Какурин Александр: другие произведения.

Условия жизни. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ЧАСТЬ 2

МАТЕРИК

   Уговорить Хасима, плыть к чужим берегам оказалось не сложно. Превыше правопорядка и законности он ценил деньги, особенно если они с портретами американских президентов.
  -- Ох, и подставите вы меня, - управляясь с парусом, ворчал Хасим.
  -- Две тысячи долларов, - напоминал о сумме сделки Костик.
  -- Зачем ты с ними снова связался, они же тебя погубят, - Едвига прижималась щекой к плечу Медведева. - Еще не поздно все изменить. Высадим Веронику с Моник в Янбу, и пусть сами дальше до Европы добираются. А мы с тобой скроемся в Польше. Купим домик, у меня есть деньги. Заживем!
  -- Это будет предательством с моей стороны. Не будь меня в "Оазисе", может и с Аил, ни чего и не случилось.
  -- Почему ты такой честный и доверчивый? - Едвига поцеловала Костика в подбородок. - Вероника ни когда не будет любить тебя, так как я, она всего лишь играет с тобой. Ну, пожалуйста, останься со мной!
  -- Нет, это невозможно.
  -- Тогда поцелуй меня, только не в щеку, а по настоящему, как тогда в "Плазе", - Едвига зажмурила глаза, вспоминая их страстный поцелуй с Костиком на задворках дискотеки.
  -- Хорошо, но это будет в последний раз, - Медведев завел Едвигу за капитанскую рубку, чтобы его лобызания не увидели Вероника с Моник.
   В Янбу, Едвига разрыдалась и, не сдержав слова, еще раз поцеловала Костика.
  -- Я знаю, ты все равно ко мне вернешься, - и она незаметно положила Медведеву в карман пачку денег.
  
   Сделать новые паспорта в Саудовской Аравии беглецам не удалось. Пришлось искать и договариваться с проводником, которой согласился бы провезти их через весь Ирак в Турцию.
   Дорога была неспокойная, несколько раз машину обстреливали боевики, а на подступах к границе Турции старую "Тойоту" изрешетил из крупнокалиберного пулемета НАТОвский вертолет. Чудом нашей троице удалось спастись. В последнюю секунду они успели выпрыгнуть на ходу из машины. Проводнику же пулей разворотило пол черепа.
   Так в раз, Медведев, Вероника и Моник остались без вещей, средства передвижения и сколько-нибудь вразумительного представления, куда теперь идти. Универсальным посредником снова выступили деньги.
   За пятьдесят долларов (большую купюру Костик просто боялся показывать, так как его могли, сочти за богатого иностранца, которого, не церемонясь можно обобрать до нитки, или даже прирезать) старейшина деревни выделил парнишку лет тринадцати в сопровождающие.
   Остаток дня и ночь Костик, Вероника и Моник двигались по каменистой тропе, залегая в скалах при первом шуме вертолетных винтов. Всякий раз при этом парнишка снимал свой "калаш" с предохранителя. На рассвете он объяснил жестами, что дальше беглецам предстоит идти одним.
  -- Мы уже в Турции? - спросил Медведев.
   Парнишка кивнул и, развернувшись, пошел в обратную сторону.
  
   В Газиантепе, куда Костика, Веронику и Моник, согласился подбросить водитель грузовика, они разжились свежей одеждой и прокатным "Фиатом". С паспортами было сложнее, их удалось раздобыть только в Стамбуле. Подпольный умелец предлагал сменить полностью личности. Но беглецы согласились только на новые непривычные фамилии, имена же они оставили прежние.
   Так Константин Медведев - превратился в Константина Сакиса, а Вероника и Моник обрели фамилии - Чечи и Голубцова.
  
   На Болгарской границе у Костика тряслись пальцы, когда он отдавал новый паспорт таможеннику.
  -- Что везем в машине? - Сверял фотографию с лицом пограничник.
  -- Ничего, - Медведев-Сакис открыл багажник "Фиата".
  -- А где же ваши чемоданы? - кроме запасного колеса да пары юбок в сумке, таможеннику больше нечего было проверять.
  -- Нас ограбили, - тут же нашлась Вероника.
  -- Вы заявляли об этом в полицию? - таможенник не торопился возвращать паспорт Костику.
  -- Зачем? - как хорошая актриса, натурально изумилась Моник. - У нас ничего ценного не было. Так: шорты, майки, купальники.
  -- Наверное, хорошо зарабатываете, раз для вас это пустяки, - таможенник передал паспорта коллеге, чтобы тот поставил в них штамп.
  -- Будете в Вене, непременно заходите в наше кафе "Сюита", мы вас угостим великолепными национальными блюдами, - улыбаясь, Моник продолжала врать и театральничать.
  
   Временным пристанищем для беглецов стал Милан.
   Костик принялся за старую работу - выступления с фокусами перед публикой. Вероника, тут же на площади, сидя на раскладном стульчике, рисовала портреты туристов.
   На роскошную жизнь совместных заработков явно не хватало. Все, что себе могли позволить беглецы, это двухкомнатная квартирка, снимаемая на окраине города, да вечерние посиделки в близлежащем ресторанчике.
  -- Получается, что я нахожусь у вас на иждивении, - запивая пасту вином, корила себя Моник. - Так долго не может продолжаться, я вам в тягость.
  -- Не преувеличивай, все образуется. Ты обязательно найдешь хорошую работу в Милане, - успокаивала сестру Вероника.
  -- Правда, с твоими талантами это не проблема, - Медведев подлил в бокал Моник вина.
  -- Вы у меня дорогие лучше всех, - Моник чокнулась с Вероникой и Костиком бокалами.
  
   Медведев принес из кухни сливки и теперь собирался вымазать ими с ног до головы Веронику.
  -- Вот возьму тебя сладенькую и съем, - встряхнув баллончик со сливками, он навалился на подругу.
  -- Осторожно, раздавишь, - Вероника уперлась в грудь Медведева ладонями.
  -- Кого? - Костик нарисовал сливочное сердечко у Вероники на руке.
  -- Его, - Вероника погладила свой живот.
  -- Не может быть?! - Медведев подпрыгнул на кровати. - У меня будет сын!
  -- Это еще до конца неизвестно, может родиться и дочка, - Вероника показала Костику язык.
  -- Такие старания и дочка - только сын! Сколько ему еже? - Медведев вывел у Вероники на, пока еще плоском животе, розочку.
  -- Десять недель.
  -- Какой большой! - и Костик принялся слизывать розочку.
  -- Наконец-то ты ему сказала, - порадоваться за будущих родителей, в комнату зашла Моник.
  -- А ты все знала, и молчала?! - Медведев укоризненно покачал головой. - Еще друг называется.
  
   Наутро Костик собрался идти за покупками для новорожденного.
  -- Что там надо: пеленки, распашонки, кроватку?
  -- Заранее этого делать нельзя, вот когда родится ребенок - тогда и покупают все необходимое, - почти в самых дверях, перехватила Медведева Вероника.
  -- Но я не могу просто так сидеть, мне надо срочно что-то делать, - Костику необходимо было поведать, слабо понимавшим его итальянцам, что у него родится сын!
  
   Два дня Медведев толком не работал, предлагая вместо фокусов, выпить с ним вина. Одни туристы от Костика шарахались, другие напротив искренне радовались за Медведева, и соглашались пригубить вина.
   Вытрезвлять Костика, Вероника с Моник повезли загород. Свежий воздух, природа, а главное отсутствие посторонних людей, должны были сыграть свое дело.
  -- Почему бы нам, не устроить свадьбу? Оформить наши отношения официально в мэрии, - развалившись на заднем сидении машины, радовался встречному пейзажу Медведев.
  -- Да, чтобы я стала Сакис, или ты возьмешь мою фамилию - Чечи? Нет, с фальшивыми документами и свадьба будет фальшивой и дальнейшая жизнь такой же левой и неправильной, - Вероника вела "Фиат" по узкой проселочной дороге. - Год, другой, пока все не уляжется, нам придется подождать. Вот когда про Али окончательно забудут, и мы сможем спокойно вернуться в Лион, тогда и закатим пир с венчанием.
   Компания проехала деревушку, обогнула лес и решила остановиться для пикника на склоне живописного холма.
   Пока Вероника с Моник раскладывали и резали продукты, Костик решил прогуляться по окрестностям. Медведев раздобыл себе сучковатую палку-трость и, опираясь на нее, зашагал по петлявшей в траве тропинке.
   "Интересно, куда она меня приведет? На поляну, полную белых грибов, или сладких ягод. А может это звериная тропа и впереди водопой", - Костик умилялся практически всему: и стрекозе зависшей над травинкой, и птице щебечущей в кроне дерева, и ветру, треплющему волосы.
   Лес расступился, и перед Медведевым открылась поляна, но не полная грибов и ягод, а удивительно родных белых ромашек, и еще, здесь стояла деревянная церквушка.
   "Откуда она здесь? Я, наверное, брежу!", - Медведев потер глаза кулаками. "Такого не может быть, чтобы посреди Италии стояла русская православная церковь!", Костик убрал руки от глаз, но деревянный купол с крестом ни исчез и не растворился в воздухе.
   Медведев подошел вплотную к церквушке, и погладил ее бревенчатые стены.
  -- Запах, родной смоляной, как у нас Камнегорске, - у Костика перед глазами замелькал калейдоскоп воспоминаний. Где были: и крестный ход, и рыбалка, и баня с вениками.
   Обойдя церковь по кругу, Медведев заглянул в открытую дверь. Внутри стояли строительные леса, на верхотуре которых, под куполом, располагался мужчина в синем халате.
  -- Какая красота! - Костик всматривался в библейские сюжеты на стенах и куполе церкви.
  -- Кто здесь? Вы тоже русский? - мужчина в халате повернулся к Медведеву лицом.
  -- Да, я из Камнегорска.
  -- Нет, в тех краях мне бывать не доводилось, - мужчина смахнул рукавом с окладистой бороды каплю краски.
  -- Вы все это неземное великолепие сами нарисовали? - Костик подошел к строительным лесам.
  -- Да, пять лет назад, когда только начинал, тоже с трудом верил, что когда-нибудь закончу. А теперь вот, ангелов с облаками подправить и можно службу проводить, - мужчина осторожно, стараясь не раскачивать леса, спустился вниз. - Я Виталий Дуров, - он протянул большую в мозолях ладонь труженика.
  -- Константин Сакис, то есть Медведев, - пожимая руку бородача, поправил себя Костик. - Вечно я с этими фамилиями путаюсь.
  -- Понимаю, я тоже с Россией тяжело расставался. Она, как назойливая мать, держит подле своей юбки и даже в соседний двор не пускает. Тошно мне было - сбежал. Целая детективная история. Думал руки есть, голова варит - не пропаду. Устроюсь работать, глядишь постепенно, европейским человеком стану. И правда, домом обзавелся, семья дети, вроде бы живи да радуйся, ан нет, здесь щемит и не проходит, - Виталий приложил кулак к груди. - Пробовал пить, не помогает, любовницу завел - тоже не то. Тогда я и взялся за кисть. Сначала рисовал маленькие иконки, затем побольше, а вот шесть лет назад дал себе слово расписать церковь. Карельские мастера мне ее по бревнышку присылали, а я церквушку здесь по чертежам собирал.
  -- Вот это труд, - Медведев с открытым ртом слушал отповедь Дурова. - За это можно сразу церковный сан давать.
  -- Да, - кивая головой, Виталий сел на перевернутое ведро, - я до него в духовной семинарии год не доучился.
  
   Сэндвичи с луком, помидором, ветчиной и сыром давно ждали Костика, а его все ни как не было.
  -- Уж не заблудился ли? - прикрываясь ладонью от солнца, Вероника смотрела вниз по склону.
  -- Так вот он идет, - Моник заприметила Медведева в другой стороне.
  -- Не поверите, с каким хорошим человеком я сейчас познакомился. Его зовут Виталий Дуров, соотечественник. Живет в этих краях больше пятнадцати лет. Я ему рассказал нашу историю, и он обещался нас обвенчать, - глаза у Костика горели как у победителя лотереи.
  -- Он бредит, - усомнилась в душевном здоровье Медведева Моник.
  -- Ты что, снова выпивал? Нет, не пахнет, - Вероника отбросила эту версию. - Может у тебя температура? - она дотронулась до лба Костика.
  -- Я трезв как стекло и полностью здоров. Пойдемте со мной, и вы сами во всем убедитесь, - Медведев протянул руки Веронике и Моник, чтобы они встали с покрывала.
  
   За какие-то пол часа церквушка неузнаваемо преобразилась. На улицу были вынесены строительные леса, подметен пол, зажжены свечи у алтаря.
  -- Официальной церковной силы этот обряд иметь не будет, но перед богом я вас обвенчаю, - Виталий сменил синий, заляпанный краской халат, на золотые одежды священника.
  -- Хорошо, я согласна, - Вероника приколола к волосам кружевной белый платок. - Это будет моей фатой.
   Помощниками и свидетелями венчания стали жена и дети Дурова.
   Виталий открыл библию и стал читать из нее главы. Держа зажженные свечи в руках, Костик с Вероникой стояли перед алтарем.
   Заранее заготовленных обручальных колец не было, поэтому на серебряном блюдечке лежали: медное кольцо Виталия, да перстень с жемчужиной Моник.
   Произнеся молитву, Виталий спросил.
  -- Согласен ли ты Константин, взять в жены Веронику?
  -- Да, - ответил Медведев.
   С тем же вопросом Виталий обратился к Веронике - она тоже согласилась. После этого Виталий предложил им обменяться обручальными кольцами, и под хоровое пение сыновей, объявил Константина и Веронику мужем и женой. Расчувствовавшаяся Моник при этом даже прослезилась.
  -- Это лучшее венчание в жизни, на котором мне приходилось бывать.
  
   Проснувшись среди ночи, Медведев пошел на кухню попить воды. Здесь он застал Моник, которая, глядя в окно, курила сигарету с травкой.
  -- Не спится? - Костик достал из морозилки упаковку льда и выдавил несколько ледяных кубиков себе в стакан.
  -- Тебе смотрю тоже. Тягу сделаешь? - Моник протянула Медведеву косяк с марихуаной.
  -- Добивай сама, - Костик налил в стакан холодной воды из-под крана.
  -- У вас свадьба была, а я вам ничего не подарила, - Моник сдула с футболки, упавший на нее пепел сигареты. - Но я это скоро исправлю. У меня есть деньги, я их откладывала. Хотела открыть свое рекламное агентство. Там триста пятьдесят тысяч долларов, их надо только забрать.
  -- И где этот клад зарыт? - Костик сделал вид, что поверил Моник - "Зачем разрушать иллюзии, пусть хоть сегодня под наркотиком она себя почувствует богатым человеком".
  -- На крыше нашей лионской квартиры.
  -- Там где скамеечка? - Медведев ополоснул стакан и убрал его на полку - "Главное с утра не напоминать Моник об этом бреде - еще расстроится".
  -- За трубой в кладке два кирпича легко вытаскиваются. Мы этим тайником с Вероникой еще с детства пользовались. Сначала чужие куклы записочки; затем помада, сигареты; к концу школы презервативы и первые деньги, - Моник сделала последнюю затяжку сигаретой, и затушила ее в пепельнице. - Первым делом, когда вернусь, дом купим, а на оставшиеся деньги мелкую лавчонку заведем. Сувениры и все прочее.
   Кухонные посидельцы разошлись по комнатам спать.
  
   С утра, заваривая себе чашку кофе, Вероника не сразу обратила внимание на записку, прикрепленную к холодильнику.
   "Любимые мои Вероника и Костик, через пару дней я вернусь, и тогда мы сказочно заживем!! Целую, Моник!"
   Не поняв из прочитанного и пол слова - "Куда поехала, какая сказка?", Вероника растолкала спавшего Медведева.
  -- Может ты, сообразишь, чего накатала моя сестра, - она положила на подушку рядом с Костиком записку.
  -- Прочти сама, - зевая, попросил Медведев, он еще наполовину был во сне.
   Услышанное заставило его открыть глаза и внимательно посмотреть на молодую супругу, уж не прикалывается ли она над ним. Нет, Вероника была сама серьезность. Тогда Костик прочел записку сам.
  -- Получается Моник, поверила в собственный бред, и поехала в Лион за мифическими деньгами.
  -- Объясни толком, я ни чего не понимаю! - Вероника сжала виски ладонями, чтобы голова не раскололась на части от переполнявших ее вопросов.
   Медведев своими словами пересказал ночной разговор.
  -- Вот сколько по правде может храниться денег в вашем тайнике? - пришлепывая, Костик наносил пену для бритья на лицо.
  -- Тысячи полторы две долларов от силы. Моник настоящая транжирка, и если она даже подворовывала у Али, то тут же эти деньги и тратила. Триста пятьдесят тысяч! Она все напридумывала, - Вероника ногтем проковыряла в записке Моник дырочку.
  -- Когда ты в последний раз заглядывала в тайник? - Медведев поднес бритвенный станок к правой щеке.
  -- Давно, мы же все время были в Египте.
  -- А на рождество, вы же с Моник поднимались на крышу.
  -- Правильно, было такое. Я тогда доставала из тайника наш с Моник дневник, чтобы вписать в него впечатления о Египте.
  -- Ну и, деньги там были? - смахнув пену с волосками щетины с лезвия станка, Костик принялся брить теперь левую щеку.
  -- Если честно, я не обратила внимания, может да, а может и нет, - Вероника оказалась плохим свидетелем, в тот зимний вечер ее занимали совсем другие вещи: елка, подарки, родной дом, по которому она успела соскучиться, бабушка с разговорами, Летиция с гаданиями.
  -- В нашем положении полторы-две тысячи долларов тоже хлеб, но за лионской квартирой может следить полиция, - неаккуратное движение станком, и на шее Медведева появился кровоточащий порез. - Как бы Моник не арестовали, - он залепил ранку на шее кусочком газеты.
  -- Она вправду может попасться. Моник надо предупредить! - разволновалась за сестру Вероника. Она достала из сумочки сотовый телефон, и набрала номер Моник. Та не соизволила взять трубку.
  -- Попробуй позвонить ей через пол часа, - Костик побрызгал лицо одеколоном. - Может она сейчас в туннеле едет.
   Второй раз номер сестры Вероника набрала уже с кухни, тут то и стало понятно, почему Моник не отвечает. Ее телефон, заливаясь "соловьиными трелями", прятался на подоконнике за горшком с фиалкой.
  -- Моник растеряша, телефон забыла! - Вероника заблокировала звонок. - Как же мы ее теперь остановим?
  -- Ничего не остается, как самим ехать в Лион, - за видимой легкостью предложения стояли мучительные терзания Медведева: "В Милане надо оставаться, во Франции как пить дать пропадем! На первом же пикете засыпемся! Одна Моник может и выкрутится, на нас все свалит - ее и отпустят. Но заявить такое Веронике - рассориться на всю жизнь. Эх, пропадать так с музыкой!".
   Чтобы не попасться в Лионе в лапы правосудия, Вероника при помощи парика и косметики превратилась в жгучую брюнетку, а накладные усы и круглые в черепаховой оправе очки, сделали Костика похожим на сельского учителя.
  
   Ночью "Фиат" с Вероникой и Медведевым въехал в Лион.
   Оставив машину за квартал от дома номер двадцать, дальше парочка отправилась пешком. Дворами и тихими улочками, не привлекая к себе излишнего внимания, они подошли к желаемому зданию с вывеской Пуасона над окнами первого этажа.
   Полицейское "Рено", стоявшее на противоположной стороне улицы, Медведев опознал с первого взгляда (хотя снаружи она и выглядела как обычная машина: ни надписей на бортах, ни мигалки на крыше).
  -- Они родимые, следят.
  -- С чего ты решил? - Вероника отогнула ветку сирени, чтобы ей лучше было видно "Рено".
  -- Сама посуди. Двое мужиков битый час ночью сидят в машине и пялятся на дом. Вряд ли их Пуасон своими чемоданами так заинтересовал.
  -- Раз это фараоны, Моник у них нет, а то чего бы им тут оставаться, - Веронике стало капельку спокойнее за сестру.
  -- Нас теперь сцапать, им Моник одной мало. Полицейским банду целую подавай, - опять отравил надежду Вероники, черной желчью Костик. - Чтобы процесс показательный устроить на весь мир. Фараонов надо чет-то отвлечь, например пожаром.
   Вероника предложила более простой и спокойный способ проникновения в квартиру.
   Подвалы четырех домов сообщались между собой, не закрывавшимися никогда проходами.
  -- А полиция об этом знает? - скрюченный пополам Медведев брел по темному подвалу.
  -- Крысы и сантехники разговаривают с фараонами на разных языках, так что, двигайся спокойно. Только больше о бетонные балки головой не бейся, - Вероника передала Костику, смоченный в лужице платок, чтобы тот приложил его к шишке на лбу.
   Медведев старался не дышать, когда открывал входную дверь с ангелочком вместо номера. Из темноты коридора на "непрошеных" гостей смотрели песочные глаза Батиста. Мяукнув, и выгнул спину, кот потерся о ногу Вероники.
  -- Соскучился, а у меня для тебя ни чего нет, - она погладила Батиста за ухом - кот заурчал.
   Остальные обитатели квартиры приветствовали Веронику с Костиком сонным посапыванием и храпом. Укрыв ноги бабушки дополнительным пледом, Вероника, прислонив палец к губам, показала Медведеву рукой, следовать за ней.
  -- Пусть спят, завтра расспросим, - она зашла в комнату Моник.
   Здесь Костик никогда раньше не был. Комната Моник разительно отличалась от покоев Вероники. Стены были выкрашены (естественно) в голубой цвет, и на них отсутствовали: картины, постеры и фотографии. Туалетный столик с пузатыми кривыми ножками устилали флаеры и приглашения на вечеринки. Поверх бумажно-тусовочного "ковра" была разбросана косметика и парфюмерия, тут же стояли вазы и шкатулки забитые и заваленные под завязку дорогими и не очень украшениями.
  -- Моник, как сорока, увидит, что-нибудь блестящее и красивое, сразу тянет к себе. А поносит день другой - вещь ей надоест, она ее сюда и забрасывает, - Вероника запустила пальцы в шкатулку с жемчужными бусами.
  -- Все это продать, миллион наверное выйдет, - Медведев сел на кровать, под ним заиграл волнами водяной матрац.
  -- Хорошо, что Моник сейчас тебя не слышит, а то бы убила прямо на месте. Драгоценности для нее сродни священной корове, ими можно только любоваться и восхищаться, - Вероника закрыла крышку шкатулки.
  -- Почему-то я начинаю верить, что у Моник где-то запрятано, может не на крыше, триста пятьдесят тысяч долларов, - покачиваясь на волнах матраца, Костик смотрел на свое отражение в зеркальном потолке.
  -- Разве, что она их получила перед самым "рандеву" в Египет, - Вероника легла рядом с Медведевым на кровать.
  
  -- Как карты не разложу, у меня обязательно король с дамой червовые выпадают. А это вы оказывается, приехали! - Летиция обняла и расцеловала, разоспавшихся до полудня гостей. - Вставайте, я вам омлет приготовлю.
  -- Да, - согласилась Вероника, а за ней и Костик.
   Но перед тем как приступить к еде, парочка заглянула на крышу.
   На вскидку Медведев не мог определить, какие же кирпичи надо вытаскивать из кладки.
  -- Они же все абсолютно одинаковые.
  -- Ни скажи, у этого, щербинка посредине, а на этом вообще крестик ручкой нарисован, только он маленький, едва заметный, - поддев ногтями, Вероника аккуратно вынула, один, а за ним и второй кирпич. - Можешь проверять, - она уступила место Костику.
   Засучив рукав, Медведев запустил руку в тайник.
  -- Так, что там у нас? - Костик на ощупь пытался распознать предметы.
  -- Справа должен лежать дневник и "Камасутра", а вот слева в круглой железной банке из-под печенья у нас храниться черная касса, на случай ядерной зимы, - улыбнулась Вероника.
  -- Да, я ее нащупал, тяну, - и Медведев извлек на белый свет зеленую банку, с боков которой были изображены олени, впряженные в сани, а на крышке красовался Санта-Клаус с мешком подарков. Протерев "сейф" со всех сторон, Костик открыл крышку. - Хороши конфетки, фантики!
   Банка доверху была набита деньгами, в основном долларами, но попадались так же: франки, фунты, марки и даже иены.
  -- Может там, еще есть, - передав деньги для пересчета Веронике, Медведев снова запустил руку в тайник.
   Увы, больше в трубе ни чего ценного не было - хлам, в виде выцветших журналов мод, купонов от распродаж, наручных часов без ремешка, серебряного ножа и массивного подсвечника.
  -- Хороший улов у нас получился, - Вероника разложила деньги по разным кучкам. - Не считая иен, курс которых я не знаю, получилось семь тысяч четыреста долларов.
  -- Дом конечно не купим, но все же теперь нам будет полегче, - Костик поцеловал "труженицу-бухгалтера" Веронику в кончик носа. - Еще бы найти живую и невредимую Моник, и станет совсем хорошо, - присев на корточки, он подобрался к краю крыши, и посмотрел, стоит ли еще у дома машина полицейских. - "Рено" тот же, а вот фараоны поменялись, - Медведев показал им вытянутый средний палец.
  
  -- Разве так можно, - сокрушалась бабушка, - вся же еда остынет.
  -- Ничего, надо будет, подогреем, - подмигнул Веронике Костик.
  -- Варвары, еще скажите, что вы в Макдональдс ходите! - бабушка демонстративно взялась за сердце.
  -- Да, и все кетчупом поливаем, - звонко засмеялась Вероника.
  -- Вот к чему приводит оторванность от дома. Пожили бы в Лионе с пол годика, про гамбургеры с жареной картошкой и не вспомнили бы, - бабушка разрезала вдоль батон хлеба.
  -- Все, я побежала, - в дверях столовой стояла Летиция. - Сначала к Пепе, затем в салон, после у меня еще два клиента. В общем, буду вечером. Да, полицейским что-нибудь передать? - Летиция хитро прищурила глаза.
  -- Пламенный поцелуй, - и Вероника сложила губки бантиком.
  -- Ох, доиграетесь вы с Моник! - на этом нравоучение с нотацией со стороны Летиции и закончилось. Она помахала всем рукой и вышла из столовой.
  -- Вы то у нас хоть побудете? - бабушка сделала для Вероники и Костика по бутерброду с сыром.
  -- Пока еще не знаем, - отправляя в рот кусок омлета, ответил Медведев.
  -- Тогда значит как Моник. Привет, и упорхнете, - бабушка приманила к столу, шкуркой от колбасы Батиста.
  -- А она, что, вчера была? - Вероника добавила в чашку с кофе сливок.
  -- Прокралась в квартиру наподобие шпиона, шторы все задернула, бумаги собрала, кому-то позвонила, меня поцеловала и ушла. Даже не пообедала. Куда такие дела годятся? - отвернувшись к окну, бабушка вздохнула.
  -- И что это были за документы? - заинтересовавшийся Костик, перестал даже жевать.
  -- Откуда я знаю, Моник мне их не показывала. Папка такая черная, на ней еще герб какой-то изображен. Секреты, сплошные секреты. И полиция приходила с расспросами, где вы и когда в последний раз были дома. Начинаю интересоваться, чего такого мои внучки натворили, а жандармы так уклончиво - "Они нам нужны для дачи показаний". Каких, чего? Вы то хоть расскажите, в чем вас подозревают, - бабушка посмотрела на Медведева.
  -- Ни чего серьезного, человек утонул на Красном море, а мы были свидетелями. Несчастный случай, - Вероника, успокаивая бабушку откровенным враньем, гладила ее по руке.
  -- Мы в Египте уже давали подробные показания, а там не полиция - сплошная самодеятельность. Видать документы потеряли. Теперь власти всех по новой, уже в Европе хотят опросить, - подбавил ложных деталей в криминальную историю Костик.
  
   В ожидании Моник, Медведев с Вероникой провели в лионской квартире два дня. На третий день Костик взбунтовался.
  -- Вот мы здесь сидит, а она может давно в Милане. Не могу я больше находиться в четырех стенах, мне воздух нужен!
  -- Мы же на крышу ходим, солнечные ванны принимаем, - в отличие от Медведева, Веронике было чем себя занять, даже в ограниченном пространстве - она рисовала очередную картину.
  -- Нет, это не то. Мне по мостовой пройтись хочется, в кафе заглянуть, кружку пива с креветками выпить, - Костик намеренно распахнул шторы, чтобы его увидели фараоны.
  -- Хорошо, я согласна, давай прогуляемся по городу, - Вероника оттащила Медведева от окна. - Только обещай, что мы сюда еще вернемся.
  
   Вереница темных проходов, и вот уже "беглецы" выходят из подвала двадцать шестого дома. Позади, возле "неизвестно что" караулящего полицейского "Рено" образовалась целая горка фантиков от шоколадных батончиков.
  -- Бедные, целый день сидят, и толком даже не перекусят, - Вероника пожалела фараонов.
  -- Ты им еще обед с бутылкой красного вина из ресторана принеси, вот они обрадуются, - Костик подобных чувств, к людям готовым его в любую минуту арестовать, не испытывал.
  
  -- Как тебе это кафе? - Вероника показала Медведеву на табличку рядом с входом в заведение, на которой мелом было выведено дежурное меню.
  -- Есть я уже не хочу, разве только выпить бокал коньяку, для лучшего пищеварения.
   Пятнадцать минут назад Костик с Вероникой вышли из ресторанчика на соседней улице, где они хорошо и плотно пообедали, а теперь вот собирались догоняться здесь.
   Столик парочка решила не занимать, а разместиться по-походному за барной стойкой.
  -- Коньяка и розового вина, - сделал заказ Медведев.
  -- У меня ни как не выходит из головы, что за документы были в папке Моник, - Вероника взгромоздилась на высокий табурет.
  -- Да, всякие контракты и договоры, она же в фирме менеджером по рекламе работает.
  -- Уже два месяца как нет, - Вероника положила на соседний табурет сумочку. - Моник разругалась с шефом и бросила контору.
  -- Тогда это резюме и рекомендации для новой работы, - Медведев не видел в документах Моник повода для волнения, хотя еще сутра он придерживался диаметрально противоположного мнения. Вот что с человеком делает хорошая еда, и неторопливая прогулка по городу.
  -- Наверное, ты прав, - и Вероника крутанулась на табурете на триста шестьдесят градусов.
   Костик взял бокал с коньяком.
  -- Тост, за чудных замечательных детей, которые станут нам надежной опорой в старости, - и чокнувшись, Медведев выпил коньяк до дна.
   Вероника же только пригубила бокал с розовым вином. Костик попросил бармена повторить ему с выпивкой.
   За стойкой бесшумно работал телевизор, показывая ток-шоу, после которого начались новости. Хмельным взглядом Медведев посмотрел на экран, там шел сюжет о встрече президента с избирателями.
  -- Вот работа, только ври да обещай, я бы так не смог, - он протянул руку Веронике. - Потанцуем?
  -- Но здесь же нет музыки, да и места, - Вероника посмотрела на столик рядом со стойкой бара, за которым сидели две пожилые дамы в черном. - Нас могут не понять.
  -- И ты этого сейчас боишься? Да за нами охотится полиция половины мира. Такую шалость как эта, нам попросту простят, - Костик обнял Веронику за талию. - Вам, что больше нравится: танго, или румба?
  -- А вальс слабо?! - Вероника подзарядилась от Медведева бесшабашностью.
  -- Для такой очаровательной леди нет ничего невозможного, - и Костик замурлыкал Веронике на ухо заказанную мелодию.
   Пожилые дамы в черном осудили танцующую перед ними пару, бармен видел и не такие выходки туристов (а именно за них он принял Костика с Вероникой), остальные посетители были поглощены: кто газетой, кто обедом.
  -- Мы чокнутые, по нам психушка плачет, - хихикала Вероника, выделывая па во время танца.
  -- А по-моему большая сцена. Немного потренироваться, и мы сможем выступать на международных конкурсах. Призов завоюем, места на полке не хватит, придется к Моник, или бабушке ставить, - Медведев умудрялся, и говорить и мурлыкать мелодию.
  -- Фу, у меня больше нет сил! - Вероника положила голову на плечо Костика.
   Они вернулись за барную стойку. Костика уже дожидалась новая порция коньяка.
  -- Соображаешь, - похвалил он бармена, - свои чаевые ты уже заработал.
   Вероника повернулась к телевизору, там шел репортаж о дорожно-транспортном происшествии. Корреспондент брал интервью у инспектора полиции. На заднем плане спасатели разрезали кузов изуродованной машины.
  -- "Фиат" такого же цвета как у Моник, - Вероника показала пальцем на экран.
  -- Ерунда, в одном лионском квартале с пол тысячи голубых машинок наберется, - откинувшись на барную стойку, заявил Медведев.
  -- А белые крылышки на капоте тоже? - у Вероники похолодела спина.
  -- "Фиат" Моник наверное украли подростки, она бы сама, в нынешней ситуации, ни за чтобы не селе за руль, - Костик отставил в сторону бокал с коньяком, и попросил бармена, прибавить громкости телевизору.
   Кивавший каждому слову собеседника корреспондент, задал следующий вопрос.
  -- Что, по-вашему, могло стать причиной аварии?
  -- Отрабатывается сразу несколько версий, одна из которых криминальная, - инспектор явно красовался перед телекамерой. - На корпусе машины мы обнаружили шесть пулевых отверстий.
  -- Получается "Фиат" обстреляли с обочины? - корреспондент свободной от микрофона рукой, показал на край дороги.
  -- Нет, судя по всему, огонь велся из преследовавшей машины. Пользуясь случаем, я обращаюсь к телезрителям, если у вас есть какая-то информация по этому происшествию, или вы были непосредственным ее свидетелем, обязательно позвоните нам по телефону, - и инспектор повторил несколько раз номер горячей линии.
  -- Какого сейчас состояние водителя, и находятся ли в "Фиате" пассажиры? - корреспондент посторонился, давая возможность оператору, показать крупным планом изуродованную машину.
  -- Водитель был один. Это молодая девушка. Увы, мы ни чем уже не могли ей помочь, она скончалась еще до приезда спасателей.
   В это время как раз из "Фиата" извлекали тело. До того, как оператора оттеснили в сторону, он успел снять лицо белокурой водительницы.
   Опрокинув фужер с розовым вином, Вероника зарыдала.
  -- Моник, они тебя убили!!!
  -- Я этих мерзавцев найду, и руки с ногами им местами поменяю, а головы отрежу и на заборе жандармерии повешу! - скрежеща зубами, Костик глотал скупые и жгучие слезы ненависти.

ИЗАБЕЛЬ

  
   Кто-то долго и бесцеремонно тряс Костика за плечо. Медведев с трудом открыл один глаз, над ним нависало встревоженное лицо Ребеки.
  -- Хоть ты вставай!
  -- Что случилось? - правой стороной лица прошамкал Костик, левая сторона отказывалась ему повиноваться.
  -- Корабль с материка идет, - Ребека усадила Медведева на матраце.
  -- Очень хорошо, это наверное за мной.
  -- Нужен ты им больно, Гарисону только жемчуг подавай!
  -- Тогда я тут причет? Пусть с Хорхе и капитаном шаман разбирается, - Медведев попытался поднять левую руку, но она даже не шелохнулась.
  -- Шаман с Сесиль сейчас этим и занимаются, но вот тримаран, его же надо спрятать, - Ребека продолжала поднимать Медведева на ноги.
  -- Зачем? - Костик поставил себе неутешительный диагноз - полный паралич левой половины тела.
  -- Когда Хорхе увидит тримаран, он его непременно сожжет, а капитан его в этом только поддержит - "Нечего вам далеко плавать!"
  -- Боятся, что мы сбежим на материк? - Костик заправил бесполезную левую руку за пояс.
  -- Да! Пока еще есть время, скроемся за мысом, - своим телом Ребека сейчас заменяла Медведеву и парализованную ногу и костыль. Она по шажку вела Костика к берегу моря.
  -- Но я же совсем не в форме. Мне вряд ли удастся сладить с тримараном. Пусть кто-нибудь другой сегодня займется парусом. Джек например, или Марсель.
  -- Нашел, кого просить! - Ребека поудобнее перехватила Медведева за плечи. - Они еще хуже тебя. Джек только лежит, мычит и глазами хлопает, а Марсель вовсе не дышит. Не помер бы совсем.
  -- С чего вся эта напасть на нас свалилась? - Костик проковылял по песку всего ничего - шагов тридцать, а уже выбился из сил.
  -- Значит, ты уже забыл? - Ребека гнулась и пошатывалась, но продолжала тащить Медведева к тримарану. - Вы же все сдурели от золота, стали друг друга бить и травить. Хорошо шаман успел вмешаться, а то бы мы с ним на острове вдвоем и остались.
  -- Выходит это не сон! - голова Костика то и дело цеплялся за свисавшие с деревьев лианы.
  -- Здесь все сплошной кошмар, от которого не проснуться, - наконец-таки Ребека довела Медведева до воды. Уложив Костика на палубу, она взялась за парус тримарана. - Как тут с ним обращаться?
  -- Поднимать парус стремно, с корабля заметят. Надо идти втихую, на веслах, - Костик смотрел "послушным" глазом на причал, к которому уже подходил "нежданный" корабль.
  
   На счастье Медведева и Ребеки, внимание Хорхе и капитана сейчас было приковано к Сесиль, которая по заданию шамана танцевала на причале стриптиз. Розовая юбка то задиралась до подбородка, обнажая интимную прическу на лобке, то стыдливо прижималась к коленям.
  -- Совсем баба сбрендила, ее, что здесь не трахают? Столько мужиков! - капитан, засмотревшийся на стриптиз, чуть не врезался носом корабля в причал. В последний момент он успел отвернуть штурвал вправо, и шхуна, процарапав борт о доски причала, уткнулась в наполовину сгнившие сваи.
  -- Это не мужики, а импотенты, - хватаясь при падении руками за рыболовную снасть, заклеймил островитян Хорхе.
  
   Помощник из Костика был аховый, как он ни старался и не загребал своим веслом, тримаран неизменно поворачивало в его сторону. В надежде выправить положение, Ребека бегала с одного понтона на другой, молилась Тусегальпо и что есть мочи гребла и гребла веслом.
  -- Все бес толку, за мыс нам не уйти, - Медведев приник к палубе щекой. - Надо здесь хорониться, в прибрежных зарослях, - и он показал веслом, на склонявшиеся к самой воде ветки дерева.
   Ребека, может, была и против такого маршрута, но вошедший в "штопор" тримаран, сам направил себя в укромную гавань. Затрещали ветки, надломилась и рухнула рядом с Костиком мачта, повредился кормовой руль.
  -- С мягкой тебя посадкой! - пол лица Медведева занимала улыбка. - Все-таки мы стали невидимыми.
  -- Чего радоваться, все же поломали? - хозяйственной Ребеке больно было смотреть на изувеченный тримаран.
  -- Главное, Хорхе с капитаном нашу ласточку не спалили, - так нежно называл свое инженерное детище Медведев, - а мачту и все остальное починим. Дай только немного оклематься.
  
  -- Что это было? - капитан посмотрел в сторону укрывшегося в густой листве тримарана.
  -- Я ничего не заметил, - прикидываясь валенком, шаман щурил глаза в противоположном направлении.
  -- Может, шмальнуть туда для верности пару очередей? - охотно предложил Хорхе, он вообще считал пулеметную стрельбу - лучшей музыкой на свете: "Как точно и ритмично работает механизм, как сыплются на палубу дымящиеся гильзы. Нет - это ни с чем не сравнить!". И он бы пустил в ход пулемет, не переберись к нему на шхуну Сесиль.
  -- Коряга гнилая в воду упала, а ты уже занервничал. Лучше давай сходим в рубку капитана, - и она потерлась попой о бедро Хорхе.
  -- Чтобы де Сильва испугался - небо должно упасть на землю. Сейчас я тебя так натяну, что ты сама у меня занервничаешь! - и Хорхе почесал главное свое достоинство, скрывавшееся в штанах.
  -- Пять минут, и чтобы ничего не разбили, - условия, выдвигаемые капитаном, как всегда были неизменны. - А чего вас сегодня так мало? - после того как де Сильва и Сесиль скрылись в рубке, он переключил внимание на губернатора. - Где остальные? Мы же вам в прошлый раз двух новых ныряльщиков привозили. Потопли что ли?
  -- Нет, от этого Тусегальпо нас миловал. Здесь другое - лихорадка деревню подкосила. Мы вот только с Сесиль на ногах еще и держимся, - для убедительности шаман покашлял в кулак. - Махиджи наверное во всем виноваты. Они Марселя покусали, а от него уже заразились Гвинет и Ребека. Так вот один за другим все островитяне и слегли. Теперь надо снадобье готовить, да жертвоприношениями Тусегальпо задабривать.
  -- Какие симптомы у лихорадки? - по инструкции капитану полагалось подробнейшим образом выяснять признаки болезни островитян, и снабдить в случае необходимости их лекарствами.
  -- Самые обычные: температура под сорок, жар, бред, пена изо рта, стоны, конвульсии. Пойдем со мной, я тебе все покажу, - губернатор предложил капитану перебраться на причал.
  -- А кожа, не зеленеет? - капитан не торопился покидать корабль.
  -- Так это же обычно на вторую неделю, перед самой смертью проявляется, - скажи сейчас шаман правду, что ни какой лихорадки на острове нет, а всему виной неумелое обращение со снадобьями и кореньями, его бы тут же на причале и расстреляли из пулемета, как никчемного и потерявшего контроль над соплеменниками губернатора. Страшная же, заразная болезнь оставляла свободу для маневра.
  -- Ампулы вам выдавать бес толку, так как у вас и шприцов с иголками нет, а таблетки в упаковках давно оцирели. Вот, только что есть, - капитан выкатил из-под брезента консервную банку литров эдак на пять, на которой от руки было написано - "Микстура от кашля". Остальных заявленных лекарств на шхуне попросту не было. Их уже давно де Сильва с капитаном продали коммерсантам из Сан-Мигеля.
  -- Я его с мякотью хлебного дерева смешаю. Получится жаропонижающее, - губернатор взболтнул банку с микстурой, проверяя, жидкая ли она еще или уже утратив целебные свойства, загустела. Консервное нутро откликнулось бульканьем.
  -- Успехов в лечении, - опасаясь заразиться, капитан натянул шейный платок сначала до подбородка, а затем и вообще до глаз, от чего стал походить на ковбоя-налетчика с дикого запада. - Жемчуг хоть собирали?
  -- Да, деньков шесть успели потрудиться, - шаман извлек из-за пояса мешочек с жемчугом.
   Начался торг, в результате которого к губернатору на причал перекочевал мешок с рисом, канистра керосина, блок сигарет, коробка чая и пять банок консервов. Такую щедрость капитан проявлял впервые.
  -- В обычных условиях, я бы и половины этого товара не дал, но раз у вас эпидемия, ешьте, поправляйтесь, - но на самом деле капитан не был таким добреньким альтруистом, он собирался внести в долговую книгу: пол мешка риса, сигареты и всю консерву. "Островитяне у меня потом за все сполна втридорога рассчитаются!".
   Потягиваясь, из рубки вышел Хорхе в желтых трусах-плавках (явно не по уставу) и форменной рубахе подпоясанной ремнем.
  -- Матерь божья, ты меня напугал, - при виде закутанного в платок капитана, де Сильва перекрестился.
  -- Пусть так, главное лихорадкой не заразиться, - капитан прошел мимо Хорхе в рубку.
   Даже не думая одеваться, на столе лежала голая Сесиль.
  -- Побалуешься с киской сладенький? - и она провела по внутренней стороне бедра рукой.
  -- Сгинь бацилла, - капитан собрал вещи девицы в кучу и выкинул их за дверь на палубу.
  -- Зря, я бы тебе такой шикарный минет забацала, - Сесиль облизала языком губы, и спрыгнув со стола, вышла из рубки.
  -- Очень надо, чтобы потом от лихорадки загнуться, - ворча себе под нос, капитан открыл ключом сейф, и убрал туда жемчуг.
  -- Напарник-то у тебя больной, от меня шарахается. Хотела ему приятное сделать, а он меня заразой обозвал, - Сесиль одним движением надела и застегнула молнию на юбке, еще секунда и грудь скрылась под блузкой.
  -- Нет, просто у капитана правило - ни какого секса во время плаванья, - про себя же Хорхе отменит, что с такими молниеносными способностями к одеванию, Сесиль запросто могла служить в армии.
  -- Дурацкое правило, - Сесиль покрутила пальцем у виска.
  -- Может так, только лет десять назад, когда перевернулось и затонуло прогулочное судно, спасся только наш капитан. И все потому, что вовремя крушения он находился на верхней палубе и успел сигануть за борт со спасательным кругом, а все остальные, развлекавшиеся со шлюхами по каютам - ушли навсегда в бездонную пучину моря, - де Сильва заглянул под брезент, посмотреть, как поживает его любимый пулемет, не свинтили ли с него прицел пока он был в рубке.
   Возле дверцы сейфа капитан проходил курс дезинфекции. Он уже осушил треть бутылки рома и не собирался на этом останавливаться.
  
   Сесиль волокла за собой по песку канистру с керосином.
  -- Какое топливо тяжеленное, я совсем выбилась из сил. Пусть канистру Ребека тащит, она толстая.
  -- Будешь брюзжать, еще и мешок с рисом заставлю нести. Ребека сейчас занята, она тримаран спасает, - в отсутствие других помощников шаман тащил весь провиант на своем горбу.
  
  -- На острове лихорадка, а ты с этой грязной проституткой трахаешься, - капитан вел шхуну вдоль черного рифа.
  -- Да брось ты, я же резинку надел, - Хорхе сдвинул вместе два ящика, и у него получилась кровать, которой он тут же ни преминул воспользоваться. - У Сесиль талант от бога мужиков ублажать. Надо тебе хоть раз изменить своим принципам, и засадить этой чертовке. Уверяю, ты не пожалеешь, и если я, черт возьми, не прав - то готов съесть собственную фуражку, - пока же де Сильва подложил ее под голову.
  
   По причине массовой болезни в деревне соблюдалось негласное перемирие. Но все прекрасно понимали (по крайней мере, Костик), что как только силы поселенцев восстановятся - они снова примутся за кровавый дележ золота.
   "Кстати у кого оно сейчас?", - обводя взглядом присутствующих, решал Джек. "Может у Ребеки? Нет, она от деревни и свиней далеко не отходит, а золото было запрятано в скалах", - у Тревола, как и у Медведева была парализована половина тела (только разделительная черта проходила не вертикально как у Костика, а горизонтально), все, что находилось ниже пупка, Джек не чувствовал. "Так, теперь Сесиль", - продолжил он рассуждения - "клад запросто может находиться у нее. Она одна прибывала в сознании, когда мы беспомощными "сосисками" валялись на поляне. И до прихода шамана у Сесиль было достаточно времени, чтобы перепрятать клад". Тревол перевернулся на живот и, перебирая локтями по песку, пополз к очагу.
   Там Ребека в котле варила "праздничный" ужин с рисом и консервированными бобами.
   "А губернатор? С его чутьем на золото, он бы мимо клада не прошел, будь оно хоть трижды замаскировано. Кто же все-таки из двух? Сесиль или шаман?", - Джек пристроился возле бревна. "А если получилось тат, что клада они все-таки не нашли - ведь и я все кусты обшарил. И о месте нахождения золота знают Гвинет с Лейтоном! Пожалуй, это не худший вариант. Гвинет можно соблазнить, и после секса она мне выложит все секреты. Ну а с Лейтоном всего лишь пожевать ката и язык дикаря развяжется сам собой".
   Парочка, с которой так запросто собирался справиться Тревол, представляла сейчас из себя овощную грядку. Лейтон с Гвинет нуждались в поливе (то есть в питье), и окучивание (то есть в переворачивание с бока на бок).
  
   Для каждого "пациента" у шамана была заготовлена своя склянка. Сесиль норовила спутать лекарства, но губернатор зорко за ней следил.
  -- Если ты хочешь подстроить несчастный случай Костику, Джеку или еще кому, то ничего из этой затеи у тебя не выйдет. Я специально развел снадобья послабже - ими ни кого не потравить. Максимум, что у тебя получится, это отсрочить на пару дней выздоровление соплеменников.
  -- Я ничего такого и не планировала, просто хотела помочь, - на уме же Сесиль было совсем другое: "Зелье слабое-то оно слабое, только я в него своих корешков добавлю. Еще поглядим, кто с утра проснется, а кого на костре сжигать придется. Одного мужика мне только надо выбрать, чтобы тримараном управлял, самой мне не справится. Да, еще золото найти! Но это просто - проследить за шаманом и перепрятать клад".
   Костик словно читал мысли Сесиль. Он по заведенной традиции только делал вид, что принимает снадобья губернатора, на самом деле Медведев их выливал в траву за хижиной. "Я сам себя вылечу, без ваших шаманских выкрутасов!", - Костик насобирал на поляне иголок от молочая, и теперь втыкал их в определенные точки на теле (когда-то давно, в прошлой жизни, Вероника ему дарила атлас Тибетской медицины, и в нем был целый раздел по акупунктуре). Так Медведев, ощетинившийся словно еж и заснул.
   Марсель, лежавший сутки напропалую неподвижным "трупом", к ночи вдруг поднялся с матраца, и принялся ходить вдоль хижин по поляне. К нему подошла Ребека, и попыталась заговорить. Но Марсель ни просто не отвечал, но судя по выражению глаз, даже не понимал о чем его спрашивают. А вот когда шаман ударил в бубен и показал Марселю на хижину, тот беспрекословно вернулся к своему матрацу.
  -- Что же это такое происходит, шаман очередного зомби себе сделал! - от злости Ребека хлопнула себя руками по толстым ляжкам.
  
   Из нехватки рабочих рук надо было как-то выкручиваться. По основной профессии Сесиль сейчас наблюдался простой, поэтому шаман перевел ее в свинарник, а Ребеке наказал заняться рыболовством.
  -- Ты же хотела новую работу, вот - осваивай, - губернатор передал женщине спутанную снасть.
  -- Но я раньше на острове никогда не ловила рыбу, - вся предыдущая жизнь Ребеки крутилась около очага, свинарника, плантации бананов и поляны с дикими пчелами.
  -- Ничего сложного, - успокоил ее шаман. - Заходишь в воду по пояс, расправляешь и закидываешь сеть в море, а потом тянешь снасть за веревку. У тебя все получится. - Теперь губернатор занялся, брезгливо морщившей нос Сесиль. - Запах только поначалу кажется резким и удушливым, через пол часа ты на него уже не будешь обращать внимания. Свиньям нужна забота, как мужикам - они это любят. Только не позволяй им гулять в лесу, а то потом не соберешь. Пусть пасутся на поляне за свинарником, там еще навалом съедобных корешков.
  -- Да, а они меня не покусают? - Сесиль искала маломальский повод, чтобы отказаться от грязной и вонючей работы.
  -- Нет, свиньи добрые, ласковые, любят когда их за ухом чешут, - и шаман, сломав тонкую ветку, вручил ее новоявленной "пастушке".
   Слышала бы эти заверения, направлявшаяся сейчас к морю Ребека, она бы от души расхохоталась - более своенравных, упрямых и непослушных животных на острове, чем свиньи, не было! Сколько с ними намаялась Ребека, знал один Тусегальпо.
   Дееспособность что Костика, что Джека была не высокой, поэтому губернатор назначил их обоих на одну должность.
  -- Следите за костром и подготовьте продукты для ужина.
  -- Тогда я в лес за дровами, - напрягая все мышцы тела, Медведев согнул в колене левую ногу, его сеансы иглоукалывания начинали действовать - паралич постепенно сдавал свои позиции.
  -- А я, переберу рис, а то в мешке много мусора, - процесс реабилитации Тревола шел медленнее, он пока только шевелил большими пальцами на ногах.
  -- И еще, - вспомнил шаман, - через пару часов напоите Гвинет и Лейтона и переверните их на другой бок.
   Не вовлеченным в работу оставался только, лежавший неподвижно на матраце Марсель. Губернатор влил ему в рот склянку мутного зелья, пошептал над ухом заклинание и, нарисовав на лбу больного зеленой краской перевернутую букву "Т" с двумя хвостиками, приказал Марселю следовать за ним.
  
   "Вот куда он пошел?" - Тревол следил за удаляющимся шаманом. "Не иначе за золотом! Проследить бы, только вот ноги. Ползком не поспею. Но ничего, с острова губернатор в ближайшие дни уплыть не сможет. Тримарану капитальный ремонт требуется".
  
   Костик самозабвенно, отламывал от поваленного тропическим ураганом дерева ветку, когда услышал, справа от себя шелест кустарника. Это шаман с Марселем двигались по своим делам.
  -- Губернатор лишил Марселя последних мыслей, вот он и шагает механически словно робот. Клад будете перепрятывать, ну-ну, - сам Медведев к этой затее относился скептически. - Только его все равно найдут - не Гвинет, так Джек, не он так тихоня Ребека, или стерва Сесиль. Из спокойствия все золото надо было отдать капитану с Хорхе, а так пропадет остров, - для себя Костик решил, что до дележа, воровства и утаивания клада не опустится.
  
   Свиньям нынешним днем была уготована участь, сидеть в загоне, недовольно хрюкать и рыть подкоп на свободу.
  -- Вот вам, жрите, - Сесиль закинула в свинарник, выдернутый ею из земли вместе с длинным сочным и толстым корнем раскидистый лопоухий сорняк. Больше времени возиться со скотиной, у нее не было. - Только бы шамана не упустить, - крадучись ступая на мыски, Сесиль пригибалась к земле.
   Шаман шел в направление птичьего гнездовья. Не доходя до места недавнего побоища, губернатор свернул в глубь острова.
   Сесиль эти места, с гнилым сумрачным, непроходимым лесом, знала плохо.
   Выдав Марселю тесак, шаман приказал тому прорубать тропинку. Через час стараний впереди показались серые скалы.
  -- Где-то здесь должен быть ход, - губернатор откинул в сторону пожухшую листву, прикрывавшую темное нутро пещеры.
   К великому удивлению Сесиль, шаман не полез в подземный ход, а повернул назад к берегу.
  -- Зачем это губернатору надо, чего он хочет? - прикрывая лицо руками от свисавших колючих веток, Сесиль спешила укрыться подальше от тропинки в джунглях. Она замаскировалась за бутылочным деревом.
   Губернатор прошел мимо, не заметив "конспираторшу".
  -- Чего я только дура поперлась в лес, шаман, как обычно фокусничает, новые пещерные ходы ищет. Зря только время и силы потратила, следя за ним, - разочарованная Сесиль выбралась на тропинку, еще не зная, что в деревню она попадет ой как не скоро.
   Остановившись на развилке троп, шаман достал из кармана кости и, встряхнув их в руке, кинул на землю.
  -- Что тут у нас за расклад получился? - разбираясь в предсказании, губернатор присел на корточки. - Длинная кость показывает строго на океан, а две маленьких на бывший лагерь Лейтона с Гвинет. Проверим! - шаман приказал Марселю идти первым.
  
   Нехитрый скарб Лейтона все так же лежал в мешке под деревом, рядом валялась дубина, которой охаживал неверную жену ну и кого там еще придется Марсель.
   Не задерживаясь на поляне, шаман сразу пошел на берег.
  -- Рыбу решил ловить? Так этим Ребека у нас сегодня занимается, - на каждое действие шамана Сесиль хотела получить ответ немедленно.
   Зайдя по колено в воду, губернатор побрел вдоль берега.
  -- Перегрелся старый, солнечный удар схватил, - продолжала комментировать Сесиль.
   Губернатор остановился возле насажанной на палку раковины. Пошарив возле нее рукой на дне, он ухватился за веревку.
  -- Иди сюда, - позвал шаман Марселя, - Тяни! - и он передал конец веревки зомбированному слуге.
   Улов оказался более чем удачным, из глубины моря Марсель вытащил на берег мешок с кладом.
  -- Вот где сокровища лежали, а мы все их на берегу искали, - Сесиль сейчас не хватало подзорной трубы или бинокля, чтобы в мельчайших подробностях рассмотреть богатства.
   Высыпав содержимое мешка на кусок парусины, губернатор с горящими глазами проводил инвентаризацию сокровищ.
  -- Здесь у нас браслеты, а вот это ожерелья и бусы.
   К блеску золота оставался безучастным только Марсель, он пустым взглядом смотрел на лес.
   Если шаману не изменяла память, кладу недоставало: золотого кубка, инкрустированной сапфирами шкатулки, десятка монет и кремневого мушкета. Утрату кубка губернатор переживал горше всего, остальное тоже было жалко, но не так.
  -- Мне очень хотелось испить из него "молока пробуждения"! - взгляд шамана утешился хрустальным черепом. Собрав обратно сокровища в мешок, губернатор завязал его накрепко веревкой. - Бери, - приказал он Марселю, поднять драгоценности.
   Теперь Сесиль стал понятен первоначальный замысел шамана.
  -- Сначала он прорубил ход в джунглях к будущему хранилищу, а теперь спокойно отнесет туда клад.
   На пороге пещеры губернатор остановил Марселя.
  -- Давай сюда, - он снял у "зомби" с плеча мешок с золотом. - Сиди здесь и дожидайся, - шаман показал Марселю на камень возле пещеры.
  -- Кого он больше боится, шизонутого Марселя, или тех, кто может следить за ним со стороны? - Сесиль находилась в каких-то двадцати шагах от скалы.
   Губернатор, взвалив на спину золото, скрылся в пещере.
   Сесиль не терпелось проследить за шаманом дальше, но она не знала, как среагирует на ее появление Марсель.
  -- А вдруг его губернатор науськивал и только я выйду на тропинку, как Марсель на меня набросится и загрызет! - от такого "ужасающего" предположения Сесиль даже поежилась.
   Внутренняя борьба продолжалась минуты полторы. Наконец осторожность и боязливость были побеждены. Прижимаясь к скале, Сесиль подобралась к входу пещеры.
   Марсель не повел в строну девицы даже глазами. Скрестив руки на груди, он сидел на камне как неживой. На секунду Сесиль стало его жалко. Она погладила Марселя по волосам.
  -- Не слушайся ты этого злодея и интригана, иди домой, а то на побегушках у шамана совсем в животное превратишься, - и она по старой памяти поцеловала Марселя в губы.
  
   Губернатор в лабиринте пещер ориентировался благодаря припасенному заранее факелу. Следовавшей за ним Сесиль, приходилось труднее, она полагалась на долетавшие до нее шорохи, да на отблески факела на стенах пещеры. Не мудрено, что минут через десять таких блужданий Сесиль запуталась и заблудилась окончательно.
  -- Ни то, что клад, саму себя потеряла! - и она заревела от обиды и бессилия.
  
   Шаман выбрал для тайника самый дальний и заброшенный грот подземного лабиринта.
  -- Лейтону сюда уж точно не забраться, - остальных соплеменников губернатор в расчет не брал, те были не следопыты, а натуральные "чайники", которым и ста лет не хватит для поисков. - Один Грап в этом вопросе был силен, вот что значит школа спец агентуры. Его пол жизни учили диверсионной работе, а потом пол жизни ловили, когда поняли, что он работает исключительно на себя, а не на государство, причем очень кроваво и жестоко. Почему французские спецслужбы, когда схватили Грапа в Тель-Авиве, не прикончили его на месте, а упекли к Гарисону? Возможно, думали, что он может им пригодится в будущем, в очередной грязной заварушке. Знало бы правительство, от какой резни я их уберег - мне бы орден "Почетного легиона" вручили. Одной клиникой Грап не ограничился бы, наверняка бы он попытался захватить власть в Сан-Мигеле, а там глядишь, и весь континент под себя подмял. И вот я, спаситель и благодетель всего человечества - вместо того, чтобы сейчас пить коктейль, развалившись в шезлонге, где-нибудь в Майами, корячусь у черта в заднице! - шаман в брод преодолевал подземное озеро. Его путь лежал к дальней стене грота, где в осыпавшейся скальной породе он и планировал спрятать клад.
  
  -- У меня же все было, и клиентура, и какие никакие, а сбережения. Месяц другой и жемчуга набрался целый мешок. Уплыла бы на материк. Так нет, большего захотелось - принцессой себя возомнила. Клада искательница чокнутая! Куда теперь идти? Что на права темень и сырость, что налево безнадега. Пропаду здесь, сгнию, а крысы с тараканами доедят! - проклиная себя, Сесиль ладонями растирала слезы по лицу.
  
   Потушив факел, шаман выбрался из пещеры на белый свет. Марселя, оставленного охранять вход в "хранилище", на месте не оказалось.
  -- Иди сюда! - позвал его губернатор, в надежде, что Марсель где-то рядом в зарослях.
   Но "зомби", кинув хозяина, ушел в неизвестном направление.
  -- Что, опять неудача, сколько можно? - для шамана, попытка с зомбированием являлась не первой. До Марселя у губернатора были уже подопытные. Без особых проблем шаману удавалось выключать сознание у зомби. Но вот дальше начинались трудности - одни рабы впадали в полную прострацию, отказываясь даже от приема пищи, другие не слушались команд, или выполняли их неверно, например, на приказ: "Вырыть траншею", зомби пошел в море, и утопился. Еще с утра губернатору казалось, что с Марселем будет все по-другому и, наконец, найдена золотая середина между снадобьями и заклинаниями, как и он, вышел из-под контроля.
  
   Сесиль вернулась в деревню глубоко заполночь. У нее зуб на зуб не попадал, а плечи и спина мелко подрагивали. Закутавшись в одеяло Сесиль села греться у тлевших в очаге углей. К ней подобрался Джек (днем он соорудил костыли и теперь мог спокойно перемещаться в пределах деревни).
  -- Что случилось, ты вся дрожишь?
  -- Заза..., холодно, заблудилась, - Сесиль вытерла нос краем одеяла.
  -- Чтобы ты потерялась - не поверю?! - Тревол сел рядом с ней на бревно.
  -- Это не пещеры, а сущее наказание, сплошные тупики, развилки, провалы, а темень - хоть глаз выколи. Все руки себе содрала, - и Сесиль показала Джеку израненные ладони.
  -- Каким же ветром тебя в этот лабиринт занесло? - Тревол потянулся к чашке с водой, чтобы смыть грязь с ссадин Сесиль.
  -- Шаман там золото спрятал. Я за ним следила, только вот неудачно, - окруженная заботой здоровяка, раскрыла тайну дня Сесиль.
  -- А об этом еще кто-нибудь знает? - опасаясь посторонних ушей, Джек перешел на шепот.
  -- Бедолага Марсель, только он теперь не в счет, - Сесиль поправила сползшее с плеча одеяло.
  -- Вот и хорошо, подкараулим губернатора, когда он будет доставать из пещеры клад, и отберем его.
  -- А если шаман начнет сопротивляться?
  -- Придется его чпокнуть! - Тревол провел большим пальцем по горлу.
   Сесиль же показалось, что Джек недоговаривает до конца, и та же участь может подстерегать и ее. "Нет, с Треволом дело иметь нельзя. Лейтона бы склонить на свою сторону, он один целого взвода солдат стоит, и до золота ему по большому счету дела нет - была бы пища на двух ногах, да местность пригодная для кочевой жизни. Только когда Лейтон теперь очухается? Остается Костик - слабый боец, в открытой схватке Джека не одолеет. Зато у него мозги есть - тримаран какой придумал. Может и против Тревола капкан хитрый изобретет".
  
   В грандиозные планы поселенцев вмешалась погода.
   По ноющим с ночи суставам шаман определил, что на Изабель надвигается циклон.
  -- Надо тримаран из воды доставать, - глядя на голубое безмятежное утреннее небо, заявил он сельчанам, - а то его волны об берег разобьют.
  -- С чего ты взял, на море тишь да благодать, - Сесиль подозревала, что губернатор хочет спрятать и плавсредство от остальных: "Умыкнет тримаран в пещеру и прощай навсегда материк!".
   Но ее опасения рассеялись, стоило Сесиль только взяться за канат судна - тримаран был неподъемен. Вдвоем с Ребекой им не удалось затащить тримаран на берег и на сантиметр.
   Пока женщины отдышавшись, сходили в деревню за подкреплением, море покрылось мелкой рябью недовольства.
   В бурлачество была вовлечена даже Гвинет, первый день пребывавшая в сознании.
   Женщины во главе с шаманом тянули тримаран с берега, а мужики толкали судно с воды.
  -- Еще все вместе навалились, поднажали! - старался перекричать ревущее море шаман.
   Волны нещадно били о борт тримарана Костика с Джеком. Стихия играючась отняла у Тревола левый костыль и унесла его далеко в море, правый же костыль окончательно и бесповоротно завяз в песке. Медведеву же так намяло больную половину тела, что каждая клеточка организма просила о пощаде.
   С неимоверными усилиями, мольбами, стонами и проклятиями тримаран выволокли на берег.
  -- Этого мало, - губернатор и не думал на этом останавливаться. - Тримаран может обратно смыть в море.
   Сил ни у кого не было, поэтому пришлось проявлять смекалку. При помощи нехитрого блока и рычага (сконструированных на скорую руку Костиком) тримаран удалось переместить вглубь острова метров на пятьдесят. Здесь его и прикрепили намертво канатами к двум самым могучим пальмам.
  -- Нет, это не надежно, к баобабу лодку надо крепить, - затягивая зубами узел, промычала Гвинет.
  -- Хорошо, только следующие пятьсот метров ты тримаран поволочешь одна, - губернатор предложил ей всю ответственность взять на себя.
  
   В деревне в первую очередь от стихии досталось очагу посреди поляны. Пламя залили первые крупные капли, приближающегося тропического ливня, а тлеющие угли разметал по округе шквалистый ветер (на счастье шамана, у него в хижине была запасена канистра керосина и спички). Во вторую очередь ураган не пощадил любимое детище губернатора - главную хижину. Все, над чем трудился четыре дня Марсель и даже больше, сорвало с деревянных стропил и унесло в сторону вулкана. Шаману впору было посыпать голову пеплом (который из деревни тоже улетучился), и уходить в отшельники. Третьим потерпевшим оказался Лейтон. Всеми оставленный, он лежал на циновке возле хижины Ребеки. Здесь его и придавило оторвавшейся от дерева веткой. О Лейтоне не сразу и вспомнили, каждый кинулся спасать свое имущество. Только когда Сесиль буквально споткнулась о его ногу, Лейтона перенесли в хижину.
   День стал похож на ночь. Почерневшее небо прорезали зигзаги молний, раскаты грома сотрясали все вокруг. Потоки воды прокатывались волнами через деревенскую поляну. Ветер норовил сорвать с окон, закрытые наглухо ставни.
   Шаман в кабинете, возле глиняного "дублера" Тусегальпо, молился о спасении людей и деревни, от стихийной напасти. Песнопения сменялись подношениями божеству и куреньями благовоний.
   Сесиль ощущала себя сейчас мелкой никчемной песчинкой, которую сдует с лица земли, а ни кто и не заметит.
   Состояние духа остальных соплеменников так же было угнетенным.
  -- Мамочка, я боюсь! - Ребека жалась к Джеку.
  -- Мы все погибнем, - ревя и шмыгая носом, развивала панические настроения Гвинет. - Через остров прокатится гигантское цунами, и Изабель превратится в голую как коленка скалу!
  -- Ерунда, в Северном море и не такие крепкие ветра дуют, на палубу не выйдешь, а волны - судно перехлестывают, и ничего, выпутывались из передряги. Остров наш крепкий, выстоит, - Тревол перебрался подальше от сочившихся сквозь крышу струй дождя.
  -- Раз водки нет, давайте хоть песни петь, все веселее будет, - предложил Костик, и затянул "Из-за острова на стрежень".
   Не понимавшие слов соплеменники прониклись мелодичностью напева.
  -- Ваша народная? - Сесиль подставила под новую течь с потолка миску. - Про что там?
  -- Про разбойника и героя Стеньку Разина, который ради дружков казаков выкинул за борт жену.
  -- Марсель так же бы смог, ему только дай повод, - помянула непутевого зомбированого мужа Гвинет. - Где он сейчас ходит?
  -- Да, Марселю не сладко, - Джек вытащил из-под себя, мешавший ему нормально сидеть мешочек. В нем оказались листья.
  -- Это же кат Лейтона, - определил растение Костик.
  -- Точно? - принюхавшись к содержимому мешочка, Тревол отправил в рот пару листьев. Пожевав, он кивнул головой. - Нормально, почти свежий. Может, кто будет? - Джек предложил наркотик остальным.
  -- Разве только попробовать, - запустила пальцы в мешочек с катом Сесиль.
  -- А мы с него не заснем? - Ребека боялась потерять бдительность.
  -- Нет, Лейтон от ката только проворнее становился, - присоединилась к жеванию листьев Гвинет.
  -- Это бы нам сейчас не помешало, - Ребека откусила кончик листа, "прислушиваясь" к своим вкусовым ощущениям.
   В течение последующих минут десяти, соплеменники обменивались мнениями, а потом постепенно стали погружаться каждый в свою реальность. Беснующаяся стихия больше ни кого не пугала, она отступила на задворки сознания, где и потерялась в бесчисленных впечатлениях, фантазиях и воспоминаниях.
   В мешочке у Джека осталась последняя щепотка листьев. Желающих на кат среди аборигенов не нашлось, и Тревол собрался припрятать его назавтра.
  -- Если ветер с дождем к утру не стихнут, у меня будет, чем себя занять, - он обвел глазами хижину - тростниковые стены насквозь были мокрые, на столе образовалась дождевая лужа, а тряпичная занавеска, прикрывавшая полки с утварью, стала прозрачной от сырости витавшей в воздухе.
   Сжав мешочек в кулаке, Джек лег на циновку. Располагавшийся по соседству Лейтон открыл глаза.
  -- Тебя-то я и забыл. Говорить можешь? Нет! Тогда моргай глазами. Есть, пить хочешь? Может тебя перевернуть или почесать?
   Немигающим взглядом Лейтон смотрел на сжатый кулак Тревола.
  -- Я тебя понял, так бы сразу и сказал, - Джек поднес к губам Лейтона листья ката.
   Но тот был настолько ослаблен болезнью, что не мог самостоятельно даже приоткрыть рта. Пришлось Треволу разжевывать листья и вкладывать их за щеку Лейтону.
   Кат явился именно тем лекарством, которого Лейтону как раз и не хватало. Через час он уже мог ползать по хижине, через два вставать на ноги, а через три вовсе покинуть деревню. Жаль, что все успехи Лейтона остались практически незамечены соплеменниками, те прибывали в своих фантомных миражах.
  
   Предаться утренней созерцательности островитянам не дал шаман. С криками он вбежал в хижину.
  -- Строение Стивенсона смыло!
  -- Это, которое? - с просони Джек не до конца понимал, о чем речь.
  -- С лазом вместо двери, - позевывая и растирая глаза основаниями ладоней, напомнила Сесиль.
  -- А, собачья конура! Да пусть плывет, все равно в ней жить было не возможно, - Тревол перевернулся на другой бок.
  -- Если хижину Стивенсона снесло, то и наши строения поток не пощадит, - у губернатора был усталый вид, он всю ночь не смыкал глаз, прося снисхождения у Тусегальпо. - Надо фундаменты укреплять!
  
   Недостатка в строительном материале в деревне и ее округе не наблюдалось. Всюду валялись пальмовые листья, тростник, сломанные ветки, выкорчеванные деревья. Истязаемые дождем и ветром островитяне вбивали сваи по краям хижин. Затем, нахлебавшаяся воды сельская артель приступила к сооружению "грандиозного" волноотвода на краю поляны. В два бревна длинной и высотой в пояс дамба встала преградой на пути основного потока.
  
   Вымокшие и продрогшие аборигены выжимали одежду в хижине шамана.
   Строение губернатора было добротнее ребекиного. Крыша здесь протекала только в одном месте, а все щели в стенах были законопачены промасленной веревкой.
   Пара капель керосина, один взмах спички, и вот уже в центре комнаты занимается огонь. Больше суток (со вчерашнего утра) соплеменники не ели. Ребека набрала в чан дождевой воды и принялась готовить суп.
   После ужина последовала культурная программа. Шаман, смешав в миске зелье, названное "Ветром покоя", пустил его по кругу.
   Второй день подряд на деревню снизошла благодать. Сесиль любила Костика с Джеком, те Ребеку, Гвинет и шамана, последний благоволил к Сесиль - взаимная симпатия замкнулась. Сейчас казалось, что ни чего другого и не надо. Вот так бы жить всегда в мире и согласии, и пусть временно отсутствуют Лейтон с Марселем, но они обязательно вернуться. И не надо золота и материка с его соблазнами, суетой и насилием. На Изабель все эти пороки изжиты окончательно и бесповоротно. Наконец на изолированном острове наступит не капитализм, не социализм, и даже не коммунизм, а сущий рай с живым богом губернатором и ангелами в виде: Ребеки, Гвинет, Сесиль, Марселя, Лейтона, Джека и Костика. А Махиджи станут послушными прихожанами, распространяющими новое вероучение среди диких туземных племен.
  
   Третий день был точным слепком с предыдущего. Ночью поднатужившись, поток смел с своего пути рукотворную бревенчатую дамбу и добротную, хотя и здорово вонючую хижину Хенкеля располагавшуюся за ней. Теперь через деревню пролегла целая река. Бороться и перегораживать ей путь, было бесполезно, поэтому все усилия поселенцев сводились к тому, чтобы не дать реке расползтись вширь. Вдоль всего русла уложили бревна, ветки, палки, доски и укрепили их мешками с песком. Сопротивлявшиеся хлестким порывам тропического циклона хижины, подстраховали вторым, а за ним и третьим рядом свай.
  
   Сухих дров и угля в деревне не осталось, поэтому для разведения костра в этот раз понадобилось гораздо больше керосина.
   Суп, как и накануне, состоял из риса и бобов, а вот вместо вяленой рыбы для навара сегодня использовались ящерицы, выловленные Джеком из "реки".
   "Коктейль" шамана нынче гордо именовался "Свет пробужденного неба". После его испития Костик был готов написать петицию в ООН о запрещение использования в мире нецензурных слов, а так же предметов и орудий, способствующих унижению человеческого достоинства, вот только, к сожалению, под рукой не оказалось, ни бумаги, ни ручки, ни даже карандаша.
  
   К утру четвертого дня циклон стал выдыхаться. Ветер уже не валил, а только гнул деревья. Дождь стал походить на дождь, а не на сплошную водяную стену изводившую Изабель три дня кряду. А в том месте на небе, где предположительно должно было располагаться солнце, в тучах наметился просвет.
   С возвращением хорошей погоды, снова всплыли старые проблемы: ремонт тримарана и дележ, или не дележ золота. Если первый вопрос обсуждался открыто и прилюдно, то со вторым каждый разбирался сам.
   Уставшая ждать, когда шаман будет перепрятывать клад Сесиль, предложила Треволу взять в заложники Ребеку.
  -- И что это нам даст? - Джек собирал инструмент для ремонта тримарана по закоулкам разоренной главной хижины.
  -- Выдвинем ультиматум, если губернатор через сорок восемь часов нам не выдает все золото, мы убиваем Ребеку!
  -- Шамана этим не пронять, он себе другую повариху-свинарку найдет, например Гвинет, - Тревол извлек из дыры в полу ручную пилу.
  -- Тогда может Костика? Или всех сразу! Запрем в хижине, стены обольем керосином и будем с горящим факелом охранять выход, - в глазах Сесиль уже пылало пламя пожара.
  -- Нет, это будет перебором, - Джек взвалил мешок с инструментами на плечо.
  
   К его возвращению с восстановительных работ Сесиль додумалась до нового плана.
  -- Все будет тихо и мирно, мы выпытаем у губернатора, в какую конкретно пещеру он запрятал клад, и посторонние люди не пострадают.
  -- Шаман упертый, будет молчать до последнего. Он скорее с жизнью расстанется, чем с золотом, - Джек не до конца отвергал эту идею, разумное зерно в ней присутствовало.
  -- А мы ему, что-нибудь отрежем, - и Сесиль провела ладонью по ширинке треволовских шорт. - Вы этого мужики больше всего боитесь.
  -- Какая же ты жестокая, - из уст Джека эта фраза сейчас звучала как комплемент, - лишить губернатора человеческих радостей.
  -- Во мне течет восточная кровь, - Сесиль укусила Тревола за мочку уха. - Гены Чингисхана просятся на свободу.
  -- Прекрати, - остановил он сообщницу, намеревавшуюся заняться с ним сексом прямо на поляне возле очага, - еще светло, кругом люди. А губернатора возьмем в оборот, только когда окончательно отремонтируем тримаран.
  
   Костик ножом снимал последние заусенцы с мачты тримарана. Теперь предстояло закрепить ее в вертикальном положении, и можно было поднимать парус. Если бы не Джек, с утра не появлявшийся на берегу, со всей работой можно было закончить еще к полудню.
   С глиняным кувшином в руке по тропинке шла Ребека. Она предложила Медведеву выпить холодной воды.
  -- С удовольствием, - Костик, смахнув древесные стружки с головы, взялся за кувшин.
  -- Ты знаешь, что Сесиль подбивает Джека убить губернатора? - поинтересовалась у пьющего воду Медведева Ребека.
  -- Не может быть, зачем им это надо?! - от такой неожиданной новости Костик чуть не поперхнулся.
  -- Золото хотят добыть и себе присвоить, - Ребека постучала костяшками пальцев по борту тримарана. - Они еще три дня назад об этом сговаривались.
  -- И ты все это время молчала как рыба?! - Медведев плеснул воду из кувшина себе на лицо.
  -- Я тоже поначалу думала, что это всего лишь треп. Но сегодня Сесиль заманила губернатора в лес, а приблизительно через час в том же направлении скрылся Тревол. Уже время близится к закату, а ни кто из этой троицы, так и не вернулся в деревню! Вот что им там делать?
  -- Может, за свиньями твоими гоняются, - это было единственное миролюбивое объяснение, какое мог предложить Костик. Воспользовавшись неразберихой и ураганом, свиньи подрыли стену загона и вырвались на свободу. Пятерых "беглецов" удалось выловить в ближайших от деревни кустах, а вот еще шестеро находились в розыске.
  -- Нет, мараться свиньями Сесиль не станет. Здесь точно замешено золото. Боюсь я за шамана, расправится с ним Джек, - глаза Ребеки намокли от слез.
  -- Не так-то губернатор прост, чтобы попасться в ловушку Сесиль. Шаман сам кого хочешь, перехитрит, и еще не известно кого жалеть придется.
  -- Да, тогда ладно, - глубоко вздохнув, Ребека поборола плаксивое настроение. - Ты золото сам видел? Сколько его там?
  -- Нет, всего лишь одну монету, но Джек утверждает, что сокровищ целый мешок. Если ценности поделить по справедливости, то каждому достанется приличная доля клада. Не понимаю, чего жадничать? - поставив кувшин на землю, Костик снова взялся за нож, на мачте он заметил пропущенную зазубрину, которую и собирался стесать.
  -- Наверное, помимо золотых монет, в мешке навалом драгоценных камней. Представляю себя в брильянтовой диадеме, а на шее ожерелье из рубинов и сапфиров. Мне бы еще похудеть килограмм на десять и все мужики станут моими, - Ребека погладила себя по выпиравшим бокам.
  -- Ты у нас и так хорошая душевная женщина, - не отрываясь от работы, отпустил комплимент Медведев.
  -- Раз так, бери меня в жены, - поймала Костика на слове Ребека.
  -- Тебе вроде Джек больше нравился, - попытался выпутаться из щекотливой ситуации Медведев. - Он вон, какой у нас статный высокий широкоплечий, куда не ткни, всюду мышцы. А у меня не тело, а сплошные болячки. Руки по утрам трясутся, ноги к вечеру не ходят, голова целыми днями болит. Вот выберемся на материк, найдешь себе в Сан-Мигеле достойного жениха. Я на вашей свадьбе обещаю быть свидетелем.
  -- И службу, чтобы шаман проводил, - подхватила идею Костика Ребека. - Только вот Сесиль, я на своей свадьбе видеть не желаю. Она еще мужа моего попытается совратить. Для спокойствия остальных, Сесиль надо оставить на Изабель и долю клада ей не давать, у нее и так полные сундуки добра. Она же всех обманывает и обворовывает и губернатора и Марселя и Гвинет, даже у меня Сесиль взяла эмалированную миску, и до сих пор не вернула. Золота достойны семеро, но реально делить надо на шестерых. Марселя теперь в чувства не привести, так остаток жизни "зомби" и проходит. А проштрафившемуся Треволу долю клада урезать в половину, чтобы знал, как плести интриги против племени.
  -- На таком основании можно и Лейтона с Гвинет золотом обделить, они ведь тоже клад хотели умыкнуть, - съязвил Костик, продолжавший придерживаться мнения, что сокровищ достойны все члены племени, но Ребека восприняла высказывание всерьез.
   В ее списке "честных граждан" осталось всего три человека.
  
   Забалтывая губернатора несусветной чушью, Сесиль уводила его все дальше в лес. Возле баобаба, причудливой формой напоминавшего носорога, "путников" поджидал Джек. Он должен был наброситься на шамана, связать того по рукам и ногам и подвесить на ветке дерева.
  -- Губернатора можно даже не бить, - обсуждая накануне вечером с Сесиль план действий, предположил Тревол, - оставить шамана подвешенным вниз головой на пол дня. Солнышко его так подкоптит, что он нам за стакан воды все тайны мира выложит.
  
   Что-то подобное в лесу шаман и начал подозревать. Уж больно не убедительными казались слова Сесиль, что она видела неподалеку от банановой плантации пустой шалаш Махиджи.
  -- Внутрь зайти я побоялась, но мне показалось, что там блестело золото. Может мы нашли только часть клада, а все остальные сокровища принадлежат туземцам. Я пока не стала делиться этой новостью с соплеменниками. Зачем поднимать шум раньше времени. Мы сначала все проверим, правда? - Сесиль смотрела честными глазами ребенка на губернатора.
   Тогда с утра, шаман "повелся" и пошел с Сесиль в лес, теперь же, после двух часовых безуспешных блужданий, он все больше склонялся к версии, что где-то за поворотом его может поджидать подвох.
  -- Где же твой призрачный и неуловимый шалаш? Мы уже всю плантацию по периметру обошли, - правую руку губернатор держал поближе к карману брюк, в котором лежал револьвер.
  -- Теперь я точно вспомнила, стоянка Махиджи была там, - и Сесиль показала рукой в сторону баобаба-носорога.
  -- Учти, если и там шалаша не будет, я поворачиваю назад в деревню, - шаман мысленно просчитывал, кого могла взять в сообщники себе Сесиль: "Марсель и Лейтон отметаются сразу, умственные способности обоих сейчас на нуле. С Гвинет и Ребекой Сесиль связываться не станет, она вообще за людей признает только себя да мужиков. Остаются Тревол с Медведевым. Джек, хоть и силен, но предсказуем. А вот если возле баобаба меня поджидает Костик, то можно ожидать любой подлости. Это внешне Медведев всем показывает какой он благородный и бескорыстный, а внутри, наверное, те еще черти беснуются. Костик не говорит, но я то знаю, что на материке, он собственную жену беременную убил. Ангелов на Изабель не держат!".
  
   Джек решил спрыгнуть на губернатора сверху с кроны дерева. "Во-первых, пока не подойдешь в плотную к баобабу меня и не заметишь, а во-вторых, одним ударом я из шамана вышибу сознание, он даже револьвер не успеет достать!". Но свои способности к маскировке Тревол явно переоценил. Из-за ветки, напоминавшей формой рог животного, выглядывало колено Джека.
   Шаману хватило этой незначительной детали, чтобы дорисовать в воображении оставшуюся фигуру. "От Джека другого нечего было, и ожидать - Робин Гуд нашелся! Сразу его, что ли пристрелить? Нет, сначала я над Треволом с Сесиль позабавлюсь. Они у меня не пошло получат пулю в лоб, а станут жертвами в честь Тусегальпо". На подступах к баобабу, губернатор незаметно извлек из кармана револьвер и, приставив его к затылку Сесиль, скомандовал.
  -- Дубины, ножи, камни и прочее оружие на землю! Джек, не вздумай дурить, твоя девица у меня под прицелом. Рыпнешься, и я ей продырявлю череп, а потом и тебя прикончу, - указательный палец шамана лег на спусковой крючок.
  -- Ты все неправильно понял, - Сесиль постаралась свести опасный инцидент к недоразумению. - Тревол здесь оказался наверное совершенно случайно. Ведь правда? - обратилась она за поддержкой к Джеку.
  -- Да, я пошел на поляну за медом и заблудился. Вот и забрался на баобаб, чтобы узнать, в какой стороне располагается наша деревня, - это было первое, что пришло в голову Тревола.
  -- Ребеке будете рассказывать свои сказки, она вам уж точно поверит, - губернатор подтолкнул дулом револьвера Сесиль вперед. - Как славно, у тебя Джек и веревка припасена. Не иначе пчел ею собирался связывать?
  -- Это не мое, она давно здесь лежит, - спрыгнувший с дерева, Тревол пнул моток веревки ногой.
  -- Остаются только Махиджи. Приглядись Сесиль, не она ли блестела в шалаше? - от юмора шамана отдавало мертвечиной.
   Продолжая выслушивать нелепые оговорки Джека с Сесиль, губернатор приказал им связывать друг друга. Для вящей убедительности пришлось даже израсходовать одну пулю. Ее шаман всадил в землю, у самых ног строптивого Тревола.
   Вчерашний план Джека с Сесиль начинал сбываться в точности на оборот. Губернатор тоже счел, что лучшим наказанием будет подвесить "заговорщиков" на ветвях дерева. Просить это сделать самих Тревола с Сесиль, было глупо, они даже связаться веревкой нормально не могли, потому шаман и оглушил провинившуюся парочку рукояткой револьвера. Бессознательных Сесиль с Джеком губернатор долго и тщательно перевязывал, а затем по-стариковски кряхтя, подвешивал на разных ветках баобаба.
   Пот застилал глаза шаману, мешая любоваться на рук своих творение.
  -- Осталось вас только сладеньким обмазать, и обеденное жертвенное блюдо для Тусегальпо будет готово, - губернатор не поленился сходить на побережье за кокосом.
  -- Зачем ты это делаешь? Не надо! - привязанная за руки Сесиль, беспомощно раскачивалась на веревке.
  -- Насекомые нынче привередливые пошли, что попало есть не будут, им нектар подавай. А где я его сейчас возьму? - шаман втирал мякоть кокоса в ноги и живот Сесиль.
  -- Ты не можешь с нами так поступить! Это же зверство! Махиджи и то гуманнее, они стазу голову отрывают, - Джек подтянулся на руках, стараясь достать зубами веревку, чтобы перегрызть ее. Но из этого ни чего не вышло, он только размочалил край узла, да прокусил губу. Кровь капала с подбородка на грудь, а обессиленные руки отказывались слушаться хозяина. - Развяжи нас, а то будет хуже. Соплеменники тебе не простят нашей смерти, и отомстят - забьют камнями как паршивую собаку! - все, что теперь оставалось Треволу, это только клеймить и проклинать губернатора.
  -- Напротив, все будут только счастливы избавиться от двух претендентов на золото, - закончив с обмазыванием Сесиль, шаман перешел к соседней ветке, на которой раскачивался Джек.
  -- Может Гвинет с Ребекой, да, только не Костик, за друга он горы свернет, - Тревол плюнул в губернатора кровавой слюной.
  -- Спасибо, что предупредил, с Медведевым тоже придется расстаться, - увернувшийся от плевка шаман, плеснул содержимое кокоса Джеку на спину. - Может, еще есть тайны, которые мне следует знать? Вы не стесняйтесь, говорите, я последний человек, который выслушает вас на этом свете.
  -- Пусть будет проклят тот день, когда ты родился! - превозмогая хрипоту, прокричал Тревол.
  -- Будем считать, это твоим последним желанием, - губернатор отер липкие руки о траву. - А у тебя какая будет просьба?
  -- Раз отправляться в ад, так лучше затраханной. Сними меня с дерева и оприходуй, - не будь сейчас у Сесиль связанными ноги, она бы ими обвила шамана так, что у того глаза из орбит по вылазили.
  -- Боюсь, это займет много времени, а оно нынче на вес золота. Со дня на день с материка приплывет шхуна во главе с Гарисоном, будут нас инспектировать на предмет лихорадки. Я бы предпочел избежать этого зубодробительного мероприятия. Так что, необходимо спустить тримаран на воду непозднее завтрашнего вечера, - все, чем на прощанье одарил шаман Сесиль - воздушным поцелуем и шлепком по заднице. - Передавайте от меня привет Тусегальпо, - и губернатор зашагал в сторону деревни.
  
   Жизнь испарялась из Тревола вместе с потом. Солнце нещадно палило голову, грудь и плечи, а вокруг кружил целый рой мошкары, объедая кожу Джека. Поначалу Тревол кричал и старался отбрыкиваться от посягательств насекомых. Но по прошествии получаса Джек стал абсолютно безучастным к терзаниям собственной плоти.
   Из сумрачного небытия его вывел вопрос Сесиль.
  -- На что ты планировал потратить деньги?
  -- На жену, дочку, сыновей, дом, - еле шевеля потрескавшимися губами, прохрипел Тревол.
  -- А я планировала дело свое открыть. Чтобы за каждой дверью своя страна - своя экзотика. Здесь значит голландка, там француженка, через две двери японка, а на втором этаже пуэрториканка, эфиопка, да гречанка. У меня бы отбоя от клиентов не было. А для вас с Костиком все услуги были бы бесплатными.
  -- В следующей жизни твое желание обязательно осуществится, - Джек поднял голову, посмотреть, когда же, наконец, его накроет тень от баобаба, но та "проклятая" находилась с противоположной стороны от дерева.
   Перед воспаленными глазами Тревола проплыли видения.
   Вот он Джек еще школьник выходит с утра на крыльцо дома, а его с кухни окликивает мать - "Ты забыл взять школьный завтрак!".
   А это он уже взрослый в пабе, пьет с друзьями пиво и его взгляд встречается с озорными карими глазами девушки. Джек предлагает ей сесть за их столик. Со смущением девушка отказывается. Тогда Тревол подсаживается к ней - "Вы мне сразу понравились".
   Теперь осень, падают листья, с неба накрапывает мелкий дождик. Джек делает вид, что возится под капотом машины, а на самом деле следит, когда полицейский автобус проедет под мостом. Этот момент настает и Тревол жмет на кнопку детонатора - взрыв, огненное облако, в стороны летят осколки машины и куски человеческих тел. Джек быстро закрывает капот, садится за руль и уезжает. Сзади слышится вой сирен.
   Этот звук перекрывает колокольный звон. Джек только что женился на Диане, они счастливые выходят из церкви.
   А вот Тревол уже на буровой платформе в Норвежском море. Механик, помогающий ему снимать скафандр, сообщает, что у Джека родился сын.
   Дальше кадры из жизни проносятся с калейдоскопической скоростью: здесь и рождение второго сына, и взрыв поезда, родительское собрание в школе на котором хвалят математические способности его дочери, покупка новой машины и погоня с перестрелкой, в которой погибает полицейский наряд.
   Джек делает последнюю затяжку сигаретой, выплевывает бычок на землю и прижимается щекой к прикладу автомата. На мушке у Тревола приближающаяся к нему фигура человека. Почему-то полицейский странно одет, вместо формы на нем шорты, а его кожа черна как уголь. И тут Джек понимает, что человек, остановившийся перед ним не из Дублинского прошлого, а из что ни есть настоящего.
  -- Лейтон, это ты? - голос у Тревола пропал окончательно, он беззвучно шевелит губами.
  -- Не плохо вы тут вдвоем устроились, - вид у Лейтона был довольный, улыбаясь, он пережевывал листья ката. - Не иначе с Махиджами повстречались?
  -- Если бы, - все так же безмолвной рыбой хлопал губами Джек, - шаман на старости лет свихнулся, всюду ему мерещатся заговоры. Вот и нас с Сесиль обвинил в измене, и оставил здесь вялится на солнце. Его надо остановить, пока он остальных не убил!
  -- Получается, на острове Махиджи -- нет?! - расстроившийся Лейтон, не торопился снимать с дерева Тревола с Сесиль. - Кого же я тогда буду есть? Мне после болезни силы восстанавливать надо.
  -- Мы что-нибудь придумает, ты только распутай узлы, - продолжал в одиночку упрашивать Лейтона Джек.
   Потерявшая от обезвоживания организма сознание Сесиль, свисала с баобаба безжизненным "плодом".
  -- Нет, двоих я вас снимать не буду. Одного я, пожалуй, съем, - щурясь от солнца, Лейтон оценивал гастрономическую ценность будущего обеда. - Сесиль худая, в ней одни только кости. Да и вид у нее уже не свежий. Съем ее, а потом желудком буду маяться неделю. Тревол извини, но остаешься только ты, - Лейтон извлек из-за пояса длинный и острый нож.
  -- Погоди, есть лучшее решение. Ты сейчас меня освобождаешь, и мы плывем на остров к Махиджи, тримаран то уже полностью отремонтирован. Там ты ни то, что наешься и силы восстановишь, может даже, местным королем станешь. Прикинь, тысяча туземцев и все в твоем повиновении. Хочешь, шкуры с живых сдирай, хочешь, в кипятке вари, - на остатках жизненной энергии рекламировал "сафари-рандеву" Джек.
   Предложенная идея, Лейтону явно понравилась - что Тревол, да и все обитатели Изабель в сравнении с многочисленным племенем.
  -- Хорошо, только поплывем сейчас же, - Лейтон ловко вскарабкался на ветку баобаба и одним ударом перерубил толстую веревку.
   Джек рухнул на землю. Еще один взмах ножа, и рядом с Треволом упала Сесиль.
   Распутав узлы веревки, Джек таки укрылся в спасительной тени дерева. А вот Сесиль наотрез отказывалась возвращаться к сознанию. Лейтон и бил ее по щекам, и колол пятки иголками, все было бесполезно.
  -- Не очнешься сейчас же, я тебя на месте съем! - от уговоров Лейтон перешел к угрозам. - Начну с пальцев руг, затем обглодаю лицо, а десертом станет твоя печень.
  -- Бес толку с ней разговаривать, ее к берегу надо нести, в море отмачивать, - Джек и сам не меньше Сесиль нуждался в водных процедурах.
  -- Ну ее, давай бросим, слишком много возни. Нас Махиджи ждут, - из "гуманности" Лейтон уже был готов перерезать Сесиль сонную артерию.
  -- Без нее в деревне будет худо. Только Сесиль может уболтать шамана с остальными соплеменниками до полной потери ориентации. Зачем нам лишняя бойня, когда тримараном можно завладеть вполне мирным способом, - Тревол подобрал в кустах свою рубашку (выброшенную шаманом) и, соорудив из нее подобие чалмы, водрузил на многострадальную голову.
  
   Брошенная в воду Сесиль, как губка набиралась влаги. Наконец, фыркнув, она подняла голову над волной.
  -- Для ада слишком холодно, для рая мокро и не хватает облаков. Я что, в чистилище?
  -- В нем родимом, в нем, причем по самую макушку, - Джек подбирал себе на берегу посох в дорогу. Палка, на которой он остановил свой выбор, больше походила на палицу циклопа.
  -- Не слишком большая? - Лейтон занимал себя пока ловлей рыбы.
  -- В самый раз, - проверяя посох, Тревол махнул им по ветке пальмы. - Вдумчивый и обстоятельный разговор в деревне намечается. Для него веская аргументация может понадобиться.
  -- Долго только не трепись, отлив начнется, - дождавшись, когда к его ногам подплывет глупая рыбешка, Лейтон мастерски насадил ее на острие ножа. Рыба в предсмертной конвульсии забила хвостом.
  

МАРЕТИК

  
   Невзирая на опасность, Костик собирался пойти в полицию и выяснить все обстоятельства смерти Моник.
  -- Ты рта не успеешь раскрыть, как жандармы тебя разоблачат. После Моник, потерять еще и тебя, я этого не перенесу! - Вероника извела на слезы уже целую коробку салфеток.
  -- Не волнуйся детка, я как следует загримируюсь, - Медведев смазывал клеем накладные усы.
  -- Нет, этого мало, фараоны столько конспираторов в париках и несуразных очках перевидали, что тебе и не снилось. Здесь пластическая операция необходима, а на нее нет ни времени, не денег.
  -- Что же ты тогда предлагаешь? - Костик в сердцах прилепил усы своему отражению в зеркале.
  -- Не знаю! - Вероника снова потянулась за салфеткой.
  
   На удивление, Жиль оказался жутким домоседом. Свою потребность к путешествиям он полностью восполнял, через останавливавшихся у него автостопщиков. Ему хватало кухонных разговоров о далеких странах, а так же фотографий, продуктов и сувениров из тех мест. Веронике пришлось приложить все свое красноречие, чтобы выманить Жиля из Парижа.
  -- Почему вам нужен именно я? Давайте я к вам направлю хороших ребят из Дрездена. Они вам помогут, - Жилю, было страшно оставить коммуну на произвол судьбы хотя бы на день.
  -- У нас очень щекотливое и конфиденциальное дело, только с твоими организаторскими талантами в нем можно разобраться, - Вероника намеренно затуманивала, и сглаживал углы истории. Знай Жиль, что Вероника с Костиком сейчас в бегах, а Моник погибла при невыясненных обстоятельствах, он наверняка сразу же повесил бы трубку.
   На восемнадцатой минуте разговора Жиль сдался.
  -- Но я смогу приехать только на один день, - выдвинул он условие.
  -- Этого будет вполне достаточно, - Вероника показала, сидевшему рядом с ней Костику большой палец.
  
   Строго по договоренности Жиля встречали на Лионском вокзале. Он должен был прибыть четырехчасовым поездом из Парижа. Но в назначенное время он не появился. Вероника с Костиком обошли все вагоны, расспросили проводников, что, может они видели Жиля - нет, он не садился на поезд.
  -- Вот такой у тебя друг, - расстроенная Вероника брела по перрону, - испугался неизвестности.
  -- Наверное, этому есть логическое объяснение - простудился, заболел, сломал ногу, наконец, - Медведев отказывался верить худшему.
  -- Почему он тогда не позвонил? - рушила последнюю оборонительную преграду Костика Вероника.
  
   Разуверившуюся в Жиле парочку ждал сюрприз возле дома Летиции. Рядом с полицейским "Рено" располагалась группа людей, возглавлял которую Жиль. Компания автостопщиков шумела и активно жестикулировала руками.
  -- Зачем мы только Жилю позвонили? Он всю коммуну с собой притащил. Эта компания от Лиона камня на камне не оставит! Куда ее теперь девать? К нам в квартиру? Нет, лучше пойдем и сдадимся с повинной в полицию! - Вероника сейчас была готова поколотить и Костика, и Жиля с дружками, и даже фараонов в "Рено".
  -- Погоди, может не все так плохо. В любой ситуации надо искать положительные моменты. Пара лишних рук ни когда не помешает в деле, - Медведев пасами руки старался незаметно привлечь к себе внимание Жиля.
  -- Две, но не двадцать две! - Вероника пнула ногой урну с мусором.
  
  -- Пойми, я никого не хотел брать с собой. Гюнтер подслушал наш разговор по параллельному телефону и растрепал его содержание остальным членам коммуны, - оправдывался перед Костиком у входа в жандармерию Жиль. - Это все их инициатива, я как мог, отговаривал!
  -- Что сделано, то сделано, - Костик махнул рукой, место было не самым подходящим для разборок и выяснения отношений - чего думал на самом деле или хотел Жиль. - Полицейским представишься женихом Моник. Все, что они будут говорить, записывай на этот диктофон, - Медведев предал "шпионский" приборчик (размером с пачку сигарет) Жилю. - Особенно обрати внимание на вещи, которые были с Моник. Там должна быть папка с документами. Запомни из нее каждое слово, - на удачу Костик пожал Жилю руку.
  
   В томительном ожидании прошел час, за ним второй. Наконец дверь жандармерии отворилась и на пороге показался Жиль, только опять не один, а в компании двух комиссаров в штатском. Все трое сели в полицейскую машину и уехали.
   Брать такси, и садиться на хвост фараонам, было по меньшей мере, глупо и не разумно. Поэтому Медведев остался на месте, гадая - "Куда повезли Жиля, и не раскололся ли он?". Достав сигарету, Костик закурил.
  -- А вдруг он их повез в парк? - там сейчас располагались лагерем автостопщики с Вероникой. - Их надо немедленно предупредить! - и Медведев, не обращая внимания на поток машин, бросился на проезжую часть.
  
   На зеленом газоне царила полная идиллия: кто-то подложив под голову рюкзак - спал, кто-то лежа на боку - читал книгу, две девицы оголившись до бюстгальтеров - загорали, а Вероника вела беседу с парнем отмахавшим своими ногами всю Европу и половину Азии в придачу. Полицейской облавы и в помине не было видно. Костик сбавил скорость бега - опасение оказалось напрасным.
  -- У вас все в порядке? - отдуваясь после "кросса" по лионским улицам, спросил для проформы Медведев.
  -- Да, а чего ты такой запыханный? Срочные новости?
  -- Нет, просто мы с Жилем разминулись, я думал, что он уже здесь, - Костик сел на траву.
  -- Это что, я раз договорился встретиться на центральной площади Бухареста с человеком, которого знал только по переписке, - вспомнил очередную историю из богатой на путешествия жизни автостопщик.
  
   Как истинный организатор-хозяйственник, Жиль появился не с пустыми руками, а с продуктами питания из супермаркета, и пятилитровой канистрой воды.
  -- Уморили меня полицейские, - он ссыпал пакеты с едой в одну кучу на траву. - Три часа допрашивали, будто я главный подозреваемый.
  -- И что тебе удалось узнать? - Вероника взяв Жиля под локоть, отвела его в сторону от компании.
  -- Ровным счетом ни чего, можете проверить, - и Жиль передал, присоединившемуся к разговору Костику диктофон.
  
  -- Да, не густо, - заключил Медведев, после получасового вслушивания в пленку. - Темнят фараоны.
  -- И документы Моник они тебе так и не показали, - Вероника перематывала кассету диктофона на начало.
  -- А ездили вы куда? - в "доморощенном" расследовании Костику, пока не за что было зацепиться - сплошная непонятка.
  -- В морг, Моник опознавал, - Жиль состроил брезгливую мину. - Зрелище не из приятных. Лица...., - поняв, что Веронике не обязательно знать патологоанатомические подробности, он прервал начатую фразу. - А волосы такие же как и у тебя. Красивая она была, - он сочувственно обнял Веронику левой рукой за плечи.
  
   Второй день, как не стало Моник, подходил к концу, а с версиями ее убийства было совсем жиденько - "Ни кто стрелял?", "Ни кто в этом деле замешан хотя бы косвенно?", "Ни во сколько даже точно произошло нападение?". Полицейские ограничились расплывчатым - "ночью". Горечь неудачи заливалась компанией прямо в парке на газоне вином.
  -- Давайте мы отвлечем внимание полицейский на себя, а вы тем временем проникните в комиссариат и завладеете необходимыми вам бумагами, - поднимая стакан с вином, предложил один из автостопщиков.
  -- Правильно, устроим пикет с плакатами у самого входа, а чтобы нас сразу не разогнали, прикуемся к ограде наручниками, - поддержал друга тот самый Гюнтер, имевший склонность к подслушиванию чужих разговоров.
  -- Это очень рискованно и опасно, к тому же мы не знаем точно, где лежит папка с документами Моник, - Костик воспринимал эту затею, не иначе, как хмельную браваду.
  -- Я в помещениях комиссариата уже более-менее ориентируюсь, не заблудимся, - выпивший стакан вина Жиль, оказался даже большим авантюристом, чем остальные.
   Назревала буча, с непредсказуемыми последствиями, которой так боялась Вероника.
  -- Ты хоть понимаешь, что это чистейшей воды безумие!? - взывала она к разуму Медведева.
   Но поддавшийся коллективному азарту Костик, только улыбался, да заверял, что - "Все будет хорошо!".
   К разгоряченной компании подошел жандарм, напомнить, что в Лионе еще существуют законы, нарушать которые ни кому не позволительно.
  -- Соблюдайте порядок, а то я буду вынужден вас арестовать, - по суровому лицу жандарма, было видно, что шутить и делать поблажки он не намерен. Правая рука лежала на кобуре с пистолетом, а левая была готова нажать кнопку вызова на рации.
  -- Саботини, неужели это опять ты!? - Вероника обрадовалась новой встрече со старым школьным приятелем.
  -- Да, а вас все в парк безобразничать тянет, - Саботини умерил служебное рвение, и оставил в покое рацию с пистолетом.
  -- Всего лишь легкий дружеский пикник, - Костик предложил Саботини стакан сухого вина.
  -- С огнем ребята играете, - жандарм пригубил вино, - вашими персонами Интерпол вплотную занимается. У нас в отделении ваши фотороботы на центральном стенде красуются. Круглосуточное наблюдение за домом. Вот, я уже выдал профессиональную тайну, - улыбнувшись, Саботини вернул стакан Медведеву. - Мне больше нельзя, еще работать.
  -- Тоже мне секрет, "Рено" возле дома, слепой разве не заметит. Верь нам, мы с Костиком ни в чем не виноваты - нас подставили, - в молитвенном жесте Вероника сложила руки на груди.
  -- Да хоть бы и убили, я на этих миллиардеров чихать хотел. Приезжал к нам один такой. Своей охраны четыре машины, так ему мало - покушения он, видите ли, боится. Так мы неделю за ним хвостом следовали, а он вместо благодарности, жалобу накатал - дескать: "Полицейские вели себя грубо и не профессионально!". И все из-за того, что я его раз китаезой назвал. Попался бы мне этот Вонг сейчас, я бы ему спуску не дал! - Саботини погладил кобуру пистолета.
  -- Так он ..., - Вероника хотела возразить, что она тоже общалась с Вонгом, и китаец произвел на нее благоприятное впечатление. Но полет ее мысли прервал Медведев, ущипнувший Веронику за руку.
  -- Угомонись, всем не обязательно знать, что мы общаемся с триадой, - процедил сквозь зубы Костик, - хватит с нас одного Али! - а громко для всех произнес. - Моник погибла так нелепо, Вероника ни как в себя не прейдет.
  -- Да, я об этом слышал, в нее кажется, стреляли, - Саботини сочувственно закивал головой.
  -- А ты не мог бы по-дружески узнать в комиссариате поподробнее обстоятельства убийства Моник, - сразу же ухватился за возможность получить информацию Медведев.
  -- Вряд ли, этим делом занимается другой отдел, - в голосе Саботини угадывалось сомнение.
  -- Ты все-таки попробуй, мне больше обратиться не к кому. Моник мне была больше чем сестра, я раньше этого не понимала, а теперь, после ее гибели у меня душа похолодела, хожу словно труп, ни чувств не эмоций. Одни вот только слезы, - Вероника приложила платок к глазам.
  -- Меня за это выгонят с работы.
  -- А я вот картины уже не рисую, и вряд ли когда буду, - Вероника убрала платок в сумочку.
  -- Хорошо, я постараюсь, но ни чего гарантировать не могу, - у Саботини в руке ожила рация. Она спросила, где он находится, и почему в течение последних десяти минут не выходит на связь. - Мне пора, надо дальше идти, - он записал Веронике на обложке журнала свой мобильный телефон.
  
   Вероника позвонила Саботини на следующий день с утра, к этому времени автостопщики "разлетелись" по разным направлениям из Лиона. Часть, вместе с Жилем подалась назад в Париж, Гюнтер с приятелями направились в Валенсию, еще трое в Неаполь, остальные парами и по одиночке в: Прагу, Краков, Загреб, Афины, Бильбао и Тулузу.
   По телефону Саботини был не многословен, он только сообщил, что пока к делу подступиться не удалось.
   Следующий разговор, а за ним и встреча состоялись в субботу вечером.
   Саботини пришел вместе с трехлетним сыном.
  -- Жена уехала к матери, а Фабрис остался на мне. Вот, целый день его с собой вожу. Как тебе, дежурство понравилось? - Саботини снял фуражку с головы и, протерев ее изнутри платком, повесил на спинку свободного стула.
  -- Да, особенно ездить на машине с сиреной и мигалкой, - щекастый Фабрис улыбался Веронике. - А можно мне еще мороженого?
  -- Нет, - проявил строгость отец, - ты уже порций двадцать съел. Не мальчишка, а сплошное наказание. Николь ему перед отъездом кашу сварила, пирог испекла, так он их ни в какую, а вот все мороженое из холодильника подчистую умял. Так еще вся жандармерия поочередно за ванильными рожками и эскимо бегала. Мать, если узнает про это, убьет обоих, - и Саботини заказал для сына клюквенный мусс, а себе бокал коньяка.
  -- Не ругай его, сам был таким же, - Вероника посадила Фабриса к себе на колени, - вечно драки затевал в школьной столовой. А как в кофе вместо сахара слабительное подмешал - забыл? Целый класс вместо контрольной, на унитазах сидел.
  -- Золотое время было, свобода, никаких забот! - Саботини тряхнул стриженной головой, когда-то у него были непослушные длинные кудри, сейчас они не полагались по уставу.
  -- Давай попробуем, всего лишь ложечку, - попыталась уговорить Фабриса, открыть рот Вероника, но малыш лишь плотнее сжал губы. Пришлось щекотать ему живот и рассказывать сказку, чтобы Фабрис перестал капризничать, и съел мусс. - Теперь покажи, какие после еды у тебя мышцы выросли. Ух, сильные! - Вероника пощупала руку малыша. - Папу скоро поборешь.
  -- Вообще Фабрис молодец, сильно мне сегодня помог. Внимание всего комиссариата на себе сконцентрировал, этим то я и воспользовался, - Саботини вынул из внутреннего кармана свернутые в трубочку листы бумаги. - Снял копии из дела Моник. Здесь конечно не все, только то, что успел, - расправив, он положил ксерокопии на стол.
  -- Не знаю, как тебя благодарить, - Костик пожал жандарму руку.
  -- Ладно, чего уж там. Всякое бывает. Может завтра, вы мне поможете, - Саботини поднял бокал с коньяком.
   Фабрису так понравилось сидеть на коленях у Вероники, что он не хотел с ней расставаться.
  -- Иди с папой, а я к вам непременно зайду в гости, - Вероника на прощание поцеловала "кавалера" в розовую щечку.
  -- Ты будешь хорошей матерью, дети сами к тебе тянуться, - заметил Саботини, поправляя кобуру с пистолетом на поясе.
  
   Еще в кафе Медведев бегло просмотрел документы. Там были: протоколы с места аварии, заключение судмедэксперта, свидетельские показания Жиля и еще одной женщины, оказавшейся той ночью на шоссе, а так же личные бумаги Моник. Теперь же, лежа на кровати в комнает Моник, Костик внимательно изучал каждую страницу в отдельности.
   Трагедия произошла в районе половины четвертого утра, в пяти километрах от Лиона.
  -- Куда она направлялась? - Вероника перебирала в руках украшения Моник.
  -- На юг, а вот в какой город можно только гадать, - Медведев взял следующий документ.
  -- Ницца, Канн, Монте-Карло, - перечислила знакомые места Вероника.
  -- Да, очень даже возможно, - из заключения баллистической экспертизы Костик узнал, что огонь велся из двух автоматов: "Узи" и "Калашникова". - Шансы остаться в живых у Моник были практически нулевыми.
  -- С кем же она собиралась встретиться? - сняв с полки голубого плюшевого зайца, Вероника прижала его к груди.
  -- У кого много денег, и совместные грязные дела с Али, - Медведев как раз дошел до личных бумаг Моник.
   Строго говоря, это был пятистраничный договор на поставку из Казахстана в Сомали, партии металлообрабатывающих станков.
  -- Обычный коммерческий документ. Таких сотни в день заключают, - Вероника была разочарована, она рассчитывала, что бумаги Моник содержат настоящую "бомбу", а здесь - серая возня, да и только.
  -- Нет, документ очень даже любопытный, - Костик вчитывался в скупые слова договора. - Что это за такие металлообрабатывающие станки, которые не нужны Казахстану и в самый раз приходятся Сомали? Мне казалось, что там, что там с производством особо не густо.
  -- Ты хочешь сказать, что вместо станков в Африку могло поставляться совсем другое?
  -- Не исключаю такой возможности - оружие, наркотики, радиоактивные вещества. Тебе знакома эта подпись? - и Медведев показал Веронике последнюю страницу договора.
  -- Первый раз вижу, - она склонилась над бумагой, - а вот компания "Всеобщая индустрия" принадлежит Али. Черт, я все еще продолжаю говорить об Али, как о живом.
  -- Пол дела мы уже сделали, - Костик обвел жирно ручкой название фирмы. - Осталось только узнать, кто скрывается за посреднической фирмой "Галактика порядка".
  -- И что это нам даст?
  -- Имена заказчиков убийства. Моник попыталась их шантажировать, ее и..., - не договорив, Медведев махнул рукой.
  
   Сведений о "Галактике порядка" было не много, первое - она была зарегистрирована в Антверпене, и второе - ее учредителем являлся некто Хендерсон. В этот город и отправились Костик с Вероникой.
  
   Здание в Антверпене, по адресу которого была зарегистрирована "Галактика порядка", абсолютно не походило на офисное. Полуподвальное помещение занимало заведение с призывным названием - "Укуси меня!".
  -- Это что, клуб садомазохистов? - спускаться вниз по лестнице Веронике не хватало смелости.
  -- Всего лишь кафе, - Костик заглянул в открытую дверь. - По крайней мере, в ближайшем зале, - стены заведения украшали латексные костюмы, фаллосы, плетки.
   На первом этаже здания располагался цветочный магазин, а на втором жилые квартиры.
  -- С чего начнем? - Вероника прислонилась к капоту прокатной машины.
  -- Думаю сверху, - Медведев изучал таблички под дверными звонками.
   Хендерсона среди жильцов не значилось. Но на всякий случай Костик обзвонил все квартиры и поинтересовался, не проживал ли здесь раньше основатель "Галактики порядка" - ответ был неизменно отрицательным. Тогда Вероника пошла в цветочный магазин.
  -- На тюльпанах и гвоздиках далеко не уедешь, - напутствовал ее Медведев, - продавцам нынче необходимы глобальные, международные проекты.
   Высокая девушка, в круглых с желтыми стеклами очках, на вопрос о Хендерсоне, только повела плечами. Костик на этом бы и успокоился. Но женская интуиция подсказывала Веронике, что цветочница явно не договаривает. Пришлось разориться на хоть и колючий, но очень симпатичный кактус, с белоснежным цветком на макушке. После этого продавщица стала словоохотливее.
  -- Как вы говорите его фамилия?
  -- Хендерсон, - повторила Вероника, - у него здесь должна быть своя фирма "Галактика порядка".
  -- Насчет его дел я не знаю, а сам он должен быть в подвале, - цветочница поставила горшок с кактусом в картонный пакет.
  -- Хорошие новости? - на пороге магазина подругу поджидал Медведев.
  -- Относительно.
  -- Это как?
  -- Хендерсон здесь, но придется спускаться в этот омерзительный подвал, - Вероника брезгливо поморщила верхнюю губу.
  -- Странно, раньше ты такой ханжой не была, - Костик припомнил их ночные Парижские загулы.
  -- Наверное, я скоро превращусь в старую брюзгу, - подшутила сама над собой Вероника. - Все из-за беременности. У меня не только в животе все меняется, но и в мозгах.
   В "Укуси меня!" царил полумрак. Посетителей еще не было, один бармен наводил лоск на бутылки со стаканами.
   Заказав пива, Медведев поинтересовался, где он может найти Хендерсона.
  -- А вам он зачем? - бармен поставил рядом с кружкой с пивом пепельницу.
  -- Поговорить, - из-за плеча Костика показалась Вероника.
  -- Тогда приходите через неделю, он как раз освободится, - пригнувшись, бармен смотрел со стороны на барную стойку - не пропустил ли он где развод, или жирное пятно.
  -- У нас к нему важное дело, насчет "Галактики порядка", - так долго ждать Медведев не намеревался.
  -- Хорошо, пройдите во второй зал, - бармен показал полотенцем на скрывавшуюся за черными бархатными портьерами дверь.
   Помещение без окон, освещалось парой красных фонарей. Не было здесь подобающих кафе столов и стульев, зато имелась железная клетка, вращающееся колесо для распятия, пыточное кресло и доска с шипами.
  -- Средневековой инквизицией попахивает, - Вероника не выпускала руку Костика из своей ладони, ни на секунду.
  -- Тогда бы тебя запросто сочли за ведьму, - Медведев шутливо подтолкнул подругу вперед.
  -- Прекрати Костик, мне страшно! - Вероника хлопнула мужа свободной рукой по плечу.
   Неожиданно из темноты на нее вышел мужчина в кожаных штанах и жилете.
  -- Вы у нас в первый раз?
   Поборов икоту, Вероника кивнула головой.
  -- Оба хотите участвовать, или один будет смотреть? Плетки, связывания, растяжение, подвешивание?
  -- Нет, мы ищем Хендерсона, - прервал тираду "мастера боли" Медведев.
  -- Тогда вам вниз, - мужчина снова скрылся в темноте.
   Получалось, что и у подвалов бывают подвалы. Крутая узкая лестница казалось, вела в саму преисподнюю. Из лабиринта катакомб повеяло могильной сыростью. Не верилось, что здесь по своей воле могли находиться люди.
   Но и в "аду" нашелся свой начальник. В голый череп подземного человека были вмонтированы металлические рога и гребень, а губу, нос и брови украшали булавки.
  -- Хендерсон? - без особой надежды на ответ спросил Костик.
  -- Он наказан, - голос металлически модифицированного человека оказался самым обычным земным.
  -- За что? - происходящее напоминало Веронике нескончаемый фильм ужасов.
  -- Хендерсон собака, вздумал кусаться, - модификатор показал след от зубов на предплечье.
  -- А поговорить мы с ним можем? - Медведев попытался подкупить "стража тьмы" двадцатью долларами.
  -- Нет, на три дня он лишен света, - модификатор отвернулся от денег.
  -- Дело уж больно безотлагательное, - Костик поменял в руке двадцатидолларовую банкноту на сто долларовую.
  -- Не люблю я изменять своим принципам, - модификатор потер металлический рог, как будто он мог чесаться.
   Двести долларов оказались той магической суммой, которая снимает все запреты и табу подземелья. Модификатор повел Медведева с Вероникой по катакомбам.
   Навскидку Костика, они отмахали добрый километр, когда модификатор остановился возле ниши в стене, в глубине которой располагался деревянный ящик.
   Модификатор постучал по крышке кулаком. Изнутри послышался лай.
  -- Вздумаешь еще раз кусаться - засажу в болото по самые уши, чтобы пиявки из тебя всю кровь высосали, - пригрозил ящику модификатор, прежде чем открывать замок.
  -- У тебя есть оружие для самообороны? - спросила тоненьким голоском у Медведева Вероника, опасаясь лицом к лицу столкнуться с звероподобным ужасным Хендерсоном.
  -- Надеюсь, хозяин с ним справится, - в отличие от подруги Костик трактовал кафе-клуб "Укуси меня" с его специфическими обитателями, как - цирк уехал, а клоуны остались.
   Модификатор откинул крышку ящика и приказал Хендерсону надеть на себя намордник и завязать глаза повязкой. Ответом стало несогласное гавканье. Тогда на сидящего в ящике обрушился град ударов. Закончилось все скулежом и заискивающим повизгиванием - Хендерсон подчинился.
  -- Прыгай ко мне! - модификатор топнул ногой.
   Из ящика выбрался худой как скелет, обнаженный мужчина, с многочисленными следами побоев на теле. Модификатор взял Хендерсона за кожаный ошейник и прицепил к свисавшей с потолка цепи.
  -- Даю вам две минуты, затем его снова ждет наказание, - модификатор снял со стены плетку и стеганул ею пленника по спине.
   Выждав, когда Хендерсон перестал корчиться от боли, Медведев спросил.
  -- Правда, что вы возглавляете "Галактику порядка"?
  -- Я не знаю, - глаза у узника были завязаны, поэтому он мог только по слуху и запаху определять, кто находится перед ним.
  -- На документах стоит ваша фамилия и подпись, - неизвестно для чего достал листы ксерокопии Костик.
  -- Возможно, - Хендерсон облизал языком звено металлической цепи.
  -- Отвечай, как следует, а то еще от меня получишь плети! - модификатор поднес орудие пытки к самому носу узника.
  -- Я ведь правда, их не знаю, - ухватить зубами плеть Хендерсону мешал намордник и натянутая цепь, свободные руки он почему-то совсем не использовал.
   "Несчастный, он полностью воспринимает себя собакой!", - Вероника немного освоилась в застенках подземелья, у нее даже появилось желание, погладить Хендерсона по "холке".
  -- Опишите хотя бы их внешне, - Костик включил диктофон.
  -- Я познакомился с ним на дискотеке у Отто. Красивый, сильный, дерзкий, он мне сразу понравился. После недельного знакомства я привел его сюда и показал свой дом. Он обращался со мной хорошо, как настоящий хозяин - бил, заставлял лизать ботинки, запирал на несколько дней без света и еды, подвешивал за руки, пропуска через тело электроток, привешивал к моему х...
  -- Это мы поняли, - не в силах больше выслушивать бесконечное перечисление любимых пыток, прервала Хендерсона Вероника.
  -- Я его слушался беспрекословно.
  -- А бумаги и документы он тебе давал подписывать? - Медведев снова подвел узника к главной теме.
  -- Да, но я в начале не хотел. Тогда он пригрозил, что бросит меня навсегда, и я согласился.
  -- Как его звали? - Вероника хотела успокоить нервы затяжкой сигареты, но нашла в сумочке лишь жевательную резинку.
  -- Мой повелитель, он требовал, чтобы я называл его именно так.
  -- Но, когда вы знакомились на дискотеке у Отто, он, наверное, представлялся по-другому? - у Костика начинало складываться впечатление, что Хендерсон лучше понимает плетку, чем уговоры.
  -- Кажется Чен, - узник по-собачьи попытался ухватить зубами насекомое, ползшее по его руке.
  -- А может Вонг? - Вероника развернула пластинку жевательной резинки и положила ее в рот.
  -- Нет, этого имени я не слышал.
  -- Все, разговор окончен! - между Хендерсоном и Вероникой с Медведевым, снова встал модификатор. Он ударил узника рукояткой плети по животу.
  -- Последний вопрос, - заторопился Костик. - Чен китаец?
  -- Да! - упиваясь болью, простонал Хендерсон.
  -- А были ли у него на теле особые отметины, шрамы например? - вдогонку спросила Вероника.
  -- У повелителя на спине шикарная цветная татуировка дракона, - узник извивался под ударами плети.
  
   Обратный путь наверх Костик с Вероникой искали сами.
  -- Я сейчас не помню имена телохранителей Вонга, но у них у всех на спинах изображены драконы.
  -- У бандитов, это вместо удостоверения личности. У каждого клана своя определенная татуировка, - Медведев пропустил подругу первой подниматься по крутой лестнице. - Тебе ведь тоже дракона рисовали.
  -- Но это было несерьезно, так забава, игра, да и хна через месяц смылась, - поскользнувшись на ступеньке, Вероника чуть не упала вниз.
   Хорошо, что ее подстраховал, поднимавшийся следом Костик.
  -- Мне и раньше Вонг казался наигранно положительным, а теперь я начинаю убеждаться, что он само зло. С его деньгами, Вонг мог запросто дать Моник миллион - ей ведь больше не надо было. А он взял, и подло расстрелял ее в машине! - оставили бы сейчас Медведева один на один с Вонгом в этом зале с клеткой, пыточным креслом, скамьей и колесом с распятьем, он бы китайца не пожалел, превратив в одну сплошную отбивную.
  
   Пункт конечного назначения вендетты Костика с Вероникой был определен - вилла Вонга в Ницце.
   Наместо пара прибыла глубокой ночью. Фары машины осветили дерево, с которого когда-то Медведев вел наблюдение за домом. Правда нынче задача была совершенно противоположной, не вызволять и спасать, а уничтожать, уничтожать и еще раз уничтожать!
  -- Мне понадобится снайперская винтовка, - Костик собирался применить на практике свои армейские навыки.
  -- Одной смерти Вонга недостаточно. Мы должны прикончить и все его гнилостное мафиозное окружение, - взобравшись на плечи мужа, Вероника ухватилась руками за ветку дерева.
  -- Тогда придется их взрывать, - Медведев поплевал на руки, прежде чем самому вскарабкаться на дерево. - Заложить бомбу на обочине дороги, и шиндарахнуть всех одним махом, когда они будут проезжать мимо этого места.
  -- Но на всякий случай, ты научишь меня обращаться с автоматом, я должна быть на триста процентов уверена, что Вонг погибнет, - Вероника обратила свой взор на вражескую виллу.
  
   Обитатели бунгало не торопились пробуждаться. К десяти часам утра по территории бродил всего один охранник. Ближе к двенадцати он по-хозяйски разлегся в шезлонге у бассейна, а Вонга с его непременными спутницами блондинками все не было.
   Костик с Вероникой до вечера просидели в ожидании на дереве, но ни Вонг, ни кто-либо еще из его приспешников на вилле так и не "засветились".
  -- Нам придется запастись терпением. Так не бывает, чтобы все сразу удалось. Я пока раздобуду взрывчатку, подготовлю оружие к операции, - Медведев отмечал себе в блокноте, чего и сколько ему может понадобиться.
  -- А если Вонг совсем на вилле не появится? - от бесконечного смотрения в бинокль у Вероники уже болели глаза. - Купил себе остров где-нибудь на Карибах и приспокойненько прохлаждается там.
  -- Тогда, зачем здесь оставлять охранника? Вонг обязательно вернется, я это чувствую, - закончив записи, Костик убрал блокнот в карман.
  -- А я нет, мы только зря теряем время, - черная ненависть подтачивала Веронику изнутри, неделя другая бездействия могла довести ее до могилы.
  
   Снова пришлось прибегать к помощи Хлои и ее знакомому наркодилеру Брюно.
   В этот раз встреча была назначена на дискотеке. Над танцующим залом разливался рейв, во все стороны тянулись разноцветные щупальца лазерных лучей, а по полу клубился пиротехнический дым.
   Принявшая в баре вместе с коктейлем еще и "марку", Хлоя порывалась пуститься в пляс. Но ее то и дело осаживал Костик.
  -- Подожди, сначала найдем Брюно. А то он уже, наверное, забыл, кто я и как выгляжу.
  -- Да вон он, на балконе, - тело Хлои колбасило в такт музыке.
   Медведев повернул голову в указанном направлении, но Брюно там уже не было.
   Перед Вероникой прошмыгнул вертлявый парень, предложив закинуться "кислотой".
  -- Нам нужен Брюно, - Костик ухватил распространителя за ремень брюк.
  -- Я такого не знаю! - пытаясь вырваться, парень дернулся в сторону.
  -- Зато я знаю, - второй рукой Медведев сдавил распространителю шею. - Веди к нему!
  -- Вы что, копы? - парень съежился от страха.
  -- Хуже, его друзья, - Костик сильнее нажал пальцами на сонную артерию парня.
  
   Брюно "шифровался" в вестибюле рядом с туалетом.
   Отпустив распространителя, Медведев протянул руку для приветствия Брюно.
  -- Помнишь?
  -- Как же забудешь, вы меня в прошлый раз без ствола оставили. Пригодилась "Берета"?
  -- Нет, разошлись полюбовно.
  -- Что в этот раз понадобилось - порошок, таблетки? - Брюно похлопал себя по карманам.
  -- Я придерживаюсь старых железных убеждений - оружие, взрывчатка.
  -- Серьезная тема для разговора, стоит отойти, - Брюно ногой распахнул дверь мужского туалета.
  
   Напротив машины Медведева остановился развозной фургончик с нарисованным на кузове кальмаром и логотипом ресторана под ним. За рулем сидел Брюно, а рядом с ним усатый мужик в гавайской рубашке.
  -- Следуй за нами, - и Брюно повернул фургончик на второстепенную заброшенную дорогу.
   В движениях, манере говорить, да и во всем остальном в усаче угадывался кадровый военный. Он открыл заднюю створку фургончика.
  -- Здесь все, что ты заказывал. Двести килограммов взрывчатки, детонаторы, дистанционный пульт, снайперская винтовка, автомат, два пистолета, патроны и гранаты.
  -- Как состояние, не просроченное? - Костик взял в руки снайперскую винтовку, заглянул в прицел, проверил затвор и магазин.
  -- Муха даже не сидела, все новое, в масле, только со склада, - ручался за свой товар усач.
   Перегрузив боеприпасы в багажник и на заднее сидение своей машины, Медведев произвел расчет. Второй раз с деньгами подсобила Хлоя. Она взяла на себя добрую половину расходов: "Пусть это станет моей маленькой лептой в вашу вендетту".
  -- Только не рассказывай мне, что ты со всем этим арсеналом будешь делать, - Брюно пересчитывал пачки с деньгами, - мне это совсем не интересно.
  -- Газеты тогда тоже не покупай, - Костик захлопнул багажник машины, под тяжестью взрывчатки задние амортизаторы просели почти полностью. - Вдруг там неприятные фотографии напечатают.
  
   Для надежности Медведев вырыл две ямы по бокам от дороги. В каждую он положил по сто килограммов взрывчатки. Установив детонаторы, Костик засыпал взрывчатку землей.
  -- Кажется со стороны "сюрприз" не заметен, - дополнительно Медведев утрамбовывал грунт ногами.
  -- Сильно только на взрывчатку не наступай, чтобы раньше времени не сработало, - Вероника подсвечивала место закладки фонарем. Диверсионная операция проходила ночью.
  -- Типун тебе на язык, - сплюнул Медведев в траву. - Я детонаторы отметил воткнутыми в землю веточками.
  
   Ожидание Вонга Костик с Вероникой скрашивали стрельбой по консервным банкам. Вероника упражнялась в основном с пистолетом, автомат для нее оказался слишком тяжелым, да и отдача от приклада была существенной, Медведев же отдавал предпочтение снайперской винтовке. Он попадал в пивную банку с трехсот шагов в легкую. Оставалось дело за малым, пересечься с Вонгом в Ницце.
  
   С каждым днем Костику становилось все труднее - нет, не ждать, а уговаривать Веронику ни чего не предпринимать и оставаться до поры до времени в засаде.
  -- Мы такую колоссальную работу проделали, и ты предлагаешь все бросить, и очертя голову кинуться за призрачной тенью Вонга. А если он сейчас в Китае, или в том самом Сомали? Ты представляешь, как там может быть опасно - партизаны, повстанцы, враждующие племена! Всего нашего арсенала не хватит, чтобы себя защитить!
  
   Медведев перекусывал на "наблюдательном пункте" приготовленным Вероникой гамбургером, когда к воротам виллы подкатил синий представительский "Мерседес". Тонированные стекла скрывали, кто находится внутри машины. Костик сменил окуляр бинокля на прицел снайперской винтовки.
  -- Давай Вонг, выходи из машины! - Медведев намеревался нарушить данное Веронике слово, и ликвидировать только главаря. - Так будет вернее. А если охрана за нами погонится, тогда я ее и взорву на дороге, - затаив дыхание, Костик готовился к выстрелу.
   Задняя дверь "Мерседеса" распахнулась и на землю ступила нога обутая в кроссовок, за ней вторая. Показались голубые джинсы, белая футболка, бейсболка скрывавшая лицо.
   "Но что за черт, у пассажира длинные до плеч волосы! У Вонга была совсем другая, короткая прическа - неужели он так сильно изменился?".
   Незнакомец повернулся лицом к Медведеву - разрез глаз, очертания скул, размер и форма носа были почти как у Вонга, не хватало всего-то ничего: пары складок над переносицей, да морщин прорезающих лоб. Костик медленно снял палец с курка - гость был братом, племянником, или другим родственником, но ни как ни самим Вонгом.
  -- Убей я его сейчас по ошибке, и с планом мести Вонгу можно было попрощаться навсегда. Он наверняка бы утроил, или даже удесятерил охрану, и перебрался в такое место, куда и на самолете лететь устанешь. А вот как вторая жертва возмездия, длинноволосый родственник подойдет как нельзя лучше. Что же ты, гостеприимный хозяин заставляешь ждать гостя? Возвращайся Вонг скорее домой в Ниццу.
  
   По повадкам родственник значительно отличался от Вонга, блондинкам он предпочитал парня, с которым они в обнимку гуляли по вилле.
  -- Это он был в Антверпене на дискотеке у Отто, а затем в подвалах "Укуси меня" с Хендерсоном, - лежащая на песке Вероника ни чем не выделялась из десятка других загорающих. Ни кто и предположить не мог, что под шляпой у нее лежит пистолет, а человек, с которым она разговаривает по сотовому телефону, сейчас держит в руках снайперскую винтовку.
  -- Повелитель "собак" Чен, - Костик прижимал плечом трубку телефона к уху. - Медовый месяц себе устроил. Как ты думаешь, потайные комнаты бунгало такими же "игрушками" оборудованы, как и в Антверпене?
  -- Возможно, но когда я была на вилле, Вонг мне их мне показывал, - сквозь стекла солнцезащитных очков Вероника посмотрела на полицейский патруль с собакой, бредший вдоль пляжа.
   Соблюдая дистанцию, за ними следовал продавец сладостей и мороженого. Крутя неспешно педали велосипеда, он нараспев нахваливал свою продукцию.
  -- Лучшее мороженое на всем побережье, широкий выбор прохладительных напитков, конфеты и шоколад для ваших детей!
   Поддавшись на рекламу, Вероника подошла к велосипеду.
  -- Дайте мне вон тот сливочный рожок с шоколадной глазурью, - она заглянула в нутро передвижного холодильника.
  -- Возьмите еще минералки, после сладкого вам непременно захочется пить, - на лице мороженщика играла угодливая улыбка.
  -- Да, хорошо, сколько с меня? - в это время у Вероники зазвонил мобильный телефон. - Слушаю тебя Костик! - но в трубке слышались только шумы и треск. - Перезвони, я тебя не слышу, - и Вероника протянула продавцу сто франков.
   Со второй попытки связь наладилась.
  -- Привет, как ваши дела? - голос принадлежал совсем даже не Медведеву, а какой-то еле выговаривавшей слова девице.
  -- Ничего, - односложно ответила Вероника.
  -- Я вчера на одной обязаловке была. Не тусовка, а сплошной отстой - знать, аристократия. Ни то, что поговорить - выпить даже не с кем.
   По косвенным малозначительным признакам Вероника определила, что на жизнь ей жалуется Хлоя.
  -- Зачем ты вообще туда пошла?
  -- Йохансен надомной подшутила, сказала, что будет шикарная отрывная вечеринка, я и оделась соответствующе. Подъезжаю на своем желтеньком мотороллере, хочу его к забору пристегнуть, а мне - "Давайте мы его поставим на стоянку". Ладно, думаю, прикалываются, поднимаюсь по мраморной лестнице и сталкиваюсь нос к носу со своей троюродной теткой. "Ой, как хорошо, что пришла!", - и цап меня за руку. Час я с ней ходила по всем залам, от бесконечных раскланиваний с послами и министрами, меня чуть не стошнило!
  -- Как же ты из всего этого выпуталась? - сняв обертку с мороженого, Вероника надкусила вафельный рожок.
  -- Симфонический оркестр меня спас, все гости пошли слушать Вагнера, а я на балкон "раскумариваться". Сделала затяжку другую, а по дорожке он прогуливается.
  -- Кто? - Вероника совсем перестала понимать Хлою.
  -- Ваш Вонг!
  -- Тебе наверное с гашиша померещилось, - не поверила Вероника.
  -- Я и сама в начале так решила. Кинула в "глюк" бычок, и пошла промочить горло в бар. Стою себе, пью шампанское, а Вонг в двух шагах от меня черную икру на тост намазывает. Я его для проверки спрашиваю: "Кто дирижер концерта?", а он: "Не знаю, я недавно прибыл" и разворачивает приглашение. Призрак на такое явно не способен. Вонг это собственной персоной, и ни кто другой.
  -- А куда он потом поехал, ты проследила? - Вероника выбросила недоеденное мороженое в кусты, теперь ей было совсем не до сладостей.
  -- Йохансен опять мне все карты спутала. Приперлась в самый неподходящий момент и давай меня соблазнять новым порошком. Я и не устояла. А Вонг, наверное, к вам на виллу поехал, - Хлоя выключила блендер, утренне-обеденный коктейль с бананом, киви, апельсином и ромом был готов.
  
   Костик ехал в Монако против своей воли. Только в Ницце был шанс и возможность расправиться с Вонгом. В городе, где на каждом углу полиция, бомбу уже не заложишь, да и посидеть на крыше со снайперской винтовкой спокойно не получится. Но Веронику всем этим уже было не убедить.
   Она заявила: "Хочешь оставаться в засаде - сиди, а я отправляюсь в Монако!".
   У Медведева не было другого выхода, как сопровождать беременную жену. "Одна она точно дров наломает. Веронику во всем надо страховать и контролировать".
   Под водительским сиденьем Костика лежал разобранный автомат, под пассажирским снайперская винтовка, два пистолета покоились на дне чемодана, а гранаты с патронами в бардаче и в ногах Вероники. Монако ждали лихие деньки.
  
   Беглый осмотр казино и отелей не принес результатов - Вонг в них не появлялся. Хлоя подключила все свои связи в Монако, но и они не помогли. Разочарование было полным и удручающим.
   На нервной почве у Вероники пропал аппетит, а сон превратился в сплошной кошмар, в который страшно было погружаться.
  -- Каждую ночь во сне ко мне является Моник. У нее белое как мел лицо, а глаза красные, налитые кровью. Сестра спрашивает, когда я за нее отомщу. А мне нечего ей ответить. Тогда она начинает так рыдать, что у меня душа наизнанку выворачивается. Я хочу успокоить, обнять Моник, но не могу к ней подойти, ее окружают взявшиеся за руки призраки, и как я не бьюсь, не могу разорвать этот хоровод, - заваривая на кухне Хлои очередную чашку крепкого кофе, жалуется Костику Вероника.
  -- Давай мы сейчас с тобой не торопясь прогуляемся по набережной. Ты расслабишься, успокоишься, кошмар от тебя и отстанет, - Медведев не знал, чем еще он может помочь в данной ситуации Веронике.
  -- Может ей на недельку "соскочить" из реальности. Мне колеса достали - полный улет. Сказка гарантирована! - Хлоя открыла золоченый девятнадцатого века секретер и достала из ящичка пакетик с розовыми таблетками.
  -- Нет, это может сказаться на будущем ребенке. Лучше мы и правда с Костиком пройдемся, - Вероника оставила на потом чашку с кофе.
  
   Стараясь развеселить жену, Медведев шел пред ней на руках, хлопал подошвами ботинок "в ладоши".
  -- Я бабочка, большая наевшаяся пыльцы "махаонистая" бабочка! Посмотри, какой у меня переливчатый красочный узор на крылышках, - он развел ноги в стороны почти до полного шпагата.
  -- Это реклама цирка, а где вы будете выступать? - поинтересовалась, проходившая мимо дурачащегося Медведева со своими послушницами, предводительница монашек.
  -- Здесь на набережной установим шатер, а там будет касса, - Костик показал мыском ботинка на лестницу спускавшуюся к воде. - Вы не боитесь львов, а то мы будем приглашать добровольцев из зала, чтобы они положили голову в пасть хищнику. Вы такая спокойная, рассудительная женщина, как раз нам бы подошли для этого номера, - продолжал лицедействовать Медведев.
  -- Упаси боже от этого! - предводительница перекрестилась, и повела дальше колонну хихикающих послушниц.
  -- Ты ее напугал, - глаза Вероники потеплели. - Она теперь не скоро решится в цирк пойти. Ты бы ей еще предложил поучаствовать в аттракционе по распиливанию тела надвое.
  -- Хорошая мысль, надо догнать монашек, - Костик наконец-таки встал на отвыкшие от хождения ноги.
   Отряхнув ладони от пыли, он обнял Веронику - вдвоем им сейчас было хорошо. "К чему вся эта вендетта? Убивать ради успокоения совести. Так может лучше пойти в церковь, помолиться. Пусть Вонга бог наказывает, а наши с Вероникой руки будут чисты". Своими умиротворяющими мыслями Медведев поделился с женой.
   Вероника, кажется, согласилась, но через пять минут выдала следующее.
  -- Нам непременно надо попасть в дом Али.
  -- С чего вдруг? - вся прогулка Костика пошла насмарку.
  -- Там наверняка должны быть зацепки, где искать Вонга.
  -- Так нас в дом Али и пустят. Ворота запечатаны и на амбарный замок закрыты. А может в особняк уже новый наследник вселился. У Али поди, родственников хватает.
  -- Пока я не попаду в кабинет Али, я не успокоюсь. Костик, ты же у меня талантливый, придумай какую-нибудь хитрость, - в качестве аванса Вероника поцеловала Медведева в щеку.
  -- Ладно, мы туда заглянем, но если мне что-то не понравится, или покажется подозрительным - сразу уходим, - Костик практически неумел, говорить Веронике - "Нет".
  
   С первого взгляда на дом стало понятно, что он давно бесхозный. До того идеально подстриженная изгородь из туй, сейчас выглядела слегка неряшливой, то тут, то там из нее пробивались молодые ветки. Розы возле дома лишенные полива - сникли, красные и розовые листья бутонов опали на клумбу. Плющ, вившийся по фасаду, стремился заглянуть в закрытые окна.
  -- В доме есть сигнализация? - Медведев присматривался к замкам на двери.
  -- А как же, Али на нее тысяч сто потратил.
  -- Может ты, и код знаешь?
  -- Что-то связанное с днем рождения Али. Тысяча девятьсот пятьдесят второй год, месяц апрель, семнадцатое число. Только в какой последовательности он их набирал? - Вероника постучала ногтем по передним зубам.
  -- Шесть вариантов, ни так уж и много, - Костик написал ручкой на тыльной стороне ладони цифры кода.
  -- Но без ключа все это бес толку. Его сначала надо вставить в охранный пульт, и только затем отключать сигнализацию.
  -- Значит, попасть в дом Али нам сегодня ни судьба, - состроил кислую мину Медведев. - Ладно бы мы воровали драгоценности и картины. На все про все нам бы хватило пары минут, и встревоженная сиреной полиция нас не успела бы сцапать. Но рыться в бумагах Али, на это час нужен как минимум.
  -- Ключ был маленький неудобный, Али его вечно терял. Поэтому запасной ключ он хранил в шлеме средневекового рыцаря, что стоит в холле.
   С обратной стороны дома, на втором этаже оказалась не запертой створка окна. Ею Костик и решил воспользоваться.
  -- В той стороне особняка находятся комнаты прислуги, - припоминала планировку строения Вероника. - Чтобы ни запутаться в коридорах, все время поворачивай направо.
  -- На всякий пожарный, прогуляйся пока на противоположную сторону улицы, - Медведев не был уверен в успехе вскрытия дома, потому и отправлял жену подальше от места преступления. "Если что, один по крышам я улизну от полиции".
   Комната, в которую проник Медведев, была завалена и заставлена с пола до потолка древней рухлядью. Здесь были: ушастые каминные кресла, свернутые в рулоны ковры, круглые столики для игры в карты, вазы, люстры, кухонная утварь и еще бог весть что.
   Всматриваться во все это, у Костика просто не было времени.
   Секунд через тридцать сработает сигнализация, и тогда от воя всполошится вся округа. Расталкивая руками вещи, Медведев выбежал в коридор. За ним как за кометой тянулся пыльный шлейф. Вероника дала точную наводку, повернув трижды направо, Костик оказался перед парадной лестницей. Пыль тем временем проникала Медведеву в дыхательные пути. В горле запершило, а в носу завелся маленький щекотунчик. Борясь с предательским чихом, Костик зажал ноздри и, усевшись на широкие деревянные перила, скатился по ним на первый этаж.
   С лева от двери, мигая тревожной красной лампочкой, располагался пульт сигнализации, справа от входа, охраняя покой дома, стоял рыцарь в железных латах.
   Осталось всего ничего, достать ключ и набрать нужную комбинацию цифр. Но в тот момент, когда Медведев поднимал забрало шлема, его потряс первый чих. За ним второй, третий, заслезились глаза. Почти в слепую на ощупь Костик шарил рукой в опилках. Ключ все время ускользал из его пальцев. Тогда Медведев повалил на пол тяжеленного рыцаря и, оторвав ему "голову", вытряхнул из шлема опилки. Об мраморный плиту звякнул ключ. Костик подобрал его и стал судорожно вставлять в замочную скважину охранного пульта.
  -- Что там с тобой происходит? - цепляясь руками за побег плюща, Вероника заглядывала в мозаичный витраж окна.
  -- Все, - вместо успокоительного слова "порядок" Медведев чихнул, в который раз. - А ты, почему возле до..? - и снова фраза сорвалась по вине щекотунчика.
   На исходе была двадцать вторая секунда. Наконец ключ вошел в скважину и повернулся на пол оборота до щелчка против часовой стрелки.
   Силясь разглядеть слезящимися глазами цифры, Костик давил указательным пальцем на кнопки.
  -- Молодец, у тебя все получится, - подбадривала его Вероника.
  -- Я уже перепробовал все комбинации, сигнализация не вырубается!
  -- Не может быть! Али точно родился восемнадцатого апреля тысяча девятьсот пятьдесят второго года.
  -- Ты же вначале сказала, что семнадцатого! - на последнюю комбинации у Медведева оставалось не больше секунду.
  -- Значит, я слегка ошиблась, беременной женщине это простительно, - перед Вероникой открылась исполинская пятиметровой высоты входная дверь "сдавшегося" особняка.
   Державшийся за бронзовую ручку Костик, представлял собою печальное и одновременно смешное зрелище: в волосах путались опилки, серое от пыли лицо прорезали две светлых дороги от обильных слез, рубашку украшали кружева из паутины, а на брюках остались рыжие следы "борьбы" с железным рыцарем.
  -- Ты сейчас похож на доисторическое привидение, не хватает только цепей с кандалами, чтобы бряцать по мраморному полу.
  -- Смейся, смейся, - и Медведев чихнул прямо на Веронику.
  
   Взломщики ни стали ограничивать себя исследованием кабинета - они побывали всюду: на кухне и в столовой, в винном погребе и на непролазном чердаке, в гостиных, каминных и оружейных залах, в спальнях и будуарах. Громадное число предметов было: поднято, передвинуто, перевернуто, переставлено. С периодичностью в пять минут выдвигался или задвигался очередной ящик. Тонны бумаги прошли через кропотливые руки Вероники (Костику в этом вопросе она слабо доверяла).
   Под утро, сморенный усталостью, Медведев заснул в зеленом кожаном кресле, обложенный со всех сторон многостраничными договорами и контрактами.
   Из последних сил боровшейся с зевотой и слипанием век Веронике, удалось "нарыть" сотню зацепок, где искать Вонга. Но все они были связаны с другими городами и странами.
  -- Только на пять минуточек прикорну и сразу продолжу поиски, - пообещала себе Вероника и, подложив под щеку, скрученную в рулон карту Франции, заснула прямо за столом в рабочем кабинете Али на долгих восемь часов.
  
   Выходить из дома до темноты было опасно - соседи могли запросто заявить в полицию о "визите" непрошеных гостей. Но и сидеть сутки голодными тоже неправильно. На кухне из еды была соль да специи.
  -- Разве себя только разделать да пожарить, - Костик закрыл дверцу пустого холодильника. - Вероника проснется, а мне ее нечем накормить, - он спустился в винный погреб.
   Здесь было раздолье для бутылок. Метров на двадцать тянулись стеллажи с белыми, розовыми, красными и шампанскими винами. Медведев ходил между ними и привередничал.
  -- Урожай восемьдесят пятого года для меня слишком молодой, а тридцать второго старый, тогда еще и телевиденья-то не было. - Костик остановился напротив таблички с цифрой тысяча девятьсот шестьдесят девять. - Год моего рождения, то, что доктор прописал, - и он взял пять бутылок разных сортов этого урожая. - Теперь надо найти закусь. Должно же попасться в подвале хоть что-то съедобное.
   За самым древним стеллажом, или как его обозвал Медведев "кислейшим уксусом", на крюке висел окорок, а на треногом табурете лежала головка сыра. Распихав бутылки по карманам, взвалив на плечо окорок и зажав под мышкой кругляш сыра, довольный Костик покинул щедрый на угощения погреб.
   Трапеза за столом с тарелками, вилками, бокалами и аккуратно нарезанными продуктами могла испортить всю атмосферу варварского пиршества - а именно дикими галлами сейчас себя ощущали Медведев с Вероникой. Расстелив в гостиной перед камином ковер, Костик предложил подруге "возлечь с ним у костра".
  -- С удовольствием мой вождь, - вокруг талии Вероники был обмотан персидский платок.
  -- Что будем пить? - Медведев предлагал на выбор любую из пяти бутылок.
  -- Вот это розовое, - Вероника прикоснулась к горлышку бутылки. - Только оно, наверное крепкое?
  -- Сейчас все исправим, - Костик вкручивал штопор в пробку.
   Движение руки на себя, и вот бутылка открыта. Теперь Медведев идет на кухню и нещадно выливает половину бутылки в раковину, оставшееся вино он разбавляет водой из-под крана.
   Чокаясь по поводу и без бутылками и закусывая ломтями окорока и сыра, Вероника с Костиком наблюдали за языками пламени в камине.
  -- Ты все бумаги с документами Али просмотрела? - Медведев ворошил кочергой угли в камине.
  -- Причем дважды, про Монако в них ни слова, - Вероника отрезала от окорока ножом тонкий прозрачный ломтик и положила его на язык.
  -- И я ничего интересного не нашел, - Костику надоело белое вино и, недопив бутылку, он откупорил следующую - красное бужуле было гораздо приятнее. - Разве что фотография, где Али с Вонгом в капитанских фуражках курят трубки на борту яхты. Причем у судна название какое-то заковыристое.
  -- Любопытно посмотреть, - Вероника отправила в камин на растопку двухтомный договор с примечаниями.
  -- Дай только вспомнить, где это было, - Медведев поднялся на ноги. - Кажется в оружейном зале, - и он пошел по лестнице на второй этаж.
   В компанию к фотографии, Костик прихватил из богатой коллекции холодного оружия, арбалет.
  -- Яхта один в один как у Али, - Вероника повернулась к камину, отблески пламени играли на глянцевой поверхности фотографии.
  -- Компаньоны, - небрежно заметил Медведев. - А название "Умеранг", попробуй запомни такое и что оно может значить? Имя, а может это условное обозначение клана триады?
  -- Умеранг, умеранг, что-то больно знакомое, - Вероника потерла борт яхты на фотографии пальцем. - Я поняла, одна буква просто в кадр не попала.
  -- И какая? - занятый устройством арбалета Костик, пытался рукой натянуть тугую тетиву.
  -- Б - "Бумеранг". Вот почему мы Вонга в городе не нашли, он все это время прибывал на яхте.
  -- Хитрый гад, шифруется! - наконец Медведев сообразил, как привести арбалет в боевое положение, с боку на корпусе для этих целей была предусмотрена ручка. Ее то Костик сейчас и накручивал.
  -- Сегодня же ночью подорвем яхту! - Вероника припечатала фотографию ножом к стене.
  -- Ты наверное забыла, вся наша взрывчатка осталась в Ницце, - Медведев вложил в арбалет стрелу. - Нам придется действовать сверх деликатно, - прицелившись, он нажал на спусковой крючок. Тонко запела тетива и со свистом наконечник стрелы вонзился в курившего трубку Вонга.
  
   Ни одно дело в Монако не могло обойтись без Хлои, особенно такое важное, как подготовка к возмездию. Ее "Ролс-Ройс" превратился в передвижную базу заговорщиков.
   У Костика под рукой всегда находилась спрятанная под покрывалом снайперская винтовка. В бинокль из окна "Ролс-Ройса" он осматривал яхты у причала.
  -- Бумеранг кажется вон там, за теми двумя яхтами, - Медведев обозначил сектор поиска биноклем.
  -- Поняла, сейчас подъеду поближе, - Хлоя завела мотор машины.
  -- Ворвемся стремглав на яхту и перестреляем мерзавцев! - Вероника потянулась за пистолетом.
  -- Это очень опасно, - остужая пыл жены, Костик поцеловал ее в затылок. - Во-первых, в охране Вонга не дураки и стрелять они тоже умеют - нам самим может достаться изрядно. А во-вторых, шум пальба, копы так обложат со всех сторон яхту, что не выбраться. Работать надо только с дистанции, - на всякий случай Медведев вынул из пистолета Вероники обойму с патронами.
  
   Посреди ночи на яхте наметилось оживление, зажегся свет на всех палубах, засуетилась прислуга с охраной. На капитанском мостике показался сам хозяин - Вонг.
   Сбросив покрывало, Костик взял в руки снайперскую винтовку. По прямой до цели было метров двести пятьдесят. Вполне убойная позиция, надо только сделать поправку на боковой ветер, чтобы пуля легла точно в цель. Голова Вонга оказалась в перекрестие прицела. Последний раз все проверить, мысленно перекрестится и можно стрелять.
   Но этой ночью на стороне Вонга находилось провидение. Обзор оптике загородила, усевшаяся на мачту соседней яхты жирная чайка.
   Медведеву срочно пришлось менять позицию, за это время Вонг покинул капитанский мостик.
  -- Упустили! - в наказание Вероника вонзила зубы в плечо Костика.
  -- К причалу подъехали две машины, - сообщила Хлоя, - громадный черный джип и красный "Феррари".
  -- Вонг спортивную машину всегда сам водит, считает себя чуть ли не прирожденным гонщиком, - Вероника прервала экзекуцию над мужем.
  -- Похоже Вонг собирается в город, - Медведев потер место укуса.
  -- Поедем за ними! - Вероника за Хлою переключила рычаг коробки автомата в положение "драйв".
   Слова Костика, что преследовать Вонга по улицам Монако, верх авантюризма, их непременно "расшифруют" и передадут в руки полиции, так и остались не услышанными.
   "Ролс-Ройс" надежно приклеился хвостом к паре: джип, "Феррари". Вонг подъехал к казино.
  -- Ночную скуку решил развеять. Я с ним здесь уже была. Вонг тогда проиграл триста тысяч долларов, - Вероника затребовала у Медведева обойму от пистолета обратно.
  -- Можешь ни просить, все равно не дам. В казино нам путь заказан, - в кармане Костика нашлись наручники. Один браслет он защелкнул на запястье левой руки Вероники, а второй браслет, пропустив его через рулевое колесо "Ролс-Ройса" закрепил на правом запястье Хлои.
  -- Как ты смеешь ничтожество, я с тобою разведусь и вообще откажусь рожать тебе ребенка! Освободи меня немедленно! - Вероника пыталась вытащить кисть руки из наручника.
  -- Позже, когда остынете и перестанете геройствовать. Сидите пока так, - Медведев мог быть спокоен, Вероника с Хлоей покинут машину, разве что разломав ее вдребезги. Сам он, нацепив "очки учителя" и приклеив фальшивые усы, пошел в казино - разведать обстановку.
   Не задерживаясь возле бара, рулетки и карточных столов, Вонг сразу скрылся за дверью VIP зала.
  -- Без ста тысяч мне там делать нечего, - наблюдая за охраной босса, оставшейся караулить дверь, Костик разменял пятьдесят долларов на мелкие фишки. - Двоих горилл Вонга я знаю, "общался" с ними на вилле, а вот трое других новые, еще не обстрелянные. Скоро будете себе другую работу искать, - Медведев подошел к рулетке и поставил фишку на красное.
   За час игры Костик умудрился остаться при своих, а вот по выражению лица, выходившего из VIP зала Вонга, можно было определить, что он в "хорошем минусе".
  -- Крупно проигрался, тонн двести не меньше, - Медведев получил назад свои пятьдесят долларов.
   По дороге к выходу он забежал в туалет, справить малую нужду.
   Костик застегивал ширинку, когда распахнулась дверь, и в туалет зашли два охранника Вонга. Что бы его ни заметили, Медведев забрался на унитаз и прикрыл дверцу кабинки.
   Один из охранников проверил, заперто ли окно, а второй нагнувшись, посмотрел нет ли в кабинках кого постороннего.
   "Дилетанты" - наблюдая в щель за действиями охранников, поражался их некомпетентности (при этом изначально рассчитывая на ее) Костик - "им было лень зайти в каждую кабинку".
   Охранники вышли из туалета, теперь их босс мог спокойно облегчится. Вонг занял кабинку через одну от медведевской.
   Костику предоставлялся редкостный шанс, расстрелять Вонга в упор сидящего со спущенными штанами на унитазе. Медведев запустил руку во внутренний карман пиджака, там лежал глушитель, тогда он проверил карманы брюк - нашлась обойма с патронами. Пистолета не было - он остался в "Ролс-Ройсе" у Вероники.
   "Голова моя дырявая! Как я мог забыть оружие?!" - проклинал себя Костик . " А может ворваться в кабинку к Вонгу и размозжить ему голову крышкой от унитаза?", это было единственное орудие нападения, которое наблюдал в туалете Медведев.
   Некстати вспомнился предыдущий опыт общения в Вонгом, когда китаец молниеносным движением выбил пистолет из руки Костика.
   "Я даже моргнуть не успел, как оказался на полу. Вонг все приемы каратэ знает. Сходится с ним в рукопашную нельзя - завалит!", вся боевитость и решительность из Медведева улетучились, осталась одна только трусливая ненависть.
   Закончив свои дела, Вонг спустил воду в унитазе и, сполоснув руки под краном, вышел из туалета.
   У Костика на лбу выступили холодные капли пота.
  -- Обделался засранец! Не мужик ты, а баба! - с досады на себя он больно "боднул" затылком стену.
   О своей промашке в туалете Медведев решил не рассказывать Веронике с Хлоей, "Ни чего, у меня будет другой шанс, ни хуже этого". Он расстегнул наручники скреплявшие в единое целое "узниц" "Ролс-Ройса". Тут же на щеку Костика опустилась жгучая ладонь Вероники.
  -- Это тебе за хамское отношение к жене! А это за Хлою!
   От второй пощечины "ученый" Медведев успел уклониться.
   Вонг тем временем вернулся на яхту.
   Наступала самая неподходящая пора для снайперской засады - утро, а за ним день.
  -- Давайте до обеда поспим, а после вернемся к причалу, - Хлою клонило в сон прямо за рулем "Ролс-Ройса".
   Вонг на "Бумеранге" придерживался того же распорядка. Приказав капитану выйти в море, он убаюкиваемый волнами, заснул под навесом в шезлонге на верхней палубе. Неизвестно что снилось Вонгу, только проснулся он встревоженным. В каюте Вонг собрал своих боевиков.
  -- Ты узнал, где находится сестра этой шантажистки?
  -- После Египта она появилась в Лионе, затем снова пропала и всплыла в Антверпене, - на скуле и лбу телохранителя было несколько отметин от пуль, прошедших через голову на вылет.
  -- Докопалась Вероника до "Галактики порядка". Смышленая, я сразу это понял. Ей дерзости хватит, попытаться мне отомстить. А парень этот русский с ней был? - Вонг перевел свой тяжелый взгляд на другого помощника.
  -- Да, русский увалень ее всюду сопровождает, - лицо второго телохранителя "украшал" шрам на подбородке (именно этих двоих охранников Медведев узнал в казино).
  -- У меня такое чувство, что они уже здесь. Ни кого подозрительного в Монако не заметили? - Вонг, сняв с гайвань крышку, поднес чашку к лиц и вдохнул аромат свежезаваренного зеленого высокогорного улунского чая.
  -- Нет, все спокойно, - заверил босса первый телохранитель.
  -- Нет ничего хуже надменной успокоенности. Тебе кажется, что ты силен и всемогущ, а на самом деле тело дряхлеет и оплывает жиром. Комариный укус, который ты раньше не замечал, теперь может стать смертельным, - Вонг сделал глоток чая. - Разыщите мне Веронику и русского и приведите сюда, я хочу с ними поговорить.
  -- Возможно, понадобятся дополнительные силы, - телохранитель со шрамом на подбородке уже обдумывал каким образом выполнить приказание босса.
  -- Свяжитесь с Ченом, если недостаточно его людей, подключи наших партнеров из Генуи, - Вонг показал рукой боевикам, что на этом разговор закончен, и они могут идти.
  
   Укрывая одеялом, забывшуюся тревожным сном Веронику, Костик дотронулся до ее руки - она была горячей. Тогда Медведев приложил ладонь ко лбу жены - тот просто "пылал" огнем.
  -- Кажется, Вероника заболела, - он принялся искать в антикварных сундучках и ящичках градусник.
   Хлоя нежилась в пенной ванне, в наушниках играла хитовая музыка, а под рукой находился любимый ромовый коктейль. И всю эту идиллию разрушил, ворвавшийся в ванную комнату Костик.
  -- У Вероники сильный жар, температура тридцать девять и два. Срочно нужны антибиотики!
  -- Что? - из-за игравшей в наушниках музыки Хлоя практически не слышала Медведева. - Еще рано выходить из дома, на улице светло, - она по-своему трактовала богатую мимику Костикова лица.
  -- Веронике плохо, ей срочно нужны лекарства! - Медведев сдернул с головы Хлои наушники.
  -- Чуть все волосы мне не выдрал! - поморщилась Хлоя, она была недовольна бесцеремонным поведением Костика в отношении нее.
  -- Ты меня слышишь, Вероника заболела! - теперь Медведев отобрал у Хлои и ромовый коктейль.
  -- Как? Не может быть? Серьезно? - наконец до хозяйки дома дошло, с чего так сбесился Костик.
  -- Откуда я знаю, я же не доктор!
  -- Дай мне телефон, я позвоню знакомому врачу, - встав в ванной, Хлоя смахнула с рук и груди пенные хлопья.
   Доктор пришел через пол часа. Своей косматой шевелюрой и вязаным свитером с оленями и елками, он больше походил на геолога разведчика.
  -- И как давно твоя подруга заболела? - он достал из черного кожаного портфеля стетоскоп.
  -- С утра Вероника еще была полна сил, а теперь вот ей пошевелиться больно, - Хлоя вела доктора через комнаты в дальнюю спальную.
  -- Вот так тебе будет удобнее, - как заботливый муж Костик подложил Веронике под спину дополнительную подушку.
  -- Вы ей что-нибудь давали? - доктор сел рядом с Вероникой на кровать.
  -- Жаропонижающее, - Медведев показал пузырек с таблетками.
   Доктор приступил к осмотру больной. Он измерил пульс, давление, послушал сердце и шумы в легких, проверил, не воспалено ли горло.
  -- Вы беременны? - доктор ощупывал низ живота Вероники.
  -- Да, уже четырнадцать недель, - ответила слабым голосом Вероника.
   Собрав в портфель диагностический инструмент, доктор отвел Костика к окну.
  -- Если не хотите потерять и жену и ребенка, Веронику надо срочно везти в больницу.
  -- Но у нас сейчас нет даже медицинской страховки, - Медведев был почти в отчаянье. После покупки у Брюно арсенала оружия у Костика осталось наличными порядка четырехсот долларов.
  -- Я все оплачу, - присоединилась к разговору Хлоя, судьба Вероники ей была не безразлична.
  
  -- Все будет хорошо, врачи тебя снова поставят на ноги, а наш малыш родится в срок красивым и здоровым, - успокаивая Веронику, Костик гладил жену по волосам.
   Сейчас они находились в приемном отделении больницы.
  -- Хочешь девочку - хорошо, я не буду возражать.
   К ним подошла дежурная сестра.
  -- Сейчас я вас отвезу в палату, - она помогла сесть Веронике в кресло-каталку. - А вы так не нервничайте, наша клиника одна из лучших в Европе, - дежурная сестра достала из кармана халата, и передала Медведеву буклет с красочными фотографиями: операционных залов, всевозможных процедурных кабинетов и комнат для отдыха больных.
   Костик склонился над Вероникой, поцеловать ее на прощание.
  -- Поправляйся котенок, я буду навещать тебя каждый день.
  -- Хорошо, только и ты мне пообещай, закончить начатое. Мне выздоравливать будет легче, зная, что по земле больше не ходит гадина Вонг. Прикончи его милый, - прошептала на ухо Медведеву Вероника.
   Глядя ей в глаза, Костик согласно кивнул.
  
   Второй день подряд "светить" на причале "Ролс-Ройс" было стремно, поэтому сегодня Медведев выбрал другое место для засады. Десятиметровая двухпалубная яхта выглядела малюткой, на фоне "Бумеранга". Воспользовавшись отсутствием хозяев, Костик расположился со снайперской винтовкой на корме яхты. Маскировкой Медведеву служили чехлы с диванов из кают-компании, которые он вывесил перед собой на деревянных поручнях.
   За те три часа, что Костик провел на "посту", Вонг на палубе ни разу не показывался.
   Навестить Медведева на яхту заглянула Хлоя. Она так и курсировала от Вероники на причал и обратно в больницу, по дороге успевая естественно заскакивать в ночной клуб "потусить" и потанцевать.
  -- Наверное, проголодался, я тебе поесть прихватила, - она достала из пакета пару пивных алюминиевых банок, сэндвичи с сыром и пакет с чипсами.
  -- Как Вероника? - Костик отвлекся от окуляра снайперской винтовки.
  -- Врачи ее посмотрели, назначили уколы и капельницу. Сейчас Вероника уже заснула, - Хлоя откупорила банку с пивом. - С утра обещают поставить точный диагноз, - она села на спасательный жилет, который по совместительству служил опорой для снайперской винтовки.
  -- Про операцию ни чего не говорят? - Медведев откусил половину сэндвича. - Ребенку что-нибудь угрожает?
   Хлоя пожала плечами и, раздвинув маскировочные чехлы, посмотрела на "Бумеранг".
  -- Яхта прямо как на ладони. Давай быстрее расправляйся с Вонгом и в "Апельсин", там вечеринка - вау!
  
   Вонг сидел в плетеном кресле, располагавшаяся за креслом блондинка, делала ему расслабляющий массаж плечей.
   Скрипнула дверь, в каюту кто-то вошел. Вонг открыл глаза, перед ним стоял родной брат - Чен.
  -- С тебя тонна кокаина, я нашел Веронику, - оскалился улыбкой Чен, присказка про тонну кокаина была одной из его любимых, он вставлял ее в разговор по поводу и без. - Она сейчас находится в частной клинике, здесь в Монако.
  -- Хорошо, - реплика одновременно адресовалась и брату и блондинке, разминавшей основание шеи Вонга. - А где прячется ее русский дружок?
  -- Пытается тебя убить, - раздвинув жалюзи, Чен посмотрел в окно. - Он на соседней яхте. Стрелок, серьезный такой, винтовку себе с оптическим прицелом раздобыл, - в голосе Чена сквозило пренебрежение к противнику.
  -- Ты его пока не трогай, пусть себя потешит мечтами о расправе, а вот Веронику милости прошу в гости к нам на яхту. Только брат, без своих художеств, ни порти шрамами красивое девичье личико, - Вонг запрокинул голову назад и посмотрел в голубые глаза блондинки.
  -- Боюсь, твое пожелание дорого будет стоить, тонну кокаина не меньше, - Чен снова улыбнулся.
  
   В клинику зашли пятеро человек в белых халатах. Несмотря на ночное время суток глаза каждого из них скрывались за темными очками. Возглавлял группу Чен.
  -- В какой палате сейчас находится Вероника Чечи? - обратился он к дежурной сестре.
  -- Часы посещения давно закончились, приходите завтра с утра.
  -- Вы бы не могли изменить своим правилам, я ее семейный доктор, только что приехал из Лиона. Мне надо ознакомится с результатами ее анализов, - Чен приподнял темные очки.
  -- Без разрешения доктора Стиллера это невозможно.
  -- Может скромный презент, разрешит нашу проблему, - Чен положил перед дежурной сестрой сто долларов.
  -- Нет, - женщина была непреклонна.
  -- А так? - Чен выпустил из руки вторую купюру, и она покачиваясь, спланировала на стол.
  -- Что вы себе позволяете, у нас серьезное уважаемое заведение. Прошу вас покиньте клинику, - дежурная сестра позвала охранника, чтобы он сопроводил до дверей зарвавшегося доктора и его свиту.
   Откинулась пола халата и в руке одного из боевиков Чена, оказался пистолет с глушителем. Три тихих хлопка и безжизненное тело охранника повалилось на пол. Дежурная сестра попыталась закричать, но к ее губам прикоснулось лезвие ножа Чена.
  -- Угомонись, деньги надо было брать, когда предлагали, а теперь веди в палату к Веронике Чечи, - он подтолкнул женщину вперед. - Выполнишь все правильно, получишь в подарок тонну кокаина. Прибери здесь пока, и достань мне кассету из камеры слежения, - отдал распоряжение ближайшему боевику Чен, - я сегодня не очень фотогигиеничен. - Он вынул из кобуры на боку пистолет, и расстрелял объектив камеры.
   "Компания" поднялась на лифте на третий этаж.
  -- Чечи лежит в триста восемнадцатой палате, - в надежде, что ее сейчас отпустят, дежурная сестра показала на дверь.
  -- Проверим, - Чен отвел нож от лица "заложницы".
   В палате горела зеленая настольная лампа, создавая слабое подобие домашнего уюта, в белых и безразличных стенах. На кровати лежала Вероника, к вене на руке была подсоединена капельница.
  -- Не обманула, - похвалил дежурную сестру Чен, - вот тебе приз, - он открыл табакерку с белым порошком. - Не стесняйся, бери, нюхай, - и он показал, как это делать.
   Боясь рассердить бандита, дежурная сестра втянула ноздрями дорожку кокаина.
  -- А теперь, можно я пойду? - с глазами полными слез попросила женщина.
  -- Не торопись, сейчас будет самый сладкий момент, - прислонившись к стене с закрытыми глазами, Чен ловил кокаиновый приход. - А, хорошо, - в блаженстве он потер нос. - У тебя имя есть?
  -- Да, - дежурная сестра отступила на шаг назад к открытой двери, - меня зовут Тильда.
  -- В честь кого же тебя так назвали? Дай я угадаю, наверное бабушки?
   Женщина кивнула.
  -- А в детстве по деревьям ты любила лазить? Я вот обожал, моей любовью был Тарзан. С какой грацией он перепрыгивал с дерева на дерево, а как умело обращался с животными, они слушали каждое его слово. Тильда, ты бы согласилась стать женой Тарзана?
   Женщина замешкалась с ответом, чем навлекла на себя мгновенный приступ ярости Чена. Бандит полоснул дежурную сестру по руке ножом.
  -- Королеву из себя строишь, думаешь, что он для тебя недостаточно хорош?! - Чен вонзил острие ножа женщине в живот. - Ты сама его недостойна! - он еще раз ударил Тильду лезвием в живот.
  -- Не надо, мне больно, я буду женой Тарзана! - дежурная сестра пыталась защититься руками от наносимых ей ранений.
  -- Поздно! - Чен нанес роковой удар женщине в сердце.
   Хрипя, Тильда всем телом навалилась на бандита. Выдернув нож из груди дежурной сестры, Чен отпихнул от себя безжизненное тело.
  -- Тарзану было бы хорошо только со мной, - склонившись над трупом, он собрался изуродовать его лицо ножом, но вспомнил обещание, данное брату. - Вечно он не дает мне самореализовываться. Для настоящей картины нужна еще теплая плоть. - Чену стоило больших усилий, побороть желание выколоть для начала Тильде глаза, а затем ... - он встал с колен и, пошатываясь, подошел к умывальнику. - Я весь в краске, надо помыться, - открыв кран с водой, он намылил руки.
   Все то время, что Чен угощал, разговаривал и истязал Тильду, его сподручные боевики оставались в больничном коридоре, не вмешиваясь в происходящее, но как только главарь закончил умывание, в палату зашли трое бандитов.
  -- Просыпайся, - Чен похлопал Веронику по щекам, - к тебе друзья пришли.
   Прибывавшая под действием успокаивающих лекарственных средств Вероника, даже не пошевелилась.
  -- Прикидывается, - усомнился один из боевиков. - Может ее связать?
  -- А так не справитесь? - Чен выдернул из руки больной иглу, подсоединенную к капельнице.
  -- Сделаем, - пообещал другой боевик.
  -- Вот и везите ее на первый этаж, - Чен набрал номер на сотовом телефоне. - Подгоняй машину.
   В холле приемного отделения, где на полу оставался лежать труп охранника, Веронику перегрузили из кровати в кресло-каталку.
   Из бокового служебного помещения вышел оставленный "заведовать" первым этажом боевик.
  -- Кино раздобыл? - напомнил ему задание Чен.
  -- Да, можешь смотреть, - бандит показал кассету.
  -- А чего она вся липкая? - беря ее в руку, брезгливо поморщился Чен.
  -- Охранники отдавать не хотели, пришлось их пришить, - боевик заменил обойму в пистолете.
   К самому входу клиники задом подъехал черный джип. Сработали фотоэлементы, и стеклянные двери здания плавно разошлись в стороны.
  -- Грузите Веронику в багажник машины, - Чен сел на переднее пассажирское кресло в джипе.
   В это время на дорожке перед клиникой остановился "Ролс-Ройс". В машине находилась шумная компания.
  -- Без меня не уезжать, я скоро, - из "Ролс-Ройса" выбралась Хлоя.
  -- На, возьми с собой, - из окна показалась рука с бутылкой текилы.
  -- Ага, угощу Веронику, - Хлоя была основательно "загружена" алкоголем и "марками".
   Сопровождать ее взялся парень в расстегнутой до пупа рубашке, на груди которого красовался вытатуированный крест.
  -- Ты одна не дойдешь, заблудишься, - при этом парень повернул на "ложную" боковую дорожку.
  -- Так и быть, неси, - и Хлоя запрыгнула ему на спину.
   Из машины послышалось ржание и одобрительное улюлюканье. "Конь" с "наездницей" поднялись по ступенькам клиники. Внимание Хлои привлекла, закрывавшаяся задняя дверца джипа.
  -- Простите пожалуйста, а что вы собственно делаете? - поинтересовалась она вежливо у боевика.
   Тот, не удостоив ее ответом, молча сел на водительское место.
  -- Странные они какие, - пожала плечами Хлоя и повернула "коня-спутника" снова к клинике.
  -- Их надо прикончить на месте, они запомнят нашу машину! - один из боевиков порывался расстрелять из автомата не в меру любопытную Хлою с ее развеселыми друзьями.
  -- Разве на джипе подлинные номера? Нет, - удерживая руку "горячего" стрелка, сам себе ответил на вопрос Чен. - Или у тебя всего один паспорт? Мы честные граждане и законов не нарушаем.
  -- А там, - боевик сидевший за рулем джипа показал головой назад.
  -- Больные шалят. Трогай, меня уже брат с гостинцем заждался, - за приступами звериной жестокости у Чена наступали минуты и часы ремиссии, когда он становился, особенно добродушен.
   Хлоя слезла со спины приятеля, перед ними на полу лежал человек.
  -- Форма как у охранника, - парень поднял синюю фуражку, - набрался поди здорово, прямо в холле заснул.
  -- А здесь еще, - Хлоя заглянула в незапертую дверь служебного помещения.
   Под стеллажом с кассетами покоилось тело охранника. Зайдя внутрь, Хлоя увидела третьего "подвыпившего" охранника, тот в скрюченной позе примостился за дверью. Хлоя похлопала его по плечу.
  -- Текилы не желаете, она вас обязательно взбодрит.
   Охранник еще больше ссутулился.
  -- Он мертвый! - из холла донесся встревоженный голос парня.
   Теперь и Хлоя это заметила, возле каждого из охранников была черная лужа крови, которую она первоначально приняла за пятна пролитого кофе или рома.
  -- Что тут произошло, почему так? - Хлоя хотела спросить об этом дежурную сестру, но ее не было на месте.
  -- Наверное это наркоманы, - себя парень к ним не причислял, повторяя как аутотренинг по утрам - "Я принимаю колеса, порошок и "марки" только в компании, для поднятия настроения и когда захочу, все это брошу. Для меня это не проблема". - Устроили нападение на клинику. Взломали склад медикаментов, а когда их заметили, устроили бойню. Уходить надо скорее, а то еще нас во всем обвинят!
  -- А как же Вероника, я ее должна навестить, - Хлоя пыталась побороть страх перед покойниками, "добрым" глотком текилы. - Джип возле дверей клиники, какого был цвета?
  -- Черный или темно синий.
  -- Правильно, на таком ездила охрана Вонга. Вероника! - и Хлоя, забыв про лифт, кинулась опрометью вверх по лестнице.
   В тот момент, когда Хлоя ворвалась в палату и застав вместо подруги исполосованное тело дежурной сестры (с которой еще два часа назад они так мило беседовали) -- истошно закричала, джип преступников поравнялся с "Ролс-Ройсом".
  
   Пиво было не лучшим средством от зевоты, от него наоборот еще больше захотелось спать. Чтобы не потерять бдительность, Костик щепал себя за руки.
   "Почему Вонг не выходит на палубу, он что спит? Нет, на яхте кругом свет. Значит боится. Но кого? Меня! Неужели мы где-то прокололись, и нас вычислила охрана Вонга? Не может такого быть. Просто я сам себя накручиваю, напридумывал бог весть что", Медведев взял бинокль и посмотрел на причал, там стоял черный джип. Из его багажника трое боевиков выгружали объемный предмет, накрытый сверху одеялом. Руководил действиями знакомый Костику по вилле в Ницце Чен.
  -- И этот долбанный любитель молоденьких мальчиков тут, - Медведев сплюнул за борт.
  
   Вонг с кием в руке обходил бильярдный стол, прикидывая какой шар лучше сыграть в лузу. Формально в партии участвовала еще и блондинка, но ее роль сводилась в основном к неумелому разбитию пирамиды, да смешиванию для Вонга коктейлей.
   В зал зашел Чен.
  -- Тонну кокаина приготовил?
  -- Есть за что платить? - прицелившись, Вонг ударил кием по шару, срикошетив от противоположного борта, тот вращаясь, зацепил шар стоявший возле лузы. Казалось вот-вот и он свалится в сетку, но шар замер на самой границе лузы. - Эх, сглазил, - Вонг погрозил брату кием.
  -- Сейчас все исправим, - склонившись над бильярдным столом, Чен дунул со всей силы на "заговоренный" шар, качнувшись, тот упал в лузу. - Чтобы ты без меня делал брат? Вероника в соседней комнате, привести?
  -- Совсем меня в немощные старики не записывай, двадцать шагов я еще в состоянии сделать, - комично покашливая, Вонг согнул спину и оперся на кий как на костыль. Разница в возрасте у братьев составляла всего четыре года. Вонг распахнул двери в смежную комнату. - Рад, что ты нашла время к нам заглянуть, - он подошел к креслу, в котором сидела Вероника.
  -- Ее в клинике накачали лекарствами, так что она вряд ли тебя слышит, - Чен демонстративно помахал у Вероники перед лицом рукой.
   На это "гостья" даже не моргнула, ее щелочки глаз были обращены в пол.
  -- Ты ее порошком не угощал? - Вонг знал эту слабость брата, предлагать всем встречным отведать кокаина.
   Чен нарочито побожился на статую Будды, годы прожитые в коммунистическом Китае сделали из него конченого безбожника.
  -- Я к Веронике даже не притрагивался, разве что в машине одеялом сверху прикрыл, чтобы ее со стороны не заметили.
  -- Болезнь-то у нее хоть не сильно заразная? - Вонг сел в большое мягкое кресло напротив от "гостьи".
  -- Так ведь ночь, все доктора по домам спят, а дежурная сестра, что мне попалась в клинике, тупа как пробка. Деньги ей не нужны, Тарзан вообще для нее не сексуален....
  -- Дальше можешь не продолжать, - Вонг догадался, чем закончится история брата. - Надо звать мастера Синь-Чже. Может он нам Веронику, хотя бы на пол часа оживит.
  
   Седой китаец в шелковом зеленом халате поклонился всем присутствующим в комнате.
  -- Синь-Чже, наша знакомая неважно себя чувствует, а у нас к ней накопилось столько вопросов. На вас вся надежда, - взяв лекаря за руку, Вонг подвел его к Веронике.
   Минут десять Синь-Чже "колдовал" над больной. В ход шли: иглы, свечи, благовония, мази, настои трав.
  -- В ней слишком мало энергии, чтобы я ее мог вылечить, - признал свое бессилие лекарь.
  -- А то, что в Веронике осталось, можно хоть как-то мобилизовать? - для кульминационной развязки Вонгу нужна была живая, эмоциональная гостья, а не такая "ватная кукла".
  -- Есть одно старое забытое средство, но оно очень опасное, человек от него может умереть.
  -- От смерти даже я не застрахован, делайте свое дело, - Вонг провел по волосам Вероники ладонью.
   Синь-Чже достал из красной коробки стеклянный пузырек с серой горошиной на дне. Отщипнув от нее иголкой крупинку, он смешал ее с жидкостью из другой склянки. К этому зелью он добавил третий порошкообразный ингредиент. Из прозрачного, снадобье медленно превращалось в фиолетовое. Когда над поверхностью жидкости стал подниматься дымок, знахарь накрыл миску крышкой.
  -- Сейчас я ей дам минимальную дозу, но боюсь, что и она для девушки будет велика, - Синь-Чже поднес к лицу Вероники миску и, приподняв крышку, дал вдохнуть паров фиолетового зелья пациентке. - Хватит, - опустив крышку, знахарь поставил миску на стол.
   Постепенно Вероника приходила в себя. У нее изменился цвет лица, порозовели, а потом и вовсе раскраснелись щеки. Зашевелились губы, приподнялись тяжелые веки.
  -- Кто здесь еще? - она смотрела сквозь белую пелену на окружающих.
  -- Тот, с кем ты так желала встретиться.
  -- Вонг!? - узнала по голосу главаря Вероника. - Не иначе тебе дали увольнительную из ада, меня навестить.
  -- Да ты ни как еще грезишь. Проснись, ты находишься на "Бумеранге", у меня в гостях, - Вонг развел руки в стороны, беря в свидетели шикарное великолепие яхты.
  -- Я же была в клинике, в палате, - у Вероники сильно заболел низ живота.
  -- Ты еще Египет вспомни, как вы Али в постели душили, - период благожелательности у Чена подходил к концу.
  -- Да, у меня из-за этого стомиллионная сделка накрылась. Ну да бог с ней. Деньги все равно ко мне вернуться. Ни с востока так с запада, ни с севера так с юга. Земной шар хоть и большой, а круглый. В нем потеряться не возможно. Вот и я вас с Костиком нашел, - Вонг подошел, к собиравшемуся уходить знахарю. - Долго она будет находиться в этом состоянии?
  -- Четверть часа, - печальными глазами Синь-Чже посмотрел на подопечную.
  -- Нам этого мало, - покачал головой Вонг.
  -- Тогда дайте ей еще раз подышать ядом, а лучше верните туда, откуда взяли. В больнице девушку быть может спасут, - поклонившись на прощание присутствующим, знахарь вышел из комнаты.
  -- Что вы мне дали, почему я ни чего не вижу?! - Вероника попыталась встать на ноги, но острая резь в животе сложила ее пополам, и девушка снова завалилась в кресло.
  -- Это уже не важно, - Вонг тронул, стоявшего на столе фарфорового болванчика и тот принялся покачивать головой из стороны в сторону. - Я считал вас троих своими друзьями. Но Моник все испортила, попыталась меня шантажировать. Потребовала пол миллиона долларов. Грозила, если я не заплачу, передать документы полиции. Разве так поступают добрые знакомые? Нет, на такое способны только предатели, а с ними я не торгуюсь.
  -- Подлый убийца! - прокричала Вероника, приступ боли становился все нестерпимее. - Много геройства не надо, изрешетить пулями машину бедной Моник. Она просто хотела сделать нам с Костиком небольшой подарок к свадьбе, а ты пожалел денег!
  -- Не путай просьбу с требованием, я оказываю благотворительную помощь людям, но по своему желанию, а не под давлением угроз. Гибель Моник должна была стать для вас предостережением, одуматься, отказаться от глупых поползновений. Но нет, вам захотелось отведать моей крови - отомстить. Что же давай! - Вонг протянул Веронике пистолет. - Стреляй, ты этого хотела!?
  -- Какого черта, он все равно не заряжен! - отмахнулась от оружия Вероника.
  -- А ты проверь! - продолжал ее искушать Вонг.
  -- Как же, - для больной Вероники пистолет был слишком тяжел, она его еле удерживала двумя руками. Белая пелена так и не отступала от глаз. Вероника различала только очертания людей и предметов. Но она точно знал, что Вонг над ней сейчас откровенно смеется. Направив трясущийся ствол в его сторону, Вероника надавила на курок пистолета.
   Прогремел выстрел. Пуля, чиркнув Вонга по скуле, вошла в стену. Отдача отбросила руки Вероники в сторону, пальцы не удержали пистолет, и он упал на пол.
  -- Что же, ты своим шансом воспользоваться не сумела, теперь моя очередь, - Вонг приложил к ране на лице платок.
   Вероника попыталась подобрать пистолет, но раньше нее это успел сделать Чен.
  -- Добить девку? - схватив Веронику за волосы, он намеревался заехать ей в висок рукояткой пистолета.
  -- Не торопись, - Вонг выкинул намокший от крови платок и взял чистую, смоченную в одеколоне салфетку у блондинки. - Сначала мы пообщаемся с ее русским другом. Вещи Вероники из клиники захватили?
  -- Обижаешь, все здесь, - отпустив волосы Вероники, Чен показал на целлофановый пакет с эмблемой клиники.
  -- Найди, там должен быть телефон, - Вонг позволил блондинке заклеить рану лейкопластырем.
  -- Есть! - высыпав на стол содержимое пакета, и отбросив в сторону ненужный хлам, Чен добрался до трубки сотового телефона. - И что с ним теперь делать?
  -- Загляни в записную книжку, - Вонг сделал паузу, чтобы брат успел разобраться в кнопках телефона, - и узнай номер Костика. А то Вероника сама нам его не назовет. Ведь, правда? - он повернулся к гостье.
   Вероника, завалившись на бок, теряла сознание.
  -- Слабая какая, - покачал головой Вонг. - Дайте ей еще подышать снадобьем Синь-Чже.
  
   На борту яхты происходили странные, если не сказать подозрительные дела. На "Бумеранг" поднялось с десяток боевиков, а еще этот выстрел. Задернутые шторы и жалюзи не давали возможности заглянут вовнутрь. Костик начинал теряться в догадках.
   "Зачем Вонгу столько людей? Он что, готовится к бою? Или решил произвести чистку в собственных рядах? Пристрелил неугодного. А может это всего, пьяные забавы китайца?".
   В сумке с гранатами завибрировал сотовый телефон. Медведев посмотрел на экран - звонила Вероника. " Ей стало лучше, и она попросится, чтобы я забрал ее из клиники".
  -- Але, - нежным голосом сказал он в трубку, - как твое настроение?
  -- Великолепно! - наглый грубый голос принадлежал незнакомому мужчине. - А ты все сидишь, ни как не высидишь. Так можно и простудиться, ветер-то по ночам холодный.
  -- Кто это? Откуда вы взяли телефон Вероники? - с Костика враз слетела вся "интимность".
  -- Попробуй сам догадаться, - усмехнулся голос.
  -- Я тебя знаю? - у Медведева напряглись все мышцы тела.
  -- Да! Посмотри в бинокль.
   Костик бросил взгляд на причал - там ни кого не было видно, тогда от перевел окуляры бинокля на яхту. Одно из окон на верхней палубе было не зашторено. Медведеву махал рукой...
  -- Вонг! - Костик кинулся к снайперской винтовке. - Сейчас за все получишь мерзкая гадина!
  -- Ты мне так рад, что хочешь сразу пристрелить? Это не вежливо. Мы даже поговорить не успели, а нам есть о чем, - Вонг кому-то в комнате махнул рукой, и к окну подвели девушку.
   Серые большие глаза, припухшие розовые губы, золотистые волосы - в это мгновение Вероника выглядела нестерпимо красивой. Глаз, смотревший в прицел, заволокла слеза. Медведев растер ее кулаком.
  -- Отпусти Веронику немедленно! А то я разнесу яхту вдребезги!
  -- Твоя жена при этом первая погибнет. Ты хочешь стать ее могильщиком? Нет, тогда оставь все оружие на месте и поднимайся на "Бумеранг". Это единственная возможность спасти Веронику, - Вонг задернул шторы.
  -- Убью, убью, убью! - в приступе бессильного гнева Костик колотил кулаками по палубе. - Руками, нет, зубами растерзаю Вонга! Мою любимую девочку - Веронику захватил. У нее же жар, температура, а Вонгу на это плевать! Ненавижу! - и Медведев дважды выстрелил из снайперской винтовки поверх яхты Вонга.
  
   Понурый, с опущенной головой Костик шел по причалу. Он смирился, что для него все уже кончено - "Немного неправильно, но пожил. Главное вызволить Веронику!".
   Медведева чуть не сбила с ног Хлоя.
  -- Веронику похитили! Медсестра мертва, охранники убиты, а палата пуста! Надо что-то делать!
  -- Конечно, - Костик продолжал идти.
  -- Ты что, не в себе? Это же "Бумеранг", там Вонг, бандиты! - пытаясь остановить Медведева, Хлоя схватила его за рукав рубашки.
  -- Я знаю, Вероника на яхте, - в глазах Костик сквозила тоска.
  -- Мы ее вместе освободим. А где оружие?
  -- Не надо, я все сделаю один. Так будет лучше.
  -- Это равносильно самоубийству! Беззащитные, вы оба сгинете на "Бумеранге". Очнись, надо драться! - чтобы пронять "броню" апатичности Медведева, Хлоя ударила его в грудь сумочкой.
  -- Вонгу будет достаточно меня одного, Веронику он отпустит.
  -- Еще скажи, что будущий ребенок станет твоим продолжением! К дьяволу жертвенность! Вы мне все нужны! Мы непременно переиграем Вонга! А если ты не согласишься, я тоже пойду и сдамся в руки бандитам, пусть пытают, пусть мучают.
  -- Возвращайся домой, - Костик отпихнул от себя Хлою.
  -- Нет! - она снова ухватилась за рубашку Медведева.
  -- У нас нет ни единого шанса справиться с Вонгом!
  -- Даже одного? - Хлоя взяла лицо Костика в свои ладони. - Ты сомневаешься, значит есть. Мы обязаны им воспользоваться.
  -- Послал же мне бог напарничка! - вздохнув, Медведев посмотрел на небо.
  

ИЗАБЕЛЬ

  
   Тримаран находился в полной боевой готовности. Костику таки удалось в одиночку поставить парус и стащить с берега, при помощи блока лодку в море. Дразня и маня в путешествие, тримаран плавно покачивался на волнах.
   На утро следующего дня шаман наметил отплытие с острова. А сегодня вечером для немногочисленных соплеменников губернатор организовывал последний прощальный обряд, как когда-то во Франции на ферме. "Еще расстроятся, будут переживать. Бог весть, что, обо мне Гарисону наплетут. Лучше я их отправлю к Тусегальпо на вечное жительство. Им там будет хорошо" - шаман "колдовал" над "молоком пробуждения", всыпая в него дополнительные, смертельно-ядовитые ингредиенты. "Уход будет плавным, постепенным, приятным и красивым. Ни кто и не почувствует перехода от жизни к небытию. Надо только не забыть вымазать трупы зеленой краской, чтобы Гарисон поверил, что поселенцев подкосила лихорадка. А себе я воздвигну надгробный камень, где напишу годы жизни и должность. Люди Гарисона побрезгуют раскапывать "заразную" могилу и меня вычеркнут из списка вместе с остальными".
  -- По какому поводу у нас сегодня веселье? - уставший от работы Медведев сел под навесом хижины. - Второй клад нашли?
  -- Пропажу Джека с Сесиль отмечаем, - сострила Гвинет. - Мне кажется, что шаман их прибил. А россказни про схватку с Махиджами, в которой Джек с Сесиль героически погибли - вранье!
  -- Может тогда, турнем шамана с должности и назначим себе нового губернатора, менее алчного и кровожадного - например, тебя, - Костик положил руку Гвинет на колено.
  -- Нет, я на острове задерживаться не собираюсь, - отклонила она почетное предложение. - Получу свою долю золота и на материк.
  -- Плыть вчетвером на тримаране, да еще с грузом, можем перевернуться и потонуть, - прислонившись затылком к тростниковой стене, Медведев протер лицо влажной тряпкой.
  -- Вот губернатора и оставим, пусть руководит своим занюханным островом, он ведь без этого жить не может. А Ребека пусть ему кашеварит. Сладкая парочка из них выйдет. Нет, правда, погрузим мешок с кладом на тримаран и поутру, пока еще нежарко слиняем с Изабель. Ты и я вдвоем, - Гвинет долгим взглядом посмотрела Костику в глаза, стараясь проникнуть в глубь потаенных мыслей будущего "компаньона".
  -- Просто у тебя все получается, возьмем, уплывем. А где золото сейчас находится, мы и не знаем. Захочет ли шаман его вообще кому-нибудь показывать, а особенно делиться, - в свете последних событий с Сесиль и Джеком, Медведев стал задумываться, а не окажется ли он следующим "случайно" сгинувшим островитянином. "Если я хочу остаться цел, с этим сумасшедшим термитником на Изабель надо расставаться!".
  -- У шамана фантазия не богатая, он клад только в пещерах и прячет. Раз я уже золото отыскала и второй найду, а карта подземных ходов, нарисованная в свое время Грапом, мне в этом поможет, - успокоила опасения Костика Гвинет. Кусок пожелтевшего пергамента она пришила к изнаночной стороне юбки, которая сейчас сушилась на веревке.
  
   Перед началом обряда, шаман тайком принял противоядие против "молока пробуждения". "А то, если я сам не пригублю зелья, это покажется подозрительным соплеменникам. Все будет натурально, взаправду, как всегда, кроме финала!" - надев на голову корону из перьев, губернатор покинул хижину.
   Разукрашенный красками Медведев, обнимал ногами барабан, готовый по команде шамана, начать выстукивать "божественный" ритм.
   Глотком из кокосовой миски "молока пробуждения" губернатор оживил в себе первородного змея, который немедленно пустился в пляс. Не жалея ладоней, Костик дубасил по барабану. Описав круг по краю поляны, шаман-змей приближался к соплеменникам, чтобы и они пропитались "молоком пробуждения".
   Не кстати для губернатора, да и всего ритуального процесса, из леса показались нежданные "мстители". Впереди колонны шел Джек. Могучий посох лежал у него на плече. У следовавшего вторым Лейтона, крутился и перекатывался между пальцами по ладони острый нож. Замыкавшая процессию Сесиль, считала своим главным оружием слово. Им то она и воспользовалась.
  -- Ребека, брось миску, в ней отрава! Шаман теперь вас хочет погубить!
  -- Как хорошо, что вы живы, - погружение шамана в первородного змея оказалось не глубоким, в мгновение ока из беснующегося он превратился в привычного, добродушного губернатора. - И Лейтон с вами, замечательно! - он поспешил на встречу мстительным соплеменникам. - Зачем горячится, мы все уладим миром, - тихо, чтобы его не услышали сидевшие у костра Костик, Ребека и Гвинет, сказал шаман. - Вы хотите золото - хорошо, я отдам вам половину, нет, две трети. Мы поделим клад на четверых, а эти перебьются, - губернатор кивнул назад.
  -- Ай молодца, выкрутиться хочешь! Получай! - Джек осенил лоб шамана тяжелым посохом.
   Оглушенный губернатор покачнулся и упал плашмя в песок.
  -- Не сильно зашиб? Ему еще нас в пещеру вести, - Сесиль опустилась перед шаманом на колени, прислушаться, дышит ли он.
  -- Я губернатора только пригладил, к утру очухается.
  -- Раз проблему в деревне уладили, можно тримаран на воду спускать, - Лейтону не терпелось, поскорее отправится на остров к Махиджи, и предаться наконец-таки чревоугодию.
  -- Как скажешь, - послушная дубина Джека во второй раз взлетела с плеча.
   Не ожидавший подвоха от компаньона Лейтон не успел даже шелохнуться, как обрушившийся на макушку посох вогнал его по щиколотку в песок.
  -- Отдыхай, завтра все будет, - улыбнулся Тревол, "уговорить" приятеля остаться в деревне, оказалось легче, чем он думал.
   Лейтон осыпался в песок.
  -- А если я тебе по лбу врежу!? - возмущенная Ребека попыталась отнять у Джека посох. - Развел тут самосуд. Кто тебе дал на это право?
  -- Я же для вас всех старался, - Тревол виновато опустил голову. - Хотел сделать как лучше.
  -- Нам таких благодетелей не надо! - Ребека таки выцарапала у Джека дубинку. - Губернатор на подлость не способен. Он же всегда за интересы племени выступает.
  -- А вот это, это откуда? - Сесиль показала следы от веревок на руках, а так же изъеденную мошкарой грудь и спину.
  -- Да, сволочь он первостепенная, я об этом давно догадывалась. Праздник липовый затеял, - Гвинет с опаской понюхала миску с "молоком пробуждения". - Точно отрава, - она выплеснула зелье в кусты. - Наказать губернатора, кинуть его в болото на растерзание "Бо-бо"! - под маской праведного гнева скрывался хитрый расчет: "Оставить шамана в живых, волей или неволей место нахождения клада он выложит. Что тут начнется! Мама дорогая! Страшно даже представить. А так, губернатор в чреве крокодила, в деревне покой и порядок, я же чинно без конкуренции нахожу в пещере клад и делаю на прощание ручкой Изабель!".
   Гвинет подвел, не прочувствовавший момента Костик.
  -- Не будем уподобляться варварам. Завтра устроим судебное заседание, где выслушаем и губернатора и Джека с Сесиль.
  -- Я уверена, шаман оправдается, а этих двух интриганов ждет суровое наказание! - Ребека погрозила Джеку с Сесиль неподъемной дубиной.
   Проблему отложили, точнее закапали до утра. Тратится на веревки, узлы и охрану сельчане не стали, губернатора просто закапали по шею в песок. Голову же сверху прикрыли плетеной корзиной.
  
   Ночью Медведева разбудила Гвинет.
  -- Дурак ты Костик, все дело испортил!
  -- Эта новость могла подождать и до завтра, - позевывая, Медведев перевернулся на другой бок.
  -- Нет, теперь тянуть нельзя, надо сейчас идти, - Гвинет вытащила из-под головы Костика подушку.
  -- Куда, зачем? На дворе темень.
  -- В пещеру, за золотом! Факелы я уже приготовила.
   Выждав, когда в лесу скроются Медведев с Гвинет. На поляну выбрался дикобраз. Обнюхав пропитанные "не съедобным" раствором хижины, он направился к аппетитной корзине, брошенной не далеко от костра.
   Неторопливо хрумкая плетеными прутьями, дикобраз пополнял запасы питательных веществ в организме. Сюрприз, поджидавший внутри корзины - испугал грызуна. На дикобраза зло смотрел главный враг - шаман.
   Губернатор с час назад как пришел в себя, и теперь старался выкопаться из песка. Ему удалось продвинуть кисть правой руки вдоль тела на уровень живота.
   Отступивший назад и ощетинившийся длинными иголками дикобраз, ждал дальнейших действий врага. Но убедившись, что кроме испепеляющих взглядов и чертыханий шаман ни на что не способен, грызун вернулся к недоеденной корзине.
  -- Пошел прочь! Я тебе задам скотина! - губернатор плюнул в дикобраза.
   Животное ни осталось в долгу. Повернувшись спиной, дикобраз махнул хвостом, и в лицо шамана вонзились десятки острых игл.
   Превозмогая нестерпимую боль, губернатор стиснув зубы, зарычал как раненный тигр.
   Дикобраз счел за лучшее ретироваться в кусты: "Ну его, обидится. Завтра снова на меня организует охоту. Зачем мне это надо? Пусть все остается как прежде".
   Но сам того не подозревая грызун запустил маховик смерти. Болезненные, но не более того иглы оказались пропитанными "молоком пробуждения". До встречи с корзиной и шаманом, дикобраз успел полазить по кустам, на которые Гвинет вылила зелье. Грызуна отрава не проняла, а вот губернатору для спасения необходимо было снова принять противоядие. Только шаман всего этого не знал, а то бы он позвал сердобольную Ребеку и толстуха выполнила любое его приказание.
   Губернатор плавно погружался в небытие, воспринимая это за последствия болевого шока. "Сейчас все пройдет, голова перестанет кружиться, я выберусь из песка и снова стану правителем острова" - в последние секунды жизни из сознания шамана совсем выпала золотая тема.
   А вот за кем она следовала неотступно, или они за ней - Костик с Гвинет бродили по пещерам, разыскивая клад.
  -- Это крыло мы проверили, - Медведев перечеркнул крест на крест пальцем часть карты. - Теперь давай пойдем сюда.
  -- Там студеное озеро, вряд ли губернатор, с его больными суставами полез бы в воду. Золото с брильянтами должно быть здесь, - Гвинет показала факелом в другом направлении.
  
   Сесиль раньше остальных проснулась в деревне. День предстоял грандиозный: выпытать у губернатора месторасположение клада, достать золото из пещеры, отвлечь пожаром внимание соплеменников, а самой, то есть с Джеком сесть на тримаран и отчалить на материк.
   Выглянув в окно хижины, Сесиль зажмурилась, подставляя лицо первым утренним лучам. "Погода сегодня тоже за меня" - потянувшись, она встала с кровати.
   Легкому беспорядку на поляне Сесиль не сразу придала значение. Сначала она сходила на море умыться, и только по возвращении в деревню, Сесиль отметила непорядок. Корзина, прикрывавшая голову шамана, валялась сейчас в пяти метрах от него, причем сильно пострадавшая.
  -- Что здесь происходило ночью? - Сесиль подошла к засыпанному губернатору. - Тебя что, пытали? - она выдернула из окоченевшего лица шамана иглу дикобраза. - Очнись! - запястье прикоснулось к холодной щеке. - Чтоб меня, губернатор мертв! - Сесиль брезгливо одернула руку.
   Свежая новость ошарашила Джека, от услышанного он даже свалился с кровати.
  -- Ты уверенна? Может, шаман спит?
  -- Я еще ни того! - Сесиль трясущейся рукой покрутила возле виска. - Покойника от живого отличить могу.
  -- Кто это сделал? - Тревол второпях пытался просунуть обе ноги в одну штанину шорт.
  -- Почем мне знать, у нас вся деревня убийца на убийце.
   Первым в душегубы был записан Лейтон, его не оказалось под навесом хижины Ребеки, куда его вчера положили "отдыхать".
  -- Исколол губернатора иголками, тайны все выведал и утек! - Сесиль всматривалась в следы босых ног на песке.
  -- Не Лейтона почерк, тот бы шамана на куски порезал и замариновал. Здесь явно прослеживается извращенная женская рука, - Тревол начинал задумываться, уж не дурит ли его Сесиль, замордовавшая ночью губернатора до смерти, а теперь сваливающая ответственность на других. "Сама нынче хвасталась своими восточными корнями. Чингисхан в юбке! Если подозрения подтвердятся, я Сесиль сам запытаю. Одна хочет с острова сбежать стерва!".
  
   Посох Джека, напрочь лишил Лейтона вчерашних воспоминаний. Он не помнил ни встречи возле баобаба с Треволом и Сесиль, ни обещаний свезти его на тримаране на остров к Махиджи, ни "похода" на деревню. Осталось одно ощущение, что он не сделал, чего-то важного. "Поспать? Не-то! Тогда поесть? Возможно, я голодный?" - Лейтон почесал урчащий живот. "Вспомнил, я куда-то хотел попасть!?".
  
  -- Ребека на месте, а этих двух нет, - Сесиль вышла из хижины Гвинет.
  -- От кого угодно я мог ожидать подвоха, только не от Медведева. Он же на золото плевать хотел, когда я ему предлагал поделить клад пополам.
  -- А я себе, что-то подобное и представляла, - Сесиль сейчас жалела, что не того выбрала себе компаньона. "С Костиком мы бы уже уплыли с острова. А теперь, где их искать?". Последней вопросительной мыслью она поделилась с Треволом.
  -- В само подземелье соваться бес толку, подкараулим их у входа, - Джек подбирал себе в зарослях новый посох.
   При воплощение в жизнь намеченного плана, нарисовались осложнения в виде дополнительных ходов и выходов из лабиринта.
  -- И возле какого из них ждать? - Сесиль посветила солнечным зайчиком от зеркала в глубь пещеры. - Не бегать же от пролома к пролому.
  -- Лишние замуруем! - Тревол принялся обрушивать проход в подземелье, ударами посоха.
  
  -- На верху гроза, или мне показалось? - до Костика докатилось далекое эхо диверсионных работ Джека.
  -- Порода наверное где-то обрушилась, - как Гвинет не пыталась избежать встречи с подземным озером, но кроме него "приличных" мест для тайника в лабиринте и на карте Грапа не осталось. " И не лень было шаману с мешком золота сюда переться!?" - она ступила ногой в холодную воду.
  

МАТЕРИК

  
  -- Вонгу надо предложить обмен, - Хлоя подпоясывалась связкой гранат.
  -- Что на что? У нас ни чего нет! - стараясь не попасть в поле зрения боевиков с соседней яхты, Костик по-пластунски подполз к оставленной на корме снайперской винтовке и, ухватив ее за приклад, потянул на себя.
  -- Зато на "Бумеранге" есть. Родственничек Вонга как раз сгодится, - одних гранат Хлое показалось мало, и она дополнительно вооружилась пистолетом.
  -- Чен? Его не захватить, на яхте слишком много охраны, - укрывшись с винтовкой за капитанской рубкой, Медведев поправил сбившийся прицел.
  -- У тебя есть предложение получше?
  -- Нет! - Костик отрицательно покачал головой.
  -- Чего мы теряем? Жизнь - так ты со своей уже успел попрощаться, а моя - бог бережет непутевый гуляк и пьяниц. Не дрейфь - прорвемся. Нападем с двух сторон на "Бумеранг", затеем пальбу, а там, одному из нас удача да улыбнется сцапать извращенца Чена, - и все это Хлоя собиралась провернуть при помощи пяти гранат и пистолета.
  -- Ты хоть раз в человека стреляла? - спросил Медведев, словно он этим целыми днями и занимался.
  -- Да, когда играла в пейндбол, - Хлою распирала решимость.
  -- Все понятно, останешься здесь, - в отличие от себя, рисковать другим человеком Костик не мог. - Вот тебе снайперская винтовка, ляжешь здесь, - он взломал дверь в капитанскую рубку. - По моей команде откроешь огонь по окнам на "Бумеранге". Только прошу, не поднимай голову.
  -- А как же я буду целиться вслепую? - Хлоя нежно, как любовника погладила ствол винтовки.
  -- Особая меткость тут не важна, пару стекол на яхте разлетятся, этого будет достаточно. Главное Вонг решит, что я все еще здесь и усиливать охрану "Бумеранга" не станет. Этим-то я и воспользуюсь.
  -- Шикарно придумано! - от восхищения Хлоя поцеловала Медведева в губы.
  -- И еще, когда выпустишь вторую обойму, уходи с яхты, - Костик перекинул через борт веревочный трап. - Берег близко, доплывешь, - он расстегнул пуговицы на рубашке.
  
  -- Что с нашим гостем? - Вонг неторопливо потягивал коктейль из стакана. - Почему его до сих пор нет на яхте?
  -- Костик не купится на ваши дешевые уловки, - пелена, застилавшая глаза Вероники, меняла свой цвет. Из дымчато-белой она превращалась в розовую.
  -- Получается, он тебя не любит. Своя шкура ему дороже семейных обязательств - разделять радости и печали вместе с тобой. Со страха Костик, наверное, уже Монако покинул, - Вонг намеренно провоцировал Веронику. Ему доставляло удовольствие смотреть, как она мучается, терзая свою душу.
   К брату подошел Чен.
  -- Русского у самого трапа перехватила девка, я ее в клинике видел, и они снова вернулись на яхту.
  -- Эта игра мне начинает нравиться все больше и больше. У Медведева есть характер. Что же, померимся силами. Отряди человек четырех к яхте, пусть блокируют парочку с берега.
  -- Можно, мои люди их убьют? - на крышке табакерки кредитной картой Чен выравнивал кокаиновую дорожку.
  -- Не опошляй интимный момент, Костик сам должен неистово возжелать своей смерти. А я только снисходительно выполню его просьбу, - Вонг взял в руку телефон Вероники.
  
   Отфыркивая воду, Медведев толкал пред собой спасательный жилет, на котором лежали завернутые в целлофан: гранаты, пистолет и автомат. В ночной темноте не было видно, как Костик подплывает к борту "Бумеранга".
   Нарушая шелестящую монополию волн, голос подал сотовый телефон. Перестав грести, Медведев извлек трубку из пакета.
  -- В чем проблема, тебе не нравится наша компания? - поинтересовался Вонг.
  -- Нет, отпустите сначала Веронику, а затем я обещаю сдаться, - Костик прекрасно понимал, что требует невозможного. Но ему необходимо было выгадать переговорами для Вероники, мирных минут пять. За это время Медведев рассчитывал забраться на яхту.
  -- Твоя подружка совсем плохая и если ты не поторопишься, она тебя может и не дождаться, - и Вонг поднес трубку к лицу Вероники.
  -- Костик, если ты меня любишь, уходи с яхты пока еще не поздно. Пусть хоть один из нас останется в живых! - через боль и стенания попросила она.
  -- Что с твоим голосом, тебя что пытают? - у Медведева сердце кровью обливалось, слушать измученный голос Вероники.
  -- Напротив, мы ее поддерживаем в сознании. Но возможности организма не безграничны. Даю тебе две минуты, чтобы подняться на "Бумеранг", иначе пострадаете не только вы вдвоем, но и та малохольная, что сейчас с тобой на яхте, - Вонг поставил жирную точку в разговоре, вырубив связь.
  -- Бедная моя Вероника, как же тебе сейчас плохо. Ну, потерпи еще немножко, я тебя освобожу из плена, и мы снова поедем в клинику. Где тебя обязательно вылечат, а я буду денно и нощно сидеть подле твоей кровати, угадывая любой каприз: икры так икры, цветов так цветов, скажешь луну или солнце и их достану. Ты только потери родимая я уже рядом, - с мольбой на устах Костик подплыл к борту "Бумеранга".
   Теперь предстояло подняться наверх. Медведев посмотрел по сторонам. Одна из гирлянд иллюминации провисала почти до самой воды. За нее-то Костик и ухватился. Упираясь ногами в борт и перебирая руками хлипкий "канат", Медведев вскарабкался до уровня нижней палубы. Темный иллюминатор машинного отделения был наглухо задраен. Костик хотел разбить его локтем, но передумал - "Слишком много шума, меня могут вычислить!", и он продолжил путь наверх.
   Вдоль перил средней палубы прогуливался охранник.
   Выждав, когда тот скроется за поворотом, Медведев перебрался через борт. Следом за собой Костик вытянул за веревку из воды целлофановый пакет с боеприпасами.
   Слева послышались шаги.
   "Охранник возвращается!" - Медведев поспешил спрятаться за сложенными у стены шезлонгами. "Только бы он не заметил!" - молил Костик, чтобы охранник прошел мимо.
   На беду, боевик поскользнулся на мокром следе Медведева. Выругавшись по-своему, охранник посмотрел под ноги. Отпечатки босых ног на палубе вели от перил к столам, зонтам и шезлонгам. Боевик решил узнать, чтобы это значило. Достав из кобуры пистолет, он подошел к стене.
   За шезлонгами, с заранее поднятыми руками, на корточках сидел Костик.
  -- Я здесь оказался совершенно случайно, в темноте перепутал яхты, - вставая на ноги, нелепо оправдывался Медведев.
   Боевику, этот мокрый, трясущийся, испуганный человечишка, показался совсем даже не опасным. " И из-за этого клопа Вонг такой шум поднял? Его даже прихлопнуть противно!" - он поманил дулом пистолета Медведева на себя. "Пусть босс с ним сам разбирается, я свою задачу выполнил".
  -- Как ваша яхта называется - "Бумеранг"? - продолжал прикидываться дурачком Костик. - Значит моя там, через одну, - и он показал головой направо.
   Охранник невольно направил свой взгляд в ту сторону. В это же мгновение Медведев ткнул пальцами боевика в горло. Захрипев, тот схватился руками за шею, стараясь безуспешно вдохнуть воздуха. Воспользовавшись упавшим на палубу пистолетом, Костик нанес удар вороненой рукояткой в висок охранника. Хрустнули кости черепа, и боевик завалился на стол.
   "Я его убил!" - Медведев открыл кровавый счет трупам. "Это была самооборона, еще секунда и он бы сам меня застрелил. Во всем Вонг виноват! Зачем он похитил Веронику? Зачем изрешетил Моник? Нет, я всего лишь хочу спасти свою любимую девочку!". Костик разодрал зубами целлофан и извлек из пакета автомат. "Сухой, не намок" - он вставил магазин в автомат, остальные рожки с патронами Медведев распихал по мокрым карманам брюк, туда же отправились и гранаты. Для трофейного пистолета была позаимствована наплечная кобура мертвого охранника, а второй пистолет заткнут за пояс. Заметая следы преступления, Костик спрятал тело боевика за шезлонгами.
   "Порядок!" - для верности Медведев придвинул к стене стол, на который "облокачивался" охранник.
   Каюта, в которой держали Веронику находилась на палубу выше. Но попасть туда без боя было проблематично, возле трапа дежурил очередной охранник.
   Костик навинтил на пистолет глушитель. Немая мольба: "Господи помоги!", негромкий хлопок и вот уже Медведев прячет за свернутой в рулон теннисной сеткой второе тело.
   Поднявшись по трапу, Костик одним глазом заглядывает на верхнюю палубу. Здесь столько вооруженных боевиков, что в пору пускать в дело автомат. Медведев передергивает затвор. "Скольких я положу за раз? Двоих, ну троих, остальные успеют укрыться. Завяжется перестрелка, Вонг поймем, в чем дело и убьет Веронику. Нет, надо действовать по-другому". Тут Костик вспоминает про оставленную с миссией на соседней яхте Хлою. Набрав номер, он прикрывает трубку ладонью, чтобы его не услышали окружающие.
  -- Как у тебя настроение, не страшно? Вот и славно. Сними винтовку с предохранителя, как я тебе показывал и стреляй. Нет, не волнуйся, в меня ты не попадешь и в Веронику тоже. Удачи, скоро свидимся!
  
   Хлоя, как послушная ученица сняла винтовку с предохранителя и выставила ствол оружия в открытое окно капитанской рубки.
  -- Что там мне категорически запрещалось делать? Поднимать высоко голову. Ну так я чуть-чуть, - и она прильнула к окуляру прицела.
   Наметив себе цель, связку красных воздушных шаров на корме яхты, Хлоя нажал на спусковой крючок. Пуля же себе нашла другую мишень, пробив обшивку "Бумеранга" она застряла в деревянном изголовье кровати одной из кают.
  -- Мало шума получилось, - Хлоя осталась недовольна первым выстрелом.
   Сжав покрепче винтовку она сделала поправку влево и выше. Со звоном разлетелось окно на средней палубе.
  -- Есть! - обрадовалась Хлоя, и расстреляла в том же духе всю обойму.
  
  -- Мало того, что он урод недоделанный, так еще и косой, попасть толком не может! - на всякий случай Вонг укрылся за спинкой высокого кресла. - Из наших кого-нибудь ранило?
  -- Сейчас выясню, - Чен направился к двери.
  -- Засуетились, думали Костик сам к вам в руки придет! - злорадно улыбнулась Вероника. Нестерпимая боль, донимавшая ее последний час - отступила. Сошла с глаз и розовая пелена. Вероника понимала, что это последние минуты ее жизни. Она пристально посмотрела на Вонга. - Молись, Медведев все равно ни кого не пощадит. Это со мной он был человеком, а с вами... У него же тайга и дикость в крови.
  -- И ни таких обламывали, пальцем щелкну и от соседней яхты даже якоря не останется, а уж твоего муженька и подавно, - важно заявил Вонг, но его глаза, не выдержавшие взгляда Вероника говорили об обратном - главарь действительно занервничал.
   Чтобы показать свою силу, он поднес миску с зельем к лицу Вероники, но фиолетовая жидкость, утратив смертельную силу, перестала клубиться парами.
  -- Даже это ты сделать не можешь, - откинув голову назад, Вероника засмеялась. - Бери веревку мыло и вешайся, - ее смех задушил кашель, а за ним и кровавая мокрота.
  
   Хлоя знатно подсобила Костику. После точных попаданий пуль в стекла кают, охрана побежала на другую сторону яхты, смотреть: "В чем дело?".
   Медведев беспрепятственно поднялся на верхнюю палубу. "Ребята явно не служил, их бы в наш батальон". По ходу движения Костик расправился двумя выстрелами из пистолета с "шальным" боевиком, выбежавшим из спортивного зала.
  
   Хлоя заглянула, а затем и понюхала пустую обойму, убеждаясь, что в ней не осталось патронов.
  -- У меня же вторая была! - она подняла сумочку, под ней "пряталась" запасная обойма. Хлоя вставила ее в винтовку. - Как же они смешно машут руками и бегают по палубе, - она смотрела в прицел. - Подстрелю вон того, а то раскомандовался, - перекрестие снайперской винтовки остановилось на Чене.
   Хлоя произвела выстрел.
  
   Пуля задела самое ценное, что было у Чена - табакерку с кокаином. Порошок просыпался белым облаком на головы боевиков.
  -- Кто видел, откуда стреляли? - Чен извлек изуродованную табакерку из нагрудного кармана рубашки.
  -- Оттуда, - один из охранников показал на корму соседней яхты, где продолжали висеть, забытые Костиком маскировочные мебельные чехлы.
   Чен выхватил из кобуры пистолет и расстрелял всю обойму, в дразнившие как матадор быка тряпки.
  -- Нет оттуда! - другой боевик показал на нос яхты.
  -- Убейте его немедленно, где бы он не прятался! - в гневе Чен отобрал автомат у ближайшего охранника и начал палить направо и налево по корпусу вражеской яхты.
  -- Но Вонг сказал взять русского живым! - возразил охранник со шрамом на подбородке.
   Это была его последняя фраза - Чен расстрелял охранника в упор.
  -- Кому еще не понятна моя просьба? - он приставил ствол автомата к груди следующего боевика.
  -- Я чего, сделаем! - испуганный охранник перестал дышать.
  -- Тогда вперед! - и Чен запустил "пустой" автомат в сторону "предполагаемого" Медведева.
  
  -- Вот холера, сейчас влипну! - Хлоя отпрянула от окуляра винтовки. - Они что, обиделись? Я же только хотела пошутить! - подхватив с пола сумочку, она на корточках, как ее учил Костик, стала выбираться из капитанской рубки.
   В это время на яхту обрушился беспорядочный огонь. Дурные и шальные пули свистели у Хлои над головой, справа и слева. Одна из них "ужалила" девушку в голень правой ноги, которая тут же подвернулась и Хлоя упала на пол.
  -- Ой, меня убили! - ломая ногти, она поползла на руках к выходу. - Нет, кажется, я еще жива! - Хлоя уже наполовину выбралась из рубки.
   Срикошетив от барометра, ей в руку вонзилась вторя пуля.
  -- Как больно! - Хлоя зажала ладонью рану на предплечье. - У меня вытечет вся кровь!
   Еще две пули застряли в теле.
  -- Я хочу жить! Помогите! - Хлоя зарыдала.
   Спасительный трап находился от нее в каких-то пяти метрах, но сил доползти до него не осталось. Кровавая лужа расползалась по палубе.
  

ИЗАБЕЛЬ

  
   Подземное озеро изобиловало острыми и скользкими камнями.
   Костик то спотыкался, то поскальзывался, уходя под воду с головой. Его пыталась поддерживать Гвинет, но и она не лучше Медведева держалась на ногах. С грехом пополам парочка кладоискателей выбралась на противоположный берег грота.
  -- Сейчас бы костер развести, - мечтательно заметил Костик, выжимая на себе низ футболки.
  -- Хорошо бы, - стучала зубами Гвинет.
   Так трясясь в обнимку, они просидели на краю озера с четверть часа.
  
  -- Сколько еще ходов осталось? - Джек дубиной "замуровал" очередной лаз в подземелье.
  -- Не знаю, может один, а может и все десять, - какие знала ходы, Сесиль уже показала. - Надо попробовать у птичьего гнездовья, там порода мягкая, капать легко.
  -- Тогда чего мы ждем, пошли к гнездовью, - неутомимый Тревол взвалил дубину на плечо.
  
  -- Золото может лежать под теми камнями, - Костик посмотрел назад.
  -- Больше негде, - согласилась Гвинет.
   "Что я буду делать со своей долей клада на материке?" - роясь в грунте, обдумывал свое дальнейшее житье-бытье Медведев. "Вернусь в Россию к родным, заведу пивной или аптечный ларек. Куплю деревянный дом за городом. Сестра, наверное, совсем уже взрослая стала - вышла замуж, родила детей. А старший брат, ему, наверное, уже за сорок - как в жизни устроился, кем работает? Мать с отцом - что с ними, здоровы ли, не болеют?", - рука наткнулась на парусиновый мешок.
  -- Нашли! - радостно закричала Гвинет. - Золото наше! - она энергичнее заработала руками, откидывая из ямы в озеро камни с землей.
   "В Камнегорске меня, наверное уже забыли", переставший капать Костик, прислонился к стене. "А Едвига помнит? Когда-то мне клялась в вечной любви. Разыскать ее в Польше, или Египте и жениться. Боюсь Едвига уже занята, ведь больше восьми лет прошло".
  -- Помоги! - Гвинет хлопнула аморфного Медведева по плечу. - Клад упирается, идти не хочет, - она изо всей силы тянула мешок из ямы. - Ну ничего, вдвоем мы его одолеем.
   Костик взялся за мешок с другой стороны - "А если предположить, что Вероника не погибла в той заварушке на "Бумеранге" и сейчас воспитывает нашего сына в Лионе. Как она его назвала? Как меня или по-другому? Сын наверное, уже скоро в школу пойдет". Глубоко внутри в Медведеве проснулось забытое и вытравленное Гарисоном, чувство нежности. На глазах навернулись слезы. Стесняясь своей слабости, Костик закрылся от Гвинет рукой.
  -- Посмотри, мне идет? - шею, руки и пальцы Гвинет унизывали: колье, бусы, браслеты, перстни, кольца.
  -- Сущая небожительница, - хлюпая носом, оценил прикид Медведев.
  -- А ты чего расклеился, простыл что ли? - Гвинет заметила мокрые следы на щеках Костика. - Ничего, на материке мы тебя в два счета на ноги поставим. Если надо лучших врачей наймем.
  -- Я в порядке, не надо докторов, - лицо Медведева снова приобрело грубый и диковатый оттенок.
  -- А вот я не откажусь, кожу на лице подтянуть, липосакцию живота и бедер сделать, - Гвинет потрогала жировую складку на боку.
  
   Если верить карте Грапа, за поворотом должен был находиться выход из подземелья. Но вместо этого Костика с Гвинет там поджидал темный тупик.
  -- Может карту по-другому перевернуть? - Медведев подтянул, вечно сползавший с плеча мешок с золотом.
  -- Все правильно, на потолке копоть от факела осталась, - Гвинет показала на темную полосу, тянувшуюся по своду пещеры. - Вон, и порода рыхлая, - она растерла ком земли в ладони.
  -- Выходит это оползень, - Костик отступил назад.
  
   Шагу нельзя было ступить, чтобы не вляпаться в птичьи удобрения. Джек с Сесиль исследовали серые скалы.
  -- Нет здесь входа, мы уже все излазили, - Сесиль вытирала испачканные руки о пробивавшуюся из-под камня траву. - Костик с Гвинет теперь навечно останутся в подземелье, так же как и наш клад. Пропала моя счастливая богатая жизнь и элитный бордель, а все из-за тебя Тревол. Зачем надо было обрушать последнюю пещеру? Устроили бы засаду там. А теперь..! - в сердцах она пихнула Джека в бок локтем.
   Легкого тычка оказалось достаточно, чтобы пошатнувшийся здоровяк, покатился кубарем вниз. У подножья скал Тревола "нагнала" дубина, отправившаяся в полет вслед за хозяином. Звук от соударения был таков, словно в бетонную стену врезался многотонный грузовик.
   Не в силах смотреть на печальный финал компаньонства, Сесиль зажмурила глаза - "А ведь так все хорошо начиналось. Какие радужные перспективы сулило будущее. Как же я теперь буду действовать одна, без грубой физической поддержки?".
   Но рано она списала со счетов Джека. Потрогав симметрично "развивавшиеся" на затылке и лбу шишки, Тревол подал голос.
  -- Вот же он тоннель!
   " С умирающими так бывает, они улетают по тоннелю в светлые райские дали" - Сесиль восприняла слова Тревола, как рассказ о переходе в загробный мир. Она открыла глаза.
   Джек здоровехонький сидел на камне.
  -- Ход здесь внизу находится, - он показал сломанной дубиной на пожухлые кусты.
   "Для умирающего у Тревола слишком дурацкое и радостное лицо. Живой остался?!" - проверяя свою догадку, Сесиль помахала Джеку рукой.
  -- Ты что больная или глухая? Спускайся, я тебе говорю, засаду будем организовывать, - Тревол выдернул из песка, оставленные для прикрытия пещеры шаманом колючие кусты.
  
   Догорал последний третий факел, а просвета в конце лабиринта так и не намечалось. Не помогала даже карта. Уставшие Костик с Гвинет, путались в поворотах, плутали на одном месте, забредали в тупики, наконец, возвращались на исходную позицию как им казалось (хотя это бывала совершенно другая развилка или расщелина, в противоположном крыле лабиринта) и возобновляли путь "строго по карте".
  -- Я потерял правую сандалию, - пожаловался Медведев, сгибавшийся под тяжестью клада.
  -- Нашел о чем жалеть, да я тебе на материке целую сеть обувных магазинов куплю, - охотно пообещала Гвинет, лишь бы только Костик не повернул назад за сандалией.
   Через пол часа Медведев уколол подошву правой ноги о медную пряжку сандалии.
  -- Нашлась моя обувь! - обрадовался он, засовывая босую ступню в "беглянку-сандалию".
   Еще минут через двадцать, когда факел сказав протяжное - "Фиють!", окончательно погас, встал вопрос о привлечении потусторонних сил, в дело спасения из лабиринта.
  -- Кому в таких случаях молился шаман? - вымотанный блужданием Костик, сел на мешок с золотом.
  -- Тусегальпо конечно, - буркнула Гвинет, ей было жалко сгоревших бесцельно в пламени третьего факела своих юбок (футболка и шорты Медведева, пошедшие туда же были не в счет).
  -- А может еще подземным духам? - Костик боялся, что один Тусегальпо ни справится.
  -- Чего гадать, без зелья заклинания все равно не действенны, - Гвинет натянула до колен оставшуюся у нее из одежды футболку.
  -- Я все же попробую, - из "табурета", Медведев приспособил мешок с золотом в "алтарь", встав перед ним на колени.
   Смесь из: "Отче наш", Сур Корана слышанных от Марселя и вакхических песнопений из репертуара шамана, разнеслась по пещерам. Все это сопровождалось крестными знамениями, челобитьем, целованием клада и жертвенным закапыванием золотых монет в землю.
  -- Сколько ты монет из мешка взял? - в полной темноте Гвинет была лишена возможности, контролировать "не целевое" расходование золота.
  -- Две, - соврал Костик, в земле уже покоилось пять монет - "Задабривать, так задабривать духов!".
  -- Одной бы хватило, - проворчала Гвинет.
   Закончив ритуал, Медведев стал ждать сигналов, намеков, знамений и откровений от Тусегальпо и его сподручных.
  -- Бес толку твои старания, - устав от тишины, заявила Гвинет. Смутный образ обтянутого кожей иссушенного скелета, обнимающего мешок с золотом - заставил ее поежиться.
  -- Нет, слышишь шут? - Костик превратился в одно большое ухо-локатор.
  -- Скорее всего, это летучие мыши копошатся, - на удачу Гвинет уже и не рассчитывала.
  -- А хоть бы и они! Из пещер мыши должны выбираться, не могут же они целыми сутками висеть вниз головой голодными на скалах, - Медведев старался точнее определить, в какой стороне находится источник шума.
  
   На самом деле голосили не летучие мыши, а Сесиль.
   У подножья птичьего гнездовья их с Треволом повстречал Лейтон, вспомнивший, наконец - "Что же он такое забыл сделать?". Оскорбленные, вчерашней изменой, чувства Лейтона взывали к немедленной расплате над Джеком и Сесиль.
  -- Я вас пожалел, с баобаба снял, есть даже не стал, а вы меня кинули! - Лейтон достал из чехла острый нож.
  -- Разве один день что-то решает? Поплывем сегодня на остров к Махиджи, - наигранно миролюбиво во все лицо улыбался Джек, мыском ноги пододвигая к себе "огрызок" дубины.
  -- Да, только дождемся Костика с Гвинет, поговорим и в путь на тримаране, - ласковыми прикосновениями Сесиль старалась задобрить дикаря.
   Но Лейтон, оттолкнув ее, ринулся на Тревола.
   Выпад ножа Джек парировал дубиной. Второй взмах лезвия рассек Треволу левое плечо. Третий снова пришелся на деревяшку, где и застрял намертво по самую рукоятку. Поножовщина перешла в драку с последующим падением на камни. Каждый придерживался своей стратегии на победу: Джек, обхватив могучими ладонями шею противника, старался лишить того кислорода, Лейтон же в противовес большими пальцами рук пытался выдавить Треволу глаза. Вокруг них с криками бегала Сесиль, стараясь разнять дерущихся. Она то вступалась за проигрывавшего Лейтона, дубася Тревола по спине, то переходила на сторону вот-вот лишащегося зрения Джека, кусая за руки Лейтона.
   В это время из пещеры показались Костик с Гвинет.
  -- Что здесь за безобразие происходит? - щурясь после кромешной темноты, спросил Медведев.
  -- Свои дела, не будем им мешать, - освоившаяся на свету первой Гвинет, потянула Костика в сторону.
  -- Но Джек мой друг! - уперся на месте Медведев.
  -- На Изабель все друг другу собратья по несчастью. Каждому помогать - устать можно. Сесиль задом покрутила, мужиков спровоцировала, вот они и дерутся. Ничего серьезного, у Лейтона с Треволом силы скоро кончатся - дебоширы и угомонятся, - Гвинет стронула с места "праведника" Костика.
   Эта маленькая сценка у входа в пещеру, осталась совершенно незамеченной: Джеком, Лейтоном и Сесиль. Троица всецело была поглощена побоищем.
   Не в силах терпеть боль, Тревол разжав "стальные тиски" ладоней, перехватил большие пальцы Лейтона, вошедшие в глазницы здоровяка "почти что до мозгов".
   Оторвав от земли тяжеленный камень, Сесиль решала, кому из двух отдать предпочтение: "Лейтон в плане клада хорош - с ним золотом можно вообще не делиться, так, подарить что-нибудь блестящее. Но зато во всем остальном - втемяшил себе в голову "диетическое питание" из Махиджи. Если я ему не раздобуду на ужин аборигенов, Лейтон чего доброго меня съест! С другой стороны Джек, во мне кулинарной достопримечательности не видит, а вот с золотом и тримараном может нагреть! ". Выбор пал, точнее камень, на макушку Лейтона.
   Людоед-диетолог "клюнул" носом Тревола в щеку, прохрипел: "Не дело!" и завалился в высокую траву. Неожиданно одержавший победу Джек, выхватил из рук Сесиль камень и с остервенением набросился на бессознательно лежащего Лейтона, нанося тому разящие, сокрушительные удары.
   Когда приступ звериного бешенства прошел и Тревол посмотрел кругом, то не узнал ни местности, ни тела под ним. Сочная зеленая трава окрасилась в бурый цвет, ветки кустов поломались, а вместо головы у Лейтона был фарш с костями. Джек отполз в сторону.
  -- Попей, - Сесиль протянула ему скрученный пальмовый лист, наполненный водой из лужи.
  -- Здоровый гад был, чуть меня не поборол, - половину воды Тревол отправил в рот, а оставшейся смочил красные как у рака глаза. - Берег, скалы вижу, а вот собственные руки туманно и тебя тоже расплывчато, - он попытался встать на ноги, но оказалось, что Лейтон успел задеть во время драки ножом, не только плечо Джека, но и бедро левой ноги. Рана была глубокая, проникающая, так что на ногу больно было ступить.
  -- Сиди смирно, сейчас я тебя перевяжу, - на бинты Сесиль пожертвовала подол своей юбки, от чего та стала походить на украшающие трусы бахрому.
  -- Всю засаду испортили, теперь ее надо по новой выстраивать, - сокрушался Тревол, подбирая себе по росту подходящий костыль-рогатину.
  -- Набирайся сил, я сама, - Сесиль вкапывала в песок изгородь из сухих колючих веток.
  -- Пойду, умоюсь, - Джек направился к морю.
   Не успел Тревол зайти в прибой и по колено, как его позвала назад Сесиль.
  -- Я не помню, раньше так было или это новое? - она показала на черный отпечаток ладони на скале у входа в пещеру.
  -- А ты потри след, - омывая тело в волнах, посоветовал Джек. - Чем пахнет?
  -- Сажей, - Сесиль поднесла испачканный палец к лицу.
  -- Значит свежий, мы с тобой костер не разводили, - чистый и обновленный Тревол вышел на берег.
  -- Кто же это тогда, Махиджи? - ко всем напастям Сесиль сейчас только туземцев не доставало.
  -- Скорее Костик с Гвинет, - Джек был прав на все сто, к скале прислонялся, выходя из пещеры Медведев.
  -- Прозевали, не может быть!? - в миг взбудораженная Сесиль, вскарабкалась на утес скалы. - Поблизости их не видать.
  -- Значит уже далеко ушли, - с пессимизмом в голосе констатировал Тревол.
  
   Не без основания опасаясь погони, Костик с Гвинет, что есть сил бежали к деревне, только вот их родимых, в телах золотодобытчиков осталось на пол "апчхи!".
   Медведев через каждые сто метров, бросал мешок на землю, тяжело дыша, ложился на него сверху и заявлял.
  -- Пристрелите меня как загнанную лошадь, а не мучайте дальше!
   Шедшая на подкошенных ногах впереди Гвинет, оборачивалась и просила потерпеть еще немножко.
  -- Мы уже почти дошли, два перехода и покажется деревня.
  
   На счастье скорость преследователей была не намного выше.
   Здоровая и полная сил Сесиль летела вперед как горная лань, а вот израненный Тревол еле ковылял.
  -- Поднажми, золото упустим! - бесилась Сесиль. Ей хотелось бросить Джека на берегу - "Но тогда всю грязную работу придется проделывать самой!", и Сесиль ждала, когда Тревол черепашьим шагом доползет до нее, чтобы снова кинуться вперед.
  
   Как не поливала водой песок Ребека, края ямы все равно осыпались вовнутрь.
   Со слезами на глазах женщина откапывала окоченевший труп шамана.
  -- Оклеветали тебя бедного, в заговоре обвинили, а сами. Ночью, втихаря, воспользовавшись беспомощностью губернатора, запытали его до смерти, - Ребека поцеловала шамана в фиолетовые распухшие губы.
   Уложив, извлеченное из ямы тело губернатора на пальмовые листья, Ребека накрыла его сверху красным саваном (единственной в этот день постиранной тряпкой).
  -- Мошки не беспокоят? - спросила она у трупа, подтыкая под него края савана. - Вот и хорошо, - ответила сама себе Ребека. - На закате я тебя со всеми почестями сожгу на костре. Извини, только обезьяны я достать не смогу. Зато свинью выберу самую жирную. Тусегальпо жертвой останется доволен.
   Поделиться скорбью в деревне Ребеке было не с кем - всех поглотила золотая лихорадка. Она еще раз обошла хижины, в надежде, что хотя бы один поселенец одумался и вернулся в деревню - нет, чудес не бывает.
  -- Мне может тоже золото не помешает, но я себя так безобразно не веду, - Ребека наводила порядок в хижине шамана. - Дележ клада должен производится на основании проведенных на Изабель лет. За каждый год пять килограммов золота. А так же учитывать пользу, приносимую племени. Я вот, сколько горбатилась, работала, готовила. Если все сложить и посчитать, мне полагается половина клада! - Ребека вытащила из-под кровати ящик-гроб. - Весь в пыли, - покачав головой, она протерла крышку влажной тряпкой, - и замок не заперт, - Ребека хотела защелкнуть навесную дужку замка, но неожиданно над повседневной организованностью взяло верх женское любопытство.
   Она откинула крышку ящика - на дне лежало двуствольное ружье. Ребека боязливо взяла его в руки - "Вдруг выстрелит!". Осмелев, она приложила приклад к плечу.
  -- Бах! - дотронувшись кончиком указательного пальца до курка, она с имитировала выстрел. - Какая же сила в оружии, - окончательно расхрабрившись и "распоясавшись", Ребека зарядила ружье картечью. - Довольно быть покорной, пора устанавливать на острове другие отношения. Куда отправятся с золотом Сесиль, Джек или кто там еще? К тримарану, море вплавь не преодолеешь. Там-то я их и встречу, - и повесив на плечо ружье, Ребека зашагал к берегу.
  
   Отправляться на материк, хоть и с мешком золота, но без одежды было как-то не прилично. Поэтому Костик с Гвинет "на секунду" и завернули в деревню. Отсутствие Ребеки впопыхах списали на свиней.
  -- Гоняется за ними по лесу, - роясь в вещах Сесиль, безапелляционно заявила Гвинет.
  -- Оставим Ребеке хотя бы хрустальный череп, она заслужила, - своих вещей у Медведева на острове не осталось, поэтому он в свою очередь воспользовался гардеробом губернатора.
  -- Жирно ей будет, - Гвинет примеряла белую кофту, расшитую красными розами, - хватит с нее десятка монет.
   Костику подошли впору брюки в синюю полоску, лимонного цвета пиджак с вышитым на нагрудном кармане гербом гольф клуба и коричневый вельветовый берет, какие носили художники в конце девятнадцатого, начале двадцатого века. Наряд Гвинет выглядел не менее эффектно: к кофте с розами добавилась бархатная розовая юбка, черные туфли на тоненьких шпильках-каблуках, клетчатый черно-белый жакет и кокетливая зеленая шляпка с вуалью.
  -- Хоть сейчас вступай в высшее общество, - Медведеву было жалко трепать лимонный пиджак, грязным парусиновым мешком, но выхода не было - волочить за собой золото, себе дороже, растеряешь треть клада. Костик взвалил мешок на плечо.
   Оставив на крыльце ребекиной хижины "плату за проживание" - десять монет, Гвинет утопая каблуками в песке, последовала за Медведевым.
   Тримаран приветливо помахивал флажком на мачте золотодобытчикам.
   "Прощай Изабель", начала заранее прощаться с островом Гвинет, "многое мы вместе пережили. Из дикой непригодной для житья тюрьмы, ты постепенно превратился в милый, хотя без некоторых удобств, но все же дом. Я тебя буду помнить всегда!".
   Идиллическую пастораль оборвала Ребека.
  -- Далеко собрались голубчики? - она направила двустволку на Костика с Гвинет. - Еще и вырядились как попугаи в брачный период. Это же пиджак шамана, - опознала она вещь.
  -- Губернатору он все равно больше не пригодится, а мне ходить не в чем, - Медведев поправил лимонный воротник.
  -- Не успело тело шамана остыть, как вы уже его имущество делите, - Ребека сдула со лба закрывавшую прицел прядь волос.
  -- Ты тоже зря времени не теряла. Ружье губернаторское присвоила, - всегда имевшая небольшое моральное превосходство над Ребекой, сейчас под прицелом двустволки Гвинет чувствовала себя неуверенно - "Пугает, конечно, не выстрелит. А вдруг чихнет и ненароком нажмет на спусковой крючок?!".
  -- С вами по-хорошему нельзя, только силу понимаете. Джека с Сесиль устранили, и меня обойти хотели. Не выйдет, а ну кидай сюда мешок! - прикрикнула на Костика Ребека.
  -- Зачем пороть горячку, тримаран исправен, ветер попутный, втроем запросто уплывем, - Медведев прикрылся мешком с золотом, как бронежилетом от картечи.
  -- Опять хотите, чтобы все было по-вашему. Я одна поплыву!
  -- Но ты же с парусом не справишься, - продолжал ее урезонивать Костик.
  -- Да,?! - почесав нос о приклад, задумалась Ребека. - Хорошо, ты отправишься со мной, - подойдя к Медведеву, она подтолкнула его к тримарану ружьем.
  -- А как же я? - напомнила о себе Гвинет.
  -- Деревня в полном твоем распоряжении, свиней накорми, ужин приготовь, - коряво пошутила Ребека.
  -- Ах ты шамановская подстилка, я сейчас тебе все глаза выцарапаю! - взбешенная Гвинет, позабыв про опасность, попыталась вырвать из рук Ребеки ружье. - Тебя же трахали только из сострадания. Посмотри на себя, свиньи в загоне и то опрятнее!
  -- Зато мои мужья не дохли как мухи. На острове троих извела. А на материке сколько их было: десять, пятнадцать, двадцать? Змея! - хамством на хамство ответила Ребека.
  -- Бочка с салом! Тебе фитиль вставить в ..., - тут Гвинет употребила непечатное слово, - свечка получится!
  -- А твоего яда нацедить, да в море вылить, вся рыба вплоть до материка кверху брюхом всплывет! - Ребека пнула соперницу в колено.
  -- Драться?! - поморщилась от боли Гвинет. - Получай! - ее острый каблук вонзился в ступню толстухи.
   Перетягивая друг у друга оружие, пинаясь, ругаясь и плюясь, склочницы закружились "в ритме вальса" по берегу.
   Костику стоило вмешаться во все это безобразие но: во-первых, было жалко клубного лимонного пиджака - "Как пить дать порвут дикарки!", а во-вторых, все те же силы - "завода на день" в Медведеве осталось только погрузиться на тримаран, поднять парус, да отчалить.
  -- Не слушай Гвинет, - сидя на мешке, он пытался успокоить Ребеку словесно, - ни какая ты не толста, просто слега в теле, многим мужчинам это нравится. А ты Гвинет ни капельки не похожа на змею - сладкий персик, да и только.
   Говорят, что раз в год и палка стреляет, а уж заряженное взведенное ружье и подавно.
   Споткнувшаяся вовремя кружения Ребека, судорожно сжала пальцы, обхватывавшие приклад, прихватив "за компанию" спусковой крючок.
   Огонь, дым, грохот спаренного выстрела. Прошитая картечью в песок упала Гвинет, ее нарядная белая кофточка стала одного красного цвета, что и вышитые розочки.
  -- Вот что значит, заранее попрощалась, - взгляд ее немигающих глаз был обращен в бездонное синее небо. - Липосакция, подтяжка кожи, - до последнего вздоха Гвинет мечтал вернуть былую красоту.
   С расстояния двадцати шагов Костик не мог определить, но и с Ребекой не все было в порядке - из ран на ее лице сочилась кровь. Подойдя к ней, Медведев забрал у женщины ружье. Один из стволов был разорван в клочья в районе приклада. Получалось так, что правый залп картечи достался Гвинет, а левый приняла на себя Ребека. Старое ружье шамана за годы островной жизни пришло в негодность.
  -- Тебя сильно задело? - Костик не нашел ни чего лучшего, как подуть на раны, словно они легкие царапины, затянущиеся сами собой.
  -- Пустяки, - отстранилась от назойливого "лекаря" Ребека, - голова только кружится, - она пошла по направлению к тримарану. - Золото будем делить по справедливости. Половину мне, половину Тусегальпо, половину шаману, а тебе Костик, чего уж останется, - ухватив за край мешок с кладом, Ребека поволокла его за собой по песку.
   Каждый следующий шаг, приближавший толстуху к тримарану, становился короче и неувереннее предыдущего. И вот золото окончательно застопорило Ребеку на линии прибоя. Пошатываясь, она обернулась назад, посмотреть: "Что же ее сдерживает?".
  -- Непонятно? - не найдя "коварного" препятствия, удивилась Ребека. - Все в порядке, - собрав последние силы, она дернула мешок на себя.
   Но со стороны Медведеву показалось, что все наоборот, это золото пытается оттащить Ребеку от берега. Перетягивание закончилось падением толстухи в песок.
  -- У меня в цирке такая же пантомима была, только вместо мешка, я укрощал рояль, - опускавшийся перед Ребекой на колени Костик, еще не понимал, что толстуха уже мертва.
   Оба залпа шамановского ружья угодили точно в цель.
  

МАТЕРИК

  
   Выскочив из укрытия, Костик приставил ствол автомата к виску Чена.
  -- Если, хоть один из вас дернется, я размозжу ему голову! - пригрозил находившимся тут же рядом на палубе боевикам Медведев.
  -- Да я тебя на куски порежу! - Чен попытался полоснуть ножом, по сжимавшей его горло руке Костика.
   Не намеревавшийся шутить Медведев, прострелил плечо неугомонному противнику из автомата.
  -- Черт! Гад! Сволочь! - закричав от боли, Чен выронил из руки нож. - Что ты сделал? Я ранен!
  -- Потерпишь, - Костик снова ткнул дулом автомата Чена в висок. - Где твой брат? Зови его! Вонг выходи, а то я пристрелю твоего ублюдка!
  -- Ты не отличаешься разнообразием, - прикрываясь шеренгой боевиков, из каюты вышел Вонг. - Второй раз приходишь ко мне в гости и второй раз угрожаешь оружием. Что там у нас - пистолет? О! На сей раз целый автомат! - скривил рот в жиденькой улыбке главарь, на Медведева смотрело с два десятка разнокалиберных стволов.
  -- Отпусти Веронику! - готовый в любую секунду открыть огонь Костик, переводил взгляд с одного боевика на другого.
  -- Сначала ты моего брата, - выдвинул встречное условие Вонг.
  -- Нет, я уберу автомат от черепа Чена, только после того, как Вероника сойдет с яхты на берег, - чтобы на него неожиданно не напали сзади, Медведев прижался спиной к стене.
  -- Что тебе, отдай эту дрянь, - нервно подрагивая, попросил брата Чен. Ему необходимо было срочно принять лекарства - "тонну кокаина!", - ей жить минуту осталось.
  -- Ты мучил Веронику?! - указательный палец Костика стронул с места курок автомата.
  -- Всего лишь привел ее в чувства, можешь убедиться, - Вонг показал на открытую дверь каюты.
   Прикрываясь Ченом, Медведев подобрался к двери.
  -- Если это западня, я .... Мне терять нечего! - Костик заглянул в каюту, там, в одном из кресел сидела Вероника. - Детка, а вот и я, - обратился он к жене, но Вероника на это не ответила. - Тебя знобит, температура? - продолжая держать Чена на мушке, Медведев все ближе подходил к креслу.
   Склонившись головой к подлокотнику, Вероника "спала" - по крайней мере, так думал Костик.
  -- В Монако хорошие доктора, они тебя в три дня на ноги поставят, - выпустив из "объятий" заложника, Медведев опустился перед Вероникой на корточки. - Ты снова будешь радоваться жизни, - Костик бережно убрал с лица Вероники волосы. - Сладкая моя просыпайся, нам пора идти, - он поцеловал жену в губы, те были еще теплые.
   Со стороны набережной послышался протяжный вой сирен, к месту преступления спешила полиция.
  -- Нас теперь ни кто не тронет, - Костик ни когда не любил Веронику сильнее, чем сейчас. Его чувство не вмещалось ни в груди, не в городе, не даже на планете Земля - целой вселенной ему было мало. На глазах навернулись слезы, а дыхание прервалось вовсе. Медведев не мог налюбоваться на чистый одухотворенный облик Вероники. - Вы с Моник два ангелочка, - он поцеловал жену в кончик носа, затем в закрытые веки, лоб, шею - "Вероника не умерла, она просто крепко заснула, чтобы пробудиться в другой, лучшей следующей жизни, где нам будут благоволить звезды". - Наша новая встреча состоится в ясный погожий день на площади. Мы с первого взгляда узнаем друг друга, - Костик положил голову Вероники себе на грудь.
  -- Что же ты медлишь, стреляй! - освободившийся из медведевского плена Чен, споткнувшись, упал на пороге каюты. - Хватит уже представления! - он гневно посмотрел на брата.
  -- Нет! - по мнению Вонга, мгновенная смерть от пули была слишком легким наказанием для Костика. - Пусть он повесится от безысходности в тюремной камере, ведь за убийство пяти человек, включая ту малохольную снайпершу с соседней яхты и собственную жену, Медведеву полагается пожизненное заключение. Если Костик действительно так горячо любит Веронику, как он это сейчас демонстрирует, то он должен вымаливать у смерти "индульгенцию", забрать его с собой.
  -- Дай, я хотя бы отрублю ему ногу! - не унимался кровожадный Чен, размахивая перед собой, неизвестно откуда взявшимся тесаком.
  -- Не шуми, Веронику разбудишь, - убаюкивая на руках жену, Костик приложил указательный палец к губам, - у нее сегодня был слишком тяжелый день.
  -- Изрублю как скотину! - с ревом на Медведева кинулся Чен.
   Не меняя выражения лица и интонации голоса, напевая Веронике колыбельную, Костик продавил до упора курок. Автомат выплюнул из ствола короткую очередь, отбросившую Чена к окну.
  -- Ххх, - толи Чен хотел, что-то сказать, толи просто хрипел.
   Понять это Вонг не успел - агония брата была слишком короткой.
   "В чем проблема? Где я просчитался? Почему идеально разыгранная партия - сорвалась? Обманувшись, я принял Медведева за человека, а он всего лишь одомашненное животное, ходящее на двух ногах".
  -- Уберите его! - отмахнулся от Костика Вонг, словно речь шла о мусоре.
   С первой, разбившей плафон люстры пулей, в Медведеве включился, неподвластный сознанию инстинкт самосохранения. Подхватив тело Вероники на руки, он выпрыгнул в противоположное окно каюты. Осколками разбившегося стекла Костику посекло лицо и руки, заряд свинца насквозь пробил легкое.
  -- Я тебя им не оставлю! - принимая на спину очередные пули, Медведев перекинул через борт яхты Веронику. - Мы будем вместе покоиться на дне, - истекая кровью, он прыгнул в воду.
   Раскинув руки в стороны, Вероника медленно уходила на глубину. Ее чудные длинные волосы переливались золотом. Теряющему сознание и жизнь Костику показалось, что любимая открыла глаза и, посмотрев на него нежным взглядом, сказала - "Тебе еще рано ко мне!".
  

ИЗАБЕЛЬ

  
   Преследователи наконец-таки настигли беглецов.
   Опережая хромого и медлительного Джека, к тримарану летела Сесиль.
  -- Попались! От нас не уйти! - она погрозила Медведеву "пустым" револьвером (два последних патрона неумеха Сесиль, потеряла, проверяя барабан - но об этой неприятности кроме нее ни кто не знал).
   Костик сидел в двух шагах от мешка с золотом, и безучастно смотрел на море.
  -- Сдавайся, руки вверх! - Сесиль пихнула стволом оружия Медведева в бок.
  -- Зачем? - обескуражил ее вопросом Костик.
  -- Так полагается, - не нашла ничего лучшего для ответа Сесиль.
  -- Если тебе золото, то бери, - Медведев кинул в мешок с кладом камешек.
  -- Странный ты какой-то, - Сесиль покрутила стволом револьвера у виска, - представься мне такая возможность, я бы одна точно сбежала.
  -- Славный был дележ, - над мертвой Гвинет склонился Джек.
  -- Ребека тоже окочурилась, - переступив через труп толстухи, Сесиль остановилась у вожделенного мешка с золотом.
  -- Осторожно, Костик мог сверху подложить в мешок ядовитую змею, - Тревол считал показное равнодушие Медведева притворством - "Вон как он с бабами расправился. Бац-бац и нету!".
   В раз напуганная Сесиль, отправилась в кусты за палкой, дабы не стать жертвой укуса змеи.
  -- А я то дурочка, чуть не попалась на уловку, - она кончиком сучковатой палки развязывала узел.
   За пять минут ей удалось ослабить веревочный узел. Дальше распутывание пошло легче, пара ловких движений палкой и вот уже веревка спадает с мешка. Золотую гору стерегло свернувшееся змеей рубиновое ожерелье.
  -- Мое! - отбросив палку в сторону, Сесиль запустила руки в мешок с кладом по локти. - Красота неописуемая. Ущипните меня немедленно, я сплю! Если все это продать с аукциона, мне не то, что на один бордель, на целую сеть публичных домов денег хватит!
  -- Смотри, только, как Костик от счастья не рехнись, - Джек оторвал от бархатной розовой юбки Гвинет полосу материи, израненному телу требовались новые повязки.
  
   Стало уже традицией заглядывать напоследок в деревню. Тревол с Сесиль тоже завернули к хижинам. Только в отличие от Медведева с Гвинет, пышные наряды их мало занимали.
  -- Сколько плыть до материка, не известно, поэтому надо запастись пресной водой и едой, - Джек достал из кладовой Ребеки: остатки риса, сушеную рыбу, банку консервы.
   Чем будет питаться остающийся на острове Костик, ни кого не занимало - "Захочет жить - выкрутится".
  -- Мои сундуки тоже надо захватить, - распрощаться навсегда с накапливаемым годами "богатством" Сесиль была не в силах.
  -- Их везти на материк - тримаран потопим, - куда больше Тревола занимал сейф шамана, ключи от которого как всегда "хранились" у барахольщицы-сороки Сесиль.
   Десятиминутные препирательства привели к взаимному компромиссу.
  -- Меньше не могу, - Сесиль снизила "аппетит" до одного сундука.
  -- Да барахло это все, куда тебе столько ракушек, бус, гребней? А семь зеркал - рук и глаз не хватит смотреться, - продолжал по инерции возмущаться Джек, в душе уже смирившийся с тем, что на берег придется тащить сундук с хламом.
  -- Ни чего ты не понимаешь, я ими стены своего будуара обделаю. Воспоминания об Изабель будут у меня всегда перед глазами, - наконец Сесиль передала Треволу ключ.
   Ожидания оказались богаче реальности. В сейфе Джек нашел конституцию, книгу с записями, судебные акты и постановления, чернила, печать, сто долларов, триста евро в мелких купюрах, бутылку из-под рома с остатками первача и пачку сигарет.
  -- Главное, ни одного завалящего паспорта, только справки, - разочарованный Тревол, сел рядом с открытым сейфом на пол. - В крупный город сразу соваться нельзя, - Джек откупорил пробку и приложился к бутылке с банановой самогонкой. - Хотя, и в маленьком поселке или деревне, заложат полиции за милую душу, - Тревол затянулся сигаретным дымом. - Определенно, в городе, в толпе людей затеряться легче. Цветом кожи, я почти уже не отличим от местных аборигенов, а крестьянскую робу выменяю на берегу, на перламутровые бусы Сесиль, - он допил первач, спрятал деньги и сигареты по карманам, отряхнул шорты и вышел из хижины губернатора.
   Поверх сундука уже образовалась целая пирамида Хеопса, а Сесиль все подносила и подносила вещи.
  -- Оставь микроскоп Костику, он умных у нас, бабочек будет изучать, - Джек принялся спихивать с сундука, все, что не было связано с провиантом.
  -- Мы же от скуки погибнем в плаванье без литературы, - Сесиль отряхнула от песка "забракованный" журнал.
  -- А то ты ее на Изабель читала? - хмыкнул Тревол.
  
   Гужевые работы вконец измотали Джека. У него снова открылась рана на левом бедре. Кровь из нее сочилась сквозь повязку тоненькой струйкой на песок.
  -- Как хочешь, так и затаскивай свое барахло, - хрипя и отдуваясь, Тревол занес на тримаран две фляги с водой и куль с едой.
  -- Раз так, золота не получишь! - усевшись на берегу на мешок с кладом, Сесиль направила на Джека револьвер.
  -- Ну и оставайся, я все равно уплыву, - Тревол взялся за канат, крепивший тримаран к причалу.
   Видя, что угрозами с Джеком ни сладить, Сесиль прибегла к своему главному оружию - сексу. Оголившись, она "оседлала" Тревола.
  -- Ты лучший любовник, что у меня был. Да, еще, еще глубже, быстрей! - стонала чертовка.
   Положив голову на руки, Костик смотрел нескончаемый фильм под названием "Бегство с Изабель". "Что мне делать на материке? Родственники меня давно похоронил. Едвига, если позарится на деньги, и согласится жить со мной - все равно любить не будет. Кому я такой слабоумный рохля могу понравиться? Была бы жива Вероника, " - при упоминании этого греющего сердце имени у Медведева затряслись губы. "Почему так нелепо и неправильно оборвалось наше счастье? Что тому причина?" - по щекам потекли слезы. "Моя трусость! Если бы я тогда в туалете казино решительно набросился на Вонга и убил его. Последующего кошмара на яхте не произошло. За это секундное малодушие, я теперь и расплачиваюсь!".
   Тримаран груженный провиантом, золотом, сундуком с барахлом, Джеком и Сесиль отчаливал от острова. Поднятый Треволом парус наполнялся попутным ветром.
  

МАТЕРИК

  
   В коммуне Жиля по обыкновению было шумно и многолюдно. На кухне хозяйничала сборная солянка из Лиссабона, Палермо, Салоников и Манчестера.
  -- Кофе будешь? - обратилась к Костику Эва.
  -- Да, сделай мне двойной, - Медведев собирался на улицу.
  -- Сахара сколько? - Эва сыпанула в кружку растворимого кофе.
  -- Послаще, - Костику ни как не удавалось продеть в бронежилет левую руку, после ранений на яхте в Монако у него были проблемы с координацией. Пули задели не только мясо и кости, но и ряд нервных магистралей. Дырки в теле затянулись, только все это мало радовало, приказы от мозга к конечностям доходили с перебоями и существенными задержками (казавшимися вечностью).
  -- Пяти ложек хватит? - подняв чашку над головой, Эва протиснулась между кухонной плитой и Паскалем из Манчестера к полке с банкой сахара.
  -- Вполне, - наконец Медведев справился с бронежилетом, застегнув на боку липучки. Поверх панциря он накинул плащ.
   Погода сегодня в Париже была соответствующая, с раннего утра, то, усиливаясь, то ослабевая, лил дождь.
  -- Вот, я тебе еще бутерброд сделала, - Эва протянула зашедшему на кухню Костику чашку с кофе и сложный бутерброд с помидором, тунцом, сыром, зеленью и майонезом.
  -- Спасибо, - "груженый" завтраком Медведев сел на крайний табурет.
  -- Куда ты пойдешь, сегодня на улице ни одного туриста? - посмотрел на Костика поверх газеты Жиль.
  -- Я не буду работать, просто прогуляюсь, - в погожие дни Медведев как прежде развлекал туристов фокусами (от пантомимы и акробатических трюков пришлось отказаться по состоянию здоровья).
  -- Тогда мы с тобой, покажешь нам Лувр, - за те четыре дня, что Грег с приятелем находился в Париже, он толком так ничего и не посмотрел.
  -- Из меня гид плохой, да и настроение неважное. Давайте лучше завтра, - оставив на тарелке недоеденный бутерброд, Костик встал из-за стола.
  -- Если не рассчитаешь свои силы, звони, приедем, подберем, - Жиль полагал, что Медведев опять идет топить серую тоску в бутылке рома или виски (от водки и всего русского Костик категорически отказывался - "У меня нет прошлого - а значит и родины!").
   В последний раз бесчувственного и замерзшего Медведева нашли на набережной, а до того возле ночлежки.
   В маленькой дальней комнате, заваленной обувными коробками, ни кого не было. Костик расслабился, без лишних вопросов он мог достать то, что оставил здесь месяц назад.
  -- Черный крест, - он высматривал в нагромождение залежалой обуви, отмеченную фломастером коробку. - Не то, не то, не то, - Медведев поднимал одну картонную крышку за другой. - Вот он, - Костик задрал голову кверху.
   Коробка с крестом лежала под самым потолком. Привстав на мыски, Медведев достал ее с полки. На дне коробки, завернутый в кальку, дожидался "дела" пистолет (его Костику, как постоянному покупателю "одолжил" Брюно). Медведев вставил обойму с патронами, передернул затвор. Прогулка намечалась непростая. В Париж по делам прибывал Вонг, и Костик намеревался с ним встретиться. "Пора напомнить, что были такие Костик и Вероника!" - Медведев спрятал в кармане плаща пистолет.
  
   Позади осталась площадь Звезды и Триумфальная арка, Костик не спеша шел по Елисейским полям. Из витрин бутиков, ресторанов, кинотеатров на него смотрела дорогая, роскошная, но абсолютно чужая реальность. Люди входили и выходили, выбирали и оплачивали покупки, заказывали и ели блюда, смотрели кино и сорили попкорном. Вся эта пульсация жизни сейчас могла быть и у Медведева.
   "Сын к этому времени уже бы родился. Я качаю его коляску, чтобы он не плакал, а поскорее засыпал. Потом мы идем с ним в парк, я сажусь на скамейку, достаю Сергею (моего сына звали бы именно так) бутылочку молока и кормлю его, а сам выпиваю шкалик коньяка. Когда мы возвращаемся домой, Вероника начинает по-доброму сердиться - "Почему мы так долго? Сергей мог замерзнуть! И отчего от меня опять пахнет коньяком?". Вероника пытается сделать из меня стопроцентного трезвенника - "Второму нашему ребенку - дочке, должны передаться только лучшие гены". Я согласно улыбаюсь и, обещая завязать с дурной привычкой, целую Веронику в губы - ведь они такие пухлые розовые и аппетитные. Потом мы поднимаемся в спальню". Прислонившись, к стволу платана, Костик закурил. С мокрых волос дождевые капли стекали на поднятый воротник плаща, некоторые правда, просачивались за шиворот и тогда Медведев зябко поводил плечами.
   Вонг явно не спешил на встречу. "Может, он передумал? Или информация полученная мной - ложная? Ничего, буду ждать. Если надо и до ночи" - Костик выкинул бычок в урну. Некстати, предательски заныла спина, тяжелый бронежилет был ей не по силам. Но снять его Медведев не мог. Нет, Костик не боялся за свою жизнь - напротив он искал смерти. Вот только сначала Медведев должен рассчитаться с Вонгом. "Стрелять из пистолета с дистанции - велика вероятность промахнуться. А подойти к Вонгу вплотную охрана спокойно не даст. Две, три обоймы бронежилет выдержит, а там ...., все будет решено!".
   Десять месяцев Костик ждал этого момента, сначала в Риме, затем в Лондоне, снова в Монако и, наконец в Париже.
   К тротуару подкатил кортеж из шести машин: четыре черных джипа, синий "Ягуар" и серебристый "Ролс-Ройс". Из двух головных и двух хвостовых джипов высыпала охрана, оцепив пятачок перед входом в ресторан.
   Расчеты Медведева не подвели, он оказался внутри "зоны безопасности".
   Распахнулась пассажирская дверь "Ягуара" из машины выбрался высокий худой мужчина с носом как у де Голя. К нему сразу же пристроился сзади охранник с зонтом.
   "Хозяин ресторана и еще десятка фирм Можемель" - Костик был знаком с "де Голем" по фотографиям в газетах. "Значит Вонг в "Ролс-Ройсе"" - Медведев снял большим пальцем пистолет с предохранителя, его вот-вот должны были разоблачить.
   В сторону Костика направился охранник, с выглядывавшей из подмышки пиджака кобурой.
   "Только не делай резких движений" - успокаивал себя Медведев. "Ты всего лишь парижский пьяница и забулдыга" - он достал из кармана заранее заготовленную фляжку с виски и, открутив пробку, приложился к горлышку губами.
  -- А ну, проваливай! - охранник бесцеремонно схватил Костика за рукав плаща. - В другом месте попьешь.
  -- Сейчас, только курево соберу, - и Медведев наклонился к земле, подобрать "неизвестно кем разбросанные" сигареты. - Немножко намокли, но это нестрашно. Подсушу, и будут как новые, - разыгрывая спектакль, Костик не забывал краем глаза следить за "Ролс-Ройсом".
   Кутая плечи в шиншилловой накидке, машину покинула длинноногая блондинка.
   "Вонг как всегда в своем репертуаре" - пьяно пошатываясь, Медведев разгибался в пояснице.
  -- У вас что, свадьба? А то я могу тост произнести или там культурную программу организовать, - Костик взболтнул фляжку с виски.
  -- Не твоего ума дело, ногами шевели! - охранник сдобрил свою "просьбу" пинком колена.
  -- Грубость тебе не к лицу, давай выпьем за молодоженов, - Медведев протянул фляжку сердитому "другу".
  -- Неймется, руки с ногами переломаю! - устав нянчится с забулдыгой, охранник полез в карман за электрошокером.
   В дверном проеме "Ролс-Ройса" показалось лицо Вонга. Китаец прибывал в хорошем настроении. Он игриво шлепнул блондинку по заднице, выходя из машины.
  -- Шеф-повар уже все подготовил, - Можемель сгорбил спину, чтобы не сильно возвышаться над Вонгом.
  -- Правильно, сначала обед, затем деловые бумаги, - Вонг позволил блондинке взять себя под руку.
  -- Мое терпение лопнуло! - доставший из кармана электрошокер охранник, намеревался поразить забулдыгу разрядом тока.
   Но вместо этого крепыш "случайно" ткнул себя в живот клеммами электршокера. Костик борцовским приемом вывернул кисть охранника в обратную сторону.
  -- Мое тоже, - и Медведев надавил на кнопку.
   Охранника прошила электрическая дуга, а тело затряслось в конвульсиях.
  -- Жжет, - оседая на асфальт и теряя сознание, пожаловался охранник.
  -- Не нравится, меняй работу, - Медведев извлек пистолет из плаща.
   У Костика обострились все чувства, время превратилось в тягучий сироп, медленно растекающийся по поверхности "стола" пространства. Шаг - охранники из оцепления хватаются за оружие. Второй - передергиваются затворы. Третий - на шум оборачивается Вонг, блондинка и "де Голь".
  -- В прошлый раз мы не договорили, - Костик направляет пистолет на Вонга.
  -- Кто этот человек? - на лице Можемеля одновременно отображается удивление и испуг.
   На воспоминания у Вонга уходит пол секунды. За это время Медведев делает еще один шаг.
  -- Константин, какой же ты живучий, а я думал ты на дне морском покоишься, - Вонг одаривает Медведева широкой улыбкой и колючим недобрым взглядом. - Сколько у тебя жизней: две, три, пять? Мне такие люди как раз нужны. Соглашайся, за обедом обсудим условия твоей работы.
  -- Может ты, и Веронику устроишь? - бешенство захлестывает Костика с головой. - Ну, воскреси ее - сотвори чудо! Тебя тут же провозгласят живым богом! Гад, тварь, слизь!
  -- Рехнулся, в море мозги промыло?! - Вонг презрительно прищурил глаза. - Прощай, - и он отвернулся от Медведева.
   Плащ Костика всколыхнулся - в двух местах его прошили пули.
  -- На какой свалке ты набрал себе охранников? Они же с двух шагов в Триумфальную арку промажут, - превозмогая боль от "барабанящих" в бронежилет пуль, Медведев взялся за плечо Вонга. - По долгам платить надо! - и он выстрелил китайцу в живот.
  -- Мамочки, убивают! - завизжала справа блондинка.
  -- Хороший ход, - морщась, Вонг зажал рану ладонью, - только запоздалый, оценить его некому - Вероника-то мертва и Моник тоже!
   Раскусившие, что на Костике бронежилет, охранники теперь целились в конечности.
   Падая на асфальт с перебитыми ногами, Медведев произвел еще два выстрела в тело Вонга. Первая пуля пришлась китайцу в печень, а вторая в сердце.
  -- Комариный укус, - у Вонга изо рта пошла кровь, - мне ..., - на этом бандит и кончился, завалившись на порог ресторана.
   "Хороший сегодня день, дождь его совсем не портит. Интересно, а какая погода в раю, бывают ли и там дожди?" - Костик погружался в глубины океана небытия. Над ним проплыла сероокая златовласка Вероника - "Здравствуй любимый! Теперь мы всега будем вместе".
  

ИЗАБЕЛЬ

  
   Обхватив руками колени, Костик сидел на берегу и следил взглядом за удаляющимся от острова тримараном. "Может хоть у вас, новая жизнь сложится".
  
  -- Давай на берегу купим небольшой фургончик и поедем на нем в Европу? Ты водить умеешь? - растянувшись на палубе, Сесиль выстраивала из золотых монет пирамидку.
  -- Хмм, - неопределенно промычал Джек, он был занят какими-то своими мыслями.
  -- Но наверное, лучше меня, - продолжила монолог Сесиль, - а то я все свои машины разбивала. Помню первую аварию, мне тогда лет семнадцать было. С клиентом на его "Ситроене" заехали в лес, а на обратном пути он мне позволил порулить. Поле, вроде бы гони и гони, так я умудрилась врезаться в корову. Животному-то ничего, а у "Ситроена" бампер погнулся, и фара разбилась. Два дня потом еще "отрабатывала" расходы на ремонт. А вот аналогичная ситуация .....
   От трескотни Сесиль у Тревола поднималось внутричерепное давление. "Заткнешься ты, когда-нибудь?" - он потер виски пальцами, но легче от этого ни стало. Перед глазами замаячили черные точки, а из глубин подсознания стал пробиваться голос с требованием - "Уйми ее!".
  -- За сущие сантимы на распродаже отхватила шикарное платье, - с автомобильных аварий Сесиль переключилась на модные шмотки, - бирюзовое с блестками, вот такой длинны, - и она провела ребром ладони по середине бедра. - А как оно на мне сидело! - Сесиль зажмурила глаза, у нее было шикарное настроение. - Первым делом в Париже отправлюсь по магазинам. Скуплю последние коллекции всех модных дизайнеров.
   Лежащая спиной к Треволу Сесиль не видела, как здоровяк меняется в лице. Скулы, щеки, лоб, нос и подбородок Джека наподобие хамелеона пошли разноцветными пятнами, губы вытянулись в тонкую нить, а глаза лишились рассудка. Треволом безраздельно завладел внутренний голос. Подойдя к "балаболке", он схватил ее руками за шею - "Да будет тишина!".
   Хрипя, Сесиль забарабанила руками и ногами по палубе, она не могла ни вдохнуть ни вымолвить слова. Тиски треволовских пальцев сжимали все сильнее и сильнее горло несчастной жертвы. Вытаращенные глаза Сесиль наткнулись на "спасительный" револьвер. Схватив его, она приставила ствол ко лбу Джека, и нажал на курок. Лязгнуло железо, крутанулся барабан, но выстрела не последовало. Сесиль еще, еще и еще раз давила на курок, вот только ни задача, последние два патрона она посеяла еще на берегу.
   "Это нечестно! Я не согласна! Жить - я должна жить!" - трепыхания, мольбы и просьбы Сесиль затухали, она уходила в царство теней, где ее уже поджидали: Ребека, Гвинет, Лейтон и шаман.
   Тревол разжал пальцы, под ним лежало обмякшее мертвое тело Сесиль.
  -- Фу, кажется, голова прошла, - Джек был далек от мук совести, ведь убийство совершил не он, а тот другой, что сидит у него внутри. - Сесиль сама виновата, нечего было трепаться, когда у меня приступ болезни, - он перевернул тело на спину. - Нет, правильно, что он ее задушил, а то на материке Сесиль непременно захотела бы завладеть золотом одна, и попыталась меня убить. Клад по паву принадлежит мне и моей семье, - с этими словами Тревол спихнул ногой с палубы тримарана труп Сесиль.
  
  -- И эти разругались, - с сожалением вздохнул Костик. - Зачем шаман клад вообще нашел, ведь жили на Изабель хорошо, натуральное хозяйство, корабль с материка прибывает. Нет, взяли все в два счета и разрушили! - за собой Медведев вины не чувствовал, а ведь именно он придумал тримаран способный переплыть море-океан.
   Поднимая брызги, по краю прибоя механически брел Марсель.
  -- Иди ко мне! - позвал его Костик.
   Но Марсель ни откликнулся и не повел в сторону Медведева даже головой.
  -- Один я на острове, совсем один, - Костик зарыл ступни ног в песке.
  
  -- Если ветер не поменяется, часов за шесть доберусь до материка, - управляясь с рулем тримарана, Джек курил сигарету. - Транжирка Сесиль, машину сразу хотела купить. Скромнее надо быть и золото раньше времени не светить. За сто долларов и триста евро, я рейсовыми автобусами и попутками до самой Европы доберусь. А там уж можно и к ювелиру заглянуть, - докурив сигарету до самого фильтра, Тревол пульнул бычок в море.
   Так нахваливаемый Джеком ветер, играючась подхватил тлеющий пепел сигареты и перенес его на левый понтон тримарана. Искра попала на "благодатную почву" - Костик, занимавшийся ремонтом тримарана, в последний день для лучшей плавучести, просмолил борта судна.
   Раненный уставший Тревол ни сразу обнаружил возгорание. Пожар успел охватить треть левого понтона, когда Джек учуял дым.
  -- Беда какая! - стянув через голову рубашку, Тревол принялся сбивать ею пламя с тримарана.
   Решительные, но абсолютно не профессиональные действия Джека, только усугубили обстановку. "Порхающая" над понтоном рубашка, "пращей" перебросила пламя на парус. Не жалея питьевой воды, Тревол выплеснул содержимое фляг на мачту.
  -- А вот так, нравится?!
   "Ошпаренное" пламя зашипев, отступило от палубы, уйдя на верхушку мачты.
  -- Ничего, новый парус себе поставлю, - Джек снова взялся за укрощение огня на левом понтоне.
   Ценой обожженных рук и ног Тревол до давил пожар на тримаране.
  -- А уж думал, что пропал, - Джек стирал копоть и пот с лица. - Хорошую, сытую, богатую жизнь надо заслужить. Сначала всегда бывают трудности. Будем считать, что свою долю огорчений я уже пережил. Дальше будет только легче и лучше.
   И тут напомнил о себе парус - оборвавшись с пережженного каната, он рухнул на палубу. Пламя взялось пожирать тримаран с новой силой.
   Матерясь и богохульствуя, Тревол беспомощно метался по обреченному тримарану, пока у него самого не загорелись волосы. Тогда Джек, подхватив мешок с золотом, прыгнул в воду.
  
  -- Интересно, доплывет Тревол до берега или нет? - на острове Изабель у Костика выкристаллизовалось убеждение, что судьбой заведует не сам человек, а кто-то другой - Высший (кому нравится, может называть его богом), Вселенский, Космический всеобъемлющий разум, оперирующий десятками измерений и несчетным количеством пространств. И он Медведев всего лишь одно цветное стеклышко в этой бесконечной и прекрасной мозаичной картине мира. - Слишком далеко, Джеку не хватит сил доплыть. Увы, но жизненный путь человека предопределен еще до его рождения, и вмешаться в него не в моих силах, - Костик смиренно склоняет голову. Но что это - в груди Медведева вспыхивает протест - "Так покорно жить невмоготу! Пока я дышу, буду бороться!" - Скинув пижонский клубный пиджак, Медведев бросается в море. - Держись Джек, я тебе помогу! - выныривая из-под очередного гребня волны, и отфыркивая соленую воду, кричит он Треволу.
  -- Я здесь, - слабым голосом отвечает Джек, он ни как не хочет расстаться с тянущим его на дно кладом.
  -- Бросай мешок, мы его потом достанем! - умоляет его Костик.
  -- Не могу, он мой, - с бульканьем, макушка Тревола скрывается под водой.
  -- Твой, твой, только отпусти! - Медведев отчаянно гребет руками и ногами.
   Побороть жадность Джеку удается на глубине десяти метров, он разжимает пальцы и, оттолкнувшись от мешка, устремляется на поверхность. "Ради золота надо жить, а не умирать!" - еще толчок, усилие, метр, еще толчок, метр, еще одно усилие и он вдохнет свежего воздуха.
   Целых две минуты Костик плыл наугад и вот, наконец справа на волнах, показалась голова Тревола. Подхватив здоровяка под мышки, Медведев заглянул Джеку в глаза - те не мигая, смотрели в сторону материка.
  -- Давай, дыши! - Костик сдавил Треволу ребра. - Ну же! - он попытался вдохнуть жизнь в Джека через рот.
   Но усилия Медведева были напрасными - Тревол замер на веки.
  -- Рыбам я тебя не оставлю, - перехватив тело Джека поудобнее, Костик поплыл к берегу. - Какой же ты врун Тревол, обещал показать дом в Глазго, познакомить с семьей. А твоя компаньонка Сесиль, вообще планировала сделать меня совладельцем сети борделей, - ноги Медведева коснулись песчаного дна на мелководье. - Ни чего, я вас прощаю, - он оттащил труп Джека под пальму. - Чем теперь одному на Изабель заниматься? - Костик посмотрел на разбросанные по пляжу тела других соплеменников. - Хотя вряд ли Гарисон на этом успокоится. Пока в море не переведется жемчуг, остров не опустеет. Надо готовиться к встрече новых поселенцев. Ныряльщиком я уже был, рыбаком тоже, пора замахнуться на губернаторство. Разобраться наконец в конституции Изабель, а то ведь без порядка на острове ни куда. Да и духовная сторона соплеменников нуждается в опеке. Какие ингредиенты входили у шамана в "молоко пробуждения"? Надо почитать записи. А обряды?! - Медведев направился к деревне.
   Он был сказочно богат! Помимо клада покоящегося в прибрежных волнах и неограниченной власти над будущими островитянами, Костик располагал воспоминаниями об их безграничной любви с Вероникой.
  -- Обещаю котенок, каждый год в честь тебя я буду устраивать грандиозный праздник!
   Принюхиваясь к отпечаткам ног на земле, за Медведевым по тропинке шелестя иголками, неотступно следовал дикобраз, в надежде подкрепиться в поселке вкусной, соленой деревяшкой.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"