Калабин Юрий Юрьевич: другие произведения.

Введение в физическую экономику

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Калабин Ю.Ю.

ВВЕДЕНИЕ В ФИЗИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

МОСКВА

2006

  
  
  
   "Всем, кто, так или иначе, повлиял на мое мировоззрение, мои бывшие начальники и соратники, коллеги и друзья, авторы усвоенных и отторгнутых мыслей из прочитанных книг и статей, разговоров и слухов, чьим идеям я иногда удивлялся, силясь запечатлеть их в памяти, а подчас - смеялся над очевидной простотой и наивностью скудных сентенций, ярился от словесного бессилия доказать собственную правоту, когда пытался навязать собственные "заумствования", и тем не менее,
   Вам, Учителя мои,
   коленопреклоненный и благодарный,
   Я посвящаю эти строки".
   Москва, 2 января 2006 года.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

МАКРО.

РОССИЯ БЕЗ ЦИФР.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Рука тянется к перу (точнее, к клавиатуре компьютера), как рука самоубийцы к пистолету - вроде все решил, но время потянуть еще хочется. Состояние явно не то, когда молчать уже не можешь, вернее, молчать-то я действительно не могу, даже не должен - финансистом обретаюсь почти двенадцать лет, как никак, и "экономизмы" свои использую на практике постоянно, но попытаться придать им популярный характер их, так сказать, ошарашить человечество приходом нового экономического "мессии", - это у меня впервые.
   Ощущаю себя израсходованным тюбиком из-под зубной пасты, который ради последней капли содержимого скатали в тугой свиток и для пущей эффективности наступили ногой.... А подлость в том, что нога - собственная. И самое противное, что кажется, сейчас начнешь нести всякую банальщину и ахинею, как прочие... экономисты..., да и просто лень печатать. Надеюсь, в дальнейшем эта болезненная нервенность пройдет, в конце концов, для писательства я - юноша...
   Манеру изложения выберу свободную, так сказать, популярную, чтобы поменьше пачкать мозг моему пытливому читателю, если вообще таковой сыщется. Образно выражаясь, пусть мысль течет прямо из мозга в пальцы, не искажаясь в путаной и несвязной устной речи. (Эх, молодец, хорошо сказал...).
   А тема-то!? Тут запиночка образовалась - не могу сформулировать коротко, о чем велеречать хочу. Название опуса, конечно, прилизано ради привлекательности, а надо было так - длинно и занудно научно:
  
   Трактат: "О проблеме множественности ракурсов рассмотрения перманентных общественных процессов на примере неустойчивых экономических систем (Россия в период конец 19- начало 21 веков)".
  
   Вот дал... А хочется по-другому, как у гадалки - что было, что происходит?, почему?, кто виноват?, что делать? И главное - что будет?
   В сущности, все вопросы человечества сводятся к последнему....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1. Введение.
  
   В диком страхе физической смерти, вернее, в страхе пред неведомым мы пытаемся хоть на час заглянуть в свое будущее, как будто, увидев и поняв собственную гибель, станем спокойнее. Самое сильное стремление человечества, самый движущий мотив его развития - это желание предвидения. Посещение ясновидцев, планирование деятельности компаний, составление государственных бюджетов и построение моделей Вселенной, в принципе, - попытки ответить на единственный вопрос, что же будет дальше с нами. В основе этого процесса лежит вполне достойное мыслящего существа противление "божественному" фатализму. Оставим в покое такие обыденные или индивидуальные цели этого противления, как страх смерти, желание избежать личных неприятностей или получить выгоду и сфокусируемся на желании человека познать окружающий мир и его закономерности, опять же для того, чтоб использовать их с личной пользой для каждого индивидуума.
   Наша цивилизация на протяжении тысячелетий выработало лишь два подхода к познанию законов природы (если под познанием подразумевать формализацию природного процесса в математическом или словесном виде), кардинально отличающихся друг от друга.
   Самый простой и наиболее распространенный способ - выбор одного или группы индикаторов, характеризующих, по нашему мнению, природное явление, построение их временных рядов, применение к ним некоего метода обобществления или осреднения, выявление тренда или цикличности, аппроксимация, сиречь - перевод в известный вид зависимости. И далее следует экстраполирующий прыжок в будущее, дескать, как оно развивалось ранее, так и потом будет.
   Все бы хорошо, но такой подход имеет существенные недостатки, а именно, сильную зависимость от начальных и граничных условий, иными словами, нельзя быть уверенным, что выявленная зависимость будет справедлива в будущих периодах и при последующих условиях. Кроме того, такая формализация поверхностна, недолговечна, отличается быстрым накоплением погрешностей и носит чаще односторонний, субъективный характер, хотя, бесспорно, имеет право на существование, правда лишь для краткосрочных прогнозов.
   Другой путь назовем нестандартной констатацией из многофакторного, подчас подсознательного, анализа различных и разнотипных явлений. Если проще, в жизни этот способ проявляется в гениальных озарениях, открытиях, которым сопутствует умение человека рассматривать исследуемый предмет с разных сторон, используя редкий феномен многомерного мышления.
   Далеко не все могут похвастать объемным воображением. Несмотря на всю бесконечную сложность бытия, большинство людей думают так, как будто живут в одномерном пространстве. Врожденное многомерное мышление - явный признак гениальности, четырехмерное - выдающейся личности, трехмерное - таланта. Остальному - учат, правда, всех - не получается. В этом заключается залог прелестной не идеальности, а подчас и корявости нашей цивилизации. Пытливому уму всегда есть, чем заняться, что улучшить....
   У всего сущего присутствуют положительные и отрицательные стороны, ракурсы видения и рассмотрения, представления и использования. И не только это.... К сожалению, зачастую мы выбираем (или нас принуждают выбирать, умалчивая о других...) какой-то один ракурс, сторону, факт. Иногда по злому умыслу - выгодно по личным, политическим или материальным мотивам, чаще в силу неведения, потому что мы сами не хотим знать правду, поскольку она неприятна.
   Возвращаясь к вышеописанным методам познания полезно вспомнить старую восточную притчу о трех слепых мудрецах, ощупывавших различные части слона и споривших о его строении, - лучшая иллюстрация общепринятого и наиболее распространенного способа познания окружающего мира человеком. А другим путем задача решается просто: либо один из слепцов ощупывает слона с разных сторон и пытается сложить в воображении полученное ощущение, либо, что является более изощренным приемом анализа, четвертый мудрец, выслушивая троих коллег, систематизирует их сообщения и представляет таки себе слона.
  
   2. Определения.
  
   Каждая статья или книга, претендующие на громкое звание "научная", должна начинаться самыми честными словами: "В начале договоримся о терминах...". Этим автор признается в некоторой степени субъективной относительности, неминуемо присутствующей во всей цепи его дальнейших рассуждений и зиждущихся на них выводах. Как правило, затем следует изощренная апробация предложенной модели на "удобном" или "подходящем" примере из практики и в победном заключении рекомендуется срочно внедрять разработку в жизнь.
  
   Эдак я до агностицизма договорюсь. Но все же не будем о грустном, я же собираюсь осчастливить свой народ великим знанием собственного безысходного положения.... Какой же я "мессия", коли выхода не знаю. О чем это я? Да опять про нынешнее экономическое положение государства под названием Россия. Как оно докатилось до него и куда, собственно говоря, катится, ну и почему будет уместно выяснить, да возможно ли подправить чего, чтоб шибче катилось. Постараюсь не покарябать оскомину моего раритетного читателя от этой запроституированной темы, начав с небольшого экономизма. Как говориться, вначале задачи договоримся о терминах, начальных и граничных условиях, приемлемой погрешности и вперед... к скоропортящемуся множественному решению.
   Вроде пока все правильно, но если вспомнить, что знания человечества распространяются на 2-3% известной Вселенной, то я уверенно несу полную чушь, и все же...
  
  
   Итак, термины...
   Во-первых, решу-ка я, что
   экономика - часть физики, описывающая товарообменные отношения между человеческими социумами. Ну почему физика? Потому, что именно она является для человечества опорной наукой, отвечающей на главный вопрос - откуда все взялось, почему оно именно такое и как оно работает. Остальные науки, так или иначе, носят подчиненный или вспомогательный характер. Родственная физике серенькая теология, не мудрствуя лукаво, все ответы на эти вопросы свалила на Бога и тем самым предопределила собственную ограниченность.
   Под социумом же можно понимать как целые нации, так и, например, меня грешного со всеми моими желаниями и возможностями. Остальное все изменяется, дополняется при масштабировании процесса. Товаром же можно считать даже радость от созерцания шедевров высокого искусства, ведь за билет уплачено, - а не за билет, так налогами взяли.
  
   Во-вторых, под финансами будем понимать часть экономики, посвященную изучению лишь движения денежных средств, то есть эквивалента людского труда. А любой товар это только человеческий труд, направленный на удовлетворение потребности какого-либо социума.
   Хотя зачем мне это определение я еще не знаю...
  
   В-третьих, сделаем поправку на то, что бухгалтерия наукой вообще не является, а есть только определенный набор математических приемов обработки числовых рядов и матриц, причем достаточно тривиальный, по сути.
  
   В-четвертых, позаимствуем у Гумилева Л.Н. термин "пассионарный", хотя тот и не дал ему четкого определения. У Гумилева в его книге "Этногегенез и биосфера Земли" толкование пассионарности занимает целый раздел, а для дальнейшего изложения удобно понимать под пассионарностью активное неравнодушие (нетерпение) личности к своему настоящему (положению, времени, окружению, обстановке...).
  
  
  
   Все определения даны, в большей степени, для понимания хода рассуждений, что всегда является залогом успеха в поиске общего языка между людьми.
  
   Напоследок еще несколько аксиом.
  
  
  
   Аксиома 1.
   Уровень развития экономики страны зависит от уровня потребления населения этой страны. Именно так, а не платежеспособного уровня потребления, поскольку первично выраженное желание удовлетворить свою потребность, а способ вторичен. Можно заработать, а можно, увы, и отобрать. История полна примеров второго пути развития экономики. По счастью, он имел гораздо более широкое распространение в прошлом. И к тому же системы на нем основанные, очень недолговечны в силу резкого уменьшения количества воспроизводящих ценности или товары людей из-за их истребления или нежелания работать под игом и затратны с точки зрения больших потерь наступающих в захватнических войнах пассионариев. Уровень потребления - один из важнейших двигателей любой экономики. Государственный аппарат должен всячески способствовать его росту, причем вся экономика направлена на удовлетворение массового спроса как на базисные потребности (жилье, продукты питания, поддержание здоровья, транспорт и энергоснабжение), так и на духовные (образование, набившая оскомину "массовая культура", информационные системы).
  
   Аксиома 2.
   Валовой внутренний продукт - эквивалент труда (то есть времени жизни человеческой), затраченного на производство товаров и услуг в экономической системе, но не обязательно потребленного в этот же период времени, (могут быть созданы резервы или другие формы накопления). Наверное, не следует пространно объяснять, что все денежные средства в любой экономической системе используются рано или поздно на выплату заработной платы - ни природные ископаемые, ни флора и фауна, на которых зиждется толстозадая экономика, в презренных наличных и безналичных дензнаках не нуждаются.
   Разумно считать бюджетные и внебюджетные платежи оплатой специфических видов услуг, которые предоставляются государственными структурами (о качестве этих услуг будем рассуждать ниже). Даже социальное обеспечение детям, безработным и пенсионерам можно рассматривать в качестве авансирования, платы за простой или возмещения человеческой амортизации. Лишь финансирование фундаментальных наук, с точки зрения внеземной цивилизации как глобальной экономической системы - нематериальный актив, увеличивающий капитализацию человечества.
  
  
  
  
   Аксиома 3.
   Движущей силой исторического процесса является не борьба классов, сопровождающая постоянную смену экономических формаций - кардинальная ошибка демократ-социалистов, перепутавших причину со следствием. Для власть предержащих удобно формировать видимость первичности политики над экономикой, создавая впечатление собственной значимости в глазах общества. Безусловно, при анализе развития человечества можно наблюдать и различного рода процессы его расслоения, вызванные психологическими (религиозными и политическими), историческими, климатическими, географическими и другими вторичными, доминирующими в определенный период, факторами. Их сочетания и коллизии часто принимают за причину развития общества. Потому для простоты рассуждений буду считать, что, в основном, все изменения происходят в силу наличия и превалирования в обществе (социуме) определенного (более критического) числа пассионарных личностей.
  
   Теперь попробуем построить, вернее, визуализировать еще одну экономическую модель.
  
   Я б с удовольствием отказался от всяких предположений и теоретизирования, но описываемый процесс многомерный и могу предложить только ход рассуждений, являющийся одним из ракурсов реальности.
  
   Представим экономическую систему государства (или любого экономического субъекта) в виде пирамиды или конуса, который состоит из более мелких пирамидок, представляющих производственные цепочки, в основании которых лежат отрасли добывающей промышленности, сельского хозяйства, далее отрасли последующих переделов, производства средств производства и продуктов питания, потом прикладная наука, затем культура, а венчает все фундаментальная наука, поскольку вовлеченные в нее люди удовлетворяют только собственное любопытство за счет всех остальных членов социума. Здесь надо оговориться, что представление экономики в виде множества правильных фигур достаточно натянуто для его упрощения. На самом деле, она, как и все в мире не похожа на идеальные геометрические фигуры, а больше на самозамыкающуюся на себя (горлышком к днищу) "бутылку Кляйна". Понятно почему - например, любая добывающая промышленность, базируется на данных геологических исследований, а чистая геология - часть фундаментальных наук, изучающая закономерности формирования мироздания в рамках тверди земной (а также и других сред, заключенных в ней) и, следовательно, венчает отраслевую иерархию. Всю эту многослойность и многотрубие пронизывают разноцветные прожилки, спирали инфраструктурных отраслей: строительство, коммуникации, энергоснабжение, сети услуг, туризм и т.д., а также межотраслевые перемычки хозяйственной кооперации. Степень развития той или иной отрасли подчеркнем яркостью свечения соответствующего цвета. Теперь отойдем подальше и полюбуемся на созданное.
   На самом деле полностью и одинаково яркой картины мы найдем на свете вряд ли. Во многих странах отсутствуют многие составляющие экономики, а в наличие, в основном, только сети услуг, например, туризм. Чем проще конструкция экономической системы, тем более она страдает от любых изменений, как природного (климат или истощение природных запасов), так и антропогенного (войны, эмбарго, организация ценовых и таможенных картелей и т.п.) характеров.
   Самое главное в этой структуре, чтобы любая производящая цепочка была бы замкнута на удовлетворение конкретных запросов каждого социума, включая нужды индивидуума, а не на собственное воспроизводство и уж тем более не на удовлетворение только или в большей степени государственных заказов.
  
   3. Исторический ракурс периода с конца 19 - по конец 20 веков.
  
   Безусловно, я отдаю себе отчет, что сам пытаюсь воспользоваться первым способом познания и построить очередную, возможно, опять бредовую теорию и на ее основе начать "мессианствовать". Но что делать, если не посещает меня озарение свыше...
   В принципе, можно было сделать анализ состояния экономики для любой страны и с любого момента ее истории, но буду говорить о России с конца 19-го века, потому что лучше осведомлен именно о ней, выводы хочу сделать для нее - все же, и живу здесь и люблю...
  
   Итак, в России второй половины 19-го века в 1861 году отменено крепостное право, но пассионарное напряжение не спадает, поскольку основными носителями оного являлись не только и не столько крестьяне, а выходцы из других сословий, в том числе и из дворянства. Именно сословность или классовые различия были сдерживающими факторами экономического развития, а его стремительный рост как раз и базировался на этих "морозовых", "путиловых", "можайских", многие из которых участвовали, помогали или сочувствовали революционерам различного толка. Во многих европейских странах эта проблема гармонично была решена или путем буржуазных революций или колониальным переселением в Америку или устройством какой-либо войны и пусканием свежей крови или сочетанием вышеперечисленного. В России ситуация не разрешалась в течение долгого времени и чугунная крышка обессиливающего самодержавия по-прежнему не выпускала перебродившие пары общества, в котором было слишком много пассионариев. Действительно, реформа крепостного права и земли 1861 года нисколько не уменьшила, а даже увеличила внутригосударственное давление, добавив в систему людей, которые активно стали желать лучшей жизни и добивались ее. Нараставшая с каждым годом активность террористов-революционеров при общем экономическом подъеме, подтверждает, что власть, имевшая в то время одну из лучших и сильнейших в мире систем подавления инакомыслия, не понимала происходящего, запутанная ложной теорией борьбы классов. Напомню, что численность российского сословия - мастеровых, сиречь, рабочих в конце прошлого века было крайне мала, поскольку страна была аграрной. Но скрывать главный и вообще-то очевидный вывод, что развязка заключалась в государственном переустройстве, а именно, в так называемой буржуазной, а на самом деле - пассионарной революции. И не спасла русско-японская война 1905 года - она была скоротечной и далекой от бурлящей европейской части Империи. Наоборот, ее проигрыш ускорил печальный, разрушительный финал. Да, бузили слабые и малочисленные большевики, террористы-эсэры, напоминавшие современные нам экстремальные партии. Россия была на первом месте в мире по темпам роста в 1913 году. Все решали партии денег и будущей власти (октябристы с социал-демократами), которые, безусловно, договорились бы, как договариваются сейчас деньги и идеология. И все шло к, возможно, мирному перевороту....
   Начало Первой мировой войны 1914 -1918 годов привело к историческому казусу - одновременному сочетанию двух одинаково крупных процессов по связыванию пассионарной энергии. Только в одном случае она направляется на созидательные цели - укрепление и развитие своего государства (с последующим его расширением в территориальном и/или экономическом смыслах), а в другом - на уменьшение численности пассионариев, в результате их гибели, поскольку ее вероятность гораздо больше, чем у неактивных людей, принимающих участие в боевых действиях. Пассионарность утратила определенность целей и, что более опасное, растеряла предводителей, даже в виде руководителей государства. Экономический рост остановился вследствие перелива человеческого актива на пушечное мясо, а сама война, уничтожив многих, не дала выхода энергии оставшихся в живых в виде быстрой и очевидной победы. И энергия стала неуправляемой и нашла выход....
   Февральский переворот 1917 года и революцией назвать нельзя. Власть перешла от флегматичного самодержавия к не менее "пассивному" Временному правительству, члены которого на беду были люди нехаризматичными, и потому ни ситуацию удержать не смогли, ни почву для демократии подготовить не успели. Кто помнит лозунги "временщиков"? Скорее всего, следующим строем в России была бы конституционная монархия - на манер Британии или президентская республика как во Франции.... будь Керенский Кромвелем или Робеспьером.
   Но социал-коммунистический экстремизм - более пассионарный и сплоченный в то время - получил единственный шанс захвата власти. Он был использован с блеском. Идеально сыграв на жгучем желании русского человека быть собственником, большевики обещали земледельцам землю, а остальным участие в управлении государством - в Советах - этим и взяли. Рабочий люд был малочислен, и тот состоял, в основном, из бывших крестьян.
   Выигрыш (слово "победа" здесь не применимо) в Гражданской войне полученный "большевизмом" свидетельствует только о том, что они действительно были и убедительнее и сильнее в тот период, прежде всего за счет более высокой степени активности. Безусловно, утопические теории очень привлекательны, особенно в условиях хаоса политической власти, и известно множество примеров образованнейших людей, разделявших прокоммунистические взгляды.
   Ярким аналогом подобного развития истории является приход Шикльгрубера к власти в 1933 году в Германии. Немцы до сих пор не понимают, как в стране Гете и Гейне, Баха и Бетховена могло случиться такое. А предтеча та же - потеря лучших и активнейших в проигранной войне, слабость и неопределенность власти, моральное и материальное снижение уровня жизни - и приход к власти крайнего политического течения с лозунгами исключительности нации (в отличие от нашего - гегемонии рабочего класса) наперевес. И опять отсутствие всякой альтернативы.
   Дальше начинается один и тот же страшный период уничтожения взявшими власть оставшейся пассионарности в стране.
  
   Оставлю Германию в покое, пусть немцы пьют горечь своего национального стыда - мне хватит российского и с избытком.
  
   Итак, после послужившей реальному созданию и укреплению Советского уже государства невеселой победе в Гражданской войне 1918-20 годов, начался период физического и морального уничтожения всех, кто как-то и чем-то выделялся из покорной и серой толпы. Именно этим объясняется тот пестрейший социальный состав тогдашних мартирологов. Кроме расстрелов духовенства и "сочувствующих", "раскулачивания" крестьянина-середняка, высылки интеллигенции за границу, безусловно, "повезло" коммунистам с голодом в конце 20-х и еще одним в начале 30-х годов ХХ века. Дальше заработал "принцип серости". Это явление заключается в следующем. В каждом человеке борются два инстинкта - индивидуальный самосохранения и коллективный - совесть. В примитивных людях сильнее - первый, поэтому одаренных и талантливых личностей они не понимают, втайне завидуя, и делают все возможное, чтобы препятствовать любому их продвижению и помогать себе подобным, сознавая, что на их фоне они выглядят не так убого.
   Репрессивная машина Советского государства, основываясь на этом принципе, добилась значительных "успехов" в уничтожении одних пассионариев другими.
   А дальше была Великая Отечественная война.... Таких ударов не выдержало бы любое государство. Не выдержал его и Советский Союз, несмотря на Великую победу. Количество жертв было чудовищным.
  
   По деревням до войны ходили каменщики, плотники, искали работу... - после войны - никого....
  
   Восстановление страны не закончилось до сих пор.
   Численность пассионариев упала ниже критической для того времени и того состояния страны отметки. Именно поэтому народ- победитель живет гораздо хуже побежденных. Прибавим сюда и особенности социалистической экономики как системы (о чем речь пойдет ниже) и придем к выводу, что именно последствия этой войны привели к преждевременной гибели Советского государства в 1991 году.
  
  
  
  
  
   4. Экономика социализма.
  
   Я достаточно далек от мысли, что все идеологи социализма-коммунизма - маньяки-шизофреники. Притягательная сила идеи всемирного равенства и счастья достаточно велика и до сих пор. Многие достойнейшие люди, не имеющие к гегемону ни малейшего отношения, свято верили в возможность коммунистической утопии.
  
   Общие принципы диалектики - "от общего - к частному", "единство и борьба противоположностей", "количество - в качество" и тому подобное - неважно согласуются с жизненными реалиями, вследствие присутствия в последних различного рода нюансов и сочетаний, непотребных и даже вредных классическому теоретизированию.
  
   Собственный Капитал.
  
   Если пытаться разобраться в принципах формирования собственников государства, то легче представить отношения государство-народ в виде товарообменных процессов. Населению следует работать (в смысле добывать себе пропитание) и размножаться, а государству (которое представляет собой выбранную населением, условную часть этого же населения) надлежит всей этой возне придавать цивилизованные рамки. То есть вырабатывать и заставлять население исполнять законы, охранять свою территорию или расширять ее и, самое главное, определять, кто же и как владеет страной. А население за это платит подати, налоги, сборы и акцизы. И чем эффективнее государство, тем меньше оно должно брать за исполнение своих услуг при сохранении их высокого качества. Понятно, что теоретически, взимание государственного оброка может быть от нуля до ста процентов от добытого населением пропитания (произведенного продукта или денег, если продукт был продан). Ноль процентов - это анархия. Сто - военный коммунизм. При социализме эта величина близка к ста процентам.
   С другого ракурса и другими крайностями, смоделируем экономику в виде связки государство, допустим, США - техасский фермер, и, с другой стороны, - отношения Советского государства с рядовым членом обычного совхоза - во все периоды их сосуществования, то обнаружиться очевидное. Фермер имеет собственные основные средства - землю и орудия труда, имеет собственные оборотные средства, права на результат труда и, прибыль в нем содержащуюся, и фактически обязан представлять полновесную финансовую отчетность в виде баланса, отчета о прибылях и убытках и движении денежных средств. Совхозник же - некий формальный дольщик в странном предприятии тотального социального обеспечения, которое представляет своему миноритарному партнеру практически все, за исключением незначительного количества средств на личное потребление. А вот за средства для личного потребления акционеру предлагается право на труд, реализовав которое он и получает возможность обрести строго рассчитанный паек на личные расходы. Накопления не поощряются, хотя и при наличии оных имеются множество способов их нивелировать (денежные реформы, облигационные государственные займы, товарный дефицит, завышение цен на товары для личного потребления в сотни раз).
   Потому собственный капитал социалистического общества состоял из двух частей. Первая - Уставный фонд, внесенный полным собранием сочинений классиков марксизма-ленинизма и, едва имеющий серьезную рыночную стоимость, но наделяющий реальными правами собственников и фактических владельцев СССР высших руководителей партийно-государственного аппарата, получавшие все дивиденды от управления экономикой страны и единолично определявшие цели их использования.
  
  
   Вторая часть представляла собой гигантский по своей реальной рыночной стоимости - Резервный фонд, состоящий из лесных и земельных угодий, запасов недр, животного и растительного миров, источников пресной воды, морских акваторий и еще много чего.
  
   Кредиторская задолженность.
  
   Государственный долг социалистической экономики можно условно также разбить на две группы. С одной все просто - это международные заимствования, которые совершались большей частью товарами, вследствие нехватки оных у растущего социалистического организма, но эта балансовая статья никогда не была большой, вследствие определенной закрытости и однобокого развития международных отношений (как и сегодня наш основной экспорт - продукты первого передела).
   А вот со второй частью "кредиторки" все гораздо интереснее. Грубо говоря, она представляет собой начисленную и невыплаченную заработную плату, задолженности по социальному и пенсионному обеспечению, детским пособиям, отпускным, больничным и так далее.
   Почему?
   С точки зрения экономики - коммунизм в первом приближении - идеальная схема всеобщего благоденствия. Взять у работающей персоны весь произведенный ею прибавочный продукт и вернуть строго рассчитанную норму амортизации, по возможности, без прибыли, причем большую часть - бартером или услугами. К сожалению разработчиков этой системы, возможными ее участниками могли бы быть существа наподобие пчел или муравьев. Но вследствие обладания каждым человеком кроме коллективного еще и индивидуальным самосознанием, предложенная экономическая система социализма быстро выродилась в очень несовершенную форму рабства, поскольку не имела возможности эффективно ограничивать личную свободу (вспомним прописку и борьбу с "тунеядством"), а также стимулировала различные способы уклонения от трудовой повинности, причем абсолютно безнаказанные. Но, тем не менее, недоплаты социалистического государства своим работникам, большинство из которых честно исполняли свой долг, составили за десятилетия очень большие суммы. А при расчете всех остальных социальных выплат за базу считались именно эти "сто двадцать без прогрессивки" в месяц. И "уравниловка" и вообще вся эта система скрытого полу рабства иначе устроена, быть не могла, так высоки были государственные расходы.
   Так перейдем же теперь к Активам и посмотрим, куда были истрачены средства из вышеописанных источников.
  
   Основные фонды
  
   Практически все движимое и недвижимое имущество принадлежало государству, и даже жилые помещения предоставлялись населению в аренду. Появившиеся в последствие кооперативы, были малочисленны и не сыграли никакой роли в решении жилищного вопроса. Социализм погиб, так и не сумев обеспечить каждого своего "строителя" отдельным жильем, как не сумел обеспечить и другими благами, кроме "уверенности в завтрашнем дне...".
   Безусловно, не будет никакой натяжки, если представить государство в виде колоссального и сложного предприятия, что в случае Советского Союза необычайно близко к действительности. Тогда, по уже сложившейся традиции, все основные фонды разделим на здания, сооружения, машины и оборудование для главного производства и вспомогательные или инфраструктурные сооружения и устройства.
   Главное производство - это обширные по занимаемой площади и обладающие большой мощностью машиностроительные предприятия по выпуску средств производства и различного вооружения. Подобные заводы занимают площадь от нескольких десятков до нескольких сотен гектар площадей, состоят из большого количества корпусов и цехов, складов и вспомогательных сооружений. Как правило, в структуре каждого имеются все необходимые производства для полного цикла от листового и профильного проката до готового оборудования. Этот принцип "натурального хозяйства" привел к тому, что на каждом заводе имеются собственные литейные и гальванические цеха, отопительные и паровые котельные, железнодорожные пути с подвижным составом и депо, иногда причальные сооружения. Основное металлорежущее оборудование насчитывается тысячами инвентарных единиц в каждом. Затраты на строительство подобных предприятий по восстановительной стоимости колеблются от нескольких десятков до сотен миллионов долларов. А самые крупные заводы подобные "Норильскому никелю", "Атоммашу", "Звездочке" обходились державе в миллиарды....
   Гигантомания порождала также и строительство громадных комбинатов по выпуску черного и цветного металла, химических и нефтеперерабатывающих производств.
   Такие же размеры постигли и энергетику, мощности которой на сегодня превышают потребление, даже не смотря на то, что ввод новых энергостанций представляет уже 15 лет смехотворную величину от вывода по причине технологической, естественной смерти объектов.
   Те же процессы, затронув сельское хозяйство, побудили тогда создавать колхозы-гиганты, скотоводческие объединения с тысячными поголовьями и птицефермы-города. Все это было оснащено множеством единиц сельскохозяйственной техники и, тем не менее, работало плохо, а унизительную проблему человеческого пропитания в стране победившего социализма так и не смогло решить.
   Кроме того, были построены протяженные автомобильные и железные дороги с внушительным подвижным составом, мощнейшая трубопроводная система, морской торговый и научный флоты, парк пассажирской и грузовой авиации, целые колонны строительной техники, грузовой автомобильный транспорт.
   Безусловно, нельзя забыть о целых новых городах и районах, построенных для проживания работающих на предприятиях-монстрах, городских очистных системах, коммуникационном хозяйстве, общественном транспорте, зданий школ и институтов, медицинских учреждений и пансионатов, научных центров, множестве административных зданий и памятниках Советской власти.
   Вспомним и о крайне дорогостоящей технике, находящейся на балансе Советской армии. Тысячи танков и пушек, сотни реактивных самолетов и баллистических ракет, десятки крупных боевых кораблей Военно-морского флота, даже не считая всего остального, а также затрат на содержание, стоят не миллиарды - сотни миллиардов тогдашних рублей, а теперешних долларов.
   Прибавим к этому сверхценную космическую технику и картина, пусть жирными мазками, будет считаться завершенной.
   Конечно, в некоторых случаях (например, при разработках крупных месторождений) разумно строить комплексные предприятия наподобие больших комбинатов, но всегда следует учитывать, что их инфраструктура должна иметь возможность дробления, поскольку именно содержание и эксплуатация вспомогательных производств предопределяет уровень накладных, условно-постоянных расходов. А они обладают крайней инерционностью и порождают риск убытков при снижении объемов производства или изменениях ценовой конъюнктуры.
   По здравому размышлению, Россия, как объект экономики с обширнейшими территориями, богатейшими, но труднодоступными минеральными запасами, и не с самым благоприятным, особенно для сельского хозяйства, климатом и неравномерной и неравноценной заселенностью - безусловно, не предназначена была для тотальной индустриализации. Но, как прикажете тогда обеспечить контроль над подобным мелкодисперсным гигантским образованием, возможностью нарождения неконтролируемой пассионарности (мелких "кулаков", буржуа) в нем? Но то время диктовало полную независимость политики от экономических законов природы.
   Средства производства необходимы были на сохранение потенциала предоставления гражданам социалистической системы реализовывать свое потомственное право на труд. Неважно нужен он или нет, эффективен ли.... И это еще один способ снижать вероятность возможного повышения пассионарного напряжения в обществе. Пусть все его члены будут заняты "общественно-полезным трудом". Соответственно, подобный потребительский заказ ничего общего с удовлетворением реального спроса не имел. Но именно "благодаря" ему страна Советов занимала лидирующие места по выпуску угля, чугуна и стали, что и порождало соответствующие искажения в структуре экономики того периода.
   Есть смысл заметить, что качественный состав основных средств и вопросы амортизационной политики, почти ничего общего с реальным технологическим прогрессом не имели. Несмотря на сильнейшую пропаганду, серийные образцы Советской техники практически всегда уступали зарубежным аналогам. А автоматизация вообще было признана чуждым для социализма направлением в технике, поскольку лишала гегемона выстраданного права на его рабочее место. Но к гордости за социалистический прогресс некоторые образцы оборудования советских заводов, пусть и уступали в эффективности и эргономике, но отличались завидной живучестью и работали в условиях невозможных для западной техники. Это "достижение" объясняется в основном тем, что на протяжении десятков лет при их производстве сохранялись и лишь модернизировались основные узлы и механизмы. Кроме того, сам принцип конструирования предполагал длительность функционирования и, соответственно, большой расход материалов при производстве.
   Таким образом, можно резюмировать, что политика всеобщей и обязательной занятости, глобальная индустриализация и гигантомания Советского государства предопределила состав и характеристику его основных средств, как активов имеющих большую стоимость при полной загрузке и с чрезвычайно высокой, заложенной при строительстве и практически неизменяемой долей условно-постоянных расходов, вследствие единых инфраструктур основных производств.
  
  
  
  
  
   Нематериальные активы.
  
   Под нематериальными активами в балансе экономики страны будем числить науку, образование, медицину и культуру, причем в достаточно широком смысле, чтобы определить, как формировалась стоимость этой статьи и как можно интерпретировать ее в современных ценовых параметрах.
   Несмотря на серьезные суммы входящих остатков от прежних экономических систем, сохранить, а тем более приумножить состояние этой статьи, социализму удалось неудовлетворительно. Можно ссылаться на последствия войн, голода и репрессий, но факт остается фактом. То, что другие страны лелеют, как величайшие культурные достижения, у нас оставалось в забвении и без присмотра а нередко попросту разрушалось, разбазаривалось и уничтожалось, как чуждые новой культуре элементы.
   Объяснение этому явлению достаточно простое - новая власть, отказавшись от старых культурных ценностей и сделав ставку на культуру гегемона, не учла, что ни рабочий класс, ни крестьянство, носителем национальной культуры, а тем более ее рафинатором и хранителем не является вследствие низкого образовательного ценза и отсутствия средств ее сохранения, за исключением форм устных интерпретаций и кустарного искусства.
   Потому, будучи не в силах принять и осмыслить историческую данность наследия прошлого, и не имея склонности к компромиссам, пролетарская власть первым делом попыталась уничтожить это опасное наследство. Так было с денежно-финансовой системой России, от которой сначала решительно отказались (ведь деньги - буржуазное зло), а затем срочно собирали недобитых или не иммигрировавших опытных специалистов и те писали многочисленные инструкции по финансовому управлению для молодой и горячей Советской республики, чуть не впавшей в первобытный хаос ярмарочного товарообмена. Эти документы, извратившие впоследствии банковское дело в пост социалистической России, лежат в основе инструкций, применяемых Центральным Банком России по сей день.
   Разумно начать описание нематериальных активов с системы образования, которая во многом предопределяет развитие экономики страны. По сравнение с предшествующим экономическим строем социализму удалось достаточно быстро поднять средний образовательный уровень населения за счет внедрения обязательного начального, а затем и среднего образования. Но, к сожалению, качество этого образования, если абстрагироваться от простого "писать и читать", оказалось значительно хуже, как и все, что делается быстро и оптом. И самое главное разрушение постигло высшую школу, куда хлынул жадный до знаний, но абсолютно не подготовленный к ним "гегемон", который имел право получить все сразу и сейчас. Поскольку старорежимные преподаватели уже не могли отсеивать негодных в силу "пролетарского" происхождения последних, и выдавали дипломы о высшем образовании, фактически породив его инфляцию. (До 1917 года Санкт-Петербургский политехнический институт выпускал лишь пять готовых инженеров из ста поступивших в начале). Система "рабфаков" выпустила большое число "специалистов" с низким качеством профессиональной подготовки, которые и ответственны за уровень технического, культурного и здравоохранительного прогресса достигнутый социалистическим обществом. Именно поэтому, до сих пор, при трудоустройстве любого нашего человека с высшим образованием в развитых странах, работодатель просит подтвердить знания и навыки пересдачей экзаменов независимым комиссиям.
   После окончания высшего учебного заведения, молодые "специалисты" попадали по распределению на работу-практику, где постигали выбранную профессию опытным путем, действуя уже по принципу "забудьте все, чему вас учили в институте" и, набравшись разума, возвращались в образование уже в качестве наставников. Далее снова срабатывал "принцип серости", описанный выше, и скорость деградации советской интеллигенции лишь возрастала. Вследствие масштабности протекавших процессов общая стоимость нематериальных ресурсов быстро обесценилась. Несмотря на отдельные проявления пассионарности в виде добившихся результатов талантливых и даже гениальных личностей, общее состояние в науке, технологиях, медицине и культуре было и остается неудовлетворительным.
   Поэтому уровень разработок в теоретических науках, "поддерживаемых" считавшейся одной из сильнейших, а теперь исчерпавшей себя, Академией Наук, крайне низок. Лучшие ученые давно уехали работать в развитые страны или существуют на западные гранты.
   Развитие технологических разработок давно и прочно отстало, потому и автомобили, станки и самолеты, производимые в стране - неконкурентоспособны. Советская конструкторская школа давно и прочно сидит на игле плагиата. И никого не удивляет наличие сотен инженеров в конструкторских бюро, основным занятием которых является изготовление копий со старых чертежей. Устаревшие нормы расхода материалов, прочностные расчеты, делавшиеся с помощью справочников и таблиц, приводили к искажениям в параметре износостойкость-масса изделия, в качестве и, естественно, в его реальной себестоимости.
   Технологическая анархия на производстве, порожденная порочным рационализаторством гегемона, не позволяла даже в серийных образцах достичь приемлемого качества продукции.
   Те же проблемы, связанные, прежде всего, с низким профессиональным уровнем "специалистов", существуют и в медицине и в культуре. При серьезных заболеваниях предпочитают лечиться в клиниках развитых стран, несмотря на большую стоимость лечения. Это связано и с отсутствием должной подготовки у врачей, нехваткой медикаментов, инструмента и техники, а также с низкой квалификацией работников реанимационных отделений, до сих пор не считающих, что человеческая жизнь - высшая ценность.
   Российская культура так же понесла урон в борьбе с тотальной коллективизацией. Двадцатый век после 1917-го для России невыгодно и явно отличается по количеству гениев и талантов, рожденных в девятнадцатом. Десятитысячная толпа членов Союза писателей СССР не смогла перейти философский рубеж от количества к качеству. Для мировой культуры советский вклад останется в памяти плясками народных ансамблей, военных хоров и непонятно как выжившего русского балета.
  
   Оборотные активы
  
   Обзор состояния этого раздела баланса начнем с самой простой и самой неликвидной составляющей - дебиторской задолженности. Если раньше это были авуары российского государства в лучших банках Европы (они там, кстати, и остались), то за время Советской власти они трансформировались в задолженность "братских" стран по социалистическому и сочувствующему лагерю. Долг носит, безусловно, невозвратный характер и, по сути, являлся платой за лояльное отношение к СССР и за видимость победоносного распространения социализма по миру. Мгновенный распад социалистического лагеря, лишившегося своего основного спонсора, - лучшее свидетельство эфемерности "призрака", напугавшего Европу сто пятьдесят лет назад.
   Говорить о наличии денежных средств, то есть о государственных резервах и обеспеченности экономики наличностью бессмысленно, поскольку эта статья содержит два агрегата - остатки золотовалютных резервов, отражающих состояние внешнеторгового баланса и внутренней валюты - советского рубля, игравшего роль замкнутого расчетного средства. На внешнем рынке социализм считался надежным партнером, поскольку платил всегда сполна и в срок, продавая энергоресурсы и лес закупая сложные машины, станки, оборудование и продукты питания. Вся валютная или товарная выручка считалась собственностью государства. Практическая связь между внешним и внутренним платежными балансами отсутствует и поэтому обменный валютный курс назначается директивно. Объем рублевой денежной массы диктовался лишь необходимостью обслуживания внутреннего товарооборота. Задержки в оплате продукции или услуг, выплате денежного довольствия населению никогда не было, поскольку печатный станок дензнаков социализма основывался на более свободных законах денежного обращения, чем требуется в реальности. Такая ситуация в сочетании с искусственным формированием и поддержанием цен на продукты питания и товары повседневной необходимости, породили разновидность инфляционного процесса - постоянный товарный дефицит, причем даже на товары первой необходимости. Хотя, безусловно, не только эти факторы ответственны за его возникновение, но об этом речь пойдет дальше.
   И завершая аналитический обзор оборотных активов, необходимо понять, как же работал механизм создания прибавочной стоимости при социалистической модели экономики, породивший столько нежелательных последствий, которые влияют на современную экономику. Не будем останавливаться на количественном составе статей материальных запасов, незавершенного производства и готовой продукции. Все будет понятно, если вспомнить, как функционировала система планирования и распределения ресурсов. Необходимо отметить, что сама социалистическая идея добровольного самоотречения личности ради коллективной идеи, не могла предполагать наличие другого механизма, кроме как глобального планирования, имеющего в пределе персональные планы каждого строителя коммунизма, а также разветвленную систему распределителей строго рассчитанных также на каждого количества благ, а, ближе к правде, - пайков. Пайки различались в зависимости от того, где работает человек, в какой отрасли, на каком предприятии, какой республике, городе или деревне, и каком городе. Например, лишь Москва, Ленинград и Киев имели высшие категории обеспечения, и это вовсе не означало, что там имелось все и всегда. Выбор товаров был все равно ограниченным и, практически, любая покупка сопровождалась обязательной и унизительной процедурой отстаивания очереди. Что говорить о провинции и деревнях. Система государственного планирования Советского союза, включавшая и Госплан, и Госкомстат и великое множество институтов разрабатывавших стандарты и нормы, различные формы и методы сбора и обработки данных практически по всем аспектам человеческой деятельности без сомнения является самой большой из внедренных человеческой цивилизацией систем управления бизнес процессом. Необходимо признать, что это не единственное достоинство. При формировании этой системы был получен большой опыт разработки различного назначения классификаторов и кодификаторов, многих стандартов и норм. Причем самым ценным были, безусловно, не сами стандарты, а методы их получения, статистические приемы обработки больших баз данных, то есть все то, что лежит в основе современных систем управления качеством. Но во всем остальном, что касается оперативности и объективности, тотальное планирование никуда не годилось. Нормы и стандарты достаточно быстро устаревали, громадное количество людей было задействовано при заполнении и обработке многочисленных форм и таблиц, многие из которых были абсолютно бесполезны и нерепрезентативны.
   Вообще, планирование сверху вниз от Госплана до сменного задания какой-нибудь бригады и от пяти лет до декады вкупе со специфической системой поощрений-наказаний, породило небывалое для нормальной экономики явление. Главной задачей любого руководителя было - добиться всеми способами уменьшения государственного заказа для своего предприятия, поскольку от этого зависела не только возможность работать с меньшим усердием, но и гарантированное обеспечение выплаты трудовому классу увеличенного денежного довольствия, пока тот совсем не прекратил работать. Для безусловного выполнения планового задания все средства были приемлемыми - и приписки, и сдача неукомплектованной или бракованной продукции.
   Планирование носило тотальный характер не только по глубине и ширине (по эшелонам и времени), но по количеству задаваемых и отслеживаемых параметров. Они включали в себя не только показатели производства, но и производительности труда, обеспеченности ресурсами, оборачиваемости, себестоимости в различных ракурсах и многие прочие помноженные на динамические характеристики. Безусловно, подобная система не могла работать и не работала с той степенью точности, которую от нее ожидали создатели. Причина - в излишней формализации и чрезвычайной усложненности, отсутствии логичной информационной иерархии. Также как для управления автомобилем требуется всего лишь два-три прибора, но для его починки или настройки применяются различные стенды, состоящие из десятков индикаторов, так и для управления любой экономической системой требуется сложнейшая система, которая содержит общепринятые показатели, так и индивидуальные, учитывающие особенности отрасли или манеру ведения бизнеса.
   Соответственно системе планирования, теми же чертами обладала и, связанная с ней неразрывно и логично, система распределения ресурсов. Социалистическое распределение Госснаб (государственное снабжение) было полным двойником Госплана (государственного планирования) по масштабу проникновения и глубине охвата. Если задачей последнего было рассчитать всем производственные планы, раздать их и собрать на бумаге результаты исполнения, то Госснаб собирал и распределял уже вполне материальные ресурсы - все до последнего гвоздя. Для выполнения этой задачи существовала не только система прямых поставок между назначенными предприятиями, (поставщик назначался, как и все остальное), но и множество централизованных складов, баз и грузовых авто предприятий. Таким образом, предполагалось, что в определенный час будет доставлено сырье для производства на предприятия или продукты питания или "ширпотреб" (товары широкого потребления) в магазины для последующего удовлетворения социалистического труженика. И все было бы хорошо, если не два отрицательных момента.
   Во-первых, подобные системы хорошо зарекомендовали себя при обеспечении армейских и флотских структур, а также в исправительно-трудовых заведениях, иначе - тюрьмах. А при применении в масштабах целого государства неизбежны серьезные искажения, в силу большой степени неопределенности в социумах с малейшей свободой волеизъявления. К этому приводит и формализм, и бюрократия полезные в строго дозированных количествах. Эти черты свойственны социализму, как для экономической системы с ярко выраженным стремлением к подавлению частного потребления в угоду общественному. Прибавив сюда такое явление как "бесхозяйственность" (которая, вообще-то, лежит в основе социалистической идеи) получили абсолютно громоздкую систему государственного регулирования экономики.
   Во-вторых, сама неэффективность напрямую подтверждается постоянным и всеобъемлющим товарным дефицитом, у которого есть и другие родители - это искусственный перекос в производстве и в стоимости товаров. В подобных условиях наличие средств на расчетном счету предприятия еще ничего не означало. Чтобы приобрести необходимое, нужно было получить (в ту пору применялось понятие "выбить") так называемые фонды, которые представляли собой некие обязательства государственного органа, который запланировал просителю требуемый им ресурс у назначенного поставщика или снабженческой организации. Но даже получение "фондов" еще не означало гарантированную поставку запрошенного. Таких просителей было у поставщика много, а товара не хватало. Потому и процесс, которым занимались весьма уважаемые люди, именовавшиеся снабженцами, требовал немалого личного таланта, настырности, и нередко подкупа. Именно они впоследствии составили костяк группы имущего населения.
   Дефицит товаров народного потребления и продуктов питания породил и ранжирование городов и областей по степени снабжения, о котором говорилось выше. То, что во времена социализма называлось "уверенностью в завтрашнем дне", на самом деле является изощренной формой эксплуатации и развращения трудящихся масс, которая состоит в "гарантировании" рабочего места, стоимостью в сто - реже - двести рублей в месяц. За эти деньги возмещалось строго определенное количество эрзац продуктов и вещей плохого качества плюс такие же эрзац услуги в виде бесплатного образования, медицины, пенсии, социальной помощи. И все это сопровождалось унизительным, многочасовым стоянием в очередях в магазинах, медицинских и социальных учреждениях.
   Строго говоря, спор о том, какова доля государственного регулирования должна быть в экономике страны - бесполезен. Ответ зависит от национальных особенностей социума ее населяющего, степени развития законодательной базы и, конечно, законопослушания населения, степени интеграционных процессов, развитости экономики и многого другого. То есть в каждом отдельном случае, на каждом этапе необходимо решать этот вопрос, руководствуясь не примерами из практики других стран, а лишь используя свой профессиональный здравый смысл и личную совесть. Единственное, что можно сказать с абсолютной уверенностью - крайности в этом вопросе, на примере социалистического государства, безусловно, неэффективны и нежизнеспособны.
  
  
  
   Товар, себестоимость и прибыль (Отчет о прибылях и убытках).
  
   А теперь приступим к анализу способа социалистического воспроизводства, который во многом объясняет те последствия, которые испытывает экономика-рецепиент, после краха социализма, в настоящее время и будет испытывать ближайшие десятилетия.
   Основным фактором, породившим массовые искажения практически всех экономических показателей и глубокие и необратимые диспропорции во всех отраслях производства и межотраслевой кооперации, явилась сознательная недооценка прибавочной стоимости, произведенной отдельной личностью, то есть труда. Абсолютно неадекватная реальным трудозатратам оплата, как базис определения себестоимости продукции, по цепочке и очень быстро породила формирование искаженной себестоимости всего товарно-производственного комплекса страны. Кроме того, само иерархия тарифных коэффициентов (отношение высшей заработной платы к низшей) не отражало реальное распределение трудозатрат ни по уровню ответственности, ни по интеллектуальным различиям. Низшая заработная плата, например, бухгалтера в восемьдесят рублей в месяц и восемьсот - директора предприятия или шахтера. Подчас конструктор получал в два раза меньше, чем токарь или фрезеровщик и тому подобное.
   К этому явлению добавилось волюнтаристское ценообразование на продукты питания и товары потребления, которые не имели ничего общего с реальными трудозатратами на их производство. Та же участь постигла и инфраструктурное ценообразование на энергоресурсы, топливо, газ, транспортные услуги, квартирную плату.
   За все время существования социалистической экономики жилищную проблему (впрочем, как и все остальное) не удалось решить. Отдельные малогабаритные квартиры предоставлялись в аренду и находились в собственности государства, то есть наследованию не подлежали и возвращались государству в случае, когда в жилье не оставалось ни одного прописанного в нем. Люди жили, старились и умирали в бараках, коммунальных квартирах в ожидании очереди на отдельное жилье. Появившиеся, в последнее время, кооперативные (частные) дома были скорее исключением.
   Социализм придумал еще много способов бесплатного или почти бесплатного обременения трудовой повинностью своего подопытного населения, такие как труд заключенных, военнослужащих, студентов, школьников, субботники и воскресники, а вспомнить шестидневную рабочую неделю....
   Но абсолютно понятно, что если кто-то кому-то недоплатит, то у этого "кто-то" будет прибыль. А у "кому-то" будет убыток за счет издержек, то есть его личной свободы и здоровья. Так на что же были потрачены миллиарды человеко-часов прибавочной стоимости изъятых у населения социалистической страны на строительство всеобщего светлого будущего. Отчасти это понятно из описания основных фондов, данного выше.
   Возвращаясь к Аксиоме 1, можно констатировать, что гигантские оборотные средства экономики Советского государства в основном тратились не на удовлетворение внутреннего персонального спроса, а на создание средств производства для производства средств производства для производства средств производства....
   Несмотря на ленинское обожание социалистического учета и контроля, более затратных строек мир еще не видывал со времен древнеегипетских пирамид. Это и рытье лопатами протяженнейших каналов (Волго-Балт, Волго-Дон), соединяющих крупнейшие реки, и строительство гигантских металлодобывающих комплексов (Магнитка, Норильск), потребовавших для своей эксплуатации возведение целых городов и переселения десятки тысяч человек. И многие десятки ударных всесоюзных, комсомольских строек. А чего стоит запруживание водой территорий, превышающих площадь многих достойных стран мира, под водохранилища гидроэлектрических станций на Днепре и Волге? Если все это переоценить на сегодня методом аналога получатся невиданные, не окупаемые цифры амортизации. Для чистоты выводов, конечно, не следует брать в расчет, что при строительстве этих объектов использовался, в большинстве случаев, рабский труд заключенных и смертность их была тоже как у рабов и, что крестьян сгоняли с затопляемых земель без всякой компенсации реальных затрат....
   Кроме того, применение при производстве труда большого количества низко квалифицированных рабочих порождает высокий процент брака, что особенно опасно при проведении скрытых работ, поскольку последствия низкокачественных работ проявляются впоследствии и совершенно неожиданно. К тому же, продукция низкого качества требует постоянного проведения профилактических и ремонтных мероприятий, что также ведет к увеличению реальной себестоимости товара.
   Вполне допускаю, что даже при таких обстоятельствах система могла просуществовать более солидный период, чем полтора поколения, если бы не еще одно кардинальное явление. Наиболее точно его отметили сатирики тех времен - "Государство делает вид, что оно нам платит, а мы делаем вид, что работаем....". В условиях всеобщей уравниловки и коллективной, а не персональной ответственности, становится гораздо легче уклоняться от выполнения трудовой повинности. Да и сама экономическая система социализма поощряла создание множества формальных рабочих мест без реального увеличения прибавочной стоимости трудом, выполняемых на них, или разбиение одной производственной операции на несколько этапов, выполняемых отдельными работниками. Постоянный отток рабочей силы в не производящие отрасли государственного механизма все более отягощал состояние собственных оборотных средств экономики. Легко представить, что однажды доходы стали катастрофично меньше расходов и это положение перешло в хроническую стадию системной болезни. Проблема оказалась очевидной даже для властьимущей партийной верхушки государства, в рядах которых пассионарное напряжение вызвало раскол.
  
  
  
  
  
  
  
   Экономика России социалистического периода. Резюме.
  
   Итак, модель экономики социализма в упрощенном виде, на последнем этапе своего развития в России выглядела следующим образом.
   Партийно-государственный аппарат выступает в роли реального собственника.
   Управляющие компании громадных отраслевых холдингов - министерства и ведомства.
   Функция бюджетирования и ценообразования централизована в Госплане.
   Обязанности по сбору и распределению материальных и нематериальных ресурсов также централизованы и поручены Госснабу. Предприятия связаны по кооперации жестко и не имеют права выбирать поставщиков и заказчиков.
   Все оборотные средства принадлежат государству-собственнику.
   Денежная система выполняет лишь расчетную роль, остальные функции используются недостаточно.
   Государственное регулирование охватывает практически все сектора экономики и основано на искусственно созданном рынке потребления средств производства, за счет личного потребления граждан.
   Население, не имеет никаких прав распоряжения государственным имуществом, но обязано нести трудовую повинность за, определенным образом рассчитанную, долю благ, которых должно быть достаточно для поддержания среднего уровня жизни населения. Стоимость рабочей силы не базируется на доле произведенной прибавочной стоимости.
   Возникает системное занижение балансовой стоимости товаров.
   Уравнивание заработной платы и подавление личной инициативы вызывает массовую симуляцию выполнения трудовой повинности.
   Отраслевые диспропорции и волюнтаристская ценовая политика государства стимулирует усиливающееся падение производительности труда, и вызывают инфляционный процесс - товарный дефицит.
   Получаемый государством доход тратится, в основном, на строительство новых и модернизацию старых предприятий для производства средств производства, содержание государственно-идеологического аппарата, производство вооружения и содержание армии и органов внутреннего порядка, поддержание убыточного сельского хозяйства и на лояльность стран социалистического сектора.
  
   Таким образом, основной причиной краха социалистической системы социализма стало хроническое превышение расходов над доходами, исчерпание основных резервов с логичным следствием - банальным банкротством.
   Изменение политического, а затем экономического строя в России, было вызвано экономическими причинами и резким усилением пассионарности в правящем аппарате. Абсолютное большинство общества было и остается пассивным.
  
  
   5. Исторический ракурс переходного периода от социализма.
  
   Безусловно, что в конце 80-х - начале 90-х годов двадцатого века в России произошла смена экономической формации. Это произошло без всякой революции и даже без революционной ситуации, как учили классики. Полное впечатление того, что рано одряхлевший социализм, устав от соревнования с ненавистным миром капитала, неожиданно осознал собственное поражение и, признав бессмысленность дальнейшей борьбы, тихо умер.
   На самом деле все было гораздо проще. Социализм как искусственное порождение маргинальной утопической философии с самого начала был обречен. Его основные апологеты, рожденные в начале 20-го века и составившие ядро партийно-государственного аппарата, стали вымирать в 70-80 годах. А на смену им пришли более трезвые и циничные люди, которые уже не верили в торжество мирового коммунизма и, хотя не смели еще говорить об этом вслух, понимали, что на их век может не хватить щедрой порции жизненных благ. Пассионарность пришельцев была значительно выше активности вымирающих апологетов. Это были люди, поддерживавшие Андропова Ю.В., разделявшего их взгляды, а затем и Горбачева М.С. Их роль и смелость заключались лишь в том, что они просто не стали помогать умирающему режиму, продлевать его жизнь на десяток лет. Слабость власти включила центробежный механизм распада многонационального государства, которое держалось все эти годы не на природных законах экономики (потому что удобнее и выгоднее жить вместе), а на политическом волюнтаризме идеологов социализма, заплатив за видимость торжественной поступи гегемонного единения, трудом и жизнями лучших представителей своих наций.
   Кроме того, период властной импотенции выдвинул на первый план людей, бесспорно, харизматичных, но, к сожалению для судеб российских, мало профессиональных для нужд реальной экономики. Преподаватели-теоретики "ельцинской" эпохи оказались в роли реформаторов и вскоре, все пост социалистическое общество содрогнулось от могучей поступи новоявленных "робеспьеров". С точки зрения университетского учебника по политэкономии все было сделано вроде правильно. К тому же некоторые страны бывшего содружества уже испытали на себе тяжесть "шоковых" терапий. Но у России было две кардинальные особенности:
  -- самый продолжительный и глубокий опыт формирования государства в условиях социалистического эксперимента и;
  -- обладание двумя поколениями, полностью родившимися и выросшими в условиях социалистической экономики.
   Но давайте по порядку - у российского маргинального варианта социалистической экономики, по сравнению с более свободной от тотального государственного регулирования, отсутствует:
  -- рынок со всеми его составляющими (спроса, предложения, труда, капитала),
  -- адекватная последнему денежно-финансовая система,
  -- механизмы либерального государственного регулирования,
  -- налоговая система с независимым аудитом,
  -- законодательная база и судебно-исполнительная система,
  -- права на собственность, землю и недра,
  -- и с самое главное - собственники и наемные работники, роль которых готовы выполнять члены имеющегося общества.
   Можно сказать, что легко судить первых российских реформаторов после того, как они фактически сыграв роль "пушечного мяса", выполнили необходимую, но неблагодарную функцию хирурга, который "спасает" пациенту жизнь, вырезая больной орган, хотя, впоследствии оказывается, что его можно было спасти терапевтическим лечением. "Шоковая" терапия - шаг, безусловно, эффективный для экономики в целом, но крайне болезненный для большинства населения. И применение этого инструмента говорит не о профессионализме властодержцев, а, скорее, об их личной смелости, поскольку они обречены на роль политических изгоев нации на два-три поколения вперед и их имена будут произносить, в лучшем случае, с сарказмом. Поздно, конечно, заниматься критикой. Возвращаясь к истории России, надо вспомнить реформы Витте и Столыпина, которые были не менее сложны для той эпохи, но, в результате, за десять лет вывели экономику тогдашней страны на передовые позиции в мире. Скорее всего, реформаторы сто лет назад работали много профессиональнее нынешних. К сожалению, для нас....
   Если абстрагироваться от нюансов приватизационной кампании начала 90-х годов ХХ века, можно сказать, что хоть она и сыграла роль катализатора в процессе формирования частного капитала из социалистической собственности и различного типа собственников, все же эффективность ваучеризации оставляла желать много лучшего. И проблема не только во въевшемся в массовое сознание принципа социалистической "серости" и ненависти к богатому и успешному соседу, но и в отсутствии государственного регулирования при стимулировании эффективного собственника.
   Мы привыкли считать, что эффективный собственник - это разбогатевший исключительно своим трудом частник, не связанный с постыдной спекуляцией, честно выплачивающий налоги и активно занимающийся благотворительностью. На самом же деле весь опыт мировой экономики свидетельствует, что главным проявлением эффективности было желание максимальной капитализации бизнеса. И вся индивидуальность любой компании сводится к методу поиска и поддержания оптимального и стабильного соотношения в системе "доходы-затраты".
   Коррупционность экономики и власти сделали полностью несостоятельной методику перераспределения собственности с помощью банкротства. Чаще всего этот процесс применялся для того, чтобы избавиться от долговой массы, а иногда и для скрытой экспроприации компании.
  
  
  
   6. Экономика переходного периода.
  
   Не будем разбирать ошибки экономистов-государственников. Их основная беда - отсутствие практического опыта и неважное знание деталей экономической системы в разных ракурсах в целом. Возвращаясь к примеру с автомобилем, наши современные идеологи экономической стратегии, несмотря на их отвагу, больше напоминают новичков-водителей, когда должны быть автомобильными конструкторами-технологами коли столкнулись с необходимостью полной модернизации транспортного средства.
   По уже сложившейся традиции составим качественный балансовый портрет экономики России пост социалистического периода.
  
   Собственный Капитал.
  
   Можно отметить отрадный факт, что собственные средства российской экономики разбавились наличием частных уставных фондов, специфика которых заключалась в крайне малой номинальной стоимости. Личности их формировавшие боялись лишних вопросов от контролирующих, а, вернее, более склонных к экспроприации государственных органов и поэтому тенденция к занижению "складного" капитала, и, как следствие, искажению всего последующего процесса формирования баланса, наличествует до сих пор. За этим фактом кроется социалистическое ханжество, стыд быть богатым и успешным. Потому размер уставного фонда, по-прежнему, отражает лишь распределение сил внутри сообщества владельцев, а не потенциал их уверенности в успехе бизнеса. Мизерность первоначальных капиталов несет в себе отпечаток люмпен процесса распределения общегосударственной собственности, то есть, - отнять и поделить. Получается мало, убого и неэффективно, хотя на бумаге задача формирования нового собственника оказывается выполненной. Государственная или полугосударственная собственность оказывается в руках назначенного им (государством) руководящего состава и является форпостом коррупционности экономики, поскольку в его основе лежит принцип поддержки неравноправия в квазирыночных условиях с помощью распространения механизма чиновничьего произвола и мздоимства, поэтому номинальная стоимость акций оказывается замороженной на еще более долгий срок. Монопольные государственные предприятия - явные химеры переходного периода - являются волюнтаристским источником формирования государственного бюджета, а также внебюджетных фондов для спонсирования верхнего уровня госаппарата. В силу недооцененности уставного капитала, роль выравнивающей балансовой статьи выполняет добавочный фонд, размер которого приближает собственные средства к реальной величине. Проблемы подобного перекоса кроются не только в тенденции утаивания реального собственника, но и в неумении государства поощрять процесс капитализации экономики путем реинвестиции прибыли или грамотной и объективной переоценки основных фондов.
   И, безусловно, громадный потенциал имеет государство в виде резервного фонда как право единоличной собственности на землю, недра и многие объекты "стратегического" значения, которые его быстро утрачивают из-за понятной неэффективности государственного владения.
   Для получения более объемной картины состояния собственных средств баланса экономики общества возьмем несколько другой ракурс рассмотрения, а именно - по определению выгодоприобретателей и распорядителей имущества, то есть по основным признакам собственников. Государство в роли собственника, если говорить об аппарате управления государственным имуществом, делегировали явно или формально права распоряжения особой группе чиновников-управленцев, которые, в большинстве случаев, являются выгодоприобретателями и совершенно не заинтересованы в капитализации предприятия, что усугубляется отсутствием действенного механизма контроля со стороны собственника за результатами управления. Другая часть "де-юре" принадлежащего государству громадной части собственного капитала "де-факто" не имеет собственника, поскольку неописана, неоценена и, соответственно, находится во внеучетном пространстве. Это, в основном, касается земельных и лесных угодий, морских и речных пространств. Пребывание в прежнем "общенародном" статусе земли крайне негативно влияет на сам базис собственности, приводит к искажению стоимости капитала, а также психологической неуверенности собственников в своей защищенности. Такое состояние экономики отягощается и отсутствием эффективных механизмов защиты прав собственности, что, безусловно, является следствием социалистических предрассудков о постыдности предпринимательства и личного обогащения. Из вышесказанного однозначно проистекает и объяснение мизерной доли собственного капитала, стремящегося скрыть свой рост выводом практически всей прибыли за границу, что также искажает величину видимых остатков. Потому наиболее оптимальной структурой собственности в условиях непредсказуемого процесса государственного регулирования экономики явился симбиоз чиновник (или депутат) - собственник и потому же так велико значение коррупционного механизма для стабилизации внешних условий ведения бизнеса.
   Неумение государства организовать процесс капитализации экономики заключается в простой неграмотности чиновников, формирующих экономическую политику и слабости политической власти, неспособной понять очевидное. В этот период к принципу "серости" добавляется принцип "отрицательного мышления", когда человек думает не о том, как добиться поставленной цели, а как сложно и трудно достичь намеченного.
   Разумный собственник предпочитает увеличить размер собственного капитала путем выдачи займа фирме-нерезиденту и, таким образом, в случае возникновения проблем с компанией, получит хотя бы право на четвертую очередь удовлетворения своих требований. А, если использовать банк в качестве посредника капитализации (нерезидент размещает депозит, а банк выдает резиденту кредит), то - и на третью.
   Этот механизм в разных вариантах используется достаточно широко и потому разумно перейти к анализу заемных источников экономики России.
  
   Кредиторская задолженность.
  
   Описанная выше кредиторская задолженность по природе своей является частью собственных средств. Определить ее природу можно только по анализу договора и то не всегда, а поскольку чаще всего такой прием является следствием налоговой оптимизации, то в компаниях об этом прямо не говорят.
   Внешние государственные и коммерческие долги превратились в основную и наиболее достоверно подтвержденную заемную балансовую статью. И если при социализме заемщики, а это были только государственные структуры, платили в срок и надежно, то преемники, взяв на себя всю полноту государственного долга и используя полученный в наследство высокий кредитный рейтинг, стали активно пользоваться дефолтами, но в причинах этого явления разберемся чуть далее.
   Внутренний долг экономики, который складывается из временно свободных средств бюджета, предприятий и населения, а также различного рода явных и неявных недоплат, в том числе и криминогенного характера.
   Если говорить о свободных средствах предприятий, доставшихся в наследство после приватизации, то они были быстро потрачены руководством для выкупа акций своих же предприятий, или пошли на поддержание производства при резком падении его объемов, а чаще были просто расхищены.
   Средства населения, как и предприятий, были кардинально уценены гиперинфляционным процессом в первой половине 90-х годов и последующей инфляцией. При резком открытии замкнутой экономической системы для мировой интеграции и накопленном внутреннем гигантском товарном дефиците избежать длительной и глубокой инфляции невозможно. Зато удалось быстро создать и наполнить товарные рынки, ориентированные на реальное потребление.
   Но в отличие от экономики-предшественника, недоплаты работающим стали быстро сокращаться, поскольку размер заработной платы стал соответствовать реальной производительности труда, А так как при социализме работник большей частью привык разными способами уклоняться от настоящей трудовой повинности, статья задолженности по заработной плате стала химеричной. То есть начисленная, подлежащая выплате заработная плата, стала значительно превосходить реальный размер стоимости труда. Выплатить эти суммы предприятия не могли в силу естественных причин несоответствия платежеспособности нарождающегося рынка и затратности социалистического производства. Это и явилось настоящим шоком для населения, привыкшего к обязательности выплат "эрзац-пайка". Иначе говоря, кардинальным отличием кредиторской задолженности переходного периода явилось резкое снижение долгов по оплате труда вследствие почти полного отсутствия последнего. Произошла, не побоюсь трагического пафоса, страшная для экономики любой страны перестройка, а именно - население разучилось работать. И сделать уже ничего нельзя. Утрата пассионарности, в данном случае трудоспособности, восстанавливаются лишь в последующих поколениях при быстром вымирании предыдущих. Больше всего этот процесс напоминает, когда животных, родившихся и выросших в зоопарках, пытаются приучить жить в естественных условиях. Результат всегда одинаков - они погибают, без привычной подкормки.
   Теперь уместно перейти к анализу формирования и функционирования государственного бюджета, который фактически является платой всех общественных субъектов и социумов выделенным (назначенным, избранным) лицам, объединенным в соответствующие группы - государственные органы за выполнение ими строго определенных коллективных задач.
   На самом деле, грамотное решение проблемы создания новой системы формирования государственного бюджета является важнейшим фактором стабильности и эффективности переходных процессов от экономической структуры, когда практически весь валовой внутренний продукт (ВВП) является государственным бюджетом к рыночной экономике, когда бюджет меньше ВВП больше, чем в пять раз. Расчет на то, что естественные экономические законы сами по себе устранят элементы анархии и сгладят ошибки "шоковой терапии" - позиция крайне циничная по отношению к собственному народу. Перейдя на рыночные условия игры, все забыли о том, что при социализме, длившемся 70 лет, прирученный, подкормленный и наколотый пайкой-иглой народ, не способен выживать в "свободных" условиях мира со "звериным оскалом". Думается, что лучшим вариантом для подстраховки социальной политики государства был и остается национализация ликероводочной промышленности, чтобы "пьяные" деньги шли на благое дело - приучение к капитализму.
   Не боюсь сказать прямо, что фискальная система пост социализма, созданная "на ощупь", являлась и является одним из главных сдерживающих факторов развития оздоровления экономики России. Причины тому кроются и в непомерном количестве видов поборов, и в неправильном распределении налоговых сборов между центром и регионами, и в волюнтаристской расстановке акцентов налогообложения по облагаемым экономическим базам внутри предприятий, и, конечно, в непомерности абсолютной величины поборов. Конечно, налоги никто не хочет платить, и в России, население которой никогда не отличалось законопослушанием, - уж тем более. Но известно, что любой бизнес в теории может заплатить в виде оброка не более половины своих доходов, в другом случае он прекращает вести свою деятельность или начинает заниматься так называемыми оптимизирующими налогообложение схемами. Поэтому российское предпринимательство использует две бреши фискальной системы - это несовершенство самого законодательства (следствие непрофессионализма законотворцов) и коррупционность государственного аппарата сборщиков податей. Так выстраивается хрупкое, непрозрачное равновесие между государством и капиталом, что отнюдь не способствует повышению кредитного рейтинга страны.
   Наиболее оптимальной налоговой системой является максимальное обложение доходов физических лиц и минимальное - капитала, особенно, инвестирующего, то есть расширяющего налогооблагаемую базу и создающего рабочие места. Но этот путь требует чрезвычайно жесткого законодательства и больших расходов на содержание налоговых инспекторов. Это цель, к которой следует стремиться, но сегодня российская экономика не готова к такому подходу в силу отсутствия надлежащих законов, а также механизмов для контроля над их исполнением. Но непроизводительные государственные расходы, доставшиеся от прежней экономики, сокращаются медленно и все больше напоминают благотворительность. Потому и, несмотря на десятилетний опыт, основными источниками государственной казны остаются поступления от использования недр и внешней торговли. К сожалению, крайне недооценен как другой крупнейший источник формирования бюджета производство алкогольных напитков. Причиной тому - и коррумпированность контролирующих властей, и криминализованность этой отрасли.
   Но самое печальное для целей современного финансового анализа то, что существующая система налогообложения стимулирует сильнейшие искажения в бухгалтерской отчетности. Вот некоторые важнейшие из них:
  -- Высокий уровень поборов побудил предпринимателей переоценивать основные фонды в сторону уменьшения, чтобы экономить на налоге на имущество, кроме того, этому потворствовали и инфляционные процессы. В результате стоимость основных фондов и амортизация от них исчисленная - величины, заниженные в течение многих лет;
  -- Затраты на капитальные ремонты и реконструкции основных средств, проводимые хозяйственным способом (то есть без подрядчиков) с целью обновления или модернизации, оформляются в качестве текущего ремонта и списываются на себестоимость, а не увеличивают стоимость основных средств, что является средством снижения налога на прибыль;
  -- Законодательство по исчислению налога на добавленную стоимость на авансы полученные, которое не позволяет плательщику списать с себя сумму в момент уплаты, вынуждает к использованию схем с предоставлением займов, кардинально меняющих отражение хозяйственной деятельности;
  -- Начисление оборотных налогов на сумму реализации, также как и налога на прибыль заставляет формировать учетную политику по моменту полной оплаты, а не отгрузки, и отложить этот срок вместе со временем начисления, что искажает весь ряд динамических коэффициентов (оборачиваемости, ликвидности и других);
  -- Несовершенство стимулирования процесса реинвестирования прибыли предприятия, и бюрократические сложности с увеличением собственного капитала порождают выдачу акционерами долгосрочных займов, что также затрудняет финансовый анализ;
  -- В условиях гиперинфляции, возникающие при длительных циклах производства суммовые и курсовые разницы влекут к появлению химеричной прибыли, обложение которой лишает предприятия оборотных средств, достаточных для запуска подорожавшего нового витка производства.
   Кроме вышеперечисленных системных экономических слабостей, российский фискальный аппарат обладает и, выраженной иезуитски, политической. Имеется в виду явное двурушничество при обирании податями физического лица - работника и его же - собственника. Это многочисленные поборы с Фонда Оплаты Труда, то есть с нашей заработной платы до вычета подоходного налога, а также с дивидендов или продажи капитала. Начнем с того, что государство законодательно, иначе - насильно, принуждает предприятия-работодатели недоначислять более трети заработной платы работника и переводить эти средства в различного рода, так называемые внебюджетные фонды, распорядителями которых, по сути, являются ставленники самого государства. Это и фонд социального страхования, на деньги которого существуют малообеспеченные и инвалиды, выплачиваются детские пособия и прочая благотворительность, это также и фонд обязательного медицинского страхования, который обеспечивает "высокий" уровень "бесплатной" врачебной помощи любому работнику легального российского предприятия и соответствующий заработок врача, это и образовательные фонды с тем же уровнем образования и учительской зарплаты, а что сказать о сборе на нужды правоохранительных органов или уборку территории.... Конечно, все вышеозначенное должен платить каждый работник или гражданин собственноручно и никак иначе. Но.... И потому опять действует социалистическая метастаза, только наоборот, - "мы делаем вид, что платим - государство, что работает".
   Но вершиной налогового нормотворчества, ярчайшим примером системного побора, сравнимого разве что с продажей индульгенций католической церковью в средних веках, служит деятельность российской пенсионной системы, которая до сих пор составляет большую часть от недовыплаченной заработной платы каждого работника. Во-первых, средства пенсионных накоплений социалистического периода, очень тесно ассоциированные с бюджетом, исчезли. Ведь у предшествующего экономического порядка не было разделения на государственное и частное - все было народное, то есть опять же государственное. Оставшаяся часть средств была потеряна в результате инфляции и в разорившихся банках и частных фондах. Поэтому надо дать себе отчет в том, что практически все пенсионеры содержаться за счет пенсионных взносов ныне работающего населения. Наблюдаемая система крайне похожа на финансовые пирамиды первой половины 90-х годов ХХ века. А сегодня положение будущих пенсионеров зависит от двух факторов: станут ли работать уже их потомки, и в каком размере захотят они выплачивать пенсии по такой системе.
   В любом случае используемые системы пенсионного, медицинского и социального обеспечения крайне нестабильны и неэффективны. В совокупности с высоким налогообложением они стимулируют широкое применение "серых" схем выплаты заработной платы, когда ее большая часть просто обналичивается через хозяйственные договоры, что также порождает искажения в структуре себестоимости товарной продукции.
   Ханжеское двуличие государственной экономической политики России в переходный период наглядно характеризуется и существованием базовой для формирования бюджета величины, а именно - Минимального Размера Оплаты Труда, иначе - МРОТ. Если говорить о его сути, то это нижний предел обязательства работодателя платить наемному служащему в месяц, но тогда по абсолютной величине этот показатель всегда был и остается в разы, а иногда в десятки раз ниже официального прожиточного минимума по стране. Если МРОТ - параметр, от которого формируются методики расчетов различного рода налогов, штрафов и пеней, социальных и прочих выплат, то тогда и назвать его надо как-нибудь так - Условная Расчетная Единица, чтобы не морочить голову гражданам.
   Но дело не только в названии, а в том, что социалистически-затратным остается сам подход к формированию расходной части бюджета. Складывается полное впечатление, что экономической доктриной государства по-прежнему остается задача содержания на минимальных окладах возможно большего числа государственных служащих, а не наоборот. Потому и заработные платы наших высших сановников вызывают сарказм и стыд. Процесс формирования расходной части бюджета демонстрирует наличие серьезных дефектов в механизме государственного регулирования экономики, поскольку больше напоминает деятельность громадного дома социального обеспечения престарелых. Бесперспективно и убого....
   Если резюмировать, можно отметить только то, что размер кредиторской задолженности экономики России как бы рыночного образца совсем невелик, что и позволяет нам уверенно занимать постыдную, для бывшей в недавнем прошлом империи, середину турнирной таблицы по объему валового продукта, и бюджета, и уровню жизни.
   И вновь попытаемся сделать препарирование структуры активных статей баланса в том порядке, как если бы мы выстраивали бизнес для себя.
  
   Основные фонды
  
   В переходный период балансовое отражение стоимости основных средств претерпели революционную деградацию. Этому способствовали два основных фактора - обесценивание в результате гиперинфляции и переоценка с целью экономии налога на имущество. Как всегда, итогом явилось серьезное бухгалтерское искажение реального процесса производства, а именно - многократное занижение размера начисленной амортизации и как следствие проблемы с технологическим обновлением и капитальным строительством. С одной стороны низкая доля амортизации в себестоимости товарного выпуска позволяла предприятиям избегать постоянных убытков при сколлапсированном объеме производства. Как уже говорилось выше, социалистические предприятия отличаются большой величиной накладных расходов, и снижение некоторых из них является подчас неоправданно затратным. Экономичнее построить новое производство. Но с другого ракурса малая стоимость основных фондов породила или же усилила безответственность и бесхозяйственность руководителей предприятий при управлении ценными имущественными комплексами. Кроме того, из текущих финансовых отчетов навсегда исчезли статьи, по которым можно было судить о потенциале производственных мощностей, что, безусловно, стало значительным препятствием на пути к их реальной, рыночной капитализации. Тем не менее, для модернизации основных средств в законодательстве была предусмотрена лазейка - предоставление льготы по налогу на прибыль по капитальным вложениям, но при серьезных реконструкциях этого было явно недостаточно, к тому же впоследствии эта льгота, как и другие имевшиеся, была отменена. В любом случае современное российское законодательство не только не стимулирует производство к техническому совершенствованию, но и очевидно препятствует. Свидетельством тому и отсутствие возможности переоценки основных фондов в сторону увеличения за счет добавочного капитала (а не за счет прибыли как установлено) и крайне зарегулированная политика в области применения норм амортизационных отчислений.
   Среди применяемых методов оценки основных средств наиболее разумным представляется комплексный подход, который состоит в установлении стоимости бизнес единиц, производственных групп и подразделений, то есть к стоимости оборудования, посчитанную традиционным способом, добавляется пропорциональная часть стоимости товарного выпуска с поправкой на его динамику и рентабельность.
   Большинство предприятий не имеют на своем балансе стоимости занимаемых ими земельных участков, или если есть таковые, то эти суммы не имеют ничего общего с рыночными величинами по причине отсутствия организованного и равнодоступного рынка земли, как и внятного законодательства о земле.
   Поэтому статьи баланса, которые описывают основные фонды можно охарактеризовать как сильно заниженные. Для примерной оценки первоначальных вложений требуется всего лишь помнить, что плановая экономика социализма основывалась на стандартных нормах амортизации основных средств и рентабельности. Поэтому, зная производственную мощность предприятия, можно получить его стоимость, находящуюся в пределах от одного до двух годовых товарных выпусков в современных ценах.
  
   Нематериальные активы.
  
   Наука, образование и культура переходного периода полностью соответствуют своей "смутной" эпохе, демонстрируя весь спектр состояний от почти полного коллапса и разложения до первых признаков "ренессанса". Оздоровление, прежде всего, стало выражаться в явной диспропорции оплаты между физическим и умственным трудом в пользу последнего. Причем растет цена на знание и опыт в узкоспециализированных, прикладных областях. Иными словами бизнес платит за профессионализм и техническую компетентность. Потому верится, что профессии конструктора и инженера скоро вновь будут начинаться с большой буквы. А это в свою очередь требует серьезнейших изменений и в системе высшего образования, которое до сих по "грешит" слишком мягкой селективностью при подготовке специалистов, особенно когда появились платные формы обучения. Наиболее разумным представляется сочетание изучения зарубежного опыта управления производством и технологий с получением практического навыка работы в условиях постсоциалистической промышленной реальности России. Умелое обучение применения законов рыночной экономики в условиях нестабильной и динамичной обстановки общественной жизни России позволяет получить, при повышенном отборе, специалистов, выгодно отличающихся широким кругозором, восприимчивостью к новому, и умением быстро принимать ответственные решения. Оптимальным становится получение нескольких высших образований, одним из которых обязательно является техническое, поскольку именно оно дает адекватное реальности понимание причинно-следственных связей в природе.
   Здравоохранение остается по качеству на прежнем уровне массовых противостолбнячных прививочных кампаний. Главная причина тому низкий уровень профессиональной подготовки врачей, а также почти полное доминирование государственной собственности в этом секторе экономики. Отсутствие равного доступа малочисленных частных компаний по сравнению с государственными учреждениями к средствам Фонда обязательного медицинского страхования ставит первые в условия несправедливой конкуренции, вследствие чего страдает как всегда потребитель, то есть - население, которое, заплатив однажды страховку, вынуждено платить еще раз уже непосредственно медицинским работникам для получения услуги желаемой степени индивидуальности. Если прибавить еще и проблемы со стоимостью и качеством лекарственных препаратов, то получиться странная смесь шаманства с мошенничеством, которая всегда является неотъемлемой частью "смутных" периодов истории человеческой цивилизации.
   Но на этом печальном фоне проявилось и стало укрепляться стремление общества к соблюдению авторских прав в науке и искусстве, которое, безусловно, наталкивается на моральное нежелание платить за то, что ранее было общенародное, сиречь, - бесплатное. Однако, необходимо признать, что степень развития культуры в России носит массовый и даже "кустарно-лубочный" характер, полностью соответствуя низкому уровню жизни и образования населения страны. Общее настроение "серости" и неуверенности, помноженное на слабое развитие индустрии развлечений, позволяет стимулировать дальнейшее "культурное тление", свидетельством чему многочисленные провалы наших эстрадных "звезд" на подмостках искушенных зарубежных аудиторий. А лучшие российские представители классического искусства уже давно приезжают к нам на гастроли... Расходы на развлечения и путешествия становятся все более значимой частью средней потребительской корзины, что является показателем качественного перехода от "пайково-зонного" потребления к свободно-рыночному.
   Если попытаться вспомнить о величии Советской науки и найти ее место в современной экономике России быстро приходишь к той же мысли о незыблемости природных законов. Жалкое существование научных останков обусловлено двумя причинами. Структура академической науки, отличавшаяся крайней затратностью и малой эффективностью, не смогла приспособиться к новым условиям, в силу крайней бюрократичности. Кроме того, потеряв единственного заказчика в лице государства и лишившись лучших кадров, покинувших страну, система фундаментальных исследований превратилась в полностью паразитическое ведомство, родственное конторам социального обеспечения.
   Отраслевые науки перестроились гораздо быстрее и выжили благодаря торговле информацией, базами данных, проектной и рабочей документацией, технологическими методологиями. В дальнейшем наиболее живучими оказались структуры отраслевых институтов купленных промышленными группами или вошедшие в отношения с государственными ведомствами, контролирующими такие сферы как промышленная безопасность и экология.
  
   В этот период на балансах появились долгосрочные финансовые вложения - паи и ценные бумаги, возникшие вследствие процесса приватизации и формирования фондового рынка. Как правило, их балансовая стоимость значительно занижена и отражает лишь право владения. Большая часть средств, отражающая реальную стоимость ценных бумаг, проводится вне официального оборота для сокрытия доходов от налогообложения.
   Но, тем не менее, можно отметить, что общая стоимость нематериальных активов российского государства, безусловно, увеличилась, стала обретать ценность, формирующуюся в соответствии с квазирыночными законами.
  
   Оборотные активы.
  
   Чтобы не нарушить хрупкую логичность повествования начнем излагать с долгов перед нами, то есть вновь с дебиторской задолженности. За годы реформирования экономики долги разбухали в периоды взаимных неплатежей до катастрофических размеров, приводя к балансовым несуразностям в виде ложной ликвидности, поскольку в массе своей имели невозвратную природу, что рано или поздно вело к многочисленным банкротствам. Внешние долги перед СССР, которые с непостижимым ухарством и глупостью взяла на себя Российская федерация постигла та же участь, что становится все более очевидным со временем. Полученная взамен мифическая зарубежная собственность Советского Союза так и оказалась профанацией. А интернациональное одолжение за видимость приверженности к социалистическому лагерю, как водится у всех финансовых пирамид, сразу превратилось в щедрый и ничем не оправданный подарок. Но существует определенная уверенность, что гиперинфляционный период, завершившийся заслуженным государственным техническим дефолтом 1998-го, послужил неплохим вытрезвителем для желающих реструктуризировать экономику гигантской страны за полтора-два года. И убоявшись окончательной утраты международного доверия, коммерция, как и государственные структуры, стали большее внимание уделять прозрачности отчетности и деловой этике, дабы избежать "порочащих", нарождающийся кредитный рейтинг, связей. В следующей главе можно более подробно остановиться на причинах и последствиях российского дефолта, а сейчас надо вернуться в конец 80-х ХХ века и разобраться в истории формирования денежно-кредитных организаций России.
   В литературе любят сравнивать финансы страны с кровеносной системой человеческого организма. Если поддерживать эту аналогию, то с самого начала, то есть в генах, организм был тяжело болен лейкемией.
   Коммерческие банки создавались с 1989 года на базе различных подразделений Государственного Банка СССР (Промстройбанка, Жилсоцбанка, Сберегательных касс, Внешэкономбанка) и укомплектовывались их сотрудниками. Теперь вспомним, что реальное банковское дело было прикончено Советской властью, а инструкции для Госбанка СССР написаны еще недобитыми царскими специалистами и сама профессия банкира сведена к чему-то мало уважаемому (деньги - пережиток капитализма все же), где-то после инженера, рядом с бухгалтером. Вновь создавалась расчетно-кассовая система, срочно придумывались инструкции по работе с частным бизнесом. Государство посредством смены вывески Госбанк СССР на Центральный банк России определило методологический и контролирующий орган для сдерживания развития и придания видимости организованности забурлившей финансовой системы, подогреваемой, требующим все новых денежных ресурсов и операций, индивидуальным предпринимательством. Но самой большой проблемой для новорожденного банковского сектора экономики было овладение валютными операциями, запрещенными под страхом уголовного преследования при социализме. Большой удачей считалось приглашение на работу специалистов из Внешэкономбанка или Внешторгбанка, или даже из какого-нибудь бывшего совзагранбанка, которые организовывали проведение расчетов в инвалюте. Потому во многих банках надолго воцарилось довольно жесткое внутреннее разграничения на рублевые и валютные подразделения, что затрудняло качественное обслуживание клиентов. Центральный банк же героически пытался ограничениями, лимитами, резервами и проверками испортить жизнь коммерческим банкам, которые, будучи ориентированны на создание реальной прибыли, успешно сводили всякий раз эти усилия на "нет". В те времена излюбленным направлением банковской деятельности для банкиров-младенцев были игрушки в виде так называемых "универсальных банков", то есть структур, которые специализировались на всех банковских операциях для любого клиента из любой отрасли. Подобное безрассудство дорого обошлось вкладчикам многих лидеров финансовой "целины", которые активно совмещали проведение клиринговых расчетов, (то есть, осуществляли расчеты между более мелкими банками в силу слабости расчетной системы Государственного Банка) с обслуживанием населения и кредитование сельского хозяйства с финансированием предприятий оборонного комплекса. Поскольку главный банк страны не занимался своей основной функцией - методологией банковского дела и поощрением расширения объемов операций, его коммерческие коллеги занимались наиболее выгодными в то время операциями - покупка-продажа наличной и безналичной валюты, обналичивание и инкассация денежных средств, и операции с ценными бумагами, преимущественно, государственными. Но самая важная услуга для нормального функционирования рыночной экономики и самая творческая и сложная для реализации - кредитование бизнеса и частных лиц - была и остается в разряде дорогостоящих и труднодоступных. Настоящие специалисты банковского кредитования, которое со времен ростовщичества остается вершиной банковского ремесла, крайне редки в российских банках и сегодня. Дело в том, что взаимоотношения между банком и его клиентами основаны, прежде всего, на взаимном доверии. Доверии банку, когда в нем держат средства или просят рассчитаться с кем-либо. Банк, получив средства своих клиентов, обязан им заплатить определенную сумму - проценты за это доверие. И наоборот, когда банкир выдает ссуду своему клиенту - он доверяет ему средства вкладчиков и просит за это плату, частью которой и делится с последними. А часть берет себе за труды и главное - за искусство определить заемщика, который сможет заработать такую прибыль, чтобы хватило вернуть долг с процентами. А требование залогов и поручительств, безусловно, снижает риск невозврата, но, следовательно, и собственную прибыль банка, поскольку теперь можно меньше работать, анализируя кредитоспособность бизнеса клиента. Стремление современных банкиров сделать кредитование массовым, технологичным и рутинным уменьшает его эффективность в применении к инновационному сектору экономики, где выше риски, но и больше норма прибыли и где требуется компетентный, индивидуальный подход. Никогда не следует забывать, что самой главной задачей банковского бизнеса является накопление средств в тех областях экономики, где потребление падает вследствие высокой конкуренции и перекачка их в секторы с большим инвестиционным потенциалом, где формируется рост потребления и ощущается нехватка долгосрочных ресурсов. В ином случае в экономике неминуемы диспропорции и локальные кризисы отдельных отраслей, что негативно сказывается на поступательное раскручивание спирали ее развития. Собственные долгосрочные ресурсы у России в этот период не успели сложиться, прежде всего, из-за высокого уровня потребления при низкой платежеспособности населения, а также высокой инфляции. Да и первоначальная концентрация капитала проводилась за границей. Не последнюю роль в этом процессе сыграла и неэффективные действия правительства, потратившие все время на борьбу с утечкой капитала, что во все времена и во всех странах было бесполезным занятием. Банковскому сообществу России отсутствие длинных денег в вину поставить сложно, поскольку в то время они перекачивали средства населения в государственные ценные бумаги, то есть в сам бюджет, где народная денежка благополучно пропадала, но об этом и о причинах дефолта - далее. Общая пигмейская капитализация и лавочное число банков страны уже давно вызывает сострадание их зарубежных коллег, которые могли бы их купить, просто достав деньги из кармана. Но окостеневшие за десятки лет спокойной жизни западные финансисты, увы, потеряли способность разбираться в особенностях стран с маргинальной экономикой и ведут себя на российском рынке капиталов крайне осторожно, забыв о золотом правиле банкира - чтобы убрать риск, бизнес каждого потенциального клиента надо знать лучше, чем он сам. Пережив бурное зарождение и целый ряд потрясений, типа "черного вторника 93-го" и чуть не погибнув после дефолта 98-го, финансовый мир России, потеряв почти все монстроподобные "системообразующие" (больше по структурам и расходам, чем по капиталам) банки, после 2000 года стал все же приобретать черты цивилизованности и все смелее говорить об инвестициях на пять- десять лет.
  
   Потому и вывод - для дураков кризисы - полезны.
  
   Промышленность России умирала тяжело и мучительно. Ориентированная на государственный заказ, крайне неповоротливая, инерционная и специализированная, связанная путами межотраслевой кооперации и оснащенная самыми устаревшими технологиями, гордость Советской индустриализации не сразу поняла, что ее убили...
   Главные причины, повлекшие за собой практически полный коллапс промышленности, были следующими:
  -- Раздел Советского Союза повлек к разрыву установленных при социализме систем взаимных поставок между предприятиями различных отраслей, что при отсутствии механизма рыночного ценообразования, таможенных правил и расчетных схем привело к засилью бартерных операций и к утрате общей ликвидности (платежеспособности) целых отраслей.
  -- Открытие государственной границы для свободной торговли и практически беспрепятственное хождение иностранной валюты, помноженное на острейший товарный дефицит, привело к залповому увеличению импорта товаров широкого потребления и продукции высокотехнологичных переделов. Первые громадные состояния были сделаны именно на торговле продуктами питания, одеждой и компьютерной техникой. Отечественные заводы и фабрики легкой и пищевой промышленности и ранее не блиставшие разнообразием и качеством товара были отброшены в прошлое почти навсегда.
  -- Резкое сокращение государственного заказа и уменьшение, а, иногда, и полное прекращение финансирования открытых программ вызвало сильнейший кризис на фондоемких предприятиях тяжелых отраслей, которые всегда были основой социалистической экономики. Не имея прямого доступа к возможности экспортировать свою продукцию, они вынуждены были действовать через государственные внешнеторговые компании, всячески стремившиеся обмануть заводы, выплачивая тем средства с задержкой, поставляя бартерную продукцию (то есть товары) вместо денег по завышенным ценам или, используя клиринговые валюты, оставляли себе до половины выручки за выполненные поставки. Клиринговые валюты использовались при расчетах по, так называемым, Межправительственным соглашениям, когда государственные деятели самого высокого уровня договаривались о взаимных поставках и решали применять для платежей какую-либо валюту, например, швейцарский франк. Далее возникала целая цепочка посредников и прихлебателей разного толка, призванная реализовывать благую идею обоюдогосударственного обогащения и, в результате, за все удовольствие платил российский завод, доведенный до крайней степени нужды, радуясь поставкам китайской тушенки или одежды вместо твердой инвалюты за проданную сложную технику.
  -- И, наконец, приватизация, больше похожая на психическую атаку своей отчаянной поспешностью и поверхностностью. Практически все предприятия, объединенные ранее под эгидой мощных министерств и поддерживаемые отраслевыми проектными институтами, оставшись без опеки, вели себя как неразумные подростки в отсутствии строгих родителей - сначала опьянев от свободы, а потом испуганно озираясь в поисках помощи и совета. В принципе, по схемной приватизационной структуре все сделано было неплохо. Только, как при решении системы дифференциальных уравнений, ошиблись в начальных и граничных условиях задачи, то есть в какие периоды, какие объекты и как должны быть приватизированы. Вариант решения проблемы, реализованный в Китае, результатами доказывает, что необходимость и возможность более продуманного и дифференциального подхода к денационализации собственности была насущна и реальна. Но убережемся от сослагательного осуждения состоявшегося факта. А факт состоит в том, что новоявленными собственниками заводов и пароходов в большинстве стали те, кто проводил приватизацию, или руководство самих предприятий на средства тех же заводов, или государственные чиновники, вернее их родственники, на средства бюджета, или - криминал - на средства "общака". Конечно, эти варианты аморальны, но, если быть откровенным, никто другой и не имел бы шансов. Прискорбно, что эти люди не были эффективными собственниками и совсем не были профессионалами в управлении громадными предприятиями побежденного социализма при нарождающемся рынке да еще в сложнейших условиях нестабильности, кризиса и падения объемов производства. В первую очередь были приватизированы полностью или частично все добывающие, экспортно-ориентированные отрасли, а также наиболее технологичные предприятия пищевой промышленности, включая производства горячительных напитков. Первое перераспределение собственности началось, не дожидаясь окончания приватизационной компании. Предприятия скупались банками, часто за взятые под высочайшие ставки (более двухсот процентов годовых) кредиты, организовывались финансово-промышленные группы, испытывались схемы построения горизонтально или вертикально интегрированных холдингов. Объединялись всерьез и для того, чтобы противостоять нежелательному вторжению в виде криминала или иностранных инвесторов. Наибольшего успеха интеграционные процессы достигли в добывающих отраслях, промышленности первого передела, а также в секторе производства продуктов питания. Это и понятно - первые держались на экспортной привлекательности, а пищевая индустрия - на растущем внутреннем потреблении населения. Привлекательность этих секторов экономики объясняется и быстрой оборачиваемостью ресурсов, позволяющей получать высокий доход в короткие периоды и с лихвой возвращать сделанные инвестиции.
   Основа Советского строя - тяжелое машиностроение, производство средств производства и обороны, несмотря на все попытки объединений, выхода из кризиса так и не нашло и перспектив на ближайшее время не имеет. Причин тому всего две. Первая и главная - отсутствие современных разработок новой техники и технологий, что практически сразу же вылилось в практическую недосягаемость продукции зарубежных конкурентов. В Советские времена сложным процессом создания передовых образцов машин и механизмов тягуче и неэффективно, но занималась целая армада отраслевых проектных институтов, захиревшая и почти исчезнувшая без государственного заказа и без поддержки своих производственных собратьев, отделенных от них формами собственности и идеями сиюминутного выживания. Вторая причина - производственно-рыночная. Российские машиностроительные предприятия представляют собой полунатуральные хозяйства с многочисленными внутренними переделами в разной степени загруженности, что в совокупности с обширной инфраструктурой порождают неподъемный груз накладных расходов, делающий упавший до мизера товар непродаваемым или убыточным даже без затрат на модернизацию производства и разработки новой техники. Как ни странно, гордость социалистической экономики отраслевая специализация и широкая технологическая кооперация исчезла в небытие. А зарубежные машиностроители наоборот - в погоне за снижением издержек и доминированием в узких сегментах рынка - сделали производственную специализацию и унификацию продукции общепринятой практикой. А кооперация, по-тамошнему, - outsourcing возведена в ранг высочайших достижений управленческих приемов, поскольку существуют компании, которые только приклеивают свой раскрученный ярлычок к технике, собранной в Китае из малайзийских деталей, да и тот ярлычок им приклеивают в Израиле. Это, безусловно, большой, но, как всегда, несколько запоздалый и редкий успех социалистического способа производства.
  
  
  
  
  
   Товар, себестоимость и прибыль (Отчет о прибылях и убытках).
  
   Основное противоречие периода - конфликт между социалистическим способом формирования затрат и квазирыночным процессом ценообразования.
   На этом главу можно было бы, и закончить, но в этой фразе кроется разгадка причин российских экономических кризисов.
   Возвращаясь к примеру о начальных и граничных условиях в дифференциальном исчислении, можно сказать проще, все реформы и изменения необходимо проводить в правильном месте, в правильное время и правильным способом. По обыкновению не стану проводить менторскую работу над ошибками. Просто разберем ситуацию с образованием дохода и формированием затрат в постсоциалистической России. Придется повторить, что плановая экономика Советского Союза основывалась на модели "все государство - единое предприятие" с достаточно стройной системой вертикального и горизонтального бюджетирования. Причем обменные процессы внутри смет и между ними базировались на внутренних, установленных волюнтаристски, условных денежных суммах, принятых за цены. Несмотря на общепринятый тогда затратный подход к получению цены, то есть арифметическое постатейное сложение всех затрат, искусственно применялись серьезные ценовые диспропорции. Эти искажения выполняли две основные задачи: первую идеологическую - создавали иллюзию, что энергоносители, товары первой необходимости, основные продуты питания стоят дешево, и вторую - скрытую и экономически циничную - перекачивали в доход государства свободные средства граждан за счет завышения цен на алкоголь, автомобили, товары широкого потребления и предметы роскоши, которой считалось все, что не входило в группу первой необходимости. С таким "хозяйством" мы и "приперлись" в мир рыночной экономики, где все диктуется спросом и предложением. Всегда идейно ущемленный и вечно дефицитный сегмент личного потребления, доведенный в последние предреформенные годы до талонного и карточного распределения, по привычке ринулся, было удовлетворять свой голод появившимися, в основном импортными, товарами, но был остановлен взлетевшими свободными ценами и стал лихорадочно искать денежный ресурс. Опять же по обыкновению, граждане обратили свой негодующий взор сначала на предприятия, где работали и справедливо считали источником дохода, а затем, не получив удовлетворения, и на государственные структуры, которые десятилетиями гарантировали "уверенность в завтрашнем дне". Так или иначе, гонка за удовлетворением превратилась в банальный рост цен и гиперинфляцию как следствие этого процесса. Государственные деятели пытались ограничить позорную спекуляцию введением системы разрешенных торговых надбавок (почему-то чаще в двадцать пять процентов), но тщетно.... Обесценивание денег привело к появлению и быстрому преобладанию товарных или "бартерных" расчетов в экономике. Номинальная стоимость товара перестала иметь большое значение, и это явилось первой причиной будущих кризисов. В наиболее выигрышном положении были экспортно-ориентированные предприятия, осуществлявшие свою деятельность без посредников. Остальные денежные расчеты применяли только лишь для выплаты заработной платы, да и то, если имели возможность добыть наличные деньги, продав, что- либо. Доля бартерных расчетов достигала девяносто пяти процентов реализации многих предприятий того времени, а бартерные цены превосходили денежные иногда в разы. Теперь вспомним, что вся вертикальная и взаимоувязанная методологическая машина социалистического нормирования и калькулирования осталась жива и действовала в несколько измененном виде с вроде бы незаметными фигурантами в лице экономических служб предприятий, налоговых инспекций и органов государственной статистики. Эти железные люди действовали упорно и размеренно, не отступая ни на шаг перед новыми веяниями. Вооруженные наспех переделанными методическими указаниями по учету и калькулированию, иногда - довоенными нормативными справочниками они рассчитывали цены просто - складывая в столбик все отнормированные затратные статьи, прибавляли установленную законом торговую наценку в двадцать пять процентов, и направляли как коммерческое предложение своему коллеге со смежного предприятия. Тот практически не торгуясь, по привычке (а куда деваться - ведь всегда у них брали...), покупал и полную цену закупленного сырья ставил в калькуляцию уже своей продукции, прибавляя весь пласт "ожиревших" накладных расходов, проиндексированную соответственно инфляции заработную плату многотысячного трудового коллектива, вносил установленные законом "ошалелые" налоги (государство тоже хочет кушать вкусно и тратить много...), подъитоживал, умножал на ту же "клятую" норму рентабельности и размазывая (то есть, деля) все полученное на скудное количество товара, получал цифру, называемую ценой. Эта величина поступала дальше и дальше, многократно разветвляясь и образуя цепную реакцию самоумножения, иначе мультиплицирования. Само собой разумеющееся, что никакого количества денег в такой карусели не хватит, что, собственно, и привело к появлению "бартерных" расчетов и еще больше усугубило ситуацию, породив поначалу кризис неплатежей.
   Но на этом процесс не заканчивался. Далее информация о произведенных товарах и начисленных налогах исправно подавалась в налоговые органы и конторы Государственного комитета по статистике. И все это благополучно сводилось и подытоживалось, определялся валовой национальный продукт, налоговая база, денежная масса и другие индикаторы состояния МАКРОЭКОНОМИКИ, на основании которых и возникал Его Величество Государственный Бюджет, планировались и осуществлялись расходы. Только почему-то все удивлялись, что средств постоянно не хватает, и дефицит стали закрывать заимствованиями, которые должны были возвращаться из профицита будущих периодов. А дефицит только нарастал, потому что половина товарной массы в стране составляли приписки, о которых знали все, но делали вид, что не знают. Производительность труда продолжала падать, а уровень жизни начал временно расти вследствие денежной накачки экономики и искусственного снижения процентных ставок и укрепления к 1998 году курса рубля. Хотя первый признак надвигающегося коллапса проявился еще весной 1994 года, когда впервые доходность по государственным ценным бумагам превысила выгоду от растущих в цене долларовых авуаров. Постепенно, но уверенно, "двуизвилинное" российское банкирство, предпочитавшее реальному кредитному делу операции с валютой и ценными бумагами, стало "шортиться", иначе продавать валюту и набирать государственные облигации за все "пазухи". А само государство тем временем продолжало тихо удивляться от объема несобранных доходов и занимало все больше. Но оплеванный и безнадзорный "реальный" сектор экономики продолжал производить меньше, а приписывал больше товаров, соответственно чему и брал деньги где?... правильно - в казне, в виде дотаций, невозвратных займов и чаще просто воровства. Сводить бюджет приходилось, занимая все под больший и больший процент. Тем временем российские банки с ухарством достойного лучшего применения обучились у западных коллег занятной операции называемой "хеджирование" или по-нашему - страхование. Все просто - банки занимали за рубежом валюту, продавали ее за рубли, покупали "высоконадежные" и сумасшедше высокодоходные государственные ценные бумаги и обещали отдать валюту при продаже ценных бумажных активов по курсу, оговоренному в начале сделки. И, ослепленные золотым блеском быстрой наживы, прожженный финансовый мир Запада купился.... Словно забыв о незыблемом правиле физической (реальной) экономики, гласившем, что там, где обещают большие доходы - кроется и большой риск, потекли в Россию валютные займы, продлив на пару лет жизнь угасающего тела колоссальной денежной пирамиды, состоящей из людской жадности и глупости....
   А далее все произошло по классическому сценарию. Поскольку реальные доходы и производительность были недостаточны для покрытия настоящих расходов при достижении критического уровня дефицита, усугубленного отрицательной динамикой и слабостью, вернее недееспособностью политической власти, финансовая пирамида обрушилась, породив кризис и, одновременно, надежду на выздоровление общества основательно зараженного экономическим паразитизмом. В данном случае последний термин - не является ругательством, поскольку отражает существо главной проблемы, доставшейся в наследство от предшествующего периода. Потому, собственно, модное для конца девяностых годов прошлого века иностранное слово - "секвестр" или сокращение государственных расходов, примененное впопыхах в то время, последствия имело плачевные, как, впрочем, и многие другие приемы, изобретенные и опробованные в условиях свободного экономического волеизъявления.
   Общеизвестным фактом является частая гибель животных, выращенных в неволе, и отпущенных, вернее насильно перемещенных на свободу, в условия дикой природы. Так кто сказал, что при переходе от "пайкового" общества к "свободному", человек чем-то отличен от братьев меньших?
   Так или иначе, но "пузырь незаработанного процветания" ожидаемо и справедливо лопнул, окатив Россию позорной и вонючей жидкостью дефолта, то есть - государственного банкротства. В итоге, в начале периода накопления капитала его изымали, в основном из государственного кармана - в виде приватизированных предприятий или разнообразного хищения бюджетных средств, а также ликвидируя сбережения населения посредством гиперинфляции, замораживания банковских вкладов, и такого же банального воровства с использованием банковских и финансовых структур типа пирамид. Приходится согласиться, что население мастерски исключили из приватизационного процесса, поскольку лишили его накоплений, а затем купили по дешевке доставшиеся гражданам ваучеры или акции предприятий. В дальнейшем, при дефолте, к обычному списку пострадавших прибавились и "горячие" заграничные финансовые парни, вовлеченные в строительство карточного домика из Государственных Казначейских Обязательств. Не следует забывать, что большая часть средств зарубежных банковских структур, пошедшая на укрепление стен этого здания состояла, прямо или косвенно, из выведенных ранее российских же капиталов.
   Но суть коллапса, конечно, не в самом казнокрадстве и не в воровстве сбережений населения или западных инвесторов и даже не в описанном выше механизме государственных приписок и, как следствие, ошибках в государственном планировании. Главная причина российских экономических, а далее социальных и политических проблем - крайне низкая производственная активность российского социума, обусловленная коллективной апатией, узким уровнем потребностей и выкорчеванным стремлением к предпринимательству. Проще говоря, российский народ в массе своей не хочет работать, имеется в виду - не ходить на работу в присутственные дни, а вкалывать в поте лица для своего же удовлетворения пока не добьешься последнего. Крайне трудно понять, что достижение собственного удовлетворения потребностей может состояться только посредством удовлетворения запросов других конкретных людей, клиентов, покупателей, заказчиков.... А исполнение, пусть даже с усердием, своих должностных обязанностей, если они не имеют явного или скрытого конкретного эффекта или пользы, направленных на оказание услуги клиенту или коллеге по технологической цепочке, есть высшее экономическое зло, поскольку размноженное на миллионы "потеющих" приводит к гибели государственности.
   Как бы то ни было - после кризиса, общего шока и международных воплей обманутых "соросов" наступило долгожданное облегчение. Упавший в шесть раз курс национальной валюты озолотил экспортеров, подстегнув их после некоторого раздумья к технологическим инвестициям. Разорение многих крупнейших банков и полное прекращение функционирования межбанковского и фондового рынка отрезвило многих системных финансистов, которые, наконец, поняли, что экономика крупнейшей державы не игрушка, а наспех прочитанный курс банковского дела - не панацея. Компании и банки стали приглашать на работу профессионалов. И самое отрадное - страна на самом деле начала потихоньку работать. Безусловно, двигателем этого процесса стала монетарная накачка экономики средствами, полученными в результате экспорта энергоносителей и продукции первого передела (в основном металлов) и удачной конъюнктуре на зарубежных биржевых рынках. Последний факт, в свою очередь, объясняется жестким кризисом мирового фондового рынка, к которому привело сочетание трех обстоятельств:
  -- "перегретость" американского рынка ценных бумаг, в том числе и за счет мошеннических приписок ради капитализации любой ценой;
  -- дефицит идей-проектов в мире;
  -- и технологическая и профессиональная деградация участников этого фондового рынка, что выражается в поверхностном, сиюминутном или отрывочном анализе той или иной отрасли экономики, после чего риск ошибочного прогноза многократно вырастает.
   Для российской экономики, тем не менее, пост кризисный период складывался удачно. Получавшие сверхприбыли, добывающие компании стали стремиться увеличивать производство, проводить объемные модернизации и заказывать продукцию западного и отечественного машиностроения.
   Сохраняющиеся вследствие вышеописанного фондового застоя высокие мировые цены на энергоносители и биржевые товары создают впечатление успешной динамики развития российской экономики, что является, безусловно, временной галлюцинацией. Понимание этих процессов в наиболее просвещенных экономических слоях политической элиты страны стало причиной появления в правительственных кругах неуверенности и беспокойство за будущее развитие государства. И лучше поздно, чем никогда....
   Но осознание опасности не привело к серьезному анализу ситуации и разработки адекватной программы действий, а лишь к очередному этапу всеобщего разглагольствования о необходимости всемерной поддержки малого предпринимательства, а также высокотехнологичных и наукоемких производств.
  
   И, конечно, тем самым предоставили мне возможность отличиться и попророчествовать...
  
   Уже сама задача, поставленная перед собой российским правительством начала ХХI века, - увеличение Валового Внутреннего Продукта и выход России в ряды крепких экономических середнячков Мирового промышленного сообщества за каких-то десять лет - весьма почтенная цель и уже одно это не может не радовать скромного обывателя. Однако, на деле происходит распыление и сил и средств по причине отсутствия и глубинного понимания основ экономики у стратегов Кремля и самой программы действий по достижению желаемого. Все более оказывается, что надо одновременно развивать - все. Поскольку никто не в силах взять на себя ответственность за ВЫБОР.
   А ВЫБОР и необходим и неотвратим.
  
  
  
  
  
   Экономика России постсоциалистического периода. Резюме.
  
   Самый длительный и самый жестокий эксперимент по созданию государственной экономической системы на основе коллективного потребления и жестким репрессивным идеологическим аппаратом, благодаря которому и состоялось это мрачноватое долголетие, завершился логичной и, относительно мирной, смертью быстро одряхлевшего Союза Советских Социалистических Республик. Новый период существования Российского государства, как и всякий потомок, вобрал от родителя все его черты и положительные, коих, практически, не оставалось (какие уж достоинства у выжившего из ума старика), и недостатки, которые взял себе целиком и полностью. И ошалев от свободы, мы стали пялиться на взрослых (в смысле - на Запад), пребывая в полной уверенности, что тоже можем так жить, и имеем право на это.... Но, к сожалению, не хотели и не хотим понять, что наследство испустившего дух социалистического государства - лишь долги и необходимо начинать все заново, то есть работать. Но работать уже для себя и, одновременно, для общества, а не наоборот.
   Ситуация оказалась более тяжелой, чем в любых других случаях смены одного строя другим - и наследства не оказалось и работать разучились. И, несмотря на прошедшую приватизацию и "дикое" первоначальная аккумуляция капиталов и последующее их перераспределение, ситуация не вернулась даже на уровни объемов валового производства оплеванного СССР. Не помогли кризисы и государственные дефолты, повторные перераспределения собственности. Пассионарность общества упала ниже критической отметки. Вспомним, что большинство из них - активных членов социума - погибло в Великую Отечественную войну, а оставшихся развратили "пайковым" социализмом и полным равенством в правах и возможностях. Рожденные от них дети имеют, бесспорно, больше шансов на выживание в условиях "квазирыночной" экономики, но все еще несут вирус лени и пассивности. Без государственного регулирования понадобиться еще одна смена поколений, чтобы количество "активных" граждан превысило критический рубеж.
   Если подвести промежуточный итог и кратко охарактеризовать длящийся переходный период пост социализма, то можно это сделать следующим образом. За пятнадцать лет с момента активного проявления его начала (с 1989 года - появление кооперативов, частных банков и тому подобное) был осуществлен неоправданно резкий скачок для достижения признаков и инструментария свободной экономики. Все получилось, но, как всегда, не до конца.
  
   Как хочется сказать - "через одно место", но это не научно.... И ведь все-таки сказал....
  
   Приватизацию провели и уже давно, только про землю, инфраструктуру забыли. Поэтому, оставаясь в номинальном владении государства, важнейшие элементы частной собственности фактически влачат бесхозное состояние, вследствие чего капитализация негосударственного сектора находится гораздо ниже своего возможного уровня. Но, как бы, "галочку" ставить можно. Банковский сектор, фондовый рынок, финансовые компании - создали, все как у взрослых, только маленькое, недоразвитое. Средства вроде есть, да небольшие, ненадолго и под проценты великие. Налоговую систему ввели, только за уплату подоходных налогов работодатель ответственен. Почему так сделали? Все просто.... Если каждому гражданину позволить самому с государством расплачиваться - в бюджете будет пусто. Потому и граждане и государство друг другу не верят и друг друга презирают, а стараются "кинуть", как только возможность появляется. Действительно, государственная надстройка в России малопочтенная, и многочисленная, и неэффективная, и вороватая. Потому и налоги устанавливает высокие. Но и граждане тоже под стать. А как иначе? Ведь население рассейское тоже от работы отлынивать старается изо всех сил, налоги платить даже не думает, а уж стибрить что-нибудь - святое.... А все потому, что государственный аппарат и население России - суть одно.
  
  
  
   Стиль моего повествования совсем обрел черты заправского детектива. Занудное начало, длинная, путаная середина, к концу уже совсем ничего не ясно и далее все близится к развязке. И если в детективном жанре длительная прелюдия несет на себе некую тантрическую функцию разжигания неутолимого любопытства, то в моем случае я хотел лишь максимально подробно изложить логику рассуждений, дабы избежать излишнего читательского раздражения, быть может, нелепостью финальных выводов. В этом и заключается основное отличие мессианства от науки, слепой веры от искреннего познания. Как я уже отмечал в начале рассуждений, главным в предложенной схеме рассуждений является принцип многомерного мышления, при котором возможно признание большего влияния микропроцессов над макро, поскольку они соотносятся не просто как части и целостности, а одновременно являются одним и тем же, словно миг и бесконечность....
  
  
  
  
  
  
   7. Ну и что делать-то?
  
   И, действительно, пора вернуться к той красивой модели экономики, которая похожа на "бутылку Кляйна" (но для простоты будем представлять ее пирамидой) и применим оное для России и мысленно продолжим ее развитие во времени (говоря по-научному - экстраполируем). Можно с удовлетворением резюмировать, что после всех исторических перипетий российская экономика сохранила практически все возможные уровни и эшелоны своей структуры, естественно, в различном состоянии и степени развития. Громадные природные богатства, почти все, что имеется в природе и большая часть - в избытке. На их добыче зиждется переработка полезных ископаемых и другого сырья, а далее второй передел - химическая промышленность, например, потом - выше - там залегли пласты машиностроения. А потом инженерия и на них еще полно всяких надстроек и башенок - образование, культура, военное дело, государственный аппарат, фундаментальная наука, и все это переплетено жилами инфраструктур - энергетики, транспорта, строительства, сельского хозяйства и многого другого, важного и не очень. Плюс ко всему и достаточно квалифицированное население. С климатом, безусловно, не слишком повезло, но есть и Канада, где этот фактор почему-то не мешает развитию.... В общем - есть все. Конечно, понятно стремление любого патриотичного государственника иметь сбалансированную структуру, да еще и с превалирующими секторами высокотехнологичных отраслей, конъюнктура которых стабильна, что приводит к росту образовательного уровня и потребительского ценза населения, но здесь Россия пока не имеет шансов. Возможности государственного регулирования, вследствие недостаточности источников формирования бюджета, крайне скромны, в настоящее время, и не позволяют равномерно и эффективно развивать все отрасли экономики. Потому разумнее всего сосредоточиться на немногих, выбрав так называемый "локомотив". Для этого введем еще одно ограничение - "тягловая" отрасль должна быть в меньшей степени ограничена зависимостью от импорта, особенно, в области технологий и, самое важное, ее продукция должна быть максимально востребуема на внутреннем рынке, то есть иметь большой потенциал спроса среди населения. Как уже указывалось в начале изложения, спрос может не быть платежеспособным на первом этапе.
   Используя метод исключения, сразу решим, что это не горнодобывающие производства - верная палочка выручалочка последних десятилетий и одновременно - "проклятье" российской державы, в силу своеобразной экономической наркозависимости. Кроме того, дальнейшее развитие добычи полезных ископаемых сдерживается ограниченным внутренним спросом и так же лимитированным из-за высокой конкуренции - внешним.
   То же - второй и третий переделы:
   Опора на сельское хозяйство и производство продуктов питания также не даст искомых результатов в виде быстрого роста ВВП и уровня жизни, поскольку российское население оно же - советское - не способно покупать много дорогих продуктов, а поэтому натуральный объем потребляемого будет увеличиваться, но в ценовом выражении этот рост отразиться скромнее - будут покупать, что подешевле.
   В бурный рост российского машиностроения уже не верят самые прожженные оптимисты и потому не станем подробно останавливаться на очевидном.
  
   Действительно, кто только не упоминал эту проблему, а тем более тяжело самому признавать текущую бесперспективность отрасли, которой отдал столько лучших лет жизни. И автомобиле-, и авиа-, и станко-, и энергомашино- и прочее строения, как тяжелые, так и полегче, все еще живы и даже иногда удивляют своими выходками, напоминающими проказы стариков, но в сравнении с аналогиями развитых стран лучшие наши образцы навевают лишь грусть и смутные воспоминания о былом величии.
  
   Без государственной протекционистской поддержки, связанной с поддержанием высоких импортных пошлин, ровное развитие российского машиностроения зависит лишь от степени развития платежеспособности среднего российского же потребителя, а повышение этой способности неизбежно и вопрос существования остатков гордости социалистического производства в настоящем состоянии - требует лишь времени. Все дело в том, что сложившийся менталитет квалифицированных рабочих в России отличен, скажем, от китайского, который терпим к монотонным и дешевым операциям, потому идеально приспособлен к выпуску серийных товаров, или от немецкого, где достигается неукоснительное следование предписанным технологическим инструкциям. Стремление же наших рабочих к "рационализаторству", а иначе крайне низкая технологическая дисциплина, такое "техно-разгильдяйство", когда-то насажденное социалистическим классовым "баловством", является одним из главных факторов, препятствующих освоению высоких технологий.
   Теперь перейдем к следующему этажу, на котором зиждиться пласт высокотехнологичных производств - это конструкторские разработки и инжиниринг (в переводе - проектные работы и создание технологии). Униженное за годы Советской власти низкой зарплатой и отсутствием творческих стимулов и выхолощенное, инженерное сословие начинает быть востребованным. В лучшие технические институты снова наплыв желающих быть простым инженером. Но для того, чтобы стать "локомотивом" эта отрасль слишком молода, хотя и крайне перспективна для дальнейшего развития. Дело в том, что, потеряв преемственность, в отсутствии имеющейся у своих западных коллег базы самых разнообразных технологий, наша инженерия обладает перед ними целым рядом преимуществ. Прежде всего, они не знают слово "невозможно", неразвращенны информационной осведомленностью и главное они еще умеют не только подбирать подходящее решение из имеющихся в базе, но, главное, они не разучились думать и творить. Но в России пока остро не хватает генераторов идей и организаторов их воплощений и потому экономическая структура с зияющей нишей между низкопередельными производствами и технологическими разработками, что было бы в целом неплохо для страны, отдаляется на пару десятков лет.
   Все, что касается работы мысли и творчества, то есть отраслевых наук, фундаментальных исследований и культуры, безусловно, имеет врожденную перспективу, но значительно увеличить в короткие сроки богатство державы не в состоянии.
   Что же остается? Оказывается из стержневых отраслей в России ни одна, в настоящее время, не способна обеспечить выполнение задачи максимально эффективного использования потенциальных возможностей экономики. Ни по одиночке, ни в комплексе по причине их ограниченного внутреннего потребления населением страны. Но существует инфраструктурный сектор, востребованность продукции которого не подлежит сомнению. Это отрасль жилищного строительства. Действительно, большинство россиян, страстно желают получить отдельное жилье, либо улучшить свои жилищные условия. Многолетнее и чаще безнадежное стояние многих поколений строителей коммунизма в социалистических очередях за "пайковым" отдельным кровом только еще больше обострило эту потребность. Потенциальный объем рынка жилья колоссален. В этом легко убедиться, умножив количество семей (пусть пятую часть от общего) на среднюю стоимость квадратного метра жилья и на средний квартирный метраж. Не утруждайтесь - это эквивалент сотен миллиардов долларов. Это покажет сектор самого строительства, а к этому приплюсуется стоимость строительных материалов в отрасли их производства и так далее. А потом к этому потребуется и прочая инфраструктура - дороги, магазины, энергия, вода, школы и прочее. И это уже приближается к цифрам ВВП экономик "взрослых" стран - триллионы.
  
  
   Что, собственно, и требовалось доказать: При всех вариантах лишь жилищное строительство способно обеспечить необходимый рост экономики России и стать ее мощным "локомотивом". Но после ответа на вопрос "что?" осталось ответить на вопрос "как?".
  
  
  
  
  
  
  
   8. Ну и как делать-то?
  
   Как то давно, обсуждая эти мысли с коллегами традиционных экономических воззрений чаще слышал, в качестве критики, что у российского народа нет средств для приобретения дорогостоящего жилья. Предвидя этот вопрос и сейчас, сразу напоминаю тезис в самом начале повествования о необязательности платежеспособности спроса и историю самого богатого сейчас государства в мире, с населением, предки которого представляли форменный сброд отщепенцев, авантюристов и отчаявшихся людей. Их объединяло почти полное отсутствие средств и неуемное желание удовлетворять свои простые потребности, то есть они были пассионарны. И я не рассчитываю на то, что "активных" в России много. Потому и схема "как?" должна быть проста и доступна.
  
   Как и все вышеописанное и здесь новизны не будет. Только взгляд на обычные вещи под другим ракурсом. Да, конечно, для решения проблемы предлагается использовать ипотеку или кредит на приобретения жилья. Но на этом обычность схемы заканчивается. Сформулируем требования к российской ипотеке с учетом специфики местных условий, менталитета и прочее.
   Она должна быть:
  -- долгосрочная,
  -- дешевая,
  -- легкодоступная
  -- и ликвидная.
   Расшифруем каждый пункт, формулируя вначале ответы на вопрос "что нужно сделать?", а следующим блоком - "как этого достичь?".
   Долгосрочность диктуется необходимостью сформировать заемщику средства для погашения долга при выплате текущих процентов, которые предлагается капитализировать, то есть не выплачивать первые пять лет из тридцатилетнего срока ипотеки. Мы должны отдавать себе отчет в том, что существующий контингент потенциальных заемщиков в большинстве своем пассивен и непредприимчив, потому следует использовать следующие поколения, которые имеют большие шансы на появление у них требуемой пассионарности. Проще говоря, можно предложить существующему поколению, не обладающему необходимыми средствами и достаточной жизненной активностью, заложить свое потомство, обременив его унаследованным долгом. На самом деле этот вариант является больше страховочным и психологическим, поскольку в большинстве своем ныне здравствующие заемщики постараются отработать долг более интенсивным трудом.
   Но общеизвестно, что на сегодня в России отсутствуют столь долгоживущая пассивная база, хотя и появляются примеры долгосрочного инвестирования 7-10 лет. Потому основной базой для формирования первичного инвестиционного капитала должны стать средства государственного бюджета, далее внебюджетных фондов, ресурсов крупнейших страховых компаний и далее при достижении соответствующего странового рейтинга возможно привлечение иностранных авуаров. Безусловным обстоятельством является необходимость изменения и земельного и залогового законов, возможное применение закладных бумаг широко применявшихся в ипотечном деле в дореволюционной России и имеющих хождение на Западе в наше время.
   Дешевая стоимость кредита может быть достигнута пока единственно правильным способом - сочетанием государственного дотирования разницы в ставках кредитным учреждениям, участвующим в схеме и налоговыми льготами заемщикам на определенную часть стоимости жилья, иначе - часть долга.
   Доступность и ликвидность ипотеки предлагается обеспечить применением схемы проектного финансирования, когда заемщик не имеет возможности самостоятельно распоряжаться выделенным кредитом. То есть средства будут поступать не на счета должника или его личный карман, а непосредственно застройщику за готовый объект или продавцу жилья на вторичном рынке. Соответственно, залог формируется сразу же, минимизируя риски уполномоченного ипотечного банка, который полностью ведет всю операцию по приобретению жилья.
   Оперируя размером дотации на ипотечный кредит, государство может поощрять застройку и, соответственно, заселение тех регионов, которые представляют проблему в демографическом, социальном или экономическом аспектах.
   При всей кажущейся громоздкости, представленный вариант развития ипотеки выглядит наиболее оптимальным, поскольку обладает много вариантностью, а, соответственно, и низким уровнем риска при усиливающихся со временем и масштабах синергических (само умножающихся) процессах возрождения экономики.
   И если в настоящее время происходят значительные изменения в развитии отрасли жилищного строительства и связанной с ней ипотекой пусть не в том формате, который предлагается, то следующим шагом должно быть, безусловно, решение транспортной проблемы. В первую очередь имеется в виду достаточно быстрое перемещение физических лиц по территории громадной державы. Это главное условие наличия спроса на жилье вдали от основных городов и, соответственно, возможности поощрять более равномерное заселение этих территорий. Нельзя не учитывать и то, что этот фактор позволит влиять и на формирование цен на жилье, как в целом, так и по регионам. Речь идет не о строительстве дорог для авто - и железнодорожного транспорта, и не о строительстве речных портов. Решение вопроса, конечно, состоит в качественном и количественном решении проблем малой, домашней, персональной авиации. Нет необходимости говорить о том, что персональная авиация в России удел супербогатых граждан, она крайне затратная по стоимости, неэффективная в силу неразвитости инфраструктуры и полного отсутствия законодательства для личного воздухоплавания.
   При всей кажущейся бредовости этой идеи, в ее основе лежит опять же подкожное желание пост советского пассионария оставить родной очаг и пуститься в дальнее путешествие. Предлагается использовать ту же природу конечного и безусловного спроса среднего россиянина, что и в случае с жильем, описанным выше. Со времен крепостного права часть населения страны была ограничена в перемещении законодательно и в совокупности с оставшейся - всегда ограничены физически, вследствие гигантских расстояний, отделяющих один населенный пункт от другого. В советские времена прописка, стесненность в денежных средствах и хронический дефицит, свойственный, в том числе и транспортным общественным кассам, также не давал прорваться застарелой российской тяге к перемене мест. После скоропостижной кончины социалистической формации уже десятки миллионов граждан получили возможность беспрепятственно менять места обитания на другие, и даже на заграничные "пенаты". Освобождающиеся ареалы, по принципу "свято место пусто не бывает, стали заполнять азиатские активисты в поисках лучшей и спокойной жизни. Около крупных городов на базах бывших аэроклубов ДОСААФ делаются робкие попытки создать личную свободу полета. Но именно полета, а не перелета. Пока принцип один - полететь, а не - долететь. Действительно, для наших тысячекилометровых расстояний только личное воздушное транспортное средство способно продлить человеческую жизнь, сэкономив время в пути в разы. Регулярные воздушные рейсы крупных авиакомпаний, безусловно, являются частью решения проблемы, но государство лишь в случае с Калининградской анклав ной областью, единожды, решилось использовать свои рычаги для поощрения необходимого ему пассажиропотока. А в этом случае так же, как и с жилищным строительством, требуется всемерная государственная поддержка, в виде льготного налогообложения, бесплатного выделения земель под посадочные площадки, обучение воздухоплаванию, обустройство диспетчерских, контрольных, метеорологических и прочая постов и пунктов, то есть всей необходимой инфраструктуры, определенную часть которой необходимо будет приватизировать в последствие. Еще раз необходимо оговориться, речь идет не о восстановлении клубов любителей воздушных полетов, а именно, о создании системы персонального воздушного транспорта, с помощью которой удобно и быстро можно удовлетворять коммуникативные потребности населения в нужное им время и в необходимом направлении. И это могут быть и личные самолеты, и такси, и маршрутные аэробусы, рассчитанные на небольшие группы людей, и знакомые нам регулярные линии аппаратов повышенной вместимости. А что, собственно, дает подобная дорогостоящая затея? Кажется, что в этом вычурном и лихом "аэрофлотском" пассаже нет никакой логики и связи с вышесказанным.
   На самом деле, все многомерные и нелинейные явления в природе на первый взгляд больше выглядит хаотическим набором случайных событий, но в дальнейшем со временем и под определенным углом зрения составляют сочетания, близкие к идеальности. В нашем случае, прогнозируя дальнейшее развитие общества, хочется придать его экономике дополнительную устойчивость в виде варианта развития высокотехнологичного, конечного, то есть персонального, потребления.
   Действительно, спрос на жилье порождает и потребность в хороших дорогах и высокоэффективной энергетике, производстве и снабжении продуктами питания, услугах в медицине и образовании. И пусть пирамидальная модель российской экономики будет выглядеть как добыча полезных ископаемых и их переработка, подпирающие лианообразные переплетенные пучки инфраструктурных отраслей, без хребтовых стволов производств высоких технологий. И внедрение персонального спроса на такую сложную продукцию, как авиатехника для индивидуального использования со всей массой присущей ей вспомогательных устройств и служб, мы даем возможность российской экономике обрести в будущем почти идеально сбалансированную структуру.
   Самое главное в сложившейся ситуации - научиться превращать недостатки базовых экономических условий (основные - холодный климат и большие расстояния) в достоинства или, по крайней мере, стараться их компенсировать имеющейся и бесспорной уникальностью - громадными запасами любых природных ресурсов, высокой живучестью населения с высоким уровнем потенциала интеллекта и достаточной степенью скрытой пока активности. Что катастрофичного в том, что большая часть территории находиться в умеренном климате несравнимом по урожайности с субтропиками? Если вдуматься то более высокими затратами на производство продуктов питания. Но большую часть оптовой сельскохозяйственной продукции можно выращивать на российском черноземе, а на местных землях растить скоропортящиеся культуры лишь для внутри регионального потребления, дабы не повышать их стоимость транспортными расходами. Обогрев жилья и производственных помещений требуется почти девять месяцев в году. Но природа одарила нас относительно дешевыми энергоресурсами, и нарушать это равновесие в угоду устойчивости мировой торговли - высшая государственная глупость. То же относиться и к упомянутой выше транспортной проблеме. За удовольствие иметь самую большую по территории державу в мире надо платить необходимостью решать транспортную проблему. Надо строить хорошие авто - и железные дороги, речные и морские порты и каналы, аэродромы и вертолетные площадки, системы энерго - и водообеспечения, канализации и утилизации мусора. Это как расстилающиеся сквозь толщу земли корни дерева перед тем, как оно начнет выталкивать ствол с кроной вертикально ввысь, к солнцу. И чем быстрее машина государственного регулирования будет перенацелена на решение именно инфраструктурных задач, тем раньше начнется общеэкономический подъем и тем устойчивее и выше получиться индустриальная пирамида.
  
  
   8. Заключение.
  
   Любой писатель представляется читателю личностью немного восторженной и чуть придурковатой в силу обязательного наличия гипертрофированной фантазии. А поскольку после рождения этих переношенных страниц я также могу (как смею!) отважно переставить чуть дальше ударение во втором слове абзаца и причислить свое обожаемое эго к пишущей братии, то попытаюсь развернуть розовую картину предстоящего варианта бытия в стиле Беляева-Ефремова. Как толпы желающих обладать бегут в кредитные учреждения и государственные присутственные места, оформляют и подписывают, получают права и обязанности, продолжают или начинают работать. Затем они строят или покупают дома, облагораживают их окрестности, покупают в столичных районах, где дорого - берут в придачу автомобили для передвижения, приобретают в глубинке, подешевле, - тогда - на разницу - аэроплан в самый раз. Большая часть населения счастливо облагораживает тотальный ландшафт великой державы, незначительный контингент - начинает обживать долговые ямы, думается, что без этой дегтярной добавки картина будет неполной и нечестной.
   А на самом деле просто выдохнул, хотя и пока непонятно до конца ли....
  
  
  
   Осознавал - 2000 -2001 г.г., размышлял - 2002 г., начал писать осень 2003 г., закончил - лето 2004 г.
   Вывод о производительности труда: был бы настоящим писателем - умер в 2001 году.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

МИКРО.

КАПИТАЛИЗАЦИЯ КОМПАНИЙ.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Введение.
  
   Как ни странно, вопрос, которому посвящен сей труд, не слишком широко обсуждается в экономических обществах, хотя сам термин используется едва ли не чаще, чем сводки прогноза погоды, но вряд ли более благодарную и объемную тему придумал Меркурий, которому Всевышний поручил развлекать человечество товарно-денежными отношениями между актами размножения и воспитания потомства.
   Я попытаюсь выжать всю жидкость, то есть - "воду" из, сильно разбавленного за последние 100 лет, природного субъекта и преподнести ошарашенному читателю - "жмых" мыслей, а красивее - квинтэссенцию человеческого знания о сем сложном, на первый взгляд понятии, а все же - явлении, как капитализация.
   Конечно, очень хочется начать именно с того момента, когда Юпитер позвал Меркурия.... Но, опасаясь за стремительно опухающий размер повествования и надеясь на чуть более подготовленного читателя, я начну сразу с определения:
   Капитализация объекта (предприятия, компании и тому подобное) - активное мнение участников рынка о стоимости объекта.
   Все гениальное должно быть простым. Теперь пробуем на вкус - подставляем вместо "участников" и "объектов" различные пары словосочетаний для проверки сходимости: "потребителей" и "картошки", "трейдеров" и "компании". Все вроде нормально - получается. Почему активное? Да потому, что должны желать, алкать купить, если дадут, если успеют.
   И как же думают эти "участники"? Безусловно, капитализация, в разные периоды, и на разных этапах, и в разных странах обладает определенными чертами, вид или формулировки которых приятны изощренному вкусу инвесторов и их аналитиков (об этом кентавре подробнее - позже остановлюсь). Так же как менялись понятия мужчин о женской красоте - от чахлых и бледных британок раннего (да простит меня Бог и сейчас ничего хорошего) Средневековья, до, просто, жирных фламандок позднего Ренессанса, например. Но, возвращаясь к унылой теме капиталистической зауми и пытаясь обобщить последние модные течения в толпах игроков на фондовых рынках, можно сформулировать основные их предпочтения в чертах капитализированных компаний....
  
  
  
  
  
  
  
  
   Волшебное "Итак":
  
        -- Наличие простой, понятной и долгосрочной стратегии.
        -- Желательно наличие рыночной марки или стремление выработать таковую.
        -- Систематика организационной иерархии.
        -- Долгосрочный бизнес-план.
        -- Прозрачность и открытость капитала и бизнеса.
        -- Консолидация.
        -- Обладание или стремление к технологическому совершенству.
        -- Система контроля качества.
        -- Наличие системы контроллинга.
        -- Обладание командой управленцев и системой мотивации сотрудников.
        -- Динамичность финансовых индикаторов.
        -- Международный аудит финансовой отчетности.
        -- Рейтинг.
  
   Этим перечислением заодно оказалось сформировано Содержание Второй части Опуса. Далее по порядку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
      -- Стратегия.
  
   Как ни странно, но в сложном процессе определения "главной цели", требующем изощренной мыслительной деятельности, способности предвидеть, считать на несколько шагов вперед и обладать многомерным воображением, работает чаще простое правило, что "каждый мнит себя стратегом....".
   Потому чаще стратегии формулируются собственниками компаний как некие цифровые параметры в прибылях ли, объемах продаж или долях рынка. Удивительно, что в России начала 21-го века главной целью государства можно было избрать удвоение Внутреннего Валового Продукта за несколько лет. Это безусловный нонсенс - ставить следствие на место причины, да еще и с юношеским задором пытаться проконтролировать выполнение задания. Почему удвоение, почему в такой срок, и вообще зачем? Чтобы обогнать Португалию в табели о рангах?
   Здесь, собственно, и кроется самая распространенная ошибка в определении стратегических целей - утрата причинно-следственных связей, да еще с параметрическими извращениями. Это означает, что некий индикатор, а, иначе говоря, - цифру объявляют "землей обетованной", достигая которой обретаешь РАЙ. Как водится в системе, основанной на постсоциалистическом обществе, в котором приписки и искажения в цифровых показателях были доведены до совершенства, только этого и ждали. Если вернуться к сумеречному времени недопобедившего коммунизма, по всем рапортам народ жил все лучше и веселей, а в реальности - наоборот. Так и в России страх, а скорее неумение сформулировать, что же будет со страной, двигает чиновничество в сторону пространных уверений народа, что ежели индекс такой-то будет больше, то и жить станет легче. Более жизненный пример можно привести с арифметической задачкой из учебника первых классов про поездку из пункта "А" в пункт "Б". Вроде бы наша цель - добраться до пункта "Б". Все просто, но мы почему-то заявляем, что необходимо достичь скорости в 300 км/час, потому что другие тоже ездят так быстро и у них все хорошо. Про то куда мы едем и зачем - ни слова. Никого, кажется, не интересует, на чем мы собираемся поехать, какой дорогой. Перепутаны местами причина и следствие, то есть ответы на вопросы "что мы собираемся сделать?" и "как мы собираемся это "что?" сделать?". И даже хуже - первый вопрос не задан вообще.... Вот так чаще всего и получаются доморощенные стратегии типа "догнать и перегнать" и прочее....
  
  
  
  
   Поэтому и рождается первое правило для выработки стратегии:
   Продуманная стратегия должна носить только качественный характер и отвечать на вопрос "ЧТО?".
   Так отвечая на вопрос, что должно быть стратегией для российского правительства - самый правильный ответ: "Счастье народа, считающего себя гражданами России". Пусть звучит пафосно, зато - честно. А кто этот народ, в чем его счастье и как этого добиться? - вопрос другой и в легко найти ответ - удастся вряд ли.
   Так же и формулировка стратегии большинства компаний должна быть проста и незатейлива -
   добиться максимальной степени удовлетворения своих, конкретных клиентов. А кто такие - конкретные клиенты, что значит степень их удовлетворения - опять же вопрос второй. И, согласитесь, при достижении такой цели ваша компания, БЕЗУСЛОВНО, получит, и объем продаж, и долю на рынке и, конечно, Ее Величество - прибыль и все это будет выражено в злосчастных точных цифрах.
  
   Но давайте по порядку.
        -- Зададим сами себе вопрос: "А что, собственно говоря, мы умеем или хотим уметь делать лучше, чем другие в интересующем нас стратегическом радиусе предпринимательства?"
        -- Спросим дальше: "А кому это необходимо? То есть, определим кто же этот наш искомый клиент?"
   И если мы отвечаем на эти вопросы, то получается простейшая стратегия, как, например, для небольшой продуктовой лавки:
   "Я хочу, чтобы все граждане, живущие в нашем микрорайоне покупали продукты только в моем продуктовом магазине, потому что у меня цены самые низкие, ассортимент - самый широкий, сервис и антураж - самый приятный и работаю я - круглосуточно, а, кроме того, лично стою на выходе и благодарю каждого покупателя по имени-отчеству, часто отпуская товары в кредит. И могу еще и домой доставить, хоть продукты, хоть клиента".
   Общая формула любой стратегии проста до безобразия:
   "Я сделаю моего Клиента (следует описание Клиента) счастливым, потому что я ему (помогу, доставлю удовольствие, удовлетворю потребности и так далее) за счет качества и своевременности (моих услуг или товаров)".
  
  
        -- Поинтересуемся потом: "А как мы этого самого клиента заставим у нас купить то, что мы умеем делать лучше всех?"
        -- Немаловажно ответить: "А когда клиенту нужно то, что мы умеем делать лучше всех?"
        -- ....И далее, и подробнее, и въедливее, бескомпромисснее к себе....
  
   Будет еще много вопросов, но чем больше найдется конкретных ответов, тем лучше. И не надо экономить время на эту работу и откладывать ее на "потом". Помните, из полученной стратегии родиться сама, легко и просто, Ее Высочество - Маркетинговая Политика Компании.
   Да это необходимо сделать хотя бы потому, что компании с подобной стратегией лучше продаются на фондовых рынках в настоящее время, то есть у них выше капитализация. Биржевые аналитики и инвесторы справедливо считают, что компании со стратегическими целями имеют долгосрочные перспективы и, соответственно, большую степень живучести в их глазах, по сравнению с фирмами такой стратегией не обладающими. Это все равно как дать в долг студенту третьего курса-отличнику, который с ходу может живописать свой путь на ближайшие двадцать лет или ссудить наркомана того же возраста, живущего лишь текущим днем. Ощущения сохранности денег кардинально разные. Но кроме этого....
   Стратегия компании и корпораций - это аналог государственной идеологии, соборной трубы, постоянно зовущей на личные и коллективные свершения работников предприятий. Это совершенный базис для логичного и гармоничного построения остальных элементов корпоративной машины. Потому простота и продуманность стратегии - залог общего успеха компании в будущем.
   Если сравнивать компанию с ребенком, то стратегия - это генный смысл существования его организма и продешевить или ошибиться обойдется значительно дороже впоследствии.
  
   Поэтому Россия без стратегии, как человек потерявший разум, чей организм сохранил лишь спинной мозг и ряд безусловных инстинктов, из которых утрачен даже инстинкт самосохранения в виде желания продолжать свой род.
  
   То же самое для компаний - без стратегии они выглядят как все, и при ближайшем рассмотрении ведут себя достаточно правдоподобно: покупают, производят, продают, даже получают прибыль, дышат, потеют, испражняются, даже размножаются, но только не понимают ЗАЧЕМ?
  
   Это все, конечно же, слова, тезисы и лозунги, коими и так изобилует современная литература об управлении. Поскольку я считаюсь более практиком, то и перейдем к доказательной опоре всех теорий тотчас же. Как же "породить" строки стратегии и кто в компании должен сделать это?
  
   Теперь я, инженер-физик по первому образованию, то есть материалист по убеждениям, с полной ответственностью заявляю:
   "Стратегия - это хорошо продуманная, на период в несколько десятков лет, правдоподобная с современной точки зрения, ФАНТАЗИЯ".
   Мне не стыдно за такие слова, потому что любой прогноз на подобный срок - дело абсолютно сомнительное для реальности. А стратегия обязана быть долгосрочной, поскольку только уверенностью в завтрашнем дне можно привлечь сторонников в бизнесе, иначе инвесторов. А посему запритесь на день-два в укромном месте с вашими ближайшими коллегами, которые слывут "малость того" - увлеченными, разбавьте их технически компетентными людьми для придания пресловутой жизненности и прослоите их парочкой литераторов для сладкоголосности и .... мечтайте.... до тех пор, пока не родится образ вашей компании будущего. Не жалейте красок и метафор, пусть все выглядит космически совершенно, побольше оптимизма и напористости, никаких сослагательных наклонений, сомнений или недомолвок. Опишите вехи становления вашей компании на протяжении десятков лет, постарайтесь в подробностях, увлеченно, с любовью рассказать какой вы хотите ее видеть, даже если вы сами не доживете.... Обычно эту роль исполняют собственники-создатели, образно говоря - демиурги, для которых дело, подчас, ближе детей собственных. Важно, чтобы их "заносы", иначе - неправдоподобные фантазии были "подрезаны" опытным инженерным секатором для формирования правильной и логичной технологически обоснованной последовательности, с четким соблюдением причинно-следственных зависимостей. А далее необходимо облечь полученный полупродукт в совершенное естество литературного языка, понятного большинству обывателей, чтобы у последних создалось полное впечатление о реальности представленного живописания будущего. Итак, в результате недюжинных усилий вышеозначенных фигурантов должен получится набор целей и план их достижения в виде достойном для понимания сотрудников, биржевых аналитиков, мелких инвесторов и обывателей, мнящих себя таковыми.
   Если создалось впечатление, что я описал некий процесс мелкого мошенничества, то вынужден буду согласиться по форме и абсолютно возразить по существу.
   Даже на основании своего скромного опыта могу свидетельствовать, что философский принцип о соответствии формы и содержания работает и еще как! Форма также влияет на содержание, правда с небольшим, для разного калибра объектов, временным лагом. Чем больше людей оказывается вовлеченным в процесс внедрения стратегии компании в повседневную производственную жизнь, тем быстрее, ярче и синергичнее получается эффект. Просто большая часть коллектива становится единомышленниками и соратниками в достижении одной поставленной цели. Совокупный вектор их усилий направлен в одну сторону и главное - даже те, кто придумал стратегию, начинают верить в ее исполнимость. Возникает главный, мотивирующий действия людей, фактор - обретение смысла жизни. И чем более величественная цель ставится перед компанией, тем быстрее и качественнее идут процессы консолидации и самоорганизации, поскольку любая толпа, вооруженная идеологией, уже представляет собой организацию. И большое число исторических примеров тому - доказательство. Самым значительным и масштабным из них можно назвать формирование утопической стратегии обозванной всем знакомым словом - коммунизм. Как иначе можно объяснить, что толпы малограмотных и плоховооруженных людей смогли одержать победу в Гражданской войне над регулярными офицерскими армиями, одолеть войска Антанты, подавить многочисленные крестьянские и рабочие бунты. Не считаясь с потерями в десятки миллионов человеческих жизней, обманывая окружающих и самих себя в трактовке достигнутых результатов, зомбированные приверженцы коммунистической веры, тем не менее, смогли создать громадное и очень специфичное государство - Советский Союз, которое просуществовало вопреки здравому смыслу, только благодаря идеологии, более 70 лет. Рекордсмен по долгожительству среди стран с воинствующим гегемоном-люмпеном в качестве руководящей и направляющей силы общества, СССР все же превратился в банальную аристократию партийного аппарата под конец своего существования и умер как все уродливые порождения Его Величества исторического случая - тихо поскуливая в собственных испражнениях, попав в банку со спиртовым раствором формальдегида вечности. Пока живы современники этого жестокого эксперимента, вряд ли мы увидим серьезные исследования его причин и последствий - слишком для многих людей живущих поныне Советский Союз остается временем их молодости, надежд на счастливую жизнь и, пусть пайково-скотской, уверенности в завтрашнем дне. Поэтому препарирование еще не остывших останков вызовет болезненные ощущения у большинства населения бывшей империи.
  
   Меня самого подчас коробит нагловатая и не всегда бесстрастная аналитика западных средств массовой информации событий в России советского периода.
  
   Да и формирование выводов из исторического урока не является темой настоящей работы, но одно, несомненно - идеологическая машина в СССР, сформировала одну из лучших общественных стратегий за всю историю человечества и применительно к построению компаний мы можем и должны извлечь полезную информацию из этого урока, чтобы добиться ожидаемых эффектов в росте капитализации.
  
      -- Фирменная марка.
  
   Для многих простых людей, которые работают в компаниях или рядом с ними, проявление стратегии заключается в наличии фирменных знаков отличий, которые еще более выделяют бизнес и делают его особенным.
   Так уж сложилась моя судьба на протяжении последних пятнадцати лет, что экономическое взаимодействие человеческих социумов видится мне как череда непрерывных военных действий. И плохо это или хорошо, но я уже привык к ощущению вечной фронтовой жизни. Потому и вопросы, связанные с жизнедеятельностью компаний лучше раскрываются, мне кажется, с помощью военных аллегорий. И если уж мы кратко коснулись стратегии как смысла существования нашего отряда, то есть компании, обойтись без места для самоназвания, знамени, знаков отличия, шевронов и орденов никак нельзя. Иначе говоря, весь этот фетишистский антураж я рассматриваю как осязаемую и неотъемлемую часть стратегии или, если хотите более конкретно, - часть корпоративной технологической дисциплины.
   Самоопределение компании не менее важный и сложный этап по сравнению с выработкой стратегии. Поскольку ответ на вопрос: "Кто Мы?" должен предварять работу по созданию фирменного стиля. Ответы могут быть самые разные - это и друзья или братья, и группа единомышленников, и соратники, и военный отряд, и армия, и рыцарский или духовный орден, и просто организация.... Для консолидации коллектива компании, обретении им боевого духа и активной реализации творческого потенциала вопрос об имени может быть более важным, особенно в периоды кризиса. Кризис - не обязательно стагнация, застой или упадок, Боже упаси. Любое резкое и неподготовленное изменение, в том числе и рост - также являются проявлениями кризиса фирмы. Возвращаясь к поиску самоназвания, разумно начать с определения корпоративной формы, что особенно важно для нескольких предприятий, объединенных связанными между собой единым капиталом, иначе - собственниками. Как часто, на словах, перед компанией ставятся достаточно агрессивные и амбициозные цели собственного существования. А для этого требуется полная мобилизация человечески, финансовых и материальных ресурсов. Этот этап требует стратегии, названия, флага. Потому удивительно как недальновидно подходят к этому вопросу руководители многие солидные компании, используя такие "рыхлые" формы как Группа, Холдинг, Ассоциация, Партнерство, Союз и тому подобное. Правило влияния формы на содержание действует без осечки: "Как вы яхту назовете, так она и поплывет!". Если вы хотите получить агрессивную компанию или объединение предприятий, которые еще к тому же связаны производственной кооперацией, называйте прямо и компактно: Концерн, Корпорация, Трест, неплохая идея воспользоваться армейскими организационными формами - Корпус, Батальон, Легион, Отряд.... В самом фирменном названии, конечно, можно, по простоте душевной, увековечить фамилию основателя или имена родных и близких, но ждать пока просто Смирнов станет "Смирновъ" придется долго, кроме того, подчас фамилия бывает не слишком благозвучной для формирования марки компании. Лучше когда в названии применяется нечто нахальное, претендующее на господство: Всемирная или Глобальная, а может Главная или Основная. В конце концов, название должно соответствовать стратегии, быть звучным и будоражащим нервы, если вы выбрали быстрое развитие, вызов, бросок, в виде тактических приемов поведения на рынке.
   Однако, во всем надо знать меру, агрессивность не должна перерастать во враждебность, что происходит очень легко, если не сдерживать слишком милитаристские порывы. Все же следует помнить, что, в конце пути превращения компании в большую и публичную, самым добрым и верным инвестором и акционером становятся простые бюргеры, пенсионеры, обыватели из провинций - милые и доверчивые люди. И этим людям может быть близок юношеский задор и молодые амбиции, но не открытый призыв к насилию, потому призываю быть достаточно осторожными с терминами милитаризма и "не перегибать палку". Я использую военные термины для объяснения построения процесса капитализации компаний. В реальной жизни все действия руководства должны быть более разумными, подчас "иезуитски" вкрадчивыми. Никто не отменял политику "кнута и пряника", "сдерживания и противовесов" но все вовремя и в точно определенном количестве. А кто сказал, что построение крупного бизнеса легкое дело? Профессионализм, опыт, вкус и творчество единомышленников объединенных вместе ради общей цели, в одном месте, в одно время могут (но не должны) привести к рождению большой компании. Это 99 % успеха, а еще 1% -это, конечно, - Госпожа Удача. И имя для своего дела вы должны подбирать не менее придирчиво, чем имя своего ребенка-первенца. Сутками, неделями, месяцами думайте, но решите задачу и решите ее точно...
   Из самоназвания же легко проистекает образ герба и флага.
   Фирменный стиль начинается при подходе к предприятию: подъездные дороги, рамы на окнах, двери, автомобильная стоянка, офисная табличка, униформа охранников и выражение их лиц, улыбка девушки-секретаря - все должно быть функциональным и неброским. Бойтесь последовать одному из законов Паркинсона, по которому чем толще ворс у ковров на полу в офисе, тем ближе компания к банкротству. Значок компании в петлице сотрудника свидетельствует о внутреннем самоуважении установившемся в коллективе и гордости за компанию. Таблички на дверях, схемы прохода и указатели выражают заботу о посетителях. Не думаю, что управленческий состав должен ходить в униформе или в однотипной одежде. Одежда должна быть подобающей присутственному месту, но максимально подчеркивать индивидуальность ее обладателя. Этим достигается атмосфера творческого подъема и раскрепощенности в офисном коллективе. Но на производстве, где человек - часть технологического процесса, униформа является обязательной, причем желательно, чтобы она была разных цветов и покроя, соответственно специализации и ранга работника и тоже с фирменным названием и логотипом. Кроме внешнего антуража, безусловное внимание необходимо уделить информационным средствам, начиная от простых стендов и листков, заканчивая местной газетой и даже телевидением и радио. Эта виртуальная часть идеологической работы не менее, а может даже более, важна для вовлечения коллектива во внутрикорпоративное строительство. Все события в фирме и около нее должны иметь свое отражение в этих средствах: приказы и поздравления, награждения и поощрения, любые достижения как компании в целом, так и ее сотрудников, в отдельности, без купюр и с должным качеством. Что касательно внутреннего распорядка работы в компании, то самое главное, помимо естественных приказов о рабочем графике для различных категорий служащих, искоренить различного рода "праздношатающихся" по коридорам офисов. Поскольку появление людей с бумагами, деловито снующих меж кабинетами или секторами, говорит о проблемах в деловом документообороте. Кроме того, места для курения должны быть скрыты от посторонних глаз, а для совестливого раздражения любителей никотинового опьянения там следует установить муляжи видеокамер, дабы вызвать "рефлекс прячущегося школяра". Но открытый запрет на курение, приобретший почти маниакальный характер во многих компаниях - очередная крайность и глупость. Теперь о привычке ставить везде видеокамеры. Согласен, можно защищать периметр компании от недружественного вторжения извне. Это оправданно и даже солидно. Но наличие открыто установленных просмотровых устройств внутри офиса или производственных помещений прямо свидетельствует о недоверии работникам со стороны руководства. О какой же "командном духе" можно вести речь в таком случае?....
  
   И теперь, после того как наша бесформенная толпа обрела стратегию и цель, получила форменную одежду и знамя, приобрела боевой листок и маршевый барабан, самое время придать ей должное построение, чтобы превратить в могучий легион одержимых профессионалов.
  
      -- Организационная структура.
  
   Как странно устроен человек - получив от Создателя такие совершенные органы чувств, да еще в совокупности с мозгом, способным не только обрабатывать весь поток разнотипной, одновременной, многомерной информации, но и анализировать, представлять, воображать и даже предвидеть - мы так и не научились пользоваться этим богатством вполне. Проблема заключается в том, что для систематизации познаваемых объектов и явлений, люди обычно пытаются вычленить основное, жертвуя второстепенным часто в угоду ложным первоначальным сентенциям и аксиомам. Так и получается, что, потакая схематичности и союзу "или" мы теряем все пестрое и потрясающее "разноцветье" мироздания. Нет ничего страшного и сложного в том, чтобы позволить оригинальному отражению Вселенной сосуществовать в зеркале разума со своими искусственными упрощениями. Для этого необходимо лишь помнить, что мир прекрасен в своем разнообразии и грех - выхолащивать его многомерную красоту в угоду "батюшке-анализу".
   Прекрасен цветок розы с дрожащим бисером капелек воды на пунцовых мясистых лепестках, свивающимися в безумном по красоте спиралевидном экстазе, как мазохистски приятны покалывания рук прохладных шипов его угловатого стебля и, наконец, как пьянит, волнует дремучие инстинкты туманный запах, волшебный аромат....
   В одном предложении я попытался описать свой любимый цветок. Вроде схема проста - цвет-форма-осязание-запах. Но, как мне стыдно, что все равно не хватает вычурных слов - они слишком бедны, чтобы передать все чувства, возникающие от созерцания божественного создания. И любой предмет или явление также разноракурсны, с многочисленными гранями, параметрами, характеристиками. Это главное, что необходимо помнить при начале работы по структуризации компании.
  
   Крайне распространенная ошибка непрофессиональных схемотехников - это смешение разных точек рассмотрения организационных иерархий. На самом деле эти ракурсы бывают: функциональный (основной), продуктовый, региональный, производственный, сбытовой, проектный, объектный и может еще что появиться при необходимости. (Рис.1). Обычно смешивают первые четыре в больших компаниях, а дальше уже никак не разобраться даже черту. Получается не управление - просто беда. Но все же давайте по порядку - логично. Если есть стратегия, отвечающая на вопрос: "Что?", то давайте сформулируем ответы на вопрос: "Как?" - то есть, как мы собираемся достичь целей стратегии. Это и будет называться набором функциональных параметров компании. Обычно они просты - производство, технология, сбыт-закупки, контроллинг, и так далее. Может быть сложнее, если компания занимается новым строительством, например. В общем, все зависит от текущего этапа воплощения принятой стратегии. При определении всех основных функционалов можно приступить к составлению основной функциональной (да простите тавтологию, ну очень надо....) или как, чаще принято, организационной структуры компании. (Рис.2).При выстраивании в ряд квадратиков будущих подразделений обычно сталкиваются с тремя основными сложностями:
  -- Как называть подразделения?
  -- Как выглядит верховная подчиненность?
  -- И сколько административных уровней должно быть внизу?
   Разберемся с первым - на моем пестром опыте и в прочитанной литературе повидал всякое: дивизионы и департаменты, управления и дирекции, комитеты и комиссии, отделы и бюро, группы и лаборатории и множество прочих вариаций. Не имею ничего против всех вариантов, если они установлены приказом. Сама система кодификаторов административно-организационной иерархии (именно так это должно называться) обладает возможностью саморазвития. Все зависит от сложности бизнеса и формы корпоративности компании. Если административно необходимо всю информацию с функционал-подразделений выводить на одного управленца-человека, это один подход и здесь применяется обычно простая вертикальная подчиненность. Важно сколько подчиненных источников может "потянуть" конкретная личность (по теории не более шести-семи). А если личность верховного управленца сумела создать за отведенное ей время надежную, как
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
   кажется контроллинговую систему, то появляется возможность делегировать часть функций на первого и второго вице-президентов. Первый, допустим, контролирует все активные функционалы: производство, технологию, развитие, коммерцию, инженерию, а второй - инфраструктурные: финансы, юриспруденцию, безопасность, кадры, информационные технологии, администрацию. Специально ничего не говорю про институт замов, который вырождается в привычку плодить заместителей, коими кишат многие с виду уважаемые организации. Здесь, возможно, сокрыто мое личное предубеждение, но я считаю, что создание заместителей не является способом делегирования ответственности, скорее ее перекладывание с верховного руководителя, к тому же неэффективное. А в остальном, создание организационной структуры также должно носить творческий характер, отражающий особенности стратегии и личные пристрастия в методах управления у акционеров компании. Несколько слов о верховной власти. В любом случае высшим органом компании является Собрание акционеров или участников. Ниже разумно разместить квадрат Совета Директоров, более регулярный и чаще собирающийся орган, чем Собрание, состоящий из представителей собственников, но также имеющий законодательные функции. А вот еще ниже разумно иметь единоличный исполнительный механизм в лице Генерального Директора ли, Главного Управляющего Менеджера и тому подобное. Никогда не понимал применения таких больше совещательных и временных структур, как Правления, Комитеты и Комиссии. Все эти структурные наросты служат лишь для размывания ответственности Генерального директора и усложняют работу исполнительных механизмов, неоправданно обюрокрачивая их. К тому же спорадический характер их деятельности говорит о том, что мы имеем дело с так называемыми структурами временных рабочих групп, которые нецелесообразно включать в состав регулярных организационных подразделений. Генеральный менеджер или как сейчас модно именовать -CEO (Chief Executive Officer) имеет право проводить любые совещания с привлечением любых специалистов на интересующую его тему, фиксируются, протоколируются и даже называются - Совещание у Генерального Директора на тему. Для небольших компаний есть смысл объединять близкие функционально подразделения, дабы не плодить начальников и их денщиков, например, объединить финансовый, кадровый, информационных технологий, безопасности и юридический блоки в один - Отдел контроллинга с отделами или даже бюро внутри. И так далее. Не стремитесь создавать звучные названия своим подразделениям, если они малочисленны, поскольку любой директор, будет стремиться обрасти секретарями, отдельными кабинетами и другими регалиями власти.
   Директорат или Начальники? Пытался ввести сквозной директорат на одном из предприятий - не получилось. Привычка трудового коллектива к советскому термину - Директор (он может быть только Генеральным) оказалась сильней. Поэтому применили Директорат до уровня Управлений и некоторых отделов в офисе, оставив привычных Начальников на производствах.
   Если говорить о вертикальной административной цепочке, то, естественно, чем она короче - тем лучше. Быстрее доходят команды и скорее получается отклик при минимальном риске искажения информации. Кроме того - правило одно - чем меньше начальственных звеньев, тем эффективнее управляемость системы. Например, при организационной структуре в производстве разумнее стандартизировать следующую цепочку: рабочий - мастер - начальник цеха - Директор по производству. Разумеется, все зависит от организации технологического процесса, численности персонала на конкретных участках или операциях. Старайтесь применять совмещение должностей, доплачивая совместителю, если это не наносит ущерб качеству продукции и здоровью работника. В офисной иерархии все проще, ибо зависит от эффективности документооборота, но правило, примерно следующее: численность до 5 человек - бюро; 10-20 - отдел, 30-50 - можно и управление сделать. Хотя и здесь все подчиняется технологической целесообразности: если в каком-либо банке, 30 операционистов, то все равно лучше назвать Операционный отдел, поскольку работа однотипна, да и платить их начальнику можно меньше, нежели б Директору Операционного Управления! В общем, системотехника зиждется на обязательном препарировании до мелочей всех операций связанных с любым рабочим местом и определении соответствия его функциональности своему подразделению и главное - рациональной загрузке рабочего времени.
   От себя могу добавить еще один вопрос, который обычно не задается в силу того, что собственники не всегда сами понимают тонкостей науки управления. Слишком сильно залезло под кожу ленинское, разухабистое - про каждую кухарку способную управлять государством. Как же ошибся Ильич! Так вот вопрос: "Кто должен быть Генеральным директором?" Обычно, применяем тех, кто уже был в этой шкуре. Чаще всего эту роль исполняют достаточно узкие специалисты - выходцы из производственных подразделений - бывшие начальники цехов и производств, главные инженеры, руководители планово-производственных структур, хотя иногда сами собственники становятся ярмовыми волами, движущими электретами своих организаций. Опять же на мой, "уставший" от созерцания подобных изысков, взгляд ответ до противного прост - Главным в организации должен быть не профессионал-отраслевик, а профессионал-управленец. Это не означает, что производственник не может быть эффективным первым лицом. Может, но редко, поскольку управление - это совсем другая наука, по сравнению с машиностроением, металлургией или шитьем одежды и ее надо изучать отдельно и дополнительно. Основное отличие заключается в абсолютном акценте на том, что управленец имеет дело всего с двумя субстанциями - человеческим ресурсом и информационными полями. Возможно, мне не очень везло в жизни на встречи с Генеральными директорами (хотя я так не считаю), но практически никто из этих нескольких десятков человек не удовлетворял лекалу Совершенного Менеджера. Тем не менее, я горжусь, что работал и учился у некоторых из них, хотя и ощущал наличие серьезных недостатков, которые были обусловлены отсутствием необходимой подготовки, а выдающиеся таланты руководителя были основаны на врожденных способностях и большом личном опыте. Но все же кто же это Совершенство? Мне кажется, что лучше всего подошел бы некий Симбиоз в следующей последовательности = инженер + информационщик + психолог + экономист. Инженер - потому, что должен разбираться в перипетиях любой отраслевой технологии, информационщик - поскольку только у них "до зубовного скрежета" обострена причинно-следственная логика мышления, психолог - понятное дело - не с гайками - с людьми надо иметь дело, а понимание выгоды (если мы в конечном итоге за деньги....) правильно только у экономистов. Участившиеся, в последнее время, назначения Финансовых директоров на Главную должность - мера больше свидетельствующая о безвыходности положения с кадрами у акционеров, чем о разумном решении. Умный Финансовый директор способен сосредоточить у себя в руках максимум объективной информации, чем и создает впечатление о собственной компетентности, но далеко не каждый из них способен на АКТИВНОЕ и РАЗУМНОЕ воздействие на многосложные процессы в организации.
  
   Как же я, нахал, на себя, да коллег своих напраслину возвожу.... Но я, правда, так думаю.
  
   Возвращаясь к управленческой практике, прежде всего, могу удостоверить то, что во всех отраслях (а я перепробовал банковское дело, машиностроение, химическую промышленность, металлургию и сельское хозяйство) используются, в явной или скрытой формах, схожие методы управления. И это свидетельствует о правоте высмеянного персонажа советского актера Ильинского из кинофильмов "Волга-Волга" и "Карнавальная ночь" о том, что настоящему управленцу все равно, чем управлять - балалаечной фабрикой или домом культуры.
   Если более-менее понятно с организационной структурой, попробуем усложнить задачу - пусть у нас будет компания с разнопродуктовыми производствами, да еще размещенными в разных регионах и вдобавок к такому несчастью и сбытовая сеть развернута в других регионами. Ничего страшного! Просто необходимо разработать и утвердить еще четыре структуры:
          -- Производства по продуктам;
          -- Производства по регионам;
          -- Сбыт по продуктам;
          -- Сбыт по регионам.
   Думаете, я с ума сошел - сейчас еще народу буду приглашать на работу? А вот и нет. Мы должны нарисовать эти структуры как спрятавшиеся грани нашего полиэдра, то есть - компании. А вот, чтобы избежать дублирования функций, конфликтов интересов и разрастания административного аппарата, необходимо найти должности, которые будут узлами сопряжения наших граней, а иначе - позиции совмещения должностей. Возникает некая сложность в виде двойного подчинения, но здесь есть замечательный выход - одна подчиненность должна быть административной, другая - функциональной. Перевожу - по административной вы можете уволить человека, по функциональной - лишь ходатайствовать о его несоответствии. Другими словами, первый вас обеспечивает, поскольку боится вас как своего начальника, второй вас также обеспечивает, потому что тоже опасается начальника, но уже своего. В этом случае возникает так называемая административно-матричная структура управления, которая больше служит неким графическим приемом для отображения многомерных моделей на плоском листе бумаги (Рис.3). Так если составить структуру в осях функционал - объект или функционал - регион, получиться чертовски занятная штука, а именно появится возможность определить стоимость функциональной услуги для другого функционала в целом или для его региональной или объектной части. И в случае превышения этой стоимости над рыночной ценой вы можете заменить собственную внутреннюю услугу на внешнюю, иначе заняться out-sourcing, а по-русски - внешней кооперацией. Но достоинство подобного рассмотрения не только в этом. Главным, на мой взгляд, является возможность развития компании с подобным "скелетом" внутри, как прирастая новыми "объектами", так и изменяя собственное естество, перенацеливаясь на совершенно отличные виды деятельности. Если существует выработанный механизм делегирования полномочий, что впрочем, соответствует определенному этапу начальной стагнации в компании, стратегическая власть в выродится в два направления: развития и контроллинга, поскольку остальной функционал будет передан на более низовые иерархические уровни. Заметьте, что полученное построение схоже на военное каре или немецкую "свинью" в баталиях прошедших веков. И это правильно, поскольку мы готовимся АТАКОВАТЬ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
      -- План. Стандарт.
  
   Какие же военные действия могут быть эффективными без детально прорисованного плана? О правилах написания бизнес-планов написаны горы пособий и среди них много толковых, потому не стоит подробно останавливаться на формировании этого обязательного для жизнедеятельности компании документа. Но хотелось бы подчеркнуть главное. Очень хочется нанять консультантов, которые "нарисуют", конечно, с вашим участием, искомый документ. И его смело можно будет отнести в банк, представить инвесторам, интересно, наверное, почитать перед сном. Но постарайтесь заставить себя опорные статьи, основополагающие цифры писать и считать собственноручно, чтобы план стал вашим кровным, чтобы отвернуть от него для вас было б оскорбительно и недостойно. К тому же если исполнить написанное в первых трех главах этой книги, то остальное - вопрос техники. К сожалению, очень многие считают, что эта красиво переплетенная и отпечатанная в дорогой типографии книжица или буклет - лишь антураж для игры в капитализацию. И я с этим полностью соглашусь...книга - да! Но не процесс ее написания, который является настоящим результатом работы над стратегией компании. Главное в нем - это создание идей, пестование их, выскабливание и шлифовка, взаимоувязывание многих сложных аспектов формирования предпринимательской модели. Именно эта технология в дальнейшем не только поможет вам обрести общий с рынком капитала язык, но и сделать вашу компанию более гибкой, устойчивой отношению к изменчивой внешней среде, подчас, возможно, враждебной. Способность создавать жизнеспособные бизнес-структуры, оснащенные механизмами быстрой перенастройки - стратегия компании-победителя, так же как и в борьбе за выживание в природе выигрывает тот, кто лучше и быстрее приспособился, а для этого надо владеть искусством не только составлять планы, но и изменять их в случае доказанной необходимости. В общем, пишите для себя, сам текст вам будет требоваться для работы нечасто, но поверьте, вы хорошо запомните основные позиции бизнес-плана, но как легко станет общаться с подчиненными....
   Несколько замечаний по деталям создания плана. Для более успешного и удобного процесса его формирования и самое главное - реализации, необходимо составить некий концепт предприятия, вводимый приказом и имеющий название "Стандарт компании". Это крайне полезный свод формулировок, образцов, общей информации, с помощью которых конфигурируется единое информационное поле компании. Эдакий тезаурус делового языка и принципов общения на фирме. Еще более уместное сравнение с Уставом войска, где написаны ("кровью", как говорится) основные правила поведения на войне. И отступить от его положений - заведомая глупость, влекущая за собой наказание. Создание этого Свода... разумно поручить подразделению информационных технологий, и только они же имеют право изменять что-либо в "Стандарте..." с одобрения высшего руководства и по мере осознанной надобности. Не вдаваясь в подробности, приведу вариант содержания этого документа:
  
        -- Общие принципы ведения стандарта.
        -- Кодификаторы:
          -- Юридических лиц.
          -- Основных средств;
          -- Материалов и комплектующих;
          -- Форм документов;
          -- Подразделений;
          -- Профессий и должностей;
          -- Статей дохода и расхода бюджета;
          -- Статей поступления и расходования денежных средств;
          -- План счетов бухгалтерского учета;
          -- Технологических операций.
        -- Организационная структура.
        -- Процедура формирований положений об организационных подразделениях.
        -- Процедура создания должностных инструкций.
        -- Процедура создания технологических инструкций.
        -- Тарифная политика оплаты труда и социальное обеспечение.
        -- Финансовая политика:
          -- Процедура формирования бюджетов.
          -- Учетная политика.
          -- Консолидация.
          -- Система контрольных индикаторов.
        -- Стандартные формы документооборота.
  
   Никогда не устаю сравнивать методологию управления компанией или государства с эксплуатацией автомобиля. По-моему, очень хорошая метафора, принципы которой легко усваиваются, поскольку понимание об устройстве авто есть, практически у каждого. Во-первых, любой отметил, что основные органы управления машиной находятся на одних и тех же местах, вне зависимости от марки и даже типа. Оцифровка шкал приборной доски, также становится понятной после пары минут внимательного рассматривания. И, согласитесь, если у вас есть опыт управления одной маркой, то вы легко сможете сразу поехать на любом автомобиле. С точки зрения менеджмента это означает достижения высокой степени стандартизации и унификации процедур управления системой. Так и для плана работы компании вы должны определить, относительно каких, принятых международным экономическим сообществом координат, станете работать. По каким общепринятым контрольным параметрам будете отслеживать успешность исполнения поставленных планов. Среди нескольких десятков различных индикаторов, построенных на общепринятых терминах финансового анализа, следует отобрать те, которые будут использоваться в вашей компании как часть ее финансовой политики и, кроме того, им следует дать свое толкование, поскольку в многочисленных источниках, посвященных анализу, существуют разночтения, даже по названиям показателей. Но главное не только отобрать, но и расположить их в некую иерархическую систему, которая будет основой контроллинга в компании. Чтобы лучше понять каким образом ее следует построить, вернемся к излюбленной автомобильной теме. Для управления машиной необходим самый минимум приборов, которые и располагают перед нами производители: спидометр, тахометр, датчик топлива и датчик температуры масла в двигателе и то, согласитесь, что чаще всего в движении мы смотрим на показания скорости. Остальное нам не нужно, если все идет нормально и мы укладываемся в запланированное время поездки. Но как только что-либо случается, нам следует знать причину сбоя, чтобы устранить ее и выполнить план передвижения своего драгоценного тела со чады и домочадцы. Чаще всего для этого требуется специалист в совокупности с мастерской, оснащенной профессиональным оборудованием, способным измерить сразу несколько десятков параметров работы сложного механизма и определить неисправность. И он ищет поломку согласно показаниям приборов объединенных по агрегатному принципу. Так кто сказал, что в компании можно избежать подобной логики? По моему глубочайшему убеждению, такая процедура поиска и устранения неисправности подходит для маленьких и больших фирм и абсолютно - в управлении государством. Например, для того, чтобы уменьшить инфляцию, Российское правительство оперирует ставками резервирования, учетными ставками Центрального Банка, курсом рубля к доллару. Казалось бы, все это действенные и проверенные в мировой практике меры регулирования денежной массы. Но в данном случае проблема в следующем - рост производительности труда значительно меньше роста его оплаты, но уменьшить предложение денег на рынке нельзя, поскольку необходимо стимулировать персональное потребление населения, а люди не хотят работать и зарабатывать. И средства для решения проблемы необходимы другие. В таком случае, регулирование инфляции вышеописанными методами более напоминает попытку поддать "газу" на двигатель с разрегулированной системой зажигания. Машина дернется, а потом, скорее всего, заглохнет. Но вся печаль состоит в том, что отрегулировать зажигание из кабины невозможно. Потребуется совсем другой инструментарий, приборы и, вообще, сначала нужно слезть с мягкого сиденья и залезть в грязный мотор. Поэтому иерархия индикаторов жизненно необходима, и каждый специалист должен заниматься своим делом, кто водит автомобили, а кто их ремонтирует, поскольку быть сведущим во всем - значит ни в чем не разбираться на практике. Что, собственно, часто и происходит....
   И последнее замечание к составлению бизнес-плана. При формировании расчетных моделей (финансовая часть) не следует увлекаться излишними подробностями и деталями, поскольку при долгосрочном прогнозе ошибка может значительно превышать величину этих деталей. Лучше всего финансово-экономическую главу делать в формате проекта, когда определяют срок окупаемости и валовую маржу. В дальнейшем, достаточно остановиться на расчете будущей доходности на одну акцию причем, желательно, в оптимальном коридоре, чтобы было заметно, что расчет производился для нескольких вариантов рисковых наборов. Замечательно, если получится рассчитать и стоимость акции на разных этапах жизни компании. Увенчанный несколькими вздыбленными графиками, план, в принципе будет готов.
  
      -- Прозрачность.
  
   Безусловно, термин не означает, что компания теряет право на свои секреты, но есть информация, открытость которой серьезно добавляет очки к оценке своей капитализации.
   Во-первых, это понятная структура капитала, то есть сведения о крупных собственниках и внятная схема владения дочерними предприятиями. Одна из самых болезненных страниц биографии компаний по степени своей доступности. Для сохранения личной безопасности, или из желания предвосхитить интерес налоговых служб к собственной персоне, или для того, чтобы не попадаться на глаза фирмам-рейнджерам, собственники компаний крайне неохотно выходят на "свет" рынка капиталов. Но обладание богатством, к сожалению, налагает и определенные, не всегда приятные обязанности, среди которых и бремя публичности, и необходимость предпринимать дорогостоящие меры для уменьшения вышеперечисленных рисков. Для заинтересованных участников рынка всегда существует возможность получить прямые или косвенные сведения о реальных собственниках. Однако, открытая информация говорит о силе компании и уверенности акционеров в своих возможностях противостоять превратностям судьбы и исполнять свои функции по владению, среди которых, конечно, имеет место и простое человеческое честолюбие, но и прямой вызов защищать свою собственность. Такой здоровый апломб, основанный на уверенности в будущем, безусловно, импонирует инвесторскому сообществу, которое славится своим боязливым отношением к off-shore зонам, уходу от уплаты налогов и схемам отмывки криминальных средств. Поэтому всеми силами следует убедить собственников создать прямую и понятную структуру капитала.
   Во-вторых, необходимо опубликовать сведения о высшем руководстве, желательно, просто краткие биографии и прямые доступные контактные номера рабочих телефонов, адресов и времени приема. Существование Интернета значительно облегчило выполнение этих задач, поскольку формирование и поддержка собственного сайта - уже по средствам достаточно небольшим фирмам, заботящимся о собственном имидже.
   В-третьих, хорошим тоном считается иметь историю компании, пусть она занимает только несколько лет. Безусловно, предприятия, возраст которых насчитывает десятки, а то и сотни лет, должны всецело использовать этот шанс для "патриотического" воспитания работников, организацией или восстановлением маленьких музеев, экспозиция которых может располагаться даже в приемной или кабинете Генерального директора. Трепетное отношение акционеров, руководства фирмы к истории ее создания и развития опять же свидетельствует о существовании непреходящих ценностей, моральных устоев коллектива, делающих организацию более устойчивой и, соответственно, более капитализированной.
   В-четвертых, если имеется какое-либо технологическое преимущество или по современному "know-how", то этим элементом нужно, всенепременно "козырять", хвастать без устали на всех углах и любыми способами, без раскрытия важных деталей, сведения о которых и составляют коммерческую тайну.
   В-пятых, безусловным плюсом будет также схематичное описание производственного процесса в совокупности с "пронизывающей" все это хозяйство системой контроля качества продукции или услуг, стоящей на страже интересов клиента. Если добавить в этот раздел и заботу об окружающей среде, пусть даже и не так много делается в этом направлении, то можно прибавить пару баллов в основание капитализации компании.
   И, наконец, в-шестых, одним из наиболее важных факторов прозрачности служит информация о финансово-хозяйственной деятельности. Обычно, здесь применяются самые различные варианты предоставления сведений. От полного отсутствия оных до скудной, но гордой демонстрации аудированных форм бухгалтерской отчетности. Безусловно, недостаточно и более того, производит просто раздражающее впечатление на аналитиков, у которых возникает ощущение, что в компании скрывают "что-либо" и это "что-либо" носит явно неприглядный характер. Думается мне, что самым правильным было бы формирование отчетов с кратким описанием всех основных составляющих хозяйственной жизни предприятий. Именно по ним формируются мнения инвесторов и аналитических контор. Потому и доступность информации о компании со стороны самой компании можно приравнять к определенному дружелюбию, что высоко цениться на рынке капитала. Разумно предоставлять следующие данные:
            -- Описание основных фондов.
            -- Максимальный объем товарного выпуска.
            -- Земельные отношения.
            -- Численность и возрастной состав работников.
            -- Средняя заработная плата.
            -- Наличие лицензий, разрешений и сертификатов.
            -- Описание основных внешних и внутренних факторов, повлиявших на состояние деятельности компании за отчетный период.
            -- Сравнение принятых плановых показателей с фактом за отчетный период с объяснением имеющихся отклонений.
            -- Аналитика динамики показателей за несколько периодов.
            -- Собственная интерпретация итогов работы за истекший период.
            -- Сообщения об имеющихся судебных тяжбах.
            -- Официальная бухгалтерская отчетность, выполненная, желательно, по международным стандартам.
            -- И все это прилично иметь в переводе на английский язык.
   И, наверное, самое необычное. Не старайтесь скрывать ваши проблемы. Это - признак слабости. Где-то вышли за плановые сроки или допустили брак или еще что-то. Недостатки существуют у всех и всегда. Просто правильно находить в себе силы приобретать опыт из проблем и делать правильные выводы, заключающиеся в корректировке первоначальных планов, а может в каких-либо кадровых изменениях, и выглядеть расчетливыми и мудрыми полководцами, а не трусливыми, набедокурившими пацанами.
  
      -- Консолидация.
  
   С одной стороны - это просто глава Стандарта компании, но с другой - это важнейшая составляющая ее тактических возможностей, часть механизма, с помощью которого громадные интернациональные, многотысячные коллективы выглядит как единое целое. Процесс объединения различных юридических лиц, производств, региональных представительств, входящих в компанию должен охватывать не только подготовку финансовых отчетов, но, главное - реальные бизнес-процессы. Формирование производственных планов, технологические схемы, действия по приему или сокращению персонала, размещение и характеристики складских мощностей, в общем, собственно говоря, - все аспекты жизни компании должны быть вовлечены в процесс.
   Кроме того, консолидация - это не просто арифметическая сумма составляющих частей компании. Результирующая стоимость, как правило, получается большей, нежели стоимости отдельных компонент. Этот эффект называют красивым словом "синергия". Увеличение цены результата наблюдаются благодаря двум группам явлений: линейным и, само собой, - нелинейным. Первая - является следствием достаточно очевидных и разумных процессов, как, например, увольнение нескольких Генеральных директоров и Главных бухгалтеров при консолидации нескольких предприятий, по крайней мере, лишние должности сильно теряют в весе, то есть в зарплате, низлагаясь до либо исполнительного директора, или, вообще, - производственного. Группа нелинейных явлений предполагает получение эффекта большего, чем при арифметических упражнениях с управленческими накладными расходами. Она предполагает качественные изменения в использовании технологических преимуществ консолидируемых сторон, например, более полной и равномерной загрузке производственных мощностей, расшивке "узких" мест. Это касается и возможностей применения производственной кооперации, если подобный шаг имеет смысл, и уж обязательно применения новых логистических схем при закупках, складировании или поддержке сбыта. Кроме того, явное преимущество возникает при согласованных действиях разных подразделений компании на рынке, в случае проведения акций продвижения своих товаров или услуг. А также для воздействия на не слишком обязательного партнера. Можно долго придумывать различного рода возможные преференции от консолидации компании, но главное - следует быть абсолютно уверенным, что положительный эффект обязательно будет достигнут, а его величина зависит лишь от глубины и степени проведенного процесса.
   Сама консолидационная процедура начинается с принятых документов о структуре капитала, то есть о схеме владения акционерами юридическими лицами и организационной иерархии, то есть о схеме руководства, и об обеих речь уже была выше. Причем, необходимо перед этим этапам произвести оценку основных средств и бизнеса отдельных юридических лиц, чтобы при формировании суммарной стоимости, объекты владением более 50% подвергались бы полной консолидации, а с меньшей долей - включались бы в консолидационные отчеты лишь по стоимости проведенной оценки. Это правила консолидации, которые описаны как в российских стандартах бухгалтерского учета, так и в международных, с небольшими отклонениями. Но бухгалтерское объединение, к сожалению, недостаточно для того, чотбы добиться максимальных синергических эффектов. Если вспомнить пример о сборке многогранника или кристалла, где каждая грань - это ракурс жизни компании, то консолидация, примерно, и представляет собой процесс ревизии отдельных элементов, их очистки, замены или модернизации, изготовления сочленений, сборки, тестирования и сдачу в эксплуатацию. Причем сдавать разумно по частям, этапам, чтобы сделать процесс необратимым. В результате, должен получиться целостный объект, или, по крайней мере, - впечатление о его целостности. Когда убеждаешься, что капитальные и организационные структуры сочленены корректно, мой совет - запустить процесс тотального бюджетирования компании. Конечно, это один из ракурсов консолидационного процесса, но его дотошное и детальное исполнение позволит получить объединение и остальных граней нашего кристалла. Так, например, чтобы получить простейшую строку "Командировочные расходы", необходимо стандартизировать приказы на возмещение командировочных расходов, а, следовательно, определить нормативы расходов, каким должностям, что позволено, допустим проезд каким транспортом, и, естественно, функционально близкие должности следует и назвать одинаково, и кодифицировать соответственно. Это следует выполнить для всех юридических лиц, входящих в компанию или для всех региональных подразделений. Произвести консолидацию, скажем, "Доходов от продаж", не создав распределение по продуктам, по рынкам, по типам клиентов, по типам оплаты, по типам отгрузки и так далее, значит обречь всю работу по созданию эффективной системы управления на провал. На мой взгляд, самым лучшим тестом на готовность компании и, главное, ее высшего руководства к переменам и к переходу на уровень большой капитализации, это - внедрение автоматизированной системы управления компанией, на языке оригинала - ERP (Enterprise Resources Planning)- системы. Если у компании не получается успешное внедрение всех модулей этого программного обеспечения, следует обвинить в неудаче только высших руководителей, поскольку они не смогли объяснить "тупой" машине как же они управляют вверенными им активами. Правда следует признаться, что это способ достаточно затратный, поскольку ERP-системы достаточно дороги и громоздки. Но в любом случае, станет ли автоматизировать процесс управления компания или нет, все вышеперечисленные действия должны быть исполнены на бумажных носителях и внедрены в документооборот для получения необходимого эффекта. Сама же автоматизация управления - элемент системы контроллинга, который делает его значительно более действенным, о чем пойдет речь в соответствующей главе, ниже.
  
  
      -- Технологическое совершенствование.
  
   Прогресс - слово, которое завораживает инвестора, заставляя его терять голову и вкладывать деньги в предприятия, которые не только занимаются разработкой и внедрением новых технологий, машин и механизмов, но и только пропагандируют это направление своей деятельности. Причина интереса капитала вливаться в бизнес передовых технологий проста - более высокая прибыль, основанная на эффективных процессах производства, низких удельных затратах, а также выпуске новых продуктов. Есть только одна опасность. Очень часто, в практике моей работы на российских предприятиях, прогресс ассоциировался с простой заменой изношенного оборудования на новое, но с такой же или чуть более высокой производительностью. В лучшем случае, технологическое обновление во многих компаниях повторяет шаги более предприимчивых конкурентов. Я не хочу сказать, что это всегда плохо. Просто необходимо иметь в виду, что почти все аналитики инвесторов или контроллеры кредиторов за последние годы стали достаточно образованными людьми и уже не падают ниц от увиденного сложного процесса или механизма. Прогресс на производстве - безусловно, важнейшая часть стратегии компании и должна соответствовать и финансовым возможностям и рыночным реалиям. Но привычка выдавать купленную second-hand технику за последние научные разработки может зачеркнуть все усилия высшего руководства по формированию высокой капитализации своего детища. Наоборот, экономия, при использовании на первых этапах инноваций, машин и механизмов, бывших в употреблении, если это делается сознательно и с разумным расчетом, только приветствуется. Но, если ситуация на рынке и фантазии, а лучше сказать, предвидение стратегов компании совпали и есть средства, достаточные для быстрого, минимум раз в три года, обновления технологического парка - без сомнений - вперед, в погоню за прогрессом. Хотя я был свидетелем, как в одной компании, при появлении технических новинок, парк машин, купленных год назад был обновлен, дабы сохранить возможность быть первыми в своем деле.
   Нельзя забывать о комплексном подходе при осуществлении технологического обновления, то есть вся производственно-логистическая цепочка плюс обеспечивающая инфраструктура должны быть полностью обревизованы на вероятность возникновения "узких мест". В другом случае инвестиции могут потерять, если не всю, то значительную часть своей эффективности. И, конечно, нельзя путать реновации с рационализаторством, особенно в нынешнем "социалистическом" понимании этого застойного явления. Когда-то слышал хорошую фразу, что рационализаторство простых сотрудников и рабочих советских предприятий погубило социализм. В те времена подобное "творчество масс" носило в себе элемент заигрывания с пролетариатом, дабы включить его в процесс достижения прогресса. На деле получилось полная профанация, поскольку в таком виде приводила к перекосам в производствах, а чаще вырождалась в легкую возможность получить лишнюю десятку рублей к зарплате за абсолютно бесполезную "рацуху". В современных условиях, я полагаю, вред от рационализаторств сохраняется в силу невысокого профессионального уровня не только рабочего персонала предприятий, но и инженерного состава. Посему пример японских производителей, которые всячески поддерживают и поощряют вовлечение рядовых сотрудников в процесс реноваций, не может быть для России актуальным.
   Возвращаясь к теме технологических преференций, которые дают применение уникальных приемов, что, называется опять же более емко "know-how", и не требующие модернизации, должны быть пестованы и сохранены в неприкосновенности. Технологическая тайна, о которой известно всем, но никто не может повторить аналогичное производство, увеличивает капитализацию компании, владеющей секретом, многократно.
   Но, безусловно, если технология должна быть основана на ручном труде и это подчеркивает особую стать компании, которая все делает человеческими руками с минимальным участием механизмов, лишь бы угодить клиенту, то это тоже козырь, который необходимо преподносить соответствующим образом, то есть - с гордостью. Многие фирмы в производстве используют технологии производства, которым десятки и даже сотни лет и справедливо подчеркивают этот факт. Однако, есть лишь два недостатка в использовании старых технологий: объемы производства подобной продукции не могут быть высокими, а ее себестоимость - низкой, в сравнении с серийной продукцией, выпускаемой на автоматизированных комплексах.
   В итоге этой короткой и, мне кажется, простой главы, важно понять единственное - технологическое развитие компании может быть любым, то есть базироваться на современных методах производства или на кустарных, лишь бы они имели уникальные, характерные элементы, подчеркивающие индивидуальность фирмы, ее выгодное отличие от возможностей конкурентов.
  
      -- Качество.
  
   Казалось бы простая и легкая проблема. Везде существуют разнотипные ОТК (отделы контроля качества) продукции, которые озабочены, чтобы продукция компании удовлетворяла своих клиентов по этому важному свойству товара. И более того, пишут внушительные "талмуды" Стандартов систем качества, приглашают специализированные западные организации и получают (будем откровеннее - покупают) сертификаты качества продукции. Так возникают гордые, обрамленные рамочками таблички, висящие обычно в кабинетах руководства предприятиями, и свидетельствующие об удовлетворении требований какого-либо ISO (западные стандарты систем качества). Копии приказов администрации о введении и соблюдении, размещенных в производственных помещениях на видных местах. На самом деле, конечно, все это лишь видимость существования системы качества. Я никогда не верил в ее существовании на предприятиях, где грязь под станками, где оснастка и инструмент лежат без учета под ногами, где работники одеты в замызганные комбинезоны или проще в фуфайки и ватники, где плохие дороги и замасленные или разбитые окна.
   Система качества компании не является обязательной потребительской характеристикой товара, но она обеспечивает весь комплекс необходимых мероприятий для того, чтобы продукция была качественной, более того, она противодействовать, не допускать возникновение брака на всех этапах технологических переделов. Поэтому определить систему обеспечения качества следует так:
   Это - комплекс обязательных процедур по обеспечению надлежащего исполнения технологических мероприятий при производстве продукции. Именно так, не меньше, а посему сюда могут быть включены самые различные процессы, прямо или косвенно связанные с решением этой проблемы. Причем это, подчас простые действия, достаточно очевидные и носящие рутинный характер. Но они должны выполняться несмотря ни на что.
   С чего же требуется начать? Я всегда предлагаю кардинальные шаги по изменению ситуации и обязательно - с самого верха организационной иерархии. На одном предприятии я ввел структуру Управления качества и стандартизации, переименовав Технологическое управление. Этим самым подчеркивалось, что именно это подразделение отвечает за весь комплекс проблем по достижению нужного результата в создании системы качества. Безусловно, лишь сменой названия реформа не закончилась. Были проведены многочисленные переподчинения с целью концентрации всех функционалов под властью директора нового подразделения, усилены его властные полномочия и пересмотрены горизонтальные отношения с соседними иерархиями. Но далеко не только. Для полного решения задачи требуется:
        -- реформирование документооборота,
        -- решения вопросов связанных с экологией
        -- и охраной труда,
        -- средствами и методами лабораторных измерений (если требуется),
        -- мотивация от параметров качества рабочего персонала (система оплаты труда),
        -- совершенствование технологии,
        -- контроль технологической дисциплины,
        -- реформирование систем учета основного и вспомогательного оборудования,
        -- то же с оснасткой и инструментом,
        -- проведения ремонтных и регламентных работ,
        -- порядок эксплуатации оборудования,
        -- обеспечение основного производства энергоносителями.
  
   И, скорее всего, этот перечень не совсем полон, поскольку все зависит от конкретного производственного процесса.
   Кроме того в этом же подразделении происходит выработка, хранение и контроль над исполнением стандартов компании и никто не вправе вносить изменения в этот своеобразный устав, о чем я уже говорил выше. Самым сложным оказывается не написание основополагающих систему качества документов, а внедрение этих процедур в текущую жизнь компании. Очень часто на практике "хочется-получается" решить какой-либо вопрос, относящийся к системной области, неформально, ну чтобы побыстрей, ну чтобы получше. Так вот, все подобные случаи должны выявляться и выжигаться "огнем и мечом". Подобные административные отступления по своему вреду должны быть приравнены к нарушениям технологической дисциплины с последующими видами наказаний, вплоть до увольнения по профессиональной непригодности.
   Нарушения Конституции в государственном устройстве или Устава в армии караются наиболее строго, поскольку вызывают наиболее масштабные и разрушительные последствия. Для компании все то же самое и потому расплата за эти деяния должна быть соответствующей. Тем более, я считаю, более эффективного способа внедрения системы качества предприятия просто не существует.
   Реальное, а не фантомное существование системы обеспечения качества в компании является частью всей системы управления и, безусловно, делает значительный вклад в повышение капитализации.
  
  
  
  
  
  
  
      -- Контроллинг.
  
   Об этой штуке уже написан целый ворох всяких книг и пособий, обычно заграничного или прозаграничного (в смысле когда наши теоретики делают эссе на базе западной литературы) покроя. Поскольку опыта работы с этим хозяйством в России нет, я, по крайней мере, не встречал и даже не слышал, чтобы где-то кто-нибудь осмелился сделать ставку на эту модель управления, и у него получилось. И жаль, что контроллинг, надеюсь - пока, не получил широкого и полновесного распространения в российских компаниях. А потому позволю себе выдать собственные рассуждения на эту тему, поскольку небольшой, но все же опыт в этом направлении имеется.
   Часто у руководителей компаний складывается абсолютно неверное мнение о том, что контроллинг - это то же что и контроль. И потому, появляются различные контролирующие подразделения, укомплектованные все больше сотрудниками собственной безопасности, в задачу которых входят бесконечные проверки и облавы на подозреваемых, а последние, как правило, все, кто не работает в отделах контроля. Подобный подход чреват лишь забюрокрачиванием организации, насаждением атмосферы унизительной подозрительности и соглядатайства в компании. К тому же, если говорить честно, - совершенно неэффективно.
   Контроллинг - это не люди и не подразделения, оснащенные видеокамерами и кодовыми замками, а опять же система взаимоувязанных процедур по формированию, внесению и доведения всей необходимой информации до сведения принимающих решение. Это определение очень напоминает аксиому предыдущей главы и я, вообще, хотел писать о системе качества и контроллинге вместе, но слишком важным показалась необходимость сделать акцент на каждом элементе управления порознь. На самом деле, в систему управления компанией входит система контроллинга, а система качества - в последнюю и получается нечто напоминающее "матрешку". Представим информационное поле компании в виде некой желеобразной субстанции, в которую погружены работники, оборудование, материалы другие материальные и нематериальные объекты (та же информация, например), и эта субстанция способна однозначно "записывать", запоминать действия внедренных объектов и их локальное положение, изменяя свою структуру. В свою очередь упорядоченные действия объектов, то есть те которые предусмотрены системой порождают спокойное зеленоватое свечение субстанции, а непроцедурные, внесистемные движения сразу блокируются и субстанция "узнает" имя объекта, причину, время и местоположение нарушения, после чего происходит восстановление правильного, то есть разрешенного процесса и выяснение причин сбоя для недопущения оного впредь. Самое главное необходимо понять, что контроллинг - это, именно, системная невозможность совершить нарушение или серьезную ошибку. Простой пример - нельзя заставить станок работать, если не включить питание. И любая процедура должна быть разбита на подобные операции с однозначно последовательными интерфейсами, то есть взаимными связями.
   И напоследок, коснусь, вероятно, наиболее интересного вопроса: Для кого же тогда существует подобная система? Кто находится на вершине пирамиды контроллинга?
   Безусловно, первое лицо компании, если она небольшая и у него находится время для оперативного мониторинга производственно-коммерческой деятельности. Но для больших структур это просто невозможно, поэтому я бы предложил нескольких (в зависимости от величины предприятия) высших чиновников, которых я назвал бы супервайзерами (не могу подобрать русский эквивалент). Их функции - постоянный мониторинг и оперативное вмешательство в ход любого процесса в компании. Кроме того, именно они являются главным индикатором настройки всей системы контроллинга, поскольку выступают в роли верховных потребителей и распорядителей системной информации. В связи с этим требуется разобрать достаточно распространенное заблуждение в управленческих структурах о том, что супервайзерские функции выполняют финансовые службы компаний. Для того чтобы ответить на этот вопрос, позволю подробнее остановиться на сущности и месте финансового подразделения в жизни фирмы, поскольку большую часть из своей профессиональной карьеры создавал и возглавлял подобные структуры.
   Для меня, как для любого приличного системщика-капитализатора (как я придумал название?) процесс получения и обработки информации красив и логичен, если замкнут. Так и в работе с финансовыми данными, мы сначала формируем план-бюджет, утвержденный план передается на исполнение в приход-расход средств в различных агрегатных состояниях, затем полуфабрикат уходит на фиксацию финансового результата и кадр общего состояния нашего хозяйства: сколько у нас есть, сколько нам должны и сколько заняли мы, выраженного в денежном эквиваленте и далее - все это замыкается анализом сравнения плана с фактом. Потому и Финансовая служба на определенном этапе своего развития состоит из трех блоков: Бюджетного, Казначейского и Бухгалтерии. На сегодня, в той или иной степени, в других обозначениях - это наиболее распространенная структура Финансовых служб большинства компаний не только в России, но и в мире.
   Но так было, безусловно, не всегда. Если "откатится" всего на десяток лет назад, мы попадем во времена переходного периода от социалистического периода экономики государства к последующему, название которому - пограничный, и который до сих пор не везде изжит.
   При социализме план, нормы и показатели спускались "сверху" от собственника, то есть - от государства в лице Госплана СССР. Поэтому "тогдашние" планово-экономические отделы предприятий были достаточно ущербными в смысле собственной самостоятельности и постоянно пребывали в состоянии "неуверенности". Собственных бюджетов предприятий на начало второй половины 90-х годов ХХ-века у большинства производственных компаний в России не было. Бухгалтерский контингент, безусловно, наличествовал, но его присутствие как было при социализме, так и оставалось долго после, приносило больше пользы налоговым органам и подразделениям государственной статистики, нежели родной компании. Данные бухгалтерского учета, как правило, были устаревшими и подвергались серьезным искажениям, чтобы минимизировать налоговые платежи во времена острой нехватки денежных средств той эпохи. Поэтому всей правды о состоянии предприятия не знал в ту пору никто, но частично текущая информация имелась у финансовых отделов, происходивших чаще всего из социалистических подразделений оформления товарных заказов. Они обладали "управленческой", то есть не доведенной до сведения бухгалтерии информацией о поступлении средств, состоянии расчетов, планах расходов и так далее, что позволяло уверенно контролировать многие вопросы жизни компании. Но время шло, и планово-экономические отделы стали формировать бюджеты и контролировать затраты, финансовые - превратились в казначейства и стали отвечать за текущую и общую ликвидность, а бухгалтерия стала отражать фактическое состояние хозяйственной деятельности и показывать реалии для руководства предприятия прежде, чем для внешних контрольных органов. В такой конфигурации финансовая служба стала мощным аккумулятором информации о реальном состоянии дел в организации и наиболее приближенным подразделением к руководству компании. Кроме того, постоянно формируя общепринятую систему индикаторов и фактически отвечая за адекватность и объективность перевода производственных показателей на экономические, финансовые структуры стали одним из основных подразделений, притворно подменяющих своей деятельностью наличие "контроллинга" в компании. При появлении современных ERP - систем управления предприятиями, о которых уже упоминалось выше, финансовые подразделения "обречены" на перерождение. Поскольку такие системы берут на себя роль информационной среды с элементами индикации неполадок и достаточно серьезной аналитики о текущем состоянии дел в компании, причем формирование разнотипных отчетов, в том числе и официальных, становится "однокнопочной" проблемой, финансовая служба в сегодняшнем своем виде будет вынуждена исчезнуть, делегировав большую часть своего функционала на уровень линейных, исполнительно-производственных подразделений. Более важная задача, заключающаяся в общей настройке "контроллинговой" системы, определении приоритетов, иерархии индикаторов, экономико-технологических нормативов должна перейти на уровень упомянутых "супервайзеров".
   Это более детальное препарирование было проведено, чтобы еще раз подчеркнуть важнейшее отличие действующей системы от исполняющего функцию подразделения, что коренным образом отличает "контроллинг" от контроля и контролеров.
  
      -- Формирование "команды".
  
   Возвращаясь к военной терминологии, наличие полководца и его штаба, фактор в капитализации компании, возможно, самый главный, поскольку, если не существует "команды" всего остального не может быть. Поскольку только талантливый человек может сплотить вокруг себя одаренных сторонников, плебеи ему - ни к чему, и только коллектив одержимых единомышленников может создать организацию, деятельность которой будет выгодно отличаться от тысяч ей подобных и привлечет внимание рядового потребителя, инвестора. А это лишние драгоценные баллы в копилку капитализации компании, которые отразятся или на стоимости ее акций, а может на коэффициенте дисконтирования ее обязательств, и еще на стоимости внешнего финансирования - все увеличит потенциал машины зарабатывания денег и в объемах прибыли и в стабильности ее получения.
   Стоит еще раз остановиться на личности предводителя, полководца, Генерального директора или, как модно в последнее время, - CEO (Chief Executive Officer). На пути своей извилистой карьеры я работал с не одним десятков "генералов", видел результаты деятельности еще дюжины "первых лиц" и читал о многих. Потому смогу дать описательный портрет идеального директора компании.
   Возраст - 40-55 лет, до 40 лет достойные экземпляры встречаются редко, потому что вряд ли серьезный профессиональный и житейский опыт приходит раньше этого возраста одновременно, и 55-60 лет - временной порог для мужчины опасный в силу атрофии творчества, когда все решения делаются на основании одного лишь опыта, что исключает возможность экспромта и "прорывов по наитию".
   Обязательно - мужчина, и не потому, что я предубежден к женщинам-профессиональным менеджерам, хотя ... Конечно, я предубежден к ним, поскольку все это похоже на гермафродитизм или расстройство психики, ну уж точно - следствие неустроенной личной жизни, да простите меня за сравнение редкие достойные дамы.
   Образование должно быть обязательно инженерное и экономическое, причем, именно в такой последовательности, ибо первое дает прививку к правильному пониманию физики устройства любого процесса, то есть причинно-следственных связей в природе, в том числе и в предпринимательстве. А второе - позволяет перевести производственные процессы, технологические и коммерческие понятия на универсальный для всех цивилизаций язык экономики и с помощью ее систематики определять положение своего бизнеса относительно других.
   Безусловно, личность руководителя должна быть харизматичной, чтобы профессиональные знания были подкреплены способностью "заражать" других людей своими идеями и внушать им уважение не по должности в организации, а по манере поведения в коллективе, что сразу выделяет вожака из всей стаи.
   Как я уже отмечал, руководитель должен быть профессиональным по управленческому образованию или по врожденным способностям на худой конец, а не руководителем-производственником. Поскольку понимать в испорченном оборудовании и в испорченных людях - категорически разные вещи. Будучи сам инженером и экономистом, могу с позиции своего профессионального опыта свидетельствовать, что если руководитель - производственник - получается хорошее производство, а если - экономист - с планированием и отчетностью все прекрасно. Вот только хороший бизнес получается далеко не всегда. Потому что, не преподавалась им психология в коллективах, маркетинг - скорее всего, - экспресс курсы, о рекламе - и говорить не приходится, а информационные технологии, мотивация персонала, основы документооборота, искусство переговоров.... И многое еще чего. Одно время у меня создалось впечатление, что настоящий Генеральный директор - эдакий энциклопедист из телевизионных викторин. Но вот незадача - такие ребята не слишком успешны в предпринимательстве.
   Какие-либо курсы к искомому образованию в России, похоже, отсутствуют, а на Западе - неплохо подходят обычные MBA (Master Business Administration) (важная оговорка - лучше американские). Несмотря на свою кажущуюся банальность (все же этот курс служит для ликвидации управленческой безграмотности в странах третьего мира) в нем есть много полезного, если его преподают надлежаще. Но и MBA - не являются панацеей, потому многое зависит от конкретной личности и профессионального опыта. Не так давно я пришел к выводу, что идеальный руководитель работает как процессор персонального компьютера, то есть не запоминает саму информацию - он знает адрес, где она хранится и адрес, где она нужна, потому главная задача - организовать правильный и быстрейший внутренний и внешний обмен информацией в компании. Подумайте! По-моему неплохое сравнение.
   Теперь о коллективе, то есть о боевом штабе организации, который, собственно, и ответственен за проводимые реформы и темпы роста капитализации компании. Во-первых, будем считать условие того, что все высшие руководители - люди талантливые, коли главный управленец - фигура незаурядная. Кстати, это правило работает железно - талант не может работать с "серостью", он подыскивает себе единомышленников "чтобы интересно было". И наоборот, коллектив "мышей" будет всячески выживать случайно попавшую яркую личность, именно потому, что она отличается от среднего однообразия, в невыгодную для последнего сторону. Думается, что многие были свидетелями этого явления, имевшего, между прочим, особое распространение в эпоху развитого социализма. Но условие в нашей компании выполнено и можно надеется, что цепная реакция ярких людей пронзит всю организационную иерархию до самого низшего звена. Безусловно, не следует думать, что это будет идеальный коллектив, которому по силам любая задача, но средний уровень профессионализма и неравнодушия в фирме будет точно выше, чем у конкурентов, не озаботившихся такой проблемой своевременно. Во-вторых, важно помнить, что с талантливыми людьми гораздо труднее работать, поскольку ген чинопочитания и лести у них отсутствует по причине того, что они не боятся потерять работу. Они мнительны и самоуверенны, независимы и недоверчивы, подчас совсем несимпатичны. Компоновать из них команду очень сложно и требуется особый такт, чтобы добиться объединения. Этому должно способствовать следующее обстоятельство или, если хотите, прием. Это - в-третьих, управленцы высокого ранга, являющиеся еще и профессионалами, люди очень любопытные, которые всегда обращают внимание на то, что происходит в смежных подразделениях, особенно когда общий результат работы зависит от слаженных действий всех руководителей. Потому разумно посвящать штаб в общие цели организации, чтобы мельчайшие детали они продумали сами и сделали бы это лучше, нежели через главного координатора. Контролировать профессионала можно, только осторожно, поскольку качество и своевременность своих служебных обязанностей входит в неписанный кодекс чести. В этом кроется еще один залог успеха: талант всегда ставит профессиональное выше личного, когда необходимо добиться общей цели.
   Теперь о мотивации.
   При определении стратегии высшего руководства компании в этом вопросе - главное - соблюсти правильное акцентирование на мотивационных рычагах. Прежде всего, для профессионалов - интересная задача и определенная степень доверия к нему в рамках достижения этой цели. Достаточно распространенная ситуация, когда акционер или высший руководитель грубо вмешивается в зону ответственности подчиненного с целью "порулить". Как правило, подобное вторжение расценивается как самое болезненное нарушение прав менеджера, разрушение его авторитета и уничтожение мотивационных порывов в работе. Еще раз повторюсь - интерес и ответственность - основная мотивация. Только следствием масштабов этой ответственности должен быть уровень материального вознаграждения управленца. Этот же фактор порождает и другие части пакетного вознаграждения. Например, перевозка важных документов должна осуществляться транспортом соответствующим этой важности, то есть в независимости от ранга гонца (хоть чартерным самолетом). Или, поездку делегации компании на ответственные переговоры следует организовать в однотипных условиях (например, всем - в бизнес-классе), опять же, несмотря на разницу в должностях. Это позволит за короткое время "спаять" рабочую группу, лишний раз пообщаться и сверить позиции и воодушевить рядовых специалистов-переговорщиков для наилучшего исполнения своих задач. И, вообще, на мой взгляд, управление людьми - это достаточно простая, в первом приближении, последовательность: доверие - внушение ответственности - контроль исполнения - большее доверие - большая ответственность - и так далее, если человек соответствует такому росту. Что касается материального вознаграждения, то мир не придумал ничего лучше для управленцев высшего звена, как разбить их заработную плату на три части: фиксированный оклад + годовая премия как процент от прибыли компании (иногда - от дивидендной части прибыли) + премия за определенный период, которая выражает часть капитализации компании (обычно, выплачивается в виде опциона на акции самой компании). В том или ином варианте, со всеми составляющими или исключая какие-либо эта схема используется очень часто. В постоянную часть могут быть добавлены страховки (медицинские и пенсионные), плата за мобильный телефон, служебный автомобиль, льготный кредит и другие излишества.
   Несмотря на создание творческой атмосферы в рабочем коллективе, поддержание дисциплины просто необходимое условие, чтобы искомая команда не превратилась бы в шайку плохоуправляемых, нервных, сверхамбициозных личностей, главное для которых - удовлетворение собственного его, а не достижение целей компании. Установление присутственных часов и дней недели, распорядок рабочего дня, обеденное время и перерывы, необходимость формировать командировочные задания и писать отчеты об их выполнении, отмечаться в журналах местных командировок - это элементы обязательной дисциплины, которая существует не просто ради самого порядка, но для вырабатывания у сотрудников чувства ответственности, умения подчиняться и подчинять, контролировать и находится под контролем.
   Стоит особо остановиться на исполнительской дисциплине чиновников компании. Это, прежде всего, касается работы с посетителями, ответов на официальные и, в некоторых случаях, неофициальные запросы о различных сторонах деятельности фирмы. Аккуратность и точность в предоставлении информации, выдерживание временных рамок в проведение приемных процессов, не говоря уже о простейшем человеческом радушии и гостеприимстве - очень серьезные имиджевые кирпичики в стройном здании капитализации компании. Конечно, основная работа, по формированию вышеописанных процессов принадлежит вышколенной административной группе, секретарям, канцелярии, охранным структурам и даже уборщикам с буфетным персоналом. Спокойное, уважительное и внимательное отношение к сторонним посетителям обязательно отразиться на их благожелательном настроении и расположении к ответственным сотрудникам компании при проведении важных или текущих переговоров, а это и есть возможность удовлетворить моральные чаяния клиента, что является основой всякого цивилизованного бизнеса.
  
      -- Индикаторы деятельности компании. Иерархия. Динамика.
  
   Нарочно избегая возможности поглумиться над опытом многих российских и не только, компаний в деле выстраивания показателей их жизнедеятельности, хотел бы сразу перейти к резюме того, что видел лучшего и считаю наиболее логичным и понятным для инвестора или просто стороннего, но профессионального наблюдателя за развитием экономических единиц, коими и являются различного рода предпринимательства.
   Честно говоря, нигде не видел утвержденной структуры параметров, по которым судят об успешности бизнеса на различных этапах его существования, а тем более распределенные по зонам ответственности и управленческим уровням. Безусловно, как и остальные элементы жизни компании, все определяет принятая акционерами стратегия. И систему верховных параметров - тоже. Это может быть и пресловутая прибыльность в различных ипостасях, а может, и объем продаж, а, возможно, - оборачиваемость или рост чистых активов. Но могут применяться и технологические показатели, например, выполнение инвестиционной программы какого-либо проекта в процентах от плана. В общем, фантазия не ограничена имеющимся разнообразием индикаторов. Главное, чтобы они точно отражали стратегическую мысль компании, были информативны, понятны и объективны. Но без разработанной иерархии, подача информации превращается в унылое бормотание финансиста-бухгалтера с занудным перечислением быстро пресыщающих цифр, которые через пять минут доклада или чтения отчета уже не воспринимаются даже подготовленным наблюдателем. Поэтому вопрос о систематизации такой работы кажется крайне уместным, поскольку отражает степень открытости компании.
   Для наглядности, считаю уместным вернуться опять к аналогии компании с использованием автомобильного транспорта, как наиболее распространенного и понятного хобби в среде своих коллег-управленцев. Если наша цель при совершении поездки на автомобиле - достичь пункта "Б", то вряд ли рядовой водитель смотрит на другие приборы, кроме спидометра, если скоростной режим ограничен, но если в пункт назначения необходимо приехать в строго определенное время понадобятся и часы, а если это далеко, то и за расходом топлива глядеть надо. Но самое интересное другое. Процесс управления автомобилем с двигателем внутреннего сгорания достаточно сложен в совпадении и взаимодействии друг с другом множества жизненно важных факторов и, если проводить параллель с компанией, то на приборной доске следовало бы поместить и химический состав топлива и выхлопных газов, давление и температуру смеси в каждом из цилиндров да еще на всех циклах, давление в шинах, сцепление с дорогой, параметры работы свечей и всех лампочек, генератора и тормозных колодок.... Издеваться над продолжением можно долго. Понятно, что все приборы невозможно вынести на панель управления, да и делать это бессмысленно. Вести автомобиль будет архисложно. Так почему же управление компанией, где сочетаются различные процессы взаимодействия личностей, коллективов, наций, этносов, цивилизаций и государств считается более легким делом? Вероятно потому, что последствия ошибок менее летальны для людей в сиюминутном периоде времени. Но кто измерит потери от кризиса 30-х годов в США или от дефолта конца 90-х в России. И разве мало людей погибло в результате бездумных действий руководителей компаний и самого государства, которое легко можно рассматривать как большую глобальную компанию?
   Принцип построения иерархии управленческих индикаторов в бизнесе имеет ту же логику, что в управлении сложным механизмом - максимальное количество бизнес-операций следует автоматизировать. Для этого в современной системотехнике и появился контроллинг, о чем говорилось выше, и различного рода и качества системы управления производством (АСУТП - Автоматическая Система Управления Технологическим Процессом) и, также упомянутые ERP-системы, которые могут быть сопряжены с технологическими сетями, образуя общее информационное поле, наподобие нервной системы человеческого организма. Для воплощения подобного изощренного, дорогостоящего, но, единственно, правильного подхода необходимо формализовать иерархию показателей деятельности компании, прежде всего по принципу: индикаторы, автоматически контролируемые и контролируемые супервайзером, то есть человеком. К первым относятся большинство технологических параметров, например, при сбое в основной энергетической сети должна автоматически включаться запасная. Хотя можно параметризовать и логистические показатели, скажем уровень остатков материалов или сырья на складе или в производстве, который следует также автоматически пополнить.
   Если задаться целью построить иерархическую пирамиду подобных индикаторов, то, безусловно, она должна обладать структурой дедуктивных умозаключений, иначе, быть взаимосвязанной с соседними по уровню показателями и обусловлена параметрами нижнего уровня, причем однозначно. Чтобы не быть голословным нарисуем, конечно, в общих чертах, пример части подобной схемы:
  
  
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

0

1

   Абсолютный размер прибыли
   Плановый размер прибыли

0

2

   Объем продаж в физических единицах
   Плановый объем продаж в физических единицах

0

3

   Объем продаж в денежных единицах
   Плановый объем продаж в денежных единицах

0

4

   Средняя цена продаж
   Плановая средняя цена продаж

0

5

   Рентабельность
   Плановая рентабельность

0

6

   Полная себестоимость продаж
   Плановая полная себестоимость продаж

0

7

   Средняя себестоимость
   Плановая средняя себестоимость
  
  
  
  
   Структура Параметра "Объем продаж в физических единицах" 02
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

1

1

   Продажи по регионам
   Плановые продажи по регионам

1

2

   Продажи по продуктам
   Плановые продажи по продуктам

1

3

   Продажи по клиентам
   Плановые продажи по клиентам
  
  
   Структура Параметра "Продажи по регионам" 0211
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

2

1

   Продажи по региону 1
   Плановые продажи по региону 1

2

2

   Продажи по региону 2
   Плановые продажи по региону 2

2

3

   Продажи по региону 3
   Плановые продажи по региону 3
  
   Для закрепления еще:
  
   Структура Параметра "Полная себестоимость продаж" 06
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

1

1

   Полные производственные затраты в себестоимости продаж
   Плановые полные производственные затраты в себестоимости продаж

1

2

   Коммерческие затраты в себестоимости продаж
   Плановые коммерческие затраты в себестоимости продаж

1

3

   Административные затраты в себестоимости продаж
   Плановые административные затраты в себестоимости продаж
  
  
   Структура Параметра "Коммерческие затраты в себестоимости продаж" 0612
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

1

1

   Затраты на транспорт
   Плановые затраты на транспорт

1

2

   Затраты на погрузку-разгрузку
   Плановые затраты на погрузку-разгрузку

1

3

   Складские затраты
   Плановые складские затраты

1

4

   Акцизы, сборы, пошлины.
   Плановые акцизы, сборы, пошлины.

1

5

   Коммерческий кредит
   План на коммерческий кредит
  
   Структура Параметра "Затраты на транспорт" 061211
  

Уровень

N/N

Контролируемый параметр

Контрольный параметр

2

1

   Ж/д транспорт
   План ж/д транспорт

2

2

   Автотранспорт
   План автотранспорт

2

3

   Водный транспорт
   План водный транспорт

2

4

   Авиатранспорт
   План авиатранспорт
  
   И так тщательно шаг за шагом, нарисовать и утвердить каждый параметр.
   Далее необходимо закрепить зоны ответственности за уполномоченными сотрудниками или постараться автоматизировать контроль. Скрупулезное исполнение процедуры построения иерархии позволит "убить" еще двух зайцев: получится структура бюджета и кодификатор затрат. Согласитесь, что бюджетирование очень напоминает вышеописанный процесс, только в стоимостных параметрах сложно, да и не к чему оценивать, например, время простоев по выходу из строя оборудования или работника его обслуживающего. Потому иерархическая параметризация включает в себя бюджет компании как определенный, стоимостный набор индикаторов. И еще раз напомню, что для каждого параметра следует определиться с целью. Это может быть плановая величина, заданная на определенный промежуток времени, например через год, три, пять, семь, десять лет или диапазон значений, попадание в который удовлетворяет целям компании. Считаю некорректным сравнивать показатели с их прошлыми значениями, пусть это подчас и впечатляет, как поражали некогда успехи Советской экономики с пресловутым 1913 годом предвоенного периода царской России.
   Следует выделить и также систематизировать непосредственно для целей конкретной компании общепринятые индикаторы из нескольких десятков коэффициентов обычно используемых для финансового анализа предприятий. Чаще всего их разделяют на четыре группы:
          -- Показатели ликвидности.
          -- Показатели структуры капитала.
          -- Показатели деловой активности.
          -- Показатели рентабельности.
   Возможно расширение или сокращение этого списка, в зависимости от специфики компании. Нет необходимости обсчитывать и приводить в анализе слишком много коэффициентов. Это может перегрузить отчет и, к тому же, чаще всего неоправданно для профессионального пользователя информации. Так, например, непродуманное использование коэффициента текущей ликвидности в анализе предприятий с длительными циклами производства может привести к ошибкам в трактовках его состояния. В моей практике приходилось вводить такой простой индикатор как "Структура оплаты труда", являющий соотношение фонда заработной платы прямых производственных работников, то есть тех, кто исполняет технологию, к фонду оплаты труда всех прочих. Безусловно, для разных отраслей и степени технологического развития нормы этого показателя должны быть разными, но в целом, он позволял быстро сделать вывод о степени кризисного состояния предприятия. В любом случае и систему параметров, их физический смысл и нормативы значений следует описать в "Стандарте компании". Творчество полководца безгранично, если он позаботился о доведении до подчиненных правил ведения игры.
   Динамика изменений жизнедеятельности компаний может трактоваться корректно лишь в сравнении с плановыми целями, поскольку сами победно взвивающиеся вверх графики чего-либо, могут говорить и о кризисной ситуации, например, в случаях, когда рост компании не поддержан соответствующими инвестициями или достаточным оборотным капиталом. Степень и формы раскрытия информации, безусловно, определяются высшим финансовым сановником компании. И когда это представление вызывает вопросы или даже нарекания, то это говорит о его профессиональной пригодности. Динамические характеристики активности предприятия лучше предоставлять для обозрения самостоятельно, регулярно выпуская пресс-релизы или обозрения, с подробным описанием событий, повлиявшим на деятельность компании, а также анализом индикаторов, получившихся в итоге периода. Таким образом, при сохранении всех признаков уважения к участникам рынка, необходимо перевести их функцию получения, обработки и резюмирования информации о компании в управляемую и пассивную форму.
  
  
  
  
  
  
      -- Аудит.
  
   Наверное, это будет самая короткая глава, но все же она требует отделения от остального описания процесса капитализации в силу того, что проведение международного аудита - необходимое и обязательное условие вхождения компании в элитарный клуб большого капитала. Было бы разумно и целесообразно затраты на проведение аудита следует прибавлять к нематериальным активам баланса предприятия с соответствующим влиянием на размер собственного капитала - так серьезно влияние этого фактора на стоимость компании.
   Нет необходимости говорить о том, что необходимо делать аудит отчетности, выполненной по международным стандартам. Наиболее часто используют три стандарта бухгалтерской отчетности: европейский IAS (International Accounting Standards), американский - US GAAP (Generally Accepted Accounting Principles) и британский - UK GAAP. Кроме места - страны регистрации предприятия, выбор стандарта ведения отчетности зависит еще и от страны, где компания в дальнейшем собирается выпускать свои акции. Определяясь, необходимо помнить, что в последние 10 лет наблюдается тенденция сближения стандартов и, причем, в сторону европейского, который постепенно становится основным.
   Безусловно, вследствие имеющейся разницы при составлении отчетности по различным стандартам, подчас требуются значительные корректировки при выведении финансового результата и собственного капитала компании. Вопрос о том, что более весомо для капитализации - перекладка отчетности из одного стандарта в другой или одновременное ведение бухгалтерских записей в разных системах, однозначно следует трактовать в пользу последнего варианта. Для больших компаний трансформация отчетности больше напоминает некоторое шаманство, в силу невозможности качественно и корректно выполнить громадный объем работы, связанной с необходимостью изменения отдельных проводок выполненных в разное время, иногда несколько лет назад. Наиболее правильным путем вынуждены идти западные компании, имеющие российские подразделения в виде дочерних обществ. Они выполняют все операции в двух стандартах: российском и западном. Однако, эта работа, на мой взгляд, делается чрезвычайно затратным способом, а именно, - дублированием бухгалтерий. Идеальным и абсолютно логичным способом считается все же одновременное формирование проводки в двух бухгалтерских системах. Это достижимо при определенном желании, которое должно совпадать с необходимостью осуществлять определенные действия, направленные на оптимизацию налоговых выплат. Эти действия ни в коем случае не должны искажать первичный, реальный учет в компании. Увлечение подобными ухищрениями, как правило, ведет к утрате реальности и, соответственно, к потере возможности осуществлять контроль фактических затрат, что имеет следствием учащение ошибок при принятии управленческих решений руководством компании. Вообще, процедуры "dressing window", то есть ведения двойной бухгалтерии, в подавляющем большинстве случаев имеют целью снизить налоговую нагрузку на предприятие. Иногда - для обмана акционеров. Первый вариант применяют практически все мировые компании, как крупные, так и небольшие. Нельзя сказать, что второй подход - большая редкость. Применение различных способов контроля над действиями менеджмента компаний, как, например, введенный в 2002 году в США после банкротства компании "Enron" законодательный акт SOX (по имени авторов Sarbanes&Oxley), позволит лишь увеличить доходы аудиторских компаний, которые призваны подтверждать его исполнение, но вряд ли серьезно повлияет на состояние дел с искажениями бухгалтерской отчетности.
   Заключение аудиторской компании, выполненное по отчетности составленной по международным стандартам - обязательное условие капитализированности предприятия. Вопрос при выборе аудитора о ранге - первая "четверка" (KPMG, "Deloitte&Toushe", "Price Waterhouse Coopers", Ernst&Young) или компании второго-третьего эшелона - вопрос денег, престижа (правильнее - сленговое "понтов") и адаптированности в российских условиях. Для дела, на практике, хватит и любой фирмы из третьего десятка.
  
      -- Рейтинг.
  
   Когда мы собрали компанию, наметили цель, придумали название, флаг, построились в каре или фалангу, оснастились вооружением и пошли в атаку - самое время вспомнить, что война - не настоящая, (хотя порой бывает очень похоже). Мы должны сверять свои действия с неким объективным мерилом, своеобразным зеркалом, которое не просто бесстрастно отражает ход развития компании, а активно воздействует на этот процесс. Как любому живому сообществу компании необходимо обзавестись аналогом "совести", причем это не должна быть только какая-либо внутренняя структура, наподобие ревизионной комиссии или отдела контроллинга. Поэтому надо решиться выйти в мир, как сто лет назад барышни из высшего общества выходили в "свет". И получить первые мнения о себе со стороны.... Кого? Со стороны высшего света, конечно. Но, безусловно, это не дворянское сообщество с его обязательными пересудами и домыслами, это много хуже. Вернее, объективнее. Аналитические компании, рейтинговые бюро, брокерские конторы - первый эшелон обороны при овладении капитализацией, который должен быть взят, не считаясь с жертвами. В общем, все это крайне полезные люди и структуры. Собирая из доступных источников информацию о компании, они формируют первое впечатление, "фантик", по которому будут в дальнейшем судачить о фирме в целом, и даже более, они подходят к представлению о ЦЕНЕ компании, то есть о конечном пункте нашего путешествия - о капитализации. Но, прежде всего, какими источниками пользуются эти уважаемые коллеги: это официальная, аудированная отчетность организации, средства массовой информации, собственные сайты компаний, инсайдерские данные от банковских служащих, обслуживающих счета, информация от силовых и налоговых органов. Все это, конечно, полезно и уместно, меня смущало лишь одно всегда. Практически никогда (по крайней мере, на моем веку), я не слышал, чтобы аналитики самолично посещали предприятия. И потому, при всем уважении к этому славному воинству, я бы поостерегся полностью основываться на достоверности их информации и выводах.
   Но все же это определенный взгляд, профессиональное мнение, к которому прислушивается, да что прислушивается - слушает внимательно, рынок капитала. Именно, эти люди формируют почти объективное отражение результатов многолетних усилий работы акционеров и руководства компании по определению ее стоимости. Никогда не стоит забывать, что за ними стоит первый эшелон, так называемых профессиональных инвесторов, людей, которые вкладывают свои личные деньги через брокерские конторы, покупая ценные бумаги частных компаний, и на доходы от такой деятельности живут. Дальше следуют национальные рисковые фонды, инвестиционные компании и банки, которые создают свои инвестиционные портфели на базе собственного мнения о рисках вложений. Потом тот же набор типов инвесторов, только западных, которые работают на рисках маргинальных держав, к которым пока относится Россия. За ними капитализированную компанию покупают солидные транснациональные инвестфонды. И вот, наконец, на сцене появляются самые крупные на земле инвесторы - международные страховые компании и пенсионные фонды. Мечта любого капитализатора, финал его работы. Вероятно, это самые консервативные, но и наиболее последовательные и верные инвесторы. Они покупают задешево, всерьез и надолго, если поверят....
  
   А ТЕПЕРЬ ВПЕРЕД, С БОГОМ. ОГОНЬ!!!
  
   Сентябрь 2006 года.
   Москва.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть третья.

Снова макро.

Государственная системотехника.

   Принципы, изложенные в первых частях, позволяют испытать их справедливость на одном из самых интересных и жизненных примерах, а именно, на государственном механизме управления. Многочисленные попытки реформировать коснеющие правительственные структуры чаще всего приводили лишь к ухудшению ситуации, снижению качества государственного администрирования, гипер-бюрократизации и, как следствие, невозможности своевременного и точного принятия решений в областях внешней и внутренней политик. Но в начале необходимо договориться о терминах, дабы определить ту систему координат, относительно которой будем строить нашу модель рассуждений и выводов.
  
   Станем понимать под государством ту часть национального или многонационального социума, ограниченного общей и обособленной от других социумов территорией, которая занимается в системе разделения труда вопросами определения, регулирования и контролем общих правил поведения членов социума, а также вопросами представления и защиты интересов социума в отношениях с другими государствами. Эта часть общества всегда подвергается сильнейшей критике со стороны остальных его членов в силу уже упоминавшегося закона о том, что "каждый мнит себя стратегом...", в первую очередь, и, действительно, общепринятой слабой эффективностью действий государственных органов. Однако, следует помнить и другой малопочитаемый в управляемой части социума (то есть - народе) закон, о том, что каждый народ заслуживает именно то правительство, которое имеет. И, к сожалению, это особенно, справедливо для демократических систем управления, когда любой член общества имеет большие шансы на пробу своих талантов и сил в "искусстве" государственного управления, что лишь кажется справедливым на первый взгляд, поскольку каждый человек имеет врожденные склонности, и потому аристократия, при всех ее недостатках кажется более логичной. В основном, эти недостатки заключаются в искусственном ограничении межсословной миграции, когда талантливый человек никак не мог занять "предназначенный" ему пост из-за "неправильного" происхождения.
   Как всегда, в начале моделирования положим в основу упрощенные и обобщенные потребности рода человеческого для формирования основных уравнений, а также примитивные граничные и начальные условия задачи для получения сходимости и осознания результата, дабы иметь право использовать его на практике. И снова применим
   Волшебное ИТАК:
   Для того, чтобы Я, СЕМЬЯ, ПЛЕМЯ, НАРОД, НАЦИЯ, СТРАНА чувствовали себя СЧАСТЛИВЫМИ нужно, по меньшей мере (прости Господи), чтобы они могли СТАБИЛЬНО ПИТАТЬСЯ ВВОЛЮ и РАЗМНОЖАТЬСЯ. Все остальное - лукавство, поскольку является следствиями означенных причин, а то, что, подчас, следствия кажутся смыслом жизни - так это опять же искажения реальности, которой подвержен форсированный человеческий разум. Зачем такие извращения? Есть одна идея, но она не предмет обсуждения этого материала...
   Что же может помешать исполнению этих целей? Просто: БОЛЕЗНИ, СМЕРТЬ, ВОЙНА, ГОЛОД! Остальные несчастья - тоже следствия этих причин по времени или по масштабу. Но начнем с моделирования последнего горя.... А для этого введем дополнительные понятия как базовые оси системы координат. Нам понадобятся следующие осознания:
   БИОГЕОЦЕНОЗ - как совокупность биосферы, гидросферы, поверхностного рельефа, полезных ископаемых, климатических особенностей присущих конкретной территории как функции временного фактора с лагом не менее, чем 10 лет.
   И ПОПУЛЯЦИЯ - как описанное уже ранее понятие человеческого социума, низведенное до простой совокупности особей.
   Действительно, для существования популяции на конкретной территории необходимо либо воспроизведение продуктов питания на выделенной территории, либо обмен на них иной продукции, произведенной локально, либо ввоз продуктов в результате банальных внешних завоеваний. Существуют и угрозы изменения численности популяции, которая уже не будет соответствовать потенциалу производства рассматриваемой территории. Среди них стоит отметить:
  -- Болезни населения;
  -- Смертность населения;
  -- Изменения климата;
  -- Миграция населения;
  -- Истощение источников полезных ископаемых;
  -- Геоморфологические изменения;
  -- Биосферные возмущения (неурожаи и вымирание дичи);
  -- Неадекватная производительная активность населения;
  -- Внутренние военные конфликты;
  -- Внешние военные конфликты.
  
   Как ни странно, понятие государства чаще всего смешивают с народом, причем одной или нескольких национальностей, более или менее компактно проживающем на одной территории, в течение периода времени от нескольких десятков и лет и больше, то есть в условиях одного биогеоценоза. Конечно, для "настоящей", общепринятой государственности добавляют структуры централизованной законодательной и распорядительной власти, куда непременно входит и армия как непременный атрибут силы и власти государства. При абсолютном понимании необходимости этих функционалов попробуем разобраться в их содержании и причинно-следственной иерархичности. И все же опять вернемся к банальной необходимости обеспечивать населению имеющегося биогеоценоза полноценное питание и оптимальное (то есть соразмерное уровню "культуризации") воспроизведение, что позволяет членам социумов чувствовать себя удовлетворенными и обеспечивает определенную стабильность общества, что и является искомым состоянием "всеобщего счастья". Таким нехитрым образом можно прийти к выводу о том, что первой функцией любого государства является стимулирование ПОТРЕБЛЕНИЯ населения в самом общем смысле. Но простое безтрансфертное потребление приводит к паразитирующей форме существования социума, что, безусловно, рано или поздно дестабилизирует его существования. Соответственно, для исключения подобного развития событий, каждый член общества, которое хочет быть увенчано государственной надстройкой, должен работать, то есть оказывать другим людям услуги или отдавать материальные ценности, которые могут тем потребоваться в настоящий момент или в будущем. Столь витиеватое объяснение, в конечном итоге наталкивает на необходимость введения следующей по важности искомой функции, а именно, - ЗАНЯТОСТИ. Легко представить, даже в наш "просвещенный" век, а уж тем более припомнить множество исторических фактов, когда, казалось незыблемые веками, державы рассыпались в прах под натиском внешних завоевателей. Поэтому примеры Древних Египта, Рима, Византии - лишь свидетельство опасной успокоенности погибших обществ, которые перемежали агрессивную, завоевательную политику, а также позволяли себе квазистабильные периоды отдыха за счет прежних накоплений. Опасность состояла в том, что подобные воинствующие системы недолговечны и живут до появления силы превосходящей имеющуюся. Кроме того, за промежутки "отдыха" военные структуры-социумы деградируют, что приводит к потере не только наступательного потенциала, но даже и оборонительного. Но ради справедливости стоит признать, что внешние завоевания имеют высшую степень доходности, что, собственно, соответствует максимальному риску потери жизни или здоровья. Памятуя золотое правило, гласящее о наиболее вероятном нахождении истины в среднем положении меж двумя крайностями, будем применять экстремальные примеры лишь для поиска оптимальностей, из которых далее и будем строить наши модельные умозаключения. После определения основных функций необходимо сформулировать вспомогательные подфункции, которые разумно будет расположить по значимости в два эшелона. Первый уровень укомплектуем системами жизнеобеспечения -
   СОЦИАЛЬНОЙ,
   ТРАНСПОРТНОЙ,
   ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ,
   второй же насытим регулирующими функциональностями -
   ЮРИСПРУДЕНЦИЕЙ С СУДЕБНЫМ МЕХАНИЗМОМ,
   ВНУТРЕННИМ СИЛОВЫМ РЕГУЛЯТОРОМ,
   ВНЕШНИМ СИЛОВЫМ РЕГУЛЯТОРОМ,
   ПОДДЕРЖАНИЕ ВНЕШНИХ СВЯЗЕЙ.
   Тем, что не вошло в эти группы для первого приближения можно пренебречь и досоздать, когда появится кричащая необходимость.
   Поговорим о СОЦИАЛЬНОМ блоке подробнее, чтобы избежать извращенных толкований по этому более чем благодатному для их появления, "сладкому" куску государственного пирога, где легко и непринужденно расходуются колоссальные средства с формальными результатами и полным отсутствием виновных и ответственных. Но поставлен этот функционал на первое место, конечно, не просто так, а в силу имеющегося наиважнейшего значения, которое заключается в необходимости поддерживать:
  -- Физическое здоровье социума, то есть - развитие медицины и рекреации населения, что, вероятно, не требует отдельного пояснения по причине собственной тривиальности. Просто можно пояснить, что в эту характеристику входит именно исполнение обеспечения этого здоровья, включая исследования и мониторинг, профилактику и, собственно, лечение, с последующим восстановлением, что часто смешивают с социальным аспектом, который описан ниже и является своего родом источником средств и основной информации для своевременного и корректного вмешательства лечебной функции.
  -- Образование, науку идеологию и культуру, что обязательно требует государственного регулирования, за исключением следующих важных оговорок. Полная и прямая поддержка должна оказываться в основном фундаментальным областям научного естествознания и тем направлениям национальной культуры, которая согласуется с идеологическими разработками, принятыми в каждом конкретном государстве в качестве догмата. Не следует боятся такого подхода, памятуя об исторических примерах формирования механизмов идеологического подавления в авторитарных социумах. Можно довести до абсурда все и в любой ситуации. Но странно выглядит любое государство, стимулирующее своих граждан изучать культуру, обычаи и историю других народов впредь и за счет собственной. Другая крайность - национальной самоизоляции также не имеет длительной перспективы, поскольку ограничение межкультурных контактов всегда ведет к стагнации общества. В общем случае все сводится к принципу разумной целесообразности, который зиждется на обязательном присутствии вменяемых людей, с выявлением которых и появляется больше всего проблем.
  -- Пенсионное и социальное обеспечение - относительно несложный функционал, который касается, практически всего населения, пусть и в разной степени временной заинтересованности. Поддержка уверенности у членов социума в том, что они будут обеспечены всем необходимым в случае утраты трудоспособности по разным причинам и в зависимости от их первоначального индивидуального вклада в общественное достояние - важнейшая часть государственного регулирования. Именно формирование позитивного психологического настроения населения, его убежденности в существовании некой высшей страхующей силы от непредвиденных ситуаций, которая в любом случае окажет действенную помощь, в зависимости от индивидуальных особенностей каждого, и напротив, позволит обществу потребовать от него дополнительной мускульно-умственной отдачи, поскольку нет смысла делать запас на "черный день".
   ТРАНСПОРТНОЕ обеспечение не стоит делить внутренними перегородками. Действительно, в самом общем смысле она регулирует процессы строительства новых и достойное поддержание старых транспортных артерий и способов перемещения по ним. И выступает в качестве верховного заказчика и координатора обеспечения географической доступности членов социума друг к другу, к внешним популяциям, а также к любым точкам земного пространства, к которому проявляет интерес любопытствующее большинство населения. Напрашивающееся, на первый взгляд, разделение на виды транспорта, то есть - автомобильный, воздушный, морской и железнодорожный - не является целесообразным, поскольку регулирование соотношений и кооперация между ними представляется более важной задачей, нежели сепаратное развитие каждого. В странах со значительной удаленностью мест компактного проживания населения друг от друга разумное сочетание транспортных систем в сезонных и климатических координатах необходимо для достижения максимального эффекта. Транспортное обеспечение общества любят сравнивать с кровеносным механизмом организма, и эта аналогия вполне уместна, поскольку оно требуется не только в качестве службы общественного снабжения, но и информационного общения членов социума для их общественного единения, что не менее важно при формировании психологической целостности государственного образования. В любом случае строительство и поддержание транспортных артерий и систем обеспечения, интенсификация перевозок, стимулирование использования различных видов транспорта - абсолютная прерогатива государства, поскольку именно оно является главным бенефициаром общественного блага от этой части человеческой деятельности. Так увлечение обустройством платных дорог сродни бизнесу строительства платных отхожих мест - все чревато риском повышенной загаженности окружающей среды или массовым кишечным запором... Свобода перемещения - часть свободы общения и должна быть гарантирована государством своим гражданам также как и право на жизнь, труд и другие свободы. В условиях гигантских российских пространств при недостаточном количестве и плохом качестве автомобильных и железных дорог безусловным приоритетом государственного внимания должен быть авиационный транспорт, особенно, в части пассажирских перевозок. Поскольку удельные капитальные вложения на доставку одного пассажиро-места должны включать в себя не только параметры расстояния и стоимости транспортного средства, но и время, затраченное на преодоление пути и средства на строительство и содержание путепровода, в данном случае - взлетно-посадочные площадки и диспетчерские системы. С помощью таких объективных параметров вполне можно выстроить систему разумных соотношений применения в том или ином случае различных способов транспортировки для грузов и пассажиров.
   ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ функциональность государственного устройства уже сама по себе имеет общий характер и также не подлежит тотальной приватизации просто потому, что невозможно иметь кусочек чистого неба только над своим домом и часть чистой реки только в своем городе. Регулирование в данном случае должно касаться не только аспектов общего экомониторинга, таких как служба метеорологии или водопользования, но и любых вопросов охраны природы. Реализуя побудительные действия в отношении указанной проблематики, эти подразделения могут иметь не только защитные функции в виде различных репрессивных методик, но и вполне коммерчески утилитарных - мусороуборка и переработка отходов, лесопосадки и ландшафтное строительство, рыборазведение, охотничьи заказники и тому подобное. В этой части применение частных структур возможно и может стимулироваться, но лишь в форме частно-государственного партнерства, дабы избежать нанесения ущерба окружающей среде или завышение платы за ее использование в любых формах.
   В силу явной очевидности подробно останавливаться на оставшихся вспомогательных функциональностях смысла не имеется. Однако, стоит заметить, что в их силовой подоплеке скрыт опасный потенциал подмены основных государственных механизмов. Так ВНЕШНИЕ СИЛОВЫЕ РЕГУЛЯТОРЫ легко превращают добропорядочный поначалу социум в агрессивного захватчика чужих территорий и активов. Причем успешная завоевательная политика всегда сопровождается стремительным ростом экономики, поскольку появляется источник потребления в виде получаемых контрибуций, и видимостью псевдопатриотического счастья у большой части населения, как явления массового психического опьянения. ВНУТРЕННИЙ МЕХАНИЗМ поддержания общественного порядка также легко трансформируется в очередное "исчадие ада", таких как Конвент, Гестапо или НКВД, с помощью небрежного сдвига в доминировании государственной безопасности над здравым смыслом сохранения безопасности общественной. То же относится и к СУДЕБНОМУ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ - важнейшей функциональности, которое совершенно не зря в России сравнивают с "дышлом". Самостийность и легкомыслие, как со стороны "вершащих суд и расправу", так и со стороны испытуемого народа, ввергают все общество в крайне нестабильное состояние, которое может быть использовано силовыми структурами как раз для трансформации из вспомогательных в основные политические механизмы. В жизни подобные экстремальности встречаются в виде военных переворотов или правительственных кризисов.
   Поддержание ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ - безусловная необходимость в сведении, обобщении интересов конкретного социума в контактах с кластерами населения вне границ собственной территории.
  
   Исходя из всего вышесказанного, основа рациональной правительственной структуры в функциональной оси координат должна выглядеть следующим образом с учетом грейдирования по трем уровням субординации:
   0x08 graphic
  
  
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
   Однако, только функционального структурирования явно недостаточно для полноценного формирования правительственного механизма. Функциональная система координат, как правило, описывает организационный исполнительский блок. Для корректного отображения и названия отдельных подразделений-элементов введем созданную структуру в дополнительную систему координат, отвечающую за управленческую компоновку. Необходимо отметить, что возможны комбинации, когда одно и то же подразделение имеет значимость, то есть используется в обоих ракурсах, а в отдельных случаях - только в одном, что мы сейчас и увидим. Для этого введем в рассмотрение стандартное управленческое кольцо:
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Все вышеозначенные функциональные блоки попадают в разряд исполнительных структур, тогда как стратегию и контрольно-аналитические подразделения необходимо добавить. Нетрудно заметить, что в большей части случаев реальных государственных структур наблюдаются различного рода "перекосы" и "искажения", когда частью стратегии занимается, например, министерство экономического развития, как будто важно лишь именно экономическое отображение общественного прогресса, а не идеологическое и технологическое - как взаимосвязанные первопричины социальных изменений. Аналитические и контрольные функции по странному стечению обстоятельств также размываются - делятся между экономикой и финансами, как отражения одного и того же предмета в разных зеркалах, или как скалярное и векторное исчисления в математике подобных процессов. Все эти структурные ошибки имеют исторический и субъективный характер, но их последствия приводят к возникновению различного рода бюрократических несуразностей и низкой административной эффективности. Недооценку проблем структурного несовершенства государственного аппарата можно сравнить с военными подразделениями, которые просто не смогли бы выполнять боевые задачи без четко просчитанных количественных и качественных параметров своего организационного построения. После подобных воззрений на проблему можно сделать вывод о необходимости перераспределения задач и функций, а также выделении именно стратегического планирования в отдельное и центральное структурное подразделение правительственного механизма. Кроме того, разумно будет объединить все экономические, финансовые и контрольные подразделения в одну планово-аналитическую службу.
   В таком случае оптимальный набор функциональных подразделений государственного аппарата будет выглядеть следующим образом:
  
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
   Варианты окончательных конфигураций структур зависят от конкретных особенностей социумного объекта, управлением которым следует организовать. Следует помнить, что возможно и даже необходимо, сочетать оптимальным образом несколько соседних функционалов в одном подразделении, чтобы обеспечивать разумную нагрузку и координацию действий всего механизма. Помимо этого, не имеет значения численный размер подразделения для определения его места в административной иерархии - и небольшой диспетчерский отдел руководит большими цехами. Субординация правительственных частей зависит от конкретных задач в конкретном периоде времени и определяется талантом и интуицией верховных руководителей. Таким образом, субъективные властные полномочия могут быть совмещены с персональной же ответственностью за принимаемые решения и корректно обеспечены поддержкой коллективного аппарата управления, что особенно важно в условиях нестабильной внешней среды.
  
  
  
   Безтрансфертное потребление - невзаимное одностороннее потребление товаров или услуг членами социума.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   114
  
  
  
  
   Юриспруденция
  
  
  
   Потребление
  
  
   Социальное
   обеспечение
  
  
  
   Транспорт
  
  
  
   Экология
  
  
   Правительство
  
  
  
  
  
   Оборона
  
  
   Внутреннее
   регулирование
  
  
  
   Занятость
  
  
  
   Внешние
   связи
  
  
   Стратегическое
   Планирование,
   Корректировка
  
  
  
   Исполнение
  
  
   Методология
   Анализ
   Контроль
  
  
   Внешние
   связи
  
  
  
   Занятость
  
  
  
   Внутреннее
   регулирование
  
  
   Оборона
  
  
   Правительство
  
  
  
  
  
   Экология
  
  
   Транспорт
   и
   коммуникации
  
  
   Социальное
   обеспечение
  
  
  
   Потребление
  
  
   Юриспруденция
  
  
   Стратегическое
   планирование
  
  
  
   Бюджетное планирование,
   Анализ,
   Контроль
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"