Калашников Сергей Александрович: другие произведения.

Чернокнижник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.86*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вернул в рассказы этот текст, потому что он перестал замещаться новым. Прилип, что ли, к серверу СИ?


Чернокнижник

ПРОЛОГ.

  
   Солнце уже почти перевалило за полдень, но Васька, жаворонок по натуре, давно проснулся и теперь, присев на крыльцо своего дома с книжкой, поджидает, когда ребята выспятся, наконец, и выйдут погулять. В каникулы они долго дрыхнут, пользуясь тем, что не нужно торопиться в школу. А он, тем временем, может спокойно почитать в тишине летнего утра на скамейке в тени. А потом, когда соберётся компания, можно будет отправиться купаться или погонять мяч, затеять казаки-разбойники или стрельбу из рогаток.
   - Привет, Чернокнижник! - вдруг раздался знакомый веселый голос откуда-то с дороги.
   Васька оторвался от книжки и поднял голову. А! Это Костик из их класса. Рослый парень, занимается всякой "восточкой" - боевые искусства, философии разные, буддизм-синтоизм - вот его увлечения. В авторитете, в общем, человек.
   Васька запомнил страницу и закрыл книгу, аккуратно обёрнутую черной плёнкой мусорного пакета. Он всегда защищает томики, которые берёт почитать на улицу, от греха подальше.
   - Привет, Костян! - улыбнулся он. - Ты нынче рано.
   - Дело у меня к тебе! - с заговорщическим видом произнес Костя, присаживаясь рядом на крыльцо. - Объявили, что в выживалке стало можно участвовать уже с нашего возраста. Условия обычные - восемь рыл в команде. Мальчиков-девочек пополам, а потом - на полигон двумя группами, тоже смешанными, но уже можно и не пополам. Приз победителю обычный.
   - Заманчиво, - задумчиво произнес Васька. - Из наших, пожалуй, как раз наберётся народу, если предки всех отпустят.
   - Отпустят, не боись! - отмахнулся Костян. - Сорок лет уже игры идут и ни одного случая ущерба для здоровья участников. Просто раньше принимали с двадцати одного года, а тут с двенадцати разрешили, - Костик не сомневается. - Тогда сговоримся так, что Лерку, Маху и Зульку в твою группу, а со мной пойдут Тяпа, Пень и Багира. Так я отправлю заявку?
   Васька с ответом не торопится. Хитрит Костян. Парней к себе желает взять по максимуму и, поскольку хотя бы одна девчонка в группе должна быть обязательно - то хочет, чтобы у него оказалась самая спортивная - Ира-Багира. А ему "скидывает" явный балласт - обычных, ничем не примечательных одноклассниц.
   С другой стороны, выбора-то особого нет. Требования к составу команд участников - это, пожалуй, и все правила выживалки. Остальное об этой игре известно только по отчётам участников, что выкладываются в сети. Их забрасывают куда-нибудь в дебри, из которых они должны выбраться, или наоборот, ставят задачу просидеть на одном месте установленный срок. Народ строит хижины и лодки - в общем, содержательно проводит время. Так что детвора сейчас валом повалит - кому же не охота приключений! А в посёлке сейчас многих ребят нет - разъехались на лето. Стало быть, Костик действительно, всё предусмотрел.
   То, что он для себя готовит выигрышные условия, конечно обидно, но, с другой стороны Васька и сам поступил бы также. А ему, в конце концов, результат менее важен, чем участие, тем более что побеждают в этой игре крайне редко, а в чём заключается вознаграждение - никто не знает. Молчат победители, и вообще, куда-то уезжают и потом только изредка наведываются в гости. Выглядят довольными, но о том, где живут и что делают, не рассказывают. За сорок лет, что проводится выживалка, таких набралось несколько сотен. Игра-то постоянная - делаешь заявку, когда команда готова, и в путь.
   Да и спорить бесполезно: наверняка Костян юлить начнет, да разные отмазки придумывать, а меняться не согласится. Так что зачем зря нервы портить?
   Короче, Васька кивнул.
  
   ***
  
   Очнулся. Где это он? Похоже, игра уже началась вот так, без предупреждения, подготовки или инструктажа. Усыпили, завезли, бросили - выживай. Никаких ритуалов или объяснений.
   Встал на ноги. Красота. На теле - ни одной нитки. Чуть покраснел от смущения, но тут же начал осматриваться по сторонам, стараясь увести мысли от своего непристойного вида.
   Нигде даже ящика с инструментами не наблюдается, или записки с постановкой задачи. Круто. Высокая, по шею, трава вокруг, сколько хватает взгляда. Ни кустов тебе, ни деревьев, зато рядом река с поросшими камышом берегами, широкая и медлительная. Что плохо - глазу зацепиться не за что. Бескрайний простор степи, бесконечная полоса прибрежного тростника и гладь реки, уходящая вдаль. Только четыре примятости в траве указывают, что лежал он здесь отнюдь не в одиночестве. Снова покраснел.
   Девочки, видимо, пришли в себя раньше него и спрятались. Точно. Вряд ли они одеты лучше, чем он. Хм. Незадача. Сорвал несколько пучков травы, скрутил жгут, обмотал вокруг пояса, с горем пополам закрепил вперевивку - узел-то тут не завязывается оттого, что при крутом изгибе стебельки ломаются и многие из них просто рвутся.
   Потом, подсовывая под образовавшийся кушак другие травинки так, чтобы они, согнувшись посерёдке, повисли концами вниз, организовал юбку. Ну вот, вроде бы приемлемо. То есть, видимость приличия соблюдена.
   - Валерия! Мария! Зульфия! Я оделся, можете выходить. Где вы там прячетесь? - чуть смущенно позвал Васька.
   - Да тут мы, - три головы выставились из травы буквально в нескольких шагах от него. - У нас всё рассыпается и ничего не держится. Вась! Сплети нам шесть юбок, - Это Зулька - самая рослая из его спутниц.
   - Зачем вам столько? В гардероб, что ли повесите? - искренне удивился парень.
   - Нет, на шею, чтобы грудь прикрыть, - отозвалась Лера, мило порозовев.
   - Тут, понимаете, девочки, какое дело, - запнулся Васька. - У меня ведь получается только если прямо на тело жгут наматывать. Сам-то он по себе не держится.
   - Ой, как же быть? - это уже Лерка, она наоборот самая маленькая, к тому же - симпатичная блондинка, что Ваську здорово напрягает. Она ему просто нравится. Не то, что вздыхает он по ней, но любуется определённо.
   - Ладно, не стану я на вас пялиться, - вздохнул Васька, пытаясь не казаться смущенным. - Если мы ещё и со стыдливостью начнём разбираться, то останемся голодными и ночью будем дрожать от холода. Выходите.
   Девчата пошушукались и подошли, неуверенно прикрываясь руками и ступая босыми ногами по основаниям травяных стеблей- ещё одна проблема, ходьба без обуви, это для них непривычно.
   Когда они приблизились, юбка на Ваське рассыпалась, словно специально ждала этого трагического момента. Поддержать её он не успел - засмотрелся. Про то, что не станет ничего разглядывать, это он хоть и искренне обещал, но не предполагал, что будет так...
   - Да ладно, можешь не ловить свою юбочку, разглядели мы всё, пока ты дрых, - хмыкнула язвительная Маха.
   Постояли минутку, привыкая к необычному виду друг друга. Зулька больше всех краснела, да и у Васьки уши пылали. Ну да оно потихоньку прошло, главное о всяких глупостях не думать.
   - Давайте-ка, девочки, пока суд да дело, изучите здешние травы на предмет волокнистости, - перешел к делу Васька, отвлекаясь от тех самых "глупостей". - Скажем, злаки, это которые с суставчатыми стеблями, не подойдут, а вот такие, что неохотно рвутся, скорее всего, нам и нужны. Помнём, выполощем и навьём из них шнуров.
   - А чего это ты раскомандовался? - взвилась Машка, сразу вступая в борьбу за равноправие. - Тебя что, назначил кто-то старшим, или выбрал?
   - Ладно, не буду, - поморщился Васька, зная, что с этой особой связываться - только время терять. Слишком уж языкаста. - Так, что прикажете делать?
   Маха озадаченно молчит с минуту, а потом вываливает:
   - Давайте, девочки, разузнаем, какая травка тут самая волокнистая, а Вася тем временем,... э...
   - В речке искупается, - хмыкнув, продолжает он незаконченную фразу.
   - Да, ступай! - величественно кивает Машка, радуясь подсказке.
   Лерка откровенно фыркает а Зулька удивлённо смотрит на поругавшуюся столь изысканным способом парочку. Васька считается в классе молчуном, тихим неинтересным соглашателем. Но о том, что можно согласиться так, как он это только что проделал, видимо раньше никто из девчат не догадывался.
   В зарослях тростника обнаружился широкий проход, по которому оказалось удобно подойти к урезу воды. "Тонкий берег с полоской ила", - вспомнились вдруг слова из какой-то старой песни. Действительно на песке там, где его облизывала чуть колышущаяся гладь, наблюдался лёгкий темный след. В этом месте ширина пляжа буквально пара метров - три шага голого пространства до начала береговой растительности. Мальки мельтешат на мелководье, стало быть, рыба в реке есть.
   Дно оказалось песчаным с выходами глиняного пласта, на поверхности которого мальчик поскользнулся и упал. Видимо наличие здесь глины под слоем перемешанного с илом песка и является причиной того, что камыши в этой зоне не растут.
   Поплавал, понырял, набрал двухстворчатых ракушек и вернулся с добычей к спутницам. Как раз - вовремя. Выбрали девчата подходящее растение, но вот только рвалось оно неохотно. Измучились с ним, а оно -- ни в какую не поддаётся. Так что Васька вдарил одной ракушкой по другой. Две створки при этом, понятно, погибли, зато вторые половинки более-менее перепиливали стебелёк, если второй рукой его натягивать. Дело сразу пошло на лад. А Зульфия показала ягодки ужасной кислотности и липкости - она случайно попробовала, когда почувствовала непорядок на пальце, ну и лизнула, а как раз перед этим хватанула их, дергая за кустик, на котором они росли.
   Васька посмотрел на кожу, носящую признаки лёгкого химического ожога, тоже лизнул, сплюнул, и отправил подругу к реке, чтобы отмыла это место по-быстрому. Сам же осторожно, чтобы не раздавить, собрал этих плодов полную раковину. Это немного, четверть пригоршни примерно. Потом одну ягодку раздавил в другой раковине и, посмотрев что вышло, чуть не запрыгал от радости. Красота! И главное - они точно не на Земле. Если бы растения с таким соком росли на родной планете, об этом точно было бы известно.
   И он принялся за добычу раковин в промышленных масштабах.
  
   ***
  
   Мелкую, похожую на параболическую антенну, чашу вылепил из глины в два счёта. Внутреннюю поверхность выстелил кусками разбитых раковин и осторожно, обрывком стебелька, "протёр" перламутр соком неведомой ягоды, отчего они заблестели, словно зеркальные. Потом, пользуясь растворённым перламутром, словно клеем, соорудил из тех же створок раковин небольшой, около литра, сосуд на глиняной же болванке.
   Девчата как раз подоспели с охапками стеблей. Их хорошенько растоптали пятками, выполоскали и в восемь рук принялись вить шнуры, наматывая "готовую продукцию" на обломки тростниковых стеблей. Васька даже не заметил, как переглядываются Лерка с Зулькой каждый раз, как Маха легко и естественно, словно дышит, исполняет Васькины распоряжения. И никто уже не вздрагивает, если его локоть случайно касается чего-то там такого, что девочки обычно прячут.
   Пятиметровый бредень с ячейкой в три пальца связали просто и непринуждённо, завязывая узелки в местах, где бечёвки пересекались. Тут Лерка командовала, а остальные молча протягивали длинные концы сквозь петли. В качестве палок использовали связки тростин, и с первого же захода добыли пару крупных рыбин, не проскочивших через широкие промежутки между шнурами. Сложили улов, почистив, выпотрошив и отрезав хвосты и головы в затвердевший после склеивания сосуд, долили водички, и Васька своим подсохшим глиняно-ракушечным рефлектором сконцентрировал на его донышке лучи жаркого послеполуденного солнца.
   Рыба варится быстро, так что поели, хлебнули юшки и принялись резать камыш. Стебли связывали в длинные колбасы, научно именуемые бунтами, которые составили дугами, скрепив между собой. Шалаш получился тесный, зато охапка высохшей за день травы под боком - это просто божественно. Когда забирались и устраивались, девчата даже не хихикали со значением, что днём отмечалось неоднократно. С Васькиной стороны оказалась Лерка, которая вовсе не отбрыкивалась, когда он её обнял. Впрочем, под объятие угодила и Маха, что тоже никакого протеста не вызвало. Тут реально тесно. И убегались все до потери пульса. Не сон у них нынче, а провал в небытие.
  
   ***
  
   Проснулся на голом песке. Ясная лунная ночь. Девчата сидят кружком, смотрят. Отсутствие одежды уже воспринимается без истерики, как часть условия задачи. А задача-то уже другая.
   Встал, осмотрелся. Замечательно. Они в пустыне. То есть, никаких признаков растительности вокруг нет. Песок. Мягонький такой, шелковистый прямо. Сухой и сыпучий. Его волнистая, видимо созданная ветром поверхность, уходит за горизонт. Нога будет проваливаться на каждом шагу по щиколотку. Ну, может и не по щиколотку, но заметно. Опять же тут отнюдь не плоско. Холмики и низинки, кажется, зовутся такие природные образования барханами. Невысокие, по пояс где-то, но зато их много.
   Эту волнистую равнину перечёркивает длинная сплошная стена каменной кручи. Она прямо за спиной в полусотне метров. Окончания её не видны - массив простирается до бесконечности хоть вправо, хоть влево. Высота над песками, на глаз, метров двадцать. В ярком свете луны видны осыпи и расщелины, во множестве образовавшиеся под действием смены температур и, возможно, ветра. Царство камня и песка. Песка и камня. Помрачнел. А днём тут будет ад. Солнце в этих местах явно очень хорошо сушит всё, что не спрятано в тени. Неуютно тут как-то.
   - Вы, девочки, на стенку эту ещё не лазили? - задумчиво спросил Васька, сразу переходя к теме. Надо торопиться.
   - Нет. Боялись тебя одного оставлять в беспомощном положении, - Маха, конечно, кто же ещё? Пытается шутить, но, как-то испуганно.
   - А сами, стало быть, этим самым положением пользовались и всё самое интересное рассматривали! - хмыкнул Васька, радуясь, что в темноте не видно, как запылали уши.
   - Плохо, однако, видно, - съехидничала Зулька, поддерживая трёп. А с виду - тихоня. - При свете всё значительно интересней.
   - Да уж, как говорится, рад бы помочь, но когда взойдет солнце, то интересно станет совсем другое, - Васька снова осмотрелся. Ни свёрнутого в скатку тента, ни канистры с водой, ни ящика с инструментом им не оставили. Перевёл взгляд на стену и ещё раз изучил её. - Посидите ещё чуток, я прогуляюсь маленько.
   - Не ходи только далеко, - взволнованно попросила Лерка.
   Васька чуть снисходительно улыбнулся: что, боится остаться без него? Или за него? Интересный штрих, учитывая его к ней симпатию.
   Отошел на пару сотен шагов, удаляясь от стены, обернулся. Такое впечатление, что вправо идёт понижение кручи. Проверил ощущение, вытянув палец и прикинув по его длине, "накрывающей" профиль стены - точно, имеет место уменьшение вертикального размера. Теперь сообразить бы, что это на самом деле, объективное явление или кажущееся, из-за того, что в ту сторону повышается песчаная поверхность. Долго соображал, как оно на самом деле. И так крутился, и эдак, по всему выходило, что, скорее всего, сама стена, имеющая при взгляде издали прямую верхнюю кромку, горизонтальна, а вот барханистая, песчаная равнина понижается влево. Но уверенности нет, одни ощущения.
   Вернулся к спутницам:
   - Будем лезть на гору.
   Молча встали и пошли. Вскоре под ногами начали встречаться камни, а потом уже стало не найти места, куда ступить, кроме как на них. Много острых кромок - сколов, так что шли осторожно, держась за руки, чтобы поддержать друг друга в случае чего. Ноги-то босые, пораниться - нечего делать. Осыпь под их ногами вниз не поехала, то есть успела слежаться. Вскарабкались без особых трудов. Осыпи, что заполняют расщелины - достаточно удобные подъёмы, даже не слишком крутые. А тут, наверху - ничего особенного. Ровно и плотно. Песочек и пыль под действием ветра всё сгладили. И очень плоско. Твёрдая каменистая равнина, приподнявшаяся над песками на пару десятков метров. Кажется, геологи называют это грабеном, только тут он уж очень большой.
   - В общем, так, подруженьки, - чуть задумчиво начал парень, - здесь нам не то, что долго не протянуть, а вообще провизией не разжиться. Но, говорят, что в пустынях встречаются оазисы. И есть у меня подозрение, что располагаться они должны в низких местах. Так вот, пески, как мне кажется, понижаются вон в том направлении, - Васька показал.
   Девчата посмотрели и так, и сяк, но ничего внятного не сообразили - барханы всё путают. Да и не так велик уклон, чтобы его оценивать на глаз, тем более, ночью.
   - Говорят, человек может пробежать километров сорок-пятьдесят, пока не упадёт, - улыбнулся Васька. - Присоединяйтесь.
   Побежали. Нет, не так чтобы изо всех сил, скорее затрусили. По ровной плотной поверхности даже босиком ступать комфортно. Молчали, дышали и переставляли ноги. Когда кто-то уставал и переходил на шаг, замедлялись и остальные. Но началось это нескоро, сначала они отмахали несколько километров.
   Вообще-то, тупо бежать скучно, но и тратить силы на разговоры тоже никакого смысла нет - надо беречь дыхание, так что забег походил на примитивную работу, не доставляющую ни малейшей радости. Ещё и следить нужно было за тем, чтобы никто не вспотел - восполнить потерю влаги им решительно невозможно.
   Ничего примечательного по дороге не встретили, и только тогда, когда появились первые признаки рассвета, слева вдали, поверх песчаных барханчиков показались признаки растительности. Может быть - верхушки пальм, или других деревьев. По Васькиным расчётам отмахали они уже километров тридцать, не меньше.
   Остановились. Прикинув расстояние и оценив высоту стенки, с которой виден оазис, понял: сегодня не дойти. Явно больше десяти километров, причём, увязая в песке, до жары не успеть, а потом они ноги себе сожгут, когда всё раскалится. А ведь уже сейчас все здорово утомлены.
   - Девочки. Делаем привал. Днёвку, так сказать, - Васька на мгновенье задумался. - Первая задача - поиск тени. Солнышко встанет вон оттуда и, судя по поведению ночного светила, двинется влево. Так что ищем расщелину, в которую оно не заглянет. Это, ясное дело, где-то на обрыве.
   Все слишком устали, чтобы спорить, так что разошлись по нескольким местам, где время нанесло целостности каменного массива наибольшие повреждения, и вскоре Зулька всех созвала на новоселье. Везуха, что тут еще сказать. Глыба перекрыла расселину, образовав тоннель, на дно которого ветер набросал песка и пыли. Легонько тянет сквознячком и всё ещё разгорячённым от долгого бега телам даже кажется, что прохладно.
   Но Васька не позволил никому прилечь. Снова поднялись на плато и руками очистили от песка площадку, оказавшуюся цельной и почти ровной, на которой соорудили пирамиду из камней. Управились до того, как солнце стало припекать. И забрались в укрытие.
   - Всё, девочки, спать до темноты. Если повезёт, то когда камни в пирамидке остынут, на них сконденсируется влага, сбежит вниз и соберётся в лужицу. Тогда, может быть и попьём. Или не попьём - основная-то добыча воды должна произойти уже под утро, камни не так быстро выстынут, как нам бы того хотелось. В любом случае до тех деревьев за завтрашнюю ночь мы доберёмся.
   Никто ему не ответил. Явно языки у всех зашершавели от жажды, Васька своим тоже еле ворочает. Тем не менее, сон наваливается мгновенно. Просто отключка какая-то.
  
   ***
  
   Третье пробуждение не похоже на два предыдущих. Он на этот раз не голый, а в прекрасном тёплом комбинезоне лежит в снегу посреди белой равнины. Рядом не только лыжи, но и туго набитый ранец, и спутницы, экипированные аналогично. Сидят на своих лыжах, погрузив ноги в пушистый снег. Сел, отчего зад несколько погрузился. Ага, снеговой покров здесь толстый и свежий.
   - Всё время забываю спросить, - с любопытством посмотрел Васька на девчат. - Вы тут без меня долго скучаете? Имею в виду не только сейчас, а и прошлые разы.
   - Минуты три, наверное, - во как! Сегодня первой Лерка ответствует. Или это реакция на слово "скучаете". Неужели, и правда, скучает? У Васьки даже что-то шевельнулось внутри, похожее на надежду. Он - долговязый нескладёха, а Лерку считают второй красавицей класса после Иры-Багиры. На счёт второй, Васька, конечно не согласен, но скажет он это только Лере. Когда-нибудь. Когда станет смелее. Впрочем, если мысленно отбросить одежду, на что он теперь имеет некоторые основания, надо признать, что все его спутницы обладают прекрасными внешними данными. Хе-хе. Пацанам он про это всё равно не расскажет, а то ведь слюной изойдут или заклюют дурацкими подколками.
   - В рюкзаки эти, вы, конечно, заглянуть успели, - сменил тему Васька, подбирая свой. - Поскольку больше ничего интересного тут нет.
   - Ах, нет, - Маха притворно вздохнула. - Зато в ранцах столько всего занимательного! Топорик, ножовка, запасные варежки, котелок и куча сухого корма. Макароны, крупа, брикеты сублимированного мяса. Даже непонятно, в чём засада. Добежать на лыжах до леса, соорудить шалаш и жить припеваючи у тёплого костра, потому что спички прилагаются. Курорт нам выпал в этот раз. Даже фонарики с ремешком для крепления к голове имеются, это чтобы когда кто ночью в кустики отлучится, так руки оставались свободными.
   Поулыбались.
   Слова о курорте Ваську сразу насторожили. Ему кажется, он уже постиг логику составителя этих необычных задачек, что подкидывают им одну за другой. Встал на лыжи, а то без них нога по колено в снег уходит, и давай оглядываться. Снежное поле вокруг не имеет видимой границы, сливаясь с белесым пасмурным небом. Полный пространственный беспредел. Стало быть, вопрос нынче: "Куда бежать?" Явное понижение местности в одном из направлений просматривается, и, соответственно, повышение в другом. Равнина, хоть и плавно взбугрена, но это обстоятельство очевидно. Слишком просто. Слишком очевидно. Допустим, в каком-то из направлений они двинутся, так ведь непонятно, где следует искать лес? На горе или под горой?
   Что-то тут ещё, ему неизвестное должно быть, вот чует он, и всё.
   - Запасные варежки, говорите, хм, интересно. А давайте-ка, узнаем толщину снегового покрова. А то никак не могу сообразить, куда бежать.
   Девчата спокойно принялись за работу. Верхний рыхлый слой прокапывали прямо лыжами, благо, они широкие и не слишком длинные, и, не уйдя вниз даже по пояс, уперлись в плотно слежавшиеся слои. Заработали ножовкой, вытаскивая напиленные бруски на паре связанных лыж, благо в чудо-рюкзаке нашлась и веревка. Яма превратилась в наклонный туннель, и на глубине в полтора своих роста Васька наткнулся на ветви дерева. Вот к его подножию и устремился ход.
   До грунта добрались только после полудня, но на этом хлопоты не закончились. Пришлось расширять пространство, чтобы добраться до топлива - валежника и ветвей, встретившихся на пути сквозь снежную толщу было откровенно мало. И ещё один ход наверх тоже прокопали, но уже в другую сторону, и буровили его снизу, вытаскивая накопанное через первоначальный проход. Потом делали настил из ветвей, чтобы не лежать на голой земле, варили сытный ужин на костре, который расположили на сквознячке, тянущем через их снеговую берлогу, и укладывались на боковую.
   Забавно было видеть, как Маха и Лера оттесняют Зульку, каждая наваливаясь на неё со своего бока, стараясь, чтобы свободный край подстилки оказался с их стороны. Это явно для Васьки местечко, и, похоже, борьба за то, чтобы закатиться под его бочок, уже началась.
   Зулька, умостившаяся посерёдке грубо подыграла Лере, на которую он и возложил свою длань. Шуйца, кажется, если левая. И на Зульку. Руки длинные, а Лера маленькая. Коварный народ эти слабые создания.
  
   ***
  
   Очередное пробуждение Ваську откровенно опечалило. Опять песок, да ещё и яркое солнце. За что?
   Но первое впечатление оказалось обманчивым. Пляж на берегу лазурного океана, по которому ласковый ветер гонит уютные волны, пальмы за спиной и там же навес, от которого с бокалом в руке к нему спешит Маха, завернутая в полупрозрачную простынку, украшенную цветастыми разводами - это совсем не пустыня. Кстати, аналогичная тряпица возлежит и на Ваське, невесомая и не слишком скрывающая разные анатомические подробности, но кажущаяся уместной. И взгляды Леры - испепеляющий, и Зульки - насмешливый, направленные в Махину спину, тоже не содержат ничего тревожного. Не только парни из-за девчат спорят.
   Принял из Машиных рук высокий сосуд с толстым дном, отхлебнул из вежливости - пить-то совершенно неохота. Ну и двинулся под навес. Ого! Не похоже это на экзамен на выживание. Холодильник, плита.
   - Так, девочки, сегодня, похоже, ваше любопытство не коснулось ничего грешного, то есть, я хотел сказать - анатомического, - хитро улыбаясь, пошутил Васька. - Набросили тряпку на беспомощное тело и скорее бросились изучать новые материальные возможности.
   - Да ну, тебя, Вась! Надоел ты уже всем своим плоским юмором, - сердито отозвалась Лера.
   - Больше не буду, - вздохнул парень, мгновенно сдуваясь. - Как станем выживать?
   - Право, я даже и не знаю, - Зульфия, кажется, одна из троицы сейчас не взвинчена. - Напитков и еды - хоть обожрись. А для того, что при этом выработается, оборудована уютная будочка, - она махнула рукой в сторону зарослей. - Топчаны с матрасами и одеялами и даже мягкие подушки - прямо не пойму, что и делать.
   - Может быть, нам предстоит пытка скукой, - чуть нахмурившись, предположил Васька, окидывая внимательным взглядом хмурых подруг.
   Интересно ведь, чем закончится эта вспышка внезапно возникшего соперничества между недавно ещё равнодушными к нему одноклассницами. Внимание-то Васькино сейчас сосредоточено не на Зульке, а на двух других девочках, глядящих друг на друга, как мышь на крупу.
   - Боюсь, это невозможно, - Зулька распахивает шкаф, который набит шашками-шахматами, мячами-ракетками, ластами-масками и кучей разных непоняток, ярких и привлекательных. Ясно. Пытается поддержать шутку.
   - Тогда напрашивается вывод, что задачу нам ещё предстоит выяснить, - подытожил Васька, едва не потирая руки от предвкушения. Интересно же! - Отсюда - разнарядка. Маша обследует море, Лера варит обед, а Зульфия показывает мне остров.
   Зулькин взгляд не предвещает ничего доброго, но девчата почему-то покоряются. Непонятно как-то, но без комментариев. Поди, пойми эти таинственные женские души. Маха с маской и ластами топает к воде, Лера колдует с плитой, а Васька со спутницей скрываются в зарослях. Проследовав мимо пластиковой будочки санитарно-технического назначения, углубляются в заросли и буквально через пару сотен метров снова выходят на пляж.
   - Да уж, островок как раз на одну короткую прогулку, - констатирует парень.
   - Точно. А чего это ты решил со мной прогуляться? - с каким-то странным выражением настороженности и любопытства спрашивает девушка.
   - Да, чтобы остыли девчата, а то, вроде, как поссориться решили, - пожал плечами Васька.
   - Ага! А теперь они должны будут обе на меня надуться, - Зулька смотрит строго, как взрослая.
   - Ну, так оно же тебе розово. То, из-за чего Лерка с Махой цапаются, - беззаботно отмахнулся Васька.
   - И всё-то ты понимаешь, смелый наш, - в её взгляде проглядывают весёлые искорки. - Ладно, подыграю. Только смотри, Чернокнижник, когда вырастешь - женишься на мне.
   Дальше они шли молча. Девчонка, кажется, веселилась, но молча. А у Васьки съезжала крыша. Вот только вчера они дружно копали глубокий снег, а сегодня уже полное не пойми что! Тихий ужас. Нет, прав был Костян, когда старался избавиться в команде от девчонок. Понять их невозможно.
   Обогнув островок по берегу, ребята добрались до того места, где Маха собиралась входить в воду. Вот как раз лежат на обсушке ласты и маска, и сама их владелица сидит напротив похожего на старинный примус существа, а между ними - шахматная доска.
   - Не, ну, Бачок, ты забодал. Ты ведь в русские шашки играешь, а не в международные, как я.
   - А я тебе что говорила? - Лерка тоже уже здесь. Подсказывает. - Вот сюда ходи.
   По другую сторону клетчатой доски угнездился на трёх ножках зверёк, размером и формой напоминающий древний примус из поселкового краеведческого музея. Эти создания часто попадаются на глаза по всему острову: пока шли вдоль берега, видели нескольких.
   - Он, выходит, разумный. А как ты догадалась?
   - Иду купаться, а он на мокром песке каляку палочкой чертит - сразу понятно стало, что говорить по-нашему не умеет, а познакомиться хочет.
  
   ***
  
   Следующее пробуждение оказалось, пожалуй, самым поразительным. В купе поезда как раз уместилась вся их команда. Девочки растолкали Ваську, отправили умываться, а потом напоили чаем с печеньем. До прибытия на место оставалось уже немного. И это была та самая станция, с которой они отправились в путь. То есть, поезд вёз ребят домой. От вокзала до дому меньше часа езды. И все их одёжки на них, как и остальные вещи, прихваченные в дорогу.
   После вчерашнего купания в тёплом море, где они отлично покувыркались с неуклюжими на суше "примусами", объедания мороженным, чудесными фруктами и орешками, беготни и бадминтона - заснули все превосходно. И вот всё закончилось.
   - Тук-тук, - мужчина солидного возраста стоит у распахнутой в коридор двери. - К вам можно?
   - Пожалуйста, заходите, - Зулька мотивированно подвигается на диванчике, вроде как, давая человеку место, чтобы сесть, а на самом деле притискивается к мальчику. Вот это номер!
   - Меня зовут Аким Викторович, а ваши имена я знаю. Дело в том, что я один из администраторов игры, с которой вы сейчас возвращаетесь. Пришел, чтобы принести извинения. Мы допустили ошибку. Произошла случайная перестановка цифр в числе, указывающем возраст. То есть так вышло, что приглашать детей мы не планировали. Когда спохватились, автоматика уже вывела на маршрут около двух десятков групп. Очень уж стремительно ребятишки к нам рванули. Потом, естественно, это недоразумение было... прекращено.
   Проблема в том, что ваша команда за это время успела справиться с задачей и победить. Только получить награду вы не сможете, пока не подрастёте. Извините нас, пожалуйста.
   - Так, выходит, вчера это была не награда?
   - Нет, проверка на ксенофо..., - мужчина остановился, словно споткнулся. Помедлил и улыбнулся. - Старею. Ляпнул. В общем быстрее и точнее вас с задачей никто не справлялся. Даже взрослые. Почти все эвакуировались с первого полигона с диареей после сырых моллюсков или рыбы - огня-то там развести решительно невозможно, как мы недавно думали, потому что ни одного камушка или деревяшки в тех местах отыскать никак не получится. А провялить улов перед едой редко кто догадывался. Ваша солнечная печь оказалась для организаторов полным откровением.
   Дальше всё выглядело так, как будто правильный путь решения задачи вам известен, и просто оптимизируется сам процесс. Даже реабилитировать при смене задания никого ни разу не понадобилось. В общем, мальчики и девочки, выучитесь, получите профессии, и перед вами откроются возможности, от которых на моей памяти отказались считанные единицы, - мужчина улыбнулся.
   - Интересно, если Вы считаете, что нам были известны ответы, то мы поступили нечестно? Тогда, почему нас признали победителями? - Вообще-то Ваське ужасно обидно, но он этого не показывает. Однако, хотя бы по косвенным признакам в вопросе следует разобраться.
   - То, что никакими точными сведениями Вы, молодой человек заранее не располагали, нам в точности известно. Так что, если обидел ненароком, прошу прощения, пожал плечам тот.
   - А на кого нужно учиться? - быстро перевела тему Лерка. Она, как всегда, практична.
   - На кого хотите. К чему душа лежит - то и ладно. Прощаемся, - мужчина вышел из купе.
   Выглянувшая через секунду вслед ему Маха увидела только пустой коридор. Поезд уменьшал скорость перед станцией.
  

Оценка: 6.86*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"