается в дверях и следит за тем, как Женя хозяйничает в безлюдном цеху, перекладывая кастрюли с места на место в поисках барного стула.
  -- Бог в помощь, - шутливо приветствует Женю Макс.
  -- Что? - оборачивается на знакомый голос Женя - Не смеши, это снова ты! - В Жениных глазах загораются веселые огоньки: "Точно северный хоккейный маньяк. Еще и в кровать ко мне жить попросится".
  -- Да, я, - широко, до зуба мудрости улыбается Летов.
  -- Только не говори, что и сюда тебя в гости пригласили, - звонко смеется Женя.
  -- Нет, здесь холодильник сломался, а я его чинил, - в подтверждение своих слов, Макс достает из кармана рубашки пробник. - Я по профессии холодильщик.
  -- Понятно, - принимая "легенду", отставляет очередную кастрюля в сторону Женя.
  -- А ты здесь какими ветрами? - в свою очередь проявляет любопытство Летов.
  -- Тоже работаю. Вон ту пьянку облагораживаю, - Женя небрежно кивает головой на дверь. - Так, вот он родимый, - за горой кастрюль показывается спинка барного стула. Женя опускается перед ним на корточки. - Ножки крепкие, а колес вот нет.
   Летов подходит к Жене и представляется, - Я Макс.
   Женя вздыхает по поводу "неполноценного" стула, - Чего теперь делать? - Встает и догоняя слова Летова оглашает свое имя, - Женя. Может ты еще и великолепный? - снова улыбается.
   - Почему? - не понимает тонкой игры слов Макс.
   Женя выходит из цеха, - Раньше мультик или фильм такой был.
   - Я не видел, - пожимает плечами Летов, - а может, просто забыл. - Он идет следом за Женей.
   Все видели, а он не видел! Это же классика. Ты наверное и "Белого солнце пустыни" с "Легким паром" прозевал?! В футбол свой во дворе все гонял. "Не такой я уж и темный, Сухова с Рязановским Ипполитом я знаю. Мы даже в школе сочинение писали про положительных киногероев". Ну и про кого ты загнул? "Про доцента". Ученого? "Нет, из "Джентльменов удачи" - Леонова". Так он же там жулика играет. "Нет, у него в фильме двойная роль и положительная и отрицательная. Но больше все-таки положительная". И какую оценку твой шедевр заработал? "Хотели два влепить за неверно выбранный персонаж (все же про Штирлица писали), но побоялись испортить отчетность и вытянули мое сочинение на три с минусом". Да, не быть тебе разведчиком Макс!
   В банкетном зале смена лиц и декораций (фанерные пальмы на заднике поменяли на откормленные до размеров солнца звезды и кометы), а на сцене появился долгожданный "гвоздь программы" Сергей Лазарев. На метр ниже, рядом со сценой толпа подвыпивших корпоративщиков под предводительством Алисы Сергеевны сотрясает устои и фундамент ресторана "оглушительными" танцами.
   Где они? Опять у меня все герои разбрелись! Сидели бы себе, да музыкой наслаждались, нет куда-то поперлись. "Некогда сидеть, работы по горло!". А вот ты где!
   Возле гримерки Женя общается с отходящим от выступления при помощи бутылки минеральной воды Валерием Сюткиным.
  -- Все прошло просто великолепно, - не скупится в хвалебных эпитетах Женя.
  -- Да, спели с огоньком, - вытирая пот с лица полотенцем, устало соглашается Сюткин.
  -- Алиса Сергеевна вам на сцене не сильно мешала?
  -- Нет, с ней даже колоритнее получилось, - Сюткин открывает дверь гримерки.
   В прокуренной гримерке четверо музыкантов из группы Сюткина собираются с силами после выступления.
   - Ну вы братцы и надымили, как вам не стыдно, - Валерий рукой разгоняет густые клубы табачного дыма. - Испортите цвет лица нашей прекрасной Женечке.
   Женя смело заходит следом за Сюткиным в гримерку, - Да ничего, я привычная.
  -- Тогда может сигаретку? - волосатый басист нарочито протягивает пачку "KENT" Жене.
  -- Ваня! - укоризненно качает головой Сюткин.
   Женя присаживается возле стола, - Нет, в другой раз. - Она раскрывает папку с документами. - Валерий, распишитесь здесь, - протягивает Сюткину ручку.
  -- Платежная ведомость, - заглядывает в бумаги Сюткин. - По налоговым, нас потом не затаскают? - улыбается.
  -- Нет, это наши внутренние бумаги для отчетности, - невинно хлопает ресницами Женя.
  -- Опля, - Сюткин ставит лихой росчерк в ведомости.
  -- Отлично, - Женя убирает бумагу в папку и достает взамен пачку пятитысячных купюр.
   "А нам какой гонорар полагается?". Тебе-то Макс за что? "Ну как же, всем музыкантам заплатили. А мы вообще с Женькой главные персонажи". "Да, я в этом с Максом полностью солидарна!". Спелись уже штрейкбрехеры! Шиш вам -- а не денег! "Тогда мы объявляем сидячую забастовку, ни чего дальше делать не будем! Сам выпутывайся из истории!". Ой напугали, боюсь, боюсь! "Нет, мы серьезно, по триста на нос и мы..". "Макс, давай лучше по пятьсот". "Жень, это конечно лучше, а если...". Ооо, все лучше сидите отдыхайте.
   А в банкетном зале еще больше "угара". На сцене все так же выступает Сергей Лазарев, а вот возле нее уже отплясывает добрых две трети корпоратива. "Королева бала" Алиса Сергеевна тянет за руку мужа, встать со своего места и присоединиться к танцующим.
  -- Аля, я не пойду, - упирается Литовченко. - Не выставляй меня идиотом перед подчиненными.
  -- Брось Кость, это же праздник, сегодня можно, - Алиса Сергеевна продолжает тянуть мужа за руку.
   В углу сцены трио: Верник, звукотехник и Хлопин. Последний регулирует работу дым машины. От его трудов по сцене расползается белый обволакивающий туман.
  -- Сильно не поддавай, а то у меня голос сядет, - хрипло откашливается в кулак Верник.
  -- Не, я только до колен, выше не буду, - заверяет Хлопин, все подбавляя и подбавляя "газа".
  -- Ух, закоротишь мне контакты, - со своей стороны проявляет озабоченность Битюков, - я тебя к розетке подключу и усилителем заставлю работать.
  -- Не пугай, - выпячивает грудь колесом Хлопин, - у меня арсенал на улице посерьезней будет, - он тычет большим пальцем за сцену.
   Во и этот мерзавец мне на глаза попался, не сидится ему все-таки на месте! "Э, поосторожнее с выражениями, а то можно и в морду схлопотать!". Тебе послышалось, я говорю, ты у нас молодец какой.
   На задворках банкетного зала (Ха-ха!) возле коридора на кухню стоят Летов и Блинова.
   Макс показывает администратору бумаги с чертежами, - Тут у вас щель в панелях, сантиметров тридцать в длину. Холод через нее и травит.
   Блинова, не расслышав окончания фразы из-за ора и визгов корпоративщиков, переспрашивает, - Чего, не поняла.
   Летов повторяет в самое ухо администратору, - Щель надо заделывать, иначе компрессор совсем запорете.
   - Хорошо, - кивает головой, что поняла Блинова, - вы сможете это сделать, и сколько это будет стоить?
   Макс переворачивает на следующую страницу чертеж, - Вот, я тут провел расчеты.
  -- Так дорого! - растягивая последнее "О" удивляется Блинова. - Это уже с материалами и работой?
  -- Я сюда же включил замену вентилятора, - оправдывает немалые затраты Летов.
  -- А с ним, что?
  -- Мы это уже обсуждали, - на самом деле Макс советует заменить вентилятор уже раз в пятый и каждый раз Блинова от обещания увиливает.
  -- А после, его поменять можно? - подтверждает только что сказанное Блинова.
  -- Дней десять еще потерпит, но дальше откладывать нельзя, - мысленно кладет на администратора хер с прибором Летов: "Развалится все к х..ям собачьим, сами будете е..стись!".
   К городу подступается по согласованию с властями и высшими силами запланированная на это время суток ночь. Что-то там на темнеющем небе начинает проступать золотыми искорками, то ли звезды, то ли планеты, то ли спутники с самолетами. Возле ресторана постепенно развивается броуновское движение из курящих и разговаривающих корпоративщиков. Женя на правах хозяйки провожает Сюткина и его музыкантов до микроавтобуса.
  -- Мы обязательно должны с вами сыграть, - садясь в автобус, продолжает уговоры Сюткик.
  -- Я забила себе адрес бильярдной, - купающаяся во внимании галантного кавалера Женя, показывает запись в мобильнике.
  -- Женечка, вы меня не обманете? - просит дополнительной гарантии Сюткин.
  -- Я буду, - расплывается в улыбке Женя.
  -- Тогда до встречи, - Сюткин на прощание посылает Жене воздушный поцелуй, закрывает за собой дверь микроавтобуса, и машина трогается с места.
   Женя в ответ машет Сюткину рукой: "Что со мной сегодня такое? Еще бы одно слово, одна просьба Валеры и я не раздумывая запрыгнула в микроавтобус. Климакс что ли подступает, да вроде еще рано". Женя смахивает из уголка глаза набежавшую от полноты чувств слезинку.
   Микроавтобус окончательно выруливает на дорогу, ну а Женин путь лежит к ресторану. Сокращая время и маршрут, она пересекает наискось недельной небритости зеленый густой, почти что лесной газон. В высокой траве Женя не замечает вьющийся змеей кабель, спотыкается о него и падает на газон.
   - Черт! Кто это сделал?! - вставая с травы, Женя смотрит на зеленую поцарапанную коленку. - Ногу ушибла. - Она отряхивает коленку и дует на ссадину. - Щипет, - морщится.
   Оправившись от падения, Женя задается резонным вопросом: "Какая сволочь это подстроила?". Она нащупывает в траве кабель и смотрит куда он тянется. С одной стороны кабель скрывается за углом ресторана, а с другого конца подсоединен к коробкам с пиротехникой. Тут Жене и без суфлера становится понятно чьих рук "диверсия", - Точно, Хлопина работа! Я его убью!
   Рассерженная, готовая к вендетте Женя, чуть прихрамывая идет за угол ресторана. Обогнув заведение, она оказывается у черного входа. Здесь на стоянке мирно пасется оранжевый "каблучок" Хлопина. Самого же хозяина машины в округе не наблюдается. - Где Хлопин, почему его здесь нет?! -В полный голос возмущается Женя. - Безобразие! А если какой дурак, возьмет и замкнет тут ненароком провода. Это же так долбанет, люди могут пострадать! - Она решительно распахивает дверь черного входа, - Все Хлопин, мое терпение кончилось! Сейчас я из тебя лысого ежика сделаю и на кактус голой жопой посажу!
   Женя проходит одним коридором, сворачивает во второй, и здесь возле гримерки она натыкается на двух девчонок лет четырнадцати, которые изображают фломастерами на стене красочное послание своему кумиру -- Сергею Лазареву.
   Женя притормаживает возле фанаток, - Вы чего здесь устроили клоунский вернисаж? Места другого нет? - одновременно с этим вопросом, она трогает ручку гримерки, дабы найти там свидетелей этого "безобразия" -- дверь закрыта.
  -- Мы для Сережи Лазарева. Пусть знает, что мы его любим, - девчонка в клетчатых кедах и майке на выпуск обводит контур нарисованного сердца розовым фломастером.
  -- А стена тут причем? - укоризненно качает головой Женя. - Ее теперь неделю отмывать придется.
  -- Мы еще Сереже цветы подарим, - пропуская мимо ушей осуждающую реплику, с восторгом в глазах, заявляет о намеченных планах вторая девчонка.
   Женя переводит взгляд на пол, рядом с фанатками лежат букеты роз. Женя кривит лицо и идет дальше по коридору: "Где у них мозги, чем они думают? Я вот такими глупостями в детстве не занималась. Да, плакаты музыкантов на стенах в комнате были, песни любимые наизусть. Но это же все!". Женя входит в банкетный зал и пересекается с разговаривающими Максом и Блиновой.
   На сцене тем временем выступает Лазарев, Алиса Сергеевна и Литовченко. Возле сцены отплясывает почти уже весь корпоратив.
  -- У вас там стены разрисовывают, - кивая головой назад, сдает сходу "художниц" Женя.
  -- Кто?! - "загорается" красным цветом "пожарной тревоги" Блинова.
  -- Фанатки Лазарева, - уточняет Женя.
  -- Как же они просочились?! - охая и всплескивая руками, администратор скрывается в коридоре. Через пару секунд от-туда доносится ее рокочуще грозный парализующий голос, - Не сметь, я вас сейчас оштрафую!
  -- Хлопина видел? - Женя вспоминает о намеченной "головомойке".
  -- Который? - в первых раз слышит такую фамилию Макс.
  -- Пиротехник, - для наглядности, Женя показывает руками гриб ядерного взрыва.
  -- Он там, - догоняя о ком речь, показывает на сцену Летов.
  -- Сейчас я его припечатаю к стенке!
   Женя делает пару шагов вперед, в это время на крае сцены зажигаются бенгальские огни, а сверху с потолка начинает искрясь, литься огненный дождь.
   - Епть! Опять всех поджарит! - шокированная Женя замирает на месте.
   Макс подходит к Жене и успокоительно гладит ее по руке, - Не бери в голову, по моему нормально. Хлопин твой даже огнетушителем запасся.
   Сквозь туман, бенгальские огни, огненный дождь, танцующих: Лазарева, Литовченко и Алису Сергеевну, на заднем плане сцены просматривается силуэт Хлопина, обнимающий как младенца огнетушитель.
   "Конкретно" смеркается. Звезды на небе совсем уж "распоясались" их не то семь, не то целых девять штук. Из-за крыши многоэтажки дразнит рожком молодая и озорная луна. Из ресторана неспешно выходят подогретые алкоголем, расхлестанные и довольные корпоративщики. Среди прочих из ресторана выходит Женя. Следом за ней звукотехник с Максом выкатывают на улицу на барном стуле Верника .
   Женя оборачиваясь, чтобы предупредить "бурлаков" о препятствие, - Осторожно, здесь ступенька.
   - Ага, - принимает к сведению Битюков, и тут же, на следующем шаге поскальзывается на ступеньке. - Черт, скользкая! - голосит он теряя равновесие.
   Жене удается подхватить звукотехнжика под руку и уберечь того от падения, - За меня держись.
   - Кто ее только придумал, - "спасенный", но не чуточки этому не обрадованный звукотехник, снова берется за барный стул.
   Верник прикрывая ладонью работающий микрофон, с тоской смотрит под ноги, - Кажется, еще одно колесо отломалось.
  -- А далеко его? - потирает недолеченную спину Летов.
  -- Вон туда, - Женя показывает на центр асфальтированной площадки.
  -- Нет, можно немного ближе, - опасаясь, что его вообще ни куда не дотащат, сокращает дистанцию впопалам Верник.
  -- На двух докатим, - на авось заверяет Макс.
   Битюков проводит свою экспертизу, с пинанием ботинками оставшихся колес, и одобрительным киванием головы.
   Бурлаки-добровольцы укатывают стул с Верником вперед, а Женя остановившись на месте, смотрит по сторонам. Из-за угла ресторана показывается избежавший экзекуции Хлопин. В руках у Хлопина пульт от фейерверков. Женя достает мобильник и звонит Хлопину, - Жахнешь по моей команде.
  -- Мне все сразу? - интересуется у мобильника Хлопин.
  -- Оставь часть на потом. Под занавес, после всего, - остужает подрывной порыв подчиненного Женя.
  -- Это еще сколько ждать, - в голосе Хлопина слышится уныние.
  -- Нет, надолго их уже не хватит, часа полтора, два максимум, - по цвету и выражению лиц, жестам и шатаемости корпоративщиков определяет скрытый "потенциал" вечеринки Женя.
   Звукотехник с Максом наконец-таки докатывают Верника до середины площадки. Рядом с Верником останавливаются Литовченко с супругой. В руке у Алисы Сергеевны бокал шампанского, ее чуть "штормит".
   Дабы Алиса Сергеевна не раскачивалась, Литовченко поддерживает жену под локоть, - Аля, ты как?
  -- Костя, все прекрасно, - Алиса Сергеевна улыбнувшись, делает глоток шампанского. - Праздник удался. А зачем мы вышли? - она обводит озорным взглядом расположившихся вокруг корпроративщиков.
  -- Аля, сейчас будет салют, - напоминает жене очередность торжественных мероприятий Литовченко.
  -- Здорово, а потом? - восхищается "припасенным сюрпризам" словно ребенок Алиса Сергеевна.
  -- Потом дискотека, - Литовченко плотнее прижимает к себе расшалившуюся жену.
  -- Костя, ты прелесть, - Алиса Сергеевна со смаком целует мужа в губы.
   Пока Литовченко боролся за вертикальность Алисы Сергеевны, Верник успел произнести пятиминутный спич.
   Наконец ведущий подступил к делу, - Право, запустить в небо фейерверк на нашем аукционе получил Дмитрий Андреевич Калугин. Вот вам флаг, - Верник передает мужчине с замечательно блестящей лысиной клетчатый флаг.
   Калугин немного смущается от всеобщего внимания, - Что я должен делать?
  -- Взмахнуть флагом, - улыбкой подбадривает "счастливца" Верник.
  -- Еще не заснул? - держит руку на пульсе мобильной связи Женя.
  -- Нет, - просыпается в трубке голос Хлопина.
  -- Только Калугин флагом махнет, сразу жахнешь, понял?
  -- Может сразу все? - осторожно, не теряя надежду на большой "бах!", прощупывает почву под ногами Хлопин.
  -- Нет, - Женя неумолима.
  -- Давайте все дружно поможем Дмитрию Андреевичу, - полногласно с задором заводит офисный коллектив Верник. - И так -- пять!
   Корпоративщики в один голос орут: пять, четыре, три, два, один, пуск. Калугин взмахивает флагом, Женя кивает головой Хлопину. Хлопин жмет на кнопку фейерверка. В небо взмывает салют. Радостные корпоративщики кричат, свистят аплодируют.
   В банкетном зале полумрак. На сцене за "вертушками" дискжокей, играет клубную музыку. По головам и телам танцующий возле сцены корпоративщиков пробегают разноцветные лазерные лучи. На задворках банкетного зала на столе сидит Макс. Прислонившись спиной к стене он потирает шею, достает из пачки сигарету, закуривает и смотрит на танцующий корпоративщиков: "Когда у меня этот день начался? Уж точно не сегодня. С хождение и движением перебор, ноги гудят. Дома наверное уже спать легли. Нет, Ленка еще на телефоне висит, проблемы забалтывает".
   Из служебного коридора выходит "замотанная" Женя. Женя замечает Летова и подходит к нему, - Можно? - она показывает на свободное место справа от Макса.
   - Садись, - соглашается Летов.
   Женя взбирается на стол, - Замотали, - она дует за ворот блузки, остужая разгоряченное тело. - Кому деньги не те, кому напитки не эти.
  -- Понимаю, будешь? - Макс протягивает Жене "успокоительную" пачку сигарет.
  -- А, давай, - пускается во все тяжкие Женя. Она вытягивает из пачки сигарету и прикуривает ее от Летовской зажигалки. Затянувшись табачным дымом, Женя задается глобальным вопросом, - Макс, ты жизнью своей доволен?
  -- Ну это, как его сказать, - о таких вещах Летову и в голову не приходило задумываться, если разве только по молодости, когда кровь от рифм и смыслов вскипает.
  -- Вот и я не очень, - по своему интерпретируем Максовский ответ Женя. - У тебя семья есть?
  -- С утра думал, что есть, а сейчас уже и не пойму, - разводит в стороны руками Летов.
  -- Изменил? - ищет в глазах собеседника правды Женя.
  -- Нет, - делает глубокую затяжку Макс, задерживает дыхание и выпускает дым в потолок, - так накопилось.
  -- У меня сегодня по гороскопу день больших возможностей, а я здесь вожусь, - поддавшись общему настроению "настолья", теперь уже жалуется Женя.
   Летов глядит на наручные часы и с сарказмом замечает, - Без десяти одиннадцать. Час десять остался, может еще все сбудется.
   Женя тоскливо стряхивает пепел в сигаретную пачку, - Да, ушь, завтра надо будет пораньше, до пробок, машину забрать.
  -- Моя в ремонте, ни как не сделают.
  -- И на чем ты сейчас? - Женя, по примеру Макса прислоняется спиной к стене.
  -- Метро, троллейбус, автобус, - перечисляет сменных "лошадей" Летов.
  -- Там же давка, - нарочито пугается общественного транспорта Женя.
  -- Куда деваться, работа, работа, дом, работа.
  -- И не вырваться, - согласно кивает Женя. - Макс, ты кто по гороскопу? - сворачивает она разговор в другую степь.
  -- Чего-то я забыл, - морщит лоб Летов.
  -- У тебя день рождения когда? - пытается помочь Максу Женя.
  -- 30 сентября, - уж чего, чего, а это число Летов знает наизусть.
  -- Ты выходит весы, - производит астрологические вычисления Женя. - Все взвешиваешь анализируешь.
  -- Я бы про себя такого не сказал, - не соглашается с звездным "приговором" Макс.
  -- А я зимняя, водолей, - с легкостью выдает свою "тайну" Женя, - тоже кстати воздушный знак. Ты на самолетах любишь летать?
  -- Не то, чтобы люблю, но нормально. Сел, выпил коньячку, заснул, проснулся, уже на месте.
  -- Вот, а говоришь гороскоп не про тебя, - оживляется Женя. - Я вот тоже легко самолетами летаю, а моя подруга Ленка к земным знакам относится -- телец, так она в самолете вся трястись начинает.
  -- Алкоголь она в полете пробовала, - предлагает свой рецепт воздушного "счастья" Летов., - он успокаивает.
  -- На Ленку выпивка в самолете только хуже действует, - "безнадежно" машет рукой Женя, - она буйная становится.
  -- Выходит нам повезло, - нежданно негаданно записанный в счастливчики Макс, радостно улыбается, - может за это выпьем?
  -- Давай, - охотно, практически без раздумий соглашается Женя, - я сейчас из гримерки принесу, там осталось. - Она собирается слезть со стола.
  -- Не надо ходить, - удерживает Женю на месте Летов, - у меня тут тоже запасец. - Он достает из-под стола початую бутылку виски.
  -- Здорово, - поеживается Женя, - а стаканы?
  -- Сей момент, - Макс тянется к соседнему столу, откидывает полотенце с подноса и достает с подноса два бокала.
  -- Может там и закуска есть? - совсем уж "распоясывается" Женя.
   Летов наливает на глазок в бокалы грамм по семьдесят виски, - Это скорее с твоей стороны.
   - Проверим, - Женя тянется в другую сторону, откидывает с подноса полотенце и обнаруживает там "шеренги" креманок с фруктовым желе. Она обрадованно берет одну из креманок, - Точно, только ложечек нет.
   Макс озорно улыбается, - Значит будем так руками.
   Они чокаются бокалами и выпивают виски.
   "Слушай, будь человеком, дай нам одним поговорить!". Макс, это твое личное мнение? "Нет, я тоже за день от тебя так устала. Сходи, потанцуй". Ну, ну, все-таки сговорились. Я ведь могу сюжет и переделать, сошлю вас куда-нибудь к медведям, там-то уж вдоволь наговоритесь! Или вообще новых героев найду. Что там у нас в зале?
   Самая стойкая часть корпоративщиков отплясывает возле сцены, другая часть бесцельно шатается по залу, самые же слабые гости спять за столами.
   Да, ушь, последний вариант отпадает, выбирать уже не из кого. Нука я инкогнито из-за басовой колонки, чего они там делают?
   Видно как вдалеке Женя предлагает Максу закусить фруктовым желе, Летов медлит, тогда Женя для примера поддевает из креманки желе пальцем и отправляет желе в рот. Оба заразительно смеются. Отсмеявшись, Макс следует примеру Жени и тоже цепляет пальцем желе из креманки.
   Скукота, может на улице интереснее.
   Возле ресторана настоящая загульная ночь. Кто-то курит под окнами банкетного зала туша окурки о стены, кто-то отливают в кусты и другие насаждения. По дорожкам и газонам прогуливаются пьяные корпоративщики. Наиболее трезвые из них рассаживаются по машинам и отъезжают от ресторана. На газоне, там где давеча "кувырнулась" Женя, Хлопин возится с пиротехникой.
   Оооооо! Что-то я раззевался, пойду спать. И это все? А как же Макс, трахнет он Женю или нет? Если что-то и проклюнется то уж точно не сегодня. И какая это история, куций огрызок, да и только! Нет полноценная история! Нет огрызок! Когда мы засыпаем ночью, то плавно перетекаем в соседнюю параллельную вселенную (которых бессчетное количество), чтобы начать день в других новых чуточку измененных условиях. Это уж полный бред! Нет это правда! Да по тебе психушка плачет! Вот заснешь, узнаешь. Я может вообще спать не буду. Будешь! Нет не буду! Будешь! Нет не буду! Будешь! Нет не буду!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"