Калашникова Людмила Евгеньевна: другие произведения.

Даркенво. Глава 5.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ***
  Арчер громко рыдал в руках Андреаса, не в силах опустить глаза на труп своей жены. Блондин молча поглаживал его по плечу, как-то машинально, механически. Я сидела на полу, прижавшись спиной к кровати, уронив голову на колени, не обращая ни малейшего внимания на старый распотрошенный труп неподалеку, и не чувствуя пульсирующей боли в порезанной руке.
  Беатрис....
  Я не могла поверить, что ее больше нет. Нашей милой, доброй Беатрис. Не будет ее ласковой улыбки, ее теплых рук...
  Разум знал, что это реальность, но сердце твердило: "Это сон...Всего лишь кошмар. Ты проснешься, и все будет в порядке...".
  И как долго ты еще собираешься спать?
  Я подняла голову, но кроме нас четверых...нет, уже троих, в спальне никого не было. Медленно, словно сомнамбула, повернула голову, осматриваясь.
  Если решишь уснуть, вы останетесь здесь навсегда...Хочешь стать такой, как то тело, что лежит возле тебя?
  Голос раздавался в моей голове. Поэтому его никто, кроме меня и не слышал. Даже находясь в прострации, я узнала обладателя этого вкрадчивого шепотка.
  - Даркенво... - прошелестели мои губы.
  Андреас вздрогнул и пристально посмотрел на меня, но ничего не сказал - его внимание вновь привлек Арчер, который, весь сотрясаемый от бьющих его тело рыданий, накинулся на остывающую Беатрис, и принялся ее трясти. Голова женщины моталась из стороны в сторону, как у тряпичной куклы, полуприкрытые глаза тускло мерцали поблекшими зрачками.
  - Оставь ее, Арчи! - прикрикнул блондин, пытаясь расцепить его руки, но рыжий, показав недюжинную силу, сопротивлялся, крича на весь номер:
  - Она живая! Понимаешь, живая, но без сознания, я сейчас ее приведу в чувство... - его рука, размахнувшись, легла на бледное лицо умершей, отвесив ей пощечину.
  - Идиот! - вскипел Андреас, скручивая тому руки за спиной. - Ее больше нет, смирись с этим! Успокойся, или мы все здесь погибнем! Ты своими воплями привлечешь сюда уйму нечисти! Возьми себя в руки!
  Я облизала спекшиеся губы.
  Что мне делать....Я... Я чувствую себя выбито й из колеи....
  Значит, найди в себе силы встать и идти дальше.
  - Да что тебе вообще от меня надо? - хрипло взвизгнула я во весь голос. Андреас снова повернул ко мне голову, в его глазах появилась тревога. Арчеру же было все равно.
  - Ида? Ты в порядке?
  Серые пытливые глаза парня настороженно всматривались в мои. Голоса в моей голове больше не было слышно. Почувствовав, что апатия постепенно уходит, я тихо вздохнула.
  - Все нормально. Нам нужно идти дальше, Андреас.
  Блондин покачал головой.
  - Это невозможно, - дернул он плечом, встряхивая скулящего Арчера. - С этим балластом мы долго не проходим.
  - Мы не бросим его здесь, - возразила я. - Ни в коем случае.
  - Тогда нам придется тащить с собой и Беатрис. Потому что без нее этот слюнтяй никуда не пойдет. А таскать на плечах еще и труп... Извини, но я пас.
  Воцарилось молчание, прерываемое лишь всхлипами Арчера. Я поднялась на ноги.
  - Мы оставим ее здесь. Когда закончим со всем этим - слышишь меня, Арчер? - мы вернемся за Беатрис... - голос мой прервался. - А сейчас мы должны идти. Хотя бы для того, чтобы отомстить за нее.
  Теперь пришла очередь Андреаса тяжко вздыхать.
  - Черт... Ладно, пошли, - перекинув одну руку рыжего себе через шею, Андреас взвалил его на плечо и поднялся с пола.
  - Мы кое-что обнаружили в ванной, - хмуро пробормотал он. - Дети... Две маленькие девочки, черные, как ночь, с белыми глазами, прятались под темной маслянистой грязью, которой была наполнена ванная, и резко вынырнули, как только Арчер подошел поближе. Попытались его утянуть под воду, но я вовремя вспомнил о ангельских кинжалах...К сожалению, я уронил один в ванну, и доставать оттуда не горю желанием.
  Угрюмо кивнув, я молча прошла к выходу, открывая дверь для Андреаса.
  И только когда мы вышли из номера, я вспомнила, что и мой кинжал тоже остался там...
  
  >***
  И что теперь? Снова преграда. Ну, уж нет, я найду Беатрис.
  Рассвирепев, я вырвала лом из рук журналиста и бросилась атаковать старую покосившуюся дверь, нанося удары около дверной ручки. Дерево, поврежденное кислотой, на удивление легко поддалось, и вскоре в нем образовался пролом, достаточно большой для того, чтобы просунуть в него руку. Нащупав пальцами задвижку, дернула ее. Было хорошо слышно, как с той стороны на пол посыпалась ржавая труха, и сама задвижка лишь совсем ненамного поддалась в сторону.
  Оттолкнув меня, в дыру засунул руку Андреас. Он оказался более удачлив, и дверь распахнулась.
  В лицо нам дунул ледяной, пронизывающий ветер, и стало страшно. Все. Мы открыли дверь в их могилу. И вторглись в их Царство...
  Свечи погасли, и в кромешной темноте мы первое время слышали лишь стук собственных сердец, да шорох капель, падающих откуда-то сверху. А потом впереди раздался легкий перестук женских каблуков.
  Андреас судорожно чиркнул спичкой, зажигая свечу, и короткая вспышка озарила мокрый кафельный пол под нашими ногами. Стук прекратился, будто его обладательница остановилась, а потом раздался вновь.
  Поднятая перед Андреасом свеча выхватила из темноты поистине жуткое зрелище...
  Метрах в четырех от нас, шатаясь, медленно брела медсестра...Вернее, это были две медсестры - бедра и ноги у них были одни на двоих. Два торса, обтянутых несвежей серой тканью медицинского халата, раскачивали длинными руками, шаркая по стенам ладонями. Будто пробираясь наощупь. Когда чудовище подошло чуть ближе, мы поняли, что оно слепо - на миловидных личиках двух абсолютно одинаковых, словно близняшек, блондинок, грубыми толстыми нитками были зашиты глаза и губы.
  Медсестра остановилась, и прислушалась. Поняв это, мы прижали руки ко ртам, стараясь затаить дыхание, и не двигались с места. Совсем рядом с нами рванулась тонкая бледная рука, схватив воздух. Постояв немного, медсестра побрела назад, не разворачиваясь - спиной вперед. И тут я поняла, что сырость этого места одолела меня, и я сейчас чихну.
  Судорожно зажала нос и рот обеими руками, но это не помогло. Фырканье разнеслось по воздуху, многократным эхом отразившись от влажных стен. Я застыла в ужасе.
  Медсестра услышала меня и тут же среагировала - раздвоенное тело стремительно бросилось туда, откуда послышался звук. Андреас, схватив меня за руку, не менее быстро отпрыгнул в сторону и замер, крепко прижавшись к стене. Свеча, чудом не потухшая, осветила две двери.
  Чудовище, поняв, что вновь промазало, снова затихло. Э, да оно совсем не так умно и страшно, как кажется, подумала я. Нам нужно лишь соблюдать дистанцию и тишину, чтобы обмануть его и добраться до одной из двух дверей.
  Сняв с руки часы, журналист швырнул их в сторону, противоположную от той, где мы сейчас находились. Ударившись о стену, они отскочили от нее и... оказались в одной из рук подскочившей медсестры. Оттолкнувшись от стены, мы рванулись в сторону и вновь замерли, переглянувшись - в этот раз монстр среагировал быстрее, и даже успел пронестись мимо нас, чудом не поймав. Ох, как это мне не понравилось. Я слишком рано расслабилась.
  Теперь мы решили постоять подольше и тишиной обмануть медсестру. Но, видимо, ей надоело играть в прятки.
  Две руки залезли в подвязки чулков, и достали из-под них пару скальпелей. Поднеся их к своим лицам, поддели нитки, которыми были зашиты их глаза и перерезали их.
  Мы с Андреасом одновременно сглотнули.
  Две пары опухших век дрогнули и поднялись, открыв миру серо-зеленые, со спекшимися черными корками крови в самых уголках, глаза, которые тут же уставились на нас...
  И тело кинулось в нашу сторону. Встретив грудями соль, которую щедро сыпанул из банки в ее сторону блондин, медсестра приостановилась и замычала, дав время Андреасу размахнуться и ударить ломом ее под дых. Ответом ему были просвистевшие над самым его ухом скальпели, но чистое железо, из которого был сделан лом, обожгло монстра, заставив его отшатнуться. Врезавшись спинами в стену, медсестра изловчилась вывернуться, и вновь активно бросилась на парня, яростно нападая. Андреас взмок, еле отбиваясь от противника, пока я спешно осматривалась, думая, чем бы помочь.
  Довольно быстро я увидела открытую банку с кислотой, оставленную нами на полу у выломанной двери. Чтобы добраться до нее, мне пришлось проползти на коленях между ног чудовища, в пылу сражения не обратившего на меня ни малейшего внимания. Головы две, а мозг, подумала я, все-таки один.
  Но смеяться над блондинками у меня времени не было. Осторожно схватив склянку, стараясь не обжечься о края и не вылить на себя ее содержимое, я поползла обратно. В самый последний момент шестое чувство проснулось, и спасло мне жизнь - всего в паре сантиметров от меня в стену врезался локоть медсестры, осыпав мою голову каменной крошкой. Взвизгнув, я откинулась на спину, крепко держа в руках банку. Внимание монстра обратилось на меня, и медсестра повернула ко мне оба своих торса. Свист скальпелей в воздухе наполнил мои уши, и я, зажмурившись, плеснула кислоту перед собой, наугад...
  Плечо обожгла резкая боль, свист сменился громким жутким воплем, нещадно раздирающим барабанные перепонки. Не открывая глаз, упала в сторону, увлекаемая за собой сильными мужскими руками, при этом выпустила пустую склянку из рук, и в стороне от себя услышала, как она разбилась о плиточный пол. Открыв глаза, увидела искаженное от напряжения лицо Андреаса; подхватив меня на руки, он понесся к двум дверям. Вопль позади становился все громче, и я обернулась.
  Кислота попала чудовищу в лица, и полностью выжгла глаза. От невыносимой боли зашитые рты медсестер раскрылись, разрывая нитки, скальпели то и дело сверкали у их голов, нанося длинные глубокие шрамы на груди и щеки блондинок - обезумев от боли, чудовище полосовало само себя, дергаясь. Раздался громкий хруст - сломался каблук одной из больничных пожелтевших от времени белых туфелек, и монстр, потеряв равновесие, свалился, причем, крайне неудачно для себя - напоровшись на собственные скальпели. Одно лезвие пропороло горло левому туловищу медсестры, и оно агонизировало на полу, захлебываясь в черной мутной жидкости, вытекающей из раны. Попадая на воздух, жидкость обращалась в темный туман и развеивалась. Вторая часть чудовища была жива, но никак не могла подняться - видимо, принадлежала ей только правая нога - и злобно кричала, извиваясь на полу.
  Бережно опустив меня, Андреас бесстрашно подошел к монстру и выбил скальпель из беспорядочно и слепо размахивающей в воздухе руки правого туловища, сломав ему запястье. Монстр взвизгнул и притих, время от времени негромко всхлипывая, как будто зная, что сейчас произойдет. Подобрав нож, и крепко сжав пальцами его скользкую гладкую рукоять, блондин осторожно согнулся над тварью, предварительно наступив ногой на ее левую руку. Я неотрывно, во все глаза, следила за ним.
  Твердой рукой Андреас уверенно полоснул по горлу монстра, в лицо ему ударил черный фонтанчик, но не достиг его кожи, растворившись в воздухе. Медсестра дернулась, ее рваные губы с остатками бурых грязных ниток задвигались, что-то шепча. Я подползла ближе.
  Блондинка многократно повторяла одно только слово, до самых тех пор, пока окончательно не замерла. Тонкие бледные руки, рванувшись в воздух из-под ног журналиста в последний раз, обмякли и с глухим стуком упали на мокрый кафель. Тяжело дыша, Андреас поднялся и устало прислонился к стене. Я улыбнулась ему вымученной улыбкой и только сейчас поняла, что мое плечо залито кровью и сильно болит. Похоже, клинок медсестры меня, все же, задел...
  Отдышавшись немного, парень подошел ко мне и, опустившись рядом, разрезал промокшую ткань на моем плече. Срезав с низа моего больничного платья несколько полос, тщательно перевязал ими рану.
  Теперь стало чуть полегче, но, все равно сильно мутило, и я подумала о том, сколько же заразы попало с ржавого старого скальпеля мне в кровь. Андреас поставил меня на ноги, и я, опираясь на него, подошла к дверям.
  Которую из них выбрать, мы не знали, а потому толкнули обе.
  За первой же оказалась кирпичная кладка. Долго изумляться сему мы не стали, и открыли вторую дверь. За ней вниз уходила железная винтовая лестница, и Андреас присвистнул. Да уж, действительно, сколько еще нам предстоит спускаться под землю? Но, другого выбора у нас не было, и мы, осторожно ступив на влажную - сырость, откуда такая сырость повсюду? - ступеньку, стали медленно, крепко держась за скользкие перила, погружаться в темноту, такую густую, что даже свеча разгоняла ее не более чем на один шаг впереди.
  Прежде чем дверь за нами навсегда скрылась во тьме, я бросила на нее последний взгляд, думая о том, что сейчас лежало там бездыханное, уже окончательно мертвое, перед смертью отчаянно шептавшее своему убийце... "Спасибо..."
  
  ***
  Арчер что-то невнятно бормотал, безвольно повиснув на плече блондина, то и дело соскальзывая, отчего Андреас, раздраженно чертыхаясь, время от времени встряхивал его. Я шла впереди, освещая путь свечой и держа наготове серебристый кинжал. Защитный амулет висел на шее - после того, как Беатрис погибла, несмотря на пентаграмму, которую она держала в руках, я перестала доверять потерявшему силы талисману. Слишком много здесь отрицательной черной энергии, она забивает силу мертвых и гасит ее.
  Больше в номера мы заходить не стали, прекрасно понимая, что в каждом из них нас ждет нечто подобное тому, что мы обнаружили в номере того мужчины. Стало ужасно тоскливо и холодно, руки и спина покрылись "гусиной кожей". Посмотрев на термометр, висящий в коридоре, я отметила про себя, что температуру он показывал двадцать три градуса. Странно... Ощущение было как при минусе - из губ вскоре стал вырываться белесый пар. Впрочем, чему я удивляюсь...
  Забыла где ты, да, Лума?
  Знакомый голос в моей голове и тихий сухой смешок невероятно злили. Я резко остановилась, поднесла свечу к стене, памятуя о чудовище, прятавшемся в начале этого этажа, и внимательно осмотрела каждый ее участок. Чисто. Обои не отклеивались, превращаясь в жуков, руки из-под них тоже не лезли. Немного успокоившись, я прижалась спиной к стене, и, выставив перед собой обе руки со свечой и кинжалом, покосившись на Андреаса, поспешившего свалить Арчера мешком у самых наших ног и, последовав моему примеру, занять похожую позицию, злобно выкрикнула в полумрак коридора:
  - А ну, прекращай прятаться, ублюдок! Покажись!
  Смех стал громче, явственнее, и звучал уже в моих ушах, а не голове. Андреас напрягся, и посмотрел вдоль коридора, откуда доносился хохот. Из глубин тьмы, по мере приближения к нам превращавшейся в сумрак, двигалась темная фигура с белым, словно фарфоровая маска, лицом. Черные прогалы глаз чуть сощурились, губы расплылись в улыбке, такой натянутой, ненатуральной...
  - Что ты вечно крутишься вокруг нас? - завопила я, понимая, что истерика близка. - Все время что-то вынюхиваешь, издеваешься... Что тебе надо, скажи!
  Сердито махнула перед собой кинжалом, лишь в паре сантиметров от лица Даркенво. Тот заулыбался еще шире, будто я ему комплимент сказала. Меня это покоробило, и я состроила гримасу отвращения, глядя на него.
  - Ах, Лума, ты даже не представляешь, как похожа на Нее.... - черный туман его одеяний вился вокруг моих ног, неагрессивно, ласкающее, играя, а тихий голос, лишенный всяких эмоций, был приторно-сладким, словно мне в уши вливали майский мед.
  - На кого, нее? - переспросила я, хмурясь, и внутренне подобралась.
  - На свою мать, конечно же... - шепнул мне в правое ухо темный ангел. - Те же глаза.... - его тонкие, очень длинные пальцы скользнули по моим векам, опуская их, - Те же волосы... - он принялся перебирать мои рыжеватые локоны, падающие мне на плечи, - Те же губы....
  Морозное дыхание обожгло мне лицо, совсем близко... Я открыла глаза и попыталась оттолкнуть чудовище от себя. Даркенво отпрянул и засмеялся, но оставил меня в покое, заскользив куда-то вбок.
  - И такой же норов, - его смех вдруг замер, улыбка исчезла с губ.
  Арчер у наших ног поднял голову и посмотрел на нас заплаканными, но мыслящими глазами. Похоже, он, наконец-то пришел в себя.
  - Ида.... - слабо прошептал он. - Дай мне нож...
  Не сразу я поняла, о каком ноже идет речь. Переглянувшись с Андреасом, я пожала плечами и протянула рыжему кинжал. Тот судорожно схватил его и, не успели мы и глазом моргнуть, вскочил на ноги и кинулся на Даркенво.
  - Мрррразь!!! Убью! За Беатрис, всех вас урою, сволочи поганые!! - рычал он, брызгая слюной и пытаясь достать клинком темного ангела, который, видимо, обалдев не меньше нас с блондином, даже и не пытался увернуться. Впрочем, неприятных ощущений от этого он не испытывал - лезвие проходило сквозь него, не задевая и не оставляя ни малейшего следа, что неудивительно, ведь Даркенво почти полностью состоял из темного газа.
  Белое лицо-маска скривило тонкие губы и острый черный палец коснулся лба Арчера.
  - Сядь, - это слово Тьма словно выплюнула парню в лицо, и тот, неожиданно для нас и самого себя, подчинился, осев на пол. Уронив голову на грудь, тяжело дыша, он молча сидел, потирая лоб рукой, крепко сжимая кинжал в другой.
  - В самом деле, что тебе нужно от нас? - повысил голос Андреас, с вызовом глядя в бездонные черные дыры на вновь заулыбавшемся лице. Улыбка приобрела оттенок презрительности, и темный туман вновь заклубился возле меня.
  - От вас - абсолютно ничего. Вы мне не интересны и скоро умрете. Мне нужна она.
  - Для чего? Чего ты хочешь от меня? - дыхание прервалось и стало шумным, сердце неприятно забилось. Я нервничала пуще прежнего.
  - Ммм.... - протянул Даркенво, смакуя мой вопрос и словно пробуя его на вкус. - Так уж и быть, расскажу вам маленькую сказку...
  Не так давно, лет двадцать пять назад назад, один ангел, устав от своего народа, спустился на землю, в старую заброшенную часовенку, стены коей были густо обтянуты плющем, и обнаружил там девушку, ее ладони были сложены в горячей молитве, а волосы ее горели червонным золотом в лучах уходящего солнца. Ангел не стал пугать ее, и принял облик земного мужчины, он подошел совсем близко к ней, и она обернулась, и в глазах ее было столько всего, недоступного ему, но столь желанного и притягательного....Что он, сам не желая того, ответил на ее улыбку. Она помолилась еще немного, а ангел сидел рядом, не решаясь нарушить молчание и сказать ей хоть слово. Да и что он мог ей сказать?
  Но с этого самого дня спокойствие его было нарушено. Каждый день возвращался он в часовню, в то самое время, когда солнце прощалось с землей, уходя за горизонт, для того, чтобы вновь увидеть Ее. Он так и не заговорил с ней, лишь сидел молча и ... улыбался, улыбался потому, что ему хотелось этого, потому, что раньше был этого лишен. И он был счастлив. А девушка чувствовала это, и ее к нему тянуло. Ангелу понравилось чувство, что он пробудил в ее душе, хотя, ответного он не мог испытать. Для нее он стал мужчиной, для нее он был с ней.. Ну, и для себя, конечно, тоже. Но однажды ему опротивел облик человеческий, и открыл он деве истинного себя... И не приняла его Она, и умерла в эту же ночь, ровно с солнцем...
  Собратья ангела не поняли и не простили его. И стала быстро тлеть в нем ненависть к ним, и росла она, пока не отвратил свой лик от народа своего сий ангел, и не прогнали они его. И ушел он на сторону, противоположной той, что поддерживали братья его...
  Все то время, что Даркенво говорил, его лицо озаряла печальная улыбка, почти настоящая, почти искренняя. Он умолк, но меня это абсолютно не устраивало.
  - Это была моя мать? Так это из-за тебя я росла в сиротском приюте! - слезы застили мне глаза. Выронив свечу, я спрятала лицо в ладонях.
  - Ах, ты сволочь.... - прошипел сквозь зубы Андреас, и попытался обнять меня за плечи, но я вырвалась.
  - А я ведь говорил... - нервно хихикнул Арчер, все еще тупо пялясь в пол. - Я говорил, что все эти ангелы отвратительные и циничные твари....
  Взгляд Андреаса не обещал ничего хорошего. Сжав кулаки, он гневно засопел.
  - И чего ты теперь тут околачиваешься? Сделал мерзость двадцать пять лет назад, и хочешь еще подгадить, потомку той, что убил?
  Смех Даркенво превратился в отвратительное звонкое хихиканье.
  - И, все же, люди такие глупые....Иди вперед, Ида Лума, иди к своему предназначению, проходи сквозь боль и страдания, убивай, и становись тем, кто ты есть на самом деле...
  Просыпайся.....
  
  ***
  И, все же, откуда здесь такая сырость? Под ногами уже явственно хлюпали лужи, обдавая ноги снопом ледяных брызг. Я страшно замерзла, зуб на зуб не попадал от дрожи, сотрясавшей тело, зато боль в плече стала более тупой и уже не так сильно привлекала к себе внимание. Я уже не держалась за Андреаса, предпочитая идти самой. Тошнота отошла, стало полегче. Теперь, когда руки парня освободились, тьму разгоняло уже две свечи - его и моя.
  Помещение, в котором мы шли, оказалось довольно большим, и чем-то напоминало склад. Наверное, наваленными в груду ящиками, баллонами с каким-то газом, обмотанными полиэтиленом свертками. Однако, свеча журналиста очень быстро вырвала из темноты два прозекторских стола, а моя рука, время от времени скользящая по стене справа, дабы не заблудиться в кромешной мгле, нащупала металлическую ручку. Недолго думая, я поднесла к ней свою свечу, и перед собой увидела огромный металлический шкаф с множеством ящиков.
  Поняв, что это, мне сразу расхотелось тянуть за ручку, и я отшатнулась к Андреасу. Однако, тот как раз был намерен тщательно проверить весь морг. Отойдя подальше от шкафа, я напряжено наблюдала, как блондин вынул из кармана фляжку. Открыв ее, улыбнулся мне. По воздуху поплыл резковатый запах бензина. Немного похлопав себя по карманам, Андреас достал коробок спичек.
  Шумно выдохнув, прислушиваясь к малейшему шороху, я, капнув немного горячего воска на потемневшую поверхность прозекторского стола, установила на нем свечу, и, схватив в обе руки железный лом, вытянула как оружие перед собой, намереваясь хорошенько огреть по голове каждого, в ком хотя бы заподозрю агрессию.
  Положив руку на металлическую ледяную ручку, Андреас дернул ее на себя, выдвинув ящик. Резко пахнуло гнилью и разложением, и я, чуть не выронив лом, закрыла лицо руками, глаза заслезились. Более привычный, видимо, Андреас громко чихнул, и поднес свечу к содержимому ящика.
  Трупа практически не было. Была вонючая, местами засохшая в сгустки, слизь, в которой, словно котлеты в соусе, плавали кости и черные кудрявые волосы у изголовья.
  "Господи Иисусе...", ошеломленно прошептал Андреас. И я была с ним абсолютно согласна.
  Внезапно, краем глаза, я уловила какое-то движение слева, и тут же, сорвав со стола свечу, посветила в ту сторону.
  Никого, только мрачные стены и большая лужа на грязном полу. Пожав плечами, решив, что нервы уже окончательно сдали, я собралась подойти к блондину, который уже обливал останки бензином, но шестое чувство вновь подсказало мне, что я здесь, все-таки, не одна. Сглотнув, я медленно повернула голову вбок. И на сей раз успела уловить мелкую рябь на поверхности лужи. Еле переставляя ватные от страха ноги, я приблизилась к ней. Вода вновь покрылась кругами, однако, сквозь них можно было разглядеть изображение - не отражения, нет, у девушки в воде были темные волосы и белая шапочка...Я мгновенно узнала безымянную девушку из зеркала и склонилась поближе. Как и в прошлый раз, она пыталась что-то сказать, но голоса не было слышно, да и само изображение постоянно расплывалось. Я развела руками и покачала головой. Тогда ее лицо стало приближаться, так быстро, что уже через мгновение показалось из воды. Правда, это была уже не миловидная юная мордашка - на меня смотрели выпученные черноватые белки мертвых глаз, серая рваная кожа лохмотьями висела на тощих ссохшихся скулах, противно лоснясь от воды. И только кудри были прежними...Задохнувшись от ужаса и неожиданности, я как вкопанная застыла на месте, наблюдая за тем, как, опершись на полусгнившие руки, мертвая потянулась ко мне всем телом, приоткрыла черные губы и испустила надрывный хриплый шепот:
  " Спасссиии...Нааас... Спасиии...Себя...Они не... вы... пустят никого...Его тело при нем... не найдешь...Но он тоже боится.... Смерти..."
  Чуть не задыхаясь от трупного смрада, я сидела на полу, пытаясь запомнить ее слова. Закрыв рот, она моргнула и оглянулась. И вдруг ее тело и лужа, из которой она выползала, вспыхнули ярким пламенем. Огонь быстро окутал ее всю, яростно пожирая ее волосы и руки. Белые глаза посмотрели на меня в последний раз и лопнули, растекшись по щекам. Темный рот изогнулся в кривой улыбке. Труп почернел и рассыпался в прах.
  Рядом раздался изумленный возглас, и я подняла голову, встретившись глазами с Андреасом, стоящим около ящика, из которого, весело переплетаясь языками, нехило так полыхало огнем.
  В мозгу словно щелкнул рычажок, и я перевела взгляд обратно на горку сероватого пепла, а потом, вскочив, кинулась к Андреасу, пытаясь заглянуть в ящик. Хотя останки уже практически полностью сгорели, и я не смогла, разумеется, ничего разобрать, я поняла, что это когда-то было тело той девушки, вспомнив клочки черных кудрявых волос, врезавшихся мне в память, когда Андреас выдвинул ящик.
  Сам Андреас был еще более шокирован, чем я. Стоило только ему на минуту отвернуться, как я уже оказалась в обществе агрессивного призрака! Долго я объясняла ему, что призрак вовсе не была агрессивной, что это та же, что подсказала мне, где находится Беатрис. Не удивлюсь, если мух в котельной, как указатель, привлекла тоже она. И сейчас она тоже пыталась помочь, хотя я не поняла ни слова из сказанного ею. Кто - Он? Какое тело?
  Что ж, подумаем об этом позже. А сейчас я склонила голову перед догорающим пламенем и прошептала:
  "Мир праху твоему. Как жаль, что я так и не узнала твоего имени..."
  Андреас взял мою руку в свою, и прижал ее к своим губам. Будь сейчас другое время и другое место, я бы страшно смутилась, но теперь я восприняла это как должное. Кивнув ему, я повернулась к шкафу, и твердо решив это сделать, выдвинула на себя еще один ящик...
  Следующие минут пятнадцать-двадцать мы занимались весьма кропотливой и неприятной работой - обливали найденные тела, представленные перед нами в самых различных степенях разложения, иногда ссохшиеся мумии, иногда сгнившие до костей трупы, иногда изуродованное месиво, подобное тому, что мы обнаружили самым первым, омерзительно плещущееся нам на ноги при резких движениях ящика, бензином, запас коего быстро иссякал, и, с трудом выискивая в коробке сухие спички, поджигали останки. Вскоре, весь морг был освещен весело полыхавшим из обугливающихся металлических ящиков пламенем, выхватившем из темноты движущиеся тени. Но мы, прекрасно знавшие, что массовое сожжение не останется незамеченным обитателями подвала, были готовы к непрошенным гостям. Андреас, с ломом наперевес, уже ждал их, я же выхватила у него из-за пояса старый скальпель, отобранный у двутелой медсестры, и встала рядом.
  Фигуры приближаясь, покачиваясь. Перед нами возникло такое, что и в самых пугающих фильмах ужасов никогда не покажут. Я не знаю, при жизни ли так над ними издевались, или они стали такими после смерти чьей-то волей...Но только то, что я уже привыкла к мрачной, насыщенной страхом и крайне неприятными сюрпризами обстановке подвала и закрытого крыла больницы, позволило мне не упасть в обморок. Человек, в конце-концов, привыкает ко всему.
  
  Их было очень много - все огромное помещение морга было заполнено ими, оттесняя нас к горящим шкафам. Две девушки, сшитые спинами вместе, стояли впереди, подталкиваемые сзади напирающими духами; существо, по виду похожее на человека, облитого горячим воском, присмотревшись получше, я поняла, что это не воск, а его собственная кожа, каким-то способом расплавленная; обгорелые до черноты трупы, еле переставляющие ноги-палочки, и несущие за собой омерзительный, дурнотный смрад плоти, сожженной в уголь, перебивающий даже вонь от догорающих ящиков; распухший толстяк, похожий на утопленника, с пробитой головой, в которой, явственно сверкая блестящим хитиновым покровом, копошились жуки, насуплено уставился на нас из-под массивных надбровных дуг, пожевывая собственный язык; завернутое в полиэтилен, подрагивающее тело, еле передвигающееся; мужчина с противогазом на лице, обрывках халата санитара на теле, и огромной дырой в груди и животе, сквозь которую просвечивала стоящая за ним женщина, увлеченно раздирающая себе лицо - ни одной капли крови с него не упало, а под содранной плотью свисали нитки, самые обыкновенные нитки, огромными мотками свешиваясь ей на грудь, словно недвижимые черви...Послышался знакомый звук скрежетания по полу железной арматуры, и в моем поле зрения появился уже знакомый мертвец без лица.
  Их всех было так много, что Андреас обреченно опустил лом. Увы, то, что это конец, поняла и я. Нам с практически голыми руками никогда не перебить их всех....
  
  ***
  
  Я шла по коридору, все еще в шоке от услышанного. Начинаю думать, что я тут неспроста.
  Сзади посапывал Арчер, Андреас уже не держал его, и рыжий шел своим ходом. Оба парня молчали, не решаясь сказать ни слова с тех пор, как Даркенво, рассказав свою "сказку", мерзко хихикая, ускользнул в ближайшую стенку. Ублюдок. Эфирных ловушек на него не хватает...
  Подумав об этом, я резко остановилась, и столкнулась с парнями, не успевшими затормозить. Поймав на себе их недоуменные взгляды, я поспешила озвучить свои мысли:
  - Вы заметили здесь хоть одну эфирную ловушку?
  Андреас покачал головой. Арчер последовал его примеру не сразу, что меня насторожило.
  - Арчер? - настойчиво переспросила я. - Ты ТОЧНО ничего не видел?
  Печально вздохнув, парень отвел глаза в сторону.
  - Тааак.... - прошептал, вернее, прошипел, Андреас. - Давай-ка, друг родимый, колись.
  В карих глазах Арчера Блоссома отразилась режущая тоска. Но, вздохнув, он пошарил в кармане и извлек на свет ... такую до боли знакомую вещь - четки из самшита с серебряным крестом. Андреас поперхнулся.
  - Ты снял их с нее? За каким чертом ты это сделал? - взвился он.
  - Оставь его! - прикрикнула я. - Арчер имел на это право....
  Рыжий опустил плечи, словно нашкодивший школьник перед директором, стоя тихо, без малейшего звука. И только по щекам его струились слезы.
  Я с укором взглянула на блондина. Тот скис.
  - Ребята... - еле слышно прошептал Арчер. - Ида... Вот...
  Он протянул четки мне и я, не без содрогания, взяла их в руки. Знакомое покалывание наполнило пальцы, и я принялась быстро перебирать деревянные бусины в руках, внимательно осматривая каждую.
  - В чем дело? - Андреас встал рядом, заглядывая мне через плечо.
  - Нашла... - ошеломленно прошептала я, и продемонстрировала ему бусину, на которой были выгравированы мутные нечеткие линии, пересекающие всю ее поверхность.
  - Оппа....
  Я тоже была изумлена. Вот значит как...
  Впервые мы познакомились с эфирными ловушками в Ирландии, когда очищали от банши одно родовое поместье. Семья имела глубокие мистические корни, предки долгое время занимались колдовством... За что, собственно, и поплатились, навлекнув на себя проклятие, с которым в этой семье боролись не первый век - как живые ее члены, так и мертвые. Эфирные ловушки создавались в огромных количествах, видимо, почитаемые за панацею, и каждая вторая тарелка в доме носила на себе этот странный рисунок. Однако, они лишь удерживали банши внутри на некоторое время, но не уничтожали их. Хотя, конечно, польза от них была.
  Вспомнив, как Арчер, еще не женатый тогда на Беатрис, попал под влияние чар ирландского крикливого приведения, обратившегося в красивую девушку с огненно-рыжими волосами, я не смогла не сдержать улыбку - парень тогда своей влюбленной настойчивостью перепугал саму банши, не привыкшую к таким буйным и неадекватным мужчинам.
  Я никогда не видела, как мертвые создавали эфирные ловушки, лишь предполагала, что знание этого приходит лишь сразу после смерти, когда умерший, страстно желая защитить дорогих ему людей, оставляет на какой-нибудь вещи такие знаки. Причем, каждый раз они абсолютно одинаковы по своему рисунку....
  Выходит, Беатрис оставила нам свою защиту....Последнее, что она могла для нас сделать. Она заботилась о нас даже после смерти.
  Глаза защипало, и я отвернулась, сжав в кулаке четки.
  - Что ж, это нам очень поможет, - мой голос звучал глухо и сердито. - Ибо, больше ловушек нам здесь не найти. Все они, как я полагаю, уничтожены тьмой.
  - В чем я ни капли не сомневаюсь, - отозвался Андреас, запустив пальцы в волосы. - Какой у нас план, Лума? Что делать будем?
  Я задумалась, прикусив губу. Какой план... Черт побери, нет у меня плана! Как и в тот раз, пять лет назад, я энергично сунулась в самое пекло, абсолютно не готовая к нему. Хотя...
  Нет. На этот раз мы подготовлены лучше.
  Вскинув голову, я встретила напряженный внимательный взгляд серых и карих глаз. Чуть улыбнулась.
  - У нас еще достаточно ангельских ножей. Не знаю, как вы, а я планирую перебить здесь все, что можно, а потом надрать задницу нашей ангелу. Просто потому, что я чертовски злая!
  Ответом мне была ухмылка на лице Андреаса, и энергичный кивок Арчера.
  Отлично. Страх ушел, и нами овладело желание действовать. Значит, вперед!
  Подойдя к двери первого же попавшего нам номера, Арчер, не заботясь повернув ручку, проверить, открыто ли, ногой вышиб ее. Дверь от удара широко распахнулась, и в номер вбежал Андреас с двумя кинжалами в обеих руках. Быстро осмотревшись, кивнул мне на ванную, рыжему - на спальню, и отправился туда же вслед за ним. Хех, понятно, не хочет, как в прошлый раз. Ладно, посмотрим, что плавает в этом номере.
  Как ни странно, но ничего там и не плавало. Грязная ванна была абсолютно пуста. Зато мое отражение в старом потрескавшемся зеркале искривилось, поморщилось и принялось стареть на глазах, превращая меня в уродливую старуху. Ощупав свое лицо, я поняла, что неприятная метаморфоза происходит только в зеркале, и, недолго думая, вонзила в него острие ангельского клинка. Стекло лопнуло, из трещин полилась кровь, стекая в раковину, но меня это волновало уже мало - одна шестая клинка потемнела, это значило, что тварь уничтожена. Я весело усмехнулась тому, что осталось от зеркала, подумав про семь лет несчастий, громко фыркнула, и помчалась помогать парням.
  Столкнулась с ними в коридоре. Арчер истерично хохотал, зато Андреас был весьма мрачен. Заглянув в спальню, я увидела два почерневших маленьких тела, скорчившихся на ковре, и поморщилась.
  - Нет, это какой-то идиотизм...- хохотал Арчер. - На меня все время нападают адские детишки.... То в ванну затащить пытаются, то глаза мне выжрать...
  Тут я заметила ссадину у него на виске. Блондин со всей дури огрел беднягу по спине, и тот немного успокоился. По крайней мере, ржать перестал, и сейчас стоял, шумно отдуваясь. Решив, что тут мы закончили, я направилась в соседний номер. Парни поспешили за мной.
  
  Началась самая настоящая зачистка территории. В течение всего этажа мы, распахивая двери, выбивая запертые замки с мясом, забегали в номера, бегло осматривали помещения изнутри, и, видя что-либо подозрительное, метали в это серебристые кинжалы, в большинстве случаев не давая призракам даже высунуться. Клинки быстро темнели, и, в итоге, из имевшихся десяти, у нас осталось только восемь, даже семь - нож Арчера был заполнен на четыре шестых.
  Правда, встречалась нам пока только нечисть весьма примитивного уровня - ходячие трупы, двигающиеся картины, чудовища из зеркал, огромные мясистые черви с острыми зубами, выползающие из труб... Один раз из-под кровати выползло существо, напоминающее паука, вот только вместо лап у него были человеческие руки. Монстра обезвредил Андреас, бесстрашно накинувшийся на него, и вонзивший кинжал в один из многочисленных черных глаз чудовища, после чего то отшвырнуло его от себя, дернуло руками и затихло, скрючившись и почернев. Забавно, но абсолютно все существа, убиваемые ангельскими клинками, чернели после смерти, будто невидимое пламя сжигало их и обугливало. Но при этом ни лезвия ножей, ни рукояти не нагревались. И лишь заполнившись до отказа, истратив свой лимит в шесть нечистых душ, кинжалы на мгновение охватывались пламенем и тут же рассыпались в бесполезный серый порошок.
  Закончив с этажом, мы собрались в коридоре. Я устало прислонилась к стенке, утирая пот со лба. После ухода Даркенво, обожавшего, как я уже успела заметить, замораживать все вокруг себя, температура вновь вернулась в нормальные двадцать два градуса, однако, после такого интенсивного занятия, как уничтожение призраков, я вся покрылась испариной и запыхалась. Рядом на пол присел Андреас, принявшись рассматривать ангельский клинок, осторожно водя по острию пальцем. Арчер, довольно улыбаясь, зажигал уже пятую по счету сигарету - когда он, орудуя ножом, умудрялся еще и прикурить, для меня оставалось загадкой. Ну, это ж Арчер! За долгие пять лет нашего знакомства, мы все прекрасно поняли, что рыжий разгильдяй способен на любые выкрутасы.
  Посмотрев на мою запыхавшуюся мордашку, Андреас усмехнулся, качнув головой в сторону. Я улыбнулась ему в ответ.
  - Эх, сейчас бы кофе....
  - Когда мы выберемся отсюда, я напою тебя самым лучшим капучино, - отозвался блондин, пряча кинжал за пояс. - У меня друг работает барристо, ты же знаешь, как я люблю этот напиток и разборчив в нем.
  О, да. Андреас был самым настоящим снобом во всем, что касалось кофе, предпочитая только лучшее. Арчер даже пытался как-то подшутить над ним, заменив свежемолотый душистый порошок в его чашке на дешевый растворимый. Однако, шутка не удалась - Андреас быстро заметил подставу, после чего Арчер выслушал о себе столько нового из его уст, причем, далеко в не самых изысканных эпитетах. Мата не было только потому, что воспитанный блондин не позволил себе его в присутствии нас с Беатрис. Вспомнив этот случай, я прыснула и опустила голову, пряча смешливые глаза в пол.
  - Ладно, - поднялся на ноги Андреас. - Надо идти дальше.
  - Даааа, - протянул рыжий. - Нам еще шесть этажей чистить.... Хватит ли у нас кинжалов на это?
  - Конечно, нет, - снисходительно бросил ему блондин. - Мы и не будем уничтожать все подряд. На это не только ножей - жизни не хватит!
  - Твои предложения? - я подняла на парня глаза.
  Тот вздохнул, перекидывая поудобнее сумку через плечо.
  - Я думал, это элементарно. Нам нужно найти самое сердце тьмы, и там уже навести порядок. Уничтожим главную нечисть - остальная или помрет сама, или сбежит.
  - Гениально, умник! - Арчер скорчил такую мину, будто объелся лимонов пополам с лаймами. - Если ты все на свете знаешь лучше всех, может, тогда заодно и подскажешь нам, обделенным, где именно сие сердце тьмы находится?
  - Может, и подскажу, клоун ты наш доморощенный, - прошипел Андреас, доставая из сумки аккуратно сложенные листы бумаги, пожелтевшие от времени. - Лучше бы ты жену свою слушал почаще... Пока была такая возможность.
  - Ублюдок!! - взревев, рыжий кинулся на парня, явно намереваясь его, как минимум, придушить. Я еле успела схватить его за руку и рвануть на себя.
  - АРЧЕР!!! - рявкнула я. - УСПОКОЙСЯ!!! Андреас, немедленно прекрати его доводить!
  Мои пальцы, просвистев в воздухе, отвесили блондину пощечину. Он коснулся ударенной щеки, на которой теперь красовалось розовое пятно, пожевал губами и произнес:
  - Это нам тоже Беатрис оставила после себя...
  - Не смей упоминать ее имени.... - зло сверкнул глазами Блоссом. - Не смей...
  - ХВАТИТ! - снова заорала я, разворачиваясь к нему. - Вы помните, что она нам говорила? Если мы будем ссориться, мы все тут умрем! Не знаю, как вы, а я еще пожить хочу!
  Злость кипела во мне, грозясь вот-вот выплеснуться через край, грудь бурно поднималась и опускалась. Андреас отвел взгляд.
  - Так вот, - угрюмо произнес он, разворачивая листы бумаги, оказавшиеся планами гостиницы. - Я полагаю, что это здание - словно гигантский муравейник, глубоко в котором находятся покои королевы-матки. Думаю, подобные "покои" должны быть труднодоступны.
  Он умолк, запустив одну руку себе в волосы, водя пальцем другой по схематическим изображениям коридоров, лестниц, номеров. Мы с Арчером, немного притихшим, внимательно наблюдали за ним. Заминка затянулась, и я начала уже опасаться того, что Андреас, всегда поражавший нас быстротой мышления, не сможет найти того, что сейчас мы так страстно желали увидеть. Мой лоб снова вспотел, на этот раз, от напряжения.
  Однако, парень не подвел нас.
  - Здесь, - ткнул пальцем он в середину листа. Я недоуменно покосилась на него.
  - Банкетный зал? - что-то уж больно нелепо это звучало.
  - Да. Смотри сама - чтобы добраться до него, необходимо пересечь уйму коридоров и помещений, ведь банкетный зал находится в отдельном крыле, обобщенно от всего остального здания. Не удивлюсь, если пристройка относительно новая....- он вновь увлеченно зашелестел бумагой, после чего удовлетворенно хмыкнул, подняв брови. - Конечно. Я так и знал. Посмотри на год - 1959. Как и говорила Беатрис... Однако, она ошиблась. Сам отель был построен значительно раньше.
  Я внимательно посмотрела туда, куда указывал идеально подстриженный ноготь Андреаса. На бумаге стояла дата - 18 июля, 1949.
  - Сорок девятый...- прошептал Арчер. - Выходит, пятьдесят девятый это год...
  - Когда было построено новое крыло отеля, - закончила я его мысль. - И именно в этом году " Королевская лилия" исчезла с лица земли.
  Мы переглянулись, прекрасно понимая, что это значит, но каждый из нас ждал, кто же первый озвучит эту мысль. Им оказался, все-таки, Андреас.
  - Что-то произошло при постройке. Что-то очень нехорошее, из-за чего сюда было привлечено столько нечисти. Не думаю, что виновата сама земля - отель десять лет стоял без происшествий.... Я перед заданием тоже полистал немного литературы об этом месте...
  - Может...- задумчиво покусал палец Арчер. - Кто-то умер на стройке?
  - Как мы это узнаем теперь? - разозлилась я. - Ангел нам ни слова не сказала об этом месте, а прихватить с собой ноутбук никто и не подумал...
  - Я подумал, - возразил Арчер. - Но, после того, как в него однажды вселилось отвратительнейшее привидение, и чуть не сожрало меня, высунувшись из монитора, я зарекся брать с собой даже телефон!
  - И правильно сделал, - холодно ответил ему Андреас. - Нам лишних проблем не нужно. А что там произошло - узнаем, когда доберемся до банкетного зала. Самый краткий путь - спуститься на третий этаж, пройти по нему вдоль до конца, спуститься по лестнице на второй - и там уже будет вход в пристройку....Что?!!
  Бумаги в его руках ярко вспыхнули, и парень отшатнулся, принявшись дуть на обожженные пальцы. Упавшие на пол планы здания свернулись и обратились в серый пепел, испустя вверх легкий дымок.
  - Что за....- ошарашено пролепетал Арчер, уставившись на них.
  Я нахмурилась, и растоптала пепел ногой.
  - Они знают, что мы собираемся делать. Похоже, нас впереди ждут очень неприятные сюрпризы....
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"