Каледин Вадим Александрович: другие произведения.

та зелень, что в почках таилась недавно - минувшей ночью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    часть вторая


Василий Коледин

Часть вторая |


 []

  
   "...та зелень, что в почках таилась недавно -- минувшей ночью".
   Salvatore Quasimodo
  
   * * *
  
   Жизнь человека - это завязка каких-то историй, может нескольких, может одной. Ее развязка - это смерть. Иногда, кажется, что вот и конец истории, но если человек жив, то это только промежуточная развязка, возможно, только пауза в долгой истории под названием Жизнь. Человек (его судьба, время, прожитое им от рождения до смерти) - маленький многоугольный камень в огромной мозаике земной жизни человечества. Этот камушек стыкуется как пазл с другими такими же камушками-пазлами, создавая какую-то картину, неведомую нам. Если смотреть на картинку с высоты собственного роста, то видны только жизни, состыкованные вместе, возможно, еще и следующие стыки. И все. Картина в целом не видна. Но если подняться выше, над собой, над местом, над временем, то открывается чудесный обзор и можно увидеть все больше и больше состыкованных пазлов. Чем выше поднимаешься, тем яснее общая картина мироздания. Бог создает картину, которую мы, маленькие камушки, лежащие на суетной земле, никогда всю не увидим и не поймем.
   А возможно, и вовсе наши судьбы похожи на цветные квадратики огромной головоломки, этакого магического куба, кубика Рубика. И крутит Он, Господь или кто-то такой же всемогущий, нашими жизнями, как вращающимися цветными гранями этого кубика Рубика, создавая комбинации, ведомые только ему. Сколько будет сделано ходов, прежде чем цвета совпадут, нам неизвестно. Это количество комбинаций знает только Он. Только Он знает "Комбинацию Бога"!
  
   * * *
   VII. "Тот, кто откроет найденный склеп и сразу же не закроет его, к тому придет горе, и ничего не сможет доказать, даже если будет Королем Бретонским или Нормандским".
   * * *
  
   Вот и пришло долгожданное утро. Забрезжил рассвет, сначала робко посеребрив потолок мира, а потом все смелей и смелей. Он, вернувшись в мир, разогнал темные краски и, малюя по небу светлыми тонами акварели, нарисовал утреннюю зарю. Утро. Это новый день, новые надежды, новый шанс все изменить. Шанс исправить допущенные ошибки, устранить неточности, объяснить непонятное, понять недосказанное. Ночь как морская волна, пенно нахлынула, шумно перекатывая гальку, и принесла с собой мусор страхов и раздумий. Отхлынув, она оставила их на берегу, пугать своими неясными мерцающими формами. А с приходом утреннего света эти страхи исчезли. Они приобрели ясные очертания и превратились всего лишь в отточенные цветные стеклышки, о которые невозможно даже порезаться.
   Мужчина проснулся. Пробуждение стало для него спасительным, словно глоток воды для умирающего от жажды в пустыне. Его глаза, ослепленные ярким солнечным светом, открывшись, невольно вновь закрылись. Он положил руку на лицо, заслонившись ею от нещадно ярких солнечных лучей, пытающихся ослепить его даже сквозь закрытые веки. Несмотря на продолжительное время для сна, на удобную широкую кровать, на современный ортопедический матрац все тело ныло и болело, будто он работал всю ночь, разгружая вагоны. Он застонал и блаженно потянулся, призывая мышцы вновь включиться в работу. Мужчине совсем недавно исполнилось сорок шесть. Однако этих лет ему никто не давал. Его тело было стройным и здоровым. Оно не было накаченным и каким-то особенно мускулистым. Но оно и не заплыло жиром. Живот, неотъемлемая часть человека к сорока, практически отсутствовал. Мужчина выглядел намного моложе своих лет и с удовольствием скрывал свой истинный возраст. Он все еще нравился девушкам и женщинам. И это обстоятельство приятно щекотало его самолюбие.
   Боже! - подумал он, потягивая усталые мышцы. - За что, за какие такие мои грехи ты посылаешь мне эти мучения. Я больше не могу. Я устал. Кажется, еще одна такая ночь, и вряд ли проснусь. Мои нервы не выдержат, а сердце разорвется. Если мне уготована еще одна такая ночь, то лучше умертви меня сразу, сегодня же, сей час же!
   Мужчину звали Виталий Александрович Петров. До своего внезапно наступившего "кризиса среднего возраста" он прилежно и долго учился сначала в школе, потом в институте, старательно овладевая профессией историка. Затем уже сам несколько лет учил детей в средней школе. Быстро ему наскучив, призвание педагога сменилось страстным увлечением археологией. Собственно говоря, он всегда мечтал об этом. Забросив школу, дом, родных, он отрастил бороду и вступил в "братство ученых археологов". Как только наступала весна, он собирал сумку и уезжал далеко от плодов современной цивилизации в поисках останков древних цивилизаций. Он мог месяцами жить в палатке и с утра до ночи проводить время на раскопах. Он мог увлеченно часами рассказывать или слушать об открытиях, сделанных им или другими такими же бездомными бородачами. Время будто остановилось для него и еще сотни таких же, как и он.
   Но пришла перестройка, за ней смена режима политического и экономического. Наутро проснувшись, страна поняла, что грянула шоковая терапия. Пустые прилавки и дикие цены. Археология в те жуткие времена ушла в подполье. Истинные ученые, знающие настоящую цену истории, прожить на жалкие пособия от государства не могли, и те, кому жизнь была еще дорога, оставляли работу с "культурными слоями", уходя в "слои некультурные" туда, где платили так, чтобы можно было выжить. Однако были и другие, такие, кто смог получить выгоду от своей профессии. Это были те работники, кто мог проводить раскопки только лишь для извлечения из земли драгоценных находок, всегда ценящихся богатыми чудаками и знатоками истории. Они делали деньги на продаже археологических находок, не всегда золотых, но всегда кому-то нужных, воровстве музейных экспонатов, хранящихся в запасниках. Петров был не из них. Он оставил любимую науку и перебрался в государственное учреждение. Работа была спокойной, денег больших не приносила, но жизнь обеспечивала. Со временем все уравновесилось и вернулось в рамки прежних лет. Потихоньку стали возвращаться прежние интересы. Все медленно и неохотно, но все-таки возвращалось к подобию прежней, привычной жизни. Стали появляться старые и новые археологи, которые начали робко организовывать раскопки законсервированных городищ, а некоторые даже устремились рыть песок заграницу. Заработали музеи, стали вновь востребованы архивы.
   Хороший солнечный день принес с собой и хорошее настроение. Солнце, источник жизни на земле, прародитель всего живого, вновь вернувшись на землю, взрастило новые побеги Веры и Жизни. Вместе с солнечным светом и он возвратился в этот привычный многим мир.
   Петров встал и, зевая, побрел умываться. Он очень долго задумчиво чистил зубы, монотонно повторяя, знакомые каждому с детства движения щеткой и сплевывал пену. Потом долго полоскал рот, будто считал, что если долго чистил, то надо долго полоскать. Всегда тратя на умывание около десяти минут, он пробыл в ванной комнате чуть ли не полчаса. После умывания он, накинув халат, вышел на террасу перед бассейном. Здесь в тени раскидистого апельсинового дерева был накрыт столик на одного. На белой скатерти, раздуваемой, словно парус утренним ветерком, стояли серебряный кофейник с белой чашкой, бокал свежего апельсинового сока, тарелка с пятью круасанами и комплект столовых приборов для завтрака. Поежившись от утренней прохлады и плотнее укутавшись в теплый махровый халат, мужчина сел за столик и налил себе в чашку еще горячего и ароматного кофе.
   Выпив кофе и, налив еще одну чашку, Петров не притронулся ни к одному круасану. Есть совсем не хотелось. Тихонько журчала вода в бассейне, от ветерка над ним ласково шуршали толстые восковые листья, где-то вдалеке играла музыка. Совсем тихо, еле уловимо. Солнце потихоньку начало нагревать открытые участки земли и воздух. Вскоре он встал и, не дожидаясь, когда подойдет девушка, чтоб спросить его, что ему еще принести, вернулся в спальню. Там мужчина сменил халат на синюю рубашку с длинным рукавом, нежно голубые джинсы и светлые мокасины. Расчесавшись и немного брызнув на себя парфюмом, Петров направился в свой кабинет.
   В кабинете на большом столе стоял открытый, но выключенный ноутбук. Возле него лежали толстые тетради, в которых Виталий делал записи. Несколько ручек, тонко заточенные карандаши, ластик, обрывки листов, вырванных из другой тетради. Но самым главным предметом этого своеобразного натюрморта была довольно толстая книга на итальянском языке. Книга была очень старой. "Malleus Maleficarum" - было написано на обложке черными с золотом готическими буквами. Книжный переплет был выполнен из грубой кожи коричневого цвета, которая потрескалась, а в уголках книги даже прорвалась. Страницы выглядели старыми, желтыми и грубыми, но вполне еще крепкими.
   Виталий Александрович прошел к столу, подключил компьютер к сети и запустил его. Потом он уселся в кожаное крутящееся кресло. Пока ноутбук загружался, он стал крутить кресло, помогая себе при этом ногами. Завтра ему предстояло вернуться в Москву. Он отсутствовал почти два месяца. Молодая жена думала или должна была думать, что он в командировке в Украине. Она не знала и не должны была знать об этой вилле в самом центре Италии. Он не хотел. "Вuona vicinata" - называли это место итальянцы. Хотелось ли ему возвращаться? Скорее нет, чем да. Он совсем не скучал ни по ней, ни по официальной работе, ни по Москве, ни по друзьям, коих, впрочем, не имел. К жене тянуло только странное чувство совести, ее угрызений и еще что-то, чему он не мог дать объяснения и формулировку.
   Это был второй брак. Странный, противоречивый, немыслимый. Она ворвалась в его жизнь как ураган, разбрасывая все на своем пути. Все, что было для него привычным, дорогим, близким, - все разметала, испачкала, спрятала. Все ценности были переломаны и выброшены на свалку. И в его уже немолодом возрасте ему пришлось начинать жизнь сызнова. Звали это стихийное бедствие - Вика. Виктория. Победа. Она победила и его, и его прежнюю семью. Но как!? Как она смогла подчинить себе его, обладающего здравым разумом, уравновешенного и спокойного, рассудительного и флегматичного?! Он, спустя два года после женитьбы так и не смог ответить себе на этот вопрос. Да, она была очень симпатичной, стройной, даже красивой молодой женщиной. Сказать, что она была не глупой, неправильно. Вика была очень умной. С ней было интересно разговаривать, она удивляла своей начитанностью и неженской логикой. Ее суждения были здравыми, оценки верными, характеристики меткими. Была ли она безумно хороша ночью?! Нет. Именно в этом она не соответствовала своим внешним данным. В ней отсутствовала страсть. Скорее она делала все то, что полагается делать ночью, с легкой обреченностью и без удовольствия. Хотя при этом она проявляла старание и прилежность. Но не было взлета души, крика желаний. Не было чертовщинки в глазах и дрожи в теле. Хорошее механическое соединение и больше ничего. Она будто бы отдавала себя на некоторое время, а потом требовала от одариваемого свое тело обратно. Причем он должен был испытывать чувство огромной благодарности за пользование ею. Тогда, что же его привлекло в ней, что заставило пойти за ней? Что заставило бросить, перечеркнуть прошлую жизнь? Молодость? Новизна? Любовь? Он так и не понял этого.
   Ноутбук загрузился и Петров, войдя в интернет, стал проверять свою почту. Он ждал важное письмо от своего старинного друга. Очень важное! От этого письма зависела его дальнейшая жизнь. Жизнь, Судьба, Мировоззрение, Вера. Все зависело от содержимого этого письма!
  
   * * *
  
   За окнами шел мелкий и мерзкий дождик. Солнце с трудом пробивалось сквозь плотные серые тучи, отчего лучи рассеивались и так долго стояли утренние сумерки. Москва жила своей обычной жизнью. Еще не зима, но сыро и прохладно. Серое небо, серые улицы, лишь красный и желтый цвет умирающих листьев на засыпающих до весны деревьях. Несмотря на непогоду, люди просыпались, вставали и шли на работу. Те же, кому это занятие было ни к чему, продолжали если не спать, то нежиться в теплой постели.
   Вика проснулась уже давно, но лежала под одеялом, не желая встряхнуть с себя сонливое состояние. Но мысли, которые начали появляться в голове и требующие к себе внимания и анализа, постепенно разбудили ее. Как это часто бывает, вечером мысли убаюкивают уставший организм и мозг, а утром они как пчелиный рой жужжат в голове и не дают больше уснуть.
   Вот уже почти два месяца, как ее муж уехал заграницу. Правда эта заграница была рядом и совсем несерьезная. Ближнее зарубежье - говорили о таких "заграницах". Он был на или в Украине. Муж много работал. Он редко был свободен и в выходные дни. Он всегда был занят в будни, домой порой приходил, когда она уже давно спала. Утром он ее не будил, и она могла спать до двенадцати часов. С его отъездом почти ничего не изменилось. Она была одна как при нем, так и без него. В первое время это ее раздражало. Молодая и красивая женщина, привыкшая к усиленному вниманию со стороны мужчин, считала, что ее муж должен стать ручным и очень управляемым с ее стороны. Но, несмотря на примененные ею все женские хитрости, Петров, ее муж, не поддавался дрессировке.
   Вика нажала на пульт и включила музыкальный центр. Заиграла легкая инструментальная пьеса. Девушка протянула руку и взяла со столика, стоящего возле кровати, пачку тонких сигарет "Vogue". Пачка была наполовину пустой. Вика вытащила сигаретку и прикурила ее от бензиновой зажигалки. Она позволяла себе в отсутствие мужа курить в постели. Стряхивая пепел в декоративную пепельницу в виде человеческого черепа, девушка откинулась на высокие подушки и закрыла глаза. Она не смогла курить, не наблюдая выдыхаемого дыма, поэтому села на кровати и держа сигарету во рту, потянулась. Надо вставать. Докурив и затушив окурок в полной, почти до краем пепельнице, Вика встала и, не одеваясь, голой, не стесняясь своего красивого тела, пошла в ванную комнату принимать душ.
   Уже в ванной, после того как она выключила душ, Вика услышала нескончаемый звонок мобильного телефона. Девушка накинула на плечи мягкое махровое полотенце и, закрутив им волосы, подбежала к вибрирующей трубке.
   - Але!
   - Здравствуйте. Я говорю с госпожой Петровой?
   - Нет, моя фамилия Иванова.
   - Извините, Вы супруга Петрова Виталия Александровича? - мужской спокойный голос был невозмутим.
   - Да, но моя фамилия Иванова! - немного раздраженно ответила Вика.
   - Еще раз извините! Итак, я говорю с Викторией? Да? Очень приятно! Виктория, я предлагаю Вам встретиться со мной. У нас есть очень важная информация для Вас.
   - У кого? Кто это?
   - Сейчас это не важно. Я гарантирую, что то, о чем Вы узнаете, стоит встречи со мной в ближайшее время.
   - Возможно, но я сегодня занята, - соврала Вика.
   - И чем же? Будете вытираться после душа весь оставшийся день?! - небрежно брошенное замечание мужчины ее разозлило и немного напугало. Что это? Он следит за мной и знает все обо мне? Или это просто "угадай-ка"?
   - Это не Ваше дело! - она сделала паузу и, выждав минуту, продолжила. - Ну, хорошо! Давайте встретимся сегодня в семь в "кафехауз" на Кузнецком мосту. Я буду в...
   - Это не важно! Я найду Вас! До свидания!- прервал ее мужчина, давая понять, что описывать себя не надо, так как он узнает ее.
   Вика бросила на кровать мобильник и стала в задумчивости вытирать волосы. Что это было? Кому и зачем она понадобилась? Может это обычные шантажисты? Что-то узнали о ней, либо о Петрове и хотят на этом заработать? Или все же произошло что-то серьезное? Она твердо решила пойти на встречу.
  
   * * *
   LXVII. Непохожий на других [человек] придет в великую Империю, -
далекий от доброты, еще более от счастья, управляемый тем, кто недавно встал с постели /?/, королевство приближается к большому несчастью.
   * * *
  
   В офисе охранного предприятия "Сокол" раздался привычный для этого времени дня звонок. Трубку снял сам хозяин. Секретаря он за час до этого отпустил домой. Все сотрудники были на выезде, и Сергей Степанович коротал время в одиночестве за компьютером.
   - Сокол. Слушаю Вас.
   - Здравствуйте, как мне услышать директора?
   - Я слушаю вас!
   - Сергей Степанович?
   - Да. Слушаю.
   - Нам необходимо встретиться с Вами по очень важному делу. Я хочу нанять Ваше предприятие для выполнения объемной работы.
   - Я понял. Подъезжайте к нам в офис, здесь и поговорим. Когда Вы планируете быть у нас? - спросил незнакомца детектив, надеясь, что сегодня встречи не будет, и он освободиться пораньше.
   - Мы рядом с Вашим офисом. Через десять минут будем у Вас! - сказал потенциальный клиент и положил трубку.
   В ожидании клиентов Сергей Степанович выбросил в ведро скопившиеся окурки, навел порядок на своем столе и подготовил, положив папку на стол, рекламные материалы своей фирмы.
   Потенциальные клиенты оказались весьма пунктуальными людьми. Ровно через десять минут двое мужчин неопределенного возраста в дорогих костюмах темных тонов, в белых рубашках с тонкими галстуками вошли в его кабинет. Они расселись в мягких кожаных креслах напротив него и, закурив сигары, отчего кабинет погрузился в приятный аромат настоящего дорогого табака, представились.
   - Вот моя визитка, - сказал один из них, положив перед Сергеем Степановичем изящную картонку. - Я представляю интересы господина Альвареса, который присутствует здесь. К сожалению, господин Альварес не говорит по-русски, поэтому мне придется переводить ему наш разговор.
   - Конечно. Переведите господину Альваресу, что я рад быть полезным и для меня большая честь оказать ему услугу. В чем будет заключаться моя работа?
   Представитель господина Альвареса достал из портфеля папку с документами и, протянул ее через стол детективу.
   - Нас интересует женщина, изображенная на вложенных фотографиях. Интересует все! Когда она встает, во сколько и с кем она ложится спать, что делает днем, чем занимается ночью! Это для начала. В последующем, в зависимости от обстоятельств возникнут вопросы, которые также необходимо будет решать. Я хочу, чтоб Вы уяснили, эта работа длительная и объемная. Важно качество и объем информации! Деньги не имеют значения!
   Главный детектив достал документы и прайсы, те, что предназначались для особых клиентов. Цены были в два, а то и в три раза выше обычных. Взглянув на них, представитель Альвареса криво улыбнулся и вернул их обратно.
   - Я еще раз повторяю - деньги не имеют значения!
  
   * * *
  
   "Dear friend! I with impatience wait for our meeting. - читал Виталий Александрович полученное на почтовый ящик долгожданное письмо. Оно было на английском языке. - Дорогой друг! Я с нетерпением жду нашей встречи. Я рад, что Вы сделали правильные выводы. Наконец, появился человек, которому могу доверить свою тайну. Кроме того, поговорим о Вашем решении. Твердо ли оно?! В любом случае, это никак не отразиться на моем отношении к Вам! Я и раньше (Вы должны были это замечать) относился к Вам с особой симпатией. Но после того дня, когда Вы сделали свой выбор, я простаки счастлив! Итак, давайте встретимся сегодня у меня. Поймите меня правильно, в моем возрасте не пристало играть в шпионов. Тем более мой парк в нашем полном распоряжении. Жду Вас в любое время после двух часов по полудню. Ваш D.G."
   Прочитав текст, Петров стер письмо. Выходит он все-таки убедил старичка, что согласен с его доводами. Возможно, в глубине души он и вправду согласился с ним. Но пока сам себе Петров не мог признаться в этом. По крайней мере, после состоявшегося разговора Виталий задумался над смыслом жизни. Он еще не отказался от благ цивилизации, он еще мечтал о несметном богатстве, но впервые задумался о последствиях обладания им и стал сомневаться в целесообразности использования миллионов и миллиардов долларов, евро, фунтов для своих нужд. Его пока еще увлекала жизнь непонятная, загадочная, веселая, опасная и бессмысленная. Он еще хотел быть любимым и желанным. Он еще не осознал, для чего ему дана Жизнь.
   Надев на рубашку светлый летний пиджак, чтоб выглядеть чуть официальнее, Виталий вышел из дома и прошел по мелкой гальке на небольшую стоянку автомобилей. Здесь среди десятка машин, принадлежащих как ему, так и работникам виллы "Вuona vicinata",он выбрал красную "Феррари", на которой любил устанавливать скоростные рекорды. Двигатель взял низкие ноты, и автомобиль плавно покатился по дорожке к тяжелым литым воротам виллы.
   Широкие колеса шуршали по каменистой проселочной дороге. Он не спешил. Управляя спортивной машиной на узкой горной дороге, мужчина получал немного странное удовольствие. Такое вождение резко отличалось от обычной гонки по ровной и гладкой страде, где не задумываешься над управлением, а только нажимаешь на педаль газа и несешься, очертя голову, вперед. Здесь же езда скорее напоминала трассу "формулы один", где множество поворотов не давали разогнать машину до предела, а постоянно заставляли держать ногу на педали тормоза. "Феррари" прижимался к земле, будто врастал в камни, когда входил в довольно крутые повороты. Солнце, пробиваясь сквозь зеленую крону раскидистых южных сосен, иногда ослепляло его. Поэтому он достал темные очки и стал совсем уж похож на настоящего итальянца, этакий Казанова. В салоне машины вещала привычная ему радиостанция, на которой было больше музыки, чем новостей и комментариев ди-джеев. Невольно в такт музыки молодой еще человек постукивал рукой по панели и рулю. Дорогой автомобиль придавал ему больше уверенности. Он чувствовал себя хозяином дороги, властелином скорости, господином, которому покорны обычные люди. Он достиг всего, что можно ждать от жизни, жизнь удалась!
   Минут через пятнадцать он выскочил на скоростную трассу в сторону Рима и сильнее нажал на акселератор. "Феррари" взревел и бросился обгонять "Фиаты", "Альфа-ромэо", "Опели", "Аудио" и прочие авто низшего класса.
   Преодолев расстояние в двести километров за два часа, "Феррари" свернул в другую сторону от Рима на узенькую, но асфальтированную дорогу. Проехав по ней еще несколько километров мимо среднестатистического итальянского городка, мимо фермы и виноградников, разгоряченный и немного уставший конь на капоте автомобиля подбежал к воротам старинного монастыря ордена Францисканцев, окруженного высокими платанами и древними стенами. Виталий Александрович хлопнул дверцей и прошел на территорию монастыря, который до сих пор был действующим. Возле ворот его встретил пожилой монах и, поклонившись, поинтересовался, что ему угодно. Узнав, причину визита, монах еще раз поклонился и попросил мужчину следовать за ним. Они прошли в старинный монастырский парк. В тени деревьев за круглым столом, на скамеечке сидел настоятель монастыря. Увидев гостя, он встал и пошел ему навстречу.
   - Ciao amico mio! - ласково и по-доброму приветствовал его старичок в сером одеянии, подпоясанный белой веревкой.- Проходите, проходите, друг мой. Присаживайтесь. Как доехали? Устали с дороги?
   - Grazie! Tutto bene, padre!
   - My friend! - зная, что Петров плохо говорит по-итальянски, монах перешел на английский. - Я рад, что Вы нашли время повидаться со мной! Присаживайтесь, - он повернулся к все еще стоявшему монаху.- Брат, передайте, чтобы нам принесли чего-нибудь перекусить.
   Монах поклонился и, молча, подметая землю длинной мышиного цвета рясой, покорно удалился. Оставшись вдвоем, Петров и седой нищий служитель господа уселись за круглый стол напротив друг друга. Было тепло и спокойно. В эти дни жара уже больше не случалась, но днем солнце еще почти по-летнему пригревало воздух. Лето пока не хотело уступать осени свои права. Поэтому в тени деревьев стояла очень комфортная температура воздуха.
   - Итак, сын мой, обладаете ли Вы достаточным временем? Сколько Вы будете радовать меня своим присутствием?
   - Падре, я в полном Вашем распоряжении! День, два, три! Сколько потребуется!
   - Прекрасно, тогда сначала давайте поговорим о Вашем внутреннем мире. Давайте оставим другие дела на потом. Вы хотите следовать нашим учениям, учениям святого Франциска? - начал разговор святой отец францисканец.
   - Да, падре. Я хочу следовать канонам ордена и оказать ему услугу, о которой мы говорили, - спокойно и уверенно сказал Виталий Александрович.
   - Я хочу, чтоб Вы понимали, какой выбор делаете! Вы выбираете вечную жизнь, и Вы берете на себя обед бедности и нищеты! Но, не пугайтесь, бедности не простой, а францисканской. Францисканская бедность - это простое следствие подражания Христу, Который был бедным. Поэтому эту бедность нельзя понимать как путь аскетической жизни (монашество), или как программу реформы Церкви, или как форму христианского свидетельства (как это было у св. Доминика). Францисканская бедность - это проявление любви к Христу, а не следование какой-либо идее. "Я, малый брат Франциск, хочу идти путем жизни и бедности Всевышнего Господа нашего Иисуса Христа",- писал святой Франциск. Бедность францисканца предполагает полное упование на Бога во всех вопросах и трудностях и служит средством для преодоления любых преград в отношениях между Богом и человеком, а также между человеком и его ближними. Внешняя, материальная бедность должна приводить к бедности духовной, к освобождению от всех привязанностей и к полноценному служению Богу и людям, поскольку все наши духовные блага, наши способности получены от Бога и должны использоваться для служения ближним. Полностью принадлежат нам только наши грехи, и осознание этого приводит нас к смирению. "Жизнь без собственности" означает полный отказ от какого-либо имущества, от знания, которое используется для возвышения над окружающими, от положения в обществе, а также от всевозможных пристрастий. Исходной точкой при этом является внешняя бедность, а основной целью - внутренняя бедность, внутренняя свобода, освобождение от привязанности к материальным и духовным благам, благодаря чему человек обретает блаженство "нищего духом". Вы принимаете это, сын мой?
   - Да, падре, принимаю.
   - Но францисканская бедность является подлинной лишь в том случае, если она основана на скромности и смирении, - продолжал настоятель тоном проповеди. - Францисканская скромность основана на принятии евангельского принципа служения ближнему: "Не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить". Скромность - это также выражение своей позиции перед лицом Бога: признание собственной слабости, ограниченности, незрелости, своего непостоянства. Чтобы быть "меньшим", необходимо проникнуться духом и постоянно учиться служить ближним - в особенности, больным, слабым, униженным и отверженным. Смирение - это поиск ответа на вопрос: "А кто я такой в глазах Божиих?" При этом смирение заключается не только в том, чтобы умалять себя, но и в том, чтобы давать высокую оценку другим людям, замечать в окружающих то хорошее, что в них есть. Являясь даром Божиим, смирение выражается в готовности выслушать критические замечания в свой адрес и измениться к лучшему. Но я хочу уточнить, что в то же время смирение не исключает решительности и твердости.
   - Я готов следовать учению ордена, - твердо сказал Петров.
   Их беседу, а скорее проповедь настоятеля, прервали братья-монахи, которые принесли кувшин с молодым красным вином, простые стеклянные бокалы и на тарелках нарезанные сыр, ветчину, огурцы, помидоры, зелень, оливки и хлеб. Хлеб принесли в отдельной специальной корзинке, плетеной из соломки, он был очень свежим, только что испеченным. Крупные нарезанные ломти издавали изумительный аромат. Хрустящая, немного подгорелая корка, посыпанная белой мукой, так и манила к себе, призывая взять кусок и отправить его в рот. Монахи, молча, расставили все яства на столе и, повернувшись медленно с достоинством стали уходить. Настоятель окликнул одного из них.
   - Брат Стефано, скажи нам, что для тебя наша вера.
   Монах остановился и повернулся к настоятелю. Он смерено, потупив взор, ответил на чистом английском языке.
   - Благодаря своей особенной близости к Богу, святой Франциск обрел глубокое понимание Его сущности. Франциск и мы, братья-францисканцы, в первую очередь видим в Боге непостижимую, самую чистую и самую высокую Любовь, "Бог - Всевышний, Святой, Всемогущий; Бог - это Любовь; Бог - любящий Отец; Бог - живой и истинный". Для францисканца Бог - это непостижимая Тайна, недоступная для человеческой мысли и фантазии. Величие, святость и таинственность Бога пробуждали в сердце Франциска страх Господень. Кроме того, Бог - это наивысшее, вечное Благо, от которого происходит всякое другое благо. Являясь любящим Отцом и вечной Добротой, Бог призывает человека к общению и дружбе с Самим Собой. Непоколебимая вера в "живого и истинного" Бога, Который присутствует и действует в жизни человека, позволяет нам, францисканцам полностью уповать на Божественное Провидение. В том случае, если человек открыт для действия Бога, Господь совершает в его жизни чудеса: исцеляет и просвещает его, прощает ему грехи и спасает от смерти. Бог - это мир, покой и радость - всё то, что люди называют счастьем.
   - Спасибо, брат, - сказал настоятель и знаком дал понять монаху, что тот может идти.
  
   * * *
  
   Вика сидела за столиком в углу заведения под названием "кафехауз". Она заказала вторую чашку "капучино". Прошло сорок минут с того времени как она пришла. Встреча пока не состоялась, и она подумывала уже уходить. Пока кофе не принесли, девушка курила и внимательно разглядывала сидевшую за столиком рядом парочку. Молодые люди ссорились из-за какого-то пустяка. То ли она не сказала, что к ним придет ее подруга, то ли сказала, но уже тогда, когда та пришла. Одним словом был повод поругаться, и молодежь воспользовалась им.
   - Здравствуйте, Виктория! - девушка отвела взгляд от ссорящихся и увидела, что за ее столик уселся молодой мужчина лет тридцати, в дорогом костюме и белой рубашке с черным галстуком.
   - Здравствуйте. Это Вы мне звонили и назначили встречу? - спросила она.
   - Ну, не совсем. Вам звонил мой доверитель. Я юрист и сейчас представляю его интересы. К сожалению, я не могу Вам сказать кто он. Он хочет остаться неизвестным. Но мне поручено вести с Вами разговор от его имени. Меня зовут Владимир, вот моя визитка, - он положил перед ней синюю картонку с его фамилией, должностью и телефоном.
   - Хорошо. Мне без разницы с кем говорить. Пусть это будете Вы, - повертев в руках визитку, сказала девушка. - Итак, что Вам надо мне сказать?
   - Ваш муж должен на днях вернуться домой, - она легко кивнула головой в знак согласия, - он привезет из командировки папку с некоторыми документами, которые интересуют моего доверителя. Он хотел бы купить их у Вас.
   - Странно, а почему он обращается ко мне?! Ведь папку привезет мой муж.
   - К сожалению, господин Петров откажется от предложения продать документы. Поэтому мой доверитель считает, что это сделаете Вы.
   - А почему он решил, что я пойду на это?! - Вика и вправду возмутилась. Предлагать ей такое! - За кого он меня принимает!
   - Он принимает Вас за обманутую женщину, почти брошенную мужем.
   - Это не правда! Муж меня любит и еще ни разу не обманул! - воскликнула девушка.
   - В таком случае... - Владимир поднял из-под стола портфель, достал из него и выложил перед ней несколько фотографий, на которых Петров был изображен на вилле в тени апельсиновых и лимонных деревьев. На одной из них была сфотографирована молодая девушка в купальнике. Они сидели в шезлонгах у бассейна, и пили шампанское из тонких изящных бокалов. На фото хорошо была видна его рука с кольцом, которое было куплено им уже во время их совместной жизни. На другой фотографии муж садился в красный "Феррари". На каждой фотографии внизу стояла дата, которая соответствовала датам его командировки.
   - Этого достаточно? - спросил ее мужчина, сидящий напротив. - Не сомневайтесь, у моего доверителя есть и другие свидетельства неверности Вашего мужа. Но если Вас не интересует Ваша дальнейшая судьба, то я могу прекратить этот разговор.
   Он собрал все выложенные ранее фотографии и поместил их обратно в портфель.
   - Что значит моя "дальнейшая судьба"? - еще возмущенно, но уже несколько неуверенно спросила Вика.
   - Ну, Вы же знаете, что бывает с брошенными женами, и на какие материальные блага они могут рассчитывать после развода. Мой доверитель предлагает Вам очень даже хорошую сумму, только за то, что Вы передадите ему папку, которая вскоре будет не нужна никому. Ее просто подошьют к делу, и вся ее ценность пропадет, - он достал из кармана пластиковую карту "Виза" Альфа-Банка и положил ее перед оскорбленной женщиной. Затем рядом положил бумажку с четырехзначной цифрой. - На этой карточке сто тысяч евро. Вот код доступа к карте. Вы можете пользоваться ею уже сегодня. Мой доверитель благородный человек. Он Вам доверяет. Хотя сами понимаете в такой ситуации глупо его обманывать! По крайней мере, я, пообщавшись с ним, уяснил для себя, что его лучше не обманывать.
   За столиком воцарилась тишина. Прошло несколько минут, прежде чем Вика взяла в руки карточку. Потом она достала из сумочки кошелек и, открыв его, молча, положила в него пластик и бумажку.
   Владимир улыбнулся, встал из-за стола и, пожелав "счастливо оставаться", удалился.
  
   * * *
   LXVI. "Когда будет найдена надпись Д. М. и со светильником обнаружена древняя пещера, Закон, Король и Принц Ульпиан пройдут испытание.
Королева и Герцог скроются в павильоне".
  
   * * *
  
   Ему казалось, что он не проголодался, но почему-то с большим удовольствием налег на простую деревенскую пищу. Хлеб действительно был очень свежим и вкусным. Пример бедного служителя господа был очень заразителен. Францисканец отрывал от хлебного куска небольшие кусочки мякоти и макал их в зеленоватое ароматное оливковое масло, после чего отправлял их в рот, закладывая туда же ветчину и моцареллу, потом запивал их довольно сладким молодым вином. Во время обеда ни священник, ни Петров не произнесли ни слова о деле, которое свело их сегодня здесь.
   Наконец, насытившись, они выпили еще по бокалу вина и отодвинулись от стола. Через несколько минут появились двое братьев, которые унесли остатки обеда и вытерли стол. Только после того как они остались одни настоятель обратился к гостю.
   - Va bene! Не правда ли, нет ничего вкуснее простой пищи?! Здоровая еда способствует здоровому восприятию жизни.
   - Да, падре, - удовлетворенно согласился с настоятелем Петров.
   - Теперь, может, перейдем к более серьезным вопросам? Не возражаете? - Виталий не возражал. - Что Вы намерены делать с теми документами, которые попали к Вам по сущей случайности и по вине нашего брата?
   - Я еще не решил. Отправляться на поиски пока преждевременно, ведь в них ровным счетом ничего конкретного.
   - Отнюдь, сын мой, в них достаточно информации. Имея немного больше знаний в области средневековья, немного больше желания изучить историю ордена храмовников и нашего ордена, можно сделать вывод о местонахождении искомого. Конечно, той информации, которая имеется и доступна в открытых источниках, недостаточно. Необходимо знать немного больше, небольшие тайны, которые открываются только Посвященным.
   - Я понимаю, святой отец. И как я говорил, все условия с моей стороны будут выполнены. Документы юристы подготовят через две недели. Однако в настоящее время часть документов находится в России. Без них, к сожалению, полностью оформить все бумаги не представляется возможным. В связи с чем, мне и необходима эта поездка. Но как только они будут изготовлены, я сразу же Вам их передам.
   - Когда вы возвращаетесь в Москву?
   - Планировал завтра.
   - Возможно ли отложить отъезд?
   - Если этого потребуют важные дела, то, безусловно, - задумавшись только на мгновение, ответил Виталий Александрович.
   - Видите ли, мой друг, послезавтра из Испании приезжает отец Николас. Его статус в ордене намного выше моего, а соответственно и возможностей у него больше. Кроме того, он считается знатоком истории и посвящен в ее тонкости. Я докладывал руководству о последних событиях, связанных с документами и отцы приняли решение направить к нам брата Николаса. Я бы и раньше Вам об этом сообщил, но получил это известие только сегодня, прямо перед Вашим приездом. Поэтому и спрашиваю, не могли бы Вы отложить возвращение на несколько дней.
   - Конечно!
  
   * * *
  
   Сотрудник охранного предприятия "Сокол" сидел в служебном автомобиле "форд-фокус" и, слушая музыку на Fm волне, скучал. Он находился на рабочем месте. Его нынешняя задача заключалась в наблюдении за квартирой объекта. Объектом была молодая и красивая женщина, проживающая в доме на втором этаже. Вот уже пять часов он сидел и караулил ее. Он сидел и мечтал о том, когда заслуженно уйдет на пенсию. Но какая пенсия! Слава богу, что работа еще пока есть! Он с трудом ее нашел, спасибо бывшим сослуживцам, они помогли. Работа ему очень не нравилась. Она мало чем отличалась от службы в милиции. Все те же слежки, засады, прослушки. Правда, платили здесь больше. Здесь не было и той жесткой дисциплины, не нужно было дрожать перед каждым начальником, ожидая от него какой-нибудь непроходимой глупости или очередного сумасбродства. Хотя последнего всегда хватало и там и здесь. Там оно, правда, было постоянным и спускалось свыше, от первых лиц. Именно благодаря такой верховной глупости он и оказался уволенным. Именно после очередного реформирования структуры, твердого и победного доклада о сокращении штатов его и многих других выкинули на улицу.
   Ди-джей радиостанции известил слушателей о том, что в Москве уже четыре утра. Глаза закрывались. Свет в окнах квартиры объекта давно отсутствовал. Кромешная темнота. Объект спит и видит сны. Ровно в шесть утра его сменят. Как ему хочется домой! Там тепло и уютно. Дети спят, жена спит, кот, и тот спит, свернувшись возле батареи. Глаза закрываются. Утром он поедет спать. До шести еще два часа. Все спят.
  
   * * *
   XXVII. "На тайном пути один помогает другому, /На подземном пути...//Под сводами пещеры.../Из опустевшей клетки выпущен отважный юноша.
Восстановлено написанное императором. В нем увидят то, чего нет ни у кого другого".
   * * *
  
   - Друг мой, а что Вы знаете о нашем ордене? - спросил Петрова отец Николас. - Собираясь сотрудничать с нами, а в последующем и даже еще больше... Вы должны, конечно, не досконально, но узнать об истории ордена, религиозной сути и принципах положенных в его основу. Вы согласны со мной?
   Виталий Александрович был полностью с ним согласен. Будучи историком по образованию и призванию, он считал, что только история может разъяснить суть любого религиозного течения. Он не знал ни подоплеки основания ордена, ни его принципов. Поэтому он с радостью согласился на краткую лекцию этого грамотного отца, тем более тот очень хорошо говорил по-русски.
   Они прошли в старинный кабинет настоятеля монастыря. Помещение представляло собой большой зал площадью около семидесяти квадратных метров. Стены были заставлены книжными шкафами высотой почти до потолка, полки шкафов ломились под тяжестью старинных книг. Возле завешенного портьерой окна стоял массивный письменный стол, за которым место нашлось им обоим.
   - Франциск Ассизский, основатель нашего Ордена - один из самых знаменитых христианских святых. Часто его называют "самым привлекательным святым", - усевшись в мягкое кожаное кресло, начал свой рассказ священник в серой рясе, - и его заслуженно считают самым популярным среди не католиков и даже среди атеистов. На протяжении восьми веков личность св. Франциска привлекает людей самых разных взглядов и мировоззрений. В нем видят родоначальника субъективизма и индивидуализма, предвестника Ренессанса, реформатора, первого хиппи, борца за охрану окружающей среды, революционера, романтического героя... На самом же деле, в жизни Франциска, по сути, не было ничего, кроме точного следования евангельскому идеалу и подражания Христу - настолько совершенного, что его называют "Alter Christus" - "Второй Христос".
   Франциск родился в 1181 (или 1182) г. в городе Ассизи в Умбрии, в семье купца и торговца тканями Пьетро Бернардоне. Проведя юность беззаботно и весело, в возрасте 24 лет он пережил обращение, и с тех пор полностью посвятил себя Богу. Он начал жить в крайней бедности, ухаживал за прокаженными, собственными руками восстанавливал разрушенные часовни, проповедовал. Вскоре у него появились сподвижники, а еще немного времени спустя - в 1209 г. - Папа Иннокентий III одобрил Устав нового братства. Так родился Францисканский Орден. За два года до кончины Франциск получил от Господа удивительный дар - стигматы. Крайне истощенный постоянным постом и суровым образом жизни, 3 октября 1226 г. он предал Богу свой дух. Меньше двух лет спустя Папа Григорий IX причислил Франциска к лику святых. В принципе, св. Франциск не изобрел ничего, что можно было бы назвать открытием для христианства; тем не менее, роль Ассизского Бедняка в истории трудно переоценить. Его Орден практически положил начало деятельному монашеству. Его духовность наполнила содержанием искусство раннего итальянского Возрождения, и прежде всего Джотто. Его "Гимн Солнцу" стал первым стихотворением на итальянском языке, давшим толчок развитию поэзии на национальных языках и вдохновившим великого Данте. Но, возможно, главное, что сделало личность Божия Простачка столь притягательной, - это та удивительная атмосфера любви, добра и простоты, которую он сумел создать рядом с собой при жизни, которую прекрасно передали его современники и которую ощущает, наверное, каждый, кто встречает на своем пути этого святого.
   Наш Орден - это мужская монашеская община, которую в начале 13 в. основал св. Франциск Ассизский. Вообще, францисканцы - это огромная духовная семья монахов, монахинь и мирян, которые построили свою жизнь на духовности св. Франциска. В наше время таких людей на земле более миллиона, поэтому францисканская семья считается самым многочисленным объединением внутри Католической Церкви. Знаменательно, что общины, живущие по францисканской духовности, существуют также в Православной и протестантских Церквах. Св. Франциска считают основателем трех Орденов, которые являются частью одной харизмы, совладельцами одного наследия, имеют одну и ту же цель. Находясь в тесной взаимосвязи, дополняя друг друга, они движутся одним путем. При этом каждый из них имеет свою собственную, автономную историю.
   Первый Орден - мужской: Франциск, отказавшись от мирских благ, увлек за собой молодых людей, своих друзей, которые пошли за ним и назвали себя Меньшими Братьями.
   Второй Орден - женский: девушка благородного происхождения по имени Клара решила посвятить свою жизнь Богу по примеру Франциска; из его рук она приняла монашеское одеяние, а впоследствии основала общину сестер. По имени основательницы, монахинь Второго Ордена называют клариссами.
   Третий Орден - это Францисканский Орден Мирян. Его члены остаются в миру, и Орден предлагает им форму апостольской жизни, приспособленную к их положению. К этому ордену принадлежу и я.
   Орден Францисканцев - Братьев Меньших Конвентуальных является одной из ветвей Первого Ордена. Всего же этих ветвей три: Братья Меньшие (Ordo Fratrum Minorum, сокращенно OFM), называемые также обсервантами (обсерванция - строгое соблюдение положений Устава); Братья Меньшие Конвентуальные (Ordo Fratrum Minorum Conventualium, сокращенно OFMConv.) - то есть, "братья общины": конвент - это монашеский дом, община монахов одного монастыря); Братья Меньшие Капуцины (Ordo Fratrum Minorum Capucinorum, сокращенно OFMCap.), получившие свое название от итальянского слова "capuccio" - капюшон.
   Возникновение этих ветвей было вызвано разной интерпретацией идеалов Франциска и различной формой их осуществления, и имеет свою богатую историю.
   Наш Орден в настоящее время насчитывает около четырех с половиной тысяч братьев, работающих на всех континентах. Мы носим серый или черный хабит (монашескую рясу) с белым поясом-веревкой; нас называют "францисканцами", а также "миноритами" (в Германии, Австрии, Венгрии), "кордильерами" (во Франции и Швейцарии) или "серыми братьями" (в Англии).
   Отец Николас замолчал, решив, что сказанная им информация должна усвоиться. Он встал, подошел к окну и так остался стоять, любуясь открывающимся видом на виноградники. Виталий Александрович почувствовал в лекторском тоне, умении преподнести материал, подготовленной речи - ничего лишнего, своего коллегу, но не просто преподавателя, а лектора высокого уровня. Не в силах сдержать себя, он спросил:
   - Падре, Вы случайно не преподаете в университете какую-нибудь науку?
   - О! Нет! Нет! Я - врач в испанском госпитале. Если Вы так подумали, то я весьма польщен.
  
   * * *
  
   Вернувшись домой после встречи с юристом неизвестного, интересующегося какими-то бумагами мужа, Вика долго не могла найти себе место. Она переоделась и бесцельно прошла на кухню. Если б в раковине лежала грязная посуда, она бы ее непременно перемыла. Но, к сожалению, ее привычка мыть посуду сразу же после еды, не представила ей такой возможности отвлечься от дурных мыслей. Верить словам постороннего человека или же нет? Она видела фотографии, но разве это доказательство?! Разве при современной технике не просто сфабриковать любые доказательства?! Тем более какие-то фотографии! Для какой цели?! Зачем кому-то это понадобилось делать? Так он сам сказал - ему нужна папка с документами мужа! А разве любящая жена может предать мужа?! Разве ей деньги дороже любви к дорогому человеку? Разве она может сделать подлость по отношению к любимому человеку?!
   Но Петров действительно последнее время часто отсутствовал. Когда он приезжал из своих командировок, то от него нельзя было добиться ни ласки, ни заботы. Он был погружен в себя, в свои мысли. Возможно, и она была в этом повинна. Она, уже не испытывая к нему тех чувств, которые молодые девочки чувствуют в первое время своей влюбленности, была с ним суховата и не очень внимательна. Если в кровати он поворачивался от нее в другую сторону, она тоже спокойно поворачивалась к нему спиной, и они мирно засыпали, будто жили вместе уже двадцать лет.
   Любит ли она его? А он ее? Любила ли она его раньше? Эти вопросы никак не хотели оставлять ее мозг. Если фотографии настоящие, то, как она должна к ним отнестись? Негодовать? Нервничать, плакать, злиться? Или же просто ставить точку в отношениях и уходить? Куда? Куда ей уходить?! Бросить все имущество нажитое совместно в браке?! О, нет! Пусть лучше он уходит! Возвращается к своей бывшей! А квартиру он должен оставить ей! Он ей изменил! Он ее бросил! А бросил ли он ее? Откуда это известно? Нет, он точно ее бросил!!! Что там говорил юрист? Брошенным женам ничего не достается?! Дудки! Она возьмет все! Как?! Как он мог променять ее, молодую, красивую, на какую-то другую?! Подлец! Старый ловелас! Сколько волка не корми, он все в лес смотрит! Ну, ладно, ладно я тебе отомщу! Пусть! Деньги у меня есть! В конце концов, без этих документов ты прекрасно проживешь! А мне они послужат первыми алиментами! Это не подлость! Это месть обманутой женщины! В другой раз неповадно будет! Все-таки сто тысяч - это деньги! И деньги не за что! Просто я отдам папку, которая никому не будет нужна, в скором времени! Так сказал юрист! Почему я не должна ему верить?! Человеку, который меня еще не обманывал! А вот ты меня обманул! Вот и получай!
  
   * * *
  
   "Тамплиеры будут уничтожены. Минориты разделятся. Нищенствующие будут добиваться богатств"
   * * *
  
   Они гуляли после скудного завтрака. Мужчины не спеша шли по узкой дорожке монастырского парка, посыпанной каменной и кирпичной крошкой. Густые кроны высоких платанов скрывали от них яркое солнце. После вчерашнего дождя воздух в парке был сырым и прохладным. На тех газонах, которые не смогли спрятаться от солнца, трава искрилась капельками росы.
   Виталий Александрович вчера не стал возвращаться домой и заночевал в монастыре, в любезно предоставленной ему монашеской келье. Узкая железная кровать, тонкий матрац, холодное одеяло и вся спартанская лаконичность комнаты не помешала ему прекрасно уснуть и спать крепко и спокойно. Сон, в отличие от сна на вилле был мирным и добрым. Утром, проснувшись рано с петухами и монахами, он с аппетитом позавтракал в монашеской столовой вместе с отцом Николасом и другими францисканцами.
   Прогулка по парку в тихом умиротворении побудила его продолжить беседу об ордене.
   - Падре, вчера Вы излагали мне довольно официальные положения об ордене, но я понимаю, что есть еще история объективная и беспристрастная. Скажем, более человечная и, возможно, более правдивая. Простите, если я нечаянно задел Ваши чувства!
   - Нет. Все в порядке. Вы мирянин и в какой-то мере правы. Так вы хотите услышать историю ордена в "объективном" изложении?
   -Да, если это возможно.
   Францисканец немного помолчал, видимо, составляя в уме план лекции и через пару минут сказал:
   - Когда инквизицию призвали действовать против тамплиеров, она уже приобрела опыт борьбы с другими официально признанными Церковью христианскими институтами. Большую часть предшествовавшего столетия она находилась в постоянной полемике, фактически враждовала с орденом, который был главным соперником доминиканцев в борьбе за власть и влияние. Это был наш орден, францисканцев.
   Человек, позднее канонизированный как святой Франциск, родился, как я уже говорил, и это было правдой, около 1181 года в семье богатого торговца тканями из Ассизи. Если Доминик, основатель доминиканцев, был фанатиком с момента своего появления на исторической сцене, то Франциск являл собой другую, хотя в равной мере знакомую, модель. Подобно святому Августину, Франциск провел свою юность в мотовстве и распутстве. Даже в самых почтительных житиях стыдливо указывается, что он совершал все те вещи, которые по обыкновению делал молодой человек его времени, и не раз употребляется слово "разгульный".
   До двадцати лет Франциск работал у своего отца. В 1202 году он стал военным, приняв участие в одной из мелких военных кампаний, которые Ассизи вел против своих соседей. Он был взят в плен и провел несколько месяцев в тюрьме. Согласно некоторым источникам, где-то в этот период он начал страдать приступами тяжелой болезни. Обрывочные сведения дают возможность предположить, что эта болезнь была каким-то видом нервного или психического расстройства либо очень походила на него. Во всяком случае, Франциск вернулся в Ассизи иным человеком. Он отправился в паломническое путешествие в Рим и во время него открыл для себя радость нищеты. Вернувшись в Ассизи, он усвоил аскетический и простой образ жизни, стал заботиться о нищих и помогать в восстановлении заброшенной церкви. Он финансировал это восстановление на деньги, вырученные за продажу товаров, которые украл у своего отца, и лошади, на которой их увез. Отец отрекся от него.
   Все это было только прелюдией к обращению Франциска. Обращение случилось однажды утром в 1208 году, когда Франциск слушал отрывок из Библии, читавшийся в церкви неподалеку от Ассизи. Услышанные слова прозвучали для него, как обращенные к нему лично, как призыв. Вскоре после этого он выбросил свои башмаки, облекся в темный балахон и пустился странствовать и проповедовать. Когда вокруг него стали собираться последователи, он составил устав для новой "организации". Согласно одному из ее положений: "Братья не должны иметь никакой собственности, ни дома, ни места... но должны жить в миру как странники и пилигримы и просить подаяние".
   Франциск и Доминик были почти сверстниками. Но если Доминик стремился к власти, Франциск стремился к отказу от всякой власти. Доминик для борьбы искал внешних врагов, тогда как Франциск - в гораздо большем согласии с традиционным христианским вероучением - сражался с грехом и искушениями внутри себя. Подобно некоторым еретикам-сектантам, Франциск стремился исповедовать образ жизни, соответствующий тому, который приписывали Иисусу и "первым христианам". Если бы он жил на юге Франции или доминиканцы не были бы столь заняты преследованием там катаров, вполне вероятно, что его самого осудили бы как еретика. Вместе с Домиником он отражает два противоборствующих, диаметрально противоположных и откровенно фанатических аспекта средневековой Церкви. В 1209 году, в то время, когда один из крестовых поход набирал обороты, папа Иннокентий III одобрил составленный Франциском устав, и наш орден францисканцев был официально учрежден. Со своими сподвижниками Франциск взял название "братьев миноритов". Тремя годами позже, в 1212 году, знатной дамой из Ассизи, которая впоследствии была канонизована как святая Клара, был создан женский францисканский орден - бедные клариски. Франциск тем временем начал проповедовать все дальше от родного города. Он бродил по Восточной Европе. Затем он отправился в крестовый поход и в 1219 году присутствовал в Египте при осаде и взятии Думьята - порта в дельте Нила.
   У первых францисканцев был столь нищий и оборванный вид, что чрезмерно усердные доминиканские инквизиторы иной раз принимали их за катаров или вальденсов. В результате одной такой ошибки, например, пятерых из них казнили в Испании. Как и первым доминиканцам, первым францисканцам предписывалось соблюдать обет бедности и запрещалось иметь имущество, что вынуждало их существовать исключительно милостыней. В отличие от доминиканцев, однако, францисканцы были обязаны заниматься физическим трудом. Им также было отказано в некоторых утешениях, которые были дозволены их соперникам.
   Большинство францисканцев в начале существования ордена были, к примеру, малограмотны и, следовательно, лишены интеллектуальных радостей и удовольствий, которые давало изучение схоластической и богословской литературы. И в то время как доминиканцы могли удовлетворять свои подспудные садистские или другие извращенные желания, преследуя еретиков, францисканцам было отказано и в этом. Неудивительно, что тяжелые требования францисканской дисциплины оказались не по силам многим членам ордена и многим из тех, кто готовился в него вступить.
   Еще до смерти Франциска в 1226 году созданный им институт начал претерпевать изменения. Пока он странствовал в Восточной Европе, а затем в Египте, его заместитель на посту генерала ордена показал себя дальновидным и умелым политиком, далеко простерев влияние францисканцев и ослабив суровость их устава. Они по-прежнему занимались физическим трудом и проповедованием, а также содержали больницы и ухаживали за прокаженными, но теперь, помимо этого, они стали накапливать богатства.
   По словам одного историка: "Не в человеческой природе было отказываться от богатств, которые буквально текли со всех сторон в разраставшийся орден, и, чтобы примирить его несметные сокровища с абсолютным отказом от собственности, предписываемым уставом, прибегли к искусству диалектики". Когда Франциск вернулся из своих странствований, он не предпринял попытки возвратить себе прежние положение и власть в ордене. Потеряв всякий интерес к политике, власти и иерархии, он продолжал вести свой простой и свободный образ жизни; а орден, хотя и почитая его в качестве своего отца-основателя, стал развиваться под руководством других людей. На своем первом генеральном капитуле в 1221 году, за пять лет до смерти Франциска, он насчитывал в своем составе свыше 3 тысяч братьев, кардинала и целый ряд епископов. К 1256 году ему принадлежало сорок девять разных обителей в одной только Англии, в которых насчитывалось 1242 монаха. Во второй половине тринадцатого столетия одним из них будет и знаменитый Роджер Бэкон.
   Спустя полвека после смерти Франциска его орден стал столь же зажиточным и богатым, как и любой другой церковный институт. Он по-своему также начал открывать для себя пьянящий вкус власти. И, как неизбежное следствие, все больше становился подвержен коррупции. В 1257 году генералом ордена был избран человек, который впоследствии был канонизирован как святой Бонавентура. Одним из первых своих действий он разослал всем провинциальным главам циркуляр, в котором выражал сожаление по поводу того, какое бесчестье навлекли на францисканцев поглощенность мирскими заботами и жадность. Братья, сетовал он, все больше впадали в леность и порок, предавались постыдному мотовству, возводили неприлично пышные дома, вымогали чрезмерные наследственные отказы и погребальные вознаграждения. Прошло еще десять лет, но ничего не изменилось, и Бонавентура повторил свои инвективы, на этот раз еще более резко: "Гнусное лицемерие - утверждать абсолютную бедность, а затем отказываться со смирением принять отсутствие чего-либо; побираться по округе подобно нищему и купаться в роскоши дома".
   Погрязнув к концу тринадцатого столетия в суетности и коррупции, францисканцы также оказались расколотыми схизмами. Многие члены ордена - "мистические" францисканцы, или "спиритуалы", - попытались сохранить верность догматам основателя ордена. Неудивительно, что их бескомпромиссная позиция вскоре привела к конфликту с инквизицией, возглавляемой доминиканцами, и немалое их число было обвинено в ереси.
   К началу четырнадцатого столетия спиритуалы все больше расходились с основным крылом ордена, с доминиканской инквизицией и с папой. В 1317 году папа Иоанн XXII занял позицию, направленную против спиритуалов. Под страхом отлучения им было приказано подчиниться его авторитету и власти основного крыла ордена. Многие отказались и сделались схизматиками под именем фратичелли. В 1318 году четверо фратичелли были сожжены инквизицией как еретики. В 1322 году генеральный капитул всего францисканского ордена принял резолюцию, неявно сочувствовавшую фратичелли. В ней утверждалось, что Иисус и его апостолы были бедны, не имели личного имущества и порицали суетность - а ведь они являли собой идеальный образчик христианской добродетельности. Такое заявление составляло дерзкий вызов инквизиции, которая только недавно попыталась своим постановлением оправдать богатство духовенства. Реакция не заставила себя долго ждать. Год спустя, в 1323 году, папа объявил резолюцию францисканцев еретической. Это вызвало возмущение у всех францисканцев, многие из которых обвинили в ереси самого папу, а некоторые открыто перешли на сторону фратичелли. Вплоть до 1520-х годов мистически настроенных францисканцев все еще будут продолжать осуждать и судить как еретиков. Кровная вражда между францисканцами и доминиканцами приобретала подчас характер беспрецедентного помешательства, равно как и инфантильного буквализма и догматизма.
   В последующем острая полемика между Церковью и орденом сошла на нет. Папы больше не сжигали францисканцев. Наоборот, многие из братьев приблизились к влиятельным кардиналам и к ним, к их политическим взглядам стали прислушиваться. Францисканцы обрели мир со всем миром.
   Значение ордена трудно переоценить. Можно с уверенностью сказать, что его значение для христианства, да и человечества весьма велико.
   Францисканцы, единственные из всей католической церкви, не боялись и не боятся говорить о священном с юмором. Франсуа Рабле, автор самого смешного и скандального романа 17 века "Гаргантюа и Пантагрюэль", был францисканцем. И это было настоящим подвигом, если вспомнить, что в 12-13 веках созывались церковные соборы, чтобы определить - греховен ли смех. Слишком много было тех, кто считал, что только страх может быть адекватной реакцией на божественное. Нужно было обладать незаурядным мужеством, чтобы отстаивать свою позицию перед самыми высокими столпами Церкви, как это делал Франциск, придя на аудиенцию к Папе римскому Иннокентию III после ночевки в хлеву (куда сам папа отправил его, желая посмеяться над любовью странника из Ассизи ко всему живому).
   Революционной идеей Франциска, а русские любят это выражение, было объявление всего мира Храмом Божьим. Он считал, что молиться можно не только в церкви, часовней может стать роща и берег озера, луг и гора. И хотя в этом он опирался на слова самого Христа, многим христианам эта идея казалась еретической.
   И, самое важное, чему научил людей Франциск - искусству мистической медитации. В то время как повсюду было принято опираться на цитаты из святых отцов, Франциск утверждал: главная цель - приблизиться к Богу, слиться с ним мысленно и чувственно, поскольку Бог непостижим.
   Орден мистиков и шутников, как называли наш орден в Средние века, дал миру многих замечательных людей. Хотя сам Франциск с недоверием относился к "книжной премудрости", не все его  последователи отвергали науку. Изобретатель пороха Бартоломей Шварц, естествоиспытатели Роджер Бекон и Вильгельм Оккамский и даже великий Франческо Петрарка тоже принадлежали к ордену. Какими бы разными они не были, в каждом, приглядевшись, можно заметить черты их Великого Учителя, св. Франциска! Достаточно ли Вам информации?
   - О, да, падре! Я заслушался. Бывают такие моменты в жизни, когда одно слово может изменить все.
  
   * * *
   XXVIII. "Подобия золота и серебра будут раздуты. После, похищения из озера они были брошены в огонь. Когда они были обнаружены, то потускнели и помутнели. Надписи на мраморе, предписания стерты".
  
   * * *
  
   Господин Альварес и его представитель сидели в хорошем дорогом ресторане. Они заказали омаров и, насытившись ими, потягивали прекрасное белое вино, заедая его свежей клубникой, поданной на большой тарелке.
   - Senor Alvares, - обратился на испанском к мужчине его представитель, - Вы считаете, что в этом мире возможно все?! Вы считаете, что за деньги человек обманет, продаст ближнего, убьет друга. Деньги заменяют людям совесть, честь, любовь?!
   - А Вы в этом сомневаетесь? По-моему, последние события должны были доказать Вам, что не стоит сомневаться в моих убеждениях! Сестра за деньги оклеветала сестру. Жена продала мужа. Юристы за деньги нарушают законы, обманывают своих доверителей. Следователи и судьи, получив взятку, осуждают невиновных. Последние, правда, могут нарушить законы и поступить несправедливо не только за взятку. Хотя в итоге все сводится к деньгам! Следователю, судье спускают указание сверху, обвинить, осудить, поступить так, как приказывают. При этом им, конечно, денег не дают. Напрямую, в руки не дают. Но ослушавшись указаний, они потеряют свое место, хлебное место! Потеряют зарплату. И в итоге, если внимательно посмотреть в корень, Вы увидите, чьи уши торчат! Деньги! Какие доводы еще привести? Что Вам еще мешает поверить мне?! Вы хотите увидеть больше? Пожалуйста! Я могу Вам показать еще, - он осмотрелся вокруг и кивнул в сторону столика, за которым сидели двое. Молодой человек и его девушка. По их внешнему виду можно было сделать вывод, что они живут в хорошем достатке. - Видите вон ту молодую парочку?
   - Молодой человек лет тридцати и его девушка? - переспросил представитель.
   - Да, но молодому человеку тридцать пять, а его жене тридцать. Они в браке меньше года. Большая и настоящая любовь! Детей пока нет, но они думают о необходимости их завести.
   - Даже так?! - скептически улыбнулся представитель Альвареса.
   - Да. Вы до сих пор сомневаетесь в моих способностях?! Смотрите, как он за ней ухаживает! Он почти сдувает с нее пылинки. Видите этот взгляд, полный нежности и заботы?! Обратите внимание, как смотрит на него она! Но оставим эти наблюдения и умозаключения, пока. Итак, Вы не верите, что за деньги мужчина завтра же бросит свою любимую жену?
   - Даже и не знаю, что Вам сказать.
   - Что ж, пойдемте, - Альварес поднял руку и к нему тотчас подбежал услужливый официант. Господин расплатился с ним по счету, переплатив хорошие чаевые, потом он встал и, подождав, когда его примеру последует спутник, направился к спорному столику. Подойдя к супругам, Альварес обратился к мужчине, не обращая на его жену никакого внимания. Но прежде чем сказать, он положил на стол перед ним очень дорогую пластиковую визитку. - Здравствуйте, меня зовут Диего Альварес, я испанец и владею несколькими крупными компаниями с мировым именем. Кроме того, мне принадлежат две киностудии в Лос-Анджелесе. Мы с моим помощником давно наблюдаем за Вами. И я пришел к выводу, что Вы мне нужны. Вы же программист?
   - Да, откуда Вам это известно? - опешил молодой человек.
   - Ну, помимо сегодняшнего дня, я давно наблюдаю за Вашей карьерой! Итак, я хочу предложить Вам серьезный контракт. Сумма измеряется семью нулями. В долларовом измерении. Вы согласны оставить работу в Москве и переехать в Нью-Йорк? Но мне ответ нужен завтра. Не скрою от Вас, что на место претендуют еще несколько человек. Как только Вы дадите положительный ответ, Вам будут выплачены подъемные, скажем... пятьдесят тысяч долларов, которые в сумме контракта не указаны. Я понимаю, что все это выглядит довольно странно, поэтому, - он достал из внутреннего кармана пиджака стопку купюр достоинством по пятьсот евро. Отсчитал десять розоватых бумажек и положил их на стол. - Вот подтверждение моих серьезных намерений. Эти деньги останутся у Вас при любом раскладе. Мой телефон указан в визитке, я жду звонка и чем раньше, тем лучше. Двое соискателей получили такой же срок на обдумывание моего предложения. Да, и еще, чуть не забыл, есть маленькое условие. Вы не должны быть женаты. Мне нужен холостой мужчина, разведенный или вдовец. Меня не интересует, когда он развелся или овдовел. Но на момент подписания контракта он должен быть одиноким.
   Альварес слегка поклонился собеседнику, потом небрежно кивнул в сторону его жены и, грациозно повернувшись, направился к выходу из обеденного зала. В гардеробе, одевая с помощью ливрейного работника ресторана плащ, он обратился к своему представителю.
   - Сегодня, через несколько часов он мне позвонит. Убивать он ее не станет, нет необходимости. Он ее выгонит из квартиры, которую решит сдавать, пока работает в Америке. Они разведутся завтра. Больше он ее не увидит, правда, помнить о ней будет всегда и корить себя за свой "слегка" некрасивый поступок.
   Одевшись, Альварес поблагодарил гардеробщика за помощь, сунув тому в руку, как бы невзначай, банкноту достоинством двести евро. Скромный человечек расширил глаза и поспешил спрятать бумажку в карман, чтоб богатый и сумасшедший господин не заметил своей ошибки. Потом он раболепно подбежал к дверям и, открыв их, замер в низком почтительном поклоне. На улице испанец продолжил тему.
   - Вы обратили внимание на гардеробщика?
   - Да, я заметил, что Вы были сегодня несказанно расточительны.
   - Запомните! Деньги не имеют значения в этой жизни! Деньги - это то зло, которое существует в мире только для слабых. Я дал тому человечку двести евро для продолжения нашего исследования. Он не видел в глаза таких денег в качестве чаевых. С сегодняшнего дня он будет смотреть на всех посетителей с призрением. Они все будут казаться ему скупыми и жадными. Он перестанет их уважать и будет мечтать о новом посещении ресторана мной или другим таким же щедрым посетителем.
   Они не стали садиться в припаркованный на противоположной стороне большой "Мерседес", а прошли по улице метров сто. Альварес посмотрел по сторонам и ненадолго остановил свой взгляд на группе молодых милиционеров, стоящих метрах в ста пятидесяти от них.
   - Я продолжаю настаивать, что деньги могут творить чудеса с человеческой натурой. Они могут, как мы выяснили подвигнуть человека на предательство, подлость, воровство и кражи, разбой и убийство. Но они и начисто лишают человека разума. В погоне за наживой, в жажде легких денег человекоподобные существа теряют голову и контроль над собой. Увидев возможность очень просто получить большие деньги, они уже не соображают и не видят никакой перспективы. Хотите, я Вам это сейчас продемонстрирую?
   - Извольте, очень интересно.
   Знаток человеческой натуры остановился и стал дожидаться бедно одетого еще не старого мужчину, идущего сзади метрах в десяти от них. Когда тот с ними сравнялся, Альварес остановил его, придержав немного за рукав.
   - Извините, мне очень нужна Ваша помощь! - очень искренне и возбужденно обратился он к мужчине. - У меня украли часы. Вон тот человек. Видите, он быстро идет от нас. Кроме того он меня оскорбил и ударил. Я не могу за ним бежать, я его боюсь! Вы не могли бы его догнать, отобрать мои часы и отомстить за меня?! Вот Вам две тысячи евро! Пожалуйста, помогите мне!
   - Как Вы хотите, чтоб я ему отомстил? - с готовностью спросил заказчика народный мститель. - Хотите, чтоб я его избил?!
   - Да! Он очень меня унизил!
   Мужчина, получив свои легкие деньги, бросился за указанным человеком. Несмотря на группу блюстителей порядка, прямо на их глазах, он подбежал к человеку, повалил его на асфальт ударом ноги и стал избивать его ногами и руками. Милиционеры не сразу его оторвали от работы, они старались его оттащить, но разгоряченный мужчина рвался в бой, продолжая наносить удары ни в чем не повинному пешеходу.
   Альварес, взяв под руку своего спутника, перешел на другую сторону улицы и остановил черный "Мерседес", который на малом ходу следовал за ними. Уже в салоне автомобиля он подвел итог своего эксперимента.
   - Вот, Вы видели, что произошло. Наш подопытный потерял рассудок. Он не проанализировал ситуацию. Деньги отключили его разум. Хотя ситуация банальная! Как можно доверять первому встречному проходимцу?! Чем он доказал виновность избитого впоследствии человека? Деньгами! Легкими и относительно большими деньгами! Увидев такого рода доказательства многие готовы больше не думать! Вы видели, как он исполнял свою работу?! Старательно, с удовольствием и остервенением, будто это у него украли, его ударили и унизили! Потом, он же видел группу милиционеров, но он даже не стал рассуждать, на их глазах набросился на прохожего! А где инстинкт самосохранения?! Он должен был отдавать отчет своим действиям! Но он даже не подумал о них! Какие последствия, когда можно "по легкому срубить деньжат"?! В итоге он получит срок за хулиганство, причем самый большой! Деньги, казалось, так легко заработанные у него отнимут. В лучшем случае официально, но скорее всего уже через пять минут все те же милиционеры, поделят их между собой, и они больше нигде не будут фигурировать. Что получил наш "кролик"? Срок, судимость, поломанную жизнь! В чем причина?! Деньги, деньги! Дорогой мой! Они! Все они! Но самое смешное, это то, что случись потом, после освобождения, аналогичная ситуация, он опять все повторит!
   Альварес замолчал, достал из кармана пиджака золотой портсигар и, не спрашивая ни у кого разрешения, закурил дорогую кубинскую сигару. Минут через десять, когда они подъезжали к "Метрополю", у него зазвонил мобильный.
   - Пронто... А! Мой милый Алексей! Вы, стало быть, согласны! Я очень рад! Да?! Завтра разводитесь?! Понятно! Истеричка?! Да. В таком случае Вам повезло вдвойне! Приходите завтра по адресу, указанному на визитке. Не волнуйтесь, Вы оказались первым. Конечно, другие опоздали. До свидания!
  
   * * *
   XXXI. "Луна среди ночи [встанет] над высоким холмом, новый мудрец увидит ее лишь мысленно /одним только мозгом/, своими учениками бессмертное существо вызвано, направив глаза на юг, грудь /с женской грудью/, руки, тело в огне".
   * * *
  
   Петров сидел напротив отца Николаса, который старался по-своему ответить на простой вопрос: чем убеждения францисканцев отличаются от убеждений других христианских течений.
   - Францисканцы по примеру святого Франциска поклоняются Богу-Создателю, который ради любви вызвал, к жизни всякое творение. Человек, созданный "по образу и подобию Божию", получил великий дар в лице Иисуса Христа - Богочеловека. Уподобление Сыну Божию - это высокое призвание, дарованное каждому человеку. Препятствием на пути этого призвания становится грех, являющийся проявлением непослушания в отношении Бога. Францисканская духовность указывает на три источника греха, первым из которых является плоть. Говоря, что нужно ненавидеть плоть, полную грехов и пороков, святой Франциск имеет в виду не физическое тело, а нашу эгоистическую натуру, наше сердце, в котором рождаются греховные мысли и желания.
   Вторым источником греха является мир. Святой Франциск говорит, что последователь Христа должен оставить мир не потому, что Бог создал этот мир дурным, а из-за того, что человек по своей природе слаб и грешен, вследствие чего легко может поддаться многочисленным искушениям. Оставить мир означает оставить всё, что противно воле Божией.
   Третий источник греха - это дьявол, который всеми путями старается отдалить человека от Бога и завладеть его сердцем. Дьявол использует нашу предрасположенность к греху, нашу эгоистическую и самолюбивую натуру, которая противится воле Божией. Поэтому человек должен научиться владеть собой, стремясь к жизни "духом Господним". Для этого человеку даровано таинство покаяния, которое помогает ему отречься от себя и устремиться к Богу.
   Всю свою жизнь, вплоть до самой смерти, человек должен идти путем покаяния. Францисканцы должны не только каяться сами, но и проповедовать покаяние. Во францисканском понимании покаяние - это не просто аскеза, проявляющаяся в посте, молчании или самоумерщвлении, но и образ жизни, в центре которой находится не собственное "я", а Бог.
   Стремление к духовным целям не означает пренебрежение к человеческому телу - святой Франциск с большим уважением относился к нему. Благодаря человеческой плоти Бог стал видимым для нас. Кроме того, наше тело дает нам возможность принимать Иисуса Христа в Святых Дарах, а также подражать нашему Спасителю, Который был распят за нас. Человек призван к любви и святости, как в духовном, так и в физическом аспекте.
   - Падре, я уже довольно много выслушал и от Вас и от отца Джузеппе проповедей. Спасибо. С каждым днем я все больше и больше проникаюсь Вашим отношением к Вере. Но у меня возникают вопросы, на которые я никак не могу найти ответы.
   - Задавайте, задавайте их, друг мой! Не таите в себе! Я постараюсь искренне и честно на них ответить! - действительно очень искренне и с энтузиазмом воскликнул отец Николас.
   - Ну, вот Вы сейчас говорили о грехах человеческих, желаниях, плоти, - священник молча ждал конца вопроса. - Скажите, зачем ордену земное имущество? Я говорю о недвижимости, деньгах, иных материальных ценностях, которые орден получает по дарственным, по завещаниям, другими способами?
   - Мы все живем в несовершенном мире. Пока в нем ничего не делается просто так, бесплатно. Да и никогда такого не будет! Мир земной создан как мир материальный. Человеку надо есть, пить, одеваться, сохраняя свою плоть, ведь он создан из плоти. Любая плоть требует еды! Чтоб получить ее надо работать. Надо создавать эту еду. Но телу необходима и одежда, ведь мир еще и бывает холодным. Чтоб получить одежду надо тоже затратить усилия - поработать. Если я стану продолжать дальше рассуждать, то мы постепенно придем к постулатам научного коммунизма и знаменитому "Капиталу" Маркса. Товар-деньги-товар. Я думаю, Вам это учение озвучивать нет необходимости?!
   - Святой отец, но разве деньги - это не само зло?! Разве это не причина всех бед и грехов человеческих?! Разве это не дьявольские происки?!
   - Друг мой! Деньги не имеют ровным счетом никакого значения! Деньги - это только средство! Все зависит от того, в чьих руках это средство! Сами по себе деньги ничто! Бумага, монеты, драгоценные металлы и камни! "Люди гибнут за металл" - так у Фауста. Но если человек правильно к ним относиться, то никакой дьявол не собьет его с пути истинного! Надо только иметь чистую душу, и ты поймешь, как их использовать! Я скажу, как их использует орден и тогда, Вы и сами сможете ответить на поставленный вопрос.
   Мы понимаем, что смысл человеческой жизни связан с принятием и воплощением Евангелия. "Меньший брат" стремится жить Евангелием и нести его другим. Эту основную задачу Орден Францисканцев осуществляет различными путями: с помощью миссионерской и издательской деятельности, посредством пастырской работы в приходах и среди молодежи и т.д.
   Монахами организуются различные встречи с молодежью, имеющие характер евангелизации. Довольно популярны молитвенные встречи в малых группах, поездки на двухнедельные реколлекции-"каникулы c Богом", байдарочные и велосипедные походы и т.д. Часто организуются пешие паломничества к различным святыням. Ежегодно происходят большие собрания францисканской молодежи в Ассизи и в Пацлавской Кальварии. На каждую из этих встреч регулярно приезжают около трех тысяч человек.
   Братья-францисканцы очень активно занимаются издательской и полиграфической деятельностью. У конвентуальных францисканцев -- более десяти крупных издательств и типографий в разных странах мира. Среди наиболее значительных изданий -- "Messaggero di Sant'Antonio" в Падуе, выпускающееся на восьми языках тиражом в несколько миллионов экземпляров, "Rycerz Niepokalanej" в Непокаланове, "Seibo no Kishi" в Нагасаки, "Cavaleiro да Imaculada" в Бразилии. Цель этой деятельности -- с помощью печатного слова приблизить Христа ко всем людям.
   С 1877 года в Ордене существует форма помощи бедным и нуждающимся, которая называется "Хлеб святого Антония". Верующие приносят добровольные пожертвования у алтаря св. Антония Чудотворца, и на эти пожертвования покупается еда и различные вещи для бедных. При монастырях организуется бесплатное питание для бездомных. По инициативе францисканцев возникают также приюты для бедных, детские дома, центры трудоустройства, дома отдыха, летние лагеря, кемпинги. Кроме того, "Меньшие Братья" работают с неполноценными детьми и инвалидами, co слепыми и наркоманами.
   Орден Меньших Братьев имеет богатые традиции в сфере борьбы с неграмотностью. Основывая при своих монастырях школы, братья обучали людей земледелию, ремеслам, хозяйственной деятельности. Выдающиеся достижения в этой области принадлежат oтцу Григорию Джираролю. Он основывал так называемые "публичные школы", в которых использовал метод взаимного обучения среди детей. Школы с такой педагогической системой появились в Италии, Франции и Англии. Конвентуальные францисканцы занимаются подобной учебно-воспитательной деятельностью в странах, в которых работают миссионеры -- в Африке, Азии и Южной Америке.
   Я достаточно привел примеров расходования "больших" материальных средств?
  
   * * *
  
   Вика проснулась от того, что ее рука затекла и онемела. Помогая себе другой рукой, она подняла одеревеневшую руку с высокой подушки и положила ее вниз, поверх одеяла. Почти сразу девушка с удовольствием почувствовала, как кровь стала стремительно заполнять вены и артерии, оживляя клетки и пробуждая чувствительность конечности. Уже через минуту она невольно улыбнулась с закрытыми глазами и повернулась на левый бок, лицом к спящему мужчине. Тот лежал на спине и чуть-чуть похрапывал. Он был красив собой и очень молод. Стройное мускулистое тело, лежало возле нее и отдыхало после бессонной ночи. Рядом с ней лежало именно тело, по крайней мере, она именно так отнеслась к этому мужчине. Для нее в нем не было ни человека, с его душевными переживаниями, не было ни мужчины, твердого и ласкового, любящего и любимого. Этой ночью не было ни высоких чувств, ни нежностей, ни страсти. Только, как модно сейчас говорить, научные дисциплины: механика, химия, анатомия и немного гимнастики.
   Зачем она его позвала? Сложно сказать. Молодая женщина не жаждала близости, она еще не соскучилась по ней. Не хотела она и новых романов, они так утомительны и всегда приводят к расставанию. Сказать, что ей наскучило одиночество, тоже было бы неверно. Она не была и не чувствовала себя одинокой. Ей хватало общения со старыми подружками по телефону, а с некоторыми - и встреч в кафе. Дома оставаться одна Вика тоже не боялась. Да и чего собственно ей бояться?! Была б она безумно богатой, тогда куда б ни шло. Но она не являлась миллионершей. Возможно, ей просто понравился этот чудный мальчик. Он так мило за ней ухаживал. Так влюблено смотрел на нее. Так искренне волновался, когда приглашал ее танцевать. Он не был похож на альфонса.
   Почему она так смело привела его домой? Рисковала ли замужняя женщина быть застигнутой мужем? Скорее всего, нет. Командировочный задерживался и возможно еще на несколько дней. Вика была уверена, что Петров бы сообщил заранее о своем возвращении. Он всегда это делал. А с другой стороны, она и не боялась, что ее застигнут с мужчиной. У нее были основания ответить мужу изменой на измену! Пусть только он попробовал бы возмутиться! Она все бы ему высказала! Тогда выходит она все же привела юношу к себе для того, чтобы отомстить неверному мужу? Нет! Точно нет! Она и раньше могла себе позволить такое. И до знакомства с Петровым и во время совместной жизни с ним, Вика всегда имела несколько запасных вариантов. Какой-нибудь мужчина всегда держался на крючке, и ей стоило только потянуть за леску для того, чтобы тот примчался к ней. Конечно, она не часто ими пользовалась. Но всегда давала им понять, что они могут ждать и надеяться. Их в любую минуту могут призвать.
   Этим утром ее настроение проснулось грустным. Ей не хотелось ни с кем разговаривать, тем более ощущать рядом присутствие чужого мужчины. Он ей надоел.
   - Мальчик мой! Просыпайся! Пора вставать, - не особенно церемонясь с гостем, и довольно громко сказала Вика. Он потянулся и перевернулся на другой бок, не желая просыпаться. Ах, так! Вика немного рассердилась. - Вставай! Быстрее! Муж скоро приедет! Он уже на вокзале! Скоро будет здесь!
   Ее слова дошли до спящего, путем грубой физической встряски тела. Он открыл глаза, и ошалело стал одеваться. Она не помогала ему, а делая вид, что напугана, смотрела, как быстро он натягивает трусы, джинсы, майку. Уже через минуту юноша был готов выскочить в окно. Молодая женщина, не одеваясь и, не прикрывая свою прелестную наготу, провела любовника к входной двери. Там он моментально вскочил в кроссовки и перед тем как вылететь попытался нежно поцеловать в губы ту, с которой провел ночь. Девушка увернулась, и поцелуй пришелся на ее щеку. Вика открыла дверь и вытолкала надоевшего любовника в узкую щель, после чего мгновенно захлопнула дверь.
   Она вернулась в спальню и проспала до двенадцати часов.
  
   * * *
  
   Анна вернулась в маленькую и ужасно бедную съемную квартиру в отвратительном настроении. Вот уже две недели как она ищет работу. Деньги кончаются, а перспективы нет. Ее нигде не принимали на работу. Где-то в глубине души она понимала, что с ее образованием будет сложно найти более-менее приличную работу за границей. Кому там нужна женщина с сельскохозяйственным образованием, не проработавшая по специальности ни одного дня. К сожалению, раньше она даже не задумывалась над необходимостью иметь востребованную профессию. Зачем?! У нее был муж, который хорошо зарабатывал и мог содержать свою красивую русскую жену. Но муж был, да сплыл! Он растворился, не оставив после себя ни денег, ни квартиры, ни вещей, ни доброй памяти! И она, прожившая как стрекоза целый год, оказалась перед страшной реальностью жизни - надо зарабатывать на хлеб, воду и крышу над головой. Возвращаться домой Анна пока не хотела. Женщина верила в свою звезду и надеялась, что все трудности временные.
   Анна скинула обувь, прошла в комнатенку и бросилась на скрипучую кровать, которая охнула под натиском легкого женского тела. Она устала, очень устала ходить по различным фирмам и просить у них взять ее на работу. Все интересовались ее образованием и когда узнавали, сразу отказывали. Никто не хотел платить деньги работнику, который ничего не умел.
   Женщина лежала на кровати и чуть не плакала. Ей было очень жаль себя. Она такая красивая и талантливая, не нужна ровным счетом никому! Вдруг она вспомнила, что неделю назад ей встретился один русский, который предложил помочь с трудоустройством. Она тогда подумала, что ей предлагают пойти в бордель и отказалась. Но тот всунул в ее руку бумажку с телефоном. Где этот телефон?! Анна вскочила и стала искать бумажку. Она рылась по карманам джинс, юбок и рубашек. Но нашла ее в своей сумочке. Не откладывая звонок в долгий ящик, девушка набрала на своем мобильном телефоне найденный номер. Прошло всего три гудка, когда кто-то поднял трубку.
   - Але, я слушаю Вас, - послышался мужской голос.
   - Здравствуйте, это Аня. Вы оставили мне этот номер телефона неделю назад. Я искала работу и Вы сказали, что если не найду подходящее место, то могу обратиться к Вам.
   - Здравствуйте, Аня. Я прекрасно Вас помню. Что, так и не нашли работу?
   - Знаете, нет ничего подходящего!
   - Да, это не Родина, здесь все по-другому. Своих надо устраивать, а не беспокоиться о пришлых. Хотя мы, русские здесь ближе друг к другу и отвечаем за своих соотечественников. Аня, я могу предложить Вам работать в моем агентстве. Зарплата не высокая, но вполне может хватить и на съем квартиры, и на неплохое питание, и на маленькие женские безделушки. Сразу хочу успокоить Вас! Работа не связана с интимной сферой! Успокойтесь, никто не сделает Вам неприличных предложений! Это абсолютно исключено. Но возможно придется работать в разных фирмах и местах и не всегда от своего имени. Вы будете работать на меня, но не обязательно в моей фирме, так понятнее. Это может быть и ресторан месяц, другой и магазин и еще что-нибудь. Постоянства не обещаю. Везде Вы должны будете прилежно исполнять свои обязанности и отчитываться мне о проделанной работе и выполненных поручениях. Итак, Вас это устраивает?
   - Да, я согласна, - быстро выпалила женщина, уставшая от бестолковых поисков любой работы и услышавшая предложение, обещающее хоть какую-то стабильность.
   - Прекрасно! Я жду вас завтра у себя! До свидания! Я рад, что Вы согласились.
  
  
   * * *
  
   Несколько довольно старинных документов лежали перед двумя мужчинами. Один из мужчин аккуратно держал толстую, но сильно обветшалую бумагу в руках и, смотря на другого человека, говорил.
   - Друг мой, Вы уже достаточно посвящены в таинства Веры. Вы узнали историю средневековых орденов, в том числе историю и принципы нашего ордена. Вы знакомы с основами учения Христа. Ваша Вера с каждым днем крепнет, и я почти уверен в правильности Ваших убеждений. Я не сомневаюсь, что Ваша психика, и окрепшая, и восприимчивая, открыта для различных сюрпризов, которые могут появиться на жизненном пути. Поэтому и Вы готовы, и я готов начать разговор об этих документах, которые попали к Вам и которые свели нас здесь. Я знаю, что благодаря дружбе с отцом Джузеппе эти документы не попали в дурные руки людям с сомнительными интересами и чуждыми взглядами. Слова Господу, что он не допустил иного варианта! А Вы не предприняли самостоятельных шагов! Я благодарю Бога за то, что он направил Вас на верный путь! Ну а отец Джузеппе в этой ситуации не только Ваш друг, но и десница божия!
   Петров сидел в уже знакомом кабинете настоятеля монастыря францисканцев. Он уже два раза откладывал свое возвращение в Москву, в общем, он задержался почти на неделю. Отец Николас, с которым его познакомил Джузеппе, посвящал все свое время только общению с ним. После завтрака они или запирались в этом кабинете, или долго гуляли по парку и территории монастыря, либо выходили за его пределы и как дервиши бродили по окрестностям, беседуя о жизни, ее смысле, о вере в бога и человеческой натуре. Их беседы не прерывались даже во время обеда и ужина. И вот, наконец, состоялся тот разговор, о котором Виталий писал Джузеппе и которого так долго ждал все это время. Николас был не в рясе, а в приличном костюме и нельзя было даже подумать, что он принадлежит к братьям францисканцам, чьи убеждения были не совместимы с красивой и дорогой одеждой.
   - Падре, - по привычке обращался к нему Виталий, - в таком случае, что же представляют собой эти документы? Что Это? О чем они?!
   - Все эти бумаги, бесспорно, относятся к деятельности ордена тамплиеров. Об этом говорит символика, изобилующая в бумагах. Характерные кресты, печати, да и сам смысл документов, все об этом говорит. Конечно, бумаги здесь не только принадлежащие непосредственно тамплиерам, но и их последователям, ордену Христа. Вот доклады братьев Магистру о ситуации с какими-то тайными книгами. Видите, они рапортуют, что все книги находятся в их поле зрения и ими никто пока не воспользовался. Этот документ, написанный латинскими буквами на арабском языке, говорит о том, что некий посвященный брат готов отправиться на поиски Знаний и вернуть их в какое-то исходное место. Скорее всего, в одно из тайных хранилищ ордена. Правда в нем еще говориться о предстоящей секуляризации ордена, то есть о его "раскулачивании", когда все имущество должно перейти в руки государства. Видимо именно в этой связи и возникла необходимость найти все тайное хозяйство ордена, книги, артефакты и надежно их спрятать или перепрятать от посторонних лиц и лишнего внимания.
   - Неужели тайны ордена тамплиеров настолько страшны, сильны и важны, что на протяжении стольких веков они волнуют умы людей и даже сегодня за них люди, сообщества, секты, кто там еще, готовы опять пролить реки крови?! Неужели и вы, францисканцы стремитесь стать обладателями этих тайн?! Неужели и вы хотите разбогатеть, заняться мистическими практиками, доступными храмовникам?! Или вы боитесь? Тогда чего, чего вы боитесь?
   - Да, не буду скрывать, мы тоже хотим заполучить тайны тамплиеров. Но это связано совсем не с какими-то корыстными целями! Мы не нуждаемся в нереальном обогащении. Мы не собираемся заниматься оккультными технологиями! Скорее, наше желание найти Тайны рыцарей связано с целью так сказать их изъятия из оборота. Изъятие из обихода связано именно со страхом. Страхом за несозревшие души, к которым эти знания могут попасть. Эти знания, так долго скрывались самими рыцарями неспроста. Даже они предвидели страшные последствия неправильного использования этих тайн!
   - И Вы верите в это? Вы верите в то, что говорите?! Что за тайны могли быть у тамплиеров? Насколько они серьезны? - все еще недоумевал Петров.
   - Хм...хорошо. Я попытаюсь изложить Вам свое отношение к тамплиерам. Оно не означает стопроцентную правоту. Возможно, оно даже несколько расходится с официальной позицией францисканцев, - он немного помолчал, собираясь с мыслями и пытаясь уложить их в стройную теорию, и затем продолжил. - Уже во времена своего деятельного существования Орден тамплиеров в глазах современников виделся как некий магический институт. Рыцарей Храма подозревали в волшебстве, колдовстве и алхимии. Эпохой раньше их подозревали бы в шаманизме. Считалось, что многие из тамплиеров связаны с "темными силами". Еще в 1208 году папа Иннокентий III призвал храмовников к порядку вследствие их "нехристианских действ и заклинания духов". Говорят, что тамплиеры мечтали о водворении на земле Царства Мира и Единения всех народов, для чего занимались эзотерическими изысканиями и поиском межконфессиональной церковности на основе гностических учений. "Церковность" при этом понималась в ее изначальном смысле - от греческого "ekklhsia", то есть "общность" людей, объединенных идеей. Скажу несколько слов о гностиках. Гностики - александрийская секта, основанная на секретных доктринах раннего христианства. Гностики интерпретировали христианские мистерии в соответствии с языческим символизмом. Свою секретную информацию и философские достижения они скрывали от посторонних и учили только небольшую группу специально посвященных лиц. Гностики искали и полагали, что нашли Истину с большой буквы. Основой ее они считали Гносис - знание, то есть тайное знание о Боге, мире и подлинной духовной природе человека, открытое пророками и сохраняемое эзотерической традицией. Обладание подобным знанием, удостоиться которого могли лишь избранные, само по себе ведет к Спасению.
   Зло в мире считалось возникшим изначально в результате "ошибки технологии". Уничтожение его происходит лишь постепенно, в ходе мирового процесса восстановления планировавшейся гармонии, ускорить который помогают опять же пророки и божественные посланники. Бог, по учению гностиков, скрыт и непознаваем. Но в то же время это - верховный истинный Бог. Большинство же людей, не относящихся к гностикам, поклоняются неистинному Богу, образ которого они запечатлевают в форме икон и фресок. Между тем это - всего лишь производное от истинного Бога, отец не мира, но "лжи этого мира", то есть Дьявол. Впрочем, для гностиков Дьявол был не отцом зла, а всего лишь неудачником, жертвой собственных заблуждений. Тамплиеры, в частности, заимствовали у гностиков символ Андрогина. Для них это был оккультный образ вселенского единения. Его изображали в виде фигуры с крыльями, восседающей на кубе. На голове - факел с тремя языками пламени. Правая рука мужская с латинской надписью "solve" - "разрешай", левая - женская с надписью "coagula" - "сгущай". Беда в том, что у Андрогина была козлиная голова; ее рога, борода и уши складываются в ПЕНТАГРАММУ, известную нам как пятиконечная звезда. У христианских иерархов эта голова, понятное дело, ассоциировалась с Дьяволом. И впоследствии факт поклонения Андрогину, был поставлен тамплиерам в вину.
   Между тем пентаграмма еще у пифагорейцев являлась символом здоровья и опознавательным знаком общины. Андрогин гностиков у тамплиеров имел свое имя, назывался Бафометом. Бафомет (Baphomet) - прочитанное справа налево слово "Temophab", означающее "Templi omnium hominum pacis abbas", то есть "Настоятель храма мира всех людей". Под этим термином тамплиеры понимали эманацию мирового "Мы", астральный вихрь, могущий повести людей по пути усовершенствования, ко всеобщему миру и братству. Все это было на виду. Однако более поздние исследования показали, что, скорее всего, внутри Ордена тамплиеров имелся узкий круг посвященных, которые разрабатывали и охраняли от посторонних куда более глубокую оккультную доктрину, чем могли себе представить гонители храмовников. В 18 веке в Гамбурге нашли два документа, относящихся к временам расцвета ордена.
   Они содержали тайное уложение для храмовников, достигших "внутреннего круга" Ордена, и дополняли церковный устав. Это были "Устав избранных братьев" и "Устав утешенных братьев". В своей книге "История ордена храмовников и крестовых походов" Жерар Себанеско подробно комментирует эти тексты и доказывает, что речь в них идет об указаниях, целью которых было сохранить тайны оккультной иерархии, строго отделенной от остальных членов Ордена. Существует множество версий об эзотерических тайнах, столь ревностно оберегаемых тамплиерами. И в наши дни продолжают появляться труды, посвященные этой теме. В своей удивительной книге "Жан де Фодоас" писатель-оккультист Морис Магр выдвигает гипотезу, согласно которой тамплиеры во время сражений использовали заряженную магией фигуру Бафомета. Она якобы обеспечивала им победу до тех пор, пока не была у них украдена в ходе одного из сражений христианской армии с монгольскими захватчиками в Богемии. Морис Магр добавляет: "Вполне вероятно, что все великие завоеватели, которые оставили свой след в судьбах различных народов, использовали магию, что позволило им управлять мировыми силами в своих интересах". Мы не верим в магию, а потому не будем всерьез рассматривать этот последний тезис, но, похоже, храмовники самого высокого ранга действительно обладали эзотерическими познаниями. Находясь в Турене, в донжоне замка Шинон, они рисовали на стенах своих камер символические граффити, которые целые поколения эрудитов пытаются расшифровать.
   А пока я попытаюсь разобраться, а чего, собственно, добивались тамплиеры, укрепляя и расширяя свой Орден. Конспиролог Жан Маркес-Ривьер в своей книге "История эзотерических доктрин" дал определение политическому аспекту деятельности внутреннего кружка Ордена Храма: "Похоже, в самом Ордене была вдохновляемая строгим эзотеризмом группа, имевшая тайную цель захватить власть". Итак, власть тамплиерам нужна была для того, чтобы объединить западный мир и стать его настоящими оккультными правителями. Какое средство они собирались использовать для осуществления своего замысла? Фактический союз светской и религиозной власти? Однако для этого необходимо было примирить Крест христианства и Полумесяц ислама, превратив Средиземное море из разделяющей пропасти в центр единения мировых религий. Тамплиеры, не ограничивавшиеся одними мечтами об идеальном обществе, прекрасно понимали, что для того, чтобы рано или поздно исчезло противостояние между христианским миром и Востоком, надо методически развивать коммерческие контакты между двумя сторонами. Руководители Ордена всячески стремились взять под свой контроль промышленность, торговлю и финансовые отношения между христианским и мусульманским мирами. Замысел тамплиеров имел в виду подрыв существующих норм, полную реорганизацию традиционной структуры человеческого общества, причем Европа была лишь промежуточным этапом на пути реализации этого проекта.
   Хотя к большинству политических руководителей той эпохи тайный кружок тамплиеров относился лишь как к пешкам и слепым исполнителям своей воли, были и некоторые исключения. В частности, император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен был, возможно, одним из посвященных в дерзкий план. В частности, невзирая на сильное возмущение Рима, он устанавливал контакты с мусульманскими адептами, вместо того чтобы идти на них крестовым походом. Вне всякого сомнения, этот император Германии не был пешкой в чужой игре - напротив, он достиг высших кругов посвящения. Именно он в 1228 году председательствовал за "круглым столом" в Акко, где собрались представители всех рыцарских орденов, как христианских, так и мусульманских. И по сей день в самом гористом и наименее посещаемом туристами месте, здесь, в Италии, в провинции Апулия, в предместье города Андрия, расположен огромный укрепленный замок, который построил Фридрих II. Кое-кто называет это сооружение Замком хозяина мира. Эта массивная крепость, Кастель дель Монте, построена в полном соответствии с восьмиугольным планом, как и часовни тамплиеров. Хотя впоследствии замок служил резиденцией высоких особ, он явно предназначался для других целей, в нем не было ни одной комнаты с утилитарным назначением: ни спален, ни столовых, ни гостиных. При жизни императора Кастель дель Монте, безусловно, использовался лишь по торжественным случаям для собраний и церемоний. Восьмиугольный план сохраняется и внутри замка: все комнаты расположены вокруг одной центральной, также восьмиугольной, комнаты хозяина. Вероятно, это помещение было Средней комнатой - наиболее скрытой и, следовательно, самой священной.
   Что может скрываться в тайниках храмовников?! Можно только гадать. Какие ими припасены тайны?! Если судить об их целях, то там может находиться такие силы, которые могут легко снести все устои общества, перевернуть жизнь, поставив ее с ног на голову! Десять раз перечеркнуть достижения современной цивилизации! Там могут храниться откровения, которые легко погубят весь род человеческий!
   Отец Николас замолчал, возбужденно дыша, казалось, он сам живо представил тайны скрытые от человечества тамплиерами. Петров почувствовал, как чужое, но очень знакомое ему возбуждение перекинулось и на него, отчего он ощутил невероятный прилив сил и огромное желание не отлучаться далеко от францисканцев, оплота его и защиты.
  
   * * *
  
   "...Времени нет. Время - иллюзия. Прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно..." теория относительности.
  
   * * *
  
   Петр Семенович вот уже несколько месяцев лежал в хорошей частной клинике. Клиника являлась элитным медицинским центром с самым лучшим высокопрофессиональным персоналом и считалась одной из самых дорогих. Вокруг небольшого больничного корпуса в настоящем лесу был мастерски спроектирован и построен парк. Милые аллеи, разбитые между вековыми деревьями, изобиловали удобными скамеечками. В нескольких местах живописного парка тихонько журчала вода, стекая в чаши фонтанов под старину. Врачи, весь медицинский и обслуживающий персонал были очень внимательны к дорогому пациенту. Врачи с полуслова угадывали, чем он предпочитает лечиться, сестры ловили малейшее его желание и воплощали его в жизнь. В одноместной палате всегда стояли свежие цветы. Плоский, с большим экраном телевизор, висевший на стене напротив, всегда готов был показывать одну из ста программ. Еда была изумительно приготовлена, казалось, что шеф-повар готовил только на одного пациента и перед приготовлением советовался с ним, как лучше приготовить тот или иной деликатес. Правда, блюда всегда были приближены к диетическому питанию. На днях Петру Семеновичу захотелось свежих омаров. Лечащий доктор был не против, и, уже через несколько часов, ему их специальным самолетом доставили из Латинской Америки. Мужчина часто во время этой болезни позволял себе чудить. Цветы ему привозили свежие из Европы, меняя букеты раз в два дня. Персонал, по прихоти дорогого гостя, срочно поменял белые халаты на форму розового цвета. Медсестры к нему заходили - только бывшие конкурсантки всевозможных шоу красавиц. Но все эти шалости не могли удовлетворить его самое главное желание. Он очень хотел вернуться домой! Там его ждали отложенные дела, приносящие миллиардные барыши, без него пустовали несколько особняков на Лазурном побережье Франции, один на итальянской Ривьере. Две огромные яхты, стоя в маринах средиземноморья, обрастали ракушками. Он знал, что каждый день пока он болел, его обкрадывали несколько сотен менеджеров, которые так и молятся, что бы он подольше оставался не у дел. Там, на "свободе" он жил полной жизнью! Он мог позволить себе все, что только взбредет в голову. Здесь же он был прикован к кровати и довольствовался только малой толикой, того, что имел. Ему было скучно. Он впервые почувствовал себя дряхлым стариком. Боли не проходили сами по себе и с каждым разом врач давал все больше и больше обезболивающих препаратов. Самым тяжелым испытанием было для него полное безделье. Он не знал, куда себя деть. Читать он не умел. Вернее он не умел читать книги. Конечно, в смысле грамотности он мог и читать, и писать, и не зря у него было высшее образование. Петр Семенович прекрасно читал законы, договоры и соглашения, и видел в них больше чем многие другие. Он не умел настроить себя на поглощение информации, ранее ему казавшейся бесполезной. Как можно было тратить время на какие-то выдуманные истории, переживания, глупые чужие мысли?! Ведь на свете есть только он, только его чувства и мысли важны ему и окружающим его "рабам". Зачем ему знать, что кто-то в кого-то влюбился, если эти знания не принесут ему ни рубля?!
   Вот поэтому, он скучал, ерзал на кровати, тупо смотрел в экран телевизора и иногда нещадно сорил деньгами. Он не радовался когда к нему кто-то приходил. Он ни кому не нужен был. Родственников давно похоронил. Друзей потерял, изжил, разменял. Поэтому знал, что приходят те, кому что-то надо от него. А давать он не умел, не хотел и не привык. По этой причине охранникам, дежурившим возле двери в его палату, было строго приказано никого кроме медицинского персонала к нему не пускать.
   Он лежал и заставлял себя смотреть телевизор, когда в комнату вошел мужчина среднего рота, на вид лет сорока. Хороший загар на красивом лице, нос с горбинкой, длинные волнистые темные волосы без седины. Его лицо контрастировало с белой рубашкой, одетой под черный изысканный костюм. Мужчина держал во рту только что прикуренную сигару и, оставляя вокруг себя ароматное облако, весело улыбался.
   - Здравствуй, дорогой! - весело приветствовал он Петра Семеновича.
   - Не может быть! ... Диего?! ... Как ты здесь очутился? - онемел от такой неожиданности больной. Он не видел своего бывшего знакомого и компаньона уже два десятка лет. Радости от этой встречи он явно не испытал.
   - Да, дружище! Я! Конечно, я! Кто еще вспомнит о тебе в последние часы твоей жизни! - Мужчина прошел к окну, где стояло кожаное кресло для посетителей и сел в него, попыхивая дорогой сигарой, пепел от которой он небрежно стряхивал на ковер.
   - Альварес, зачем ты пришел?! - с нотками плохо скрываемого страха спросил Петр Семенович. Он давно забыл, что такое страх.
   - А ты разве позабыл, о чем мы с тобой говорили тогда?! - ехидно улыбаясь, ответил ему Альварес. - Ну, вспомни, что я говорил!
   - Как ты прошел ко мне?! Кто тебя пустил?! Там же моя охрана?! Я же им приказал никого ко мне не пускать!
   - О... ты явно не соображаешь своей головой и забываешь, кто я. Неужели ты стал переоценивать свои силы?! Неужели ты считаешь, что если у тебя миллиарды, то ты стал сильнее меня?! Не обижай меня!
   - ...Ты "придешь ко мне, когда я буду на смертном одре"...
   - Правильно, ведь вспомнил!
   - Диего! Я не хочу! Я хочу еще жить! - воскликнул еще не старый человек, прикованный к кровати.
   - О! Ты не хочешь оставлять этот мир! Хочешь жить! Жить еще?! Неужели ты понял, что такое Жизнь?! А что такое жизнь? Разве все это время ты жил?! Разве можно назвать потраченное тобой время на так называемую работу, на убийства, на изощренное воровство, которое обошлось для тебя без последствий, на разврат, пьянство и извращения, на предательства, измены и ложь, Жизнью! Разве ты жил?! Что ты понял в жизни?! Что вспоминаешь сейчас на этом ложе?!
   - Да, но я приносил пользу обществу! Я поднимал экономику, создавал рабочие места! Меня знают...
   - О, да, да! - прервал его Альварес. - Ты приносил пользу только себе и поднимал уровень благосостояния только свой. Конечно, я не скажу, что тебя не помнят, а те, кто помнит, вскоре забудут! Нет! Тебя долго будут помнить! И проклинать! Нет, друг мой! Надо готовиться! А пока ты "собираешься" давай вместе немного повспоминаем.
   - Нет, Диего, нет, - твердил еле ворочающимся и не слушающимся его языком Петр Семенович. Он все еще не мог поверить, что пришел его последний час.
   - Помнишь, когда мы сидели на палубе моей яхты, ты говорил, что хочешь быть очень богатым?! Говорил, что только по-настоящему богатые люди счастливы. У них есть все, что нужно для счастья! А я тебя тогда убеждал, что деньги не приносят счастья. Они создают только иллюзию благополучия, но никак не счастье. Ты не верил мне. Подумай, был ли ты счастлив, став несметно богатым?! Почувствовал ли ты хоть раз в жизни момент, когда захотелось воскликнуть "остановись мгновение, ты прекрасно"?!
   - Нет. Я всегда был занят увеличением своего капитала. Мне казалось, что его не хватит и мне, поэтому было не до счастья! Я все стремился заработать столько денег, чтоб хватило на всю долгую и роскошную жизнь. Я работал днем, я работал по ночам. Я не мог себе позволить остановиться и задуматься над тем, что же дальше.
   - А помнишь, как и почему ты потерял всех друзей?
   - Да. Один и самый верный показался мне самым хитрым и ленивым. Он не хотел работать, так как я. Он больше времени уделял своей семье и детям, чем работе, а хотел получать столько же, сколько и я. Другой хотел выжить меня из бизнеса и строил всяческие козни, пытался возбуждать уголовные дела против меня, писал кляузы, снимал передачи на телевидении. Мне пришлось их убрать.
   - О, да! Это ты прекрасно делал, и не раз! Ты даже ко мне присылал своих горилл! Я тогда долго смеялся! Твои потуги тягаться со мной были действительно очень смешны! И самое главное, ты искренне верил, что сможешь меня убрать! Меня, того, кто дал тебе все, что ты имел и имеешь! Вот она - благодарность человеческая! Вот она глупость человеческая!
   - Нет! Диего, это не я! - фальшиво воскликнул Петр Семенович.
   Альварес опять криво улыбнулся и, не обращая внимания на возражения больного, продолжал - А чем ты помог своим родителям? Что ты сделал для двух родных тебе стариков в последние годы их пребывания здесь? Ты знал, что они с трудом сводили концы с концами?! Жили только на свою пенсию? А они ведь болели.
   - Но ведь они жили в другом городе! У меня не было времени ездить к ним часто. Я звонил им иногда, и они говорили, что у них все нормально.
   - Конечно, они ведь любили тебя и не хотели тебя расстраивать, отвлекать от важных дел.
   Диего Альварес замолчал. Всем своим видом он показывал отвращение к Петру Семеновичу, а в его лице и всему человечеству в целом. На его лике застыла гримаса брезгливости, будто он раздавил жирного противного таракана.
   - Странные существа - люди! Считают себя созданными по образу и подобию Бога! Думают, что Бог внутри каждого из них! А те, кто не верит в Него, называют себя атеистами, видят себя как вершину эволюции. Верующие в Бога называют его всемогущим, всепрощающим, любящим! А на самом деле, каков Он, Бог?! Таков как его миллиардные подобия? Неужели существует такое тождество?! Тогда каковы же подобия Бога?! Неужели он таков, как и его подобия?! Тогда, как страшен образ Его! Насколько ошибочно проходила эволюция! Человек. Сколько в нем пороков! Порой их столько, что одно его существование противоречит смыслу Создателя! Оно, их существование, противно всем законам бытия! Порой смотришь на таких, и кажется, что это просто насмешка над всевышним, его ошибка! В чем они, эти божии создания, видят смысл своей жизни?! В том, чтоб побольше собрать никчемных бумажек? Или угробить свое время, отведенное для земного существования, на призрачное приобретение недвижимости, которое после смерти не взять с собой? Сын божий говорит им: не думайте о дне завтрашнем, живите днем нынешним! Не задумывайтесь о том, что будет завтра. Завтра я дам вам и работу, и хлеб, и жизнь. Нет! Они не слышат эти призывы. Господь говорит им: богатому тяжело попасть в рай. Так же тяжело как верблюду пройти сквозь игольное ушко. Нет! Они стремятся стать богатыми и богатыми сверх меры! Мне, иногда кажется, что люди, это те же навозные жуки, которые всю жизнь катают шарики. Те шарики, что после их смерти никому не нужны. При всей никчемности своего занятия, они еще умудряются убивать друг друга ради тех навозных шариков! Всевышний оставляет им заповеди, при соблюдении которых им обещана вечная жизнь. Соблюдай их и ты обретешь смысл жизни. Нет! Они не следуют им! А некоторые даже не знают их! Они лучше будут изобретать химические препараты, которые якобы продлят им жизнь! Для чего?! Да, для того, чтоб побольше заработать денег и побольше осквернить место, которое они напрасно занимают! Мне порой хочется воскликнуть: "Господи! Посмотри на творенье свое! Что ты создал?! Разве это достойно тебя!?" Мне после общения с вами, с такими созданиями, всегда хочется вымыть руки! Все! Я не хочу больше говорить! Прощай!
   Альварес встал. Перед тем как выйти из палаты он оглянулся и с отвращением посмотрел на Петра Семеновича. Тот лежал тихо и провожал его взглядом, смотря на Диего, как кролик смотрит на удава. Во взгляде Диего он не увидел ни жалости, ни малейшего сочувствия. Гость отвернулся и, уходя, тяжело вздохнул.
   - О! Как я устал! Не хочешь уходить?! Хочешь остаться?! Что ж, будь по-твоему!
   Когда дверь за посетителем закрылась, Петр Семенович почувствовал себя хуже. Сердце забилось учащенно, потом начались перебои в работе, оно, то сильно стучало, то на короткое время замолкало. Ему стало не хватать воздуха, отчего он жадно хватал его ртом. В глазах стало темнеть. Еще не потеряв сознание, он успел прохрипеть и позвать на помощь.
   - Помогите! Врача! Доктор! Сестра... - сипел он.
   Странно, но его жалкие хрипы и стоны услышала охрана и вызвала врачей. Через минуту палата наполнилась людьми благородной профессии, которые стали оказывать дорогому пациенту экстренную медицинскую помощь. Однако, несмотря на уколы и введение внутрь тела современных препаратов, больному ничего не помогало. Они теряли его.
   Через несколько минут безуспешной борьбы за жизнь сердце мужчины остановилось. Но современная медицина позволяет бороться за человека даже после его смерти! Она даже называет простую остановку сердца не смертью, а только "клинической смертью"! Даже после того как душа Петра Семеновича попыталась отправиться туда, где ее ждали, врачи продолжили бороться за тело пациента. Был включен аппарат, который с помощью электрических разрядов способен "завести" сердце умершего человека.
   - Разряд! - свист электричества.
   - Еще разряд! - и вновь этот пронзительный свист.
   "Что вы делаете?! Отпустите меня!!!" - кричала душа Петра Семеновича, глядя на то, как врачи издеваются над его телом.
   Через десять минут сердце забилось. Больного подключили к аппарату искусственного поддержания жизни и в бессознательном состоянии - коме, отвезли в реанимацию. Последнее, что услышал Петр Семенович, это разговор между его лечащим врачом и реаниматологом.
   - Овощ?
   - Скорее всего - да!
   - Как думаете, надолго?
   - Скорее всего - навсегда.
   - Что родственники? Будут платить?
   - У него нет родственников! Он очень богат! Никто не осмелиться отказать в сохранении ему жизни! Ведь он не умер, и поэтому наследников нет!
   - Поздравляю, коллега! Клиника обеспечена на долгое время!
   - Да, - они пожали друг другу руки и разошлись.
  
   * * *
  
   Наталия Ступнина всю жизнь прожила в Италии. Ее родители тоже родились в Италии, правда, прожили здесь не все время. Они уезжали на несколько лет во Францию. Там жили, а потом умирали родственники, по материнской линии, которые нуждались в постоянном уходе. Дед и бабушка приехали в Италию из Болгарии, куда их забросила судьба и революция в России. Их семья не была сказочно богатой, когда покидала Родину. Все, что они имели, это хорошее образование и желание жить, а значит начинать жизнь с белого листа, трудолюбие и огромную любовь к жизни, да еще несколько вывезенных фамильных ценностей. Именно благодаря этим реликвиям они в первое время выжили, а потом смогли приспособиться к новым условиям обитания. Два поколения Ступниных работали, не покладая рук, и в итоге третье поколение этой фамилии уже начинало жить в приличном достатке. Они имели хороший дом, несколько доходных виноградников, небольшое производство - пошивочный цех. Помимо этих ценностей на имя Натали был открыт счет в банке на кругленькую сумму, и она вполне могла не работать, живя только на проценты. Все хозяйство вели ее братья. Они были старше ее на десять и двенадцать лет. К младшенькой сестренке братья относились нежно и трепетно, старясь не нагружать ее хрупкие плечики заботами и работой. Братья с большим желанием эксплуатировали своих жен. Но те не роптали. Отношения в их большой семье складывались добрые. Но, что жены, что братья, что любимые и любящие тетку племянники и племянницы с нетерпением ждали момента, когда Наташка, наконец, обретет своего суженного. Но годы шли и летели, а долгожданный момент никак не хотел наступать.
   Молодая женщина, красивая, стройная, обеспеченная. Что еще надо? Почему дожив до тридцати пяти лет, она не познала счастье семейной жизни? Ни счастье любви, а именно счастье в браке. Что в ней отталкивало мужчин? Почему она не нашла себе достойного, с которым хотела бы прожить всю жизнь? Может все дело в том, что она всегда искала принца на белом коне? Нет. Может она любит себя больше чем надо, больше чем окружающих, больше чем мужчин? Тоже нет. Она, размышляя много раз над этими вопросами, пришла к выводу, что все дело в судьбе. Пока не судьба была встретить ей на своем пути того, с кем она пройдет весь отмеренный ей жизненный путь.
   Правда, последнее время она ожила. Ей стало казаться, что ее заветная мечта и желания скоро исполняться. Совсем недавно она, наконец, встретила человека. Он робко и неумело входил в ее жизнь. Она еще боялась даже подумать, что он именно тот, кто уготован ей. Но одна встреча потянула за собой другую. Эти деловые встречи постепенно переросли в свидания, они становились чаще и продолжительнее. В промежутках между ними она все больше и больше стала думать о нем. Девушка стала чувствовать, что и мужчина скучает без нее, без ее общества. Это были первые признаки. Затем были цветы, необременительные подарки, совместные выезды к морю на день, а потом и на несколько дней. Соответственно и совместные ночи. А уж после них два человека, мужчина и женщина, сближаются. Любовь - волшебное чувство, которое ждут, и девочки, и девушки, и молодые женщины осветило ее жизнь легким огоньком свечи. Пока пламя, не задуваемое никаким ветерком, разгоралось сильнее, Наталия не задумывалась над последствиями. Ей казалось, что главное - это обрести любовь, влюбиться. А остальное не важно! Любовь - вот то чувство, которое управляет всей жизнью на земле! Без любви нельзя жить! Только любовь управляет всем на земле! Бог, всемогущий и всесильный, полюбил человека и ради этой любви, всеобъемлющей, всепрощающей, беззаветной и искренней отдал своего сына. Любовь завещал он людям! Возлюби ближнего своего как самого себя! Огонь любви - вот тот огонь, в котором можно сгореть без сожаления! И тот, кто зажег в себе этот огонь, живет не напрасно!
   Наталия ехала на своем "мини" по уже хорошо знакомой дороге к вилле "Вuona vicinata". Солнце весело пробивалось между колючими верхушками раскидистых сосен. Странно, но настоящей осени так и не было. Будто природа решила обойтись без нее и сменить лето сразу зимой. Хотя, что такое зима в Италии?! Насмешка, да и только! Ни снега тебе, ни морозов, ни холодных пронизывающих ветров. Тепло и сыро, дожди и туманы, но чаще солнце, просто более холодное.
   Женщина остановила автомобиль возле высоких и тяжелых чугунных ворот виллы. Они были закрыты, и она не стала сигналить и требовать их открыть. Оставив машину на гостевой стоянке, Наталия открыла своим электронным ключам небольшую калитку в заборе, и прошла на территорию виллы. Пока она шла к центральному домику, ей встретился Витторио, начальник охраны виллы.
   - Buon giorno, signora Natali!
   - Buon giorno,Vittorio! Come sta?
   - Grazie, sta bene, e Lei?
   - Спасибо, тоже не плохо.
   - Signora Natali, а signor Vito уехал. Вот уже пять дней он не возвращается. Он сказал, что едет по делам.
   - Vittorio, но я могу пройти в дом? Я свяжусь с ним, - немного удивилась женщина.
   - Да, конечно, signora Natali! Проходите! Signor Vito нам приказал пускать Вас всегда и не спрашивать о целях приезда!
   Наталия прошла в дом и поднялась в комнату Виталия. В спальне после его отъезда навели порядок, все предметы находились на своих местах, а кровать аккуратно заправлена. Постояв немного в спальне, женщина прошла в его кабинет. Здесь все было так, как он оставил пять дней назад. Только пыль отсутствовала - ее каждый день вытирали. На столе, поверх всяческого хлама, лежал листок бумаги с запиской для нее.
   "Солнышко, - писал Виталий, - я срочно уехал к отцу Джузеппе. Постараюсь долго не задерживаться. Мой телефон ты знаешь. Он будет всегда отключен, но если я тебе понадоблюсь, то ты можешь написать, вечерами я буду просматривать звонки и смс. Я очень скучаю без тебя. Но мне очень надо встретиться с Джузеппе. Как только закончу все дела, я обязательно тебя увижу! Целую, Виталий".
   Наталия набрала на своем мобильном номер телефона Петрова, тот был отключен. Тогда она быстро набрала несколько слов и отправила смс. Немного задумавшись, девушка решила остаться и дождаться ответа на свое сообщение. Тем более день скоро подойдет к концу.
   Затем гостья, как настоящая хозяйка, вышла в сад к бассейну и удобно расположилась в шезлонге. Она открыла взятую в кабинете книгу, какой-то детектив, и погрузилась в действие романа, оставив действительность заниматься своими делами, - ласкать ее кожу теплыми солнечными лучами, развивать ветерком ее красивые длинные волосы, шуметь листвой над головой и раздражать ее нос ароматами цветов и хвои. Проходившие мимо нее работники виллы, легонько кивали ей в приветствии головой и незаметно уходили. Никто не обращал на нее особого внимания, никто не удивлялся ее присутствию. Все знали, что она девушка хозяина виллы.
   Наталия зачиталась и не заметила, как пролетело время. Она оторвала взгляд от книги и посмотрела на девушку, склонившуюся над ней.
   - Signora Natali, Вы ужинать будете здесь, или уедите? - спросила та ее.
   - Si. Grazie, я подожду signor Vito, - ответила гостья и попросила приготовить ей чего-нибудь легкого, овощного.
   Девушка ушла, а Наталия вернулась к ожидавшим ее художественным образам, которые на время прервали свои злодейские дела.
   Виталий позвонил ей уже поздним вечером. Она поужинала и, укрывшись теплым одеялом, подложив под голову несколько небольших подушек, лежала на кровати и смотрела большой плоский телевизор, который висел на противоположной стене.
   - Радость моя, ты еще не уехала? - спросил он.
   - Нет, я ждала твоего звонка и поэтому решила остаться! Ты когда вернешься?
   - Завтра! Обязательно приеду завтра в первой половине дня! Если сможешь, то подожди и не уезжай. Я очень соскучился и хочу тебя видеть!
   - Приезжай скорей, я тоже скучаю! Я буду тебя ждать на вилле. Только аккуратнее, не гони!
   - Я буду стараться, но мое нетерпение меня будет подгонять!
   - Скажи ему, чтобы не подгоняло! Я никуда ни уеду, не дождавшись тебя!
  
   * * *
   LXXVII. Тридцать приверженцев гражданского ордена /ордена насмешников/ /трусов/ /колчана/ Изгнаны, их имущество роздано их противникам, Все их добро /доблести/ достанется тому, кто этого не заслужил. Флот рассеян, отдан корсарам.
   * * *
  
   Государственный обвинитель замолчал и присел на свое место. Мать подсудимого взялась руками за лицо и заплакала. Судья поправил свою мантию и обратился к адвокатам.
   - Защитники, кто из вас начнет первым?
   Оба представителя подсудимых переглянулись. После секундной паузы Краснов встал и прошел трибунке.
   - Уважаемый суд, коллеги! Мне вспоминаются слова непопулярного сегодня в нашей стране В.И. Ленина взятые им из других источников, но почему-то приписываемые именно ему: "Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невиновного". На самом деле как же это важно - не ошибиться! Ведь несправедливое наказание или наказание невиновного человека может принести больше вреда, чем несколько преступлений, которые остались незамеченными, и правосудие не настигло виновных!
   Я осмелюсь также озвучить и напомнить тем, кто забыл незыблемые принципы уголовного правосудия: законность, справедливость, неотвратимость наступления наказания, целесообразность, индивидуализация наказания, ответственность за вину, недопустимость удвоения наказания. Принципы важные. Однако особенно я хочу обратить внимание на основополагающий с моей точки зрения принцип, который существует со времен Великого Римского права и объединяет в себе все другие, названные и не упомянутые мной.
   Я имею ввиду принцип презумпции невиновности! Он основан на уважении неприкосновенности личности. Он означает, что обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Это положение Конституции РФ является процессуальной основой права обвиняемого на защиту. Иными словами ответственность может наступить только при наличии вины правонарушителя, если же лицо невиновно, то, несмотря на тяжесть вменяемого ему деяния, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности.
   Нарушение права обвиняемого на защиту всегда связано с нарушением принципа презумпции невиновности, и связано с заведомым отождествлением обвиняемого с виновным. Право обвиняемого на защиту реально лишь в условиях, когда уголовно-процессуальная система признает презумпцию невиновности.
   Основа названного принципа -- это требование доказать вину по существу, обращенное к следователю, прокурору и суду, а также предостережение, что если это не будет сделано, обвиняемого надлежит признать невиновным. Этот подход целиком укладывается в рамки доказательственного права, и не выходит за его пределы. В этом смысле презумпция невиновности могла бы быть исчерпана уже на предварительном следствии до передачи дела в суд. Что собственно и было сделано следствием, вынесшим постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Свиридова. Однако отмена в последующем этого постановления прокуратурой говорит о нарушении ею, организацией стоящей на охране Закона, презумпции невиновности.
   Конституцией РФ закреплено такое положение, когда неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого и подсудимого. Неустранимыми сомнениями считаются только такие, которые нельзя разрешить на основе собранных по делу доказательств, а все средства и способы собирания доказательств, предусмотренные УПК, уже исчерпаны.
   Корме того, закон устанавливает недопустимость вынесения обвинительного приговора на основе предположений; он может быть постановлен лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждается достаточной совокупностью исследованных судом достоверных доказательств.
   Итак, какие же доказательства вины моего подзащитного были собраны на предварительном следствии и что же установлено в ходе судебного следствия?!
   Во-первых: основное доказательство стороны обвинения, это показания подсудимой Кириной, которая как на предварительном следствии, так и в суде настаивала, что наркотическое вещество приобретала у Свиридова.
   Но кто-нибудь в зале готов осудить человека только на тех показаниях, которые мы слышали от нее ранее?! Достаточно ли только слов человека, употребляющего наркотики для определения виновности Свиридова?! Не будет ли это напоминать темные странички нашей истории?!
   Мне кажется, следует критически относиться к таким доказательствам. Например, в своих показаниях, данных в начале предварительного следствия, Кирина заявила, что приобретала наркотик только у Григорьева, так как никого больше в Москве не знала. А будучи дополнительно допрошенной заявила, что ранее покупала наркотическое средство у ст. метро Коломенской у малознакомого гражданина по имени "Сергей" по цене 700 рублей за грамм. В ходе судебного следствия она не смогла объяснить данное противоречие.
   Лично для меня не ясно, зачем она приезжала к метро на автомашине с неким Андреем Ивановым? Как можно плохо знать Москву и именно район станции Коломенской, если она бывала там не единожды?! Ведь она сама заявила, что неоднократно приобретала наркотик у Свиридова именно на этой станции метро. Почему не допрошен человек, который якобы был не в курсе происходящего и только являлся водителем за 500 рублей? Кто он? Почему он, не зная сути дела, бессмысленно ходил с оперативниками весь вечер и не задавал никому никаких вопросов? Каковы в действительности отношения между ним и Кириной?
   Вообще почти все показания Кириной относительно участия в деле Свиридова противоречивы и непоследовательны. Непонятно зачем она якобы звонила ему за день до покупки наркотика предупредить о готовности его приобрести и договориться о встрече на следующий день. До встречи с ним, опять позвонить и предупредить, что она готова купить. Потом встретиться передать деньги и несколько часов ждать получения наркотика! Если уж она предупредила заранее, за день или даже за несколько часов, то какой смысл был приезжать за такое продолжительное время и потом несколько часов ждать?! Не проще ли было договориться о времени встречи заранее?! Как она определила, сколько передавать денег? Если наркотика в наличии не было? Затем, как девушка, которая употребляла наркотик очень редко и весьма нерегулярно, смогла сразу же по его внешнему виду оценить, сколько грамм находиться в пакетике? Если, как она утверждает, передавала наркотическое средство Петрюку из дружеских побуждений, то почему сразу же не отдала оставшиеся деньги и оставила их у себя? Почему по первому эпизоду у них со сбытчиком состоялась только одна встреча, при которой были переданы деньги и взамен получен наркотик? Что помешало это сделать и 5 мая?!
   Во-вторых. Сторона обвинения представила свидетелей Петрюка (который в судебное заседание не явился, и пришлось оглашать его показания), Аронина, Зенского, Зураеву, Куринова и Гризкова. Разбирать показания каждого из этих свидетелей по отдельности не имеет смысла, так как ни один из них не видел момента передачи ни денег, ни наркотика, кроме того, ни один из них не смог с уверенностью сказать, видел ли он человека, с которым встречалась Кирина, и был ли им именно Свиридов. Свидетель Гризков даже пояснил, что признал в Свиридове сбытчика наркотиков, только потому, что его привели в наручниках. Ни встречи, ни передачи он не видел.
   В-третьих. Сторона обвинения представила детализацию телефонных переговоров мобильного Свиридова. Да, звонки между Свиридовым и Кириной были. Были звонки как 5 мая, так и 4 мая. Но что это доказывает?! Если истребовать детализацию переговоров за больший период, за месяц, даже год, то наверняка и там мы увидим, что они созванивались. Свиридову помимо Кириной в тот день звонили разные люди, друзья, его девушка. Он звонил им. Что это доказывает, тем более Он дал объяснение этому факту в своих показаниях, полученных как на предварительном следствии, так и в суде.
   Ну, и, в-четвертых. Обвинение не ссылается на эти доказательства и даже не упоминает об их наличии, так как они, по сути, являются доказательствами невиновности моего подзащитного. При задержании Свиридова, ни денег, ни наркотического вещества при нем обнаружено не было. Обыск в комнате, где он проживал, также не дал никаких результатов. Хотя до производства обыска Свиридов был задержан.
   В зале суда были допрошены свидетели стороны защиты, которые охарактеризовали моего подзащитного только с положительной стороны. Свиридов хорошо учиться, занимается спортом. Полученная травма глаза и проведенные впоследствии операции не позволили бы ему заниматься такого рода деятельностью, тем более самому употреблять наркотики. Необходимости в незаконном сбыте наркотических веществ у него не было. Он работал и продолжает работать по договору с фирмой и получает довольно большие деньги, кроме того ему помогали и помогают родители, которые неплохо обеспечены. В деле имеются исключительно положительные характеристики с места учебы и жительства, от коменданта общежития.
   Свидетель Володин, проживающий со Свиридовым в одной комнате в общежитии, подтвердил, что последний отлучался из комнаты только один раз вечером после девяти. Что противоречит показаниям, как Кириной, так и некоторым свидетелям обвинения. Все время 5 мая до половины десятого вечера они находились вместе.
   Таким образом, анализ собранных по делу доказательств дает основание быть полностью уверенным, что Свиридов не причастен к совершению вменяемого ему тяжкого преступления.
   В связи с чем, прошу уголовное преследование в отношении Свиридова Андрея Петровича по факту незаконного сбыта 5 мая 2009 года наркотического средства-гашиш, совместно с Кириной гражданину Петрюку прекратить, в связи с отсутствием события преступления.
   Адвокат вернулся на свое место. Его место у трибуны занял коллега, защитник второй подсудимой. Присаживаясь на лавке, Краснов невзначай посмотрел на мать Свиридова. В ее глазах, только, что заплаканных зажглась искра надежды. "Боже! Она верит в наше правосудие! Она еще думает, что от моей речи в прениях что-то может измениться! Как она наивна! Хотя, это только мы, юристы, знаем, что справедливости нет! И тот, кто попал в жернова правоохранительной системы невредимым из нее не выйдет. Но как ей об этом сказать?! Как убить в человеке, тем более в любящей матери надежду?! Как объяснить ей несправедливость законов, бюрократизм судей и прокуроров, нежелание людей вникать в суть дела и быть даже просто милосердными. Как дать понять ей и другим, что судье проще вынести обвинительный приговор, чем набраться смелости, взять на себя ответственность и оправдать невиновного или отпустить преступника, чья вина не доказана!? Пусть есть основания полагать, что он совершил преступление, но нет доказательств! Боже мой, извечная проблема добра и зла!" Он погрузился в себя, не слушая речь второго защитника. Как он устал от всего этого! Как надоело все это бессмыслие! Как он хочет уехать и долго не думать о статьях, законах, преступниках и их родителях.
   - Прошу всех встать! Суд удаляется для постановки приговора! - возвестил секретарь судебного заседания.
   - Перерыв на тридцать минут! - уходя к себе в кабинет, бросил судья участникам процесса.
   "Все ясно! Приговор уже готов", - понял Краснов. Через сорок минут после объявления перерыва заседание закончилось.
   - Признать Свиридова Андрей Петровича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п. "б" ч.2 ст.228-1 УК РФ, а именно в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических веществ в крупном размере. Назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет без штрафа с отбыванием наказания в колонии строгого режима, - огласил приговор судья. Правосудие в очередной раз восторжествовало!
   * * *
  
   Девушка поливала из большой пластмассовой лейки яркие красные и белые цветы, растущие в больших глиняных горшках, стилизованных под амфоры с широким горлышком. Эти горшки оранжевого цвета стояли возле металлического забора, ограждающего территорию перед невысоким трехэтажным домиком. Она сегодня вернулась из командировки и так как все цветы она растила сама, то и поливать их приходилось тоже самой. Соседи, жильцы дома, конечно, могли бы помогать ей, но девушка попросила их не беспокоиться. Это занятие ей очень нравилось, и она получала от него настоящее удовольствие. Девушка очень любила заниматься такой работой. Забота обо всех было ее кредо.
   - Франческа! Ты приехала! - в дворик вбежала темнокожая девочка семи лет и бросилась к ней. - Как давно тебя не было! Когда ты вернулась?!
   - Ciao, Аурелия! Здравствуйте синьера Мониж, - обняла девочку Франческа и поздоровалась с ее матерью, чернокожей женщиной, дородной, но очень обаятельной, которая вошла вслед за дочкой.
   - Франческа, Франческа! Когда мы пойдем в ботанический сад?! Ты мне еще не рассказала о Цезаре, помнишь! - щебетала девочка, скача вокруг Франчески.
   - Аурелия! Не мешай Франческе! Иди домой и переоденься! - строго скомандовала мать дочке, и когда та, подпрыгнув и поцеловав молодую женщину в щеку, убежала домой, сказала, - извините Франческа! Этот ребенок просто чертенок какой-то! Но она так Вас любит и скучает, когда Вы уезжаете! После ваших встреч она долго нам пересказывает истории, которые услышала. Да благослови Вас Бог!
   - Спасибо, синьера Мониж. Мне тоже очень приятно общаться с Аурелией! Она просто чудо! - поливая цветы, улыбалась Франческа. Ей было тридцать с небольшим, но ни семьи, ни детей она пока не имела. Ее родители умерли рано, и она осталась совсем одна. Может еще и поэтому, молодой женщине было приятно возиться с маленькой девочкой. Нелегко жить на свете совсем одной, без родной души. Страшно ощущать настоящее одиночество и знать, что никому ты по-настоящему не нужен. А возможно, у нее уже просыпался инстинкт, который рано или поздно просыпается в каждом человеке и который именуется материнским.
   - Ох, моя дорогая! Тебе уже пора своих иметь! А то, что это такое! Мы по горло в заботах, а она наслаждается жизнью! - пошутила мать Аурелии. - Ну, когда мы увидим твоего избранника?!
   - Да нет еще такого, синьера Мониж. И не спешу я.
   - Ты это брось! Слушай, у моего Антонио на работе появились новые работники. Говорит очень хорошие ребята. Давай мы тебя с ними познакомим. Хватит тебе быть одной! Как ни посмотришь, ты все одна и одна! Твои родители смотрят с небес на тебя и переживают. Такая красивая, стройная, добрая, а не нашла себе настоящего друга!
   - Спасибо, но я сама. Видимо не пришло еще мое время. Я думаю, я уверена, он обязательно появится!
   - Конечно! Только скорее бы! Мы ведь не молодеем! Андреа из четвертых апартаментов говорила, что у нее есть знакомая цыганка. Так она у той спрашивала про тебя. Цыганка разложила карты и сказала, что ты скоро встретишь своего единственного! Совсем скоро, говорит уже этой зимой! Эх, ее б слова, да богу в уши! Ну, я пойду, а то еще мой чертенок натворит дел! Вот она что-то молчит! Как бы ни вытворила бы чего! - и она, переваливаясь на пухлых ногах и будто перетирая муку большими жерновами ягодиц, устремилась домой.
   - До свидания, синьера Мониж!
   - До свидания, Франческа!
  
   * * *
  
   "Складная картинка, пазл,  -- игра-головоломка, представляющая собой мозаику, которую требуется составить из множества фрагментов рисунка различной формы. Является одной из самых доступных игрушек, развивающих логическое мышление, внимание, память, воображение. Такие картинки очень полезны для развития мышления и познавательных способностей человека. По мнению психологов, игра в пазлы способствует развитию образного и логического мышления, произвольного внимания, восприятия, в частности, различению отдельных элементов по цвету, форме, размеру, учит правильно воспринимать связь между частью и целым, развивает мелкую моторику руки".
  
   * * *
  
   Наталия не уехала ни утром, ни днем, ни ночью. Она осталась со своим мужчиной, которого так долго ждала и по которому успела соскучиться. Он вернулся, как и обещал поздним утром, около одиннадцати часов. Парочка позавтракала и до обеда провела время у бассейна. Солнце хорошо грело, и лежать в шезлонгах у воды было очень даже приятно. Им приносили коктейли и они болтали. Петров сразу расстроил девушку необходимостью уехать вновь и теперь уже на более длительный срок. Ему надо было ехать в Москву по каким-то очень важным делам. Поэтому он собирался на следующий день вылетать в Россию.
   - Но ты ведь ненадолго?! - несколько раз спрашивала девушка у Петрова.
   - Нет! Я скоро вернусь. Я буду скучать и поэтому сразу же вернусь! - успокаивал он ее.
   - А хочешь, я поеду с тобой? - неожиданно спросила Наталия.
   - Только не в этот раз! У меня будет очень много дел, и я не смогу уделить тебе хоть какое-то внимание. Просидишь все время дома или будешь бродить по Москве в одиночестве. Нет! Давай в следующий раз!
   - Ты, может, что-то скрываешь от меня?! - нежно улыбнулась женщина.
   - Ты раскрыла меня! Я действительно скрываю от тебя страшную тайну! Я очень тебя люблю!
   Она перебралась к нему на шезлонг и прижалась. Виталий подвинулся, насколько это было возможно и, обняв, прижал к себе, осыпая легкими поцелуями. Наталия откинулась на спинку, ее темные волосы разметались по белому материалу, натянутому на металлическую раму шезлонга.
   - Могу я тебя отвезти в аэропорт?! - тая от его ласки, спросила Наталия.
   - Да, конечно! Тем более, завтра не будет моего водителя! Будешь исполнять его обязанности!
   - Есть шеф... - она закрыла его губы долгим поцелуем.
  
   * * *
   XXXVII. "Старинное дело будет завершено, и с крыши на великого человека обрушится зло, Невинного обвинят в этом убийстве, Виновный спрячется в туманном лесу".
   * * *
  
   "На вечере состоялась презентация новых книг издательства. Далеко не всех желающих поздравить юбиляров смог вместить зал Культурного центра "Покровские ворота".
   "Я удивлен таким количеством людей, - начал свою речь ординарий Архиепархии Божией Матери в Москве архиепископ Паоло Пецци. - Это говорит о значении присутствия францисканцев не только в Москве, но и во все нашей архиепархии, об их  положительном присутствии в России - в той среде, где мы призваны дать свидетельство нашей веры". По словам архиепископа, Издательство францисканцев за 15 лет успело сделать "неправдоподобно много": это и фундаментальное научное многотомное издание "Католическая энциклопедия", богослужебная, богословская, художественная, историческая литература - более 150 наименований книг, которые пользуются популярностью у христиан разных конфессий. Паоло Пецци с удовлетворением отметил "особо тесное сотрудничество"  московской архиепархии с Российской кустодией св. Франциска и пожелал братьям-францисканцам помощи Божией в их трудах.
   На праздничном вечере было зачитано приветствие от нунция Святого Престола в РФ архиепископа Антонио Меннини, который не смог присутствовать на торжестве из-за дипломатического визита в Узбекистан.
"Желаю Вам сохранить ту нераздельную любовь св.Франциска ко Христу, присутствующего во всех и во всем, которая обогатила как Церковь, так и все общество", - говорится в поздравительном послании, которое зачитала сотрудница нунциатуры Джованна Парравичини. В послании также выражается "огромная благодарность московскому Издательству францисканцев за его активную работу  во благо христианского просвещения".
   Свое поздравление российским братьям прислал из Рима генеральный викарий Ордена францисканцев - Братьев меньших конвентуальных о. Ежи Норель. Поздравляя с юбилеем  Издательство францисканцев, он отметил, что "с самого начала оно было и является важным средством распространения Францисканской харизмы и евангельской вести в тесном общении с богатой христианской традицией русского народа". В послании напоминается, что присутствие духовных сынов св.Франциска в России, впервые отмеченное в 13 в.,  продолжалось в течение столетий и было обновлено за последние годы. Цитируя Генерального министра Ордена о. Марко Таска, о. Ежи обратился к российским братьям: "Весь Францисканский орден желает обогащаться опытом российского  францисканства и в то же время -  желает обогащать, посредством вашего присутствия,  францисканской харизмой Церковь и общество в вашей стране".
  
   * * *
  
   - Брат Антонио, Вас известили о моем звонке?
   - Да, брат Николас! Мне звонили из Рима и предупредили о Вашем звонке! Я внимательно слушаю.
   - Я надеюсь, Вы знаете, о чем пойдет речь?!
   - Да, я извещен о проблеме.
   - Приобщенный к тайне завтра прибывает в Москву. У Вас достаточно сил и возможностей?!
   - Могу ли я привлечь другие силы кроме наших братьев? Имею ли я право сообщить отцу Паоло и воспользоваться его помощью?
   - Только в том случае если будете не справляться сами. Не стоит по пустякам вводить в курс дела всю Церковь! Мне важно знать каждую минуту, где находятся свитки. Кто слышал и знает, кто их видит, кто, не дай бог к ним прикасается! И совсем недопустимо, чтобы Они попали в руки посторонних! Это ни в коем случае нельзя допустить! Это будет равно мировой катастрофе! В этом случае Вы можете прибегнуть к экстренным мерам!
   - Я Вас понял, брат! Могу я задать Вам вопрос?
   - Слушаю.
   - Как, при чьем попустительстве Они попали в руки постороннего?!
   - Виновный наказан, но мы поставлены перед жестокой действительностью и не время сейчас искать причину! Нужно решать проблему, а потом устранять ее источник. Не задавайтесь этими вопросами!
   - Да будет на все Божия воля! Благослови Вас Господь! Я буду докладывать каждый день.
   - Да поможет Вам Господь!
   Отец Николас положил трубку телефона засекреченной связи. Технический прогресс проник и в среду ордена францисканцев. Рядом в комнате стоял помощник о. Марко, Генерального министра Ордена, брат Себастьян.
   - Вы доверяете отцу Антонию? - спросил он у Николаса.
   - Да, я ему доверяю. Мои сомнения заключаются в том, хватит ли у них сил и средств выполнить такую сложную задачу.
   - Может оказать им помощь?
   - Пока думаю это преждевременно. Давайте подождем. Возникнет необходимость я лично приму участие!
   - Ясно. Я доложу отцу Марко.
  
   * * *
   X. "Попытка убийства, ужасное прелюбодеяние, Великий враг всего человеческого рода, Который будет хуже, чем его предки, дядья и родители.
Мечом, огнем, водой [будет править] кровожадный и бесчеловечный".
  
   * * *
  
   Черный большой "Мерседес", наконец, выбрался из вечных московских пробок. Набирая скорость, он, плавно покачиваясь на неровном дорожном покрытии, амортизируя ухабы и ямы, устремился по шоссе, ведущему в престижный район Подмосковья. В салоне автомобиля, кроме водителя, сидели двое. Господин Альварес, как всегда одетый с иголочки, и его представитель.
   - Дон Диего, не могли бы Вы мне объяснить, зачем нам нужна эта папка? С какой целью Вы тратите большие деньги и время на то, чтобы заполучить ее?
   - Вы стали задавать много лишних вопросов, молодой человек! Впрочем, я всегда приветствую любознательность! - Альварес немного помолчал. - Скажем, мне нужен не результат. Для меня важен сам процесс! А то, что содержится в папке, я знаю. Мне важно создать шум вокруг содержащихся в ней документов. Важно, чтоб о ней говорило как можно больше народу. Я хочу, чтоб за документами стали охотиться, вырывать их из рук! Важен шумный, истеричный процесс вокруг папки и документов в ней! Чем больше людей и чем значительнее люди будут вовлечены, тем лучше! Сейчас мы едем к друзьям и напарникам одного уважаемого российского миллиардера, который давно болел, а недавно попал в больницу и находиться там подключенным навечно к аппарату искусственного поддержания жизни. Эти друзья нам помогут "получить интересующие нас документы", а, возможно, захотят нас "кинуть" и воспользоваться ими самостоятельно! Кто есть мы? "Богатые лохи"!
   Тем временем шикарный автомобиль подкатил к воротам, возникшим посреди длинного кирпичного забора. Там же, рядом возвышалась будка охраны с бронированными стеклами. Из нее вышел охранник в черной униформе и с кобурой на поясе. Он подошел к "Мерседесу". Альварес опустил затемненное стекло со своей стороны так, чтобы охранник увидел только часть его лица.
   - Я к Иннокентию Петровичу, он меня ждет. Меня зовут Альварес.
   Охранник вежливо кивнул головой в знак того, что ему известно о предстоящем визите, и, отойдя немного от машины, махнул рукой напарнику, который, видимо, сидел в будке. После чего автоматические ворота открылись, пропуская внутрь территории пожаловавших гостей.
   Хозяин замка и нескольких гектаров леса вокруг него встретил гостей в каминном зале. Он сидел в большом кожаном кресле и потягивал из большого стакана виски. Пригласив гостей сесть, он предложил и им выпить. Альварес, развалившись в кресле, согласился, а его представитель из скромности отказался.
   - Я являюсь старинным другом Петра Семеновича. Это он, еще до своей болезни, рекомендовал мне обратиться к Вам со своим делом, - начал вежливо, но с достоинством дон Диего.
   - Мне приятно оказать услугу своему другу, - в ответ сказал Иннокентий Петрович. - Я очень переживаю по поводу болезни Семеновича.
   - О, да! Это так ужасно! - с чувством согласился испанец.
   - Что у Вас за дело? - покончив с приличием, сразу перешел к делу толстый с короткой стрижкой мужчина.
   - У меня пропала папка с очень важными документами! Я, приложив определенные усилия, выяснил, что в настоящее время все документы находятся у некоего Петрова Виталия Александровича.
   - Это он взял их у Вас?
   - Нет. Как они могли попасть к нему, я пока не знаю. Но я работаю над этим. Так вот, эти документы очень важны для меня. На все мои просьбы Петров делает вид, что не понимает о чем идет речь. Я ему предлагал большие деньги за возвращение папки. Все безрезультатно!
   - И Вы хотите, чтобы эту папку у него взял я? - догадался хозяин замка.
   - Да! Я готов отблагодарить Вас за проделанную работу! Скажем два миллиона евро?! Вас они устроят?! - Альварес посмотрел глубоко в глазки Иннокентия Петровича. Тот немного заерзал в кресле.
   - Она так Вам дорога?
   - О! Она дорога не только мне! Она не просто дорога! Она бесценна! - наигранно воскликнул Альварес. - Знаете ли вы историю средневековья? Хм... есть ли у Вас грамотный историк?! - мужчина тупо смотрел на него, не проявляя никаких эмоций. - Тогда я поясню. В этой папке имеются сведения о месте хранения одной очень интересной книги. В книге содержится информация, с помощью которой, человек может стать богатым.. очень богатым... сказочно богатым...
   - Так... - Иннокентий Петрович смотрел на Альвареса и как будто чего-то ждал. Когда пауза затянулась, он, наконец, произнес. - И за это вы готовы предложить мне два миллиона...
   - Вам этого мало? Сколько вы хотите?!
   - Пять! - немного помолчав, как будто рассуждая, ответил мужчина.
   Альварес помолчал, делая вид, что взвешивает все за и против. Он даже встал и стал прохаживаться по кабинету, держа руку возле подбородка и почесывая его, будто размышляя. В большой комнате воцарилась тишина, нарушаемая только потрескиванием дров в камине. Наконец, он неохотно согласился.
   - Хорошо. Но я должен быть уверен, что Вы меня не обманите!
   - Я даю Вам честное слово! - расплылся в улыбке толстяк.
   - Договорились! Деньги Вы получите в обмен на бумаги!
   - Нет! Вы должны сделать предоплату! Я же не могу приступить к работе, будучи неуверенным в Ваших серьезных намерениях. Я приступлю только после передачи мне десяти процентов от общей суммы! Наличными!
   Альварес опять задумался, но теперь на очень короткое время. И посмотрев на своего представителя, сказал:
   - Друг мой, принесите из машины дипломат, тот, что поменьше, - помощник встал, кивнул головой и вышел в сопровождении человека, работающего на Иннокентия Петровича.
   Пока не принесли деньги Альварес закурил свою сигару, отказавшись от предложенных ему. Хозяин и гость, сидя в глубоких и очень удобных креслах, молчали и курили, ожидая каждый своего. Когда вернулся помощник, испанец знаком приказал ему передать дипломат исполнителю, предварительно открыв его для пересчета денег. Иннокентий Петрович не стал их пересчитывать. Он принял чемодан, закрыл его и поставил возле себя.
   - Надеюсь тех данных, которые я сообщил, Вам достаточно?
   - Да, вполне!
   Гости встали, пожали руку хозяину и в сопровождении двух мужчин в черных костюмах, вышли. Уже в машине, когда они возвращались в город, Альварес рассмеялся и долго хохотал от души.
  
   * * *
   LV. "Гибельные советы, бесчестные, осмотрительные, Злонамеренное мнение, Закон будет предан. Взволнованный, дикий, сварливый народ,
Как в местечке, так и в городе, всякое согласие ненавидит /всякий мир ограничен/".
   * * *
  
   Вика полулежала в шезлонге на берегу теплого и ласкового Красного моря в тени соломенного зонтика-гриба. Пляж был полупустым. Основная масса отдыхающих уже разошлась по номерам принимать душ, готовиться к ужину и однотипной, повторяющейся каждый вечер шоу программе: песни, арабские танцы за ужином, шоу аниматоров в десять часов вечера и дискотека после одиннадцати. Что ж тем лучше! Она любила если не одиночество, то немноголюдность. Контингент отеля состоял в основном из итальянцев. Русские были, но их было немного. Отель принадлежал итальянским хозяевам и потому был чужд всему тому, к чему привыкли наши туристы.
   Приехав в Египет позавчера вечером, она целые дни проводила у воды, наслаждаясь приятной жарой, теплой водой, заигрывающими взглядами итальянских мужчин и ненавистными взглядами их жен и подружек. Временно одинокая женщина, получив дурные деньги, решила расслабиться и развеяться, отвлечься от дурных мыслей и немного пофлиртовать. Мысль о поездке возникла у нее внезапно. Она вспомнила, что давно никуда не выезжала. Погода навевала грусть и тоску. Постоянный дождь, зарядивший на несколько дней, был последней каплей. Сначала она подумала о Европе, но вспомнив, что для оформления визы требуется некоторое время, передумала и решила поехать именно в Египет. Визы не надо, тепло с зимы до зимы и зимой! Она позвонила в свое агентство "Игуана", через которое она и ее знакомые ездили на отдых. И на следующий день ее документы были готовы и доставлены курьером домой. Муж не сообщал о готовности возвратиться, поэтому ее ничего не задерживало в Москве. Покидав в один из своих многочисленных чемоданов пляжные костюмы, несколько вечерних платьев и кое-какую обувь, она помчалась в аэропорт и без задержки прилетела в Шарм-Эль-Шейх.
   Солнце еще не закатилось, и его косые лучи засеребрили лазурную воду Красного моря. Капельки пота просто заставили ее встать и пройти по понтону к лестнице, ведущей в глубокое, свободное от кораллов, море. Не торопясь и опуская ноги на ступеньки никелированной лестницы с большим интервалом, Вика, в конце концов, погрузилась в воду и, оттолкнувшись ногами и руками от трапа, поплыла в сторону от берега. Богатый морской мир суетился недалеко от нее, привычно ожидая прикормки. Вика плыла осторожно, раздвигая воду руками, стараясь не замочить волосы. Проплыв метров пятьдесят, она развернулась и стала любоваться открывшимся видом. Желтый песок, куда не поглядишь. Пригорки и плоские пляжи. Система лестниц, ведущая к пляжу и обратно. Двухэтажные корпуса отелей справа и слева. Редкие чахлые пальмы, возвышающиеся над домиками. И у самой кромки воды зонтики-грибы как в детских песочницах. Боже, какой знакомый вид! Она немного устала и стала грести обратно к понтону.
   Мокрая и уставшая она возвратилась к своему лежаку. Обтершись и потом, накинув полотенце на плечи, взяв в одну руку вьетнамки, а в другую джинсовую юбку, Вика побрела босиком по крупному каменистому песку. Чувство какой-то тоски и ожидание чего-то значимого в жизни вдруг охватило молодую женщину и понесло вперед, будто на авто с открытым верхом, развевая длинные волосы, а вместе с ними и ее мысли. Ощущение скорости обостряло все другие чувства. Что-то сжималось внизу живота, сердце стучало сильно и часто. Дыхание поднимало высоко вверх ее грудь. Вот! Вот оно! Совсем уже рядом! Еще чуть-чуть и свершится то, о чем она мечтала всю жизнь!
  
  
   * * *
  
   Петров вошел в свою квартиру и поставил чемодан в прихожей. Осмотревшись вокруг, он понял, что жены дома нет. Что ж, тем лучше! Виталий не хотел ее видеть. Он устал, всю дорогу думал о Наталии, и ему никак не хотелось видеть Вику, объяснять ей причину задержки в командировке, врать, что очень скучал по ней.
   Через полчаса, после того как он переоделся и побродил по пустой квартире, ему стало ясно, что Вика куда-то уехала. Отсутствовали ее некоторые вещи, дорожный любимый чемодан и заграничный паспорт.
   Он позвонил своему юристу и договорился с ним о встрече. Тот сказал, что сегодня занят и ждет его завтра в любое время. На том они и порешили. Затем Виталий достал из чемодана вещи и папку с документами. Вещи он оставил на кровати, а сам с папкой прошел в кабинет. Там он остановился и задумался. Оставлять важные документы в столе было опасно. Тогда выложив все бумаги на столе, он рассортировал их на две стопки. Одна оказалась больше другой. Тоненькую стопку он положил обратно в пластиковую папку, а остальные стал рвать на мелкие куски и класть их на серебряный поднос. Когда работа закончилась, он поджег кусочки и стал смотреть, как пламя пожирало историю.
   Папку с оставшимися бумагами он придумал положить в потайной карман розового чемодана жены. Ему показалось, что надежней места в их квартире просто нет.
   Закончив все важные дела, Виталий лег одетым в спальне на кровать, включил телевизор и под его монотонное бормотание мгновенно уснул.
   Тряска плеча его вывела из состояния тяжелого сна, когда проснувшись весь мокрый, ощущаешь себя вопреки ожидаемому расслаблению разбитым, еще больше уставшим и вдобавок с ужасной головной болью. Петров открыл глаза и в недоумении посмотрел на мужчин, которые неизвестно как оказались в его квартире. Один из них, самый толстый и, видимо самый главный, развалился в кресле и курил.
   - Кто вы, черт побери!? И как оказались в моей квартире?!
   - Спокойно, Виталий Александрович. Вопросы буду задавать я, а Вы старайтесь на них отвечать как можно правдивей! - спокойно сказал мужчина в кресле.
   Петров еще раз посмотрел на своих непрошенных гостей. Сопровождающие толстяка лица, их было трое, не оставляли иллюзий по поводу своих способностей договариваться с людьми. Не изувеченные умом глаза, в которых читалась готовность идти на все ради хозяина. Их глаза напомнили ему глазки ротвейлеров, если кто-то в них заглядывал. Беспощадные, бессмысленные и совершенно пустые, холодные, страшные. В это короткое время Виталий понял, что вступать в спор с гостями совершенно бесполезно.
   - Я все понял. Постараюсь Вас не разочаровать! - с обреченной улыбкой ответил он своему гостю.
   - Вот и хорошо. Мне стало известно, что Вы неправомерно завладели документами, которые Вам не принадлежат. Я хотел бы их получить и передать обратно хозяину.
   - О! О каких документах вы говорите?! - удивился Петров.
   - О тех, которые находятся в папке и ведут к некой тайне. Я хочу знать, что это за тайна такая!
   - Ах, вот о чем Вы! Но сразу хочу предупредить, что настоящий хозяин документов умер. А тот, кто хочет выдать себя за него, обычный мошенник! Вы хотите знать, что скрывают, какую тайну скрывают документы?! Скажите, среди Вас есть человек, знающий древнеарабский язык? Есть ли историки, которые занимались бы историей рыцарских орденов?
   - Ну, допустим, в настоящее время нет, - вкрадчиво ответил Иннокентий Петрович.
   - Я думаю, и не будет! Эти документы скрывают тайны тамплиеров! Известно ли Вам что-либо об этом?!
   - Нам и не надо знать. Меня попросили вернуть документы, а что они скрывают, мне не интересно. Итак, где они?
   - У меня их сейчас нет. Они далеко, В Италии.
   - У Вас на вилле?
   - О! Вы и это знаете!
   - Ну, а как Вы думаете! Мы много знаем! Я могу предложить Вам некоторое взаимовыгодное соглашение.
   - Я готов его рассмотреть! - с живостью ухватился за соломинку Виталий Александрович.
   - Мы не будем требовать от Вас немедленного возвращения тех бумаг. Я хочу получить книгу, которую Вы найдете! А Вы ее будете искать! Я думаю, Вам будут мешать в поисках, поэтому я даже буду помогать Вам. Я буду устранять некоторые препятствия на Вашем пути к книге! Ну, а чтоб Вы не расслаблялись, на вилле поселяться мои люди, которые будут контролировать поиски, и которым Вы передадите ту самую книгу. Как только вы это сделаете, мои люди, впрочем, как и я, исчезнут из Вашей жизни. Живите и наслаждайтесь! Вы согласны?!
   - Да, конечно! Я, прежде всего, историк и мне Важен поиск, а не результат!
   - Да, помните, что мы знаем и о Вашей жене и о Наташе!
   - Я догадался, с кем имею дело!
   - Вот и прекрасно! Готовьте бумаги на виллу. Я не хочу шума. Сделайте так, чтобы мои люди чувствовали себя комфортно на вилле "Вuona vicinata"!
  
   * * *
  
   Наталье не спалось, хотя она легла поздно. Сон никак не хотел приходить. Она ворочалась и не могла устроиться удобно. Она долго считала в уме, старалась вспоминать приятные моменты жизни, потом мечтала, но все без толку. Глаза сами открывались. Внезапно у нее защемило и сжалось сердце. Чувство страха и одиночества пронзило неутомимую мышцу, гоняющую без отдыха по телу кровь. Не зная, куда деваться от смертельной тоски, женщина прошла к шкафчику с лекарствами, достала лошадиную дозу успокоительного и выпила его. Потом она вернулась и вновь легла. Через полчаса с помощью лекарств она забылась тяжелым сном.
   Последнее, что увидел Виталий Александрович, были фары дорогого автомобиля, который вылетел на него на огромной скорости из-за поворота. В одно мгновение он оценил всю обстановку вокруг себя и всем своим существом понял, что пришел конец его земному пребыванию. Мозг, как суперкомпьютер, с помощью шести чувств, присущих человеку и органов ему подчиненных, получил достоверную информацию в мельчайших подробностях, обработал ее, просчитал всевозможные варианты поведения и, не найдя никаких вариантов избежать катастрофы, приготовился к своему уничтожению.
   Следующим, после визуального осмысления ситуации, была острая боль в ногах, а потом и во всем теле. Мужчина почувствовал, как автомобиль ударил его по ногам, подбросив высоко вверх, как какую-то легкую пушинку. В воздухе, ему показалось, он завис и, падая очень медленно, он вспомнил как когда-то в детстве, в школе прыгал на батуте. Как они вдвоем и втроем мальчишки и девчонки заскакивали на пружинящую сетку и со смехом чуть ли не до икоты прыгали, переворачиваясь в воздухе. Он вспомнил это пьянящее чувство парения в воздухе, чувство невесомости, щекотание внизу живота, чувство радости и счастья!
   Потом удар о землю и разлетающиеся осколки разбитой вазы. Он был всего лишь сосудом, в котором сорок шесть лет пряталась его душа. И вот сосуд с чей-то помощью разбит! Душа свободна! Суть человека высвобождена! Он свободен! Он готов вернуться домой, к своим истокам!
   Скорее чувствуя, чем видя, он понял, что машина после столкновения остановилась. Из нее вышла молодая девушка лет двадцати. Она была, как говорят, "упакована по полной". Подойдя к телу и, посмотрев на него, девчонка испугалась. Но взяв себя в руки, она набрала на своем дорогом и очень крутом мобильном телефоне номер своего ухажера.
   - Котик! Я сбила мужика! - с дрожью в голосе сообщила она. - Да! По-моему он откинулся! Нет! Никто не видел! Я одна! Да не знаю как! Я ехала, вдруг он выскочил на дорогу, я даже не успела затормозить! Он подлетел в воздух... На машине? - она вернулась к своему кабриолету "БМВ" - Нет! Только несколько царапин! Вмятин нет! Хорошо! Уезжаю! А с ним, что делать?! Поняла! Не кричи!
   Девушка бросилась к машине, завела ее и, рванув с места, умчалась в неизвестном направлении, оставив лежать изуродованное тело несчастного мужчины, чья жизнь оборвалась таким бессмысленным образом, на проезжей части дороги.
  
   * * *
  
   "Кубик Рубика" первоначально был известен как "Магический кубик",  -- механическая головоломка, изобретённая в 1974 году и запатентованная в 1975 венгерским скульптором и преподавателем архитектуры Эрнё Рубиком.
   Головоломка представляет собой пластмассовый куб, составленный из 26 кубиков меньшего размера, способных вращаться вокруг невидимых снаружи осей. Каждый из девяти квадратов на каждой стороне кубика окрашен в один из шести цветов, как правило, расположенных парами друг напротив друга: белый-жёлтый, синий-зелёный, красный-оранжевый. Повороты сторон кубика позволяют переупорядочить цветные квадраты множеством различных способов. Задача игрока заключается в том, чтобы, поворачивая стороны куба, вернуть его в такое состояние, когда каждая грань состоит из квадратов одного цвета ("собрать кубик Рубика").
   Число возможных различных состояний кубика Рубика равно (8! в 38--1) в (12! в 212--1)/2 = 43 252 003 274 489 856 000. Это число не учитывает то, что ориентация центральных квадратов может быть разной. С учётом ориентации центральных квадратов количество состояний возрастает в 46/2=2048 раз, а именно до 88 580 102 706 155 225 088 000 состояний. Однако, при сборке кубика обычно не учитывают ориентацию центральных квадратов, поскольку на большинстве кубиков нет обозначений, которые позволяли бы её отследить.
   Так называемый "алгоритм Бога" для сборки Кубика Рубика не найден. С помощью больших по объёму расчётов на компьютере (7,8 ядро-лет) математик Томас Рокицки (Tom Rokicki) доказал, что из любой начальной конфигурации кубик можно собрать не более чем за 23 хода, улучшив тем самым своё же прежнее достижение в 25 ходов. Для доказательства достаточности 23 ходов использовалось свободное машинное время компьютерного кластера, который использовался для создания фильмов "Человек-паук 3" и "Лови волну!". Впоследствии Томас Рокицки доказал достаточность 22 ходов для сборки.
   Известны также конфигурации, требующие для сборки не менее 20 ходов. Это существующая на сегодняшний день нижняя граница.
   Прежнее доказательство для верхней границы -- 26 ходов -- было сделано исследователями Дэниелем Канклом и Джином Куперманом".
  
   * * *
  
   - Однако! Вот так неожиданность! - Альварес был немного разочарован. - Такой поворот не входил в мои планы. Ну, что ж, придется импровизировать! Голубчик, придется Вам немного поработать! Срочно принимайте меры! Необходимо оформить этот несчастный случай как умышленное и жестокое убийство. Пока нет свидетелей, организуйте все так, как Вы умеете. Все улики, отпечатки пальцев, следы крови, место совершения преступления, очевидцы, свидетели, мотивы, - все должно говорить о причастности к этому убийству жены Петрова. Части тела, на которых не осталось следов дорожно-транспортного происшествия, должны быть обнаружены в ближайшее время! Уголовное дело возбудите моментально, в тот же день! Следователь должен быть жестокий, не очень умный, но старательный! Ни один адвокат не имеет права развалить это дело! Отправляйтесь немедленно! Помните, мне важен результат, а не средства! О средствах и не думайте!
   - А что делать с этой девчонкой, виновницей? - спросил хозяина его представитель.
   - Вы что, хотите справедливости? Вы стали сентиментальным или у Вас появилось чувство мести? - вместо ответа, холодно улыбаясь, спросил Альварес.
   - Нет, просто хотел наиболее полно исполнить Ваше поручение! - с нотками испуга поспешил ответить представитель.
   - Хм. Не в моих правилах кому-то безвозмездно помогать и делать за кого-то его работу. На это есть Он, это Его работа! Но разве дождешься когда Он соизволит исполнить предписанное! Он вечно занят, вечно откладывает свои обязанности на потом, а еще, что хуже - на других! Конечно, у Него так много работы! А мы все бездельники! Ну, да, ладно! В этот раз я нарушу свои принципы! Вы отправляйтесь исполнять поручение, а я подумаю, что делать с девчонкой. Может... все гениальное - просто! Для нее будет достаточно потерять все, что имеет! Ее жалкая душонка и куриные мозги не вынесут такой потери!
   Представитель дон Диего вежливо поклонился, вышел из "Мерседеса" и пересел в другой автомобиль, который взревев мотором, унес его исполнять поручение хозяина.
  
   * * *
  
   Франческа стояла на берегу океана и слушала шум прибоя. Волны в этом месте очень громко и сильно бились о камни, а брызги летели далеко в стороны, пропитывая воздух йодом и прохладой. Вокруг не было ни души. Одна. Как всегда она одна. Нет рядом никого! Даже чужих людей нет близко. Но, возможно, это и к лучшему. Уж лучше одиночество, чем компания совершенно чужих, чуждых людей. Девушка, аккуратно ступая по острым огромным камням, спустилась ближе к воде. Здесь она приметила очень удобный камень, на который села и, сняв босоножки, опустила ноги вниз так, чтоб набегающая волна и брызги могли замочить их. Болтая уже мокрыми ногами, Франческа вспоминала отца и мать. Почему, почему они так рано оставили ее?! Как ей не хватает их любви и заботы! Ведь в душе она еще совсем девочка! Только обстоятельства заставляют ее быть взрослой. Человек взрослеет быстро, когда остается один, когда ему не на кого надеяться, когда он отвечает за каждый свой поступок, когда от того, что он делает и как, зависит его жизнь. Но как иногда хочется прижаться к родному человеку и знать, что тот защитит тебя от всех невзгод! Как хочется еще и еще чувствовать, что есть люди, по меньшей мере, двое, которые никогда тебя не предадут, не бросят и будут любить по-настоящему!
   Почему ей уготована такая судьба?! Сколько еще ей предстоит прожить в одиночестве и встретит ли она когда-нибудь свое счастье?! Годы идут, они даже стремительно бегут! Она устала от чувства томления в груди! Ей очень хочется полюбить! Но полюбить по настоящему, сильно и навсегда! Полюбить Человека! Настоящего! Такого, чтоб за него не жалко было и с жизнью расстаться! Такого, который полюбит ее так же сильно, беззаветно, безумно и по-настоящему!
   Франческа, сидя на камне и смотря вдаль, загадала: если она увидит знак, сейчас в данную минуту, то она в скором времени, наконец, встретит Его! Прошла минута, другая. Все тот же океан, все те же брызги, все тот же шум.
   Вдруг вдали она увидела фонтан воды. Франческа присмотрелась. К ней, ей так показалось, плыл, ныряя и выныривая, огромный кит. Еще через мгновение она заметила рядом с ним его подругу. Боже! Неужели ты услышал меня?! Неужели это может быть правдой?! О! Благодарю тебя!
  
   * * *
  
   Неведомая сила тянула Краснова из этой страны. Он и раньше с огромным удовольствием уезжал и оставался там, в других странах, любых, без разницы, как можно дольше, пока работа, которую нельзя было отложить, не звала, не требовала его возвращения обратно. В этот раз огромное чувство разочарования в своей работе, в ее полезности, эффективности и честности разбередило его душу. Неприятие всего, что происходило в стране, никакой перспективы на улучшение, а наоборот предвидение только ухудшения, раздражая его, гнали из дома. У него были скоплены деньги, и он мог легко прожить за границей, у себя в новой квартире, в течение нескольких лет. Конечно, скромно и не шикуя, но он и никогда не шиковал. По своей сути он был скромным в потребностях человеком. Он не считал, что это или другое нужно, потому что это престижно. Краснов покупал то, что необходимо. Автомобиль был новый, он менял его раз в три года, марка автомобиля была не престижной, но машина была удобной, экономичной и неприхотливой. Квартиру он купил не огромную и кичливую, а небольшую и скромную. И так было во всем и в мелочах. Часы, мобильный, компьютер, одежда, - все фирменное, не дешевое, но и не крутое.
   Но было что-то еще, так и не понятое им. Что-то потаенное, что не воспринимается разумом, а чувствуется душой. Это что-то не объяснимое точило его изнутри и подталкивало и выталкивало из страны. Внутренний голос, который обычно шепчет, предостерегая от поступков, в этот раз шептал и кричал, заставляя сделать несвоевременный и необдуманный поступок.
   - Сергеич! Ты серьезно решил именно сейчас ехать?! - недоумевал его напарник Димитрий. - У тебя же еще несколько незаконченных дел! Мне что ли их завершать?!
   - Дим, не могу! Не хочу! Пусть все катится к чертовой матери! Надоело все! Хочу отключиться иначе подохну!
   - О, брат, это серьезно! Езжай! По возможности закончи с делами и если нужно будет мое участие, то помогу, созвонимся!
  
   * * *
  
   - Итак, Виктория Николаевна, Вы говорите, что не видели мужа уже два месяца? - вновь спросил женщину следователь.
   - Да, я не видела Петрова два с лишним месяца! - уже явно раздраженно и зло ответила Вика. - Он уехал в командировку в Украину или Абхазию, точно сказать не могу, не помню. Я оставалась одна. Он позвонил один раз, когда долетел, сказал, что все нормально и планирует возвратиться через три-четыре недели. Потом он прислал смс, в котором написал, что задерживается на неопределенное время и о дате возвращения предупредит позже, когда будет все ясно. Я это уже вам говорила. Ничего нового я не вспомнила.
   - Скажите, а Чем Петров занимался? Кем работал?
   - Я не могу сказать точно, если честно, то я не интересовалась. По-моему он говорил о каком-то политологическом центре, какие-то социальные исследования. Не знаю!
   - Ну, а много ли он зарабатывал?
   - Что значит много или мало?! Кому как! Мне казалось, что не много.
   - Назовите цифру, которой соответствовал его месячный доход.
   - Не знаю! Мне он не говорил! Он приносил деньги, давал мне столько, сколько я просила. Квитки я не смотрела!
   - Хорошо. Другой вопрос, - следователь посмотрел на ее адвоката, который в свою очередь сверлил его взглядом, молчаливо требуя исполнения ранее достигнутых договоренностей. - Видели ли Вы у него какие-нибудь исторические документы, рукописи, старинные книги, свитки?
   - Нет! Я не интересовалась его работой! Возможно, он что-то приносил, что-то читал и изучал. Но я еще раз повторяю, я не интересовалась его работой!
   - Была ли у Вашего мужа какая-нибудь недвижимость в Москве или где-нибудь за границей?
   - Нет! Только квартира в Москве.
   - Имелись ли денежные вклады в российских или заграничных банках?
   - Нет. Не знаю! - Вика чуть ли не кричала в ответ.
   - Странно, Виктория Николаевна! Вы любящая жена... сколько лет вы в браке? Продолжал спокойно издеваться над ней следователь.
   - ...два года...
   - ... два года замужем, и не интересовались жизнью своего мужа! На все вопросы отвечаете не знаю, не видела, не спрашивала... может это все же Вы его убили?! - внезапно закричал на нее следователь - совсем еще мальчишка.
   Вика растерялась, она впервые попала на допрос и не представляла себе ничего подобного. По телевизору всегда показывали по-другому. Адвокат сидел молча, не мешая допросу и не пытаясь ее защищать. Если б она знала, то непременно пришла бы со своим адвокатом.
   - А почему Вы уехали в то время, когда Ваш муж должен был возвратиться из командировки?! Пытались создать себе алиби?
   - Нет! Я уехала, потому что Петров задерживался, и мне стало грустно.
   - Когда любят, тогда ждут своего любимого! - многозначительно и с очень умным видом возразил мальчик, сидящий напротив нее.
   - Аха! - иронично согласилась женщина.
   - Ладно, на сегодня достаточно. Встретимся дня через три, на следующей недели, - он распечатал протокол допроса подозреваемого и передал ей листы, - ознакомьтесь, прочтите и распишитесь здесь, здесь, здесь и здесь.
   Когда Вика прочитала текст и поставила подписи в указанных местах, все листы перешли к ее адвокату, который, не читая, расписался в протоколе.
   - Итак, прошу никуда без моего разрешения из Москвы не уезжать. К Вам применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. Если Вы нарушите этот режим, то я буду вынужден выйти в суд с арестом. Дело серьезное и я даже сейчас мог бы взять Вас под стражу. Но идя навстречу пожеланиям Вашего адвоката, я пока взял с Вас только подписку. О следующем визите ко мне я извещу Вас, но думаю, это будет где-то во вторник. До свидания, - он протянул руку адвокату и проводил их до двери из кабинета.
   В коридоре адвокат обратился к своей подзащитной.
   - Вика, дело очень серьезное! Подумайте, как нам выстраивать линию Вашей защиты.
   - Я подумаю. Скажите, сколько будут стоить Ваши услуги? - спросила она защитника.
   - Пока трудно сказать. Я должен посмотреть, сколько будет работы. Давайте я посчитаю и Вам перезвоню.
   - Хорошо, вот мой номер мобильного... - она написала номер на листочке, вырванном из блокнота, и передала ему.
   - Да, вот еще! Скажите, не видели ли Вы у мужа папку с документами, которую он привез?
   - Вы о той, что спрашивал следователь?!
   - Да о той, что Вы обещали передать моему коллеге! Помните?! Не забывайте о ней! И исполните обещанное. Это в Ваших интересах!
  
   * * *
  
   Анна переоделась в форму горничной отеля "Европа", которую ей принесла начальница смены. Это было платье серого цвета, черные колготки и белый фартук. Одев все это, она почувствовала себя очень неудобно. Ей стало стыдно и противно за свою бестолковую жизнь. Она погналась за деньгами и беззаботной жизнью, а получила черный труд горничной трехзвездочного отеля. Анна убрала свою одежду в шкафчик, который закрыла на ключ, выданный ей. Пока женщина переодевалась, ее непосредственный руководитель ждал в коридоре минус первого этажа, там, где и положено было находиться обслуживающему персоналу. Когда новоиспеченная горничная была готова и вышла в коридор, начался инструктаж и обучение навыкам и хитростям работы.
   Анну поставили на два этажа - третий и четвертый. Она должна была каждое утро производить уборку в номерах, менять раз в неделю постельное белье, при необходимости докладывать туалетные принадлежности. Вообще в ее обязанности входило все то, к чему привыкли туристы и на что они уже не обращают внимание. Конечно, она была не одна на этажах, у них был коллектив из четырех горничных. Но как же их было мало! Впервые дни ей казалось, что нельзя успеть, все сделать до обеда. Она выбивалась из сил, драя полы и заправляя разбросанные подушки, одеяла, полотенца. Но глядя на напарниц и беря пример с них, работа постепенно стала спориться. Уже через два дня Аня стала успевать и работа не стала казаться уж очень тяжелой. Все при желании можно было успеть!
   Своему хозяину она звонила только вечером. Докладывала, как прошел день. Он благодарил ее и на этом ее общение с ним заканчивалось. Она после смены шла домой, в свою неуютную квартирку. Уставшая ложилась спать, чтоб утром опять идти на работу. Легкая жизнь закончилась.
  
   * * *
  
   Семенов летел в самолете, выполняя задание шефа. Он сопровождал объект, который вылетел полчаса назад и Шереметьево. Объектом была молодая женщина. О том, что именно ему предстоит полет, сотрудник охранного предприятия узнал за час до вылета. Они вели женщину посменно уже несколько недель. Сопровождение было постоянным и осуществлялось как в Москве, так и за ее пределами. Его напарнику пришлось даже вылетать в Египет и там торчать неделю. Правда, он не жаловался. Командировка за счет клиента! Очень даже приятно! Вот теперь и ему предстояла командировка. Надолго ли? Вчера он отмечал день рождение своего давнего друга. Посидели на славу! Боже, сколько же было выпито!? Ну, а сколько было народу! Юбилей все же! Он спал всего два часа, пока ехал в аэропорт сменять напарника. Нет! Надо завязывать с такими праздниками! Сердце болит. Еще бы! Такие нагрузки не приемлемы в его уже немолодом возрасте! Да еще эти суточные дежурства, когда бывает, за всю ночь не сомкнешь глаз. Приходится выпивать столько крепкого кофе или вообще пить кофеин!
   На взлете его сердце так сильно стучало, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Но потом немного успокоилось. А теперь он чувствует, что оно стало биться через раз. Не хватает воздуха. Слабой рукой, мокрой от пота, он вывернул на всю мощность вентилятор в потолке перед своим креслом, и направил струю воздуха на себя. Нет, не помогает.
   - Вам плохо? - спросил его мужчина, сидящий рядом.
   - Да, что-то сердце колит, - устало ответил Смирнов.
   - Вот, возьмите мои лекарства. Это хорошее сердечное средство. Мне оно всегда помогало. Оно как валидол, только во сто раз лучше, эффективнее, - мужчина достал из кармана упаковку какого-то препарата и передал большую таблетку соседу. - Положите под язык и рассосите.
   Семенов поблагодарил и, взяв лекарство, положил его в рот. Через несколько минут ему показалось, что сердце отпустило и он, закрыв глаза, решил поспать. Больше он глаз не открыл. Его тело вернулось в Москву обратным рейсом.
  
   * * *
  
   - Голубчик, Вам не кажется, что мы теряем контроль над ситуацией?! Уже несколько смертей и все без нашего ведома! Пора перейти к более жесткому контролю!
   - Да, дон Диего! Какая-то череда случайностей! Прям, как напасть, происходит там, где не ожидаешь! - с готовностью и верой в то о чем говорит, подтвердил помощник испанца.
   Альварес посмотрел на своего представителя серьезно и строго, стараясь изобразить обеспокоенность, но не сдержался и рассмеялся.
   - Как Вы похожи на всех людей! Вы, как и большинство представителей этого земного животного вида считаете, что если Вы не планировали это, то все это происходит случайно! Случайность, друг мой, это непознанная закономерность! Кстати это сказал кто-то из представителей человечества. Не думайте, что ситуация вышла из-под контроля! Просто Ваш мозг не в состоянии уловить все хитросплетения, того большого узла, который закручивает чертовка под названием Жизнь!
   Представитель немного опешил и пристыженный стоял перед своим хозяином, который курил сигару и макал ее кончик в дорогой коньяк, согретый в пузатом бокале.
   - Итак, оба наших глаза закрылись! Один, вы говорите, умер в самолете, а второй в женском туалете?! Комично! Так тот, что погиб в туалете наткнулся на уголовника, которого в свое время упрятал в колонию на десять лет?! Интересно! Сложный оборот и весьма непонятный простым смертным! Справедливость настигает неожиданно и орудием возмездия служит такой же падший, как и объект! И кто потом скажет, что зло наказано?! Кто подумает, что то зло, которое в свое время совершил милиционер, больше того, что сделал уголовник! Кто поверит в то, что зло всегда будет наказано?! Скорее люди увидят и сделают совершенно противоположный вывод! Ну, да немногие задумываются над этим! - он опять посмотрел на своего помощника. - Какие выводы сделаете Вы, анализируя эти две смерти? Как, по-вашему, будет думать следователь?
   - Думаю, что он припишет эти смерти рукам Виктории Ивановой.
   - Поясните ход своих мыслей.
   - Мужчины погибли при исполнении служебных обязанностей, являясь сотрудниками частного охранного предприятия. Их заданием было сопровождение объекта - Виктории Ивановой. Эта женщина подозревается и обоснованно в убийстве своего мужа. К ней применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. Она, опасаясь за свою судьбу, желая скрыться от неминуемого наказания, нарушает данную подписку и пытается покинуть родину. Обнаружив за собой слежку, она убивает одного сотрудника в женском туалете, а второго в самолете, подсыпав тому сильнодействующее лекарство, которое при сочетании с алкоголем вызывает смерть.
   - Прекрасно, голубчик! Именно так и будут рассуждать правоохранительные органы! А теперь мы с Вами отправимся вслед за папкой, интересующей очень многих людей. Папка уже перебралась через границу и следует к человеку, который, мне так кажется, и завершит очередной этап в ее истории. Так сказать, поможет собрать одну грань кубика-рубика. И еще, я хочу обратить Ваше внимание на то обстоятельство, которое на первый взгляд незаметно и не бросается в глаза. Его можно только уловить наметанным взглядом логика. Папка кардинально меняет жизнь любого, кто к ней прикасается! Сказать, что все дело в ее содержимом нельзя! Практически ни один человек не знает, что на самом деле в ней, какой секрет она таит! Простой кусок бумаги может творить чудеса, ломать судьбы людей, отнимать у них жизни! Разве с Вашей точки зрения это не магия, не мистика?!
  
   * * *
  
   Николай Петрович молился. Его молитва возносилась к Богу из православного храма. Он молился самозабвенно, искренне и в некотором роде исступленно. Ему не мешали ни старушки то и дело шныряющие возле него с важным видом приближенных к Богу людей, убирая огарки свечей, ни молящиеся рядом прихожане и подходящие приложится к иконам. Он был наедине с Богом.
   Брат Николас впервые вошел в этот храм. Поскольку именно сюда забросило его служение Богу. Он был уверен, что такова Его воля и не роптал. Он просил Господа дать ему сил противостоять врагам веры, дать храбрости и трезвости мышления, оберегать его от греховных мыслей и поступков.
   Францисканец прибыл сюда вслед за папкой, вернее за ее содержимым, за несколькими документами, ранее покинувшими свое потаенное место, где они пролежали несколько столетий и попавших волей случая в руки глупых мирян. Ему предстояла встреча с одним из них. Этот был не из худшего десятка, но как он воспримет то, что он должен узнать?! Как ему донести часть Великой тайны, на страже которой он стоит?! Готов ли он правильно воспринять знания?! Не поддастся ли он огромному искушению, воспользоваться ими в своих целях?! Пока он не мог ответить на эти и другие вопросы.
   После молитвы, с дарованными ему силами, он прошел к настоятелю храма и попросил у него листок бумаги и ручку. Николай Петрович набросал записку и передал ее монаху, курирующему данную страну.
   - Брат Михаил, я прошу Вас организовать передачу этого письма адвокату Краснову, который прибыл в Вашу страну. У него здесь имеется недвижимость, квартира, в которой он и проживает.
   - Будет сделано, отец Николай! То, что угодно Господу, да свершится! - монах взял листок бумаги с благоговейным поклоном и вышел из комнаты, оставив гостя одного.
  
   * * *
  
   - Как ты меня нашел? Кто тебе сказал, что я здесь работаю? - недоумевала Анна. Она занималась уборкой 455 номера, когда дверь тихонько отворилась, и внутрь вошел ее муж. Ее напарница болела и ей приходилась работать за двоих, правда и зарплату ей обещали выплатить в двойном размере. От неожиданности женщина вначале потеряла дар речи и долго смотрела на мужчину, хлопала глазами и не могла выговорить ни слова. Он же, как всегда, спокойный и уверенный в себе, прошел в номер и нагло уселся в кресле.
   - Я слышал, что ты мне изменяешь?! - не здороваясь, начал он.
   - А тебе какое дело теперь до меня?! Ты бросил меня! Не оставил ни денег, ни квартиры, ни работы! Пропал, исчез и не вспоминал столько времени! Что тебе сейчас от меня нужно?! - наконец, воскликнула Аня, обретя голос.
   - Ты пока, что моя жена и не имеешь права позорить мое имя!
   - Ах, вот оно как! Так разведись со мной! И я отсужу у тебя половину твоего имущества!
   - Я против разводов!
   - Смотрите, какой моралист! - женщина все больше и больше распалялась. - Прямо ангел на земле! Он против разводов! Нельзя позорить его честное имя! А сам бросил меня, свою жену и сбежал к шлюхе! Что, со шлюхами чувствуешь себя лучше, настоящим мужчиной?!
   - Заткнись! Сейчас же заткнись! Не смей так разговаривать со мной!
   - А то, что будет?! Заплачешь?! А ты знаешь, как приятно быть с другими, настоящими мужчинами! Какие они нежные и сильные!
   - Я еще раз говорю тебе, немедленно замолчи!
   Но его слова не остановили потока грязных ругательств в его адрес. Анну прорвало, все, что скопилось у нее на душе, все, что она хотела бросить мужу в лицо, - все это фонтаном брызнуло в него. Она кричала, унижала его и не могла остановиться, пока он не остановил ее! Бессознательно сделав то, что не хотел делать и, придя в сознание, он ужаснулся. Он будто очнулся и увидел перед собой ее тело, залитое кровью. Неужели это он сделал?! Разве он способен был на такое?! Ведь он пришел только для того, чтоб помириться и вернуть жену домой. Он шел к ней, с желанием встать на колени и умолять простить его, вернуться и все забыть! Почему так вышло?! Что с ним произошло?!
   Он выскочил из номера и бросился бежать, даже не задумываясь, куда он бежит! Где-то посередине между номером и лифтом он остановился. Куда он бежит?! Зачем?! Он оставил следы, и его найдут! Он не хотел в тюрьму! Надо вернуться и стереть все следы! Превозмогая страх, он вернулся и зашел в номер. Анна все так же лежала на полу и из ее горла текла кровь, словно магма из жерла вулкана. Одна мысль пульсировала в голове "надо сделать так, чтобы не смогли подумать на него".
  
   * * *
  
   Наталья уже несколько дней не находила себе места. Она отправляла каждый день смс, делала по сто звонков Виталию. Но телефон постоянно был отключен. Такого никогда не происходило! Если она писала ему, когда телефон был выключен, то он обязательно отвечал ей сразу же после его включения. В этот раз все было иначе! Несколько дней сумасшествия! Почему он молчит?! Что произошло!? Женщина терялась в догадках.
   Спустя неделю, Наташа не выдержала и, прыгнув в свой "Мини", помчалась на виллу "Вuona vicinata". Она никогда не рисковала своей жизнью и водила автомобиль всегда спокойно, не превышая скоростной режим и не нарушая правил дорожного движения. Однако в этот раз меры предосторожности ее не касались! Она гнала "Мини" почти на предельно допустимой скорости, обгоняя впереди "крадущиеся" машины, выскакивая на встречку, пересекая двойную сплошную. Слава богу, ей ни разу не встретилась дорожная полиция, иначе дело бы закончилось довольно печально.
   Таким рискованным образом гонщица поневоле долетела до забора, ограждающего территорию виллы и, бросив машину кое-как, почти посередине дороги, не заезжая на стоянку, кинулась к массивным воротам. Странно, но те оказались закрытыми. Тогда Наташа подбежала к калитке, но и она была закрыта. Имеющийся у нее электронный ключ, калитку не открывал, высвечивая запрет красным огоньком. Ей ничего не оставалось делать, кроме как нажимать кнопку входного звонка. Девушка никогда этого не делала. Ворота виллы днем почти всегда были открыты. А для нее вход был разрешен в любое время суток. Что же произошло в этот раз?!
   Девушка очень долго ждала результатов звонка. Прошло минут двадцать, прежде чем к ней вышел огромный как гора человек в черной куртке. Его голова была тщательно выбрита, а лицо наоборот, заросло трехдневной щетиной. Он, молча, уставился на нее, разглядывая и оценивая. Она тоже молчала и не знала, что ей делать. Наташа растерялась, она не ожидала увидеть этого незнакомого ей человека. Скорее она надеялась, что выйдет Vittorio или кто-то из его людей. Их девушка знала всех. Кто этот громила? Наконец, гостья пришла в себя и выдавила из себя:
   - Buon giorno, signor! Могу ли я узнать, где хозяин виллы? - не услышав ответа, она изменила просьбу,- тогда позовите, пожалуйста, signor Vittorio.
   Человек тупо смотрел на нее и не понимал ни слова по-итальянски. Тогда Наталия скорее наугад, чем размышляя логически, обратилась к нему на русском.
   - Может быть, Вы понимаете по-русски? Тогда скажите, где я могу найти хозяина виллы, господина Петрова?
   И, о чудо! Человек-гора понял ее! Он оказался русским. В его маленьких глазках отразилось движение мысли, и он заговорил, с трудом складывая слова в простые предложения.
   - Мадам, Петров погиб и уже давно.
   Наталия окаменела. Она как будто не услышала его слов. Они дошли до ее ушей, но не дошли до ее мозга. Потом, когда слова обрели отзыв в ее голове, женщина подумала, что она не так поняла слова этого человека, поэтому она еще раз переспросила.
   - Что Вы сказали?! Я, видимо не поняла.
   - Петрова недели три как убили, - спокойно повторил человек-гора, видимо, в нем зашевелилась душа, и он очень сочувственно посмотрел на стоящую перед ним молодую женщину, которая никак не могла поверить в смерть ее мужчины. Где-то глубоко-глубоко в нем загорелась искорка жалости и, не успев разгореться, сразу погасла. Громила подумал о своей жене, а будет ли та так расстроена, когда убьют его?!
   - Спасибо, - ничего большего Наталия сказать не смогла. Она подавленная таким известием, повернулась и медленно, больше не спрашивая ни о чем, побрела к своей машине.
   Пустота. Глухая, пыльная, серая пустота охватила Наталию. Она чувствовала себя пустой квартирой, из которой при переезде вывезли всю мебель. Порванные обои, кое-где висящие клоками, мусор, пыль и грязь в тех местах, где когда-то стояли шкафы и диваны. И атмосфера забвения. Вот, очередной хозяин ее сердца съехал с занимаемой жилплощади. Вернее, выбыл в связи со смертью. Потом ее стало переполнять чувство жалости к себе. Неужели это судьба, быть всегда одинокой?! Неужели, как только у нее будет появляться любимый человек, кто-то и как-то будет мешать ее счастью?! Кто этот злодей, жаждущий и приносящий ей несчастья? Она устала мириться со своей участью. Надо начинать бороться с врагами своего счастья!
   Машина тронулась и сначала медленно, но потом все быстрей и быстрей поехала по пыльной дороге. Желание бороться за свое счастье, за счастливую жизнь, желание переломить, прервать череду неудач, переросло в страшное чувство мести. Женщина, как истинная русская, стала искать причину напастей, а найдя ее, решила уничтожить.
   Конечно, виноваты русские бандиты, которые захватили виллу! Они и убили ее возлюбленного!
  
   * * *
  
   Vittorio проживал в небольшом домике, на окраине городка Равелло. Его большая семья, состоящая из жены, пожилой толстой женщины и четырех детей, старшему из которых было лет пятнадцать, а младшей всего около трех, встретила гостью с восторгом и радушием. Хозяин только и успевал отгонять от нее детвору, которая с интересом наблюдала за ней. Наталия, вслед за главой семейства прошла в садик, где росли апельсиновые и оливковые деревья, и прятался стол, на котором стояли простые бокалы и полный графин с молодым красным вином. Хозяин пригласил ее сесть и наполнил бокалы красной жидкостью. Наталия, соблюдая традиции, сделал глоток вина, похвалила его, и только после этого обратилась к седоватому мужчине.
   - Signor Vittorio, я ничего не понимаю! Я не могу поверить, что Виталия убили! Что произошло на вилле?! Почему Вы ее покинули, а на Ваше место пришли русские? - спросила она экс-начальника охраны виллы. Наташа с трудом его нашла. Спасибо друзьям братьев. Они подключили все свои связи в преступном мире.
   - О, signora Natali! Я очень Вам соболезную, signor Vito был хорошим человеком!
   - Спасибо, - поблагодарила она его, ожидая ответов на поставленные вопросы.
   - Они появились две недели назад, - начал Vittorio, - приехали несколько человек с нашим юристом из Неаполя, я его знаю, очень мерзкий человек. Там где пахнет деньгами и убийствами, там он! Мои люди их не пускали, но они ворвались на территорию виллы, размахивая документами. Их адвокат грозился вызвать карабинеров, если мы их не пропустим. Пришлось уступить. Эти казаки предъявили бумаги, заверенные нотариально, о том, что signor Vitо передает управление виллой старшему из них. Не помню ни его фамилию, ни имя.
   - А бумаги подлинные?
   - К сожалению, да! Мы проверяли! - вздохнул охранник. - Ну и после всего нас попросили освободить виллу. Там остались только служащие кухни и садовники, всего семь человек. Вроде им сохранили зарплату.
   - А что Вам известно об убийстве signor Vito?
   - Я просил своих знакомых связаться с Москвой и узнать, что произошло. Мне сказали, что его убили. Подозревается его жена. Дело расследуется, но, вроде, жена скрылась. Обещали держать меня в курсе.
   Он заметил вновь прибежавших девчонок, прятавшихся за стволом оливы и, с напускной строгостью, но плохо скрываемой улыбкой на лице, прикрикнул на них.
   - Вот я вас! А ну-ка бегите отсюда! - дети засмеялись, видимо зная, что папа их не сможет наказать, и убежали в дом.
   - Signor Vittorio, если я Вас попрошу об одном одолжении... - начала Наташа, но итальянец прервал ее.
   - Можете на меня полностью положиться! Я готов Вам помогать, независимо от того, что Вы попросите! Я очень Вас уважаю! Я знаю и уважаю Вашу семью! Я был счастлив, что у Вас с signor Vito складывалось все хорошо! И я скорблю. Я переживаю, что все так кончилось!
   - Но Вы еще не дослушали, о чем я попрошу! - со вздохом облегчения сказала женщина.
   - О, signora Natali, я неаполитанец! Вы русская, но родились и прожили всю жизнь здесь, в Неаполе, где сам воздух противиться греху преступления! Где сам Господь зовет нас к возмездию! Моего шефа убили! Моим друзьям нанесено оскорбление! Мне нанесено оскорбление! Я готов к вендетте. Рассчитывайте на меня. И знайте, я буду принимать меры в любом случае! На вилле остались мои люди, они докладывают каждый шаг русских. Я ежеминутно знаю, сколько их и где они. Мы отомстим за Вашего любимого и за нашего друга!
   - Спасибо Вам! - растрогалась Наташа. Ей было до слез приятно, что на свете есть люди, кроме ее братьев, которые искренне готовы ей помогать.
  
   * * *
  
   -Бывали ли Вы на вилле "Вuona vicinata", signora? - продолжал задавать вопросы итальянский судья. Вика ждала перевод и затем отвечала.
   - Да, Ваша честь. Я была на вилле всего один раз.
   - Приезжали ли Вы на виллу в тот день вместе со своими друзьями?
   - Да, Ваша честь.
   - А приезжали ли Вы туда в ту же ночь?
   - Нет, Ваша честь. В ту ночь я спала у себя в номере.
   - Приезжали ли на виллу в ту ночь Ваши друзья по Вашей просьбе?
   - Нет, Ваша честь, - монотонно отвечала на вопросы осунувшаяся девушка.
   - И Вы утверждаете, что ни Вы, ни Ваши друзья или знакомые не принимали участие в убийстве пятерых людей, совершенных на вилле?!
   - Да, Ваша честь.
   - Объясните суду, в таком случае, как на месте преступления могли оказаться Ваши вещи, а на орудиях преступления - Ваши отпечатки пальцев?!
   - Я не знаю, и объяснить это не смогу.
   - Тогда объясните, почему свидетель Pietra Giovano, работавшая в тот период на вилле "Вuona vicinata", утверждает, что видела Вас в ту ночь на вилле вместе с двумя мужчинами в черных одеждах?
   - Я не знаю, Ваша честь!
   - А как Вы объясните, что у убитых было Ваше досье с фотографиями?
   - Я не могу это объяснить, я не знала этих людей, Ваша честь.
   - Как Вы относитесь к обвинениям, выдвинутым против Вас русской прокуратурой, которая обвиняет именно Вас в убийстве трех человек, среди которых и Ваш муж?
   - Я не причастна к этим преступлениям!
   - Что Вы скажите по поводу обвинений в убийстве в номере 455, который Вы занимали, горничной отеля "Европа", Вашей соплеменницы?
   - Я также не имею никакого отношения и к этому убийству!
   - Тогда я вынужден считать, что Вы совершили все перечисленные преступления хладнокровно и не раскаялись в содеянном! Я отклоняю ходатайство русской стороны о Вашей экстрадиции в Россию, в связи с тем, что Вами совершены особо тяжкие преступления на территории Итальянской Республики! В связи с чем, Вы не подлежите выдачи, а будете отвечать по законам нашего государства. Тем более конвенция по правам человека не позволяет мне выносить решения, ухудшающие Ваше положение. Молитесь, что остаетесь в Италии, где к преступникам отношение более гуманное, чем у Вас на родине! И если будет доказана вина в совершенных преступлениях, Вам грозит всего лишь пожизненное заключение! - удар молотка! Решение принято!
   Вика осталась стоять после вынесения вердикта. Тело перестало ее слушаться. Она уже не понимала где она, что с ней происходит. Все события перемешались и запутали ее голову. Что происходит?! Почему это никак не хочет заканчиваться?! Почему только вчера она мечтала о вечной красивой жизни, а сегодня ей пророчат вечное заключение в итальянской тюрьме?! К Вике подошли люди в форме и, закрепив на ее руках наручники, увели из зала суда.
   Наталья встала со своего места. Женщина просидела в зале суда все это время, внимательно слушая судью и Вику. Она не испытала ни удовлетворения, ни злорадства. Только пустота и боль утраты близкого человека. Больше ничего. Месть. Вендетта. А что после свершения?! Почему нет успокоения? Почему боль не проходит?! Отчего как сковало ее одиночество, так и не отпускает?! Тогда зачем все это? Зачем она хотела этого?! Ради чего все?! Опустив голову, женщина вышла на улицу.
  
   * * *
  
   - Каждый из нас имеет заветные желания - чаяния души. И когда они в силу каких-либо причин не исполняются, многие впадают в уныние и нуждаются в утешении.
   Желания человека можно условно разделить на несколько уровней. Самые насущные - это потребности в пище, одежде и крыше над головой. Если они удовлетворены, человек может жить. Тогда у него возникают потребности другого рода. Мы хотим испытывать комфорт, безопасность и стабильность. Именно на это люди тратят большую часть времени, сил и денег.
   Но наиболее возвышенным, является желание иметь цель и смысл в жизни. Проводить время так, чтобы получать внутреннее удовлетворение от жизни. Знать, что ты нужен окружающим, нужен своей семье, нужен людям.
Как правило, многие задумываются о более высоких целях тогда, когда удовлетворены насущные потребности.
   Мы видим, что желать человеку чего-то возвышенного, в то время когда не удовлетворены его насущные нужды - бесполезное дело. Более того, на нас возложена ответственность, помочь такому человеку.
Когда не исполняется желание и человек не получает то, чего ожидал и в чем нуждался, он не редко впадает в уныние и печаль. И чем больше нужда, чем больше проблема, тем сложнее справится с внутренним кризисом. Часто человек не знает где искать выход. И некоторые делают опрометчивые шаги, которые еще больше запутывают человека в паутину проблем.
Так, например, многие боль души заливают водкой, пытаясь забыться на время. Но это самообман. Когда человек приходит в себя, проблема не исчезает, но наоборот становится еще ближе перед ним, во весь рост. А время потеряно. И человек снова тянется к рюмке. Проходит еще время и человек уже раб зеленого змея, потому что боится смотреть правде в глаза.
Другие люди в отчаянии ищут поддержку у влиятельных друзей, третьи наоборот смиряются с реальностью и идут по жизни с вечной сердечной болью. Еще кто-то, забыв о совести и человеческом достоинстве, эгоистично и самолюбиво добиваются своих прав, шагая, как по ступеням, по телам. А кто-то, не справившись с пришедшим испытанием, и вовсе накладывает на себя руки.
   А какой путь решения проблем видите для себя вы? Если не исполняются ваши желания, не удовлетворяются ваши нужды и камнем на сердце лежит печаль, что делаете вы?
   Краснов сидел в католическом храме в Москве и слушал проповедь священника. Он зашел сюда случайно, бесцельно бродив по городу. Вот уже несколько дней, как он вернулся. Работать он не хотел, ни с кем не встречался и вел замкнутый образ жизни. Как это часто бывает, когда теряешь самое дорогое, ему ничего не помогало в его горе. Хотя он знал, что ему поможет только время. Мужчина тихонько прошел в храм и скромно присел на скамье. Прихожан было немного и от того обстановка больше располагала к духовной откровенности.
   - Известный Израильский царь, - продолжал священник на плохом русском языке свою проповедь, - пророк, музыкант - Давид, делится на страницах Библии своим подходом. "Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего". Как видно, Давид, черпал свое утешение в Боге. И более того, он верил, что Бог может исполнить его желания. Но лично меня здесь удивляет другое. А именно, порядок мыслей изложенных автором. По- человечески все должно было бы быть наоборот: Бог должен исполнить мое желание и тогда это принесет мне утешение. Но давайте еще раз внимательно прочитаем наш стих. "Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего". Вначале стоит утешение, а уже затем исполнение желания. Другими словами, главное не наше желание и даже не мы сами, но Бог. На нем, а не на желании нужно сосредоточить внимание. Имея Бога в своем сердце и доверяя Ему, мы получаем все необходимое для нашей жизни. Бог не терпит никакой конкуренции в нашем сердце. Оно полностью должно принадлежать Ему. Бога должно быть достаточно для нас. И этим мы должны успокоиться. И только тогда Бог исполнит наше желание.
В подобной ситуации легко было усомниться в Божией любви и сказать. Если Бог любит меня, почему все это происходит? Но Давид говорит совсем другое: "Боже! Ты Бог мой". В критический для себя момент он не только не сомневается в Боге, но напротив, произносит великое исповедание своей веры. Он говорит, что Богу, которому я верил до сих пор, я продолжаю верить и сейчас. Я полагаюсь на Него, я все отдаю Ему, всего себя всю свою жизнь. Пусть со мной произойдет то, что угодно Его святой воле.
Часто встретив неожиданные проблемы в нашей жизни, мы сначала пытаемся их решить своими силами. Где-то заплатить, где-то договориться по знакомству. К молитве же и помощи Господа прибегаем, как к самому последнему варианту. Но не так это было у Давида. В этом же стихе он продолжает: "Тебя от ранней зари ищу я". Очень часто ему приходилось ночевать в холодной пещере, под открытым небо, где вместо подушки под головой был камень. Часто его сон был беспокойным от того, что где-то рядом был враг. И, тем не менее, ранним утром, когда он открывал глава, его первая мысль была о Боге. "Тебя от ранней зари ищу я". Не дров для костра после прохладной ночи, и не завтрака, но Господа искал Давид. Причем слово "ищу" употребленное здесь означает не как-нибудь, не впопыхах, но искренне, старательно, тщательно. Об этом говорят и следующие строки. "Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной". Находясь в пустыне, под палящим солнцем, он хотел не освежающей влаги, но Господа, близкого общения с Ним. Не от множества забот и тревог в иссохшей и жаркой пустыне томился Давид, но: "по Тебе, Господи, томится плоть моя", - говорит он. И слово "томиться" здесь означает тужить или сильно тосковать. Именно так Давид описывает свою жажду по близким отношениям с Господом.
Чего же хотел Давид от Господа? Какими должны быть эти отношения? Он сам отвечает в 3-ем стихе. "чтобы видеть силу Твою и славу Твою". Слово "видеть", употребленное Давидом, означает не просто смотреть, но рассматривать, чувствовать, пристально глядеть, смотреть друг другу в лицо. Именно таких отношений он ждал. Видеть Бога лицом к лицу. Наблюдать за Его действиями, постигать Его характер, видеть лицо, понимать друг друга по одному лишь взгляду. Но это не все чего желал Давид. Прочитаем третий стих полностью. "чтобы видеть силу Твою и славу Твою, как я видел Тебя во святилище". По-видимому, Давид не один раз бывал во святилище. (Это аналогия храма, который был построен позже.) И там ему по-особому открывался Бог. В Псалме 67 он говорит: "Страшен Ты, Боже, во святилище Твоем". Давид видел там силу и славу Бога. Это зрелище приводило его в трепет... Но сейчас он не во дворе святилища, а среди бескрайней, раскаленной пустыни. И чего же он желает? Он желает видеть Бога в пустыне так же, как во святилище. То есть иными словами он говорит: я хочу видеть Бога в трудностях так же ясно и отчетливо, как это было в самые счастливые моменты моей жизни. Здесь слово "видеть" означает: видеть, как провидец в экстатическом состоянии. Видеть чувствами, разумом, опытом, когда духовный взор человека смотрит далеко вперед в будущее, намного дальше сложившихся обстоятельств. То есть он хотел смотреть на Бога не через обстоятельства, но, наоборот, на обстоятельства, через обещания Бога.
Откуда у Давида такая надежда? Почему он не боится трудностей? Ответ прост. Он знает, что Бог любит его. А раз так, то все, и даже трудности, не причинят вреда, а напротив, принесут пользу. Они лишь инструмент в руках мастера, которым Он формирует из нас совершенную личность. Поэтому Давид хотел оставаться в руках мастера, даже если это причиняло ему боль. Он говорит далее "милость Твоя лучше, нежели жизнь". Любовь, доброта, расположение Бога были важнее для него, чем богатство, почет, благосклонность влиятельных людей, важнее, чем сама жизнь. Он желал этого, и Бог ответил ему. Он подарил ему чуткое сердце, ищущее Бога в любых обстоятельствах. За это Давид прославлял Бога. "Уста мои восхвалят Тебя", говорит он. "Так благословлю Тебя в жизни моей; во имя Твое вознесу руки мои"... Обычно принято старшему благословлять младшего, а здесь Давид благословляет Бога. Что это значит? Дело в том, что употребленное им слово может иметь два значения. Первое, давать благословение и второе, принимать его, т.е. идти под благословение. Буквально: "становиться на колени". Именно это и сделал Давид. Он преклонил свои колени пред Богом, желая получить Его благословение. И Господь благословил своего верного слугу. Поэтому Давид с радостью восклицает: "Как туком и елеем насыщается душа моя, и радостным гласом восхваляют Тебя уста мои,
когда я вспоминаю о Тебе на постели моей, размышляю о Тебе в ночные стражи". Удовлетворенный и насыщенный близостью Бога, Давид заканчивает свой день... Но даже под звездным небом в ночные часы он размышляет о Господе, держа в памяти все откровения Его о Себе. Даже ночью ум Давида не был праздным... Это большая милость Бога, приучить свой разум каждый час сосредотачивать внимание на Нем. Думать о Господе, держать Его в своей памяти. Почему это было важным для Давида, он говорит в следующих стихах. "Ибо Ты помощь моя, и в тени крыл Твоих я возрадуюсь; к Тебе прилепилась душа моя; десница Твоя поддерживает меня". На два момента хочется здесь обратить наше внимание. Первый, близость Господа принесла Давиду несравненную радость. Буквально это слово означало "выкрикивать от радости", благодарить Бога. И второй момент: как Давид сам говорит: "к Тебе прилепилась душа моя". Он постоянно заботился о своей близости с Богом. Буквально это слово может означать: "оставаться близко, поймать и не отпускать, держаться за Господа"... И Господь ответил ему тем же. Как свидетельствует сам Давид: "десница Твоя поддерживает меня". Буквально это означает вести за руку. Что может быть прекрасней в этой жизни, братья мои и сестры?
   Друзья, давайте подведем краткий итог наших размышлений. Каждый из нас имеет заветные желания - чаяния души. И когда они в силу каких-либо причин не исполняются, многие впадают в уныние и нуждаются в утешении. Известный Израильский царь, пророк и музыкант - Давид, рассказывает о том, что утешало его в трудные моменты жизни. В Псалме 36-ом стихе 4-ом он говорит: "Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего". По мнению Давида не наши желания и не мы сами должны быть в центре внимания, когда нам плохо, но Бог, Его воля и Его план для нашей жизни. Он - ответ на все вопросы. Его должно быть достаточно для нас. Если мы уверены в Его любви и имеем тесную с Ним связь, ни что в жизни не сможет повергнуть нас в беспробудную печаль. Эта истина действительна во все времена.
   - Падре, - обратился Краснов к священнику после проповеди, когда храм опустел, - я хочу исповедаться. Кто мне поможет?
   - Сын мой, сегодня исповедует отец Джузеппе. Я сейчас его позову, - ответил еще нестарый служитель господа и удалился.
   Краснов прошел к стене с высокими окнами. Окна были почти до потолочных сводов и с цветными витражами. Здесь он встал возле чаши со святой водой. Через минут пять он увидел идущего в его сторону старенького, совсем седого монаха в серой рясе, подпоясанного обычной толстой веревкой. Старичок, шаркая сандалиями и метя за собой длинной рясой, подошел к нему.
   - Buon giorno, figlio mio, - поздоровался он с ним.
   - Buon giorno, Padre!
   - Lei parla L*italiano? - спросил он, немного удивившись.
   - Si, Padre.
   - Тогда пойдем, сын мой. Мое имя Джузеппе. Я монах францисканец. Следуй за мной, - и он повел Краснова к двухместной будке, перегороженной тонкой стенкой посередине.
   Когда они добрались до нее, монах показал Краснову, куда ему следует сесть, а сам занял противоположное место.
   - Слушаю тебя! Помни, что ты рассказываешь не мне, а самому Господу, который все видит и без твоих слов. Ты исповедуешься для себя, а не для Него! Исповедуясь, ты осмысливаешь совершенное тобой, и потом тебе легче будет молить Господа о прощении!
   - Спасибо, святой отец! - Краснов на мгновение замолчал, собираясь с мыслями. - Падре, я виновен пред Богом! Я проклинал Его! Я столкнулся с тайнами, которые не укладываются у меня в голове! Кто-то погубил мою жизнь. Убили моего друга и любимого человека, я помогал убийце!
   - Начни все по порядку!
  
   * * *
  
   Альварес и его представитель сидели за столиком открытого кафе на одной из многочисленных площадей Рима, и пили крепкий кофе. Ярко светило солнце. На небе отсутствовали какие-либо признаки облачности. Было уже по-летнему тепло, хотя весна только-только вступила в свои права. Мимо проходили люди, не обращая на них никакого внимания. В центре площади струился небольшой фонтан, и легкий ветерок иногда доносил до них маленькие капельки воды.
   - Итак, голубчик, эта история подходит к концу. Очередное приключение с тайнами тамплиеров почти завершилось. В итоге, несколько смертей и одна смерть вечная. Как вечная жизнь, только наоборот. Монахи скоро вернут документы в исходное место, и на время тайна опять погрузится в небытие, пока кто-нибудь, случайно, - он сделал ударение на этом слове и улыбнулся собеседнику, - не получит их.
   - Senor Альварес, а что мы будем делать дальше? Чем Вы намерены заняться? - с плохо скрываемой тревогой спросил своего господина представитель.
   - Друг мой, я собираюсь отправиться отдохнуть куда-нибудь на Карибы. А Вы свободны! Вы можете заняться чем угодно! Спасибо Вам за помощь, надеюсь того гонорара, который Вы получили, хватит на всю оставшуюся жизнь. Ну, а если вдруг Вы мне понадобитесь, я найду Вас! - он вручил помощнику конверт, в котором лежала только одна бумажка. Это был банковский чек. Не посмотрев, что в нем, мужчина положил конверт во внутренний карман пиджака.
   Они посидели еще немного и после того как выпили весь кофе, представитель дон Диего встал и попрощался со своим уже бывшим клиентом. Альварес сидя пожал ему руку и тот покинул столик.
   Мужчина пересек площадь и прошел сквозь арку в старинном доме. Путь ему перегородила многолюдная улица. По ней в разные стороны мчались машины и скутеры, загрязняя своими выхлопами исторические памятники Вечного города. Представитель дошел до пешеходного перехода и остановился вместе со всеми, ожидая, когда можно будет перейти проезжую часть улицы. Пока люди стояли в ожидании, он решил уточнить сумму гонорара, поэтому достал из конверта чек и посмотрел на сумму. Боже! Он хотел закричать от обиды. Этой суммы не хватит и на год! Он был обманут! Краем глаза обманутый представитель Альвареса увидел, что люди начали переходить улицу и последовал за ними. В тот момент, когда он сделал несколько шагов, не глядя по сторонам, его сбил огромный грузовик, мчавшийся с большой скоростью, которым управлял пьяный итальянец.
  
   * * *
  
   Через десять минут Альварес встал из-за столика, оставив на нем европейскую зеленую купюру, и вдохнув легкими свежий воздух, улыбаясь хорошему дню, пошел к ждавшему его лимузину.
  
   * * *
  
   - Вы твердо хотите следовать нашим учениям, учениям святого Франциска? - спросил мужчину седенький монах.
   - Да, падре. Я хочу следовать канонам ордена, - уверенно ответил Краснов.
   - Я хочу, чтоб Вы понимали, какой выбор делаете! Вы выбираете Вечную жизнь, и Вы берете на себя обед бедности и нищеты! Но, не пугайтесь, бедности не простой, а францисканской. Францисканская бедность - это простое следствие подражания Христу, Который был бедным. Поэтому эту бедность нельзя понимать как путь аскетической жизни (монашество), или как программу реформы Церкви, или как форму христианского свидетельства (как это было у св. Доминика). Францисканская бедность - это проявление любви к Христу, а не следование какой-либо идее. "Я, малый брат Франциск, хочу идти путем жизни и бедности Всевышнего Господа нашего Иисуса Христа",- писал святой Франциск. Бедность францисканца предполагает полное упование на Бога во всех вопросах и трудностях и служит средством для преодоления любых преград в отношениях между Богом и человеком, а также между человеком и его ближними. Внешняя, материальная бедность должна приводить к бедности духовной, к освобождению от всех привязанностей и к полноценному служению Богу и людям, поскольку все наши духовные блага, наши способности получены от Бога и должны использоваться для служения ближним. Полностью принадлежат нам только наши грехи, и осознание этого приводит нас к смирению. "Жизнь без собственности" означает полный отказ от какого-либо имущества, от знания, которое используется для возвышения над окружающими, от положения в обществе, а также от всевозможных пристрастий. Исходной точкой при этом является внешняя бедность, а основной целью - внутренняя бедность, внутренняя свобода, освобождение от привязанности к материальным и духовным благам, благодаря чему человек обретает блаженство "нищего духом". Вы принимаете это, сын мой?
   - Да, падре, принимаю!
  
   * * *
   "Вера была, - значит, быть и надежде, а зло губит зло, убивая, как прежде,
Кто
правильно внял - забывает о горе, Князья меж собою давно уже в ссоре.
   Бывает, что люди - пустые созданья, но начался штурм на границе сознанья,
Кто-то Посланье прочтет и завоет,
другой же, в Пророчестве - Чудо откроет".
  
  
  
  
  
  
  
   Та зелень, что в почках таилась недавно - минувшей ночью
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"