Калифулов Николай Михайлович: другие произведения.

Логово росомахи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Инженер-геолог изобрел уникальный способ получения редкого и чрезвычайно ценного металла родия и исчез где-то в горах Северного Урала. Разыскивают его и отечественные спецслужбы, и итальянский коммерсант. Но в их распоряжении не столько факты, сколько слухи, домыслы и страшные истории о росомахах.

  
  
  
  
   Криминальный детектив
  
   Глава 1
  
  Евгений Краснин возвращался из командировки после двухнедельной отлучки. До Нового Года оставалось немногим более суток. Он заехал по пути в ювелирный магазин и купил ожерелье из жемчуга для любимой жены. Ему было пятьдесят лет, но молодые дамочки порой обращали внимание на его стройную широкоплечую фигуру. Он был высокий весьма приметный красавец с седыми волосами и чёрными глазами.
  Выйдя из магазина, Краснин направился к ожидавшему его внедорожнику 'Toyota Ленд Крузер' и сел на заднее сиденье. За рулём сидел Донг Чэнь - китаец лет тридцати, который выполнял обязанности водителя-телохранителя и повсюду сопровождал своего шефа. Донг Чэнь был неприметный азиат, с непроницаемым жёлтым лицом, физически сильный и ловкий, прекрасно владеющий восточными приёмами рукопашного боя и хорошо знающий русский язык.
  Проехав несколько километров, машина оказалась на краю города в красивом месте на берегу застывшего озера. Здесь на возвышенности с восхитительным видом на зимний горный и хвойный пейзаж стоял прекрасный коттедж, который Краснин построил полтора года назад, используя самые современные строительные и отделочные материалы. В тот год он привёл в дом молодую жену.
  Был вечер, когда автомашина припарковалась возле дома. Краснин обратил внимание, что из трубы столбом валил белый дым, а территория почищена от снега. У ворот стоял знакомый автомобиль. Этот факт привёл его в смятение.
   Краснин попросил Донга, пока не уезжать, а сам торопливо направился в дом. Сунув ключ в замочную скважину, он открыл входную дверь, украдкой прошёл в гостиную комнату и услышал сладострастные женские стоны, отчётливо доносившиеся из спальни. Краснин замер, не веря своим ушам. Вскоре до него донеслись отчётливые голоса, принадлежавшие его жене и молодому любовнику. Внезапная вспышка эмоций и он перестал контролировать свои действия.
  Краснин вынул из-за пояса пистолет, который всегда носил с собой, передёрнул затвор и ногой толкнул дверь. Влюблённая парочка активно совокуплялась в его пастели. Любовникам, свившим интимное гнёздышко в его доме, не повезло.
  Когда в комнате раздался оглушительный выстрел, любовник застыл в непроизвольной позе. Женщина в ужасе издала душераздирающий вопль.
  Краснин подошёл к кровати и с отвращением сбросил на пол труп любовника. Инстинктивно, женщина прикрыла своё обнажённое тело простынёй. Распущенные чёрные волосы прикрывали её лицо.
  - Оденься, - сухо изрёк Краснин и с выражением холодного достоинства вышел из комнаты.
  На улице Краснин подозвал китайца и рассказал всё, что произошло в доме. Заметая следы преступления, они перетащили тело в машину принадлежавшего несчастному любовнику. Донг сел за руль чужой машины и увёз труп в неизвестном направлении...
   ***
  В центре города возвышалось мрачное серое здание. У парадного входа нет такого оживления как в иных учреждениях. Те, кто однажды побывал в этом ведомстве, вероятно, обратили внимание, что в коридорах присутствует тишина, кабинеты плотно прикрыты звуконепроницаемыми дверьми. Создается впечатление, что в здании отсутствуют служащие. Но это только на первый взгляд, на самом деле здесь кипит невидимая работа.
  Майор контрразведки Борис Кравцов, работающий под прикрытием частного детектива, появился на четвёртом этаже серого здания и неторопливо вышагивал по длинному коридору. Генерал Якушев был его непосредственным начальником и нуждался в том, что люди, которым он лично доверял не сидели возле него в центральном аппарате, а работали на 'земле' и контролировали оперативную обстановку.
  Пройдя в конец коридора, и минуя множество дверей, Кравцов остановился у входа в кабинет начальника. Потянув дверную ручку на себя, он вошёл в просторное помещение. В кабинете никаких излишеств. На стене портрет президента. Три окна зашторены серыми жалюзи. Обычный Т-образный стол вытянулся прямо по центру. По обеим сторонам стола выстроились стулья с высокими спинками. На столе компьютер, несколько телефонов и канцелярские принадлежности. За столом в чёрном кожаном кресле сидел худощавый седой мужчина в строгом тёмном костюме, на вид лет пятьдесят.
  Хозяин кабинета кивнул на стул.
  - Присаживайтесь, майор, - произнёс генерал Якушев.
  Кравцов опустился на предложенный стул.
  Генерал Якушев достал из сейфа папку. - Для вас, наверное, не секрет, что из нашей страны за последние десятилетия уехало на запад много талантливых учёных.
  Майор Кравцов утвердительно кивнул. - Это уже ни для кого не является секретом.
  - Так вот, на последнем совещании руководство потребовало от нас поставить заслон 'утечке мозгов' и технологий.
  Генерал Якушев открыл папку. - У нас есть информация, что на днях в Москву прилетит один из охотников за технологиями, гражданин Италии и США Рафаэль Амбрози, представляющий интересы крупной международной фирмы. Год назад, он уже был в нашей стране и посетил Екатеринбург. Мутная личность. Это первое, о чём я вам хотел сообщить.
  Генерал захлопнул папку. - А теперь, второе: - В советскую бытность я курировал закрытую лабораторию НИИ, которую возглавлял Крысак Самуил Яковлевич. Под его началом трудился молодой учёный Евгений Краснин, который работал над проектом 'Луч'. Когда Советский Союз развалился, проект свернули. Сегодня мне позвонил Крысак и напомнил о проекте 'Луч'. У него есть интересная информация. Он просил меня о личной встрече, но мне необходимо срочно выехать в командировку, поэтому вам надо с ним встретиться и он подробно всё изложит. Вам всё ясно?
  - Да, - произнёс майор Кравцов.
  - И ещё один момент. У Самуила Яковлевича пропала дочь. Помогите ему отыскать её. Он меня очень просил.
  - Я подключу к её розыску полицию?
  - Лучше займитесь этим делом лично. Это ускорит процесс розыска, - изрёк генерал.
  - Разрешить приступить к делу?
  - Приступайте и периодически докладывайте мне.
  - Есть.
  Майор Кравцов вышел из кабинета.
   ***
  Из автомобиля, который припарковался возле кафе, вышел высокий крепкий мужчина и уверенной твердой походкой направился к парадному входу. В нем проглядывались европейские очертания: характерный прямой нос, широкий лоб, синие глаза и мощный подбородок, густые тёмные волосы ниспадали до воротника, а на висках слегка проступала седина. По внешнему виду ему можно было дать чуть менее сорока лет. Мужчина был одет в сиреневую сорочку и светлые брюки. Оперативник Борис Кравцов в настоящее время работал под прикрытием частного детектива. Он приехал на встречу с Самуилом Яковлевичем Крысак.
  Кафе 'Пегас' был тем местом, где он мог провести время, соединив приятное с полезным. Крысак сидел за столом в самом отдалённом углу зала. На столе стояли две чашки с ароматным, горячим, крепким кофе.
  Кравцов пригляделся к нему внимательней. Тот удивительным образом напоминал крысу. Большой продолговатый нос, превращающий серое лицо в морду млекопитающего грызуна. Маленькие глазки, словно бусинки, настороженно глядели на него. Сквозь уродливый приоткрытый рот с оттопыренными губами видны пожелтевшие выпирающиеся вперед зубы.
  - Здравствуйте, - поприветствовал Кравцов
  - Доброго здоровья, - волнительным голосом изрёк Крысак, и на его лице появились бисеринки пота.
  Кравцов присел за стол напротив клиента.
  Самуил Яковлевич вытянул из внутреннего кармана серого пиджака носовой платок и не спеша обтер лоб и шею.
  - Информация, о которой я хотел бы поведать, весьма деликатная, - доверительным тоном произнёс он. - Я владелец ломбарда. В нынешнее не простое время, чтобы как-то существовать я занимаюсь этим делом. А в молодости я окончил институт 'Стали и сплавов' и работал в закрытом институте, где заведовал лабораторией. То чем мы там занимались, даже спустя двадцать пять лет нельзя рассказывать. Так вот, вчера приходил ко мне в ломбард один молодой человек и предложил купить за три тысячи рублей фигуру оленя на капот 'Волги' Газ-21. И я заинтересовался.
  - У вас есть старая 'Волга'?
  - И даже сохранилась в отличном состоянии, ведь я практически ею не пользуюсь. Единственно, что в ней не хватает, так это фигуры оленя.
  - Вы её потеряли?
  - Нет. В начале девяностых годов, когда развалился Советский Союз, институт, где я работал, прекратили финансировать и все проекты свернули. В моей лаборатории работал молодой инженер-учёный Евгений Краснин, который занимался разработкой высокотехнологичного проекта 'Луч'. Когда мы с ним расставались, на прощание Евгений открутил фигурку оленя с моей Волги, и сказал, что берёт на память. Он обещал вернуть 'оленя' в несколько ином виде, когда воплотит в жизнь свою мечту. Потом я узнал, что все наработки по проекту 'Луч', а это чертежи и расчёты, Краснин забрал с собой.
  - Надеюсь, мечта его сбылась?
  - Х-мм. Как вам сказать? Вскоре его задержала милиция. Он сильно избил моего соседа по подъезду за то, что тот издевался над своей женой Анной. Кстати, после того, когда Евгения посадили, Анна всё-таки бросила мужа. Ходили слухи, что Анна уехала на Северный Урал, где Краснин отбывал заключение.
  - Ну и в чем же суть дела?!
  - А в том, что фигура оленя, которую принёс этот парень, была необычной. Она несколько отличалась от той, которую мы привыкли видеть на 'Волге'. Видно было, что изготовил её талантливый умелец. Когда я увидел эту вещицу, то, не раздумывая купил. Но в журнал учёта записывать не стал.
  - Почему?
  - Потому что эту вещь мне передал мой сосед по дому - конченый наркоман. По его катастрофическому состоянию я понял, что парень на грани обморока и срочно нуждается в деньгах. И потом, вещь меня привлекла тем, что это был удивительный металл. Раньше работая в закрытой лаборатории, мне встречался такой металл, его название родий, - прошепелявил он. - Слышали?
  - Припоминаю, кажется, родий относится к редким металлам, является спутником платины.
  - Вот именно. Это благородный металл платиновой группы. Известно, что Барак Обама после избрания его на пост президента подарил кольцо из родия с бриллиантом своей супруге Мишель. Родий считается дорогим драгметаллом, поскольку добывается в очень малых количествах. Чтобы его извлечь из самородной платины происходит довольно длительный химический процесс.
  - Какова же стоимость фигуры оленя?
  - По рыночной цене его стоимость составляет примерно полтора миллиона рублей.
  - А вы купили за три тысячи рублей.
  Он утвердительно кивнул и мило так улыбнулся, от чего Кравцов поморщился, словно от зубной боли.
  - Кстати, где эта вещица и чем я могу вам помочь?
  Теперь поморщился старик.
  - К сожалению, сегодня утром 'олень' исчез из моего рабочего сейфа в ломбарде, - грустно сообщил он.
  - Вы сообщили об этом полиции?
  - Я позвонил дежурному полиции. Приехала оперативная группа, всё осмотрели, следов взлома не обнаружили и, пригрозив мне за ложный вызов, уехали. Увы, они не поверили не единому моему слову, потому что сигнализация в помещении ломбарда не была нарушена, а следов проникновения в помещение и в сейф не обнаружено. Кроме этого, больше ничего не пропало.
  - Вы об этом говорили кому-то из своего окружения?
  - Обо всём знают только моя помощница Ядвига, и её муж предприимчивый коммерсант Казимир Пуришкевич, который мне иногда помогает.
  - Похоже, утечка произошла от них. Советую уволить свою помощницу, а с её мужем прекратить партнёрские отношения.
   - Неужели...
  - Чем скорее это сделаете, тем будет лучше для вас.
  Крысак нахмурился, о чём-то соображая. - Но я им доверяю, как самому себе. Ведь они работают со мной много лет.
  - Делайте, как считаете нужным, я лишь высказал своё мнение, - проговорил Кравцов, и немного подумав, продолжил: - Ну, хорошо, я попробую по своим каналам всё выяснить, но ничего вам не обещаю.
  - Вы думаете, мне нужна эта вещь? - спросил старик.
  Кравцов пожал плечами.
  Крысак усмехнулся. - Нет, вы ошибаетесь, совсем не нужна, - произнёс старик. - Если учесть, что это не мои придумки, то возникает вопрос: кто так ловко похитил у меня фигурку оленя? Это был настоящий профи, который так просто в сейф не полезет. Полагаю такие профессионалы, которые не оставляют следов, работают только по специальному заказу крупных дельцов и для них полтора миллиона рублей это не деньги. А это значит, что для них важна не стоимость этого предмета, а сам факт засветки родия.
  - Если это так, то почему вы ещё живы? - спросил Кравцов. - В подобных случаях, обычно носителей секретов ликвидируют.
   Старик замер, выпучив глаза. Уставившись на собеседника, его серая крысиная физиономия стала багроветь.
  - Я почему-то об этом не подумал, - в ужасе проговорил он. - Старею. Не надо было мне с вами встречаться.
  - Вы не волнуйтесь, - изрёк Кравцов. - Если бы вас хотели убить, то сделали бы это минувшей ночью. А это значит, что в этом нет необходимости. Вы только об этом факте больше никому не рассказывайте. Хорошо?
  Старик утвердительно кивнул и опустил голову. Но тут же снова вскинул её и прошипел: - Витя! А что же с ним?
  - Кто такой Витя?
  - Тот парень, который принёс 'оленя'.
  - Вы говорили, что он ваш сосед, - вымолвил Кравцов. - Где он живет? Его полные данные?
  - Виктор Горский, двадцать девять лет, проживает в квартире двумя этажами выше моей.
  - Поехали немедленно к нему. Покажете где это, - быстро проговорил Кравцов, вставая из-за стола.
  Чашки с кофе уже остыли и так стояли на столе. Во время беседы к ним даже не притронулись. Расплатившись с официанткой, они торопливо вышли из кафе.
  Спустя четверть часа Кравцов и Крысак стояли на площадке девятого этажа и звонили в квартиру Горского. Прошло пару минут, но дверь им никто не открывал.
  - Кроме него, в квартире ещё кто-то проживает? - спросил Кравцов.
  - Нет. Его воспитывала бабушка, которая умерла несколько лет назад. Собственно это явилось толчком к разрушению личности Виктора. Сначала алкоголь, а потом наркотики.
  - Ну, тогда будем вскрывать дверной замок, - сказал Кравцов и, вынув из кармана перочинный нож, стал им ковыряться в замке. - Похоже, входная дверь неоднократно открывалась нетрадиционным способом.
  Множество впечатляющих вмятин и царапин виднелось возле замка.
  Крысак почесал затылок.
  - Однажды я тоже к этому делу приложил руку, - понизив голос, проговорил старик. - Это было, когда я обнаружил Виктора вдрызг пьяного возле дома. Ключа в его кармане не оказалось. Мне пришлось взломать дверь и с соседскими мальчишками перетаскивать его в эту квартиру.
  Борису не составило большого труда открыть дверь. Когда они вошли в квартиру, то перед ними предстала страшная картина. Виктор Горский сидел в ванне совершенно голый. Вода кровавого цвета была наполнена до краёв. Голова и руки покоились в воде. Рядом с ванной на полу лежала острая бритва со следами крови.
  - Кажется, он покончил с собой, - почему-то облегчённо выдохнул Крысак. - Отмучился бедняга.
  - Это не факт, - возразил Кравцов. - Опытные киллеры, как правило, именно так обставляют свои грязные дела. Так легче уйти от ответственности.
  - Вы так считаете, - проронил старик и уныло взглянул на оперативника.
  Кравцов тщательно осмотрел двухкомнатную квартиру. Везде был настоящий хаос: грязные вещи валялись на полу, стулья поломаны, матрас и подушка выпотрошены, ящики в столах выдвинуты, на полках в шкафах отсутствовали какие-либо вещи. На почерневшую кухню было страшно смотреть. Борис заглянул во все уголки комнат, но ничего подходящего, что могло бы привлечь его внимание, не обнаружил.
  Кравцов шагнул на выход из квартиры и потянул за собой старика. - Уходим, - изрёк он.
  - Нам надо немедленно сообщить в полицию, - произнёс Крысак.
  - Я сообщу им чуть позже, - сказал Кравцов и аккуратно захлопнул за собой входную дверь квартиры.
  Они спустились вниз, вид старика был бледный и весьма озабоченный. Когда они сели в автомобиль, Кравцов спросил: - Что с вами?
  Крысак опустил глаза. - Понимаете, я не всё вам рассказал, - виновато промямлил он.
  Кравцов вскинул брови. - Что ещё?
  - Дело в том, что мать Виктора Горского есть та самая женщина - Аня Горская, из-за которой Евгений Краснин сел в тюрьму избив её мужа.
  - Неужели? - удивился Кравцов. - Но теперь это меняет весь расклад дела. Исчезновение фигурки оленя, который принёс вам Виктор Горский, его убийство, и Евгений Краснин, который двадцать пять лет назад взял на память 'оленя' наводят меня на размышления. А ну-ка рассказывайте всё, чем занимался Краснин, когда работал в лаборатории?
  - Он работал над секретным проектом 'Луч', о котором я уже упоминал. Проще говоря, эта серия аппаратов, каждая из которой генерирует различного свойства мощную лучевую энергию, - проговорил Самуил Яковлевич.
  - Так, хорошо. А дальше что происходит?
  - В процессе воздействия лучей на химический элемент в определённом порядке, и при каком-то ещё внешнем химическом влиянии, структура элемента меняется.
  - Что это означает? - спросил Кравцов.
  - Похоже на то, что это означает лишь одно, что Краснину удалось создать такие аппараты и изобрести химическую формулу внешнего раздражителя, при совокупности воздействия которых, возникает реакция на определённом элементе, в результате чего выделяется родий, - сказал старик. - Краснин вернул мне 'оленя' в несколько ином виде, как и обещал, тем самым давая понять, что его эксперимент удался, а проект 'Луч' завершён.
  Самуил Яковлевич закашлялся, вынул из кармана носовой платок и обтёр губы. - Если это так, то новая технология в несколько раз увеличит производство родия, - произнёс он. - Эту технологию Краснин может продать за границу. Понимаете? Тюрьма испортила Евгения. Он ненадёжен. Я ему и раньше не верил, а сейчас тем более. Ему надо помешать.
  - Изобрёл Краснин новую технологию или нет - это всего лишь ваши предположения. Ведь тот же самый родий мог быть похищен с предприятия, где его производят обычным путём. Пусть этим делом занимается МВД.
  - Как они работают, я уже знаю, - недовольно пробурчал Крысак. - Я вам обрисовал общую картину, чтобы вы были в курсе. Но главная моя просьба заключается в следующем: моя дочь Адель два года назад уехала на Северный Урал и стала жить с Евгением Красниным. У них большая разница в возрасте, разные интересы и характеры. Я был против их отношений, но дочь меня не послушала. Она мне часто звонила, а последние полгода от неё не было ни одного звонка. Я пытался дозвониться, но никто из них не отвечает. Я написал письмо, ответ пришёл: 'адресат выбыл'. Полиции я не доверяю. Поэтому я обратился к вам. Прошу вас найдите мою дочь. Все издержки я оплачу.
   - Хорошо, я согласен, - произнёс Кравцов. - Я займусь поиском вашей дочери. И всё. Остальные вопросы, связанные с проектом 'Луч' к данному делу не относятся. Правильно ли я вас понял?
  Крысак отрицательно покачал головой. - Нет, - буркнул старик. - Я в прошлом учёный, стоял у истоков создания этой технологии, был её инициатором. Именно я, как руководитель лаборатории надоумил Евгения заняться данной темой, тем более у меня уже были хорошие наработки, которые я передал ему. Я заинтересован, чтобы данная технология, если действительно существует, принадлежала нашей стране. Поэтому эти два дела не исключают друг друга. Но в первую очередь для меня важна дочь.
  Крысак вынул из кармана потёртую фотографию и передал Борису.
  - Эта моя дочь Адель, - сказал он.
  - Когда сделан снимок?
  - В начале декабря прошлого года.
  Кравцов внимательно посмотрел на фотоснимок. Улыбающаяся и счастливая молодая женщина с чёрными распущенными волосами в песцовой шубе и шапке была заснята в тот момент, когда выходила из парадной двери какого-то административного здания. В объектив попала часть надписи на информационной табличке с названием компании: '...тина'.
  - Здесь плохо видно её лицо, - сказал оперативник. - А другой более чёткой фотокарточки у вас нет?
  - Остались только детские фотоснимки, всё остальное она забрала с собой.
  Кравцов взглянул на обратную сторону фотографии. Там имелось обычное в таких случаях традиционное послание от дочери к отцу и стояло число 3 декабря ... Город, где произведён снимок, не был указан.
  - В каком городе сделана фотография?
  - Наверное, в Екатеринбурге. Они там живут. Вот их адрес, - проговорил Крысак и протянул почтовый конверт.
  Кравцов в недовольстве скривил гримасу. - Ладно, Самуил Яковлевич, возможно, этот фотоснимок мне пригодится, - изрёк он. - У меня сразу к вам вопрос: Каким образом фигурка оленя попала Виктору Горскому?
  - А я разве вам не сказал?
  - Нет.
  - Как мне пояснил Виктор, 'оленя' ему передала его мать Анна Степановна Горская.
   Глава 2
  Альберт Князев сидел за столом своего кабинета и читал экспертное заключение. Он перевёл взгляд на фигурку оленя. Затем перечитал вывод эксперта, из которого следовало, что по некоторым признакам установлено, что представленный образец изготовлен из высококачественного родия с использованием новой неизвестной науке уникальной технологии.
  Он знал, что родий благородный металл серебристого цвета, весьма редко встречающийся в природе. Родий необычайно устойчив к механическим воздействиям и износу. Это связано с его физическими свойствами и высокой стоимостью. Способность сохранять природный цвет и никогда не тускнеть делает родий незаменимым в ювелирном деле.
  Князев подумал, что у него имеется важная информация, используя которую его люди должны добраться до создателя уникальной технологии - Евгения Краснина.
  Князев был высокий мощный мужчина с седой шевелюрой, красным бугристым лицом и обожжённой левой щекой. С головы до пят элегантно одет, являл собой олицетворение успеха и благополучия. На вид ему было чуть более пятидесяти лет.
  Князев был хозяином международной корпорации, филиалы которой находились во всех частях света. Он скупал малопродуктивные производства, делал их высокорентабельными, и продавал за огромные деньги. Для этого ему нужны были новые технологии, и он их находил при помощи своих многочисленных информаторов, одним из которых был предприимчивый коммерсант Казимир Пуришкевич, партнёр по бизнесу Самуила Яковлевича Крысак.
  Князев попросил секретаря вызвать к нему доктора Гиревича.
  Вскоре на пороге появился приятной внешности мужчина. Ашот Гиревич - врач-психиатр и одновременно опытный пронырливый делец. В свои сорок шесть лет, он был великолепно сложен, среднего роста, темноволос, лицо красивое и всегда приветливые, умные проницательные глаза. Он имел прирождённую способность влиять на людей. После окончания медицинского института он освоил технику гипноза и использовал её при лечении больных пациентов.
  Ашот Гиревич обладал способностью сближаться с самыми недоступными людьми. Он ни у кого не вызывал недоверия и мог организовать любую встречу. Эту его способность заметил Альберт Князев, когда ходил в его частную клинику, посещая лечебные тренинги для укрепления психического состояния и нервной системы, которые за последние годы его напряжённой работы расшатались.
  Когда Князев вызвал Гиревича на откровенный разговор, то окончательно убедился, что это именно тот человек, который должен работать на него. После того как они заключили тайное соглашение, Гиревич бросил частную практику и переключился на те задачи, которые ставил перед ним шеф. Его новая работа была на много выгодней, чем та, которой он занимался в последнее время.
  Так Ашот Гиревич стал незаменимым специалистом для Князева, у которого доходы стали расти намного быстрее.
  Князев внимательно оглядел своего помощника. - Ашот, - изрёк он.- Мне сообщили, что Анна Горская попала в автомобильную аварию и в бессознательном состоянии доставлена в больницу. В её дамской сумочке обнаружен точно такой же слиток родия, какой ваши люди предоставили мне по информации Казимира Пуришкевича. По моим предположениям в обоих случаях родий появился из одного источника. Меня интересует эта женщина.
  Князев умолк, выдвинул ящик стола, достал лист бумаги и протянул Гиревичу. - Здесь её фото и адрес больницы, - сказал он. - Надо сделать так, чтобы её доставили ко мне живой и невредимой. Я лично хочу с ней побеседовать.
  - Будет сделано, - изрёк Гиревич и взглянул на лист бумаги.
  Князев взял трубку телефона, сделал вид, что разговор окончен.
  Гиревичу ничего не оставалось, как незамедлительно выскользнуть из кабинета.
  Ашот Гиревич спустился на первый этаж и вошёл в кафе, где его дожидался Хван Ли. Обрусевший кореец поднял голову и пристально разглядывал Гиревича, пока тот шёл к нему через весь зал. Он уже полчаса сидел за столом в ожидании очередного задания. На столе стояли два нетронутых безалкогольных коктейля 'Мохито' и слоёные пирожные. Хван был средних лет, средней упитанности. У него был монголоидный тип лица, смуглая кожа, волосы чёрные, прямые, голова широкая, лицо плоское с несколько выдающимися скулами, глаза 'узковатые'. Рост выше среднего.
  Судьба свела Хван Ли с доктором Гиревичем, после того как его бизнес полностью развалился, из-за не подъёмных процентов по кредитам, а сам он чуть не свихнулся: стал неадекватно себя вести, появились признаки психического расстройства. Его жена определила его в частную психиатрическую клинику, а сама с двумя малолетними детьми оставила мужа и уехала к родителям в Сеул. После этого он возненавидел весь мир и всех людей.
  В процессе лечения корейца, доктор Гиревич психологически воздействовал на него с помощью гипноза и направил в нужное русло. После этого кореец стал убийцей. Хван Ли считал банкиров виновниками своего падения, поэтому, когда выпадало задание ликвидировать того или иного субъекта из когорты элиты, он с удовольствием исполнял приказ.
  - Есть одно срочное дело, - сказал Гиревич, присаживаясь за стол. - Именно вы должны его выполнить.
  Хван ощутил внутреннее беспокойство. Он настороженно глядел на своего хозяина. Гиревич пристально, словно гипнотизируя, уставился на него. В такие минуты страх охватывал корейца. Он очень боялся доктора.
  Гиревич вынул из внутреннего кармана пиджака сложенный лист бумаги и передал ему.
  Хван развернул бумагу и увидел ксерокопию фото женщины и надпись. - Горская Анна Степановна, - полушёпотом прочитал он.
  - Эта женщина находится в коме, а может быть, уже очнулась, - сказал Гиревич. - Больница находится в другом городе, адрес там указан. Горская должна быть доставлена сюда в ближайшие два, максимум три дня.
  Гиревич вынул из другого кармана плотный конверт и положил на середину стола. - В случае необходимости не жалейте денег, подкупите лечащего врача или медсестру. Детали операции вы должны разработать сами.
  Хван слушал, и думал радоваться ему или огорчаться этой перемене. Ведь он впервые должен был выполнить задание, которое не было связано с убийством. Для него было гораздо проще нажимать на спусковой крючок пистолета. Похитить из лечебного учреждения больную женщину, было не так-то просто, для этого нужно было иметь хорошую голову, а с мозгами у него было как-то не очень, особенно после лечения гипнозом. Инстинктивно он понимал, хорошо это или плохо для него, но приказ должен быть выполнен.
  Встав из-за стола и кивнув Гиревичу, Хван проследовал на выход. Пройдя через фойе, он вышел через парадную дверь на улицу.
  В машине его ждали два ближайших помощника, с которыми он наворочал столько кровавых дел, что не хватит всей оставшейся жизни отмолить у Бога спасения души. Это были парни, которых ему навязал Гиревич.
  Хаким и Заур были ровесниками. Им было по двадцать три года. Это были среднего роста крепкие чернявые парни с бледными лицами и тёмно-карими глазами. Они даже были чем-то похожи друг на друга. Оба из глухого горного селения, имевшие незаконченное среднее образование, приехали в столицу зарабатывать деньги.
  Хаким и Заур подрядились работать разнорабочими в строительную фирму. Во время ремонта внутренних помещений здания, в котором находился офис Князева, Гиревич обратил на них внимание. Он подстроил так, что Хакима и Заура обвинили в краже дорогостоящей оргтехники. А затем предложил им работать на него, при этом пообещав, что спустит дело на тормозах. Ребята, боясь попасть за решётку, согласились. После первого же заказного убийства они получили деньги превышающие их годовую зарплату, и теперь дорога назад им была закрыта. Они полностью попали под влияние Ашота Гиревича.
  Хван Ли сел за руль своего чёрного внедорожника Вольво 'XC90', и машина мягко тронулась с места. Он был первоклассным водителем с хорошей реакцией и профессиональными навыками. Рядом с ним сидел Хаким, а Заур разместился на заднем сиденье.
  Они выехали на проезжую часть улицы, поток машин подхватил их и понёс по течению. Хван, не отрываясь взглядом от впереди идущей машины, передал Хакиму сложенный лист бумаги с фотографией Анны Горской и начал говорить.
  - Итак, в нашу задачу входит найти в этом городе больницу, где лечится Горская. Нужно установить на каком этаже, в какой палате она лежит. Выяснить кто лечащий доктор, а так же кто имеет свободный доступ к ней, - сказал он. - Ясно одно, что она представляет большой интерес и для полиции и для нашего хозяина. Нам необходимо её выкрасть и привезти сюда.
  Хван мельком взглянул на своих помощников. - Это наше первое дело, когда клиента не нужно убивать.
  Хаким и Заур утвердительно кивнули и не выдавили ни слова. Они понимали, чтобы выкрасть клиентку предстоит очень сложная и опасная работа.
   ***
   Когда майор Кравцов появился в своём кабинете, зазвонил служебный телефон. Он снял трубку и услышал голос генерала.
   - Как прошла встреча с Самуилом Крысак? - спросил Якушев.
  Кравцов в подробностях изложил содержание их беседы, а также сообщил о том, что обнаружен труп Виктора Горского.
  Генерал внимательно выслушал и сказал: - Кто-то сильно заинтересован в новой технологии получения родия.
  - Я тоже так считаю, - согласился Кравцов.
  - Я только что получил сообщение о том, что вчера в соседней области была сбита машиной Анна Горская. При ней имелась дамская сумочка, в которой обнаружен килограммовый слиток родия. Женщину доставили в больницу. Она в коме.
  - Опять засветился родий, - вымолвил майор.
  - Вам необходимо туда выехать и на месте разобраться во всём, - изрёк генерал.
  - Тогда я немедленно выезжаю.
  - Действуйте, майор, - сказал генерал Якушев и связь прервалась.
   ***
  Борис Кравцов побывал в кабинете следователя и ознакомился с материалами дела. Информация была не утешительная. В уголовном деле, кроме личной банковской карты потерпевшей Анны Горской, находились: протокол осмотра места происшествия, паспорт, билет с рейса пассажирского самолёта, несколько постановлений и протоколы допросов очевидцев происшествия. А также предварительное заключение эксперта, где утверждается, что представленный на исследование килограммовый слиток родия имеет наивысшую степень качества. Кравцов заметил, что мобильный телефон отсутствовал. Он взял в руки паспорт и внимательно посмотрел на фотографию Горской. Затем перелистав страницы, оперативник обратил внимание на то, что Горская была прописана в Екатеринбурге.
  Он взглянул на билет, из которого следовало, что она прилетела три дня назад рейсом Екатеринбург - Москва.
  Борис Кравцов решил побеседовать с доктором. Он заранее ему позвонил из кабинета следователя и выяснил, что Анна Горская ещё не пришла в сознание. Доктор сообщил, что сегодня у него ночное дежурство, и он готов ответить на интересующие вопросы. Кравцов поехал на встречу рассчитывая увидеть Анну Горскую, надеясь, что потерпевшая скоро придёт в сознание.
  Уже смеркалось, когда Борис Кравцов подъехал к больнице. Оперативник вышел из своего внедорожника 'BMW X5' и посмотрел на карету скорой помощи, которая стояла у парадного входа. Он обратил внимание, что за рулём сидел парень кавказской наружности.
  Кравцов вошёл в здание больницы. В фойе было светло и безлюдно. Дежурный охранник отсутствовал. Это его удивило, и он пошёл по коридору, чтобы найти кого-то из медицинского персонала.
  Навстречу двое мужчин в белых халатах катили медицинскую каталку, на которой лежала больная. Один из них был с плоским лицом и узкими глазами по виду кореец, другой, явно кавказской наружности. Кравцов уступил дорогу, пропуская их, и взглянул на больную. Её лицо ему показалось знакомым. Он вспомнил фотографию из паспорта потерпевшей и понял, что в каталке лежит Анна Горская. Мужчины повезли её дальше по коридору. Похоже, карета скорой помощи дожидалась именно их.
  Заподозрив неладное, Кравцов пошёл следом за ними. Когда они поравнялись с дверью, оперативник их окликнул:
  - Постойте ребята! Я майор Кравцов. Мне надо переговорить с Горской.
  Реакция мужчин была мгновенной. Они ринулись с тележкой в дверь, ведущую в фойе и, далее убыстряя темп, бросились в сторону выхода.
  Кравцов побежал следом. - А ну стоять!? - рявкнул он.
  На выходе из фойе произошла заминка. Тележка упёрлась в одну из створок дверей, и двигаться дальше не могла. Молодой кавказец взвалил женщину на плечо, и бросился в открытую дверь, а кореец выхватил из-за пояса пистолет начал стрелять.
  Кравцов вовремя нырнул за выступ стены, пули просвистели рядом. Оперативник молниеносно выдернул из наплечной кобуры пистолет 'Гюрза' и сделал два ответных выстрела. Парень с тяжёлой ношей завалился прямо в дверном проёме, преградив дорогу второму.
  Кореец бросил беглый взгляд на своего товарища и увидел, что тот ранен в ногу, истекает кровью и не может подняться. Он мгновенно выстрелил в напарника и в женщину. Потом с непроницаемым видом открыл стрельбу в преследовавшего оперативника, не давая ему возможность, высунутся из-за выступа стены. Пули выбивали штукатурку из стен, изрешетили дверные стёкла. Осколки разлетались повсюду. Когда у корейца закончились патроны, он моментально перепрыгнул через тела, выскочил из здания на улицу и на ходу заскочил в отъезжавшую карету скорой помощи.
  Оперативник выбежал следом и открыл стрельбу по колёсам машины, которая стремительно удалялась и вскоре скрылась за ближайшим поворотом.
  Кравцов по мобильному телефону позвонил дежурному полиции, сообщив о преступлении, и вернулся в здание больницы, где внимательно осмотрел тела. Парень уже не дышал. У женщины кровоточила рана в области груди. Он положил её на каталку и быстро повёз в отделение.
  Анна Горская открыла глаза. - Где я? - спросила она.
  - Вы в больнице, - ответил Кравцов, толкая тележку. - Сейчас подойдёт врач и всё будет хорошо.
  - Остановитесь, - попросила она.
  Кравцов притормозил тележку и приблизился к ней. Женщина посмотрела на него и у неё из глаз выкатились две слезинки.
   - Мне плохо, - слабым голосом вымолвила она. - Где моя сумочка?
  - Сумочка у следователя, - ответил оперативник. - Вас сбила машина. Вы ранены.
  - Вы кто? - спросила она.
  - Я майор Кравцов. - Где вы взяли родий?
  - Я не могу вам сказать всей правды. Всё очень сложно.
  - Тогда скажите, как мне найти Краснина?
  - Поймите, я обещала. Может быть Вадим Карасёв, но он опасается подставы, и больше всего боится Ших...
  Женщина стала захлёбываться собственной кровью, которая пеной выступила изо рта. Женщина в последний раз выдохнула, и её глаза закрылись. Анна Горская перестала дышать.
   Глава 3
  Князев сидел за столом своего кабинета и размышлял. Полчаса назад ему позвонил Гиревич и сообщил о провале операции по захвату Анны Горской. Её смерть обескуражила его.
  Гиревич выяснил, что его людям помешал довести операцию до конца майор ФСБ Кравцов. Князев был лично с ним знаком. В свое время он и его люди пострадали из-за вмешательства этого оперативника. Опять Борис Кравцов стал на его пути.
  В кабинет вошла секретарша и доложила: - Приехал Усманов.
  Князев кивнул. - Пусть войдёт.
  Секретарь вышла, через несколько секунд вошёл Касим Усманов - на вид тридцать семь лет, строен, невысок, темноволос, лицо мужественное, красивое, умные проницательные глаза. Сложен, как профессиональный боксер. На правой щеке зигзагообразная отметина, которую получил от удара ножом во время драки.
  Сегодня его физиономия была омрачена. Брови озабоченно нахмурены.
  Князев оглядел его спортивную фигуру в футболке и джинсах и остался доволен.
  - Касим, я даю вам задание. - Князев протянул ему записку. - В Екатеринбурге разыщите Евгения Краснина. Мне нужны его чертежи по проекту 'Луч'. Если возникнут непредвиденные проблемы, немедленно сообщите.
   - Надеюсь, проблем не будет, - изрёк Усманов. - Но если они возникнут, то постараюсь выкрутиться сам.
  - Нет, - изрёк Князев. - В этом городе с особым заданием будет работать Ашот Гиревич. Это его родной город. Согласовывайте свои действия с ним.
  Князев вынул из ящика стола фотоснимок.
   - И ещё, по моим сведениям, вам может помешать опытный оперативник ФСБ, - изрёк он. - Вот его портрет. Это майор Кравцов. Он немало попортил мне нервов. В случае необходимости, поступайте по обстоятельствам.
  Усманов внимательно посмотрел на фото. - Тогда мне понадобятся силовики из службы охраны.
  - Вы можете взять с собой людей по своему усмотрению. Желаю удачи.
  Касим Усманов к каждому делу относился с творческой жилкой. Был поздний вечер, и у него было достаточно времени на размышления. Касим чувствовал, что готов действовать.
   ***
  Когда день был в полном разгаре, а солнце в зените мужчина среднего роста, крепкого сложения, на вид около сорока лет вышел из такси и направился к отелю. Одет он был в серый костюм от 'Brioni', голубая рубашка без галстука и светлые туфли от 'Testoni'. На его неподвижном лице были тоненькие усики, которые украшали его верхнюю губу, тщательно выбритые щёки отливали синевой. Смуглое лицо, чёрные волнистые волосы на голове и карие глаза относили его к уроженцу острова Сицилия, провинции Катания омываемого водами Ионического моря.
  Раффаэль Амбрози посланец самой мощной итало-американской мафии Коза Ностра считался жестоким и опасным. Его ненавидели все враги, брошенные судьбой на его пути. Он был чрезмерно красив, чересчур элегантен, излишне галантен и сверх меры информирован о тайнах мирового закулисья. В клане Корлеонези он был капо и считался одним из лучших специалистов по особым поручениям, именно поэтому он был направлен в Россию. Но была у него ещё одна важная задача, решить которую он должен был попутно.
  Амбрози поселился в шикарном номере отеля Рэдиссон Роял в Москве. По прибытию в столицу он сразу попал под наружное наблюдение контрразведки ФСБ, которым было известно о нём достаточно подробно, ибо шлейф кровавых преступлений тянулся за ним по всему миру. Но он не обращал на это ни малейшего внимания.
  Появление Амбрози вписывалось в рамки официальной заявки от итальянской компании 'Ндрагета', владельцы которой были инвесторами. А руководство страны было заинтересовано в инвестициях. Поэтому в аэропорту при прохождении пограничного контроля и таможни его не стали задерживать, а дали возможность въехать в страну.
   Приняв душ, Амбрози пообедал в местном ресторане, сделал несколько деловых звонков и покинул отель. Такси отвёз его к зданию на улице Тверской, где располагался офис Князева.
  Бизнес с компанией 'Ндрагета', хозяевами которой был клан Корлеонези, Князев начал вести почти два года назад. Несколько коммерческих сделок прошли вполне удачно, последняя - не совсем и, тем не менее, они дали возможность заработать обеим компаниям приличные деньги. Это скрепило между ними дружбу.
  Компания 'Ндрагета' решила построить у себя в Италии предприятие по утилизации радиоактивных отходов и извлечением из этих отходов драгоценного металла родий. Они предложили Князеву помочь им в этом. У Князева большие связи в правительстве. Он заключил с итальянцами контракт, обещая поставить соответствующее оборудование и технологию. Князев покупает за свои деньги дорогостоящее оборудование в 'Концерне 'Энергоатом' в Свердловской области и перевозит на временное хранение на промежуточный объект, расположенный в Екатеренбурге, чтобы в последующем, после оплаты заказчиком, переправить их в Италию.
  Каждый раз перед определённой сделкой люди Князева получали в Италии от мафии крупную сумму наличных денег и переправляли на торговом судне через проливы Дарданеллы и Босфор в один из портов на Чёрном море. И там деньги попадали в его руки.
  Князев с нетерпением ждал посланца от клана Корлеонези. Он стоял у окна своего кабинета и задумчиво глядел на улицу. Князев думал о предстоящей встрече, когда ему позвонили на мобильный телефон. Из правительства сообщили, что Европейский Союз наложил санкции на Россию, и в качестве ответной меры правительство ввело запрет на его сделку. Ему предложили вернуть оборудование в 'Концерн 'Энергоатом'. Для него это был удар ниже пояса.
  'Контракт подписан, и деньги уже получены', - размышлял он.
  Князев невольно оказался в невыгодном свете перед итальянскими деловыми партнерами.
  Конечно, поскольку в его бизнес вмешалась политическая составляющая, то это не его вина, и согласно контракту это обстоятельство подпадает под форс-мажор.
   Князев понимает, что он должен вернуть всё дело в исходное положение. 'Как правильно поступить, чтобы не потерять лицо?', - размышлял он.
  Он решает не делать поспешных решений, а продолжить выполнять условия контракта, надеясь, что со временем это дело как-то утрясётся.
  В кабинет вошла секретарша - молодая белокурая девушка лет двадцати четырёх, с красивыми формами и сообщила о прибытии гостя. Хозяин кабинета кивнул, секретарь удалилась, и через мгновение на пороге появился Раффаэль Амбрози.
  Они пожали друг другу руки, и обменялись несколькими незначительными фразами.
  Амбрози великолепно владел русским языком. Этим он был обязан бабушке по материнской линии, которая после октябрьской революции в прошлом столетии эмигрировала в Европу, вышла замуж за итальянского крупного землевладельца и поселилась на острове Сицилия.
  В юном возрасте Раффаэль потерял родителей, которые погибли в клановой междоусобице. Старшая сестра вышла замуж за сына главаря клана Корнеолези. Раффаэль поддерживал с ними родственные отношения.
  Когда ему было двадцать один год, деда застрелили в горах, а бабушка от потрясения умерла. После этого Раффаэль примкнул к клану Корнеолези и постепенно дослужился до капо. В его боевой группе было несколько десятков 'солдат'. Амбрози подчинялся напрямую Дону - главе 'семьи'.
  Князев и Амбрози разместились в удобных креслах друг против друга по обеим сторонам вытянутого стола, и начали вести деловую беседу.
  - Привезли? - спросил Князев.
  Амбрози протянул пухлую папку, набитую документами.
  Князев взял её и стал внимательно читать текст. Собеседник терпеливо наблюдал за ним, ожидая ответа. Пауза растянулась на несколько минут.
  Прочитав основные положения документа, хозяин кабинета откинулся на спинку кресла. Из документа следовало, что партнёры приняли решение оплатить только половину суммы, а остальную часть оплатят только после получения оборудования. Но Князева не устраивал такой расклад, и он был внутренне взбешён. Ему хотелось тут же расторгнуть контракт, и сообщить о решении правительства, дать волю своему крутому нраву, но он сдержал себя и виду не подал. Его возмущение было обусловлено тем, что за оборудование он уже полностью расплатился с производителями собственными деньгами и поэтому рассчитывал, что итальянцы тоже внесут стопроцентную предоплату.
  - Ну, что ж. Меня это вполне устраивает, но есть кое-какие соображения, которые я подкорректирую по ходу дела, - скрывая раздражение, заявил он. - Окончательное решение в любом случае придется принимать нам с вами.
  Амбрози кивнул. - Разумеется. Строительство этого предприятия весьма дорогое, - сказал он. - Неужели нет иного более дешёвого способа получения родия?
   - Существует только два способа получения родия, - произнёс Князев. - Традиционный способ очень длительный процесс и трудоёмкий. Получают его по меркам мирового уровня весьма незначительно. Ваша компания 'Ндрагета' занимается нелегальным сбросом радиоактивных отходов в море вот уже на протяжении двадцати лет. Для вас это прибыльный бизнес, потому что для европейских атомщиков утилизировать радиоактивные отходы это большая проблема. Но Гринпис и прочие защитники природы висят у вас на хвосте и мешают вам. Наши учёные атомщики из 'Концерна 'Энергоатом' освоили цикл безотходного производства, разработали новую технологию получения родия из радиоактивных отходов. Через несколько лет такая технология будет у вас. Соответствующее оборудование дожидается вас в Екатеринбурге.
  - Мне хотелось бы, чтобы вы в общих чертах объяснили суть новой технологии, - произнёс Амбрози.
  - Это вам объяснит специалист, - изрёк Князев. - Могу лишь сказать, что объём добычи реакторного родия в несколько раз превысит его добычу из руд. Будьте уверены, это высоко прибыльное производство. Именно на этом проекте вы сможете легализовать свои не совсем чистые деньги и получать огромные прибыли.
   Рафаэль Амбрози скрестил ноги и уставился на свои серые туфли. На лице не дрогнул ни один мускул. Об этом редком металле и о технологиях его получения он знал гораздо больше, чем об этом знал его собеседник.
  Князев закрыл папку и положил в стол.
  - Работы предстоит много, - произнёс он.
  Амбрози соглашаясь, утвердительно кивнул.
  - Мне трудно будет перемещаться в вашей стране, - сказал он. - За мной ведётся наблюдение спецслужб. Не могли бы вы мне помочь?
  - Не обращайте на них внимания, - изрёк Князев. - Пусть спецслужбы следят за вами. Такая у них работа. Не бойтесь их, они не так страшны, как вы себе это представляете.
  Князев внимательно взглянул на гостя. - Есть ещё вопросы?
  - Вопросы будут, - отозвался Амбрози.
  - Если вы столкнётесь с трудностями, советуйтесь со мной, - проговорил Князев и нажал кнопку в столе.
  Вошла секретарь.
  - Проводите господина Амбрози в кабинет главного инженера.
  И повернувшись к гостю, добавил. - Он вам всё объяснит.
  Амбрози покинул кабинет, а Князев опустился в кресло и о чём-то задумался.
   ***
  Князев попросил секретаря вызвать к нему Гиревича. Вскоре на пороге появился приятной внешности мужчина.
  Князев внимательно оглядел своего помощника.
  - Ашот, вы хорошо подготовились к встрече посланца из компании 'Ндрагета'? - спросил он.
  - Да. Я отвезу его на объект, где всё подготовлено: завезено оборудование, снаружи и внутри выставлена охрана.
  - Пусть итальянец убедится, что оборудование в полном порядке и ждёт своей отправки.
  - Хорошо, - буркнул Гиревич. - Как только он проверит по номенклатуре и убедится, что всё сходится, то оборудование сразу будем отправлять в порт?
  - Мы не будем его отправлять в порт, - изрёк Князев. - Нам надо тянуть время.
  - Зачем? - удивился Гиревич.
  - Дело в том, что Европейский Союз наложил санкции против нашей страны, а наше правительство в ответ ввело запрет на поставку оборудования в Европу, - ответил Князев. - Нас попросили вернуть оборудование 'Концерну 'Энергоатом'.
  - Тогда не вижу смысла показывать итальянцу оборудование, - заявил Геревич.
  - Деньги, которые они передали за оборудование, послезавтра будут здесь, - сказал Князев. - Я хочу воспользоваться этой обстановкой, чтобы деньги поработали на меня хотя бы некоторое время. После того как Амбрози убедится, что оборудование в наличии и готово к отправке, мы вернём оборудование 'Концерну 'Энергоатом'. А ты займёшься итальянцем. Все итальянцы любят красивых женщин. Найди ему такую, чтобы он потерял от любви голову и подольше оставался в нашей стране. А я тем временем что-нибудь придумаю. Сделаешь, о чём прошу, получишь в качестве поощрения хороший бонус.
  - Всё это хорошо. Но через неделю, другую, они поймут, что мы их водим за нос.
  - Пусть, что хотят, то и думают, а мы будем делать своё дело.
  - Тогда будет война с ними. Вы же знаете, мафия всесильна, для неё нет преград.
  - Но не настолько, чтобы справиться со мной, заявил Князев. - Эти 'макаронники' возомнили себя, что они всемогущи и могут диктовать свои условия. Я не стал говорить об этом Амбрози. Но мне не нравится, как они ведут себя.
  - Мне не до конца ясна ваша цель, - вымолвил Гиревич.
  - Я узнал, что они работают со мной не честно. На последней сделке, они попросту меня нагрели на огромную сумму, - сказал Князев. - Я им не мальчишка, чтобы играть со мной в такие игры. Я потерял кучу времени и денег даже на этом деле, ведь они дали только половину предоплаты, а я рассчитывал на стопроцентную оплату.
  - Понятно, - буркнул Гиревич.
  - Кстати, я хотел спросить о владельце, у которого ты арендовал здание завода, - изрёк Князев. - Ты ведь из тех мест. Кто этот тип?
  - Это достаточно известный на Урале успешный предприниматель Вадим Карасёв, - ответил Гиревич. - Успел побывать в местах не столь отдалённых, но потом исправился, взялся за ум, организовал бизнес. Сейчас депутат. Считаю, он не будет совать нос в наши дела. У него своих дел по горло.
  - Ну, гляди, тебе видней. Ты отвечаешь за операцию, - проговорил Князев и взял трубку телефона, сделав вид, что разговор окончен.
  Гиревичу ничего не оставалось, как незаметно выскользнуть из кабинета.
   ***
  Физиономия Ашота Гиревича была омрачена. Брови озабоченно нахмурены. Вся эта затея ему не нравилась лишь потому, что шеф решил проучить такую мощную организацию, как компания 'Ндрагета'. С ними шутки плохи. Он прекрасно это понимал и поэтому боялся. Но их не боялся Князев.
  Почему шеф их не боится? Гиревич хорошо знал, что у Князева была мощнейшая крыша в лице могущественной организации, которая входила в государственную систему безопасности страны. А для безопасности страны Князев многое делал: во-первых, самые новейшие технологии, которые находил, отдавал военно-промышленному комплексу за бесценок; во-вторых, его услугами пользовалась самая мощная разведка страны;
  Исходя из этого, ему многое позволялось, поэтому он мог разыгрывать любую карту.
  Гиревич узнал многие секреты, выполняя задания хозяина, но всегда умел держать язык за зубами, даже среди своих сотрудников. Этим он был необычайно ценен. В компании было железное правило: 'Не болтай - враг подслушивает!' Тот, кто не придерживался золотого правила организации, плохо кончал. Он за свою жизнь, многое повидал и набрался опыта, особенно, что касалось 'железного правила'.
  Гиревич профессионально загримировал Амбрози. Через чёрный выход они покинули здание, а спустя час уже вылетели на частном самолёте в столицу Урала - Екатеринбург.
  На аэродроме 'Кольцово' их дожидался автомобиль, который доставил на территорию пустующего завода, где они временно арендовали складские помещения. Там их встретил помощник Гиревича и провёл к месту хранения оборудования, закупленное в 'Концерне' 'Энергоатом'.
   Глава 4
  Вадим Карасев ловко лавировал по дороге жизни, но иногда срывался и попадал в места лишения свободы. Но и там он умел приспособиться и находил общий язык с авторитетами колоний, одновременно стучал на своих же братков в опер часть, где проходил по оперативным документам как агент 'Карась'. А когда вышел на свободу, то его привлёк к себе в качестве осведомителя оперативник из УГРО старший лейтенант Рыбаков. Вот уж поистине попал 'Карась' на крючок рыбака.
  Стучал 'Карась' на местную братию, с которой подъедался на местном рынке, собирая мзду у предприимчивых азиатов. Время шло, его доходы росли. Одним словом у 'Карася' всё в жизни наладилось: на работе его уважали как те, так и другие.
  Карасёв всегда умел находить нужные связи. Так и на зоне Карасёв познакомился с Евгением Красниным и Геннадием Шихманом и понял, что эти люди для него очень ценны. После освобождения они осели тут же на Урале, у них возникли общие интересы.
  Постепенно Карасёв стал обживаться, заимел крупногабаритную квартиру. Но прежде пришлось владелицу трёх комнат одинокую хрупкую благообразного вида старушку - божий одуванчик отправить доживать свой век в сумасшедший дом. И в этом ему помог врач - психиатр Ашот Гиревич.
  Да и стоило ему это не так дорого: немного отстегнуть нотариусу, столько же главврачу психбольницы. Только вот Гиревич деньги не взял, а лишь похлопал его по плечу и напоследок хитровато так осведомился: 'Когда помощь понадобится, надеюсь, не откажешь?'. Как после этого ему можно было отказать?! И Карасёв оказался в долгу перед Гиревичем.
  А старушка - божий одуванчик много страдала в психиатрической лечебнице, проклинала своего обидчика, пока в мучениях не отдала Богу душу.
  Время шло. И вот 'Карась' уже не тот, что был раньше. Бизнес Карасева быстро процветал, ведь делать деньги из воздуха он хорошо научился, а умение лавировать в любой среде его научила сама жизнь, способным учеником которой он всегда оставался.
  Теперь Карасев Вадим Викторович крупный предприниматель, у него прибыльный бизнес. Владея заводом по производству паленой и не паленой водки и прочей алкогольной продукции, он прокручивает крупные дела, которые обычному предпринимателю даже не снились. А оперативник УГРО, которому он исправно носил донесения, из старшего лейтенанта стремительно вырос до майора, вскоре уволился со службы и работает уже на него, возглавляя службу безопасности.
  Карасёв разъезжает по городу на крутой иномарке с личным водителем, в костюме и галстуке, демонстрируя собственную важность, состоятельность и положение в обществе. Многие люди обделены благами цивилизации, прозябают в нищете, а он как выдвиженец из народа - депутат отстаивает их интересы в областном Совете. Конечно, в большей части он проворачивал тёмные дела, и мандат от народа ему нужен был именно для этого.
  Карасев был невысокий плотный мужчина с красным бугристым вытянутым лицом, темными глазами и залысиной в лобной части. Ему уже сорок два года. Он выглядел таким симпатичным и дружелюбным, как обыкновенная гадюка. Он собрал в себе все низменные качества, какие только могут быть у людей. Было известно, что Карасев коварный и жестокий человек.
  Сегодня Карасев сидел в удобном кресле зала областного Совета, где принимались законы и подзаконные акты местного значения, и думал совершенно не по существу проводимых здесь мероприятий. Карасёв размышлял о развитии собственного бизнеса на площадях бывшего завода научных приборов, который он совсем недавно удачно приобрёл за небольшие деньги благодаря его обширным связям с нужными людьми.
  Заседание Совета закончилось, и Карасев двинулся на выход. Он подумал о том, что бывший губернатор в свое время активно занимался приватизацией промышленных и строительных предприятий и сумел прибрать к рукам основные наиболее рентабельные предприятия. Народ хоть и понимал, что в стране полный бардак, но возможностей и денег у людей не было. Все деньги были сосредоточены в руках губернаторов и банкиров. Именно они имели возможность скупать объекты недвижимости по бросовой цене. И они это делали весьма успешно.
  Карасев вышагивал по ковровой дорожке коридора многотысячного чиновничьего улья под названием областная администрация. Атмосфера лукавства, лицемерия и некоторого напряжения исходила от чиновников, встречающихся на его пути. Многие ему протягивали руку, улыбались и заискивали, говорили добрые слова. Он же смотрел на них надменно, подчеркивая собственную важность. В душе он презирал их, как и впрочем, они его.
  По центральной лестнице он спустился в огромный холл, где через парадную дверь вышел на свежий воздух. Его 'Мерседес Гелендваген' мягко подкатил к парадному подъезду. Он плюхнулся на заднее сиденье и бросил жевательную пластинку в рот. Автомашина, мягко шурша шинами и ускоряя ход, понеслась по центральной улице.
  Карасёв задумчиво уставился на мелькавшие за окном здания, парки и иные достопримечательности столицы Урала.
  Неожиданно просигналил мобильный телефон и вывел его из состояния задумчивости. Карасёв взглянул на дисплей. Звонил Гиревич.
  - Слушаю тебя, Ашот, - произнёс он.
  - Скажи мне, на территорию завода можно проникнуть незамеченным? - спросил Гиревич.
  Карасёв уловил в его голосе тревожные нотки.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Существуют ли проходы, лазы по которым можно незаметно пробраться на территорию завода, а затем также его покинуть.
  - Нет, конечно. Я бы знал, - изрёк Карасёв, чувствуя, как у него учащённо забился пульс и вспотели ладони. - А что случилось?
  - Наша служба охраны ночью засекла на территории постороннего человека. Когда его стали искать, он, как сквозь землю провалился.
  -Может быть, им померещилось?
  - Возможно, - проронил Гиревич. - Ну, тогда извини за беспокойство.
  Связь разъединилась.
  Карасёв подумал о Гиревиче. Он знал, что Ашот бросил занятие врачебной практикой в частной клинике и теперь работает в столице в крупной международной компании. Земля полнится слухами и некоторые из них до него доходили. Хорошо зная Гиревича, ему нетрудно было сделать вывод, чем он там занимается.
  Карасёв ненавидел Гиревича за то, что тот увёл у него любимую женщину Розалию Шихман, на которой он хотел жениться. Но Карасёв не привык сдаваться и надеялся, что когда-нибудь вернёт свою возлюбленную. Он поддерживал добрые отношения с её отцом - Геннадием Шихман, с которым провёл трудные годы на соседних нарах.
  Геннадий Шихман ему благоволил и хотел, чтобы именно Вадим был мужем дочери Розалии. Ашоту Гиреевичу Геннадий Шихман не верил, презирал его, хотя виду не подавал, и об этом хорошо знал Вадим Карасёв.
  Две недели назад Карасёву позвонил Ашот Гиревич и напомнил о долге, скорее это был не возврат долга, а странная просьба. Ашот просил предоставить ему в аренду максимум на месяц здание бывшего завода научных приборов, для демонстрации и продажи зарубежным партнёрам новейшего оборудования. Для Карасёва это было пустяковым делом, так как приборы и станки, которые он там хотел разместить, должны были поступить только через два месяца. Карасёв планировал запустить цех по производству ювелирных изделий. Здание всё равно пустовало, и он согласился его передать на время в ведение Гиревича.
  А когда Гиревич выставил охрану и запретил кого-либо пускать на территорию, Карасёв заподозрил его в тайных махинациях. На просьбу показать ему оборудование, от Гиревича был получен отказ.
  У Карасёва взыграло любопытство, и он решил воспользоваться подземным тоннелем, который не значился в общем плане завода, ранее был засекречен, ибо в советскую бытность предприятие относилось к оборонному ведомству. Ключи от дверей хранились в его сейфе.
  Ночью Карасёв проник на территорию предприятия. То, что он там увидел, повергло его в шок. На ящиках с оборудованием были предупреждающие знаки радиационной опасности. Когда он увидел тёмную фигуру приближающегося охранника, то тем же путём покинул территорию.
  Телефонный звонок Ашота его немного озадачил. Похоже, охранник его заметил и доложил руководству. Отсюда обеспокоенность Гиревича. Размышляя об этом факте, Карасёв пришёл к заключению, что здание и территорию завода Гиревич использует как временное пристанище для дальнейшей транспортировки оборудования связанного с атомной промышленностью. Он не верил, что Гиревич был допущен в атомную отрасль. Похоже, это был нелегальный бизнес, сделал вывод Карасёв. Опасный бизнес по большому счёту его не касался, потому что к нему не имел никакого отношения, ведь пустующее здание завода он сдавал официально в аренду. Но всё равно контролировать объект, он обязан был, поэтому дал задание начальнику службы безопасности Родиону Рыбакову всё выяснить.
  Родион Рыбаков был блондином с практически бесцветными глазами. Он был среднего роста, средней упитанности, физически хорошо развит. Ему сорок шесть лет, за плечами более двадцати лет на оперативной работе в уголовном розыске. Служба оставила отпечаток во всём его облике. На бледном лице почти всегда наглое самоуверенное выражение. За период работы в полиции против него несколько раз возбуждали уголовные дела за то, что он пускал в ход кулаки против подозреваемых лиц, и каждый раз он выходил сухим из воды. Трижды женат и все жёны уходили от него после трёх - пяти лет совместной жизни из-за его скверного характера и работы, на которой он проводил всё своё время.
  Но была у него и положительная черта, он считался умным оперативником, но отнюдь не гением в своём деле. Рыбаков добивался успеха терпеливым и методичным трудом, путём длительного поиска. Вот поэтому такая его черта понравилась Вадиму Карасёву, и тот предложил Родиону Рыбакову работать на него за деньги, превышающие зарплату оперативника в несколько раз, и майор полиции не устоял.
   Глава 5
  Прежде, чем полететь в Екатеринбург, Борис Кравцов связался со своим коллегой - капитаном Есиповым, предупредив его, что прилетит поздним рейсом. Тот должен был его встретить.
  Когда самолёт приземлился на аэродроме 'Кольцово', Борис Кравцов по телефону связался с Есиповым и узнал, что тот ждёт в зале ожидания.
  Пока Кравцов получал багаж, острый, профессиональный глаз Есипова выхватил из толпы курчавого со смолистыми волосами смуглого мужчину, который пристально наблюдал за каждым шагом Бориса Кравцова. Мужчина был в джинсовых штанах и в серой футболке, в руке небольшая туристическая сумка.
  Сергей Есипов был толковый оперативник. Кравцов уже работал с ним. Есипов был среднего роста, худощавый и достаточно бойкий человек с грубым лицом, впалыми щеками и птичьим носом. У него была спортивная стрижка тёмных волос. Он был одет в голубую сорочку с коротким рукавом и светлые брюки.
  Капитан Есипов, подошёл к двум полицейским, дежурившим в аэропорту, представился им и показал на подозрительного парня, который не совсем профессионально, пристально наблюдал за Борисом. Он попросил полицейских проверить у мужчины документы, так как тот ведёт себя явно не адекватно.
  Полицейские тут же отвели подозрительного мужчину в комнату для досмотра. В это время Кравцов получил багаж и присоединился к капитану Есипову.
  Есипов приветливо улыбнулся при виде сослуживца. Он всегда испытывал определённую зависть к успехам этого видавший виды оперативника. 'Не хотел бы я быть его противником', - подумал он.
  - Привет, Борис! Каким ветром тебя занесло в наши края?
  - Всё расскажу, но чуть позже, - изрёк Кравцов.
  - Я не видел тебя, целую вечность. Ты был в отпуске?
  - Отпуск? Я не припомню, что означает это слово. Но я был бы весьма счастлив, оказаться на черноморском побережье в обществе красивой девушки. А ты уже отгулял отпуск?
  - Я еду через месяц в Сочи.
  - Рад за тебя.
  Оперативники вышли на улицу и сели в служебную автомашину, которая отвезла их в отель 'Тысяча и одна ночь', где Есипов забронировал для сослуживца номер.
  Они поднялись на третий этаж и вошли в полулюксовый номер, который оказался весьма приличным.
   - Дело предстоит не из лёгких, - принялся вводить Есипова в курс задания майор Кравцов. - Необходимо найти Евгения Краснина. По той информации, которая у нас есть, Краснин в прошлом талантливый инженер, в советское время работал в закрытом учреждении над проектом 'Луч'. В то время реализовать этот проект ему не удалось. Похоже, ему удалось реализовать этот проект в наши дни.
  - В чём суть проекта 'Луч'? - спросил Есипов.
  - Это уникальная технология производства родия, которую Краснин собирается продать на запад. А это мы допустить не можем, - проговорил Кравцов. - Этим делом уже заинтересовались. Накануне в Москве я заметил за собой слежку. Это был спортивного вида смуглый, кучерявый парень. В самолёте этот парень пристроился в кресле за моей спиной, но полицейские в аэропорту его задержали.
  - Я тоже на него обратил внимание, это был явно не профессионал, - сказал Есипов.
  Кравцов улыбнулся. - Выходит, его задержание не случайность, а твоих рук дело.
  - А что мне оставалось делать? Ну не тащить же его за собой на хвосте через весь город. Пришлось вмешаться и напустить на него полицейских.
  - Молодец, - изрёк Кравцов.
  - С чего начнём?
  - Завтра с утра займись перечнем вот этих вопросов, которые я набросал, пока летел в самолёте, - сказал Кравцов и передал ему исписанный лист бумаги. - А я буду работать по своему плану. У меня в руках оказался конец ниточки, за которую я намерен потянуть.
   ***
  Борис Кравцов позвонил в оперативную справочную, назвал пароль и попросил предоставить номер телефона Вадима Карасёва. Меньше чем через минуту он получил нужный ответ и набрал номер...
  - Слушаю, - раздался в трубке хрипловатый голос.
  - Здравствуйте, - произнёс Кравцов. - Я хотел бы поговорить с Вадимом Карасёвым.
  - Я, Карасёв. Кто это?
  - Моё имя Борис, - сказал Кравцов. - Я был тем человеком, с которым перед смертью разговаривала Анна Горская.
  - Она умерла? - удивлённо спросил Карасёв.
  - Да, буквально на днях. Мне нужно с вами встретиться.
  - Зачем?
  - Она просила, передать кое-что на словах Евгению Краснину, - солгал оперативник.
  - Хорошо. Приезжайте ко мне, - произнёс Карасёв и назвал адрес.
  Офис Вадима Карасёва располагался в одном из промышленных районов областного центра в трёхэтажном здании. Кравцов вошёл в здание и прошёл на второй этаж. В приёмной Карасёва за письменным столом сидела тридцатилетняя блондинка, которая непрерывно колотила по клавишам компьютера и распространяла запах дорогих французских духов. Опущенные уголки рта придавали её миловидному личику выражение насмешки. На ней были коричневая юбка и розовая блузка.
  Ему почудилось, что он уже видел эту привлекательную особу. Он попытался вспомнить, но, увы, ему лишь это показалось. Один Бог знает, сколько миловидных блондинок ему довелось видеть и общаться. Кравцов тяжело вздохнул, поздоровался и изобразил на лице одну из своих самых вежливых и обаятельных улыбок.
  Быстрым, ничего не упускающим взглядом, она осмотрела его с головы до ног. Кравцов был одет в светло-серый костюм, сиреневую рубашку и светлый галстук. Внешний вид его был неотразимым, но всё его обаяние осталось без малейшей реакции на её непроницаемом лице.
  - Я к Карасёву.
  - Ваша фамилия?
  - Я Борис Кравцов.
  - Сейчас он занят.
  Он приблизился к столу и наклонился к ней.
  - Я хорошо понимаю, что господин Карасёв очень занят, а вы здесь сидите, чтобы придать его бизнесу ещё больший престиж, и посетителям почувствовать его крайнюю загруженность и недоступность. Ваш хозяин находится здесь, чтобы зарабатывать деньги, и я пришёл ему помочь. Идите и доложите ему обо мне. Если он не захочет со мной встретиться, то вы можете ударить меня в лицо вашей миленькой ручонкой.
  Её узкие брови, которые были на тон темнее цвета волос, резко взметнулись вверх и она засмеялась. Её лицо преобразилось, сбросив уже ненужную маску. Теперь она была очаровательной. Девушка встала и, соблазнительно играя бёдрами, постучала каблучками по паркетному полу.
  Через минуту она уже вышла из кабинета шефа и приблизилась к нему.
  - Вадим Викторович, вас примет, - с улыбкой на устах сказала девушка.
  Кравцов двинулся в кабинет.
  За огромным столом восседал невысокий плотный мужчина в чёрном костюме с красным бугристым вытянутым лицом, темными глазами и залысиной в лобной части. Карасёв внимательно следил за гостем, пока Кравцов приближался к нему. Хозяин кабинета указал ему на кресло.
  - Как случилось, что Анна так неожиданно умерла?
  Кравцов опустился в мягкое кресло и обратил внимание на то, что у собеседника на лацкане итальянского костюма висит депутатский значок.
  - Её сбила автомашина, она попала в больницу и была в коме. С ней в одной палате лежала моя сестра, - солгал он. - Когда вечером я наведался к сестре, Анна очнулась. Она умоляла меня найти Евгения Краснина и лично передать ему кое-что на словах. Это очень важно для него. Найти его она порекомендовала через вас. После этого она потеряла сознание, и её сердце перестало биться.
  - Очень жаль, - проронил Карасёв. - Краснина в городе нет, его очень сложно найти. Хотя бы в двух словах объясните мне, о чём идёт речь?
  - Не могу, - изрёк Кравцов. - Анна настоятельно просила всё передать лично Краснину. Последнюю просьбу умершего человека нужно обязательно выполнять.
  - Я понимаю вас, - задумчиво произнёс Карасёв.
  Наступила маленькая пауза, после которой Кравцов спросил: - Неужели у него нет с собой мобильника?
  - Нет.
  Кравцов саркастически ухмыльнулся. - В это трудно поверить.
  - К сожалению, это так, - изрёк Карасёв. - Краснин вместе с женой вынужден скрываться от разных криминальных сообществ. Поэтому он не носит с собой сотовый телефон, так как по нему его легко отыскать.
  - А в чём причина?
  Его вопрос Карасёв оставил без ответа и в свою очередь спросил: - Скажите, где вы работаете?
  - Пока нигде, - солгал Кравцов. - Я служил в армии, а недавно вышел в отставку. Хочу подзаработать деньжат. Сейчас подыскиваю подходящую работу.
  - Вы офицер?
  - Да.
  - У вас есть семья?
  - Я холост.
  - Что вы умеете делать?
  - Я служил в спецназе, - изрёк Кравцов. - Конечно, опыта работы в коммерции у меня нет и в производстве тоже, но защитить от агрессивного нападения я вполне смогу.
  - Ну что ж, и это неплохо, - произнёс собеседник. - Попробую подыскать для вас что-нибудь подходящее.
  - И желательно поближе к Краснину.
  - Разумеется. Вам ведь он нужен. Вы где остановились?
  - В отеле 'Тысяча и одна ночь'.
  - Хорошо, - буркнул Карасёв. - Как только Краснин выйдет на связь, я всё ему изложу и он примет решение. Оставьте свой телефон моему секретарю. В случае положительного решения Марго вас известит.
  - А если у меня появятся срочные новости, как я смогу с вами связаться? - спросил Кравцов.
  - В таком случае, можете звонить по этому телефону, - проговорил Карасёв и положил на стол визитную карточку.
  Оперативник увидел на визитке красивую монограмму с инициалами. Он молча взял визитную карточку, принял вертикальное положение и оставил собеседника.
  Кравцов вышел из кабинета и очутился в приёмной, где секретарь по-прежнему стучала по клавишам компьютера. Он подошёл к её столу и написал на листочке номер своего телефона.
  - Марго, за это короткое время я вижу вас уже второй раз, и вы не перестаёте очаровывать меня своей неотразимой красотой.
  Девушка приятно улыбнулась. - Спасибо за комплимент.
  - Мне нужен Евгений Краснин, - сказал он. - Твой шеф обещал организовать встречу. Позвоните мне, когда этот час настанет. Жду с нетерпением.
  - Но я не знаю Краснина.
  - Но всё равно, позвоните.
  Кравцов послал ей воздушный поцелуй и вышел из комнаты. Он всегда действовал напористо, был опытен и знал, что лёгкий флирт с миловидными девушками всегда приводит к успеху.
   Глава 6
  Было уже поздно, когда Гиревич поселил Амбрози в прекрасном номере отеля 'Тысяча и одна ночь', а сам, сославшись на служебные дела, покинул его.
  К утру итальянец хорошо выспался, принял душ, сделал несколько телефонных звонков и спустился на первый этаж, где находился ресторан.
  Ему предложили отдельный уже накрытый стол в самом углу зала. Столик возле окна был сервирован на одну персону. Ему приготовили итальянский завтрак: нарезка из ветчины, сыр, блинчики, тартинки с маслом, мюсли, круассан, апельсиновый сок и кофе капучино.
  Амбрози сообразил, что Гиревич хорошо позаботился о нём, поэтому к нему слишком заботливое внимание. Он разместился за столом и принялся за еду. Подошла официантка и предложила дополнительное меню.
  Амбрози отрицательно покачал головой. - Спасибо. Мне этого вполне достаточно.
  Она удалилась.
  Амбрози вспомнил Князева. Ему понравилось, как обходительно к нему относились его сотрудники. 'С такими людьми всегда хорошо иметь дело', - размышлял итальянец. 'Но работа есть работа'.
  Он вспомнил свою русскую бабушку, которая часто повторяла ему замечательную поговорку: 'Доверять - хорошо, слишком доверять - опасно'.
  Он плотно позавтракал, подозвал официантку и рассчитался.
  - Завтрак был очень вкусный, - сказал он. - Благодарю вас.
   Неожиданно Амбрози застыл, наблюдая за девушкой, которая, вызывающе раскачивая бёдрами, лёгкой походкой направилась на выход из зала. Амбрози двинулся следом. Она была выше среднего роста, тёмные волосы, прядями спускающиеся на плечи. Девушке было года двадцать три. Такой привлекательной, чувственной красавицы он ещё никогда прежде не встречал. У неё было миловидное лицо. Большие миндалевидные чёрные глаза, полные губы, обещающие бездну наслаждений, длинные стройные ноги - воплощение мечты любого мужчины. На ней была лиловая приталенная блузка из шифона, кремовые шорты и роскошные сиреневые туфли, расшитые золотом.
  Оказавшись в фойе, Амбрози жадно провожал её взглядом. Девушка, почувствовав пристальный взгляд, обернулась, и на её лице скользнула мимолётная улыбка. Она, продолжая движение, скрылась в коридоре за дверью служебного кабинета. Он приблизился и на дверях прочитал табличку: 'Директор Розалия Шихман'.
  Амбрози хотел было войти за ней и познакомиться, но что-то его удержало. Он вспомнил, что находится здесь в командировке по очень важному делу.
  Он поднялся в номер, чтобы забрать вещи, но тут же на телефон получил СМС: 'Господин Амбрози! Завод, где вы проверяли оборудование, принадлежит депутату Карасёву. Вас обманывают, вы не получите оборудование. Оно будет возвращено концерну 'Энергоатом'. Доброжелатель'.
  Амбрози был озадачен сообщением от неизвестного доброжелателя. Немного подумав, он направил информатору уточняющее сообщение: 'Сообщите телефон Карасёва'.
  Ответ не заставил себя долго ждать. Амбрози прочитал новое сообщение и тут же позвонил Карасёву.
  - Слушаю вас, - ответил хрипловатый голос.
  - Здравствуйте, - с лёгким акцентом проговорил мафиози. - Вас беспокоит Рафаэль Амбрози. Я предприниматель из Италии и в вашем городе проездом. Мне рекомендовали вас как делового партнёра. Хотел бы с вами познакомиться и поговорить о совместном бизнесе.
  - Здравствуйте, господин Амбрози, - буркнул Карасёв. - Для меня ваш звонок неожиданный. Разумеется, меня интересуют иностранные партнёры. Я готов встретиться и переговорить.
  - Я остановился в отеле 'Тысяча и одна ночь' в тридцать седьмом номере. Если вас не затруднит, то приезжайте. Я буду ждать.
  - Хорошо. Я скоро буду, - согласился Карасёв и отключил связь.
   Амбрози оглядел люксовый номер, который состоял из двух комнат по местным меркам вполне приличное место. В комнате, где он сидел в кресле, находились: диван, платяной шкаф, стол на котором стоял графин с водой, стаканы, пачка сигарет 'Кэмел' и бронзовая пепельница с изображением орла, на стене телевизор. В раздумьях он просидел полчаса, когда в дверь постучали.
   Амбрози открыл входную дверь.
   На пороге стоял невысокий плотный мужчина на вид чуть более сорока лет с красным бугристым вытянутым лицом и залысиной в лобной части. Он был одет в светлый костюм, синюю рубашку и стального цвета галстук. На его лице застыла приветливая улыбка.
   - Я Вадим Карасёв, - вежливо представился бизнесмен.
   Амбрози достаточно было одного мгновения, чтобы оценить гостя. И ему стало ясно, в каком русле вести беседу.
  - Проходите, господин Карасёв, - произнёс он. - Я рад, что вы нашли время заехать ко мне.
  Карасёв кивнул и прошёл в комнату.
  - Присаживайтесь, - предложил итальянец.
  Гость присел на диван и оглядел комнату.
  - Курите? - спросил Амбрози.
  - Не имею такой привычки, - изрёк Карасёв. - Будет лучше, если мы сразу перейдём к делу.
  - Вы правы, - согласился итальянец и присел в кресло напротив гостя.
  - Так, что вы можете предложить? - спросил Карасёв.
  - Я представляю крупную итальянскую компанию по пошиву модной одежды, - сообщил Амбрози. - Если вас интересует этот бизнес, то мы можем организовать здесь совместное производство брендовой одежды.
  - Меня интересует любой бизнес, на котором можно заработать деньги, - ответил Карасёв. - В том числе и одежда. Итальянскую фирменную одежду у нас здесь ценят. Спрос на такую продукцию есть.
  - Нас, прежде всего, интересует сбыт готовой продукции.
  - У меня есть первоклассные менеджеры, которые продадут всё что угодно, - ответил Карасёв. - Так что со сбытом проблем не будет.
   - Ну, а производственные помещения у вас есть? - спросил Амбрози, хотя для него это был главный вопрос. - Понадобятся большие цеха, много складов и подсобных помещений.
  - У меня в собственности огромный завод, где вместятся все цеха и склады, - ответил Карасёв.
  - Я могу посмотреть? - осведомился хитрый итальянец. - Мне необходимо убедиться, подойдут ли помещения.
   - Конечно, я предоставлю вам эту возможность.
  - А где этот завод находится?
  - Почти в центре города, - ответил Карасёв и назвал адрес.
  - Неужели! - воскликнул Амбрози. - Я только вчера по этому адресу, посетил завод. Я предполагал, что завод принадлежит Альберту Кнезеву, с кем я имею дело, или, в крайнем случае, его владелец Ашот Гиревич.
  Амбрози с явным подозрением уставился на Карасёва.
  - Не хорошо так лгать, господин Карасёв, - сердито выпалил он. - Я думал вы порядочный человек. Теперь я всем партнёрам буду рассказывать, какой вы обманщик. С вами нельзя иметь дело.
  Физиономия Карасёва вытянулась и побагровела. Глаза расширились. Он был потрясён внезапно изменившимся поведением итальянца.
  - Вы что себе позволяете, - выкрикнул он от негодования и тут же вскочил с дивана. - Я единственный владелец этого завода. У меня есть документы на право собственности. А завод я сдал временно в аренду этому проходимцу Гиревичу. Так что возьмите свои слова обратно и извинитесь.
  Итальянец усмехнулся.
  - Вы назвали Гиревича - проходимцем. Почему? - спросил он.
  - Да потому что это оборудование вы не получите, - с раздражением выпалил Карасёв.
  - Оно будет возвращено концерну 'Энергоатом', - спокойно проронил Амбрози.
  - Так вы уже знаете? - спросил поражённый Карасёв.
  - Итальянец утвердительно кивнул головой. - Да. Меня буквально около часа назад об этом предупредил неизвестный доброжелатель, послав на мой телефон СМС.
  - Странно, - буркнул Карасёв, опускаясь снова на диван.
  Амбрози пристально и изучающе наблюдал за Карасёвым.
  - Действительно странно, - согласился итальянец. - Значит, кто-то явно заинтересован был донести до меня истинное положение дел. Да и вы теперь подтвердили мои опасения. Это случайно не вы меня информировали?
  - Нет не я. О вас я знать не знал, пока вы мне не позвонили. Теперь я догадываюсь, почему вы это сделали.
  - Извините, что я вас заставил понервничать. Эта вынужденная мера. И прошу вас, помогите мне разобраться во всей этой истории. Я хочу знать, почему Князев и Гиревич срывают коммерческую сделку? Ведь деньги мы уже оплатили.
  Карасёв выдавил из себя улыбку.
  - Ладно, проехали. Я на вас не обижаюсь, - сказал он. - Если бы меня подставили, то я ещё не так бы шумел.
  Амбрози с благодарностью посмотрел на Карасёва. - Спасибо, что вы меня понимаете. С вами я готов иметь дело, только помогите мне разобраться в этом деле и наказать виновных.
  - Можете на меня рассчитывать, Рафаэль.
  - Отныне вы мой друг, Виктор. Мне приятно иметь с вами дело.
  Они обсудили некоторые детали, обменялись визитками и договорились встретиться.
   Когда за Карасёвым закрылась дверь, Амбрози вынул из пачки сигарету, чиркнул зажигалкой и закурил. Он стоял возле окна и смотрел с третьего этажа вниз, где находилась парковка автомобилей. Он увидел, как из отеля вышел Карасёв, сел в 'Мерседес Гелендваген', выехал на проезжую часть и исчез из виду.
  Итальянец усмехнулся. 'Зачем Гиревич показывал оборудование, заранее зная, что оно не последует в Италию? Не хорошо себя ведёт Князев', - подумал он. 'Если партнер за твоей спиной ведет закулисные игры и тем самым пытается тебя обмануть, то это грязное дело. Такого партнера необходимо проучить. Я подыграю ему. Пусть Князев делает своё дело и считает меня дураком. Пусть!'.
  Амбрози подумал о странном доброжелателе. Похоже, он тоже преследует свою цель и бесспорным является тот факт, что незнакомец играет против Князева. Значит мы на одной стороне. Неплохо бы с ним познакомиться.
  Итальянец взял со стола телефон и послал анонимному партнёру сообщение: 'Предлагаю встретиться и обсудить совместные действия против Князева.
  Амбрози ещё некоторое время ожидал сообщения, но ответа не последовало. Похоже, доброжелатель своего добился. Зерно раздора посеяно, цель достигнута. Ему стало как-то неуютно, ведь он оказался на положении рыбки в аквариуме, прекрасно обозреваем и досягаем.
   ***
  Рафаэль Амбрози, прежде чем покинуть отель 'Тысяча и одна ночь', решил всё-таки познакомиться с очаровательной девушкой, которая так сильно его впечатлила. Он вошёл в её служебный кабинет. Она сидела за письменным столом и увлечённо что-то писала.
  - Извините, синьорина, можно войти? - вежливо спросил итальянец.
  Девушка посмотрела на него и улыбнулась. - Пожалуйста, проходите,- сказала она.
  Её сочный контральто понравился Амбрози.
  - Моё имя Рафаэль, - произнёс он. - Перед отъездом, я хочу с вами познакомиться.
  - Меня зовут Розалия.
  - Я уже прочитал, - улыбнулся Амбрози, и пальцем указал на дверь.
  - Вам понравилось в отеле? - спросила она.
  - Здесь отличное обслуживание, - ответил он. - Мне хотелось бы провести с вами приятный вечер. Хочется надеяться, что ваше сердце не занято.
  - Увы, сеньор Рафаэль, у меня есть мужчина.
  - Скажите его имя, и я вызову его на дуэль, - полушутливо проговорил итальянец.
  Розалия рассмеялась. - Его имя Ашот. Насколько я знаю, он не примет ваш вызов.
  - В этом городе я знаю только одного мужчину с таким именем, - произнес итальянец, и лицо его потемнело. - Ашот Гиревич мой бизнес партнёр.
  - Вот и прекрасно, что вы знакомы.
  - Но это не изменит моего намерения, - произнёс итальянец, пожирая её глазами. - Как насчет того, чтобы отметить наше знакомство сегодня в ресторане? Вы не будете разочарованы, когда узнаете меня поближе, - сказал он, рассчитывая на взаимность.
  Она одарила его ледяным взглядом.
  - Проваливайте, - процедила она, берясь за телефонную трубку.
  'Ну что же, - подумал Амбрози, - не всегда только побеждать, но стремиться к этому всегда надо'.
  Амбрози вышел из кабинета и в проёме двери столкнулся с солидным мужчиной. Он уступил ему дорогу и направился в сторону ресторана.
  Высокая царственная личность с окладистой седой бородкой и шапкой серебристых волос, с лицом отставного губернатора вошла в кабинет. Широкоплечий весьма приметный мужчина со стройной фигурой чуть более пятидесяти лет в синем добротном костюме осмотрел помещение. У него был спокойный, испытывающий взгляд, в котором чувствовалась сильная властная натура.
  - Кто этот тип? - спросил мужчина.
  - Приезжий итальянец, - ответила Розалия. - Пытался ухаживать за мной, но я его прогнала.
  - Итальянец, говоришь, - проронил мужчина. - А как его имя?
  - Его зовут Рафаэль Амбрози. Он имеет какие-то дела с Ашотом Гиревичем.
  - Неужели! - изрёк мужчина. - Ты зря с ним так поступила. Похоже, он тот, кто мне нужен. Думаю, тебе надо его вернуть и познакомить нас.
  - Хорошо, папа, - недовольно, надув губки, сказала Розалия и вышла из кабинета.
  Спустя десять минут входная дверь распахнулась, в кабинет вошёл улыбающийся итальянец в сопровождении Розалии. Амбрози с порога вежливо кивнул мужчине, по-хозяйски расположившемуся в кресле за письменным столом. Мужчина встал и вышел навстречу гостю.
  Розалия подошла к отцу и взяла его под руку.
  - Это мой папа - Шихман Геннадий Борисович, - взглянув на итальянца, произнесла она, и добавила: - А это - господин Рафаэль Амбрози.
  Чёрные глаза внимательно изучали посетителя. Они просвечивали итальянца, словно рентгеновский аппарат.
  Подойдя к Шихману и пожав его пятерню, Амбрози ощутил неловкое чувство, словно этот степенный мужчина знает его лучше, чем он сам.
   - Пожалуйста, присаживайтесь к столу, - низким голосом изрёк Шихман.
  Амбрози опустился в глубокое кресло.
  Геннадий Шихман взглянул на дочь. - Розалия, принеси нам хорошего вина, я хочу выпить за знакомство с господином Амбрози, - сказал он.
  Розалия кивнула и удалилась.
  Шихман присел в своё кресло и перевёл взгляд на итальянца.
  - Итак, Рафаэль, я владелец крупной компании на Урале, - сказал он. Активы компании свыше трёх миллиардов долларов.
  - Очень впечатляет, - произнёс Амбрози. - А я представляю интересы семьи Корнеолези, у которой имеются крупные предприятия в Европе и Америке.
  - Мы можем быть полезны друг другу, - изрёк Шихман.
  - Вы деловой человек, Геннадий Борисович. С вами приятно иметь дело.
   Глава 7
  На следующий день Кравцов проснулся рано, сделал зарядку, принял душ, оделся и спустился на первый этаж, где находилось кафе. В это время на его мобильном телефоне прозвучал сигнал. Он взглянул на дисплей - неизвестный номер.
  - Слушаю вас, - настороженно произнёс он.
  Это была Марго. - Для вас есть информация, - сказала она. - Приезжайте в офис. Дело срочное.
  - Сейчас буду, - ответил Кравцов и, минуя кафе, направился на выход.
  Спустя несколько минут он ехал в такси к Вадиму Карасёву.
  Когда Кравцов вошёл в приёмную, Марго по-прежнему сидела за компьютером и стучала по клавишам. Она кивком головы указала на дверь кабинета директора, но какие-либо эмоции при этом на её лице отсутствовали.
  Кравцов толкнул дверь и вошёл в кабинет. Карасёв, сидя за столом, махнул рукой, призывая гостя подойти ближе.
  - Я нашёл для вас работу, садитесь, - выпалил хозяин кабинета, едва Кравцов пересёк комнату.
  - Какой оклад? - спросил Кравцов, опустившись в кресло.
  - Двести пятьдесят тысяч. Но это на первоначальном этапе вашей карьеры. Есть стимул. Недурно, не правда ли?
  - Что это за работа?
  - Телохранитель.
  - Кого я буду охранять?
  - Евгения Краснина. Моего уважаемого партнёра. Он беспокоится о безопасности.
  - Похоже, за просто так такие деньги платить не будут.
  - Риск есть, но небольшой.
  - Надеюсь, у него хватит денег, чтобы обеспечить мне зарплату?
  - Не беспокойтесь. Я дал вам хорошую рекомендацию. То, что вы посланец от Анны Горской сыграло в вашу пользу. Краснин готов вас выслушать и взять на работу, но только с испытательным сроком, если вам это подходит. Теперь всё зависит от вас.
  - Мне это подходит. С чего мне начать?
  - Сначала вы пройдёте проверку, а после этого вам всё расскажут, - произнёс Карасёв. - Ступайте во второй кабинет на первом этаже. Там вас ждут.
  Кравцов вышел из кабинета. Марго на месте не было. Минуя приёмную, он вышел в коридор, спустился по лестничному пролёту на первый этаж. По пути ему попадались служащие учреждения, которые с озабоченными лицами шныряли из кабинета в кабинет.
  Навстречу ему медленно шла Марго и, поравнявшись с ним, тихо произнесла: - Похоже, ты неплохой парень, но будь осторожен их там трое и они очень агрессивны.
  Она прошла мимо.
  Кравцов насторожился и двинулся дальше. Обычная дверь под номером два находилась в конце коридора. Рядом была узкая лестница, которая вела вниз в подвал к металлической двери, на которой висела табличка: 'Архив'.
  Кравцов толкнул входную дверь в кабинет номер два. В небольшом помещении находился мужчина с хмурым видом, светлыми волосами и с бесцветными глазами на вид сорок пять лет. Он был среднего роста, средней упитанности, физически хорошо развит. Мужчина был в коричневой сорочке, с короткими рукавами и тёмных брюках. Он стоял возле стола, на котором находилась аппаратура. В кабинете никаких излишеств. В его зубах дымилась сигарета. Кравцов оглядел помещение и увидел ещё одну дверь, ведущую в соседнюю комнату. Дверь не плотно прикрыта. Всё это Кравцов оценил в одно мгновение.
  При появлении гостя блондин оживился, и на его лице появилась искусственная улыбка.
  - Проходите, Борис, - изрёк блондин. - Меня зовут Родион, фамилия Рыбаков. Я начальник службы безопасности этого учреждения. Можете о себе ничего не рассказывать, я уже в курсе.
  - Ну и кто же я?
  - Вы приехали сюда по просьбе Анны Горской. Вы в прошлом офицер спецназа, - сказал он. - Я хочу знать вашу истинную цель приезда. На кого вы работаете?
  - На себя.
  - Не нужно врать. Сейчас много спецназовцев забыв про офицерскую честь, работают на бизнесменов с ярко выраженным криминальным уклоном. Похоже, и вы такой же гусь.
  - Но если судить по вашей аналогии, я точно такой же, как и вы.
  - Нет. Я работаю на народного депутата. Он честный бизнесмен. А вот вас нужно проверить, - сказал Рыбаков. - Садитесь за стол. Сейчас я вас проверю на полиграфе. Знаете что это такое?
  - Детектор лжи.
  - Верно. Приходилось иметь дело с ним?
  - Нет.
  - Вот и первая ложь, на которой я вас поймал, - рассмеялся Рыбаков. - Сейчас кадровики всех спецназовцев проверяют через полиграф.
  - Только по взаимному согласию, - изрёк Кравцов. - А я согласия не давал и сейчас не дам. Я не верю этому аппарату. Я знаю, что он не совершенен, потому что полиграф можно легко обмануть. Точно также и вы можете обмануть и написать любой результат.
  - Ну как же нам везёт на умных людей! - язвительно воскликнул Рыбаков. - Тогда прошу пройти в следующий кабинет, там вам придётся написать автобиографию.
  Борис Кравцов потянул на себя соседнюю дверь, но оттуда неожиданно вылетел чей-то кулак и отбросил его к противоположной стене. Удар был настолько мощный и весьма профессиональный, что он не успел увернуться. В следующую секунду Рыбаков нанёс ему сокрушительный удар сбоку, и Борис отключился.
  Когда Кравцов начал приходить в сознание и чуть приоткрыл глаза, то увидел, что двое мужчин волокут его по лестничному пролёту вниз. Его втащили в подвальное помещение архива. Минуя коридор, по обеим сторонам которой находились стеллажи со стопками папок, его потащили в дальнее помещение и посадили на стул.
  Кравцов полностью открыл глаза и сквозь мутную пелену увидел, что находится в окружении троих мужчин в небольшой комнате с единственным маленьким окошком в верхней части стены. Лучи яркого солнца пробивались через железную решётку в окне и хорошо освещали присутствующих. Рыбаков стоял напротив и насмешливо ухмылялся. Слева находился мордатый парень с рыжими волосами и крепкими плечами. Он с интересом разглядывал Бориса. Именно его Кравцов увидел в последний момент, когда получил сильнейший удар в скулу. Справа стоял стройный чернявый парень с короткой причёской под бобрик. Его взгляд был непроницаемый, без единой эмоции на лице.
  Кравцов тряхнул головой, чтобы сбросить пелену с глаз. - Вы что себе позволяете? - мрачно изрёк он.
  - Ничего особенного, - ответил Рыбаков. - Нам достаточно хорошо платят, чтобы мы профессионально исполняли свою работу. Мы лучше перегнём палку, чем наломаем дров и подвергнем риску уважаемого человека.
  - Что-то я вас не понимаю.
  - Слишком много желающих нынче появилось повидать Евгения Краснина. Нам это не нравится.
  - Что вы несёте?
  - Несёт курица, а к нам люди сами приходят и оказываются перед выбором - чистосердечно признаться, и тогда мы отпускаем с миром. Но есть и другие варианты: идти за решетку или на двухметровую глубину. Выбирай, какой из вариантов тебе больше по душе.
  - Ребята! Да вы что спятили?
  - Не веришь, - сказал Рыбаков. - Ну что ж, тогда взгляни вот на этого типа, которого мы взяли до тебя.
  Рыбаков бросил быстрый взгляд на помощников. - Мартын и Клямпер возьмите его.
  Двое крепких парней подхватили его с двух сторон и вывели из комнаты. Они подвели его к соседней комнате и открыли маленькое окошко железной двери. Кравцов взглянул внутрь комнаты, в центре которой увидел невысокого темноволосого спортивного вида парня с ярким фонарём под глазом. На правой щеке была видна зигзагообразная отметина. Он был в синем спортивном костюме.
  - Этого парня зовут Касим Усманов, - пояснил Рыбаков. - Он тоже искал Краснина и пришёл к нам. Как видишь, все дороги в поисках Краснина ведут к нам.
  - И кто же его послал? - спросил Кравцов.
  - Он говорит, что приехал от Князева, - ответил Рыбаков. - Знаешь такого?
  Кравцов утвердительно кивнул. - Альберт Князев - крупный бизнесмен, охотник за новыми технологиями.
  - Неужели, - заинтересовался Рыбаков. - Откуда ты его знаешь?
  - Когда я работал в 'конторе', то наши пути пересекались.
  - Вот это да! - буркнул Рыбаков. - Работал в 'конторе', а ты говорил, что служил в армейском спецназе.
  - Какая разница, ведь работал, а теперь в отставке.
  - Разница для меня большая, - сказал Рыбаков.
  - Но если разница большая, то дай позвоню кое-кому.
  - Зачем?
  - Чтобы приехали и забрали меня отсюда.
  - А кому конкретно хочешь позвонить? - с ехидством спросил Рыбаков.
  - Сергею Есипову. Знаешь его?
  - Капитана Есипова, - недовольно пробурчал начальник службы безопасности. - Так бы и сказал, что ты действительно из 'конторы'. - Он вернул Борису его мобильник.
  Кравцов набрал номер телефона и услышал низкий голос Есипова.
  - Ты куда пропал, Борис? - кричал он в трубку.
  - Меня задержала служба безопасности Карасёва.
  - Дай трубку начальнику службы безопасности, - произнёс Есипов.
  Рыбаков взял телефон. - Я слушаю, - хмуро произнёс он.
  - Немедленно отпустите Бориса Кравцова, - услышал он грозный голос Есипова.
  - Хорошо, - буркнул Рыбаков.
  Кравцов взял трубку и поднёс к уху. - Слушаю, Сергей, - изрёк он.
  - Борис, я сейчас к тебе подъеду, - сказал капитан. - Жди меня там.
  Связь отключилась. Они вернулись в прежнюю комнату.
  Рыбаков ехидно усмехнулся. - Ты извини нас за то, что мы тебя немного помяли. Понимаешь, работа такая.
  - Извиняю, - скривил гримасу Борис Кравцов и неожиданно с полуоборота нанёс мощный удар в челюсть Рыбакову, который юлой отлетел к противоположной стене.
  Двое других парней от неожиданности отступили на шаг. Первым на Бориса набросился рыжий парень по имени Мартын. Заметив его пудовый кулак, Борис успел уклониться от его мощного свинга и врезал ему в солнечное сплетение. Мартын хрюкнул, выпучил красные глаза и согнулся пополам. Борис подпрыгнул и ногой саданул ему по корпусу. Мартын завалился на пятую точку.
  В следующее мгновение на Бориса набросился чернявый парень с непроницаемым лицом по прозвищу Клямпер. Борис принял стойку. Клямпер бросился вперёд и обрушил на Бориса град ударов. Некоторые Борис парировал, и смог сам его зацепить. Похоже, Клямпер был в прошлом боксёр и чувствовал себя уверенно. Борис сделал финт левой, пытаясь раскрыть его защиту, а правой нанёс сильный удар, что попади он, то противнику не поздоровилось бы. Неуловимым движением тела Клямпер избежал удара и в ответ нанёс ему молниеносный удар по печени. Борис взвыл от боли и едва удержался на ногах. Борис резко выкинул вперёд левый кулак, но Клямпер вовремя отклонил голову и его кулак проскочил мимо его соперника. Они приблизились почти вплотную. На этот раз эмоции взяли верх над разумом Клямпера, и он, чувствуя свою силу, злобно рассмеялся в лицо своему противнику, и Борис не дал ему возможности ещё раз увернуться. Его кулак проделал короткий путь, в который Борис вложил весь свой вес и врезал в его челюсть, послышался треск, подобно сломанной ветке. Оперативник отошёл назад посмотреть на то, как тот скрючился на бетонном полу.
  Борис Кравцов оглядел остальных мужчин, которые стали приходить в себя. Он приподнял Рыбакова и посадил на стул.
  - Ну что ты раскис, Родион? - спросил оперативник. - Давно не перепадало?
  Рыбаков утвердительно качнул головой.
  Кравцов усмехнулся.
   - Ну не всегда на вашей улице праздник. Дайте и другим повеселиться.
  - На этот раз, твоя взяла, - злобно проронил Рыбаков.
  - Это потому, что я на стороне закона, - изрёк оперативник. - Как найти Евгения Краснина?
  - Мифическая личность. Я его никогда не видел.
  Кравцов вынул из кармана Рыбакова свой паспорт и попутно забрал у всех троих документы, мобильники и ключи.
  - А вы посидите здесь, пока не поумнеете, - сказал оперативник и вышел из комнаты.
   Кравцов закрыл металлическую дверь на замок и поднялся по лестничному пролёту на второй этаж. Он вошёл в приёмную Карасёва. Марго как всегда была на своём посту за компьютером и стучала по клавишам. Она с удивлением оглядела взъерошенную физиономию Бориса.
  - Директор у себя, - пролепетала она.
  Оперативник толкнул дверь и вошёл в кабинет. Карасёв от неожиданности и изумления привстал со своего кресла и, не мигая уставился на Бориса.
  Кравцов приблизился к столу и бросил на стол документы сотрудников.
  - Можете уволить своих помощников.
  - Где они? - спросил Карасёв.
  - Пусть посидят в подвале, пока не поумнеют. Я не ожидал, что вы подстроите мне подлянку.
  Кравцов положил на стол их мобильные телефоны. - Вы организуете мне встречу с Красниным, иначе плохо закончите, - грозно прорычал он. - Вы поняли?
  Карасёв с сарказмом посмотрел на собеседника и отрицательно покачал головой. - Сожалею, похоже, вы не прошли проверку, - злобно вымолвил он. - А пугать меня не надо, я был в таких передрягах, что вам даже не снилось. Краснин мне только что звонил и сообщил, что он занят, и не желает с вами встречаться. Если вы что-то хотите сказать, то сообщите мне, а я при случае ему передам.
  - Я должен лично с ним встретиться, господин Карасёв, - изрёк Кравцов и зашагал к выходу из кабинета.
  В приёмной, он не застал Марго на месте. Он решил пойти в подвал и переговорить с посланцем Князева.
  Кравцов спускался по лестничному пролёту, когда его внимание привлёк тот самый смуглый, кучерявый парень, который сопровождал его из Москвы и которого потом задержали сотрудники полиции в аэропорту Кольцово. Парень слонялся по коридору, заглядывая то в один, то в другой кабинет. На него никто не обращал внимания.
  Кравцов приблизился к нему сзади и хлопнул его по плечу.
  - Привет, старый знакомый, - сказал он, и лицо его скривила гримаса усмешки. - Похоже, ты Касима ищешь?
  У парня от удивления отвисла челюсть, и он попятился назад, но Кравцов вовремя схватил его за руку и нанёс ему резкий удар в солнечное сплетение. Парень согнулся пополам, хватая ртом воздух. Кравцов взял его под руку и аккуратно повёл в кабинет номер два. Он толкнул ногой дверь, вошёл в помещение и тут же проследовал в смежную комнату, в которую он накануне пытался войти. В комнате было темно, так как единственное окно было зашторено чёрными жалюзи. Кравцов раздвинул жалюзи. В центре стоял письменный стол, кресло, два стула и возле стены старый диван. Рядом шкаф, и нараспашку раскрытые дверные створки, там висели чьи-то вещи.
  Оперативник посадил парня на диван, и проверил содержимое внутренних карманов его пиджака. Он вытянул паспорт и вслух прочитал: - Чечкин Михаил Иванович. Похоже, ты своего приятеля ищешь? - спросил Кравцов.
  Парень стал приходить в себя и отрицательно покачал головой. - Нет.
  Оперативник улыбнулся. - Отрицать не имеет смысла, я всё знаю, - сказал он. - Касим Усманов задержан службой безопасности Карасёва, сильно избит и заперт в подвале.
  - Вы вероятно меня с кем-то спутали, - вымолвил Чечкин. - Я не знаю Касима Усманова.
  - Хватит врать, парень. Я тебя засёк, когда ты ещё крутился возле меня в столичном аэропорту, а потом в самолёте, когда сидел сзади меня в кресле. А в аэропорту 'Кольцово' тебя задержали сотрудники полиции и увели в досмотровую комнату. Вы приехали от Князева, ищите подходы к Краснину. Дальше рассказывать?
  - Не надо.
  - Сколько вас человек?
  - Нас двое: я и Касим Усманов, но есть ещё двое, которые пристёгнуты к Ашоту Гиревичу, но в случае необходимости, Усманов их может задействовать.
  - Где остальные?
  - В городе занимаются по своему плану.
  - Их фамилии?
  - Я знаю только то, что одного зовут Хван Ли, а другого Хаким. Они знают вас в лицо. Вы ведь Борис Кравцов?
  - Верно, - изрёк оперативник. - Где они поселились?
  - Понятия не имею.
  - Кто такой Ашот Гиревич?
  - Это доверенный человек Князева.
  - Для чего вам нужен Евгений Краснин?
  - Я не знаю. Старший Касим, он всё знает. А мы должны выполнять его приказы.
  - Значит так, Миша. Я, конечно, проверю, что ты за гусь. Возвращаю тебе твой паспорт, телефон и Кравцов ввёл туда свой номер телефона. Будешь сообщать мне обо всех ваших действиях.
  - Я не стукач, и делать этого не буду, - заявил Чечкин.
  - Будешь докладывать как миленький, - произнёс оперативник. - Иначе мы сделаем так, что тебя свои же прикончат за длинный язык. Ты уже достаточно наговорил на своих друзей, а я успел записать, - и Кравцов воспроизвёл запись на своём мобильнике. Чечкин услышал своё признание и погрустнел.
  - Так что послушай меня, от того что ты будешь помогать мне никто не пострадает. А для дела, которым я занимаюсь, будет большая польза. Ну как, договорились?
  - Ладно, уговорил, - недовольно пробормотал Чечкин.
  - Вот и хорошо, Миша. А теперь вставай, - произнёс Кравцов. - Пойдёшь со мной.
  - Куда?
  - В гости к Касиму.
  Чечкин неохотно поднялся с дивана и поплёлся на выход. Кравцов придерживая его за руку, двинулся рядом с ним. Они вышли в коридор, и оперативник подвёл Чечкина к архиву.
  - Топай вниз. В конце подвала найдёшь Усманова в запертой комнате, та, что справа. Собьёшь замок и его выпустишь. Я думаю после освобождения, ты заслужишь его особое доверие. В соседней комнате сидят трое парней из службы безопасности. Их выпускать не надо.
  Чечкин утвердительно кивнул и скрылся за дверьми.
  'Похоже, Чечкин вряд ли ему позвонит, - подумал Кравцов, - а это по большому счёту ему и не нужно. Касим Усманов озлоблен и будет мстить Карасёву и его охранникам. Пусть перегрызутся, а я тем временем, займусь делом'.
  Кравцов поднялся в приёмную Карасёва и приблизился к Марго. Он чувствовал, что между ними проскочила искра взаимной симпатии. Ему захотелось поближе узнать эту красивую блондинку.
  - Вы очень помогли мне, - улыбнулся Кравцов. - Я в долгу перед вами. А долг платежом красен. Сегодня пятница, завтра нерабочий день, приглашаю отужинать в ресторане отеля 'Тысяча и одна ночь'.
  - Я согласна, - вымолвила она.
  - Тогда сегодня в семь часов вечера я буду ждать вас в фойе отеля, - проговорил он. - И ещё один момент...
  Марго вопросительно посмотрела на него.
  Кравцов улыбнулся. - Предлагаю прекратить 'выкать' и перейти на 'ты'.
  - Я не возражаю, - Она серьёзно посмотрела на него. - Хочу предупредить, ты зря связался с Карасёвым.
  - Почему?
  - Он против тебя что-то замышляет. Я слышала, как он беседовал с Геннадием Шихман и обзывал тебя непристойными словами.
  - Неужели! - удивился Кравцов и посмотрел на дверь кабинета директора. - Ай да, Карасёв.
  Марго нахмурилась. - Но только это между нами, иначе мне здесь не работать.
  Кравцов ободряюще посмотрел на девушку. - Разумеется, - обронил он. - А кто такой Геннадий Шихман?
  - Это успешный бизнесмен и страшный человек.
  - У тебя есть основания так утверждать?
  - Я здесь работаю недавно, но мне кажется, что я знаю его давно.
  - Он часто бывает здесь?
  - Он только что ушёл отсюда.
  - Спасибо. Ты опять мне помогаешь. Зачем ты это делаешь?
  - Пока не знаю, но чувствую, ты неплохой парень, - вымолвила она. - Я решила предостеречь тебя от неверного шага.
  - Теперь я вдвойне в долгу перед тобой, - сказал он и положил связку ключей на стол. - Передай ключи от подвала директору. Пусть сам решает, что с ними делать. Итак, до встречи...
  Кравцов улыбнулся девушке и покинул помещение.
   ***
  На улице Бориса Кравцова дожидался капитан Есипов, который сидел за рулём серебристого внедорожника и слушал приёмник. Когда Кравцов плюхнулся на соседнее сиденье, Есипов спросил: - Объясни, что произошло?
  Автомашина тронулась с места и выехала на дорогу. Кравцов вкратце изложил отдельные моменты инцидента, об остальном он решил не распространяться.
  Есипов внимательно его выслушал.
   - Я проверил Евгения Краснина и его жену Адель по адресной службе, - сказал капитан. - Выяснилось, что эти люди прописаны по адресу, который ты мне дал. Полгода назад, они внезапно исчезли и больше их никто не видел. Из города они не выписывались. За домом смотрит Анна Степановна Горская, которая фактически прописана в центре города в трёхкомнатной квартире. Соседи видели её в последний раз неделю назад. Она собиралась куда-то выехать.
  - Где же Краснины?
  - Не знаю.
  - Надо разослать ориентировку.
  - Хорошо, я всё сделаю, - сказал капитан и передал Борису небольшую коробочку.
  - Что это? - спросил Кравцов.
  - Это наручные часы, - сказал он.
  Кравцов раскрыл коробочку и взглянул. - Неужели швейцарские?
   Есипов улыбнулся. - Носи на здоровье.
  - Я не пользуюсь наручными часами, - буркнул он. - В моём телефоне имеются часы, этого достаточно.
  - На всякий случай. Мало ли что с тобой может произойти. Я хоть буду знать, где тебя искать.
  - Эти часы с радиомаяком?
  Есипов утвердительно кивнул.
  - Ну, так бы и сказал, - проговорил Кравцов и надел их на руку. - Надеюсь, всё будет в порядке. Теперь я постараюсь опасные места обходить стороной.
  - Есть ещё какие-нибудь просьбы?
  - Есть. Мне нужна автомашина со специальной аппаратурой, - произнёс Кравцов. - Организуешь?
  - Сделаем, - изрек Есипов, управляя автомобилем. - Из центрального аппарата пришла шифрограмма о том, чтобы оказывать тебе помощь по всем служебным вопросам.
  
   Глава 8
  Михаил Чечкин оказавшись в подвале, стал продвигаться по проходу между рядами стеллажей, на которых лежали пухлые папки. Из верхних окон покрытых слоем пыли пробивался слабый свет. Осторожно ступая, Чечкин двигался в дальний конец коридора. Он увидел несколько дверей и приблизился к той, что была справа, осторожно заглянул в маленькое окошко. Усманов сидел на стуле в маленькой комнате.
  - Касим? - позвал он. - Сейчас освобожу.
  Неожиданно из соседней комнаты забарабанили в дверь. Раздались возгласы: - Эй, там, выпустите нас!
  - Перебьётесь! - злобно выкрикнул Чечкин.
  Он нашёл в подвале кусок ржавой трубы, несколькими мощными ударами сбил замок и выпустил Усманова. У него под глазом светился фонарь. - Где эти козлы!? - грозно прорычал Касим.
  - Они заперты в соседней комнате, - ответил Чечкин.
   - Этим гнидам надо должок вернуть.
  Чечкин взял его под руку и потянул за собой. - Касим, надо валить отсюда, пока сверху не хватились.
  - Валить!? - изрёк Усманов. - Верно, их всех надо валить. Они на моём теле места живого не оставили. Избивали словно боксёрскую грушу. Нет уж, пока долг не верну, никуда не поеду.
  - У нас мало времени, Касим, - настаивал Чечкин. - Если хочешь, то оставайся. А я уношу ноги.
  - Будь, по-твоему, - недовольно вымолвил Усманов. - Но вначале наведаемся к Карасёву. Нужно кое-что забрать.
  Усманов быстро двинулся к выходу, Чечкин бросился за ним. Они выскочили в коридор первого этажа, и Усманов по лестничному пролёту убыстряя темп, рванул на второй этаж. Чечкин еле успевал за ним.
  Они стремительно ворвались в приёмную Карасёва. Секретарь Марго от неожиданности вскочила с места.
  - Вам кого?
  - Твой шеф у себя? - рявкнул Усманов.
  - Да, - испуганно вымолвила девушка.
  - Он один?
  Девушка кивнула.
  - Сиди на месте и не рыпайся, иначе зарежу, - устрашающе прошипел Усманов.
  Девушка от страха опустилась на место.
  - Вот так и сиди, - угрюмо изрёк Усманов и направился в кабинет директора. Обернувшись к Чечкину, он бросил: - Будь здесь.
  - Хорошо, Касим, - ответил Чечкин, оставаясь в приёмной.
  Когда Касим вошёл в просторный кабинет, то Карасёв бросился к сейфу, пытаясь судорожными руками его открыть.
  - Стоять! - заорал Усманов и схватил со стола тяжёлую металлическую пепельницу. - Быстро на место, пока я не разбил тебе голову.
  Карасёв застыл, соображая как правильно поступить.
  Усманов приблизился к нему и вырвал из его рук ключи. - Сядь! - угрожающе крикнул он.
  Карасёв опустился в своё кресло. - Послушай. Ты меня прости, я немного перегнул палку. Ты злишься?
  - А как ты думал? Эти козлы на мне живого места не оставили.
  - Я компенсирую все издержки, - виновато пробурчал Карасёв.
  - Тогда лады, - смягчаясь, согласился Усманов и открыл сейф.
  Касим заглянул внутрь и обнаружил пачки с деньгами и сверху старый пистолет марки 'Беретта'. Там же он нашёл свой паспорт и другие документы.
  Проверив наличие патронов в магазине, Усманов передёрнув затвор, и прицелился в Карасёва, который мгновенно побелел, словно больничная простыня.
  - Я прошу тебя,- жалобно простонал Карасёв. - Забери всё, что там есть, только не убивай.
  - Лады.
  Выгребая всё из сейфа, Касим спросил: - Как мне отыскать Евгения Краснина? Только не ври, иначе ты знаешь, что я с тобой сделаю.
  Карасёв изобразил на лице гримасу страха. - Краснин в отъезде, где-то к северу-востоку от Ивделя. Где-то там он нашёл крупное месторождение минералов, - солгал он.
  - Ты знаешь, где это находится?
  - Это место никто не знает.
  - Как ты связываешься с ним?
  - Он сам звонит мне в кабинет, - ответил Карасёв и, кивнув в сторону стационарного телефона, добавил: - На этот номер.
  - Как часто он звонит?
  - Очень редко, в основном днём.
  - Какие у вас с ним дела?
  - У нас планируется совместное производство ювелирной фабрики, - нехотя вымолвил Карасёв. - Для этого я выкупил пустующее здание и территорию бывшего завода.
  - Где находится завод?
  - Карасёв назвал адрес.
  - С кем он ещё имеет дело?
  - Не знаю.
  - Врёшь?
  - Правда, не знаю. Сами подумайте, зачем ему посвящать меня в свои дела?
  - Допустим, я поверил. Но как только станет что-то известно о нём, то позвонишь мне вот по этому номеру, - проговорил Усманов и черканул на настольном календаре несколько цифр. - О нашем разговоре не вздумай кому-либо трепаться, иначе удача тебя покинет.
  - Разумеется, я ни кому не скажу, - услужливо промямлил Карасёв.
  Усманов ухмыльнулся, распихал деньги по карманам и вышел из кабинета.
  Покинув здание, Усманов и Чечкин остановили такси и скрылись в потоке проезжающих автомобилей.
  После налёта, Вадим Карасёв дрожащими руками схватил телефон и стал кому-то звонить...
   ***
  Ашот Гиревич приехал на завод, у ворот его встретил охранник - особо доверенное лицо. Это был лысоватый худощавый мужчина, около пятидесяти лет, в прошлом сотрудник полиции.
  Гиревич махнул рукой. - Привет, Петрович! - по-приятельски обратился он. - Как обстановка?
   - Я тут выяснил кое-что, - изрёк Петрович.
  - Что-то серьёзное? - напрягся Гиревич.
  - Да. Люди Карасёва вынюхивают по поводу вашего оборудования на складе.
  - А что их конкретно интересует?
  - Вопросов много, но их интересует главное: когда и куда будет вывезено оборудование?
  - И что им ответил твой человек?
  - Он сказал, что через неделю оборудование отправят, но куда не знает.
  - Похоже, Карасёв что-то замышляет, - проговорил Гиревич. - Петрович, сиди здесь сутками и удвой охрану. Все ваши издержки я оплачу по двойному тарифу.
  - Не волнуйся, Ашот. Я всё сделаю.
  Гиревич развернул машину и уехал.
   ***
  В дальнем углу ресторана отеля 'Тысяча и одна ночь' за столиком сидели двое респектабельных мужчин. Один солидного вида бизнесмен Геннадий Шихман, другой, чрезмерно красивый и весьма элегантный посланец мафиозного клана Рафаэль Амбрози. Их беседа носила чисто деловой характер.
  - Признаюсь вам, дорогой Геннадий Борисович, именно Альберт Князев вставляет нам палки в колёса, - сказал итальянец. - Наша сделка рушится по его вине. Такой подлости, мы от него не ожидали.
  - Я наслышан, что Альберт Князев деловой и вполне добропорядочный партнёр, - сказал Шихман. - Может быть, вы ошибаетесь. Ведь он окружён разными людьми и его могут просто подставить.
  - Я тоже об этом подумал и не стал раньше времени информировать своего Дона.
  - С кем конкретно вы имеете дело?
  - Непосредственно с Ашотом Гиревичем. Ваша дочь сказала, что это её мужчина.
  Геннадий Шихман побагровел.
  - Признаюсь, я не в восторге, что моя дочь встречается с Ашотом. Я наслышан, что он мерзкий проходимец. Я вполне допускаю, что этот плут просто подставляет Князева, у которого кроме вашей сделки, много других дел. Естественно он опирается на своих помощников и многое им доверяет. Гиревич слишком далеко зашёл. Прежде чем рубить с плеча, советую объясниться с Князевым. Может быть, его душа ничего не знает.
  - Возможно, вы правы, - буркнул итальянец. - Но так называемое шестое чувство мне подсказывает, что Гиревич без команды своего босса не будет вставлять палки в колёса. Он слишком трусоват.
  - Вы это верно подметили, Гиревич очень осторожный человек, и на обострение с хозяином не пойдёт, - отметил Шихман.
  - У меня есть к вам деловое предложение, - вымолвил Амбрози. - Помогите мне с этим оборудованием.
  Шихман нахмурился. - Вы предлагаете мне вмешаться в вашу сделку с Князевым? - уточнил он.
  - Вот именно.
  - Это весьма рискованное мероприятие, - изрёк Шихман. - Допустим, если я соглашусь, что я буду иметь?
  - Сейчас с введением санкций против вашей экономики, для российских компаний настали трудные времена для продвижения своего бизнеса в Европе и Штатах, - заявил Амбрози. - Если вы нам поможете, то вашей компании будут открыты все двери на Западе. Больше того, наши банки предоставят вам крупные инвестиции в перспективные проекты.
  - Заманчивое предложение, от которого трудно отказаться.
  - Значит, вы согласны вмешаться в сделку?
  - Надо обсудить все детали, - изрёк Шихман.
  - Я уже всё обдумал, - заявил Амбрози. - У меня есть план, как всё организовать.
  - Рассказывайте. Я весь внимание.
  Они ещё долго беседовали, когда в ресторане появились Борис Кравцов и Марго. Они уселись за отдельный столик.
  - Никогда не была здесь, - сказала она, оглядывая зал ресторана.
  Взгляд Марго остановился на солидном седовласом мужчине с окладистой серебристой бородой, который сидел за отдельным столиком со смуглым красавцем недалеко от них. На её лице появилась тень тревоги.
  Кравцов сразу заметил изменение настроения девушки. - Что-то случилось? - спросил он.
  Марго взглядом указала на мужчину. - Это и есть Геннадий Шихман, - вымолвила она.
  - Этот тот бизнесмен, о котором ты говорила?
  - Именно.
  Кравцов внимательно оглядел Шихмана и его напарника. - На вид властная фигура, а рядом с ним, похоже, иностранец. У меня на них глаз намётан, - сказал он.
  - Ты не ошибся. Его зовут Рафаэль Амбрози. Он представитель итальянской фирмы. Они хотят закупить оборудование у Князева, а его представитель Ашот Гиревич сопровождает эту сделку.
  - Откуда тебе известно?
  Возникла маленькая пауза, после которой она сказала: - Я случайно услышала разговор Карасёва и Шихмана, когда дверь в кабинет начальника была не плотно закрыта.
  - Похоже, Шихман о чём-то с ним договаривается.
  - Он умеет наводить мосты, - проговорила она. - Ходят слухи, что Шихман опасный тип. Я не советую связываться с ним.
  - А кто сказал, что у меня будут с ним какие-то отношения?
  - Да, так. Мне показалось, - сказала Марго. - В таком случае давай сменим тему.
  - Ты замужем? - с улыбкой спросил Кравцов.
  Она ответно улыбнулась. - Не помню.
  Он понял, что она просто не хочет касаться этой темы.
  - А ты женат? - спросила она.
  Кравцов отрицательно покачал головой, и оба засмеялись.
  Появилась официантка и приняла заказ. Когда она удалилась, Кравцов спросил: - Ты знакома с Евгением Красниным?
  - Где-то слышала эту фамилию, но не припомню. А зачем он тебе?
  - Да так. Один приятель просил кое-что передать.
  - Что-то важное?
  - Да.
  Последовала продолжительная пауза. Кравцов словно подыскивал тему для разговора.
  - Здесь хуже, чем в Москве, - произнёс он.
  - Ты ведь живёшь не здесь?
  - Нет, я из Москвы, - Он умолк и насторожился.
  Марго проследила за его взглядом и увидела Шихмана, который направлялся в сторону выхода.
  - Да-а! - вымолвил Кравцов, глядя на продвигающегося между столами солидного дельца. - Породистый мужчина, хотя и староват, не так ли?
  - Он мне безразличен.
  - Интересно, почему он так рано уходит? - спросил он.
  - А ты разве не понял? - она кивнула в противоположную сторону.
  Кравцов перевёл взгляд и увидел, место Шихмана за столом заняла красивая молодая девушка. Она с улыбкой мило ворковала с Рафаэлем Амбрози.
  В это время официантка принесла заказ, и они выпили по бокалу французского вина. Марго сразу перешла к десерту. Кравцов пододвинул к себе мясной салат и, уткнувшись в тарелку, начал активно работать вилкой. Возникла продолжительная пауза. На его лбу появились морщинки, явный признак раздумья.
  - Что-то ты погрустнел? - поинтересовалась Марго, очищая от кожуры апельсин. - О чём ты думаешь?
  - Во всём виновата твоя красота.
  - Не надо лгать, - сказала она. - Лучше расскажи о Москве.
  - А что о ней рассказывать. Москва, как Москва, - проговорил он, чувствуя, что разговор не клеится. Её настроение явно изменилось, после того как она увидела Шихмана. А может быть Амбрози?
  Марго взглянула на свои золотые часики. - Мне пора идти.
  - Я, пожалуй, тоже пойду. Значит, сегодня мы не сможем быть вместе?
  - Нет, - ответила она. - За мной должна заехать приятельница.
  Сопровождая Марго, Кравцов попутно осматривал просторный с золотистым оттенком современный вестибюль. На противоположной стороне в чёрном кожаном кресле сидел темноволосый молодой парень кавказской наружности. Парень глазами прошёлся по нему лишь на секунду задержал взгляд. Это не ускользнуло от внимания Бориса. Его мозг сразу воспроизвел в памяти ту перестрелку в больнице, в которой Анна Горская была смертельно ранена пулей выпущенной корейцем. Молодой кавказец был явно похож на того самого водителя который дожидался своего подельника в карете скорой помощи.
  Кравцов виду не подал и с непроницаемым лицом проводил Марго на выход. Он стоял на улице и наблюдал за тем, как она села в чёрный внедорожник 'Mercedes-Benz' с затемнёнными задними окнами. Когда автомобиль развернулся и проехал мимо, Кравцов увидел за рулём водителя с внешностью то ли корейца, то ли китайца. Чувство необъяснимой тревоги охватило его и, долго не раздумывая, он бросился в сторону припаркованных автомашин. Там стояли несколько машин такси, Кравцов сел в свободный автомобиль.
  - Куда едем? - спросил таксист.
  Кравцов показал в сторону отъехавшего внедорожника. - Езжай вот за тем вездеходом.
  - Будем шпионить, - улыбнулся водитель.
  - Вроде того, - угрюмо буркнул Кравцов. - Хочу за женой понаблюдать, похоже, она водит меня за нос, - солгал он.
  - Бывает в жизни и такое, - проронил таксист и, вывернув руль, выехал на проезжую часть оживлённой автомагистрали, прибавил скорость и пристроился в хвост чёрного внедорожника 'Mercedes-Benz'.
  Внедорожник пропетлял по улицам города минут двадцать и остановился возле многоэтажки. Из автомобиля выпорхнула Марго и направилась к подъезду жилого дома. Внедорожник поехал дальше. Оперативник запомнил номер внедорожника.
  Кравцов рассчитался с таксистом, покинул автомашину и устремился за ней. Ему хотелось узнать, в какой квартире проживает Марго. Эта соблазнительная блондинка привлекла его внимание не только своей красотой, но и тем, что работала на предприятии возглавляемым сомнительным дельцом, облачённым доверием избирателей, у которого служба безопасности крайне криминализирована. А Борису хотелось иметь там своего человека. На эту роль Марго прекрасно подходила, тем более у них уже возник взаимный интерес.
   Возле подъезда одиноко стоял пожилой седовласый мужчина с острым носом. Марго поздоровалась с ним, перекинулась парой фраз и вошла в подъезд. Кравцов приблизился к мужчине и спросил: - Скажите, пожалуйста, это случайно не Маргарита прошла в подъезд?
  Мужчина удивлённо вздёрнул брови и оценивающе его оглядел. - Да, эта она, - изрёк он. - А в чём дело?
  - Понимаете, я задолжал ей деньги, а номер квартиры забыл, - солгал Кравцов. - Хочу вернуть долг. А теперь не знаю, как быть?
  - Я думаю, здесь нет никаких проблем. Вы прямо сейчас зайдите и верните долг, - услужливо проговорил мужчина. - Она моя соседка. Живёт на третьем этаже, в восемнадцатой квартире.
  Кравцов замялся. - Сейчас вечер и как-то неудобно. Что муж об этом подумает?
  - Да вы не смущайтесь, - сказал мужчина. - Она одинокая, но очень приветливая женщина. Недавно заселилась. Я тоже у неё иногда одалживаю деньги. Бывает, что до пенсии не дотягиваю.
  - Всё равно неудобно. Уже поздно. Лучше завтра я верну ей долг на работе, - проговорил Кравцов и удалился.
  Мужчина в недоумении пожал плечами, пристальным взглядом проводил незнакомца, пока тот не скрылся за ближайшим углом. Затем он торопливо зашагал к подъезду.
   Глава 9
  Когда Кравцов вернулся в номер отеля 'Тысяча и одна ночь', то сразу же позвонил капитану Есипову и попросил выяснить всё, что касается чёрного внедорожника 'Mercedes-Benz' государственный номер ... . Ждать пришлось недолго. Есипов ему перезвонил и сообщил всё, что ему удалось выяснить. Кравцов записал сведения в записную книжку. Машина стояла на балансе ЗАО 'Платина'.
  'Надо будет проверить', - подумал он.
  Внезапно его телефон заверещал. Он взглянул на дисплей. Эта была Марго.
  - Ты зачем за мной следил? - требовательно спросила она.
  Возникла неловкая пауза. Кравцов застигнут врасплох, и не знал, как реагировать.
  - Мне показалось, что за рулём был мужчина, - правдиво проговорил он. - Непроизвольно сработало мужское любопытство, и я решил убедиться...
  - Ну и как, убедился?
  - Вполне.
  - Тогда верни долг, - хихикнула она.
  - Что? Прямо сейчас.
  - А как ты думаешь?
  - Дорогая, я уже лечу, - воодушевлённо проговорил Кравцов.
  - Только не перепутай квартиру, моя семнадцатая, - смеясь, вымолвила девушка.
  - Постараюсь не забыть, - изрёк Кравцов и вышел из номера.
  Уже смеркалось, когда на выходе из отеля Кравцов увидел знакомого таксиста. - Свободен? - спросил он.
  Водитель утвердительно кивнул. - Куда ехать?
  - Да всё туда же.
  Таксист с пониманием улыбнулся, хитровато моргнул ему как старому приятелю и двинулся к машине.
  Спустя двадцать минут Борис Кравцов стоял возле квартиры номер семнадцать. Звонок не работал, и он аккуратно постучал в дверь. В ответ, никакой реакции. Тогда он сильнее стукнул в дверь, и она тут же приоткрылась. Кравцов вошёл. В квартире было светло, из глубины доносилась успокаивающая музыка Моцарта. Первое чувство радостного предвкушения сменилось ощущением тревоги. Он заглянул во все комнаты трёхкомнатной квартиры обустроенной в современном стиле. Но хозяйки нигде не было, лишь в кухне на плите кипел чайник. Кравцов обратил внимание, что стол был прекрасно сервирован. 'Значит, она готовилась к встрече, но внезапно, куда-то вышла', - подумал он.
  Ждать пришлось недолго. Вскоре из прихожей комнаты появилась Марго с пакетиком в руках.
  - Ты уже здесь, - улыбнулась она. - А я готовила оливье, оказалось, что в холодильнике нет ни майонеза, ни сметаны. Вот ходила к знакомому соседу, взяла в долг.
  - Это тот самый мужчина, который меня заложил? - осведомился Кравцов.
  - Твое появление ему показалось подозрительным, и он просто меня предупредил. Ведь он раньше работал в полиции, сейчас на пенсии.
  - Неужели!? - удивился Кравцов. - Он мне сказал, что часто занимает у тебя деньги.
  - Деньги!? - на этот раз удивляться пришлось Марго. - Он никогда у меня не занимал.
  - Да! Этот бывший полицейский оказался бдительный, причём обманул меня, назвав другую квартиру.
  - Он назвал номер своей квартиры, а в остальном не солгал, - проговорила она. - Я действительно в этот дом заселилась недавно и живу одна. Есть ещё вопросы?
  - Нет.
  - В таком случае иди в ванную и вымой руки, - сказала Марго. - Будем ужинать.
  - Я сыт.
  - Что будем пить, вино или чай? - осведомилась она.
  - Вино...
  Кравцов помыл руки и вернулся к столу. Он тут же откупорил бутылку вина и налил в фужеры.
  Марго подняла бокал. - За что пьём?
  - За то, чтобы не разочароваться, друг в друге, - произнёс он, тоже поднимая бокал.
  - Замечательный тост, - подтвердила она.
  Когда они выпили вино, Кравцов принялся за десерт, а Марго положила в тарелку оливье. - Очень вкусно, - вымолвила она облизываясь. - Может быть, попробуешь?
  - Ну, хорошо, - махнул рукой Кравцов, и вскоре перед ним появилась тарелка наполненная салатом.
  Через какое-то время они выпили ещё по бокалу вина. Потом она много говорила, а он внимательно слушал.
  И вот уже в полумраке зальной комнаты они танцуют под звуки популярной мексиканской песни Консуэло Веласкес 'Бесаме мучо (Целуй меня крепче)'. Они медленно передвигают ноги. Он прижимает её к себе. Запах волос, и прикосновение её нежных губ его опьяняет. Он тихо шепчет ей на ушко ласковые слова, её обворожительная улыбка отвечает взаимностью. Ими овладело страстное желание.
  Освещая комнату сквозь щели в шторах, появилась полная луна на чистом небе - первый признак успеха в любви.
  Он приподнял её на руки и перенёс в кровать. Она глубоко вздохнула, и её губы нашли его губы. Через мгновение они погрузились в сладостную пучину любви...
   ***
  Марго, задыхаясь, ласкала его грудь. - Ты настоящий мастер, я не думала, что это будет так чудесно.
  - А теперь баиньки, - вымолвил Борис. - И пусть тебе приснятся волшебные сны.
  Несколько позже Кравцов проснулся. Марго лежала рядом, прекрасная и обнажённая. Борис погладил её бедро. Марго повернулась и крепко обняла его. - Я люблю тебя...
  - Ах, эта любовь!.. - подумал Кравцов. - Женщины обожают это слово, оно как острый крючок, на который ловят мужчин...'. И, тем не менее, в ответ прошептал: - И я тебя..., дорогая...
  Борис взглянул на часы. Было четверть девятого. - Мне пора уходить, - сказал он. Да и тебе надо идти на работу.
  - Который час? - осведомилась она потягиваясь.
  - Девятый...
  Марго тут же выпрыгнула из кровати и убежала в ванную комнату. Борис не спеша пошёл на кухню и включил чайник.
  Появилась Марго. - Сейчас я приготовлю завтрак.
  Кравцов тоже принял душ, побрился, оделся и вернулся на кухню. Они сели завтракать...
  Неожиданно на её смартфоне заиграла мелодия. Марго взглянула на дисплей и включила связь. - Алло, - произнесла она, затем долго слушала, опустив голову.
  Потом она грустно ответила: - Поняла, - и положила смартфон на стол.
  Лицо её было бледным.
  - Кто это? - спросил Кравцов.
  - Это мой бывший мужчина.
  - Что ему нужно от тебя?
  - Он убедительно просил меня с тобой не встречаться.
  На лице Бориса появилась гримаса недоумения. - Откуда ему знать, с кем ты встречаешься?
  - Он всё обо мне знает. Он по-прежнему любит меня и не оставляет своим вниманием. Но я его не люблю.
  - Он следит за тобой?
  Она утвердительно кивнула.
  - Не понимаю. Расскажи подробнее.
  - Наши отношения настолько сложные, что я не готова об этом сейчас говорить.
  - Кто он такой, ты можешь сказать?
  - Не могу, - сказала она. - Если я расскажу, то подвергну опасности, как твою жизнь, так и его. А этого я не хочу. Пусть всё идёт своим чередом.
  - Не кажется ли тебе наш разговор странным.
  - Нет.
  - Правильнее будет, рассказать мне всё, а я сделаю так, что он прекратит тебе докучать. Каждый из вас свободен и волен распоряжаться своей судьбой как заблагорассудится. Однако он ведёт себя не по-мужски. Ведь его жизнь для тебя закрыта, а твоя для него как на ладони.
  - Не совсем так.
  - Что это означает?
  - Я в курсе его дел.
  Кравцов удивлённо посмотрел на неё.
  - Даже так. Поистине нам - мужчинам трудно понять вас - женщин.
  - Не торопи меня, пожалуйста. Со временем ты всё поймёшь.
  - Когда наступит это время?
  - Когда я разберусь в своих чувствах.
  - Значит, ты ещё не разобралась.
  - Но ведь мы только познакомились, - парировала она. - Я тебя совершенно не знаю.
  - И, тем не менее, не зная меня, ты решила мне помочь. Почему?
  - Наверное, потому что, когда увидела тебя, в моей груди что-то ёкнуло, и тогда я подумала: 'Именно этот мужчина принесёт мне счастье!'. Мне показалось, что я уже видела тебя. В тебе есть что-то до боли мне знакомое, такое далёкое и родное, как будто бы из другой жизни.
  - Ты не поверишь, но тоже самое испытал я, когда увидел тебя.
  - Как всё странно и загадочно получается в жизни, - вымолвила она. - Встречаешь незнакомого человека, и по всем ощущениям он кажется тебе любимым и родным.
  - Это ты о ком сейчас?
  - О тебе, конечно.
  Кравцов улыбнулся. - Приятно слышать, но ты меня совсем не знаешь. А вдруг я не такой, каким ты себе представляешь?
  Марго улыбнулась и отрицательно покачала головой. - Женское сердце не обманешь, - ответила она. - Ты не такой как те, которые окружают меня на работе.
  - Стоп, - изрёк Кравцов. - А здесь если можно давай подробней?
  - А надо ли тебе об этом знать?
  - Да, дорогая. Я хочу знать всех, кто тебя окружает.
  Наступила пауза. Марго о чём-то думала. Потом произнесла: - Борис, прости, но я не могу предать этих людей, хотя они во многих своих действиях не правы.
  - Понимаю тебя. Ну, тогда, давай сделаем так: то, что было, уже прошло. Но то, что будет, ты мне будешь рассказывать.
  - Нет, - категорично заявила она.
  - Ну, хорошо, - задумчиво проронил он. - А ты можешь оказать мне маленькую услугу?
  - Что ты хочешь?
  Кравцов вынул из кармана микрофон и положил на стол. - Прикрепи эту штуку в кабинете твоего начальника, чтобы он не был заметен.
  Марго взяла микрофон в руки внимательно осмотрела его. - Я сделаю это для тебя в первый и последний раз, - сказала она и положила микрофон в дамскую сумочку. - С подобными просьбами больше ко мне не обращайся.
  - Не буду, - согласился он вставая. - Мне пора.
  Кравцов поцеловал её и вышел из квартиры.
   Глава 10
  Был вечер, Рафаэль Амбрози покинул свой номер, прошёлся по коридору отеля и на лифте спустился в фойе. Амбрози увидел возле входа в ресторан Розалию Шихман. Она выглядела великолепно. На ней были белые брюки, нежно-голубая приталенная блузка из шифона и синие туфли на высоком каблуке. Тёмные волосы, прядями спускались на плечи. Она повернула миловидное личико в его сторону и приветствовала его лёгким поклоном головы. Большие миндалевидные чёрные глаза, полные губы, длинные стройные ноги - заставили биться его сердце намного чаще.
  - Добрый вечер, Рафаэль, - пропела она своим сочным контральто.
  - Очень рад тебя видеть, Розалия, - улыбнулся Амбрози. - Ты, как всегда очаровательна.
  - Благодарю за комплимент, - мило улыбнулась она. - Надеюсь, ты не заскучал?
  - Есть немного. Согласно древним знаниям, вся энергия Вселенной находится у женщины. Но когда я увидел тебя, настроение заметно улучшилось. Мне кажется, что ты вселяешь в меня лучезарную энергию.
  - Красиво сказано. В таком случае я приглашаю тебя в ресторан, немного выпьем отличного вина, перекусим, а потом ... . - Она стрельнула в него задорными улыбающимися глазами.
  - А потом я отблагодарю тебя, моя дорогая Розалия, - заигрывая, проговорил итальянец. - Я докажу тебе, что я настоящий мачо.
  И вдруг Розалия засмеялась таким весёлым и заразительным смехом и он, тоже преодолев смущение, засмеялся от нелепости своего высказывания.
  Успокоившись, они вошли в ресторан. Амбрози огляделся по сторонам. В центре зала разноцветным весёлым каскадом играл небольшой фонтан. Из него исходила красивая, чувственная и успокаивающая волшебная мелодия.
  Амбрози окинул взглядом людей, сидящих за столиками. Многие из них сидели парами и были в хорошем настроении. Обстановка располагала к приятному времяпровождению.
  В то время, как Розалия пробиралась между столиками, некоторые дамы и мужчины приветствовали её кивком головы. Розалия не оставила их без внимания и в ответ тоже кивала, и, наконец, приблизившись к свободному столику, опустилась в золотисто-лиловое кресло. Амбрози, присел напротив.
  Появилась официантка.
  Розалия взглянула на него. - Что будешь пить? Вино, виски ...
  - Мне всё равно, - ответил Амбрози.
  - Света, принеси нам виски и мартини, - сказала она, обращаясь к официантке.
  - Что будешь кушать?
  - На твоё усмотрение.
  - Света, принеси на закуску креветки в соусе, а затем утку в вишнёвом соусе и кофе. - Розалия взглянула на Амбрози. - Если не хочешь утку, можешь заказать что-то другое.
  - Меня твой заказ вполне устраивает.
  - Вот и отлично, - сказала она и отпустила официантку.
  Амбрози прислушиваясь к мелодии, закрыл глаза.
  Это не ускользнуло от её внимания.- Тебе нравится эта музыка? - спросила девушка.
  Амбрози утвердительно кивнул и посмотрел на неё. - Это французская мелодия. Когда я слушаю эту мелодию, то просто закрываю глаза и представляю ... Париж...осень...небольшое кафе с видом на Эйфелеву башню... и горячий шоколад в красивых чашках!..
  Розалия прислушалась. - В этой мелодии всё... она про любовь, о которой мечтает каждая женщина..., любовь... трепетную, нежную, хрупкую, но крепкую и прекрасную.
  Она тяжело вздохнула. - Очень красивая мелодия, трогательная. Я когда её слушаю, то перед моими глазами пробегают все самые грустные и самые счастливые воспоминания. Я вспоминаю всех, кто дорог, даже тех, кто не со мной... . Ой, накатило уныние, давай не будем, а то я заплачу...
  - Ты опечалена?..
  - Да. Недавно я потеряла близкого мне человека.
  - Я сожалею.
  - Давай сменим тему, - вымолвила она, сквозь накатившуюся слезу.
  - Да и то, правда! Что это я? Спровоцировал уныние, а это грех и он нам ни к чему. Мы сюда пришли приятно провести вечер.
  В это время официантка принесла заказ. Они выпили: Розалия - мартини, Рафаэль - осушил четверть стакана виски.
  Амбрози, закусывая креветкой, проговорил: - Итальянцы мало пьют виски, в основном вино, но в этот вечер я позволил себе немного крепкого.
   Розалия улыбнулась и отправила креветку в рот. - Надеюсь, это тебе не повредит.
  - В эти дни мне пришлось понервничать. Думаю, виски пойдёт на пользу.
  - Произошло что-то серьёзное?
  - Не будем о работе, лучше поговорим о тебе, - изрёк Амбрози.
  - Что ты хочешь узнать обо мне?
  - Такая прекрасная женщина могла бы выбрать лучшего кавалера, чем Ашот Гиревич. Скажу честно: он тебе не пара.
  - Пара, не пара... какая разница. Вот и мой папа твердит тоже самое... и ты теперь об этом...
  - Я говорю искренне, потому что когда увидел тебя, то понял, что ты должна принадлежать только мне. Поверь, со мной такого ещё не было. Я влюбился в тебя как мальчишка.
  Розалия улыбнулась. - По моему на тебя сильно подействовал виски.
  - Причём тут виски, я говорю правду. Ты очень похожа на мою бабушку в молодости, я видел её ранние фотографии, ведь она тоже русская, жила в России, потом эмигрировала. Мне хотелось бы отыскать родственные корни по её линии, будет свободное время, обязательно займусь.
  - У тебя есть её фотография? - Она закончила салат из креветок и откинулась в кресле.
  - Да, несколько снимков я привёз с собой, - изрёк он, допивая кофе.
  - Если хочешь я могла бы тебе помочь?
  - Я был бы тебе весьма признателен.
  - Как звали твою бабушку?
  - Елена Кузьминична Краснина. Именно она обучила меня русскому языку. Ей было шестнадцать лет, когда она уехала из России. Она говорила мне, что у неё есть родственники. Остались её дневники, которые я привёз с собой. Если хочешь я мог бы дать почитать.
  - Мне было бы очень интересно.
  - Дорогая Розалия, пошли ко мне в номер и я всё покажу, - преисполненный внутренним волнением вымолвил Амбрози.
  Розалия внимательно оглядела его, молча поднялась и пошла на выход. Амбрози двинулся следом. Они вышли из ресторана и, минуя фойе, попали в другое крыло отеля, где итальянец оказался впервые.
  - Куда мы идём? - недоумевая, спросил он.
  - Пожалуйста, тише, мой друг. Фотографии твоей бабушки от нас никуда не уйдут. Я хочу показать тебе кое-что... , - обернувшись, проговорила она.
  Он прочитал в её миндалевидных глазах горячее желание.
  Амбрози двигался за ней по коридору. Он не мог оторвать свой взгляд от лёгких движений её бёдер. Рафаэль почувствовал, как в нём возникает трепетное желание. 'Одна лишь ночь с ней была бы чудесной', - подумал он.
  В конце коридора они вошли в один из номеров. Обстановка комнаты была роскошной. На полу великолепный персидский ковёр, с изображением цветущего парка, огромная кровать возле окна, на столе в большой вазе фруктовый натюрморт, почти беззвучный кондиционер, инкрустированный бар. Она взяла со стола пульт и нажала кнопку, зазвучала мягкая музыка, доносившаяся из невидимой аппаратуры - всё это создавало комфорт, который так нравился Амбрози.
  Внезапно в комнате погас свет. Он приблизился к ней и горячо обнял. Волна желаний охватила их.
  После бурного акта они уснули. Ночью она неожиданно вскрикнула.
  - Что с тобой, дорогая! - спросил Амбрози.
  - Приснится же такое... страшная бойня... и Ашот весь в крови...
  - Не волнуйся. Это ему к прибыли, - солгал он.
  - Ты думаешь?
  - Уверен.
  Она успокоилась.
  Амбрози с любопытством разглядывал её безупречное тело, а думал совершенно о другой женщине.
  У него было довольно много женщин, но, он не мог вспомнить ни одной из них, которая отдавалась бы ему так пылко и самозабвенно, как это делала лишь та, с которой он расстался год назад, с надеждой и мечтой увидеть снова. Именно той его возлюбленной присуща была незабываемая, неповторимая, уникальная изюминка, редко встречающаяся у женщин.
  И, тем не менее, Розалия была прекрасна, и он по-настоящему был в неё влюблён, ведь страстные итальянские мужчины влюбчивы в красивых женщин, но не постоянны.
   ***
  Она покинула его и скрылась в ванной комнате. Он прислушивался к доносившемуся из ванны шуму душа и взглянул на часы. Было без четверти шесть утра.
  Розалия вышла из ванной, она была совершенно голая. Он обнял её и начал нежно целовать. Она задрожала и прижалась к нему. Его губы настойчиво искали её шею, грудь... Она попыталась отстранить его.
  - Не надо, милый... Мне надо идти... . И тебе тоже пора. Ну, пожалуйста, милый, не надо. - Однако Рафаэль уже впился губами в её губы, и она уступила со вздохом, чувствуя, как её охватывает желание. Её пальцы судорожно впились в его мускулистые плечи... . Их охватило запредельное ощущение страсти, и они погрузились в какую-то сказочную бездну...
  - Как мне хорошо с тобой! - произнесла она немного позже. - Ничего подобного я не испытывала раньше.
  Рафаэль улыбнулся, поднялся с кровати и посмотрел на часы.
  - Уже семь. Мне пора.
  - Я тоже иду, - проронила Розалия, одеваясь. - Надеюсь, мы сегодня встретимся.
  - Во второй половине дня созвонимся и договоримся, - сказал он, расчёсываясь перед зеркалом в прихожей.
  Он прижал её к себе и поцеловал, а затем покинул номер. Чуть позже из комнаты выпорхнула Розалия.
   Глава 11
  Когда Борис Кравцов вернулся в отель 'Тысяча и одна ночь', в фойе к нему подошёл улыбающийся мужчина.
  - Здравствуйте, Борис Борисович!
  Кравцов повернул лицо и увидел великолепно сложенного, среднего роста, темноволосого мужчину в возрасте примерно сорока пяти лет. Красивое лицо, умные проницательные глаза излучали веселье. Но за благодушной улыбкой скрывался жестокий и безнравственный делец, всегда готовый надуть простака, клюнувшего на его располагающее очарование.
  Кравцов приветствовал его лёгким поклоном. - Здравствуйте, уважаемый. Ваше лицо мне не знакомо.
  Мужчина протянул руку. - Меня зовут Ашот Гиревич. - Он включил свою обаятельную улыбку.
  Озадаченный Борис Кравцов пожал протянутую руку.
  - Мы можем отойти в сторону и переговорить, - произнёс Гиревич.
  - О чём?
  - Дело в том, что я представляю интересы очень влиятельного в элитных кругах человека.
  Они подошли к журнальному столику, по обеим сторонам которого стояли мягкие кресла.
  - Давайте присядем, - предложил Гиревич, и опустился в кресло.
  Кравцов сел напротив. - Кого конкретно вы представляете?
  - Альберта Князева. Кстати, вы неплохо его знаете.
  - Мне знакома эта личность. Ну и что из этого?
  - Нам известно, с какой целью вы приехали сюда, - изрёк Гиревич. - Как оказалось задача у нас одна и чтобы не наломать дров, вы должны уехать. За это Князев предлагает вам приличные отступные...
  - Сколько?
  - Один миллион рублей. Если вы согласны, то мы расходимся как в море корабли и забываем о существовании друг друга.
  - Слишком дёшево он ценит меня, раньше его милость была щедрее и, тем не менее, убрать с дороги не получилось.
  - Понимаю вас. Я человек маленький. Моё дело передать вам волю хозяина. А решать вам. Поэтому, если торг уместен, то прошу назвать сумму, которая устроила бы вас.
  - Я подумаю.
  - В таком случае, можете звонить по этому телефону, - проговорил Гиревич и положил на столик визитную карточку.
  Кравцов молча взял визитную карточку, принял вертикальное положение и оставил собеседника.
  Ашот Гиревич остался сидеть за журнальным столиком, провожая взглядом удаляющуюся фигуру Бориса Кравцова. 'Колючий субъект, - подумал он.
  Гиревич позвонил Князеву. - Я только что переговорил с ним. От предложенной суммы, он отказался. Взял тайм-аут. Думаю, он решил поторговаться.
  На другом конце телефона послышался смешок. - Старая песня. Он решил поводить нас за нос, а мы будем водить его. Докладывай мне о каждом его шаге. И ещё, пора завершать начатое нами дело. Отправляйте оборудование обратно.
  Связь прекратилась.
  Гиревич позвонил корейцу. - Хван скажи Хакиму, чтобы продолжил свою работу. Я должен знать каждый его шаг.
  - Будет сделано, начальник.
  Гиревич опустил телефон в карман и направился к любимой женщине. Когда он вошёл в служебный кабинет, Розалия Шихман сидела за столом и подписывала какие-то бумаги, рядом стояла главный бухгалтер - толстушка лет пятидесяти. Она о чём-то говорила, но при появлении Гиревича, прервалась на полуслове. Толстушка с недовольным выражением лица отвернулась.
  Заметив Гиревича, Розалия улыбнулась: - Ашотик, давненько тебя не было, - нежно пропела она и, взглянув на главбуха, сказала: - А ты, Варвара Петровна, ступай к себе, позже закончим...
  Толстушка сгребла бумаги со стола и с кислым видом покинула кабинет.
  Розалия приподнялась со своего места и приблизилась к Гиревичу. - Как твои дела, дорогой? Я слышала, ты делаешь успехи, а поделиться со мной не хочешь.
  - О чём ты? Какие успехи? Так рутинная, не благодарная и рискованная работа.
  Розалия вздёрнула вверх свои тонкие брови. На её лице промелькнула тревога.
  - Рискованная работа! - с беспокойством повторила она. - Тебе угрожает опасность!?
  - Да ты не волнуйся, - изрёк он. - Кажется с этим оборудованием, которое мы купили в 'Концерне 'Энергоатом', дело идёт к завершению. Завтра его вернём на место. После этого, шеф исполнит своё обещание...
   - Мне с трудом в это верится, - вымолвила она. - Мне кажется, Князев тебя использует по полной программе, а когда ты станешь лишним, он избавится от тебя.
  Гиревич сердито нахмурил брови. - Прекрати болтать чепуху, - сказал он. - Мы с ним связаны одной верёвочкой. Нас невозможно разлучить.
  - А вдруг верёвочка не выдержит и оборвётся. Что тогда будешь делать?
  - Не пори всякую чушь, - отмахнулся он. - Наша верёвочка крепкая, как канат.
  - Дай-то Бог, поменьше рваных ран, когда идёт большая бойня.
  - О какой бойне ты говоришь?
  - Мне сегодня ночью плохой сон приснился: была какая-то бойня, и ты в ней сильно пострадал...
  - Послушай меня, давай сменим тему. Расскажи, как ты провела без меня эти дни?
  - Чудесно! Лучше бы ты совсем не приезжал!
  - Как это? - удивился Гиревич.
  - Неделями пропадаешь неизвестно где. Жениться не желаешь. Мне нужен мужчина, который был бы всегда рядом, любил меня. Я не требую многого, мне хочется простого женского счастья.
  - Всё это у тебя будет, но надо немного подождать.
  Неожиданно на его телефоне прозвучал сигнал вызова. Гиревич выхватил мобильник и, приложил к уху. Он внимательно выслушал абонента, а потом ответил: - Скоро буду.
  Розалия со вниманием наблюдала за ним. - Тебе пора ехать? - спросила она.
  - Да, дорогая. Меня ждут.
  - Ну, что ж, ступай куда хочешь, - разочарованно выпалила она. - Ты становишься мне безразличным.
  - Даже так! - вспылил он и побагровел. - Ну как знаешь! Насильно мил не будешь!
  Гиревич вышел и резко хлопнул дверью.
  Лицо Розалии покрыл румянец. Она схватила со стола пачку 'Данхил', вытряхнула сигарету и, нервно щёлкнув зажигалкой, прикурила.
  Через минуту входная дверь открылась, и на пороге появился Геннадий Шихман.
  - Какая пчела его ужалила? - спросил он. - Пробежал мимо меня весь красный, даже не поздоровался.
  - Ты это о ком, папа?
  - О твоём женихе, конечно, - проговорил он.
  - Теперь он мне никто.
  - То есть как?
  - Я с ним решила расстаться.
  - Ну, наконец, ты поняла, что он тебе не пара, - произнёс Шихман. - Интересно, он задержится в городе или сегодня уедет?
  - Зачем он тебе?
  - Да так, хотел переговорить напоследок.
  - Сегодня он однозначно не уедет.
  - Почему ты так думаешь?
  - Ашот сказал, что завтра будет возвращать оборудование в 'Энергоатом'. Значит, он уедет только завтра.
  - Ну, тогда я ещё успею с ним потолковать, - изрёк он и покинул кабинет.
  Шихман вышел из здания отеля 'Тысяча и одна ночь'. Тут же подъехал чёрный внедорожник 'Mercedes-Benz' и остановился возле него. Он взгромоздился на заднее сиденье.
   - В офис Карасёва, - сказал он водителю, и машина тронулась с места.
  Через полчаса Геннадий Шихман вошёл в приёмную Карасёва. Марго сидела за компьютером и что-то печатала. Она покосилась на вошедшего посетителя, побледнела, отвела взгляд и уставилась в монитор компьютера.
  - У себя? - спросил Шихман.
  Марго не отрываясь от монитора, утвердительно кивнула. Шихман проследовал в кабинет.
   ***
  Вадим Карасёв засуетился и стал сгребать со стола бумаги, когда Геннадий Шихман появился в кабинете. Шихман твёрдой походкой проследовал к столу и опустился в глубокое кресло. Он с хозяйским видом оглядел просторный кабинет, а затем взглянул на Карасёва.
  - Ну-ка плесни мне из своих закромов, - попросил он.
  Карасёв подошёл к старинному инкрустированному шкафу-бар и распахнул двухстворчатые дверцы. Из внутренней стенки бара засверкала композиция из цветных витражей. Внутренняя полость была заполнена всевозможными дорогими бутылками на любой вкус.
  - Тебе как всегда Мартель?
  - Тот, который ты в прошлый раз мне наливал, - изрёк Шихман.
  Карасёв отыскал нужную бутылку, выдвинул нижнюю часть, в которой была посуда. Налил четверть стакана коньяка и поставил на стол перед гостем. Тут же он вынул из шкафа коробку конфет, вскрыл её и положил рядом со стаканом.
  - А ты не будешь? - спросил Шихман и не дожидаясь ответа, сделав пару глотков, поставил недопитый стакан на стол. - Что-то горло пересохло. Этот коньяк мне нравится тем, что обладает ароматом сушёных фруктов и оставляет во рту медовое послевкусие.
   - Я предпочитаю водку, - хмуро изрёк Карасёв.
  - Дело вкуса, - проронил гость. - Я только что узнал, что Ашот Гиревич собирается завтра вернуть оборудование в 'Концерн 'Энергоатом'.
  - Мне об этом уже доложила моя служба безопасности.
  - Значит, ошибки быть не может, информация верна, - заключил Шихман. - Проинструктируй своих людей. Я надеюсь, что наша операция пройдёт успешно. Кто из твоих людей задействован?
  - Группа из трёх человек, старший Родион Рыбаков.
  - Это бывший мент?
  - Он сменил окраску. Сейчас он не тот, что был прежде, ныне Родион полностью наш человек. Теперь он работает за большие деньги и делает всё, что я ему прикажу.
  Шихман протянул руку и сорвал с настольного календаря листик, взял ручку и на нём что-то черканул.
  - Удивительно, как меняются люди.
  - Точно так же, как и ты, - парировал Карасёв.
  - Ладно, давай отбросим эту словесную шелуху, - раздражённо проговорил Шихман и протянул Карасёву исписанный листик. - Это пароль. На сто шестнадцатом километре пусть свернут на подъездную дорогу. Там возле недостроенного здания будет ждать мой фургон, туда перегрузите оборудование, - пояснил он.
  Карасёв утвердительно кивнул. - Адрес я передам Рыбакову, - мрачно проронил он.
  - Могу тебя поздравить, - сказал Шихман. - Розалия прогнала Гиревича. Теперь сердце моей дочери свободно.
  Физиономия Карасёва оживилась. - Эта самая лучшая новость за последний год.
   - Теперь дело за тобой. Надеюсь, у тебя всё получится, как в наших с тобой делах, так и в сердечных...
  - Не волнуйся, дружище, - изрёк Карасёв. - Я никогда тебя не подводил и завтра не подведу. И тогда даст Бог, мы породнимся.
  - Всё решит завтрашний день.
  Шихман поднялся с кресла и, махнув рукой своему компаньону, молча вышел из кабинета.
  Кравцов сидел в машине и, используя аппаратуру прослушивания, записал беседу Карасёва и Шихмана. Оперативник понял, что на завтра ими запланирован насильственный захват оборудования, который будет вывозить Ашот Гиревич, чтобы вернуть его в 'Концерн 'Энергоатом'. Если их план удастся, то это будет сильнейший удар по престижу Князева.
  Кравцов решил проследить за фургоном с оборудованием.
   ***
  Вечером Вадим Карасёв пришёл в отель 'Тысяча и одна ночь', чтобы объясниться с Розалией. Он вошёл в её кабинет. Она сидела за компьютером и стучала по клавишам.
  - Добрый вечер, дорогая! - мягко проговорил он, пытаясь наладить с ней контакт.
  Она, не отрываясь от дела, без интереса на него взглянула.
  - Привет, - проронила она. - И никакая я тебе не дорогая. Вадим, ты меня с кем-то путаешь.
  - Нет, моя дорогая, - продолжил он в той же манере. - Ты единственная девушка, которую я хочу так называть.
  - А я не хочу.
  - Выслушай меня. Я хочу тебе кое в чём признаться, - с трудом вымолвил он и от волнения его лоб покрылся бисеринками пота.
  Он обтёрся платком.
  Розалия от удивления вскинула брови и оторвалась от компьютера. Её пристальный взгляд заставил его ещё больше заволноваться. Она встала, неотрывно следя за ним.
  Наступила маленькая пауза, и он приблизился к ней. Они стояли напротив почти вплотную друг к другу.
  - Я хочу тебе признаться в том, что я очень люблю тебя, - с трудом вымолвил он. - Я хочу, чтобы ты вышла замуж за меня.
  Она была поражена и несколько секунд молчала, опустив голову, и не зная как на это реагировать. Ей не хотелось ему грубо отвечать, и она мысленно подбирала слова, чтобы вежливо отказать. Но Карасёв ошибочно посчитал её молчание как знак согласия, и неожиданно обнял её, впившись губами в её губы.
  Это произвело эффект разорвавшейся бомбы.
  - Хам! - воскликнула она и с размаху заехала ему по физиономии. - Как ты смеешь прикасаться ко мне немытая свинья. Ты отвратителен мне. Я ненавижу тебя и никогда за тебя не выйду замуж.
  На лице Розалии появилась ироническая усмешка. - Лучше унитаз поцеловать, чем твою поганую рожу.
  Она плюнула в его сторону и засмеялась ему в лицо.
  Карасёв побагровел, его глаза налились кровью как у дикого зверя. Он хотел тут же броситься на неё и растерзать, но чудом удержался от опасного шага, вспомнив её всемогущего отца. Он молча развернулся и, хлопнув дверью, выскочил из кабинета.
  Карасёв воспринял её откровенно сказанные слова, как личный позор и оскорбление. Он решил отомстить Розалии и внёс её в список личных врагов.
   Глава 12
  Ранним утром Кравцов занял выгодную позицию и наблюдал за главными воротами завода. В восемь часов, синий фургон в сопровождении чёрного внедорожника набитого вооружённой охраной въехал на территорию завода.
  Он терпеливо ждал.
  Прошло два с половиной часа, ворота открылись, выехал фургон и следом появился сопровождающий внедорожник.
  Кравцов запустил двигатель и тронулся за ними. Фургон из-за своего объёма был виден, издали, поэтому Кравцов старался ехать за ним на приличном расстоянии, не привлекая внимания. Машина выехала за пределы города. Внедорожник сопровождения ехал впереди фургона и выпал из поля зрения оперативника. Вдруг он обратил внимание на подозрительный внедорожник 'BMW X6' белого цвета, который оказался между ним и объектом слежения. Кравцов предположил, что в нём находятся люди Карасёва.
  Вскоре на трассе показался пост ДПС, и фургон остановили для проверки документов сотрудники полиции.
  Чуть впереди съехал на обочину сопровождающий груз чёрный внедорожник, к которому подбежали несколько вооружённых полицейских и окружили машину. Из внедорожника вышли четверо мужчин с поднятыми руками. Кравцов узнал в них: Гиревича, Хван Ли, Чечкина и Хакима. Их досмотрели и изъяли оружие, затем погрузили в полицейскую машину и увезли.
  Инспектор ДПС проверил документы у водителя фургона.
  Оперативник заметил, как Мартын и Клямпер выскочили из белого внедорожника 'BMW', подбежали к фургону и забрались в кабину. Через пару минут фургон тронулся с места.
  Кравцов увидел, как к нему размеренным шагом приближается инспектор ДПС.
   - Лейтенант Луканкин, - представился полицейский. - Прошу предъявить документы.
  Оперативник вынул из кармана права и передал инспектору. - Я майор ФСБ Кравцов, - отрекомендовался он и показал служебное удостоверение. - Скажи лейтенант, кого задержали?
  - Вообще-то нам не положено об этом говорить, но вам скажу: нам позвонили и сообщили номер машины, в которой едут вооружённые люди. Сами понимаете, сейчас повсеместно проводится операция антитеррор. Мы вызвали спецназ. Информация подтвердилась, результат вы видели.
  Инспектор вернул документы и поднёс руку к козырьку. - Можете ехать, товарищ майор!
  - Спасибо, лейтенант.
  Кравцов поехал следом за фургоном. Анализируя ситуацию на дороге, оперативник предположил, что люди Карасёва сделали хитрый ход... и своего добились, без усилий захватили уже неохраняемый фургон с оборудованием.
  На сто шестнадцатом километре, фургон, минуя придорожное кафе и стоянку автомашин, свернул с федеральной трассы на подъездную дорогу, ведущую к видневшемуся невдалеке недостроенному зданию. Возле здания стоял второй фургон и оперативник сделал вывод, что это именно та машина, в которую должны перегрузить оборудование.
  Кравцов припарковался на стоянке возле кафе. Он решил остаться на месте, ибо дальнейшее слежение за фургоном привлечёт ненужное внимание. Некоторое время, раздумывая, он сидел в машине, потом позвонил Есипову и сообщил свои координаты, вкратце изложив капитану, что побудило его здесь оказаться.
  Есипов его предупредил, что скоро освободится и примерно через пару часов присоединится к нему.
  Кравцов решил до прихода сослуживца обследовать местность, примыкающую к фургону. Он оставил автомобиль на стоянке, а сам двинулся по гравийной дороге. Повсюду виднелись заросли и кустарники. Пройдя метров триста, он оказался на открытой местности. Кравцов сошёл с дороги и осторожно перебежками, укрываясь, то за кустарники, то за пригорки приближался к строению. Он решил подобраться ближе к фургону и понаблюдать за тем, что там происходит. Подступив совсем близко к двухэтажному зданию, ему хорошо было видно, как из синего фургона, несколько человек перегружают оборудование в белый фургон. Двое мужчин стояли в стороне и о чём-то говорили. Кравцов узнал в них Рыбакова и Мартына. Оперативник обратил внимание на недостроенное здание: были видны пустые оконные проёмы, отсутствовали двери. Кравцов решил туда перебраться и подняться на второй этаж, возможно, там удастся услышать, о чём они говорят. Короткими перебежками он добрался до здания. Оказавшись внутри, он по лестничному пролёту поднялся на второй этаж, прошёл дальше по коридору и вошёл в крайнюю угловую комнату. Оперативник приблизился к оконному проёму и осторожно выглянул. Прямо перед собой он увидел два фургона, а рядом с ними по-прежнему находились Мартын и Рыбаков. Всё было видно как на ладони.
  Несколько крепких парней в спортивных одеждах перегружали оборудование, и один из них, задрав голову, посмотрел в его сторону. Кравцов успел отойти за выступ оконного проёма, когда почувствовал сзади едва уловимое движение. Он резко обернулся, но тут же получил такой силы удар, что мгновенно провалился в темноту.
   ***
  Касим Усманов был за рулём фургона, когда в кабину ворвались двое мужчин. Угрожая пистолетами, они потребовали поднять руки, и один из них тот, который был рыжий, замахнулся и ударил его по голове...
  Касим очнулся лёжа на животе в спальном месте кабины фургона, его руки были связаны, во рту кляп. Болела голова. Он вспомнил, что должен был отвезти оборудование в 'Концерн 'Энергоатом', но на него напали.
  Касим вспомнил парней, которые на него напали. Это были те самые охранники Мыртын и Клямпер, которые его задержали в офисе Карасёва, когда он искал Краснина, расспрашивая о нём у местных служащих. Потом эти двое избивали его в подвале, требуя признания. Тогда Чечкин вовремя его освободил.
  А теперь эти подонки напали на него, чтобы украсть оборудование. Мысль о своих обидчиках вызывала в нём такую злобу, такую мучительную обиду, что становилось трудно дышать. Он весь посинел, прежде чем выплюнуть кляп изо рта. Немного отдышавшись и придя в себя, он попытался развязать себе руки. Вскоре ему с трудом удалось ослабить верёвку и освободиться от пут. Он полез в тайник и нашёл там свой пистолет. Его настроение заметно улучшилось. Касим поднялся и осмотрелся: через боковое зеркало заднего обзора он увидел своих обидчиков. Глаза его налились злобой, а сам он превратился в смертоносную пружину.
   ***
  Трое мужчин стояли возле тела Бориса Кравцова, который лежал на бетонном полу. Из его темени выступила кровь.
  Рыбаков покачал головой. - Безмозглые кретины! Бить надо было аккуратно. Что мне теперь с ним делать?
  Клямпер пощупал пульс на шее оперативника. - Похоже, Кравцов не жилец, - изрёк он. - Надо его бросить в подвал. Там много крыс. К завтрашнему дню, от него ничего не останется.
  Мартын поправил рыжую шевелюру и поморщился. - Фу, какая мерзость. - Он нагнулся над телом. Его острый глаз заметил блеснувшие часы на руке оперативника. Мартын снял их и стал внимательно разглядывать. - Классные 'котлы', - по фене выразился он. - Даже имеется маркировка 'swiss made'. - Он стал надевать часы на руку. - 'Котлы' ему больше не понадобятся.
  - Тебе повезло дурень, это фирменные швейцарские..., - позавидовал Клямпер.
  - Хватит трепаться! - прикрикнул Рыбаков. - А ну-ка дай их мне, - потребовал он.
  Мартын послушно передал часы.
  Рыбаков опустил их в свой карман. - А теперь уберите его отсюда.
   ***
  Кравцов очнулся от того, что его кто-то укусил. Он отдёрнул руку и увидел рядом крупную крысу. - Пошла прочь! - с отвращением выкрикнул он.
  Серая тварь отбежала и, оскалив клыки, внимательно смотрела на него. Кравцов приподнялся, взял кусок кирпича и бросил в неё. Она тут же исчезла в земляной норе.
  Кравцов оглядел полуосвещённый подвал и в двух метрах увидел на земле неподвижные тела Клямпера и Мартына. На одежде виднелись кровавые раны. Оперативник задумался. У него разболелась голова. Он потёр виски. Боль не утихала. Его внимание привлекли приближающиеся шаги. Кравцов попытался встать, но потемнело в глазах, и он потерял сознание.
  Оперативник вновь очнулся, но уже в машине. Рядом сидел Есипов. - Наконец пришёл в себя, - обрадовался капитан. - Я перевязал твою голову. Рана неглубокая, но всё равно тебе нужно показаться врачу. Ты можешь говорить?
  - Да, - изрёк Кравцов и рассказал всё, что с ним произошло. - А где тела Клямпера и Мартына?
  - Какие тела? - удивился Есипов. - Когда я нашёл тебя, там никого не было.
  - Когда я очнулся в подвале, они лежали недалеко от меня с ранением тела.
  - Похоже, тебе померещилось, - изрёк капитан. - Я там всё облазил, но никого не видел. Только обнаружил большие следы от протектора. Лучше скажи мне: где часы?
  Кравцов посмотрел на свою руку. - Их сняли, когда я был в отключке. Теперь радиомаяк у них. Надо немедленно сообщить в 'контору'.
  Есипов, прижав телефон к уху, доложил руководству о происшествии, потом внимательно слушал и отвечал на вопросы.
  Опустив телефон в карман, Есипов проговорил: - Его уже запеленговали. Радиомаяк выдаёт устойчивый сигнал. Фургон движется в юго-западном направлении. Теперь он никуда не денется. Моё руководство поставило в известность полицию. Его задержание дело нескольких часов.
  Спустя два часа Есипов привёз Бориса в ведомственную больницу, где врач, осмотрев рану, оставил больного на обследование и лечение.
  Кравцов возражал, но доктор был неумолим. - Ваше пребывание займёт буквально три-четыре дня, - категорично заявил он. - Иначе возможны необратимые процессы.
  Последний довод врача убедил Кравцова, и он покорился судьбе.
   Глава 13
  Был уже поздний вечер, когда Рафаэль Амбрози вернулся в свой номер. Он выпил немного сухого вина, развалился в кресле и, тяжело вздохнув, подумал о Розалии. Он вспомнил её, сидящую рядом с ним в ресторане, такую красивую и с большими миндалевидными чёрными глазами.
  Во второй половине дня Розалия ему позвонила и предупредила, что вечером его навестит. Сейчас он дожидался её. Он с улыбкой вспомнил ночь, проведённую в её объятиях, как вдруг услышал шорох в прихожей комнате, и в ту же секунду на пороге появилась улыбающаяся Розалия. На ней было платье небесно-голубого цвета, которое облегало её безупречную фигуру.
  Рафаэль затушил сигарету в пепельнице, поднялся и посмотрел на неё восхищёнными глазами. - Ты очаровательна!
  - Привет, - сказала она.
  - Проходи, дорогая, - вымолвил он и почувствовал, как кровь мощнее и сильнее начала циркулировать в его теле.
  Розалия приблизилась и обвила его руками. Губы их слились, и Рафаэль почувствовал тепло её тела. Так они и стояли, прильнув друг к другу, пока она не сказала: - Я люблю тебя.
  Рафаэль взял её на руки и отнёс на кровать...
  Когда Рафаэль проснулся, стрелки часов показывали без четверти девять.
  Розалия уже одетая стояла возле него. - Дорогой, ты хотел показать фотографии своей бабушки.
  Рафаэль оделся и вытащил из чемодана несколько фотоснимков, которые разложил на столе. - Вот посмотри...
  Розалия, стала внимательно разглядывать старые снимки. Потом она выбрала одну из них, где была сфотографирована семья: отец, мать и их дети - девочка и мальчик. - Возможно, я ошибаюсь, но, кажется, я где-то видела этот снимок, - вымолвила она.
  Рафаэль с удивлением взглянул на неё. - Вряд ли, думаю, тебе показалось. Существует множество старых снимков, которые чем-то схожи между собой, поэтому их легко можно перепутать. На снимке изображены родители моей бабушки, и она в юном возрасте, а рядом её брат.
  - Я не хотела говорить раньше времени, но вчера когда я услышала от тебя фамилию твоей бабушки, то была немного ошеломлена.
  - Что это означает, поясни? - спросил он.
  - Дело в том, что я знаю одного человека по фамилии Краснин, точнее Евгений Краснин.
  - Это уже любопытно, - настороженно изрёк итальянец.
  - Возможно он однофамилец твоей бабушки,- предположила Розалия. - У него были большие неприятности, и он уехал из этого города.
  - Ты сказала, что этот снимок тебе знаком.
  - Дело в том, что я была вхожа в дом Евгения Краснина и в семейном альбоме видела похожий фотоснимок.
  - Поможешь его разыскать?
  - Я попытаюсь поговорить с одним человеком, может быть, он согласится пойти навстречу.
  - Познакомь меня с ним, - вымолвил Рафаэль. - И я сумею его убедить.
  - Это исключено, - сказала она. - Он очень осторожный человек. С ним договориться невозможно, когда он этого не хочет.
  - Почему ты в этом уверена?
  - Я хорошо его знаю. Для него вопрос, касающийся личности Краснина относится к категории табу.
  - Причём здесь табу, мы ведь живём не в первобытном обществе.
  - Скажу проще: всё, что касается выяснения личности Краснина, для него означает запрет, нарушение которого рассматривается как угроза его семье.
  - Послушай, дорогая, ты напустила столько тумана, что я не знаю, как на это реагировать, - теряя терпение, вымолвил Амбрози. - Скажи мне прямо: кто этот человек? За деньги я куплю его расположение?
  - Это плохой аргумент и с ним такие выходки не пройдут, а наоборот усугубят дело. У этого человека достаточно денег и он сам сможет купить расположение любого человека.
  - Ну, тогда приходится уповать только на чудо, - недовольно пробубнил он.
  - Чудеса сами собой не возникают, их творят люди, - засмеялась Розалия.
  - Значит, я идеалист, а чудо - моя последняя надежда.
  - Ладно, успокойся, Рафаэль. Для тебя любимого, я очень постараюсь.
  Рафаэль обнял её и вымолвил: - Дорогая моя, выходи за меня замуж.
  - А не рановато ли?! Ведь мы ещё мало знаем друг о друге.
  - Уже достаточно. Мне кажется, я знаю тебя, целую вечность. Это чувство возникло у меня, когда я только увидел тебя. А после первой нашей ночи, я понял, что ты именно та женщина, которую я искал всю жизнь.
  - Какое совпадение. Ведь я почувствовала тоже самое, когда увидела тебя. Меня тянет к тебе какая-то неведомая сила, - вымолвила она. - Я согласна и выйду замуж только за тебя, мой милый Рафаэль.
  Он стал страстно целовать её шею, губы ...
   ***
  В дверь громко постучали. Рафаэль взглянул на часы. - Дорогая, уже четверть одиннадцатого, - сказал он.
  Розалия торопливо выпрыгнула из постели, быстро собрала свою одежду, разбросанную по всей комнате, и скрылась в ванной комнате. Амбрози тем временем оделся и заправил постель.
  Вскоре перед ним появилась Розалия с таким видом, как будто бы и не было бурной ночи. Она выглядела безупречно. - Дорогой, я совсем потеряла голову, - сказала она, поцеловала его в губы и пошла на выход.
  Когда Розалия открыла входную дверь, то на пороге увидела своего отца.
  Геннадий Шихман хмуро глядел на дочь. - Ты почему не на рабочем месте? Тебя все ищут. Твой телефон не отвечает, - грозно изрёк он. - Как тебе не стыдно?!
  - А мне стыдиться нечего, - вымолвила она. - Я была с любимым мужчиной. Рафаэль предложил мне выйти за него замуж, и я согласилась.
  - Что?!..
  Розалия весело улыбнулась. - Завтра мы идём в ЗАГС, и нас сразу же распишут.
  - Никто вас за один день не зарегистрирует, - отпарировал он.
  - Ни тебе ли знать, что за деньги можно добиться всего, - мелодично пропела она и постучала каблучками по паркетному полу коридора. - Папочка готовься к свадьбе...
  Шихман мельком взглянул вслед дочери и с кислой физиономией вошёл в комнату. Он увидел, что Амбрози несколько напряжён и понял, что тот оказался в неловком положении. Чтобы разрядить обстановку, он спросил: - У тебя есть что-нибудь выпить?
  - Да, конечно! - обрадованно засуетился итальянец и вынул из шкафа бутылку вина, пару фужеров и конфеты. Торопливо налил вино в бокалы.
  - Вы серьёзно решили жениться? - осведомился Шихман.
  - Да, - изрёк итальянец. - Я полюбил вашу дочь и прошу вашего отцовского благословения на наш брак.
  - Тогда обещайте мне, что вы перестанете добиваться каждой новой соблазнительницы, а то вас итальянцев я хорошо знаю, вы не пропустите ни одной юбки.
  - Каюсь, был такой грех, но узнав вашу дочь, буду верен ей всегда.
  - Не зарекайтесь. Я с трудом в это верю, ну ладно жизнь покажет, - тяжело вздохнул Шихман. - У вас есть родители?
  - Они давно умерли. Меня воспитывала бабушка, которая была русская эмигрантка. Она покинула это мир в одна тысяча девятьсот девяносто седьмом году. Она была ровесницей века, ей было девяносто семь лет. Её девичья фамилия Краснина Елена Кузьминична.
  Шихман нахмурился. - Как вы сказали? - настороженно спросил он.
  - Её фамилия Краснина...
  Любопытный взгляд Шихмана скользнул по итальянцу. - Ну что ж, давайте помянём её душу, - произнёс он и сделал пару глотков вина.
  Амбрози последовал его примеру. Наступила небольшая пауза, которую прервал Шихман. - Где вы планируете жить?
  - Я ещё об этом не думал, - ответил Амбрози. - Но мне кажется, что в Италии Розалии будет гораздо лучше.
  - А вы об этом спросили у Розалии?
  - Ещё не успел.
  - У вас есть какой-нибудь капитал?
  - У меня есть бизнес и недвижимость. Не бойтесь, ваша дочь ни в чём не будет нуждаться.
  - А я и не боюсь, - произнёс Шихман. - Я научил дочь, как правильно вести бизнес. У неё есть собственный капитал, поэтому за неё я спокоен.
  - Я искренне рад это слышать, - произнёс Амбрози. - Может быть, выпьем ещё по бокалу вина?
  - Не возражаю.
  Когда бокалы были наполнены, Шихман произнёс: - У меня взрослая умная дочь. Если она приняла решение, значит, так тому и быть.
  Раздался хрустальный звон и мужчины осушили бокалы до дна.
  Шихман положил в рот конфету. - Скажу вам честно, когда Розалия рассталась с Ашотом Гиревичем, за ней пытался ухаживать Вадим Карасёв, - сказал он. - Но она его отшила и теперь Вадим в большой обиде.
  - Меня это не интересует, - буркнул он. - Главное, что она любит меня.
  Шихман о чём-то думая, бросил фантик на стол. - Давайте вернёмся к нашей прошлой беседе... . Вы попали в сложную ситуацию и просили меня помочь. Я обратился к Карасёву. Он принялся активно помогать, потому что ненавидит Гиревича. В результате его люди провели рискованную операцию, в ходе которой был перехвачен фургон с оборудованием, который по указанию Князева хотели вернуть в 'Концерн 'Энергоатом'. Казалось бы, операция прошла удачно, но люди Карасёва допустили ошибку, двое его людей погибли, а его начальник службы безопасности Рыбаков слегка ранен. Также пострадал оперативник ФСБ. Дело приняло серьёзный оборот.
  - Неужели всё сорвалось?
  - Мои люди выправили ситуацию. Всю операцию я контролировал, но об этом не знал ни Карасёв, ни его люди. В настоящее время в пути два фургона: первый из них - основной фургон, а второй - ложный. Первый фургон направляется в один из районных центров, который граничит с Украиной. Там живёт человек, который мне многим обязан. У него налажен канал переброски грузов через границу и далее через порт Одессы в Европу. Через несколько дней оборудование будет в порту, а там его загрузят на итальянское судно. Второй фургон пустой, следует тоже в южном направлении, но по другому маршруту. Ложный фургон сопровождает Родион Рыбаков.
  - Вы сказали, что он ранен.
  - Да, но он оказался крепким парнем, исправляет свои ошибки и доводит операцию до конца.
  - Не могу понять, зачем понадобился липовый фургон? Ведь груз в руках наших людей.
  - Случайно выяснилось, что эта операция контролируется спецслужбой. Рыбаков бывший оперативник, хорошо знаком со спецтехникой, в его руках оказался радиомаяк, поэтому он вовремя сориентировался в ситуации и предложил направить их по ложному следу.
  - Это очень приятно слышать, - потирая руки, произнёс Амбрози. - Представляю, какая у них будет физиономия, когда они во всём разберутся. Ну, а Князев вообще лопнет от злости.
  - Я советовал бы вам не идти с Князевым на прямой конфликт. Не упоминайте ему об этом. Вы потерпевшая сторона и ничего не знаете. Потребуйте от него возмещение ущерба за не поставку оборудования вашей компании.
  Амбрози утвердительно кивнул. - Я сегодня же сообщу об этом своему Дону, и наши юристы подготовят исковое заявление в Европейский суд.
  - Потерпите немного, - отреагировал Шихман. - Пока никому звонить не надо. Об этом вы сообщите ему тогда, когда оборудование покинет порт Одессы. Как только это случится, мне сообщат.
   - Кстати, у меня исчез мобильный телефон, а в нём все номера абонентов. Что мне теперь делать? - спросил итальянец.
  - Успокойтесь Рафаэль, он пока не понадобится. Мы же договорились, что звонить сейчас не нужно. Если мои люди его не найдут, то я подарю вам новый телефон.
  Амбрози улыбнулся. - Ладно. Я пока подожду и займусь свадебным приготовлением, да и родственников моей бабушки нужно отыскать. Правда, мне обещала помочь Розалия, но у неё возникли определённые трудности.
  - Если она взялась за дело, думаю, что все трудности будут позади. Она должна с успехом справиться.
  - Надеюсь на неё.
  - Рафаэль, не возражаешь ещё по бокалу...
  - С вами выпью с удовольствием.
  Мужчины вновь выпили. Геннадий Шихман посмотрел на остатки рубинового вина на дне бокала, и задумчиво произнёс: - Я люблю этот цвет всей душой. Это цвет стабильности и благополучия. Он прекрасен для торжественного случая, ведь одежда, имеющая такой цвет, смотрится очень благородно.
  - А мне этот цвет напоминает 'кровные' отношения, - сказал итальянец. - Может быть, рубиновый - это цвет мужества. Цвет рубина такой же, как кровь, которая польётся из глотки наших врагов.
  - Каждому своё...
   - Я знаю, где-то в этих краях существуют месторождения драгоценных камней: рубины, изумруды ...
  - Всё это есть, но не каждому удаётся открыть месторождение, - произнёс Шихман.
  - Драгоценные камушки в Европе продаются по хорошей цене. Ведь это весьма прибыльное дело. А вы не пробовали заняться их поиском?
  - Ну как же? Конечно, я тоже приложил к этому руку. Однажды я обнаружил россыпное месторождение минералов с преобладанием крупных кристаллов осмистого иридия, - изрёк Шихман. - Вы понимаете, о чём я?
  - Разумеется, - отреагировал итальянец. - Я окончил физико-химический факультет Римского университета Ла Сапиенца, поэтому я неплохо разбираюсь в этом, иначе меня сюда не направили бы. Я знаю, что редкой разновидностью осмистого иридия является родиевый невьянскит - самый богатый родием минерал. Мне известно, что эти месторождения находятся за Полярным кругом и на Урале.
  - Верно, - согласился Шихман. - Кстати, я тоже имею высшее образование, но дело не в этом. Одно из этих месторождений я обнаружил, когда со старателями пробирался через горы Северного Урала. Это были те времена, когда судьба бросила меня на край пропасти... . Я вынужден был скрываться, а старатели меня приютили и многому научили. За это я им благодарен. Тогда нас было четверо, и мы разделились на две группы, чтобы тщательно обследовать интересующую нас местность.
  - Где это было? - спросил Амбрози. - Расскажите.
  Шихман утвердительно кивнул. - Обычным путем туда добраться невозможно. Горная местность, местами плохо проходимая, - продолжил он. - Мы исследовали интересующий меня район, когда мой попутчик заболел неизвестной болезнью и умер. Я тоже заразился от него, но из последних сил продолжил путь. Я случайно наткнулся на жилище манси. Они жили возле реки в тёплом доме из сруба. Семья манси лечила меня отварами трав. Когда я окончательно окреп, то решил у них перезимовать. Они брали меня поохотиться на лосей и диких оленей. Мы добывали боровую и водоплавающую птицу, ловили рыбу. Я изучал их язык, понемногу научился общаться с ними на их родном языке. Однажды во время охоты, отец семейства показал укрытый в зарослях неприметный вход в пещеру. Я решил исследовать это место, но манси стал меня отговаривать, убеждая в том, что там логово росомахи. Ему не удалось меня переубедить. Я осмотрел вход и углубился метров на десять. Дальше было темно и небезопасно, и я не рискнул, пещера уходила с наклоном пять градусов вглубь горы. Я решил выйти из пещеры, чтобы основательно подготовиться и начать её обследование. Я сказал об этом манси, но он был против этого, сказав, что местные росомахи очень хитрые и свирепые звери. Но я не верил этому и был непреклонен. Через день я вернулся к пещере, вооружившись ружьём, фонарём и факелом. Войдя внутрь осторожно ступая, я двинулся вперёд, постепенно углубляясь. По пути мне попадались кости животных, небольшие валуны преграждали путь, но я их преодолевал и шёл дальше, пока не увидел светящиеся глаза росомахи. Внешне зверь напоминал медведя или барсука - тело у него приземистое, неуклюжее; ноги короткие, задние длиннее передних, из-за чего спина росомахи дугообразно изогнута кверху. Голова большая, морда удлинённая, имеющая тупую форму. Хвост длинный, очень пушистый. Мех росомахи густой, длинный, грубый, имеет коричнево-чёрный окрас с жёлтой полосой, проходящей от макушки головы, и далее по плечам и крупу. Росомаха начала издавать звуки, похожие на лисье тявканье. Я решил не стрелять, боясь обвала, а зарычал, словно зверь и стал приближаться к ней. Росомаха показала свой зад и скрылась из виду. Я двинулся дальше. По-прежнему мне на пути попадались кости разных животных. Наконец впереди появился свет. Когда я приблизился, то увидел выход из пещеры. Повсюду росли хвойные деревья. Росомахи не было видно, но я увидел её следы и двинулся по ним. Петляя среди еловых деревьев, след уходил всё дальше. Я перебрался через небольшую застывшую речку. Пройдя около двух километров, я вышел к берегу небольшого озера, которое не замёрзло. Вода была тёплая. Пар расстилался над водной гладью. Похоже, где-то на глубине находился термальный источник. Рядом с озером на суше я нашёл под отвесной скалой глубокую яму. Заглянув вниз, я увидел росомаху и двух маленьких детёнышей. У основания ямы сбоку виднелось пещерное углубление. Это было её логово. Росомаха была возбуждена и открыла свою огромную пасть, в этот момент она была похожа на дьявола, так её рисуют художники. Но я не стал стрелять, а просто отошёл в сторону и потом набрёл на полуразвалившийся сруб. Я стал разглядывать бывшее жилище и нашёл человеческие останки, которые позже захоронил. На глаза мне попадалась всякая хозяйственная утварь. Среди них я заметил небольшой брусок. Я взял его в руки и понял, что это золото. На нём был выбит год - 1917. Я начал более тщательно обследовать развалины, отбрасывая гнильё в сторону, и увидел полусгнивший маленький ящик. Крышка отвалилась с первого же удара, и там были два бруска золота. Здесь же я нашёл остатки примитивной плавильной печи, чугунные формы и кристаллы осмистого иридия. Я пришёл к выводу, что первооткрыватели нашли богатое месторождение, а потом умерли от какой-то болезни. Немногим позднее я организовал на этой территории добычу золота, платины... . А с недавнего времени построил цех, где используется уникальная технология производства родия. Там вырос маленький посёлок. Люди работают вахтовым методом. Попасть туда можно только на вертолёте, так как вся территория опоясана горами.
  - Вам повезло, - сказал Амбрози.
  - Но не всем так везёт. Многие люди в поисках месторождений сложили свои головы в горах Урала.
  - Вы оказались счастливчиком. Только мне не ясно, где вы взяли новую технологию получения родия?
  - Это коммерческая тайна, - сказал Шихман. - Я и так вам рассказал больше, чем требуется.
  - Взглянуть бы на это место.
  - Если желаете, то на днях мы с вами слетаем туда на вертолёте, и вы увидите всё своими глазами, - вставая, сказал собеседник и направился на выход.
  - Ловлю вас на слове, - улыбнувшись, изрёк Амбрози, и, приветливо махнул рукой.
  Шихман ответно кивнул и закрыл за собой дверь.
  Искусственная улыбка мгновенно слетела с лица итальянца, и сменилась холодной гримасой.
  Амбрози вспомнил встречу с Евгением Красниным. Ровно год назад он уже был в этом городе, и говорил с Евгением, который обещал ему в следующий приезд открыть секрет уникальной технологии производства родия по проекту 'Луч'. И вот спустя год он вновь здесь. Но нет Краснина и нет его новой технологии. 'Куда же ты пропал?', - размышляя, задал он себе этот вопрос, но ответа не находил.
  Итальянец вынул запасной 'Айфон' и позвонил: - Dove sei? (Вы где?) - спросил он на родном языке.
  - Presto saremo sul posto (Скоро будем на месте), - ответили ему.
  Рафаэль отключил связь, переоделся и вышел из номера. Он спешил в отель 'Хаятт Ридженси' на очень важную встречу.
   Глава 14
  Когда сотрудники полиции во всём разобрались, Ашот Гиревич и его люди были отпущены. Оружие им вернули, потому что оно было зарегистрировано, и у каждого из них имелось разрешение на ношение табельного пистолета, а также лицензия на охранный вид деятельности. Это, казалось бы, недоразумение вылилось им большими неприятностями.
  Возле отделения полиции их встретил Касим Усманов за рулём немецкого минивэна 'Volkswagen Multivan'. Они разместились в салоне машины и Касим подробно начал излагать всё, что с ним произошло.
  - После того, как я освободился от пут и вынул из тайника пистолет, - проговорил Касим. - Я осмотрелся и увидел, что из нашего фургона перегружают в белый фургон оборудование. Тогда я выбрался из кабины, чтобы помешать им, а заодно рассчитаться с теми парнями, которые на меня напали. Они меня заметили, но я успел выстрелить несколько раз и ранил Рыбакова. Из-за фургона выскочили несколько человек и стали в меня стрелять. Рядом находилось двухэтажное строение, и я скрылся в здании. Там я наткнулся на своих обидчиков: Мартына и Клямпера. Завязалась перестрелка, но я оказался немного проворней и им не повезло. На меня накинулись остальные, и я вынужден был, отстреливаясь отступить и скрыться в ближайших зарослях. Там у меня закончились патроны, и больше я не рискнул к ним приближаться.
  - Ты проследил, в какую сторону уехали фургоны? - спросил Гиревич.
  - Я видел, как обе фуры свернули на трассу и поехали в южном направлении.
  - Прошло шесть часов, - произнёс Гиревич. - За это время они могли уехать очень далеко. Кстати, ты запомнил номер белой фуры?
  - Да, номер я хорошо запомнил, - ответил Касим.
  Присутствующие переглянулись.
  - Итак, номера обеих фур нам известны, - сказал Гиревич. - Я подключу к поиску полицию. У нас угнали один фургон, а где один, там и два. В заявлении я укажу обе машины. Пусть ищут.
  Гиревич позвонил Князеву и сообщил, что подвергся нападению. Вкратце он изложил суть дела. Князев внимательно его выслушал и дал понять Гиревичу, что тот лишится всех бонусов, если не выправит ситуацию.
  Теперь Гиревичу нужно было в короткие сроки найти груз. Он прекрасно осознавал, что такой провал в работе может для него закончиться очень плохо.
  Гиревич похлопал по плечу Усманова. - Благодаря тебе мы знаем, откуда ветер дует, - сказал он. - Поэтому надо вернуть долг тому, кто виновен в наших бедах.
  Касим вынул из-за пояса пистолет марки 'Беретта', передёрнул затвор и поставил на предохранитель. - Я готов хоть сейчас порешить этого гада, - изрёк он.
  На лице Гиревича появилась ядовитая гримаса. - Но прежде вытряхни из него всю информацию. Имей в виду, наверняка он усилил свою охрану. Поэтому надо основательно подготовиться и выяснить в каком месте его легче будет захватить. На это я даю три дня. Тебе в помощь пойдут Хван Ли и Хаким.
   ***
  К вечеру третьего дня Борис Кравцов выписался из госпиталя и поехал к Марго. Но прежде он позвонил ей и предупредил о визите. По пути он заехал в магазин, а потом гружёный продуктами приехал к её дому на такси.
  Когда он ввалился в квартиру, то Марго встретила его со словами: - Зачем ты столько всего накупил?
  - Я не привык за чужой счёт столоваться, - ответил Кравцов и выложил пакеты с продуктами на кухонный стол.
  - Ты хочешь сказать, что ты собираешься жить у меня?
  - А разве ты против моего присутствия.
  - Нет, конечно, - сказала она. - Но это для меня так неожиданно.
  - Привыкай, дорогая, к моим причудам. Если полюбила меня, то принимай таким, какой есть. Для меня это будет великая честь.
  Марго звонко рассмеялась. - Тебя полюбила в секунду одну. Постоянно встреч с тобой жду. Моё сердце навечно стало твоё. И любить хочу тебя одного.
  На этот раз засмеялся Кравцов. - Значит, нам с тобой нравятся одни и те же строки ... . Это лишний раз доказывает, что мы должны быть вместе.
  - Вот именно, мой дорогой, - вымолвила она и, выдвинув ящик письменного стола, взяла ключ и сунула в карман его пиджака, который висел на спинке стула. - Этот ключ пусть будет у тебя, а то мало ли придёшь, а меня дома нет. Ну не стоять же тебе в коридоре.
  Кравцов подошёл к ней сзади, обнял и почувствовал под своими руками её вздымающуюся грудь. Она прислонилась к нему, он обнял её крепче и поцеловал в шею. Марго будто дожидалась этого. Повернувшись, она прижалась к Борису, и их губы слились...
   ***
  - Я голоден, - произнёс Кравцов и, приподняв голову от подушки, оглядел комнату. Из окна падал лунный свет.
  - Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, - сказала она.
  Кравцов повернулся к ней. - Ты у меня умница, - изрёк он.
  Марго поднялась.
  Глядя на неё при тусклом лунном свете, Кравцов подумал, что она восхитительна.
  - Как бы я хотела, чтобы ничего не случилось, - вздохнула она. - Боюсь, что это будет плохо для меня.
  - Почему ты так говоришь?
  - Меня предупредили, чтобы я с тобой не встречалась.
  - Кто?
  Она оставила его вопрос без ответа и вышла из комнаты.
  Пока её не было, Кравцов включил ночник и посмотрел на часы. Было без четверти двенадцать. Он уставился в потолок. Кажется, ей докучает её бывший парень. Надо выяснить, кто он такой и поговорить с ним. В настоящее время ему не хотелось об этом думать. Марго была настолько хороша, что сейчас он испытывал к ней нежность, хотя ругал себя за сентиментальное настроение. Похоже, она приняла его как любовника, и теперь у него есть шанс привязать её к себе. Ему казалось, что он сумеет вытянуть из неё нужную информацию.
  Он спустил ноги на пол, решив поискать в платяном шкафу что-нибудь такое, что можно было бы накинуть на себя. Среди её вещей он нашёл мужской халат, который оказался коротким и узким в плечах. Кравцов решил остаться в нём, подошёл к косметическому столику с зеркалом, взял расчёску и стал причёсываться.
  - Ради Бога, сними этот халат, он навевает мне неприятные воспоминания, - сказала Марго, появившись с подносом. - Надо его выбросить.
  - Хорошо, сниму чуть позже.
  Кравцов осмотрел поднос. Там были жареная утка, нарезки ветчины, хлеб, масло, сахар, кофейница, две чашки и виноград.
  - Неплохо, - одобрительно сказал он.
  Марго села на постель.
  Кравцов взял кусок утки и стал есть. - Ты умеешь вкусно готовить.
  Марго налила кофе в чашки. - Это то, что у меня больше всего получается, когда я влюблена. Я тебя очень люблю, - сказала она. - Но иногда я ненавижу себя, что могу быть влюблённой в первого встречного мужчину, это так всё усложняет.
  - Что плохого в том, что ты влюбилась в меня? - мягко спросил Кравцов. - Разве ты недовольна?
  - Ты не тот тип мужчин, в которых должны влюбляться женщины. Ты знаешь это так же хорошо, как и я. Ты никого не любишь. Односторонняя любовь вредна для женщины.
  Борису не нравилась эта тема.
  - Женщины любят чрезмерно преувеличивать. Что тут вредного для тебя? Я буду добр и нежен с тобой.
  - Возможно, - сказала она, протягивая ему чашку с кофе. - Но ты не любишь меня и в этом всё дело. - Она нетерпеливо пожала плечами. - Но не возражай. Тебе забавно знать, что я тебя люблю?
  - Ты расстроена? Беда с женщинами, когда они делают скоропалительные выводы. Почему они не принимают ситуацию, как мужчины, и не радуются, а болтают о будущем? Жизнь так сложна. Ничего постоянного нет. Может быть, через неделю ты найдёшь кого-то более приятного, чем я, и забудешь обо мне. Ради Бога, не драматизируй события.
  - Ладно, - улыбнулась она. - Когда ты устанешь от меня, ты можешь спокойно удалиться. Да здравствует любовь сегодня и пусть никогда не наступает завтра.
  Он взял несколько виноградин и бросил в рот. - Вот с этим я с тобой солидарен.
  Кравцов встал и прошёл в ванную. Когда он вернулся, она лежала на постели, положив руки под голову.
  - Расскажи мне про Вадима Карасёва? - неожиданно спросил он, останавливаясь рядом с ней.
  Марго скривила гримасу. - Он опять тебя интересует?
  - Интересует, раз спрашиваю.
  - Я ненавижу его. Он ужасный и мне хотелось, чтобы ты не имел с ним никаких дел.
  Кравцов жёстко улыбнулся.
  Когда он был в ванной, то нашёл в кармане халата носовой платок с красивой монограммой. Точно такая же монограмма была на визитке Вадима Карасёва. Кравцов с сожалением решил, что напрасно был с ней сентиментален.
   ***
  В течение нескольких дней Касим Усманов, Хван Ли и Хаким вели скрытное наблюдение за Вадимом Карасёвым, который то и дело перемещался по городу на автомобиле с личным водителем. Его сопровождала автомашина охраны. Даже в тех случаях, когда он посещал административные учреждения, заводы, магазины, офис или жильё телохранители неотрывно следовали за ним. Его дом в современном посёлке постоянно охраняли два охранника и обученная сторожевая собака. Проникнуть незамеченным в жилище было невозможно. Усманов вспомнил последнюю встречу с Карасёвым и пришёл к выводу, что тот довольно боязливый, дорожит своей жизнью, и, похоже, кого-то боится. Это может быть только в том случае, когда есть враги. Непрерывный страх перед возмездием делает человека трусоватым, а значит уязвимым перед грубым натиском и прямой агрессией.
  Поздно ночью чёрный внедорожник остановился в ста метрах от усадьбы Карасёва. Хаким вытащил из сумки пакет с куском говяжьего мяса и покинул машину. Осторожно пробираясь по тропинке лесопосадки, он приблизился к забору с тыльной стороны дома и слегка присвистнул. Сторожевой пёс-ротвейлер молча подбежал к забору. Хаким развернул пакет и перекинул на ту сторону кусок мяса. Сквозь отверстие в заборе он увидел, как ротвейлер обнюхал мясо и стал есть. Хаким прикармливал собаку уже третью ночь. На этот раз мясо было обработано специальным средством. Через пять минут пёс уснёт...
  Хаким взглянул на часы, светящиеся стрелки показывали один час пятьдесят пять минут. Через пять минут начало операции. С помощью приспособления он легко перемахнул через бетонный забор и оказался на территории поместья. Собаки не было видно.
  Полная луна скрылась и над усадьбой нависла свинцовая облачность. Фонари освещали парадную часть дома. Он обошёл с тёмной стороны двухэтажный коттедж и приблизился к сторожевому домику. Там было единственное окно, в котором горел свет. Сквозь щель в шторе он увидел, как охранники играли в карты. Хаким встал за дверь и стал ждать.
   За воротами громко заурчал двигатель автомобиля. Из окна сторожевого домика послышались голоса, затем дверь открылась, и охранник в камуфляжной форме вышел во двор, чтобы выяснить, кто приехал. Хаким стремительно подскочил к нему сзади и ударил пистолетом по голове. Охранник молча рухнул в траву. Хаким отволок его за сторожевой домик, где наткнулся на бездыханное тело ротвейлера. Не теряя времени, Хаким подбежал к калитке и открыл задвижку. Касим Усманов и Хван Ли тут же вошли на территорию.
   Хаким показал рукой в сторону сторожевого домика. - Там второй охранник, - вполголоса предупредил он.
  - Я разберусь с ним, - тихо ответил Хван Ли, выдернул из-за пояса пистолет и бросился к домику.
  Когда с охранником было покончено, злодеи выставили стеклопакет из окна первого этажа и проникли в дом. Осторожно ступая, они проверили все комнаты нижнего этажа, но хозяина не отыскали, и лишь на столе в кухонной комнате наткнулись на початую бутылку бурбона 'Jim Beam' и стакан с остатками хмельного напитка.
  - Похоже, хозяин изрядно выпил, прежде чем лечь спать, - прошептал Касим.
  Хван Ли утвердительно кивнул.
  По деревянной лестнице они поднялись на верхний этаж. Из спальной комнаты до них донёсся смачный храп. Злодеи вошли в комнату. Изящный мебельный гарнитур белого цвета был прекрасно вписан в интерьер спального помещения. На полу лежал бухарский ковёр. Голова Карасёва покоилась на двух подушках, а сам он спал на двуспальной кровати, укрывшись пуховым одеялом.
  - Жалко такого будить, - цинично прошептал Хаким и включил свет.
  Хван Ли ехидно усмехнулся и провёл рукой под подушками, проверяя нет ли там оружия.
  - Ну, хватит с ним церемониться, - изрёк Усманов, доставая из ножен большой охотничий нож, и резко сдёрнул одеяло с хозяина.
  Храп внезапно прекратился. Карасёв открыл глаза и в ту же секунду они у него округлились. От страха он замер. - Кто вы? - выдавил он из себя, ещё не веря своим глазам, хотя сразу узнал Касима Усманова. - Вам нужны деньги!? - заикаясь, промычал он. - Я всё отдам...
  - Отдашь, отдашь, и не только деньги, но и жизнь, - грозно прорычал Касим, и в его руке блеснуло широкое зазубренное лезвие. - А ну вставай сволочь!..
  Карасёв побледнел, губы его скривились, и страх охватил всё его состояние. Он стал неуклюже подниматься с постели, но внезапно издал вопль и рухнул на бухарский ковёр.
  - Что с ним!? - воскликнул Касим.
  - Кажется его 'хватил кондратий', - удивлённо проронил Хван Ли.
  - Похоже слабоват он на расправу, - сказал Касим и пощупал запястье руки. - Пульс еле бьётся.
  Хван Ли угрюмо смотрел на тело Карасёва. - Как бы он раньше времени Богу душу не отдал. Тогда, что будем делать?..
  - Надо с ним мягче, - посоветовал Хаким.
  Лицо Касима исказилось в недоброй гримасе. - Мягче говоришь, - злобно прошипел он. - А ну-ка оттащите его под холодный душ.
  Хван Ли и Хаким схватили Карасёва и поволокли в ванную комнату. Пока его тащили, несчастный пришёл в себя и завопил: - Помогите!..
  Его душераздирающий вопль на присутствующих абсолютно не действовал. Они уже поняли, что это за личность, поэтому хладнокровно опустили его в ванную и включили душ. Как только Карасёв почувствовал на себе холодную воду, то сразу притих и, начал озираться, глупо хихикать, кривляться, корча идиотские рожи. Это придавало лицу какое-то неестественное выражение. Постепенно он начал меняться, его взгляд стал бессмысленный, пугающий.
  Хаким от удивления разинул рот. - Что это с ним? - спросил он.
  - Похоже тронулся, - заключил Хван Ли.
  Касим с любопытством уставился на хозяина дома. - А мне кажется этот тип придуривается. - Он вынул из-за пояса пистолет. - Придурок! Не морочь нам голову! - злобно выкрикнул Касим и выстрелил несколько раз в потолок. - Если не прекратишь строить из себя сумасшедшего, то пристрелю...
   Но данная угроза не действовала на Карасёва и он продолжал вести себя неадекватно, точно также как ведёт себя душевнобольной в психиатрической лечебнице, чем ввёл присутствующих в недоумение.
  - Неужели и правда тронулся, - вымолвил Касим и его брови поползли вверх.
  Он ещё несколько раз попытался привезти Карасёва в чувство, но на него глядели абсолютно бессмысленные глаза сумасшедшего человека, сыграть которого даже великому актёру не по силам. - Нет, он не придуривается. Кажется, Карась действительно рехнулся, - заключил Касим.
  Злобно сверкнули глаза Хван Ли, и он вынул свой пистолет, передёрнул затвор и направил ствол на Карасёва. - Дай-ка я поставлю в этом деле жирную точку и всажу пулю в этого клоуна.
  Касим подошёл к нему ближе и опустил руку корейца. - Не надо, Хван. Бог уже лишил его разума. Пусть этот дурак топчет землю, теперь от него нет никакого вреда.
  Хван Ли недобро ухмыльнулся, поставил пистолет на предохранитель и вернул его на прежнее место. - Ладно, ты здесь главный и это твоё решение. Пусть пока коптит воздух.
  Злодеям ничего не оставалось, как убраться из дома. Но прежде, они обчистили домашний сейф, лишив Карасёва многих драгоценностей, и казначейских билетов.
  
  
   Продолжение читайте на сайте Ридеро, ссылка: https://ridero.ru/books/?offset=0&q=%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%84%D1%83%D0%BB%D0%BE%D0%B2+%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9
  
  
  
Оценка: 9.16*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"