Калашникова Людмила Евгеньевна: другие произведения.

Даркенво. Глава 7.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ***
  - Арчер, подожди!
  Непонятная слабость в ногах сильно тормозила мои движения, а непонятно откуда взявшаяся одышка заставляла то и дело останавливаться. Похоже, нечто подобное было и с Арчером, но он не поддавался этому, какими-то, воистину, титаническими усилиями заставляя себя идти вперед, да так, что я совершенно не успевала за ним. Вот и сейчас я устало рухнула на пол, шумно дыша. Парень смотрел на меня невидящими глазами. Потом рывком приблизился и поднял меня на ноги. Я взмолилась:
  - Еще пару секунд... Не могу идти, правда.
  - Нам нужно двигаться, Лума. Я слышу свою жену.
   Меня словно огрели по голове. Я изумленно воззрилась на рыжего, глаза
  которого нервно бегали по моему лицу.
  - О чем ты?
  -Я слышу Беатрис, она зовет меня, Лума! Идем же! Ей нужна помощь!
  Вскочив, парень схватил меня за плечи и принялся трясти, как грушу. Выражение его глаз напугало меня, какое-то бешенство светилось в расширенных зрачках. Застав меня подняться, он буквально поволок меня за собой.
  Мы добежали до поворота, и я споткнулась - ноги отказывались служить. Мои попытки подняться окончились неудачей, что-то давило на плечи, притягивая к полу, не разрешая встать.
  - Арчер!!!! - истошно завопила я, но рыжий, похоже, даже не заметил, что я осталась позади. Напрягая мускулы изо всех сил, я, упираясь локтями в пол, поползла на звуки его шагов. Мне казалось, что прошли часы, прежде чем я смогла заглянуть за угол...
  Коридор заканчивался двумя большими дверьми, ведущими в отдельное крыло. Перед ними стояла женская фигура. Когда я откинула со лба прилипшие, влажные от пота, волосы, я закричала.
  Это действительно была Беатрис. Она улыбалась, протягивая руки к Арчеру, медленно, спотыкаясь, бредущему к ней, ошалевшему от радости. По щекам его катились слезы, а потускневший взгляд был устремлен в лицо жены. У меня перехватило дыхание.
  Боже, Беатрис жива! Жива...
  Посмотри на ее ноги.
  - Что? - я недоуменно обернулась. Около моего плеча колыхался черный туман.
  Посмотри на них.
  - Даркенво, пошел на хер! - рявкнула я, рванувшись вверх, тут же поняв, что, вернее, кто не давал мне подняться. Однако, ангел был настроен весьма решительно. Я подняла голову, и на сердце похолодело от полнейшего отсутствия на губах ангела и тени улыбки. Слишком серьезен. Слишком.
  Не дай Мороку тебя обмануть.
  Сглотнув, я перевела взгляд на ступни Беатрис и замерла. А потом, отшвырнув Даркенво, все же подпрыгнула на месте, выпрямляя ноги, и завопила:
  - АРЧЕР, СТОЙ!
  Парень замер и медленно, как сомнамбула, повернулся ко мне. Он улыбался.
  - Ида... Беатрис жива. Обними ее...
  - Арчер, это не Беатрис! Это призрак, посмотри на ее сапоги! Арчер, они с полом единое целое!
  - Ида, успокойся...- рыжий отвернулся.
  - Это не чушь! Почему она не подойдет к тебе сама? Почему?! Потому что она не может двигаться, она заманивает тебя! Это не наша Беатрис!
  Горло осипло от надрывного крика, но на Арчера это не произвело ни малейшего впечатления. Его болезненно бледное лицо вновь осветила робкая улыбка. Не поворачиваясь, он бросил мне через плечо.
  - Я знаю, Ида.
  Я захлебнулась воздухом.
  - Что?!!
  - Я знаю, что это не наша Беатрис, Лума. Но я не могу, и не хочу идти дальше. Мой путь заканчивается тут, и дальше тебе придется двигаться без меня. Мы круто зажигали эти последние пять лет...Было прикольно. Жаль, что закончилось...
  Он все-таки обернулся, и засмеялся. Смех был каким-то неживым, а в зеленых глазах я увидела нежность и боль.
  - Не смей... - прошептала я. Я не знаю, что он собрался делать, но то, что он прощался, не предвещало ничего хорошего. - Нет, Арчер...Не смей...
  Улыбка исчезла. Парень резко сорвал с плеча сумку и швырнул ее назад, ко мне, после чего уверенными размашистыми шагами приблизился к Мороку. Обнял ее, крепко прижав к груди, тихо шепча ласковые слова; на все еще кровоточащую рану от оторванного уха упали мягкие светлые кудри женщины. Я дернулась, но на позвоночник навалилась уже знакомая тяжесть, от которой я заскрежетала зубами.
  - Отпусти, мать твою... Отпусти меня!
  Это не твой бой, Лума.
  - Что же ты творишь.... - я замерла, не сводя напряженных до боли, немигающих глаз с парочки впереди, не оставляя попыток вырваться, с риском сломать позвоночник, так как от моего сопротивления тяжесть только увеличивалась. Я всеми фибрами души так надеялась, что плохого не случиться. Пауза затянулась, и мне начало казаться, что Морок не тронет Арчера. Глупая идея, но я так хотела, чтобы в этом существе было хоть что-то от Беатрис, кроме внешнего вида... Она не тронет его. Ни за что не тронет любимого...
  - Мы снова вместе, милая...И больше я тебя уже не отпущу.
  Пожалуйста...
  Ну, пожалуйста...
  Не тронь его...
  Чудес не бывает.
  Тишину порвал неприятный чавкающий хруст - из спины Арчера, корежа плоть и ребра, вылез длинный кривой шип, пронзив его насквозь. Парень дрогнул, но лишь укрепил объятия, сжимая в руках уже не совсем похожее на Беатрис тело. Лицо женщины исказилось в гротескную маску, вытянулось, она забилась, пытаясь вырваться, и принялась снова и снова вонзать в Арчера выдвинувшиеся из ее тела шипы-колья. От мощных ударов его тело тряслось и прогибалось, из глубоких рваных ран на спине летели осколки костей и ошметки кровоточащего мяса, обильно усеивая пол. Несколько алых брызг долетели и до меня, извивающейся на паркете, охрипшей от крика, захлебывающейся собственными слезами и кровью из содранного горла.
  Что-то надрывно чвакнуло, и тело Арчера разорвало в куски, разбросав по стенам, добавив количества к стекающим по ореховым панелям влажным останкам. Перед моими глазами мелькнул отчего-то почерневший и скорчившийся в дугу Морок, больше не выглядящий как Беатрис, после чего я упала в темноту....
  ***
  А ты помнишь, как мы познакомились, Ида Лума?
  
  Да... Конечно, я помню нашу первую встречу, Арчер. Мы тогда искали Беатрис...В запертом подвале психиатрической больницы...Тогда мы и увидели все друг друга...
  Несколько десятков теней угрожающе дергаясь, приближались к нам. А выхода не было. Судя по всему, подвал заканчивался этим помещением, наполненным крохотными палатами с прогнившими мягкими стенками, которые уже больше не являлись тюрьмой для измученных, изуродованных душ. Это тупик.
  Я принялась судорожно обшаривать стену ладонями. Не может быть, здесь обязательно скрыта потайная дверь. Я искала ручку, кнопку, наспех положенную кладку - хоть что-нибудь! Но ничего... Я приложила ухо к стене, пытаясь услышать какие-нибудь звуки - глухо. Андреас перехватил поудобнее лом, и спросил, не меня, просто бросил слова в воздух:
  " Почему палаты сдерживали призраков? Ни одна дверь не будет им преградой. Но они, определенно, не могли выйти, пока их не выпустили..."
  Я закричала, что не это сейчас должно нас волновать, мы в большой опасности! Но парень продолжал бормотать что-то в этом духе и дальше, похоже, не слыша меня.
  Глухо рыкнув, на нас бросился первый призрак - омерзительное, черное тело, издавающее такую непереносимую вонь гниющей плоти, что у меня заслезились глаза. Андреас с размаху ударил чудовище по голове арматурой, и она лопнула, словно перезрелый арбуз, развалившись на куски. Однако, призрака это не остановило - обезглавленное тело продолжало двигаться, склизкими пальцами пытаясь схватить Андреаса за горло. Ударом ноги в живот, журналист отшвырнул мертвеца от себя, но его место быстро сменила пара других, таких же отвратительных, лоснящихся от гноя. Они гнили прямо на ходу, темные куски отваливались от тел при каждом их шаге. Смрад стал невыносимым, и у меня закружилась голова. Пытаясь хоть как-то помочь Андреасу, еле держащемуся от наседающей на него толпы, которая не смяла его в одночасье только потому, что они разваливались на глазах, и это, похоже, сильно им мешало, я швырнула в эту кучу тлена свечу. Невероятно, но это помогло куда больше, чем рассчитывала - трупы вспыхнули, будто облитые бензином, их гной оказался очень горючим. Вопя и хрипя, призраки заметались, спотыкаясь о стены и друг друга, потеряв интерес к Андреасу. Парень, тяжело дыша, утирал пот со лба, напряженно всматриваясь в беснующуюся толпу, которая теряла все больше и больше от своей массы, буквально растаптывая саму себя. Чвак! Голова еще одного трупа лопнула от удара об стену, и я отвернулась, не желая видеть ее содержимого. Воя, чудовища слепо, наощупь, стали возвращаться в ненавистные им палаты, пытаясь сбить огонь, но он только разгорался все сильнее, алчно пожирая расползающуся органику.
  Решив воспользоваться тем, что опасность снизилась, хотя угроза удушья от вони, которая стала еще сильнее, прибавив к себе отвратительный аромат горелого мяса, сильно несвежего, я потянула напарника за собой, предлагая вернуться к глазастой двери, через которую мы вошли, но он покачал головой, оставшись на месте. Да в чем дело? Почему он снова и снова твердил что-то о вышедших призраках и преградах? Это же не призраки... Привидения не гниют. Да?
  Нет.
  Это конечный пункт, милашка. И отсюда вы уже не уйдете.
  Что за голос? Который раз я его слышу...
  Лампы ярко вспыхнули, ослепив нас. Черт, как же больно! Я зажмурилась, но в глазах уже побежали светлячки, закрыв собой все. Зрение вернулось далеко не сразу, я почувствовала, как меня что-то схватило за руку, завизжала, отбиваясь, но услышала голос Андреаса и немного успокоилась. Судя по его словам, видел журналист никак не больше моего, но пришел в себя куда раньше, привыкший, видно, к подобным вспышкам в ходе своего необычного увлечения паранормальным. Я попыталась открыть обильно слезящиеся глаза. Перед ними все плыло, имея весьма размытые очертания, я тщательно протерла глаза кулаками. Немного помогло, и мир передо мной приобрел некоторую четкость.
  Коридор с боксами, которые теперь бесследно исчезли, был хорошо освещен, словно операционная, что позволяло хорошо осмотреться. Помещение изменилось - стены покрылись человеческой кожей, туго, одним большим куском, обтянувшей их. В одном месте из стены вытягивалась непомерно длинная шея, заканчивающаяся гротескной пародией на человеческую голову, раздутую, огромную, с порванным ртом, из уголков которого явственно показывались сухожилия, на которых держалась полуоторванная нижняя челюсть, постоянно шевелящаяся, словно ее обладатель строил мимические рожицы, не произнося ни звука. Казалось, словно она не принадлежит этой голове, отдельное существо - так дерганы и неправильны были ее движения. Глаза головы, налитые кровью, выпученные, словно у повешенного, были увенчаны оправой гигантских очков, стекла которых давно разбились и выпали.
  А Андреас-то был прав. Мы действительно пришли куда нужно. В этом монстре я узнала главврача психиатрической клиники. Значит, эта комната управлялась им, БЫЛА им...Поэтому призраки не выходили. Он запрещал им, выстроив из собственной плоти клетки для них. Теперь несчастные психбольные перестали быть ему нужны, и самое отвратительное чудовище показало себя.
  А, значит, это последние минуты жизни. Нашей, или его - это уж как получится...
  Я долго тебя ждал, девочка. Очень долго, когда ты, наконец, соизволишь прийти ко мне. Я смотрел на тебя из углов клиники, в которой ты провела детство. Наслаждался тем, как созданная, нет, обретшая с твоей помощью, форму, ненависть и боль человеческая уничтожила всех, кто там находился, оставив лишь тебя, ты была ей не по зубам. Когда ты, все же, влекомая во снах мною, прибыла сюда, я взял то, за чем ты обязательно бы пришла...
  Голос звучал в моем сознании, Андреас его не слышал, впав в ступор. Его глаза вновь почернели, разворачивая бешеный танец белых окружностей. Его трясло, похоже, тысячи видений мучали его, открытые, не сдерживаемые больше главным монстром, боль и смерти сотен замученных людей... Не пожелала бы я в данную минуту оказаться на месте журналиста, но и на своем меня тоже не ждало ничего приятного. Мне открылась часть тайны моего прошлого.
  Я? Я дала жизнь теням, рвавшим по ночам разум больных, заставляя их кончать с собой жуткими способами? Перед моими глазами до сих пор стояли носилки с телами, которые выносили из взрослого отделения, их даже не удосужились прикрыть простынями... Люди расцарапывали ногтями себе глотки, умирая от потери крови... Уже через месяц в клинике не осталось практически никого, кроме части персонала и детского отделения - спесивый главврач слишком долго пытался замять происходящее, уверенный, что справится собственными силами... Какой позор - заслуженный доктор со всевозможными степенями и заслугами в области психиатрии, и не смог справиться с вспышкой безумия в собственной элитной клинике! Он сам, несмотря на свою веру в собственную недосигаемость для обезумевших больных, и при всем своем отрицании диких слухов о тенях, упорно ходивших в то время по клинике, покончил собой, перегрызя зубами вены на руках. Даже не вскрыв их бритвой... То, что он так долго отрицал, под конец овладело и им. И после этого тени ушли.
  Я стояла и не могла поверить. Я этому причиной? Но почему?! Этот кошмар, который я так долго пыталась забыть, был делом моих рук?!
  Ты сама не знаешь, кто ты, верно? Это значит, что ты спишь. Не просыпайся, во сне убить куда легче. Я возьму то, что принадлежит тебе, и буду жить вечно...
  "Но он тоже боится...Смерти..."
  
  Рядом захрипел Андреас, и я очнулась. На стене набух кожаный кокон, лопнул пополам и распался, выпуская наружу тело светловолосой женщины, которая безвольно упала на пол. Беатрис!!!
  Я подбежала к ней, и, приложив два пальца к ее шее, принялась нащупывать пульс. Не сразу, но я смогла его почувствовать. Жива, слава богу! Подхватив женщину, я поволокла ее к Андреасу, подальше от стен. У парня на губах выступила уже белая пена, я стала трясти его, но не получалось прервать контакт с воспоминаниями - вся комната была их объектом. Нужно было немедленно выносить их обоих отсюда, иначе ... Иначе случится страшное...
  Хруст сзади отвлек меня. Шея монстра вытягивалась, и голова, раскрыв широко челюсти, одна из которых продолжала странно трепыхаться, довольно быстро приближалась ко мне. Я закричала и уклонилась в сторону. Еле успела - за моей спиной клацнули огромные зубы. Шея принялась сжиматься - видимо, изгибаться она не могла - чтобы потом, как я подумала, снова рвануться на меня. Так и произошло, но мне снова удалось отпрыгнуть. Я упала на пол, больно ударившись коленом, но не обратила внимания, не до такой мелочи было. А голова оскалилась в кривой улыбке.
  Эта игра в кошки-мышки, в которых я была именно мышью, долго не продолжится.
  Просто так сдаться и сдохнуть? Бросив тех, кто по-прежнему, без движения лежал на полу?!
  Черта с два.
  Я не знаю, кто я.
  Я не знаю, что тебе нужно от меня.
  Но я знаю, что эти люди слишком важны для меня, чтобы дать им погибнуть. Это единственное, что есть у меня в этой поганой жизни.
  Подняв с пола лом, который уронил Андреас, я отскочила от пытающейся проглотить меня головы, оббежала ее и вонзила острую железку в толстую шею. Лом мягко вошел в нее до половины, но, столкнувшись с позвонком, застрял. Я налегла всем телом на него, опуская его вниз, разрывая кожу и мясо. Лом высвободился, и я вытащила его, отскакивая назад. Голова заревела - рана не несла серьезных повреждений, но была болезненна. Продолжая бегать от чудовища по всему коридору, стараясь совершать хаотичные, непредсказуемые движения, потому что главврач идиотом не было, и старался предугадать мои действия и загнать в ловушку, я изловчилась, и вскочила на толстый столб шеи, приноровившись, загнала лом острым концом между двух, как это ни странно, вытягивающихся позвонков. Снова, используя арматуру как рычаг, повисла на нем. Что-то хрустнуло, и рост шеи остановился - позвонок не сломался, но встал неправильно, мешая остальным. Главврач захрипел, и со стен ко мне потянулись кожаные жгуты, пытаясь схватить. Уклоняться от них было чрезвычайно сложно, и я быстро попалась. Щупальца стали затягивать меня в пасть головы, мои отчаянные попытки вырваться ничего не дали.
  Мои ноги раздробило челюстями, но, в то же мгновение, щупальца выпустили меня, и я упала на пол. Ударившись, завопила от боли в искореженных ногах, которые мне чудом не оторвало. Тут же затошнило.
  А надо мной происходило что-то странное: голова доктора почернела, и принялась плеваться кусками собственной же плоти, челюсть завертелась еще сильнее, кожа на стенах съежилась, и высохла, освобождая непобеленную кирпичную кладку. Чудовище умирало, но почему?
  И сразу появились звуки. За стеной я слышала отдаленный гул голосов, шумы, видимо, велись какие-то строительные работы. Под землей?!
  Догадка пришла довольно быстро. Метро. В этом городе же строили метро...
  Доползя до стены, я принялась колотить в нее руками и громко звать на помощь. Услышьте! Услышьте меня!
  Отчаяние наполнило до отказа. Я даже забыла, что позади медленно и мучительно подыхает чудовище, испившее моей крови. Будь мне до этого, я бы позлорадствовала. Просчитался, ублюдок. Не по зубам тебе оказался обед...
  Но мое внимание было занято далеко не этим. Я услышала ответный голос. Кто-то кричал мне, спрашивал, кто зовет на помощь. Я ответила, сказала, что здесь, за стеной, трое раненых, двое без сознания. Мне посоветовали отойти от стены подальше. Я кое-как отползла, оттащить подальше Андреаса и Беатрис не было сил, да и лежали они почти на середине коридора. Вскоре послышался стук - стену ломали...
  
  Да, а потом появился я. Это ведь я тебя услышал... Подрабатывал тогда чернорабочим на стройке метро...
  
  Да, Арчер. И ты увидел воистину жуткую картину... На тебя же выскочил скелет в женской одежде врача. Думаю, это была его любовница. Ты тогда так здорово снес ей голову кирпичом... А потом там все обвалилось. Но ты не ударился в панику и вытащил нас всех. Мы обязаны тебе жизнью... Помню, Беатрис пришла в себя и первое что она сказала, это какие красивые у тебя глаза...
  
  Хех. Я помню. Я все помню... И как мы все основали нашу команду, вскоре после того, как вы все поправились. Твои ноги зажили невероятно быстро... Я там был таким лишним...
  
  Ты никогда не был лишним, Арчер. Никогда...
  
  Я человек без способностей, Лума. Обычный. Никаких сверхъестественных сил у меня, как у вас, не было.
  
  Были, Арчер. Твоя смелость. Доходящая до откровенного пофигизма... Она очень помогала нам в трудные минуты, разряжала обстановку и прогоняла страх. Ты был самым главным в нашем кругу, Арчер...Не уходи. Пожалуйста...
  
  Нет, Лума, ты меня переоцениваешь, но спасибо тебе за это. Не грусти, милая, я наконец-то сделал что-то полезное... Эта тварь закрывала проход, теперь путь свободен... Не печалься, мы с Беатрис больше не грустим в разлуке, и мы всегда будем с тобой. А теперь очнись... Очнись от воспоминаний, и иди. Еще не все закончено. Но конец совсем близок.
  
  Я ведь больше никогда тебя не увижу...
  
  Ты все еще можешь спасти нас всех. Ведь этот отель ни одну душу, умершую в нем, не выпустит... Пожалуйста, Лума, отпусти нас и иди...
  Лума...
  Лу...
  
  ***
  Я открыла глаза. Все лицо было мокрым от слез.
  - Лума?
  Я лишь моргнула в ответ.
  - Лума... Вставай.
  - Почему ты говоришь вслух, Даркенво? - вставать уж точно не хотелось. Накрыло апатией. Просто так лежать тут. До бесконечности.
  - Не осталось больше никого, перед кем я бы скрывал общение с тобой.
  - Херов циник... - не было злости. Не было грусти. Было ленивое серое облако, в котором я медленно растворялась.
  - Если не встанешь, твои друзья станут одними из тех тварей, что нападали на вас. Ты точно этого хочешь?
  - Я встану.
  - Молодец.
  - Я встану. Хотя бы для того, чтобы дать тебе в морду.
  - Если это необходимо для того, чтобы ты шла вперед, я так и быть, подставлюсь.
  Выдохнув, я с трудом поборола лень, и приподнялась на локтях. Ангел висел надо мной. Без улыбки. Снова.
  - Тебя убить вообще можно как-нибудь? - поинтересовалась я, вставая на ноги и отряхиваясь.
  - Убить можно любого, - тут же заулыбался Даркенво, и подал мне сумку Арчера. Я помедлила, прежде чем перекинуть ее через плечо.
  - Там только пара бесполезных свеч и один кинжал, Лума. Второй он использовал, чтобы уничтожить Морока, использовав всю оставшуюся силу клинка.
  Стараясь не смотреть на кровавые ошметки, я шмыгнула носом и пошла к дверям. Приблизившись к обугленным останкам Морока, остановилась, и с силой наступила на них, обратив в пыль. После чего распахнула ногой двери.
  - Кто мой отец, Даркенво? Ты?
  Серебристый смех позади чуть не заставил меня обернуться. Впереди открывалось огромная темная зала, со скрытыми в тени непонятными черными фигурами. Я больше не боялась, но не собиралась туда идти, не узнав от ангела о себе. Сжав зубы, я ждала ответа. А улыбающийся мерзавец, как нарочно, затянул паузу. Но я стояла и ждала, всем своим видом показывая, что намерена дождаться его ответа.
  - И ты действительно хочешь знать, откуда ты взялась, и что из себя представляешь? Если я скажу, что ты просто не сможешь тут умереть, что никакая из тварей, обитающей в этом месте, просто не имеет достаточно сил, чтобы тебя уничтожить, тебе этого будет достаточно? Нет, я не твой отец. У тебя была лишь мать.
  - Такое возможно? - я скосила на Даркенво глаз, прищурившись.
  - Да. Возможно, - холодные губы коснулись моего плеча.
  - Даркенво, или как тебя там, черт тебя подери! - я рассвирепела. - Прекращай говорить загадками! Иначе я последний кинжал использую на тебе!
  - Ага, а монстров впереди чем убивать будешь? Ножкой стула? Я свой кинжал не отдам, - раздался позади меня знакомый голос.
  Я обернулась, и задохнулась от радости, увидев запыхавшегося Андреаса. Рубашка парня была порвана, левая рука грубо и наспех перемотана, и вся в крови. По лбу его стекал пот, и какая-то жижа. Вскрикнув, я бросилась к нему.
  - Андреас!
  - Я же говорил, что и без вас с Арчером сюда доберусь... Где этот гребанный нытик, кстати?
  Я осеклась и, сглотнув, опустила голову. Улыбаясь, Даркенво протянул руку к стене, указывая на покрывавшие ее подсыхающие останки. Андреас страшно побледнел и покачнулся.
  - Твою мааать... Как...Как это случилось?!
  - Его убило чудовище, принявшее облик Беатрис... - прохрипела я. Две горячие слезинки упали с кончика моего носа.
  Андреас устало подошел ко мне, расстегнул сумку Арчера и достал оттуда пачку сигарет, вынул из кармана последнюю его свечу, тут же загоревшуюся от прикосновения его пальцев, и прикурил.
  Андреас никогда не курил. Просто, считал это глупой тратой денег и здоровья. Они с Арчером всегда спорили по этому поводу, особенно когда рыжий ныкал сигареты, так тщательно находимые и выбрасываемые его женой, похоже, полностью согласной с Андреасом. И вот сейчас...
  Вид Андреаса ошеломил меня.
  - Однако, эта погань темная на редкость умная... Нашли уязвимое место Арчера... - парень мрачно выпустил клуб дыма и закашлялся, но тут же затянулся снова, словно не обратив внимания на жжение в горле. - Нам действительно не стоило разделяться... Дальше вместе пойдем.
  - Ну, тут уже без вариантов, - засмеялся ангел, отмахиваясь от сигаретного дыма - он был ему неприятен.
  - Смейся, смейся, говнюк. Твоя очередь тоже придет. Я лично тебя отправлю в тот мир, куда ты все никак не хочешь отправляться.
  - Он не призрак, Андреас. Пойдем, - я достала свечу и вошла в двери.
  Парень неприязненно покосился на ангела, и последовал за мной. Поравнявшись со мной, он случайно задел перевязанной рукой о мое плечо и тихо застонал сквозь зубы. Осветив ближайшие темные предметы, я обнаружила массивные колонны из какого-то черного камня, по блеску и гладкой поверхности напоминавший мрамор. Они черным лесом вздымались высоко вверх, к потолку, который невозможно было разглядеть - над нашими головами крутилась вихрем бездонная пропасть. Я сглотнула.
  Рядом явственно чувствовалось чье-то присутствие, но куда бы я ни направляла свечу, разгоняя мрак, я так никого и не увидела. Внезапно под ногами что-то чвакнуло, и я опустила свечу.
  Пол был залит такой же агатово-черной, как и колонны, жижей, в которой, однако, проступал неотчетливый, размытый узор. Я подняла ногу и брезгливо вытерла ее о ближайшую колонну. Мне совсем не нравилась эта жидкость, хотя с моей обувью она ничего не сделала. Андреас присел и пальцами здоровой руки коснулся вещества. Чуть прилипнув к его коже, оно быстро стекло шариками, словно ртуть, обратно. Парень внимательно осмотрел свою руку, после чего помахал ею перед моим носом, давая понять, что с ней все в порядке.
  - Просто антураж? - усмехнулся он недоверчиво.
  - Что с твоей рукой, Андреас? - негромко спросила я его, напрягая слух, чтобы услышать что-нибудь. Блондин поморщился и отвернулся.
  - А ты как думаешь? Тварь одна цапнула, прежде чем сдохнуть.
  Я приблизилась к нему.
  - Больно?
  Он отступил назад, опуская забинтованный локоть.
  - Жить буду. Тут что, совсем никого нет? Всех засосало наверх? Я думал, тут будут толпы монстров...
  -Не знаю, - пожала я плечами. Кто-то здесь был, я это знала. Кто-то смотрел на нас, хотя зала, похоже, и правда пустовала. Она была не очень больших размеров, и мы довольно быстро обошли все, но так никого и не нашли. Андреас криво усмехнулся и оперся на колонну спиной, тяжело дыша. По его лицу градом катился пот.
  - Что с тобой? Выглядишь таким измотанным...
  - Устал немного. Не обращай внимания...
  - Может, присядешь?
  Он поднял голову и посмотрел на меня. В глазах мелькнуло отвращение.
  - Задницей в эту непонятную хрень под ногами? Нет уж, уволь. Где твой дружок?
  Я обернулась. Даркенво снова исчез. Покачав головой, я вздохнула. Странный тип. На редкость. Но состояние Андреаса меня волновало куда больше. Я чувствовала, что ему сильно нехорошо из-за раны. Пошарившись в сумке Арчера, я достала ополовиненную ранее бутылку воды.
  - Покажи мне свою руку.
  - Нет, не стоит... беспокоиться, - тут же отдернулся Андреас.
  - Я просто хочу промыть рану и заново перевязать, посмотри, повязка сильно несвежая, может начаться зараже...
  - Заткнись! Со мной все нормально, я же сказал!
  - Ладно, ладно... - я шокировано убрала бутылку в сумку.
  Андреас шмыгнул носом и облизал запекшиеся губы.
  - Извини... Я ... Правда в норме, нервы слегка расшатаны... Без обид, хорошо?
  Слегка? Андреас никогда не посмел бы накричать на девушку. Они часто цапались с Арчером, но в присутствии женского пола блондин всегда был учтив, мягок и добр. Сильно сомневаюсь, что тут дело лишь в расшатанных нервах. Мне, определенно, не нравилась его рана...
  Но вслух я произнесла:
  - Ничего. Без обид...
  Мы немного помолчали, напряженно всматриваясь в темноту. Тишину нарушали лишь всхлипы воронки над нашими головами. Я вновь посмотрела на нее. Андреас тоже поднял голову.
  - Это и есть Оно, Лума. То гнездо нечисти, что мы так искали... Почему это чрево не рождает монстров? Почему так тихо? Оно же всеми силами препятствовало тому, чтобы мы сюда пришли!
  - Я не знаю, - просто ответила я. - Не знаю. Может, оно нас не видит? Или не считает угрозой?
  - Не в этом дело.
  Раздавшийся голос отразился от колонн многократным эхом, так, что невозможно было понять, где находится его источник. Впрочем, говоривший скоро вышел к нам.
  Андреас широко раскрыл глаза, в ужасе глядя на представшую перед нами высокую светящуюся фигуру в белых одеждах. Я нахмурилась.
  - Что ты тут делаешь? - крикнула я. - Тебя мы тут ожидали видеть меньше всего!
  - А ты все жива, да? Жаль, мы так надеялись, что в спящем виде ты быстро умрешь. Но умерли твои спутники, а ты создала нам проблемы...
  - О чем ты?
  - Что за?.. - Андреас вдруг закричал, крепко прижав руку к груди. Я обернулась к нему.
  - Андреас!
  - Оставь его, - в голосе ангела ярко зазвучало презрение. - Этот человек уже часть Тьмы. Он заражен ею и быстро превращается в чудовище. Ты этого не поняла? Ты глупа, дитя.
  Я замерла в ужасе, поняв, что она права. Глаза Андреаса менялись. В них прыгали узкие круги, как в те минуты, когда он задействовывал свой дар, но сейчас их танец был более рваным, и белый цвет они сменили на алый. Нечто ужасное происходило и с его рукой - по коже, до плеча, ползли странные нити, быстро вздуваясь черными толстыми шнурами, сводя конечность бесконечными судорогами. Я в надежде кинулась к ангелу.
  - Помоги ему!
  - Я помогу...
  Лязгнула сталь, и из под многочисленных складок ангельского одеяния показался длинный, пышущий жаром, белоснежный меч, который она протянула к шее Андреаса, поворошив слегка концом клинка белокурые волосы парня. Тот закричал еще сильнее и отдернулся, на его затылке вспух большой волдырь, словно от ожога.
  - Ты что делаешь?! - заорала я, изумленно уставившись на торс ангела - ее плечи и голова все также были охвачены опасно ярким сиянием, которое, правда, уже было не таким сильным, видимо, подавляясь частично окружающей тьмой.
  - Я делаю то, что необходимо - уничтожаю его. Всякая нечисть подлежит ликвидации.
  - Он человек!!!! Твою мать, вылечи его, не убей!!! - я одним прыжком преодолела расстояние между мной и ангелом, и схватилась руками за ее клинок, отталкивая его от Андреаса. Я боялась ожогов, но несмотря на то, что я ощущала жар меча, повреждений он мне не наносил. Ангел усилила хватку, наперекор мне сдвигая клинок к скорчившемуся у колонны парню, но я, все силы вложив в свои пальцы, остановила ее движение. Напряжение было страшным, но я понимала это только по воцарившейся атмосфере - руки ангела, как и мои, были налиты необычной, огромной силой, не позволявшей мечу сдвинуться с места.
  Выходит, Даркенво был прав, говоря, что ничто не способно здесь меня уничтожить. Я не человек. Человек бы сгорел от прикосновения к ангельскому мечу. Человек бы никогда не смог померяться с ангелом силой. Однако, у меня все еще оставалось много вопросов, и я решила узнать ответы на них прямо сейчас.
  - Так, говоришь, я кому-то создаю проблемы? - я подняла голову, глядя уже в лицо ей. Свет, как и ожидалось, меня больше не ослеплял, но черты ангела, все же, были весьма смутны.
  - Ты уже своим рождением грешна... Ты - самая черная и смрадная грязь на лике мира! Ты - скверна! - похоже, ангел рассвирепела из-за моего сопротивления, а, вернее, из-за того, что не могла его подавить. - Почему ты не умерла ни на одном из заданий? Все были бы счастливы. И твои друзья были бы живы! Ты их убила, ты! Как и тех людей в твоей клинике!
  Лютая ненависть стала закипать во мне, давая мне силы. Обоюдоострый клинок дрогнул и стал медленно возвращаться к ангелу. Та напрягла мускулы, чтобы остановить его, но ей это не слишком помогло.
  - Так ты с самого начала что-то обо мне знала? Так ты отправляла нас на задания не нечисть уничтожить, а меня?! Что ты знаешь обо мне?! Кто я? Отвечай!
  Ангел холодно засмеялась. Сколько же презрения и ненависти было в этом смехе...
  - Ты - самое воплощение Тьмы. Ты - ее начало. Ты - есть сосредоточие зла! Ты грязь! - каждое слово словно выплевывалось.
  Сзади захрипел Андреас и я отвлеклась. Ангел воспользовалась этим, ударив меня ногой в живот. Я выпустила меч из рук и рухнула на склизкий пол, прижав руки к месту удара.
  Над головой что-то свистнуло - ангел занесла надо мной клинок, намереваясь разрубить меня.
  - Я караю нечисть, очищаю мир, ты будешь наконец-то уничтожена, а с тобой - и вся существующая тьма, весь мрак! - ее высокий голос был полон мрачного торжества.
  Я не успеваю перехватить меч... Не успеваю...
  Я успею.
  Ангела отшвырнуло назад на несколько метров, меч жалобно звякнул, потерявшись в темноте. Я посмотрела на того, кто пришел ко мне на помощь. Белая маска обернулась ко мне, казалось, она висит прямо в воздухе - темный покров Даркенво был почти не различим, сливаясь с окружающим мраком.
  Я перевела взгляд на потерявшего сознание Андреаса.
  - Пожалуйста... - беззвучно попросила я одними губами. - Помоги ему...
  Меня услышали. Маска подлетела к парню, склонилась над ним... Белоснежные губы слились с губами Андреаса в поцелуе на несколько секунд. Я оцепенела, в шоке от происходящего. Но когда Даркенво оставил блондина, я увидела, что набухшие черные канаты исчезли из его руки, и дыхание Андреаса стало ровнее и спокойнее. Веки его дрогнули, видимо, парень понемногу приходил в себя.
  А вот с темным ангелом что-то стало твориться. Его щеки надулись, словно два больших гелевых шара, а потом он раскрыл рот, выпустив в воздух клуб черного, извивающегося дыма. С неприятным писком дым исчез, а Даркенво с улыбкой завис рядом со мной.
  Я тихо засмеялась.
  - Ты действительно помог мне...
  Продолжить мне не дала ангел, с ревом напавшая сзади. Порывом ветра белая маска оттолкнула нас с Андреасом в самый угол залы, за колонну.
  Ангел выпрямилась и словно ядом плюнула:
  - О, ну куда же без тебя, чудовище... В кои-то веки решил не ограничиться ролью наблюдателя, а окончательно расставить все точки над i ? Да как ты посмел поднять руку на Святой Легион?
  - Ты чудовище куда большее, чем я, - усмехнулся темный ангел. - Особенно, с точки зрения человеческой морали.
  - Люди - рабы, они достойны лишь слизывать пыль с наших сандалий. Они слуги, которым, почему-то, принадлежит мир. Это ненадолго, люди омерзительны и заслуживают только уничтожения.
  - Эти все твои пафосные слова... Так скучны.
  Ангел осеклась.
  - Скучны? Ах, да. Ты же так любишь людей... Всегда они были интересны тебе, ты с давних времен возишься в грязи, а теперь ты в ней застыл навечно. Я здесь для того, чтобы уничтожить просыпающееся чудовище. Я открою портал изнутри, куда больший, чем через тот, использованный мной как вход. И сюда вольются войска Священного Легиона ангелов, искореняя всю адскую нечисть, и самого Темного Бога!
  - А, вот как. Знаешь, из-за своей ослепленности и фанатизма ты не видишь элементарных вещей, брат. Ты называл Лума глупой, но ты куда глупее. Посылая ее на задания, соприкасая ее с Тьмой, ты и твой Легион добились лишь того, что Темный Бог стал потихоньку просыпаться. А когда он проснется полностью, Ида Лума уничтожит всю ангельскую расу...
  
  "Моя раса до сих пор считает, что люди пусты, неразумны и убоги. Это мою расу и погубит, Лума"
  
  Я пребывала в ступоре, напряженно вслушиваясь в их разговор. Тело словно окаменело. Рядом негромко застонал Андреас, приходя в себя.
  - Лума, что происходит? - навалившись плечом на основание колонны, он попытался подняться. Я отрешенно помотала головой.
  Действительно, что происходит? Совсем недавно мы все еще были живы, мы смеялись над шутками Арчера, ели вишневый пирог Беатрис, смотрели теледебаты и ворчали на политиков, особенно любил их критиковать непримиримый Андреас. Мы не думали о смерти, строили планы на будущее, такие реальные тогда, и несбыточные и далекие теперь...
  Я еще не до конца осознавала то, что произошло, принимая все за кошмарный сон, такой яркий и утомительный. Мне казалось, я скоро проснусь, и снова увижу их глаза и улыбки, обниму их всех крепко-накрепко, и никуда никого больше не отпущу...
  Искусанные губы уже кровоточили, соленые струйки стекали по ним, наполняя рот металлическим неприятным привкусом, боль жгла их, но проснуться все не получалось.
   - Лума? - толчок в плечо заставил меня поднять глаза на Андреаса. Пот тек с его лба, светлая челка прилипла к влажной коже, из-под нее на меня смотрели напряженные, чуть испуганные и такие усталые глаза. Совершенно не похожие на глаза прежнего Андреаса...
  Я сглотнула и прошептала что-то неразборчивое. Парень приобнял меня за плечи и вымученно улыбнулся.
  - Выберемся, детка. Как пить дать....
  Мои глаза резко защипало. Сейчас из потрескавшихся губ блондина вырвались слова Арчера. Похоже, на моем лице все отразилось, потому что Андреас прошептал:
  - Я всегда завидовал его непосредственности и житейской легкости. Я утерял это качество еще в детстве, после гибели моих родителей, и больше уже не смог отыскать...
  Я уронила голову на грудь, взмахнув рыжеватой копной волос, тут же упавших мне на лицо.
  
  Рядом треснула и разлетелась на крупные обломки колонна, с невидимого потолка посыпался дождь щебня и пыли - ангел спиной врезалась в препятствие. Впрочем, вреда особого ей это не принесло - взмахнув белоснежными крыльями, она отлетела влево на пару метров, и с легким шелестом встала на влажный пол, уверенно отведя назад руку с мечом. Сияющий ореол вокруг ее головы разросся, золотым пламенем перекинувшись ей на плечи и руки, тело ангела стало меняться. Тяжелые ниспадающие складки исчезли, заменяясь более компактной и удобной одеждой, закрывающей грудь и бедра, напоминающей светлый передник, покрытый затейливой вышивкой, словно из лучей солнца. Теперь мы смогли рассмотреть ее лик - он больше не скрывался под слепящим сиянием.
  Нежный овал лица, пухлые женственные губы и серебряного отлива радужки без зрачков украшали голову ангела, которую венчала корона пшенично-золотистых коротких кудрей, чуть касающихся худых покатых плеч. Торс оказался мужским, и Андреас усмехнулся.
  Эффектно расправив огромные снежные крылья, ангел прищурилась.
  - Прими свой истинный облик, отвергнутый ангел! Я окажу тебе милость - ты умрешь тем, кем был рожден!
  Кончик клинка нетерпеливо шаркнул по мрамору колонны.
  Даркенво хмыкнул и неспешно выплыл на середину залы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Е.Юдина "Почему именно ты?.."(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"