Какурин Александр: другие произведения.

Антиб (сны и явь Лазаревского) гл 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Свет из-за отдернутой занавески слепил лицо. Пашка перевернулся на кровати на другой бок и накрылся с головой одеялом. "Гады, письмо не дают дочитать!".
  -- Ты где вчера должен был быть?!
   Голос принадлежал непонятно кому и исходил непонятно откуда.
  -- Кто тут? Зачем? - Антибыч выглянул одним глазом из-под одеяла.
   На тумбочке возле двери, скрестив руки на груди сидел следователь Важегов.
  -- Очухался?
  -- Да, а что вы тут делаете? - Пашка сел на кровати.
  -- Тебя пришел навестить, - ухмыльнулся Важегов.
  -- А как ты, вы меня нашли? - путаясь в множественности обращений, Антибыч определял под одеялом, есть ли на нем одежда.
   Нет, таковая отсутствовала, зато рядом нашлось теплое и сопящее женское тело, тоже голое.
  -- Забыл, кем я работаю? - Важегов распахнул вторую занавеску на окне. - Так где ты вчера был?
  -- Туууут, - Пашка заглянул в лицо "спящей красавицы", но это была не Яна, и не Катюха, и даже не Толикина рыжая Галка, а совершенно посторонняя баба с вульгарными висячими сиськами и физиономией Шрека.
   От увиденного Антибыч одновременно поежился и зажмурился: "Хотя бы рыжую! Но эту! Я что ее е..ал?!".
  -- Одевай трусы донжуан и пойдем поговорим, - Важегов вышел из номера на балконный коридор.
   Минуя трусы, Пашка влез сразу в шорты и босиком пошлепал на балкон. Шрек на кровати даже не шевельнулся.
   Облокотившись на перила балкона, следователь курил "Парламент" и смотрел вдаль на успокаивающее море.
  -- Что случилось? - Антибыч растирал кулаком заспанные глаза.
  -- Это ты меня спрашиваешь?! - Важегов обдал сигаретным облаком заспанного ловеласа.
  -- Я же сам не в курсе, - Пашка понял, что вопрос с его стороны был лишним, да и много чего вчера вечером было не кстати, хотя бы оставшийся дрыхнуть в номере Шрек.
  -- А должен был! Я тебя зачем из КПЗ вытащил? - Важегов тяжело посмотрел на внештатного сотрудника.
  -- Вам помогать, - почесался от неудобства Антибыч.
  -- А ты?!
  -- Я честно, Тополя вчера искал, а он куда-то делся, - пошел врать напропалую Пашка.
  -- Странно, твои друзья его вчера нашли, - Важегов затушил бычок о перила и выбросил его в мусорное ведро.
  -- Наверное мы разминулись, - неудобство с почесывания перешло на полуобнаженность фигуры, захотелось натянуть шорты до самого подбородка, или даже спрятаться в них целиком.
  -- Они до часу ночи в том же ресторане, что вы днем сидели!
  -- Тогда я и нужен не был. Вы обо всем у Толика с Галкой и спросите, - максимум Антибычу удалось натянуть шорты до подмышек.
  -- А вот, не получится, - Важегов достал из пачки новую сигарету.
  -- Почему?!
  -- Пропали! - Важегов с силой крутанул колесиком кремния и над зажигалкой взметнулось пламя сантиметров на десять.
  -- Все?! - Пашку как плохого боксера пошатнуло от легкого дуновения опасности.
  -- Да, они после ресторана поехали кататься на "Уазике", и больше их ни кто не видел, - Важегов затянулся сильно подпаленной сигаретой.
  -- Значит, если бы я вчера был с ними....., - у Антибыча начали подгибаться ноги.
  -- Да не бзди ты так, - Важегов отдал свою сигарету паникеру в шортах. - Еще успеешь отличиться.
  -- Я не хочу, это не моя профессия, меня дома ждут! - Пашка делал одну затяжку за другой и ни как не мог насытится никотином.
  -- Поедешь, только всех мне найдешь! - Важегов положил свою ладонь на шею Антибыча.
  -- И где мне их искать?! - рука у следователя была куда тяжелее взгляда, она так и давила к земле слабое тело Пашки.
  -- Походи, подумай, людей поспрашивай, - Важегов покрутил пальцем у виска, - а я со своей стороны, если чего узнаю, наберу, - и отпустив нештатного работника, следователь направился к лестнице.
   Первой мыслью Антибыча было: "Собрать вещи и бежать!". Но тут в утробе гнилого яблока зашевелился червь сомнения: "Не дадут, с поезда снимут! Важегов наверное уже все выезды из города перекрыл!". "Тогда морем! Куплю на Павлова надувной матрас, положу на него все вещи и поплыву до Сочей!". "Долго, замерзну, устану, мышцы сведет, утону!". "Нанять лодку?!". "Дорого, денег не хватит". "Остается, пешком, ползком, лазутчиком! И плевать на вещи, шкура дороже! Надо только бомжеватый вид принять, чтоб не останавливали". С этой жизненной парадигмой Пашка вернулся в номер.
   Сами по себе сборы минутное дело, но вот разбудить Шрека, привести его в чувства, умыть, одеть и выпроводить из номера, задача посильная только титанам. Антибыч к таким не относился.
   Вместо вытягивания из постели получилось обратное, сам Пашка оказался под одеялом, да еще и под жаждущим утреннего секса Шреком.
  -- Давай сделаем это потом, - отворачивался от слюнявого рта Антибыч.
  -- Не филонь, ты и так ночью вырубился, - Шрек заправляла вялый Пашкин шланг в свою "бензозаправку".
  -- Это все паленая чача. Надо сходить на море, набраться сил и тогда я тебе такой марафон устрою, - неизвестно как, но Антибыч выскользнул из-под разгоряченного Шрека и заперся в душевой.
  -- Пусти, мне надо, - постучалась в дверь покинутая "любовница".
  -- Да, сейчас одну минутку, - Пашка прикидывал, пролезет он или нет в душевую форточку. "Теоретически да! А если застряну? И что? Болтаться под потолком с голой жопой и мудями, дрыгая ножками. Веселый кузнечик! Ага и распевать -- зелененький он был!".
   Во входную дверь деликатно поскреблись.
  -- Кто-то пришел, - передала информацию по цепочке Шрек.
  -- Кто? - Антибыч выглянул из душа.
  -- Не знаю, - Шрек взяла в борцовский зажим филонистое тело.
  -- Это наверное дочка, - сдавленно прохрипел Пашка.
  -- У тебя есть дочка?! - удивленный Шрек ослабила хватку. - Ты вчера мне об этом ни чего не рассказывал.
  -- Она только сегодня приехала, - снова Антибовские чресла оказалось на свободе. - Скорее собирайся, а то она все матери расскажет, - в щель жалюзи он посмотрел, кто находится за дверью, там стояла "родимая кровиночка" Катюха.
  -- Так ты еще и женатый! - удивился Шрек, словно речь шла о сожительстве и браке с внеземными существами.
  -- Да, уже девятнадцать лет, но это ни как не помешает нашим дальнейшим отношениям, - Пашка принялся порхать вокруг Шрека, одевая его как елку в юбку, трусы, трусы, юбку, блузку, бюстгальтер, бюстгальтер, блузку.
   Наконец Шрек был облачен полностью и выставлен за дверь. Катюха проводила гостью оценивающим взглядом.
  -- Кто это, вчера снял?
  -- Ты что! - Антибыч поспешно застилал кровать, маскируя улики ночного преступления. - Она только зашла.
  -- Да ладно, мне-то чего, привел и привел, - Катюха легла на диван и закинула на стенку уставшие ноги.
  -- Я ту тетку даже не знаю, - и Пашка не врал, именем Шрек так и не обзавелся. - Пришла и стала расспрашивать про какого-то Толика.
  -- А ты ей чего? - Катюха погладила, выглядывающие из короткой юбки, стройные ножки.
  -- Объясняю, Толика не видел, не слышал и рядом даже не сидел, а она ненормальная не верит, еле выпроводил. А вы куда вчера пропали?
  -- Это все Яна. Пока ты танцевал, ее позвали курить кальян. Я думала это на пять минут и пошла с ней.......
   И Катюха углубилась в перипетии ночной жизни, где присутствовало катание на машинах, танцы, песни, выпивка. В общем все как с Антибычем, только без него.
   Взгрустнуться по поводу собственного отсутствия на празднике жизни Пашке не удалось, в дверь постучалась не ожидаемая Яна, а клокочущая негодованием домоуправительница.
  -- Я же тебя как человека пустила! Лучшую комнату выделила! - заголосила она с порога. - А ты здесь устраиваешь?! Все, хватит! Я возвращаю деньги, и ты ищешь себе другое жилье!
  -- Что случилось, о чем вы?! - прикинулся невинной овечкой Антибыч, про себя комментируя: "Шрека работа, спокойно уйти не смогла, гадостей про меня клизме напела!".
  -- В комнате бардак, ходит неизвестно кто................!
   Брак оказался скоротечным, оправдаться, покаяться и загладить свою вину не удалось. Получив на руки деньги, за вычетом двух дней, Пашка с чемоданами и Катюхой оказался на улице.
  -- Начинаем жизнь с чистого листа, - саркастическая улыбка озарила его лицо.
  -- Нам сегодня все равно надо было искать комнату, - Катюха легко и без сожалений попрощалась со вторым Лазаревским жильем за неделю, да чего там за неделю -- за сутки.
   На голодный желудок решили поисками не заниматься, да и Яну, главную критикершу, надо было дождаться. Столовка на Павлова как раз этому соответствовала.
   Кулинарные предпочтения на завтрак сильно разошлись: Катюха взяла себе молочную кашу, кефир и пирожные с чаем, а Антибыч мясную солянку с лимоном и оливками, вчерашнюю подогретую (в микроволновке) котлету и проверенные двести грамм у Алика.
   Протиравшая соседние столы Кудряшка, весело подмигнула Пашке. В ответ, он поднял в ее честь стаканчик с коньяком.
  -- С кем это ты? - не поднимая больной головы от тарелки с кашей, поинтересовалась Катюха.
  -- Ни с кем, - засекретил свою смешливую знакомую Антибыч.
   Яна появилась в облаке из кавалеров. Пообещав всем четверым перезвонить в ближайший час и договориться о дальнейшей тусе, она присоединилась к завтракающим изгнанцам.
  -- Вы не представляете, где я сейчас была! - поспешила поделиться накопившимися впечатлениями Яна.
  -- Нас из Пашкиного номера выгнали, - перебила подругу Катюха.
  -- Да, знаю, ты же по телефону говорила, - и пошла дальше щебетать, какие прикольные ребята и как с ними весело. - А с квартирой вообще не проблема, - закончила она свой получасовой монолог. - Двухкомнатная с лоджией, от моря конечно далековато, но зато сами себе хозяева, и в сутки всего тысяча!
  -- Нет, хотелось бы рядом с морем, - надула кефирные губки Катюха, - чтоб не ходить.
  -- Это же только на ночь, а днем мы все равно на море или еще где тусуем, - Яна попробовала пальцем остывшую кашу в тарелке подруги. - А ты чего молчишь? - она переключилась на дожевывавшего котлету Антибыча.
  -- Если сами себе хозяева, тогда я за, - памятуя о вчерашнем выматывающем брожение с чемоданами, Пашка был готов на любой угол.
   Дорога к новому месту обитания заняла минут двадцать пять из который добрая половина пришлась на покупку всякой сувенирной ерунды в попутных лавченках и магазинчиках.
  -- Зачем тебе еще одна кружка с дельфинами? - тянул Катюху из очередного сувенирного омута Антибыч.
  -- Брату подарю!
  -- Так ты же ему купила две!?
  -- Значит маме или отцу, ты меня не сбивай, - с упорством транжирила деньги Катюха.
   А Яна из соседней лавки шла уже с глиняной амфорой в пол человеческого роста.
  -- Она же ни в один чемодан не влезет! - жалел свою натруженную спину (так-как покупки до квартиры тащить все равно ему) Пашка.
  -- Зато красивая, я ее у себя в салоне поставлю, - транспортные трудности Яну совсем не пугали.
   Вытерпев все мучения, Антибыч наконец открыл дверь вожделенной квартиры. Внутри было чисто и вполне пристойно, не евроремонт, но и не поздний застой с мрачными стенками и коврами. Девчонки сразу приступили к дележу кроватей.
  -- Я буду спать здесь! - оккупировала двухспальную кровать в маленькой комнате Яна.
  -- А я здесь! - заполонила закупленными сувенирами диван в большой комнате Катюха.
  -- Ну а мне, где ночевать?! - поинтересовался опоздавший к раздаче Пашка.
  -- На лоджии, здесь и диван стоит, - определила место ущемленного компаньона Катюха.
  -- Не переживай, я буду тебя к себе пускать, - зазывно повернулась на широкой кровати Яна.
   Пока же подружки навели марафет и предложили Антибычу прогулять их до аквапарка.
  -- С горок покатаемся, весело! - обдувала лак на ногтях Катюха.
  -- Вы идите, я к вам позже присоединюсь, - от такого жизненного ритма Пашка давно уже отвык, после переезда ему требовался хотя бы час покоя.
  -- Ищи нас вот здесь, - Яна показала на водную горку с туристического буклета.
   Оставшись один, Антибыч как в сказке про "Машу и медведей" перепробовал все три лежачих места и пришел к выводу, что Янина кровать лучше всех.
   "Прикорну, ни кто и не узнает", - он подбил подушку и провалился в сон.
  
   Пашка выбирал продукты в маленьком магазинчике в старом городе. Он собирался приготовить для Катюхи на обед настоящую солянку. В пакете уже лежала: картошка, окорок, копченые сосиски, лимон и маслины, не хватало только соленых огурцов. Такой же древний как его магазин хозяин выслушивал пожелания Антибыча.
  -- Мне нужны соленые огурцы, не маринованные! Вы меня понимаете?
   Хозяин магазинчика кивнул и поставил на прилавок банку с маринованными огурцами.
  -- Нет, они не годятся! - заупрямился привередливый русский покупатель. - Соленые, - и он стал показывать руками различия огурцов.
   Хозяин снова кивнул и поставил на прилавок банку с другой этикеткой.
  -- Они тоже маринованные! - взялся за голову от отчаянья Пашка.
   Поняв, что клиента что-то не устраивает, хозяин позвал своего более смышленого внука. Антибыч и ему поведал особенности рецептуры настоящей сборной солянки. Внук кивнул на манер деда, но полез не под прилавок, а скрылся на улице. Не успел Пашка попенять на "Тупизм легушатников!", как внук вернулся с бочонком соленых огурцов. После такой мороки было неудобно брать пяток огурцов, Антибыч купил сразу пол бочонка.
  -- Куда нам столько? - удивилась Катюха, разбирая пакет с покупками на кухне.
  -- Съедим, у вас нормальных огурцов днем с огнем не достанешь, - и Пашка приступил к готовке сборной солянки.
   А Катюха сев на подоконник греться в лучах обеденного солнца, стала рассказывать чему она посвятила утро и добрую половину дня.
  -- Антоха меня рано поднял, ему надо было в город.
  -- А сам он чего, доехать не мог? - Антибыч нарезал на деревянной доске сосиски с окороком.
  -- Ты Антоху не видел, ему вчера досталось, руку повредил и грудь. Говорит упал с лестницы. Но я ему не верю. Скорее всего еще в какие неприятности вляпался. Я его и повезла.
  -- Меня чего не разбудила, я бы помог?
  -- Ты так сладко спал, да и дела собственно не было, высадила Антоху возле того банка, куда мы ходили и поехала в спа.
  -- То то я вас ни в одном ресторане не нашел, - Пашка забрасывал в кипящий бульон нарезанные продукты.
  -- Какой ты не терпеливый, - заулыбалась Катюха.
  -- Станешь таким, просыпаюсь, погоды нет, вас нет, даже прислуга с охраной растворились!
  -- Мы то ладно, но прислуга?!
  -- И я о том же. Странно все это. А Антоха все еще в банке?
  -- Не знаю, он сказал, что позвонит, - Катюха грациозно по кошачьи спрыгнула с подоконника и пройдя через кухню включила телевизор в комнате.
   Антибыч заканчивал приготовление солянки, когда Катюха позвала его.
  -- Иди скорее, смотри!
   Отирая руки о полотенце, Пашка поспешил в комнату.
  -- Анонс давали, сейчас про Тазиза будут рассказывать, - Катюха с пульта прибавила громкости телевизору.
   Закончив с непростой экономической ситуацией в ЕЭС и забастовками в Греции, диктор перешел к крушению вертолета. Показывались кадры с плавающими на поверхности моря обломками фюзеляжа. Диктор сообщил, что вертолет принадлежал знаменитому бизнесмену и общественному деятелю месье Тазизу.
  -- Был ли он сам на борту вертолета или нет, пока не известно. На месте крушения ведутся поисковые работы. Спасти пока ни кого не удалось, - подытожил диктор и переключился на следующую новость.
  -- Это ж наш вертолет с виллы! Еще хотели на нем покататься! Прикидываешь, разбились бы! - переваривая телевизионные впечатления, Катюха заходила нервно по комнате.
  -- Да, неприятно, - отметил Антибыч и побрел обратно на кухню, снимать с плиты солянку. - Главное чтобы нас это не коснулось.
  -- Думаешь против Тазиза заговор?
  -- Определенно, даже охрану убрали.
  -- Не пугай меня, а то я начинаю нервничать! - Катюха полезла в холодильник за бутылкой вина.
   В это время позвонили в дверь.
  -- Ты кого-то ждешь?! - бутылка вина выскользнула из рук Катюхи и с бряканьем разбилась о кафельный пол.
   Пашка уставился на расползающуюся по полу красную лужу, а в дверь снова позвонили.
   "Киллеры, сейчас убивать будут!!!".
  
   "Бежать, прыгать в окно!", - толком не разлепив век, Антибыч подорвался с кровати, запутался в покрывале и замер возле шторы. "Приснится же такое! А ведь мог и выпрыгнуть!" - он посмотрел в окно. "Пятый этаж, шмякнулся бы в лепешку! Все, завязываю с дневным сном, и врачей больше не слушаю с их вредными советами! Час днем, заменяет три ночью! Тьфу!", - и Пашка смачно сплюнул в окно.
   В дверь позвонили. "Стоп! Я же проснулся! А чего звонят?", - в непонятке он пошел в большую комнату. "Девчонки наверное ключи забыли или потеряли!", - Пашка открыл входную дверь.
   На пороге стоял следователь Важегов.
  -- Как и здесь?! - Антибыч поменялся в лице, словно увидел приведение. - Мы же только переехали, - он попятился назад.
  -- Так-то значит мои поручения выполняешь! - укоризненно покачал головой Важегов и зашел в квартиру.
  -- Нас выгнали на улицу, пришлось искать новое жилье, - Пашка все пятился и пятился по шажку назад.
  -- Это могло и подождать! - наступал на нерадивого сексота Важегов. - С девками значит развлекаешься, пока другие гибнут?!
  -- Какие другие?! - Антибыч уперся спиной в шкаф.
  -- Пока не знаю, - Важегов сел за стол, - а должен был!
  -- Так все-таки, что-то случилось? - Пашкин голос соскочил с привычного баритона на юношеский фальцет.
   Следователь оценивал заспанную и несуразно скрюченную фигуру Антибыча у шкафа, решая достоин тот информации или нет.
  -- Машину нашли, в которой они ночью катались.
  -- "Уазик"? - переспросил Пашка.
  -- Да, на повороте с обрыва упала. Там высота, метров триста лететь. Машина в консерву превратилась. Сейчас спасатели работают. Может кого достанут.
   Антибыч слушал это и не удивлялся, будто бы он все это знал заранее. "Откуда?! Вроде не мог, информация с пылу с жару и по телеку не показывали, а знаю? Стоп, телек?! Крушение вертолета. Тазиз! Это было во сне. Бредятина, сравнил! Но там и там авария и спасатели. Совпадение", - Пашка отмахнулся от шебутной мысли.
   У Важегова зазвонил мобильный и он вышел разговаривать на лоджию. Вернулся следователь с новостями.
  -- Водителя нашли Митрик Гагуа двадцать четыре года, при нем были найдены.....
   Что нашли рядом с телом Митрика Антибыч слушал невнимательно, перед глазами стояла сцена столовки на Павлова, как Яна ругается с еще живым парнем и тот грозит ей, а она его посылает, а затем вечерняя набережная и чехарда с прятками.
  -- А вот твоих друзей там не было и Тополя тоже. Вот где они вылезли по дороге?! - громыхнул кулаком по столу Важегов. - Или может сами дел наворотили и машину с водителем в пропасть столкнули? Пошло шевеление, действие, а я не пойму, к чему оно?! Информации ноль! А с меня вечером начальство три шкуры сдерет! Вынь да полож преступника с мотивами и фактами. Я вот сейчас тебя закрою и объявлю соучастником преступления или даже непосредственным исполнителем!
  -- Не надо исполнителем, меня же там не было, - законючил Пашка.
  -- Тебя ни где не было! Только с бабами мастак! Я вот твоей жене все сообщу, как ты ей изменяешь! - Важегов прихватил тяжелой рукой Антибыча за горло.
  -- Я все понял, сейчас же найду Толика с Галкой и все у них выведаю, - под давлением, начал проявлять рабочее рвение Пашка.
  -- Но если опять меня продинамишь! - и Важегов на секунду полностью перекрыл кислород сотруднику. - Пропишешься за решеткой лет на пять минимум! - и прервав воспитательную работу, вышел из квартиры.
   "Вот тебе и сон! Там все прилично, Франция. Если и разбивается то вертолет, а у нас!?", - Антибыч потер покрасневшую шею. "Ни какого сходства с реальностью!". Скурив в один присест пол пачки сигарет, Пашка начал собираться на улицу. Других вариантов не было. "Прятаться от Важегова -- везде найдет. Прикинуться психом? С работы попрут, да и дома на весь город ославят!", - Антибыч закрыл входную дверь и стал дожидаться лифта. "Вот где сейчас искать Толика с рыжей? Пойти к ним? Важегов наверное там уже был! Тогда куда?", - впереди не было не то что дороги, мало-мальской тропки, сплошная пустыня с барханами и миражами.
   Пустая мысль лучше никакой, решил Пашка и отправился к месту дислокации Толика с Галкой. Комната оказалась запертой, а хозяйка заявила.
  -- Мне по чем знать, со вчерася не появлялись. Ты им передай, еще один день не появятся, я их вещи из комнаты выставлю! - и она продолжила лузгать семечки с хозяйкой из соседнего дома, согласно кивавшей, что так мол и надо строго с этими отдыхающими распутниками.
   Не солоно хлебавший Антибыч двинул по злачным местам. Павлова и Калараша были исхожены вдоль и поперек. Ни одна кафешка со столовкой, ни один магазинчик, и ни одна дегустационная, не была пропущена. Даже запаха Толика с рыжей в них не было (хотя Пашка слабо представлял чем они должны пахнуть). "Алкоголем, пороком, деньгами, весельем, могилой?!", - от последнего пункта захотелось стать маленьким как муравей и забиться в щель в полу, а еще лучше затеряться среди миллиарда таких же шестиногих тружеников в пирамиде муравейника.
   Чуть скрасили настроение, позвонившие из аквапарка Яна с Катюхой. Они восторженно говорили на перебой, а на заднем плане слышался смех и шлепки об воду скатывающихся с горок туристов.
  -- Ты многое теряешь, я уже десять раз каталась и два коктейля выпила! - хвасталась Яна.
  -- Ни чего подобного, она только с парнями знакомится. Это я за нее с горок катаюсь. Сейчас пойду другой купальник надену, этот уже протерся! - и дружный смех поглотил обеих подруг.
   "В сущности хорошее место, все есть и море и развлечения. Только я как всегда мимо них пролетаю. Вляпался по самый не балуй. Вчера я вот купался или нет? Не помню!".
   Море не добавило воспоминаний, но малость оживило и напитало соленой надеждой.
   "Мне бы сейчас собаку розыскную, я бы ей дал понюхать Толикину или Галкину вещь и она меня в две минуты по следу привела на место!", - сидя на греющей попу гальке, мечтал Антибыч.
   Кто-то наверху услышал его пожелания, правда неотчетливо и интерпретировал их по своему.
   О Пашкину руку потерся бело-рыжий кот, сделал восьмерку между расставленных ног и с урчанием потерся о другую руку. Антибыч не остался в долгу и почесал кота за ушами, урчание стало громче, а песочные глаза закрылись от удовольствия.
  -- Есть хочешь?
   Кот согласно вильнул белым хвостом.
  -- Пойдем Гитлер, я тебе рыбы куплю, - Пашка поднялся с гальки.
   Почему он дал такое странное прозвище коту? Да все из-за его физиономии. В целом она была бело-рыжая, как упоминалось ранее, а вот под носом строго между усами располагалось черное пятнышко, по форме напоминавшее усы фюрера. От сюда все и родилось.
   Хоть море и в двух шагах, купить на набережной живую рыбу не получилось (ее просто не продавали), а брать в магазине мороженую камбалу! И что с ней делать? Оттаивать долго, а ледышку Гитлер грызть не будет, о чем он и заявил в магазине пренебрежительным фырканьем.
  -- Идем рыбаков искать, - Антибыч пропустил кота первым из магазина.
   На пирсе, прислонившись спиной к перилам и накрывшись газетой спал одинокий рыбак. Его удочка давно выпала из рук и не укатилась в море только благодаря тому, что катушкой зацепилась о гвоздь в деревянном настиле (а может так все и было задумано!?). В ногах рыбака покоилось пластиковое ведерко из-под краски или шпаклевки (о чем свидетельствовала этикетка с труднопроизносимым финским названием), в котором плавало несколько рыбешек. Гитлер оживился и принялся совать усы и лапу в ведро, проверяя свежесть улова.
  -- Как тебе обед, годится? Сейчас попросим для тебя одну рыбеху, - Пашка присел на корточки и осторожно заглянул под газету.
   Рыбак лицом как две капли воды походил на клетчатого аборигена промышляющего возле отделения милиции.
   "Наверное родственник. Да тут все друг другу кем нибудь приходятся", - и Антибыч прикоснулся к плечу рыбака, сон которого оказался чуток и не глубок.
   Рыбак открыл глаза и в них засветилась радость, встречи с долгожданным другом.
  -- А я тебя ждал, - рыбак скомкал газету и сел поудобнее на деревянном настиле.
  -- Меня?! - искренне удивился Пашка.
  -- Да. Ты же рыбу хочешь половить?
  -- Не совсем, - засмущался мелочности своей проблемы Антибыч, - мне для него, - и он кивнул на Гитлера, нарезающего круги вокруг ведра, - рыбу какую завалящую.
  -- Зачем завалящую, лучшую отдам, - и рыбак пододвинул к себе мыском сандалии ведерко. - Мне ее все равно девать не куда. Машка еще весной сдохла, - имелась в виду наверное кошка, - а собака ее не ест.
  -- А зачем тогда ловите?
  -- Люблю это дело, успокаивает. Там суета, - и рыбак махнул назад на набережную, - а здесь поплавок и море. Хороший у тебя кот, смышленый, мне такой нужен, - он достал из ведра усатую барабульку и дал ее понюхать Гитлеру. - Может отдашь?
  -- Он вообще вольный, но если пойдет, бери, - перешел на ты Пашка, у них с рыбаком на вскидку разница в возрасте была лет десять, а вот в чью пользу (мудрености рыбака или еще относительной молодости Антибыча) не понятно.
  -- Сейчас мы это и проверим, - рыбак запустил обратно в ведро барабульку и поднялся на ноги. - У тебя дела какие есть?
  -- Не, а, - гнетущая действительность с розысками и угрозами, временно задремала на солнышке, сейчас Пашка был беззаботный турист.
  -- Тогда идем ко мне, пообедаем. У меня вино, - и рыбак причмокнул от удовольствия, - в раю такого не гонят. Букет, запах. Только бочку открыл.
   От такого предложения грех было отказываться. Пашка с Гитлером охотно пошли за рыбаком, а точнее впереди него, так-как радушный хозяин заметно прихрамывал на левую ногу.
   Как и полагается у рыбака половина дома сдавалась отдыхающим, которые превратили двор и окна с балконами в одну большую сушилку: полотенец, купальников, трусов, футболок, шорт и прочего.
   У Антибыча возникла ассоциация с чайнатауной в какой-нибудь Куала Лумпуре, виденной по телеку бог весть когда. "Прачечная, стираем все и всегда! Не проходите мимо! У нас самые низкие цены!", - сочинил рекламный слоган Пашка, пробираясь между махровыми полотенцами.
   Хозяин усадил гостей на свою половине, в беседке увитой виноградом. Гитлер получил под столом причитающуюся ему барабульку, а Антибыч в ожидание основного обеда лаваш с брынзой и стакан, правда изумительного красного вина.
  -- Через пять минут все будет, - пообещал рыбак и пошел в дом поторапливать хозяйку.
   Кот с удовольствием хрустел под столом рыбными костями, а Пашка думал, как хорошо бы ему здесь жилось, неспешно, степенно. "Летом бы сдавал комнаты, торговал вином и чачей, а на зиму ездил в Москву или даже Европу!".
   Стол рыбак с женой накрыли как по заказу, были и коренья с соленьями, мамалыга, домашняя колбаса, жареная свинина, разваристая картошка с укропом, не сырая, а уже вяленая барабулька, сырники со сметаной и конечно вино, много вина.
   Обеденный разговор был простой за жизнь без излишнего заумствования и занудства.
  -- Вот ты куда свою дочку после школы отдашь? - интересовался рыбак, доливая из кувшина вино по стаканам.
  -- В институт, - Антибыч капитально объелся свинины, но все же планировал съесть еще одну барабульку.
  -- А за муж когда? - со своей стороны интересовалась жена рыбака.
  -- Успеет, у нее и так в голове одни пацаны вместо учебы, - Пашка положил на тарелку барабульку.
   Кот же под столом, справившись со своей обеденной рыбиной, потерся в благодарность о ноги всех троих и пошел осваиваться на местности.
   От детей плавно перешли к последним новостям и сплетням.
  -- Как же наши по дорогам лихачат, - покачала головой хозяйка.
  -- Нормально они ездят, - возразил жене захмелевший рыбак.
  -- Да, а то что Гагуа сегодня разбился ты слышал? - указательный палец хозяйки устремился к небу, а затем низвергся под стол.
  -- Это который? - сомкнул густые брови рыбак.
  -- Нины с рынка племянник!
  -- Которая шапками торгует и у нее сын в школе преподает?
  -- Нет, с соседнего ряда очками и дети у нее в Москве.
  -- А, - рыбак наконец понял о ком толкует жена.
   А Антибыч понял, что сюда он попал не случайно и проведение ему улыбается в первый раз за целый день.
  -- И что, сильно разбился? - рыбак поднялся с лавки.
  -- Совсем, - хозяйка развела руками. - От машины живого места не осталось, а что уж с людьми!
  -- Так может это не Гагуа, а другой, - продолжал допытывать жену рыбак, выбираясь из беседки к погребу, за кувшином добавки.
  -- Машина же его! Он бы к ней другого не подпустил!
  -- Когда он только успел, я его вот вечером видел, он компанию к Вахе повез!?
  -- Наверное вот тогда, - в голосе хозяйки чувствовалась печаль.
  -- А что это за Ваха? - наконец вступил в разговор Пашка.
   За ответом пришлось спускаться следом за рыбаком в погреб.
  -- Бывший военный, полковник, у него ресторан, кормит ни чего, но цены, - рыбак открыл краник и из бочки в кувшин потекла чистая амброзия.
   Антибыч покидал рыбака и его хлебосольную хозяйку нетвердой походкой. Гитлер в оправдание своему прозвищу, вероломно предал первейшего друга и промышлял сейчас на туристической половине дома. "Ни чего, завтра придешь просить рыбу, а я тебе -- во!", - и Пашка в отсутствие кота-отступника, показал кукиш себе.
  -- Завтра на пирсе! - помахал вслед удаляющемуся гостю рыбак.
  -- Буду! - пообещал Антибыч и стал по горячим следам подытоживать, что он узнал ценного за обедом.
   "Первое!", - начал он загибать пальцы, - "Гагуа вчера ночью повез Тополя, Толика и Галку в ресторан к Вахе. Второе! У Вахи их ждали. И третье! От ресторана Вахи до места падения машины в пропасть минут пять езды! Сейчас сдам информацию Важегову и могу отдыхать спокойно. Дальше это уже его работа, проверять, допрашивать".
   Но раньше следователя, Пашка попал в цепкие коготки Яны с Катюхой. Девчонки сцапали Антибыча возле столовки на Павлова.
   "Прям какое-то место встречи изменить нельзя!", - поразился нечаянной встрече Пашка.
  -- Ой, а ты от куда?! - закрутила Антибыча на месте Яна.
  -- К тому же без нас пил! - высказала претензию, острая на нюх Катюха.
  -- Я рыбака встретил......, - начал историю Пашка, но его перекрыла своими живейшими впечатлениями Яна.
  -- Катька чуть без второго купальника не осталась! А я вообще так с горки в последний раз шмякнулась, теперь левым ухом ни чего не слышу. Вот скажи что-нибудь, - и она подставила пострадавшую ушную раковину к самым губам Антибыча.
  -- Ни чего Янка не падала, ей пацаны, пока она на шезлонге дрыхла, шипучки через соломинку в ухо влили! - сдала подругу с потрохами Катюха.
  -- Да, а ты бы могла за меня заступиться! - Яна ущипнула стукачку за локоть.
  -- Когда? Я купальник чинила! Вон, лямка на одной нитке держится! - и Катюха в обратку шлепнула Яну мокрым купальником.
   Завязалась шуточная война с беганьем вокруг центрового Пашки, показыванием языков, смешных рожиц, нижнего белья и жестов больше свойственных американским фильмам.
   Нарезвившись, девчонки захотели компоту, а так-как все деньги были оставлены в аквапарке, Антибычу пришлось спонсировать это дорогостоящее мероприятие.
   Компот потянул за собой пирожные и блинчики с медом. Яна с Катюхой уплетали сладости, удивляясь, почему Пашка ни чего не ест.
  -- Мне уже перебор, - пузо проглядывало через футболку младшей сестрой Фудзиямы.
   Кудряшка за пустыми противнями пересчитывала буфетную выручку, то ли сумма выходила слишком смешной, то ли деньги были особенные, только она непрерывно прыскала от смеха, зажимая себе рот ладонью.
   Антибыч подмигнул Кудряшке и она окончательно сбившись со счета, заливаясь звонким смехом, повалилась со стула в царство противней и пирожных.
  -- Больная, - покосилась на Кудряшку Яна.
  -- Припадочная, - вторила ей Катюха, уже позабыв, как пятью минутами ранее вытворяла что-то подобное на подступах к столовке.
   Разубеждать подружек Пашка не стал, а предложил прогуляться до отделения.
  -- Зачем?! - больше всего, после смеха Яна любила секретики.
  -- Пару слов передать, - практически не соврал Антибыч.
  -- Он что-то скрывает! - прищурила хитрый глаз Катюха.
  -- Нет, следователь ищет одних отдыхающих, а я знаю, где они были вчера вечером, - вот так, без нажима, все и выложил Пашка, хотя собирался темнить до последнего: "Меня хрен кто расколет! Штирлиц на моем примере учиться должен!".
   Путь к отделению лежал мимо сувенирных палаток, продавцы которых уже здоровались с Катюхой и Яной как с родными. Антибыч был раскручен на кредит в пятьсот рублей, а торгаши на приличную скидку, но зато теперь все трое были с кожаными амулетами-фенечками, защищающими стопудово от любой неприятности.
   Клетчатый абориген возле ступеней отделения "обрадовал" новостью.
  -- Если вы к следователю, так он уже ушел.
  -- А куда, далеко? - еще не до конца осознал серьезность проблемы Пашка.
  -- Сегодня точно не будет, у них совещание в самих С...., - полностью вымолвить Сочи клетчатый остерегся.
  -- Да, Важегов говорил про вечернюю головомойку, - припомнил дневной квартирный разговор Антибыч и у него тут же зачесалась шея.
   Абориген воспринял этот жест по своему.
  -- У меня нет, но сейчас достанем, - и он засветил из-под пиджака пустую пластиковую полторашку.
   Насилу отвязавшись от выпивохи, Пашка с девчонками сели в скверике под фонтаном в виде льющего воду крана.
  -- А где у него труба, он что в воздухе висит? - Яна изучала устройство фонтана.
  -- Да ты приглядись, вон она внутри под струей воды проходит, - подставляла ладонь падающей из крана воде Катюха.
  -- Иди ты, вот это придумали! - обрадовалась Яна. - Давай сфоткаемся! - она полезла в сумочку за аппаратом.
   Пашка компоновал подруг в кадре в разных позах и положениях, просил сделать то серьезное, то смешное лицо, замереть, не моргать, не дышать, не приставать к другим. В общем вышло штук тридцать снимков. Тут же был произведен отсев ненужных.
  -- Я тут как Буратино, - жаловалась на выдающийся на снимке нос Яна.
  -- И следующий удали, - Катюху не устраивала тень от листвы, падавшая на ногу, от чего она походила на полосатую зебру.
  -- Ну что, домой, переоденемся и к вечерним приключениям! - закончив с фотками, поднялась с бортика фонтана Яна.
   И тут Катюха вспомнила о недавнем визите в милицию.
  -- А ты тех отдыхающих знаешь?
  -- Каких? - не понял о чем его спрашивают Антибыч.
  -- Ну, которые пропали!
  -- Так, не сильно, - скривил щеку Пашка.
  -- А когда они пропали? - не отставала Катюха.
  -- Вчера вечером.
  -- Целые сутки уже! - тут же подсчитала Катюха.
  -- Да их наверное уже убили! - предположила совсем даже не кровожадная Яна.
  -- Успокойтесь, ни чего с ними не случилось, загуляли немного, с кем не бывает, это же курорт, здесь можно слегка отпустить тормоза, - Антибыч не видел причин для волнений (или просто хорошо их скрывал). - Завтра следователь съездит на место и во всем разберется.
  -- А если будет уже поздно?! - в больших глазах Катюхи стояли расчлененные трупы.
  -- Да, мы должны им помочь! - тут же настроилась на боевой лад Яна.
  -- В чем?! Пойдемте домой, переоденемся и на дискотеку. А проблемы пусть милиция решает, у нее на это и оружие и полномочия, - Пашка можно сказать, только выпутался из дерьма, а его обратно звали в выгребную яму, да еще весело с танцами и караоке.
  -- Мы же только заедем и спросим и ни куда лезть не будем, - Катюха не видела для себя в предстоящем расследование ни какой опасности.
   Антибыч хотел сказать: "Читали бы вы девчонки поменьше дамских детективов!", - но смолчал, опасаясь на ночь глядя выселения из совместно снятой квартиры.
   Так и поехали: Катюха с двумя своими израненными купальниками, Яна в просыхающих бирюзовых шортах и Пашка переваривающий обед рыбака.
   Белая тачанка (пятерка жигулей) лихо со скрипом затормозила у ресторана Вахи.
  -- Дельфин, как и заказывали, - водитель показал на разгорающуюся неоновую вывеску ресторана.
   Пока девчонки уточняли, точно ли это то место, кто в него ходит и можно ли в нем есть, Антибыч молча расплатился в водителем.
   "Вот чую, намылят нам здесь шею! Мало меня сегодня душили, еще и стулом достанется!", - пророчествовал подпольный Нострадамус.
   Ресторан не смотря на название был не особо рыбным. В начале меню шли мясные блюда, главенство в которых занимали разнообразные шашлыки.
  -- Давайте возьмем из барашка, - от чтения меню у Яны проснулся аппетит.
  -- Мы здесь не за этим, - прошептал Пашка, незаметно бросая взгляды по окрестности.
  -- Ну хотя бы одну порцию! - исходила слюной Яна.
  -- Тут цены, в три раза дороже наших, - Катюха вытянула из рук подруги меню.
   К столику подошел приветливый официант.
  -- Что-нибудь выбрали?
  -- Да, - Катюха перехватила инициативу у открывавшей рот Яны, - нам чайничек зеленого чая.
  -- И все!? - удивился официант.
  -- Пока да, после мы еще закажем, - чувствовалось, Катюха далеко не новичок в вопросах ресторанной экономии.
   Разочарованный официант ушел на кухню.
  -- С чего начнем? - расправившись с закуской-официантом, Катюхе не терпелось приступить к основному блюду -- расследованию.
  -- Народ надо поспрашивать, - чем больше Антибыч изучал посетителей, тем меньше они ему нравились.
   Контингент ресторана был сплошь неприветливый, если не сказать криминальный -- здоровые небритые мужики в темных одеждах.
  -- Сплошные ваххабиты, - добавил он негромко.
  -- А по мне очень даже симпатичные, у восточных мужчин в бороде весь шарм, - кокетливо закинула ногу на ногу Яна. - Жалко Митрик сегодня пропал, у него такая щетина! Странно и на звонки не отвечает! Может тебе звонил? А ты от меня скрываешь, себе хочешь красавчика захапать! - и она намерилась изъять телефон подруги.
  -- Вот еще, - фыркнула Катюха и перекинула сумочку с телефоном на другое плечо.
   Официант принес пузатый чайник с чаем и тарелку с колотым тростниковым сахаром.
  -- Тут вчера наши друзья отдыхали, - начала расследование Катюха, - пара муж с женой, она еще такая рыжая.
  -- Я вчера не работал, это вам другая смена нужна, - официант развернулся уходить.
  -- Ну может кто остался? - Яна пустила вход свое обаяние.
  -- Попробуйте у бармена, - оттаял официант.
  -- Пейте свой чай, а я сейчас все разнюхаю, - Яна в сопровождение официанта отправилась к барной стойке.
   Зеленой чай целебно действовал на Пашку, Фудзияма спадала и он снова мог поворачиваться в любом направление. А вот Катюху китайский напиток не вдохновлял, она нервничала и поминутно смотрела в сторону барной стойки, где Яна развернула бурную деятельность, выражавшуюся в поглощение разнообразнейших коктейлей и поедание сладостей.
  -- Она уже четвертый махито трескает! - переживала Катюха.
  -- Может так надо, - единственное, что волновало Антибыча, он или бармен за все это будет платить.
  -- Нет, я пойду к ней! - не выдержала Катюха и поднялась из-за столика.
   Пашка скучал один до конца чайника и после этого еще сколько-то времени. Катюха дорвавшись до халявных (видимо) коктейлей, зависла на соседнем барном стуле, посмеиваясь и рассказывая истории бармену.
  -- Зачем я их сюда взял, а сам на кой поехал? Что мы тут можем узнать? Сколько Толик с рыжей и Тополем водки с вином выпили и сколько песен спели и сплясали! Все, забираю их обратно к себе на набережную, - Антибыча окончательно отпустило обеденное вино, а с ним ушло и желание поиграться в сыщиков.
   Девчонки за барной стойкой были уже хорошо навеселе и в их глазах мелькали шальные желания.
  -- Что нибудь узнали? - Пашка облокотился на барную стойку рядом с Катюхой.
  -- Ой, столько всего! - обрадовалась новым ушам Катюха. - Серега, - она кивнула на смешивавшего очередные коктейли бармена, - кайтингом занимается, это такая доска по волнам кататься, только у нее вместо паруса парашют и мы завтра будем учиться ею рулить. Правда?!
   Бармен согласно кивнул, хотя наверное и не слышал о чем щебетала Катюха, ему хватало Яниных вопросов и предложений.
  -- Понятно, - прокашлялся Антибыч. - С Толиком и рыжей что?
  -- А он не знает, - Катюха посмотрела сквозь стакан со льдом и мятой на приставучего соседа по квартире.
  -- Допивайте, я в туалет и валим, - с дельфином, баром и коктейлями пора было завязывать.
   Туалет ресторана не отличался вычурным дизайном. Пол и стены были выложены голубой плиткой, а на потолке нарисованы рыбы, в одной из которых с трудом угадывался дельфин. Пашка все это оценивал стоя с задранной головой у писсуара. Сзади послышались шаркающие шаги.
   "Еще одному приспичило", - Антибыч по привычке искал молнию на пляжных шортах.
   Новый посетитель мялся, видимо решая справить нужду у писсуара или уединиться в кабинке, наконец он сделал выбор и подошел к Пашке.
  -- Вы своих друзей искали?
  -- Да! - Антибычу показалось что он ослышался, все его туалетные разговоры до того сводились к размерам, формам, количеству и последствиям всего этого действия: "А тут!?".
  -- Мужчина с женщиной, она рыжая и с ними еще третий был, - незнакомец для создания шумовой завесы, нажал на слив двух соседний писсуаров.
  -- Это Толик с Галкой и Тополем!
  -- Имен я не знаю. Они здесь появились уже ночью, много пили. Друг ваш заснул прямо за столом, а рыжая с третьим стали танцевать....,
  -- А вы почему это запомнили? Вы здесь работаете? - Пашка пока не понимал в чем интерес рассказывать незнакомцу (особенно когда тебя не просили) о том, что ты видел вчера.
  -- Нет, но я здесь часто бываю. Рыжая когда уходила, забыла свой телефон, - мужчина достали из кармана серебряную "раскладушку", - и я хочу ее отдать. Вы же ей передадите?
  -- Конечно, - Антибычу стало стыдно за свою подозрительность. - А куда они из ресторана отправились, вы не знаете?
  -- Я тогда отвлекся, но к ним присоединился еще один человек, он очень нехороший!
  -- Почему?!
  -- Я и так вам сказал много лишнего, - незнакомец заспешил к выходу из туалета. - Передайте телефон своей подруге и попросите ее больше не общаться с такими людьми, - дверь закрылась за незнакомец.
   Пашка остался один в кафельном царстве переваривать, свалившуюся на него как снег на голову информацию.
   "Получается Тополь притащил сюда Толика с Галкой не ради бухалова, а у него здесь была назначена встреча с таким же как он (или даже хуже) преступником. Но почему Тополь не поехал на встречу один, зачем тащить с собой лишние уши? А если он боялся? Чего? Этого четвертого и Толик с рыжей выполняли роль живого щита, за которым можно спрятаться в случае опасности! Черт, все сходится! Здесь терки, а затем авария! Тополя хотели убрать или уже убрали! А с ним и Толика с Галкой! Нет, это еще не факт, тела не найдены, только Митрика! Ох, надо мотать из Лазаревского, хоть в дурку, но мотать!".
   Антибыча мелко подтрясывало, когда он снова оказался в зале ресторана, казалось что кругом не просто бандиты, а заговорщики решающие, каким способом лучше избавиться от него. С таким настроем Пашка чуть не проскочил мимо бара, где его должны были дожидаться Катюха с Яной. Но их тут не было, впрочем как и бармена, вместо которого за барной стойкой располагалась губастая девица.
  -- А где две девушки, которые тут коктейли пили?
  -- Они с Серегой ушли, - губастая девица кивнула на окно, за которым открывался вид на тонущие в море солнце.
  -- А когда они вернуться? - совсем растерялся Антибыч.
  -- Сегодня уже вряд ли, Серега просил подменить его до конца смены, - новоиспеченная барменша залила воду в кофемашину.
   Выйдя из "Дельфина", Пашка стал искать непутевых подруг по окрестности. Он обошел ближайший квартал, спустился к морю, поднялся опять наверх, посетил соседние кафешки и ресторанчики, Катюха с Яной растворились в неизвестности. Тогда Антибыч вспомнил о таком приколе как телефон.
   "Вот я дурак хожу, надо было сразу позвонить!", - и он набрал на мобильном номер Яны. Оператор сообщил, что абонент выключен или находится в не зоны действия сети. Попытка с Катюхой оказалась успешнее, из трубки полилась веселая мелодия, а затем послышалось -- Алло!
  -- Катюха, вы где, куда из ресторана пропали?
  -- Мы сейчас....., - смех и связь пропала.
   Повторно с Катюхой соединиться не получилось, она тоже вышла из сети.
   "Вот ведь козы, на все наплевали и сбежали! А теперь им весело! На до мной смеются! Нет, я сегодня устрою воспитательную работу! Закроюсь в квартире изнутри и не пущу их ночевать!", - разорялся Пашка. Поостыв он сделал скидку на возраст: "Девчонки молодые, горячие, да еще и выпили. Пусть гуляют. А то что, веселятся, так значит у них все в порядке. Чего я волнуюсь? Сейчас на набережную, посижу. Или с Кудряшкой куда схожу, вон как она сегодня в столовке со смеха грохнулась. А все я ее рассмешил". Настроение вернулось в норму, а о Важеговском задание не вспоминалось до той поры, пока рука в кармане шорт не наткнулась на "раскладушку", но это было уже на набережной в "Прибое". Кругом творилась веселая колготня с шашлычно-коньячными ароматами.
   "Куда в меня столько лезет?", - поражался Антибыч, выкладывая из кармана на стол Галкин мобильник. - "У рыбака пол коровы съел, и теперь кусман килограмма на полтора уминаю! Определенно, здесь ни чем серьезно заниматься нельзя -- ни диетой, не расследованием! Все получается через жопу! Вот накой мне телефон рыжей? Нашел ты забытый телефон в ресторане и отдай его в милицию, там разберутся. Нет, надо дождаться первого встречного отливающего в сортире и втюхать ему трубу, да еще с прогоном, типа у нас здесь люди нехорошие водятся! Да где они не водятся? У нас в Твери что ли их нет? Полно! Я же из-за этого ни к кому не пристаю. И с чего он вообще взял, что это Галкин телефон?". Пашка раскрыл мобильник.
   На экране появилась заставка на которой рыжая целует в усы своего Толика. Не удержавшись, Антибыч полез в нутро телефонной памяти, полистал фотографии из другой заснеженной жизни, семейные застольные торжества, высадку с чемоданами на Лазаревский перрон, купание в море, ну и дальнейший отчет он нетрезвом отдыхе.
   "А это где они?", - Пашка не мог разобрать на маленьком экранчике темный снимок. "Вроде Толик ссыт, но на что? Похоже на памятник или это скульптура. Типа парка в санатории. Безобразие и такое рыжая снимала!", - для уравновешивания просмотренного с окружающим миром, Антибыч потянулся к фляжке с коньяком, в этот момент сзади на затылок опустилось нечто тяжелое, потух свет и музыка прекратилась.
  
   Плотный туман обволакивал Пашку с ног до головы и было совершенно не понятно в какую сторону идти, при том, что не осталось воспоминаний где он был до этого. Сделав несколько шагов в сизой пелене, Антибыч уперся в ствол дерева. "Хоть что-то! Уже не в аду, там деревьев не водится, черти давно на дрова по пилили. А в раю расти могут, но в него с моими долгами не пробраться. Может в кредит? Вы меня берете в рай, а я вам с процентами за пару миллионов лет все возмещаю и выплачиваю! Не они хоть и святые, но не дураки, не поведутся! Тогда где я?".
   Пришлось карабкаться на самую высокую ветку и из кроны дерева смотреть в даль. В одной из сторон туман был подсвечен огнями. Подобрав в сырой траве палку, Пашка побрел на свет. Сначала под ногами было поле или луг, затем его сменила тропинка, а под конец Антибыч шагал по гравийной дороге. Свет по мере приближения наполнялся веселыми звуками и запахами мексиканской кухни.
   Мимо Пашки проскакала девица в пестрой юбке и завязанной на груди рубашке, она накинула на шею Антибыча цветочную гирлянду и со смехом скрылась в тумане из которого стали проступать очертания дома. Еще шагов через двадцать стало понятно, что это ресторан. На открытой веранде за столиками сидели люди, а на сцене в глубине выступал латиноамериканский ансамбль с полуобнаженной креольской подтанцовкой.
   Пашка поднялся по ступенькам на веранду и тут же угодил в распростертые объятия Катюхи.
  -- Ты куда пропал?! Я тебя все жду, жду, а ты не идешь!
  -- А где мы? Я в начале вообще подумал, что помер! - Антибыч прижался к такому теплому и родному телу.
  -- Вот это тебя вставило! А я говорила Антохе не давать нюхать его дряни. А ты разошелся в самолете - "Я и не такое пробовал!".
  -- В самолете? Мы что, куда-то летели?
  -- Ты забыл? Нас в Ницце в розыск объявили, - Катюха повлекла Пашку за собой в зал ресторана.
  -- За что?
  -- Все, тебе больше ни грамма порошка! Тазиз пропал. То есть вертолет разбитый нашли, а его в нем нет. И теперь на нас хотят повесить покушение.
  -- Но мы же ни чего не совершали! - возмутился Антибыч.
  -- Знаю, - успокаивающе Катюха погладила Пашку по руке, - но кто нам поверит. Так что мы временно в Каталонии.
  -- Испании?!
  -- Да, у Антохи здесь друг армейский гостиницей владеет, кстати этот ресторан тоже его. Сейчас я тебя покормлю, чтобы остальное сам вспомнил. А то я при тебе словно нянька, - и Катюха весело скосила глаза в кучу.
  -- Последний вопрос. Что я делал один посреди поля в тумане?
  -- Это опять к Антохиному порошку, я его после случая с Эйфелевой башней пробовать не решаюсь, - раскрывать тему последствий наркотического зелья для исторического памятника культуры Катюха не стала.
   В зале, расписанном в мавританском стиле Антоха занимал большую лежанку, застеленную коврами и подушками. В руке у него дымился кальяновый мундштук, а над ним выделывала фигурные па одна из креольских плясуний. Катюха уложила Антибыча рядом с Антохой на подушки и принялась кормить с руки виноградом, который лопался во рту кисло-сладкими бомбочками.
  -- Я больше не могу, дай мне передохнуть! - с полным ртом, просил о пощаде Пашка.
  -- Еще одну кисточку, - Катюха отламывала от грозди крупные виноградины и отправляла их в рот малоежке-жалобщику.
  -- Отстань ты от парня, пусть сам ест чего хочет, - Антоха заклокотал кальяном и выпустил в воздух облако яблочного аромата, - Будешь? - он протянул мундштук Антибычу.
  -- С него хватит! - осекла предложение Катюха. - По полям два часа бродил, на силу вернулся, а ты его снова хочешь к зеленым человечкам отправить!
  -- Да здесь кроме табака ни чего нет, сама попробуй! - Антоха змеем искусителем подполз к ногам Катюхи и обвил ее шею кальянным шлангом.
   С долей сомнения Катюха сделала легкую затяжку, зажмурилась, замерла и тут ее качнуло словно травинку на ветру.
   Антоха мелко заржал -- Вот тебя вставило! Гаш чистейший алжирский свежак, только из-за моря приплыл.
  -- Сволочь, я же не хотела! - Катюха с закрытыми глазами повалилась в подушки и зарыла в них лицо. - Что теперь со мной будет?
  -- Расслабуха не реальная! - и Антоха дал затянуться теревшейся о него креолке.
   К лежанке подошел хозяин ресторана и друг змея искусителя. По внешнему виду он больше походил на измученного полярной ночью скандинава, чем на прожженного солнцем каталонца. Особенно контрастно на его форе смотрелись две танцовщицы креолки поддерживавшие его под руки.
  -- Как дела, у вас все в поряде, может еще чего-нибудь надо? - по замедленной интонации можно было догадаться, что хозяин ресторана сам уже не раз прикладывался к кальяну.
  -- Нильс, мы лучше всех, - выставил вперед пальцованную Викторию" Антоха.
  -- Хорошо, стволы я вам завтра достану, а пока погрейте девчонок, а то они замерзли. Правда? - и скандинав приобнял за бока креолок.
   Танцовщицы в ответ заулыбались и поцеловав хозяина в щеки, заняли позиции на ковре между Антохой и Пашкой. Скандинав продолжил неспешный обход ресторана, а Антибыч переспросил, правильно ли он услышал.
  -- Оружие!? Зачем оно нам?
  -- Не забивай голову. Завтра немного повоюем и на море! - и Антоха устроил сандвич из двух креолок, роль начинки в котором досталась ему.
   "Война, это нормально!", - успокоился Пашка и переключился на доставшуюся ему танцовщицу, к которой с другой стороны пришла на помощь воспрянувшая из подушек Катюха. Тела закружились, за вращались, превратившись в одно целое великолепие!
  
   Голова словно арбуз раскалывалась на части. Антибыч открыл глаза, перед ним на боку лежала солонка и перечница. Не сразу, но пришло понимание что и перевернутые предметы и он сам лежат на столе.
   "А где Катюха? Помяла сиськи и сбежала! И вторая креольская динамо слиняла! Надо пожаловаться скандинаву на некачественный сервис!", - на глаза попадались нечеткие силуэты проплывающие мимо. Опознать среди них хозяина ресторана не получалось.
  -- Антоха! - позвал Пашка сиплым голосом. - Ты то хоть меня не бросил?!
   Компаньон по лежанке или столу не отозвался. Тогда Антибыч перевернулся на другую щеку, те же размытые силуэты, только не двигающиеся, а сидящие.
   "Не разобрать. А во всем порошок виноват. То поля в тумане, то кабак во мгле. Но куда они все черти делись? Опять решили в прятки поиграть. Нет, кажется скандинав про оружие говорил. А зачем оно? Вроде воевать собирались! А может уже? То-то голова не подъемная. Схлопотал пулю и теперь лежу и радуюсь. Нет, с пулей в мозгах особо не покумекаешь. А я вон, чистый философ. Надо собраться с силами!".
   С трудом Пашка оторвал голову от пластиковой столешницы. В затылке запульсировал вулкан готовый в любую секунду извергнуть лаву. Потрогав его рукою почувствовал на пальцах липкую субстанцию. Поднес их к лицу и понюхав, понял -- это кровь.
   "Хорошо меня приложили! По доброму. А что это за место?", - Антибыч настраиваясь на резкость, пригляделся к окружающей обстановке. - "На скандинаво-каталонский кабак не сильно похоже, скорее это......!"
   Он так же сидел за столиком в "Прибое" на набережной. Соседи ели шашлыки, разговаривали, выпивали и совершенно не обращали на пострадавшего скитальца внимание.
  -- Что со мной произошло? - Пашка попытался разузнать подробности у супружеской пары с маленьким ребенком, сидевших справа от него.
  -- Напился, - хмыкнул глава семьи, - ты больше закусывай.
  -- Меня кто-то ударил, - пожаловался Антибыч.
  -- Когда мы сели есть, ты уже был в отключке, - убавил сарказм глава семьи.
  -- И сильно они вас? - заволновалась супруга. - Это наверное грабители! Вы посмотрите ни чего не пропало?
   Пашка пошарил по карманам, - Нет, вроде бы все на месте.
  -- Тогда какой-нибудь пьяный дурак, под вечер их здесь полно, - нахмурил брови глава семьи.
  -- Давайте я вам компресс сделаю, - супруга смочила салфетку из бутылки с минералкой.
  -- Да, спасибо, - Пашка подставил голову под заботливые женские руки. - У меня еще один телефон был, - вспомнил он о недостающей вещи.
  -- А на кой тебе два? Работаешь много? - глава семьи помог жене замотать голову Антибыча платком.
  -- Второй не мой, его надо было вернуть.
  -- Дорогой? - супруга сделала двойной бантик на затылке пострадавшего.
  -- Старая раскладушка тысячи три, - попытался оценить пропажу Пашка.
  -- Тогда в милицию лучше не ходить, заявление не возьмут, - походу глава семьи с таким положением вещей уже сталкивался, - Может по сто? Я схожу.
  -- У меня вроде осталось, не забрали, - Антибыч поставил на "ноги" початую фляжку коньяка.
  -- А с хозяином телефона мы тебе поможем, - глава семьи подставил три пластиковых стаканчика, в которых судя по цвету раньше плескалась фанта.
  -- Все расскажем, как на вас напали, - поддержала мужа супруга. - Вас точно простят, не переживайте.
  -- Да, осталось только найти рыжую, - задумался Пашка.
   "То ли сон в руку, то ли рука во сне. Там воевать собирался. Здесь по башке получил. И явно из-за Галкиного телефона. Меня походу от "Дельфина" пасли. Хорошо хоть не убили. Явно на грани был. Поле в тумане. Вот не вышел бы на свет и здесь не проснулся. Мистика, итить ее колотить!", - поежившись, Антибыч хлопнул не чокаясь коньяк из стаканчика.
  -- Я тебя понимаю, - похлопал Пашку по руке глава семьи, - отдыхаешь, набираешься на год положительных эмоций и раз все насмарку. Ничего, завтра уже будет полегче.
  -- А давайте мы вас с нашей соседкой познакомим, - предложила женское решение проблемы супруга. - Вы не женатый?
  -- Наверное нет, - не определился с семейным положением нагруженный тяжелыми мыслями Антибыч.
  -- Ну вот и хорошо, сейчас мы ей позвоним, - супруга уже набирала номер соседки.
   Все в этот вечер для Пашки складывалось по закону подлости. Соседка, с которой попытались познакомить Антибыча, оказалась утренней скандалисткой Шреком, из-за которой пришлось распрощаться с первым жильем.
   За столом в "Прибое", при свидетелях, состоялась немая сцена вылившаяся во взаимные упреки с предъявами, затем литр коньяка, второй литр, примирение, сближение, нахождение общих тем и смыслов, перемещение в другое заведение с танцами. Соответственно танцы, еще литр (может быть коньяка, а может быть другого), обнимашки, невинные и не очень поцелуи, борьба тел стоя, а затем и сидя с дальнейшим перетеканием в чье-то жилье с кроватью. Секс и полагающийся после него призовой сон.
  
   Утро для Пашки после вчерашнего пороша было отвратным, ему не сиделось, не лежалось, не ходилось и не думалось. Грело лишь одно, остальным было еще хуже. Разделявшая с Антибычем кровать Катюха не могла разлепить век и только что-то невнятное бормотала в подушку. Антоха в соседнем номере обложившись льдом в ванной пытался остудить, вскипавшую в жилах кровь.
   Но всех окончательно убил хозяин кабака и гостиницы скандинав Нильс. Его прикатила в кресле-коляске креолка из давешнего кордебалета.
  -- Пора ехать, - прошамкал он сухим ртом.
  -- Куда? - отозвался из-за стены Антоха.
  -- За стволами, - Нильс посмотрел на креолку, и та уловив мысль босса, почесала тому нос.
  -- А потом нельзя? - разродилась первой членораздельной фразой Катюха.
  -- Это мне надо или вам, за кем охота идет?!
   С таким железным аргументом не поспоришь. Стали собираться. Катюха хотела соскочить: "Типа вы и без меня справитесь", но ее тоже погрузили в пыльный универсал.
  -- А приличней машины не нашлось? - ворчала она, устраиваясь под пледом на заднем диване "Опеля".
  -- Нам лишнее внимание ни к чему, - Нильс при помощи все той же креолки, перебирался из кресла-каталки на переднее пассажирское сиденье.
  -- Кто поведет? Я лично пас, - Антоха расставшись со льдом и ванной, охлаждался минералкой из переносного холодильника.
   Кандидатура оставалась одна, она и победила в голосование. Пашка подстраивал органы управления под себя.
   Выехали и километров через двадцать узнали, что бензина в баке совсем не осталось. Благо местность холмистая, докатились на нейтрале до деревенской заправки в стороне от магистральной дороги. Пока пополняли запасы бензина, мимо процессия в черном пронесла гроб с покойником.
   Катюха выглянув из-под пледа, заявила -- Это плохая примета и дороги нам теперь не будет!
   Переубедить ее не получилось и пришлось придумывать обходной путь.
  -- Знаю я одну дорогу, там точно нас ни кто не сглазит, - и Нильс показал на уходящий в поле след от покрышек.
   "Опель" рычал, скрипел и жаловался, но ехал и ехал по ухабам и рытвинам полей, лугов и перелесков. Наконец впереди замаячил сносный асфальт. По нему машина полетела как песня -- вот только куда?
  -- Нам надо сюда, - ткнул пальцем в искомое место на карте скандинав.
  -- А мы сейчас где? - из начального курса математики Антибыч помнил, чтобы попасть в точку Б, надо определится с точкой А, а вот с ней сейчас были большие проблемы.
  -- Наверное здесь!
  -- Нет здесь!
   Каждый предлагал свою версию действительности.
   Не сойдясь во мнениях, решили выслушать независимых экспертов (или хотя бы одного). Для этой цели свернули направо в деревеньку, подступы к которой на холме охраняла полуразрушенная средневековая крепость.
  -- А если и там похороны идут? - в очередной раз проявила свою мнительность Катюха.
  -- Два раза в одну воронку покойники не падают, - философически заметил сосед по заднему дивану Антоха.
   Ученые убеждают, что мы живем в многомерно-сложном искривленном пространстве и что, если в одном месте наметилась возвышенность, то в другом непременно появится низина. Так вот для наших путешественников низиной оказались похороны в деревне на заправке, а вот возвышением свадьба, в которую сам того не подозревая въехал пыльный "Опель".
  -- Чего это они так радуются? - Катюха помахала в ответ улыбающейся женщине в нарядном цветастом платье.
  -- Загул, - что-то подобное Пашка наблюдал в Тверских деревнях, правда с другим колоритом и с меньшим буйством красок.
  -- Свадьба, - уточнил спец местных традиций Нильс. - Они нас дальше не пропустят.
  -- Почему, едем дальше!? - после двух больших выпитых бутылок минералки, Антоха сильно потел, и от того нуждался в непрерывном обдуве из открытого окна движущегося автомобиля.
  -- Обидятся, - Антибыч заглушил "Опель" возле местной площади, на которой сейчас проходил настоящий фестиваль фламенко.
  -- Мы только поздравим молодоженов и поедем дальше, - Нильс открыл пассажирскую дверь и поставил на каменную брусчатку, отказывавшиеся поутру ходить, ноги.
  -- Тогда нужен подарок, так неудобно, - Катюха выступала за культурность во всем.
   Пошарили по своим и машинным карманам. В подарки годились: баллонный ключ, запасное колесо, флаер на вчерашнюю вечерину, котлета денег (на оружие), Антохин порошок и масса пыли в багажнике.
  -- Ни чего не годится! - сокрушалась Катюха.
  -- А, - махнул рукой Нильс, - подарим машину, - и направился в гущу танцующих.
  -- Ну а мы на чем поедем дальше? - хоть и рулить сегодня было не веселым занятием, но и идти пешком Пашке совсем не улыбалось.
  -- Я на это не подписывался! - поддержал товарища по путешествию Антоха.
  -- Успокойтесь, у меня в запасе вторые ключи от машины, - Нильс похлопал себя по заднему карману. - Сейчас "Опель" подарим, а через полчаса заберем. В этой суете ни кто и не заметит и не вспомнит, что мы были.
  -- Тогда я первая! - Катюха, поправляя свои роскошные черные волосы, поспешила за Нильсом к молодоженам.
   Она горячо расцеловала жениха с невестой и пожелала им много детишек, затем Нильс подарил ключи от машины. Антибыч с Антохой наблюдали за церемонией издалека.
  -- Может, пойдем поближе? - Пашку интересовало, что Катюха отдельно нашептывала жениху, пока его вторая половина улыбалась фотографу.
  -- Ну их, еще танцевать заставят, - Антоха сел на лавочку под пальмой рядом с пожилой матроной и достал из кармана пакетик с порошком.
  -- Только сильно не увлекайся, - попросил соблюсти хоть какие-то рамки приличия Антибыч.
  -- Ты тоже, - Антоха кивнул на накрытые столы и предложил, отведать порошка матроне.
   Женщина вежливо отказалась, тогда Антоха на Катюхин манер пошептал ей на ухо, и та залилась громким смехом. За дальнейшим развитием порошковых дел Пашка не следил, его манили порхающие красные юбки и ловко отбивающие такт каблуки.
   "Как это у них все получается?", - не успел он подумать, как оказался в центре фламенковской феерии, из которой его насилу вытянул Нильс примерно через час.
  -- Нам пора дальше ехать, я узнал, как называется эта деревня.
  -- Очень хорошо! - Антибыч расставаясь с последней партнершей, на прощание поцеловал ей руку. - Мы с тобой на обратном пути обязательно зажжем!
   Красотка сверкнув глазами, что-то темпераментно произнесла по-испански.
   Нильс перевел -- Скоро должен прийти ее жених, но если ты не боишься его кинжала, то можешь остаться.
  -- Спасибо, что предупредила, - улыбнулся Пашка и потянул в сторону скандинава, - я пацифист, миру мир, а вам детишек по больше!
   Последняя фраза показалась какой-то знакомой и повторяющейся - "Точно, ее Катюха произносила. А где она сама?".
   Но сначала нашелся по косвенным уликам Антоха, там где он ступал поселенцы вели себя особенно не адекватно, кто водил хороводы вокруг пальмы со скамейкой (как пожилая матрона), кто подставлял руки солнцу (прося принять его в космическое братство), кто с аппетитом поедал придорожную пыль.
  -- Он так всю деревню снаркоманит! - запереживал за аборигенское будущее Антибыч, заглядывая в открытые окна дома.
   Здесь Антоха вырывал из стены плазменный телевизор.
  -- Оставь его! - Пашка попытался ухватить воришку за рубашку.
  -- Хозяин мне его подарил, - и Антоха пнул ногой, лежащего на полу и пускающего слюну курчавого парня.
   Пришлось Антибычу с Нильсом вытягивать Антоху через окно вместе с приросшим к пальцам телеком.
   Поиски Катюхи заняли больше времени, она ни как не проявляла своего присутствия на свадьбе. Единственное, что отметили Пинкертоны, отсутствие рядом с невестой жениха.
  -- Катюхина работа!
   Нильс согласно кивнул Пашке.
   Пошли по кругу, точнее по спирали от площади по домам. На третьем витке Катюху запеленговали в доме с колоритно коралловыми ставнями. В окне промелькнула ее прическа и последовавший за этим заразительный смех.
  -- Берем?! - не то спросил, не то скомандовал Антибыч.
   Нильс на это приосанился и постучался во входную дверь. В доме произошла маленькая буря с грохотом, беготней и взыванием к Мадонне и деве Марии. После этого наступила полная тишина. Можно было влезть в окно и отработать Антохин сценарий, но как ни как Катюха была женщиной и применять к ней силу не хотелось. Пошли на переговоры.
  -- Не бойся, открывай! Это мы, родня с невестой ни о чем не знают.
  -- Откуда я знаю, может вас подослали?! - из-за коралловой ставни показался жених с дробовиком.
   "Вот и оружие, а мы за ним куда-то едем!", - про себя заметил Пашка и продолжил переговорную часть.
  -- Мы в деревне ни кого не знаем, только ее, - и Антибыч показал, на выглядывавшую из-за жениховского плеча Катюху.
  -- Хорошо, - жених оглядел площадку перед домом и успокоился, двое чужаков для него были не опаснее навозных мух.
   Пашка уловил это пренебрежение и откомментировал: "Сам ты таракан каталонский маленький черный, только что усы и есть!".
   Открылась входная дверь, на пороге стояли двое Катюха и этот с усами, поцеловались на прощанье, еще раз, потом еще, еще. В общем пришлось их растаскивать.
  -- Ты прям как маленькая, - журил по дороге к машине Катюху Нильс, - ни одну конфетку пропустить не можешь.
  -- Да чего ты в нем вообще нашла? Маленький, волосатый, наглый, вечно чего-то лопочет по своему, да еще и с дробовиком! - в Арнтибыче взыграло оскорбленное самолюбие. Только этой ночью Катюха спала в его постели и на тебе, через три часа уже с другим крутит.
  -- Ни чего вы не понимаете, в этом женихе такой южный шарм, и усы ему идут, - Катюха еще прибывала в любовно-сексуальном упоение, - особенно на свадьбе, практически у всех на виду. Это такой драйв. Тебе надо попробовать!
  -- Трахнуть жениха?! - сплюнул в пыльную обочину Пашка.
  -- Невесту! Хотя если у тебя такие фантазии, можно и жениха, - Катюха заулыбалась.
  -- Этого таракана? Беее! - от последней остроты Антибыч чуть не блевонул.
   Отперли "Опель", в котором оставили Антоху, тот спал на заднем сиденье с ногами, обнимая идентичный дробовик, что и у жениха.
  -- Мы же его с телевизором несли? - почесал рыжую щетину Нильс.
  -- Поменял, - не переставая сопеть во сне, пояснил Антоха, - они тут у всех, - и он сладко зачмокал губами.
   Деревню покинули без эксцессов и до места назначения добрались за час с хвостиком. Это был не то склад, не то цех по производству вина. Вдоль стены многоярусными рядами были выставлены дубовые бочки-цистерны, тут же у противоположной стены присутствовало оборудование неизвестного назначения.
   "Это наверное пресс для выжимки винограда", - Пашка постучал костяшками пальцев по баку из нержавейки, над которым нависала тяжелая крышка с пневматическим поршнем. Антибыч посмотрел кругом, спросить, точна ли его догадка, но по цеху гулял только ветер.
  -- Ни кого, - Антоха заложил руки за голову и посмотрел на сводчатый гофрированный потолок.
  -- Конечно, пока вас всех соберешь..., - Катюха нашла для себя зеркало возле умывальника и распутывала завившиеся в рожки кудри.
  -- А сама лучше? - напомнил ей о совращение жениха, все еще дующийся Пашка.
  -- Сравнил! Я пол деревни до глюков не доводила. Всего-то и пожелала парню счастливого супружества.
  -- Так после тебя его из деревни выгонят, если даже не застрелят! Куртизанка похотливая! - завелся Антибыч.
  -- Сам дурак! - не думала оставаться в долгу Катюха.
  -- Да чтоб я еще раз лег с тобой в одну.....!
   Разгорающийся конфликт потушил своим появлением Нильс.
  -- Прекращайте, шума от вас слишком много, а вино этого не любит, - и он кивнул на шедшего с ним рядом пожилого специалиста в синем халате.
  -- Че, договорился? - Антоха (на удивление) на фоне измученных дорогой и свадьбой товарищей выглядел огурцом.
  -- Наши продавцы уже уехали, завтра будут, - в голосе Нильса не чувствовалось и капли расстройства.
  -- И чего, здесь будем ночевать? - насупился Антоха.
  -- Нет, я не согласна, мне комфорт нужен, а на бочках сами спите, - и Катюха показала капризный язычок собственному отражению в зеркале.
  -- Дорогу слава богу знаем, завтра спокойно сгоняем, - хоть Антибыч и не был таким неженкой как развратная сожительница, но и ему не сильно хотелось спать в одном помещение с летучими мышами (свисавшими с гофрированного потолка виноградными гроздьями). "Еще всю кровь выпьют!".
  -- А если сегодня чего случится?! - продолжал держать нервяк Антоха.
  -- Не смеши, где мы, а где Канны! Наш след еще неделю вынюхивать будут, - оставшись довольна своей, восстановленной прической, Катюха завиляла бедрами к большим воротам.
  -- Да расслабься, сегодня еще выходной, сейчас вон винца хорошего возьмем, не зря же ехали, - и Нильс повел разговор со специалистом в халате по-каталонски.
   Вина не пожадничали и набрали полный багажник, так что он просел до ободов. Плюс еще пассажиры и вот уже "Опель" на пределе своих сил волочет компашку домой. Накуролесили не меньше чем туда. Решили окунуться до заката, так как к себе на пляж уже не поспевали. Прямого подъезда к воде не было, а карабкаться по скалам представлялось не безопасным. Задобрили вином местного пастуха, спавшего в тени дуба, и он показал кружную дорогу к песчаному пляжу.
  -- Райское место, кино можно снимать, там людей почти не бывает, разве только Хорхе заедет, Мигель не далеко будет, Луис со своими свиньями....., - и пастух долго перечислял добрую половину односельчан и жителей соседних селений.
  -- Мы поняли, - устал слушать ни чего не значащие имена Нильс.
  -- За брошенным сараем повернем налево и дальше все время держаться апельсиновой рощи, - уточнил напоследок маршрут Пашка.
  -- Это не совсем сарай, раньше в нем жили переселенцы, у них и электричество было, генератор дизельный, он теперь у Хорхе на ферме работает, только не у того Хорхе что на пляж ездит, тот лодырь и ни чем целый день не занимается, а у......, - и пастух с новым жаром принялся ведать о родственно-семейных связях, особенностях фермерства и нерадивости молодежи, норовящей сбежать в большой город.
   Если бы не коровы, запросившиеся домой, тирада могла продолжаться вечно. Поехали дальше.
  -- Совсем мужик с коровами одичал, - Катюха смотрела вслед пыльному облаку, заволакивающему одинокую фигуру пастуха. - Целый день поговорить не с кем.
  -- Да, но не до такой степени! - Антоха задраил наглухо боковые окна машины. - На кой мне знать, кем приходится Луис электрику Пересу?!
   Проехали заброшенный сарай с ржавеющим безколесым остовом грузовика на задворках. У апельсиновой рощи притормозили и набрали ярких сочных фруктов на ужин. Дорога неспешно и даже местами неохотно, все же привела к пляжу. На кино он конечно не тянул, но отфотошопив его можно было смело вставлять в буклет туристических красот Каталонии. Закрытая скалами бухта, мелкий белый песок, отсутствие растительности, но ее же можно нарисовать в воображение (или на компьютере) и ни каких Хорхе, Луисов и Мигелей.
   Машина еще не успела толком затормозить, а Катюха уже скидывая с себя одежду, побежала плескаться в море. За ней последовали остальные. И оказалось, больше всех за день соскучился по соленым волнам Антоха. Он подолгу уходил на глубину, ища там покоя и гармонии. Иной раз приходилось его вытягивать за трусы на поверхность, чтобы он хоть немного подышал кислородом. Катюха с Нильсом дурачились на мелководье, а Антибыч (самый хозяйственный) занимался промыслом. Ему удалось насобирать под камнями с дюжину наглых и кусачих крабов, которые и стали основой рыбацкой похлебки.
   Солнце укатило за скалы и там окончательно отключилось. На чернеющем небе стали проступать жирные (потому что все еще были голодны) звезды.
  -- Ужин при свечах! - любовалась на такую далекую и такую близкую красоту Катюха.
  -- Здоровые печки да и все, - приземленный Антоха вылавливал из котелка с похлебкой раскрасневшегося краба. - Кого греют, чего, непонятно.
  -- А я бы себе такое персональное солнце завел, - расфантазировался Пашка.
  -- Зачем? - подключился к философскому диспуту Нильс. - Жить на нем нельзя, близко находится - жарко, далеко -- холодно. А если так как мы, у нас уже одно есть, зачем второе?
  -- Впрозапас, если солнце вдруг выключат. Или с другой стороны земли его повесить, чтобы круглые сутки день был!
  -- Как же тогда спать при свете? С ума рехнуться! - Катюху идея двойной подсветки не сильно вдохновляла.
   Диспут продолжался еще долго. Из похлебки были выловлены и съедены все крабы, затем настала очередь жижи в котелке и печеных в углях апельсинов.
  -- Здесь заночуем или домой поедем? - раззевался Нильс.
  -- Песочек еще теплый, давайте закопаемся до утра как черепахи, - Катюхе не хотелось разрушать унылым движением, романтику ночи.
  -- Я слышал, ночью на берег кроме черепах, выползают всякие склизкие гады, - скривил губу Антоха.
  -- Что, они уже здесь?! - подпрыгнула на месте впечатлительная Катюха. - А они не кусаются? Поехали обратно!
   Наконец-таки Антибыча освободили от почетной обязанности шафера, и он занял место на заднем диване с Катюхой. Нильс стал зевающим пилотом, а Антоха периодически дремлющим штурманом. И всю обратную дорогу создавалось впечатление, что это сам "Опель" вспоминает маршрут, преодоленный им днем. Проехали мимо винного ангара, свадебной деревни, погрузившейся в сон, несчастливой заправки. Подступы к Нильсовскому отелю освещали яркие огни.
  -- У тебя там чего сегодня, опять пати? - разлепил сонные глаза Антоха.
  -- Не должно быть, я музыкантов и фейерверки не заказывал, - заерзал на водительском сиденье Нильс.
  -- Кот из дома, мыши в пляс, - заурчала, потягиваясь на заднем сиденье Катюха.
   Вблизи веселье оказалось не таким уж и весельем -- полыхал отель и располагавшийся неподалеку ресторан. Вокруг бегали постояльцы и персонал и пытались: кто потушить, а кто спасти свои вещи из огня. Мимо "Опеля" с воем сирены пронеслись две пожарные машины и с ходу включились с борьбу с огнем.
  -- Черт, кто это сделал, всех уволю?! - взвился Нильс.
  -- Несчастный случай, - попытался успокоить хозяина-погорельца Пашка.
  -- А я в этом сильно сомневаюсь, - Антоха потянулся к дробовику, лежащему между сиденьями.
  
   "Нас вычислили! Кто-то сдал!? Занимаем оборону!", - пронеслось побудкой через нейроны головного мозга Антибыча. Яркое пламя сменила чернота комнаты.
  -- Опять этот сон! - Пашка приподнялся на постели.
   Рядом спало женское тело (но не Шрека!), а за ним усатое лицо. Сочтя такое соседство вполне естественным, Антибыч вернулся к интерпретации сна.
   "Полный винегрет! Похороны, свадьба, море со звездами. Но это еще ладно, в Лазаревском такое добро тоже водится. Но пожар и оружие!? И ведь воевать даже собрался! Раньше такого дома не снилось и в командировках не припомню. Самое главное все продумано красочно, словно по настоящему, не отличишь! Говорят, такое с шизофрениками случается. Но я же здоровый, или уже нет? Наверное из-за стресса. Следователь этот Важегов давит, да еще Толика с рыжей где-то черти носят. По башке дали!", - потрогал шишку на затылке и еще раз посмотрел на усатого. "Вот тебе и Толик нашелся, стоило только искать, а это наверное Галка", - он перевернул женское тело к себе лицом.
   Но женщина была не знакома, то есть знакома в общем и целом, попадалась на глаза на набережной.
   Поискал свои трусы, на месте их не оказалось. "Значит опять е..ался", - без энтузиазма выдохнул Пашка. "Снаряд хоть ни чего?", - откинул одеяло и ощупал (видимость была слабая) фигуру. "Не Яна с Катюхой, но это лучшее тело, что досталось мне в Лазаревском. Кажется, я у нее сок или коньяк покупал". Сходил в туалет, на обратном пути разжился трусами, висевшими на ручке двери, выпил из холодильника минералки, затем сто грамм водки, закусил немытой фейхуей и устаканился на кровати под одеялом, под женским боком. "Посплю еще час, а там и на море с завтраком".
  
   Отель пострадал не сильно, огнем опалило только парадную лестницу и вестибюль первого этажа, а вот ресторану не повезло. От него остался только почерневший остов.
   Нильс по горячим следам проводил дознание среди своих работников. Часть из них уже спала, когда начался пожал, другая, занятая повседневными делами ни чего странного не заметила, были и такие, что винили во всем шаровую молнию, нечистую силу, террористов и самого сатану. С одним из последних сейчас и велась беседа.
  -- Человек такого бы не сделал, чтобы одновременно все заполыхало! Черт разошелся. Теперь надо святого отца вызывать, что бы он мессу отслужил, а то все повторится, да еще хлеще в тыщу раз! - и трясущийся лифтер трижды перекрестился.
  -- А до черта кто в холле находился, посторонние были? - Нильс потер пальцем закопченную мраморную колонну.
  -- Нет, только постояльцы, - мотнул головой не менее копченый лифтер.
  -- Были, - припомнила, уже опрошенная горничная, - двое, хотели снять номер, а затем передумали и ушли в ресторан.
  -- Как они выглядели?! - расхаживающий по вестибюлю взад-вперед Антоха, держал за спиной выменянный на свадьбе дробовик.
  -- Обычные, только в очках и кепках, словно на пляже, - повертела руками перед грудью горничная, - и еще, у них выговор, как у него, - и она показала на стоящего вообще в стороне Антибыча.
  -- Похоже за нами охотится русская мафия! - Антоха направил ствол дробовика в тревожную темноту парка.
  -- Хорошо, но причем тут мой отель?! - Нильсу по большому счету было плевать, какой национальности бандиты, а вот на пострадавшую недвижимость нет.
  -- Они всегда так лютуют, людей запугивают, чтобы те не рыпались и кверху лапки поднимали! - напряженный палец Антохи потянулся к взведенному курку.
  -- Погоди, сейчас мы у спеца проконсультируемся, - и Нильс махнул Пашке рукой. - Ты с русской мафией знаком?
  -- А кто ж с ней не знаком, она у нас везде, - в понимание Антибыча та представлялась этакой жирной грязью, засасывающей ноги и не дающей нормально двигаться по дороге. - А что случилось?
  -- Твои земляки постарались, - Нильс с тоской посмотрел на закопченные стены.
  -- Я за всех не в ответе, - Пашке пришло на ум, что Нильс хочет затребовать с него неустойку за поджог.
   Со стороны сгоревшего ресторана, к гостинице подошла Катюха.
  -- Смотрите, что я нашла! - и она подняла над головой обожженный портфель.
  -- Что в нем? - насторожился Антоха.
  -- Не знаю, но здесь инициалы Тазиза, - Катюха показала на золотое тиснение над замком портфеля.
  -- Точно его, - Антоха был уже рядом и пытался открыть замок.
  -- Я уже пробовала, тут шифр знать надо, - Катюха покрутила замочные колесики с цифрами.
  -- Но откуда он здесь взялся? - Антибыча больше заинтересовало его происхождение, а не содержимое.
  -- Я не привозил...
  -- И я тоже, - поддакнула Антохе Катюха. - Может он у тебя был? - она перевела взгляд на Нильса.
  -- Исключено, мы с Тазизом лично не знакомы и сюда он не приезжал.
  -- Тогда это русские мафиози забыли, - заключила Катюха.
  -- Или специально для нас оставили, - внес долю скепсиса Пашка.
  -- Черт, а если там бомба! - Антоха судорожно отбросил от себя портфель в сторону.
   Все в испуге попятились назад, а в недрах портфеля вроде бы что-то затикало.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"