Какурин Александр: другие произведения.

Антиб (сны и явь Лазаревского) гл 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Пашка кувырнулся с ящика головой в пустые бутылки, от чего и проснулся. Рядом спали рыбак, Ленька и Матиас. Бутыль на полу с остатками выдержанного коньяка составляла центр композиции, так сказать Эйфелеву башню.
   "Опять эти французские ассоциации!? Не спокойно у них. Воюют", - на языке, что-то путалось и щекотало небо, потянул и в руке оказался длинный рыжий волос. "С кем это я целовался?", - Антибыч оглядел спящих по кругу сыпунов. Рыбак с Матиасом сразу отпадали, а вот у Леньки волосы были рыжие, только уж больно короткие. "За такие толком и не ухватишь. У нас были гости?! Что-то я не туда. Про дела забыл! А какие дела? Надо вспомнить".
   Зазвонил мобильник. Пашка долго и неуклюже вытягивал его из кармана шорт, так-что проснулся рыбак и захлопал непонятливо глазами.
  -- Кто это? - прокашлялся он.
  -- Сейчас узнаем, - Антибыч наконец добрался до зеленой клавиши разговора. - Алле, - произнес он в трубку с полуметрового расстояния.
  -- Куда вы пропали?! - без предисловий начала чуточку сердитая Катюха.
  -- А мы пропадали? - порылся в пустых файлах памяти Пашка.
  -- Да, пошли за деньгами к Матиасу и пропали!
  -- А зачем нам нужны были деньги? - продолжил задавать по-детски непосредственные вопросы Антибыч.
  -- За ресторан расплатиться!
   И тут Пашка вспомнил и вечер, и ночь и даже зарождавшееся утро и так ему стало неудобно и не комфортно за свое пьяное раздолбайство, что голова непроизвольно вжалась в плечи по самую макушку.
  -- И вас все еще держат в ресторане? - пискнул он из "раковины".
  -- За нас ребята заплатили, - и Катюха пошла рассказывать, как они с Янкой в очередной раз познакомились с классными пацанами. - Но ты все равно гад! - закончила она весело свое повествование.
  -- Согласен, готов загладить свой проступок, - буря морального унижения пронеслась над самой макушкой Антибыча, на небе души снова воссияло солнце.
  -- А чем? - заинтересовалась Катюха.
   Пашка бегло оценил содержимое подвала. Початая "Эйфелева башня" не годилась, деревянные ящики тоже, Матиас и Ленька вызывали сомнение, а вот рыбак почему-то притягивал своей харизмой.
  -- Вы сейчас где? - понял он, что нужно.
  -- На берегу, возле пирса, - явно приблизительно оценила координаты Катюха.
  -- Там и оставайтесь. Сейчас у вас будет грандиозная рыбалка, - и зажав трубку ладонью Антибыч переключился на рыбака. - Я тебе компанию веселую нашел, удить хотят как черти!
  -- Это опупительно, я им такой клев устрою! - зарокотал в глубинах подвала властителем морей Посейдоном рыбак.
   Отдыхающие позевывая шли в сторону набережной завтракать, а Пашка с Матиасом в противоположную к отделению. У отделения дежурили двое, знакомый клетчатый абориген и борец из "Кайена". Антибыч выманил жестами за угол клетчатого поговорить.
  -- Как дела? - осведомился абориген. - Завтракали? - и он хлопнул себя пальцами по шее.
  -- Уже дважды, - дыхнул свежим перегаром Пашка.
  -- Коньяк, уважаю, - определил по запаху утреннее меню клетчатый. - А я вот пока пощусь.
  -- Чего так?
  -- Серьезные дела намечаются. Видели, парень у отделения крутится, не наш, а со стволом. Я дежурному сигнализировал, а он и слушать не хочет. А вы опять к следователю? Он уже на месте.
  -- Мы к нему позже зайдем, - попадаться без крайней необходимости на глаза борцу, Антибычу не хотелось.
   Абориген вернулся на боевой пост у отделения, а Пашка с Матиасом обошли здание с тыла и принялись заглядывать во все подряд окна на первом этаже. Наконец им попался нужный кабинет.
   За столом сидел Важегов, а напротив него сидели Толик и Ирка.
  -- Встань здесь, чтобы следователь тебя не видел, - показал Матиасу на кусты Антибыч и постучался в окно.
   Важегов не сразу отреагировал на стекольную азбуку Морзе, продолжая заполнять протокол и только после того, как к окну прильнуло Пашкино лицо, он перевел взгляд в сторону от стола и задержанных.
  -- Ты что, дебил?! Зачем в окно ломишься?! - следователь открыл левую створку окна.
  -- Мне вовнутрь нельзя! - ухватился за решетку Антибыч.
  -- Шотаичевского борца испугался? - с издевкой заметил следователь.
  -- Да, вы Толика с Иркой отпустите, они в деле не причем.
  -- У меня не пионерская здравница, всех медалями и кубками поощрять, а милиция. Здесь преступления расследуют. А твоя парочка в номер вломилась, все там перевернула. Это как называется?
  -- Недоразумение, - с надежной улыбнулся из-за решетки Пашка.
  -- Не угадал, статья 158 кража совершенная группой лиц по предварительному сговору, а возможно и третий пункт в крупном размере, - блеснул знанием УК РФ Важегов.
  -- Господи, что у этого иностранца брать, трусы с носками что ли?!
  -- А ты от куда знаешь, может с ними тоже в сговоре? - и следователь не мигая, вперился Антибычу в зрачки.
  -- Конечно нет! - отшатнулся от решетки Пашка. - Я был совсем в другом месте.
  -- В каком?
  -- Я не помню, но знаю где сейчас находится Матиас Зимер, - интурист прячущийся в кустах сейчас был на грани слива.
  -- Это уже интереснее, - ослабил цепкость взгляда Важегов. - Называй адрес.
  -- Я так, визуально, это не далеко от набережной, - опомнился со сдачей подельника Антибыч.
  -- Ладно, покажешь, и что он там делает?
  -- Прячется, - ни капли не соврал, косясь на кусты Пашка.
  -- И как ты его нашел? - следователь вернулся к столу за сигаретами.
  -- Случайно, мы неподалеку отдыхали, а он с балкона воды купить попросил.
  -- А вы чего? - закурил Важегов.
  -- Он денег дал, мы и купили. Не погибать же человеку от жажды.
  -- Теперь я понимаю, чего вы в гостиницу поперлись. Пока хозяина нет, можно и по вещам пройтись.
  -- Зачем на нас лишнее дело вешать, Матиас все равно бандит. Вы его арестуете, и все отчетности на месяц вперед перевыполните.
   При упоминании своего имени интурист выглянул из-за куста, и Антибычу пришлось незаметно махать ногой, спрятаться тому обратно в укрытие. Мимо следователя эта манипуляция не прошла и он попытался выглянуть в окно, но его остановила решетка на окне и он увидел только край трясущегося куста.
  -- Что там? - заподозрил подвох Важегов.
  -- Да, псина, увязалась за мной от столовки, ни как ее не прогоню.
  -- Наверное такая же дурная..., - продолжать фразу следователь не стал, давая возможность домыслить ее самостоятельно.
  -- Так отпустите их? - и Пашка кивнул на замерших в анабиозе нерешительности Толика и Ирку.
  -- Хорошо, только сразу поедем за Зимером!
   Антибыч клятвенно взметнул руку в пионерском салюте. Толик с Иркой оттаяли и зашушукались между собой. Важегов закрыл дело и убрал его в стол. В кабинет заглянул сержант.
  -- Теремин к себе требует!
  -- Чего ему надо?
  -- Не знаю, - пожал плечами сержант. - Но недовольный.
  -- Чую это надолго, - под загаром Важегова стала проступать серая мгла. - Дождешься меня у входа, - велел он Пашке.
  -- А Толик с Ирой?
  -- Свободны, - Важегов последовал за сержантом в коридор.
  -- А можно пока Шотаевских борцов задержать? - обранил пожелание Пашка.
  -- Нет, шума раньше времени нам не надо, вот когда дров наломают....,
   Антибычу живо нарисовалась воображаемая картина, как выходящую из отделения парочку заталкивают в "Кайен" и увозят в неизвестном направлении. А дальше уже прибой и расчлененка.
  -- А через окно выйти?! - попытался ухватиться за следователя отчаянным вопросом Пашка, но тот уже окончательно скрылся за дверью.
   Не получив, ни да, ни нет, Антибыч подергал прутья решетки, но те были накрепко вмурованы в кладку стены.
  -- А почему нам нельзя через дверь? - подала голос, непонимающая серьезности положения Ира.
  -- Мне тоже лазить совсем не хочется, - и Толик почесал пострадавшую от ночного альпинизма спину.
  -- А пулю между глаз, хочется?! Борцы, что гостиницу Матиаса пасли, сейчас возле отделения труться, походу вас дожидаются - поделился частью своих страхов Пашка. - Вы идите только не спеша, а я попытаюсь ситуацию решить.
  -- Ой, мы же ни чего не делали! - затряслась серой мышкой Ира.
  -- Да я с ними в два счета, только кувалду заберу! - в свою очередь расхрабрился Толик и поменял чесальную руку на спине.
   Плана действия не было, мыслей тоже ноль, но Антибыч побежал добровольно в западню, а за ним не шарящий ситуации Матиас.
   "Что делать, что делать? Смотаться, а на обещания плевать! Верняк! Здоровье и нервы сэкономлю. Нет, совсем гадость! Тогда сдать бойцам Матиаса! Тоже гадость, но уже меньше, да и денег я своих не получил. Вот кто эту совесть только придумал?! Так, эврика! Отвлечь бойцов и вывести по-тихому из отделения Толика с Иркой. Ага, клетчатый абориген с этим как раз справиться, предложит выпить, заболтает. Сейчас я ему просимофорю!", - вырулил из-за угла дома Пашка, но тут же наткнулся на облом.
   У входа в отделение дежурил только кайеновский борец. Аборигена в округе не наблюдалось.
   "Вот куда он подевался?", - закрутил головой по сторонам Антибыч. "Точно, у клетчатого горючки не было. Во влип!".
   В милицейском предбаннике пошло подозрительное копошение с характерными Толикиными матюками. Кайеновский боец тут же встал в боевую изготовку с взведенным ТТ. На крыльце показались Толик с огнетушителем на перевес и Ира с маской страдания на лице. Боец положил палец на спусковой крючок и поманил к себе бедовую парочку. В считанные секунды должно было состояться кровавое побоище с непредсказуемым трагическим финалом.
   "Черт, это полное дерьмо!", - адреналин побежал холодом по жилам Антибыча.
   На автопилоте он отделился от угла дома и, набирая ход, полетел к отделению. Борец тем временем, уклоняясь от пущенного Толиком огнетушителя, хватал Иру за горло. Пашка не чувствуя ног и притяжения перемахнул через клумбу, и его рука "правосудия" с зажатым в кулаке наганом опустилась на темя кайеновского борца. Спорт проиграл стали и борец без сознания рухнул на асфальт, а с ним и ТТ и огнетушитель и выпущенная из рук Ира.
  -- Ты его убил? - приподнялась на локте Ира и заглянула в застывшие зрачки борца.
  -- Я нет, а он бы вас, да. Бежим! - с осознание содеянного пришел и страх, так что Пашка припустил по Павлова с низкого старта.
   Остальную троицу упрашивать не пришлось, они побежали от отделения не хуже фаворита. На встречу им попался клетчатый абориген.
  -- Вы куда?! - и он потряс в руке полной полторашкой.
  -- Знакомые неожиданно приехали, надо срочно встречать. Мы после точно заскочим! - на бегу пообещал Антибыч.
  -- Если останется, - расстроено проворчал клетчатый. - А к следователю можете не торопиться, говорят, из Москвы проверяющих ждут, - и ссутулившись, он побрел к своему посту.
   Но за углом настроение аборигена резко пошло на поправку. У крыльца отделения без сознания лежал подозрительный тип, ошивавшийся здесь все утро, а рядом с ним почесывающий макушку дежурный лейтенант.
  -- Все-таки ликвидировали гада! - довольно показал большой палец клетчатый.
  -- Я когда вышел, он уже лежал, - начал оправдываться лейтенант.
  -- Лежал, значит лежал, мое-то какое дело, - хитро прищурил глаз абориген и откупорил полторашку с вином.
   Ни чего не придумали лучшего, чем затеряться в толпе на пляже, среди тюленьих тел отдыхающих. Распаковались, искупались и окончательно слились с местным ландшафтом.
  -- Ты мне только все дело испортил, - осмелел, подсыхая на солнышке Толик. - Я бы сам этому борцу между рогов огнетушителем вломил!
  -- А про пистолет уже забыл? - посмеиваясь, навалился животом на теплую гальку Пашка.
  -- Да я все приемы знаю! - повышал свою значимость усач.
   На мелководье радостно плескались Матиас с Ирой, словно не было ни вчерашнего, ни сегодняшнего плена с заточением.
  -- Хорошо бы пожрать, - хоть Толик и являлся на данную минуту супергероем, но ни что человеческое ему было не чуждо.
  -- Не плохо, - согласился Антибыч. - Только у нас денег ноль, за вчерашний кабак даже не расплатились.
  -- А мы в номере Матиаса, чего-то такого нашли, - и Толик выудил из кармана шорт флешку и пластиковую банковскую карту.
  -- Чего раньше молчал, себе хотел зажилить?! - Пашка отобрал у сварщика-усача пластиковую карточку.
  -- Так, закрутились, потом милиция. Важегов этот еще приставал, дело нам шил. А на кого ты нас выменял?
  -- А, на него, - небрежно кивнул на Матиаса Антибыч.
  -- Это правильно, ему все равно ни чего не будет, интурист. А с этим чего делать? - Толик открыл, а замет снова закрыл флешку.
  -- У тебя компьютер под рукой есть? И у меня тоже. Пусть Матиас сам свои картинки смотрит. А мы к банкомату.
  -- А пин-код?
  -- Ща раздобудем, - и Пашка отправился в прибой, к резвящимся на волнах Матиасу и Ирке.
   Банкоматы в Лазаревском оказались не менее популярными чем кафешки на набережной, к каждому стоял людской хвост. Заняли свою очередь и Толик с Антибычем. Минут двадцать они марились на солнце и наконец вставили карточку в прорезь банкомата.
  -- Я чего-то разволновался, словно шестнадцатилетнюю целку ломаю, - показал свои вспотевшие ладони Толик. - Давай ты пин-код наберешь.
  -- Где бы найти такую целку, чтобы за нее еще и деньги платили, - довольно гыкнул Пашка и вбил цифры в аппарат.
  -- Давай тыщь двадцать снимем! - робко но с надеждой предложил Толик.
  -- Запросим баланс, а там и посмотрим, на сколько карман Матиаса можно пощекотать.
   Банкомат выдал чек с длинными рядами цифр.
  -- Это что, все номера счета? - щурил глаза на чек Толик.
  -- Я так понимаю, что один из них Матиасовские деньги.
  -- А какой?
  -- Тебе не все равно, они все длинные, - отмахнулся от тугодума-приятеля Антибыч.
  -- Выходит наш интурист миллионер! - мало того что ладони Толика вспотели, так они еще и мелко затряслись.
  -- А кому в нашей стране нищие нужны? Всем подавай олигархов. Одним посадить, другим раскулачить.
  -- Вы деньги снимать будете? - прервала сзади, Пашкину мысль, женщина с сыном и мороженым.
  -- Да! - хором ответили нечаянные богачи.
   Сняли пятьдесят тысяч, больше банкомат отказывался выдавать, а про иностранную валюту он и слышать не хотел.
  -- Подломили нам крылья, - держа в руках десяток пятитысячных купюр, Толик мнил себя обиженным внуком Рокфеллера.
  -- Надеюсь в Лазаревском этот банкомат не последний! - поделился широтой своих взглядов Антибыч.
  -- Голова, мы же потом и в Сочи на такси можем махнуть! - Толик от радости чуть не запрыгнул на спину друга.
   В трех других банкоматах поселка разжились еще по пятьдесят в каждом.
  -- И того, сколько у нас на круг? - Толик убрал свою пачку денег в карман шорт.
  -- Двести, - зараженный золотой лихорадкой подсчитал Пашка.
  -- Я за машиной! - и Толик пошел голосовать такси к обочине.
   Второго компаньона задержал, возникший из тенистой листвы мужик в сером классическом костюме.
  -- Я хотел бы с вами поговорить.
  -- О чем? - мужик Антибычу показался смутно знакомым. "Наверное, вместе пили, а я его жену за жопу ущипнул. И теперь будет требовать от меня извинений. Или денег, если он был без жены. Парой тысяч в любом случае отделаюсь!".
  -- Вы меня не помните? Мы встречались.
   "Это точно Шрековский муж. Наябедничала, что я отказываюсь ее е...ать! Стерва! Да мне памятник надо поставить. Правда не всему, а определенной части тела, как в индии большой такой, во всех подробностях и поклоняться ходить. А она! Нет, две тысячи точно не дам", - лицом же Пашка изобразил легкую задумчивость. - А когда?
  -- Пару дней назад в туалете, - интимно сообщил мужик в костюме.
   "Нет, это не Шрековский муж. Пидрила голимый, понравился значит мой....., а теперь клеится! Знал я что в Лазаревском свободные нравы, но ни до такой же степени!". - Вы наверно ошиблись, - Антибыч сменил на лице задумчивую доброжелательность, на суровую пренебрежительность и попятился к ловившему такси Толику.
  -- Я по поводу вашей рыжей знакомой. Вы ее нашли?
  -- Галка?! Так это ты ее телефон передавал? - отступая, Пашка не заметил, как отдавил ногу Толику.
   Тот обернулся, чтобы матюкнуться на неуклюжего приятеля, но увидев мужика в костюме, закричал.
  -- Это ты сука, мою жену закрыл! - и ринулся на него с кулаками.
   Состоялась мини дуэль. Толик промахнулся правой мимо вражеского уха, а мужик в костюме поразил живот усача разрядом электрошокера. Толик исполнил секундный брейк-данс и расползся амебой по асфальту. Антибыч выхватил наган из-за пояса. Мужик в костюме в свою очередь, подкрепил электрошокер "Береттой". Два ствола встретились в метре от разгоряченных тел.
  -- Кахи!? - Пашкин указательный палец замер на спусковом крючке.
  -- А говорил, что не знаешь! - мужик в костюме так же готов был выстрелить в любую секунду. - Может успокоимся и поговорим?
  -- Чтобы как Толика? - Антибыч кивнул на дышащего носом в асфальт усача.
  -- Он сам первый полез, - и Кахи демонстрируя миролюбивость, медленно опустил пистолет и электрошокер.
  -- Хорошо, но если что, я выстрелю! - Пашка спрятал зажатый в кулаке наган в карман шорт и принялся поднимать свободной рукой Толика с асфальта.
   Усач, прибывавший в состоянии частичной отключки, помогал своему выпрямлению слабо или скорее даже мешал. Пришлось Кахи взяться за Толика с другого бока.
   Со стороны все происходящее походило на пьяную разборку собутыльников, закончившуюся примирением и дальнейшим путешествованием по злачным местам.
   Толика усадили на стул в ближайшем кафе, там же напротив друг друга сели и Антибыч с Кахи.
  -- Зачем ты мне отдал Галкин телефон? - начал задавать вопросы Пашка.
  -- Так надо было, - многозначительно покачал головой Кахи.
  -- А Магнита на меня потом натравить, тоже ты? Он мне в кафе на набережной из-за телефона чуть всю башку не размозжил!
  -- Это тебе Резо про Магнита рассказал?
  -- Он, когда по городу катал.
  -- Теряет форму Резо, оплыл. В джипе еще помещается?
  -- С трудом.
  -- А ведь когда-то форточником начинал. Для него вскарабкаться по фасаду на верхний этаж дома, дело пяти секунд. А Магнита не бойся, заболел он, сильно. Врачи стараются как могут, три операции уже провели.
  -- В аварию попал? - для поддержания разговора, предположил Антибыч.
  -- Стреляли, говорят из нагана, - небрежно уточнил Кахи.
  -- Это не я! - подскочил на стуле как ошпаренный Пашка.
  -- Я знаю, - хищно улыбнулся Кахи.
   "Прям как Резо в джипе. Для них муха ценнее человека!", - мороз страха прихватил Антибычу шею и затылок.
  -- Ты! - Толик начал приходить в себя и потянул мозолистые руки к Кахи.
  -- Угомони приятеля, его жены дело касается, - Кахи был готов второй раз поджарить усача электрическим разрядом.
   Пашка как мог урезонивал Толика, а про себя решал: "Дать деру сейчас? Остаться? Свалить все на Толика? А может выстрелить? С двух шагов попаду наверняка. Кахи и рыпнуться не успеет! А потом что? Резо с Тополем будут довольны и Важегов со своей милицией тоже. Одни избавившись от общаковского конкурента, а другие получив материал для работы. Пожизненно впояют!". Антибычу не удалось не то, ни другое. Толик только больше завелся и подготовил для драки соседний стул, а мысли в голове от стресса спутались и слиплись.
   Кахи поняв, что разговаривать бесполезно, а воевать шумно и чревато, перешел к делу.
  -- Я знаю где ваша рыжая!
  -- Конечно, ты же ее и держишь у себя! - заносил стул для удара взбешенный Толик.
  -- Я могу ее вернуть! - Кахи для удобства маневра расстегнул пиджак, за поясом виднелась рукоятка второго пистолета.
  -- Мы сами ее заберем! - еще секунда и Толик кинется в бой.
  -- Не получится, в санатории ее уже нет! А если я не вернусь, то и на этом свете тоже!
   Последние слава Кахи остановили Толика, он так и замер с занесенным для удара стулом.
  -- Что ты хочешь? - наконец включился в ситуацию, поборовший слипшиеся мозги Пашка.
  -- К вам по дурости или еще почему, я не знаю, прибился казначей Тополя, у него есть вещь, которая мне нужна!
  -- Эта? - Антибыч сверкнул в ладони пластиковой картой.
  -- Оставь ее себе. У казначея важные документы, я должен их увидеть!
  -- Так сходите к нему в номер и заберите!
  -- Были, там пусто, казначей их успел спрятать. Заберете у него документы, получите в обмен рыжую! - и отступая, Кахи покинул кафешку.
   К шапочному разбору подоспел вызванный наряд полиции. Пашка только что и успел, пихнуть в вазон с разлапистым папоротником наган. "Пьяный дебош, всегда лучше вооруженного!", - подставил он запястья под наручники. Толика свинтили вместе с вещдоком-стулом.
   Родной обезьянник встретил сырой прохладой.
  -- Важегова позови, - по хозяйски потребовал Антибыч.
  -- Завтра, - отмахнулся сержант, закрывая решетку.
  -- Следователь меня знает и отпустит! - не унимался Пашка.
  -- И меня тоже, - поддакнул Толик.
   Сержант молча ушел. В скорости появился Важегов.
  -- Твою дивизию, опять вы! - следователь с шумом хлопнул себя по ляжкам. - Что с ними? - обратился он к сержанту.
   Сержант наябедничал на ухо следователю.
  -- Драка в кафе, - Важегов посмотрел на заключенных в обезьяннике, как на безмозглых рыб.
   Сержант снова пошептал на ухо.
  -- И деньги. Сколько?
   Сержант показал целлофановый пакет с пятитысячными купюрами.
  -- До кафешки банк ограбили? - Важегов взвесил на ладони пакет с наличностью.
  -- Сигнала не поступало, - за задержанных ответил сержант.
  -- За ними станется, могли и в Сочи смотаться! - чувствовалось по голосу, что следователь совсем разочаровался в этой парочке осведомителей.
  -- Это наши деньги, мы их по карточке сняли, - чуть ли не захныкал в решетку Толик.
  -- Какая карточка? - оживился Важегов.
  -- Ни какая, - оттащил болтливого усача от решетки Антибыч и зашипел на него. - Дебил, последнее отберут! С голой жопой останемся! - а для следователя соврал. - Мы их на пляже в лотерею выиграли.
  -- Потом проверю, - Важегов закончил допрос и повернулся уходить.
  -- А нас выпустить? - напомнил Пашка.
  -- Да! - боясь уже лишний раз открывать рот, робко пискнул Толик.
  -- А зачем? - не оборачиваясь спросил следователь.
  -- Мы же знаем где Матиас Зимер находится!
  -- И я тоже. Вы думаете, одни у меня работаете? Он на пляже с этой..., - Важегов явно забыл имя переводчицы Ирки и, защелкав пальцами, показал на Толика, - с ним которая сидела. Завтра вас укатаю по полной, а пока думайте, - и следователь, а за ним сержант пошли к дежурке.
  -- Нам угрожали, документы требовали, Галку собирались убить! Здесь Кахи с Магнитом замешаны! - вслед кричал Антибыч.
   Но Важегов его уже не слышал.
  -- Нас теперь посадят? - усы Толика поникли.
  -- Мы уже сидим, - Пашка прошелся вдоль решетки.
  -- Тогда давай сбежим!
  -- Как?!
  -- Здесь решетки хлипче чем в отеле, видать один халтурщик варил, - Толик профессионально оценил сварные стыки решетки. - Одного бы удара кувалдой хватило!
  -- Да где ж ее взять? - Антибыч уселся на лавку у стены.
  -- Может попросить? - Толик был сама непосредственность.
  -- Тогда уж лучше сразу ключи. Спим, - Пашка зевнул и закрыл глаза. - Важегов Матиаса возьмет на пляже, успокоится, выпустит нас.
   Толик сел на лавку возле решетки, не расставаясь с мыслью, поработать и здесь кувалдой.
  
   У африканского бомжа в коробках Пашка, Катюха, Нильс и Антоха прожили два дня. Ждали, когда закончится дождь и думали, как выпутываться из ситуации. Дождь так и не прекратился, а вот мысль наклюнулась.
  -- Надо того хмыря из отеля найти! - предложил Антибыч.
  -- Которого? - не понял Антоха.
  -- Нарика, мы ему чемодан денег отвалили, а он нам в обмен портфель с документами передал, - освежил память друга Пашка.
  -- Точно, с этого все и закрутилось! - подъехала на супермаркетовской тележке Катюха.
   Это стало ее хобби. Она садилась в тележку, ее расталкивали и Катюха описывала круг почета по двору под дождем, визжа и радуясь, финишировала под навесом у коробок и тележек со скарбом. Хобби остальных сводилось к граппе с кальвадосом и кислоте с гашем, ну и просмотру викторин по телеку.
  -- Я что-то упустил? - Нильс был не в курсе темы.
  -- Это еще до тебя было, - успокоила скандинава Катюха, и врезалась тому в ногу колесом тележки.
  -- Что это были за документы? - Антибыч откатил аварийную "машину" от морщившегося Нильса.
  -- Не знаю, - честно, а может и не очень ответил Антоха, он сейчас был под кайфом и его глаза не выражали абсолютно ни чего.
  -- А где его можно найти? - заинтересовался такой же заглюченный Нильс.
  -- Не знаю, - снова отмахнулся от темы Антоха.
  -- А я вот догадываюсь, куда мог податься мужик с миллионом зелени, - Катюха собиралась на новый круг почета по двору и дождю. - Подтолкните! - и она расправила руки крылья самолета-птицы.
   Антоха с Нильсом запустили ее в полет.
  -- И где мужика искать?! - крикнул вслед экстремалке Пашка.
  -- В Монако! - и Катюха с визгом подставила лицо каплям дождя.
   Бомж-колясочник успел привязаться к безумной четверке и не хотел отпускать их с голыми руками. Каждому на память он всучил по вещи. Вечно мерзнувшему Антохе свитер с оленем и гномами, причем рогатый северянин украшал грудь и живот, а красноносая мелюзга оккупировала спину.
  -- А нельзя их хотя бы местами поменять. Зверя на спину, чтоб вперед толкал, а банду гномов на живот под присмотр, - образности мышления Антохе добавляла последняя таблетка из пакета.
   Пятью минутами ранее из-за нее произошел целый скандал, но сейчас страсти уже улеглись.
  -- Не придумывай, тебе свитер очень идет, - Катюха вертела в руках, доставшуюся ей перламутровую шкатулку для колец и другой драгоценной мелочи.
   Нильсу африканец подогнал шляпу с полями в гангстерском стиле и такие же стильные очки.
  -- Я теперь на крутого сутенера похож, - радовался своему отражению в заднике стеклянной витрины Нильс. - Все, с гостиницами покончено, в следующий раз бордель открою.
   Антибычу же достались наручные часы с компасом и другими побочными функциями.
  -- У меня такие в армии были, - Пашка безбожно врал, в армии у него не было ни той, ни другой вещи, даже по отдельности, рядовому стройбата они не полагались.
  -- Я бы с вами поехал, - пустил слезу на прощание сын африканского неба, - но на кого я оставлю все свои вещи? Сопрут! - и он обнял всех по очереди, а последнему Антохе пихнул в карман записку. - Это для моего друга Жильбера в Монако, он приютит.
   До Монако добрались на попутках. На дворцовой площади среди многочисленных зевак, глазеющих на смену караула, нашли Жильбера. Он оказался как две капли воды похож на Марсельского коллегу, отсутствовали только супермаркетовские тележки. Жильбер обитал в Монако вполне респектабельно. В подвале одного из старинных домов он занимал комнату с окном, служившим ему по совместительству и дверью.
  -- Хозяева пускать не хотят, говорят, ты не платишь, - он открыл своим ключом навесной замок и распахнул ставни. - Грозятся выселить, а я с ними сужусь. Меня так просто, голыми руками не возьмешь, я законы знаю! - и он приставил к подоконнику со стороны комнаты раскладную лесенку.
   Викторинам Жильбер предпочитал спорт, особенно баскетбол, и телевизор у него был под стать игре, плоский во всю стену, а так-как комната что в длину, что в ширину укладывалась метра в три, смотреть приходилось, чуть ли не уткнувшись носом в экран.
  -- Зачем тебе такой большой телек, его смотреть неудобно? - скрестив ноги по-турецки, уселся на постеленном на полу матрасе Антоха.
  -- Здесь других не выбрасывают, - Жильбер достал из холодильника (тоже не маленького) сыр и масло, остальную еду гости принесли с собой.
   Поужинали, отоспались до обеда и двинулись в бой. То есть Антоха в интернет кафе за информацией, Катюха в дорогие магазины, Нильс с Жильбером на площадь, а Антибыч на вверенные ему сто евро и деловой костюм отправился в казино.
   Время было раннее рулетка и столы с картами еще не открылись, к тому же для прохода в зал требовались документы, а их Пашка предъявлять опасался, поэтому он отправился в зал к одноруким бандитам. Проиграв за час двадцать евро, Антибыч перешел в другое казино. Здесь чувствовался американский дух, а не упаднический европейский декаданс предыдущего заведения, в зал с рулеткой соответственно пропускали без документов. Пашка занял место напротив крупье. В игре также участвовали двое японцев. Правила были знакомые с детства: "Сколько я народа во дворе обдурил! Мне бы сейчас колоду в руки, каждый раз двадцать одно выпадало!".
   И действительно масть поперла. За ближайшие десять минут Антибыч удвоил остававшиеся у него с предыдущего казино восемьдесят евро, а затем еще на двести пятьдесят. Но фарту навредил, возникший за спиной из ниоткуда Антоха.
  -- Кончай играть, его здесь нет!
  -- Кого? - не понял, увлеченный азартом игры Пашка.
  -- Нарика нашего, его кстати Гавером зовут.
  -- И где он?
  -- Ну не здесь же, - Антоха кивнул на любопытных соседей японцев и не менее внимательного крупье. - Пойдем, по дороге все расскажу.
   Поменяв фишки на деньги, Антибыч догнал приятеля уже на улице.
  -- Не хило я разжился, четыреста евро за каких-то пять раздач. Я за неделю миллионером здесь стану! - Пашка собирался пихнуть деньги в карман пиджака, но купюры перехватил Антоха.
  -- Как раз хватит, чтобы доехать.
  -- Куда?! - возмутился Антибыч, он можно сказать только обрел историческую родину, а ему предлагали с нею расстаться.
  -- Я вскрыл электронную почту Гавера, он сейчас в Берлине, на завтра назначил встречу какому-то кексу. Нам надо поторапливаться.
  -- А чего за встреча? - не то чтобы Пашке действительно было любопытно, просто не хотелось ни куда идти, а тем более ехать, да еще и скоро.
  -- Деловая, Гавер продавать что-то собрался. Долго торговался, а теперь вот встречается, - и Антоха потянул за собой упрямого Антибыча.
   Дела у другой парочки на площади шли не хуже Пашкиных в американском казино. Нильс с Жильбером, греясь на солнце, жевали длинные бутерброды с ветчиной и помидорами, запивая все это красным вином, завернутым для приличия в бумажные пакеты.
  -- Вы голодные? Давайте мы вам поесть возьмем, - Нильс потряс банку полную железной мелочи. - Здесь и на ресторан хватит.
  -- Я бы только за, но вот он нас в Берлин тянет, - Антибыч со вздохом кивнул на цербера Антоху.
  -- Не, я другана не отпущу, он фартовый, мы с ним мою недельную норму за два часа заработали, - обнял за плечо напарника Жильбер. - Хватит жить в подвале, надо в мансарду под крышу перебираться.
  -- Еще один штрейкбрехер! - насильно поднял Нильса с газона Антоха. - Монако вам противопоказано, о деле напрочь забываете! Мы здесь не на курорте, а по делу!
   С Катюхой повторилась та же история. Она умудрилась без денег и кредитных карт обзавестись несколькими нарядами от ведущих кутюрье и строила уже планы на симпатичную виллу на вершине скалы.
  -- Всего каких-то семь миллионов евро! - щебетала она возбужденно-радостно.
  -- У тебя есть такие деньги? - мрачно поинтересовался Антоха, "будто ему больше всех надо!".
  -- Нет, но это ерунда! - Катюхин оптимизм был неискореним.
   До Австрии добрались на позаимствованном со стоянки "Фиате". Машинка была маленькая шумная и слабосильная, но в ее пользу говорил толстый слой пыли на капоте.
  -- Хозяева минимум неделю на ней не ездили, - Антоха обошелся при заводе без ключей.
  -- Загуляли, - Нильс с трудом втиснулся на заднее сиденье.
  -- Может, еще неделю будут отжигать, - также согласился с доводами друзей Пашка.
  -- А если машина угнанная, а здесь ее бросили? - подбавила каплю пессимизма Катюха.
  -- Тогда это точно наш "Фиат"! - Антоха захлопнул дверь машины, и болид с чихом тронулась с места.
   Обе итальянские границы проскочили ночью. Таможенники, впрочем, как и другие граждане страны в этот момент сладко спали. И Австрию проскочили бы махом, но тут у "Фиата" отвалилось заднее колесо. Антоха чудом успел затормозить машину на обочине. Еще бы немного и квартет путешественников встретил рассвет в водах бурной реки.
  -- На машине я больше не поеду! - не попадая от страха зуб на зуб, поклялась Катюха.
   С нею полностью согласились Антибыч с Нильсом, а вот Антоха горел желанием сменить павшего скакуна на живого и немецкого.
  -- Возьмем "Бэху" или "Мерин", они надежные, до Берлина хватит! - уговаривал он друзей, не изменять угонному делу.
   Хорошо поблизости был Инсбрук с его железнодорожным сообщением, а то еще неизвестно чем закончилось путешествие. Катюхе с Нильсом купили два билета, на остальных не хватило денег (продавать Монакские кутюрные наряды не было времени), и Пашке с Антохой пришлось всю дорогу до Берлина бегать от железнодорожных кондукторов по вагонам ресторанам, да по туалетам.
   В Берлин прибыли в три с копейками, а встреча Гавера с клиентом была назначена на четыре, стоило поторопиться. Только вот за время пути Антоха успел запамятовать, в какой пивной это произойдет.
  -- Не то Вехенц с чем-то, не то Шварцвальд какой-то, - извинялся он за свою дырявую память.
  -- Второй раз сможешь взломать почту Гавера?! - взял за грудки нерадивого приятеля Пашка.
   Антоха покорно кивнул головой. Все вместе побежали искать на вокзале интернет, и походу ненароком сбили ковырявшего в носу, у табло отправления, парня в вязанном берете, у того из рюкзака выпал ноутбук. Катюха включила обаяние и через пол минуты интернет был в распоряжение Антохи, а парень в берете получил номер несуществующего телефона.
  -- Ты сегодня вечером позвони, мы в клуб махнем на всю ночь! - плела парню Катюха, а компания бежала уже дальше.
   Антоха обновил в голове адрес пивной. Затем сверили его с электронной картой и оказалось - придется прочесать на своих двоих пол города.
  -- Не мог Гавер пивную в центре Берлина найти! - отдувался на бегу Нильс. - Чего его на эти окраины тянет?!
   Физкультурников на такси подхватила Катюха.
  -- Садитесь скорее, а то не успеем!
   Таксист попался словоохотливый, он всю дорогу о чем-то трещал, спрашивал, а на просьбы и мольбы ехать быстрее, неизменно отвечал.
  -- Здесь больше не положено.
   Наконец он высадил измучившуюся с ним компанию в микрорайоне времен позднего социализма. Кругом были панельные многоэтажки, разукрашенные граффити и нецензурными ругательствами (в том числе и русскими).
   Пивную в сером уродливом доме не сразу и опознали. Вывески никакой не было, и только в окне переливалась красно-зелеными огнями гирлянда освещения.
  -- Это здесь! - догадался Нильс.
   Времени на часах было полпятого. Оставалось надеяться, что Гавер столь же словоохотлив как и таксист.
   Первым в пивную ступил Антоха, остальные зашли за ним.
   В помещении явно экономили свет, помимо гирлянды в окне имелся плафон над барной стойкой. Обшитые деревянной вагонкой стены тонули в полумраке. Так же сохраняли свое инкогнито и посетители пивной. Народу было прилично, столов десять было занято полностью, а за остальными сидели по одному, по два человека. В зале играла тяжелая музыка, перекрывая нетрезвые разговоры за столами. Гавера тут было не узнать.
  -- Хорошее место, я бы сам в таком встречу назначил, - одобрил выбор нарика Антибыч.
  -- Но почему столько народа? - а вот Катюхе место совсем не понравилось.
  -- Наверное пиво дешевое, - Антоха направился к барной стойке.
   Пузато-бородатый бармен облаченный в кожаный жилет, щеголял голой грудью и татуировками с черепами на заплывших жиром руках.
  -- Какого? - и он взялся за один из пивных кранов.
  -- Мы приятеля ищем. Невысокий такой, худой, - фотографии у Антохи не было, так что Гавера приходилось показывать на себе.
  -- Тут пол зала таких. Пиво будете? - заботы посетителей бармена мало интересовали, главное чтобы пиво лилось в кружки, а деньги в кассу.
  -- Дайте мне вашего не фильтрованного, - от беготни по поезду, вокзалу, а затем и Берлину, у Пашки проснулась жажда.
  -- И мне тогда, - присоединился Нильс.
   Бармен налил две кружки и поставил их перед клиентами на картонные пятаки с логотипами заведения.
  -- Забирайте пиво и дуйте к дверям, будете там Гавера караулить, а я пройдусь по столам, - распределил роли Антоха.
   Катюха посмотрела, подумала и решила присоединиться к Антохе.
  -- Я только коктейль закажу.
  -- Коктейлей нет, - как отрезал бармен. - Есть пиво.
  -- Даже махито и секса на пляже? - не поверила Катюха.
  -- Секс в туалете, - пошутил бармен, а с ним улыбнулся и череп на предплечье.
   Состроив недовольную гримасу, Катюха пошла за Антохой.
   Несмотря на дешевизну, пиво было вкусное. Пашка на одном дыхании выпил первую кружку и тут же заказал вторую, таким образом, они с Нильсом оказались на входе не сразу. На двух чудаковатых привратников с кружками косились заходящие и выходящие посетители, но молчали.
  -- Чую, побьют нас! - ежился Нильс и прикладывался для храбрости в очередной раз к кружке.
  -- Да, дробовика явно не хватает, - таким же макаром оценивал окружающую обстановку Антибыч.
   С оружием пришлось расстаться еще на второй границе с Италией. Нильсу померещилось, что их могут остановить для проверки (хотя в тот момент спали даже звезды на небе) и выкинул на полном ходу дробовик из окна "Фиата".
   Во второй Пашкиной кружке пива плескалось на донышке, когда подошла Катюха. Вид у нее был взъерошенного воробья после драки.
  -- Антоха зовет, - неестественно хриплым голосом просипела она.
  -- Куда, зачем? - друг за другом поинтересовались Антибыч с Нильсом.
  -- У нас ЧП! - и Катюха закашлялась.
   У Пашки сразу пропала жажда и настроение тоже: "Стоило ехать столько километров, чтобы снова вляпываться в неприятности!? Мы бы их в Марселе с лихвой получили!".
   Нильс между тем добился от Катюхи, что двигаться надо в туалет.
   В мужской уборной кроме сигаретного смога, висящего под потолком, других ЧП сходу не наблюдалось.
  -- Ну и чего здесь? - не понял трагизма Антибыч.
  -- Там, - Катюха боязливо показала мизинцем на закрытую кабинку.
   На голоса из кабинки выглянул Антоха.
  -- У нас тело, - и он посторонился, чтобы остальные увидели содержимое кабинки.
   На полу, рядом с унитазом лежал мертвый мужик в дорогом костюме.
  -- Кто это? - нагнулся над покойником Нильс.
  -- Вроде не Гавер, - вглядывался в застывшие черты лица Пашка.
  -- Я его тоже не знаю, - вымыл под краном испачканные руки Антоха.
  -- А тогда причем здесь мы? - не понял Нильс.
  -- Да, может мужик перепил, да и помер, - по мысли Антибыча, ситуация была вполне житейской.
  -- Его отравили, вот, - Антоха вернулся в кабинку и взялся за запястье покойника, - след от укола, я с таким раньше сталкивался. Легкое прикосновение и паралич сердца.
  -- Но кто это мог сделать? - все так же хрипло спросила Катюха.
  -- Не знаю, может Гавер, а может те, кто за ним следили, - Антоха отер руки о бумажное полотенце, выкинул его в унитаз, подумал и спустил воду.
   За дверью послышались шаркающие шаги. Всей компании срочно пришлось прятаться в кабинку к покойнику и не дышать несколько минут, пока посетитель пел журча в писсуар, плескался под краном, делился впечатлениями по мобильнику, курил у приоткрытого окна и наконец вышел.
  -- Я чуть сознание не потеряла! - шатаясь, выбрела из кабинки Катюха. - Труп уже разлагаться начал! - она полной грудью втягивала свежий воздух вперемежку с никотином.
  -- Покойник теплый, еще испортится не успел, - возразил менее брезгливый Нильс. - Вот завтра он точно будет благоухать.
  -- Прекрати! - Катюху чуть не вывернуло наизнанку.
  -- Уходим! - Антоха выглянул в окно. - Черт, там стена, придется через зал.
  -- А мужик в поряде был, - Пашка в отличие от всех, время в кабинке провел с пользой, он тщательнейшим образом обследовал тело и не в пример Антохи, нашел у покойника за подкладкой пиджака пакет с документами и кредитными картами. - Новенькие, только напечатали!
  -- Какой в них толк, все равно пин-кодов нет! - отмахнулся Антоха.
  -- Не скажи, у немцев все культурно, - засиял Антибыч.
   К каждой пластиковой карте с обратной стороны была прикреплена бумажка с цифрами.
  -- Значит точно не Гавер, он бы карточки забрал, за ними ведь и шел, - Нильс заглянул в документы из пакета.
   Со страницы швейцарского паспорта улыбался заламинированный Гавер.
  -- Спугнули наживку, так мы ни в чем не разберемся, - Антохе не давала покоя, ускользающая от него истина.
  -- Зато сытые, на картах должно быть бабосов не хило! - Пашка поделился кредитными картами с Катюхой и Нильсом.
   Из пивной ушли тихо и незамеченными. Тяжелая музыка, слабая освещенность и всеобщая нетрезвость сыграли свое дело.
   Рейд по банкоматам обнадежил. По трем карточкам сняли сто тысяч евро, можно было и больше, но не хотелось привлекать к себе излишнего внимания.
  -- На сегодня нам налички хватит, а завтра повторим процедуру, - Катюхины глаза смотрели в сторону дорогих магазинов.
   Ссудив ей пять тысяч на шопинг мужики пошли заселяться в отель. Мелочиться не стали, заказали три шикарных люкса в "Ритце" по тысяче евро за номер. Поужинали, и каждый занялся своим делом.
   Антоха углубился в дебри интернета в поисках следов жизнедеятельности Гавера. Нильс, соскучившийся за время болезни и скитания по гаремной жизни, отправился покорять Берлинские бордели, а Антибыч вверил свое тело в руки крупной но нежной массажистки в спа комплексе.
   С каждым новым прикосновением, мысли все больше отдалялись, становясь легкими и невесомыми.
   "С Берлином мы не прогадали. Здесь можно очень даже жить!".
  
  -- Ниже, еще ниже, вот так, - мурлыкал Пашка.
  -- Я тебе что, массажистка! - возмутился женский голос.
   Антибыч открыл глаза, он скрючившись сидел на деревянной лавке в каком-то мрачном помещение, а за ним на лавке пристроилась блондинистая девица в коротких цветастых шортах.
  -- А где отель, мы что, все деньги прогуляли? - с хрустом разогнул спину Пашка.
  -- Проснулся, так их Важегов конфисковал, - второй голос принадлежал Толику.
  -- Черт, опять это Лазаревское, когда же я от него избавлюсь?! - Антибыча со всех сторон окружало родное КПЗ.
  -- Вот сбежим отсюда, тогда и рванем по домам! - Толик ковырял пятирублевой монетой кирпичную кладку в районе металлических штырей, державших решетку в проеме. - Только Галку мою надо забрать.
  -- Зачем Галка, я лучше, - вытянула перед собой загорелые стройные ноги блондинка. - И беру совсем не дорого. У вас ребята деньги есть?
  -- Были, да этот..., - Паша попытался подобрать подходящее сравнение для следователя, но мат был слишком слаб, а других он не знал, - забрал! А что, Важегов не возвращался?
  -- Нет, с концами пропал, - Толик умудрился погнуть монету об решетку, так что она стала похожа на букву Г.
  -- И Матиаса не приводили?
  -- У вас что, друг иностранец? - блондинка озорно взъерошила Антибычу волосы на затылке. - Я их обожаю!
  -- Все пропали, деру надо отсюда. Эх кувалду бы нам! - вздохнул Толик и убрал испорченную деньгу в карман.
  -- А флешка при тебе осталась? - в голове у Пашки зарождался план эвакуации.
  -- Которая? - не догнал усач.
  -- Которую у Матиаса в номере взяли.
  -- Не знаю, может и у меня, - и Толик первым делом достал из кармана гнутую монету, за ней зажигалку, моток туалетной бумаги, с объяснением: "Вдруг где приспичит!", сломанную сигарету и черную пластиковую фитюльку, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении искомой флешкой.
  -- Надо ее сменять, - Антибыч бережно переложил флешку к себе в карман.
  -- На что? - сам Толик за нее не дал бы рубля.
  -- На все, что захотим! Не зря же за ней Кахи гоняется!
  -- У меня такая же есть, я на ней фотки храню, - поддержала тему блондинка.
  -- Я с тем гадом договариваться не буду! Я его прибью и все! Галку мою третьи сутки держит! Нет, я бы ее сам запер, чтоб отдыхать не мешала! Но когда неспросясь! Ты мне ствол одолжишь?! - припомнил все обиды Толик.
  -- Другого народа, что ли кроме Кахи нет? С Резо свяжемся.
  -- Мы же его парня, то есть ты, - Толик потер шею, - того!
  -- Когда большие дела решаются, о мелочах не вспоминают. Надо думать, как Резо весточку отправить, - Пакша облокотился о глухую стену.
  -- А если ему позвонить, - блондинка достала из сумочки мобильник.
  -- Давай, какой номер? - Толик уже горел потыкать большим пальцем в клавиатуру.
  -- А его и нету! - выпятил нижнюю губу Антибыч. - Резо говорил, что сам меня найдет, когда надо. Вот надо пришло, а Шотаевича нет.
   Все замолчали и приуныли.
  -- Ладно, через девчонок попробую, - Пашка взял мобильник и начал по памяти набирать не то Янин, не то Катюхин номер.
   Перебрав с десяток комбинаций цифр, он услышал в трубкуе Янино хихиканье.
  -- Мы всю рыбу поймали и съели! А ты чего, где противный?
  -- В отделение милиции....,
  -- О, круто! - перебила признание Антибыча Яна.
  -- Не совсем, нам надо на свободу....,
  -- А ты там не один, - захихикала Яна. - У вас тоже туса? Музыка есть, а напитки? Если есть, то мы придем, только Катюху найду, она татушку пошла сводить. Сделала себе собачку, а затем захотела дельфинчика как у меня. Я вот только не знаю, можно это сделать или нет.
  -- Татушку иголкой наносили? - выступила экспертом со стороны КПЗ блондинка.
  -- Нет, кисточкой, - Яна явно еще чем-то занималась кроме разговора, голос ее, то приближался, то удалялся от трубки.
  -- Тогда не опасно, это хна, смоется, - успокоила блондинка.
  -- Проблему вашу решили, давай теперь за нашу. Дуй к отделению. Найдешь на улице у входа местного клетчатого аборигена. Скажешь, что мы в КПЗ и нам надо поговорить с Резо.
  -- А кто это за Резо? - акцентируя раскатистое Р, поинтересовались Яна.
  -- Местный авторитет, клетчатый должен быть в курсе. Только не забудь! - настоял Пашка.
  -- Я сама внезапность, то есть молниеносность, - дальше пошло сплошное хихиканье и короткие гудки.
  -- Янка правда сделает? - Толик с надеждой посмотрел на Антибыча.
  -- Раньше ни разу не подводила, - бессовестно соврал Пашка, все было с точностью до наоборот.
   Сели ждать, да и чуть не заснули. Из дремы вывел мобильник блондинки.
  -- Алле! - приложила она трубку к уху, послушала и передала мобильник Антибычу. - Это тебя.
   Пашка перекрестился, выдохнул и начал переговоры.
  -- Резо, у меня есть важная информация и я бы хотел ее обменять на нашу свободу...,
  -- И Галкину! - напомнил Толик.
   Пошел тягучий разговор с выяснением какая информация на руках, и "на кой она вообще Резо сдалась?", где искать Галку и кто приложил по затылку борца из "Кайена".
  -- А я тебе говорил, Резо парня своего битого припомнит, - шептал Толик.
  -- Уйди! - прикрывая трубку ладонью, отмахивался от оракула-усача Антибыч. - Я уже на дорогу выруливаю, а ты лезешь!
  -- У меня на телефоне всего сто рублей лежит, - переживала блондинка, - вы сейчас все выговорите, а я с чем останусь? Мне клиенты могут звонить!
  -- Ты все равно здесь их не обслужишь, к тому же Резо сам позвонит, так что деньги твои не тратятся, - успевая вставлять то: "Да", то: "Нет" в монолог авторитета, отмахнулся от второй занозы в КПЗ Пашка.
  -- Я твою версию выслушал, - подытожил разговор Шотаевич. - Если она правдивая, то ночевать будешь дома, а нет, камера тебе завтра курортом покажется! - разговор закончился.
   Антибыч еще с минуту сидел с прислоненной к уху трубкой, впитывая последние слова авторитета.
  -- Ну что, договорились? - устал ждать подробностей Толик.
  -- Я так понимаю, идея была не лучшей, - упаднически заявил Пашка.
  -- И Галку не выпустят? - сел на лавку рядом с переговорщиком Толик.
  -- Тут как с инопланетянами пятьдесят на пятьдесят, либо они есть, либо их нет.
  -- Не понял?
  -- Либо мы через час выйдем в жизнь, либо здесь навсегда пропишемся под полом в аду, - опустил голову Антибыч.
  -- Вы как хотите, а я здесь не причем! - вырвала из Пашкиной руки мобильник блондинка. - Меняйте, продавайте что хотите, а у меня другой бизнес. Я думала вы приличные мужики, скидку даже хотела вам сделать. Эй начальник выпускай, я штраф заплачу! - забарабанила она кулаком по решетке.
   Нехотя пришел сержант, почесывая затылок резиновой дубинкой.
  -- Чего орем?
  -- Выпусти, я тебе красиво сделаю, не пожалеешь, - блондинка принялась оголять части и так слабо прикрытого тела.
  -- Подожди, сейчас протокол составлю, - смягчился сержант.
  -- А может, и нас отпустишь, я тебе во всем отделение такие решетки сварю, Кинг Конг не сбежит, - попытался примазаться к амнистии Толик.
  -- У вас другой случай, - сухо отрезал сержант и ушел составлять протокол на блондинку.
   Лазаревская жрица оживилась, а пара разжалованных клиентов окончательно скисла. Снова всех оживил телефонный звонок. Блондинка поговорила и, морща нос, передала трубку Антибычу.
  -- Тебя!
   Пашка приготовился выслушать собственный некролог.
  -- Ты куда пропал, дозвониться до тебя не могу?! - как будто из другой вселенной выплыл голос Тверской жены. - Ты что, сменил номер? И что это за телка со мной говорила?
  -- Маша, ты?! - обрадовался Антибыч.
  -- Я, ты чем там занимаешься? Я позвонила, ответил какой-то сержант. Думала ошиблась, перезваниваю, уже другой отвечает, по голосу грузин и говорит, чтобы я по этому номеру звонила! Так что это такое?!
  -- Все правильно, мой телефон у клиента остался, мы с ним пакеты с документами перепутали, так что его мобильник сейчас у меня...,
  -- Опять значит напились! Ты же обещал! А девка кто такая?
  -- Секретарша в офисе, я сейчас на важных переговорах....,
  -- Так поздно? Уже почти ночь!
  -- Смотри-ка, правда, - изобразил удивление Пашка, - темно. Так заработаешься, что не замечаешь, как день пролетает. Как дети, что дома? - переключился он на Тверские проблемы.
   Маша принялась делиться семейной кухней и сплетнями об окружающих и знакомых.
  -- Больше не могу говорить, - Антибыч покосился на нависшую над ним блондинку, - надо документы подписывать. Целую, скоро буду дома, - и дал отбой.
  -- Я вам что нанималась? - отобрала мобильник у Пашки блондинка. - Телефонной станцией работать?! За звонки платить надо. Если вас выпустят, ко мне даже не подходите! - и она тыкнула вилкой из двух пальцев в сокамерников.
   Антибыч с Толиком рефлекторно вжались в стену.
  -- Красавчик, протокол составил? А то я вся истомилась! - поманила сержанта ласковым и теплым голосом блондинка.
   Сержант не пришел, а прискакал на одной ноге. На ходу он застегивал на груди бронежилет, а в руке у него вместо резиновой дубинки появился "калаш".
  -- Тут такое закрутилось, не до тебя! - и он пихнул сквозь решетку протокол и ручку. - Сама допишешь!
  -- А что случилось? - растерявшаяся блондинка не сумела принять "подарки" и они приземлились на цементный пол КПЗ.
  -- Походу война началась! Сразу в двух местах стреляют! Где я столько людей сейчас подниму?! Надо звонить......! - и сержант убежал к дежурке.
  -- А когда же все закончится? - поинтересовалась у пустого коридора блондинка.
   Ответом стали хлопнувшая с лязгом стальная дверь и взвывшая сирена машины.
  -- Звонок Резо совсем был лишним, - Пашка подобрал с пола, закатившуюся под лавку ручку и отдал ее блондинке.
  -- А ты полагаешь, все это из-за нашего звонка? - усомнился Толик.
  -- Не на все сто процентов, но масла в огонь подлили. Важегов теперь точно осерчает и свободы нам не видать, - настроение у Антибыча скисло настолько, что в пору было отказываться от реальности и эмигрировать в сон: в Берлин, Монако, Марсель, или еще куда закинет фантазия. "Там тоже случаются неприятности, но они решаемы! А здесь? Безнадега!".
   Разговаривать больше было не о чем, блондинка писала, исправляла, и вымарывала слова в протоколе, а Толик с Пашкой вживались в тюремные будни.
   "Вот когда не надо, только глаза закрыл и уже храпишь без задних ног. А тут полчаса мучаюсь, и ни какого толка! Мысли в голове так и шныряют! И хоть бы еще приятные, так нет -- всякая дрянь: Как теперь семья без меня? А на работе, восстановят ли после всего? Куда отправят сидеть? Сколько дадут?", - ворочался на лавке Антибыч.
   "Даже кувалды не надо, обычной фомки хватит, тут только в стену упереться и надавить, решетка сама из проема выйдет!", - голова толика работала более позитивно.
   В коридоре, а затем в самом КПЗ временно погас свет, затем все восстановилось. Послышался голос:
  -- Зачем же все на один выключатель вешать? Скажу Жоре, пусть им здесь все переделает, - говорящий шел в сторону заключенной троицы.
   Перед решеткой КПЗ остановился хорошо знакомый клетчатый абориген.
   Пашка лицезрел его сквозь неплотно прикрытые веки. "Вот и сон накрыл. Только неправильный, не импортный, а наш. Этого парня в нем быть не должно!".
  -- Хорошо вы тут устроились, - клетчатый оценил помещение, - в прохладе, а на улице парит и тучи собираются. Гроза будет.
   "Это не сон!", - расстался с собственным заблуждением Антибыч и широко открыл глаза.
  -- Тебя-то к нам как занесло?
  -- Так все же уехали бандитов усмирять, я вот за помещениями и присматриваю. Обещались подкрепление из Сочей прислать. Но когда это будет!
  -- Может у тебя и к ключам доступ имеется? - в Пашке забрезжила надежда.
  -- А как же, я и на звонки за дежурного отвечаю, - не обманул ожиданий сидельцев абориген.
  -- Выпусти нас, - попросил Антибыч.
  -- А что можно? - блондинка перестала ручкой уродовать протокол и повернулась к решетке.
  -- Сначала выпьем, а то вы сразу по своим срочным делам умотаете, - клетчатый извлек из внутренних карманов пиджака сначала одну, а за ней вторую полторашку вина.
  -- Может все-таки потом, - на свободу Пашке хотелось сразу и трезвым.
  -- Да, сядем на улице под деревом и выпьем, - поддержал немедленный взлом решетки Толик.
  -- Я же говорю, погода не очень. Разбирайте стаканы, - и абориген принялся передавать за решетку пластиковые стаканы и разливать в них вино. - Подождите, у меня закусить есть, - и он расчехлил от целлофана увесистый кусок брынзы.
   Распили первую полторашку, приступили ко второй, а в дежурке все заливался телефон.
  -- Нет, я все-таки схожу, - устал слушать захлебывающиеся звонки клетчатый. - А то совсем неудобно, оставили за порядком последить, а я все с вами. Может там важные сообщения! - и он ушел к телефону.
   Вернулся абориген явно перегруженный криминальной информацией. По лицу его бродили задумчивые морщины, а глаза выражали скорбь всего мира.
  -- Что сказали? - Толик протянул стакан с вином клетчатому.
  -- Я не понял, но кого-то убили. Требовали две скорых и перевозку. Я вызвал, а из Сочей доехать не могут, в пробке застряли. Ждут катер и пойдут по воде!
  -- Не спокойно, - покачал головой Антибыч. - Ладно, давай по стакану, да мы пойдем. Не будем тебя от работы отвлекать.
  -- Знал бы, какие дела творятся, ни за чтобы на дежурство не подписался. А вам куда идти, сидите. Там же стреляют! - и клетчатый нахлобучился стаканом вина.
  -- Наши проблемы в другой стороне. Мы же мирные люди, - показывая свою открытость, развел руки в стороны Пашка.
  -- Не, я не могу, - попятился от решетки абориген.
  -- Почему, ты же обещал?! - начал сердиться Толик.
  -- А может вас выпускать нельзя, - начал проявлять не свойственную для себя опасливость клетчатый.
  -- На тебя что так отделение действует? Это же мы, твои кореша! Мы с тобой вино постоянно пьем! Нас же кроме этого только море да девчонки интересуют, - и Антибыч показал глазами на блондинку.
  -- А Резо зачем вам понадобился? - припомнил недавнюю просьбу абориген.
  -- Это мы для нее старались, - снова указал, на ничего не подозревающую блондинку Пашка. - Ей угрожали, а мы сказали, что она не причём и весь вечер была с нами.
   Блондинка попыталась возмутиться, но подоспевший к лавке Антибыч успел прикрыть ей рот ладонью и промычать.
  -- Кивай, а то до утра просидим здесь! А там еще новое дело пришьют!
  -- Это вы молодцы, - одобрил мужественный поступок клетчатый и со слезой в глазу открыл решетку КПЗ.
   Состоялось обнимание и братание. Абориген все божился, что так бы сам и поступил и что готов за любого из них выдать своих дочерей.
  -- Хочешь младшую бери, а могу и старшую. Она вообще замужем, - осекся клетчатый. - Ну ни чего, разведется, - решимость действия победила, - у них все равно пока детей нет!
  -- Я женат, - со вздохом сожалел Пашка.
  -- Тогда ты, - абориген второй рукой прихватил Толика за плечо.
  -- Он может, - улыбнулся Антибыч, - сварщикам за вредность две полагаются.
  -- Да, а я и не знал! - клетчатый повел друзей, да почти что родственников и блондинку к дежурке.
   Расстались на углу с непременным условием встретиться сегодня вечером попозже у аборигена дома и уже обстоятельно за столом решить, где будут жить молодожены,Толик таки дал уклончивое согласие (легкий кивок головы) на второй брак.
  -- Там идти все время прямо, не ошибетесь! - последняя фраза клетчатого относилась к расположению его дома.
  -- Мы запомнили! - Пашка сцепил ладони в змаок и потряс ими над головой, в знак нерушимой дружбы Лазаревского и Твери.
   Абориген воодушевленно зашагал назад в отделение, где его требовал к ответу раскаленный телефон, а свободная троица растворилась в вечерней улице.
   На Павлова ровным счетом ни чего не изменилось, так же работали лавки и магазинчики, так же неспешно прохаживались отдыхающие, отовсюду пахло дымом и шашлыками. О том, что где-то по соседству разворачиваются боевые действия, не говорило ровным счетом ни чего.
  -- Даже сирены не слышно, - пытался уловить ухом отголоски события Толик.
  -- А мне кажется, там стреляли! - блондинка указала в сторону парка.
  -- Это петарды, дети балуются, - экспертно заявил Антибыч.
  -- Тогда ладно, - успокоилась блондинка и посмотрела на свой мобильник, нет ли пропущенных звонков от клиентов.
   Но экран телефона был темен как ночь. Переживания блондинки как бы ни закончились деньги на счету, были напрасны, первой сдохла батарея.
  -- И как мне теперь работать?! - блондинка в сердцах чуть не расколотила мобильник о мостовую. - У меня такой клиент намечался, сказка, золотой душ просил, ни какого контакта и триста баксов. А теперь, наверное к Райке утек, она ему сука за двести пятьдесят сделает!
   Толик заинтересовался, что такое золотой душ, но Пашка предложил ему не заморачиваться по поводу сексуальных извращений.
  -- Еще потом самого потянет, - напужал приятеля Антибыч.
  -- Нет, это я так, - сразу открестился от собственного любопытства усач.
  -- Ребят, может вы меня выручите? А у вас денег нет, - вспомнила блондинка. - Тогда побегу заряжать трубу, может клиента еще успею перехватить! - и расцеловавшись с бывшими сокамерниками, она быстро-быстро зацокала на шпильках вниз по улице.
  -- А мы чего будем делать? - Толик стирал щедрый след от помады на своей щеке.
  -- У меня два пункта. Первый, забрать ствол из кафешки, где дебоширили и второй, банковская карточка все еще у нас! - Пашка как факир неуловимым движением извлек пластиковую кредитку из кармана шорт.
  -- Давай со второго начнем, без ствола прожить можно, а вот без денег нет! - усачу не хотелось второй раз нарываться на скандал. - Еще в кафешке ментов вызовут!
  -- Да менты сейчас все сам знаешь где, хоть городскую власть меняй, а на счет ствола и денег спорная мысль. Но это мы еще обсудим!
   Антибыч с Толиком направились к ближайшему банкомату. Но он оказался пуст, на втором так же висела табличка "не работает". Третий банкомат капризно выдал двадцать тысяч, причем пятисотрублевками, а при попытке повторить операцию, чуть не заиграл карточку.
  -- Скотина! - Толик лягнул банкомат ногой и тот загудев, выдал карточку назад.
  -- Не буйствуй, здесь все действия пишут, - Пашка показал на замаскированный глазок камеры.
  -- Да мне пофиг, я и его сломаю! - усач приблизил кулак к объективу, чтобы его получше рассмотрели, на том конце провода.
   Четвертый бакномат, как и два первых закончил свою работу на день и погрузился в сон.
  -- Завтра пойдем к Важегову, пусть возвращает наши двести штук! - продолжал бушевать Толик.
  -- Глянем по обстановке, чем сегодняшняя война закончится. На ужин нам хватает и на остальное тоже, - почесался Антибыч, у него явно развилась аллергия на слова: милиция, полиция, отделение, КПЗ и все прочее в том же духе.
   В злополучной кафешке играла живая музыка, светились, развешенные на деревьях разноцветные гирлянды. Посетителями были забиты все столы как в помещение, так и во дворике заведения. Пара официанток явно не справлялась с наплывом клиентов, поэтому наблюдалось частично-полное самообслуживание. Посетители то и дело курсировали с пустыми и полными подносами от своих столов к раздаче и обратно. В такой кутерьме муравейника не возможно было узнать, ни то что недавнего дебошира, но и родную жену с детьми.
  -- Прям как в Берлине, - поделился впечатлениями, заходя в кафе Пашка.
  -- В каком Берлине? - не понял реплики Толик.
  -- Неважно, - махнул рукой Антибыч, а воспоминания сна довели его до туалета, где в кабинке возле унитаза лежал отравленный мужик. - В туалет не пойдем! - отогнал он от себя противное видение.
  -- А я и не хочу, - согласился Толик.
   Возле горшка с папоротником крутилась компания из двух супружеских пар с детьми, в ожидании свободного столика по соседству. Толику досталась роль отвлекающего маневра, а Пашка приступил к рыхлению земли в горшке. Первый со своей задачей справлялся плохо, заинтересовать и увести компанию в сторону не получилось, наоборот, все стали с любопытством рассматривать садовника, копающегося в грядке. Но и у Антибыча дела шли не лучше, в горшке было все что угодно: мятые пачки из-под сигарет, мелкие деньги, сломанные игрушки, остатки не разложившейся еды и даже работающий мобильный телефон, вот только нагана там не было!
  -- Его там нет! - пожаловался на все кафе крайне расстроенный Пашка.
  -- Как?! - и отстранив приятеля, Толик запустил свои руки-лопаты в грунт.
   Супружеские пары посмеялись над чокнутыми садоводами, и пошли занимать, наконец-таки освободившийся столик, а остальные обитатели кафешки, даже не заметили трагедии под папоротником.
  -- Может я наган в другой горшок сунул на нервяке, а потом попутал? - Антибыч не хотел верить, что расстался с оружием навсегда.
  -- Да, так и было! - Толик взялся рыхлить соседнее дерево в кадке.
   Через полчаса поисков, иссякли силы с надеждами, чумазые друзья уселись за столиком возле громоподобных барабанов, на которых наяривал худой парень с косой на затылке и татуировками на жилистых руках.
  -- Без ствола Галку не освободить, - переживал Толик.
  -- И мне без нагана как-то не комфортно. Я к его тяжести даже привыкнуть успел. Пойду, возьму нам пива, - сиротливо поднялся из-за стола Пашка.
  -- Лучше водки и литр, не хочу видеть эти рожи, - и усач махнул на кафешную суету.
   Неизвестно каким течением, но Антибыча занесло не к раздаче с пирожками, пиццей и спиртным, а к синей крашеной двери, за которой оказался туалет. Только уткнувшись носом в сливной бачок, Пашка понял, что попал не туда.
  -- Мистика, один в один, как во сне, - с замиранием сердца он заглянул в соседнюю кабинку на предмет трупа.
   Но там оказалась оголенно-пыхтящая парочка, занятая прямо противоположным процессом.
   Пробормотав: "Пардон!", Антибыч покинул уборную.
  -- Нет, это не мистика, а уродство, - отерев о шорты, так и не вымытые руки, он занял очередь к раздаче.
  -- Ты чего там в хвосте? Давай к нам! - окликнул его знакомый девичий голос.
   Все было правильно и логично. Там где людно, шумно и весело, непременно должны тусить Яна с Катюхой. Они не изменяли законам природы. Обе подружки весело махали руками от раздачи.
  -- Тебя как сюда занесло? В милиции было круто? Что это за папик на "Кайене"? Что будешь брать? У тебя деньги какие есть? - сыпали девчонки один вопрос за другим.
  -- Немного есть, - начал с последнего Пашка, затем он хотел сказать, что есть не будет, а возьмет литр водки и томатного сока, а папик на самом деле лютый криминальный авторитет.
   Но девчонки на самом деле не нуждались в посторонней информации, им необходимо было поделиться своей. В их речи запестрели мужские имена, названия кафешек и ресторанов освоенных за день, съеденные и попробованные блюда, и напитки, купленные сувениры и шмотки.
  -- Мы и тебе кое-что купили, а то с саблей получилось неудобно, - беззаботно сообщила Катюха.
  -- Саблю мы Илюхе подарили, он так канючил, чуть ли не на коленях стаял, к тому же полдня за все платил, - Яна польстилась на торт с вишней в витрине холодильника.
  -- А потом что с ним стало? - вяло из приличия, чтобы не показаться глухонемым на фоне неуемных подружек-хохотушек, спросил Антибыч.
  -- Потом у Илюхи деньги кончились, и мы познакомились...., - и Яна задумалась, вспоминая последовательную очередность ухажеров.
  -- Так, давай уже дарить, - Катюхе не терпелось, увидеть Пашкину реакцию, на маленький сюрприз. - Мы знаем, тебя ко всему военному тянет, вот и взяли. Янка доставай!
  -- Вот, - Яна извлекла из сумочки наган, причем ни чей нибудь чужой, а родной Антибыча, на нем даже осталась земля из горшка с папоротником. - Он конечно не настоящий, но выглядит натурально, в нем даже патроны есть, - и она заглянула зрачком глаза в барабан.
  -- А где вы его взяли?! - Пашка представлял себе круговорот чего угодно в природе: ну там воды, денег, людей и животных на крайняк, только не наганов.
  -- У парня здесь на пиццу и две колы выменяли, - Катюха радостно поцеловала Антибыча в щеку. - Ты доволен?
  -- Еще бы, - сиротливость, посетившая Пашку минутами ранее, бесследно растаяла, в груди снова ожил крутой, но справедливый Рембо.
   По такому случаю, он отказался от водки, а взял для всех шампанского. Плеснули газиков по стаканам. Толик мрачно проворчал: "Я этого цистерну должен выпить, чтобы вырубиться!".
  -- Не скрипи, все хорошо, - Антибыч подмигнул усачу.
  -- Денег крохи, ствола нет, Галки тоже, - Толик отвернулся к барабанщику.
   Вместо объяснений, Пашка незаметно вложил в руку упрямого кореша наган. Реакция последовала незамедлительно. Толик вскочил на ноги.
  -- Пошли!
  -- Куда?! - прыснула от неожиданности шампанским Яна.
  -- Галку спасать! - сверкал глазами Толик.
  -- А кто такая Галка? - Катюха женские имена запоминала слабо.
  -- Его жена, - пояснил Антибыч.
  -- Тогда пошли, - также поднялась со стула Яна, за те двадцать минут, что она здесь находилась, кафешка начинала ей приедаться, и душа требовала новых впечатлений.
  -- Вот только где ее искать непонятно, - опять ввернул комментарий Пашка.
  -- Я знаю! - Толик не оставлял шансов посидеть за столиком и послушать громыхание барабанов.
   "Знаю!", оказалось санаторием с гипсовым спортсменом-тружеником, в котором давеча Антибыч с Матиасом искали Толика с рыжей женой. У парадного входа дежурили две полицейские машины и с два десятка растревоженных пенсионеров.
  -- Что случилось? - затесался в пенсионные ряды Пашка.
  -- Бандитов ловят, - охотно сообщил седой старик в майке с олимпийским медведем.
  -- Ни чего они не бандиты, - продолжила явно старый спор пенсионерка с бигудями под косынкой.
  -- Да, это нелегалы, они здесь ремонт делали и жили тоже на третьем. А эти узнали, - новая участница разговора показала на сержанта с автоматом дежурившего возле дверей корпуса, - и сразу арестовывать.
  -- У рабочих оружия не бывает, а эти стреляли! - стоял на своем седой старик.
  -- Мне надо внутрь! - посторонние праздные разговоры ни как не приближали Толика к Галке.
   Решительную компанию в дверях остановил сержант, оставивший за место себя в отделении клетчатого аборигена.
  -- Вы куда?! - сержант явно не узнал своих сбежавших заключенных.
   Антибыч хотел сказать привычное: "К Важегову!", но осекся. Следователь вышел из его круга друзей и покровителей. "Как пить дать, за побег засадит!". Поэтому вслух сказал первую пришедшую глупость.
  -- Мы за купальниками.
  -- Купаться пока запрещено, - без особой логики отреагировал сержант и показал прикладом калаша, отходить.
  -- Надо в окно, - предложила альтернативный доступ в санаторий Катюха.
  -- Как в отделение, - Толик посмотрел на забранные решеткой окна первого этажа, а выше с его больной спиной смотреть даже не хотелось.
   Прогулялись за санаторный корпус и, оказалось, здесь происходит самое интересное. Черным ходом в непрозрачных целлофановых мешках выносили трупы и складывали в ожидании машины в траву. Тела на постоянной основе ни кто не охранял (милиционеры занятые своими делами, то входили, то выходили из санаторного корпуса). Улучив момент, Пашка заглянул в пакеты, два трупака были незнакомые, а вот с двумя другими Антибычу пересекаться доводилось. Быковатые лоси из квартиры Арсена, где держали прикованного наручниками к батарее Матиаса. Пашка тогда приложил их рукояткой нагана, а сейчас в каждом было с десяток дыр от пуль.
  -- Ты их знаешь? - морщась, краем глаза смотрела на покойников Яна.
  -- Да, они на Арсена работали, - Антибыч накрыл тела целлофаном и отошел в сторону.
  -- А кто такой Арсен? - теперь уже поинтересовался Толик.
  -- Тоже местный авторитет, с Матиаса пытался денег стрясти, пока я его не освободил.
  -- Кого? - не поняла Катюха.
   Пашка попытался объяснить, но только больше всех запутал, хотя история рассказывалась накануне в ночной кафешке на набережной в присутствие самого Матиаса и вопросов ни у кого не возникало.
   "Тогда мозги коньяком были смазаны, вот и работали без скрипа, а сейчас на сухую, шампанское не в счет, информацию не воспринимают", - понял всю бесперспективность Антибыч, о чем незамедлительно и сообщил окружающим.
  -- Только по сто пятьдесят не больше, нам еще Галку надо найти, - контролировал ситуацию Толик.
   Сели в кафешке на набережной. Пашка купил фляжку коньяку, бутылку вина девчонкам и жареного мяса для всех. По возвращении оказалось, что Толик сидит за столом один.
  -- А где Катюха с Яной?
  -- Они увидели знакомого, и пошли с ним поздороваться, - проинформировал усач.
  -- Теперь мы их только завтра увидим, - вздохнул Антибыч, сегодня он снова остался без молодого и горячего тела на ночь.
   А вот другое тело не очень даже и желанное нашлось сам собой. Напротив столика затормозил Шрек.
  -- Куда пропал? - она без приглашения села за стол рядом с Пашкой.
  -- Дела, - Антибычу нестерпимо захотелось выпить всю фляжку за раз, лакернуть ее вином и, не закусывая скурить всю пачку. "Вот тогда Шрек точно превратится в принцессу. Испорченная у меня какая-то сказка?! И сны ни к черту! Нет, сны нормальные!".
  -- Я с вами посижу, - и Шрек как ни в чем не бывало, обвила Пашкину руку.
   День был напряженный, так что ругаться ни кому не хотелось и Шрека оставили за столом. Как и предполагал Антибыч, смоченные коньяком мозги заработали в нужном направление.
  -- А тех двух ты значит знаешь? - Толик расправлялся со второй фляжкой коньяка.
  -- Которых? - Пашка отвлеченно смотрел на закатное море.
  -- Что в мешках за санаторием лежали.
  -- Да, я их хорошо пуганул, - улыбнулся закату Антибыч.
  -- Надо к ним в квартиру наведаться!
  -- Зачем?
  -- Не знаю, но чувствую, надо! - настоял Толик.
  -- Я с вами, - хоть еще ни чего и не решили, навязалась в дорогу Шрек.
   Пятиэтажка погружалась в сумерки, когда троица прибыла на место. Милиции здесь не было, шума и беспорядка тоже. Жильцы зажигали в окнах свет, кто-то ужинал, кто-то смотрел телевизор, кто-то курил на балконе.
  -- Зря пришли, здесь войны не было, - Пашка вдохнул ароматного сгущающегося воздуха.
  -- Поднимемся наверх, - Толик был не столь благодушен, его жена находилась не в Твери (как у некоторых), а непонятно где и с кем.
  -- И чего теперь? - Антибыч остановился на площадке последнего этажа возле квартиры Арсена.
  -- Надо внутрь попасть, - Толик прислушался к происходящему за дверью.
  -- У меня ключей нет! - показал пустые руки Пашка.
  -- А как ты в прошлый раз попал?
  -- В дверь звонил.
  -- Вот и сейчас попробуй, - Толик подпихнул Антибыча вперед.
  -- Я вас тогда на улице подожду, - Шрек почувствовала, что дело пахнет керосином и начала медленно съезжать по ступенькам вниз.
   Пашка взвел наган и нажал на кнопку звонка. Реакция последовала на второй минуте и из квартиры со сварливыми супругами. Женский голос из-за двери прокричал:
  -- Задолбали уже! Нету ни кого! Хватит ходить!
   Затем вступил мужской голос более хриплый и кашляющий:
  -- Давай я с ними разберусь!
  -- Сиди уже! Лучше вспоминай, куда стиральную машину дел алкаш! - и женщина переключилась на своего непутевого мужа.
  -- В прошлый раз у них телевизор исчез, - шёпотом известил Толика о вещевой недостаче Пашка.
  -- Будем взламывать, - усач оценивал прочность двери. - Эх, сейчас бы кувалду!
  -- Ты какие-нибудь другие инструменты знаешь? - Антибычу сдавалось, что Толик ни какой не сварщик, а молотобоец.
  -- Да, - у Толика в руке появилась алюминиевая вилка из столовки.
   Загнув пару зубцов и отломав остальные за ненадобностью, он запустил отмычку в замочную скважину и принялся сворачивать личинку.
  -- Материал слишком мягкий, - оправдывал свои неудачи усач, - сразу гнется, не успеваю штыри уцепить!
  -- Там надо нежно и теребить, - за спинами взломщиков подола голос Шрек, оказывается она так ни куда и не ушла.
  -- А ты откуда знаешь? - посмотрел на нее снизу вверх, согнувшийся над замком Пашка.
  -- У меня два мужа было. Один вечно напивался и ключи терял.
  -- А второй? - поинтересовался Толик.
  -- К другой ушел из магазина, - Шрек позаимствовала у усача погнутую вилку.
   "Женская логика непостижимая вещь!", - Антибыч отошел в сторону, чтобы не мешаться двум "профессионалам".
   Шрек поигралась с замочной скважиной, потеребила ее зубцами вилки, провела с десяток другой легких фрикций. С этого любой сдастся, замок не исключение. Дверь с предательским скрипом приоткрылась.
   Первым в квартиру зашел, знакомый с обстановкой, к тому же и вооруженный Пашка. За ним прижимаясь друг к дружке Толик со Шреком. Квартира была пуста. Нет, мебель и прочая утварь в ней присутствовали, а вот живые организмы, в ней отсутствовали. Быстро прошмыгнувший к мусорному ведру на кухне рыжий таракан был не в счет. Осмотрели квартиру на предмет улик. Опять ни чего. По заляпанным игральным картам на столе и немытой посуде в раковине можно было только гадать.
  -- Ни одной зацепки, - расстроился Антибыч.
  -- Может, засаду организуем? - на самом деле Толик сам не знал, что предпринять.
  -- А смысл? Арсен здесь может год не показывался, а те двое сами точно не придут, - Пашка намекал на быковатых лосей в мешках за санаторием.
   Находившийся Шрек плюхнулась на диван перевести дух. Под ее весом сместилась седушка дивана, обнажив бельевой ящик на полу. В нем под простыней проступали силуэты автоматов, ружей и других боеприпасов. Толик на это присвистнул, а Антибыч почесал затылок:
  -- Мой наган здесь отдыхать!
   Откинули простынь, посмотрели, попробовали, проверили, посчитали. В диванном арсенале присутствовало: два калаша, одно помповое и одно охотничье ружье, обрез карабина, "макар", корзина гранат, снайперский прицел и патроны в обоймах и россыпью.
  -- Не хило можно повоевать! - Толик норовил приладить снайперский прицел к калашу.
  -- Ребята, давайте закроем диван, оставим все как есть и уйдем, - попыталась загасить витающую в воздухе квартиры воинственность Шрек.
  -- Сейчас, разбежались, - Пашка выискивал в россыпи патрон подходящий калибр для обреза карабина.
   Навьючились донельзя. В чемодан на колесиках загрузили: гранаты, патроны, прицел (так и не подошедший к калашу) и обрез карабина, а в две спортивные сумки по автомату и ружью. Шрека замазали "макаром" с запасной обоймой.
  -- Я стрелять не буду! - пыталась откреститься от пистолета Шрек.
  -- Тебя ни кто не заставляет, - по-отечески положил широкую ладонь на плечо красотки Толик, - но поносить его можешь?
  -- Хорошо, но только не долго, - Шрек убрала "макара" в сумочку к губной помаде и пудренице.
   Вышедшая из дома компашка походила на отбывающих с курорта туристов, но ни как не на народных мстителей, готовых разнести Лазаревское в клочья. Толик мирно катил за собой чемодан, на котором сверху громоздилась спортивная сумка, за ним Антибыч с сумкой на плече и Шреком с другого бока под ручку.
   Поймали на углу тачку, загрузились и рванули к бандитски-мрачному ресторану "Дельфин", в котором в последний раз совместно заседали Толик с Галкой. Но от "Дельфина" на месте остался только обгоревший остов. Сообразили, что это знали и раньше и пустились нарезать по Лазаревскому круги в поисках врагов и неприятностей в других местах.
  -- Я не пойму, куда мне все-таки ехать? - через каждые пять минут спрашивал таксист.
  -- Пока прямо, а потом повернем налево, - вглядываясь в прохожих на вечерних улицах, отвечали попеременно то Пашка, то Толик.
  -- Мы здесь уже были, - напоминал запутавшийся таксист.
  -- Тогда направо, - следовал стандартный ответ.
   Помимо кругов, машина выписывала восьмерки и овалы, змейки, петли и вовсе неведомые траектории по мирным улицам Лазаревского. Зацепиться было не за что, криминал словно весь вымер! Сплошные пьяные отдыхающие и влюбленные парочки.
   Через час катаний таксист взмолился:
  -- У меня бензин на нуле, мне домой к семье надо. Давайте я вас возле набережной или вокзала высажу и вы себе другое такси возьмете!
   Славные партизаны согласились на набережную.
  -- Подкрепимся мясом и дальше продолжим поиски! - Толик выгрузил из багажника такси чемодан на колесиках.
   Расположились с вещами к кафешке, заказали шашлыка и горючего. Не молодой грузный официант, с золотой коронкой на переднем зубе, принесший заказ, поинтересовался:
  -- Когда у вас поезд?
   Шрек принялась что-то сочинять в ответ, а Толик шепотом сообщил на ухо Антибычу:
  -- Этот официант знает, где Галка!
  -- С чего ты взял? - так же тихо не поверил Пашка.
  -- Видишь, как у него глаза бегают. Точно правду скрывает!
  -- Предлагаешь его запытать?
  -- Думаю после пары стаканов, он сам все расскажет, - и Толик предложил официанту составить им компанию.
  -- Я не могу, мне надо работать, - вежливо отклонил он предложение.
  -- Тогда хотя бы по стаканчику, - Толик разлил коньяк в четыре стакана.
   Официант покосился на раздачу и согласно кивнул головой:
  -- Хорошо, за ваше здоровье!
   Как и заверял Толик, официант разговорился после второго стакана. Оказалось, что мясо для шашлыков лежалое с душком и его специально двое суток вымачивают в уксусе, что бутылочное вино ни какое не бутылочное, а разлитое тут же в подвале, что двух поваров за сезон уже выгнали, а нынешний третий пьет не просыхая, что с верхнего этажа отеля залили подсобку и теперь там сырость, так что крысы сбежали.
  -- Что-то он совсем из далека заходит, - коньяк и общие разговоры медленно убаюкивали Анитибыча.
  -- Надо еще по два стакана и он расколется, - бодрился Толик, хлопал себя по щекам и приступал к розливу.
  -- А мы после этого воевать сможем? - Пашку посещали сомнения о безграничности сил.
  -- Для нас же это тьфу! - усач сплюнул за парапет в темную прибрежную гальку, а может лежаки или прогуливающуюся влюбленную парочку. - Мы же с тобой сила! Вот давай на руках поборемся!
   Антибыч уклонился от единоборства, тогда Толик предложил бороться на руках официанту. Идея понравилась. Расчистили край стола и приступили к поединку. С обеих сторон нарисовались болельщики и зрители. Толик махом победил официанта и на правой и на левой руке. За официантом свои силы решил попробовать крепкий парень с соседнего столика, но и он не выстоял против усача и пяти секунд. Дальше больше, пошли ставки на деньги: пятьсот рублей, тысяча, две, пять! Толик исправно выходил победителем. В перерывах между схватками он восполнял силы коньяком и лимоном. Усача от выпитого начинало штормить на лавке, но рука оставалась прямой и твердой как скала.
  -- Нет, он все-таки молотобоец, - Толик, в прицеле Антибыча, двоился, а по временам и троился, - или дракон.
  -- Кто дракон? - откуда-то справа из-за плеча выплыла стереоскопичная Шрек.
  -- Это я образно, Толиком восхищаюсь. Он нам уже тысяч пятнадцать заработал!
  -- Может пока, на берег прогуляемся, - нежно промурлыкала Шрек.
  -- Зачем? - не понял намека Пашка.
  -- Ну, ноги помочим, на звезды посмотрим, - Шрек пощекотала спину Антибыча под рубашкой ноготками.
   Пашка пригляделся к Шрекам: "Нет, конечно у них нестандартное лицо, но милое, даже симпатичное. Такую красоту надо понять. Я вот тонким чувством прекрасного обладаю. Подожди, или это я напился? А, все равно!".
  -- Пошли! - он обнял Шреков за общую талию.
   Монументальная красотка подняла Пашку из-за стола и повела к такому же волнующемуся и качающемуся прибою.
   Вошедший в раж Толик потерю бойцов не заметил.
   Шрек уложила Антибыча в остывшую гальку и села на него сверху по-ковбойски.
  -- У нас что родео? - Антибыч поглаживал крутые бока наездницы.
  -- Сейчас мы так поскачем! - Шрек расстегнула молнию шорт и начала пристраивать к себе Пашкиного жеребчика.
   "Откуда в моих шортах молния? Они же на на завязках! Чтоб купаться было удобно", - задумался Антибыч. - "Тогда что расстегнули Шреки? И почему их двое? У нас что, групповушка? Или она одна?!".
   Посторонние мысли не лучшие помощники в сексе. Пашкин жеребчик отказывался участвовать в скачках, он вяло покачивался в ладонях Шрека, норовя ускользнуть за финишную черту под резинку шорт.
   "А когда мне домой надо возвращаться? Завтра, или может уже сегодня? Нет, кажется завтра! Где мои вещи, а билеты? Я же где-то обитаю в Лазаревском! Точно не на этих камнях! Но где? И почему мы вечно где-то лазаем? Кто мы? Я же здесь не один! Кажется со мной Шреки. А что мы делаем? Вспомнил! Сексом занимаемся! Так надо сосредоточиться на главном!", - Антибыч с трудом приподнял голову и посмотрел на свое терзаемое тело.
   Шрек поменяла диспозицию, она сидела в ногах у Пашки, а приободрением жеребчика занимались ее язык и губы.
   "Вот так горячее! Чувствую, я смогу! А звезды, сколько же их?! И все светят! Я же в детстве учил их названия. Медведицы там, скорпионы, тельцы, шреки. Нет, шреков не было, или были? Где то среди них должен присутствовать южный крест, Ведь мы же в Лазаревском! А Лазаревское практически южное полушарие, до экватора рукой подать! Вот потянусь и ухвачу его за меридиан!", - Антибыча одновременно накрывали три нирваны: сексуально-Шрековская, небесно-звездная и всемогуще-мысленная. Набежавшая волна поглотила его с головой.
  
   Отхлынула. На Пашке уже восседала не Шрек, а сисястая красотка с пирсингом в соске и гладко выбритым лобком.
   "Тут импортными веяниями попахивает!", - Антибыч посмотрел по сторонам.
   У пляжа появились стены с сиреневыми шелковистыми обоями, а под ним не галька, а комфортная двухспальная кровать. Привычным остался только шум прибоя, льющаяся из динамиков музыкального центра на подоконнике.
   "Я снова вернулся в любимый Берлин!", - счастливая улыбка расползлась от уха до уха.
   Открылась дверь и в комнату заглянул Нильс.
  -- Ты закончил кувыркаться? Нам пора!
  -- Куда? - Пашке ни как не хотелось покидать эпицентр наслаждения.
  -- Антоха уже час нас ждет, он вычислил адрес нарика этого Гавера.
  -- А один он не может его навестить?
  -- Забыл, что случилось в пивной? Я тут кое-что прикупил, - и Нильс показал на дорожный чемодан у своих ног, - для подстраховки. Если что, применим.
   Не заглядывая внутрь, Антибыч понял: "Там оружие, причем много! Как в Лазаревском. Что же это такая за связь миров? Если в одном чего-нибудь произойдет, так в другом обязательно повториться, причем с вывертом и извращенно!".
   Пришлось одеваться, расплачиваться с сисястой шалуньей и тащиться за Нильсом из такого веселого заведения на скучную и деловую улицу. Все куда-то ехали и шил, разбавляли обстановку, только глазеющие по сторонам туристы японско-китайской наружности. По дороге к друзьям присоединилась Катюха. Она только что сделала себе новую прическу и облачилась в умопомрачительное вечернее платье от куютр.
  -- Ты зачем так вырядилась? - высказал недовольство Нильс. - На нас же все смотрят!
  -- Еще бы! Я за прическу с макияжем только полторы тысячи отдала, а про платье вообще молчу.
  -- У тебя были свои планы, - понимающе посмотрел на Катюху Пашка.
  -- Меня пригласили в театр, а потом в посольство на фуршет.
  -- А ты не теряешься, - съязвил Нилс.
  -- Вы тоже в Берлине не скучаете. Всех проституток из бывшего соцлагеря наверное уже перетрахали? Один Антоха у нас трудится. Надеюсь, встреча с Гавером пройдет позитивно и скоренько. Не хотелось бы на спектакль опаздывать.
  -- Я тоже так думаю, а вот этот, - Антибыч кивнул на чемодан Нильса, - воевать собрался, пол бундесвера скупил!
  -- Да тут самая малость, - засмущался тот, - пара автоматов и еще несколько пустяков со взрывчаткой. Сами потом спасибо скажете!
  -- Чую вылетим мы из Берлина с треском! - театрально закатила глаза Катюха.
   Антоха караулил Гавера возле стеклянного офисного здания. Он сидел через дорогу на лавочке и притворялся читателем газету. Трио с чемоданом подсело к нему.
  -- Почему такая спешка и что это за здание? - посыпала вопросы Катюха.
  -- Здание принадлежит транснациональной компании, подозреваю не без участия Тазиза, - Антоха посмотрел поверх газеты на верхние офисные окна.
  -- А чего Гавер сюда приперся? - Пашке требовались дополнительные пояснения.
  -- Судя по переписке, у Гавера находятся копии документов, которые он передавал нам тогда в отеле. И теперь хочет их снова продать. В баре сделка сорвалась, так он по старой памяти их Тазизу предложил.
  -- Полный идиот! - эмоционально выразилась Катюха.
  -- Не скажи, может Гавер и прав. Тазизу они сейчас больше всех нужны, из-за дубликатов наверное вся буча и заварилась. Пошла утечка, серьезные люди забеспокоились. Ну и как следствие, крушение вертолета, крысиные бега за нами, - поделился своим виденьем ситуации, курнувший до того для ясности косяк Нильс.
  -- Если все так, зачем мы здесь нужны? Пусть Тазиз сам с Гавером разбирается, - Антибыча тянуло обратно в бордель к сисястой пирсингово-бритой красотке.
  -- Боюсь этот сучок снова улизнет с копией копии и для нас начнутся новые мытарства. Я устал бегать. Хочется уже пожить на одном месте месяц другой не шарахасяь и не оглядываясь, - у Антохи был вид марафонца, которому после финиша предложили перебежать дистанцию.
   Дожидаться Гавера пришлось долго. Газета была прочитана от корки до корки, а кроссворд не только разгадан, но модернизирован и расширен собственными вопросами и ответами. Наконец из офисного здания вышла невзрачная фигура Гавера в сером плаще и такого же тона кепке, в руке он сжимал пухлый портфель.
  -- Получил сука свои деньги! - Катюха изготовилась к нападению.
  -- Не здесь, - придержал ее Антоха. - Доведем его до отеля, а там уже поговорим.
  -- Чур, только бить буду я! - поднял руку Нильс.
  -- Все поучаствуем, - Пашкины кулаки тоже просили разминки.
   Увлеченные скорой расправой друзья не заметили развозной белый фургон, тронувшийся со стоянки одновременно с выходом из офиса Гавера.
   Гавер дошел до ближайшего метро и скрылся в подземке. Пришлось за ним бежать со всех ног.
  -- Упустим! - хрипел легкими после второго косяка Нильс.
  -- Не должны! - расталкивал прохожих Антоха.
  -- Я бегать не нанималась! - придерживала рукой дорогую прическу Катюха. - Вот сейчас вспотею и как я потом в театре сидеть буду? - ее шпильки были плохой заменой кроссовок.
  -- У Гавера в номере ванну примешь, - помогал ей семенить по мостовой, а затем и по ступенькам подземки Антибыч.
   На ходу открылась сдвижная дверь фургона и на тротуар выпрыгнули два парня в дешёвых синих костюмах и темных очках. Они так же устремились в подземку.
   В метро Гавер устроил игру в пятнашки. Он пересаживался с поезда на поезд. Возвращался на старое место и ехал в другую сторону. Стоял до последнего на платформе и впрыгивал в закрывающиеся двери вагона. Компания преследователей распалась на отдельные фрагменты. Первыми от погони отстали Пашка с Катюхой. Затем окончательно сбив дыхание, прекратил гонку Нильс и только Антоха вцепился в Гавера мертвой хваткой. Он словно читал мысли беглеца, не поддавался на уловки, четко следуя за целью.
   Так же пропали из виду двое парней из белого фургона. Но они оказались хитрее. Один из них, протискиваясь в вагоне мимо Гавера, незаметно прикрепил к его плащу крохотный радиомаячок. Теперь они могли следить за Гавером на расстоянии.
   Отпочковавшееся трио с напряжение ждало вестей от Антохи, сидя в кафе на Александрплаце. Катюхин темперамент требовал действий, а не сидения с пивом за столом и она подбивала друзей забраться на телевизионную башню.
  -- Там смотровая площадка есть. Оттуда весь Берлин как на ладони! Мы Гавера в два счета заметим!
  -- Без бинокля вряд ли. Да и подниматься-спускаться, час потратим. Вон сколько туристов, - Антибыч нынешнюю диспозицию считал оптимальной. Метро рядом, такси словить не проблема.
   Антоха вышел на связь минут через сорок.
  -- Выходим из метро на Ландсбергер аллее!
  -- Это где?! - вскочила со стула Катюха.
  -- Не важно, таксисты знают! - Нильс допил пиво в кружке и оставил пару евро на чай под тарелкой с солеными орешками.
   Гавер притормозил возле мусорного бака, снял с себя плащ, скомкал его и выкинул в мусор, прошел вперед метров сто и надавил на брелок сигнализации. Его радушно поприветствовал фарами новенький блестящий "Мерседес". Что-то подобное Антоха и предполагал, он успел перехватить такси у двух неспешных пенсионерок и продолжил вести Гавера по следу.
   Казалось бы Антоха молодец, а парни из белого фургона теперь в не игры, их маячок остался вместе с плащом в мусорном контейнере. Но ребята явно были из спецслужб. В то время как первый крепил маячок на плащ Гавера, второй такую же метку приладил к пиджаку Антохи.
   Три мерседеса: Гавера и два такси закружились в бешеном вальсе по улицам Берлина.
  -- Ландсбергер аллея вам уже не нужна? - краснел от злости таксист, везший Пашку, Катюху и Нильса. - А куда вам?
  -- Сейчас скажем, - Катюха одним ухом слушала Антоху по телефону, а вторым советы Нильса и вопросы таксиста. - На Остезешрассе, - ломая язык, выговорила она новый адрес.
  
  -- Остезешрассе! - пошатываясь, Антибыч повернулся в дверях.
  -- Надоел ты уже со своей немчурой, бубнишь и бубнишь околесицу, - Толик разбрасывал вещи в коридоре. - Лучше автоматы держи, - и он передал два калаша.
  -- Мы что нашли Гавера? А ты знаешь за нами следят! На Антохе маячок, от него надо срочно избавиться! - Пашка груженый автоматами попытался просочиться мимо усача на лестничную площадку.
  -- Какой Антоха? Проснись! Мы с тобой вдвоем! - Толик закончив с беспорядком в коридоре перешел крушить комнату.
  -- Да!? - Антибыч проморгался, запахи и посторонние шумы выдавали в обстановке Лазаревское. - А где Шрек, официант, кафешка?
  -- Официант раскололся, больше он без надобности, а баба твоя, - Толик на секунду остановился почесаться, - в дороге где-то потерялась, - и снова приступил к погрому.
  -- Она не моя баба, - Пашка хоть еще и был пьян в лоскуты, но лишнего на себя брать не хотел. - У меня в Твери жена дети! А что это за квартира?
  -- Не узнаешь?
  -- Нет!
  -- Вот и я тоже. Может мы не туда по пути свернули? Официант сказал, что здесь подпольное казино с игровыми автоматами. И не хрена! Одна эта срань! - и Толик со злости поддал ногой сломанный стул.
   Антибыч согласился, квартира представляла из себя немытый бомжатник, обои на стенах оборваны, а в тех местах, где присутствовали фрагментами, были либо разукрашены всевозможными ругательствами и такими же тематическими рисунками, либо опалены костровищами.
  -- А официант сказал, что Галку держат в казино? - домыслил он пропущенные сном часть ночных похождений.
  -- Да! Арсен ее в своем казино в подсобке запер!
  -- Странно, почему он тогда там же и Матиаса не держал, а у себя в квартире? - засомневался в правдивости показаний официанта Пашка.
  -- Не знаю, может боялся, что ты опять появишься и всю поляну ему обосрешь! - проходя по комнате, Толик "побеспокоил" ворох газет на полу.
   Под ними пошло шевеление и нечленораздельное мычание. Антибыч от неожиданности чуть не нажал на спусковые курки калашей.
   Из под газет показалось небритое лицо с фиолетовым разводом под глазом.
  -- Вы чего тут шумите, спать не даете?! Я здесь живу почти официально. Меня Гришка пустил. А Арсен мне ваш не указ! Я ему еще все колеса на мерине продырявлю! - и он показал парные факи.
  -- Ты Арсена знаешь?! - ухватился за гнилую ниточку Толик.
  -- Ну знаю, а что? - бомж сановито сел на полу по-турецки.
  -- А где он сейчас обитает, показать можешь? - теперь уже спросил Пашка.
  -- Я все могу, только не буду, - и бомж демонстративно зевнул.
  -- Почему? Мы и похмелить можем, - Толик вытянул из кармана шорт горлышко водочной бутылки.
  -- Это другое дело! - у бомжа в руке возник раскладной стаканчик.
   Употребив полбутылки, бомж приобрел подвижность, но утратил часть памяти. В частности он позабыл, кто такой Арсен и где стоит его "мерседес", но обрел знание, куда можно пойти за добавкой.
  -- На хрен мы его вообще поили? У него же в голове одни помойки и хлам! - жалел больше не водку, а потраченное время Антибыч. Ему срочно требовалось вернуться в сон и предупредить Антоху и себя самого о вредоносном жучке, а он все здесь мается в ночном маразме.
  -- Сам ты хлам! Обвешался оружием, значит все можно?! - обиженно сложил пластиковый стаканчик бомж. - Меня между прочим, многие в Лазаревском уважают! Вот ты кем работал?
   Пашка смолчал, а Толик сообщил, что работал и работает сварщиком.
  -- То та! - бомж выпятил небритый подбородок. - А я здесь санаторием заведовал!
  -- Чего-то не похож, - в очередной раз не поверил Антибыч.
  -- Посиди с мое, тоже фасонный вид потеряешь. Мне же еще при Горбаче пятнадцать лет впаяли. Дело было на копейку, а раздули в особо крупных размерах! Санаторий не в убытке, лучший на побережье, а меня в Мордовию! Где справедливость?! Нету, а ты водки жалеешь!
  -- Кругом шляпа, - Толик хлебнул из горла водки, а остатки бутылки передал бомжу. - У меня вот, жена пропала. Уроды одни выкрали, и отдавать не хотят. Говорят у них казино подпольное. Только где его искать?
  -- Это решаемо, - бомж допил водку и убрал пустую бутылку в бездонный карман брюк. - Сейчас к моему ученику пойдем, он все знает.
  -- Как, ты же санаторием заведовал? - Пашка попытался подловить бомжа на очевидной лжи.
  -- Так я же там не только хозяйством занимался, но и парусную секцию для местной детворы вел. Звезд конечно с неба не хватали, но и в хвосте не плелись. Призы и грамоты регулярно получали! - бомж поискал в ворохе газет ключи от квартиры, вспомнил, что их нет, и закрыл входную дверь на гнутый гвоздь и два оборота проволоки вокруг ручки. - Теперь ни кто не войдет!
   Толик с Антибычем упаковали калаши в сумку, забрали из-под лестницы чемодан с остальным оружием и пошли за бомжом к его яхтенно-парусному ученику. Дом нашелся сразу, а вот ученик нет. Вышедшая на крыльцо жена долго не признавала в немытом бомже бывшего тренера ее мужа. А когда узнала, обильно прослезилась.
  -- Вова вас постоянно вспоминает. У него же фотографии сохранились, и кубок, тот что в Сочах...., да что мы стоим, заходите в дом, я вас чаем угощу.
   Бывший тренер-заведующий с охотностью принял бы приглашение, но Толик напомнил основной мотив посещения дома.
  -- Нет, нам бы с вашим мужем переговорить.
  -- А его нет, он в больнице.
  -- На дежурстве? - уточнил Пашка.
  -- Где же еще, у него кроме дежурств ни чего и нет, целыми сутками на работе торчит! Хоть бы одни выходные дома провел! Все не может, Лазаревское без него погибнет!
   Успокоив женщину, что все наладится и ее Вова со дня на день возьмется за ум, оруженосцы и тренер-заведующий устремились к больнице.
   Больница располагалась на задворках шумного (даже ночью) Калараша, а так же в трех минутах ходьбы от многострадального-воинственного санатория. На территорию больницы ни кого не пускали, так что пришлось воспользоваться прорехой в заборе. Люди и автоматы просочились легко, а вот чемодан с боеприпасом, выкинул фортель -- отворился в самый неподходящий момент и патроны с гранатами рассыпались в траве и на асфальте с обеих сторон от забора.
  -- Что там у вас? - прищурил подслеповатые глаза тренер-заведующий.
  -- Ни чего, образцы деталей для металлообрабатывающих станков, - прикрыл своей грудью оружейное безобразие Толик.
  -- Да, найди пока своего Вову, а мы тебя догоним, - Антибыч на ощупь выбирал из травы продолговатые заостренные предметы и складывал их на дно пустого чемодана.
  -- Вы только не долго, у меня еще свои дела, - бомж с чувством собственного достоинства неспешно зашагал к подсвеченному плафоном крыльцу больницы.
   На скорую руку собрали то, что смогли.
  -- Ты не помнишь, сколько у нас гранат было? - Толик прикинул в руках "обновленный" чемодан и он казался вполовину легче прежнего.
  -- Ты еще про патроны спроси! До хера! Тебе их чего, солить? Казино разнести в щепки хватит! - Пашка не видел в пределах больничного корпуса отпущенного на разведку тренера-заведующего. - Вот куда этот ханыга делся? Он же сейчас до спирта дорвется и обо всем забудет и про нас и про своего ученика!
   Из больничного корпуса на крыльцо вышли покурить санитар в халате (а может и врач) и намозоливший уже за целый день глаза сержант милиции.
  -- Этот тут чего делает? Его что, из отделения выгнали? - спрятался за деревом Толик.
  -- После нашего побега вполне, - Антибыч занял выжидательную позицию за соседей яблоней.
  -- Еще один! - указательный палец усача нацелился на окна коридора второго этажа, по которому двигался летеха полиции.
  -- Вот и финиш нашей регаты, кругом засадой обложили! - Пашка готовился отступать в тень к забору.
   Из-за угла больничного корпуса показалась нетвердая фигура тренера-заведующего.
  -- Я вас ищу, а вы тут! Пойдемте, я Вовку нашел. Он сейчас освободится.
  -- А как же милиция? - памятуя о пустующем КПЗ, поинтересовался Толик.
  -- Ну ее, без понятых перебьются, я сегодня все равно без паспорта, - махнул на правоохранителей бомж и свернул за угол.
   Ни чего не оставалось, как поддержать движение. Тренер-заведующий отворил незаметную дверь в левом крыле здания и повел усача с Антибычем длинным гулко-кафельным коридором. Затем поднялись на второй этаж и стали заглядывать поочередно во все больничные палаты.
  -- Вова в одной из них был, - бомж аккуратно прикрыл дверь с цифрой 29.
  -- Может он в операционной?
  -- Или в ординаторской?
   Поочередно высказали свои предположения Антибыч с Толиком.
   В ординаторской, закинув ноги на подлокотник дивана, спал сильно пожилой и уставший доктор.
  -- Это не Вова, - отрицательно мотнул головой тренер в отставке и вышел из ординаторской.
   Пашка с усачом немного замешкались, разглядывая обстановку комнаты, а в особенности аквариум с рыбками.
  -- Успокаивает, - распустил лицо в улыбке Толик.
  -- Ага, - подтвердил с раскрытым ртом Пашка.
   Бомж за дверью в коридоре с кем-то повстречался и завел непринужденную беседу.
  -- С кем это он? - прислушался к голосам за дверью Толик.
  -- Наверное, Вовку своего встретил, - Антибыч не удержался и покормил рыб сухим кормом из пакетика рядом с аквариумом.
  -- А голос знакомый, - продолжил звуковые сравнения усач.
  -- Да, и мне он раньше попадался, - Пашка отряхнул руки от рыбьего корма и выглянул в коридор.
   Увиденное там, заставило его отшатнуться и плотно закрыть дверь изнутри.
  -- Ну что в коридоре? - не понял нервной реакции друга Толик.
  -- Ты знаешь кто такой этот Вовик?
  -- Ученик, в секции у бомжа нашего занимался, сейчас врачом в больнице работает, - пересказал, то что знал Толик.
  -- Если бы! Это Важегов! - Антибыч закрутился на месте, не зная, куда спрятать жгущую плечо сумку с калашами.
  -- Как, следак?! - боднул спиной стеллаж с историями болезней Толик. - Что он здесь делает?!
  -- Врачом в больницу устроился! Не знаю! - Пашка попытался затаиться под письменным столом у окна, но вместить удалось только сумку, да левый бок тела.
  -- Но жена сказала, что ее муж в больнице на дежурстве! - не желал верить в такое предательство Толик.
  -- Правильно, на дежурстве! А на каком, мы же сами с тобой додумали!
  -- Вот нам бомж подлянку кинул, к ученику своему легавому привел! Давай в окно! - рванул к свободе Толик.
   Но против этого было окно. В нем напрочь отсутствовали поворотные ручки (их либо отломали, либо украли, либо целенаправленно сняли), так что окно было не открыть. А в ту форточку, что вентилировала помещение, могли пробраться только птицы. Толик не смирился и приготовился бить стекла, но его остановил Антибыч.
  -- Грохота будет много, все менты сбегутся, можем не уйти! Тихо надо сидеть. Может Важегов со своим тренером про нас уже забыли, у них столько всего вспоминать.
   В действительности так оно и было, разговор за дверью уходил в прошлые молодые счастливые годы. Еще немного и нет проблемы. Но бомжа каким-то магнитом притянуло заглянуть снова в ординаторскую.
  -- О, вы здесь?! А я и забыл! О чем мы Вовку собирались спрашивать?
  -- Ни о чем, - зашипел из-под стола Пашка.
  -- Да, все уже решилось, - попытался небрежно отмахнуться от проблемы Толик, но задел своей лопатистой ладонью монитор компьютера, который не преминул кувырнуться на пол.
   От страшного грохота и последующего разоблачения с арестом, спас Антибыч, принявший монитор на свой живот.
  -- Вы идите, мы потом вас догоним, - сдавленно и болезненно посоветовал он бомжу.
  -- Ну ладно, мы на первом будем, - тренер пожал плечами и покинул ординаторскую.
   В коридоре стихли шаги. Пашка спихнул с себя монитор, перевернулся на живот и скрюченный, на корточках пробрался к двери.
  -- Ушли, - доложил он Толику и попытался разогнуться в пояснице, не получилось. Добавил усилий, тот же результат. - Меня перекосило!
  -- Сейчас я тебе помогу, - не знающие устали и пощады руки Толика, как приговор склонились над больным.
  -- Не надо, само должно пройти, - Антибыч гнутой улиткой заполз на стул и привалился плечом к белому сейфу с красным крестом на дверце.
  -- Давай тогда врача разбудим, он посмотрит, - Толик пытался загладить свою вину активными действиями.
  -- Без него обойдемся, лучше посмотри в шкафах болеутоляющую мазь или таблетки.
   Толик поискал, пошарил, по заглядывал и по переставлял не занятую доктором и Пашкой мебель - с лекарствами в ординаторской был напряг.
  -- Да у нас в раздевалке на заводе и то больше склянок с йодом и бинтами чем здесь! Еще больница называется!
  -- Они наверное все в сейфе, - показал и тут же поморщился на красный крест на белом фоне Антибыч.
  -- Закрытый, сейчас бы кувалду, - усач был в своем репертуаре. - А может тебя от стресса скрутило?
  -- Какая теперь разница!
  -- Не скажи, для нервов у них припасено, - и Толик открыл тумбочку с коньячно-конфетными запасами. - Ты двести примешь, оно и отпустит.
  -- Ладно, давай, хуже мне уже не будет, - ноющую боль в спине требовалось чем-нибудь заглушить.
   Откупорили самую презентабельную бутылку коньяка и такие же заморские конфеты. Конфеты оказались действительно вкусные, а вот коньяк на большого любителя.
  -- Не умеют французы коньяк делать! - кривил рот Толик. - Духов каких-то в спирт набодяжили, чаем подкрасили и выдают за благородный напиток! Тьфу! Наш в сто раз лучше.
  -- Так они ж родоначальники! - вступился за "реми мартин" Пашка.
  -- Мы тоже когда-то лапту придумали, только в нее теперь американцы играют!
  -- Это ты про бейсбол?
  -- Про него. Наливать? - Толик взял в руку французское недоразумение.
  -- Да, кажется полегче стало, - Антибыч осторожно похрустел позвонками.
   Уговорили бутылку. Пашка расходился, а усач раскраснелся.
  -- Кровь по новым каналам пошла, - приглаживал он свои усы, глядясь в оконное отражение. - Если относиться к этому коньяку, как к лекарству, то он и не должен быть вкусным, - поделился он нахлынувшей мудростью.
  -- Да, - согласился Анибыч и прихватил из тумбочки в дорогу еще бутылку лекарства и коробку конфет.
   Спустились на первый этаж тем же маршрутом, но гулко-кафельного коридора почему-то не нашли.
  -- Куда он подевался? - язык усача изрядно заплетался.
  -- Не знаю, лестница есть, а коридор совсем не тот, мелкий он и краской вымазан! - Пашкина дикция была примерно на том же уровне.
  -- Что будем делать? Вернемся наверх?
  -- Не, давай сюда попробуем, - и Антибыч открыл дверь с мутным окошком по центру.
   За дверью оказался морг. Пара располосованных трупов вмиг привела друзей в чувства.
  -- Черт! Я сейчас с блевану! - Пашка побежал по коридору прочь от мертвецкой.
  -- Чтоб надомной так издевались?! Нет, когда помру, сам себя закопаю! - не отставал от приятеля напитавшийся могильных впечатлений Толик.
   Отчаянный дуэт со всего маха влетел в вестибюль больницы. Здесь на удивление было многолюдно. Помимо двух трех медработников в халатах, присутствовали полицейские в форме, вплоть до полковников, сановитые мужики в дорогих костюмах и оператор с камерой местного телевидения.
  -- Чистое кино! - затормозился об информационный стенд Антибыч.
  -- А на улице еще мигалки! - Толик проскользил по кафелю мимо процессии до самого окна.
   Возле парадного входа под парами стояли украшенные синими "люстрами" черные лимузины.
  -- Пока мы на втором были, прикатили, - Пашка бочком и краешком пробирался в хвост делегации.
  -- А чего им надо? - Толик не был столь тактичен и отдавил по ходу движения пару дорогих туфель.
  -- Нашел, кого спрашивать!? С ума сходят! Причем массово и под запись, - справившись с милицейски-чиновничьим водоворотом, Антибыч оказался на крыльце больницы.
  -- Блин, нашли когда больницу проверять! - Толик скатился по ступенькам с громыхающим чемоданом в траву, при этом сохранив равновесие и достоинство.
   С большим крюком обогнули кортеж из лимузинов и направились к дыре в заборе.
   Впереди среди яблонь выделялась фигура бомжа-тренера. Друзья подошли к нему.
  -- Вспомнили былое с Вовиком? - окликнул его Толик.
  -- Да, много хорошего раньше было, - повел зябко плечами лодочный наставник. - А чего мы хотели у него узнать?
  -- Где находится подпольное казино, он это уже не важно, - влажный туманный воздух пробудил в Пашке зевоту.
  -- Целый день усиления просили, а как сами дела разгребли, прикатили! Теперь конечно все лавры и телевидение им, а нам и дальше дерьмо ложками разгребать! - из тумана и кустов застегивая ширинку, выплыл Важегов, он был измотан, небрит и нетрезв.
   Замерших вполоборота Толика с Антибычем следователь не заметил и пройдя мимо, обнял за плечи старого тренера.
  -- Работа задолбала! В отпуск уйду! А зачем тебе казино? Деньги что ли лишние появились?
  -- Нет, это не мне, а друзьям, - сдал затаившуюся парочку тренер-бомж.
   Важегов обернулся, - И эти здесь, да еще и с вещами! Не иначе как решили напоследок казино обчистить? Так нет их у нас! Еще до вас все кончились! - и следователь показал согнутую в локте "руку дружбы".
  -- А Арсен же держит, - на правах старшего возразил тренер-бомж.
  -- Не дави на больную мозоль, - скривил скулу Важегов. - Я бы его прижал, но к нему такие люди ходят, - взгляд устремился в пробуждающееся небо. - Не перекусить, без зубов останешься!
  -- Может скажем Важегову, что Арсен держит у себя в казино твою жену? - тихо зашушукал Пашка. - Он сейчас ни чего, должен помочь.
  -- Ага, как в санатории! Ты трупаки в целлофановых пакетах у служебного входа не забыл? Так и Галку мою вперед ногами из казино вынесут! Нет, сами все сделаем! - на виске Толика проступила нервно-пульсирующая вена.
  -- А как вы из отделения ушли? Я же вас не отпускал? - Важегов тяжело сел на пенек дерева в высокой не стриженой траве.
  -- Нас сержант, то есть его родственник....., - не смог толком сорвать Антибыч, в которой раз взгляд следователя лишал его воли и решимости.
  -- Понял! Я с этими связями еще разберусь! - погрозил Важегов, помолчал, сорвал травинку и стал жевать ее стебелек. - Или нет. Кругом все свои. Одного тронешь, все Лазаревское обидится. А вы чего, правда, уезжать собрались?
   Пашка с Толиком согласно кивнули так, что согнулись чуть ли не пополам.
  -- А казино вам на кой? - следователь выплюнул травинку и потянулся. - Голова ни какая, чугунная. Сейчас бы сто и спать.
  -- У нас есть, - показал бутылку "лекарства" Антибыч.
  -- А закусить? - следователь на глазах превращался в человека.
   Пашка сорвал целлофановую упаковку с коробки конфет.
  -- Вот помяните мое слово, без штанов от Арсена уйдете! - и Важегов первым приложился к бутылке коньяка.
  
   На куролесив по городу, Гавер остановил машину на углу тихой площади с фонтаном. Туда же вскоре подкатила и преследовавшая его братия.
   "Все как в нашу первую встречу с Катюхой, в том старом городке на лазурном побережье! Такая же мощеная площадь, такой же формы и размеров фонтан, такое же кафе по соседству и такие же неспешные посетители, даже грифельные доски с меню схожи, не хватает только теплого солнца и беззаботности", - вышедшего из такси, вслед за Катюхой и Нильсом, Антибыча не покидало неизъяснимое чувство дежавю и тревоги. "Будто я знал что-то важное, но позабыл, и от этого все зависит!".
   На углу троицу притормозил Антоха.
  -- Пусть сначала закажет еду, а мы затем подсядем, - он следил за действиями Гавера в кафе при помощи карманного бинокля.
   У Гавера было явно хорошее настроение. Он улыбался, шутил и флиртовал с официанткой.
  -- Думает, всех обдурил! Сейчас я прижму ему яйца ножкой стула! - Катюху выводила из себя самоуверенная наглость Гавера.
  -- Только не на площади, он будет орать. Поднимет волнение. Вызовут полицию. Оно нам это надо?! - в словах Нильса появились инородные одесские нотки.
  -- Да, здесь только поговорим, а все остальное проделаем за городом, - Антоха узрел, что хотел и убрал бинокль в карман.
  -- А на чем мы Гавера за город повезем, мы же такси отпустили? - пихнула его в бок Катюха.
  -- На его же мерине, вон какой багажник вместительный, - развел руки в стороны Антоха. - Заходим с разных сторон, чтобы не утек, и берем в кольцо!
   Четверка друзей аккуратно разбрелась по разным сторонам площади и стала сходиться к центру, где Гаверу принесли бутылку дорогого вина и легкую закуску.
   А за домами, примыкающими к площади, остановилось сразу три белых развозных фургона с вооруженными людьми в черной униформе.
   Гавер не успел даже дернуться, как оказался в цепких объятиях Антохи.
  -- Привет, давно не виделись! - Антоха придвинул стул, на который и сел, вплотную к Гаверу.
  -- Я, ты наверное меня не за того при...., - начал лепетать Гавер.
   Но с другой стороны его обняла Пашкина рука.
  -- А мы вот тебя вспоминаем, звал в гости, а сам куда-то пропал!?
  -- Наверное, связь плохая, я вам звонил, и потом мне пришлось уехать, - Гавер ссутулился и побагровел.
  -- И нам пришлось уехать, не поверишь, отовсюду! - усевшаяся напротив Катюха, провела острием каблучной шпильки по штанине Гавера и остановила ее движение в районе мужского хозяйства.
  -- Меня, как и вас подставили! - Гавер спасая яйца, попытался вместе со стулом отъехать назад.
   Но там его страховал Нильс.
  -- Хороший у меня отель был и ресторан не хуже, и на здоровье я тоже не жаловался!
  -- У меня много денег, я могу поделиться! - Гавер потянулся к пухлому портфелю под столом, но его опередил Антоха.
  -- Сколько тут? - Антоха, не утруждая себя набором цифр, вскрыл замки портфеля выкидным ножом.
  -- Четыре миллиона евро, и еще есть. Мы все поделим по справедливости! Вы должны меня понять, у меня не было другого выбора. Тазиз после нашей первой сделки пытался меня отравить! И с вами наверное поступил бы так же! - глаза Гавера молили о пощаде.
  -- Я не верю! Тазиз так бы не сделал! - Катюха эмоционально всплеснула руками, а шпилька каблука продвинулась вперед и прищемила таки Гаверовское хозяйство.
   Узник заерзал на стуле, морщась от боли.
  -- Потише, - Антибыч погладил решительно настроенную ногу Катюхи и она чуть ослабила давление. - Тазиз отблагодарил нас за сделку. Мне "Феррари", Катюхе ее буйную фантазию, Антохе снова чистые документы.
  -- Наивные! - Гавер смахнул капли пота со скулы. - Вы думаете Антоха по своей воле вляпался в ту историю с убийством? Тазиз всю ситуацию подстроил!
  -- Но зачем?! - вырвалось у Нильса.
  -- Тазизу нужен был посредник в сделке со мной и Антоха на эту роль как раз годился.
  -- Что было в тех документах, что мы передали Тазизу? - Антоха заставил Гавера посмотреть себе в глаза.
  -- Я в подробности не вникал, но что-то связанное с предвыборной компанией президента и его финансированием. Тазиз думал на этой информации заработать денег или получить возможность продавить через правительство один из своих много миллиардных проектов. Но информация оказалась бомбой. Дальше можно гадать. Либо Тазиз испугался и инсценировал собственное крушение вертолета, либо это устроили те, кому не понравились его горячие документы.
  -- А мы-то тут все причем?! - расслабленные ганджубасом мозги Нильса не поспевали за обилием слов и смыслов.
  -- Поляну стали зачищать от лишних свидетелей. В большой игре мы сор, от которого избавляются в первую очередь. Начнем лишнего требовать, шантажировать, не дай бог в прессу обращаться. А так закопали и все довольны. Тазиз выторговывает себе воскрешение и выгодный контракт, а президент еще пять лет спокойного правления.
  -- Он все врет, чистеньким хочет показаться! - Катюха не усидела и, опрокинув стул, заходила по кафе между столиков. - А сам направо и налево секретами торгует!
  -- Когда тебе угрожает смерть, надо очень много денег, чтобы обмануть ее! Новое лицо, новая биография, новая родина. К тому же вторая сделка не состоялась, связного убили, а потом на меня снова вышел Тазиз и предложил выкупить все дубликаты и копии. Я согласился.
  -- А ты не думаешь, что это была подстава?! - холодный мрак заполнял Пашку изнутри.
  -- Нет, я все рассчитал, ни какой слежке меня не взять! - с долей хвастливой гордости заявил Гавер.
  -- Но мы же тебя вычислили, - Нильс оперся сверху локтями Гаверу на плечи.
  -- Это случайность! - взбрыкнул тот.
   А чернота между тем заполнила все прилегающие к площади улицы и начала уже просачиваться на нее саму. Это были вооруженные люди в черной униформе. Небо вторило людям, его заволакивали темные тяжелые грозовые тучи.
  -- Смотрите, радуга! - отвлеклась от возбужденного хождения по кафе Катюха.
   Все посмотрели, куда она указала. От края площади поднималась еле различимая стрела радуги. Но с каждой секундой она становилась все ярче и краше, перекидывая свой полосатый рукав через дома и грозовые тучи.
  -- Не реально красивая! - залюбовался Гавер.
  -- И так близко, - Нильс потянул руку к радуге, стараясь ее пощупать.
  -- Надо закругляться, сейчас ливанет, - Антоха на природные явления смотрел приземлено и практически.
  -- Да, - тихо кивнул Антибыч, он чувствовал, что сейчас произойдет что-то странное и неправильное, но не мог выразить это словами. Сердце тянуло и ныло, а внутренний мрак холодил затылок и спину.
  -- Где остальные деньги? - Антоха поднял за шиворот со стула Гавера.
  -- Я покажу, они в банковском хранилище. Радуга это хороший знак. Мы все выпутаемся из этой передряги. Я присмотрел симпатичный остров на карибах. На нем можно жить, или сдавать туристам, а самим путешествовать по миру и в центре пластической хирургии в Бразилии нас уже ждут. Вот ты, какое лицо хотела бы получить? - обратился он к Катюхе.
  -- Мне мое нравится, - отшила она Гавера.
  -- А тебе какое? - пристал Гавер к Нильсу. - Я вот думаю увеличить подбородок для большей мужественности и поменяю разрез глаз, сейчас восточный тип в моде.
  -- Заглохни, лучше к банку веди! - Антоха подтолкнул Гавера вперед.
  -- А мулатом стать можно? - созрел для желания Нильс. - А то я вечно на солнце сгораю. Кожа северная, ультрафиолета как огня боится.
  -- Для этого крема придуманы, - напомнила Катюха.
  -- Да надоели они мне. Менять имидж так полностью! - Нильс вытянул из пузатого дорожного чемодана ручку и покатил его за собой громыхая по брусчатке.
   Неожиданно на соседнем столике раскололась ваза с цветком, а затем над ухом пролетела стремительная пчела. Пашка обернулся вправо, там у мужчины кушавшего пасту с морепродуктами из залысины на лбу брызнула кровь и он дернувшись завалился в недоеденное блюдо.
   "Вот оно, началось!", - волосы встали дыбом, а дыхание перехватило.
  -- На крыше снайпер, бежим! - Антоха лавировал зигзагами между столами.
   А пули с крыши находили все новые и новые жертвы. Вот повалился, раненный в ногу официант, а рядом упала мертвая туристка с фотоаппаратом.
  -- Сейчас я с вами тоже поиграю! - Нилсь укрывшись за перевернутым столом, открывал свой дорожный чемодан.
   За пару секунд он ловко зарядил гранатомет, прицелился и дал залп по крыше. Взрыв, дым и на брусчатку шмякается подбитый снайпер с винтовкой.
  -- Кому еще добавки?! - Нильс взялся за вторую гранату.
   Но тут оказалось, что желающих слишком много. В бой вступило с два десятка черно-рубашечного спецназа. Они открыли шквальный огонь по центру площади, кафе и фонтану. Перепуганные прохожие и туристы на ходу превращались в бесформенные куски мяса. Все вокруг стало красным от крови, кажется даже облака из сизых превратились в бурые.
   "Черт, страшно помирать!", - Антибыч под прикрытием трупов полз на брюхе к фонтану. "Зачем убивать сразу всех? Надо же разобраться! Я вот ни каких секретов не знаю. И за Катюху могу поручиться! Кто там заведует вселенной, если ты меня слышишь, повлияй на этих уродов! Чтоб их в дугу скрутило или испепелило! Как в одной старой книге из этой же серии! А Антоха тоже хорош!", - Пашка наконец-таки дополз до фонтана и, перемахнув через бортик, оказался внутри мраморной чаши. Холодная вода фонтана сейчас казалась горячей как в японской бочке офуро. "За Гавером стал следить! До правды решил докопаться! Так вот она, примите и распишитесь!", - автоматная очередь раскрошила бортик фонтана над головой. "Чем же они сандалят? Это не пули, а целые снаряды!", - Антибыч перекатился по дну фонтана в сторону, а на площади с интервалом в минуту громыхнуло два взрыва.
   Из окон, выходящих на площадь, посыпались стекла, а за ними в дым и копоть стали оседать черно-рубашечные спецназовцы. Это Нильс привел в действие пару своих "фейерверков". Пользуясь замешательством врага, к нему подполз раненый Антоха и вооружился автоматом и помповым ружьем.
  -- А где Катюха?! - высунул голову из фонтана Пашка.
  -- Я здесь, - подала она слабый голос из-под нагромождения барной стойки, перевернутых холодильников и сочащихся алюминиевых кеглей с пивом.
   Панический страх бился зайцем в сердце Антибыча, но он все-таки выбрался из фонтана и подбежав к баррикаде, принялся разбрасывать в стороны обломки барной стойки, докапываясь до придавленного тела Катюхи.
   Ожили, черно-рубашечные спецназовцы, теперь их стало меньше и вели они огонь только из двух точек. Нильс с Антохой сдерживали их перемещения встречным огнем из автоматов и дробовиков.
  -- А больше у тебя взрывчатки нет?! - Антоха прицельно бил по спецназовцу перебегавшему площадь.
  -- Кабы было, я тут не сидел, - Нильс с другого фланга накрыл автоматной очередью поднимавшихся в атаку врагов.
   Два спецназовеца покатились по брусчатке как кегли.
   Разодрав руки в кровь, Пашка наконец выкопал Катюху из баррикады.
  -- Ты еще жива?!
  -- Какой глупый вопрос, - улыбнулась в ответ, Катюха и поцеловала Антибыча в губы.
  -- Прекращайте постельную возню, нам сматываться надо! - Антоха перетягивал брючным ремнем раненое плечо.
   В пылу войны как-то сразу был забыт виновник всего этого безобразия Гавер. Его тело одиноко лежало возле грифельной доски с фирменным кафешным меню, как бы решая, чего бы еще заказать на ужин, но картинной пасторали не хватало позитива, а точнее верхней части черепа, ее сбрило осколком при взрыве Нильсовского фейерверка.
   Пашка подхватил на руки Катюху, Нильс подставил плечо раненному Антохе и четверка отстреливаясь, стала отходить к боковой улочке, где от спецназовцев остались лишь почерневшие силуэты на брусчатке.
  -- Что у тебя было во взрывчатке? Динамит, пластит или вообще ядерный заряд? - Антохин ботинок оставил протекторный след в тонком слое пепла.
  -- Когда я брал, военные сказали, не прогадаешь, - довольно оскалился Нильс.
   Спецназовцы с другой стороны площади сникли, утратив надежду сладить с беглецами и только пакостили одиночными выстрелами.
  -- Ну вот, теперь мне и вторую руку зацепило! - Антоха показал продырявленный правый рукав.
  -- Пятьдесят метров осталось! Дальше спокойно пойдем, - перед Пашкой открывалась тихая улочка с ухоженными домами, ленивыми кошками и цветами на окнах.
  -- Может, я дальше сама пойду? - промурлыкала ему в шею Катюха.
  -- Нет, мне не тяжело! - сил и правда было вагон, если очень захотеть можно даже взлететь.
   "С врагами разделались, денег вагон, еще немного и заживем не хуже пингвинов в Антарктике! Почему я вспомнил про этих пингвинов? Ни какой связи! Там холод и снег, а нам нужно солнце и песок. И кто меня так больно ударил в спину?", - Антибыч обернулся, но ни кого за спиной не было.
   Антоха с Нильсом шли рядом по левому борту.
   И тут долетел грохот выстрела, с одновременным пониманием: "Меня убили!".
   Пашка пошатнулся, руки ослабли и выпустили Катюху из своих объятий, а боль стала прожигать тело в области груди насквозь. Жизнь не промелькнула одним кадром перед глазами, но к ней появились претензии: "Почему так быстро?! И нельзя ли меня заменить на другого, менее ценного игрока! Я же столько еще сделаю! Могу хоть гол забить, хоть новый закон открыть. Могу даже на Катюхе жениться, хотя у меня еще где-то жена и дети! Я же бетман, только круче!".
   Антоха, Нильс и Катюха помахали ему на прощание руками, и пошли дальше по спокойной тихой и совсем уже сказочной улочке, а он Антибыч остался на щербатом с трещинами остывающем асфальте: испуганный, потерянный и убитый!
   Асфальт стал крошиться, распадаясь на куски, осколки и мелкие песчинки, затем его сдуло ветром. Пашка замычал от ужаса, под ним разверзлась леденящая душу чернота! А по сторонам, рассыпались в прах стены домов, крыши, трубы, кошки и цветы на окнах. Последним пропало небо, а солнце превратилось в тусклую удаляющуюся звезду. Антибыч летел кувыркаясь в тартарары!
   "Ад! Ад! Ад! Ад! Аддд!!!!!!!!!!! Ддддааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!".
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"