Какурин Александр: другие произведения.

Плитка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   В выходной намечался рад лениво-приятных мероприятий.
   Плавное и размеренное течение утреннего кофе с бутербродами нарушил телефонный звонок приятеля Лехи. По обыкновению, вместо полагающегося приветствия он поинтересовался:
   - Чем занят?
   - Завтракаю, - так же без обиняков, жуя бутерброд, ответил я.
   - А потом чего?
   - Ну...., - начал я в уме перебирать весь список ленивства, - много всего.
   - Слушай, не поможешь? - с легким нахальством поинтересовался Леха. - Дело на пять мину.
   - А что делать? - насторожился я, зная Лехины способности к нудным и бестолковым занятиям.
   - Плитку с рынка привезти.
   - Ты же знаешь, моя машина в ремонте, - честно отмазался я.
   - Тогда на моей поедем. Плитка тяжелая, одному не погрузить. Через час дома будешь, - убеждал Леха. - Или пива можем потом попить.
   Подозревая, что не все так гладко и скоро, я все же согласился: "А то друг называется, о чем не попросят - вечно занят. Ни чего, не развалюсь, пару часов потрачу".
   Встретились на углу и тут начались Лехины подвохи. Из-за сложных семейно-домашних отношений, жена перекрыла ему доступ к ключам от любимого "Сааба".
   - И чего теперь делать? - вместо того, чтобы развернуться и пойти домой, поинтересовался я.
   - На маршрутке доедем, тут не далеко, да и плитки всего одна пачка, так дотащим.
   - Сереге тогда позвони, у него джип, - я попытался переложить проблему на другие дружеские плечи.
   - Я звонил, Серега не может, он занят, да и по пробкам не любит.
   Понятно стало, что Серега отмазался еще до меня.
   - А в другой раз съездить нельзя, когда колеса будут? - в собственный выходной день, напрягаться совсем не хотелось.
   - Без этой плитки ванну поставить не могут, а я уже месяц не мылся, - убил аргументом Леха.
   Я попытался пошутить про баню, но был уже окончательно на крючке - "Надо!".
   До рынка было пять автобусных остановок по прямой. Маршрутка "домчала" нас минут за пятнадцать, угодили в длинную пробку у светофора. Ступив на сохнущий от мартовского снега асфальт, я приготовился к тасканию плитки. Леха почему-то пошел не направо, к рынку, а налево к метро.
   - Ты куда? - ухватил я его за рукав.
   - Здесь стекло забирать, а плитка на другом рынке, - легко поменялся в показаниях Леха. - Да тут недалеко, одна остановка на метро.
   - Больной, - покачал головой я. "С другой стороны, что еще ждать от Лехи. Приключения по жизни, его диагноз! На полпути бросать неудобно. Словно слабак, трудностей испугался! Черт с ним, проеду остановку!".
   В вестибюле метро наблюдалось нездоровое оживление у касс. Кучкующиеся люди изучали развешенные по стенам плакаты, недоуменно и растерянно переговариваясь между собой. А сверху из мегафонов на них лился монотонный женский голос, повторяющий одни и те же фразы. Со стороны создавалось впечатление, что началась мировая война и диктор объявляет о вероломном нападении на нашу родину, а плакаты призывают, записываться добровольцами на фронт.
   - Что это? - приблизился к одному из плакатов Леха.
   - Не знаю, - ответил я.
   Мои отношения с метро складывались по-разному. Когда-то только на нем и ездил, потом пересел на машину, настоялся в пробках, вернулся в метро, сменил работу, другой конец Москвы, опять изменил метрополитену с машиной. А теперь вообще неделю безлошадник, добираюсь на электричке и двух автобусах.
   Леха встрял в тему.
   - Кажись, новые тарифы ввели, - рапортовал он победоносно.
   - А со старыми чего? - не понял я.
   - Наверное, отменили. Чего брать будем?
   И тут мы зависти как и все прочие минут на пять, плавая по тарифам и ценам. Наконец карточка перекочевала в наши руки, и турникет был взят.
   - Нам ехать доо......., - Леха задрал голову к маршрутному указателю.
   И тут естественно одна остановка превратилась в целое путешествие по метрополитену, с переходом и беготней за закрывающимися дверьми поезда.
   - Зачем мы бежим? Следующий подойдет!
   - Еще ждать! - отдувался на ходу Леха.
   - С утра бегать плохая примета, день кувырком пойдет, - поделился проверенным опытом я.
   - Фигня! - заскочил в вагон Леха.
   Придержав руками схлопывающиеся створки дверей, я заскочил следом в вагон.
   На станции "Славянский бульвар" Леха долго изучал платформенные указатели, в какую сторону выходить.
   - Нам надо на Кутузовку. Но ее здесь нет! - читал он предлагаемые улицы.
   - А нам точно на Славянский?- засомневался я.
   - Точно! - авторитетно убедил Леха.
   - Тогда идем куда народ.
   - Это тоже примета, - съязвил Леха.
   - Нет, но работает в трех случаях из пяти, - и я повел приятеля в народ.
   Направление оказалось верным, людской поток вынес нас на Кутузовку к многочисленным остановкам, маршруткам и автобусам.
   - В какую сторону теперь? - я выискивал глазами забор или контейнеры строительного рынка.
   - Пешком немного долго. Тут лучше пару остановок на автобусе, - на чистом глазу произнес Леха.
   - Как?! Ты же сказал возле метро! - я готов был убить косячного приятеля на месте.
   - Я сказал не далеко, - и Леха улизнул от экзекуции вперед, к остановкам.
   Где наблюдалась кутерьма из автобусов, маршруток и пассажиров. Контролировали это броуновское движение, а точнее придавали ему некоторую осмысленность, два представителя среднеазиатской республики, облаченные для приметности в желтые жилетки. К одному из них, Леха и подошел. Я же пока в стороне остывал от праведного гнева: "Дать педналя и домой! Пусть дальше сам, как хочет со своей плиткой корячится! Нам всего на маршрутке! Ага, сейчас третий транспорт сменим! А там еще на собаках пару дней! У Лехи плитка золотая что ли? На нашем рынке ее нет? Не иначе, как всегда выделывается!".
   - Нам идут, либо 205, либо маршрутка, - появился сбоку улыбающийся Леха.
   Что и куда идет, мне было по барабану, а вот блин плитка - нет!
   - Я же ее ни сам выбирал, это все Маринка заказывала, ей подруга Ленка насоветовала, - Леха оправдывал свою непричастность. - Они без меня поехали на этот рынок и заказали плитку, причем заплатили сразу за нее сто процентов. И те конечно сели на шею, месяц плитки не было на складе, затем еще две недели везли и в результате одну пачку не довезли.
   - Вечно у тебя так, не ты, а бабы в доме командуют! - поражался я над приятелем.
   - А мне когда, я из одной командировки выбрался, сразу в другую!
   Против такого и не возразишь! Так что стали ждать транспорт, благо рядом стояли радующие взгляд девчонки-студентки в коротких юбках. Мы с Лехой обсудили их достоинства и преимущества, затем переключились на других, затем третьих.
   - Сколько мы уже стоим? - у меня начала ныть спина.
   - Сейчас подойдет, - расплывчато пообещал Леха.
   - Наверное, уже минут пятнадцать, - определил я время на глаз, лезть в карман за мобильником не хотелось.
   Очередная маршрутка втиснулась меж припаркованных автобусов, набилась народом и покатила дальше по Кутузовке.
   Минуте к двадцатой у Лехи заговорил желудок.
   - Жрать охота! С утра ни чего не поел, даже кофе не попил! Думал, мы быстро управимся.
   - Я тоже! Может ну ее нафиг плитку, пойдем в какую кафешку, посидим, по сотке тяпнем!
   - Нет, дети должны завтра приехать, а я без ванны.
   - Тогда съешь местного ташнотика, - пошутил я.
   По соседству ни чего не продавали, а отходить далеко от остановок, упустить долгожданный транспорт - полное западло. Так что перекусили, завалявшейся у меня в куртке (с нового года) дынной жвачкой.
   Все студентки и просто симпатичные женщины рассосались, и мое внимание незаметно переключилось на среднеазиатскую женщину в цветастом платке и пуховике до пят, бегающую от одной маршрутки к другой.
   - Чего она делает?
   - Не может врубиться, на каком маршруте ехать, - грея ухо мобильным разговором, предположил Леха.
   - Не похожа она на туристку, то один пакет у нее в руках, то другой, то деньги в карман спрячет, - продолжал я наблюдения.
   - Значит наркоточка, героином с гашем торгуют, - между деловыми фразами, какое шасси и куда ставить, ввернул остроту Леха.
   - Ага, с гречкой и котлетами, - наконец я разглядел, содержимое одного из пакетов, отданный торговкой водителю маршрутки. - У них тут столовка на колесах, - и я прошелся за пуховиком к одной из остановок.
   Здесь на металлической лавке громоздились три сумки баула с судками, лотками и термосами наполненными едой. Вернувшись, я стал пытать Леху, чтобы он взял у тетки что-нибудь пожрать.
   - За сто рублей желудок набьешь под завязку!
   - А если я траванусь?! Они же эту жрачку для себя готовят! - проявил опасливость Леха.
   - Наоборот, для себя они лучше готовят.
   - Я таджикскую кухню не люблю, она жирная, - скривился Леха.
   - А может эта узбекская, - не отставал я.
   - Все равно...!
   За те минут сорок, что мы отстояли, основной поток пассажиров схлынул, и мы оказались в окружение водителей маршруток, расширившегося контингента жилеточников, торговки едой и ее сподвижников, все тех же восточных краев.
   - Мы же сейчас на Славянском бульваре?!
   - Да, - подтвердил Леха.
   - А полное впечатление, что в средней Азии!
   Минут на пять этот ляп поднял нам настроение.
   Затем снова возник вопрос - "Что мы тут делаем?!"
   - Час стоим, а автобус все не идет! Может его совсем отменили! Еще бы погода была! Солнца нет, ветер, снег того и гляди пойдет! Апрель называется! - я недовольно втягивал шею в ворот куртки.
   - Давай еще немного подождем, если автобус не придет, поедем обратно,- Лехе было жаль бесцельно потраченного времени.
   Мне же было жаль втройне: "Такие планы дома намечал! Диван, телек, интернет, обещанный массаж спины, после обеда, а может до, неспешно-бурно-горячее продолжение утренней е..алки, пенная ванна туда же в придачу! На ужин красное вино и мясо из духовки по-французски. И вместо этого, стою с холодными ногами в луже на обочине Кутузовки и вдыхаю полной грудью выхлопные ароматы! Словно осел, перед которым морковку повесили и он, развесив уши, тащит за собой груженую тележку!".
   - Почему мы сразу тачку не словили?! Давно бы уже на месте были! - снова захотелось побить Леху.
   - Тут же не далеко, и автобусы обычно ходят! - Леха сделал на всякий пожарный шаг в сторону.
   - Ты на нем ездил?! На рынке бывал?!
   - Нет, мне рабочие сказали.
   - А те откуда узнали?
   - От Маринки....,
   - А та, значит от подруги! Замечательно, испорченный телефон в действии! У тебя, что вместо мозгов?! Мы с такими информаторами на луну угодим, а не на рынок! - я развернулся в сторону метро.
   - 205! - у меня за спиной радостно заголосил Леха.
   Побег не состоялся.
   Автобус долго примерялся в какой карман, из расставленных в шахматном порядке у тротуара маршруток, "запрыгнуть" и наконец, втиснул свое толстое неповоротливое тело в один из них. Двери открылись, и из салона повалил народ к метро, мы же с Лехой занялись куплей проездных талончиков. Сбагрив водителю всю железную мелочь, мы заняли сидячие места в хвосте салона.
   После часа стояния, жесткие и не сильно удобные сиденья показались анатомическими креслами космонавтов, а чуть теплый салонный воздух тропическим курортом. Распаковались, расслабились и принялись шутить и каламбурить на предмет окружения.
   - Смотри, а автобус у нас с душевой кабиной, - показывал я приятелю, на выступающую в салон тумбу мотора.
   - Точно, с туалетом, что бы на остановке о вечном подумать, - поддержал Леха.
   - Ага, и автобус на автопилот поставить, пусть сам катится!
   Веселились мы ровно две остановке. На подступах к очередному светофору автобус встал капитально.
   - Чего, пробка? - откинулся на подголовник и закрыл глаза Леха.
   Мы сидели спиной вперед, так что пришлось, крутиться, чтобы узреть обстановку на Кутузовке. До светофора автобус не дотянули машин пять, их сдерживал ГАИшник с палкой, а дальше простиралась свободная дорога, встречка тоже словно вымерла.
   - Ну вот и попали, кортеж пропускать будем, - в Лехином голосе проявились страдальческие нотки.
   В салоне автобуса повисло томительное ожидание, нарушаемое разговорами пассажиров на актуальные темы власти, воровства и произвола чиновников.
   Минут через десять показалась первая ласточка, мимо нас по встречке промчалась ГАИшная машина с включенной "люстрой". Еще пауза минут на пять и вторая такая же "бешеная" машина с "люстрой".
   - Ша попрут, - не открывая глаз, по одному вою сирен определил Леха.
   Надо заметить, что кортежи и перекрытие дорог, для Москвы занятие обыденное, так что и значения действию, происходящему по соседству, я особо не придавал. "Жирик какой на дачу к себе спешит, на шашлыки опаздывает!".
   Но поплывшая за окном картинка отдавала сюрром!
   Выстроившись свиным клином на четыре полосы по встречке со свистом пули летели черные мотоциклисты-колясочники в тулупах-дубленках, за ними здоровенные джипы сопровождения такого же цвета, два мерседесовских пульмана Вовы-Димы с развивающимися триколорами на капотах и такой же замыкающий свиной клин мотоциклистов-колясочников.
   У меня отвисла челюсть, а Леха, соизволивший открыть глаза, на мой вопрос: "Ты видел?!", зевая, ответил.
   - Что-то они сегодня скромно, по-простому, обычно кортеж на километр тянется.
   - Я тебе не об этом, а про свиные клинья колясочников!
   - А чего, удобно, в коляске можно пиво возить или закусь, а клинья, это же воспоминание о стерхах.
   У меня же возникла ассоциация с книгой Евровеева "Акимуды", где по сюжету наступил конец света с непотребствами и безобразиями и главным девизом приспособившихся к этому: "Россия для мертвых!". Я попытался поделиться этой мыслью с Лехой. Но он современной литературе предпочитал "Одноклассников", где у него было выложено порядка полторы тысячи фоток. Так что каждый остался при своем мнении.
   Дав кортежу пятиминутную фору, ГАИшники разблокировали дорогу, и наш автобус продолжил маршрут. Кортежное послевкусие развеялось с первым открытие дверей на остановке, а с ним и политические проблемы, державность, да и страна как таковая, каждый превратился в самостоятельную живую единицу. Политические спорщики вышли, а салон наполнили галдящие школьники. Мы же с Лехой вспомнили, зачем тут находимся - "Плитка!".
   - Вот чего ты сидишь?! Может мы твой рынок уже проехали! - попенял я Лехе на бездействие.
   - Я смотрю, пока ни чего похожего на рынок за окном не было.
   - А если он в домах, а не у дороги! - я продолжил тормошить разгильдяя приятеля. - Сходи, водителя расспроси, или на худой конец, маршрут поизучай.
   Леха шланговал до поворота на Рябиновую, но тут и он засомневался в правильности выбранного направления. Пробравшись сквозь школьный муравейник, Леха завис у нарисованного маршрутного лабиринта, сплетенного из разноцветных автобусных линий. Вернулся он обратно нескоро, причем дурацки улыбаясь.
   - Ну?! - жаждал я правды.
   - Это, самое, - тянул с ответом Леха.
   А над нами уже громыхала эстакада МКАДа, впереди лежала область.
   - Нам до конечной, - наконец разродился он.
   - И когда она будет?!
   - Скоро, - пообещал Леха и устроился на другое сиденье по ходу движения.
   Соображая, что этот блин горелый беззастенчиво врет, я сам пошел к нарисованному в центре салона лабиринту и убедился - "Леха Сусанин, только скрывается под другой фамилией. Тот поляков в болота завел и утопил, а этот в Сколково хочет на нано пыль расщепить! И так все ловко устроил, что не сбежишь! В очередной раз Леха-злодей меня переиграл! Серега тот, ушлый, кореша раскусил и соскочил с крючка, пробки у него видите ли, занят, а я лох на дружбу повелся. Как же, надо помочь, а то совесть спокойно спать не даст! Да, выспится моя совесть сегодня! В последний раз с Лехой связываюсь! Здесь уж не полдня, а весь на него угрохаю!".
   Сколково встретило башенными кранами, длинными глухими заборами и дорогими коттеджами. Не успели толком приглядеться к будущему науки, как оно закончилось, и начался совхоз с мелкой лотошной торговлей возле дома культуры. Из пассажиров к этому моменту в автобусе остались только мы. Но простор салона не радовал, а навивал идеи: "Раз все рассосались, может дальше, и жизни нет! Что это за рынок, на который люди не ездят?!".
   Настроение поправила надпись на заборе - Заречная улица.
   - Что-то знакомое, - отметил я.
   - Вроде, песня такая раньше была, - шевельнул мозгой Леха.
   - Нет, там что-то еще! - я продолжил детские воспоминания.
   - Кино, - предложил Леха.
   - Точно, Весна на Заречной улице! - озарило меня.
   - Фига себе, сейчас же весна! Так это чего, про нас кино?! - осклабился в улыбке Леха.
   - Ремейк, и как всегда китайский паленый. Там любовь, солнце, позитив, а у нас серость, лужи, холодрыга.
   - Ага, еще про какое-то глобальное потепление в уши льют, ледниковый период надвигается, - и Леха нахохлился в куртке воробьем.
   Автобус с Заречной свернул на парковку, описал ее по кругу и открыл все двери возле здания, напоминающего формами гипермаркет.
   - Это и есть твой рынок?! - после полей, луж и заборов, я ожидал увидеть что-то попроще.
   - Так это же Сколково, - выбрел из автобуса на тротуар Леха. - Здесь все так.
   - Боюсь уже спрашивать, почем вы плитку брали. Супер-пупер технологии, - желчно пошутил я.
   Перед нами разъехались в стороны двери на фотоэлементах, и мы зашли на рынок.
   - Давай по скорому, забираем плитку и еще на этот автобус успеем, - Леха завертел головой по рядам павильонов.
   - А что, мы и обратно тачанку не словим?!
   - Денег в обрез, еще за стекло расплачиваться, - пошел скупердяйничать Леха.
   Я же решил, что дружу с ним последний день - "Все, завязываю с пережитками юности! Жлобяра, спину мою хочет угробить!".
   Леха, не подозревая о готовящейся революции, пытался на глазок определить в какой павильон двигать. Не сообразив, он набрал номер мобильного.
   - Здравствуйте, Светлана!? Какой у вас номер павильона? Хотим забрать плитку. Какую плитку? Ту, что вы нам не довезли. Почему вы не в курсе?! Мы вчера вам звонили!
   С каждой новой фразой кипятящегося Лехи, мое настроение повышалось и повышалось, вся его затея с плиткой рушилась в тартарары.
   - И чего выходит? - изображая сочувствие, поинтересовался я.
   - Прикидываешь, плитки нашей нет! - Лехино лицо местами покраснело, а местами позеленело от злости.
   - А куда она делась? - продолжил я свою игру.
   - Не привезли!
   - А раньше ты это выяснить не мог?
   - Прораб ей вчера вечером при мне звонил, и она сказала, что плитку сегодня можно забрать! Вот, что ей теперь, морду бить?!
   - Погоди, ты сам слышал, что плитка сегодня будет? - мне не хотелось ни чего таскать, а уж впрягаться и скандалить тем более.
   - Нет, она прорабу сказала, но я был рядом,- Леха начал остывать.
   - Прораб твой, с каких гор спустился? Для него русских, как для тебя китайский. Надо же было перепроверить. Позвонить с утра этой тетке....,
   - Я же слышал......! - не хотел признавать свой косяк Леха.
   Оставив приятеля наедине с плиточным коллапсом, я вышел на улицу. Первый раз на день из-за туч выглянуло солнце.
   "А жизнь налаживается!", - я зажмурился, подставив лицо солнечным лучам. "Лехино проклятье спало, и день снова наполнился красками! Теперь надо словить тачанку и валить домой".
   Но, как и рынок был заковыристым, так и стоянка перед ним оказалась не простой. Преобладали иномарки средней руки, несколько строительных фургонов, пустая маршрутка у дальней стены и не одного такси.
   "Даже частников нет!", - я обозревал "вымершую" стоянку. "Город Зеро. Билет в один конец! К нам можно попасть, но выбраться ни-ни!".
   Победив своих демонов, а скорее назначив виновными жену или прораба, из здания рынка вышел Леха. И тут как по мановению волшебной палочки из-за поворота показался 205 автобус.
   - Еле у них туалет нашел, - в руках Леха держал кипу рекламных журналов.
   - Не зря съездили, - пошутил я и забрался в автобус.
   Обратная дорога казалась веселее и короче. Мы листали журналы, прикидывая, какие, гарнитуру, диваны, кровати или яхты нам подойдут. Хвалили Заречную улицу, Сколково, запруженную машинами Кутузовку, новостройки домов.
   - Хотел бы ты здесь жить? - показал я Лехе на нарядную шестнадцатиэтажку.
   - Ни чего, но я планирую в Венеции квартиру прикупить, - совсем уплыл в розовые фантазии Леха, - там климат мягче.
   Спустились в метро и тут Леха как собака за костью, снова рванул за поездом.
   - Чего бежать, через минуту другой придет! - пытался я остудить друга.
   - Этот свободный! А следующий может битком! - к спорту Леха относился скептически, даже телевизионному, но тут его было не удержать.
   Пришлось тоже прибавить ходу.
   - Не боишься? С утра мы тоже бежали, и к чему это привело! - напомнил я прецедент.
   - Ты же сказал, что твоя поговорка с утра работает, а сейчас четыре, - Леха приземлился задом на нагретое предыдущими пассажирами вагонное сиденье.
   - Примета, - поправил я, - к тому же с тобой она круглые сутки работать будет. Ты у нас сегодня везунчик, - я сел на свободное место напротив.
   Леха скривился, типа - сам такой. А я поинтересовался - что за колхозную авоську он целый день с собой таскает.
   - Это не авоська, - Леха развернул большой холщевый "парашют" на тонких ручках, - а сумка для халатов. Я ее из отеля в Испании стянул. Подарков набрали вагон, а везти не в чем, вот я и подрезал, а потом попали в Италии, в ту же сеть отелей и пришлось битый час втолковывать администратору, что мы не у них сумку сперли, а намного раньше.
   Вот такой Леха у нас оказывается экспроприатор.
   Вышли у себя из метро, и пошли на рынок за стеклом. Палатка оказалась закрытой, а на двери висела табличка: "Буду через пять минут".
   Я начал ржать, а Леха поносить, мои приметы.
   - Развел тут свое Вуду с язычеством, я их знать не знал, а теперь....! И не ржи! Вот написано через пять минут, значит и придет!
   - Этой табличке полдня, не меньше, сидит где-нибудь в соседней палатке и в нарды режется! - я ни чего не мог поделать со своей ехидной веселостью.
   Прождали минут двадцать. Обстановка требовала либо решительных мер, либо отступления с линии фронта.
   - В другой раз стекло заберешь, его же в ванну не вешать, - все наши дневные странствия склоняли меня к идеи, что Леха сам отбывает трудовую повинность, которую не задумываясь сменял бы хоть сейчас на командировку, даже и за полярный круг в голую тундру.
   - Погоди, последняя попытка, - и Леха затеял длинную цепочку телефонных выяснений, кто из домашних конкретно заказывал стекло.
   Результатом всего стал финальный звонок стекольщику, который извинялся за свою минутную отлучку в туалет и обещал прийти не позднее чем через минуту.
   Минута растянулась до десяти, но все же, носатый низенький стекольщик открыл дверь своей палатки. Стекла попытались, загрузили в холщевый Лехин "парашют", но тот поплыл по швам под тяжестью непосильной ноши.
   - Зачем тебе столько стекол, да еще и с дырками по краям? - я аккуратно вынимал из сумки лишний груз.
   - Картин в последней командировке накупил, а рамы дорогие, и громоздкие, а в стекле самый тренд, - заумничал Леха.
   - Да ты эстет!
   Леха, не учуяв издевки, довольно заулыбался.
   Купили в соседней палатке больших целлофановых пакетов, распихали в них лишние стекла и побрели к маршрутке. По дороге к нам присоединилась бодрая старушка с коробкой битых яиц.
   - Я их в третий раз роняю! - с некоторым бахвальством пожаловалась на ситуацию старушка.
   - Сегодня день такой, - посочувствовал я. - А что с битыми яйцами делать будете, пироги, омлет?
   - А, так деду скормлю, он после рыбалки не заметит.
   Сели в маршрутку, мы с Лехой передали за проезд, а бодрая старушка, объявила, что у нее льгота, и пошла дальше рассказывать о квартплате и ночном телевиденье.
   - Вот почему все хорошие передачи ночью?! А когда спать? Вчера фильм поздно с Рыбниковым показывали, там учительница приезжает в рабочий поселок и она ему сразу нравится. А Рыбников простой сталевар поначалу с другой встречается и компания у них.......,
   В ходе пересказа сюжета, я понимаю, что это фильм - "Весна на Заречной улице". Прям лейтмотив дня! Кто-то сверху над нами сегодня явно подшучивает.
   С трудом простившись с бойкой старушкой (она норовила выйти раньше своей положенной остановки), мы двинули сквером к Лехиному дому.
   - Пиво будем пить?
   - По бутылке можно, - одобрил я.
   Завернули в "Магнит". Леха оставил на меня стекольную галерею, а сам принялся набирать полторашки "Чешского гуся".
   - Куда столько?! - недоумевал я у касс.
   - Строители тоже захотят, - Леха прижимал к груди четыре баклажки.
   - Распустил ты их! Ремонт полгода тянут, ни фига не делают, как ни зайдешь, кроссворды на кухне решают! А ты их пивом.
   - В ближайшую неделю обещались доделать, - Леха расплатился с кассиршей.
   Мамаши с колясками у песочницы вели неспешные дворовые пересуды. Рыжий кот прогуливался по газовой трубе вдоль подоконников. Голуби клевали пшено в протаявшем снегу у бордюра. В общем тихая идиллия. И тут вздрагивают жалюзи на первом этаже (Лехина кухня) и двор наполняется скрежетом воем и долбежом.
   - А, работают, - Леха переложил пакеты в левую руку, ища правой в карманах ключи.
   - Если бы, часовой нас запалил, они и включили показуху, - не поверил я в трудовое рвение ремонтников.
   Звонок в квартире не работал, но нам открыли дверь после первого стука.
   - Осторожно, мы тут плитку кладем, - вид у бригадира был воровато застенчивый.
   Мы прошли в дальнюю заваленную горами вещей и хлама комнату, но по заверениям вроде как отремонтированную.
   - Поищи место приземлиться, а я за стаканами, - Леха, прислонил пакеты со стеклом к пианино и пошел на кухню.
   Я с трудом разгреб место на тумбе рядом с телевизором. Слышно было, как на кухне Леха вяло пытается отчитывать прораба с бригадиром. Наговорившись, он принес стаканы, воблу в газете и черного хлеба.
   - Вставил пистон? - я откупорил "Гуся" и разлил пиво по стаканам.
   - Да разобрался, - малоубедительно сообщил Леха. - Давай за то, что мы все-таки добрались!
   Чокнулись, хлебнули пива. Леха закурил, а я уселся на баул с вещами. Включили телек, пощелкали каналы, остановились на СТС с его комедийным сериалом.
   - Про что сюжет?
   - А, не все равно, главное не грузят, - Леха устроился на подоконнике.
   В комнату заглянул прораб, - Вы пиво, можно стаканчик?
   Не жмоты, налили, чокнулись, хлебнули.
   - Куда картины вешать будем? - Леха осматривал стены вокруг себя.
   - Может под арку, - прораб достал из нагрудного кармана рулетку.
   В комнату заглянул бригадир, ему тоже налили пива, за ним плиточник, малярша, замкнул пивную компанию электрик, он же сантехник.
   Рабоче-выходной день плавно перетекал в вечер...........................................,
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"